close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Россова Татьяна Дмитриевна. Правовые основы организации и деятельности органов судебной власти субъектов РФ

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки 40.04.01 Юриспруденция
направленность (профиль) «Государственно-правовая деятельность»
Студента Россовой Татьяны Дмитриевны
шифр 166598
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
«ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ОРГАНОВ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РФ»
Студент
___________________________________ Россова Т.Д.
Научный
руководитель ____________________________________ Опрятов В.И.
к.ю.н., доцент
Нормоконтроль __________________________________ Васюков С.В.
к.ю.н., доцент
Руководитель образовательной
Программы, д.ю.н., доцент _________________________Гусева Т.А.
Орел 2018
2
МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
Юридический институт
Кафедра муниципального и экологического права
Направление подготовки 40.04.01 Юриспруденция
Направленность (профиль) «Государственно-правовая деятельность»
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
___________ С.В.Васюков
«06» _февраля_ 2018 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студентки Россовой Татьяны Дмитриевны шифр 166598
фамилия, имя, отчество
1. Тема ВКР «Правовые основы организации и деятельности органов судебной
власти субъектов РФ»______________________________________
Утверждена приказом по университету от «06 » февраля 2018 г. № 2-228
2. Срок сдачи студентом законченной работы «01» декабря 2018 г.
3. Исходные данные к работе действующее законодательство, специальная
литература по теме выпускной квалификационной работы, периодические
издания, Интернет-ресурсы.
4. Содержание ВКР (перечень подлежащих разработке вопросов) исследование понятия суды субъектов РФ, мировые судьи, уставные суды,
определение элементов судебной системы субъектов РФ, определение основных принципов деятельности, функций и проблем в организации и деятельности судебных органов субъектов РФ на примере Орловской области; выявление основных тенденций и противоречий в действующем законодательстве.
Дата выдачи задания «06 » февраля 2018 г.
Научный
руководитель ВКР
________________
В.И.Опрятов
(подпись)
Задание принял к исполнению __________________ Т.Д.Россова
(подпись)
3
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование этапов ВКР
Сроки выполнения этапов работы
Выбор темы ВКР
01.10.2017 г. – 31.01. 2018 г.
Подбор литературы по исследу- 01.02.2018 г. – 31.03. 2018 г.
емой теме
Определение актуальности те- 01.04.2018 г. – 30.04. 2018 г.
мы, написание введения
Написание первой главы
01.05.2018 г. – 31.05. 2018 г.
Написание второй главы
01.06.2018 г. – 01.09. 2018 г.
Написание третьей главы
02.09.2018г. - 30.09. 2018 г.
Составление выводов и написа- 01.10.2018 г. – 31.10. 2018 г.
ние заключения
Представление работы на кадо 01.12.2018 г.
федру
Студент
_____________
(подпись)
Научный
руководитель ВКР
_____________
(подпись)
Примечание
выполнено
выполнено
выполнено
выполнено
выполнено
выполнено
выполнено
выполнено
Т.Д. Россова
(И.О.Ф.)
_ В.И.Опрятов___
(И.О.Ф.)
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа (магистерская диссертация) на
тему «Правовые основы организации и деятельности органов судебной власти
субъектов РФ»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.04.01 Юриспруденция
Студент: Россова Татьяна Дмитриевна
Научный руководитель: к.ю.н., доцент, доцент кафедры муниципального и экологического права Опрятов Виталий Иванович.
Объем ВКР:
Количество страниц:98
Количество таблиц:1
Количество использованных источников: 75
Ключевые слова: суды субъектов РФ, мировые судьи, конституционный (уставной) суд субъекта РФ, организация судов, деятельность судов.
Краткая характеристика ВКР: в данной выпускной квалификационной
работе рассмотрены и исследованы понятие судов субъектов РФ, , определены элементы судебной системы субъектов РФ - мировых судьей, конституционных (уставных) судов субъектов РФ, определены основные принципы
деятельности, функции и проблемы в организации и деятельности судебных
органов субъектов РФ, в том числе и на примере Орловской области; выявлены основные тенденции и противоречия в действующем законодательстве.
Методологическую основу исследования составляют диалектический
метод научного познания, общенаучные и частнонаучные методы теоретического
анализа,
такие,
как
исторический,
логический,
формально-
юридический и сравнительно-правовой.
По результатам проведенного исследования сделаны выводы теоретического и практического характера.
5
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ .......................................................................................................... 6
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РФ ...... 14
1.1. Понятие конституционной (уставной) юстиции субъектов Федерации и
определение её места в судебной системе РФ.................................................. 14
1.2. Понятие и место мировых судей в судебной системе Российской
Федерации .......................................................................................................... 24
ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ОРГАНОВ
СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ........... 30
2.1. Становление конституционной (уставной) юстиции в субъектах
Федерации .......................................................................................................... 30
2.2. Место и роль конституционного (уставного) суда в системе органов
государственной власти субъектов РФ ............................................................. 42
2.3. Особенности формирования мировой юстиции в субъектах Федерации 48
Глава 3. ПУТИ ОПТИМИЗАЦИИ СОЗДАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
КОНСТИТУЦИОНЫХ (УСТАВНЫХ) СУДОВ И МИРОВЫХ СУДЕЙ
СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ................................................. 66
3.1. Совершенствование правовых основ создания и функционирования
конституционных (уставных) судов в субъектах Федерации .......................... 66
3.2. Пути совершенствование правовых основ организации и деятельности
мировых судей субъектов Федерации.............................................................. 84
ЗАКЛЮЧЕНИЕ .................................................................................................. 87
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ .................................................................................. 90
6
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в условиях постоянно обновляющегося законодательства, направленного на обеспечение
прав и свобод человека и гражданина, существует объективная необходимость устранить негативные тенденции при их защите.
Главной задачей судебной реформы стало укрепление судебной власти
в государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от законодательной и исполнительной властей.
В ходе политических преобразований, осуществляемых в РФ, изменился облик судебной системы, возросла роль судов в государственной жизни,
во многом иным стало отношение общества к судебной деятельности и ее
представителям. В отечественной науке возникла необходимость изучения
институтов судебной власти, что предопределило важность исследования
многогранного содержания законодательных основ осуществления судебной
власти, а также особенностей и проблем их реализации в современной России.
Суд влияет на все стороны жизни общества. Его компетенция распространяется на все, без исключения, дела государства. На всё, что касается
прав, свобод и интересов рядового гражданина. От того, каким образом судебная власть и ее институты используют свои властные полномочия, зависит насколько эффективным регулятором отношений субъектов общества
они будут и насколько они будут обеспечивать соответствие этих отношений
правовой норме.
Конституция РФ, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993
года, закрепила федерализм в качестве формы государственного устройства
российского демократического правового государства [1]. Российскому федерализму присущи принципы государственной целостности, единства си-
7
стемы государственной власти, разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами
государственной власти субъектов РФ. Но, несмотря на это, все первоначальные законопроекты о судоустройстве отражали только федеральную судебную систему. Это означало, что система судов была построена на основании централизованно-организационной модели в условиях федеративного
государства.
Федеральный конституционный закон (далее - ФКЗ) «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ, согласно которому к судам субъектов
РФ относятся конституционные (уставные) суды субъектов РФ и мировые
судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов РФ, смягчил проблему федерализма в судебной системе [3]. Однако закрепление данного положения не повлекло за собой принятия соответствующего закона о конституционных (уставных) судах субъектов РФ, в отличие от мировых судей, в
отношении которых был принят Закон «О мировых судьях в РФ» от
17.12.1998 г. № 188 ФЗ [4].
Конституцией РФ предусмотрено, что каждый субъект Федерации имеет свою конституцию или устав, самостоятельно определяет свои органы
государственной власти, в том числе и судебные.
Деятельность конституционных (уставных) судов направлена, прежде
всего, на обеспечение законности нормативных правовых актов, издаваемых
органами государственной власти субъектов Федерации и органами местного
самоуправления. Мировые судьи относиться к единой системе судов общей
юрисдикции и осуществляют правосудие именем Российской Федерации [4].
После принятия Федерального конституционного закона от 31 декабря
1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе РФ» [3] исчезли юридические основания для споров о легитимности конституционных и уставных судов субъектов РФ. Однако процесс становления конституционной (уставной) юстиции в
субъектах РФ идет медленно. В настоящее время конституционные (устав-
8
ные) суды образованы только в 16 субъектах РФ, из которых 13 - это республики.
Несмотря на то, что конституционные (уставные) суды «нашли свое
место» в российском законодательстве еще в 1996 г., проблем, препятствующих нормальному развитию конституционной (уставной) юстиции, на сегодняшний день очень много.
Федеральный закон №188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» [4] разрешил проблему приближения мировой юстиции к населению,
и разгрузил районные суды, но породил новую проблему - включение мировой юстиции в единую систему организационного обеспечения деятельности
судов общей юрисдикции, без чего не возможна полная имплементация мировых судей во всероссийскую систему судов общей юрисдикция, позволяющую исключить организационную зависимость мировой юстиции от региональной исполнительной и законодательной ветвей власти.
Наличие этих проблем, а также значимость и специфика данных органов судебной власти субъектов РФ позволяет говорить об актуальности исследуемой темы.
Разработанность темы исследования. Вопросы становления конституционной (уставной) и мировой юстиции в РФ, практика работы действующих конституционных (уставных) судов субъектов РФ и мировых судей
привлекают внимание ученых и практиков юристов. К этой теме обращались
С.А. Авакьян, М.В. Баглай, А.А. Белкин, С.В. Боботов, Т.Н. Ведерников,
Н.В. Витрук, Г.А. Гаджиев, М.И. Клеандров, О.Е. Кутафин, Т.Г. Морщакова,
С.Э. Несмеянова, Ж.И. Овсепян, Т.Я. Хабриева, В.Е. Чиркин и многие другие. Непосредственно конституционному (уставному) правосудию в субъектах РФ посвящено несколько работ М.А. Митюкова, В.А. Кряжкова, Л.В. Лазарева и др. Вопросам мировой юстиции посвященны диссертационные исследования H.H. Апостоловой, В.В. Дорошкова, C.B. Донской, A.A. Нелюбиной, В.А. Устюжанинова, Р.В. Шатовкиной, М.Б. Яхъяева и др.
9
Вопросы, касающиеся конституционной (уставной) и мировой юстиции в теоретическом аспекте разработаны достаточно хорошо. Неоднократно
проблемы их становления и развития становились темами общероссийских
конференций. Однако нерешенность обозначенных в научной литературе
проблем (а их немало) позволяет говорить о не разработанности и несогласованности способов их решения.
Эмпирическую базу исследования составляют Конституция РФ, нормативно-правовые акты РФ и ее субъектов, учебные материалы, монографии,
диссертационные исследования, данные периодической печати и материалы
научно-практических конференций.
Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе становления и развития судебных органов власти субъектов РФ.
Предметом исследования являются непосредственно нормативные акты регламентирующие создание и деятельность конституционных (уставных)
судов субъектов РФ и мировых судей.
Целью исследования является рассмотрение проблем организации и
деятельности конституционной (уставной) и мировой юстиции в субъекте РФ
и поиск путей их решения.
Цель достигается через постановку и решение следующих двух групп
задач:
1.
проанализировать теоретические основы конституционной (уставной)
юстиции, включающие:
- определение понятия конституционных (уставных) судов субъектов РФ;
- изучение истории развития конституционной (уставной) юстиции в субъектах РФ;
- определение места конституционных (уставных) судов субъектов РФ в системе органов государственной власти субъектов Российской Федерации;
10
- исследовать федеральное законодательство о конституционных (уставных)
судах субъектов РФ и законодательство субъектов РФ о конституционных
(уставных) судах субъектов РФ, выявить возникающие при этом проблемы и
предложить пути их разрешения;
2.
рассмотреть правовые основы создания и функционирования мировых
судей субъектов РФ, в том числе:
- определение понятия мировых судей субъектов РФ;
- определить место мировой юстиции в системе органов государственной
власти субъектов Российской Федерации;
- исследовать федеральное законодательство о мировых судьях и законодательство субъектов РФ о мировых судьях субъектов РФ, выявить возникающие при этом проблемы и предложить пути их разрешения;
В ходе исследования были использованы общие методы научного познания общественных явлений и процессов (анализ, синтез, дедукция, индукция). При исследовании также использовался сравнительно-исторический и
сравнительно-правовой методы.
Теоретическая и практическая значимость работы заключается в
том, что рассмотренные в работе вопросы могут быть использованы при преподавании курсов Конституционное право, Правоохранительные органы и
судоустройство, Региональное право. Основные выводы могут быть использованы при совершенствовании федерального законодательства и законодательства субъектов Федерации.
Новизной работы является изучение правовой природы организации и
деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ и мировых
судей в их совокупности, как двух низовых звеньев единой судебной системы Российской Федерации.
Научную новизну магистерской диссертации дополняют основные положения, выносимые на защиту:
11
1. В результате анализа действующего законодательства мы выяснили,
что в подсистему судов субъектов РФ входят конституционные (уставные)
суды субъектов Федерации и мировые судьи, которые являются частью единой судебной системы России. Создание иных судов субъектов Федерации
Конституция РФ и российское законодательство прямо запрещает.
2. Конституционно-правовой статус конституционных (уставных) судов субъектов Федерации и мировых судей субъектов Федерации в федеральном законодательстве не имеет своего точного определения. Мировые
судьи, входящие в единую судебную систему судов общей юрисдикции Российской Федерации и осуществляющие правосудия от имени Российской
Федерации законодатель относит к судебной системе субъектов РФ, и эта
двусмысленность должна быть устранена путем отнесения мировых судей к
федеральным судам.
3. По нашему мнению отсутствие в большинстве субъектов Федерации
конституционных (уставных) судов умаляет конституционное право граждан
на судебную защиту. Для устранения этого пробела необходимо дополнить
ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» нормой, обязывающей
субъекты Федерации создать конституционные (уставные) суды.
4. Предлагаем дополнить ст.27 ФКЗ «О судебной системе Российской
Федерации» следующей подсудностью конституционных (уставных) судов
субъектов РФ, а именно после слов «для рассмотрения вопросов соответствия
законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации, органов местного самоуправления субъекта Российской Федерации конституции (уставу)
субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации» дополнить словами: «разрешение споров
о компетенции между органами государственной власти субъектов РФ и между органами государственной власти субъекта РФ и органами местного само-
12
управления; проверки конституционности (соответствия уставу) вопросов,
выносимых на референдум субъекта Федерации».
Считаем возможным закрепление в той же 27 ст. ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» перечня субъектов, имеющих право обращаться в конституционный (уставный) суд субъекта РФ, а именно граждан и организации чьи права затронуты оспариваемым нормативно-правовым актом; депутатов законодательного собрания соответствующего субъекта Российской
Федерации; судов общей юрисдикции, территориально располагающиеся в
пределах границы субъекта РФ, а так же общие требования к кандидатам на
должность судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ, возможность его добровольной отставки.
5. Считаем, что для устранения правовой коллизии возникшей по поводу противоречивых решений Конституционного суда РФ и Конституционного суда республики Ингушетия, необходимо дополнить пункт 1 статьи
3 ФКЗ №1 «О Конституционном Суде Российской Федерации» подпунктом
«д) вступивших в силу постановлений конституционных (уставных) судов
субъектов российской Федерации», что позволить проверить решения последних в части соответствия их Конституции РФ, а п.4 ст.27. ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» дополнить словами « … кроме Конституционного суда Российской Федерации».
6. Анализ судебной практики показывает необходимость дополнения
ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» статьями о порядке замещения временно отсутствующего мирового судьи и об определении порядка организационного обеспечения деятельности мировых судей Судебным департаментом при Верховном суде РФ. Кроме того, мы предлагаем
вернуться к советской практике выборности судей и прежде всего мировых
судей.
7. Применительно к Орловской области, мы предлагаем в соответствии с Уставом Орловской области принять закон Орловской области
13
«Об Уставном суде Орловской области» и не видим препятствий для его создания.
Результаты исследования докладывались на II и III Всероссийских
научно-практических конференциях «Система российского права. История и
современность».
Структурно выпускная квалификационная работа состоит из трёх глав
объединяющих 7 параграфов, введения, заключения и списка литературы.
14
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И
ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РФ
1.1. Понятие конституционной (уставной) юстиции субъектов Федерации и определение её места в судебной системе РФ
Понятие «юстиция» включает следующие компоненты: 1) правосудие;
2) систему судебных учреждений [54]. В соответствии со ст. 118 Конституции РФ правосудие в РФ осуществляется только судом, а судебная власть
осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства [4].
Рассматриваемый вид правосудия является разновидностью конституционного контроля, осуществляемого конституционными (уставными) судами субъектов РФ, за соответствием нормативных правовых актов органов
государственной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления
конституции (уставу) субъекта РФ.
Термины «конституционное» и «уставное» правосудие в аспекте регионального судебного конституционного контроля равнозначны, поскольку в
условиях равноправия субъектов РФ их основные законы (конституции и
уставы), имеют одинаковую правовую природу. По своей юридической силе
в иерархии нормативных актов субъектов РФ конституции республик и уставы других субъектов РФ как учредительные документы занимают одинаковое положение. С этой позиции можно говорить об их равенстве. По своей
юридической силе конституции и уставы субъектов Федерации – явление одного порядка, и в иерархии законодательства РФ они также занимают одинаковое положение.
15
Равенство правовой природы конституции и устава субъекта РФ вытекает и из Конституции РФ, устанавливающей равноправие субъектов РФ
независимо от их традиционного названия.
Основные законы субъектов Федерации устанавливают статус субъекта
РФ, закрепляют основы конституционного строя, конституционные права и
свободы человека, определяют компетенцию органов государственной власти субъекта РФ, статус органов местного самоуправления, предусматривают
особый, в отличие от обычных законов, порядок принятия конституции
(устава), внесение изменений и дополнений.
Все это обуславливает необходимость в повышении правовой защиты
конституций и уставов. Данную функцию возможно эффективно осуществлять в форме конституционного (уставного) судопроизводства. Функции
конституционных и уставных судов субъектов РФ аналогичны.
Назначение конституционного (уставного) суда реализуется через цели, которые призван обеспечить этот орган государственной власти субъекта
РФ. Главная цель судебной защиты – обеспечить стабильность и действенность закрепленных в основном законе субъекта РФ системы общественнополитического и государственного устройства, принципов построения и
функционирования органов государственной власти субъекта РФ и органов
местного самоуправления.
Специфическая особенность конституционных (уставных) судов как
органов конституционной юстиции состоит в том, что они входят в единую
судебную систему РФ, поэтому их деятельность осуществляется на тех же
принципах судопроизводства, что и деятельность федеральных судов общей
юрисдикции – законность, независимость, коллегиальность, гласность и т.д.
Конституционный (уставный) суд, осуществляя защиту конституции
(устава), обеспечивает как политические, так и юридические цели. Его деятельность направлена на сохранность и развитие федерализма, обеспечение
самостоятельности субъекта Федерации, единства правовой системы РФ и
16
субъектов РФ. Не менее важной задачей, стоящей перед конституционными
(уставными) судами является защита прав и свобод человека и гражданина.
Анализ практики деятельности уставных судов, позволяет сделать вывод, что посредством уставного судопроизводства происходит очищение от
нелегитимных нормативных актов правового пространства субъекта РФ, показывает стабилизирующую роль конституционных (уставных) судов в общественно-политической жизни субъектов Федерации [50].
Основное назначение конституционных (уставных) судов определено
ФКЗ «О судебной системе РФ» (ст. 27), которое заключается в осуществлении контроля за соответствием законов и иных нормативных правовых актов
органов государственной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления его конституции (уставу), а также толковании конституции (устава)
субъекта Федерации. Не менее важна и значительна роль конституционных
(уставных) судов в защите гарантированных Конституцией РФ прав и свобод
человека и гражданина [3].
Существует еще одна очень важная функция, присущая судебным органам конституционного (уставного) контроля - участие конституционных
(уставных) судов в правотворчестве. Рассматривая дела о проверке на соответствие конституции (уставу) субъекта РФ нормативных правовых актов,
конституционные (уставные) суды действуют в сфере правотворчества особыми средствами: «выбраковывают» законы и иные нормативные акты, не
соответствующие конституции (уставу).
Особая роль конституционных (уставных) судов в правотворческом
процессе проявляется при реализации их полномочий по толкованию конституции (устава) субъекта РФ. При этом конституционные (уставные) суды не
должны подменять законодательный орган и создавать новую норму конституции (устава). Толкование конституции (устава) состоит в преодолении неопределенности в понимании его положений, в выяснении объективного их
смысла.
17
По своей юридической силе постановление конституционного (уставного) суда по толкованию основного закона субъекта Федерации становится
в один ряд с последним, поскольку конституционная (уставная) норма начинает действовать только в интерпретации суда. Поэтому толкование конституции (устава) требует особой процедуры, определения условий допустимости, пределов толкования и, возможно особого порядка принятия решений.
Важно, что конституционные (уставные) суды, осуществляя контроль
за соответствием регионального законодательства конституции (уставу)
субъекта РФ, одновременно выполняют еще не менее важную функцию по
приведению регионального законодательства в соответствие с Конституцией
РФ.
Рассматривая дела на соответствие конституции (уставу) субъекта РФ
нормативных актов, конституционный (уставный) суд должен исходить из
того, что конституция (устав) субъекта Федерации соответствует Конституции РФ. В случае обнаружения их несоответствия конституционный (уставный) суд вправе обратиться по этому поводу в Конституционный Суд РФ.
Юридическая сила решений, принимаемых конституционным (уставным) судом субъекта РФ, является высшей по отношению и к судам общей
юрисдикции. Решение конституционного (уставного) суда субъекта Федерации, принятое в пределах его полномочий, не может быть пересмотрено
иным судом, за исключением Конституционного суда РФ.
Получить более полную картину о сущности конституционных (уставных) судов позволит определение компетенции последних.
Часть 1 ст. 27 ФКЗ «О судебной системе РФ» предусматривает: «Конституционный (уставный) суд субъекта РФ может создаваться субъектом РФ
для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта РФ, нормативных
правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ, а также для толкования конституции
(устава) субъекта РФ» [3]. Отсутствие в данной норме, например, такой фор-
18
мулировки как «и для решения иных вопросов, не противоречащих существу
конституционных (уставных) судов» привело к тому, что возникали и возникают споры о компетенции конституционных (уставных) судов субъектов
РФ. Условно проблему компетенции можно поделить на две части:
1. Вопросы, входящие в компетенцию конституционных (уставных) судов субъектов РФ;
2. Разграничение компетенции между конституционными (уставными)
и иными судами.
Что касается первого момента, то спустя достаточно длительный промежуток времени, данный вопрос был все-таки решен. Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. № 103-О «По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Совета
Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» [18], в частности, установило следующее. Предоставление конституционным (уставным) судам полномочий вне указанных в ФКЗ «О судебной
системе РФ» [3] пределах не противоречит Конституции РФ, если эти полномочия соответствуют юридической природе и предназначению данных судов
в качестве судебных органов конституционного (уставного) контроля и касаются вопросов, относящихся к ведению субъектов РФ в силу ст. 73 Конституции РФ.
Содержащийся в ч.1 ст. 27 ФКЗ «О судебной системе РФ» [3] перечень
вопросов, для рассмотрения которых субъекты РФ могут создавать конституционные (уставные) суды, нельзя считать исчерпывающим. Данная норма,
оставляя на усмотрение субъекта Федерации решение вопроса о создании
конституционного (уставного) суда, носит не императивный, а диспозитивный характер и одновременно ориентирует на то, какие основные вопросы
могут рассматриваться таким судом в случае его создания
19
Часть 1 ст. 27 ФКЗ «О судебной системе РФ» [3] не препятствует закреплению в конституциях (уставах) субъектов Федерации дополнительных,
по сравнению с установленным перечнем, полномочий конституционных
(уставных) судов, не вторгающихся в компетенцию Конституционного Суда
РФ, других федеральных судов и соответствующих компетенции субъекта
Федерации. При этом из Конституции РФ и ФКЗ «О судебной системе РФ»,
других федеральных законов не вытекает требование установления конституциями (уставами) субъектов Федерации единообразного перечня полномочий уставных судов субъектов Федерации.
Таким образом, указанное Определение Конституционного суда РФ
разрешило спорный вопрос о том, какие же вопросы входят в компетенцию
уставных судов, а также о том, что приведенный перечень вопросов, подлежащих рассмотрению и разрешению конституционными (уставными) судами, содержащийся в ФКЗ «О судебной системе РФ» не является исчерпывающим.
В рамках разграничения компетенции между уставными и иными судами проблемы остаются по сей день.
Действующее законодательство не разрешает проблему взаимоотношений конституционного (уставного) и общего правосудия. Более того, в ряде случаев наделяет суды разных систем «конкурирующей» компетенцией
[37]. В частности, в настоящее время все судебные органы наделены полномочиями по осуществлению нормоконтроля, а именно защиты прав от любых
противоправных решений как нормативного, так и ненормативного характера. В связи с этим следует более четко определить подведомственность дел
судам различных систем. Конституционный суд неоднократно обращался к
данной проблеме. Основываясь на его решениях, следует отграничить взаимоотношения органов конституционной юрисдикции и иных судов с учетом
следующих положений. Конституционный суд осуществляет контроль за
нормативными актами органов государственной власти Федерации и ее субъ-
20
ектов, конституционный (уставные) суды осуществляют нормоконтроль в
сфере соответствия нормативных актов органов государственной власти
субъектов Федерации и нормативных актов местного самоуправления. Следовательно, акты, не подпадающие под проверку конституционных (уставных) судов, проверяются на предмет их законности судами общей административной или арбитражной юрисдикции. Суды общей юрисдикции, административные суды и арбитражные суды не вправе рассматривать дела о конституционности законов, нормативных актов органов государственной власти и органов местного самоуправления, и особенно это касается судов,
функционирующих на территории субъектов Федерации. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды не вправе рассматривать конституционные, а
также публично-правовые споры, которые отнесены законами субъектов к
полномочиям конституционных (уставных) судов (если только они не отнесены к полномочиям судов среднего звена судов общей юрисдикции федеральным законодателем в связи с отсутствием конституционных (уставных)
судов субъекта Федерации). Итак, признавать нормативные акты субъектов
Федерации и органов местного самоуправления не соответствующими конституциям (уставам) субъектов – прерогатива органов конституционного
(уставного) судопроизводства, естественно при их наличии.
Суды общей, административной или арбитражной юрисдикции, суды,
осуществляющие административное судопроизводство, рассматривающие
вопросы о законности нормативных и ненормативных актов, должны осуществлять лишь конкретный нормоконтроль, защищая права и законные интересы, восстанавливая нарушенные права конкретных лиц. Абстрактный
нормоконтроль вправе осуществлять лишь Конституционный Суд РФ, а также конституционные (уставные) суды субъектов Федерации. Правда, в постановлении от 16 июня 1998 г. Конституционный Суд РФ указал, что законодатель вправе в соответствии с Конституцией РФ специально предусмотреть право судов общей юрисдикции и арбитражных судов осуществлять аб-
21
страктный нормоконтроль в порядке административного судопроизводства,
но только в отношении актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу, кроме Конституции РФ. Данное положение, к сожалению, не придает четкости взаимоотношениям различных судов [51].
Следует согласиться, что Конституция РФ непосредственно не предусматривает полномочие судов общей юрисдикции рассматривать дела о проверке соответствия закона субъекта федеральному закону – вне связи с рассмотрением какого-либо другого конкретного дела – и принимать решения,
которые влекут правовые последствия, связанные с лишением закона субъекта Федерации юридической силы. Однако суды общей юрисдикции, гарантирующие верховенство федеральных законов в правоприменительной деятельности, вправе проверять соответствие федеральному закону законов
субъектов Федерации, если только при этом не затрагивается вопрос о конституционности акта. Причем федеральным конституционным законом может быть предусмотрено подобное полномочие судов общей юрисдикции не
в связи с рассмотрением какого-либо иного дела [37]. Но проверка актов,
определяющих конституционный статус субъектов Федерации, может быть
осуществлена только в порядке конституционного судопроизводства. Вместе
с тем Конституционный Суд РФ признал за судами общей юрисдикции право
подтверждать недействительность законов субъекта Федерации, содержащих
такие же положения, какие уже были признаны неконституционными Конституционным Судом РФ.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что проблем в вопросах
компетенции рассматриваемых нами судов очень много, и сомнительно, что
они будут разрешены в обозримом будущем.
Важным аспектом для осознания сущности конституционных (уставных) судов субъектов РФ является норма, закрепленная в ч. 4 ст. 27 ФКЗ «О
судебной системе РФ»: «Решение конституционного (уставного) суда субъ-
22
екта РФ, принятое в пределах его полномочий, не может быть пересмотрено
иным судом» [3]. Данная норма носит императивный характер и предполагает окончательность решений, принятых конституционными (уставными) судами субъектов РФ.
Однако, несмотря на определенность нормы, содержащейся в ФКЗ «О
судебной системе РФ» [3] законодательством ряда субъектов РФ урегулирована возможность пересмотра решений конституционных (уставных) судов
по их инициативе в случаях, если открылись новые существенные обстоятельства, не известные в момент вынесения решения, или изменилась конституционная (уставная) норма, на основании которой было принято решение, например законы о конституционных судах Республики Карелия, Кабардино-Балкарской Республики, Республики Дагестан [39].
Поскольку Конституционный Суд РФ может признать «не соответствующей Конституции РФ норму конституции или устава субъекта Российской Федерации» [2], на основе которой было принято решение конституционным (уставным) судом, положения о возможности пересмотра решений по
инициативе самих судов помогают восстановить единую конституционную
законность.
Можно полагать, что рассматриваемая норма означает, что Конституционный Суд РФ не вправе пересмотреть решение, принятое конституционным (уставным) судом субъекта Федерации. Например, постановлением Конституционного суда республики Ингушетия от 30 октября 2018 года закон
республики Ингушетия от 4 октября 2018 года №42-РЗ «Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой» признан не соответствующим Конституции республики, как по содержанию, так и по порядку принятия [19]. А 6 декабря 2018 года Конституционный Суд РФ признал соответствующими Конституции РФ
Соглашение об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой, а также закрепившей его Закон Республики Ингуше-
23
тия. Таким образом, родилась ещё одна правовая коллизия - нормативный акт
субъекта Федерации противоречит Конституции республики, но не противоречит Конституции Российской Федерации и противоположные по содержанию решения двух конституционных судов окончательны и легитимны. Исключить подобные ситуации впредь может только федеральное законодательное решение, закреплённое в законе.
В заключении можно сказать, что конституционные (уставные) суды
субъектов Федерации являются частью единой правовой системы России, что
означает общность ценностных подходов ко всем органам конституционного
судебного контроля как к институтам, необходимым для утверждения идей
правового государства, разделения властей. Но, конституционные (уставные)
суды субъектов Федерации пока не являются частью единой судебной системы РФ, хотя они и функционируют в рамках замкнутого, но единого правового пространства, в котором федеральное законодательство и законодательство субъектов РФ находятся в логической и иерархической взаимосвязи и
осуществляют конституционное (уставное) правосудие в целях обеспечения
единого российского конституционализма. Конституционные (уставные) суды могут и должны стать тем инструментом власти, посредством которого не
только укрепляется законность и охраняется стабильность основного закона
субъекта Федерации, но и повышается управляемость территории субъекта,
быстро и эффективно восстанавливаются нарушенные права и свободы
граждан.
24
1.2. Понятие и место мировых судей в судебной системе Российской Федерации
Смысл понятия "мировой суд" до сих пор неясен большинству граждан. Более того, некоторые из них воспринимают термин "мировой" как синоним слову "всемирный", полагая, что речь идет о каком-то международном
органе.
В английском и русском языках используется несколько терминов,
обозначающих мировых судей: justice magistrate (мировой судья); Justice of
the Peace. Lay justice (мировая юстиция); magistrates' court (мировой суд)
[20,53,55]. Как правило, они употребляются как синонимы, хотя и имеют
свои смысловые оттенки. Так, например, в Англии термин magistrate противопоставляется термину как justice, соответственно, платный мировой судья мировому судье, выполняющему свои обязанности без вознаграждения [56].
Термин "мировой" следует считать производным от понятия "мир" в
значении "порядок, спокойствие" (англ. peace, франц. paix). Именно для целей охраны государственного и общественного порядка на местном уровне
возникают в истории европейских государств мировые суды и их аналоги
(мировые учреждения).
Мировые учреждения существовали и действуют до сих пор во многих
государствах. Возникает вопрос: "Можно ли выработать для них универсальные теоретические определение и классификацию, или же зa одинаковым наименованием скрываются совершенно разнородные по сути институты?".
«Характеристика мирового суда как института должна складываться из
анализа следующих позиций: вид государственной деятельности, осуществляемой мировыми судьями; компетенция; структура, состав и порядок формирования; процедуры реализации функций. Первоначально в термин «ми-
25
ровой» вкладывался полицейский, охранительный смысл, впоследствии (и
ныне) - деятельность на основе примирения сторон, решения дел на основании права и справедливости. Таким образом, на первое место выходят превентивные, а не карательные функции.
Что касается компетенции мировых судей, то общим для всех стран
является то, что мировые суды - локальные (местные) суды первой инстанции по малозначительным делам или в данном случае можно применить
термин "суд ограниченной (малой) юрисдикции". Пределы малозначительности, конкретный перечень дел, которые могут принимать к своему ведению
мировые судьи, различаются. Кроме того, нет и общего правила определения, какого рода дела (гражданские или уголовные) находятся в компетенции
мировых судей.
Мировой судья осуществляет свои полномочия и единолично и в коллегии себе подобных. Используется либо тот, либо другой вариант, либо законодательство страны предусматривает возможность обеих форм деятельности. Исторически мировой суд возник как суд с широким участием в нем
представителей общества, однако, в последнее столетие появилась устойчивая тенденция к профессионализации. Тем не менее, в некоторых странах
должность мирового судьи не считается государственной службой. В большинстве государств мировые судьи назначаются (часто - при участии общественности, профессиональных организаций юристов, местных органов власти). Назначение может производиться как на самом высоком правительственном уровне, так и на уровне местных властей на срок, либо до достижения определенного возраста.
Мировые судьи используют некоторые упрощения в порядке судопроизводства. Это связано с единоличным рассмотрением дела. Применение
суммарных процедур становится возможным из-за малозначительности рассматриваемого дела.
26
Таким образом, признаками, общими для мировых судов различных
государств, являются: статус местного (локального) суда; статус низшей судебной инстанции; ограниченная юрисдикция (т.е. малозначительные дела);
использование некоторых упрощений в судопроизводстве (суммарный процесс).
Предназначения мировой юстиции в обществе это: обеспечение правосудия, приближение суда к населению, упрощение (а следовательно, и ускорение) процедуры рассмотрения несложных дел, создание необходимых
условий для реального и свободного использования каждым заинтересованным лицом конституционного права на судебную защиту» [33,С. 25-27].
«Следует отметить, что уже при разработке законопроекта «О мировых
судьях в РФ» четко обозначились два противоположных подхода к предназначению данного института судебной власти. Согласно первому мнению,
мировая юстиция рассматривалась исключительно с позиций судоустройства
России как способ уменьшения нагрузки на районные суды путем создания
дополнительного звена судебной власти (т.е. мировые судьи должны стать
обычными участковыми судами, отличающимися от других общих судов
только юрисдикционной территорией и кругом подсудных дел). Согласно
второй точки зрения, введение института мировых судей должно иметь не
только судоустройственный, но и судопроизводственный аспект. Концентрация в производстве мирового судьи несложных по своей природе дел создает
идеальные условия для упрощения процессуальной формы, отказа от излишних формальностей и условностей процесса»[48, С.11].
Специфика института мировых судей в России состоит в том, что эти
судьи действуют только как судьи первой инстанции и осуществляют свои
функции в пределах территории закрепленных за каждым из них законом
субъекта Федерации судебных участков.
В Российской Федерации мировой судья в пределах своей компетенции рассматривает гражданские, административные (в основном дела об ад-
27
министративных правонарушениях) и уголовные дела в качестве суда первой
инстанции.
Что касается гражданских дел, которые мировой судья уполномочен
рассматривать, то согласно п. 1 ст. 3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации"[4] они рассматривают в первой инстанции следующие гражданские дела: о выдаче судебного приказа; о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях; о разделе между супругами совместно нажитого имущества, а также иные дела, возникающие из
семейно-правовых отношений, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), установлении отцовства, лишении родительских прав,
усыновлении (удочерении) ребенка; имущественные споры при цене иска, не
превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных
законом на момент подачи заявления; определение порядка пользования земельными участками, строениями и другим недвижимым имуществом. Подсудны мировым судьям и дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе.
Статья 23.1 Кодекса об административных правонарушениях РФ устанавливает круг административных правонарушений, которые мировой судья
уполномочен рассматривать[6]. Согласно смысла данной статьи к ним относятся правонарушения, посягающие на права граждан; на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность; административные правонарушения в области охраны собственности; охраны окружающей природной среды и природопользования; административные правонарушения в промышленности, строительстве и энергетике; в сельском хозяйстве, ветеринарии и мелиорации земель; административные правонарушения на транспорте; административные правонарушения
в области дорожного движения; связи и информации; предпринимательской
деятельности; финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг; таможенного дела; административные правонарушения, посягающие на институты гос-
28
ударственной власти; административные правонарушения в области защиты
Государственной границы РФ и обеспечения режима пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ; административные
правонарушения против порядка управления; административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность. Производство до административным правонарушениям у мирового
судьи, согласно кодексу, производится на общих основаниях.
Что касается уголовных дел, то УПК РФ определяет круг дел, подсудных мировому судье. Согласно ему мировой судья рассматривает:
1)
дела частного обвинения;
2)
уголовные дела о преступлениях небольшой тяжести, за совер-
шении которых максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает трех лет лишения свободы.
Мировой судья также рассматривает дела по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении решений, принятых им в первой инстанции и
вступивших в силу.
Закон Орловской области «О мировых судьях в Орловской области»[10] от 9 февраля 2000 года № 141-ОЗ содержит бланкетную отсылку на
подсудность мировых судей, закреплённую в Федеральном законе "О мировых судьях в Российской Федерации"[4].
Таким образом, мировые судьи, являясь судьями общей юрисдикции
субъекта Федерации и входящие в единую судебную систему Российской
Федерации значительно разгружая районные и городские суды общей юрисдикции, решают одну из своих главных задач - осуществление правосудия от
имени Российской Федерации.
Но, проведенный краткий анализ организации и деятельности мировых
судей субъектов Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что
они далеки от совершенства и нуждаются в оптимизации, что в первую очередь должно отразиться в совершенствовании законодательства, регулирую-
29
щего данную сферу общественных отношений, в части определения места
мировых судей в системе судов общей юрисдикции в части отнесения их к
федеральным судам или оставление их в системе судов субъектов РФ.
В качестве вывода по главе, хотелось бы отметить, что в единой судебной системе Российской Федерации, можно выделить, хотя и не бесспорно, подсистему судов субъектов Федерации в составе конституционных
(уставных) судов субъектов Федерации и мировых судей. Создание иных судов субъектов Федерации российское законодательство не предусматривает.
ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ОРГАНОВ
СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
2.1. Становление конституционной (уставной) юстиции в субъектах Федерации
В непродолжительной и еще незавершившейся истории становления
конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации уже сейчас
четко прослеживаются три этапа:
1.
рождение идеи и создание первых республиканских конституционных
судов (1991-1993 гг.);
2.
образование специализированных органов конституционного (уставного) контроля в субъектах после принятия Конституции РФ 1993 г. (19941996гг.);
3.
возникновение конституционных (уставных) судов на основе Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996г. «О судебной системе Российской Федерации».
Идея создания конституционной юстиции в субъектах Федерации нено-
ва. Она была впервые реализована в ФРГ [21]. В российской действительности ее рождение и осуществление вызвано многими факторами. «Прежде
всего, демократизация государства обусловила необходимость поиска более
эффективных форм конституционного контроля по сравнению с традиционными, осуществляемыми органами государственной власти. Закрепленный в
конце 80-х - начале 90-х годов в прежних конституциях СССР, РСФСР и автономных республик институт комитетов конституционного надзора не получил долговременной перспективы. Комитет конституционного надзора РСФСР
так и не был создан. С внесением изменений 15 декабря 1990 г. в статью 119
Конституции РСФСР была открыта новая страница в системе развития институтов конституционного контроля в России: постепенно доминирующее
положение в нем стал занимать судебный конституционный контроль. В
31
конце октября 1991 года был образован Конституционный Суд РСФСР. Но
еще 6 мая 1991 г. на заседании Верховного Совета РСФСР признавалось, что
учреждение Конституционного Суда РСФСР «не препятствует в республиках
создавать собственные органы конституционного контроля» и обеспечивать
«охрану своего конституционного строя» собственными силами. Под влиянием этого, а также фактора «суверенизации» в республиках в составе Российской Федерации комитеты конституционного надзора стали заменяться конституционными судами. В этот период вносятся дополнения в
конституции и принимаются законы о конституционных судах последовательно в Дагестане, Якутии, Кабардино-Балкарии, Башкортостане, Татарстане, Туве и Мордовии» [30].
«Немаловажным фактором, способствовавшим созданию судебных органов конституционного контроля в республиках, явилась и Концепция судебной реформы в Российской Федерации, одобренная по представлению
Президента 24 октября 1991 года Верховным Советом РСФСР. Она также
вытекала из того положения, что согласно Федеративному договору, конституциям и уставам субъектов Российской Федерации контроль за соблюдением их основных законов относится к исключительной компетенции последних. Поэтому субъекты Российской Федерации вправе были сами устанавливать организационно-правовые формы осуществления этого контроля и
до принятия соответствующего федерального акта» [30].
Таким образом, «демократизация государства и его судебной системы, а
также тенденции к реальному федерализму, сопряженные в некоторых случаях с идеями «суверенизации» республик породили конституционную (уставную) юстицию в субъектах Российской Федерации. Однако становление
названной юстиции осуществлялось и осуществляется в сложных социальнополитических и экономических условиях и в борьбе, которая порой ставила под сомнение легитимность региональных конституционных судов.
Этой проблеме было уделено достаточно внимания на Конституционном совещании 1993 г. в ходе доработки проекта ныне действующей Конституции
32
РФ. Многими участниками совещания акцентировалось внимание на то, что
конституционные суды в ряде республик существуют, что и необходимо
зафиксировать в будущей российской Конституции. Другие, не возражая
против учреждения конституционных судов в республиках, не поддержали
идею включения этих судов в систему федеральных судов и, соответственно, в
Конституцию РФ. В частности, на попытку «косвенно» обозначить легитимность конституционных судов республик дополнением статьи 125 проекта
Конституции правилом о том, что споры о компетенции между государственными органами республики разрешаются ее конституционным судом, было
отвергнуто по мотиву, что этот вопрос не является предметом федерального
конституционного регулирования, и каждая республика сама может предусмотреть, как его решать. Здесь же впервые к идеи создания уставных судов в
краях, областях и округах подвел участников совещания А.А.Заболотников
(Приморский край), заявив, что конституционные суды республик «не
покрывают» конституционное пространство между субъектами Российской
Федерации» [39].
Конституцией Российской Федерации 1993 г. прямо не предусмотрено
создание в ее субъектах конституционных (уставных) судов [1]. Однако косвенно такое право у субъектов вытекает из логики статей 71 (п. «г») и 72 (пп.
«а» и «л») Конституции РФ, предусматривающих «установление системы
федеральных органов …судебной власти...», «обеспечения соответствия
конституций и законов республик…Конституции Российской Федерации и
федеральным законам», «кадры судебных…органов». Отсюда еще до принятия федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» можно было сделать вывод о возможности образования
судов субъектов Российской Федерации.
«В 1994-1996 гг. уже на новой конституционной основе продолжается
процесс становления конституционной (уставной) юстиции в субъектах Российской Федерации. Предусматривается образование конституционных судов
новыми конституциями ряда республик (Адыгея, Бурятия, Коми, Марий Эл,
33
Хакасия). Принимаются законы о конституционных палатах и судах в Республиках Адыгея, Бурятия, Карелия и Коми. Изменяется и дополняется Закон о
Конституционном Суде Республики Тува и заменяется на новый Закон о Конституционном Суде Республики Дагестан» [39].
В этот период к ранее функционировавшим конституционным судам
присоединяются подобные суды в Республиках Бурятия, Карелия и Коми. А в
Республике Мордовия под влиянием политической конъюнктуры в 1994 году
Конституционный Суд был ликвидирован.
И все же в целом процесс развития конституционного (уставного)
судопроизводства в регионах набирал силу. Новым в организации государственной власти в некоторых краях и областях в эти годы является и попытка учредить собственные специализированные органы конституционного
контроля. Возможность создания уставных судов (палат) закреплена в уставах
Красноярского края, Орловской, Воронежской, Московской, Новосибирской,
Свердловской, Томской и Тюменской областях. В Иркутской области была
создана Уставная палата, а в Ставропольском крае предусматривается образование Согласительной палаты. Обе они представляют собой квазисудебные
органы, которые по своей природе ближе к комитетам конституционного
надзора, чем к уставным судам. Уставные суды в этот период не получили законодательной базы и не были созданы ни в одном субъекте Федерации.
«Другим направлением в развитии судебного конституционного
(уставного) контроля в российских регионах намечалось приспособление к
его функциям судов общей юрисдикции. По Конституции Республики Ингушетия ее Верховный Суд признавался высшим судебным органом республики не только в сфере гражданского, уголовного судопроизводства,
но и конституционного (ст. 83). В Самарской области предусматривалось возложение в некоторых ситуациях на областной суд обязанности рассматривать
споры между Губернской Думой и Главой Администрации области по вопросам принятия законодательных актов. Уставом (Основным Законом)
города Москвы на Московский городской суд возлагалось официальное
34
толкование законов Москвы (ст.121). Уставом (Основным Законом) Алтайского края (ст.91 и п.11 Переходных положений) предусматривалась альтернатива: конституционное судопроизводство в соответствии с федеральным конституционным законом может осуществлять краевой суд либо местный суд Уставная судебная палата» [39].
Современный этап становления конституционной (уставной) юстиции в
субъектах Российской Федерации связан с Федеральным конституционным
законом от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»
[3], предусмотревшим, что к судам субъектов Российской Федерации относятся и конституционные (уставные) суды. В этом законе определяется основа
статуса судей и порядок создания и упразднения названных судов, их предназначение и финансирование, порядок регулирования в них судопроизводства и юридическая сила принятых ими решений.
Продолжает развиваться правовая основа конституционного (уставного) правосудия как в субъектах, где соответствующие суды уже действуют,
так и в тех, где их образование предполагается в будущем. В соответствии с
Конституцией Кабардино-Балкарской Республики 1997 года принят новый Закон «О Конституционном Суде Кабардино-Балкарской Республики». Появились и новые редакции законов «О Конституционном Суде Республики Башкортостан», «О Конституционном Суде Республики Татарстан», «О Конституционном Суде Республики Тува». Внесены изменения и дополнения в
Конституционный закон «О Конституционной Палате Республики Адыгея» и Закон «О Конституционном Суде Республики Коми». Впервые принят
Закон «О Конституционном Суде Республики Марий Эл» [39].
«В 1997-1999гг. в Уставы Краснодарского и Приморского краев, ХантыМансийского автономного округа, Амурской, Иркутской, Новосибирской,
Пермской и Челябинской областей внесены дополнения об уставных судах.
Соответствующие нормы предусмотрены и в принятых впервые Уставах
Санкт-Петербурга, Кемеровской и Мурманской областей, Еврейской автономной области. Вступили в силу законы об уставных судах Красноярского
35
края, Свердловской и Тюменской областей, Ханты-Мансийского автономного
округа. Осуществлялась подготовка аналогичных законов в Алтайском крае,
Белгородской, Воронежской, Курганской, Иркутской и Новосибирской областях, Санкт-Петербурге. Включался этот вопрос в планы законопроектных работ и других областей, в том числе и тех, уставами которых не предусмотрено создание уставных судов. Вероятно, что это осуществлялось непосредственно на основе ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»[39].
В 1997-1998 гт. формируются и начинают действовать Конституционная Палата Республики Адыгея, Конституционные Суды Республик
Башкортостан и Марий Эл и Уставный Суд Свердловской области. Дискутируется возможность создания конституционных и уставных судов и в других регионах. Вместе с тем даже там, где конституциями и уставами предусмотрено создание органов конституционной (уставной) юстиции, продолжаются споры о целесообразности их учреждения (Тува, Хакасия, Воронежская область и др.)» [39].
«Другие альтернативные конституционному (уставному) правосудию
институты специализированного конституционного (уставного) контроля в
субъектах РФ в это время не получают развития. Наоборот, с принятием
новой редакции Закона «О Конституционном Суде Республики Татарстан» и
упразднением Уставной палаты Иркутской области осуществляется тенденция отказа от квазисудебных органов конституционного контроля. Не
распространяется и идея приспособления судов общей юрисдикции к конституционному (уставному) правосудию, хотя на практике возникает серьезная проблема, связанная с определением пределов проверки этими судами
законности актов органов региональной власти.
Только Конституцией Республики Алтай, принятой XXI сессией Государственного Собрания - Эл Курултай 7 июня 1997 года, возложено на Верховный и Арбитражный Суды Республики разрешение споров о соответствии Конституции Республики Алтай нормативно-правовых актов государственных органов, уставов и актов органов местного самоуправления (ст.
36
155). Одновременно и в этой республике не исключается возможность образования Конституционного Суда (ст. 145).
Новый импульс для развития конституционной (уставной) юстиции дало
Всероссийское совещание «Проблемы образования и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации» (Москва, 24
декабря 1999г.). С 1999 г. расширяется сфера федерального регулирования основных начал конституционного (уставного) правосудия в субъектах Российской Федерации. В той или иной мере нормы о конституционных (уставных)
судах появляются в федеральных законах «Об общих принципах организации
законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», «О статусе судей в Российской Федерации», «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации». В них решаются ключевые вопросы организации конституционных
(уставных) судов.
Одновременно расширяется число субъектов Российской Федерации,
предусматривающих создание подобных судов. Так, в Удмуртии в связи с переходом от «парламентской» к «президентской» республике предполагается
создание Конституционного Суда в качестве системы «сдержки и противовеса» Главе республики. Вследствие конституционных изменений в Конституции Республики Ингушетия также появляется норма о Конституционном Суде» [39].
«Путем внесения изменений и дополнений в Конституцию республики
в Северной Осетии-Алании вместо Комитета конституционного надзора
учреждается Конституционный Суд. А в Республике Ингушетия исключаются из Основного Закона нормы об осуществлении Верховным Судом конституционного судопроизводства. Этим самым в субъектах Российской Федерации завершился процесс унификации организационно-правовых форм
охраны конституции (устава). Единственной формой специализированного
конституционного контроля в них стал конституционный (уставный) суд.
В контексте с названной тенденцией находится и переименование Кон-
37
ституционной Палаты Республики Адыгея в Конституционный Суд, хотя первая по своему статусу уже с начала своего учреждения фактически являлась
судебным органом.
В эти годы ряд субъектов РФ, ранее не предусматривавшие уставные
суды в своей системе государственной власти, закрепили в уставах возможность их создания. Принимаются законы об Уставных Судах СанктПетербурга, Москвы, Иркутской, Калининградской и Курганской областей.
А в ряде областей они разработаны и даже обсуждены в законодательных
собраниях. Сформированы и преступили к деятельности Конституционный
Суд Республики Татарстан и Уставный Суд Санкт-Петербурга» [39].
В связи с разработкой и обновлением уставов ряда областей продолжилась полемика о целесообразности учреждения уставных судов. В ходе ее порой предлагалось «радикально» расширить полномочия конституционных
(уставных) судов и наделить их правом оценки конституций (уставов) субъектов Российской Федерации на соответствие Конституции РФ, а федеральный Конституционный Суд сделать «высшей апелляционной инстанцией» по
отношению к названным судам. Высказывалось и мнение об учреждении
уставных судов в федеральных округах. Противники конституционных
(уставных) судов аргументировали тем, что создается «демократическая бюрократическая структура, содержащаяся за счет налогоплательщиков»[22].
При этом не только на практике, но и в доктрине конституционного права
игнорировалось существование конституционных (уставных) судов. И, наконец, отмечая «топтание на месте» с расширением пространства региональной конституционной (уставной) юстиции, высказывалось, что причина не
только в проблеме ее финансирования, но и в «нежелании», особенно законодательной власти, иметь над собой контролера.
Серьезным тормозом для развития конституционной (уставной) юстиции являлось стремление отдельных ученых и практиков реализовать идею
«административные суды вместо конституционных (уставных)». Ими в
обиход запускается утверждалось о «надуманности и недееспособности»
38
последних. Устанавливая в проекте закона подведомственность административных судов, его разработчики «забывали» конституционные (уставные) суды субъектов Федерации. Создание полноценной административной
юстиции ставшее возможным в связи с принятием в 2015 году Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации № 21-ФЗ [5], не
устранило препятствий в образовании и деятельности конституционных
(уставных) судов, но и наоборот создало условия для усиления позиции
этих учёных.
Тем не менее, 8 мая 2014 года в Государственную думу Республикой
Северная Осетия-Алания был внесён законопроект «О конституционных
(уставных) судах субъектов Российской Федерации» [64], так же известно,
что аналогичная работа была проведена в той или иной степени в 25 субъектах Российской Федерации. Но Постановлением Государственной думы 65116 ГД от 10.04.2015 года законопроект был отклонен, так как парламентарии
усмотрели в нём дублирование норм ФКЗ от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ
«О судебной системе Российской Федерации» [3] и Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» [7] путём бланкетной отсылки на нормы вышеназванных законов.
Подводя итоги, следует отметить, что становление и развитие конституционной (уставной) юстиции в субъектах Российской Федерации, несмотря
уже историю в четверть века, осуществляется сложно и противоречиво. От
закрепления в конституции (уставе) до принятия специального закона о конституционном (уставном) суде, а затем до реального создания суда проходит
относительно длительный период времени. Фактически сейчас были приняты законы о двадцати одном конституционном и уставном суде, из которых
сегодня функционируют 13 конституционных и 3 уставных суда. 56 конституциями и уставами субъектов РФ предусмотрено создание таких судов и в
40 из них они так и не были сформированы, в том числе и в Орловской области.
39
Вместе с тем процесс развития конституционной (уставной) юстиции
не ограничивается только этой количественной характеристикой. Он имеет и
качественные параметры. Формально это выражается в обновлении конституционных и уставных норм, законов о конституционных судах, в неоднократных изменениях и дополнениях всех существующих законов о конституционных и уставных судах субъектов Российской Федерации. Содержательно
совершенствовались нормы о порядке назначения (избрания) судей, их статусе, внедрении категории «непостоянных» судей (Адыгея, Ханты-Мансийский
автономный округ), о компетенции и особенностях процедур рассмотрения
некоторых категорий конституционных (уставных) вопросов и споров. В
большей мере ощущалось влияние федеральных конституционных законов «О
Конституционном Суде Российской Федерации» [2] и «О судебной системе
Российской Федерации» [3] на формирование законодательной базы регионов
о конституционных и уставных судах.
Вместе с тем в субъектах Федерации идёт большая звконотворческая
деятельность в данном направлении. Полномочия большинства действующих и еще необразованных конституционных (уставных) судов приведены в
текстуальное соответствие со статьей 27 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» [3]. «В некоторых регионах это осуществлено под влиянием
«ограничительного» понимания указанной нормы органами прокуратуры и
судами общей юрисдикции. Вместе с тем в ряде субъектов РФ сохранена либо дополнена специфика в компетенции названных судов. В частности, Конституционным законом Республики Адыгея от 26 ноября 2001г. «О поправках
в статью 101 Конституции Республики Адыгея» был установлен предварительный судебный конституционный контроль проектов нормативных актов, предлагаемых на вынесение на референдум Республики Адыгея» [39].
«Наряду с этим своеобразные особенности включены и в другие законы о конституционных (уставных) судах субъектов. Так, Уставный Суд
Ханты-Мансийского округа не вправе будет осуществлять конкретный нормоконтроль по жалобам граждан и запросам судов: последний заменен аб-
40
страктным нормоконтролем, инициируемым этими же субъектами. В Свердловской области из закона исключены положения об окончательности решений Уставного Суда и вступлении их в силу с момента провозглашения. И,
наконец, в связи с введением двухпалатной структуры Парламента в Адыгее
Конституционным законом Республики Адыгея от 6 июня 2001г. «О поправках в статьи 68-73 главы 4 Конституции Республики Адыгея» отнесено избрание Конституционного Суда к совместному ведению обеих палат. А в Дагестане установлено избрание судей Конституционного Суда без ограничения
срока» [39].
В остальном же развитие регионального законодательства о конституционной (уставной) юстиции в последние годы шло в направлениях уточнения полномочий судов и процедур рассмотрения в них соответствующих
дел, объектов судебного конституционного (уставного) контроля. Наметилась и тенденция расширения круга субъектов обращения в конституционные (уставные) суды (Башкортостан, Бурятия, Карелия, Марий-Эл, СанктПетербург), что получило положительную оценку в литературе.
Таким образом, будущее регионального конституционного (уставного)
правосудия зависит от множества факторов политического, финансового,
психологического и юридического характера, расширения и разграничения
компетенции с судами общей юрисдикции - административными и арбитражными судами, а в перспективе – и с Конституционным судом Российской
Федерации. Осознания электоратом и политической элитой субъектов Федерации необходимости в этих судах явно недостаточно. Необходимо внести в
ФЗ «О судебной системе Российской Федерации» [3] нормы обязательного
или рекомендательного характера о создании в субъектах Федерации конституционных (уставных) судов. Определить основные общефедеральные принципы его создания, функционирования и прекращения полномочий. К их подсудности, по нашему мнению, необходимо отнести: проверку нормативноправовых актов субъекта РФ на соответствие конституции (устава) субъекта
РФ; толкование конституции (устава) субъекта РФ; разрешение споров о ком-
41
петенции между органами государственной власти субъектов РФ и между органами государственной власти субъекта РФ и органами местного самоуправления; проверка конституционности (соответствия уставу) вопросов, выносимых на референдум субъекта Федерации.
Определить круг субъектов, имеющих право обращаться в конституционный (уставный) суд субъекта РФ. Например, граждане, и организации чьи
права затронуты оспариваемым нормативно-правовым актом; депутаты законодательного собрания соответствующего субъекта Российской Федерации;
суды общей юрисдикции, территориально располагающиеся в пределах границы субъекта РФ и т.д.
А так же требования к кандидатам на должность судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ, срок его полномочий, возможность его добровольной отставки, порядок назначения.
42
2.2. Место и роль конституционного (уставного) суда в системе органов
государственной власти субъектов РФ
Одним из основных условий существования правового государства является неукоснительное выполнение Конституции, соблюдение конституционной законности, соответствие деятельности государственных органов,
учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений
Конституции Российской Федерации.
В обеспечении верховенства и прямого действия Конституции особую
роль играет институт конституционного контроля, одной из важнейших составляющих которого является конституционное правосудие.
Процесс становления конституционного контроля в нашей стране и
международная практика показывают, что наиболее эффективным он становится с появлением системы конституционного правосудия.
В основе судебного конституционного контроля лежит принцип разделения властей, который заключается в разграничении функций законодательства, управления и суда, осуществляемых различными органами. Отсюда вытекает необходимость обеспечения юридической самостоятельности и известной независимости государственных органов, их делового взаимодействия и взаимного сдерживания, эффективного контроля и нейтрализации
неконституционных действий друг друга, сбалансирования полномочий.
На федеральном уровне органом конституционного правосудия является Конституционный Суд РФ. В федеративном государстве, каковым является Россия, осуществление конституционного правосудия приобретает свою
специфику.
Наряду с Конституцией РФ и федеральным законодательством действуют конституции (уставы), законы и нормативные правовые акты субъектов РФ, следовательно, должен быть механизм, обеспечивающий верховен-
43
ство конституции (устава) в иерархии нормативных правовых актов субъекта.
Государственная власть в субъектах Федерации, как и в целом в РФ,
осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную
и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти
самостоятельны. Такая позиция нашла подтверждение и в решении Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ряда положений
Устава (Основного Закона) Алтайского края[22].
В соответствии с Конституцией РФ (ст. 118) судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства [1]. Федеральным конституционным законом «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ (ст. 4) к судам
субъектов РФ отнесены конституционные (уставные) суды субъектов РФ и
мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции судов субъектов
РФ[3]. Кроме того, на территории каждого субъекта Федерации действуют
федеральные суды, осуществляющие правосудие посредством гражданского,
административного и уголовного судопроизводства.
Конституции и Уставы (Основные законы) в 53 субъектах Федерации
были приняты до появления вышеназванного ФКЗ, определившего суды
субъектов РФ, поэтому в большинстве из них основное внимание при установлении системы органов государственной власти было сосредоточено на
законодательной и исполнительной ветвях власти. О судебной власти, в Конституции РФ сказано, что правосудие на территории РФ, а значит и субъектами Федерации осуществляется федеральными судами. Таким образом,
Конституцией РФ вопрос о судебной власти и осуществляющих ее органах
вообще не решен.
С принятием ФКЗ «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ
[3] конституционные (уставные) суды как судебные органы конституционного (уставного) контроля находят свое место в системе органов государственной власти субъектов РФ. В ряд действующих конституций (уставов) вносят-
44
ся соответствующие изменения, уточняющие, что судебная власть в субъекте
осуществляется конституционным (уставным) судом. Корректировка конституций (уставов) в этом направлении в половине субъектов Федерации так и
не закончена.
В силу специфических полномочий конституционный (уставный) суд
занимает особое место в системе органов государственной власти. Конституционный (уставный) суд – это специальный и единственный судебный орган,
компетентный признавать законы и иные нормативные правовые акты органов государственной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления противоречащими его конституции (уставу), а потому недействительными, давать также толкование конституции (устава), осуществляя, таким образом, конституционный (уставный) контроль.
Двойственный характер конституционного (уставного) суда как органа
государственной власти, осуществляющего судебную власть в форме конституционного (уставного) судопроизводства, и как судебного органа, являющегося составной частью единой судебной системы РФ, определяется конституцией (уставом) субъекта Федерации, носящим учредительный характер для
конституционного (уставного) суда субъекта РФ.
Проведенный анализ конституций (уставов) субъектов РФ позволяет
сделать вывод, что конституционные (уставные) суды – это институт органичный для государственно-территориального образования, являющегося
субъектом Федерации, где четко выражен принцип разделения властей на региональном уровне. Решающую роль, как в учреждении, так и в формировании конституционных (уставных) судов субъектов РФ в качестве органов
конституционной (уставной) юстиции играют законодательный (представительный) орган государственной власти и глава исполнительной власти[22].
Необходимость конституционных (уставных) судов регионов обусловлена демократизацией государства, принципом разделения властей не только
«по горизонтали», но и «по вертикали», поиском эффективной формы конституционного контроля по сравнению с формами, применяемыми ранее ор-
45
ганами законодательной, исполнительной власти. Конституционный (уставный) суд как орган судебной власти является обязательным элементом системы разделения властей на региональном уровне; конституционный
(уставный) суд выступает гарантом конституционной законности, прав и
свобод человека и гражданина, действия принципа разделения властей, рациональной децентрализации государственной власти, а также обеспечивает
верховенство и прямое действие конституции (устава) на территории субъекта РФ.
Рассмотрим это на примере республик, принимая во внимание конституционный принцип равенства субъектов РФ. Обращают внимание особенности определения (регулирования) места конституционного суда республики в системе судебной власти республики в конституциях республик в
составе РФ в сравнении с организацией федеральных судов, зафиксированной Конституцией РФ. На республиканском уровне соотношение между
различными видами высших судов республики зачастую строится не только
по критерию различной юрисдикционной специализации (как на общефедеральном уровне), но и по такому показателю, как особенное, главенствующее положение в иерархии судебной власти республики. В конституциях
республик в составе РФ специфика конституционных судов республик подчеркивается не только их эксклюзивным отождествлением с особой разновидностью судопроизводства - конституционным судопроизводством.
Но, помимо этого, конституционные суды ряда республик в составе РФ
провозглашаются «высшими судебными органами защиты конституционного строя, осуществляющими судебную власть в форме конституционного судопроизводства» («высшими органами судебной власти по охране (защите)
конституционного строя Республики») (ч. 2 ст. 132 Конституции Республики
Башкортостан; ст. 100.1 Конституции Республики Бурятия; ст. 113 Конституции Республики Дагестан; ст. 87 Конституции Республики Карелия).
В более чем в половине республик положение конституционного суда
республики в судебной системе, по отношению к другим видам судов фор-
46
мулируется в духе принципа: первый среди равных. Надо иметь в виду, однако, относительность этого утверждения, так как согласно ФКЗ «О судебной
системе РФ»[3] конституционные (уставные) суды являются судами субъектов РФ; а верховные суды республик общей и арбитражной юрисдикции,
несмотря на их номинальную (по наименованию) привязку к субъекту РФ,
относятся к системе федеральных судов соответствующего территориального
уровня, т. е. в этом смысле конституционные (уставные) и иные (федеральные) суды несопоставимы. В Конституциях республик, где не подчеркивается высший статус конституционных судов в сравнении с общими и арбитражными судами однопорядкового звена о конституционном суде, бывает
сказано, что это «судебный орган по защите конституционного строя», либо
«судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо
осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства», либо «орган судебной власти по защите конституционного строя»
(п. I ст. 122 Конституции КБР, п. I ст. 95 Конституции Марий Эл и т.д.) [39].
В завершении можно отметить, что конституционным (уставным) судам отведена важная роль обеспечении законности в государстве и формировании правового государства. Свое место данные органы судебной власти
нашли как в рамках судебной системы (на федеральном и региональном
уровнях), так и в системе органов публичной власти субъектов РФ, являясь
гарантом законности деятельности представительных и исполнительных органов власти субъекта Федерации. Данное положение позволяет говорить о
целесообразности формирования конституционных (уставных) судов субъектов РФ во всех субъектах РФ, что позволит выровнять уровень законности
и подконтрольности функционирования органов государственной власти
(представительных и исполнительных) и их должностных лиц в соответствующих субъектах РФ. А это будет возможно, если конституционный
(уставной) суд субъекта РФ станет реальной частью судебной системы Российской Федерации, то есть поднадзорным и подконтрольным Конституционному суду Российской Федерации. А для начала данного сложного и мно-
47
гоэтапного процесса, мы предлагаем дополнить пункт 1 статьи 3 ФКЗ №1 «О
Конституционном Суде Российской Федерации» подпунктом «д) вступивших в силу постановлений конституционных (уставных) судов субъектов
российской Федерации», что позволить проверить решения последних в части соответствия их Конституции РФ.
48
2.3. Особенности формирования мировой юстиции в субъектах Федерации
Деятельность мировых судей на территории РФ регулирует ФЗ «О мировых судьях в РФ» [4].
В соответствии со статьей 5 ФЗ «О мировых судьях в РФ» [4], к кандидату в мировые судьи предъявляются следующие требования: достижение
25-летнего возраста, наличие высшего юридического образования, стаж работы по юридической специальности не менее 5 лет, не совершивший поступка, порочащего кандидата в мировые судьи. Мировой судья не может
быть депутатом представительных органов власти, органов местного самоуправления, не может принадлежать к каким-либо политическим партиям и
движениям, не может осуществлять предпринимательскую деятельность.
Согласно статье 6 ФЗ «О мировых судьях в РФ» [4], в Российской Федерации установлен следующий порядок назначения мировых судей на
должность. В соответствии с законодательством каждого конкретного субъекта, мировой судья может либо назначаться на должность законодательным
органом субъекта Российской Федерации, либо может быть избранным населением по месту нахождения судебного участка.
В соответствии со статьей 7 ФЗ «О мировых судья в РФ», срок полномочий мирового судьи устанавливается законодательством конкретного
субъекта РФ, но не более чем на 5 лет. Предельный возраст пребывания в
должности мирового судьи - 70 лет [4].
В соответствие со статьей 1 ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» мировые судьи являются судьями общей юрисдикции субъектов
РФ и входят в единую судебную систему РФ.
Потребность иметь отдельных судей, специализирующихся на рассмотрении и разрешении относительно несложных судебных дел, в нашем
государстве ощущалась практически постоянно. Временами эта потребность
49
носила весьма острый характер. В период так называемой перестройки, к
концу 80-х годов она настолько дала о себе знать, что вынудила даже тогдашних весьма робких реформаторов предпринять определенные шаги, чтобы для осуществления правосудия по разного рода малозначительным делам
ввести специализированных судей. И тем самым хоть как-то разгрузить районные (городские) народные суды от нахлынувшего на них потока дел.
Несомненно, речь тогда шла о возрождении при советской власти института,
подобного дореволюционному российскому мировому суду. Однако принятыми в 1989 году Основами законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве (ст. 18) представителей данного института, должности
которых предполагалось учредить при районных (городских) народных судах, предпочли назвать «судьями по административному и исполнительному
производству».
О необходимости введения в России полноценных мировых судей заговорили официально и открыто лишь в конце 1991 года, когда постановлением бывшего Верховного Совета РСФСР был одобрен документ под названием «Концепция судебной реформы в РСФСР». Однако только в конце 1996
года был принят Федеральный конституционный закон «О судебной системе
Российской Федерации», который закрепил, что к судам субъектов Российской Федерации относятся мировые судьи, являющиеся судьями общей
юрисдикции субъектов Федерации. В ноябре 1998 года в России был принят
закон «О мировых судьях в Российской Федерации», в соответствии с которым начался поэтапный процесс формирования мировых судов в регионах.
Однако отсутствие процессуального законодательства исключало возможность функционирования мировой юстиции. И только в августе 2000 года
стали функционировать первые мировые судьи в субъектах Федерации.
Мировые судьи в настоящее время функционируют во всех субъектах
Российской Федерации, на их долю приходится значительное число рассмотрения уголовных и гражданских дел, но особенно административных.
50
ФЗ «О мировых судьях в РФ» определил полномочия Российской Федерации, совместные полномочия РФ и субъектов Федерации, а также полномочия субъектов РФ в области мировой юстиции. Однако, на наш взгляд,
нельзя говорить о четкости формулировок данных полномочий. В законе нет
четкой классификации полномочий, что сказывается на правоприменении
норм данного закона.
Анализируя нормы ФЗ «О мировых судьях в РФ» можно выделить следующие полномочия РФ относительно мировых судей:
1) определение места мировых судей в судебной системе;
2) полномочия мирового судьи;
3) порядок деятельности мировых судей;
4) порядок создания должностей мировых судей;
5) порядок осуществления правосудия;
6) порядок прекращения и приостановления полномочий мирового
судьи.
К совместным полномочиям Российской Федерации и субъектов РФ
можно отнести:
1) порядок наделения полномочиями мирового судьи;
2) порядок осуществления правосудия по делам об административных правонарушениях;
3) гарантии материального обеспечения и социальной защиты;
4) финансирование деятельности мировых судей.
Мировые судьи осуществляют правосудие именем Российской Федерации, а значит порядок осуществления правосудия мировыми судьями устанавливается федеральным законом, а в части, касающейся осуществления
правосудия по делам об административных правонарушениях, может устанавливаться также законами субъектов Российской Федерации.
Вступившие в силу постановления мировых судей, а также их законные
распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются
обязательными для всех без исключения федеральных органов государствен-
51
ной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации (пункт 3
статьи 1) [4].
Следует отметить, что на мировых судей и членов их семей распространяются общефедеральные гарантии независимости судей, их неприкосновенности, а также материального обеспечения и социальной защиты, установленные Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской
Федерации» [7] и иными федеральными законами. Законами субъектов Российской Федерации мировым судьям могут быть установлены дополнительные гарантии материального обеспечения и социальной защиты (статья 2) [4].
Согласно закону «О статусе судей в Российской Федерации» № 3132-1
от 26 июня 1992 года, мировые судьи, также как и судьи федеральных судов,
независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и
закону[7]. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому
не подотчетны. Проявление неуважения к суду или судьям влечет установленную законом ответственность. Требования и распоряжения мировых судей при осуществлении ими полномочий обязательны для всех без исключения государственных органов, общественных объединений, должностных
лиц, других юридических лиц и физических лиц. Информация, документы и
их копии, необходимые для осуществления правосудия, представляются по
требованию мировых судей безвозмездно. Неисполнение требований и распоряжений мировых судей влечет установленную законом ответственность.
Судья, впервые избранный на должность, приносит в торжественной
обстановке присягу следующего содержания: «Торжественно клянусь честно
и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие,
подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят
мне долг судьи и моя совесть». Присяга приносится судьей перед Государственным флагом Российской Федерации, а в соответствующих случаях
52
предусмотренным законом субъекта РФ, также и перед государственным
флагом субъекта Российской Федерации.
Мировой судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой
защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принять необходимые
меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности
принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление.
Всякое вмешательство в деятельность мирового судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Мировой судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления,
иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом.
Правосудие мировые судьи, как и федеральные, осуществляют от имени Российской Федерации в мантиях. Кроме того, они вправе носить отличительные знаки своей должности, предусмотренные законодательством субъекта Российской Федерации.
В зале судебных заседаний мировых судей помещаются Государственный флаг Российской Федерации и изображение Государственного герба
Российской Федерации, а также если это предусмотрено законом субъекта
Федерации может устанавливаться флаг и помещаться изображение герба соответствующего субъекта Российской Федерации.
Мировые судьи осуществляют свою деятельность в пределах судебных
участков. Общее число мировых судей и количество судебных участков
субъекта Российской Федерации определяются федеральным законом по законодательной инициативе соответствующего субъекта Российской Федерации, согласованной с Верховным Судом Российской Федерации, или по инициативе Верховного Суда Российской Федерации, согласованной с соответствующим субъектом Российской Федерации. Судебные участки и должности мировых судей создаются и упраздняются законами субъектов Российской Федерации. Судебные участки создаются из расчета численности насе-
53
ления на одном участке от 15 до 30 тысяч человек. В административно территориальных образованиях с численностью населения менее 15 тысяч
человек создается один судебный участок. Судебный участок или должность
мирового судьи не могут быть упразднены, если отнесенные к компетенции
этого мирового судьи дела не были одновременно переданы в юрисдикцию
другого судьи или суда.
Во исполнении Федерального закона «О мировых судьях в Российской
Федерации» [4], в Российской Федерации был принят Федеральный закон
«Об общем числе мировых судей и количестве судебных участков в субъектах Российской Федерации»[8], который определил общее число мировых
судей и соответствующее ему количество судебных участков в субъектах
Российской Федерации.
Согласно Закону РФ "О статусе судей в РФ" при назначении на должность мирового судьи проводится предварительное медицинское освидетельствование претендента на эту должность для подтверждения отсутствия у него заболеваний, препятствующих назначению на должность судьи [7]. Перечень заболеваний, препятствующих назначению на должность судьи, утверждается решением Совета судей Российской Федерации на основании представления федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения.
Полномочия мирового судьи прекращаются по истечении срока, на который он был назначен (избран), либо в случаях и порядке, которые установлены Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» [7].
Мировой судья имеет свой аппарат, который обеспечивает его работу.
Структура и штатное расписание аппарата мирового судьи устанавливаются
в порядке, предусмотренном законом субъекта Российской Федерации. Следует отметить, что работники аппарата мирового судьи являются государственными служащими соответствующего субъекта Российской Федерации
[23,С.67-75].
54
Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации» в
введенье субъекта Российской Федерации были отнесены следующие вопросы: определение порядка назначения (избрания) мировых судей, установление дополнительных гарантий материального обеспечения и социальной защиты мировых судей, создание и упразднение судебных участков и должностей мировых судей, установление дополнительных требований к кандидату
на должность мировых судей, установление срока полномочий мирового
судьи (но не более пяти лет), Установление структуры и штатного расписания аппарата мирового судьи, определение порядка осуществления материально-технического обеспечения деятельности мировых судей [4].
В соответствии с данными полномочиями, в субъектах Российской Федерации были разработаны и приняты региональные законы, начался процесс
введения мировой юстиции в регионах.
Законодательство субъекта Российской Федерации о мировых судьях
состоит из закона о мировых судьях, который в разных регионах называется
по-разному, и принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов
субъектов РФ.
В ходе данного исследования были проанализированы более 10 региональных законов о мировых судьях. Для удобства сравнения региональных
законов, их нормы было бы целесообразно представить в сравнительной таблице (см. Таблица 1).
Таблица 1.
Требования, предъявляемые к
мировому судье
Порядок назначения (изСрок полномочий
брания) на должность
Брянская область
Закон "О мировых судьях в Брянской области" №62-3 от 04.11.1999 г. [14]
Мировым судьей может быть
Мировые судьи назначаются
Мировой судья
гражданин РФ, достигший возрас- на должность Брянской обназначается на должность
та 25 лет, имеющий высшее юриластной Думой по представна три года. По истечении |
дическое образование, стаж раболению Председателя Брянско- указанного срока лицо,
ты по юридической профессии не го областного суда и начальзанимавшее должность
менее пяти лет, не совершивший
ника управления Судебного
мирового судьи, вправе
порочащих его поступков сдавдепартамента при Верховном снова выдвинуть свою
ший квалификационный экзамен и Суде РФ в Брянской области, кандидатуру для назначе-
55
получивший рекомендацию
Брянской областной квалификационной коллегии
судей.
От сдачи квалификационного экзамена и представления рекомендации Квалификационной коллегии судей Брянской области освобождаются лица, имеющие стаж
работы в должности судьи федерального суда не менее пяти лет.
Мировой судья не вправе быть
депутатом представительных
органов государственной власти
или органов местного
самоуправления, принадлежать к
политическим партиям и
движениям, осуществлять
предпринимательскую
деятельность, а также совмещать
работу в должности мирового
судьи с другой оплачиваемой
работой, кроме научной, преподавательской, литературной и иной
творческой деятельности.
согласованному с соответствующим представительным органом местного самоуправления
ния на данную должность.
При повторном
назначении на должность
мировой судья
назначается мировой
судья назначается на пять
лет.
Курганская область
Закон "О мировых судьях в Курганской области" № 356 от 01.08.2000 г. [13]
Мировым судьей может быть Мировые судьи назнаМировой
судья
гражданин
РФ,
достигший чаются областной
назначается на должность на
возраста 25 лет, имеющий высшее Думой
по представтри года, по истечении укаюридическое
образование лению председателя
занного срока лицо, заниполученное в учебном заведении с курганского областного
мавшее
должность мировогосударственной аккредитацией, суда, основанному на пого судьи, вправе снова
стаж работы по юридической ложительном заключении выдвинуть свою кандидатупрофессии не менее пяти лет, не
квалификационной колле- ру
для назначения
совершивший порочащих его гии судей Курганской на данную должность. При
поступков,
сдавший области.
последующих назначениях на
квалификационный экзамен и
должность мирового судьи
получивший
рекомендацию
мировой судья назначается на
квалификационной
коллегии
пять лет.
судей Курганской области. От
сдачи квалификационного экзамена
и
представления
рекомендации квалификационной
коллегии
судей
Курганской
области освобождаются лица,
имеющие
стаж
работы
в
должности судьи федерального
суда не менее пяти лет
Курская область
Закон "О мировых судьях в Курской области" №428-11 ОД от 17.06.1999 г[12].
56
Помимо основных требований,
предъявляемых к мировому судье
Федеральным
законом
«О
мировых судьях в Российской
Федерации»,
к
нему
предъявляются
следующие
дополнительные требования: Кандидат на должность мирового
судьи представляет медицинское
заключение
об
отсутствии
противопоказаний к работе по
осуществлению
правосудия,
связанных
с
психическим
заболеваниям, алкоголизмом или
наркоманией.
Перечень
медицинских
документов,
представляемых кандидатом на
должность мирового судьи, а
также порядок их представления
определяются квалификационной
коллегией Курской области и
управлением
Судебного
департамента при Верховном Суде
РФ в Курской области. Кандидат
на должность мирового судьи
должен
сдать квалификационный экзамен на должность
судьи экзаменационной комиссии
при
управлении Судебного
департамента при Верховном
Суде РФ в Курской области. Отбор и подготовку кандидатов на
должности
мировых
судей
осуществляет
управление
Судебного департамента при
Верховном Суде РФ в Курской
области совместно с Курским
областным судом на конкурсной
основе.
Мировые судьи назначаются на должность Курской областной Думой
по
представлению
председателя
Курского областного суда
в месячный срок со
дня получения необходимых материалов.
Мировой
судья
назначается на должность на
три года. По истечении указанного срока лицо, занимавшее
должность мирового судьи, вправе снова
выдвинуть свою кандидатуру
для назначения
на данную должность. При
повторном
и последующем назначении на должность мирового судьи, мировой судья назначается
сроком на десять лет. I
Волгоградская область
Закон "О мировых судьях в Волгоградской области" №297 -ОД от 18.08.1999 г. [11]
Мировым судьей может быть Председатель Волгоградского Мировой судья избирается
гражданин РФ, достигший областного суда PI начальник на должность сроком на
три года. По истечении
возраста 25 лет, имеющий выс- Управления Судебного
срока
лицо,
шее юридическое образование, департамента при Верховном указанного
занимавшее
должность
Суде РФ в Волгоградской
стаж
судьи,
вправе
области вносят в профильный мирового
работы
по юридической
снова
выдвинуть
свою
профессии не менее пяти лет, не комитет Волгоградской
совершивший порочащих его областной Думы представления кандидатуру для
на кандидатуры на должность назначения на данную должпоступков.
Для назначения на должность мирового судьи.
ность.
мирового судьи гражданин сда- Указанные представления на При повторном и последую-
57
ет квалификационный экзамен,
а
также
должен получить
рекомендацию квалификационной коллегии судей Волгоградской области.
От сдачи квалификационного
экзамена и представления
рекомендации квалификационной
коллегии
судей области
освобождаются лица, имеющие
стаж работы в должности судьи
федерального суда не менее пяти лет.
Мировой судья не вправе быть
депутатом представительных
органов государственной власти
или органов местного
самоуправления, принадлежать
к политическим партиям и
движениям, осуществлять
предпринимательскую
деятельность, а также совмещать
работу в должности мирового
судьи с другой оплачиваемой работой, кроме научной,
преподавательской, литературной иной творческой деятельности.
каждого
кандидата
для
избрания
на
должность
мирового судьи
рассматриваются профильным
комитетом Волгоградской
областной Думы в течение 30
дней с момента их поступления.
В случае несогласия профильного комитета Волгоградской
областной Думы с представлениями
председателя Волгоградского
областного суда и начальника
Управления Судебного
департамента при Верховном
Суде РФ в Волгоградской
области представления на
отклоненных кандидатов
возвращаются
председателю
Волгоградского
областного
суда и начальнику Управления
Судебного департамента при
Верховном Суде РФ в
Волгоградской области для
повторного
рассмотрения.
При получении профильным
комитетом Волгоградской
областной Думы повторных
представлений
председателя
Волгоградского
областного
суда и начальника Управления
Судебного департамента при
Верховном Суде РФ в
Волгоградской области
профильный комитет
Волгоградской областной Думы
вносит
указанную
представлении кандидатуру для
избрания Волгоградской
областной Думой судьи в установленном порядке.
Профильный комитет вносит для
избрания Волгоградской областной Думой на должность мирового судьи не менее двух кандидатов на один судебный участок.
Избранным на должность
мирового судьи считается
кандидат, набравший большее
число
голосов
от
присутствующих на заседании
депутатов
Волгоградской
щих назначениях на должность мирового судьи мировой судья избирается на пять
лет
в
58
областной Думы.
Забайкальский край
Закон " О мировых судьях Забайкальского края и судебных участках в Забайкальском
крае № 1026-ЗЗК от 28.07. 2014г. [65]
Мировым судьей Читинской Мировые судьи назначаются на Мировой
судья
области может быть гражданин должность Читинской
назначается на должность
РФ, обладающий высокими областной Думой на очередной впервые сроком на три
моральными
качествами
и сессии
по
представлению года.
По
истечении
необходимыми способностями, председателя Читинского
указанного
срока
лицо,
достигший возраста 25 лет, областного суда. Решение о занимавшее
должность
имеющий высшее юридическое назначении
принимается
с мирового
судьи,
вправе
образование, стаж работы по учетом мнения представительно- снова
выдвинуть
свою
юридической профессии не менее го органа местного самоуправле- кандидатуру
для
пяти лет, не совершивший ния
назначения на данную должпорочащих
его
поступков, соответствующего муниципальность.
сдавший квалификационный
ного образования.
При повторном и послеэкзамен и получивший
Назначение кандидатов на
дующих
назначениях
на
рекомендацию квалификацион- должности мировых судей
должность мирового судьи
ной
производится только при
мировой судья назначается
коллегии судей Читинской
наличии положительного
сроком на десять лет.
области.
заключения квалификационной
Мировой судья не вправе быть коллегии
судей
Читинской
депутатом представительных
области, за исключением лиц,
органов государственной вла- имеющих стаж работы в
сти должности судьи федерального
или
органов
местного суда не менее пяти лет.
самоуправления, принадлежать В случае отклонения представк
ленной
на
должность
политическим
партиям
и мирового судьи кандидатуры
движениям, осуществлять
квалификационная
коллегия
предпринимательскую
судей Читинской области имеет
деятельность, а также совмещать право при наличии повторного
работу в должности мирово- заявления кандидата,
го судьи с другой оплачива- рассмотрев основания отклонеемой работой,
кроме
ния, повторно дать положительнаучной, преподавательской,
ное заключение для назначения
литературной ной творческой
кандидата на должность мидеятельности.
рового судьи
Рязанская область
Закон "О порядке назначения и деятельности мировых судьей в Рязанской области"
№43-ОЗ от 10.08.1999 г. [15]
Мировым судьей может быть Мировой судья назначается на Мировой
судья
гражданин
РФ,
достигший должность Рязанской областной назначается на должность
возраста 25 лет, имеющий выс- Думой.
сроком на три года.
шее юридическое образование, Назначению
на
должность По
истечении
стаж
мирового судьи предшествует трехлетнего
срока
лицо,
работы
по юридической
отбор
кандидатов
взанимавшее
должность
профессии не менее пяти лет, не соответствии
с
законом мирового
судьи,
вправе
имеющий медицинских
Рязанской области «О порядке снова
выдвинуть
свою
противопоказаний,
назначения
не
и
организации кандидатуру
для
59
совершивший порочащих его
поступков, сдавший
квалификационный экзамен и
получивший рекомендацию
квалификационной коллегии
судей Рязанской области.
От сдачи квалификационного
экзамена
и
представления
рекомендации квалификационной
коллегии
судей области
освобождаются лица, имеющие
стаж работы в должности судьи
федерального суда не менее пяти
лет.
Мировой судья не вправе быть
депутатом представительных
органов государственной власти и
местного самоуправления,
принадлежать к политическим
партиям и движениям,
осуществлять
предпринимательскую
деятельность, а также совмещать
работу в должности мирового
судьи с другой оплачиваемой
работой, кроме научной,
:преподавательской, литературной
и иной творческой деятельности.
Кандидат на должность мирового
судьи должен постоянно
проживать
на
территории
.соответствующего судебного
участка или в непосредственной
близости от него.
В случае отсутствия у кандидата
на должность мирового судьи
постоянного места жительства на
территории соответствующего
судебного участка или в непосредственной близости от него,
согласование и утверждение данной кандидатуры осуществляется при наличии гарантированного обязательства местной
администрации соответствующего района (города) Рязанской
области о выделении благоустроенного жилья назначенному
кандидату при вступлении его
деятельности мировых судей в
рязанской области» и их
предварительное рассмотрение
на
заседании
профильного
комитета Рязанской областной
Думы
в
соответствии
с
Регламентом
Думы.
Назначенным на должность
мирового
судьи
считается
кандидат,
за которого
проголосовало на заседании
Рязанской областной Думы
более половины от общего
числа депутатов.
Постановление Рязанской
областной Думы о назначении
на должность мирового судьи в
пятидневный срок передается в
Управление Судебного
департамента для оформления
личного дела мирового судьи.
Назначенному на должность мировому судье выдается удостоверение установленного образца.
назначения на данную должность.
При повторном и последующих назначениях на должность мирового судьи мировой судья назначается сроком
на пять лет.
60
в должность мирового судьи на
все время осуществления полномочий.
Краснодарский край
Закон "О мировых судьях в Краснодарском крае" №265-КЗ от 26.04.2000 г. [16]
Мировым судьей может быть
Кандидат успешно сдавший
Мировой судья впервые
гражданин РФ достигший
квалификационный экзамен и
назначается на должность
возраста 25 лет, постоянно
получивший рекомендацию
на два года. По истечении
проживающий в Краснодарском квалификационной коллегии
указанного срока лицо,
крае, имеющий высшее
судей Краснодарского края,
занимавшее должность
юридическое образование, стаж
назначается на должность
мирового судьи, вправе
работы по
юридической
мирового судьи
снова выдвинуть свою
профессии не менее пяти лет, не
Законодательным Собранием
кандидатуру для
совершивший порочащих его
Краснодарского края с учетом
назначения на данную должпоступков,
сдавший
мнения соответствующего
ность.
квалификационный экзамен и
Представительного органа
При последующих
получивший рекомендацию
местного самоуправления и
назначениях на должность
квалификационной коллегии
администрации Краснодарского
мирового судьи мировой сусудей Краснодарского края, а
края по письменному
дья назначается на пял> лет.
также отвечающий иным
представлению председателя
требованиям, установленным
Краснодарского краевого суда.
Федеральным законом «О миро- Кандидатуры на должности мивых судьях в Российской Федера- ровых судей представляются на
ции».
сессии Законодательного СобраОт сдачи квалификационного ния Краснодарского края предсеэкзамена освобождаются лица,
дателем
имеющие стаж работы в должно- Законодательного Собрания
сти судьи федерального суда.
Краснодарского края по законоМировой судья не вправе
дательству и правовой политике.
быть депутатом представительЗаконодательное Собрание дня
ных органов государственной
срок со Краснодарского
или органов местного самоуправ- края в месячный срок со дня
ления;
принадлежать к политическим получения
необходимых
партиям и
движениям,
документов назначает мирового
осуществлять предприниматель- судью
либо
отклоняет
скую
представленную
кандидатуру,
деятельность, а также совмещать указывая
основания
работу в должности мирово- отклонения.
го
В
случае
отклонения
судьи с другой оплачиваемой Законодательным
Собранием
работой,
кроме научКраснодарского
края
ной,
представленной
кандидатуры
преподавательской, литератур- данный
кандидат
может
ной и иной творческой деятельно- представить
документы
на
сти.
должность мирового судьи не
ранее чем через год.
Саратовская область
Закон "О порядке назначения и деятельности мировых судей в Саратовской области"
№12- ЗСО от 16.03.1999 г. [17]
Мировым судьей может быть Мировой судья назначается на Мировой
судья
61
гражданин
РФ,
достигший
возраста 25 лет, имеющий высшее
юридическое образование, стаж
работы по юридической
профессии не менее пяти лет. не
совершивший порочащих его
поступков,
сдавший
квалификационный экзамен и
получивший рекомендацию
квалификационной коллегии
судей Саратовской области.
Лица, имеющие стаж работы в
должности судьи федерального
суда не менее пяти лет,
освобождаются
от
сдачи
квалификационного экзамена и
представления рекомендации
квалификационной коллегии
судей.
Мировыми судьями не могут
быть недееспособные, ограниченные в дееспособности граждане, лица, имеющие судимость,
а
также физические
недостатки и психические заболевания, препятствующие
осуществлению правосудия.
Мировой судья не вправе быть
депутатом органов представительной
государственной
власти,
представительных
органов
местного
самоуправления,
государственными
и
муниципальными
служащими, принадлежать к политическим партиям
и
движениям, осуществлять предпринимательскую деятельность,
также
совмещать работу
в
должности мирового судьи с
другой оплачиваемой работой,
кроме
научной, преподавательской, литературной и иной
творческой деятельностью.
должность
Саратовской
областной
Думой по
представлению
председателя
областного суда, основанному
на положительном заключении
квалификационной
коллегии
судей
области и
согласованному
с
Губернатором Саратовской области.
Саратовская областная Дума в
течении
месяца
со
дня
получения
представления
председателя областного суда
должна принять постановление о
назначении представленной кандидатуры на должность мирового
судьи либо об отклонении представления. Отклонение представления о назначении на должность
мирового судьи не лишает права
председателя областного суда
вновь представить эту кандидатуру на должность мирового судьи
любого судебного участка.
назначается
на
должность
сроком на 3 года. Ио
истечении
этого
срока
лицо,
занимавшее
должность
мирового
судьи,
вправе
вновь
выдвинуть
свою
кандидатуру для
назначения
на
эту
же
должность.
При
повторном
и
последующих назначениях на
должность мирового судьи, мировой судья назначается сроком на
пять лет.
Орловская область
Закон «О мировых судьях в Орловской области» № 141-ОЗ от 09.02.2000 г. [10]
Мировым судьей может
Мировые судьи назначаются Мировой
судья
быть гражданин
на должность
Орпервоначально назначается
Российской Федерации, доловским областным Советом сроком на три года.
По
стигший возраста 25 лет,
народных депутатов по
истечении указанного сро-
62
имеющий
высшее
юридическое образование,
стаж работы
по
юридической профессии не
менее пяти лет, не совершивший порочащих
его поступков.
представлению Губернатора
Орловской области,
который
вносит представления о кандидатурах на
должности мировых судей на
основе
предложений Председателя
Орловского областного суда,
согласованных с
соответствующими представительными органами
местного самоуправления.
ка лицо, занимавшее
должность мирового судьи,
вправе снова выдвинуть
свою кандидатуру. При
последующих назначениях
на должность мировой
судья назначается сроком
на пять лет.
Из данной таблицы видно, что кандидаты на должность мировых судей
назначаются законодательным (представительным) органом государственной
власти субъекта Российской Федерации, а право представлять кандидатов в
законодательный (представительный) орган субъекта имеют разные лица.
Так, в Брянской области таким правом обладает Председатель Брянского областного суда и начальник управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Брянской области, в Курганской, Курской, Читинской, Саратовской областях - Председатель областного суда, в Краснодарском крае Председатель комитета Законодательного Собрания Краснодарского
края
по законодательству и правовой политике, в Орловской - Губернатор области.
Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации»[4]
позволил избирать мировых судей населением. Но, как видно из таблицы, ни
один из рассмотренных региональных законов не предоставил такого права
населению субъекта Российской Федерации. Правда, некоторые субъекты РФ
пошли по пути избрания мировых судей законодательным (представительным) органом власти субъекта Российской Федерации. Примером может
служить Волгоградская область.
Что касается установления дополнительных требований к кандидату на
должность мирового судьи, то далеко не все субъекты Российской Федерации решили установить такие требования в своих законах. Но все же некоторые из них такие дополнительные требования установили. Так, в Курской
63
области дополнительно к основным требованиям, к кандидату на должность
мирового судьи предъявляются следующие требования: кандидат на должность мирового судьи представляет медицинское заключение об отсутствии
противопоказаний к работе по осуществлению правосудия, связанных с психическим заболеваниям, алкоголизмом или наркоманией. Перечень медицинских документов, представляемых кандидатом на должность мирового судьи,
а также порядок их представления определяются квалификационной коллегией Курской области и управлением Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Курской области.
В Курганской области дополнительным требованием к должности мирового судьи можно считать установление нормы о том, что кандидат, претендующий на эту должность, должен получить высшее образование в учебном заведении, обладающем государственной аккредитацией. В Рязанской
области - должен не иметь медицинских противопоказаний. В Читинской области - должен обладать высокими моральными качествами и необходимыми
- способностями. В Краснодарском крае - должен постоянно проживать в
Краснодарском крае.
Федеральный Закон «О мировых судьях в Российской Федерации» [4]
предоставил право субъектам РФ самим определять срок полномочий мировых судей, установив максимальный предел в пять лет. В соответствии с
вышеприведенной таблицей субъекты РФ решили этот вопрос следующим
образом: В Читинской, Рязанской, Волгоградской, Брянской, Курганской,
Курской, Орловской, Саратовской областях мировые судьи назначаются на
три года; в Краснодарском крае - на два года. При повторных и последующих назначениях мировые судьи назначаются на должность в Курской, Читинской областях - на 10 лет; в Курганской, Брянской, Орловской, Волгоградской, Рязанской, Саратовской областях, Краснодарском крае - на 5 лет.
Что касается дополнительных гарантий материального обеспечения и
социальной защиты мировых судей, которые могут быть установлены законами субъектов Российской Федерации согласно Федеральному закону "О
64
мировых судьях [4], то судя по рассмотренным региональным законам, у
субъектов РФ на это финансовых средств не нашлось. В региональных законах о мировых судьях лишь закреплена норма о возможности установления
таких гарантий.
Материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей в
Курганской, Волгоградской, Читинской областях осуществляет исполнительный орган власти; в Курской, Брянской областях, Краснодарском крае исполнительный орган власти через управление Судебного департамента при
Верховном Суде РФ; в Рязанской - Управление юстиции администрации Рязанской области [23].
Анализ, проведенный в данном параграфе, позволяет определить место
мировых судей в системе органов публичной власти, как органов государственной судебной власти субъекта РФ находящихся в двойном подчинении.
Подводя итог, следует констатировать, что Россия представляет собой
федеративное государство, следовательно, законодательная власть и исполнительная власть представлена своими самостоятельными и организационно
независимыми органами и на федеральном и на уровне субъектов Федерации. Это не разрушение единого правового пространства или ограничение
полномочий центра, а объективная необходимость, возведенная Конституцией РФ в ранг основополагающего принципа. Но должна ли судебная
власть быть представлена так же как на федеральном, так и на региональном
уровнях? Двусмысленный статус мировых судей, как нижнего звена федеральной судебной системы, оторванный и переданный субъектам Федерации, отсутствие самого понятия мировой суд, заменённый понятием судебный участок мирового судьи, противоречащий ч.1 ст.118 Конституции Российской Федерации закрепляющим принцип осуществления правосудия
только судом, а не судьёй, требуют законодательного разрешения. Кроме того, население субъектов федерации должно непосредственно участвовать в
формировании всех ветвей государственной власти на местах, в том числе и
судебной, а значит вполне можно вернуться к советской практике выборно-
65
сти судей. И данный процесс можно вполне начать с мировых судей. В соответствии с изменениями в избирательном законодательстве, закончившим
формирование единой и постоянно действующей системы избирательных
комиссий, постоянно действующие территориальные избирательные комиссии (далее- ТИКи) вполне могут справиться с задачей организации альтернативных выборов мировых судей, чьи участки по территории совпадают с
границами муниципальных районов входящих в юрисдикции ТИКов. А полная передача финансирования мировых судей на федеральный уровень, давно уже назревшая, сможет профинансировать выборы в полной мере через
Судебный департамент при Верховном суде.
66
Глава 3. ПУТИ ОПТИМИЗАЦИИ СОЗДАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
КОНСТИТУЦИОНЫХ (УСТАВНЫХ) СУДОВ И МИРОВЫХ СУДЕЙ
СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
3.1. Совершенствование правовых основ создания и функционирования
конституционных (уставных) судов в субъектах Федерации
Федеральное правовое регулирование судебного конституционного
(уставного) контроля субъектов РФ очень небольшое по своему объему, хотя
наблюдается тенденция к некоторому его расширению. «Сдержанность» федерального законодателя по поводу создания юридической основы функционирования конституционной (уставной) юстиции в субъектах РФ, по мнению
Ж.И. Овсепян, не случайна: она отражает определенные расхождения позиций и представлений о технологии законодательного регулирования и государственном строительстве в РФ[39].
На законодательном уровне федеральная власть впервые прямо признала право субъектов РФ на создание собственных судебных органов, аналогичных Конституционному Суду РФ, в связи с принятием ФКЗ «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ [3]. Этот акт является не только
первым, но и до сих пор основным законодательным актом федерального
уровня, где определяется правовой статус конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Статья 27 указанного закона, в частности, предусматривает право субъектов Федерации создавать конституционные (уставные) суды
субъектов РФ; определяет компетенцию рассматриваемых судов; порядок
финансирования; юридическую силу решений, принимаемых конституционными (уставными) судами РФ.
В Конституции РФ от 12.12.1993 г., как уже отмечалось, нет ни прямого, ни косвенного упоминания о конституционных (уставных) судах субъектов РФ, как, впрочем, нет и запрета на их создание. Несмотря на то, что Кон-
67
ституция РФ не предусматривает создания конституционных (уставных) судов субъектов РФ, она, тем не менее, определяет основы функционирования
конституционной (уставной) юстиции в субъектах РФ.
Таким образом, специального закона о конституционных (уставных)
судах субъектов РФ на федеральном уровне нет. Основным так сказать источником информации о легитимности и правовом статусе судебных органов
конституционной (уставной) юстиции в субъектах РФ является ФКЗ «О судебной системе РФ» от 31.12.1996 г. № 1-ФКЗ [3]. Однако представляется
целесообразным принять специальный нормативный правовой акт о конституционных (уставных) судах субъектов РФ. Это позволит унифицировать
подход к порядку образования и функционирования данных судов, более
четко определить их правовой статус и место в системе органов государственной власти.
Конституции республик РФ регулируют важнейшие аспекты организации и функционировании республиканских конституционных судов. Однако
значение конституций заключается, прежде всего, в том, что они выполняют
учредительную функцию: первичное провозглашение такого института правосудия, как конституционный суд республики, осуществляется в конституциях республик.
Какие же аспекты статусов конституционных судов регулируются на
конституционном уровне, составляют предмет конституционного уровня регулирования? В конституции республик включаются положения, которые закрепляют:
1. форму, механизм организации судебного конституционного контроля
в республике;
2. принципы, определяющие порядок формирования конституционного
суда республики, причем в отдельных республиках на конституционном уровне помещаются и цензовые требования к кандидатам на пост
судей республиканского конституционного суда;
68
3. конституционное регулирование в республиках в составе РФ складывается также из положений, объявляющих о предназначении судебного
конституционного контроля республики, сферу юрисдикции конституционного суда республики - причем основной объем конституционного регулирования приходится на этот последний вид норм;
4. кроме того, конституционное регулирование в республиках включает и
нормы, устанавливающие круг субъектов, компетентных обращаться в
конституционный суд республики;
5. а также формулы о юридической силе решений конституционного суда республики;
6. и нормы - ссылки на специальные законы о конституционных судах
республик.
Регулирование статусов конституционных судов в конституциях республик осуществляется, как правило, в главах (разделах), которым придается общее наименование «Судебная власть», либо «Судебная система», либо
«Суды», тем самым подчеркивается принадлежность к единой судебной ветви власти.
«Почти во всех конституциях республик, где учреждены конституционные суды, для характеристики положения, принадлежности конституционного суда республики к судебной власти используется «перечневый» метод»
[51]. Главы (разделы) конституций о судебной власти (судах), как правило,
открываются нормами, где перечисляются виды судов, функционирующие в
республике, которые осуществляют судебную власть. И эти перечни во всех
республиках возглавляют конституционные суды. Такая очередность в
конституционном изложении - показатель приоритетов в статусе. Кроме того, особое положение конституционных судов республик в сравнении с
иным судами подчеркивается и тем, что конституционные суды республик единственный вид судебных органов, правовые основы организации и деятельности которых широко и многосторонне определены в текстах конституций (основных законов) республик.
69
«В конституциях ряда республик Российской Федерации правовое регулирование не ограничивается только закреплением статусов конституционных судов как одного из субъектов осуществления судебной власти. Судебная природа конституционных судов республик подчеркивается и через
указание на их вхождение в судебную систему того или иного уровня: судебную систему республики (Конституция Бурятии), либо судебную систему РФ
(Конституция Коми), либо в обе системы одновременно (Конституция Дагестана)» [36]. Последний из вариантов регулирования представляется наиболее
предпочтительным и соответствующим требованиям принципа единства судебной системы, провозглашаемого, в частности, в ст. 3 ФКЗ «О судебной
системе РФ». Так, согласно п. 3 ст. 112 Конституции Республики Дагестан
«Судебная система в Республике Дагестан является составной частью судебной системы Российской Федерации и включает в себя Конституционный
Суд Республики Дагестан, Верховный Суд Республики Дагестан, Арбитражный Суд Республики Дагестан, районные, городские суды и мировых судей».
Эта формула позволяет избежать и упреков, связанных с включением судов
общей юрисдикции в судебную систему субъекта РФ» [39].
В отличие от Конституции РФ для конституций республик в составе
РФ не является общим правилом обязательное включение в предмет регулирования вопроса о составе конституционного суда республики. В некоторых республиках этот вопрос как бы «оставлен на усмотрение» текущего
законодательства (прежде всего - специального Закона о конституционном
суде республики). Можно отметить в этой связи следующие варианты республиканского конституционного регулирования.
1) Закрепление в конституции республики в твердой цифре количественного состава конституционного суда республики. Наиболее распространенной моделью является численность в 5 судей (ч. I ст. 113 Конституции Дагестан, ч. 1 ст. 122 Конституции Кабардино-Балкарии, ч. 1 ст. 100
Конституции Коми и т.д.)
70
2) Суть другого варианта правового регулирования заключается в том,
что конституции ряда республик устанавливают структуру республиканского конституционного суда без определения его состава в твердых цифровых
показателях - в частности, в Конституции Татарстана (ч. 1 ст. 139) сказано
лишь, что конституционный суд республики состоит из председателя, заместителя председателя и членов Конституционного суда.
3) Третья позиция, характеризующая республиканские конституции, заключается в том, что тема состава и структуры конституционного суда республики в составе РФ вообще исключена из предмета конституционного регулирования (Конституции Алтая, Башкортостана, Бурятии), предусмотрена лишь отсылочная, бланкетная конституционная
норма. Так, в ч. 2 ст. 87 Конституции Карелии сказано, что «состав, компетенция, порядок организации и деятельности Конституции Республики...
определяются законом Республики Карелия» [39].
Сроки, на которые избираются конституционные суды республик в составе РФ, в конституциях республик, как правило, специально не оговариваются, преобладают иные подходы: чаще объявляется предусмотренный
федеральным законодательством для судов общей и арбитражный юрисдикции принцип несменяемости судей. Принцип несменяемости судей закреплен в конституциях: КБР (ст. 143), Бурятии (ст. 98.1), Коми (ст. 97), Татарстана (ч. 2 ст. 138) и т.д. Отсутствие в конституциях субъектов РФ норм
о сроках полномочий судей конституционных судов объясняется влиянием
«федеративного фактора»: в Конституции РФ продолжительность полномочий судей Конституционного Суда РФ также не определяется. Нормы о
сроках включены в Законы о конституционных судах, хотя, по мнению Ж.И.
Овсепян, вопрос о сроках полномочий должен быть предметом не законодательного, а конституционного регулирования [39].
В предмет регулирования конституциями республик в составе РФ входят и вопросы, касающиеся механизма формирования республиканских
конституционных судов. Согласно конституциям республик, избрание
71
(назначение) судей конституционных судов республик в составе РФ осуществляется, по общему правилу, парламентами республик в составе РФ
(Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Карелия, Коми, Татарстан и
т.д.). В Конституции Татарстана уточняется, что избрание судей Конституционного Суда Республики Татарстан осуществляется исключительно на пленарных сессиях Государственного Совета (Парламента) Республики. Иногда к компетенции парламентов республик отнесены не только назначения
на должности, но и освобождение от должностей членов конституционных
судов (например, п. 5 ст. 81 Конституции Республики Дагестан), что, допустим, не свойственно статусу судей Конституционного Суда РФ.
Другая специфика организации конституционного правосудия на республиканском уровне, в сравнении с федеральным в том, что парламенты
ряда республик осуществляют избрание (назначение, освобождение от
должности) не только рядовых судей конституционных судов республик, но и
их должностных лиц. Так, в Башкортостане именно к ведению Курултая
(Парламента) отнесено избрание Председателя и заместителя Председателя
Конституционного Суда республики (п. 16 ст. 88 Конституции Башкортостан). В Бурятии к ведению Народного Хурала (Парламента) отнесено избрание Председателя Конституционного Суда (ст. 86 Конституции Республики Бурятия). В Кабардино-Балкарии одна из палат ее Парламента - Совет
Республики осуществляет назначение не только судей Конституционного
Суда, но она же назначает и всех должностных лиц Конституционного
Суда - Председателя, заместителя Председателя, секретаря Конституционного Суда (ст. 117 Конституции КБР).
В конституциях республик в составе РФ указывается не только на то,
кто избирает (назначает) на должности судей конституционных судов республик, но и каким образом осуществляется представление кандидатур судей. В некоторых республиках кандидатуры для избрания (назначения) предлагаются (представляются) Главой республики (п. 10 ст. 95 Конституции
Башкортостана, ст. 117 Конституции КБР, ст. 103 Конституции Коми и т.д.).
72
Своеобразно определена соответствующая процедура в Конституции Республики Татарстан. Эти полномочия поделены между Главой Республики и
Председателем Парламента (Государственного Совета), каждый из которых
представляет половину персонального состава Конституционного Суда Республики, т. е. кандидатов в судьи Конституционного Суда в равном числе
(п. 2 ст. 101 п. 7 ст. 111 Конституции Татарстана). Наиболее полно требования принципа “разделения властей” учтены в процедуре представления кандидатур для избрания в состав органа судебного конституционного контроля, закрепленной в законодательстве Республики Адыгея. В ней задействованы не одна - две, а все три ветви власти. Согласно ст. 70 (п. 1 “м”) и
102 Конституции Адыгеи избрание судей Конституционного Суда Республики осуществляется на основе равного представительства кандидатов от законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти - по три кандидата,
соответственно от Президента (исполнительная власть), Государственного
Совета (Парламент Адыгеи) и судейского корпуса Республики [39].
Особое внимание в конституциях республик РФ уделяется регулированию механизма представления кандидатур для избрания (назначения, утверждения) на посты председателей (а в КБР и Татарстане - и заместителя председателя) республиканского конституционного суда. Республиканскими
конституциями разработаны три версии этой процедуры:
1) избрание (освобождение) от должности Председателя Конституционного суда Республики осуществляется по предложению (или с подачи)
членов Конституционного суда (например, ч. 3 ст. 139 Конституции Татарстана);
2) кандидатуры на пост Председателя Конституционного суда представляет Парламенту Республики Президент Республики (например, п. 1 ст.
95 Конституции Республики Башкортостан; ст. 74 Конституции Республики
Бурятия);
3) в Карелии, где нет должности Президента, кандидатуру Председателя Конституционного суда представляет Законодательному собранию Рес-
73
публики Председатель Правительства Республики (п. «г» ст. 68 Конституции
Карелии).
В конституциях республик, как правило, не устанавливаются специальные цензовые требования к кандидатам на должность судей конституционных судов республик. Среди редких примеров Конституции Адыгеи и Татарстана, в которые такие положения включены. Так, в ст. 139 Конституции Татарстана сказано, что члены Конституционного Суда Республики избираются
из числа граждан Республики Татарстан «не моложе 30 лет и не старше 65
лет, обладающих избирательным правом, высокой юридической квалификацией и моральными качествами, необходимыми для исполнения обязанностей судьи Конституционного Суда, имеющих высшее юридическое образование, а также ученую степень либо стаж работы по юридической специальности не менее 10 лет» [39].
В большинстве конституций республик, входящих в состав РФ, основной объем конституционного регулирования приходится на определение сферы юрисдикции конституционных судов, содержание их полномочий. Заметим, что полномочия конституционных судов республик в составе
РФ, данные в конституциях республик, как и полномочия Конституционного
Суда РФ в версии ст. 125 Конституции РФ, представлены, как правило, в
закрытых, исчерпывающих перечнях. Реже в республиканских конституциях
закрепляется, что конституционный суд республики вправе рассматривать
и иные дела, «сверх» обозначенных в конституции республики, если это
предусмотрено законом республики и не противоречит юридической природе конституционного суда республики (в п. 6 ст. 101 Конституции Адыгеи, п. 5 ст. 134 Конституции Башкортостана, ч.6 ст. 113 Конституции Дагестана) [40].
Таким образом, для конституционных судов республик в составе РФ
учредительное (определяющее) значение имеет основной закон соответствующей республики. Именно в конституциях республик определены основополагающие нормы, регулирующие функционирование конституцион-
74
ных судов республик в составе РФ. Также конституциями республик может
предусматриваться принятие специального закона о конституционном суде
республики. Разумеется, нормы, закрепленные в таком законе, более полно
определяют порядок организации и деятельности данных судов, но он все
же является вторичным по отношению к основному закону субъекта РФ,
предусматривающего создание конституционного суда республики в составе РФ.
Как уже отмечалось, практика фактического функционирования
уставного судопроизводства представлена в единичных случаях. Значительно шире (хотя нельзя сказать о достаточности) развита формальноюридическая база уставной юстиции. Имеется в виду, что нормы об уставном суде включены в тексты Уставов целого ряда субъектов РФ (в том
числе и в Устав Орловской области). А в отдельных краях, областях и автономиях России приняты также специальные Законы: Закон об Уставном
Суде Свердловской области от 6 мая 1997 г., Закон об Уставном Суде Ханты-Мансийского автономного округа от 11 сентября 1997 г., Закон об
Уставном Суде Тюменской области от 27 ноября 1997 г., Закон об Уставном
Суде Красноярского края от 27 апреля 1999 г; Закон об Уставном Суде
Санкт-Петербурга от 5 июня 2000 г.; Закон об Уставном Суде Курганской
области от 30 июня 2000 г.; Закон об Уставном Суде Иркутской области от
1 июля 2000 г.
Среди законов такого рода одним из первых был принят Закон об
Уставной Палате Иркутской области от 15 марта 1996 г., но его действие сейчас прекращено в связи с упразднением Уставной Палаты Иркутской области, взамен, принят Закон об Уставном Суде Иркутской области от 1 июня
2000 г.
Обратимся к характеристике предметов уставного правового регулирования, т. е. кругу вопросов, касающихся статуса уставного суда, которые
включаются в уставы краев, областей, автономий, а также попытаемся осуществить классификацию тех моделей организации уставных судов, кото-
75
рые закрепляются в текстах уставов. Как следует из уставов, практикой законодательного регулирования в регионах РФ сконструированы три модели
органов уставной юстиции.
1) Наиболее распространенной и единственно поддерживаемой федеральной властью (с 1996 г, с принятием ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации») формой организации уставной юстиции являются уставные суды субъектов РФ.
2) Другая модель уставной юстиции, рожденная практикой первых
лет становления специализированных органов конституционного (уставного)
контроля (надзора) в РФ, - уставные палаты, органы квазисудебного типа.
Однако из уставов большей части субъектов РФ, которые в начале закрепили учреждение уставных палат, соответствующие нормы вскоре были изъяты и взамен заявлено о намерении учредить уставный суд. Так, прежде
чем перейти к организации уставной юстиции в форме Уставного суда, в Тюменской области, вначале в ее Уставе было предусмотрено учреждение Судебной Палаты области. В соответствии с Уставом Иркутской области (от
19.01.1995 г.) также объявлялось вначале об образовании Уставной Палаты
Иркутской области. Однако в 1998 г. были внесены изменения в Уставы Тюменской и Иркутской областей, в соответствии с которыми в обоих этих
субъектах РФ нормы об Уставных Палатах из текстов Уставов соответствующих областей изымались, взамен вводились положения об учреждении
уставных судов, соответственно - Тюменской области и Иркутской области.
Причины отказа от модели квазисудебного органа уставной юстиции
типа уставных палат и перехода к такой конструкции как уставный суд в какой-то мере объясняется, очевидно, тем, что в ФКЗ РФ «О судебной системе
РФ» от 31.12.1996 г. в качестве специализированных органов правовой защиты конституции (устава) субъекта РФ официально признаны только конституционные (уставные) суды. Однако ФКЗ не устанавливает запретов на создание квазисудебных органов конституционной (уставной) юстиции.
Специалисты допускают возможность такой формы как уставная палата. Выс-
76
казываются соображения, что в зависимости от конкретного региона она может быть даже более предпочтительной.
3) Что касается возможности приспособления (приобщения) судов общей юрисдикции к конституционному (уставному) правосудию, то в основных законах субъектов РФ, эта идея воплощается в редких случаях. Отдельные
примеры такого совмещения конституционного контроля с общими судами
дает, как указывалось выше, законодательство некоторых республик в составе РФ.
Исследователи обнаруживают ряд примеров закрепления в законодательстве субъектов РФ норм о приспособлении судов общей юрисдикции к
функциям судебного конституционного контроля. В Самарской области
предусматривается возложение в некоторых ситуациях на областной суд
обязанности рассматривать споры между губернской Думой и главой администрации области по вопросам принятия законодательных актов (ст. 39 Закона Самарской обл. от 5.07.1995 г. «О разработке, внесении и принятии
нормативных правовых актов Самарской области»). Уставом г. Москвы на
Московский городской суд возлагается официальное толкование законов
Москвы (ст. 121).
Поскольку в большинстве субъектов РФ, где заявлено об организации уставной юстиции, в качестве формы ее организации избраны уставные
суды, обратимся к исследованию правовых основ организации и деятельности уставных судов, как они зафиксированы в уставах краев, областей и автономий. Прежде всего, правовое регулирование в уставах можно дифференцировать в зависимости от объектов:
а)
во многих уставах осуществлено более или менее развернутое
(многоаспектное) правовое регулирование статусов уставных судов, по широкому кругу параметров. Устанавливается порядок формирования (назначения) судей уставных судов, их численный состав, полномочия, место в
судебной системе субъекта РФ и т.д.
77
б)
в другой части уставов (их значительно меньше), напротив, зако-
нодатель ограничивается лишь констатацией факта учреждения уставного
суда края, области, автономной области как подразделения судебной системы субъекта РФ и ссылкой на закон субъекта РФ, где будет осуществлено
правовое регулирование всех вопросов его организации и функционирования. Такое узкое по предмету правовое регулирование статуса уставного суда осуществлено в уставах Красноярского края, Мурманской области, Ханты-Мансийского автономного округа, Орловской области [39].
Теперь обратимся к исследованию содержания норм уставов в части
регулирования ими статусов уставных судов.
1) Во-первых, в уставах субъектов РФ закрепляются формулы о принадлежности уставного суда к системе судебной власти.
В уставах указывается, что в систему судов, которые осуществляют судебную власть на территории соответствующего субъекта, входит и уставный суд. Таким образом, воспроизводится положение п. 4 ст. 4 Закона РФ «О
судебной системе Российский Федерации», где сказано, что: «К судам субъектов РФ относятся конституционные (уставные) суды субъектов РФ, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской
Федерации».
Специфика Устава Иркутской области в том, что он включает Уставный суд этой области не в судебную систему области, а в судебную систему
РФ. Здесь сказано, что: «Уставный суд входит в судебную систему РФ» (п. 1
ст. 56 Устава Иркутской области) [39].
В Уставе Калининградской области акцентируется внимание не
только на принадлежность к системе судов, но и на включенность в систему
власти субъекта РФ. Как гласит Устав, систему органов государственной власти Калининградской области составляют «законодательный орган государственной власти Области - Дума Калининградской области, высший орган
исполнительной власти области - администрация Калининградской области
78
и судебный орган Калининградской области - Уставный Суд Калининградской области».
2) Во-вторых, во многих Уставах субъектов РФ определяется сфера
юрисдикции, полномочия уставных судов соответствующих субъектов. Однако в Уставах, допустим, Красноярского края, Ханты-Мансийского автономного округа компетенция уставных судов этих субъектов не определена.
Есть лишь бланкетные отсылочные статьи, где указывается, что по этому
поводу должны быть приняты специальные законы. Порой, наряду с тем,
что сфера юрисдикции уставного суда определяется в тексте Устава, сверх
этого, в Уставы включены и отсылочные нормы на закон субъекта РФ, где
также предполагается определить полномочия (компетенцию) уставного
суда. Это означает, что допускается расширение сферы юрисдикции уставного суда в сравнении с версией Устава в Законе об уставном суде субъекта
РФ (п. 3 ст. 38 Устава Воронежской области; п. 6 ст. 56 Устава Иркутской
области; ст. 45 Устава Тюменской области и т.д.) [39].
Итак, мы анализируем важнейшие аспекты правового статуса уставных судов субъектов РФ. Уже отмечено, что предметами регулирования в
Уставах субъектов являются положения о месте уставного суда в судебной
системе субъекта РФ, что основная часть правового материала, посвященного уставным судам в Уставах - это нормы, определяющие компетенцию,
сферу юрисдикции уставного суда соответствующего субъекта РФ. Наряду
с этими двумя еще один, третий вид отношений, касающихся статусов
уставных судов и подвергаемых регулированию в уставах субъектов РФ, относится к механизму формирования органов уставной юстиции и их структуре (составу). Уставы субъектов РФ содержат следующие виды норм подобного профиля:
а) Нормы, посвященные процедуре образования уставных судов субъектов РФ. В частности, в Уставах Еврейской автономной области, Калининградской области, Калужской области, Краснодарского края, Свердловской области и т.д. Причем характер этой процедуры определяется по-
79
разному: в Еврейской автономной области уставный суд «формируется»; Калининградской области, Калужской области, в Краснодарском крае, Самарской области - «назначается»; в Свердловской области - «избирается».
б) Наряду с положениями о порядке создания уставных судов следующий блок норм, включаемых в предметы регулирования уставов регионов и
автономий в связи с установлением в них статусов уставных судов субъектов
РФ - это положения о численности и составе уставных судов. Хотя вопрос о
численности уставного суда, теоретически, может быть отнесен к числу вопросов, которые нуждаются в их закреплении в уставе субъекта РФ, однако
практика учреждения органов уставной юстиции обнаруживает сдержанное
отношение субъектов РФ в этом отношении. Можно назвать только два случая, когда в уставах названа цифра численности уставного суда - 5 судей в
Уставном Суде Еврейской автономной области; 6 судей - в Уставном Суде
Кемеровской области. В уставах других субъектов РФ подобные данные отсутствуют: даже в Уставах Свердловской области и Краснодарского края, где
статусы уставных судов определены достаточно развернуто, об их численности не упоминается. Правда, Уставы Свердловской области и Тюменской области включают нормы о составе органа уставной юстиции: Уставный Суд
Свердловской области (как и Тюменской области) состоит из председателя,
заместителя председателя, секретаря и членов Уставного Суда. Что же касается Устава Краснодарского края, то в его тексте нет информации ни о численности, ни о составе Уставного Суда.
Кроме процедуры образования и составов уставных судов субъектов РФ
в предметы правового регулирования уставов ряда краев, областей и автономий включаются и некоторые положения, относящиеся к процессуальной
форме.
Так, в отдельные уставы, например Краснодарского края, в некотором
объеме - Устав Свердловской области, помещены нормы о круге субъектов,
могущих инициировать процесс в уставном суде. В Уставе Краснодарского
края перечень инициаторов судопроизводства определен по двум категориям
80
дел, отнесенных к компетенции Уставного Суда края. Так, дела о соответствии Уставу Краснодарского края законов и иных нормативных актов
Уставный Суд края рассматривает по запросам таких субъектов, как: Законодательное Собрание края, либо 1/5 депутатов Законодательного Собрания
края, главы администрации (губернатора) края, органов местного самоуправления, краевых общественных объединений или краевых организаций
федеральных (межрегиональных) общественных объединений. Возможно
обращение в Уставный Суд Краснодарского края с жалобами на нарушение
прав и свобод граждан [31].
В Уставе Свердловской области характеристика субъекта права обращения в Уставный Суд Области дана только по одной категории дел из отнесенных к юрисдикции Суда: по делам о даче заключений на соответствие
Уставу Свердловской области действий и решений губернатора Свердловской области. Такие заключения Уставный Суд Свердловской области, согласно Уставу области дает «по запросу областной Думы».
Для уставов некоторых субъектов РФ (Уставы Иркутской, Кемеровской, Свердловской, Тюменской областей) характерно наличие в них норм
о правовой природе решений (постановлений) уставных судов субъектов
РФ.
В версии уставов указанных субъектов РФ в правовой природе решений (постановлений) уставных судов по мнению В.В.Гошуляка, различаются два аспекта.
Во-первых, в уставах Иркутской, Кемеровской, Тюменской областей
закреплены формулы о юридической силе решений (постановлений) уставного суда, а именно: в них говорится, что решение соответствующего уставного суда, принятое в пределах его полномочий (компетенции) «не может
быть пересмотрено иным судом», либо что решение «обязательно на всей
территории субъекта РФ», является окончательным, опротестованию и обжалованию не подлежите.
81
Во-вторых, в уставах некоторых субъектов РФ, в которые включены
нормы о правовой природе решений уставных судов субъектов РФ, сформулированы положения о юридических последствиях принятия постановлений уставным судом. Согласно Уставам Свердловской и Тюменской
областей, нормативные акты либо отдельные их части, признанные уставным судом субъекта РФ противоречащими уставу соответствующего субъекта РФ утрачивают силу со дня опубликования постановления уставного
суда.
Определенная часть правового материала в уставах некоторых субъектов РФ посвящена закреплению некоторых компонентов статуса судей
уставного суда (Уставы Еврейской автономной области от 8.10.1997 г; Кемеровской области от 9.04 1997 г.; Санкт-Петербурга от 14.01.1998 г.; Свердловской области от 28.10.1994 г.).
При этом в уставах некоторых субъектов РФ закреплены в том или
ином объеме принципы статуса судей (в Кемеровской области, Свердловской области). Так, в Уставе Кемеровской области (от 9.04.1997 г.) сказано,
что: «Судьи Уставного Суда в своей деятельности независимы, самостоятельны, действуют на основании Закона «Об Уставном Суде Кемеровской
области», подчиняются Конституции РФ, федеральным законам, Уставу области» (п. 5 ст. 58 Устава Кемеровской области). В Уставе Свердловской
области от 28.10.1994 г. упоминается только об одном из принципов статуса
судей Уставного Суда: о подчинении их только «Конституции РФ и Уставу
Свердловской области» (п. 4 ст. 59 Устава Свердловской области).
В уставах других субъектов РФ фиксируются (опять-таки в разном
объеме и форме) гарантии статуса судей уставных судов (г. СанктПетербурга, Еврейской автономной области). Так, согласно п. 3 ст. 48 Устава Еврейской автономной области от 8.10.1997 г.: «На судей Уставного Суда
области распространяются гарантии независимости, неприкосновенности,
несменяемости, материального обеспечения и социальной защиты, предусмотренные Законом РФ «О статусе судей в РФ». А в Уставе Санкт-
82
Петербурга (от 14.01.1998 г.) предусмотрены особые гарантии материального
статуса руководителя уставного суда субъекта РФ. Здесь сформулировано,
что: «Должностной оклад председателя Уставного Суда Санкт-Петербурга
устанавливается в размере, равном должностному окладу губернатора СанктПетербурга» (п. 4 ст. 51 Устава Санкт-Петербурга) [39].
В соответствии с распространенными подходами, уставы - основные
законы субъектов РФ не регулируют порядок финансирования уставных судов, так сказать «обходят» этот вопрос. Однако есть примеры иной позиции.
Имеются в виду Уставы Амурской области, Калининградской области, Тюменской области, в которых «финансовая» проблематика присутствует. В
соответствии с Уставами названных субъектов Федерации: финансирование
уставного суда субъекта РФ осуществляется за счет бюджета самого субъекта РФ.
Впрочем, указанная проблемность правового регулирования в уставах субъектов РФ не ведет к какому-то иному режиму финансирования. Ведь
как уже указывалось, есть ФКЗ «О судебной системе» от 31.12.1996 г, в п. 2
ст. 27 которого сказано, что: «Финансирование конституционного уставного
суда субъекта РФ производится за счет средств бюджета соответствующего
субъекта Российской Федерации» [3].
В заключении можно отметить, что в уставах всех субъектов РФ, где
предусмотрено создание специализированных судебных органов уставного
контроля, есть нормы о юридической основе деятельности этих органов даны ссылки на закон субъекта РФ (иногда прямо сказано, что это закон об
уставном суде), либо (реже) - на федеральное законодательство, как на источники, где предполагается регулирование порядка создания, организации и
деятельности уставных судов субъектов РФ. Устав Орловской области
предполагает принятие закона Орловской области и создание Уставного суда Орловской области, без ссылки на федеральное законодательство. Таким
образом, в Орловской области может быть создан и должен быть создан
83
Уставной суд Орловской области. И мы не видим препятствий для его создания.
84
3.2. Пути совершенствование правовых основ организации и деятельности мировых судей субъектов Федерации
Одним из этапов совершенствования региональных законов о мировых судьях должна стать сущностная сторона норм законов субъектов РФ в
области мировой юстиции.
Так, с позиции демократического государства, коим является РФ, согласно ст. 1 Конституции РФ, неясно, почему большинство из субъектов РФ
пошло по принципу назначаемости мировых судей представительными (законодательными) органами власти субъекта РФ, ведь Российская Федерация
предоставила право субъектам избирать мировых судей населением или
представительными (законодательными) органами субъекта РФ.
Независимость судей и их самостоятельность в профессиональной
деятельности во многом обусловлены порядком наделения и сроком
их полномочий. Несомненно, наиболее демократичным является порядок,
при котором мировые судьи будут избираться населением судебного участка
путем прямых выборов, тайным голосованием, на альтернативной основе,
который должен быть установлен отдельным законом субъекта Федерации
(как это было предусмотрено Концепцией судебной реформы). В данном
случае мировые судьи приобретают власть вершить правосудие непосредственно от населения судебного участка. Обеспечение самостоятельности и
независимости мировому судье необходимо в связи с тем, что предоставленное ему право единолично рассматривать уголовные, гражданские и административные дела и осуществлять другие подобные полномочия делает его
одним из основных звеньев судебной системы, наиболее приближенным к
населению, призванным охранять его права и законные интересы. Избрание
мирового судьи непосредственно населением могло бы обеспечить мировому судье авторитет и независимость от иных органов государственной вла-
85
сти, а также участие и контроль населения в формировании судебных кадров.
Однако недостатком такого порядка выборов мировых судей являются
сложность процедуры их проведения и немалые материальные расходы.
По мнению некоторых исследователей, акт назначения — это не «волюнтаристское» решение властей, с чем по мнению автора, сложно согласиться, оно основано на серьезной, юридически регламентированной процедуре профессионального отбора, которому, в свою очередь, предшествует
специальная профессиональная подготовка и строгие правила прохождения
ступеней судейской карьеры. Они полагают, что принцип назначаемости в
большей мере обеспечивает профессионализм судебной деятельности, чем
выборность, ибо избиратели в своем выборе не столь строго связаны профессиональными критериями, характеризующими кандидата.
Очевидно, что нехватка денежных средств, политическая пассивность
населения, желание иметь «удобного всем судью» и затем манипулировать
им и т.д. стали причинами, по которым мировые судьи на сегодняшний день
не избираются напрямую населением. Способ назначения мировых судей законодательным (представительным) органом власти субъекта РФ является
наиболее удобным способом формирования корпуса мировых судей для региональных элит.
В связи с этим возникает вопрос: а может ли народ делегировать
власть над собой своим представителям в полной мере? Пусть то будет избрание или назначение ими мировых судей. Или органы власти должны являться только вспомогательным звеном в процессе выражения народом своих интересов и удовлетворения народом своих потребностей? В основах
конституционною строя нормативно закреплено, что никто не может присваивать власть в РФ. Захват власти или присвоение властных полномочий
преследуется по федеральному закону. Но если народ является единственным источником власти, то, следуя логике основ конституционного строя, и
органы власти не могут ее присвоить.
86
Учитывая вышеизложенное, очевидно, что федеральное и региональное законодательство в области мировой юстиции, нуждается в изменениях
и дополнениях. Следовало бы отдать больше полномочий субъектам РФ и
создать самостоятельную, не входящую в общую, судебную систему субъектов РФ. Суду следует развивать народное начало в своей деятельности. Конституция РФ считает источником власти народ и кому, как не мировому суду, быть органом народной инициативы и самостоятельно осуществлять
свои полномочия в соответствии с Конституцией РФ, федеральными законами и законами субъектов Федерации.
По нашему мнению, для развития мировой юстиции и укрепления её
статуса как органа административной юстиции необходимо:
1) Уточнить норму статьи 124 Конституции РФ путем определения,
что финансирование федеральных судов производится только из федерального бюджета.
2) В Федеральном законе «О мировых судьях в Российской Федерации» отнести мировых судей к федеральному уровню.
3)
Дополнить Федеральный закон «О мировых судьях в Российской
Федерации» статьями о порядке замещения временно отсутствующего мирового судьи и об определении порядка организационного обеспечения деятельности мировых судей Судебным департаментом при Верховном суде РФ.
87
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Подводя итоги, можно заключить следующее. Развитие судебной системы РФ создало её двухуровневую структуру. Федеральные суды и суды
субъектов РФ. В подсистему которых входят конституционные (уставные)
суды субъектов Федерации и мировые судьи, которые являются частью единой судебной системы России. Создание иных судов субъектов Федерации
Конституция РФ и российское законодательство прямо запрещает. Но, конституционные (уставные) суды субъектов Федерации пока не стали полноправной частью единой судебной системы РФ. И мировые судьи, являясь
судьями общей юрисдикции субъекта Федерации и входящие в единую судебную систему Российской Федерации и осуществляющие правосудия от
имени Российской Федерации должны занять свое подобающее им место в
судебной системе РФ, то есть должны быть отнесены к федеральным судам.
Будущее регионального конституционного (уставного) правосудия мы
связываем с обязательным созданием во всех субъектах Федерации конституционных (уставных) судов. Для этого необходимо дополнить ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» данной нормой, а так же определить
общефедеральные принципы их создания, функционирования и прекращения
полномочий. К их подсудности, по нашему мнению, необходимо отнести:
проверку нормативно-правовых актов субъекта РФ на соответствие конституции (устава) субъекта РФ; толкование конституции (устава) субъекта РФ; разрешение споров о компетенции между органами государственной власти
субъектов РФ и между органами государственной власти субъекта РФ и органами местного самоуправления; проверка конституционности (соответствия
уставу) вопросов, выносимых на референдум субъекта Федерации. Необходимо закрепить круг субъектов, имеющих право обращаться в конституционный
(уставный) суд субъекта РФ. Например, граждане, и организации чьи права
88
затронуты оспариваемым нормативно-правовым актом; депутаты законодательного собрания соответствующего субъекта Российской Федерации; суды
общей юрисдикции, территориально располагающиеся в пределах границы
субъекта РФ и т.д., а так же требования к кандидатам на должность судьи конституционного (уставного) суда субъекта РФ, срок его полномочий, возможность его добровольной отставки, порядок назначения.
Следовательно, мы подвергаем сомнению, что судебная ветвь государственной власти должна быть представлены своими самостоятельными и организационно независимыми органами и на федеральном и на уровне субъектов Федерации. Это не разрушит единого правового пространства или
ограничит полномочий субъектов Федерации. Двусмысленный статус мировых судей, как нижнего звена федеральной судебной системы, оторванный и
переданный субъектам Федерации, отсутствие самого понятия мировой суд,
заменённый понятием судебный участок мирового судьи, противоречащий
ч.1 ст.118 Конституции Российской Федерации невозможно разрешить не
передав мировых судей на федеральный уровень и прежде всего в части финансирования их деятельности из федерального бюджета в полном объёме.
Необходимо дополнить Федеральный закон «О мировых судьях в Российской Федерации» статьями о порядке замещения временно отсутствующего мирового судьи и об определении порядка организационного обеспечения деятельности мировых судей Судебным департаментом при Верховном
суде РФ. Кроме того, мы предлагаем вернуться к советской практике выборности судей и прежде всего мировых судей.
Применительно к Орловской области, мы предлагаем в соответствии
с Уставом Орловской области принять соответствующий закон Орловской
области и создать Уставной суд Орловской области. В Орловской области
нет препятствий для его создания, и он должен быть создан.
Так же мы предлагаем дополнить пункт 1 статьи 3 ФКЗ №1 «О Конституционном Суде Российской Федерации» подпунктом «д) вступивших в
силу постановлений конституционных (уставных) судов субъектов россий-
89
ской Федерации», что позволить проверить решения последних в части соответствия
их
Конституции
РФ.
90
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные правовые акты:
1.
Конституция Российской Федерации [Принята всенародным го-
лосованием 12.12.1993; по сост. на 21.07.2014] // СЗ РФ. – 2014. - № 31. – Ст.
4398.
2.
О Конституционном Суде Российской Федерации [Федер. конст.
закон № 1-ФКЗ, принят Гос. Думой 21.07.1994; по сост. на 29.07.2018] // СЗ
РФ. – 1994. - № 13. – Ст. 1447; 2018. - № 31. – Ст. 4811.
3.
О судебной системе Российской Федерации [Федер. конст. закон
№ 1-ФКЗ, принят Гос. Думой 31.12.1996; по сост. на 29.07.2018] // СЗ РФ. –
1997. - № 1. – Ст. 1; 2018. - № 31. – Ст. 4811.
4.
О мировых судьях в Российской Федерации [Федер. закон №
188-ФЗ; принят Гос. Думой 11.11.1998; по сост. на 18.01.2018] // СЗ РФ. 1998. - № 51. – Ст. 6270.
5.
Кодекс административного судопроизводства Российской Феде-
рации [Федер. закон № 21-ФЗ, принят Гос. Думой 08.03.2015; по сост. на
19.07.2018] // СЗ РФ. – 2015. - № 10. – Ст. 1931; 2018. - № 30. – Ст. 4548.
6.
Кодекс Российской Федерации об административных правона-
рушениях [Федер. закон №195-ФЗ принят Гос. Думой 20.12.2001; по сост. на
28.11.2018.] // СЗ РФ. – 2002. – № 1.(ч.1) – Ст. 1.
7.
О статусе судей в Российской Федерации [закон РФ № 3132-1;
принят 26 июня 1992; по сост. на 12.11.2018] // Российская газета, № 170, от
29.07.1992.
8.
Об общем числе мировых судей и количестве судебных участков
в субъектах Российской Федерации [Федер. закон №218-ФЗ принят Гос. Думой 24.11.1999; по сост. на 03.04.2018.] // СЗ РФ. – 2000. – № 1.(ч.1) – Ст. 1.
91
9.
Устав (Основной Закон) Орловской области [закон Орловской
области № 7-ОЗ принят Орловской областной думой 26.02.1996; по сост. на
28.09.2018.] //Орловская правда, № 43, 02.03.1996
10.
О мировых судьях в Орловской области [закон Орловской обла-
сти № 141-ОЗ принят Орловским областным Советом народных депутатов
04.02.2000; по сост. на 06.11.2018.] //Орловская правда. –22 февраля 2000 –
№33
11.
О мировых судьях в Волгоградской области [закон Волгоград-
ской области №297 –ОД принят областной думой 18.08.1999 ] //Бюллетень
Волгоградской областной Думы, 1999 г. Вып. №2/99, С.41.
12.
О мировых судьях в Курской области [закон Курской области
№428-П ОД принят Курской областной думой 17.06.1999; по сост.
24.09.2018] // Бюллетень Курской областной Думы, Вып.: 7, 1999 г., С. 17.
13.
О мировых судьях в Курганской области [закон Курганской об-
ласти № 356 принят Курганской областной думой 19.07. 2000] // Новый мир,
№145,08.08.2000 г.
14.
О мировых судьях в Брянской области [закон Брянской области
№ 62-З принят Брянской областной думой 04.11.1999] // Информационный
бюллетень, 1999, №2-24, С. 18
15.
О порядке назначения и деятельности мировых судьей в Рязан-
ской области [закон Рязанской области №43-03 принят Рязанской областной
думой 10.08.1999] // Бюллетень Рязанской областной Думы, Вып.: 19, С.52.
16.
О мировых судьях в Краснодарском крае [закон Краснодарско-
го края №265-КЗ принят Законодательным собранием Краснодарского края
26.04.2000] //Информационный Бюллетень Законодательного Собрания
Краснодарского края№16,2000.,С23
17.
О порядке назначения и деятельности мировых судей Саратов-
ской области [закон Саратовской области №12-ЗСО принят Саратовской областной думой 16.03.1999] // Бюллетень Саратовской областной Думы, 1999
г. Вып. №5, С. 17
92
18.
Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. №
103-О «По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан
и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» //Вестник Конституционного Суда РФ.
2003 г., № 3
19.
Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2018 го-
да по делу о проверке конституционности Закона Республики Ингушетия
«Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой
Ингушетия и Чеченской Республикой» и Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой в связи с запросом Главы Республики Ингушетия //Официальный сайт Конституционного суда РФ Режим доступа: http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Pages/default.aspx
Дата обращения: 06.12.2018 г.
Специальная литература:
20.
Англо-русский полный юридический словарь / Состав. А.С. Ма-
мулян. М., 1993
21.
Ахметзянова, Э.Р. Влияние концепции судебного федерализма на
организацию судебных систем России и Германии// Российская юстиция,
2003, № 10
22.
Боброва, В. Развитие законодательства о конституционных
(уставных) судах // Российская юстиция, 2002, № 1
23.
Данилевская, Е.В. Становление института мировых судей
в
условиях развития публичной власти в Российской Федерации. Дисс. на соиск. учен, степени. канд. юрид. наук, Орёл, 2002
24.
Демидов, В.Н. Защита прав и свобод граждан конституционными
(уставными) судами субъектов Российской Федерации / В.Н. Демидов // Государство и право. – 2015. - № 7. – С. 17 – 26.
25.
Демидов, В.Н. Конституционное правосудие субъектов Россий-
ской Федерации в общегосударственной системе защиты прав и свобод чело-
93
века и гражданина: методология, теория, практика: автореф. дис. док. юрид.
наук: 12.00.14 / Демидов Виктор Николаевич. – Москва, 2017. – 69 с.
26.
Демидов, В.Н. Применением норм международного права в кон-
ституционном (уставном) правосудии субъектов Российской Федерации (на
примере Республики Татарстан) / В.Н. Демидов // Вестник СанктПетербургского университета. Право. – 2013. - № 1. – С. 84 – 91.
27.
Карпова, М.А., Голоманчук, Э.В. Конституционный (уставной)
суд как гарант прав и свобод граждан / М.А. Карпова, Э.В. Голоманчук //
Экономика. Образование. Право. Научные исследования состояния и развития современного общества: статья в сборнике трудов международной научно-практической конференции. – Изд-во: ИП Ващенко А.Н. (Волгоград),
2016. – С. 439 – 445.
28.
Кириченко, А.А. К вопросу о принятии федерального закона об
общих принципах организации конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации / А.А. Кириченко // Вестник юридического факультета южного федерального университета. – 2015. - № 4 (6). – С. 56 – 61.
29.
Колесников, Д.А. Влияние Конституционного Суда Российской
Федерации на процесс реализации полномочий конституционных (уставных)
судов субъектов Российской Федерации / Д.А. Колеснков // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. – 2016. – Т. 1. - № 4.
– С. 7 – 13.
30.
Кряжков, В.А.. Органы конституционного контроля субъектов
РФ // Государство и право, 1995 , № 9
31.
Кряжков, В.А. Уставные суды – во все регионы // Российская юс-
тиция, 2001, № 4
32.
Лобанов, И.В. Формы взаимодействия Конституционного Суда
РФ с конституционными (уставными) судами субъектов РФ / И.В. Лобанов //
Актуальные проблемы российского права. – 2014. - № 6. – С. 115 – 1120.
33.
Лонская, С.В. Мировой суд России (1864-1817) историко-
правовое исследование. СпбГУ, 1998
94
34.
Луканина, Е.А. Конституционные (уставные) суды субъектов –
необходимый элемент функционирования системы конституционной законности / Е.А. Луканина // Отечественная юриспруденция. – 2017. - № 11 (25). –
С. 13 – 16.
35.
Луканина, Е.А. Особый вектор развития конституционного
(уставного) правосудия в призме его взаимодействия с конституционным судом Российской Федерации / Е.А. Луканина // Юридический факт. – 2017. № 20. – С. 69 -71.
36.
Мамаев, Р.Б. Становление органов конституционного правосудия
в республиках Северного Кавказа // Журнал российского права, 2002, № 2
37.
Морщакова, Т.Г. Разграничение компетенции между Конститу-
ционным Судом РФ и другими судами РФ // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997, № 3
38.
Никитина,
А.В.
Проблемы
разрешения
конституционными
(уставными) судами субъектов РФ споров о защите конституционных прав
личности / А.В. Никитина // Проблемы современного законодательства России и зарубежных стран: сборник трудов VI Международной научнопрактической конференции. – Изд-во: Иркутский институт (филиал) ВГУЮ
(РПА Минюста России) (Иркутск), 2018. – С. 117 – 121.
39.
Овсепян, Ж.И. Становление конституционных и уставных судов
в субъектах Российской Федерации (1990 – 2000 гг.). – М., ИКЦ «МарТ»,
2001.
40.
Павлов, А.Н. Конституционные (уставные) суды субъектов РФ //
Законодательство, 1997, № 3
41.
Пантелеев, В.Ю. Актуальные вопросы модернизации и повыше-
ния эффективности работы конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации / В.Ю. Пантелеев // Конституционное и муниципальное
право. – 2012. - № 3. – С. 46 – 51.
42.
Пантелеев, В.Ю. Обеспечение социально-экономических прав
граждан органами конституционной юстиции субъектов Российской Федера-
95
ции (На примере Уставного суда Свердловской области) / В.Ю.Пантелеев //
Вестник Уставного суда Свердловской области. – 2012. - № 1 (14). – С. 205 –
210.
43.
Портнова, Е.В. Защита основных прав и свобод человека и граж-
данина конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации: афтоереф. дис. канд. юр. наук: 12.00.02 / Портнова Елена Витальевна
– Саратов, 2010. – 30 с.
44.
Портнова, Е.В. Конституционные (уставные) суды субъектов РФ
как органы судебного конституционного контроля / Е.В. Портнова // Актуальные проблемы российского права. – 2018. - № 2. – С. 88 – 94.
45.
Рамазанов, Г.С. Об отдельных проблемах конституционного пра-
восудия в Российской Федерации и ее субъектах / Г.С. Рамазанов // Вестник
Дагестанского государственного университета. Серия 3: Общественные
науки. – 2011. - № 2. – С. 145 – 147.
46.
Семенова, И.В. Взаимоотношения Конституционного Суда РФ и
конституционных (уставных) судов субъектов РФ на современном этапе /
И.В. Семенова // Вестник Российского университета кооперации. – 2016. - №
1 (23). – С. 134 – 136.
47.
Смирнов, А.А., Петренко, Н.И. Конституционные (уставные) су-
ды как механизм защиты прав человека в субъектах Российской Федерации /
А.А. Смирнов // Актуальные проблемы юриспруденции в современной России: сборник статей трудов V Всероссийской научно-практической конференции. – Изд-во: АНО ВПО «Межрегиональный открытый социальный институт» (Йошкар-Ола), 2015. – С. 528 – 533.
48.
Устюжанов, В., Сапожников, С. Компетенция мирового судьи по
рассмотрению гражданских дел // Российская юстиция. – 2000–№12.
49.
Фазлиева, Л.К.. Ахмадиева, Э.Э. Конституционные (уставные)
суды субъектов Российской Федерации в сфере защиты прав и свобод человека / Л.К. Фазлиева, Э.Э. Ахмадиева // Алтайский юридический вестник. –
2018. - № 22. – С. 45 – 48.
96
50.
Цалиев, А.М. Образование конституционных (уставных) судов
субъектов РФ: состояние и перспективы // ЖРП– 2013– №10 – С.14-16
51.
Чепурнова, Н. Конституционный (уставный) суд как орган су-
дебного контроля за законностью правовых актов субъекта Федерации // Российская юстиция, 1999, № 3
52.
Яшина, М.С. Защита социальных прав граждан конституционны-
ми (уставными) судами субъектов Российской Федерации / М.С. Яшина //
Право и правоохранительная деятельность: сборник трудов IV Международной научно-практической конференции преподавателей, практических сотрудников, студентов, аспирантов. – Саратов,: Саратовский источник, 2017. –
С. 240 – 245.
53.
A dictionary of Law. Oxford, 1994;
54.
Collins, Dictionary of Sociology Большой толковый социологиче-
ский словарь. Том 2. П - Я: моногр. / Collins Dictionary of Sociology. - М.: Вече, АСТ, 2014. - 527 c.
55.
Hornby, A.S. Oxford student's dictionary of Current English Oxford,
56.
Gibson, B. Introduction to the Magistrates' Court. Winchester. Water-
1984
side Press, 1995. P. 153.
Электронные ресурсы:
57.
Закон г. Москвы от 13.02.2002 N 10 (ред. от 04.04.2012) "Об
Уставном суде города Москвы"[Электронный ресурс].// Режим доступа:
http://www.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req=doc&cacheid=7AB8A8312B
6247E071C1DEF8B5644F81&SORTTYPE=0&BASENODE=19&ts=105221973
6002324356542539463&base=MLAW&n=134322&rnd=08648B3D12BEF68BB4
BE99D4459BFDED#031702684180425256
58.
Закон Кабардино-Балкарской Республики от 12.12.1997 N 38-РЗ
(ред. от 16.11.2015) "О Конституционном Суде Кабардино-Балкарской Республики" (принят Советом Республики Парламента КБР 19.11.1997) [Электронный ресурс].// Режим доступа:
97
http://www.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req=doc&cacheid=499995D4444
4FDDCDE8C8E3CFFC23D4D&SORTTYPE=0&BASENODE=23856&ts=19744
16545019462429213087007&base=RLAW304&n=42935&rnd=08648B3D12BEF
68BB4BE99D4459BFDED#037369147355796084
59.
Закон Республики Адыгея от 17.06.1996 N 11 (ред. от 05.03.2018)
"О Конституционном Суде Республики Адыгея" (принят ГС - Хасэ РА
22.05.1996) (с изм. и доп., от 05.03.2018 N 129) [Электронный ресурс]. // СПС
Консультант + Режим доступа:
http://www.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req= doc&cacheid=
167B8924C7D8ECA002EEB2CEB3F6F08B&SORTTYPE=0&BASENODE=245
29&ts=70956950209645543615788152&base=RLAW977&n=61224&rnd=0.0080
03094552189616#05544857363435509
60.
Закон Республики Башкортостан от 27.10.1992 N ВС-13/7 (ред. от
29.04.2014) "О Конституционном Суде Республики Башкортостан" (с изм. и
доп., вступившими в силу с 01.01.2015) [Электронный ресурс].// Режим доступа:
http://www.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req=doc&cacheid=0DCB4D21E1
89D2491C0A090735234B3A&SORTTYPE=0&BASENODE=23692&ts=129308
82820005127505075854355&base=RLAW140&n=93236&rnd=08648B3D12BEF
68BB4BE99D4459BFDED#06568726636852757
61.
Закон Санкт-Петербурга от 05.06.2000 N 241-21 (ред. от
18.09.2017) "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" (принят ЗС СПб
24.05.2000) "[Электронный ресурс].// Режим доступа:
http://www.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req=doc&cacheid=180255362636
F1B1F066D6D4172C0508&SORTTYPE=0&BASENODE=25&ts=12654056270
7648496328479713&base=SPB&n=190744&rnd=08648B3D12BEF68BB4BE99
D4459BFDED#0437112294471631
62.
Качанов, Р.Е. Обращение граждан и их объединений в Уставный
суд Свердловской области: Методическое пособие [Электронный ресурс]. –
98
Режим
доступа:
http://sutyajnik.ru/articles/74.html.
-
Дата
обращения:
24.11.2018г.
63.
Конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федера-
ции [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki. Дата обращения: 17.11.2018 г.
64.
О конституционных (уставных) судах субъектов Российской Фе-
дерации: Проект Федерального закона № 516143-6 (ред., внесенная в ГД ФС
РФ, текст по состоянию на 08.05.2014) / Справочно-правовая база «Консультант
Плюс»
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=PRJ&n=118883#087
98578510284691. - Дата обращения: 17.11.2018 г.
65.
О мировых судьях Забайкальского края и судебных участках в
Забайкальском крае [закон Забайкальского края N 1026-ЗЗК принят Законодательным собранием 28.07. 2014]. [Электронный ресурс]. // Официальный
портал Забайкальского края Режим доступа: http://www.e-zab.ru, Дата обращения 31.07.2018.
66.
Областной закон от 06.05.1997 N 29-ОЗ (ред. от 17.02.2017) "Об
Уставном Суде Свердловской области" (принят Областной Думой Законодательного Собрания Свердловской области 22.04.1997) "[Электронный ресурс].// Режим доступа:
http://www.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req=doc&cacheid=EC001C73813
E29326B103644F6AEDDF0&SORTTYPE=0&BASENODE=23623&ts=7580546
9504191717077030426&base=RLAW071&n=193941&rnd=08648B3D12BEF68
BB4BE99D4459BFDED#05702882652545664
67.
По делу о проверке конституционности подпункта 3 пункта 1
статьи 6 Закона Республики Татарстан от 29 ноября 2002 года № 24-ЗРТ «О
транспортном налоге» в связи с жалобой гражданина А.А. Абсатарова [постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 28.05.2008 №
30-П] / Официальный сайт Конституционного суда Республики Татарстан
99
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://ks.tatarstan.ru/rus/2008.htm. Дата обращения: 17.11.2018 г.
68.
По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 12 Закона
Республики Татарстан от 25 декабря 2012 года № 91-ЗРТ «Об обеспечении
условий реализации прав граждан на проведение собратий, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований в Республике Татарстан» (в редакции Закона Республики Татарстан от 24 июля 2014 года № 76-ЗРТ) в связи с жалобой граждан А.В. Прокофьева и Х.Г. Миргалимова [постановление Конституционного суда Республики Татарстан от 23.04.2015 № 62-П] / Официальный сайт Конституционного суда Республики Татарстан [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ks.tatarstan.ru/rus/2015-643692.htm. - Дата обращения: 17.11.2018 г.
69.
По делу о проверке конституционности части второй статьи 15
Закона Республики Татарстан от 04.03.2006 года № 16-ЗРТ «О государственных должностях Республики Татарстан» в связи с жалобой гражданина Х.Г.
Каримова [постановление Конституционного суда Республики Татарстан от
23.12.2008 № 32-П] / Официальный сайт Конституционного суда Республики
Татарстан
[Электронный
ресурс]
–
Режим
доступа:
http://ks.tatarstan.ru/rus/2008.htm. - Дата обращения: 24.11.2018 г.
70.
По делу о соответствии Уставу Санкт-Петербурга отдельных по-
ложений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона СанктПетербурга от 23 сентября 2009 года № 420-79 «Об организации местного
самоуправления в Санкт-Петербурге» по запросу Муниципального Совета
внутригородского муниципального образования Санкт-Петербурга муниципальный округ Юнтолово [постановление Уставного суда Санкт-Петербурга
от 19.12.2016 № 002/16-П] / Официальный сайт Уставного суда СанктПетербурга
[Электронный
ресурс]
–
Режим
доступа:
http://www.spbustavsud.ru/Files/acts/1482146436doc01156320161219123422.pdf.
- Дата обращения: 23.11.2018 г.
100
71.
Постановление Конституционного Суда Республики Ингушетия
от 30.10.2018г. №19-П по запросу группы депутатов Народного Собрания
Республики Ингушетия о проверке конституционности Закона Республики
Ингушетия от 04 октября 2018 года №42-РЗ «Об утверждении Соглашения
об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// ks-ri.ru/– Дата обращения: 06.12.2018 г.
72.
Справочная информация: «Конституционный Суд РФ. Конститу-
ционные (уставные) суды субъектов РФ» / Справочно-правовая база «Консультант
Плюс»
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&cacheid=8468E5F82FA11
B0A12E36C1CA4AE3575&mode=backrefs&dirRefFld=65534&SORTTYPE=0&
BASENODE=11&ts=4828154246078410310&base=LAW&n=56550&rnd=15553
4BD4B87CD8A6AC789E8FF528793#02503339174861918. - Дата обращения:
17.11.2018 г.
73.
Уставный закон Калининградской области от 02.10.2000 N 247
(ред. от 05.07.2017) "Об Уставном Суде Калининградской области" (принят
Калининградской областной Думой 07.09.2000) "[Электронный ресурс].// Режим доступа:
http://www.consultant.ru/regbase/cgi/online.cgi?req=doc&cacheid=6CD8BFCD82
BE8B0483351AA04E7B4E4F&SORTTYPE=0&BASENODE=23596&ts=79564
362201052295978509259&base=RLAW044&n=76801&rnd=08648B3D12BEF68
BB4BE99D4459BFDED#013623998843322305
74.
Уставный суд Санкт- Петербурга отказал своему судье в особом
мнении / Справочно-правовая база «Право.ru» [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://pravo.ru/news/view/137644. - Дата обращения: 24.11.2018
г.
75.
Уставный суд Свердловской области [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://ustavsud.ur.ru/index.php?ind= rechenia&catalog=
rechenia&id= 1. – Дата обращения: 24.11.2018г.
101
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа