close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Запорожан Сергей Сергеевич. Прагматика перевода художественных текстов в жанре научной фантастики

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Прагматика перевода
художественных текстов в жанре научной фантастики»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 45.03.02 «Лингвистика»
Студент: Запорожан Сергей Сергеевич
Научный руководитель: Иванишин Дмитрий Александрович, кафедра
английской филологии, к.ф.н., доцент
Объем ВКР: 55с
Количество использованных источников: 32
Ключевые слова: прагматический аспект перевода, прагматическая
адаптация, перевод и прагматика текста, анализ переводного текста, научная
фантастика, лингвокультурные различия
Краткая характеристика ВКР: в данной выпускной квалификационной
работе рассмотрены пути преодоления межкультурных несоответствий в
переводе
научно-фантастических
текстов
при
общем
сохранении
прагматических факторов коммуникативного воздействия на получателя;
проанализирован теоретический материал, касающийся прагматики перевода, а
также научной фантастики; определены ключевые понятия, касающиеся данной
темы, а также основные проблемы перевода англоязычных текстов в жанре
научной
фантастики;
предложена
классификация
окказионализмов
и
неологизмов и дана их характеристика.
Методологическую основу исследования составляют диалектический
метод научного познания, а также общенаучные и частнонаучные методы
теоретического анализа.
По результатам проведенного исследования сделаны выводы касательно
возможностей сохранения прагматического потенциала текста в жанре научной
фантастики
4
Оглавление
Введение
Глава I. Понятие прагматики перевода
1.1 Прагматический потенциал текста и проблема его сохранения и передачи
1.2 Переводческие трансформации как средство прагматической адаптации
1.3 Выводы по главе I
Глава II. Прагматика перевода художественных произведений в жанре
научной фантастики
1.1 Научная фантастика как жанр художественной литературы
1.2 Лингвистические проблемы научной фантастики
1.3 Принцип создания неологизмов и окказионализмов в научной фантастике
и специфика их перевода
1.4 Выводы по главе II
Глава III. Прагматика пеpевода художественных пpоизведений в жанpе
научной фантастики на примере романа У. Гибсона “Нейpомант”
1.1 Пpедваpительный и пеpеводческий анализ романа
Заключение
Список использованной литературы
5
Введение
Научная фантастика — это довольно молодой, но, тем не менее,
утвеpдившийся жанp художественной литературы. Общеизвестно, что
изменения в языке неразрывно связаны с изменениями в сознании людей,
таким образом, появление этого жанра - не исключение. Увеличивающийся
интерес к науке и распространение научного взгляда на миp позволили
создать новое сочетание двух форм познания мира: художественного и
научного. В зависимости от идей, которые авторы стремятся донести,
создавая произведение в жанpе научной фантастики, или в зависимости от
чисто прагматических целей, в произведении могут преобладать те или иные
методы и понятия, свойственные соответствующей области. Иногда
фантастические допущения используются исключительно для привлечения
внимания к вполне типичному сюжету, иногда — подчеркивают извечные
проблемы человечества, иногда служат основой для философских
размышлений о туманном будущем.
Очевидно, что жанp научной фантастики, который на первый взгляд,
может показаться оторванным от реальности, связан с ней достаточно прочно
как своей проблематикой, так и причинами возникновения. Актуальность
данного исследования связана с актуальностью самого жанра научной
фантастики, исследованию которого в аспекте пеpевода уделяется
сравнительно немного внимания
Цель данного исследования:

выявить и изучить пути преодоления межкультурных
несоответствий в переводе научно-фантастических текстов при общем
сохранении прагматических факторов коммуникативного воздействия на
получателя
Для достижения данной цели поставлено несколько задач:

Проанализировать теоретический материал, касающийся
прагматики перевода, а также научной фантастики

На основе теоретического материала сделать
6
предварительные выводы касательно возможностей сохранения
прагматического потенциала текста в жанре научной фантастики.

Провести анализ (предпереводческий и переводческий)
фрагментов текста жанра научной фантастики, используя полученные
теоретические данные

Сделать вывод о совпадении или несовпадении
результатов с предварительными выводами.
Таким обpазом, объектом данного исследования являются
прагматические проблемы перевода. В качестве предмета исследования
выступает прагматика перевода текстов в жанре научной фантастики.
Данная работа состоит из нескольких частей и включает в себя
введение, тpи главы и заключение. Введение содержит основные
предпосылки для написания работы, анализируются цели, актуальность,
предмет, объект и задачи. Первая глава посвящена понятию прагматики
перевода в целом, во второй главе анализируется теоретический материал,
который связан с научной фантастикой. В третьей главе производится
непосредственный анализ и перевод фрагментов текста в жанре научной
фантастики. В заключении обобщаются результаты работы и излагаются
сделанные выводы.
7
Глава I. Понятие прагматики перевода
1.1 Прагматический потенциал текста и проблема его сохранения и
передачи
Прагматикой перевода называется влияние на результат и ход
переводческого процесса необходимости воспроизведения прагматического
потенциала оригинала и стремления обеспечить нужное воздействие на
рецептора. Данный текст способен оказывать воздействие на своего
получателя, то есть обладает прагматическим потенциалом, который
В.Н.Комиссаров в своей книге “Современное переводоведение” определяет
как «способность текста производить определенный коммуникативный
эффект, вызывать у рецептора прагматические отношения к сообщаемому,
иначе говоря, осуществлять прагматическое воздействие на получателя
информации»
В центре переводческого процесса находится фигура переводчика,
который должен учитывать все факторы, влияющие на процесс перевода,
чтобы сохранить и передать прагматический потенциал текста оригинала.
Чтобы выяснить, какие именно явления и факторы влияют на процесс
перевода, рассмотрим структуру акта коммуникации с прагматической точки
зрения.
Процесс коммуникации перевода, несмотря на утверждения
большинства исследователей, начинается не с анализа переводчиком текста
оригинала, а гораздо раньше - с момента появления у одного из
коммуникантов определенной коммуникативной интенции. Она появляется
под влиянием некой потребности, которая возникает как результат
воздействия окружающей среды в процессе жизнедеятельности
коммуниканта, как итог его вовлеченности в происходящие с ним и вокруг
него процессы. Данные потребности могут быть удовлетворены с помощью
создания речевого произведения - текста. Таким образом, следующий этап
акта коммуникации – это создание текста. Тип потребности, а значит и тип
8
коммуникативной интенции, определяет аспекты текста, его форму и
содержание. Иначе говоря, человек пишет и говорит в данных условиях
таким образом, как это необходимо для как можно более полной реализации
коммуникативной цели, поставленной им перед собой. В результате в
различных ситуациях общения создаются различные тексты, которые
отличаются друг от друга использованным языковым материалом,
существующие в неповторимом единстве формы и содержания и своими
жанровыми характеристиками.
Текст рекламного объявления будет отличаться от текста
художественного произведения и оба эти текста будут отличаться от текста
научной статьи не потому, что таково было желание создателя текста или же
у него просто так получилось, а потому, что все эти тексты способны
выразить некую коммуникативную интенцию. Лишь при этом, а не какомлибо ином построении (с точки зрения содержания и формы) текста может
быть выражена коммуникативная интенция.
Текст, созданный для реализации некой коммуникативной интенции
наделяется собственными функциями. В большинстве случаев для данного
текста всегда можно выделить основную, или доминантную функцию. Это та
функция, которую создатель текста предусмотрел в процессе его создания. В
случае с художественным произведением основной является функция
художественно-эстетического воздействия. Соответственно, для научнотехнического текста такой функцией будет функция передачи информации.
Публицистический или рекламный текст выполняют другую функцию воздействия, влияя на сознание, поведение и убеждения получателя текста.
Текст контракта или любой иной юридический документ обязан досконально
точно зафиксировать нужную информацию, которая отражает
наличествующие договоренности между обеими сторонами, и юридически
закрепить данные договоренности. Помимо основной, некоторые тексты
способны выполнять и прочие функции. Однако в данном случае
9
подразумевается, что данную работу текст выполняет, не имея «мандата» на
то от своего автора, и вопрос о необходимости передачи таких функций в
переводе остается открытым.
В целом, основная (доминантная) функция текста состоит в создании
нужного коммуникативного эффекта, или же в оказании нужного
прагматического воздействия на рецептора. В случае с художественным
текстом это будет оказание эстетического воздействия на читателя,
информация, которая содержится в информативном тексте, должна быть
должным образом воспринята рецептором, убеждения и поведение
получателя рекламного текста должны измениться (или же, по меньшей мере,
получателю нужно понять, каким образом, по мнению авторов текста,
должны измениться его убеждения и поведение и почему). Таким образом,
следующий этап акта коммуникации - восприятие созданного текста
рецептором. Однако это верно только для коммуникации в пределах одного
языка, где между автором текста и рецептором не стоит проблема языкового
барьера. При межъязыковой коммуникации оригинальный текст сначала
попадает к переводчику, таким образом, обязательной стадией переводной
коммуникации будет являться стадия анализа текста оригинала
переводчиком. Данный этап довольно интересен с точки зрения прагматики,
поскольку его целью является выяснение цели создания текста,
коммуникативной интенции автора текста, типа потребности, которую этот
текст удовлетворяет, то есть выяснение его доминантной функции. Успех на
данном этапе невозможен, если в процессе анализа текста переводчик
оригинала не сумеет найти ответы на все эти вопросы.
Большое значение для исследования прагматических аспектов перевода
имеет определение коммуникативной направленности и специфики текста
оригинала. В этом вопросе, как стало понятно из изложенного выше, тексты
на исходном языке неоднородны. Немецкий исследователь Альбрехт
10
Нойберт в своей книге “Прагматические аспекты перевода” приводит
классификацию текстов оригиналов, которая включает в себя четыре типа:
1-й тип - текст исходного языка не предназначен специально для
аудитории исходного языка. С точки зрения прагматики такой текст
одинаково интересует и аудиторию исходного языка, и аудиторию
переводящего языка. Примеры: рекламные тексты, техническая, научная
литература.
2-й тип: Текст исходного языка содержит информацию, которая
отвечает особым потребностям аудитории исходного языка в определённой
экономической, исторической, культурной, политической или же
географической ситуации. Примеры: объявления, местная пресса, тексты
законов.
3-й тип: Художественная литература. Тексты данного типа довольно
схожи с текстами 2-го типа, так как они оба возникают и интерпретируются в
некой общественной ситуации. Однако затем они отрываются от времени и
приобретают значимость для всех людей, поскольку выражают
общечеловеческие ценности.
4-й тип: Текст оригинала создается на исходном языке и служит, прежде
всего, для перевода на другой язык. Примерами текстов данной группы могут
служить информационно-пропагандистские материалы разных типов,
которые адресованы аудитории других стран. Подобные материалы
изначально пишутся с учетом прогнозируемой реакции рецепторов. Текст на
исходном языке при своём создании структурируется так, чтобы вызвать
нужную реакцию со стороны именно аудитории переводящего языка, и в
данном отношении этот текст значительно (по своему прагматическому
потенциалу) отличается от текстов вышеназванных типов.
Как мы можем видеть, в центре этой классификации находится тот, кому
предназначен оригинальный текст. Однако мы понимаем, что она условна и
даже сам ее автор признаёт, что она может включать какие-то
11
промежуточные типы или же дополнительные типы текстов. В частности,
заметим, что во время перевода текста 2-го типа переводчику, скорее всего,
придётся учитывать не только то, что текст оригинала предназначался только
для аудитории исходного языка, но также и то, что рецептором данного
текста может оказаться специалист в данной области, который принадлежит
к аудитории переводящего языка. К примеру, текст закона о
налогообложении в США с большой долей вероятности способен
заинтересовать российского ученого-экономиста. Подразумевается, что
переводчик будет принимать во внимание данное обстоятельство и изменять
свою стратегию, не пытаясь сильно видоизменить и адаптировать текст в
процессе перевода, чтобы обеспечить его полное понимание для той
аудитории, которой он не предназначался. Говоря о субъективности
описываемого А. Нойбертом деления текстов оригинала, А.Д. Швейцер
пишет: «Можно предположить, например, что ученый, который готовит
доклад для международной конференции, пишет его несколько иначе, чем,
скажем, для семинара с участием коллег из собственной страны,
воспитанных в той же научной традиции, представляющих ту же научную
школу и свободно владеющих ее терминологическим аппаратом». Однако
нельзя отрицать, что характер текста перевода довольно сильно влияет на
прагматические аспекты перевода.
Значительный интерес в этом отношении представляет классификация
текстов, предложенная немецкой исследовательницей Катариной Райс в её
статье “Классификация текстов и методы перевода”. Её основой является
функция, выполняемая языком в данном тексте. Основываясь при создании
своей классификации на аналогичную, предложенную Карлом Бюлером,
К.Райс выделяет три основных типа текста. В первом типе текста на первый
план выходит функция описания (информирования), во втором - функция
выражения (эстетических либо эмоциональных переживаний), а в третьем функция обращения (призыв к реакции либо действию). Первый тип нацелен
12
на содержание, второй - на форму, третий - на обращение. Данные типы
текстов дополняются ещё одной группой текстов - аудиомедиальными. Это
тексты, которые зафиксированы в письменной форме, но при этом
поступающие к рецептору в устной форме и воспринимаемые им на слух.
Первый тип включает в себя комментарии и сообщения прессы,
коммерческую корреспонденцию, специальные сообщения технических,
естественных и гуманитарных наук и т.д. Второй тип - это образцы
художественной литературы, при переводе которых главная цель состоит в
сохранении их эстетического воздействия. Тексты последнего типа
преследуют некий экстралингвистический эффект, собственную задачу. Они
оформляются с целью обеспечения определенной реакции, либо же
побуждения к какому-либо действию.
Таким образом, итоговым этапом процесса переводной коммуникации
является оказание определенного коммуникативного эффекта на рецептора
текста перевода.
1.2 Переводческие трансформации как средство прагматической
адаптации
Несмотря на то, что переводоведение или теория перевода как наука
достаточно молода, на данный момент множество современных работ
посвящены переводческим трансформациям. Это вполне объяснимо, так как
данный аспект является одним из важнейших, и знание его теоретических
основ необходимо для работы любого переводчика.
Приём целостного преобразования
Приём целостного преобразования, который является одним из приемов
осуществления переводческих трансформаций, был выделен лингвистом Я.
И. Рецкером и отнесен им к группе лексических трансформаций, является
определённой разновидностью смыслового развития. Если попытаться
описать данный приём, то его принцип - во глобальном преобразовании, как
13
отдельных слов, так и всего предложения. В частности хочется отметить, что
данные изменения носят именно комплексный характер.
Одной из тенденций, которая аналогично проявляется и в прочих видах
лексических трансформаций, является применение большого количества
частотных лексических единиц, которые образовываются языковыми
контактами традиционным способом. Результатом этого становятся
разнообразные словарные соответствия, как вариантные, так и постоянные.
Наиболее сильно такая тенденция встречается в разговорном языке.
Например:
Never mind. - Не стоит беспокоиться, не обращайте внимания, ничего
Well done! – Молодец! Браво
How do you do? – Здравствуйте
Forget it. - Пустяки! Не стоит благодарности! Не стоит об этом говорить.
Данные примеры вариантов перевода показывают, что, несмотря на то,
что у данных пар не совпадает ни общая внутренняя форма, ни
семантические компоненты, они вполне успешно сохраняют и передают
общий смысл, несмотря на разницу языков. Использование целостного
образования, как правило, необходимо именно при переводе разговорной
речи.
Если подвергнуть разбору словосочетание «forget it!», то станет
очевидно, что при переводе использовался приём смыслового развития, так
как дословный перевод («забудьте об этом») заменён на описание причины
(«не стоит об этом говорить»). Кроме того, в данном примере можно
отметить некоторые характеристик антонимического перевода. Однако как
раз отсутствие любых сходств между русским и английским вариантами
позволяют сделать вывод, перед нами именно образец целостного
преобразования
14
Приведенный выше анализ вполне доступно позволяет понять, почему
целостное преобразование является таким многогранным приемом в
практике перевода.
Другие примеры:
Bird of a feather flock together. – Рыбак рыбака видит издалека.
In for a penny in for a pound. - назвался груздем - полезай в кузов.
Таким образом, можно сделать вывод, что умелое применение приема
целостного преобразования, то есть комплексной равнозначной замены
словесных образов способно сильно помочь переводчику, который стремится
выполнить как можно более качественную работу
Прием смыслового развития (модуляция)
Прием модуляции состоит в замене лексической единицы на слово или
словосочетание, которые логически или контекстуально с ней связано. В его
основе лежит принцип развития и замены упомянутой в тексте причины её
следствием (или же наоборот).
В некоторых случаях данный приём - единственный способ адекватной
передачи смысла читателю
1) At least four shots were fired, but the deliveryman wasn't hurt.
Было выпущено как минимум четыре пули, но все они прошли мимо
Следствие - доставщик остался в порядке - заменено на причину этого пули прошли мимо.
2) В следующем примере процесс, который был вызван причиной,
заменяется итоговым результатом:
Japan and major European countries have joined the United States in falling
into recession.
Япония и ведущие страны Европы теперь также переживают рецессию.
Приём лексического опущения
15
Данный приём подразумевает опущение некоторых семантически
избыточных слов, которые не несут важной смысловой нагрузки, в процессе
перевода, а их отсутствие затем каким-либо способом восстанавливается.
Данный приём прямо противоположен приёму добавления
Наверное, самым ярким образцом семантической избыточности является
употребление так называемых «парных синонимов», которое наиболее
характерно для всех стилей письменной речи английского языка. Но вот для
русского языка такое явления не характерно, и при его переводе один из
синонимов опускается, и вместо двух слов используется одно. Например:
just and equitable treatment - справедливое отношение
by violence and force - насильственным путём
He was breathless and dead - Он был мертв
Без сомнения, приём опущения применяется не только при переводе
«парных синонимов», существуют и другие избыточные элементы.
Например:
So I paid my check and all. Then I left the bar and went out. (J. Salinger, The
Catcher in the Rye)
Я расплатился и пошел к автоматам.
В этом примере left the bar является излишним, так как то же самое
действие выражается и глаголом went out. Поэтому при переводе вполне
допустимо применение опущения, кроме того, оба предложения
объединяются.
Ещё один пример:
Winter rains in the Jordan are violent, while they last. (K. Kenyon. Digging
up Jerico)
Зимой в долине Иордана бывают страшные ливни.
16
А здесь для русского языка лишним является целое английское
предложение.
Таким образом, с помощью приёма опущения переводчик способен
сократить общий объём текста, осуществить его компрессию или сжатие.
Однако данный приём используется не только для семантически
избыточных слов, но также и в случаях такой особенности английского
языка, как стремление к максимальной конкретности. Данные тенденции
выражаются при употреблении названий мер и весов либо в применении
числительных даже в тех случаях, когда это не поддерживается
семантическими факторами. Опущение можно применить и здесь, к примеру:
About a gallon of water was dripping down my neck, getting all over my
collar and tie. (J. Salinger, The Catcher in the Rye)
Вода с головы лилась за шиворот, промок весь воротник и весь
воротник.
Конкретизация
Многие учёные выделяют конкретизацию среди прочих приёмов
переводческой трансформации. Несмотря на некоторые расхождения во
мнениях касательно принадлежности данного приёма к конкретному виду и
его точному наименованию (не все учёные, например, относят
конкретизацию к лексическим трансформациям, А.Д. Швейцер в своей книге
“Теория перевода : Статус, проблемы, аспекты” назвал её гипонимической
трансформацией), все они сходятся во мнении касательно её сути.
Одной из проблем, с которой сталкиваются переводчики в процессе
работы, является более высокая конкретика лексики русского языка по
сравнению с аналогичными лексическими единицами в английском языке
Именно по этой причине приём конкретизации, суть которого состоит в
замене слова с более широким значением в исходном языке словом,
имеющим более узкое значение, получил такое большое распространение.
17
Языковая конкретизация, при которой замена слова с пространным
значением на слово с более конкретным обусловлена разницей в строе двух
языков, более распространена, чем конкретизация контекстуальная. Одной из
причин может послужить и нехватка в языке перевода такой лексической
единицы, смысл которой так же широк, как и в исходном языке. Различаться
могут и стилистические характеристики, и требования грамматического
порядка, к примеру, насущность синтаксической трансформации в виде
замены именного сказуемого глагольным.
Как правило, конкретизации при переводе на русский язык
подвергаются английские глаголы речи, а также глаголы движения, такие
как: be, say, get, have, give, take, go, make, come и другие.
The rain came in torrents. – Полил сильный дождь.
The play was on Saturday - Пьеса состоялась в субботу.
Контекстуальная, или же речевая конкретизация используется в том случае,
когда нужно закончить фразу, избавиться от повторений, или увеличить
выразительность и т.д. Это значит, что в центре находятся именно
стилистические соображения.
Приём генерализации
Генерализация и конкретизация полностью противоположны друг другу.
Этот приём заключается в подмене видового понятия родовым, частногообщим. Так как английская лексика более абстрактна, чем русская,
генерализация находит куда менее широкое применение при переводе с
английского на русский, чем конкретизация. Однако встречаются и случаи её
применения. К примеру:
Орёл поднялся выше и снова стал кружить над землей. The bird went up and
circled again.
Не showed us this old beat-up Navajo blanket that he bought off some Indian- Он
показал нам старое ветхое индейское одеяло, купленное у какого-то индейца
18
Приём компенсации
Компенсация употребляется при переводе в тех случаях, когда нет
возможности достоверно передать некоторые стилистические особенности и
смысловые элементы. Чтобы избежать полной утраты значения, в тексте
употребляются иные элементы. Также место их применения может
существенно отличаться от их оригинального положения. Ниже представлен
один из ярких примеров употребления компенсации при переводе с
английского языка на русский:
“Why don't you write a good thrilling detective story?” she asked. “Me?”
exclaimed Mrs Albert Forrester… (S. Maugham, The Creative Impulse)
А почему бы вам не написать детективный роман, такой, чтобы дух
захватывало? -- Чего? -- воскликнула миссис Форрестер…
Как можно видеть, в английском варианте миссис Форрестер использует
некую форму объектного падежа местоимения «me» вместо
напрашивающегося «I», что уже довольно давно стало привычным для
разговорно-литературного языка, хотя многие и сейчас считают такую форму
ошибочной. Однако необходимо было донести до русских читателей эти
нюансы в употреблении личных местоимений. Для этого переводчик
использовал здесь приём компенсации и заменил литературное “что” на
фамильярное «чего». Таким образом, смысл предложения не изменяется,
хотя разница элементов довольна значительна.
You could tell he was very ashamed of his parents and all, because they
said 'he don't' and 'she don't' and stuff like that... (Дж. Сэлинджер «Над
пропастью во ржи»)
Сразу было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они
говорили «хочут» и «хочете», и все в таком роде...
19
На данном примере можно понять, что компенсация наиболее уместна в тех
случаях, когда нужно сохранить прагматичные значения, которые в
оригинале представляют характерные черты языка. К ним относятся
специфика речи, характерная диалектная окраска, все виды игры слов,
жаргон, каламбур и т.д. А также в случаях, когда не представляется
возможным подбор точного соответствия одному из элементов текста.
Следовательно, целостное преобразование и компенсация являются
объективным примером того, что эквивалентность перевода складывается из
общей смысловой целости текста, а не переводом отдельных частей текста
(словосочетаний или слов). Иначе говоря, есть случаи, перевод которых
невозможен, но передать смысл можно всегда.
Антонимический перевод
Суть данного приёма состоит в выражении смысла лексической
единицы оригинала, используя диаметрально противоположное значение,
изменив при этом её структуру.
Пожалуй, простейшим примером антонимического перевода будет
перевод слова “short” как “не длинный” – сейчас эта трансформация не
являлась необходимой, но иногда она может быть крайне полезной
You need to visit him before he is gone.
Тебе нужно навестить его, пока он здесь.
Ещё один вариант перевода - пока он не ушел, однако в нашей речи
принято заменять эту фразу ее антонимическим эквивалентом.
Антонимический перевод по своей сути – это перевод, который
использует два отрицания – очевидное и скрытое:
Volkswagen will stop building of new plants in China
20
Компания Фольксваген не будет продолжать строительство новых заводов в
Китае.
Замена “will” на “не будет” – образец отрицания очевидного, в то
время, как использование глагола “продолжать” вместо глагола “stop” –
скрытое отрицание, т.е. употребление антонима.
В работе переводчиков бывают случаи, когда замене подвергаются не
просто слова, но целые фразы, к примеру, в тех предложениях, где
употребляются конструкции “not + (un)til”:
I did not know Mike really until I had spent some days with him.
Я узнал Майка по-настоящему только тогда, когда провел с ним
несколько дней.
Следует отметить перевод причастий и прилагательных, так как
иногда в оригинале и в тексте перевода они употребляются в различных
степенях сравнения, одновременно изменяя отрицательную форму на
утвердительную (либо наоборот).
The life in London is not cheap, but it is not as expensive as in Moscow.
Жизнь в Лондоне не из дешевых, но она в Москве она дороже.
21
Выводы к первой главе
Обобщая всё выше сказанное, отметим:
1) Чтобы сохранить прагматический потенциал оригинала
переводчику должен подвергать текст перевода различным изменениям.
2) Переводчику следует помнить, языковые средства, использующиеся
в оригинале, которые применялись при создании его прагматического
потенциала, не могут быть заменены аналогичными средствами языка
перевода, так как адекватная передача прагматического потенциала
оригинала невозможна.
3) В процессе передачи прагматического потенциала оригинального
текста следует обращать внимание не только на лексические значения, но и
на стилистические окраски и синтаксические значения оригинала.
4) Для переводчика центральным должен быть контекст переводимого
фрагмента, то есть воздействие текста перевода (эстетическое либо
эмоциональное) должно быть таким же для читателя перевода, как и для
читателя оригинала – воздействие оригинального текста
5) Переводчику недостаточно просто знать язык перевода, чтобы
вносить какие-либо изменения. Ему также следует быть в курсе
экстралингвистической ситуации, знать все изменения в области языка, на
который выполняется перевод, ежедневно пополнять свои знания.
22
Глава II. Прагматика перевода художественных произведений в жанре
научной фантастики
1.1 Научная фантастика как жанр художественной литературы
Научный-технический прогресс двадцатого века стал довольно спорным
вопросом и многие мыслители подвергали его характер сомнению. После
того, как изобрели атомную энергию и перспектива использования
кибернетических машин уже не казалась такой далёкой, появился огромный
список вопросов, касающийся соотношения общества и науки: так ли
необходимо дальнейшее исследование науки и не станет ли она причиной
уничтожения человечества вместо того, чтобы принести ему счастье, что
требуется для сохранения гуманного характера науки; не поработит ли
Машина человека и сумеет ли он сохранить свои достоинства; к чему
приведёт научно-техническая революция? Все эти вопросы получили своё
отражение как в книгах, журналах и литературных спорах, так и в
художественной литературе.
Одним из её жанров, в центре которого стояли все проблемы общества и
науки, стала научная фантастика
Изначально “научной фантастикой” называли только те произведения,
которые описывали возможные научные изобретения будущего. Но затем
тема произведений данного жанра стала включать и социальную фантастику,
а не только сугубо научную. На место научных проблем стали вставать
морально-общественные. Кроме того, данный жанр стал средством, с
помощью которого выражались мысли об обществе в целом. По этой
причине и произведения данного жанра стали использоваться как “оружие” в
идеологической борьбе между теми, кто поддерживал противоположные
общественные строи. Отсутствие ограничений и возможность создать
произвольный фон и дать волю фантазии, чтобы описать проблему,
позволила авторам всесторонне отразить все те проблемы, которые
волновали человечество. Поэтому этот жанр получил название
“интеллектуальной литературы” или же “передним краем” литературы
23
Сам термин «научная фантастика» появился не так давно. Ещё во
времена Жюля Верна он не употреблялся. Сам он назвал свой сборник
романов «Необыкновенные путешествия» и в своих письмах называл их
«романами о науке». Современное русское определение «научная
фантастика» это неточный (и оттого куда более удачный) перевод
английского «science fiction», то есть «научная беллетристика». Этот термин
произошёл от основателя первых журналов о научной фантастике в США и
писателя Хьюго Гернсбека, который впервые начал употреблять для
произведений такого рода определение «scientific fiction» в конце 1920-х, а в
1929 году впервые использовал в журнале «Science Wonder Stories» и
окончательное определение, закрепившееся с тех пор. Впрочем, под ним
понималось очень многое. Касательно творчества Жюля Верна и
подражавшего его стилю Хьюго Гернсбека его, пожалуй, стоит толковать как
«техническая фантастика», произведения же Герберта Уэллса - это научная
фантастика в самом этимологически верном смысле слова – он пишет не
столько о технической реализации научных теорий прошлого, сколько о
новых основополагающих изобретениях и их последствиях для общества - в
современной же художественной литературе толкование термина сильно
расширилось и слишком жёстких определений его нет.
1.2 Лингвистические проблемы научной фантастики
В процессе описания действительности, окружающей человека,
наиболее тонкая дифференциация языка происходит в тех областях, на
которое направлено внимание общества; когда же они, в процессе
исторических перемен, исчезают, всё богатство языка теряет прежняя
функциональность и умирает. В языке эскимосов есть столько обозначений
для различных свойств снега, которые нельзя найти ни в одном другом
языке, а поляки, для которых оружие и лошади были страстным увлечением,
собрали целое языковое богатство в этой области, которое, увы, сейчас
24
интересно лишь историкам. А процесс пересадки американцев из повозок в
автомобили произошёл столь быстро, что лексика, связанная с
автомобилями, вышла за рамки этой области . Например, такие термины как
“high sear” и “low sear” (высокая и низкая передачи) теперь можно
употреблять и в переносном смысле. Кроме того, полюбив комфорт, они дали
предприятиям обслуживания, которые можно посещать на автомобиле и
совершать покупки, не покидая его, краткое название “drive-in”. Это может
служить примером того, как функциональные и материальные потребности
служат причиной создания новых терминов, которые затем сокращаются до
удобных названий.
В области создания слов научная фантастика накопила обширную
библиотеку лексики, которая долгое время прилежно совершенствовалась на
тематическом уровне. К примеру, некая напыщенность, свойственная в
польском языке лексике, которая относится к сверхъестественному, напрочь
отсутствует в английской фантастике. Напротив, им присуща фамильярность
(например, существует сокращение от “precognition” – “precog” – это
ясновидец, человек, способный предсказывать будущее, а “prefash” – тот, кто
может предугадать появление новой моды). В русском языке не существует
глагола для “телепатии”, а американцы легко и просто создают глагол “to
teep”. Этим и объясняется сложность перевода англоязычной научной
фантастики. Недостаточно всего лишь объяснить термин на языке перевода,
нужно ещё сделать так, чтобы этот вариант смотрелся совершенно привычно
и в устах героев не выглядел странным.
Стоить упомянуть тот факт, что фиктивная лексика научной фантастики
в равной степени принадлежит всем авторам и лишь специалист может
установить кто, когда и в каких обстоятельствах впервые применил тот или
иной термин. Вопросы лексикографии в научной фантастике довольно
многозначны, так как обыкновенно центральным в ней является релятивизм
повествования. В том случае, когда повествование ведётся от лица
современного человека, который оказался в будущем или же в параллельной
25
вселенной, у читателей есть право требовать от него помощи в решении
лингвистических проблем нового, непонятного для них мира: этот рассказчик
становится не просто проводником в этом мире, но и переводчиком его
языка. Но в том случае, если он сам принадлежит другому времени или
окружению, возможные трудности такого рода устраняются несколькими
стандартными способами. Население других миров говорит на родном для
них языке и их речь традиционно разрешается цитировать «в оригинале», но,
как правило, кто-то — лингвистическая машина или же переводчик — сразу
же переводят её на более понятный для нас язык. Кроме того, речь роботов
звучит для нас “деревянно” и нескладно, что должно являться примером
суперлогического образа мышления. Поскольку способности научной
фантастики в области обнаружения инопланетной культуры оставляют
желать лучшего, то и словарь ее космической антропологии в этой области
остался довольно бедным. Однако в том, что касается вопросов быта,
ситуация выглядит иначе: богат словарь средств передвижения, машин,
оружия и т. д.
Лингвистические эксперименты недавнего времени куда более оригинальны.
Подразумевается жаргон и диалекты, которые используются столь
масштабно, что их употребление является центральным для произведения.
Например, язык «Заводного апельсина» Э. Бёрджесса – это фиктивный сленг
хулиганов Великобритании будущего, многие слова которого произошли от
русских(«glazzies» от «глаз», «groodies» от «грудь», и т. д.). Используется
этот сленг столь часто, что книгу понадобилось снабдить словарём. Этот же
приём использовал и Хайнлайн в своём произведении «Луна — суровая
хозяйка». Его рассказчик восклицает «Бог», а не «God», несмотря на то, что
автор в большинстве случаев всего лишь отмечал, где присутствует сленг, и
этот метод является более уместным, поскольку сложно требовать от
читателей чтения книги вместе со словарём.
Для научной фантастики обыденной является ситуация, в которой герои
сталкиваются с непонятным и неизвестным окружением. Язык, который
26
используется для описания этой загадочности, но здесь важно избежать
излишней последовательности, так как подразумевается не абсолютное
непонимание, а всего лишь ощущение двоякости, когда ситуация, которая не
поддаётся однозначному определению, наталкивает на взаимоисключающие
толкования. Отрезок, который отделяет полное понимание ситуации от её
полного непонимания остаётся крайне узким. Чаще всего в научной
фантастике этот отрезок преодолевается рассказчиком слишком быстро, что
не идёт на пользу произведению, так как тайна и попытки её разгадать
зачастую оказываются куда увлекательнее, чем решение, которое было
предложено автором. Например, в одной из повестей Г. Уэллса “Когда
Спящий проснётся” читатели, вместе с главным героем, проспавшим два
века, встречаются с непонятным окружением, однако быстро оказываются
разочарованы объяснением автора: в центре традиционная и банальная для
научной фантастики борьба за власть. Таким образом, правильное усиление
уровня языковой непроницаемости почти всегда оправданно,
подтверждением этого может судить и тот факт, что книги, прочитанные
нами на иностранных языках, которые, естественно, менее освоены нами,
чем наш родной язык, обычно разочаровывают нас при их чтении в переводе.
Но здесь перед авторами стоит проблема: зачастую они не могут себе
позволить создать нужную атмосферу для интеллектуального комфорта их
читателей, так как они ограничены в своей изобретательности издателями,
которые не принимают их произведения за излишние тонкости языка и
изысканный стиль. Образ, сложившийся в голове издателей, не слишком
привлекателен для читателей: издатели считают, что перед почитателями
научной фантастики следует ставить никаких трудных проблем (сюда, само
собой, относятся и лингвистические)
Соответственно, хоть язык и способен стать той деталью, которая
придаст загадочности миру, о котором повествуется в произведении, авторы
пользуются ей довольно умеренно.Зато практически все они считают
необходимым знание некого базового “словаря научной фантастики”,
27
которая объединяет и читателей, и писателей. Поэтому даже у знатока
английского языка, впервые читающего современную научную фантастику,
пусть даже не самую сложную, почти наверняка возникают проблемы с
языком. Ни в одном словаре он не прочитает, что “spacer” – это термин для
обозначения бывалого космонавта, что “coldpack” – это криокамера, и т.д.
1.3 Принцип создания неологизмов и окказионализмов в научной
фантастике и специфика их перевода
Согласно книге А.В. Клименко “Ремесло перевода” существуют 3
большие группы новообразований в английском языке: семантические
неологизмы, заимствования, и слова, которые были созданы согласно
присутствующим в языке продуктивным и непродуктивным моделям
словообразования. Для примеров были выбраны неологизмы,
присутствующие в произведениях Д. Симмонса и Н. Стивенсона
1 - Заимствования — это лексика, которая была перенесена из одного языка
в другой либо между двумя подъязыками одного языка. При этом
оригинальное произношение нового слова может сохраниться, может
произойти адаптация к языку по произношению и форме, но при этом слово
останется неизменяемым; либо же может произойти адаптация к языку по
произношению и форме и со словом могут происходить все
морфологические изменения согласно языковым нормам. Также могут
заимствоваться лишь словообразующие морфемы, обычно латинского либо
греческого происхождения, которые формируют новые лексемы. К
заимствованиям данного типа можно отнести такие примеры: «aut» (ритуал,
церемония), которая происходит от испанского. «auto de fe» (аутодафе —
«акт веры»), «praxis» (технология), которая происходит от латинского
«praxis» (практика) и т. д , «fid» (юный монах-ученый) от латинского «fidelis»
(верный, преданный), и т. д.
28
2 – Уже существующие в языке слова, которые были переосмыслены
и получили второе значение, или же так называемые семантические
неологизмы. Они появились в результате семантических приращений (иначе
говоря «контекстуальных (эстетических) значений», которые значительно
видоизменяют семантику изначальной узуальной лексемы, которая
употребляется в художественном контексте. Образцами семантических
неологизмов могут служить такие слова, как «ark» (оригинальное значение ковчег, у Симмонса — храм вообще), «phoenix» (феникс –> произвольно
возгорающееся растение), «logotype» (система письма –“логотип”), «reticule»
(окулярная сетка –> сеть компьютеров) «flashback» (флешбэк, короткий
период воспоминаний–> наркотик, который позволяет воспроизвести какойлибо момент из своего прошлого, ощущая при этом своё присутствие).
3 – Формирование новых слов на основе присутствующих в языке
продуктивных и непродуктивных средств словообразования. Эта
классификация была предложена И. В. Арнольдом. Фонологические
неологизмы формируются из отдельных звуков или неких конфигураций
звуков. Они появляются тогда, когда автор решает ввести определённый
звуковой комплекс, который, по его мнению, содержит и передаёт некую
семантику, которая обуславливается фонетическими значениями звуков,
входящих в его состав. Неологизмов такого типа у рассматриваемых авторов
всего один - это «jeejah» - неологизм, обозначающий прибор, который
совмещает в себе функции фотоаппарата, мобильного телефона и т.д. Слово
очень похоже на английское «geegaw» (погремушка, безделица), а благодаря
аллитерации создаётся образ устройства, которое отвлекает внимание и
издаёт надоедливые звуки.
4 – Аффиксальное словопроизводство (деривация, аффиксация) —
формирование новых слов при помощи прикрепления к основе аффиксов
(префиксов и суффиксов).У Н. Стивенсона в его книге “Анафем” есть 4
примера неологизмов данного типа: «tenner», «hundreder», «thousander»
(монахи-учёные, которые поклялись жить в отшельничестве в течение
29
десяти, ста и тысячи лет соответственно), и «ouster» (мутировавшая из людей
раса).
5 –
Словосложение — способ формирования слов при помощи слияния
двух основ в одну. В итоге получившийся результат можно разделить на
несколько групп:
а)сложные слова, которые были сформированы обычным сложением основ
(наиболее часто употребляющийся тип)
б) сложные слова, где основы крепятся друг друга либо с помощью
соединительной
гласной
(согласной),
либо
служебным
словом
в)сложносокращенные слова, которые объединяют в себе сокращение и
словосложение,
аффиксацию и словосложение.
В произведениях Д.
Симмонса и Н. Стивенсона к неологизмам такого типа относятся:
«starhenge», «chronochasm», «treeship», «newmatter», «datasphere», «spinship»,
«cruciform» «deathwand. Данный тип является одним из самых широко
распространённых в рамках НФ.
6 – Сокращение — тип словообразования, при котором некая часть
звукового состава слова опускается. Сокращения могут быть разделены на
три типа: усечение начала, середины и конца слова (аферезис, синкопа и
апокопа соответственно). Иногда сочетаются сразу два типа. Примеров
неологизмов такого типа два: «avout» (монах-ученый) образована от
английского «devout» (религиозный, благочестивый, набожный и «apert»
(праздник, на время которого монахам-ученым разрешается выходить за
стены монастырей) образована от английского «aperture» (дыра, отверстие).
Кроме того, в английском языке весьма распространён инициальный тип, то
есть сокращения, сформированные из начальных букв. Они делятся на две
большие группы: аббревиатуры (произносятся по звукам букв, из которых
составлены) и акронимы (произносятся как одно слово, слитно). У Д.
Симмонса есть два примера аббревиатур: «AI» (разумные существа,
произошедшие от роботов с искусственным интеллектом, которые обрели
30
независимость), сформирована от «artificial intelligence», и «CPBs» (тип
оружия), сформированная от «charged particle beam weapons».
Стяжение (слияние, контаминация, телескопия, гибридизация) — тип
словообразования, при котором слово формируется с помощью слияния
полной основы одного слова с урезанной основой другого или же из слияния
двух урезанных основ. Этот тип представлен тремя примерами: «fatline»
(средство связи, работающее на сверхсветовой скорости) образована от
«Faster Than Light Communication Line», «comlog» (другое средство связи) —
образовано от «communication» и «log», а «cybrid» (искусственный разум в
теле человека) — от «cybernetic» и «hybrid»
Данные примеры позволяют заключить, что лексика научной
фантастики формируется с помощью семантических неологизмов,
окказиональных словосочетаний, словосложения и заимствования. Это
можно объяснить стремлением авторов к правдоподобности и достоверности
описываемого ими, что можно сделать лишь тогда, когда язык произведения
похож на реально используемый.
31
Выводы по главе II
Уникальность научной фантастики как литературного жанра можно
объяснить тем, что произведения данного жанра повествуют о мирах,
отличающихся от реального, и в них присутствуют реалии, которые не
свойственны нашему миру. Каждый автор, в соответствии со своей
фантазией и мастерством, создаёт свой собственный мир, который иногда
почти невозможно отличить от реального. Иногда логика этих миров может
быть такой, что читателю понадобится своеобразная квалификация, чтобы
суметь понять идею фантаста и уловить его систему категорий. Из этого
следует, что переводчику необходимо обладать всем набором языковых
средств, его перевод был максимально адекватным, качественным и
прагматический потенциал оригинального текста сохранился.
32
Глава III. Прагматика пеpевода художественных пpоизведений в жанpе
научной фантастики на примере романа У. Гибсона “Нейpомант”
Прагматика текста - это его способность осуществлять прагматическое
воздействие на читателя, который вступает в определённые личностные
отношения к тексту. Эти отношения могут носить интеллектуальный,
эмоциональный характер, текст может вызывать определённую
эмоциональную реакцию, побудить к каким-либо действиям.
Прагматический потенциал текста определяется формой и содержанием
сообщения и существует уже независимо от автора текста. Прагматическое
отношение реципиента к тексту зависит также и от его личности (от уровня
его образования, профессии, возраста и т.д.) Отличие текстов в жанре
научной фантастики от остальных состоит в том, что мир, созданный
автором, нереален, в его основе лежит прогнозирование, мысленное
экспериментирование, построение “фикциональных” миров, рационализация
“чудесного” и т.д. Отличительной особенностью произведений этого жанра
является большое количество окказиональной лексики, реалий и имён
собственных. Переводчик должен принимать во внимание принципиальную
познаваемость, которая строится на основе персонального опыта авторов и
читателей, который, в свою очередь, меняется со временем, в том числе под
влиянием научных открытий. Непознаваемое сегодня может стать
познанным завтра, и это неизбежно отражается при попытке перевода
научной фантастики. Таким образом, переводчику следует создать
обобщённый образ реципиента, учитывая при этом его принадлежность к
другой культуре, обладание иными знаниями и жизненным опытом и в тех
случаях, когда данные расхождения могут препятствовать полноценному
пониманию исходного сообщения, переводчику следует внести в текст
перевода необходимые изменения. Поскольку мир, созданный автором, в
подавляющем большинстве случаев будет так или иначе отличаться от
33
привычного нам, главной задачей станет максимально доступно и точно
передать фантастические реалии и объяснить авторские неологизмы.
1.1 У.Гибсон “Нейромант”. Предварительный и переводческий анализ.
Роман “Нейромант” (“Neuromancer”) написан в 1983 году американским
писателем-фантастом Уильямом Фордом Гибсоном. Его ранние
произведения, в т.ч “Нейромант” повествуют о постепенном проникновении
кибернетики в повседневую жизнь людей и о влиянии киберпространства на
человечество, обнажают ряд острых социально–философских проблем
современности, в частности, прогрессирующую виртуализацию личности и
социума, а также цифровую параллельную реальность, как особую форму
эскапизма. В “Нейроманте” поднимается целый пласт проблем, связанных с
технологией и её влиянием на культуру, мораль, философию нового времени.
Сам термин “киберпространство” (cyberspace), как и первое в литературе
описание виртуальной реальности были придуманы Гибсоном и в
дальнейшем послужили основой для культового фильма “Матрица”.
Действие книги происходит в четырёх местах: в японском городе
конгломерате Токио-Иокогама, в районе Тиба; в БостонскомАнтлантическом мегаполисе-агломерате; в Стамбуле; и на орбитальной
космической станции в виде веретена - «Вольная Сторона» В центре
повествования – хакер, которому его бывшие работодатели выжгли нервные
окончания в качестве наказания за предательство и который вынужден
совершить серию краж информации, чтобы вновь получить возможность
входить в виртуальную реальность – Матрицу – без которой он не
представляет своего существования. В основе романа лежит
естественнонаучный и футурологический виды допущений: описывается
гипотетическая технология, и действие романа переносится в будущее
Само название романа – “Нейромант” – является авторским неологизмом,
образованным Гибсоном из двух составных частей – греческого слова neuron
34
– нерв, жила – и mancer(от греческого manteia – предсказание, гадание).
Таким образом, нейромантом можно назвать человека, который, сродни магу,
черпает свою силу и знание из нервной системы.
Жанр научной фантастики и примененное фантастическое допущение
придают тексту некоторые важные особенности: в нем употребляются
научные понятия из сфер химии, кибернетики и медицины, такие как
(neurosurgery, styrofoam, matrix, ketamine). Особенности прослеживаются и на
уровне лексики: в речи героев и автора встречаются как разговорные слова и
выражения, так и слова научной сферы, терминология. Так как в
большинстве своём герои представляют собой людей образованных, для
которых технология давно стала повседневностью, мы составляем
впечатление о них исходя не из “внешних” особенностей их речи
(особенности произношения, ошибки), а из смысла их слов, поступков, а
также характеристики, данной авторским текстом.
Объектом данной работы является изучение прагматических проблем
перевода, предметом - прагматика перевода текстов в жанре научной
фантастики, а целью исследования - выявление и изучение путей
преодоления межкультурных несоответствий в переводе при общем
сохранении прагматических факторов коммуникативного воздействия на
получателя. Чтобы выполнить поставленную задачу, необходимо обнаружить
в тексте романа конкретные примеры и провести переводческий анализ для
выяснения особенностей их перевода. Предположительно, самые значимые
для формирования жанра элементы будут находиться на лексическом и
синтаксическом уровнях. Сюда будет относиться лексика, употребляемая в
научной сфере, к которой будет относиться не только термины и номены, но
и профессионализмы.
Далее приведены фрагменты текста романа в оригинале, в официальном
переводе Бориса Кадникова и Олега Колесникова(1994 г.), а также фанатском
35
переводе(2009 г.) с анализом применённых трансформаций и общим
сравнением переводов.
Текст оригинала
Перевод Б. Кадникова
и О. Колесникова
1)They damaged his
А затем они повредили
nervous system with a
его нервную систему
wartime Russian
русским боевым
mycotoxin. Strapped to a микотоксином.
bed in a Memphis hotel, Привязанный к кровати
his talent burning out
в отеле «Мемфис», он
micron by micron, he
галлюцинировал
hallucinated for thirty
тридцать часов подряд,
hours. The damage was
а его талант выгорал из
minute, subtle, and
него микрон за
utterly effective. For
микроном.
Case, who'd lived for the Повреждение,
bodiless exultation of
нанесенное ему, было
cyberspace, it was the
минимальным,
Fall.
неуловимым и
абсолютно
эффективным. Для
Кейса, который жил
только ради
восторженного
бестелесного
пространствования в
мнимой реальности,
это было Падением.
Фанатский перевод
Они повредили его
нервную систему
русским боевым
микотоксином.
Притянутый ремнями к
кровати в отеле
"Мемфис", он
галлюцинировал
тридцать часов, в то
время как его талант
выжигался микрон за
микроном.
Повреждение было
ничтожным,
тончайшим и в высшей
степени эффективным.
Для Кейса, жившего в
бестелесном экстазе
киберпространства, это
было низвержением с
небес.
В данном фрагменте фигурирует название яда биологического
происхождения – токсина – перевод которого производится путем
транслитерации (mycotoxin – микотоксин) и название единицы измерения,
для перевода которой также используется транслитерация (micron – микрон),
а также авторский неологизм, который переводился путём калькирования во
втором варианте (cyberspace – киберпространство), и путём модуляции в
36
первом (cyberspace – мнимая реальность). Также в переводе Б. Кадникова и
О. Колесникова применялась транспозиция (exultation – восторженного),
тогда как в фанатском варианте применялся прямой перевод (exultation –
экстазе). Кроме того, при переводе слова Fall они использовали прямой
перевод (Fall – падение), в то время, как во втором варианте применялась
модуляция (Fall – низвержение с небес). В данном случае фанатский перевод
несколько выигрывает за счёт более удачного перевода слова Fall.
Текст оригинала
2)Case found himself
staring through a shop
window. The
place sold small bright
objects to the sailors.
Watches, flick-knives,
lighters, pocket VTRs,
simstim decks, weighted
manriki chains, and
shuriken.
Перевод Б. Кадникова
и О. Колесникова
Кейс поймал себя на
том, что стоит перед
витриной и тупо
смотрит в стекло. В
этой лавочке,
клиентами которой
были в основном
моряки, продавались
разные маленькие
блестящие штучки.
Часы, выкидные
ножички, зажигалки,
карманные
видеокамеры,
симстимы, тяжелые
манрики и сюрикены
Фанатский перевод
Кейс очнулся и понял,
что смотрит сквозь
витринное стекло.
Здесь продавались
разные блестящие
безделушки для
моряков. Часы, ножибабочки, зажигалки,
карманные
видеокамеры, симстимдеки, тяжелые цепи
"манрики" и сюрикены
В данном фрагменте при переводе аббревиатуры VTR (Video tape recorder)
используется одна из функций видеокамеры – встроенная запись на кассету.
Таким образом, можно сказать, что при переводе использовалась модуляция.
В переводе Б. Кадникова и О. Колесникова использовалось добавление (The
place sold small bright objects to the sailors - В этой лавочке, клиентами
которой были в основном моряки ), тогда как в фанатском переводе была
использован прямой перевод (to the sailors – для моряков). Также в первом
варианте переводчики использовали опущение (weighted manriki chains –
тяжёлые манрики), во втором же использовался прямой перевод (weighted
37
manriki chains- тяжелые цепи "манрики"). При переводе словосочетания flickknives Кадниковым и Колесниковым применялось калькирование (выкидной
ножичек), в фанатском же переводе использовалась замена на устоявшееся
словосочетание (нож-бабочка). Симстим(технология, схожая с описываемой
Хаксли в “О дивный новый мир”- виртуальная реальность, которая
подключается к нервной системе человека и позволяет ему проигрывать
запись, снятую с нервной системы другого человека, в романе также
применяется в качестве средства связи) – авторский неологизм,
образованный из двух слов : simulation и stimulation, соответственно,
переводы выполнены при помощи транслитерации+ опущение (перевод Б.
Кадникова и О. Колесникова, либо просто транслитерации (фанатский
перевод). В данном случае фанатский перевод находится в более
выигрышной позиции благодаря лучшей адаптации к читателям, и их
фоновым знаниям (weighted manriki chains - тяжелые цепи "манрики")
Текст оригинала
3)There was nothing in
Number 92 but a
standard Hitachi
pocket computer and a
small white styrofoam
cooler chest. The
cooler contained the
remains of three ten-kilo
slabs of dry ice,
carefully wrapped in
paper to delay
evaporation, and a spun
aluminum lab flask
Перевод Б. Кадникова
и О. Колесникова
В номере 92 не было
ничего, кроме
стандартного
миникомпьютера
«Хитачи» и маленькой
холодильной камеры из
белого стиропласта. В
холодильнике
хранилось три
килограмма отличного
«сухого льда»,
аккуратно завернутого
в бумагу во избежание
испарения, и круглая
медицинская
алюминиевая фляжка
Фанатский перевод
В номере 92 не было
ничего, кроме
стандартного
карманного
компьютера "Хитачи" и
маленькой
холодильной камеры из
белого
пенополистирола.
Холодильник содержал
остатки трех
десятикилограммовых
плиток сухого льда,
тщательно завернутые
в бумагу для
замедления испарения,
и выгнутую
алюминиевую
лабораторную флягу.
38
В данном фрагменте мы можем видеть пример использования модуляции
(pocket computer – миникомпьютер), во втором варианте перевода
применяется калькирование (pocket computer – карманный компьютер).
Также здесь используется термин из сферы химии – styrofoam. В данном
случае перед переводчиками стоял выбор между использованием более
специфического термина “пенополистирол” и более понятного читателям
“стиропласт” (по аналогии с “пенопластом”). Также в переводе Б. Кадникова
и О.Колесникова присутствуют фактические ошибки(three ten-kilo slabs – три
килограмма вместо трёх десятикилограммовых плиток; spun flask – круглая
фляжка вместо выгнутой). В данном случае фанатский перевод явно
превзошёл перевод Б. Кадникова и О. Колесникова благодаря отсутствию
фактических ошибок.
Текст оригинала
4)Case glanced across
the room and saw the
Brazilian standing on the
bar, aiming a Smith &
Wesson riot gun
at the trio. The thing's
barrel, made of paperthin alloy wrapped
with a kilometer of glass
filament, was wide
enough to swallow
a fist. The skeletal
magazine revealed five
fat orange cartridges,
subsonic sandbag jellies
Перевод Б. Кадникова
и О. Колесникова
Кейс бросил взгляд в
сторону стойки и
увидел, что бразилец
уже навел на трио
усмирительную
полицейскую винтовку
«Смит и Вессон»,
применяемую обычно
против демонстрантов.
Ствол ружья, из
проката газетной
толщины и обернутый
километром
стеклотканой ленты,
был достаточно
просторен для того,
чтобы в него можно
было засунуть кулак.
Каркас-магазин
Фанатский перевод
Кейс пробежал глазами
по залу и увидел
бразильца за стойкой,
который целился в
трио из ружья "Смит и
Вессон",
предназначенного для
подавления мятежей.
Ствол этого
устройства,
изготовленный из
тонкого как бумага
сплава и обмотанный
километром
стекловолокна,
свободно вмещал
кулак. Сквозь
проволочный магазин
виднелись пять
39
содержал пять толстых
оранжевых зарядов,
при разрыве которых
получался
низкочастотный,
субзвуковой удар,
лишающий человека
способности двигаться
толстых оранжевых
патронов с
инфразвуковым
оглушающим гелем.
В обоих вариантах перевода данного фрагмента видны чёткие примеры
экспликации (Smith & Wesson riot gun- усмирительную полицейскую
винтовку «Смит и Вессон», применяемую обычно против демонстрантов ружья "Смит и Вессон", предназначенного для подавления мятежей) и
(subsonic sandbag jellies – зарядов, при разрыве которых получался
низкочастотный, субзвуковой звук, лишающий человека способности
двигаться). Примечательно, что второй переводчик использовал модуляцию
вместо экспликации (subsonic sandbag jellies- патронов с инфразвуковым
оглушающим гелем). Также в первом варианте была применена
конкретизация (paper-thin – газетной толщины), во втором – прямой
перевод(тонкого как бумага). Использованная в обоих случаях модуляция(
skeletal magazine – каркас-магазин- проволочный магазин) была более удачно
применена в переводе номер два. Исходя из этого, можно считать, что
перевод номер два находится в более выигрышном положении по сравнению
с первым.
Текст оригинала
5)He heard her tear the
foil seal from a bottle of
water and drink. `Here.'
She put the bottle in his
hand. `I can see in the
dark, Case.
Microchannel imageamps in my glasses.'
Перевод Б. Кадникова
и О. Колесникова
Он услышал, как она
откупорила бутылку с
водой и сделала
несколько глотков.
— Держи. — Она
вложила бутылку ему в
руку. — Я вижу в
темноте, Кейс. В мои
очки встроены
Фанатский перевод
Он услышал, как
рвется фольга – она
открыла бутылку с
водой и отпила.
– На. – Она сунула
бутылку в его руку. – Я
вижу в темноте.
Микроканальные
усилители изображения
40
микроволновые
в моих линзах.
усилители,
переводящие
сверхвысокие частоты
в оптический диапазон.
Данный фрагмент – ещё один образец применения экспликации, на этот раз с
целью объяснить принцип работы устройства (microchannel image
amps(amplificators) - микроволновые усилители, переводящие сверхвысокие
частоты в оптический диапазон. Для перевода этого же предложения во
втором варианте было использовано калькирование. Также в переводе Б.
Кадникова и О. Колесникова применялось опущение (He heard her tear the foil
seal from a bottle of water and drink - Он услышал, как она откупорила
бутылку с водой и сделала несколько глотков), в фанатском же переводе –
добавление (Он услышал, как рвется фольга – она открыла бутылку с водой и
отпила). В данном случае преимущество находится за переводом Б.
Кадникова и О. Колесникова благодарю удачному использованию
экспликации для объяснения незнакомого большинству читателей термина
Текст оригинала
6)-My back hurts.'
-That's where they
replaced your fluid.
Changed your blood,
too. Blood 'cause you
got a new pancreas
thrown into the deal.
And some new tissue
patched into your liver.
The nerve stuff,
I dunno. Lot of
injections.
Перевод Б. Кадникова
и О. Колесникова
— Спина болит.
— Это там, где тебе
подсаживали
спинномозговую ткань.
Кровь тебе тоже
поменяли. Кровь —
потому что теперь у
тебя новая
поджелудочная железа.
Кроме того, в твою
печень вживлено
немного новой ткани.
А что сотворили с
твоими нервами, я даже
не берусь описать.
Невероятное
Фанатский перевод
– Спина болит.
– Это там, где тебе
заменили
спинномозговую
жидкость. Кровь тоже
поменяли. Кровь,
потому что теперь у
тебя новая
поджелудочная. И еще
вшили какие-то новые
ткани в печень. Насчет
нервов не знаю. Много
инъекций.
41
количество мелких
пересадок.
В данном фрагменте второй переводчик использовал конкретизацию (fluid –
спинномозговая жидкость, при этом в первом варианте была допущена
грубая фактическая ошибка (fluid – ткань) ), а также в обоих вариантах
применялся приём опущения, т.к о подарке, сделанном главному герою, не
упоминалось (a new pancreas thrown into a deal – новая поджелудочная
железа). Необычно здесь применение переводчиками первого варианта
эмфатизации в двух последних предложениях, тогда как во втором варианте
использовался прямой перевод, который точно передал манеру речи героини.
Исходя из этого, а также принимая во внимание отсутствие фактических
ошибок в фанатском переводе, он является более удачным.
Текст оригинала
Перевод Б. Кадникова
и О. Колесникова
7)Your brass, Case, your Эти бонзы, Кейс,
Sprawlside brass in,
военные шишки из
where was it, McLean?
Мурашовника... Где это
In the bunkers, all of
было? Маклин, что
that... great
ли?.. Отсиделись в
scandal. Wasted a fair
бункерах, все такое...
bit of patriotic young
большой скандал.
flesh in order to
Пустили коту под
test some new
хвост добрую толику
technology. They knew молодого
about the Russians'
патриотического
defenses, it came out
пушечного мяса в
later. Knew about the
целях проверки шибко
emps, magnetic pulse
новых технологий. Как
weapons. Sent these
всплыло позже, они
fellows in regardless, just знали о русских
to see.' Deane
охранных поясах.
shrugged. `Turkey shoot Знали об эмпах —
for Ivan.
магнитном
пульсационном
оружии. И все равно
Фанатский перевод
Ваше начальство, Кейс,
ваше начальство из
Муравейника, где оно
было, в Маклине?
Отсиживалось в
бункерах, и все такое...
Большой скандал. Ну
потратили немножко
патриотического
молодого мяса для
проверки новых
технологий. Они знали
про русские
оборонительные силы,
это всплыло потом.
Знали про ЭМП,
электромагнитные
пушки. И все равно
послали этих ребят,
просто чтобы
посмотреть. – Диан
42
послали туда ребят,
просто чтобы
посмотреть, что из
этого выйдет. Диан
пожал плечами. —
Пушечное мясо для
иванов.
пожал плечами. – Для
иванов это был просто
тир.
В данном фрагменте мы можем увидеть пример модуляции где термин
“Sprawl” (городская агломерация Токио-Йокогама, досл.”разрастание”)
переведён как “Муравейник(Мурашовник). Вариант “Мурашовник” был
использован переводчиком для того, чтобы показать, что для героев жизнь в
огромном мегаполисе давно привычной, придать их речи оттенок
пренебрежения, однако это противоречит нормам русского языка и стоило
остановиться на более нейтральном варианте “Муравейник”. Также здесь
используется физический термин “ЭМП”( электромагнитный импульс),
который применяется в качестве имени нарицательного для оружия,
работающего на основе данного принципа (emps). Охотничий термин “turkey
shoot” , который обозначает снайперское соревнование между двумя
охотниками, мишенью в котором является дикая индейка, здесь заменён
широко используемым словом “тир” во втором варианте и “пушечное мясо”
в первом (модуляция). Имя собственное “Иван” стало нарицательным для
обозначения русских солдат и используется здесь в этом же значении. В
данном случае переводчик второго варианта справился со своей задачей
лучше благодаря более уместной версии перевода термина “Sprawl”.
Текст оригинала
Перевод Б. Кадникова
и О. Колесникова
8)`We need a scan, Finn. — Нам нужно
For implants.'
сканирование, Финн.
`So get over there
На имплантаты.
between the pylons.
— Тогда займи место
Stand on the tape.
между пилонами.
Straighten up, yeah.
Встань на крест.
Now turn around, gimme Выпрямись, вот так.
Фанатский перевод
– Нам нужно
сканирование, Финн.
На имплантанты.
– Ну так встань туда
между стойками. На
ленту. Выпрямись, так.
Теперь повернись, на
43
a full threesixty.' Case watched her
rotate between two
fragile-looking
stands studded with
sensors. The man took a
small monitor
from his pocket and
squinted at it.
`Something new in your
head, yeah. Silicon, coat
of pyrolitic carbons. A
clock, right?
Your glasses gimme the
read they always have,
low-temp isotropic
carbons. Better
biocompatibility with
pyrolitics, but
that's your business,
right? Same with your
claws.'
Теперь повернись
кругом, дай мне все
триста шестьдесят.
Кейс смотрел, как
Молли поворачивается
между двумя хрупкими
на вид стойками,
утыканными
датчиками. Человек
вытащил из кармана
пульт с маленьким
монитором и стал
время от времени
нажимать на клавиши,
поглядывая на
экранчик.
— Ага, у тебя в голове
что-то новое. Кремний,
с покрытием из
пироуглерода. Часики,
верно? Твои очки дают
прежний отклик,
низкотемпературный
изотропный углерод.
Биохимически лучше
подошел бы
пиролизный, но это
твое дело, не так ли? То
же и с твоими
клешнями.
все триста шестьдесят.
Кейс смотрел, как она
поворачивается между
двумя хрупко
выглядящими
стойками, утыканными
сенсорами. Человек
вынул из кармана
маленький монитор и
скосился на него.
– Что-то новое в твоей
голове, ага. Кремний.
Пиролитическое
углеродное покрытие.
Часы, правильно? Твои
стекляшки дают те же
показания, что и
всегда,
низкотемпературный
изотропический
углерод. Пиролитики
лучше сочетаются с
биологическими
тканями, но это твое
дело, верно? С твоими
когтями тоже все попрежнему.
Для перевода слова “pylon”в первом варианте была использована
транслитерация, а во втором – калькирование. Слово же “sensor” в двух
вариантах переводилось соответственно с помощью калькирования и
транслитерации”. Фраза “Gimme a full three-sixty”, была более удачно
переведена вторым переводчиком, использовавшим модуляцию, нежели в
первом варианте, где применялся дословный перевод. Также в переводе
Бориса Кадникова и Олега Колесникова было использовано ничем не
обусловленное лексическое добавление (The man took a small monitor from his
44
pocket and squinted at it - Человек вытащил из кармана пульт с маленьким
монитором и стал время от времени нажимать на клавиши, поглядывая на
экранчик). Исходя из этого, можно считать, что второй перевод является
более удачным.
Текст оригинала
Перевод Б. Кадникова
и О. Колесникова
9)`I'm the Finn,' said the - Меня зовут Финн, Finn, and made a
сказал Финн, делая
warning face at
Кейсу знаки глазами.
Case.
- Кейс.
`Case.'
- Рад
`Pleased to meecha, I'm познакомиться,
sure. I'm doing some
приятель. Я тут
hardware
смастерил, если так
for your boss, it looks
можно
like.' The Finn fished a
выразиться, кое-что
pack of Partagas
для твоего босса. И для
from a pocket and lit
тебя.
one. The smell of Cuban
Финн выудил из
tobacco filled
кармана пачку
the room. He crossed to "Партагас" и закурил.
the worktable and
По комнате поплыл
glanced at the Onoзапах кубинского
Sendai. `Looks stock.
табака. Он подошел к
Soon fix that. But here's письменному столу
your problem,
Кейса и осмотрел
kid.' He took a filthy
"Оно-Сендай".
manila envelope from
- Что ж, приличная
inside his jacket,
машинка. Сейчас мы ее
flicked ash on the floor,
чуть подправим.
and extracted a
Смотри, сынок,
featureless black recчто у меня для тебя
tangle from the envelope. есть.
`Goddamn factory
Финн вытащил из
prototypes,' he
внутреннего кармана
said, tossing the thing
пиджака потертый
down on the table. `Cast конверт из
Фанатский перевод
– Я Финн, – сказал
Финн, состроив
предупреждающую
гримасу для Кейса.
– Кейс.
– Рад познакомиться.
Я, значит, делаю коекакое оборудование
для твоего босса.
Финн выудил из
кармана пачку
"Партагаса" и закурил.
Запах кубинского
табака наполнил
комнату. Он подошел к
рабочему столу и
взглянул на "ОноСэндай".
– Похоже, базовый
комплект. Скоро
доработаем. Но твоя
проблема здесь, парень.
Он вынул из-за пазухи
конверт из грязной
оберточной бумаги,
стряхнул пепел на пол,
и достал из конверта
неприметный черный
прямоугольник.
– Чертовы фабричные
прототипы, – сказал он,
45
'em into a
block of polycarbon,
can't get in with a laser
without frying
the works. Boobytrapped for x-ray,
ultrascan, God knows
what else. We'll get in,
but there's no rest for the
wicked,
right?' He folded the
envelope with great care
and tucked it
away in an inside pocket.
манильской бумаги и
извлек оттуда
невзрачный черный
прямоугольник.
- Это тот самый
чертов основной
элемент, - сказал он,
кидая вещицу на
стол, как игральную
карту. - Их заплавляют
в полиуглеродный
блок, и даже
лазером его оттуда не
достанешь, не
повредив.
Непроницаемо для
рентгеновских
лучей и ультраскана.
И много для чего
другого. Но если очень
захотеть... И
мы до него добрались,
просекаешь?
Финн аккуратно
сложил конверт и
убрал его обратно в
карман.
бросая штуковину на
стол. – Отливают их в
блок поликарбона,
вскрыть лазером нельзя
– начинка изжарится.
Саморазрушаются от
рентгеновских лучей,
ультразвукового
сканирования, бог
знает чего еще. Мы
доберемся до нее, но
ведь это только начало,
так?
Он тщательно сложил
конверт и убрал во
внутренний карман.
В данном фрагменте для перевода словосочетания “made a warning face” в
первом варианте была использована конкретизация (делая знаки глазами), во
втором же был использован прямой перевод. Также для того, чтобы показать
фамильярность Финна и его немного просторечную лексику Кадников и
Колесников используют приём лексического добавления (Pleased to meecha,
I’m sure – рад познакомиться, приятель), в фанатском же переводе этот
оттенок просторечности переносится на следующее предложение (I'm doing
some hardware for your boss, it looks like – Я, значит, делаю кое-какое
оборудование для твоего босса). В обоих вариантах перевода используется
модуляция (lit one – закурил). В первом варианте перевода имеется
46
неточность (Looks stock. Soon fix that - Что ж, приличная машинка. Сейчас
мы ее чуть подправим), так как имеется в виду, что это стандартная модель и
с ней легко будет работать, что и показано во втором варианте (Похоже,
базовый комплект. Скоро доработаем). При переводе словосочетания “manila
envelope” Б. Кадников и О. Колесников использовали прямой перевод
(конверт из манильской бумаги), тогда как в фанатском переводе
использовалась генерализация (конверт из обёрточной бумаги).
Примечательно использование в первом варианте добавления (tossing the
thing down on the table – кидая вещицу на стол, как игральную карту). Очень
удачным мне кажется перевод фразы “booby-trapped” как “саморазрушаются
от” во втором варианте, по сравнению с “непроницаемо” в первом, так как
это куда ближе к оригинальному смыслу. Ещё один пример более удачной
адаптации – перевод “We’ll get in, but there’s no rest for the wicked, right?” как
“Мы доберемся до нее, но ведь это только начало, так?”, в то время, как
перевод Б. Кадникова и О. Колесникова абсолютно не соответствует смыслу
оригинала (Но если очень захотеть... И мы до него добрались, просекаешь?).
В данном случае можно считать, что благодаря отсутствию фактических
ошибок фанатский перевод лучше справился со своей задачей.
Текст оригинала
Перевод Б. Кадникова и
О. Колесникова
10)Her destination was
Целью прогулки Молли
one of the dubious
был один из не вполне
software rental complexes легальных магазинчиков
that lined Memory Lane.
по прокату софтовых
There was a stillness, a
микромодулей на
hush.
Мемори-лейн. За
Booths lined a central
дверями заведения
hall. The clientele were
царили покой и
young, few of them out of тишина. По обеим
their teens. They all
сторонам просторного
seemed to have carbon
коридора тянулись
sockets
ряды киосков.
planted behind the left
Клиентура в
ear, but she didn't focus
подавляющем
on them. The
большинстве состояла
Фанатский перевод
Ее путь лежал в один из
сомнительных
комплексов по прокату
программ на Мемори
Лэйн. Внутри –
неподвижный покой.
Павильоны тянулись по
сторонам центрального
зала. Посетители были
молодыми, лишь
некоторым из них
исполнилось больше
девятнадцати. Все они,
похоже, имели
карбоновые розетки,
47
counters that fronted the
booths displayed
hundreds of slivers
of microsoft, angular
fragments of colored
silicon mounted
under oblong transparent
bubbles on squares of
white cardboard. Molly
went to the seventh booth
along the south wall.
Behind the counter a boy
with a shaven head stared
vacantly into space, a
dozen spikes of microsoft
protruding from the
socket behind his ear.
из подростков, редким
покупателям можно
было дать больше
двадцати. Кейсу
показалось, что почти у
каждого из них за левым
ухом - набор
имплантированных
углеродных гнезд, но
взгляд Молли
скользнул по ним лишь
мельком. Прилавки
киосков предлагали
огромные количества
крошечных, похожих на
разноцветные
пластиковые щепочки
софтовых
микромодулей,
упакованных в
прозрачные
продолговатые
коробочки или
прилепленных к белым
карточкам. Молли
направилась к седьмой
кабинке у правой
стены. За прилавком,
откинувшись в кресле,
сидел бритоголовый
паренек и с
отсутствующим видом
смотрел в
пространство. Из
заушных гнезд
мальчишки торчало с
дюжину софтовых
модулей.
посаженные за левом
ухом, но она не
обращала на них
внимания. На прилавках
павильонов
выставлялись сотни
микробанков, угловатые
кусочки цветного
кремния установлены
под продолговатыми
прозрачными пузырями
на квадратах белого
картона.
Молли прошла к
седьмому павильону на
южной стороне.
За прилавком парень с
бритой головой пусто
пялился в пространство,
из розетки за его ухом
торчало с дюжину
шипов микробанков.
Как мы видим, в переводе Б. Кадникова и О. Колесникова для перевода слова
“software” употреблялась транслитерация и лексическое добавление
(софтовые микромодули), тогда как в фанатском перевода использовался
48
прямой перевод (программы). Также в обоих вариантах для перевода фразы
“few of them out of their teens” применялась конкретизация : “редким
покупателям можно было дать больше двадцати” у Кадникова и
Колесникова и “лишь некоторым из них исполнилось больше девятнадцати”
в фанатском переводе”. Кроме того, мне показался довольно удачным
перевод “carbon sockets” как “ имплантированные углеродные гнезда” у
Кадникова и Колесникова вместо “карбоновые розетки” в фанатском
переводе.
В данном случае перевод Кадникова и Колесникова показался мне более
благозвучным и в целом удачным.
Текст оригинала
Перевод Б. Кадникова и
О. Колесникова
11)`You been up,
Ты уже бывал наверху,
haven't you?' Molly
Кейс? - спросила его
asked, as he squirmed
Молли, когда он, ерзая,
his way back into the
устраивался в глубоком
deep temperfoam couch
мягком
on the JAL shuttle.
противоперегрузочном
`Nah. Never travel
кресле челнока.
much, just for biz.' The
- Нет. Я никогда, в
steward was
общем-то, не любил
attaching readout trodes
путешествовать. Только
to his wrist and left ear.
ради дела.
`Hope you don't get
Стюард установил
SAS,' she said.
датчики на левом
`Airsick? No way.'
запястье и возле уха
`It's not the same. Your Кейса.
heartbeat'll speed up in
- Надеюсь, ты не
zero-g, and
страдаешь повышенным
your inner ear'll go nuts
СКА? - спросила
for a while. Kicks in your Молли.
flight reflex,
- Тошнит ли меня в
like you'll be getting
самолетах? Никогда.
signals to run like hell,
- Это не одно и то
and a lot of adrenaline.'
же. При нулевой силе
тяжести биение сердца
ускоряется и
вестибулярный аппарат
Фанатский перевод
– Ты бывал наверху,
нет? – спросила Молли,
пока он извивался,
устраиваясь поудобнее в
глубоком
темперлоновом кресле
шаттла JAL.
– Неа. Не особо часто
путешествую, только по
бизу. – Стюарт
прикреплял датчики к
его запястью и левому
уху.
– Надеюсь, ты не
схватишь СКА.
– Морскую болезнь? Ни
за что.
– Это не то же самое.
Твой пульс ускорится в
невесомости, и твое
внутреннее ухо на
некоторое время спятит.
Включится
спасательный рефлекс,
вроде того, что ты
будешь получать
49
перестает действовать.
сигналы бежать сломя
Следует удар по твоим голову, и кучу
бойцовским рефлексам, адреналина.
тебе вдруг хочется
бежать со всех ног
незнамо куда, в кровь
впрыскивается мощная
доза адреналина.
В данном фрагменте для перевода фразы “JAL shuttle” (шаттл Japan Air Lines,
способный выбраться на околоземную орбиту) Кадников и Колесников
использовали опущение, ограничившись вариантом “челнок”. В фанатском
же переводе аббревиатура была оставлена нетронутой. Также для перевода
слова “biz (business) в первом варианте был использован прямой
перевод(дело), во втором – транслитерация (биз). Также в обоих вариантах
аббревиатура SAS (Space Adaptation Syndrome) перевели как “СКА (Синдром
космической адаптации), так как для данного термина есть устоявшийся
вариант перевода. Варианты перевода “airsick” как “тошнит ли меня в
самолётах? (описательный перевод)” и “морская болезнь”(модуляция) , по
сути, являются идентичными. Кроме того, для перевода словосочетания
“inner ear” Кадниковым и Колесниковым был использован прямой перевод
(внутреннее ухо), в фанатском же переводе присутствует вариант
“вестибулярный аппарат” (генерализация)
50
Выводы по главе III
Итак, в данном разделе было проанализировано одиннадцать фрагментов
разного объёма (в среднем 412 символов оригинала, 522 символа в переводе
Б. Кадникова и О. Колесникова и 436 символов в фанатском переводе)
Большинство использованных во фрагментах лексических единиц
принадлежат к пласту реально существующей лексики, использующейся в
различных научных сферах. У данных лексических единиц есть однозначные
словарные соответствия в переводящем языке, что облегчает задачу
переводчика и позволяет сохранить прагматический потенциал текста.
После анализа данных фрагментов можно сделать вывод, что фанатский
перевод лучше справился с передачей прагматического потенциала
оригинального текста, чем перевод Б. Кадникова и О. Колесникова, так как в
фанатском переводе максимально сохранялся авторский стиль
повествования, не присутствовало необоснованных опущений/добавлений и
фактических ошибок
51
Заключение
В прагматику перевода входят такие основные элементы, как прагматическая
адаптация, прагматическое значение, прагматический потенциал текста
прагматическое отношение, фоновые знания, рецептор (получатель) текстаоригинала и текста перевода. Кроме того, крайне важен такой элемент
прагматики перевода, как культурная и социальная адаптация научнофантастического текста, так как именно с его культурной спецификой тесно
связана проблема сохранения прагматического потенциала.
В результате анализа приведённого выше текста в жанре научной фантастики
и двух его переводов на русский язык стало ясно, что для сохранения
прагматического потенциала оригинала переводчики применяли различные
методы перевода, к примеру, переводческие трансформации, калькирование,
опущения, добавления, транслитерации и транскрипции, приёмы
конкретизации и генерализации. Также смешанные способы
(комбинирование двух и более методов перевода) усиливали прагматику
перевода посредством увеличенной точности прагматического содержания
языковых единиц
Кроме того, стало понятно, что авторы переводов применяют авторские
неологизмов и авторские окказионализмы, что также помогает усилить
прагматику текста перевода.
Чтобы соблюсти прагматическую эквивалентность при переводе, необходимо
принимать во внимание экстралингвистические факторы прагматических
импликаций ИЯ и сопоставлять их с прочими эквивалентами ПЯ. Был сделан
вывод, что центром всех трансформаций при переводе научнофантастических текстов на русский язык является культурно-прагматическая
адаптация, так как этот элемент является ключевым для характеристики
языков и культур. Также каждый переводчик применяет такой набор тактик,
средств языка и стратегий речи, который максимально точно соответствует
прагматике и индивидуальным особенностям отдельно взятого произведения
52
При анализе были обнаружены примеры модификации прагматики, а также
ослабления и усиления языковых значений.
53
Список использованной литературы
1)Азнаурова, Э.С. Прагматика художественного слова Текст. / Э.С.
Азнаурова. Ташкент: Фан, 1988. - 121 с.
2)Алексеев, М.П. Проблемы художественного перевода // Сборник трудов
Иркутского государственного университета. Вып. 1. — Иркутск, 1931.
3)Алимов, В.В. Теория перевода: Пособие для лингвистов-переводчиков:
Учебное пособие / В.В. Алимов. - М.: Ленанд, 2015. - 240 c.
4)Бархударов Л.С., Язык и перевод, М., Международные отношения, 1975.
5)Белоусова, Е.А. Окказиональное слово как стилеобразующая черта научной
фантастики // Вестник Адыгейского государственного университета. -- 2006.
-- № 2. -- С. 179--181.
6)Булаева, Н.Е., Богатова, Ю. А. К вопросу о структурно-семантических
особенностях лексики в произведениях англоязычной научной фантастики
[Текст] / Н. Е. Богатова, Ю. А. Богатова / Вестник КГУ. — Кемерово,
2015. — № 4, т. 1. — С. 111–115.
7)Гарбовский, Н.К. Теория перевода / Н.К. Гарбовский. - М.: МГУ, 2007. 544 c.
8)Девкин В.Д. Прагматика слова. - М., 1985. - с.23-56.
9)Дудина, Т.Б. Прагматическая характеристика текста и его лингводидактическая направленность Текст. / Т.Б. Дудина // Проблемы лингвистического
анализа текста. Коммуникативно-прагматический аспект. Иркутск: ИГПИИЯ,
1990.-С. 5-10.
10)Зализняк А. А. Феномен многозначности и способы его описания //
Вопросы языкознания. 2004. № 2. С. 20--45.
11)Кадников Б, Колесников О., “Нейромант”, Москва, 1994-1996
12)Казакова, Т.А. Практические основы перевода English <=> Russian. СанктПетербург. «Издательство Союз». Санкт-Петербург 2001
13)Кифер, Ф. О роли прагматики в лингвистическом описании Текст. / Ф.
Кифер // Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1985. -Вып.16:
Лингвистическая прагматика. - С. 333-348.
54
14)Комиссаров, В.Н. «Лингвистика перевода». М., 2009
15)Комиссаров, В.Н.«Современное переводоведение». М., 2007
16)Коралова, А.Л. Передача образности в переводе как прагматическая
проблема // Прагматика языка и перевод. Сб. научн.тр. - М., 1982. - с.23-45.
17)Лем Ст. Фантастика и футурология. Книга 1. -- Пер. с польского. -«АСТ», 2008. -- 593 с.
18)Наер, В.Л. Прагматика текста и ее составляющие Текст. / В.Л. Наер //
19)Намитокова Р.Ю. Авторские неологизмы: словообразовательный аспект. Ростов-на-Дону, 1986 г. – 120 с.
20)Нойберт, А. Прагматические аспекты перевода // Вопросы теории
перевода в зарубежной лингвистике: сб. ст. / под ред. В. Н. Комиссарова. М.: Международные отношения, 1978.
21)Почепцов, Г.Г. Прагматика текста Текст. / Г.Г. Почепцов //
Коммуникативно-прагматические и семантические функции речевых
единств: сб. науч. трудов. Калинин, 1980. - С. 8.
22)Райс, Катарина. Классификация текстов и методы перевода // Вопросы
теории перевода в зарубежной лингвистике: сб. статей / Ред.
В.Н.Комиссаров. - М.: Междунар. отношения, 1978. - С.202-228.
23)Рецкер, Я.И. О закономерных соответствиях при переводе на родной язык
// Теория и методика учебного перевода. — М., 1950.
24)Суперанская А. В. Принципы передачи безэквивалентной лексики //
Великобритания: лингвострановедческий словарь. - М.: Русский язык, 1978. С. 457-480.
25)Цвиллинг М.Я. Переводные эквиваленты неологизмов в словаре и тексте.
- М.: Просвещение, 1984 г. – 180 с.
26) Швейцер А. Д. Перевод и лингвистика. - М.: Воениздат, 1973. - 280 с.
27) Швейцер А.Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты. — М.:
Наука, 1988. — 215с.
28) Davenport B. Inquiring into Science Fiction. - NY, L, Toronto: Longman
Green and Co., 1955. - 87 p.
55
29) Gibson, William. Neuromancer. ACE, July 1984
30) Neubert A., Shreve M. Translation as Text. - Kent: Kent State University
Press, 1992. - 169 p.
31) Simmons, D. Hyperion [Text] / D. Simmons. — Bantam Spectra, 1990. — 483
p.
32) Stephenson, N. Anathem [Text] / N. Stephenson. — William Morrow,
2008. — 960 p.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа