close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Омарова Алена Нурулисламовна. Особенности гражданского права в РСФСР 20-е годы. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года.

код для вставки
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
3
Аннотация
Общий объем работы – 99 страниц.
Количество источников: 65.
Ключевые слова: гражданское право, право собственности, право
наследования, обязательственное право, субъекты гражданского права,
вещное право, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, сделки.
Краткая характеристика работы: Магистерская диссертация по теме:
«Особенности гражданского права в РСФСР 20-е годы. Гражданский кодекс
РСФСР 1922 года».
Принятие Гражданского кодекса РСФСР 1922 года знаменовал собой
важный итог развития советского гражданского права, с одной стороны,
кодекс аккумулировал новые правовые идеи советской власти, с другой
стороны демонстрировал способность советского гражданского права к
рецепции традиционных институтов гражданского права.
Нормы
ГК
РСФСР
1922
заложили
фундамент
российского
гражданского законодательства.
Целью научного исследования является комплексный анализа норм
гражданского права РСФСР в 20-е годы, и в частности Гражданского кодекса
РСФСР 1922 года, выявление его специфики.
Методологическую основу исследования составил диалектический
подход
к
рассмотрению
поставленных
проблем
с
использованием
общенаучных методов познания: сравнительно - правового, формально юридического, логического и системного анализа.
На основе проведенной работы, автором сделаны выводы о значении
гражданского права, а в частности Гражданского кодекса РСФСР 1922 года, в
становлении советского государства, а также о необходимости более
глубокого понимания роли ключевых институтов гражданского права для
развития экономических отношений в стране.
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ .............................................................................................................. 5
ГЛАВА 1. ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РОССИИ ДО
ПРИНЯТИЯ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РСФСР 1922 ГОДА .................. 12
1.1. Специфика права собственности в отечественном гражданском
законодательстве до принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года...12
1.2. Особенности обязательственного права в отечественном гражданском
законодательстве до принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года... 20
1.3 Наследственное право в отечественном гражданском законодательстве
до принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года.................................. 26
ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РСФСР 1922 ГОДА ............................................................................................... 36
2.1. Субъекты гражданского права в соответствии с Гражданским кодексом
1922 года. ............................................................................................................ 36
2.2. Вещное и наследственное право в соответствии с Гражданским
кодексом 1922 года. ........................................................................................... 44
2.3 Характеристика обязательственного права в соответствии с
Гражданским кодексом 1922 года.. .................................................................. 65
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ..................................................................................................... 90
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ........................................... 94
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы. Итогом Революции 1917 года явилось глубокая
трансформация всех сфер жизни российского общества. Построение новых
государственных
отношений
отечественного
потребовало
законодательства,
включая
коренных
и
изменений
сферу
гражданских
правоотношений. Как отметил П.И. Стучка: «После Октября мы в
буквальном смысле сожгли старые законы и стали писать новые»1. Уже в
первых декретах Советской власти были затронуты нормы гражданского
права, которые затем легли в основу первого раздела Конституции РСФСР
1918 года.
В 1918 году был принят Кодекс законов об актах гражданского
состояния, появилось новое брачное, семейное, трудовое законодательство,
которые легло в основу новых гражданско-правовых отношений в стране
Советов.
В июле 1922 года началась активная разработка проекта первого
советского Гражданского кодекса, который затем был принят 31 октября в
1922
году
на
четвертой
сессии
Всероссийского
центрального
исполнительного комитета и введен в действие 1 января 1923 года.
Принятие Гражданского кодекса 1922 года знаменовал собой важный
итог развития советского гражданского права, с одной стороны, он
аккумулировал
новые
нормотворчество,
с
правовые
другой
идеи
стороны,
советской
власти,
демонстрировал
Ленинское
определенную
рецепцию российского дореволюционного права. Гражданский кодекс 1922
года являлся символом коренных правовых изменений в сочетании с
некоторым традиционалистским подходом.
Первый
советский
Гражданский
кодекс
действовал
довольно
продолжительное время – более 40 лет. За этот период в жизни нашей страны
произошли большие изменения, вместе с государством менялся и Кодекс, в
Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Введение в теорию гражданского права. М.:
Издательство коммунистической академии, 1928. С. 101.
1
6
который вносились значительные коррективы: появлялись и исчезли
отдельные статьи, целые главы, однако ГК РСФСР 1922 года оказывал
значительное влияние на хозяйственную жизнедеятельность общества и
государства.
Именно нормы ГК РСФСР 1922 заложили фундамент российского
гражданского
законодательства,
которые
с
течением
времени
корректировались: либо изменялись, либо дополнялись определенными
юридическими нормами, но довольно большое количество гражданских
правовых идей, разработанных в исследуемый период, можно обнаружить в
современном гражданском законодательстве.
Данная тема выпускной квалификационной работы является особенно
актуальной, ведь на таких памятниках права выросло современное
российское законодательство и данную проблематику нужно анализировать,
изучать и в настоящее время.
Таким образом, данная квалификационная работа, посвящённая
анализу одного из первых ключевых нормативно-правовых актов страны
Советов,
является
крайне
полезной
и
актуальной.
Стремительные
радикальные общественные изменения находили свое воплощение в новой
правовой
системе,
которая
закрепляла
в
практическом
исполнении
достижения нового советского строя.
Объектом исследования являются нормы гражданского права в
РСФСР 20-е годы, и в частности Гражданский кодекс РСФСР 1922 года.
Предметом исследования стали институты гражданского права в
РСФСР 20-е годы, и в частности Гражданский кодекс РСФСР 1922 года,
такие как право собственности, вещное право, обязательственное право,
наследственное право.
Степень научной разработанности темы связана с анализом
историографических и правовых источников по проблеме развития норм
гражданского права в РСФСР 20-е годы, и в частности Гражданский кодекс
РСФСР 1922 года.
7
Эволюции советского гражданского законодательства, и Гражданского
кодекса РСФСР в том числе, посвящено значительное число исследований,
однако большинство научных работ принадлежат перу советским ученымцивилистам,
которые
анализировали
советское
гражданское
законодательство в условиях его действия и обращали внимание, прежде
всего, на формальные юридические аспекты разработки того или иного
гражданско-правового института, чем на общие вопросы понимания и
действия гражданского права в историческом контексте.
Научно-монографическая литература о ГК РСФСР 1922 года довольно
объемна, у наших современников интерес к проблематике гражданского
законодательства в первые годы становления советской власти не велик,
поэтому обращает на себя внимание определенный дефицит актуальных
работ последних лет.
В большинстве использованных научных работ, написанных в эпоху
создания ГК РСФСР 1922 года, приводится история написания и принятия
Гражданского кодекса, перечисляются люди, причастные к созданию
нормативно-правового акта. Эти труды сочетают в себе информацию
источниковедческого характера и научный анализ правового документа.
Первыми авторами, посвятившими ряд своих работ ГК РСФСР 1922 года,
были П.И. Стучка, А.Г. Гойхбарг, И.Г. Кобленц, С.М. Прушицкий, С.И.
Раевич и некоторые другие авторы.
В переломные периоды развития отечественного гражданского права
интерес к ГК РСФСР 1922 года возрастал, особенно это характерно для
времени подготовки нового Гражданского кодекса РСФСР 1964 года. Тогда
ведущие ученые в области гражданского права обращались к ключевым
темам цивилистики. Исследованиями в области гражданского права
занимались такие видные ученые-правоведы, как А.В. Венедиктов, Д.М.
Генкин, И.Б. Новицкий, Н.В. Рабинович.
Современные ученые-цивилисты внесли не малый вклад в разработку
вопросов, связанных с проблематикой гражданского права в РСФСР 20-е
8
годы. Наиболее значимые работы были написаны следующими авторами:
О.А. Воробьева, В.В. Долинская, С.А. Иванова, М.А. Лобацевич, А.В. Рыжик,
М.М. Накохова, Т.Е. Новицкая, И.И. Олейник, В.Д. Рузанова, А.Я. Рыженков,
А.Л. Маковский, Е.М.Чертакова.
Методологической основой исследования стал комплексный анализ
гражданско-правовых норм России начала XX века. В работе использовались
частно-научные
методы
познания
(проблемно-хронологический,
сравнительно-правовой, логический, формально-юридический, аналогии и
др.), а также применён сравнительно-исторический метод, который позволил
изучить нормативно-правовые акты, регламентировавшие систематизацию
гражданского законодательства XX века в России, в соответствии с той
исторической обстановкой, в которой они возникли и действовали, сравнить
полученные материалы с уже введёнными в научный оборот.
Основой научной методологии являются принципы объективности и
историзма. Они предполагают непредвзятый подход к анализу изучаемых
проблем, критическое отношение к источникам, вынесение суждений на базе
осмысления совокупности фактов, а также показ явлений в развитии и
контексте исторической обстановки и юридической специализации.
Целью итоговой квалификационной работы является комплексный
анализа норм гражданского права РСФСР в 20-е годы, и в частности
Гражданского кодекса РСФСР 1922 года, выявление его специфики.
Для
достижения
поставленной
цели
решались
следующие
исследовательские задачи:
- выявит специфику права собственности в отечественном гражданском
законодательстве до принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года,
-
проанализировать
особенности
обязательственного
права
в
отечественном гражданском законодательстве до принятия Гражданского
кодекса РСФСР 1922 года;
- дать характеристику наследственного права в отечественном
гражданском законодательстве до принятия Гражданского кодекса РСФСР
9
1922 года;
- рассмотреть основные субъекты гражданского права в соответствии с
Гражданским кодексом 1922 года;
- исследовать вещное и обязательственное право в соответствии с
Гражданским кодексом 1922 года;
- дать характеристику наследственного права в соответствии с
Гражданским кодексом 1922 года.
Практическая значимость работы заключается в возможности
использования ее результатов в образовательной деятельности для раскрытия
вопросов гражданского права, связанных с изучением норм гражданского
права РСФСР в 20-е годы.
Научная новизна данного исследования заключается в комплексности
исследования различных аспектов гражданско-правового регулирования в
советской России, рассмотренных через историческую призму и призму
сравнительного правоведения.
Положения, выносимые на защиту:
1. Наиболее значительные изменения в советском гражданском праве
произошли в сфере регулирования собственности. Советское государство
стремилось
уничтожить
институт
частной
собственности,
который
предполагал эксплуатацию человека человеком, на его месте создается
институт
социалистической
государственной
собственности,
которая
приобретает первостепенное значение.
2. В РСФСР в 20-е годы XX века активно создаются советские институты
гражданского права, такие как обязательственное право, вещное право и
другие
правовые
социалистического
институты,
способа
которые
хозяйствования,
закладывают
что
стало
основу
основой
для
дальнейшего развития отечественного гражданского права.
3. При разработке проекта ГК РСФСР 1922 года в статье 9 впервые в
мировой законодательной практике была представлена идея защиты личных
неимущественных прав. Однако данное предложение было отвергнуто,
10
однако, если бы эта новелла закона получила дальнейшую разработку, то
возможно бы в российском гражданском праве институт защита чести
гражданина утвердился намного раньше, чем в других странах.
4.
Одним
из
важнейших
инструментов
борьбы
с
имущественным
неравенством стало советское наследственное право, которое стремилось
нивелировать социальную имущественную разницу между гражданами
страны, и лишить права наследования крупных частных состояний, а
стоимость наследственной массы, передаваемой по наследству, жестко
регулировалось законом.
5. В ГК РСФСР 1922 года было сформулировано положение об усиленной
защите обязательств, возникающих из договоров, что отсутствовало в
дореволюционном гражданском праве. Должник, по мнению законодателя,
должен чувствовать ответственность и механизмы принуждения должны
быть реальными, в отличие от случаев обычного возмещения ущерба, но
действовало это положение исключительно по отношению определенной
группе участников гражданских отношений. Так, судебная и арбитражная
практика стояла на страже государственных предприятий и защищала
реальное исполнение договорных обязательств, если одной из сторон
выступала государственное предприятие.
Апробация результатов исследования. Магистерская диссертация
подготовлена на кафедре истории правовых учений Юридического института
ФГБОУ ВО «Орловского государственного университета имени И.С.
Тургенева», на которой осуществлялось ее обсуждение и рецензирование.
Результаты и выводы магистерского исследования рассматривались на
заседании круглого стола, посвящённого актуальным проблемам права и
историко-правового
образования,
проходившем
в
Орловском
государственном университете 26 ноября 2018 г. Результаты опубликованы в
сборнике «Актуальные проблемы права: Научные материалы студентов и
сотрудников кафедры, представленные на круглый стол, проведённый
11
26 ноября 2018 г.». – Орёл, Орловский государственный университет, 2018.
– 80 с.
Структура и объем диссертации обусловлены целью исследования и
вытекающими из нее задачами. Работа состоит из введения, двух глав,
включающих шесть параграфов, заключения, списка использованных
источников.
12
ГЛАВА 1. ОСОБЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РОССИИ
ДО ПРИНЯТИЯ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РСФСР 1922 ГОДА
1.1. Специфика права собственности в отечественном гражданском
законодательстве до принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года
Октябрьский
переворот
1917
года
привел
к
радикальным
общественным изменениям в стране. Теория и практика имперского
российского права была сметена, уничтожены привычные гражданскоправовые институты.
Наиболее значительные изменения произошли в базовом институте
гражданского права в праве собственности. Государственный переворот 1917
года
в
первую
очередь
стремился
уничтожить
институт
частной
собственности, который предполагал эксплуатацию человека человеком, что
и было объявлено главной задачей социалистической революции.
В результате отмены частной собственности, трансформировалась вся
система гражданско-правовых отношений, и приводило к уничтожению
товарно-денежных отношений и замена их на систему централизованного
государственного распределения товаров и продуктов.
Институт
частной
собственности
предполагалось
постепенно
ограничить, а затем и полностью от него избавиться в кратчайшее время. По
мнению идеологов большевистской революции, социалистический закон
«должен основываться на обществе, он должен быть выражением его общих,
вытекающих из данного материального способа производства интересов и
потребностей, нельзя сделать старые законы основой нового общественного
развития»2
Первоначально планы большевиков были нацелены на радикальную
смену норм гражданского права, существовавших в стране до революции.
Решительные изменения в гражданском праве были логичным продолжением
Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Введение в теорию гражданского права. М.:
Издательство коммунистической академии, 1928. С. 31.
2
13
правовой политики большевиков, захвативших власть в стране. Царское
гражданское право было отменено, однако первоначально было сложно
предложить что-то новое в этой сфере, поэтому принятие полноценного
гражданского кодекса сразу после революции было невозможно, да и само
право, включая гражданское право, действовало условно. Некоторые ученые
правоведы утверждали, что «в недалеком будущем будут созданы
социалистические отрасли права, в которое войдут и нормы, ранее частично
регулировавшие гражданско-правовые отношения»3.
В 1917–1918 гг. практически сразу после захвата власти большевики
обратили свое внимание на институт вещного права, права собственности.
Уже в первых актах молодого советского государства был обнаружен
интерес
к
источникам
возникновения
права
социалистической
собственности. Если в царской России гражданское право не делило
собственность на категории трудовая собственность и частная собственность,
предназначающаяся для эксплуатации угнетаемых классов, то после
революции большевики формулируют новые категории собственности и
отношение к ним со стороны новой власти. Одной из целей революции 1917
года
было
уничтожение
частной
собственности,
которая
национализировалась новой власти, прежде всего, это собственность из
которой можно извлекать нетрудовой доход.
В Обращении «Рабочим, солдатам и крестьянам!» и декрете «О земле»
делались попытки определить отношение к институту собственности со
стороны новой власти. Из первых нормативно-правовых актах большевиков
можно было узнать о таких видах собственности как государственной,
кооперативной и частной.
Советское государство объявило о том, что вся собственность,
принадлежавшая
Российской
буржуазной
республике,
становилась
собственностью нового государства.
Осипова, Г.Т. Теоретические вопросы истории науки советского гражданского права: дис. … канд. юрид.
наук. Мн., 1980. С. 27.
3
14
Молодое советское государство в первые дни своего существования
отменила
частную
собственность
на
землю
и
на
промышленные
предприятия. Декрет «О земле» отменил институт частной собственности на
землю, ее недра, воды, леса. Земля стала собственностью государства и была
выведена
из
гражданского
оборота,
земельные
отношения
начали
регулироваться совершенно другими правовыми нормами, источником
которой становится новая отрасль советского права – земельное право.
Большевики в первые дни революции брали под свой контроль
ключевые финансовые учреждения и крупные экономические предприятия,
такие как банки, фабрики, заводы. Советская власть активно пользовалось
правом объявлять всенародным достоянием научные, художественные
произведения, технические изобретения, патенты.
В первых законах большевиков использовались самые разнообразные
легальные термины, а именно: национализация, конфискация, реквизиция,
секвестр, муниципализация. И не смотря на то, что каждое понятие имеет
свою только ему присущую смысловую специфику, однако речь в
нормативно-правовом акте шла о переходе собственности под контроль
Советской власти.
Понятие национализации не было чем-то особенным, а было довольно
распространенным в мировой практике. Однако национализация в правовом
обществе подразумевает определенные юридические действия, тогда как
национализация,
серьёзные
тотальный
которую
отличия.
проводило
Например,
характер
и
советское
государство,
имело
национализация
большевиков
имела
была
нацелена
радикальные
изменения
экономического уклада в стране, замена капитализма на социализм, в
котором
доминирующее
собственность.
Страна
положение
объявила
занимает
борьбу
с
государственная
эксплуататорами,
с
экспроприацией экспроприаторов, что радикально меняло экономический и
правовой смысл института собственности, которая как ожидалось, перестает
быть средством обогащения частных лиц. Еще один важный аспект
15
национализации заключался в том, что она осуществлялась на безвозмездной
основе, в виде массовой конфискации собственности, нажитой чужим
трудом. Еще одной важной особенностью национализации являлось ее
экстерриториальность, то есть национализация охватывала все предприятие в
целом, даже если часть собственности находилась за государственной
границей страны. В реальность сделать это было сложно, так как советское
государство юридически не было признанно, а фактически оно находилось в
кольце враждебных держав.
Национализации подвергалась не только отечественная частная
собственность, но и предприятия, находящиеся в собственности иностранных
граждан или акционерных компаний со смешанным капиталом с участием
иностранных граждан, что вызывало дипломатический протест против
подобного отношения к собственности иностранных граждан. Не смотря на
непризнание действий советского правительства в сфере национализации,
государство
настойчиво
проводило
данную
политику
за
редким
исключением, когда в международных договорах, которые были заключены
уже молодым советским государством с другим государством, существовали
оговорки изъятия из общего правила. Например, по договору между РСФСР
и странами Четверного Союза (Германией, Австро-Венгрией, Турцией и
Болгарией) правовой статус граждан последних государств был существенно
дополнен. «Если по общему правилу декреты о национализации и декреты,
ограничивающие права частной собственности, касались иностранцев без
исключения, то ст. 12 и 13 Русско-Германского Дополнительного Договора к
Мирному Договору от 3 марта 1918 г. делали серьезную поправку об
ограничении действия советских законов в отношении граждан этих
государств»4.
В соответствии с выше перечисленными статьям, если «отчужденные
имущества перешли в руки государства или местных самоуправлений и
остаются
4
в
их
обладании
на
основании
Голанд Ю.М. Кризисы, разрушившие нэп. М. 1991. С. 52.
законодательных
актов,
16
распространенных на всех обитателей страны и на все имущества
одинакового рода, то в этом случае, когда ущерб не устраняется
восстановлением в прежнее положение, он должен быть возмещен»5. Однако
в реальности далеко не всегда данное положение применялось без
ограничений.
Так, после
национализации,
окончания
1 июня 1918 года были возмещены потери от
которые
действия
приостановлен
касались
городской
Брест-Литовского
процесс
возмещения
международном правовом акте.
недвижимости.
Мирного
убытков,
После
Договора
прописанных
в
был
этом
Например, в «результате окончания
действия Брест-Литовского Мирного Договора Согласно пункту 9 Договора
от 1 марта 1918 г. с Финляндией суда, принадлежавшие финским гражданам,
не национализировались»6.
В первые годы советской власти, особенно
в период гражданской
войны и иностранной военной интервенции правительство активно создавало
государственные монополии. Данный институт отечественного права
довольно хорошо известен в истории страны. В российском феодальном
праве, например, большой популярностью у царского правительства
пользовалась
винная
монополия,
в
годы
первой
мировой
войны
неоднократно делались попытки создания монополии на хлеб. Советское
государство так же не редко прибегало к этому экономическому
инструменту.
Ограниченные
возможности
молодого
государства
регулировать экономику в условиях всеобщего дефицита создавали
предпосылки для возникновения государственных монополий. Более того,
государственные монополии выполняли распределительную роль в ситуации
резкой нехватки продуктов первой необходимости и согласовались с
политикой большевиков в экономической области.
Уже в первые месяцы после Октябрьского переворота правительство
5
6
Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М.: Наука, 1980. С. 273.
Самохин Ю.М. Экономическая история России: Учеб. пособие. М.: ГУ ВШЭ, 2001. С. 77.
17
большевиков вводит различные государственные монополии: на торговлю
сельскохозяйственными
машинами,
семенами,
хлебом;
затем
государственная монополия распространяется на спички, свечи, рис, чай,
кофе и приправы. Постепенно выстраивается государственная монополия и
на торговлю промышленными товарами, такими как металл, продукция
деревообрабатывающей промышленности, ткани и многими другими.
Впервые в мировой юридической практике устанавливается правило,
согласно которому любое бесхозное свободное имущество, т. е. имущество,
не
находящееся
ни
в
чьем
владении,
является
государственной
собственностью. Введение этой нормы было особенно актуально в связи с
тем, что многие представители имущественного правящего слоя империи
уехали за границу и оставили свое имущество в стране, включая жилища,
фабрики, заводы, торговые помещения, земельную собственность.
В Российской империи все имущество, принадлежащее частным
лицам,
считалось
частной
собственностью,
которая
включала
как
промышленные и торговые предприятия, строения, орудия и предметы труда,
ценные бумаги, так и предметы домашнего пользования.
В рамках политики национализации правительство большевиков
стремилось ограничить влияние и распространение частной собственности.
Д.И. Курский, заместитель, а впоследствии и нарком юстиции РСФСР, в 1922
году дал конкретную политическую характеристику законодательным
инициативам,
имеющим
отношение
к
ограничению
прав
частной
собственности в первые годы революции: «Если мы проследим историю
декретов о реквизиции и конфискации, которые лучше всего отражают
отношение Советской власти к частной собственности, то мы увидим, что в
1918 году фактически отрицалась всякая частная собственность на движимое
имущество, ибо мы присутствовали при стихийном, ничем не ограниченном
праве реквизиции, при стихийном процессе реквизиций и конфискаций, и
только в 1920 году был издан декрет, который регулировал, несколько
ограничивал этот процесс. И любопытно, что этот декрет не устанавливал
18
прав собственности на вещи, но он говорил только, в каком порядке местные
органы
и
центральные
власти
должны
производить
реквизиции
и
конфискации. Это было то первое ограничение, которое регулировало этот
вопрос,
но
которое
исходило
в
своем
правосознании,
что
права
собственности, даже на предметы домашнего хозяйства, нет, ибо в любой
момент, в случае общественной нужды, местные власти могут признать
необходимым произвести ту или иную реквизицию»7.
Важным документом, имеющим отношение к праву собственности в
период прихода к власти большевиков, является без сомнения декрет «О
земле», который объявлял о создании кооперативной форме собственности,
однако дальнейшего развития она не получила, так как создаваемые на
основании
декрета
трудовые
коммуны
и
товарищества
были
немногочисленны, и их правовой и имущественный статус не был детально
разработан.
Первые кооперативные организации в годы советской власти
находились под контролем частных лиц, и только по прошествию времени
они превращались в социалистические кооперативные организации. В
период военного коммунизма все существовавшие в тот период времени
кооперативные
организации
были
переподчинены
местной
потребкооперации, которая затем, в свою очередь, попала в распоряжение
Наркомата продовольствия.
Декрет, изданный 16 марта 1919 года «О потребительских коммунах»
устанавливал, чтобы все население определенной местности в обязательном
порядке включалось в члены местной потребительской коммуны. С 13
декабря
1920
года
потребительская
кооперация
переходила
на
финансирование из государственного бюджета. Данная цель преследовала
намерение большевиков контролировать и распределять продовольственные
продукты, минуя денежный оборот. Новой власти представлялось, что
Венедиктов А.В. Советское гражданское право в период проведения Октябрьской Социалистической
Революции 1917-1918 гг. М., Госполитиздат, 1957. С. 28.
7
19
потребительская
кооперация
является
лучшим
инструментом
для
экономической политики большевиков на местах, однако история пошла
другим путем.
В советской юридической литературе было принято противопоставлять
гражданское право периода возникновения молодого советского государства
гражданскому праву периода гражданской войны. Однако скорее стоит
говорить о том, что эти два периода тесно связаны и логически продолжают
друг друга. Например, для института права в первые месяцы утверждения
советской власти было характерно резкое ограничение и даже радикальной
замены
частной
собственности
на
новую
социалистическую
государственную собственность. В годы гражданской войны это тенденция
еще более укрепляется, а политика широкой национализации постепенно
концентрирует практически всю собственность в руках новой власти.
Советское правительство создает и устанавливается особый правовой режим
для государственной собственности.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в первые годы
установления советской власти особое внимание правительство уделяло
правовой политике в сфере собственности: постепенно право частной
собственности
сворачивается
и
на
ее
месте
создается
институт
социалистической государственной собственности, которая приобретает
первостепенное значение в первые месяцы утверждения новой власти. Роль
частной собственности значительно уменьшается, а роль частных владельцев
ограничивается. К окончанию гражданской войны на территории страны
практически не остается крупной, средней и даже малой частной
собственности, которая переходит под контроль государства. Владение и
распоряжение промышленными и торговыми предприятиями, транспортом,
финансовыми институтами из частных рук попадает в руки советского
государства.
20
1.2. Особенности обязательственного права в отечественном
гражданском законодательстве до принятия Гражданского кодекса
РСФСР 1922 год
Обязательственное право играет важную роль в экономике страны, так
как
придает
динамику
гражданско-правовым
отношениям,
без
них
гражданское право не работает. Однако важной отличительной чертой
обязательственного права первых лет революции была ограниченность его
содержания и возможностей применения.
Существенная часть норм обязательственного права царской России
декретами Советской власти не была отменена и юридически продолжала
действовать. П. И. Стучка, характеризуя важнейшие аспекты применения
обязательственного права, отмечал: «Законы о разных договорах и сделках, о
вознаграждении за убытки и т. д. в переходное время к новому
общественному строю все еще не отпали сразу, а отчасти еще соответствуют
настоящим взаимоотношениям людей, почему и подлежат применению»8.
Однако нормы дореволюционного российского гражданского права, даже и
не отмененные советскими декретами, не могли действовать длительное
время. Национализация промышленных предприятий и транспорта сама по
себе не должна была привести к признанию заключенных договоров
недействительными.
Экономическая политика большевиков столкнулась с отчаянным
сопротивлением
со
собственности,
которые
правительства,
вплоть
стороны
активно
до
владельцев
национализированной
саботировали
решения
уничтожения
технической
советского
и
правовой
документации, что разрушало налаженные договорные связи между
предприятиями. Участники новых хозяйственных отношений не желали
платить по своим долгам, отвечать по заемным обязательствам. Обычно
после национализации предприятия, большевики рассчитывали получить
Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Введение в теорию гражданского права. М.:
Издательство коммунистической академии, 1928. С. 51.
8
21
только его активы, долговые обязательства игнорировались, что существенно
сужало область действия обязательственного права.
В первые месяцы советской власти новое правительство стремилось к
контролю над крупными предприятиями промышленности и торговли,
активно создавались государственные монополии, что вело к ограничению
частной инициативы. Вводилась государственная монополия государства на
внешнюю торговлю, на валютный обмен, что препятствовало частным
собственников перевод своих капиталов за рубеж.
Большинство специалистов в области гражданского права сходятся во
мнении, что «барометром состояния гражданского оборота и удельного веса
обязательственного права может служить купля-продажа как типичная
оборотная сделка»9. Как отмечают Б.И. Пугинский, Д.Н. Сафиуллин
«гражданский оборот в стране после Октябрьской революции резко
сокращается и деградирует»10. В результате новой экономической политике
большевиков на фоне гражданской войны промышленность и торговля
находятся в плачевном состоянии.
В хозяйственной деятельности страны ведущими инструментами
управления становятся планирование и централизация. Государственное
строительство в начальный период становления Советской власти опирается
на учрежденные центральные и местные органы управления, и прежде всего
на ВСНХ и его отделы и совнархозы на местах, на которых ложилась вся
тяжесть координации хозяйственной деятельности промышленности и
торговли, которая до революции осуществлялась в основном посредством
действий управляющих частных предприятий в условиях гражданскоправового регулирования.
Новое правительство повсеместно в экономике заменяло договорные
юридические связи на административно-правовые методы воздействия,
постепенно осуществляя переход от торговли к социалистическому
Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву / Ассоциация "Юридический центр". СПб.:
Юридический центр Пресс. 2013. С. 9.
10
Пугинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. М.: Юрид. лит., 1991. С. 74.
9
22
контролю, учету и распределению, который достиг наибольшего расцвета в
период гражданской войны, причем военное противостояние в стране
послужило
лишь
правительства,
катализатором
что
ускорило
действий
процесс
нового
перехода
социалистического
к
безденежному
товарообмену, что не предполагало наличия юридических договорных
отношений.
В одной из самых важных работ «Очередные задачи Советской
власти», посвященных изучаемому периоду, В.И. Ленин отметил, что
«Главная
трудность
лежит
в
экономической
области:
осуществить
строжайший и повсеместный учет и контроль производства и распределения
продуктов, повысить производительность труда, обобществить производство
наделе».11 Затем автор пояснил: «Борьба за внедрение в массы идеи
советского – государственного контроля и учета, за проведение этой идеи в
жизнь, за разрыв с проклятым прошлым, приучившим смотреть на добычу
хлеба и одежды, как на “частное” дело, на куплю-продажу, как на сделку,
которая “только меня касается, “борьба социалистической сознательности
против буржуазно-анархической стихийности»12. А чуть ниже он подвел
итог, что «Социалистическое государство может возникнуть лишь как сеть
производительно-потребительских коммун, добросовестно учитывающих
свое производство и потребление...»13
Таким образом, в начальный период становления Советского
государства, в годы гражданской войны сфера обязательственного права
уменьшается, все реже экономические организации прибегают к договорным
отношениям. В.И. Ленин делает вывод, что: “...Экономические условия
таковы, что он (крестьянин) живет в товарном хозяйстве... привык
обменивать свой хлеб на деньги. ...Деньги уничтожить сразу нельзя. Чтобы
их уничтожить, нужно наладить организацию распределения продуктов для
Ленин В.И. Избранные произведения. М.: Мысль, 1986. С. 144.
Там же, С. 145.
13
Там же, С. 146.
11
12
23
сотен миллионов людей, – дело долгих лет»14.
Однако, если в начальный период становления советского права
заключение отдельных видов договоров ограничивалось не столько
законодательным порядком, сколько реальной практикой, сужением сферы
гражданского
оборота
в
связи
с
национализацией,
введением
государственных монополий, то в период гражданской войны принимается
ряд политических решений, которые резко сужают возможности заключение
договоров. Одновременно реальная экономическая жизнь показала что,
несмотря на господство административно-правовых методов регулирования
хозяйственной деятельности промышленных и транспортных предприятий
обойтись без договоров было нельзя, и в ограниченных рамках они
применялись; принимались и нормативные акты, в которых закладывались
основы советского обязательственного права.
Первоначально договор купли-продажи в основном применялся в
частных отношениях, в быту, но и предприятия традиционно к нему
прибегали.
С
помощью
договора
купли-продажи
регулировалось
приобретение новых изделий, необходимых материалов, продуктов питания
отдельными советскими учреждениями и кооперативными организациями у
частных производителей. Во внешнеторговых отношениях договор куплипродажи играл основополагающую роль, не смотря на переход от частной
инициативы к государственной монополии в этой сфере. Право заключения
договоров купли-продажи с иностранными государствами и организациями
перешло под контроль Наркомата торговли и промышленности.
В первые годы советской власти развиваются и другие виды договоров.
Происходит законодательное признание договора аренды промышленного
предприятия. Получает правовую регламентацию договор найма жилых
помещений. Особый интерес законодателя вызывает договор перевозки
грузов, пассажиров и багажа. В 1920 году принимается первый советский
Устав железных дорог, в котором немало внимания уделено договору
14
Ленин В.И. Избранные произведения. М.: Мысль, 1986. С. 149.
24
перевозки, и регламентируется ответственность железных дорог за утрату и
повреждение груза.
Однако сферы гражданско-правового регулирования отчетливо заметно
по уменьшению количества гражданских дел, рассматриваемых судами.
Данный
факт
зафиксирован
в
Отчете
Наркомата
юстиции
VII
Всероссийскому съезду Советов: «Процесс уменьшения численности
гражданских дел является почти повсеместным и находится в прямой тесной
зависимости от законодательных изменений, внесенных Советской властью в
область земельных отношений, торговли и пр».15 Однако приводимые в
отчете цифры свидетельствуют, что число гражданских дел не только не
уменьшилось, но и, напротив, немного увеличилось «на 14 % за три
месяца»16, хотя связано данное увеличение с ростом числа бракоразводных
дел, исков о взыскании алиментов, споров о разделе совместно нажитого
имущества.
Затухание гражданской войны не повлекло за собой логического
расширения гражданского оборота. Начало хозяйственному оживлению и
некоторой смене экономических ориентиров
в нашей стране связано с
решениями X съезда РКП(б) о переходе к новой экономической политике.
Происходит замена продовольственной разверстки продовольственным
налогом, заранее устанавливаемым таким образом, чтобы в крестьянском
хозяйстве после взноса налога оставались излишки, предоставлялась
возможность крестьянам реализовывать их на рынке. Решения X съезда
РКП(б) о переходе к новой экономической политике допускали некоторое
расширение сферы частной инициативы: частной торговли, частного
предпринимательства. Однако, не смотря на все изменения в экономической
жизни страны после X съезда РКП(б) руководящую роль в экономике страны
должен был играть государственный сектор.
Как подсказывал накопленный советской властью опыт, старыми
15
16
Аскназий С.И. Очерки хозяйственного права СССР. Л.: Издательство «Прибой», 1926. С. 41.
Там же. С. 142
25
методами руководства промышленностью нельзя было достичь подъема
промышленного производства. Первоначально советское правительство
начало уменьшать число предприятий, находившихся в непосредственном
подчинении ВСНХ и его местных органов, под руководством которых
остается определенное число крупнейших и наиболее важных предприятий.
Средние по величине промышленные предприятия должны были сдаваться в
аренду кооперативам, товариществам и даже частным лицам. В некоторых
секторах
экономики
большевики
провели
даже
денационализация
промышленных предприятий. Подобная экономическая политика коснулась
и сферы жилого фонда. За годы гражданской войны многие городские
строения серьезно пострадали и нуждались в капитальном ремонте. Местные
власти не имели возможности привести все принадлежавшие им здания в
порядок. Для этого в городах происходит демуниципализация мелких жилых
строений, а также получает распространение институт застройки, когда город
передавал предпринимателям на определенный срок участки земли под
строительство жилых домов.
Промышленные
предприятия,
оставшиеся
в
собственности
го-
сударства, должны были действовать на началах хозяйственного, или
коммерческого
самоокупаемость
расчета.
Первоначально
предприятия
при
под
ним
сохранении
понимались
централизованного
снабжения государством предприятий сырьем и сдача ими своей продукции
государству. Однако безденежный товарообмен на практике не давал
положительного эффекта, и примерно с 1922 г. коммерческий расчет стал
пониматься и использоваться шире – как управленческая самостоятельность
предприятия.
Таким образом, в результате октябрьских событий 1917 года
экономическая и правовая политика страны резко меняется, что серьезно
влияет
на
гражданско-правовые
отношения,
а
в
частности
на
обязательственное право, которое было резко ограничено в использовании.
Однако большая часть норм обязательственного права царской России
26
декретами Советской власти не была отменена и юридически продолжала
действовать. В первые годы советской власти развиваются различные виды
договоров, и сфера их действия постепенно растет.
Начало хозяйственному оживлению и некоторой смене экономических
ориентиров
в нашей стране связано с решениями X съезда РКП(б) о
переходе к новой экономической политике. Административно-правовые
методы управления хозяйством уступали место гражданско-правовым.
Однако утверждать, что советское гражданское право могло справиться с
поставленными задачами, было бы опрометчиво. Нормы, касавшиеся
обязательственного права, были разрозненны и не отвечали требованиям
развития
экономических
отношений
в
стране.
Перед
советским
законодателем встала задача разработать свод правил, регулирующих
обязательственные отношения.
1.3 Наследственное право в отечественном гражданском
законодательстве до принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года
Важнейшим нормативно правовым актом в области наследственного
права в первый год Советской власти являлся декрет ВЦИК от 27 апреля
1918 года «Об отмене наследования», направленный на ограничение
способов возникновения права частной собственности и содержала новеллы,
отменяющие целый раздел гражданского права наследственное права, то есть
исключала возможность наследования имущества, как по закону, так и по
завещанию.
Декрет ВЦИК от 27 апреля 1918 года «Об отмене наследования»
привлек внимание ведущих советских ученых-цивилиствов, так как
полностью был посвящен наследственному праву и радикальному решению
его вопросов.
Первоначально
буквального
смысла
исследователи
данного
нормативно-правового
декрета
акта
в
исходили
из
сочетании
с
политическими реалиями момента его принятия, в значении полной отмены
27
института наследования и по закону, и по завещанию.
Более глубокое изучение юридического документа позволяет его
рассматривать в свете логики развития советского наследственного права. В
научной работе Б.С. Антимонова и К.А. Граве «Советское наследственное
право» утверждается, что «декрет "Об отмене наследования" упразднил лишь
наследование частной собственности (ст. 2), а в отношении трудовой
собственности наследование сохранялось (ст. 9)»17. Однако нет прямых
правовых архивных ссылок на нормативно-правовые акты анализируемого
периода, которые бы в полной мере подтверждали
точку зрения
исследователей.
Для
понимания
правовых
реалий,
связанных
с
институтом
наследования, следует обратиться к истории вопроса создания принятия
декрета ВЦИК от 27 апреля 1918 года «Об отмене наследования», что
позволило бы принять во внимание намерения законодателя.
Декрет ВЦИК от 27 апреля 1918 года «Об отмене наследования» вышел
из недр Наркомате юстиции, затем он был передан на утверждение во ВЦИК,
и функция Наркомате юстиции заключалась в контроле за реализации
документа в жизнь. Обычно, наркомат, предлагавший законопроект,
сопровождал его детальной инструкцией по воплощению его в практику. В
этих инструкциях можно было найти много полезной информации, которая
бы раскрывала замысел законодателя. В случае обнародования Декрета
ВЦИК от 27 апреля 1918 года «Об отмене наследования» было довольно
много разнообразных инструкций, которые разъясняли смысл юридического
документа.
Анализируя текст Декрета ВЦИК от 27 апреля 1918 года «Об отмене
наследования», можно выделить несколько наиболее важных смысловых
частей – это статьи 1, 2, 9.
Практически сразу в статье 1 декрета прописана норма о полной
отмене права наследования: «Наследование, как по закону, так и по
17
Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.; Юр. лит., 1955. С. 29.
28
духовному завещанию отменяется. После смерти - владельца имущество, ему
принадлежавшее
(как
движимое,
так
и
недвижимое),
становится
государственным достоянием Российской Социалистической Советской
Федеративной Республики»18.
Статья 2 декрета посвящена судьбе имущества, оставленного смерти
умершего
собственника.
В
ней
прописана
процедура
пользования
наследственной массой, так «нуждающиеся нетрудоспособные родственники
по прямой восходящей и нисходящей линии, братья и сестры, а также супруг
умершего могли получать из оставшегося после умершего имущества
содержании».19 Эта статья была временной и подлежала отмена с принятием
декрета о всеобщем социальном обеспечении. Далее следовали нормы о
порядке применения статьи 2 и о том, как она будет воплощена в жизнь.
В советском гражданском праве, начиная примерно с 40-х годов,
существует точка зрения, противопоставляющая статьи 1 и, особенно, статьи
2 статье ст. 9 декрета «Об отмене наследования», в которой устанавливалось,
что «имущества, не превышавшие 10 тыс. руб., особенно если они состоят из
усадьбы, домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства
в городе или в деревне, переходят в непосредственное управление и
распоряжение имеющихся налицо наследников»20, которые перечислены в
статье 2 декрета.
Обычно, исходя из текста статьи 9, в которой говорится о трудовом
хозяйстве, об имеющихся родственниках и о том, что имущество остается у
них, делается вывод о закреплении в ст. 9 начал нового, советского
наследственного права – права наследования трудовой собственности.
Однако при более глубоком анализе правового документа выше приведенные
доводы не являются убедительными, та как в тексте декрета выделяются два
вида собственности: это частная собственность и трудовая собственность, но
Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. II изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби,
Изд-во «Проспект», 2005. С. 162.
19
Там же. С. 162.
20
Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. II изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби,
Изд-во «Проспект», 2005. С. 162.
18
29
обнаружить в декрете последний вид собственности и его детальную
регламентацию не удается. Отсутствует трудовая собственность и в
Гражданском кодексе РСФСР 1922 года, о чем большинству исследователей
советского гражданского права хорошо известно.
Б.С. Антимонов и К.А. Граве в выше упомянутой работе замечают, что
«право личной собственности как трудовой собственности, не могущей быть
использованной для эксплуатации человека человеком, в 1917–1919 гг. еще
не выкристаллизовалось и не могло еще окончательно оформиться».21
Даже
для
советского
законодателя
исследуемого
периода
вся
собственность, которая находилась в руках граждан, была по определению
частной. Более значимым вопросом для законодателя был вопрос, кто был
владельцем
собственности,
его
социальное
происхождение.
Поэтому
противопоставление статей 2 и 9 декрета «Об отмене наследования» имеет
мало смысла. Именно поэтому утверждение об исключительно частнокапиталистическом характере упоминаемой в ст. 2 собственности является
не точным. В то время как в статье 9, упоминающиеся родственники,
совместно проживающие с умершим, это скорее близко живущие люди,
соседи, делящие с умершим крестьянский двор, общую собственность.
Вопрос об уничтожении права наследования до сих пор является
дискуссионным, и масло в огонь подливает формулировка статьи 9 декрета, в
которой утверждается факт того, что имущество на основании статьи 9
декрета передавалось родственникам не в собственность, а в «пользование и
распоряжение», чего при переходе имущества по наследству невозможно.
Продолжает вызывать много споров у специалистов в области
гражданского
права
формулировка
статьи
2
декрета
«Об
отмене
наследования». Ключевая проблема данной новеллы понимание правового
института, устанавливаемого исследуемой нормой. С одной стороны,
возможно, это был институт наследования, с точки зрения понимания его
большевиками, с другой стороны, возможно, это был институт своеобразного
21
Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.; Юр. лит., 1955. С. 65.
30
социального обеспечения.
Б.С. Антимонов и К.А. Граве проанализировав стать 2 декрета «Об
отмене наследования» пришли к выводу, что «правила этой статьи не
являются
правилами
социального
обеспечения.
Обеспечение
нетрудоспособных лиц в силу ст. 2 должно было производиться не за счет
общественных (государственных) средств, а за счет имущества умершего
гражданина в пределах стоимости этого имущества. Это обеспечение нельзя
признавать "частноправовой формой социального обеспечения". Социальное
обеспечение вообще никогда не может быть индивидуалистическим, т. е.
частноправовым"».22
Продолжая исследование декрета, авторы монографии уверены, что
статья 9 не имеет отношение к институту социального обеспечения,
поскольку в ней нет прямого указания на нетрудоспособность реципиента.
Однако возможность трактовки данной нормы декрета как своеобразную
попытку решения социальных проблем того времени, наталкивало ученых на
мысль, что наследование трудовой собственности до 10 тыс. руб.
сохранялось.
Самым важным обстоятельством издания этого декрета, по мнению
Наркомат юстиции был тот факт, что в случае отмены института
наследования нетрудоспособные члены семьи наследодателя легко могли
остаться без средств к существованию, особенно принимая во внимание
обстоятельства времени принятия декрета. Финансовых средств, выделяемых
государством на нужды социального обеспечения, было явно недостаточно, а
при этом появлялись новые затратные статьи. Наркомат юстиции полагал,
что возможно компенсировать затраты на социальное обеспечение, если
имущество, поступившее в доход государства в результате отмены наследования, обратить в пользу социального обеспечения. Но и в этом случае
не все было ясно, так как процедура описи имущества, его реализации
требовал значительных затрат, тем более было довольно трудно выделить
22
Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.; Юр. лит., 1955. С. 71.
31
долю умершего из общей семейной собственности.
В начальный период действия декрета «Об отмене наследования»
система социального обеспечения отсутствовала в стране, поэтому Наркомат
юстиции предложил следующую процедуру: оставлять нетрудоспособным
членам семьи умершего из его имущества средства на жизнь, в то время как
остальные члены семьи, проживавшие совместно с умершим и ведшие
трудовой образ жизни, могли пользоваться и долей умершего в общей
собственности семьи или крестьянского двора. Данная логика Наркомата
юстиции
подтверждается
как
самим
текстом
декрета
«Об
отмене
наследования», так и Циркулярным письмом НКЮ РСФСР от 16 августа
1918 года и Инструкцией НКЮ РСФСР и НКФ РСФСР от 31 декабря 1918
года, которые существенно дополняют и разъясняют смысл декрета.
Наибольшее
значение
для
толкования
декрета
«Об
отмене
наследования» дает циркулярное письмо Наркомата юстиции от 16 августа
1918 года, адресованное всем юридическим отделам губернских и уездных
Совдепов. Циркулярное письмо Наркомата юстиции было подписано
наркомом Д.И. Курским, и, по-видимому, составлено тоже им. Нарком в
циркулярном письме разъясняет смысл статьи 1 декрета и пишет, что «всякое
имущество умершего, даже ниже 10 тыс. руб., в чем бы оно ни заключалось,
после смерти его владельца становится достоянием Российской Советской
Социалистической Республики».23 Таким образом, в циркулярном письме
опровергается тезис о том, что собственность, о которой шла речь в статье 9
декрета, может передаваться по наследству. Тем более никакого противопоставления наследования трудовой собственности наследованию частной
собственности в декрете нет.
Инструкция НКЮ и НКФ от 31 декабря 1918 г. прямо прописывает в
статье 9 декрета особую форму социального обеспечения, так как в случае
получения имущества умершего ниже 10 тыс. руб. родственники умершего
Гинцбург Л.Я. Становление науки гражданского права в СССР (1917–1920) // Правоведение. 1974. № 3. С.
64.
23
32
приобретают лишь право хозяйственного управления и распоряжения этим
имуществом, а вовсе не право собственности.
Подобный путь прошло и законодательство Украины, которое
содержало много общих норм с законодательством РСФСР. Украина в
большей мере воспроизводило нормы советского гражданского права, что
позволяет
детализировать
понимание
исследователя
по
вопросам
наследования.
Как и в советской России на Украине 11 марта 1918 г. был принят первый декрет «Об отмене наследования», в котором прямо было прописана
норма о переходе в собственность наследников имущества, не превышавшего
10 тыс. руб.. Но уже через год, 21 марта 1919 г., второй декрет «Об отмене
наследования» запретил переход к наследникам права собственности
независимо от цены имущества, а собственно имущество переходило в
собственность УССР, что, скорее всего, означало важное уточнение украинского законодателя, который прямо перенес советскую норму в свое
законодательство.
Таким образом, содержание декрета РСФСР от 27 апреля 1918 г. «Об
отмене наследования», существенно дополняли и разъясняли инструкции
наркомата юстиции, принятые для его имплементации в жизнь, и не
содержали
правовых
действительно
коллизий.
отменил
право
Декрет
«Об
наследование
отмене
и
наследования»
стремился
создать
предпосылки для учреждения новой системы социального обеспечения в
стране.
Советский законодатель выказал намерение с помощью юридического
документа отменить древний институт наследования, который существовал в
человеческой цивилизации испокон веков. Сама идея отмены института
наследования была унаследована большевиками из произведения Карла
Маркса и Фридриха Энгельса «Манифеста Коммунистической партии»: «...В
наиболее передовых странах могут быть почти повсеместно применены
33
следующие меры: ...3. Отмена права наследования».24 Идея Карла Маркса и
Фридриха Энгельса в России получила юридическое воплощение. Один из
ведущих советских цивилистов А.Г. Гойхбарг в своем труде, посвященном
наследственному праву, также подкрепляет свои идеи ссылками на
«Манифест Коммунистической партии».
Советское законотворчество в первые годы после победы революции
имело радикальное содержание, было оторваны от правовой российской
традиции, и понять его было довольно не просто. Декрет «Об отмене
наследования»
не
является
исключением.
У
большевиков
было
представление, что трудящимся нечего терять, кроме своих цепей, зачем им
передавать свое имущество по наследству, если страна советов предполагала
покончить с частной собственностью. Достояние советского человека
принадлежит всему советскому народу. Собственность – это зло, настаивали
классики марксизма. В обществе преобладали коллективистские ценности, не
предполагающие мелкобуржуазного стремления к личному обогащению,
которое рассматривалось в качестве унизительной девиации. Советская
жизнь строилась на общественных началах, и частному в ней не было места.
Социалистическая
идеология,
коммунистические
ценности
воплощались советским законодателем в собственное гражданское право, в
котором не было места праву наследования, а сам институт наследования
отрицался. В первые месяцы после революции можно найти довольно много
примеров наследования по закону, которое еще действовало в царской
России. Так при попытке введения централизованного распределения
продуктов, уничтожения денежного оборота В.И. Ленин Отметил, что «Мы
слишком,
далеко
зашли
по
пути
национализации
торговли
и
промышленности, по пути закрытия местного оборота. Было ли это
ошибкой?
Несомненно»25.
советского
гражданского
24
25
Очень
права
часто
полагали,
современные
что
декрет
Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. М.: Вагриус, 1999. С. 6.
Ленин В.И. Избранные произведения. М.: Мысль, 1986. С.271.
исследователи
«Об
отмене
34
наследования» являлся неудачной попыткой создания нового правового
института социального обеспечения.
Дискуссии вокруг декрета «Об отмене наследования» разгоревшиеся в
20-е годы XX века и не прекратившиеся в 40-е м 50-е годы, так т не пришли к
общему
мнению
каково
значение
этого
юридического
документа,
рассматривая его, скорее в качестве правового акта, который прекратил
действие наследственного права в стране.
Таким образом, декрет ВЦИК от 27 апреля 1918 года «Об отмене
наследования»
не
отменял
полностью
институт
наследования,
что
подтверждают не только инструкции Наркомата юстиции, но и практика
Верховного Суда, материалы которой подтверждают существование института наследования в молодой советской республике, что является лучшим
реальным доказательством.
Так С.Н. Братусь, анализируя доводы, приведенные в постановлении
Пленума Верховного Суда РСФСР от 10 апреля 1923 г. «О судебной
практике по делам о наследовании» о том, что «пп. 10 и 11 этого
постановления разъяснялись понятие отказа наследника от своей доли в
наследстве и последствия такого отказа, а также непринятия им наследства.
Таким же разъяснением нормы закона является и п. 16, указывающий, что
назначение наследников по завещанию из числа законных наследников не
связано ни с очередностью их к наследованию, ни с правом представления,
что было лишь логический вывод из ч. 1 ст. 422 ГК 1922 года» 26 делает
вывод, наследственное право в стране не прекратило своего существования.
Приведенное выше постановление Пленума Верховного Суда РСФСР
доказывает, что декрет едва ли соответствовал существующим реальным
отношениям в стране, и поэтому не достигал цели, которые декларировались
названии и в содержании правового акта.
Так, изменения, имевшие место в стране, по причине введения новой
экономической политики, внесли существенные перемены и в область
26
Братусь С.Н. Развитие кодификации советского законодательства. М., Юр. лит., 1968. С. 133.
35
советского гражданского права. Широкое использование частного капитала и
хозяйственной
самостоятельности
государственных
предприятий
для
оживления экономических отношений потребовали создания системы
четкого регулирования. Устойчивые коммерческие связи и активное
использование различных финансовых инструментов, таких как кредит,
ценные бумаги, требовали законодательной охраны интересов государства и
частного капитала.
Временное отступление от принципов ведения социалистической
экономической политики, развитие частной инициативы и использование
частного капитала для советского государства угрожало существованию
социализма. Однако и катастрофическая экономическая ситуация в стране во
время и после гражданской войны едва ли оставляли для советского
правительства возможность для выбора экономической политики. Нельзя
было выжить стране советов, не предпринимая довольно значительных
правовых усилий, приведших к радикальным изменениям в экономической
сфере страны.
Использование возможностей частной инициативы, усилий частного
капитала для развития страны нельзя было решить без помощи правовых
средств. Большую роль для регулирования экономических отношений
играют советское гражданское право.
Новая
экономическая
политика
резко
расширила
действие
гражданского права, которое способствовало подъёму хозяйства в стране и
решению
первоочередных
экономических
задач.
Молодое
советское
гражданское право помогало успешно справиться с повседневными
жизненными ситуациями. Именно в 20-е годы XX века закладываются
основные принципы советского гражданского права: принцип сочетания прав
и обязанностей, принцип реальности и гарантированности прав, принцип
исполнения обязательств, которые вскоре в полной мере были воплощены в
Гражданском кодексе РСФСР 1922 года.
36
ГЛАВА 2 ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО
КОДЕКСА РСФСР 1922 ГОДА
2.1 Субъекты гражданского права в соответствии с Гражданским
кодексом 1922 года
31 октября в 1922 году на четвертой сессии Всероссийского
центрального исполнительного комитета был принят первый Гражданский
кодекс РСФСР, который закрепил основные достижения советской власти в
регулировании гражданских правоотношений.
Основными участниками гражданских правоотношений с точки зрения
Гражданского
кодекса
РСФСР
1922
года
являются
физические
и
юридические лица, что не является чем-то новым в гражданском праве и
данные субъекты гражданского права были известны в дореволюционной
России, однако разница находится в плоскости правового статуса участников
гражданских правоотношений.
В соответствии с Гражданским кодексом 1922 года объем прав и
обязанностей, закрепленных государством за участниками гражданских
правоотношений исторически существенно отличался.
Объем прав и обязанностей физических лиц в соответствии с
Гражданским кодексом 1922 года, содержание их правоспособности зависело
от задач, которые ставило перед собой государство.
Основные положения, касающиеся содержание правоспособности
физических лиц были закреплены в статьях 1 и 4 ГК РСФСР 1922 года. Пи
всей конкретности статьи 1 ГК РСФСР 1922 года она вызывала дискуссии у
специалистов в области гражданского права. Существовало две основные
точки зрения, одна из которых, при комментировании статьи 1 ГК РСФСР
1922 года, заключалась в том, что статья 1 направлена на защиту интересов
отдельных лиц от злоупотреблений правом, а другая подразумевала, что
статья 1 направлена на защиту интересов социалистического государства от
злоупотреблений частных лиц.
37
Статья 1 ГК РСФСР 1922 года была по смыслу тесно связана со ст. 4, и
обе
они
отражали
классовый
подход
законодателя
к
вопросу
о
правосубъективности физических лиц.
Статья 4 ГК РСФСР 1922 года закрепляла для всех граждан равную
правоспособность, и только поражение в правах могло оказать существенное
влияние на правовой статус гражданина. С точки зрения целей политической
и экономической политики 20-х годов основной задачей ГК РСФСР 1922
года являлось регулирование частной деятельности.
В то же время статья 5 ГК РСФСР 1922 года закрепляла возможность
ограничения гражданской правоспособности исключительно по приговору
суда. Например, по решению суда лица, объявленные «вне закона»,
правоспособностью не обладали, поскольку закон их не защищал или право
быть поручителем могло быть ограничено на срок не свыше 5 лет.
В соответствии с ГК РСФСР 1922 года правоспособность граждан
ограничена и имеет отношение исключительно к имущественным правам.
Личные неимущественные права выходили за рамки этого закона. Один из
ведущих цивилистов своего времени О.С. Иоффе относит разработку
советской цивилистикой «к возможности обеспечения гражданско-правовой
охраны чести, имени, собственного изобретения и других личных благ такого
же характера к концу 30-х – началу 40-х годов»27.
Выделяя значимые характеристики развития гражданского права
социалистических стран, Е.А. Суханов пишет «все более заметную роль в
социалистическом гражданском праве начинают играть неимущественные
отношения, не связанные с имущественными, особенно касающиеся охраны
личных прав граждан. Широкое закрепление этих отношений в гражданском
праве зарубежных социалистических стран привело к появлению в их законодательстве открытого (а не исчерпывающего) перечня охраняемых личных
неимущественных прав»28.
Иоффе И.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч. 1 и 2. Л., Наука, 1975. Ч. 1. С. 224.
Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского,
Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2012. С. 193.
27
28
38
Однако следует отметить, что при разработке проекта ГК РСФСР 1922
года в статье 9 впервые в мировой законодательной практике была
предложена охрана личных неимущественных прав. Не смотря на то, что
данный
новый
институт
подвергся
жесткой
критики
со
стороны
приверженцев социалистических тенденций в гражданском праве, которые
обвинили
авторов
проекта
в
«следовании
модным
в
буржуазной
юридической литературе требованиям защиты нематериальных благ».29
Таким образом, если бы данная новелла закона получила дальнейшую
разработку, то возможно бы в российском гражданском праве институт
защита чести гражданина утвердился намного раньше, чем в других странах.
Имущественная гражданская правоспособность имела конкретные
ограничители,
которые
соответствовали
целям
и
интересам
социалистического государства, лишь для иностранных граждан были
допущены ряд исключений. Тогда как в ГК РСФСР 1922 года не были
прописаны
особенности
имущественного
статуса
иностранцев,
они
появились в специальной статье 8 в закон о введении в действие ГК РСФСР
1922 года. В ней говорилось о том, что при определении правоспособности
иностранных граждан доминирующую роль играют нормы международных
договоров. При отсутствии международных соглашений некоторые наиболее
важные права иностранцам могли предоставляться исключительно по
решению соответствующих компетентных органов Советской власти. А.Г.
Гойхбарг был уверен, что в соответствии с этой нормой в лучшем положении
оказывались граждане тех государств, правительства которых заключили с
РСФСР соответствующие соглашения.
Однако уже через 20 дней после принятия данного правила, была
принята норма о том так, что «иностранцы, принадлежащие к стране, не
вступившей в соглашение с нашей республикой, попали в лучшем правовом
положении, чем граждане стран, заключивших с нашим правительством те
29
Авраменко О.А. Гражданское право РСФСР в период НЭПА.: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.С. 62.
39
или иные соглашения»30. Объяснение столь стремительному изменению
правовой политики в отношении иностранцев связано с тем что республика
советов не ожидала скорого заключения международных договоров с
крупными
капиталистическими
державами,
а
заинтересованность
в
привлечении иностранных инвестиций оставалась высокой.
А.Г. Гойхбарг вскоре отметил, что «особые условия политических и
экономических наших взаимоотношений с иностранными государствами,
отсутствие политического признания и даже налаженных государственноэкономических отношений побуждают наше государство ставить в иное
положение иностранцев»31.
В отношении юридических лиц ГК РСФСР 1922 года расширил
представление о них, а также предложил их классификацию, в которую были
включены не только государственные предприятия и организации, но также
частные юридические лица. В гражданском праве были распространены
следующие классификации юридических лиц:
1.В зависимости от участников юридические лица делились на:
а) государственные, к которым относились местные Советы и их
исполкомы, государственные предприятия, торговые организации, а позднее
тресты и синдикаты;
б) частные, к которым относились товарищества, акционерные
общества;
в) смешанные, которые создавались при участии смешанного капитала,
как частного, так и государственного капитала;
г) общественные, к которым относились как кооперативно-колхозные
предприятия, так и органы общественных (партийных, профсоюзных)
организаций.
2. В зависимости от устройства и целей юридические лица делились на:
а) товарищества, акционерные общества;
30
31
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 119.
Там же. С 125.
40
б) государственные предприятия;
в) тресты;
г) комбинаты;
д) синдикаты;
е) земледельческие общества;
ж) организации и учреждения.
На первое место в сообщение о ГК РСФСР 1922 года А.Г. Гойхбарг
поставил частные юридические лица, так как законодатель выделил их с
точки зрения ограничения правоспособности этих субъектов права. А.Г.
Гойхбарг в своем сообщении коснулся также государственных юридических
лиц,
в
частности,
национализированных
крупных
промышленных
предприятий, переведенных на хозяйственный расчет. Он написал, что «эти
предприятия являются вполне самостоятельными в хозяйственном обороте и
самостоятельно отвечают по своим обязательствам»32. Довольно любопытно
и
актуально
объяснение
автором
причин,
по
которым
налагается
ответственность по обязательствам на хозрасчетные предприятия: «если бы
каждая отрасль промышленности знала, что если она вылетит в трубу, то за
это отвечает все государство, тогда никакого стимула не было бы для этой
отрасли промышленности действовать хозяйственным образом»33.
В процессе обсуждения проекта ГК в комиссии ВЦИК одна из статей
вызвала дискуссию о признаках юридического лица - это 13 статья ГК, 14
статья ГК в окончательной редакции. Ряд коррективов было внесено в
окончательный вариант: «чтобы устранить всякие недоразумения, Что будто
бы профсоюзы не могут существовать на основании этой статьи»34. Так
юридическое лицо обязано было устав или положение, которое в
последствии регистрировалось. Юридическими лицами являлись также и
товарищества,
включая
акционерные
общества,
создание
которых
оформлялось договором.
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 164.
Там же. С. 165.
34
ГК РСФСР. Комментарий / под ред. проф. А. Г. Гойхбарга и И.Г. Кобленца. 2-е. изд. М.-Л., 1925. С. 39.
32
33
41
В статье 19 ГК РСФСР 1922 года были прописаны такие юридические
лица как государственных предприятиях и их объединениях, переведенных
на хозяйственный расчет. Однако о государственных органах и смешанных
предприятиях ГК РСФСР 1922 года умалчивал.
В ГК РСФСР 1922 года было довольно много неясных формулировок,
поэтому сразу же после его принятия возникла потребность публикации
довольно большого количества нормативно-правовых актов, проясняющих
смысл соответствующих статей ГК РСФСР 1922 года. Большим недостатком
ГК РСФСР 1922 года было то, что он классифицировал юридические лица на
частные и государственные. Данное упущение было восполнено с помощью
подзаконных ведомственных актов. Конечно, подобное разграничение
предприятий частных от государственных было бы довольно уместно, так
как ГК РСФСР 1922 года ставил их в равное положение. По-видимому,
законодатель не придавал значение этой дифференциации, так как
существовало устойчивое мнение, что социалистический клад вытеснит
капиталистический и соответственно частные предприятия исчезнут в
стране. А пока экономическая действительность требовало
ясности
понимания ситуации с частными предприятиями, поэтому разъяснения
законодателя и судебной власти в скором времени последовали. Так, в
разъяснении Пленума Верховного Суда РСФСР от 3 ноября 1923 г. было
указано, что «всякое акционерное общество является частным юридическим
лицом, если устав акционерного общества допускает вступление частного
капитала»35. Данное разъяснение противоречило теории В.И. Ленина об
экономическом развитии социализма, в котором госкапитализм отличается от
капитализма в процессе социалистического строительства.
В разъяснениях Верховного Суда РСФСР и подзаконных актах
постепенно фиксируется статус советских учреждений, которые имели права
юридического лица. Так как в ГК РСФСР 1922 года не были прописаны
статус того или иного органа или учреждения в качестве юридического лица,
35
Сборник определений Пленума Верховного суда РСФСР 1923 г. - 1926 г. М., 1995. С. 48.
42
то законодатель был вынужден постоянно принимать дополнительные
подзаконные акты разъясняющего характера. Например, «в области
частноправовой губернский исполнительный, комитет пользуется всеми
правами юридического лица», «Центральное издательство народов Союза
ССР пользуется всеми правами юридического лица»36 и т. д.
В то же время изменения в структуре руководства промышленностью,
когда создавались тресты и синдикаты, обладавшие правами юридического
лица, не приводили к существенным корректировкам в ГК РСФСР 1922 года.
В соответствии с обстоятельствами места и времени в ГК РСФСР 1922 года
была прописана не общая, а специальная юрисдикция юридических лиц.
В соответствии со статьями 14 и 18 следовало, что юридические лица
функционировали согласно целям, которые были прописаны в их уставах,
однако в случае, если их деятельность расходилось с целями, то
«существование
юридического
лица
может
быть
прекращено
соответственным органом государственной власти»37.
В соответствии со статьей 19 в целях защиты социалистической
собственности государственные предприятия, переведенные на хозрасчет,
отвечали за свои долги лишь имуществом, состоящим в их свободном
распоряжении, то есть обращение взыскания на основные фонды было
запрещено.
Таким
образом,
создавалось
препятствие
для
перехода
экспроприированного имущества в руки частников. Данная мера была
направлена на стабилизацию деятельности социалистического сектора
экономики, но с другой стороны руководителей снижался уровень
ответственности за хозяйственные решения.
Далеко не все вопросы установления правового статуса субъектов
гражданско-правовых отношений были прописаны в ГК РСФСР 1922 года
достаточно подробно. Например, такой значимый для периода бесконечных
Венедиктов А.В. Советское гражданское право в период проведения Октябрьской Социалистической
Революции 1917-1918 гг. М., Госполитиздат, 1957. С. 93.
37
Гражданский кодекс РСФСР. 1922 г., октября 31. Постановление Всероссийского Центрального
Исполнительного Комитета // Хрестоматия по истории отечественного государства и права 1917 – 1991 гг.
М., Зеркало, 1997. С. 23.
36
43
военных конфликтов гражданский институт как безвестное отсутствие
можно обнаружить лишь в статье 12 ГК РСФСР 1922 года.
Довольно расплывчаты и отдельные статьи, затрагивающие важные
аспекты функционирования юридических лиц. Так, в ГК РСФСР 1922 года
практически отсутствует норма о местонахождении юридического лица.
Примерно одинаковое количество статьей в ГК РСФСР 1922 года
направлено на регуляцию деятельности как юридических, так и физических
лиц. Для времени принятия закона такое положение было логичным, но
затем законодатель начал вносить поправки в нормы, посвященные
юридическим лицам, и таким образом в кодексе возникли тресты, синдикаты,
которые требовали законодательного закрепления в гражданском праве. К
сожалению, законодатель не пошел по пути уточнения кодекса, но выбрал
путь принятия массы подзаконных уточняющих нормативных актов, что
привело к ослаблению собственно кодекса, трактовка которого зависела от
множества ведомственных инструкций, принятых для прояснения и
дополнения самого кодекса. Практически любой ведущий государственный
орган, чувствуя нужду в дополнениях и корректировках, мог самостоятельно
разъяснять правовой статус своей организации. СНК, ВСНХ, Верховный
Суд, НКЮ и другие ведущие государственные организации принимали
собственные подзаконные акты, уточняющий правовой статус своей
организации.
Такое
хаотичное
нормотворчество
рождало
большое
количество конфликтующих друг с другом подзаконных актов, серьезно
затрудняющих правовую ориентацию в отечественном гражданском праве.
Удивительно то, что массовое нормотворчество мало влияло на ГК
РСФСР 1922 года, в который вносилось довольно мало изменений, однако
корпус гражданского законодательство заметно увеличивался.
Впоследствии значение раздела гражданского законодательства,
посвященное роли юридических лиц в гражданско-правовых отношениях
выросло. Как отметила Т.Э. Новицкая: «Юридическое лицо заслонило собой
44
лицо физическое»38. Однако на содержание ГК РСФСР 1922 года это мало
повлияло.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что один из важнейших
разделов ГК РСФСР 1922 года, был посвящен правовому положению
субъектов гражданского права. В первом советском гражданском кодексе
были довольно хорошо разработаны правовые институты юридических и
физических лиц, причем кодекс уделял им одинаковое внимание.
Раздел субъектов гражданского права имел свои преимущества и
недостатки, но в целом принятие ГК РСФСР 1922 года можно расценивать
как достижение в области юридической мысли. Другой важный вопрос,
который
серьезно
усложнял
ситуацию
регулирования
гражданских
отношений в стране это выбор средств развития кодекса, когда различные
государственные ведомства принимали собственные подзаконные акты,
которые довольно серьезно потеснили влиянии и внесли путаницу в
имплементацию самого ГК РСФСР 1922 года.
2.2 Вещное и наследственное право в соответствии с Гражданским
кодексом 1922 года
Важную роль в развитии советских гражданско-правовых отношениях
играют вещное и наследственное право, не смотря на то, что не так много
места занимают соответствующие разделы в ГК РСФСР 1922 года.
Анализируя советское вещное право, некоторые ученых 20-х годов
обращали первоначально внимание на недостатки данного раздела, так в нем
содержится довольно много новых понятий, не имеющих легального
определения, даже ключевой термин вещное право не имел трактовки.
Распределение юридической информации в разделе вещное право
вполне традиционно. Однако в процессе разработки кодекса вносились
предложения, меняющие схему подачи правового материала.
Например, Я.А. Берман считал, что: «ввиду... того, что нормы
38
Новицкая Т.Э. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. М.: ИКД Зерцало, 2002. С. 71.
45
гражданского права регулируют главным образом, с одной стороны,
отношения распределения "вещей"... а с другой – отношения обмена, все
нормы гражданского права могли быть разбиты на две основные группы:
1) правоотношения по поводу присвоения средств производства и
потребления;
2) правоотношения по поводу обмена товаров и услуг»39.
Однако сам автор полагал, это данное деление схоже с традиционным
делением институтов гражданского права на институты вещного и
обязательственного права.
Я.А. Берман настаивал на выделении норм, регулирующих «отношения
по поводу присвоения средств производства»40, то есть он думал, что вещное
право направлено на закрепление статуса средств производства и их
правового регулирования. Я.А. Берман хотел «отвести особое место более
детальному формулированию понятий предприятия, имущества, капитала и
доходов»41. Он также был уверен, что надо отдельно выделить право
собственности на предметы личного потребления, так как это важный вопрос
социалистического гражданского права.
П.И. Стучка критиковал раздел кодекса «Вещное право» за то, что он
не содержал «деления вещного права на средства производства и средства
потребления»42. Результат того, что в кодексе отсутствует упоминание о
некоторых важных аспектах вещного права П. И. Стучка объяснял, с точки
зрения, того что в социалистическом гражданском праве «появляются следы
нового переходного времени от капитализма к социализму, но сама новая
форма на деле еще недостаточно проявилась»43.
В ГК РСФСР 1922 года прописаны три вида прав на вещи: право
собственности, право застройки и залог имущества. Данное деление отходит
Берман Я.А. Развитие советского гражданского права. М., 1925. С. 81.
Там же, С. 83.
41
Там же, С. 83.
42
Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Введение в теорию гражданского права. М.:
Издательство коммунистической академии, 1928. С. 43.
43
Там же, С. 44.
39
40
46
от традиционного деления вещных прав на право владения, право
собственности и право на чужие вещи или распоряжения.
Право владения как институт права обладания вещью, защищаемое со
стороны закона и не всегда совпадающее с правом собственности, было
исключено
из
ГК
РСФСР
1922
года.
В
докладе
«Об
основных
имущественных правах» на III сессии ВЦИК в мае 1922 г. Нарком юстиции
Д.И. Курский сказал, что: «Мы должны также определенно сказать, что мы
не можем признать владения, т. е. тот институт, который хорошо известен
буржуазному праву и который, при известных условиях давности владения,
выливается в право собственности. Право владения в этом буржуазном
смысле слова наше советское право не знает, оно его может признать только
в объеме пользования, арендного пользования»44. Однако в статье 21 было
прописано «Владение землею допускается только на правах пользования».45
Историческая эволюция и теория происхождения права частной
собственности из института владения, в определенном смысле, отталкивало
советских юристов. Более того, советские авторы законов желали внести в
гражданское право новизну, а порой выдвигали неординарные идей, так П.И.
Стучка утверждал, что: «с отпадением владения как права и как составной
части права собственности изменилось не только количество, но и качество
этого права»46.
Институт владения советские юристы пытались приспособить не
только к регулированию земельных отношений, но и для определения
статуса государственных предприятий, а так же для отдельных видов
церковного имущества.
Право собственности является ключевым институтом вещного права в
ГК РСФСР. Советский законодатель стремился обеспечить правовой режим
Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданского права. М.: Юридическое
издательство МЮ СССР, 1949. С. 38.
45
Гражданский кодекс РСФСР. 1922 г. Постановление Всероссийского Центрального Исполнительного
Комитета // Хрестоматия по истории отечественного государства и права 1917 – 1991 гг. М.: Зеркало, 1997.
С. 104.
46
Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Введение в теорию гражданского права. М.:
Издательство коммунистической академии, 1928. С. 52.
44
47
наибольшего благоприятствования для социалистической собственности.
А.Г. Гойхбарг следующим образом подвел итог принятия кодекса: «...Нам
пришлось установить то, чего нет ни в каком буржуазном кодексе, что
собственность
бывает
троякая:
собственность
государственная,
ко-
оперативная и частная. Если по отношению к государственной собственности нет никаких ограничений, то уже по отношению к кооперативам
есть некоторые ограничения. Что же касается частной собственности, то она
допускается только в тех пределах, в каких это допускают особые отдельные
законы»47.
Когда в мае 1922 г., в процессе создания декрета об основных
имущественных правах, который служил основой для ГК РСФСР 1922 года
нарком юстиции, Д. И. Курский заметил, что в п. 3 этого декрета «впервые...
полностью и отчетливо признается право собственности на частное
имущество и в том числе на орудия производства»48.
В статье 52 ГК РСФСР 1922 года, в которой перечисляются виды
собственности,
юристы
обнаружили
отсутствие
собственности
профессиональных союзов. ГК РСФСР 1922 года в зависимости от субъекта
права собственности, или от того, кто является собственником: государство,
кооператив или частное лицо, определял круг возможных объектов
собственности, а так же выделялись различные способы возникновения права
собственности и способы его охраны.
Наибольшее внимание в ГК РСФСР 1922 года сосредоточено на
государственной форме собственности, которое получает ряд преимуществ
перед
другими
видами
собственности,
что
обеспечивает
для
него
доминирующее положение в экономике страны.
В статье 58 ГК РСФСР 1922 года прописано классическое определение
права собственности: «Собственнику принадлежит, в пределах, установленных
законом,
право
владения,
пользования
и
распоряжения
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 24.
Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданского права. М.: Юридическое
издательство МЮ СССР, 1949. С. 21.
47
48
48
имуществом»49.
Данное
определение
неоднократно
критиковалось
в
советской юридической науке. Так, П.И. Стучка считал, что это определение
скопировано из буржуазного права. ГК РСФСР 1922 года «повторяет
формулу дореволюционного гражданского закона о праве собственности»50, а
затем продолжает, что «лишь как бы по недоразумению не внесена защита
владения... а между тем, одно владение по советским понятиям не должно
вообще
быть
предметом
защиты»51.
Однако
обойти
определение
собственности в юридическом документе едва ли возможно.
С точки зрения социалистической экономической теории право
собственности в социалистическом государстве должно отличаться от
буржуазного права собственности. Например, расширения публичного
правового поля делает возможным со стороны государства вмешиваться в
область права, которая в буржуазном частном праве для него закрыта. Для
буржуазного права институт собственности – священное право, однако новые
социалистические отношения разрушают традиционные представления и
социалистическое государство смело вторгается и перекраивает институт
собственности.
ГК РСФСР 1922 года отменил деление имущества на движимое и
недвижимое. П. И. Стучка поставил в комиссии ВЦИК вопрос о включении в
будущий Кодекс статьи, закрепляющие различные виды имущества. Он
настаивал на определении понятия «недвижимое имущество», предложив
следующий комментарий: «По-видимому, у нас уже предрешено считать все
имущество движимым, но все-таки надо сказать, чтобы впоследствии не
было недоразумений»52. П.И. Стучку поддержал нарком юстиции Д. И.
Курский:
«Поскольку
здесь
выдвигается
вопрос
об
определении
недвижимого имущества, нужно поставить точки над "и" и сказать, что
Постановление ВЦИК от 11.11.1922 «О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с
«Гражданским кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // Известия ВЦИК, № 256, 12.11.1922.
50
Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Введение в теорию гражданского права. М.:
Издательство коммунистической академии, 1928. С. 67.
51
Там же. С. 67.
52
Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига: Латвийское
государственное издательство, 1964. С. 95.
49
49
недвижимого имущества у нас нет, и чтобы это вытекало из какой-нибудь
дефиниции»53.
Важным правовым последствием национализации земли и стало
упразднение деления имущества на движимое и недвижимое. А то, что
находилось на земле, по советскому гражданскому праву потеряло свое
значение,
так
как
еще
в
римском
праве
существовала
норма
«Superficiessolocedit» – «Постройка следует судьбе земли».
В
ГК
РСФСР
1922
года
включено
довольно
много
норм,
обеспечивающих особый режим государственной собственности. Немало
ограничений права собственности отнесено к отдельным видам имуществ
кооперативных и частных собственников
В главе 3 ГК РСФСР 1922 года перечислены виды имуществ, вообще
изъятых
из
гражданского
оборота
и
являющихся
государственной
собственностью. Кодекс к государственному имуществу отнес отдельные
категории
имуществ.
В
соответствии
с
Конституцией
РСФСР
исключительное право собственности на землю, ее недра, воды, леса,
железные дороги общего пользования, их подвижной состав, летательные
аппараты принадлежит государству. Основные средства производства также
являются собственностью государства.
В статье 52 ГК РСФСР 1922 года прописана норма, закрепившая за
государством имущество национализированное и муниципализированное.
Возможно, в этой статье закрепляются способы возникновения права
государственной
отсутствует
собственности,
упоминание
о
однако
других
возникает
способах
вопрос,
возникновения
почему
права
государственной собственности, таких как естественное воспроизводство
социалистической собственности, а не упомянуты договоры, бесхозяйное
имущество и другое. Возможно, в данной статье разъясняется вопрос, в чьем
управлении должна находится государственная собственность.
Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига: Латвийское
государственное издательство, 1964. С. 95.
53
50
Вопрос разделения на национализированное и муниципализированное
имущество не совсем ясен. Разные нормативно-правовые акты дают не
одинаковые ответы на этот вопрос. Декрета ВЦИК от 22 мая 1922 г. «Об
основных
частных
имущественных
правах...»
предлагает
следующее
определение: «если имущество переходит в ведение, распоряжение и эксплуатацию к местным Советам, то это называется муниципализацией; если же
имущество
становится
собственностью
государства
и
поступает
в
непосредственное ведение центральных органов (например, ВСНХ), то это
национализация»54. Если дифференцировать имущество через призму
строений в городах, то в опубликованном проекте постановления СНК
говорится, что национализированному имуществу относились строения:
1) «принадлежавшие государству до Октябрьской революции и
используемые Советским государством в дальнейшем;
2) закрепленные постановлением ВЦИК и СНК за учреждениями и
предприятиями, имеющими общенациональный характер;
3)
являющиеся
принадлежностью
национализированных
промышленных предприятий и входящие в состав их основного капитала;
4) специально приспособленные для нужд военного ведомства»55.
В статьях 68-70 ГК РСФСР 1922 года перечисляются основные
способы возникновения права государственной собственности. Два способы
были известные отечественному гражданскому праву: это реквизиция и
конфискация, которые довольно часто практиковались советской властью,
однако
о
национализации
государственной
как
собственности
в
источнике
Кодексе
возникновения
ничего
не
права
говориться.
Национализированное имущество в годы становления советской власти, по
мнению законодателя, является безоговорочно собственностью государства.
После того как этот процесс завершится, законодатель предполагал, что
Осипова, Г. Т. Теоретические вопросы истории науки советского гражданского права: дис. … канд. юрид.
наук. Мн., 1980. С. 62.
55
Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. II изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби,
Изд-во «Проспект», 2005. С. 91.
54
51
государство в случае изъятия собственности будет компенсировать цену
изъятой собственности.
В статье 70 ГК РСФСР 1922 года конфискации имущества
предусматривается в качестве исключительной штрафной санкции, однако
причины конфискации не прописаны. Конфискация имущества фигурировала
не только в гражданском праве, но и в административном и уголовном праве.
В статье 68 ГК РСФСР 1922 года прописана ранее не известная в
отечественном гражданском праве презумпция принадлежности государству
имущества, собственник которого неизвестен. Понятие «бесхозяйное
имущество», включает невостребованное или брошенное собственником, в
том числе находки и клады.
В 1923 году Президиум ВЦИК принял постановление, регулирующее
ситуации муниципализации бесхозных строений. Однако, эта норма
отсутствует в ГК РСФСР 1922 года, а дополнена лишь общим правилом об
использовании гражданской правоспособности в интересах государства, что, в
принципе, давало чиновникам право вмешиваться в любые гражданскоправовые отношения.
ГК РСФСР 1922 года был направлен на охрану государственной
собственности. Статья 60 ГК РСФСР снимала с государства ограничения в
предъявлении иска об истребовании имущества из чужого незаконного
владения. Если частное лицо и кооперативная организация, согласно ГК
РСФСР, могли истребовать свое имущество у добросовестного приобретателя
только при условии, что оно выбыло из их владения помимо их воли, то на
государство это ограничение не распространялось. Судебная практика в
стране пошла по пути развития института «презумпцию государственной
собственности», когда в любой ситуации при наличии спора предполагалось,
что имущество принадлежит государству, а оппонент был обязан доказать
происхождение
его
имущества.
Данную
практику
Верховного
Суда
поддержал П.И. Стучка, который предлагал дополнить ГК РСФСР 1922
годасоответствующей нормой.
52
Кооперативная собственность в ГК РСФСР 1922 года не имела точного
определения. Однако в статье 57 ГК РСФСР были прописаны преимущества
кооперативной собственности по сравнению с частной собственностью. Но в
результате новой экономической политике и ввиду слабого развития
социалистической
кооперации,
у
законодателя
можно
обнаружить
амбивалентное отношение к этой форме собственности.
ГК РСФСР 1922 года не имеет дифференциации трудовой, личной
собственности и не отделяет ее от частной собственности предпринимателя.
Большинство исследователей согласны с тем, что в ГК РСФСР 1922 года нет
специального понятия «право личной собственности», однако в некоторых
первых декретах советской власти упоминается право собственности
граждан.
В статье 72 ГК РСФСР 1922 года прописаны виды имуществ, которые
могут находиться в собственности у частного лица, например, в первой части
исследуемой статьи перечисляются предметах частной собственности,
которые могут быть использованы для извлечения нетрудовых доходов, но
презюмируется, что владение ими должно быть ограничено. Во второй части
статьи
речь
идет
о
средствах
производства,
необходимых
для
индивидуальной трудовой деятельности, в ней фигурируют предметы
домашнего обихода и личного потребления, а также о драгоценные металлы,
драгоценные камни и валюта.
Большинство муниципализированных строений, в соответствии с
советским законодательством – это преимущественно небольшие жилые
строения в городах, однако их содержание для государства было затратное,
поэтому 23 декабря 1921 года и 24 апреля 1924 года было принято два
постановления СНК РСФСР, которые демуниципализированы строения и
сняли ответственность с государства за их содержание.
21 августа 1924 года был принят декретом ВЦИК и СНК, который
позволял
использовать
частный
капитал
для
содержания
муниципализированных домов, и разрешил передавать в собственность
53
частных лиц городские строения, требовавшие капитального ремонта.
Таким образом, подзаконные нормативные акты проясняли границы
права собственности на жилые строения в городах. На селе право
собственности на жилые строения регулировалось по-другому, например,
дачи при отсутствии владельце, или если у владельца было несколько дач, то
они подлежали реквизиции в пользу детских домов, домов отдыха. Строения
на землях трудового землепользования имели другой статус, который
определялся статьей 25 Земельного кодекса РСФСР. Постановление
Коллегии НКЮ от 10 мая 1924 года определила их в особую группу
имуществ, связанных с трудовым землепользованием, отделив ее от частной
собственности.
В статье 54 ГК РСФСР 1922 года особая группа собственности была
отведена для торговые организаций, при чем вне зависимости от размеров
организации. В отличие от торговых организаций размеры промышленных
предприятий имели значение. Так, ГК РСФСР 1922 года ссылался на законы,
например, на декреты ВЦИК и СНК от 7 июля и 10 декабря 1921 года,
которые прописывали число работников, которое запрещалось превышать.
Государство предполагала, что прибыль таких предприятий была небольшой,
а эксплуатация работников минимальной, и они не составляли конкуренции
социалистическому
сектору
экономики,
поэтому
они
могли
функционировать.
В русле новой экономической политики ГК РСФСР 1922 года делал
отступления от выше приведенного правила для предприятий, имеющих
«государственное значение» с большим числом работников, которые могли
стать частными. Для этого случая была предусмотрена статья 55 ГК РСФСР
1922 года, прописывающая особый порядок, когда
принимала
исключительное
решение
по
поводу
советская власть
отдельно
взятого
предприятия. В статье 55 ГК РСФСР 1922 года была регламентирована
концессия, устанавливающая право частной собственности на предприятие
вне
зависимости
от
количества
работников.
Правило
концессии
54
существовало в ранее принятых советских нормах и ее цель была
привлечение частного капитала в промышленность, как российского, так и
иностранного. В.И. Ленин допускал подобные меры для социалистического
государства и назвал это явление госкапитализмом, которое заключалось в
мирном сосуществовании с частным капиталом.
В частную собственности советских граждан, в соответствии с частью
второй статьи 54 ГК РСФСР 1922 года, могли передаваться средства
производства для индивидуальной трудовой деятельности, как в сфере
промышленности, так и в области сельского хозяйства. Нормы ГК РСФСР
1922 года позволяли советским гражданам в собственности иметь золотую и
серебряную монету и иностранную валюту, и другие ценности, включая
золото
в
слитках
и
драгоценные
камни,
не
смотря
на
желание
социалистического государства экспроприировать эти ценности, однако оно
в тот период не знало, как это сделать, не настроив граждан против советской
власти.
Однако в соответствии со статьей 24 ГК РСФСР 1922 года советские
граждане, обладавшие золотыми и серебряными монетами и иностранной
валютой, не могли свободно ими распоряжаться, все сделки с выше
перечисленными ценностями
советские граждане могли
заключаться
исключительно с государством в лице Госбанка. Существование частных
ювелирных мастерских и зубопротезных кабинетов разрешалось на основании данной нормы ГК РСФСР.
Некоторые категории имущества в соответствии со статьей 56 ГК
РСФСР 1922 года были изъяты из гражданского оборота.
К объектам частной собственности закон ГК РСФСР относил предметы
домашнего обихода, хозяйства и личного потребления. Для защиты права
собственности применялись нормы о добросовестном и недобросовестном
приобретении, которые попали в социалистическое гражданское право.
Однако в ГК РСФСР 1922 года не существовало принципа абсолютной
защиты собственника. В процессе обсуждения ГК РСФСР в комиссии ВЦИК
55
П.И. Стучка высказал мнение, что в ГК РСФСР не все понятия имеют точные
и исчерпывающие определения: «Если эту книжку возьмет народный судья,
не будучи юристом, он с этим делом не справится. Туда вводятся всякие
тонкости гражданского права, как "добросовестность"... но те статьи,
которые поясняют эти понятия, сюда не попали... Народ не интересуется
вопросом, добросовестно ли он совершает сделку или нет»56.
ГК РСФСР 1922 года с большей определенность дает ответ на вопрос
об имуществе, утраченного собственником в годы революции и гражданской
войны. При чем позиция
ГК РСФСР 1922 года отличается норм,
прописанных в декрете, принятом СНК 16 марта 1922 года, «Об ограничении
права
истребования
собственниками
от
предметов
их
домашнего
фактических
обихода
владельцев».
бывшими
Данный
декрет
предписывал изъятие собственности у недобросовестного владельца и
передача ее собственнику.
В процессе обсуждения ГК РСФСР 1922 года на сессии ВЦИК
выступил член ВЦИК С.С. Кондратьев, который был уверен, «что нужно,
конечно, до известной степени взглянуть в прошлое и упорядочить его»57,
однако он уточнил свое предложение: «Чтобы разобраться во всякого рода
явлениях революции и в правах того или другого гражданина, тут нужен
довольно осторожный подход. Здесь выявляется необходимость разобраться
в имущественных правах, внести ясность в эти права»58.
Декрет, принятом СНК 16 марта 1922 года давал возможность судам
решать вопрос о возвращении имущества добросовестному владельцу,
поэтому количество исков было не малое. Член ВЦИК С.С. Кондратьев был
возмущен: «Наши народные суды, несмотря на свой классовый состав, вынуждены, вопреки своей рабочей совести, отнимать это имущество от
рабочих... и восстанавливать в правах старых хозяев-владельцев. Как это ни
Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига: Латвийское
государственное издательство, 1964. С. 95.
57
Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М.: Наука, 1980. С. 82.
58
Там же. С. 82.
56
56
странно, но это есть факт, в особенности в таких центрах, как Петроград, где
действительно революция очень многое перемешала, где фактически
провести установление прав трудно в силу переживаемых во время
революции всяких невзгод и перемен»59. Революционные события и период
гражданской войны оказали серьезное влияние на институт собственности в
стране.
И.Б. Новицкий в 1925 году в комментарии к ГК РСФСР 1922 года
заметил, что «перераспределение имуществ, произведенное в первые годы
революции, осуществлялось без формальных юридических оснований, но,
разумеется, не путем уголовного деяния: кражи, грабежа и т. п»60. Однако
стоит заметить, что понятие «хищение» в период революционных событий
утратило свое правовое значение, так как и понятие «собственности»
претерпело
радикальные
изменения.
Присвоение
имущества,
принадлежавшего представителю буржуазии, не рассматривалось как грабеж
или хищение. По праву революции власти могли распоряжаться любым
имуществом, тем более, если оно принадлежало эксплуататорам.
А.Г.
Гойхбарг
высказался
довольно
определенно,
поддержал
положения проекта ГК РСФСР 1922 года, продублировавшего декрет СНК от
16 марта, ссылкой на существование ранее принятых «законов, гласящих, что
все, кто бежал, кто покинул определенную местность в целях укрытия от
Советской власти, все они теряют свое имущество»61.
Однако проблема признания перехода права собственности от одного
владельца к другому оставалась, так как отмена права бывших собственников
в результате предъявления исков об истребовании предметов собственности
как безусловное признание права собственности на это имущество новых
владельцев еще была не совсем законная правоприменительная практика.
Конечно, с одной стороны, если новый владелец приобретал право
собственности незаконно, то оно могло быть по решению суда у него изъято.
Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М.: Наука, 1980. С. 83.
Новицкий И.Б. История советского гражданского права. М., 1957. С. 41.
61
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 33.
59
60
57
Например, декрет «О земле» прямо указывал на недопустимость присвоения
национализированных ценностей, но и эта норма не всегда соблюдалась.
Таким образом, норма об изъятии собственности из незаконного владельца в
пользу государства использовалось широко в судебной практике 20-х годов.
Другим
важным
аспектом
права
собственности
являлось
установленные законом ограничения, налагаемые на данный институт в
соответствии со статьей 58 ГК РСФСР 1922 года. Но никаких разъяснений
об этих ограничениях в данной статье записано не было, а подзаконные
нормативные акты отсутствовали. Поэтому в сложных правовых ситуациях
суды руководствовались нормой статьи 1 ГК РСФСР 1922 года. В
соответствии с судебной практикой собственник был обязан использовать
свое имущество таким образом, чтобы не причинять не только вред
государству, но и наиболее выгодным для него способом. Так, в одном из
судебных решений было записано, что собственник, не «позаботившийся о
сохранности двигателя, был лишен права собственности, так как это лицо не
использует двигатель сообразно его хозяйственному назначению»62. Если
жилые помещения не использовались по их прямому назначению, а в
качестве подсобных помещений, то в судебном порядке они могли быть
муниципализированы по факту нецелевого их использования. Судебная
практика запрещала уничтожение собственного имущества, так как подобные
действия не отвечали интересам государства и строго наказывались.
Регулирования права собственности исходило из классовых интересов,
а
также
особым
государственной
и
покровительством
кооперативной
закона
пользовался
собственности.
Защита
институт
частной
собственности в советском государстве имела определенную специфику, так
как права частника были ограничены. Судебная практика отдавала явное
преимущество в имущественных спорах между физическими лицами,
гражданам
социально
близким
и
ограничивала
права
бывших
Гражданский кодекс РСФСР. Научный комментарий (с учетом гражданских кодексов Союзных
республик) / под ред. С.М. Прушицкого и С.И. Раевича. Вып. 1. Раевич, С.И. Вводный закон к
Гражданскому кодексу / С.И. Раевич. М.: Юр. изд. Н.К.Ю. РСФСР, 1928. С. 106.
62
58
эксплуататоров.
Кассационная
коллегия
Верховного
Суда
давала
разъяснения о том, что фактический владелец как собственник может
участвовать в спорах исключительно между частными лицами одного
социального класса.
Еще одним важным институтом вещного права был институт
застройки, которому была выделена целая глава в разделе «Вещное право» в
ГК РСФСР 1922 года. Институт застройки имеет длительную историю в
Европе, а в начале XX века был довольно распространенным явлением в
гражданском праве. В России в 1912 году был принят специальный
нормативно-правовой
акт,
посвященный
застройке. С
точки
зрения
российского гражданского права институт застройки отличался от института
права собственности, так как застройщик был обязан за определенный в договоре срок возвести на участке земли, ему не принадлежащей, сооружение,
которым он вправе был пользоваться в течение условленного времени, а
затем передавал сооружение владельцу земли за стоимость сооружения на
момент его передачи.
Советское правительство широко пользовалось институтом застройки,
потому что он не увеличивал количество объектов крупной частной
собственности, а также позволял использовать частные средства для
строительства. Были преимущества в институте застройки и для частного
капитала, который за время пользования строением позволял окупить часть
вложенных финансовых средств, а затем получить доход после передачи
имущества собственнику земли. По закону максимальный срок застройки
был определен в 49 лет для каменных и 20 лет для деревянных сооружений.
А.Г. Гойхбарг комментируя институт застройки писал, что «в наших
условиях, когда нельзя приобрести землю в собственность... право застройки
есть единственно возможный способ возведения строений и сооружений частными лицами».63 Однако последнее высказывание автора приходило в
противоречие с его мнением по поводу движимого и недвижимого
63
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 79.
59
имущества, так как он полагал, что с национализацией земли упразднялось, и
деления имущества на движимое и недвижимое, он был уверен, что
«сооружения... с точки зрения юридической совершенно отрываются от той
почвы, на которой они воздвигнуты, и не могут принадлежать на том или
ином основании частным лицам»64.
Еще одна важная глава для понимания института вещного права,
включённая в ГК РСФСР 1922 года, была посвящена залогу имущества.
Ввиду того, что вещного права было исключен институт владения,
положение залогодержателя было крайне уязвимым, так как любое
посягательство на заложенное имущество со стороны третьих лиц, ставило
его и собственника имущества в незащищенное положение.
Советское залоговое право летально разработано в ГК РСФСР 1922
года, цель законодателя обеспечение контроля со стороны государства
крупные сделки, исполнение обязательств по которым, как правило,
обеспечивалось залогом. В данную главу было внесено ряд советских
правовых инноваций, например, в соответствии со статьей 101 ГК РСФСР
1922 года в первую очередь из требований залогодержателя в первую
очередь должны были быть покрыты из залога недоимки должника по
государственным налогам и сборам, а во вторую очередь их задолженность
по зарплате рабочим и служащим.
В ГК РСФСР 1922 года появился институт советской ипотеки
индивидуально определенных вещей - залог имущества без передачи его
кредитору. Эта норма, по мнению законодателя, была удобна должнику и
направлена на существенное расширению кредита. Однако А.Г. Гойхбарг
полагал, что, как и институт кредита, так и залога были прописаны в ГК
РСФСР 1922 года недостаточно конкретно, что и не привело данные
институты к широкому распространению в советской юридической практике.
Таким институт вещного права в ГК РСФСР 1922 года содержал право
собственности,
64
право
застройки,
право
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 83.
залога,
разделы
советского
60
гражданского права, которые были необходимы, по мнению законодателя, в
процессе социалистического строительства. Однако институт вещного права
требовал большего внимания для советской власти, так как был ключевым
для ее политики, об этом говорит и судебная практика, решения правовых
споров в области права собственности, застройки и залога.
Вопросы
права наследования
в советском гражданском праве
первоначально были прописаны в декрете ВЦИК от 22.05.1922
основных
частных
имущественных
правах,
признаваемых
«Об
РСФСР,
охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР», однако он носил
декларативный характер, поэтому в наркомате юстиции была предпринята
попытка написания специального нормативного акта о наследовании,
который вскоре был утвержден Совнаркомом. Данный законопроект лег в
основу раздела ГК РСФСР 1922 года о наследовании. В законопроекте
частично
еще
оставались
нормы
декрета
1918
года
«Об
отмене
наследования», но появились и новые нормы, о которых пойдет речь ниже.
И.Б. Новицкий в «Истории советского гражданского права» заметил по
поводу подготовленного проекта, посвященного наследственному праву, что
«указанный проект... допускал смешение начал наследования, с одной
стороны,
социального
обеспечения
–
с
другой,
владения
общей
собственностью – с третьей»65. Автор точно подметил противоречия в
советском наследственном законодательстве, в котором использование
наследственной массы напоминало политику социального обеспечения,
характерную для первых месяцев советской власти, что наиболее ярко
подтверждает переход имущества наследодателя в пожизненное пользование
родственников, находившихся на иждивении умершего.
Проект устанавливал ограничения на получение по наследству более
10 тыс. руб. золотом, в то время как для наследования торговых и промышленных предприятий такие ограничения отсутствовали, по-видимому, с
целью мотивации частника в более активном участии в экономических
65
Новицкий И.Б. История советского гражданского права. М., 1957. С. 58.
61
отношениях. Однако, позже необходимость в данной статье отпала и в ГК
РСФСР 1922 года об этом ничего не говориться.
В процессе принятии декрета имела место острое обсуждение о
необходимости наследственного права в советском государстве. Оппоненты
наследственного права утверждали, что теория социализма несовместима с
наследственным правом. В поддержку принятия раздела наследственного
права высказался А.Г. Гойхбарг, который утверждал необходимость
допущения
передачи
по
наследству,
в
первую
очередь,
крупных
промышленных предприятий, потому что «государство было не в состоянии
управлять мелкими предприятиями, переходившими в его собственность
после смерти владельца, в то время как предметы домашнего обихода, и без
указания закона, как правило, остаются в семье умершего»66
ГК РСФСР 1922 года, как и декрет от 22 мая 1922 года «Об основных
частных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее
законами и защищаемых судами РСФСР» зафиксировал право перехода
имущества по наследству. В этом же разделе был прописан предел стоимости
имущества, которое могло переходить по наследству. После вычета долгов,
гражданин мог передать по наследству до 16 тыс. руб. золотом, сумма
большая для того времени. Но во время обсуждения законопроекта во ВЦИК
участники дискуссии в большинстве своем высказались против ограничения
наследственной массы.
В «Истории советского гражданского права» ее авторы Д.М. Генкин,
И.Б. Новицкий, Н.В. Рабинович отмечали, что «меньше всего можно
говорить об обязанностях по управлению государственным имуществом как
о каких-то тяготах».67 Однако в действительности в условиях революции,
гражданской войны и последующего восстановления народного хозяйства
повысить качество деятельности мелких, средних и даже крупных
предприятий было очень трудно в условиях тотального дефицита и
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 113.
Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданского права. М.: Юридическое
издательство МЮ СССР, 1949. С.83.
66
67
62
разрушенных экономических связей. И самой большой юридической
проблемой данного периода была не то, что «закон устанавливал особую
льготу для контрагентов государства по концессионным арендным и
застроенным договорам»68, а увеличение финансирования социалистической
экономики, привлекая средства частного капитала. Только потребности
восстановления
социалистической
экономики,
заставили
большевиков
отступить от их политики и обратиться за помощью к частной инициативе.
Поэтому мнение А.Г. Гойхбарга, что возвращение наследственного права
является буржуазной мерой, получило отпор со стороны сторонников новой
экономической политики. Так, например, член президиума ВСНХ Ю. Ларин
возражал: «критики из буржуазных кругов здесь ему опасаться не следовало
бы... ибо еще существует тот пункт конституции, по которому буржуазия, по
крайней мере, крупная и средняя, не имеет избирательных прав»69, а так же
ое напомнил о существовании 50-процентной пошлины в случае перехода по
наследству права застройки или аренды.
В результате дискуссии о наследственном праве, было принято
решение о прогрессивном налоге с наследства, который был одобрен, а
затем, был принят отдельный закон. Так, в советском наследственном праве с
самого начала было зафиксировано ограничение стоимости имущества,
переходящего по наследству, более того в нормах финансового права была
прописана прогрессивная шкала налогообложения наследства.
В соответствии со статьей 417ГК РСФСР 1922 года по причине
ограничения
стоимости
имущества,
переходящего
по
наследству
и
невозможности произвести раздел имущества, если его стоимость превышает
допустимую стоимость наследства, устанавливалось «совместное владение»
этим имуществом наследников и органов государства, таким образом,
появилось совместное имущество государства и гражданина. Данное
Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского гражданского права. М.: Юридическое
издательство МЮ СССР, 1949. С.84.
69
Лобацевич М.А., Рыжик А.В. Влияние новой экономической политики на развитие норм Гражданского
кодекса 1922 года // Вестник факультета юриспруденции и ювенальной юстиции РГСУ. М.: АПКиППРО,
2011, Вып. 6. С. 58.
68
63
положение, по мнению советского законодателя, было направлено против
концентрации собственности в одних руках.
В соответствии со статьей 418 ГК РСФСР 1922 года был определен
круг лиц, имевших право получить наследство, который ограничивался
прямыми нисходящими наследниками, такими как дети, внуки, правнуки и
пережившими супругами, включая лиц, фактически находившимися на
иждивении умершего. Последнее положение, упомянутое в статье 418 ГК
РСФСР, было советской новацией наследственного права.
ГК РСФСР 1922 года не устанавливал очередности призыва
наследников к наследству, так как их круг был довольно ограниченным, что в
итоге вело к рассредоточению наследства и снижало возможность
концентрации собственности в одних руках.
ГК РСФСР 1922 года прописывал два вида наследования: по закону и
по завещанию. Однако круг наследников в обоих видах наследования был
одинаковым, что позволяло
переходу части
собственности
в руки
государства в виде выморочного имущества
Большое внимание при обсуждении проекта ГК РСФСР 1922 года
привлекли нормы, посвященные порядку перехода по наследству имущества
крестьянского двора. В соответствии с проектом статьи 418 ГК РСФСР 1922
года было предложено в предельную сумму не засчитывается стоимость
земли и сельскохозяйственных построек, однако данное положение
противоречило существующему законодательству, так как землю передавать
по наследству было запрещено, по наследству переходило только право
пользование землей. Данная часть нормы статьи 418 ГК РСФСР 1922 года не
попало в окончательный вариант кодекса. Процедура наследования
крестьянского имущества была прописана соответственно в Земельном
кодексе РСФСР.
ГК
РСФСР
1922
года
ограничил
и
свободу завещательного
распоряжения. Наследодатель мог оставить свое имущество исключительно
членам
своей
семьи
и
иждивенцам,
которые
могли
не
являться
64
родственниками наследодателя или государству. Кроме этого, закон
допускал лишение всех или части наследников по закону их доли наследства,
а также перераспределение этих долей, данная мера касалась, в том числе и
несовершеннолетних детей или нетрудоспособных родственников.
В соответствии со статьей 431 ГК РСФСР 1922 года запрещался вызов
наследников посредством публикации в газетах. Данная норма была
прописана еще в декрете «Об отмене наследования», и по инерции перешла в
новый кодекс. Законодатель полагал, что наследство должен был получить
близкое к наследодателю лицо. Если же близкие родственники не
поддерживали друг с другом никакой связи, не переписывались, хотя бы раз
в полгода, то семейных узы в таком случае отсутствуют, а, значит, ни о каком
наследовании не приходится говорить.
Таким образом, ГК РСФСР 1922 года стал базой для дальнейшего
развития советского наследственного права. Центральной проблемой этого
законодательства стало воспрепятствование концентрации имущества в
одних руках, что должно было упрочить социалистические отношения в
экономике страны, в условия ожесточенной противостояния труда и
капитала. Большинство авторов ГК РСФСР 1922 года в наследственном
праве видели вынужденную уступку капиталистическим отношениям,
поэтому средствами законами они попытались максимально ограничить
переход по наследству крупной собственности. Совсем другое отношение ГК
РСФСР 1922 года демонстрирует к мелкой индивидуальной собственности,
которая состоит из предметов домашнего обихода и утвари, которая в
соответствии со статье 421 ГК РСФСР 1922 года не была включена в сумму
стоимости имущества, которое можно было передать по наследству.
Наследование
имущества
крестьянского
двора
регламентировались
специальными нормами Земельного права РСФСР.
ГК РСФСР 1922 года в области наследственного права в определенном
смысле амбивалентно, с одной стороны трудовые слои населения, за
исключением крестьян, собственность, нажитую свои трудом, имели право
65
передаваться без каких-либо ограничений и вряд ли можно себе представить,
чтобы имущество стоимостью ниже 10 тыс. руб. золотом и состоящее из
предметов «обычной домашней обстановки и обихода» имело ценность для
кого-либо, кроме членов семьи умершего, с другой стороны, наследственное
право жестко ограничивала нормы наследования крупной собственности:
промышленных, торговых предприятий, предметов роскоши, денежных
капиталов,
сооружений.
Советское
наследственное
право
стремилось
нивелировать социальную имущественную разницу между гражданами
страны, и лишить права наследования крупных состояний, с целью добиться
имущественного социального равенства жителей страны.
2.3 Характеристика обязательственного права в соответствии с
Гражданским кодексом 1922 год
Самый большой раздел ГК РСФСР 1922 года был посвящен
обязательственному праву, который включал более двух третей норм
кодекса. Повышенное внимание к разделу обязательственного права в ГК
РСФСР 1922 года было вызвано его ключевым значением для развития
экономических отношений в государстве.
В период гражданской войны и военного коммунизма область
применения обязательственного права значительно уменьшилась. А.Г.
Гойхбарг писал, что «в 1920 году во время съезда деятелей наркомата
юстиции была сделана попытка перечислить договоры, применяемые на
практике. Участники съезда назвали только договор найма пастуха в
деревне»70. Экономическое состояние страны в период гражданской войны и
военного коммунизма было плачевным. Практически сразу после окончания
данного
периода
была
сделана
попытка
создания
Кодекса
обязательственного права.
В процессе представления ГК РСФСР 1922 года на сессии ВЦИК А.Г.
Гойхбарг, перечисляя важнейшие его разделы, много внимания уделил
70
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 129.
66
вопросам вещного права, упомянул договоры найма и купли-продажи и
закончил наследственным правом. По-видимому, авторы ГК РСФСР 1922
года не видели особых проблем в обязательственном праве, тем более что в
их распоряжении находился непринятый проект Кодекса обязательственного
права. В.И. Ленин почти за год до принятия ГК РСФСР 1922 года занимался
вопросами обязательственного права и одобрил норму об ограничении
свободы договора, это придавало уверенности авторам законопроекта, что
больших вопросов данная часть кодекса не вызовет. В результате анализа
раздела ГК РСФСР 1922 года об обязательственном праве, которая состоит
из 309 статей, только в 37 были внесены малосущественные изменения.
Однако мнение юристов о разделе обязательственного права разделилось.
Так, П.И. Стучка заметил, что «сам кодекс составлен таким образом: взят какой-нибудь хороший кодекс, а таких очень много, значит, один из
образцовых гражданских кодексов, или, вернее, наше Гражданское Уложение
старого правительства, и из него выкинуто то, что показалось ненужным, и
вставлены некоторые статьи принципиально советского характера. Таким
образом, Кодекс оказался совершенно случайным подбором статей».71
Другие основания для критики обнаружил А.Я. Берман, который
считал, что авторы кодекса сохранили в обязательственном праве основной
принцип «буржуазного» обязательственного права – принцип равенства
субъектов правоотношения, уравняв при этом права государства и граждан.
А.Я. Берман заметил, что «взаимоотношения государственных организаций с
частными лицами не только не выделены в особую часть или главу кодекса,
что, конечно, было бы единственно правильным методом, но и вообще
остались вне поля зрения авторов проекта»72. А.Я. Берман, развивая свою
критику, обращает внимание на то, что «в главе об обязательствах,
возникающих из договоров, только одна статья (ст. 132) из 20-ти упоминает о
договорах, заключаемых госучреждениями и госпредприятиями как между
Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской теории права. Рига: Латвийское
государственное издательство, 1964. С. 72.
72
Берман Я.А. Развитие советского гражданского права. М., 1925. С. 97.
71
67
собой, так и с частными лицами, но, и эта статья говорит лишь об
обязательном
засвидетельствовании
этих
договоров
в
нотариальном
порядке».73 Известный советский ученый, доктор юридических наук Г.М.
Свердлов отметил, что ГК РСФСР 1922 года не был нацелен на регулирование хозяйственной деятельности предприятий и авторы кодекса цели
такой перед собой не ставили, что впоследствии привело к довольно
сумбурному советскому хозяйственному праву.
Большая часть комиссия ВЦИК на сессии ВЦИК поддержала позицию
одного из авторов А.Г. Гойхбарга, так как лишь небольшие правки были
внесены проект кодекса. В 1957 году И.Б. Новицкий дал следующий отзыв
полезный отзыв о ГК РСФСР 1922 года разделе обязательственного права:
«дальнейшие годы показали, что Гражданский кодекс РСФСР и аналогичные
с ним кодексы других союзных республик оказались удачными с точки
зрения двойственной задачи, стоявшей перед ними: использовать в
необходимых
размерах
частную
инициативу
в
целях
скорейшего
восстановления народного хозяйства, но вместе с тем обеспечить дальнейшее
социалистическое
строительство.
По
мере
роста
социалистического
строительства оказалось возможным, сохраняя в основном постановления
Гражданского кодекса, суживать пределы, отведенные для "частной"
деятельности,
расширять
Гражданский
кодекс
удовлетворения
и
укреплять
оказался,
потребностей
с
социалистические
одной
момента,
стороны,
а
с
отношения.
пригодным
другой,
с
для
успехом
регламентировал имущественно-правовые отношения, складывающиеся при
социалистическом наступлении»74.
П.И. Стучка был уверен, что раздел обязательственного права в
кодексе представляет собой яркий пример рецепции западного права, так как
товарно-денежные отношения продолжали действовать на территории
страны, что допускало применение ранее хорошо разработанных институтов
73
74
Берман Я.А. Развитие советского гражданского права. М., 1925. С. 98.
Новицкий И.Б. История советского гражданского права. М., 1957.
68
обязательственного права. Проблема заключалось в том, как использовать
буржуазное обязательственное право в новых социалистических условиях.
Г.В. Швеков в своей работе «Преемственность в праве» отмечал, что «постановления о юридических сделках в наименьшей мере связаны с
индивидуальными особенностями места и времени – они наиболее
абстрактны и потому в своей основе остаются неизменными на протяжении
тысячелетий от римского права до ГК РСФСР»75.
Большое внимание специалистов в области обязательственного права
привлекали общие положения ГК о сделках, включенные в Общую часть
Кодекса. Наряду с классическими нормами обязательственного права, в
кодексе можно обнаружить и новые положения, которые были призваны
охранять интересы социалистического государства. Например, в статье 30 ГК
РСФСР
1922
года
была
прописана
норма
о
признании
сделок
недействительными, ввиду того, что они наносят явный ущерб государству.
Действительно в 30 ГК РСФСР 1922 года упоминаются случаи признания
сделок недействительными, а также известны мнимые, и притворные сделки.
Но интересен подход авторов ГК РСФСР 1922 года, которые изменили
признаки недействительности сделок и перенесли акцент с формального
признака «противна закону и добрым нравам», в сферу материальных
отношений
«нанесение
обязательственного
ущерба
права
государству»,
инструментом
по
что
делало
защите
и
институт
укреплению
социалистических отношений.
Исключительное право вмешиваться в любые сделки, заключаемые
любыми субъектами гражданско-правовых отношений, давало возможность
государству
диктовать
и
контролировать
экономические
отношения,
предотвращать наступление невыгодных для советского способа ведения
хозяйства последствий. Например, Высший судебный контроль признал
сделку недействительной на основании того, что «покупка предмета, в
котором
75
имеет
интерес
государство
по
Швеков Г.В. Преемственность в праве. М., Юрид. лит., 1983. С.29.
специально
объявленному
69
назначению».76
В определении Гражданской кассационной коллегии Верховного Суда
РСФСР от 24 января 1925 года «договор аренды
был признан явно
убыточным для государства и потому недействительным договор, по
которому была сдана в аренду мельница, находившаяся под общей крышей с
картофельно-тарочным
заводом,
с
которым
она
составляла
единый
комбинат»77.
Сделка является одним из важнейших институтов гражданского права.
ЕЕ значение не упало и в советский период развития отечественного
гражданского
права.
Судебная
практика
демонстрирует
постоянное
обращение к практике сделок, заключаемых одного лица с другим.
В определении Пленума Верховного Суда РСФСР от 2 марта 1925 года
случай, когда «вексель, выданный одной гражданкой незадолго до смерти
дальнему родственнику, человеку неимущему, который не мог дать
фактически векселедательнице валюты векселя»78. Верховный суд РСФСР в
определении Пленума усмотрел в этом случае притворную сделку,
направленную
к
той
цели,
чтобы
предоставить
возможность
векселедержателю обратить взыскание на имущество, в частности, дом,
принадлежащий векселедательнице, и тем самым предотвратить переход его
государству как выморочного имущества
Основаниями возникновения обязательств, перечисленные в ГК
РСФСР 1922 года, являются договоры, неосновательное обогащение,
причинение вреда и другие основания. Однако наиболее распространенным
основанием возникновения обязательств признаются договоры, частота
использования которых отражает уровень развития товарно-денежных
отношений в стране. С точки зрения теории социализма, с укреплением
планового социалистического хозяйства, должна была отпасть потребность в
использовании
договорных
отношений.
Однако
необходимость
Генкин Д.М. Основы советского социалистического гражданского права. Лекции. М., 1956. С. 44.
Сборник определений Пленума Верховного суда РСФСР 1923 г. - 1926 г. М., 1995. С.162.
78
Сборник определений Пленума Верховного суда РСФСР 1923 г. - 1926 г. М., 1995. С.201.
76
77
70
восстановления разрушенного хозяйства страны, новая экономическая
политика были направлены на развитие товарно-денежных отношений и
широкое применение традиционных гражданско-правовые институтов,
регламентировавших эти отношения. Таким образом, договорные отношения
были своеобразной антитезой плановому хозяйству, не смотря на то, что
законодатель
пытался
приспособить
институт
договора
к
условиям
планового социалистического хозяйства, что было не так просто. Именно
поэтому большое число подведомственных актов, направленных на
регулирование договорных отношений было принято за первые годы
советской власти, включая разработку особого вида договора, связывающего
социалистические предприятия. Например, договор поставки не попал в ГК
РСФСР, ввиду того, что он регламентировался подзаконным актом.
ГК РСФСР 1922 года принимался в условиях, когда экономические
отношения между социалистическими государственными и кооперативными
предприятиями
и
частными
организациями
только
выстраивались.
Доминирующим экономическим принципом, который использовался в
хозяйстве, был хозяйственный расчет, который стремительно менял свои
очертания.
В
начале
1921
года
принимаются
нормативно-правовые
документы, регулирующие отношения хозрасчета, который требовал от
государственных предприятий самоокупаемости, в сочетании с финансовой и
организационной самостоятельностью предприятия, которая не должна была
противоречить
единому
централизованному
снабжению
государством
предприятий и сбыту готовой продукции в порядке организованного обмена
на продукцию сельского хозяйства. Однако идея большевиков плохо
воплощалась в жизнь, поэтому постепенно хозрасчетные отношения
сменялись
коммерческими
отношениями.
Экономический
смысл
деятельности хозяйствующего субъекта заключался в извлечении дохода. И
в 1923 году эти изменения были закреплены в Положении о трестах 1923
года, поэтому ряд положений обязательственного права, регулирующие
договорные отношения, имели незавершенный характер.
71
В ГК РСФСР 1922 года преимущественно прописаны общие
положения обязательственного права, включенные в статьи 106–129, без их
соотнесения с субъектами права, но имеющие больше отношения к частным
юридическим лицам. Например, статья 110 ГК РСФСР 1922 года определяет
порядок взимания процентов со сделки, на первый взгляд требуемый размер
процентов довольно высокий, однако авторы закона объясняют это тем что
«далеко не всегда высокий процент (например, если сделка дает большую
прибыль обязавшемуся платить этот высокий процент) есть выражение
ростовщических отношений, а с другой стороны – ростовщичество, кабала
может иметься налицо и при отсутствии обязательства платить высокий
процент»79. Можно сделать вывод то том, что статья 110 ГК РСФСР 1922
регулирует исключительно коммерческие отношения.
В
усиленной
ГК РСФСР 1922 года было сформулировано положение об
защите
обязательств,
возникающих
из
договоров,
что
отсутствовало в дореволюционном гражданском праве. Должник, по мнению
законодателя,
должен
чувствовать
ответственность
и
механизмы
принуждения должны быть реальными, в отличие от случаев обычного
возмещения ущерба, но действовало это положение исключительно по
отношению определенной группе обязательств, прописанных в статье 120 ГК
РСФСР 1922 года.
Судебная и арбитражная практика стояла на страже государственного
предприятия и защищала реальное исполнение договорных обязательств,
если одной из сторон выступала государственное предприятие. Высшая
Арбитражная Комиссия (ВАК) настаивала на том, что «договоры между
государственными учреждениями для того и заключаются, чтобы создать
устойчивую почву для их хозяйственной деятельности, и не могут быть
расторгаемы только по тому соображению, что исполнение их оказалось
невыгодным для
79
другого
контрагента
при
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 133.
изменившихся
условиях,
72
наступление которых он не предусмотрел»80.
В соответствии со статьей 118 ГК РСФСР 1922 года одним из
обстоятельств, снимавших с должника ответственность за неисполнение
обязательства, была невозможность его исполнения. Высшая Арбитражная
Комиссия (ВАК) в деле о взыскании Орехово-Зуевским трестом убытков от
неисполнения договора с Туркцентросоюзом свое решение основывало на
статье 118 ГК РСФСР 1922 года. Высшая Арбитражная Комиссия (ВАК)
освободила Туркцентросоюз от ответственности за неисполнение договора,
поскольку голод, отвлекший все силы и средства Туркцентросоюза на
помощь голодающим, запрещение вывоза хлеба из Туркестана, а также
антисоветское движение повлекли за собой серьезные изменения в общих
условиях заготовки продуктов на туркестанском рынке.
В соответствии со статьей 117 ГК РСФСР 1922 года при неисполнении
обязательства убытки должны быть возмещены. Определение убытков было
прописано в этой же статье «как положительный ущерб в имуществе, так и
упущенная выгода, возможная при обычных условиях оборота».81 В данной
статье идет речь об имущественном ущербе, но судебная практика
показывает, что стороны пытались взыскать и моральный вред, но суды
отказывались принимать или положительно решать такие иски. Например,
Харьковский губернский суд отменил решение народного суда, взыскавшего
с некоего гражданина вознаграждение «за гражданское бесчестие» женщины,
которую он обманул, обещав ранее жениться на ней.
По общему правилу, нормы ГК РСФСР 1922 года не подлежали
применению также к семейным отношениям, которые не подчиняются
принципу эквивалентности и соглашение сторон в которых не построено по
началам обязательного права.
На это, например, Пленум Ленинградского губсуда вынес решение по
Гражданский кодекс РСФСР. Научный комментарий (с учетом гражданских кодексов Союзных
республик) / под ред. С.М. Прушицкого и С.И. Раевича. Вып. 1. Раевич, С.И. Вводный закон к
Гражданскому кодексу / С.И. Раевич. М.: Юр. изд. Н.К.Ю. РСФСР, 1928. С. 205.
81
Постановление ВЦИК от 11.11.1922 «О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с
«Гражданским кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // Известия ВЦИК, № 256, 12.11.1922.
80
73
следующему делу: «истица просила суд взыскать с ее бывшего фактического
мужа убытки, причиненные ей ответчиком в связи с тем, что она, по его
просьбе, выехала из одного города в другой для совместного жительства,
продав предварительно свои вещи, но ответчик затем отказался жить с ней.
Суд первоначально решил, что в основание иска положены договорные
отношения
сторон,
поэтому
ввиду
нарушения
ответчиком
своих
обязательств, тот обязан в соответствии со ст. 132 и ст. 145 ГК возместить
истице понесенные ею убытки. Пленум Ленинградского губсуда отменил это
решение суда, сочтя неправильным применение к брачным отношениям норм
обязательственного права»82.
Арбитражная и судебная практика по искам о возмещении упущенной
прибыли довольно разнообразна и обширна за исследуемый период. В
условиях нестабильной экономической ситуации в стране, когда цены на
товары резко изменялись, неисполнение обязательства могло причинить
большой ущерб, который в момент принятия обязательства невозможно было
предвидеть. Например, знаковым делом в этой области может служить тяжба
между Камвольным трестом и Укрторгом. Камвольный трест закупил 21
декабря 1922 года сахарный песок. Расчет должен был производиться
наличными не позднее 23 декабря 1922 года. Однако расчет был произведен
не полностью, в результате чего Укрторг не смог закупить для другого
контрагента рожь, цена которой резко подскочила на момент предъявления
иска. Укрторг потребовал возмещения убытков. По данному делу Высшая
Арбитражная Комиссия (ВАК) в иске отказала Укрторгу, так как
предполагала, что Укрторг должен был иметь финансовые средства, кроме
тех, которые он должен был получить от треста. В данном случае Высшая
Арбитражная Комиссия стремилась максимально сузить возможности
получения потерпевшей стороной упущенной прибыли. Данная тенденция
прослеживается во многих решениях Высшей Арбитражной Комиссии и
Верховный Суд РСФСР. Судебные органы стремились сузить возможности
82
Судебная практика РСФСР. 1927. № 16. С.27.
74
взыскания убытки, в случае если кредитор помимо убытков получал еще и
материальную выгоду.
Например, в определении Гражданской кассационной коллегии
Верховного Суда РСФСР от 6 мая 1924 года было рекомендовано
«упущенную выгоду рассматривать в соответствии с общими началами
советского
законодательства,
преследующего
спекулятивные
сделки.
Упущенной выгодой считалась совершенно конкретная выгода при обычных
условиях оборота, исчисление ее по средним биржевым ценам признавалось
недопустимым»83.
Во второй главе «Обязательственное право» - «Обязательства,
возникающие из договоров», регламентируются нормы, включенные в главу
«Сделки», которую можно рассматривать в качестве общей части видов
договоров, которые разработаны с точки зрения классических норм
гражданского права.
Процедура заключения договора в ГК РСФСР регулируется детально,
что, по мнению законодателя, должно было уменьшить конфликтных
ситуаций и споров по этому основанию.
Форма заключения договора в соответствии с ГК РСФСР 1922 года
была поставлена в зависимость:
а) от суммы
б) от сторон договора.
В соответствии со статьей 136 ГК РСФСР 1922 года, которая включает
общие положения договорного права, так же прописана оговорка, которая
предусматривает особую форму договора, которая содержит большое
количество формальных деталей, с целью заключения специальных видов
договоров, которые находятся под контролем государственных органов.
Например, закон прописывает общее правило заключения договора на сумму
свыше 500 рублей золотом только в письменном виде, но из этого правила
существуют исключения, так, договор о неустойке, о найме имущества на
83
Сборник определений Пленума Верховного суда РСФСР 1923 г. - 1926 г. М., 1995. С. 93..
75
срок свыше одного года, должен был заключаться в письменном виде
независимо от суммы договора. Для заключения некоторых видов договоров
письменной
формы
было
недостаточно,
дополнительно
требовалось
нотариальное удостоверение или регистрация его на бирже.
Обязательный
письменный
порядок
оформления
договоров,
участником которых являлось государство, было направлено на обеспечение
их большей устойчивости.
В соответствии со статьей 138 ГК РСФСР 1922 года оговаривался
порядок оформления договора дарения. Для того чтобы ограничить
источники возникновения права частной собственности, в 1918 году особым
декретом договор дарения был запрещен к применению на территории
страны. ГК РСФСР 1922 года допустивший договор дарения, поставил его
контроль государства. Так, дарение на сумму свыше 1 тыс. руб. золотом
должно было иметь письменную форму и удостоверяться в нотариальном
порядке. Разъяснения Пленума Верховного Суда РСФСР от 14 ноября 2013
года вносило четкие правила для договора дарения «каждое лицо в течение
своей жизни могло совершить дарение несколько раз, но с обязательным
условием, чтобы общая сумма подаренного не превышала 10 тыс. руб.
золотом»84.
ГК РСФСР 1922 года не подразумевал положения о позволительности
заключения любого договора, если он не противоречит общим требованиям,
предъявляемым Кодексом к договорам. Наркомат юстиции 3 марта 1922
года, еще до принятия ГК РСФСР 1922 года в своем разъяснении
зафиксировал положение о том, что «регистрации нотариатом договоров,
содержанием которых являются отношения, неизвестные действующему
праву, является неправомерной».85 ГК РСФСР 1922 года расширил круг
известных советскому законодательству договоров, однако и они не исчерпывали все типы.
84
85
Сборник определений Пленума Верховного суда РСФСР 1923 г. - 1926 г. М., 1995. С. 113..
ГК РСФСР. Комментарий / под ред. проф. А. Г. Гойхбарга и И.Г. Кобленца. 2-е. изд. М.-Л., 1925. С. 138.
76
Важнейшим среди договоров советского гражданского права является
договор
имущественного
найма.
Договор
имущественного
найма
регулировал два типа отношений: аренду предприятий и нежилых
помещений, а так же
наем жилых помещений. В большинстве случаев
нормы ГК РСФСР 1922 года были обращены в равной степени на оба вида
найма, лишь иногда закон оговаривает, какой из них имеется в виду.
В юридической литературе указывалось, что «общие правила о найме
близки к буржуазному праву»,86 но были статьи развивающие положения
данного типа договора и закрепляющие доминирующее положение советской
власти в области гражданского права, инкорпорировав в действующее
законодательство классовый подход, в том числе и при регулировании
договор имущественного найма.
А.Г.
Гойхбарг
замечает,
что
трудящемуся
населению
были
предоставлены льготы при заключении договора имущественного найма:
«когда наем касается государственных учреждений, касается рабочих и
служащих, то тогда выселять их невозможно, тогда автоматически договор
этот по истечении срока продолжается».87 Таким образом, государство
упорядочивало
систему владения
жилплощадью
для
трудящихся, и
обеспечивала их защиту со стороны закона. Важно знать, что именно для
нанимателя ГК РСФСР 1922 года делается исключение: утверждая его право
на защиту своего владения жильем даже от посягательств собственника
помещения. Следует помнить о том, что советское гражданское право в
доктрине о собственности институт владения был ограничен, поэтому ГК
РСФСР 1922 года вполне целенаправленно и последовательно проводится
защита прав нанимателя (обычно трудящегося) от наймодателя, в роли
которого могли выступать и частные собственники, и застройщики.
В соответствии со статьей 166 ГК РСФСР 1922 года и, исходя из
наличия значительного числа муниципализированных строений и трудности
Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Введение в теорию гражданского права. М.:
Издательство коммунистической академии, 1928. С. 129.
87
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 142.
86
77
наделения всех нуждающихся жильем исключительно из государственных
фондов, потребовало установления возможного максимума при взимании
платы за жилье. Комиссия СНК устранила из «проекта упоминание об
освобождении от квартирной платы инвалидов по тому соображению, что
такое правило
могло
бы
поставить инвалидов труда и
войны
в
невозможность найти для себя помещение»88. Поэтому статья была
переделана таким образом, чтобы устанавливался лишь возможный
максимум при взимании квартплаты частными владельцами жилища.
В некоторых статьях ГК РСФСР 1922 года были прописаны льготы для
государственных предприятий и государства в целом. Так, в соответствии со
статьей 154 ГК РСФСР 1922 года устанавливается максимальный срок
имущественного найма в 12 лет. Государство в случае необходимости могло
сравнительно быстро получить сданное им внаем предприятие. Для квартиросъемщика создавалась относительная устойчивость, обеспечивавшаяся
тем, что по истечении 12-летнего срока найма, если наниматель был
трудящимся, договор возобновлялся на неопределенный срок. Для того
чтобы стороны более четко представляли свои права и обязанности,
договоры найма на срок более года должны были заключаться в письменной
форме. Возможность расторжения договора жилищного найма была
ограничена случаями, предусмотренными в законе.
ГК РСФСР 1922 года допускал расторжение договора имущественного
найма в судебном порядке, однако в административном порядке допускалась
возможность выселения, однако условия выселения в административном
порядке не были прописаны в ГК РСФСР 1922 года, а лишь имелось указание
на то, что это могло иметь место лишь исключительно в соответствии с законом, при этом ссылки на закон отсутствовали, что давало возможность
произвольного толкования нормы.
Большое внимание в ГК РСФСР 1922 года уделялось договорам куплипродажи и мены, которые были детально зафиксированы в статьях 180 и 206
88
ГК РСФСР. Комментарий / под ред. проф. А. Г. Гойхбарга и И.Г. Кобленца. 2-е. изд. М.-Л., 1925. С. 141.
78
ГК РСФСР 1922 года, этих статьях дается определение этих видов договоров.
В ГК РСФСР 1922 года обращается внимание и на виды имущества, которое
может быть предметом договоров. А.Г. Гойхбарг записал, что «при куплепродаже существует целый ряд ограничений для предметов, которые не
могут быть в свободном обороте».89 Чтобы не упустить контроль над такими
важными сделками, как купля-продажа жилых строений и права застройки,
ГК РСФСР 1922 года определяет обязательный нотариальный порядок
оформления этих договоров с последующей регистрацией в коммунальном
отделе исполкома местного Совета.
Ввиду тяжелого положения, связанного с обеспечением граждан
жильем, советские законодатели были вынуждены внести коррективы в
первоначальную
социальную
правовую
политику,
направленную
на
запрещение сделок с частной собственностью. Допускались сделки по
отчуждению
строений,
которые
ограничивали
манипуляцию
с
собственностью со стороны частного владельца. Детально регулировалась
процедура передачи имущества и ответственность сторон за неисполнение
или просрочку исполнения договора.
По мнению советских юристов, большим пробелом в ГК РСФСР 1922
года было допущения в качестве субъектов купли-продажи и мены частных
лиц. Именно на это допущение гражданского законодательства указал Я.А.
Берман во время дискуссии в процессе принятия ГК РСФСР 1922 года.
В ГК РСФСР 1922 года отсутствовали нормы, регулирующие особые
договоры купли-продажи, когда одной из его сторон или даже обеими
сторонами являются государственные юридические лица.
Особым видом договора купли-продажи ГК РСФСР 1922 года
рассматривал договор поставки, причем в соответствии с Положением о
государственных подрядах и поставках покупателем всегда должен был быть
государственный орган, а поставщиком – частное лицо. Других вариантов
договора поставки ГК РСФСР 1922 года не предусматривал. Так как договор
89
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 149.
79
поставки детально не был урегулирован в ГК РСФСР 1922 года, то при
использовании его в хозяйственной деятельности следовало прибегать к
принятому ранее Положению о государственных подрядах и поставках. И не
смотря на то, что первоначально использование статьи ГК РСФСР 1922 года
о
договоре
купле-продаже,
государственные
в
юридические
которых
лица,
сторонами
правовая
были
заявлены
практика
широко
использовала нормы главы о купле-продаже, распространяя ее на отношения,
возникавшие из договора поставки. А в спорной ситуации между
государственными
органами
по
вопросам
купли-продажи
также
использовались нормы ГК РСФСР 1922 года. Данную ситуацию можно
разобрать на примере практики Высшей Арбитражной Комиссии и
Гражданской коллегии Верховного Суда. В частности, в решении Высшей
Арбитражной Комиссии при Совете труда и обороны от 2 мая 1923 г. по
иску Орехово-Зуевского треста к государственной импортно-экспортной
конторе НКВТ «Госторг» вопрос об ответственности продавца за качество
проданной вещи разрешался в соответствии со статьей 195 ГК РСФСР 1922
года. Аналогичным образом был решен подобный спор в Гражданской
кассационной коллегия Верховного Суда в соответствии со статьями 195 и
196 ГК РСФСР 1922 года, который гласил: «запах керосина в муке мог быть
обнаружен при самом принятии муки»90, и недостаток внимания в этом
случае приводит покупателя к безответственности продавца.
Раздел ГК РСФСР 1922 года «Договор займа» имеет типичную
гражданско-правовую конструкцию: раздел открывает определение понятия
договора займа, затем разбирается форма заключения и обязанности
должника по договору, включая порядок уплаты процентов. В разделе
сформулированы значимые особенности этого вида договора, в частности,
то, что в его форму могут быть облечены обязательства, возникшие из других
договоров. Обязательство договора займа, могло быть обновлено при
помощи заключения нового договора.
90
Сборник определений Пленума Верховного суда РСФСР 1923 г. - 1926 г. М., 1995. С. 136.
80
Важным аспектом договора займа являлся выбор валюты, то есть
денежных средств или иных заменимых вещах, которые составляют
определенную сумму, передаваемую при заключении договора займа. Так как
отечественную денежную единицу постоянно лихорадило, курс резко менялся,
то на момент принятия ГК РСФСР 1922 года в качестве устойчивой валюты
опирался на золотые рубли.
В ГК РСФСР 1922 года не были предусмотрены отдельные виды
договора займа. А.Г. Гойхбарг предлагал выделить два вида займа: торговый и
потребительский, однако в тексте ГК РСФСР 1922 года это никак не
отражено. Лишь однажды в примечании к статье 210 ГК РСФСР 1922 года
упоминает о государстве-кредиторе. Более того, в разделе «Договор займа»
займы не были дифференцированы и по целям займа на долгосрочные и
краткосрочные, ни по субъектам займа на государственные, кооперативные
или частные займы. Данные недоработки привели одного из составителей
кодекса А.Г. Гойхбарга к выводу о том, что
«в нашем ГК заем также
урегулирован далеко не в соответствии с... развитыми видами займа...
Следовало бы урегулировать все виды кредита – и тогда старая форма займа
заняла бы то сравнительно ничтожное место, которое отведено ей
историческим развитием».91 А.Г. Гойхбарг в этом случае расширительно
интерпретирует договор займа, включая в него и банковские операции.
Данная точка зрения стала частью ГК РСФСР 1922 года, где примечании к
статье 210 ГК РСФСР 1922 года вклады в банк связываются с договорами
займа.
В период принятия ГК РСФСР 1922 года в других нормативных актах
все чаще используется термин «ссуда» в значении понятия «займа». А
сочетание понятий «банковская ссуда» прочно входит в правовой лексикон.
Как разновидность заемного обязательства воспринимается вексельное
обязательство
В разделе «Заем» ГК РСФСР 1922 года большое внимание уделяется
91
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 161.
81
вопросам процентов. Так размер процентов не ограничивался, тем не менее,
интересы должника защищались, например, запрещалось взимание процентов
с невыплаченных процентов, по долгу; должник мог в ряде случаев досрочно
освободиться от процентного займа.
В разделе «Заем» ГК РСФСР 1922 года были отражены положения о
мнимых сделках. Применительно к займу в ГК РСФСР 1922 года речь шла о
его
безденежности,
которые
отечественная
цивилистика
относила
к
недействительным сделкам. Когда расписку должник получал раньше долга,
по закону этот случай признавался договором займа и в интересах должника
закон позволял оспорить расписку, представив иные доказательства
безденежности займа. Таким образом, иск о безденежности займа был
направлен против недобросовестного кредитора и защищал должника. Но
существовала и обратная практика, когда кредитор мог предъявить подобное
требование должнику. Примеры такого рода были довольно распространены
в деятельности частных торговцев. Например, должник некредитоспособный
умышленно мог раздать своим доверенным лицам безденежные расписки,
чтобы при взыскании меньше досталось настоящим кредиторам.
Важное место в условиях новой экономической политики занял
договор подряда. Данный вид договора, сторонами которого могли быть и
граждане, и государственные предприятия, был прописан не только в ГК
РСФСР 1922 года, но и других нормативно-правовых актах, например, этому
виду договора было посвящено Положением о государственных подрядах и
поставках, причем в данном правовом документе отражались лишь ситуации,
когда государственные органы являлись заказчиками.
Ряд юристов современников предъявляли претензии к авторам ГК
РСФСР 1922 года и отмечали, что «от задачи согласования положений
договора займа с проектом Кодекса вовсе уклонились, а также не
предусмотрели в самом Кодексе особую защиту интересов государственных
82
организаций, выступающих в качестве подрядчиков».92 Хотя подавляющее
число подрядчиков были частными лицами, а государство практически
игнорировано договор подряда. Именно, поэтому «глава о подряде воспроизводит постановления новых западноевропейских кодексов, не внося в
них ничего своеобразного»93.
Положения ГК РСФСР 1922 года, посвященные договору подряду,
довольно
подробно
фиксируют
институт
подряда
в
гражданском
законодательстве, что представляет большую свободу действий подрядчику,
возлагая на него и большую ответственность в случае ненадлежащего выполнения им своих обязанностей.
Большое внимание в ГК РСФСР 1922 года уделяется договору
поручительства. Данный договор факультативный и заключается для
обеспечения исполнения основного обязательства. В соответствии с
договором поручитель в случае отказа должника от выполнения договора
приобретает обязанность исполнить обязательство, им взятое в качестве
поручителя. Как следует из содержания посвященных договору поручительства положений, он предназначался исключительно для частных лиц.
Государственные организации в качестве поручителей не выступали, что и
было прописано в ГК РСФСР 1922 года. Данный пробел в кодексе особенно
ощутим, так как в нем так же не говориться о гарантии, способе обеспечения
исполнения обязательства, наиболее удобном при заключении сделок
государственными органами между собой или с другими субъектами
гражданско-правовых отношений. Гарантия, в гражданском праве - это
ручательство со стороны третьего лица, того, что по обязательству,
имеющемуся между участниками гражданско-правовых отношений, будет
достигнут определенный хозяйственный или правовой эффект.
Договор гарантии был предназначен для обеспечения договоров,
Аскназий С.И. Очерки хозяйственного права СССР. Л.: Издательство «Прибой», 1926. С. 44.
Лобацевич М.А., Рыжик А.В. Влияние новой экономической политики на развитие норм Гражданского
кодекса 1922 года // Вестник факультета юриспруденции и ювенальной юстиции РГСУ. М.: АПКиППРО,
2011, Вып. 6. С. 62.
92
93
83
регламентирующих хозяйственную деятельность предприятий, таких как
договор
подряда,
поставки,
купли-продажи.
Гарантия
предоставляла
возможность возместить за счет гаранта ущерб в случае, если произойдет не
выполнение другого договора. Сам гарант обязательства, вытекающие из
договора не выполнял, а обеспечивал возможность выполнения. На практике
данный вид договора был широко распространён в хозяйственной жизни
страны.
Большой раздел ГК РСФСР 1922 года был отведен для договора
поручения, в котором детально разбирались права и обязанности сторон по
этому договору, а так же форма его заключения. Договор поручения был
единственным из категории комиссионных сделок, прописанных в ГК
РСФСР 1922 года. Договор поручения был довольно подробно разработан,
что позволяло утверждать о его связи с традиционными институтами
гражданского права, но внешнее тождество, расходилось со сферой его
использования. Советская власть негативно относилась к применению
комиссионных сделок, поэтому данный вид договоров не был разработан в
ГК РСФСР 1922 года, хотя в хозяйственной жизни он использовался.
Договору товарищества в ГК РСФСР 1922 года уделяется большое
внимание, так как он был важен для предпринимательской инициативы.
Договор товарищества – хорошо известная еще в дореволюционной России
разновидность договора о совместной деятельности, который использовался
во всех сферах жизни общества. Например, в области искусства хорошо
известно Товарищество передвижных выставок.
В процессе обсуждения ГК РСФСР 1922 года договора товарищества
не было выявлено существенных разногласий, поэтому данный раздел был
принят целиком и сразу, но структура раздела вызвала острую дискуссию.
Так, П.И. Стучка настаивал на размещении раздела в приложении к ГК
РСФСР 1922, И.С. Перетерский был уверен, что помещение акционерных
обществ, как вида товарищества в раздел обязательственного права
ошибочно, и место ему в главе «субъекты права».
84
В ГК РСФСР 1922 года было выделено пять видов договоров
товарищества, каждому из них была посвящена одна статья. Все категории
товариществ выступали в хозяйственном обороте как юридические лица,
кроме простого товарищества.
Простое товарищество ГК РСФСР 1922 года рассматривалось как один
из видов кооператива, когда двое или несколько лиц обязуются друг перед
другом соединить свои вклады и совместно действовать для достижения общей хозяйственной цели. В соответствии со статьей 277 ГК РСФСР 1922 года
вклад – это не только имущество, но и услуга. В целях защиты прав членов
товарищества, внесших небольшие вклады, решение дел товарищества
осуществлялось большинством голосов его членов независимо от размера
вклада. Прибыль же
товарищества должна была распределяться
в
соответствии с размером вклада.
Полное товарищество, товарищество на вере и товарищество с
ограниченной ответственностью в ГК РСФСР 1922 года рассматривались в
качестве юридических лиц. Государство во всех видах товариществ не имела
право участвовать, но возможность сотрудничества государственных
юридических лиц с частными юридическими лицами было возможно.
ГК РСФСР 1922 года большое внимание уделил акционерным
обществам или паевым товариществам и довольно детально дает описание
порядка создания акционерных обществ, перечисляет обязанности их
учредителей, полномочия собрания акционеров. Членами или пайщиками
или учредителями акционерных обществ могли быть как конкретные
граждане, так и государственные учреждения. Акционерные общества могли
быть трех видов: частными, государственными и смешанными.
Над деятельностью частных акционерных обществ ГК РСФСР 1922
года предлагал довольно большое количество контрольных инструментов,
особенно за частными товариществами.
В ГК РСФСР 1922 года большое место отводилось регулированию
акционерных
обществ,
все
члены
которых
были
государственными
85
учреждениями. Их основным предназначением была внешняя торговля, так
как советская власть запретила данную сферу приложения экономических
усилий для частных лиц.
17 ноября 1922 года был утвержден Устав Первого Акционерного
Транспортного Общества. В соответствии с Уставом членами общества
могли быть только государственные и кооперативные организации.
Основными учредителями были Народный комиссариат путей сообщения,
Высший Совет Народного Хозяйства, Наркомат продовольствия. В 1926 году
было создано акционерное общество «Совторгфлот» («Советский торговый
флот»), учредителями которого являлись и Народный комиссариат путей
сообщения и Народный комиссариат внешней торговли.
Делались попытки привлечь в акционерные общества иностранный
капитал,
например,
государственного
при
обсуждении
акционерного
общества
вопроса
по
об
организации
иностранному
туризму
«Интурист» планировалось 30% акций разделить между Наркоматом
торговли и Совторгфлотом, 50% передать Народному комиссариату путей
сообщения, а оставшиеся 20% учредители хотели передать другим
участникам,
при
этом
было
желание
поделиться
с
иностранными
предпринимателями.
В ГК РСФСР 1922 года достаточно детально был прописан договор
страхования. Страховое дело в Советском государстве было полностью
национализировано, не смотря на то, что нормы ГК РСФСР 1922 года не
дают возможности определить, кто мог выступать в качестве страховщика,
хотя круг их был ограничен исключительно государственными органами.
В ГК РСФСР 1922 года отсутствуют положения, регулирующие
процедуру обязательного страхования, прописано исключительно процедура
добровольного
страхования,
однако
обязательное
страхование
было
урегулировано другими нормативно-правовыми актами, например, декретом
СНК от 6 октября 1921 года «О государственном имущественном
страховании», который содержал нормы о необходимости обязательного
86
государственного страхования имущества частных хозяйств и предприятий,
но начинать страховое дело в стране декрет предписывал с добровольного
страхования.
П.И. Стучка на сессии ВЦИК предложил пассажиров на железных
дорогах страховать, таким образом сохранить дореволюционную традицию
обязательного страхования на железнодорожном транспорте. В случае
получения увечья или иного несчастного случая пассажиры могли подать иск
о возмещении вреда. П.И. Стучка был уверен, что страховые случаи
отвлекают на их рассмотрение и расследование большое число служащих, а
иски по ним в большинстве удовлетворяются. Он утверждал, что «нельзя
терпеть, чтобы относительно смерти спорили в рабоче-крестьянском суде.
Надо ввести страхование пассажиров за счет казны, чтобы получивший
увечье на железной дороге получил это страхование в бесспорном
порядке».94 Эта процедура, по мнению П.И. Стучки: «устранит сразу из
практики громадное количество дел, которые загромождают суды, дают
доходы разным лицам, увеличивают персонал, но никакого основания не
находят в существе дела. И, с другой стороны, недостойно рабочекрестьянского правительства то, что оно возбуждает споры в суде
относительно того, умышленно ли человек получил увечье на железной
дороге или случайно»95.
Выступление
П.И. Стучки было воспринято А.Г. Гойхбаргом как
намерение «выбросить все, что касается причинения вреда другому лицу».96
В целом раздел о страховании был принят без больших поправок.
В ГК РСФСР 1922 года регламентируются два вида страхования:
имущественное
и
личное
страхование,
но
поскольку
объектом
правоотношения являются страховые платежи, а не объект страхования,
Лобацевич М.А., Рыжик А.В. Влияние новой экономической политики на развитие норм Гражданского
кодекса 1922 года // Вестник факультета юриспруденции и ювенальной юстиции РГСУ. М.: АПКиППРО,
2011, Вып. 6. С. 83.
95
Лобацевич М.А., Рыжик А.В. Влияние новой экономической политики на развитие норм Гражданского
кодекса 1922 года // Вестник факультета юриспруденции и ювенальной юстиции РГСУ. М.: АПКиППРО,
2011, Вып. 6. С. 84.
96
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 173.
94
87
различий в правовом регулировании обоих видов страхования закон не
выделяет.
Особым вопросом ГК РСФСР 1922 года является вопрос о субъекте
страхователя. Европейское право допускает, чтобы страхователь имел
интерес, не только, основанный на юридическом отношении, но и
вытекающий из хозяйственных и просто фактических отношений.
Статья 373 ГК РСФСР 1922 года указывала на юридические
отношения как основания страхового намерения. В статье было прописано,
что договор страхования может быть заключен собственником имущества,
лицом, имеющим на это имущество вещное право или право нанимателя или
ответственным по договору за ухудшение или гибель имущества.
В ГК РСФСР 1922 года две специальные главы, были посвящены
обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения и
причинения вреда.
По сравнению с ГК РСФСР 1964 года отсутствовал лишь раздел об
обязательствах, возникших в результате спасания. Обязанность возврата
неосновательно
приобретенного
или
сбереженного
имущества
сопровождалась обязанностью возвращения или возмещения доходов,
извлеченных из неосновательно полученного имущества.
Глава, посвященная обязательствам, возникшим из причинения вреда,
носит на себе следы влияния, так называемого принципа причинения. Смысл
данного принципа состоял в том, что вина как основание ответственности
отрицалась. Вместо этого «устаревшего» института предлагалось положить в
основу объективную связь вреда с деятельностью причинившего вред. Этот
принцип горячо поддерживал А.Г. Гойхбарг, который полагал, что «наш
кодекс строит ответственность за причинение вреда на социальном начале
причинения, а не индивидуальном начале вины».97 Опираясь на данный
принцип, и был разработан проект ГК РСФСР 1922 года, именно поэтому в
Олейник И.И. Роль А.Г. Гойхбарга в становлении советского гражданского и семейного права// Теория и
практика общественного развития. 2016. № 2. С. 92.
97
88
кодексе отсутствует упоминание о вине, но формы вины в ГК РСФСР 1922
года прописаны.
Статья 403 ГК РСФСР 1922 года регламентировала общий порядок
возмещения вреда, называет в качестве обстоятельства, освобождающего от
возмещения, умысел либо грубую неосторожность самого потерпевшего, т. е.
упоминает формы вины. В соответствии со статьей 404 в случае
возникновения обязательств вследствие причинения другому лицу вреда
источником повышенной опасности вина учитывалась. Сам источник
повышенной опасности не был назван в ГК с достаточной определенностью,
а приводился примерный перечень объектов, эксплуатация которых могла
привести к непредвиденным последствиям. Например, крушение поезда,
разрушение
строения,
авария
на
предприятии,
причинение
травм
работающими станками, но автомобиль в качестве источника повышенной
опасности авторами ГК РСФСР 1922 года не рассматривался и из проекта
был удален.
Другой важной особенностью ГК РСФСР 1922 года было ограничение
ответственности государства за причинение вреда. Прежде всего, срок исковой давности устанавливался в один год. Ответственность учреждений за
действия должностных лиц ограничивалась рядом условий, сами случаи
должны были быть указаны в специальном законе.
Для ГК РСФСР 1922 года было важным социальное и имущественное
положение потерпевшего и причинившего вред. Суд учитывал данные
основания и мог уменьшить размер вознаграждения за вред в случае
несостоятельности причинителя.
В соответствии со статьей 403 ГК РСФСР 1922 года суд мог обязать
возместить вред и тогда, когда причинитель не обязан был этого делать, если
имущественное положение потерпевшего было тяжелым. Этот порядок, был
обусловлен своеобразным пониманием законодателем классовой социальной
справедливости.
Таким образом, раздел обязательственного права в ГК РСФСР 1922
89
года был одним из важнейшим, что подтверждал и его объем, он состоял из
тринадцать глав, включающих ключевые институты обязательственного
права такие как обязательства, возникающие из договоров; имущественный
наем; купля-продажа; мена; заем; подряд; поручительство; поручение и
доверенность; товарищества; страхование; обязательства, возникающие
вследствие неосновательного обогащения; обязательства, возникающие
вследствие причинения другому вреда и других.
По
сравнению
с
дореволюционным
периодом
развития
обязательственного права отмечается определенное сужение сферы действия
обязательственного права, прежде всего, договорных обязательств, что
явилось следствием введения государственных монополий. Также следует
обратить внимание на существенное ограничение договорной свободы,
большое государственное влияние на экономический оборот. Допускалось
признание недействительной сделки, направленной к явному ущербу для
государства, то есть государство ключевое положение и может вмешиваться
в любые сделки, заключенные между любыми субъектами гражданскоправовых отношений.
90
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Исходя из содержания данной квалификационной работы, можно себе
сделать следующие выводы:
Таким образом, как мы выяснили, что Гражданский кодекс РСФСР
1922 года был первым на планете гражданским кодексом социалистического
государства. Этот юридический документ закрепил нормы советского
гражданского
права
страны
Советов.
Радикальная
трансформация
экономических отношений после социалистической революции 1917 года
серьезно повлияли на хозяйственную жизнь страны. Все последующие
решения коммунистической партии и советского правительства продолжили
создание нового экономического фундамента, опирающегося на гражданское
законодательство, созданного в течении пяти лет.
Гражданский кодекс РСФСР 1922 года аккумулировала смелый опыт
развития гражданско-правовых институтов в новых социалистических
экономических условиях. Авторы Гражданский кодекс РСФСР 1922 года
решились на смелый юридический эксперимент, не имевший глубокой
длительной подготовки. Опираясь на довольно небольшую противоречивую
юридическую
базу,
составители
Гражданского
кодекса
проделали
невероятный труд, выстраивая важнейшую отрасль права, которая на долгие
годы предопределила экономическую жизнь советского общества и
государства.
Большую роль в написании Гражданского кодекса РСФСР 1922 года
сыграл декрет ВЦИК от 22 мая 1922 года «Об основных частных
имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и
защищаемых судами РСФСР». Данный нормативно-правовой акт лег в
основу Гражданского кодекса РСФСР 1922 года, а некоторые его положения
определили генеральную экономическую линию, сущность правового
режима государственной собственности, который был, затем закреплен в
Гражданском кодексе РСФСР 1922 года. Однако довольно большая часть
кодекса, почти три четвертых части, были созданы заново, в первую очередь,
91
это касается таких разделов кодекса как обязательственное и наследственное
право, тогда как ряд других разделов авторы, по-видимому, не смогли
предложить в срок, например, авторское право отсутствовало в кодексе. Как
пояснил А.Г. Гойхбарг: «в силу очень сложных отношений у нас
соответствующие права еще подготовляются в подлежащих ведомствах,
которым всего прежде эти интересы необходимо защищать»98. Авторы
Гражданском кодексе РСФСР 1922 года не имели под рукой полноценную
судебную и арбитражную практику по гражданско-правовым спорам,
которые оказывают серьезную помощь составителям новых нормативноправовых актов. Именно поэтому трудно согласиться с В.Д. Рузановой,
которая утверждает, что
явилось
советское
«основным источником Гражданского кодекса
законодательство
в
области
гражданских
правоотношений».99 Однако и сторонники рецепции западного гражданского
и инкорпорирование его в советское гражданское право, очевидно, также
вводят
в
заблуждение
исследователей-цивилистов
данного
периода
советского государства. Правовая рецепция подразумевает обращение к
юридическому
опыту
революционным
желающей
идти
зарубежного
правовым
своим
права,
преобразованиям
собственным
что
мало
в
молодой
путем.
соответствует
республике,
Социалистические
экономические отношение практически не имели аналогов в мире, поэтому
необходимости копирования чужого опыта не было, так как экономический
уклад капиталистический радикально отличался от социалистического
уклада. Но и разрыв с российской правовой традицией не был на первый
взгляд таким уж радикальным, так как за долгое время развития
отечественного гражданского права некоторые его составляющие стали
частью правовой российской культуры, которую трудно представить без
договоров купли-продажи, дарения, мены и многих других значимых
элементов гражданского права.
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927. С. 32.
Рузанова В.Д. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года: предпосылки принятия и преемственность
правового регулирования // Юридический Вестник Самарского университета. 2016. Т. 2, № 2. С. 63.
98
99
92
Базовые статьи Гражданского кодекса РСФСР 1922 года, такие как ст.
1, 4, 8, 17, 18, 19, 24 ориентировали отрасль в сторону социалистического
уклада. Собственно само гражданское право страны советом приобрело
публичную направленность, сменив ее частный характер.
Одной из ключевых целей авторов Гражданского кодекса РСФСР 1922
года было написание закона, резко ограничивающего существование
частного права и институт частной собственности. Однако далеко не все
институты гражданского права были детально разработаны в кодексе, что
создавало
немало
проблем
для
его
применения.
Именно
поэтому
Гражданского кодекса РСФСР 1922 года постоянно корректировался,
дополнялся и уточнялся со временем.
Сразу после принятия Гражданского кодекса РСФСР 1922 года встал
вопрос его серьезной доработки, что повлекло острую партийную дискуссию,
после которой было предложено два решения: незамедлительная разработка
нового кодекса или перманентная работа над принятым кодексом и
незамедлительное восполнение всех обнаруженных в ходе применения его
пробелов. Первое решение было принято на заседании Совнаркома под
председательством В.И. Ленина, однако по каким-то причинам воплотить его
не удалось. Авторы Гражданского кодекса РСФСР 1922 года и руководство
страны постепенно
склонилось ко второму решению постепенному
улучшению кодекса в результате его постоянной корректировки.
Процедура внесения изменений и дополнений в Гражданский кодекс
РСФСР 1922 года довольно трудоемкая, отнимает много времени и энергии:
принятие дополнительных поправок требует длительных согласований и
окончательного утверждения на итоговом заседании ВЦИК, поэтому
законодатели, корректируя кодекс, пошли путем принятия различных
подзаконных актов, детализирующих нормы гражданского права, однако
затрудняющих их применение. Уже к 1927 году в Гражданский кодекс
РСФСР 1922 года было принято более 50 существенных поправок, по
инициативе
различных
государственных
ведомств.
Возникали
целые
93
правовые институты, не нашедшие место в Гражданском кодексе РСФСР
1922 года, резко увеличивается количество источников гражданского права, а
подзаконные акты порой становятся более важными для правоприменителей,
чем сам кодекс.
В целом, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года можно назвать
большой удачей для ее авторов и всей страны, не смотря на его слабые места,
данный юридический документ обладал и целым рядом достоинств,
например, были закреплены основные достижения советской власти в
области экономических отношений, прописано «командное положение» и
особая
роль
государства
в
экономике,
дан
толчок
в
развитии
государственного сектора и определен правовой статус основных субъектов
социалистического гражданского права, что существенно повлияло на
развитие гражданского права на долгие годы.
94
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. Законодательство и практика
1.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от
30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 03.08.2018) // Собрание законодательства
РФ, 05.12.1994, № 32, ст. 3301.
2.
Гражданский
кодекс
от26.01.1996
№
Российской
14-ФЗ
(ред.
от
Федерации
(часть
29.07.2018)
//
вторая)
Собрание
законодательства РФ, 29.01.1996, № 5, ст. 410.
3.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от
26.11.2001
№
146-ФЗ
(ред.
от
03.08.2018)
//
Собрание
законодательства РФ, 03.12.2001, № 49, ст. 4552.
4.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от
18.12.2006
№
230-ФЗ
(ред.
от
23.05.2018)
//
Собрание
законодательства РФ, 25.12.2006, № 52 (1 ч.), ст. 5496.
5.
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от
14.11.2002
№
138-ФЗ
(ред.
от
03.08.2018)
//
Собрание
законодательства РФ, 18.11.2002, № 46, ст. 4532.
6.
Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) (ред. от
26.11.2001) // Ведомости ВС РСФСР, 1964, № 24, ст. 407.
7.
Постановление ВЦИК от 11.11.1922 «О введении в действие
Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Гражданским
кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // Известия ВЦИК, № 256, 12.11.1922.
8.
Декрет
ВЦИК
от
22.05.1922
«Об
основных
частных
имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее
законами и защищаемых судами РСФСР» // Известия ВЦИК, №
134, 18.06.1922.
2. Специальная литература
9.
Авраменко О.А. Гражданское право РСФСР в период НЭПА.:
дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.
10.
Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. М.:
95
Юр. лит., 1955.
11.
Аскназий
С.И. Очерки хозяйственного права СССР. Л.:
Издательство «Прибой», 1926.
12.
Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданскому праву /
Ассоциация "Юридический центр". СПб.: Юридический центр
Пресс. 2013.
13.
Братусь
С.Н.
Развитие
кодификации
советского
законодательства. М.: Юр. лит., 1968.
14.
Берман Я.А. Развитие советского гражданского права. М., 1925.
15.
Венедиктов А.В. Советское гражданское право в период
проведения Октябрьской Социалистической Революции 19171918 гг. М.: Госполитиздат, 1957.
16.
Генкин
Д.М.
Основы
советского
социалистического
гражданского права. Лекции. М., 1956.
17.
Генкин Д.М., Новицкий И.Б., Рабинович Н.В. История советского
гражданского права. М.: Юридическое издательство МЮ СССР,
1949.
18.
Гражданский
кодекс
РСФСР.
1922
г.
Постановление
Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета //
Хрестоматия по истории отечественного государства и права
1917 – 1991 гг. М.: Зеркало, 1997.
19.
ГК РСФСР. Комментарий / под ред. проф. А. Г. Гойхбарга и И.Г.
Кобленца. 2-е. изд. М.-Л., 1925.
20.
Гражданский кодекс РСФСР. Научный комментарий (с учетом
гражданских кодексов Союзных республик) / под ред. С.М.
Прушицкого и С.И. Раевича. Вып. 1. Раевич, С.И. Вводный закон
к Гражданскому кодексу / С.И. Раевич. М.: Юр. изд. Н.К.Ю.
РСФСР, 1928.
21.
Голанд Ю.М. Кризисы, разрушившие нэп. М. 1991.
22.
Гойхбарг А.Г. Курс гражданского процесса. Л.: Печатный двор,
96
1928.
23.
Гойхбарг А.Г. Очерки хозяйственного права. М., 1927.
24.
Долинская В.В. Гражданское право: основные положения: учеб.
пособие для бакалавров / В.В. Долинская; отв. ред. и науч. ред.
В.Л. Слесарев. М.: Проспект, 2016.
25.
Долинская В.В. Защита гражданских прав: состояние, тенденция
и проблемы правового регулирования / В.В. Долинская //
Актуальные проблемы гражданского права, гражданского и
арбитражного процесса: в 2 ч. Ч. 1: Гражданское право. Воронеж,
2012.
26.
Иоффе И.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч. 1 и 2.
Л., Наука, 1975. Ч. 1; М., Юрид. лит. 1978. Ч. 2.
27.
Исаев И.А. Становление хозяйственно-правовой мысли в СССР.
М., Мысль, 1986.
28.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации
(постатейный). Часть третья. М.:ООО «ВИТРЭМ», 2014.
29.
Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской
Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.:
Юристъ, 2012.
30.
Конституция
(Основной
Закон)
Союза
Советских
Социалистических Республик. 1936 г., декабря 5. // Хрестоматия
по истории отечественного государства и права 1917 – 1991 гг.
М., Зеркало, 1997.
31.
Ленин В.И. Избранные произведения. М.: Мысль, 1986.
32.
Маковский А.Л. О кодификации гражданского права (1922-2006).
М.: Статут, 2010.
33.
Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии. М.:
Вагриус, 1999.
34.
Новицкая Т.Э. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. М.: ИКД
Зерцало, 2002.
97
35.
Новицкий И.Б. История советского гражданского права. М., 1957.
36.
Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический
словарь. 2-е изд. М., 2012.
37.
Осипова, Г. Т. Теоретические вопросы истории науки советского
гражданского права: дис. … канд. юрид. наук. Мн., 1980.
38.
Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права
и государства. М.: Наука, 1980.
39.
Пугинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Правовая экономика: проблемы
становления. М.: Юрид. лит., 1991.
40.
Развитие кодификации советского законодательства./ Отв. ред.
С.Н. Братусь. М.: Юридическая литература. 1968.
41.
Самохин Ю.М. Экономическая история России: Учеб. пособие.
М.: ГУ ВШЭ, 2001.
42.
Сборник нормативных актов по гражданскому законодательству.
ч .1. М., 1984.
43.
Сборник определений Пленума Верховного суда РСФСР 1923 г. 1926 г. М., 1995.
44.
Синайский В.И. Русское гражданское право / В.И. Синайский.
М., 2002.
45.
Стучка П.И. Курс советского гражданского права. Введение в
теорию гражданского права. М.: Издательство коммунистической
академии, 1928.
46.
Стучка П.И. Избранные произведения по марксистско-ленинской
теории права. Рига: Латвийское государственное издательство,
1964.
47.
Стучка П.И. Гражданское право и практика его применения:
тезисы,
одобренные
секцией
права
и
государства
коммунистической академии. М.: Изд-во Коммунистической
академии, 1929.
48.
Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России.
98
II изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Изд-во «Проспект», 2005.
49.
Учебник русского гражданского права. Т. 1 / Шершеневич Г.Ф.,
Ем В.С.. - М.; Статут, 2005.
50.
Швеков Г.В. Преемственность в праве. М., Юрид. лит., 1983.
3. Публикации в периодических изданиях
51.
Воробьева
О.А.,
Чертакова
Е.М.
Понятия
и
принципы
гражданского права // Балтийский гуманитарный журнал. 2017.
Т. 6. № 4 (2).
52.
Гинцбург Л.Я. Становление науки гражданского права в СССР
(1917–1920) // Правоведение. 1974. № 3.
53.
Долинская В.В. Развитие основных положений гражданского
кодекса на примере ГК РСФСР 1922 года // Вестник МГЮА.
2016. № 10.
54.
Долинская В.В. Субъективные права, их осуществление и защита
// Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. № 11.
55.
Иванова С.А. Некоторые проблемы реализации принципа
социальной справедливости, разумности и добросовестности в
гражданском праве // Законодательство и экономика. 2005. № 4.
56.
Лобацевич М.А., Рыжик А.В. Влияние новой экономической
политики на развитие норм Гражданского кодекса 1922 года //
Вестник факультета юриспруденции и ювенальной юстиции
РГСУ. М.: АПКиППРО, 2011, Вып. 6.
57.
Накохова М.М. Субъекты гражданских правоотношений по
гражданскому кодексу 1922 года // Евразийский юридический
журнал. 2013, № 4 (59).
58.
Новицкая Т.Е. Преемственность в регулировании гражданскоправовых
отношений
в
российском
дореволюционном
и
советском законодательстве. // Труды института государства и
права Российской академии наук. 2017. Т. 12. № 5.
99
59.
Олейник И.И. Роль А.Г. Гойхбарга в становлении советского
гражданского
и семейного права //
Теория
и практика
РСФСР
1922
общественного развития. 2016. № 2.
60.
Рузанова
В.Д.
предпосылки
регулирования
Гражданский
принятия
//
и
кодекс
преемственность
Юридический
Вестник
года:
правового
Самарского
университета. 2016. Т. 2, № 2.
61.
Рыженков А.Я. Необходимость судебной защиты как принцип
гражданского законодательства // Современное право. 2013. №
12.
62.
Рыжик А.В. Понятие вещного права в ГК РСФСР 1922 года //
Новое в российском и международном праве. М.: АПКиППРО,
2010, Вып. XI.
63.
Рыжик А.В. Общая характеристика права частной собственности
по ГК РСФСР 1922 года // Вестник факультета юриспруденции и
ювенальной юстиции РГСУ. М.: АПКиППРО, 2011, Вып. 6.
64.
Рыжик А.В. Прохождение проекта Гражданского кодекса РСФСР
1922 г. в комиссии Совнаркома // Вестник факультета
юриспруденции и ювенальной юстиции РГСУ. М.: АПКиППРО,
2010, Вып. 5.
65.
Чикулаев Р.В. Становление правового регулирования рынка
ценных бумаг в России в дореволюционный и советский периоды
// Российский юридический журнал. 2011. № 6.
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа