close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Гранкина Дарья Ивановна. Культурное сотрудничество России и Франции в конце XIX века

код для вставки
2
3
4
5
Аннотация к выпускной квалификационной работе Гранкиной Д.И. на
тему: «Культурное сотрудничество России и Франции в конце XIX века»
Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент Алымова Н.И.
Работа содержит 101 страницу, 111 использованных литературных
источников. Работа выполнена на кафедре истории России исторического
факультета ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет имени И.С.
Тургенева».
Ключевые
слова:
культура,
русско-французские
отношения,
взаимовлияние, литература, музыка, живопись, театр.
Объект исследования: литература, живопись, музыкальное и театральное
искусство России и Франции в конце XIX века
Предмет исследования: русско-французские культурные связи в области
литературы, живописи, музыкального и театрального искусств в последней трети
XIX века
Цель: воссоздание целостной картины развития русско-французских
культурных связей в области литературы, живописи, музыкального и театрального
искусств в последней трети XIX века и рассмотрение их роли в процессе
дальнейшего развития национальных культур России и Франции.
При написании применялись аналитический и сравнительно-исторический
методы. Ведущим методом при раскрытии темы стал системный подход, который
позволил подойти к предмету исследования как к комплексу проблем,
составляющих единое целое, выявить наиболее характерные особенности на
каждом этапе его развития, установить их взаимозависимость и взамимосвязь.
Собранный в процессе написания работы научно-исследовательский
материал, выводы автора могут быть использованы в дальнейшем для проведения
научных изысканий по смежным проблемам.
Практическая значимость работы состоит в возможности использования
материалов данного исследования при подготовке лекций и семинаров, а также в
школьном курсе новой истории.
6
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение………………………………………………………………………….…..6
Глава I. Культурное сближение Франции и России в конце XIX века и развитие
литературных связей между ними……………………………………………….….16
I.1. Исторические условия культурного сближения Франции и России в последней
трети XIX века…………………………………………………………………….….16
1.2. Франко-русские литературные связи в последней трети XIX века…………..27
Глава II. Культурные связи России и Франции в области театрального,
музыкального и изобразительного искусства……………………………….…….53
II.1. Взаимоотношения двух стран в области театра и музыки………….……….53
II.2. Сотрудничество России и Франции в сфере изобразительного искусства…81
Заключение…………………………………………………………………………...94
Список источников и литературы…………………………………………………..96
7
ВВЕДЕНИЕ
Взаимоотношения между Россией и Францией имеют давние и прочные
традиции, которые уходят своими корнями в XVII век. Их контакты всегда носили
сложный характер, во многом обусловленный противоборством двух стран на
международной арене. Несмотря на это интерес русского и французского народа к
истории и культуре друг друга никогда не ослабевал. Ярким
последнего
утверждения
могут
служить
примером
русско-французские культурные
связи последней трети XIX века.
Изучение
культурных
взаимоотношений
позволяет
воссоздать
объективную картину всего спектра диалога России и Франции в последней трети
XIX
века.
Одной
из
важнейших
его
составляющих является
сотрудничество в области культуры.
Исследование культурных связей показывает не превосходство одной
национальной культуры над другой, а их взаимную пользу от обмена духовными
ценностями, позволяет определить значимость международных связей, в
частности, раскрыть влияние русской культуры на развитие французской, и
наоборот, показать разнообразные пути и формы сотрудничества двух стран, и,
кроме того, выявить значение деятельности выдающихся представителей русской
и французской культуры в активизации культурных взаимоотношений.
Изучение этой проблемы важно потому, что под влиянием сотрудничества в
духовной сфере у широких слоев населения как России, так и Франции
формировался образ друг друга. Во многом именно из впечатлений, вынесенных от
прочтения публицистической и художественной литературы, от посещения
спектаклей, концертов, художественных выставок, в сознании общества
складывалось представление о целой нации, одного народа о другом. Кроме того,
активное сотрудничество России и Франции в области культуры способствовало
снятию напряжения и улучшению официальных отношений между обеими
странами.
8
На современном этапе, когда взаимоотношения России и Франции вступили в
новую фазу своего развития, исследование истории русско-французских
дипломатических и культурных контактов приобрело особую актуальность. Опыт
и уроки русско-французских культурных отношений последней трети XIX века,
бесспорно, могут лечь в основу современного сотрудничества России и Франции.
Объектом исследования является культурное сотрудничество Франции и
России. Предметом исследования стали культурные взаимоотношения двух стран
в области литературы, театра, музыки и изобразительного искусства в
рассматриваемый период.
В отечественной историографии комплексная проблема «Русско-французских
культурных связей последней трети XIX века» изучена недостаточно хорошо.
Обобщающие исторические труды по выбранной проблематике полностью
отсутствуют. Имеющиеся исследовательские работы, посвященные отдельным
аспектам русско-французских культурных отношений рассматриваемого периода,
носят преимущественно литературоведческий и искусствоведческий характер и не
дают целостного представления о сущности, значимости и динамике культурного
сотрудничества двух стран.
Наиболее разработанным в отечественной науке является вопрос русскофранцузских литературных связей изучаемого периода. Одним из первых к данной
проблематике обратился исследователь А.З. Манфред. В 1961 году была
опубликована его книга «Очерки истории Франции XVIII-XX веков», которая
содержит статью «Русско-французские культурные связи в 70-80 годы XIX века»1.
В своей статье Манфред подчёркивал, что русско-французские литературные связи
имеют давнюю историю, рассматривал причины, которые способствовали
распространению русской реалистической литературы во Франции в 70-80 годы
XIX века и изучал то влияние, которое оказали произведения И.С. Тургенева, Л.Н.
Толстого, Ф.М. Достоевского на французских писателей конца XIX века.
Манфред А.З. Русско-французские культурные связи в 70-80 годы XIX века / Очерки истории Франции XVIII-XX в.в. М. 1961.
С. 348-393.
1
9
В 1970-е годы интерес к русско-французским литературным связям последней
трети XIX века усилился. Среди работ, вышедших в это время, следует выделить
исследование Алексеева М.П. «Русская литература и её мировое значение» 2 .
Данная работа основана на большом фактическом материале. В работе Алексеева
впервые
раскрываются
реалистической
причины
литературы
во
широкого
Франции,
распространения
освещаются
личные
русской
контакты
представителей французской и русской литературы, затрагивается проблема
мирового значения русской литературы.
Кроме того, в 60-70-е годы был издан ряд научных статей, касающихся
восприятия творчества отдельных русских писателей во Франции и французских в
России. Среди них: Б.Д. Вольдман «Из связей Тургенева с Флобером» 3 , Н.П.
Генералова «И.С. Тургенев: Россия и Европа» 4 , М.Г. Ладария «И.С. Тургенев и
классики французской литературы»5, Г.М. Фридлендер «Достоевский и мировая
литература» 6 , Г. Винникова «Тургенев и Франция» 7 , Ю.В. Удеревский «И.С.
Тургенев и французские писатели XIX зека» 8 , И.С. Зильберштейн «Парижские
находки. Иван Тургенев, Лев Толстой, Анатоль Франс»9 , Ф. Прийма «Как удар
молнии...» (Л. Толстой в оценке писателей Запада)10, Е. Брандис «Необыкновенные
путешествия» в России» 11 , И. Лилеева «Толстой читает Мопассана» 12 , Э.И.
Мазовецкая «Из истории переводов Э.Золя в России»13.
Ценные материалы по истории русско-французских литературных и
театральных связей содержатся в работе Г.Р. Зингера, К.Г. Филоновой «Островский
во Франции»14, изданной в 1974 году. К несомненным достоинствам этой работы
можно отнести то, что авторы в качестве объекта исследования выбирают
2Алексеев
М.П. Русская литература и её мировое значение. СПб. 1974.
Вольдман Б.Д. Из связей Тургенева с Флобером. Рига. 1967.
4
Генералова Н.П. Тургенев: Россия и Европа. M. 1975
5
Ладария М.Г. Тургенев и классики французской литературы. Сухуми 1970.
6
Фридлендер Г.М. Достоевский и мировая литература. М. 1979.
7
Винникова Г. Тургенев и Франция // Огонёк. 1979. №39.
8
Удеревский Ю.В. И.С. Тургенев и французские писатели XIX века // Вестник Московского университета. .968. №6.
9
Зильберштейн И.С. Парижские находки. Иван Тургенев, Лев Толстой, Анатоль Франс // Огонёк. 1967. №48.
10
Прийма Ф.Я. «Как удар молнии...» // Наш современник. 1978. №9.
11
Брандис Е. «Необыкновенные путешествия » в России // В мире книг. 1978. №2.
3
Лилеева И. Толстой читает Мопассана// Огонёк. 1975. №31.
Мазовецкая Э.И. «Из истории переводов Э.Золя в России//Русская литература.1974. №1.
14
Зингер Г.Р., Филонова К.Г. Островский во Франции//Литературное наследство. Т.88. кн.1. М.1974.
12
13
10
взаимоотношения между отдельными представителями русской и французской
художественной интеллигенции, в частности, исследуют отношения Э. ДюранГревиля к творчеству А.Н. Островского, раскрывают историю переводов и
постановок пьес Островского во Франции в последней трети XIX века, освещают
причины неприятия его творчества французами в обозначенный период.
Изучение русско-французских литературных связей последней трети XIX века
активно продолжалось в 80-90 е годы XX века. В этот период были опубликованы
следующие работы: Н.Я. Берковский «О мировом значении русской литературы»,
О.Б. Кафанова «Жорж Санд и русская литература XIX века», В.А. Александров
«А.П. Чехов в ранней литературной критике (1889-1904)», «Чехов и мировая
литература» в двух книгах, В.П. Никитина «Этапы восприятия художественной
прозы Чехова во Франции», В. А. Дмитриева «Петербургский издатель СВ.
Звонарёв и его книжные связи с Францией», Ю. Петрунин «У книг своя судьба»15.
Отдельные аспекты русско-французского сотрудничества в области литературы в
последней трети XIX века, и в частности, личные контакты представителей русской
и французской культуры, освещены в статье французского исследователя Ж.
Катто16.
В современной исторической науке также уделяется интерес отдельным
аспектам
русско-французских
литературных
связей
XIX
века.
Выходят
многочисленные работы по этой проблеме, среди которых хотелось бы выделить
следующие: коллективное исследование «История русской литературы XIX века
(70-90-е годы)», В.А. Луков «Русская литература: генезис диалога с европейской
культурой», О.Б. Поляков «Русское зарубежье и французская культура» и
«Взаимовлияние культур России и Франции во второй половине XIX - начале XX
веков», Мюллер де Морог Лесков во Франции и романской Швейцарии», А.
Берковский Н.Я. О мировом значении русской литературы. М.1989; Кафанова О.Б. Жорж Санд и русская
литература XIX века. М.1998; Александров В.А. А.П. Чехов в ранней литературной критике (18891904)//Литературная учеба. Кн.1-3. М. 1999; Александров В.А. Чехов и мировая литература//Литературное
наследство.Т.100. Кн.1, М. 1997; Никитина В.П. «Этапы восприятия художественной прозы Чехова во
Франции»//Вестник Московского университета. Серия 9. Филология.1987. №1, Дмитриева В. А. Петербургский
издатель СВ. Звонарёв и его книжные связи с Францией//Книга. Исследования и материалы.1982. Сб.45, Петрунин
Ю. У книг своя судьба//Библиотекарь.1981. №11.
15
11
Чернышёва «Диалог культур» (к 100-летию со дня смерти Марко Вовчок), О.Б.
Кафанова «Жорж Санд в России. Библиография русских переводов и критической
литературы на русском языке (1832-1900).17
При изучении русско-французских театральных связей особый интерес
представляли работы В. А. Нелидова, И. Петровской и А. Кургатникова.
исследование В.А. Нелидова «Театральная Москва» позволило нам наиболее полно
осветить состояние
русского
театрального
искусства изучаемого периода,
показывает роль частных театров в его возрождении.18
Работа И. Петровской «Театр и зритель российских столиц. 1895-1917» даёт
сведения о гастролях русских артистов, о репертуаре российских столичных
шатров. Публикация А. Кургатникова «Императорский французский театр в
Петербурге
1833-1918гг.» интересна тем, что она освещает историю
существования этого театра в России практически на протяжении ста лет. В книге
содержится характеристика изменений, которые происходили в театре на
протяжении этого времени, характеристика его репертуара, стиля, описывается
состав театральной труппы.
Ценные сведения по истории постановок пьес Бальзака на русской сцене
содержатся в статье И. Лилеевой «Триумф творца «Человеческой комедии» 19 .
Встатье Н. Леонтьевского освещаются три приезда Сары Бернар в Россию 20 ,
которые стали подлинными событиями в культурной жизни России.
Отдельно необходимо отметить работу Л. Афонина «Повесть об Орловском
театре», которая содержит интересные сведения об истории появления Орловского
История русской литературы XIX века (70-90-е годы). М. 2001; Луков В.А. Русская литература: генезис диалога с
европейской культурой. М. 2006; Поляков О.Б. Русское зарубежье и французская культура//Россия и Франция. XVIII
– XX вв. вып.4, М. 2001;Поляков О.Б. Взаимовлияние культур России и Франции во второй половине XIX - начале
XX веков//Россия и Франция. XVIII – XX вв.Вып. 5. М. 2003.;Мюллер де Морог. Лесков во Франции и романской
17
Швейцарии // Литературное наследство. Т. 101. Кн.2. М.2000; Чернышёва А. Диалог культур // Орловская Правда. 2007. 15
августа.;Кафанова О.Б. Жорж Санд в России. Библиография русских переводов и критической литературы на ом языке (18321900). М. 2003.
18
Нелидов А.А. Театральная Москва. М. 2002.; Петровская И. Театр и зритель российских столиц. 1895-1917. Л.
1990. Канатников А. Императорский французский театр в Петербурге 1833-1918 // Нева. 1998. №4.
19
Лилеева И. Триумф творца «Человеческой комедии» // Советская культура. 1974. 21 мая.
Леонтьевский Н. Три приезда Сары Бернар в Россию // Театр. 1970. №2.
20
12
драмтеатра
имени
И.С.
Тургенева, освещает гастрольную деятельность
актеров театра и его репертуар.21
Из-за отсутствия специализированных исследований, посвященных русскофранцузским музыкальным связям последней трети XIX века, был использован ряд
биографических работ, посвященных жизни и деятельности их русских
композиторов и музыкантов, как П.И. Чайковский, А.Г. Рубинштейн, СИ. Танеев,
А.С.Глазунов, Н.А. Римский-Корсаков, М.П. Мусоргский и Ц.А. Кюи22.
Исследование русско-французских связей в области изобразительного
искусства
показало
практически
полное
отсутствие
специализированных
исследований по этой проблеме. Поэтому для её изучения в основном были
использованы работы биографического характера, посвященные жизни и
деятельности, как русских, так и французских представителей искусства
изучаемого периода, таких как И.Н. Крамской, В. Поленов, А.И. Куинджи, Клод
Моне.23
Отдельно хотелось бы остановиться на двух коллективных работах
«Реализм в русской западноевропейской
живописи»
и
«Французская
живопись второй половины XIX века и современная ей художественная культура».
Первая работа позволила наиболее полно осветить состояние русского
изобразительного искусства, а вторая - состояние французской живописи
обозначенного периода. Данные исследования рассказывают о тенденциях
художественной жизни второй половины XIX века, о зарождении становлении
импрессионизма во Франции и его влиянии на российскую художественную жизнь,
его место в общемировой культуре. Наибольший интерес для дипломной работы
представляли главы о коллекционировании французской живописи XIX века в
России.
21
22
Афонин Л. Повесть об Орловском театре. Тула. 1965.
Сидельников Л. Чайковский. М. 1992; Баренбойм Л. Антон Григорьевич Рубинштейн. Т.2. (1867-1894). Л. 1962; Бернандт Г.
С.И. Танеев. М. 1983. Ганина М. А. Глазунов. Жизнь и творчество. Л. 1961; Соловцов А. Жизнь и творчество Н.А. РимскогоКорсакова. М. 1964; Головинский Г.Л. Модест Петрович Мусоргский. M. 1998; Назаров А.Ф. Цезарь Антонович Кюи. М. 1989.
23
Суворин А. Иван Николаевич Крамской. Его жизнь, переписка и художественно-критические статьи. СПб. 1888; Русские
художники. В. Поленов. М. 1973; Куинджи и его школа. Л. 1987; Моне. Картины из музеев Советского Союза. Л. 1988; Реализм
в русской западноевропейской живописи. М. 1983; Французская живопись второй половины XIX века и современная ей
художественная культура. М. 1972.
13
Историографический анализ показал, что, не смотря на успехи в работке
отдельных
аспектов
последней трети
темы, история
русско-французских культурных связей
XIX века до настоящего времени не стала предметом
специального исторического исследования. Большинство из выше перечисленных
работ носят искусствоведческий и литературоведческий характер. В связи с тем,
что обобщающие работы по рассматриваемой проблеме отсутствуют, изучение
русско-французского сотрудничества в области культуры приобретает особую
актуальность и заслуживает более подробного изучения, попытка которого
предпринята в данной выпускной квалификационной работе.
Целью исследования являются воссоздание целостной картины развития
русско-французских культурных связей в области литературы, живописи,
музыкального и театрального искусств в последней трети XIX века и рассмотрение
их роли в процессе дальнейшего развития национальных культур России и
Франции, их влияния на развитие русско-французских отношений.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:
1)
охарактеризовать исторические условия, которые способствовали
развитию культурных отношений между Россией и Францией в последней трети
XIX века;
2)
проанализировать взаимоотношения России и Франции в области
литературы;
3)
раскрыть содержание связей двух стран в области театра и музыки;
4)
проследить
сотрудничество
России
и
Франции
в
сфере
изобразительного искусства;
5)
уточнить роль отдельных представителей французской и русской
творческой интеллигенции в развитии культурных связей России и Франции в
изучаемый период.
6)
Показать влияние
исторических, политических
условий
на
культурное сближение двух стран и значение культурных взаимоотношений
России и Франции на их политическое сближение в конце ХIХ века,
14
Хронологические рамки исследования охватывают период 70-х - 90-х годов
XIX века.
Работа написана на основе разнообразных по характеру и содержанию
источников, которые можно разделить на несколько групп. К первой группе
источников относятся материалы фонда музея истории Орловской сцены
драмтеатра имени И.С. Тургенева.
Они
содержат интересные сведения об
истории постановки пьесы В.Гюго «Анжело, тиран Падуанский» на сцене театра в
сезоне 1872-1874 гг. Ко второй группе источников относится мемуарная
литература - воспоминания деятелей литературы и музыкального искусства,
принимавших участие в организации и осуществлении культурных связей с
Францией: дневники Ф.М.
Достоевского, Л.Н.
Толстого, И.С.
Тургенева,
М.Е.Салтыкова-Щедрина, А.И. Герцена, А. Бенуа, П.И. Чайковского, СИ, Танеева,
Ц.А. Кюи, Н. Римского-Корсакова24 . Их дневники послужили ценным источником
при исследовании восприятия и распространения французской литературы в
России, позволили воссоздать картину концертной деятельности русских
представителей музыкальных кругов во Франции в последней трети XIX века.
Третью группу источников составила эпистолярная литература. При
изучении русско-французских контактов в области
изобразительного искусства
была привлечена переписка И.Е. Репина и И.Н. Крамского, которая даёт
интересный материал о развитии русского искусства. В ней оба адресата освещают
довольно широкие вопросы,
начиная
от
личных впечатлений и заканчивая
проблемами развития русского искусства, его отношении к Западу.25
Переписка П.И. Чайковского с Н.Ф. фон Мекк и с С.И. Танеевым26служила
ценным источником при рассмотрении русско-французских музыкальных связей
последней трети XIX века. При исследовании такого аспекта проблемы, как
24
Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений в 30-и томах. Т. 26. Л. 1989; Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений в 90
томах. Т. 48-52. М. 1954; Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем в 28 томах. Т. 9-11. М.-Л. 1961-68; Салтыков-
Щедрин M.E. Избранные сочинения. Т. 48-50. М.-Л. 1946; Герцен А.И. Былое и думы. Т.2. М. 1957. Его же: Письма
из Франции и Италии. М.-Л. 1934; Бенуа А. Мои воспоминания. М. 1993; Чайковский П.И. О музыке, о жизни, о себе. Л. 1976;
Танаев С.И. Дневники в трёх томах. 1894-1909. Кн. 1 . М . 1981; Кюи Ц.A. Избранные статьи об исполнителях. М. 1957; РимскийКорсаков Н. Летопись моей музыкальной жизни. М. 1982.
25
26
Репин И.Е. Письма Т.2; Крамской И.Н. Письма, статьи. Т.1. М. 1965.
Чайковский П.И. Переписка с Н.Ф. фон Мекк. Т.2. М.-Л.1935; Танаев С.И. – Чайковский П.И. Письма. М. 1951.
15
распространение русской литературы во Франции в обозначенный период, была
изучена переписка И.С. Тургенева с Полиной Виардо и его французскими
друзьями27.
Важно отметить, что эта группа источников отличается субъективизмом, в
них содержится интересный материал, на основе которого удалось более полно
раскрыть исследуемую проблему.
Так же в качестве источников были привлечены статьи и критические
заметки представителей французской культуры, посвященные творчеству русских
культурных деятелей. Нашему замечательному писателю - И.С. Тургеневу
посвящены воспоминания его французского друга, писателя Альфонса Доде, в
которых он восхищается творчеством Тургенева.28
Особо следует отметить работу М. Вогюэ, посвященную трём русским
писателям - И.С. Тургеневу, Ф.М. Достоевскому и Л.Н. Толстому, которые были
непосредственно связаны с культурной жизнью Франции. Автор даёт обзор
деятельности
русских
писателей, рассказывает
о
начале
сотрудничества.29
При исследовании музыкальных контактов России и Франции последней
трети XIX века был использован цикл статей французского музыканта Поля
Дюка 30 , посвященный русской музыке. Статьи помещены в книге «Статьи и
рецензии композиторов Франции», включающей в себя отзывы французских
музыкантов на наиболее известные произведения музыкальной жизни России.
Четвёртую группу источников составила периодическая печать России.
Вопросы развития русско-французских отношений, в том числе культурных, в
рассматриваемый период широко освещались в российской периодической печати
в независимости от её политической направленности: научно-публицистических
журналах - «Киевлянин», «Русское обозрение», «Русская мысль» и др.; в
Письма И.С. Тургенева к Полине Виардо и его французским друзьям. М. 1900.
27
Доде А. Тургенев (Собрание сочинений Т.7). М. 1965.
28
29
Вогюэ М. Современные русские писатели - Тургенев, Достоевский, Толстой. М. 1888.
30Дюк П. Русскаямузыка, Русские музыканты. «Антар» Римского-Корсакова, «Борис Годунов» Мусоргского
Статьи и рецензии композиторов Франции Л. 1972.
16
специализированных изданиях - «Вестник иностранной литературы», «Ежегодник
императорских театров», «Литературный журнал» и др. Как правило, в этих
изданиях печатались объявления о предстоящих гастролях русских музыкантов и
артистов театра, интервью и воспоминания видных представителей русской
культуры, статьи с оценкой их выступлений.
Таким образом, обилие фактического материала позволяет решить
поставленную задачу и дать панорамную картину развития русско-французских
культурных отношений последней трети XIX века.
Работа состоит из введения, двух глав, четырёх параграфов, заключения и
списка использованных источников и литературы.
17
ГЛАВА I. КУЛЬТУРНОЕ СБЛИЖЕНИЕ ФРАНЦИИ И РОССИИ В КОНЦЕ
XIX ВЕКА И РАЗВИТИЕ ЛИТЕРАТУРНЫХ СВЯЗЕЙ МЕЖДУ НИМИ
I.1 ИСТОРИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ КУЛЬТУРНОГО СБЛИЖЕНИЯ
ФРАНЦИИ И РОССИИ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА
В культурных взаимоотношениях России и Франции в течение длительного
времени существовало неравенство. Интерес к французской культуре был заложен
в России ещё в XVIII веке, после посещения Франции Петром Первым в 1717 году.
Вслед за царём в Париж устремляются знатные вельможи и русские студенты.
Мода на путешествия в Париж началась и продлится ровно два века - до 1917 года.
Одновременно французская культура проникает в Россию благодаря
военным, инженерам. Русские ехали во Францию, для получения образования или
лечения, а главное - чтобы упрочить свой авторитет в свете. «Для русского посетить
Париж - всё равно, что для мусульманина посетить Мекку», - писал Эмиль Оман в
своей книге «Французская культура в России»31.
Больше всего Париж притягивает богатых бездельников, которые стремятся
вкусить здесь неизведанных доселе наслаждений: царящая на улицах весёлая суета,
модные лавки, спектакли, приёмы неудержимо влекут себе «северного варвара»,
который находит здесь радости жизни, отсутствующие в России. Париж - это город,
где бурлит самая разнообразная богатая общественная жизнь.
Французская революция 1789 года вызвала небольшой перерыв в Русскофранцузских контактах. Но после него в Париж устремляются «любопытные
русские» - одних привлекают обломки Франции Людовика XVI, а других,
напротив, нововведения Бонапарта. Перед последними новый режим широко
распахивает двери своих салонов: в ту пору ни один бал не обходился без
Голицыных, Трубецких, Строгановых, Замойских и других родовитых русских 321.
31
Менегальдо Е. Русские в Париже 1919- 1939. М. 2001. С. 17.
Поляков О.Б. Русское зарубежье и французская культура// Россия и Франция. XVIII-XX в.в. Отв. ред. Черкасов. Вып. 4. М. 2001. С.
32
99-100.
18
Важно отметить, что даже когда дипломатические отношения между двумя
странами оставались напряжёнными.
Париж как «подлинный духовный центр»
по-прежнему влечёт к себе русских культурных людей, и здесь они с
удовольствием открывают для себя парижские салоны, театры, посещают лекции в
Сорбонне и Французском коллеже. Даже такой франкофоб, как граф Ростопчин,
не может удержаться, чтобы не признать, что Франция, как магнит, притягивает к
себе русских33.
Но не только «русские во Франции» свидетельствуют о влиянии этой
страны на культурную жизнь России. Внутри самой России в XVIII - начале XIX
века был силен интерес ко всему французскому. Российское дворянство
приобщалось к господствовавшему тогда в высших слоях общества ряда стран
французскому стилю жизни. В царских дворцах подражали версальскому двору, в
петербургских гостиных усваивался парижский этикет. Вошли в моду французские
гувернёры и французские книги, в салонах французский язык на какое-то время
даже вытеснил русский. Всё это способствовало интенсивному знакомству с
интеллектуальной жизнью Франции.
В России господствующие классы всегда были хорошо осведомлены обо
всём происходившем во Франции. Увлечение Францией, огромный интерес к её
политической и общественной жизни, к её литературе и искусству были одной из
самых прочных традиций русского дворянского общества. Но в разных слоях этого
общества интерес к Франции не был одинаковым.
В столичном «большом свете», среди образованного дворянства, увлечение
всем французским давно вошло в плоть и кровь, стало как бы второй натурой. В
дворянских домах французский язык вытеснил родную речь. Причём, важно
отметить, что судьба французского языка, как языка русского дворянства,
складывалась вне прямой зависимости от общего хода русско-французских
взаимоотношений.
Там же.
33
19
К 1789 году французский язык настолько упрочил своё положение, как
международный язык дворов, дипломатии и дворянства, что революция не
поколебала его положения. Он по-прежнему остался международным языком
аристократии. Даже резкое обострение вражды к Франции, через которое прошло
русское дворянство в 1812 году, не пошатнуло положения французского языка в
России. И лишь на протяжении 30-40-х годов XIX века французский язык
постепенно начинает терять своё положение «родного» языка русского дворянства
в силу определённых причин 34 . С одной стороны, создание
национального
литературного языка лишало французский язык его былого преимущества, с
другой - политика уваровской официальной «народности», заставившая даже
придворных дам одеть якобы русские платья, теснила его сверху35.
Образованность молодых людей измерялась знанием французских авторов
и осведомлённостью о парижских сплетнях. Для молодых людей передовой части
русского общества Франция имела притягательную силу и побуждала самое
пристальное внимание и интерес. Прежде всего, она для их была родиной
революции. Молодым людям дворянского происхождения, мечтавшим изменить
судьбу своей родины, Франция, которая пережила 1789 - 1793 годы, казалась
олицетворением общественного прогресса, знаменем вольности, передовой мысли,
революционных идей.
Салтыков-Щедрин, вспоминая о своей молодости, о настроениях, царивших
в кружке Петрашевского, писал: «Оттуда лилась на нас вера в человечество, оттуда
воссияла нам уверенность, что «золотой век» находится не позади, а впереди нас...
В России... мы существовали лишь фактически, как в то время говорилось, имели
«образ жизни...». Но духовно мы жили Франции»361. Герцен, рассказывая о своём
первом посещении Парижа, писал: «Имя этого города тесно соединено со всеми
святыми стремлениями, всеми лучшими упованиями современного человека; я в
него въехал с трепетом сердца, с робостью, как некогда въезжал в Иерусалим, в
Макашин С.А. Литературные взаимоотношения России и Франции//Литературное наследство. М. 1937. Т. 29-30. Ч. 2. С. 76.
Там же
36
Салтыков-Щедрин М.Е. Избранные сочинения. М.-Л. 1946. С.396. А.И. Письма из Франции и Италии. М.-Л. 1934. С. 130.
34
35
20
Рим» 37 . Позднее, при непосредственном знакомстве с буржуазной Францией
Второй империи, наступило разочарование, отрезвление. Но в дни молодости оба
писателя и их сверстники были увлечены Францией.
Русские образованные люди были ревностными читателями и ценителями
французской художественной литературы. В России французских писателей знали
едва ли не больше и не лучше, чем в самой Франции. Мадам де Сталь, Александр
Дюма, приехав в Россию, были явно поражены своей популярностью у нас в стране.
Французских авторов читали в России в подлиннике.
Во второй половине XIX века некоторые французские писатели стали
издаваться в русских переводах и приобретали известность среди русских
читателей раньше, чем у себя на родине. Э. Золя, например, завоевал широкую
популярность в России за много лет до того, как его «признали» на родине. Его
романы печатались в русском переводе раньше опубликования их во французских
изданиях. Так, при содействии Тургенева «Ошибка аббата Муре» должна была
напечататься в «Вестнике Европы» в ноябре 1874 года, тогда как в Париже роман
должен был выйти в свет только после 20 января 1875 года. Также в «Вестнике
Европы» Золя опубликовал «Парижские письма», которые во Франции стали
известны гораздо позднее. Необходимо отметить, что в России французская
литература изучалась серьёзно и вдумчиво, подвергалась обсуждению на
страницах печати.
В России знали и ценили не только французскую литературу. Можно
привести
примеры
высоких
оценок
русскими
знатоками
произведений
французского изобразительного искусства. Так, большое впечатление на русских
художников произвела картина Ф. Гране «Внутренний вид капуцинского
монастыря в Риме», приобретённая в 1820 году Александром I, выставленная в
Эрмитаже.
37
Герцен А.И. Письма из Франции и Италии. М.-Л. 1934. С.130.
21
И если мы видим, что интерес России к французской культуре существовал
давно и был глубоким, то также необходимо отметить, что интерес французов к
российской культуре формировался нелегко и некоторым опозданием.
Во
Франции
в
отношении
всего, что
касалось
внутренней
и
интеллектуальной жизни России, находились в полном неведении. Так, в
знаменитой «Энциклопедии» Дидро и д Аламбера утверждалось: «Русские
питались очень плохо: их излюбленными кушаньями были лишь огурцы и
астраханские арбузы, которые летом они варили с водой, луком и солью»1. Лишь
отдельные государственные деятели, интересовались внутренней жизнью России.
Для среднего француза Россия и «московиты», как их тогда называли, казались
чем-то далёким.
Представление о русских было почти фантастическим. Для
французов это была неведомая страна «морозов, царей и казаков».
Конечно, во Франции встречались люди, имеющие представления о
внутренней жизни России, но они были поверхностные. Так, например, госпожа де
Сталь, бывавшая в России и относившаяся с большой симпатией к русскому
народу, и та не сумела составить достаточно полного и правильного представления
о стране и не сумела увидеть самостоятельную русскую национальную культуру.
Госпожа де Сталь утверждала, что в России нет ещё ни просвещения, ни поэзии.
Наряду с ней и другие французские писатели, посещавшие Россию, проявляли
полное равнодушие к вескому национальному творчеству или попросту не
замечали его.
С большим трудом утверждалось во Франции уважительное отношение
русскому народу. Самым ярким свидетельством этому была нашумевшая в Европе
книга маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году». Четыре тома записок
французского путешественника произвели большое впечатление на современников
суровым осуждением общественно-политического строя николаевской России.
Маркиз де Кюстин показал губительность крепостничества: «Много
крестьянских семейств в отдаленных губерниях голодает, многие погибают
нищеты и жестокого обращения. Все страдают в России, но люди, которыми
22
торгуют, как вещами страдают больше всего» 38 . Также обличал Кюстин и
российский самодержавный деспотизм: «Правительство, ни перед чем не
останавливающееся и не знающее стыда, скорее страшно на вид, чем прочно на
самом деле. В народе гнетущее чувство беспокойства, в армии - невероятное
зверство, в администрации - террор... в церкви - низкопоклонство и шовинизм,
среди знати - лицемерие и ханжество, среди низших классов - невежество и крайняя
нужда». Вот как показывал Россию николаевского времени французский
путешественник.
Кюстин отзывался о русском народе высокомерно и недоброжелательно.
«Его единственная примитивная способность, - утверждал маркиз, - это умение
воспроизводить изобретения иностранцев» 39 . Но подобные суждения вызывали
протесты. Кюстин не подозревал даже, что существуют русские книги и люди,
которые их читают; и только случайно, в связи с дуэлью, слышал он разговоры о
Пушкине. Поэтому встаёт вопрос: можно ли вообще принимать сочинение маркиза
де Кюстина как достоверный источник о России и русских? Тем более если учесть,
что он пребывал в стране далеко не в самый вольнодумный период царствования
Никалая I. Но, тем не менее, воздействие произведения маркиза де Кюстина долго
ощущались в просвещённой Европе, и в первую очередь во Франции. Его
отголоски, превратившиеся в утвердившиеся
стереотипы легко
найти
и
в
иных «записках путешественников».
Можно сделать вывод о том, что французское влияние в России было
сильнее, чем влияние русское на французскую общественную мысль. Если у нас в
стране живо интересовались всем французским, то во Франции по отношению к
России находились практически в полном неведении. Но так было не всегда.
Примерно с 70 - 80 годов XIX века происходит крупное изменение во
взаимоотношениях двух национальных культур.
Цит. по: Россия и Франция в XVIII-XX вв. М. 1995. С. 78.
Цит. по: Поляков О.Б. Взаимовлияние культур России и Франции во второй половине XIX-начала XX века кия и Франция XVIIIXX в.в. Отв. ред. Черкасов. Выпуск 5. М. 2005, С. 25.
38
39
23
В 80-х годах в отношениях французов к России очень многое - изменилось.
Россия вторглась в общественное сознание французской интеллигенции. В
короткий срок во Франции возникают издательства, специализирующиеся на
издании русской литературы. Вслед за корифеями - Толстым, Ф.М. Достоевским,
И.С. Тургеневым - начинают широко переводиться на французский язык писатели,
остававшиеся долгое время неизвестными
во
Франции: Гончаров,
Некрасов,
Салтыков-Щедрин, Островский, Короленко и другие. Сходные процессы
наблюдаются и в других областях искусства. Русские композиторы «Могучей
кучки» - Мусоргский, Бородин, Римский-Корсаков и другие получают широкое
признание во французских музыкальных кругах.
На улицах Парижа горят электрические фонари, которые в простонародье
называются «яблочкоф». И называют их так по имени изобретателя, известного
русского электротехника профессора Яблочкова. Французская историческая наука
поворачивается к русской теме. Именно в это время появляется ряд исследований,
посвященных истории России.
Отношения между Россией и Францией в области культуры были
многосторонними.
И если долгое время Франция была культурным «донором»
России, то теперь процесс взаимодействия
двух
культур становится
двусторонним. При этом французы не только знакомятся с произведениями
культуры России, но и начинают разрабатывать эту тему на научном
посвящать
ей
исторические,
уровне,
литературоведческие сочинения, что
способствовало более глубокому пониманию культур40.
Таким
образом,
необходимо
отметить,
что
в
культурных
взаимоотношениях двух стран к рассматриваемому периоду времени, не только
исчезло былое неравенство сторон, но и активная, воздействующая роль всё
явственней начинает переходить к России. Что же явилось причиной этого?
Последняя треть XIX века была одним из самых драматических периодов в
истории Франции, за которым закрепилось название «конец века» как обозначение
40
Макашин С.А. Указ. Соч. С. 118.
24
всеобщего кризиса, в котором оказалась страна 41 . Его наглядным проявлением
стали
поражение
во
франко-прусской
войне
и
вызванное
им чувство
национального унижения; разгром Парижской Коммуны и наступившая вслед за
этим
политическая
реакция;
коррупция
и
злоупотребления
в
высших
правительственных и финансовых кругах III Республики. «Франция угасает, не
мешайте её агонии», - заявлял Э.Ренан, известный философ и писатель, высказывая
мысли и настроения своих современников42.
Таким образом, мы видим, что Франция в этот период времени была
охвачена экономическим,
общественно-политическим
кризисом,
ярким
появлением которого, как уже отмечалось выше, стало поражение Франции во
франко-прусской войне 1870 года. Оно принесло стране не только военное
поражение. Это была национальная катастрофа, которая привела не только к
военному разгрому, но и к сильному моральному потрясению, переоценке
ценностей. В войне была разбита не только французская армия, но и французская
самоуверенность. Была унижена и ущемлена национальная гордость. Всё то, что
многим представлялось совершенным и бесспорным, ставилось теперь под
сомнение.
Париж - «святой
город, столица цивилизации... пуп земли»2, как он
воспринимался в сознании одного из современников, оказался в руках немцев, хотя
ещё в июле 1870 года возможность такой катастрофы представлялась
«невероятной». В сознании всех общественных классов эта катастрофа
воспринималась по-разному, даже после Парижской Коммуны и гражданской
войны память о «страшном
годе» оставалась
для
французов
весьма
болезненным воспоминанием. В общественном сознании эта рана не заживала ещё
и потому, что угроза новой германской агрессии оставалась вполне реальной и в
последующие годы.43
Первым выводом, извлечённым из войны 70-го года, было осознание
необходимости
ликвидировать
гибельную
внешнеполитическую
изоляцию
Манфред А.З. Указ. Соч. С. 361.
Макашин С.А. Указ. Соч. С. 142.
43
Цит. по: Поляков О.Б. Взаимовлияние культур России и Франции во второй половине XIX-начала XX века кия и Франция XVIII-XX в.в. Отв.
ред. Черкасов. Выпуск 5. М. 2005, С. 45.
41
42
25
Франции и найти для неё опору и поддержку у других европейских государств.
После Франкфуртского мира французская дипломатия была заточена на решении
этой задачи. Причём в 70-х годах её старания были направлены на то, чтобы,
прежде всего, добиться сближения с Россией.
Союзу Франции с Англией мешало их давнее соперничество в
колониальном вопросе. Союз с Германией был не возможен и война 1870-1871
годов, после которой французы испытали унижение даже больше, чем после
крушения наполеоновской империи в 1815 году, доказала это. Симпатии французов
к русским в 1870-1890-е годы во многом объясняются именно стремлением порвать
с Германией и её культурным влиянием. Уже одного этого было достаточно, чтобы
пробудить в правящих классах интерес к России, почти отсутствовавший раньше.
Кроме этих политических соображений были и другие. Потрясения войны
заставили
французов
задуматься
над
причинами
катастрофы, зародили
у многих подозрение, что в несчастье повинны не только бездарные генералы.
Гюстав Флобер писал в марте 1871 года Жорж Санд: наступил ли конец
хвастовству? Скоро ли покончат с пустой метафизикой и злой болтовнёй? Всё зло
происходит от нашего гигантского невежества! То, что надо изучать,
безоговорочно принимается на веру. Вместо того чтобы вникнуть - утверждают»44.
Следовательно, Флобер видел главный источник несчастья Франции в «гигантском
невежестве». Хвастовство, которое с негодованием подчеркнул Флобер, теперь
вызывало недоверие, подозрение, пугало.
Признание Флобера о «гигантском невежестве» разделялось очень многими
его современниками. Представители французской культуры остро ощутили
исчерпанность прежних идей и понятий, составлявших
нескольких
веков
основы
западной
цивилизации.
на протяжении
«Кому довериться?
Какому идолу молиться? Кого из святых низвергать? Чьи сердца пленять? Какую
цель сделать своей?» - в отчаянии вопрошал Рембо, как и многие другие,
Цит. по Манфред А.З. Указ. Соч. С. 361.
44
26
испытавшие
чувство
глубокого
разочарования и национального
унижения45.
И в этот период взоры французов обращаются к России. Во Франции
впервые за долгие годы её истории стали с серьёзным вниманием следить за тем,
что делается за границей. Внимание французов было обращено на все крупные
европейские страны, в том числе и на Россию. Союз с Россией становится одной из
важнейших задач, стоящих перед Францией в это время. Он должен был помочь
французам забыть унижение 1870 года. Поэтому прибытие в 1896 году в Париж
нового царя, Николая II, для заключения политического союза между двумя
странами сопровождается пышными празднествами и всеобщим ликованием.
Французы превозносят до небес и мифологизируют императорскую чету.
Построенный в царскую честь вокзал Ранлаг и мост Александра III, лишь наиболее
заметные следы в пейзаже Парижа, отразившие доброе согласие между
Французской республикой и Степным царством»46.
Это новое увлечение Россией ревностно освещает французская пресса. Она
с удовольствием расписывает русские народные традиции, празднование Пасхи с
куличами и пасхальными яйцами, крестные ходы, русскую моду с её нарядами и
украшениями, шапки, школьную форму, русскую кухню и литературу французская публика открывает для себя русский роман и размышляет над
«загадками русской души». Не меньший интерес вызывают другие направления
культуры - живопись, театр, музыка.
Возлагавшиеся на Россию надежды придали её изучению особый интерес.
Анатоль Леруа-Болье, буржуазный консерватор, писатель реакционных взглядов,
считавшийся во Франции в 1880-х годах самым крупным специалистом по России,
автор популярного в ту пору сочинения «Империя царей и русские». Он так
объяснял мотивы, побудившие его взяться за изучение этой страны: «Печальные
события 1870-1871 годов придали России ещё больший интерес в наших глазах.
Поэтому в 1872 году я быстро согласился на предложение г. Бюлова отправиться
Там же.
Манфред A.3. Образование русско-французского союза. М. 1975. С. 105.
45
46
27
исследовать огромную славянскую империю... Я поехал,
вернулся, поехал
вновь, посвятил ей 15 лет изучения»47.
Другой французский учёный, занявшийся изучением русской культуры, К.
Куррьер, писал: «Со времени последней войны в общественном мнении Франции
совершилась резкая перемена в пользу России. Открыли, что она стоит того, чтобы
её изучать, и взялись за дело»48. По существу, французы должны были открывать
неизвестную землю.
В России, как уже отмечалось выше, давно существовал интерес к
французской культуре, который сохранился и во второй половине XIX века, Россия этого времени - это пореформенная Россия. Она сделала гигантский скачок
в развитии национальной культуры, который был обусловлен рядом: факторов,
важнейшим из которых является интерес к другим мировым культурам, тесное
общение и взаимодействие с другими культурами, в том числе и французской.
Важно
отметить, что
русская
культура
воспринимала
лучшие
достижения культур других стран и народов, не теряя при этом своей самобытности
и в свою очередь оказывая влияние на развитие иных культур. Примером таких
отношений и является культурное сотрудничество Франции и России в изучаемый
период. Таким образом, политические условия, созданные международной
обстановкой после Франкфуртского мира, наличие в пореформенной России
интереса к французской культуре способствовали культурному сближению стран.
Устанавливается
непосредственное
общение
французских историков с
русскими, культурное сотрудничество. Оно способствовало духовному сближению
двух великих народов.
Манфред А.З. Очерки истории Франции 18-20 в.в. М. 1961. С. 364.
Там же.
47
48
28
I.2. ФРАНКО-РУССКИЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ СВЯЗИ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ
XIX ВЕКА
Из всех существующих форм культурной связи между русским и
французским народами наиболее устойчивыми оказались литературные связи.
Франция долгое время была для России «солнечным лучом», возбуждающим её
собственные творческие силы. В.Г. Белинский, давший научное толкование этой
проблемы в русской реалистической критике, был убеждён, что
литература
пришла
к
своей
русская
национальной самобытности через
преодоление иностранного влияния, главным образом французского.
Но
преодолевать, учил великий критик, не значит - уничтожать. Преодолевать - значит
брать, впитывать от другой культуры то, способствует усилению самобытности
родной национальной культуры» 49 , Подобное влияние благотворно лишь в том
случае, если влияющая культура выше, развитее той, которая испытывает влияние.
Именно такой культурой обладала Франция XVII - XVIII веков, когда русские
писатели обратили к ней свои взоры. Россия же XIX века уже на равных правах с
зарубежной литературой вышла на арену мировой культуры.
В последней трети XIX века литературные взаимоотношения России и
Франции подверглись изменению. До начала 70-х годов во Франции к русской
литературе относились без особого внимания. По свидетельству Жозефа Тэкста,
автора специального этюда об иностранных влияниях на французскую литературу,
единственным французским писателем, знавшим русский язык, был Проспер
Мериме, переведший А.С. Пушкина, «Ревизора» Н.В. Гоголя и других50. Теперь
ситуация меняется: начинается активное проникновение русской литературы во
Францию. Она «открывает», что за последние десятилетия «отсталая» Россия
создала всемирную литературу, которой не только нельзя было дальше не знать, но
у которой можно было учиться.
49Поляков
50
О.Б. Русское зарубежье и . . . / / Россия и Франция. XVIII-XX в.в. Отв. ред. Черкасов. Вып. 4. М. 2001. С. 94.
Макашин С.А. Указ. Соч. С. 138.
29
Мельхиор де Вогюэ в своей книге «Русский роман» («Leromanrusse»),
вышедшей в 1886 году, говорит: «... я убеждён в необходимости работать над
сближением двух стран (России и Франции) при помощи взаимного влияния
умственной, творческой деятельности в обеих странах» 51 . Он считает, русская
литература, в лице своих романистов, опередила Запад вместо того, чтобы плестись
за ним. «Русский роман» оставил эпоху во французской литературе и дал начало
целому культурному движению, неразрывно связанному с великими русскими
именами - Л.Н. Толстым, И.С. Тургеневым, Ф.М. Достоевским, русской
литературой в целом.
Необходимо отметить, что утверждение о том, что Вогюэ открыл Франции
русскую литературу, верно лишь в определённом и ограниченном смысле. Русская
литература была известна во Франции задолго до появления статей Вогюэ.
Достаточно вспомнить, как много сделали для её пропаганды во Франции Проспер
Мериме и Ксавье Мармье, с одной стороны, Герцен и Тургенев - с другой 52 .
«Русский роман» Мельхиора де Вогюэ, по существу, открыл для Франции лишь
Л.Н. Толстого и уже позже Ф.М. Достоевского, третье имя - И.С. Тургенев - было
хорошо знакомо французам, ничего нового автор к его оценке не добавил.
Вопрос о месте И.С. Тургенева во французской литературе, о его творческих
и личных дружеских отношениях с виднейшими писателями Франции занимает
важное место в истории франко-русских литературных связей последней трети XIX
века. Однако необходимо отметить, что эта тема: достаточно хорошо изучена в
отечественной
историографии.
Известно,
что
Тургенев
поддерживал
дружественные связи с Проспером Мериме, Гюставом Флобером, Ги де
Мопассаном и другими французскими писателями того времени. Известно, что он
приложил много сил для пропаганды русской литературы во Франции:
способствовал изданию во французских переводах произведений А.С. Пушкина,
М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гогооля, М. Салтыкова-Щедрина, Л. Толстого и др.
Цит. по: Луков В.А.Русская литература: генезис диалога с европейской культурой. М. 2006. С. 114.
Там же. С. 126.
52
Там же. С. 126.
51
30
Известно, что значительная часть произведений Тургенева связана с его жизнью во
Франции. Можно с уверенностью сказать, что Тургенев прочно вошёл в
литературную жизнь Франции.
И поскольку тема Тургенева во французской литературе не раз являлась
объектом отдельных исследований, в данной работе сделан акцент на имена других
русских писателей, творчество которых также получило распространение во
французской литературе последней трети XIX века.
Одним из таких имён является имя Л.Н. Толстого. Если Тургенев был
знаком французам и раньше, ещё в 60-х годах XIX века, то с Л.Н. Толстым о
обстояло по-иному. К середине 80-х годов, когда литературная слава Толстого в
России достигла всеобщего и восхищённого признания, во Франции почти не знали
его имени.
За пределами нашей страны на мировое значение Льва Толстого впервые
указала французская критика. Прежде чем где-либо на Западе во Франции: изданы
в полном переводе два крупнейших произведения Толстого, «Война и мир» - в 1879
году и «Анна Каренина» - в 1885 году53. В западноевропейском литературоведении
долгое время бытовал взгляд, согласно которому своей известностью во Франции
Толстой был обязан Мельхиору де Вогюэ. Последний, живя в Петербурге в 1876 1878 гг., познакомился по совету С.А. Толстой (жены Алексея К. Толстого) с
романом «Война и мир», который произвёл на него большое впечатление. «По мере
того, как я двигался вперёд, любопытство сменялось удивлением, удивление восторгом перед этим бесстрастным судьёй...» 54 Придя в восхищение, Вогюэ
начинает активную пропаганду романа в Париже, воспользовавшись для этого
французским переводом «Войны и мира», сделанным Ириной Паскевич в 1879
году.
Но, тем не менее, необходимо помнить о том, что ещё Тургенев, будучи
членом «Общества пяти», познакомил его участников с романом «Война и мир». В
53
Зильберштейн И.С. Парижские находки. Иван Тургенев, Лев Толстой, Анатоль Франс // Огонёк. 1967. №48. С. 26.
54
Цит. по: Ф. Прийма «Как удар молнии...» (Л. Толстой в оценке писателей Запада) // Наш современник. 78. №9. С. 174.
31
1880 году Тургенев рассылает французский перевод «Войны и мира» всем, кому
только мог. Для популяризации творчества Толстого Иван Сергеевич использовал
даже тех лиц, с которыми он был слабо связан.
Творчество Толстого
пропагандировалось
во
Франции
не
только
Тургеневым и Вогюэ, но и другими переводчиками и литераторами, известно, что
первый перевод из Л. Толстого на французский язык - перевод рассказа
«Севастополь в декабре» - появился ещё в 1855 году во французской газете
«LeNord», выходивший в Брюсселе; в 1859 году на французский язык переведено
«Семейное счастье», напечатанное в газете «JournaldeS.- Peterburgs». В1879 году в
«Revuebritannique» был напечатан сокращённый перевод «Войны и мира».
В 70-е годы XIX века имя Льва Толстого начинает постепенно проникать и
во французскую критическую литературу. В 1880 году обстоятельную рецензию на
французский перевод «Войны и мира» помещает журнал «Lelivre» (№ 1, 10 января).
В 1885 году в Париже выходит солидное исследование о русских писателях XIX
века Эрнеста Дюпюи55.
Таким образом, приведённые примеры показывают, как постепенно
возрастал среди французской общественности интерес к русской литературе и Льву
Толстому. Тургенев и отчасти Вогюэ своей деятельностью только способствовали
развитию этого интереса. Исследование показало, что произведения Л.Толстого
пользовались большим успехом у французов. Этот успех был настолько велик, что
критик
Теодор де Визева в статье «Русское нашествие во французской
литературе» заявлял о том, что французский читатель знает Толстого в такой же
мере, как и наиболее знаменитых отечественных романистов. «Читателям, говорил этот критик, - которые ещё недавно объявляли непомерно длинным
романы Гонкуров, предлагают теперь 1200 страниц убористого текста «Войны и
мира». Они проглатывают 1200 страниц, и вот их рты снова: открыты»56.
Гальперин-Каминский И.Д. Руссоведение во Франции // Русская мысль. 1894. №9. С. 31.
55
Прийма Ф. Указ. Соч. С. 181.
56
32
В конце XIX века во Франции наблюдается волна возмущения Львом
Толстым, подготовленная усилиями символистов и декадентов. Формальным
поводом для этого послужил, переведенный на французский трактат Толстого «Что
такое искусство?». Истинной причиной антитолстовских выступлений были
обличения писателя, направленные против буржуазной цивилизации. В 1898 году
французский декадент Сар Пеладан выпустил специальную книгу «Ответ
Толстому», в которой призывал бороться с творчеством Льва Толстого.
Важно отметить, что в это же время подобные настроения в отношении
творчества Толстого были характерны для всего Запада. Они были вызваны
протестом писателя против капиталистического рабства, милитаризма и
колониальной системы. Антиимпериалистические
настроения
и
антимилитаристские
русского писателя вызвали множество отрицательных отзывов на
Западе. Но, тем не менее, реакционные настроения против творчества Л. Толстого
не смогли воспрепятствовать распространению его произведений Франции. Это
подтверждает то, что переводы произведений Толстого выходили во Франции с
регулярностью, исключающей всякое предположение об ослаблении интереса к его
творчеству.
Вслед за переводами произведений Толстого в конце 80-х - 90-х годов во
французской
литературе
воцаряется
Ф.М. Достоевский.
Во
Франции
возникает интерес не только к творчеству Достоевского, но и к его личности, его
жизни. Восприятие Достоевского во Франции вначале шло в одном русле:
восприятием всей русской литературы - Толстого в частности. Но, оставаясь
довольно прочным и длительным, увлечение его творчеством во французской
литературе достигает своего апогея лишь в 20-е годы XX века, а изучаемый период
оно только начинает завоёвывать симпатии французской публики.
Французские переводы произведений Достоевского начинают появляться
Франции в начале 80-х годов. В это время были уже известны "Преступление и
наказание», «Униженные и оскорблённые». Они сразу привлекли к себе внимание
французских критиков, которые отмечают как несомненные достоинства их автора
33
реалистичность,
внимание
к
маленькому
человеку,
тонкий
и
точный
психологический анализ. «Преступление и наказание» вызывает поток подражаний
и заимствований. Кроме того, в 1888 в театре Одеон появляется инсценировка этого
романа. Так же во Франции этого периода были известны переводы «Записок из
мертвого дома», «Идиота», «Братьев
Карамазовых»,
«Подростка»,
«Кроткой», которая была переведена одним из сотрудников французской газеты
«JournaldeSt. Petersbourg» и должна была появиться на её страницах. Переводятся
«Записки из подполья» и «Бесы», но особого внимания к себе они пока не
привлекают57.
Тем
не
менее, значительное количество французских переводов
Достоевского, свидетельствует о росте внимания к его творчеству, расцвет
которого придётся на XX век.
Толстой, Достоевский и Тургенев вызывают интерес и к другим именам
русской литературы. В 90-е годы во Франции появляется имя А.П. Чехова.
Признание Чехова во Франции и постижение его художественного творчества
росло именно благодаря многочисленным переводам его произведений.
Самое раннее упоминание о Чехове во французской печати относится к 1892
году, когда А.И. Урусов поместил во французском журнале «La Р1шпе» (1892. №
67. 1 февраля) статью «Краткие заметки о текущей русской литературе», где
характеризовал Чехова как писателя оригинального, не принадлежащего ни к какой
из существующих школ58. Через три года, в 1895 году в Париже вышла книга Жюля
Легра «В русской стране», имевшая успех во Франции. В ней автор рассказал о
своих встречах с Чеховым в Мелихове и давал общую характеристику творчества
писателя59.
Исследование показало, что, несмотря на то, что расцвет творчества Чехова
во Франции приходится на 20-е годы XX века, в конце 80-х годов XIX века
возникает интерес к его творчеству у переводчиков на французский язык. Об этом
Фридлендер Г.М. Достоевский и мировая литература. М. 1979. С. 51-53.
57
Александров В.А. А.П. Чехов в ранней литературной критике (1889-1904) // Литературная учёба. 1999. Кн. 1-3. С. 127.
Чехов и мировая литература. В. двух книгах // Литературное наследство. Т. 100. М. 1997. Кн. 1. С. 174.
58
59
34
свидетельствует активная переписка Антона Павловича с переводчиками, среди
которых иногда встречались малоизвестные люди. Первые переводы его рассказов
появились в июле 1893 года в журнале «Revuedesdeuxmondes». Это были переводы
двух чеховских рассказов «Беглец» и «Гусев», сделанные переводчиком Юлией
Твердянской. Как показала переписка Чехова с ней, переводы этих рассказов имели
успех у французской публики60.
Среди других переводчиков Чехова с русского языка на французский можно
назвать Мориса-Дени Роша. Это один из самых деятельных переводчиков с
русского языка во Франции. Он не раз бывал в России, встречался с русскими
писателями, в том числе и с Чеховым. Рош начал переводить Чехова в 1896-1897
годах, но сборник чеховских рассказов в его переводах вышел в Париже лишь в
1901 году.
В 1895 году в письме к одному из своих корреспондентов А.С. Суворину,
который находил, что по количеству переводов Чехов обогнал Толстого, Антон
Павлович не без юмора отвечал: «Мелкие рассказы, потому что они мелкие,
переводятся, забываются и опять переводятся», поэтому констатировал писатель
«меня переводят во Франции гораздо чаще, чем Толстого» 61 . В 90-е годы
популярность Чехова начинает расти и достигает своего апогея лишь в первой
половине XX века.
Ещё одним писателем, малоизвестным во Франции последней трети XIX
века, но основы изучения творчества которого были заложены именно тогда,
является наш земляк Н.С. Лесков. Он медленно получал признание во Франции и
причин этого можно выделить несколько: во-первых, очень трудно было
воссоздать по-французски его живой и своеобразный слог. Да и сам Лесков считал,
что «прелесть художественной отделки исчезает в переводе» 62 , и скептически
относился ко всем переложениям русской литературы на французский. Во-вторых,
самих героев Лескова, наделённых экзотическими чертами, не сумел должным
Никитина В.П. Этапы восприятия художественной прозы Чехова во Франции // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология. 1987.
№1. С. 18.
60
61
62
62
Там же.
Чехов А.П. Указ. соч. С. 131.
Цит. по: И. Мюллер де Морог Лесков во Франции и в романской Швейцарии // Литературное наследство. Т. 101. Кн. 2. М. 2000. С. 524.
35
образом оценить французский читатель. Некоторые историки русской литературы
отмечают, что французская публика, даже тургеневских героев воспринимала
неверно. И, в-третьих, трудность признания Лескова во Франции объясняется тем,
что и в самой России его оценили не сразу. Первая история русской литературы, в
которой Лескову посвящена объемная статья, увидела свет в 1918 году и была
написана К. Валишевским.
Впервые имя Лескова названо по-французски в истории современной
русской литературы, изданной в Париже в 1875 году. Автор, Селест Курьер,
упоминает «Некуда», относя его к разряду романов, написанных под французским
влиянием. Много позже Л. Леже в своей истории русской литературы посвящает
Лескову всего лишь одну строчку («Лесков рассказывает интересные эпизоды
бытия деревенской и клерикальной среды»). О малозначительности Лескова для
этого критика говорит простой факт отсутствия его имени в списке главных
авторов, данном в конце книги63.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в силу приведённых выше
причин творчество Лескова во Франции в изучаемый период не приобрело
широкого распространения. Но, несмотря на это, важно отметить, что в 90-х годах
XIX
французская
читающая
публика
знакомится
с
его
произведением
«Очарованный странник», которое появляется на французском языке в 1892 году в
переводе В. Дерели. Позже во Франции предпринимались и друге попытки
перевода этого произведения. В 1925 году был сделан перевод Б. де Шлозером. Он
считается одним из лучших. Но, тем не менее, именно перевод 1892 года открыл
собою историю «французского Лескова».
Во Франции в 70-80 годы XIX века появляются переводы произведений
Гончарова «Обломов» и «Обрыв». Перевод «Обломова» появился первый раз во
Франции ещё в пятидесятых годах, но он был в сильно сокращённом виде. Второй
перевод появляется в 1877 году, сделанный Артамовым и Шарлем Дёленом и тоже
Берковский Н.Я. О мировом значении русской литературы. М. 1989. С. 143. " И. Мюллер де Морог Указ. Соч. С. 528. Гальперин-Каминский
И. Д. Указ. Соч. С. 32.
63
36
в урезанном варианте. В середине 80-х годов во французском переводе появляется
«Обрыв».
В рассматриваемый период во Франции предпринимались попытки
переводить пьесы Островского на французский язык. Судьба этих переводов была
довольна тяжёлая. В 70-х годах XIX века Эмиль Дюран-Гревиль пытается
познакомить французскую публику с произведениями Островского. Для этого он
выбирает «Грозу», лучшее, по его мнению, создание писателя. Окончательный
вариант перевода был сделан в апреле 1874 года, после чего был отдан Тургеневу,
уезжавшему в Россию, и там он должен был предстать перед автором. Островский
одобрил перевод, после чего он вернулся к Тургеневу. Иван Сергеевич сделал
попытку
опубликовать
«Грозу»
в
крупнейшем
парижском
журнале
«RevuedesDeuxmondes», главный редактор которого пожелал опубликовать её с
большими сокращениями, на которые Тургенев не согласился64.
В 1885 году французский литератор и переводчик с русского и немецкого
Арсен Легрель опубликовал свой перевод «Грозы», сопроводив его очерком жизни
и творчества Островского. Книга эта входила в серию публикаций, предпринятых
Легрелем под общим названием «Шедевры русской драматургии». Но Легрель не
нашёл издателя во Франции и был вынужден обратиться в бельгийское
издательство и напечатать перевод Грозы» на собственные деньги. Важно
отметить, что это издание даже не поступило в продажу и было раздарено автором
своим друзьям.
Сам Островский, заинтересовавшись судьбой своих пьес во Франции,
послал Дюран-Гревилю для перевода «Бедную невесту», считая её более
приемлемой для французского понимания. Дюран-Гревиль принялся за перевод, и
он был почти завершён, когда в 1876 году Пьер Невский и Дюма-сын поставили
пьесу «Данишевы», которая, по мнению Дюран-Гревиля, надолго исчерпала
интерес французов к «славянским нравам». В результате «Бедная невеста» не была
напечатана. Наконец, Дюран-Гревиль, после поездки в Россию и личного
Зингер Г.Р., Филонова К.Г. Островский во Франции //Литературное наследство. Т. 88. Кн. 2. М. 1974. С. 277.
64
37
знакомства с Островским, в 1889 году издал свой перевод, присоединив к «Грозе»
«Не в свои сани не садись» и «Снегурочку» под общим названием «Драматические
шедевры А.Н. Островского». Книге был предпослан краткий очерк жизни и
творчества драматурга.65
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в рассматриваемый период
предпринимались попытки познакомить французскую публику с пьесами
Островского. Но, не вызывая интереса у редакторов французских журналов, они не
были осуществлены и поэтому творчество Островского в последней трети XIX
столетия не получает широкого распространения ни в литературной жизни
Франции, ни в области театра.
Отдельно
следует
сказать
о
творчестве
Марии
Александровны Маркович (Марко Вовчок), которая известна не только как
талантливый переводчик с французского на русский, но и как талантливый
писатель, творчество которого знакомо французской публике. Она долгое время
жила Франции. В круг её друзей входил Пьер Жюль Этцель - прогрессивный
писатель и литератор, известный под псевдонимом П.Ж. Сталь.
Во Франции Мария Александровна дебютировала в 1865 году сказкой
«Меласа». К оригинальным вещам, опубликованным только на французском языке,
относятся бытовые рассказы «Путешествие на льдине» и «Сестричка». Многие
французские варианты произведений Марко Вовчок уступают русским (например,
сказка «Мадмуазель Мои»). Это объясняется тем, что французские варианты
подвергались обработке самого Этцеля и его сотрудников, вносивших не
свойственную писательнице сентиментальность. Известность ей как переводчице
принесли переводы романов, который однажды заявил, что он целиком доверяет
«этой умной, интеллигентной, образованной женщине, тонко чувствующей и
превосходно знающей французский язык»66. Сотрудничество с Этцелем принесло
знаменитость Марии Александровне во Франции. На протяжении сорока лет
каждые две недели «Журнал воспитания и развлечения», редактором которого был
На рубеже 19 и 20 веков. Из истории международных связей русской литературы / Под ред. Ю.Д. Левина. – Л. 1991. С. 126.
65
Чернышёва А. Диалог культур (к 100-летию со дня смерти Марко Вовчок) // Орловская Правда. 2007. 5 августа. С. 8.
66
38
Этцель,
напоминал
французским
читателям
о
существовании
русской
писательницы - её имя значилось в числе постоянных сотрудников.
С середины 80-х годов началось соревнование издательств в выпуске
переводов русских художественных книг. Во французских переводах появляются
«Господа Головлёвы» и «Пошехонская старина» Щедрина, а также некоторые его
«сказки». Переводят также произведения Гаршина, Решетникова, Короленко и др.
Появляются книги о русской литературе. Приковывая к себе общественное
внимание, они выходили одна за другой.
Не считая множества журнальных статей и разных брошюр, за это время во
Франции вышли книги по русской литературе Э. Энса, Эрнеста Дюпюи, Эмиля
Эннекена и ряд других.67Никогда ещё французские критики и литературоведы не
оказывали столько внимания иностранной литературе. Но французская критика
интересовалась преимущественно Тургеневым, Толстым и Достоевским.
Рассматривая положение русской литературы во Франции, необходимо
ответить на вопрос, на какие общественные круги читающей Франции она
воздействовала. Ответить на этот вопрос довольно трудно, так как влияние
разных русских писателей было не одинаковым на разные общественные
группы.
Размах
изданий
русских
авторов,
редкие для французских
издательств тиражи позволяют сделать вывод, что читателями русских книг была
не какая-то узкая группа «избранных», а достаточно широкие слои.
Во французской критике отмечалось, что самыми горячими и ревностными
почитателями русских писателей была молодёжь, в особенности студенческая. К
этому же можно добавить, что русская художественная литература привлекала к
себе внимание и в демократических кругах, в рабочей и мелкобуржуазной среде.
Единственным журналом в исследуемый период времени, отражавшим и
представлявшим
интересы
рабочих
и
демократических
кругов,
был
«Revuesocialiste». Литературные темы в этом журнале занимали достаточно
скромное место и появлялись случайно. Журнал в коротких, обзорных заметках
67
Китайская стена во французской литературе и неведение относительно России // Вестник иностранной литературы. 1984. №1. С. 276.
39
следил за появляющимися книгами русских писателей и давал им общую оценку.
Так, например, в октябре 1886 года в небольшой рецензии журнал оценивал
влияние
русской
литературы
на
французских
читателей, говорил
о
завоевании французского населения русским романом, достойно представленным
Толстым, Достоевским, Тургеневым и их современниками...».68 По этим коротким
заметкам можно судить, какие книги, какие русские авторы привлекали больше
всего внимание читателей «Revuesocialiste» - французских рабочих и трудящихся.
Чем же объясняется успех русской литературы во Франции? Для ответа на
этот вопрос необходимо учесть комплекс факторов. Решающую роль необходимо
отвести самой русской литературе. Она поразила французских писателей, помимо
своей художественной силы и красоты, тем реалистическим гуманизмом, который
почти полностью улетучился из искусства буржуазного Запада. Вера в лучшие
стороны человека и его достоинства, в его возможности - все эти качества
французская литература в изобилии нашла в русской.
Наряду с этой причиной действовали политические соображения. Надежды,
возлагаемые на Россию как на силу, способную остановить германскую агрессию
или даже, как думали некоторые, возвратить потерянные провинции, также
порождали интерес к этой стране. То есть можно говорить о значительной роли
политических
мотивов
в
усилении
интересов
во
Франции
к
русской
художественной литературе.
Также
в
качестве
причины
можно
назвать
внешнеполитические соображения. Так, например, Луи Леже, посетивший в 1886
году Россию, рассказывая о своём удачном выступлении в публичном заседании
Общества любителей
русской
словесности, оценивает его, прежде всего
как
внешнеполитический успех Франции.
Таким
образом, в силу приведённых
выше причин русская
художественная литература вошла в культурную жизнь Франции последней трети
XIX века. Но литературные отношения России и Франции в изучаемый период не
Манфред А.З. Очерки истории Франции... С. 385.
68
40
были односторонними. Параллельно проникновению русской литературы в
культурную жизнь Франции наблюдался и обратный процесс. В конце XIX
столетия французская классическая литература прочно входит в русскую жизнь и
оказывает несомненное воздействие на формирование у русской общественности
представлений о Франции, её общественной и культурной жизни.
Распространение французской литературы в России последней трети XIX
века происходило главным образом за счёт активной публикации работ
современных французских писателей, среди которых наибольшую популярность у
российских читателей снискали такие метры, как Э.Золя, Ги де Мопассан, Ж.Верн,
Г.Флобер, В.Гюго, А. Доде. Имя Ги де Мопассана - особенно после выхода его
романов «Жизнь» (1883) и «Милый друг» (1885) - быстро приобрело широкую
известность не только во Франции, но и за её пределами. Ещё при жизни он обрёл
горячую читательскую аудиторию в России.
Немало усилий для популяризации произведений Мопассана у нас в стране
приложил И.С. Тургенев. Он наблюдал за переводами книг Мопассана на русский
язык, старался связать его с русскими журналами. Вернувшись осенью 1881 года с
родины во Францию, Тургенев писал Мопассану: «Ваше имя наделало немало
шума в России, переведено всё, что только было возможно». А спустя год он
обращается к издателю петербургского журнала «Вестник Европы» М.М.
Стасюлевичу с письмом, рекомендуя напечатать роман Мопассана «Жизнь», а так
же ряд его новелл, в том числе «Историю одной батрачки», «В лоне семьи» и
«Пышку»69.
Пристальный интерес к творчеству Мопассана питал и Лев Толстой. Ему же
нравился роман «Жизнь», который он считал едва ли не лучшим французским
романом после «Отверженных» Гюго». С этой поры Толстой становится усердным
читателем Мопассана и многое делает для того, чтобы произведения французского
автора стали известны в России. Лев Николаевич делал огромную работу по отбору
и подготовке новелл и романов Мопассана
Пузиков А. Портреты французских писателей. M. 1967. С. 94.
69
к публикации в издательстве
41
«Посредник», которое ориентировалось на самые широкие читательские круги. 18
октября 1890он сообщал Черткову: «Перевожу я вам в «Посредник» ужасной силы
и цинизма и глубоко нравственно действующий рассказ Ги де Мопассана. На днях
пришлю». Это был рассказ «В порту». Также Толстому принадлежит перевод ряда
рассказов. Содействуя изданиям сочинений Мопассана в России, Толстой в 1893
году
составил списки намеченных для перевода произведений писателя. Он
редактировал переводы, подготовлявшиеся Л.П. Никифоровым. Первый том
произведений
Мопассана,
отобранных
Толстым
и
переведённых
Л.П.Никифоровым под редакцией Толстого, вышел осенью 1893 года 70 . В эту
первую книгу вошли не все из отобранных Толстым для переводов рассказы
Мопассана, часть была отложена до следующих изданий.
В мае 1894 года был издан роман Мопассана «Монт-Ориоль». Для неё
Толстой и подготовил свою статью о Мопассане - предисловие к сочинениям Ги де
Мопассана. Это предисловие является глубоким анализом творчества Мопассана.
Интерес к творчеству Мопассана Л.Н. Толстой сохранил до конца своей жизни.
Одним из направлений развития французской литературы в 60-90-х годах
XIX века был натурализм, крупнейшим теоретиком и художником которого был
Эмиль Золя. Знакомство русской читательской аудитории с его творчеством
началось с 1872 года при посредничестве И.С. Тургенева. В этом году появились
переводы двух первых томов «Ругон-Маккаров», опубликованных в «Вестнике
Европы» (кн. 7 и 8). А, начиная с 1874 года, Золя становится постоянным
сотрудником этого журнала.
В январе 1875 года Золя, через Тургенева, отправляет в «Вестник Европы»
свою первую корреспонденцию, названную им «Новый академик». Эта статья,
посвященная избранию Александра Дюма (сына) во французскую Академию, была
опубликована в мартовской книжке «Вестника Европы» за 1875 год71.
Лилеева И. Толстой читает Мопассана // Огонёк. №31. 1975. С. 28.
70
Макашин С.А. Указ. Соч. С. 157.
71
42
Начиная с мая того же года, в каждом номере журнала стали регулярно
печататься так называемые «Парижские письма» Золя. Почти полных шесть лет
Золя активно сотрудничает в русском журнале, напечатав в нём много критических
статей, очерков, новелл и отрывков из своих будущих больших работ, сделавших
его классиком французской литературы.
За шесть лет сотрудничества Золя в «Вестнике Европы» он опубликовал там
шестьдесят четыре «Парижских письма». Позднее он, будучи признанным
писателем Франции, использовал часть своих корреспонденции в Россию для
издания в Париже ряда сборников. Следует отметить, что из шестидесяти четырёх
работ Золя, напечатанных в «Вестнике Европы», двадцать четыре больше никогда
и нигде опубликованы не были72.
В конце 1877 года М.М. Стасюлевич, редактор «Вестника Европы», с
согласия автора объединил наиболее актуальные корреспонденции Золя и издал их
в Петербурге отдельной книгой под названием «Парижские письма». Автор
«Писем» по этому поводу написал издателю: «Я должен высказать Вам свою
большую благодарность за прекрасный том.... Итак, я издан в России прежде, чем
во Франции. Это - новая связь между Вашей, столь гостеприимной, страной и
мною»73.
Важно сказать, что широкий круг русских читателей хорошо знал и любил
талантливые корреспонденции Золя, блестяще освещающие общественную и
политическую жизнь Франции. Об успехе французского писателя у нас в стране
говорят письма Тургенева к нему: «В России читают только Вас, - заверяет он Золя
в 1874 году. - Вы, как и прежде, самый популярный писатель в России»74.
Стремясь упрочить успех Золя в России, Тургенев договаривается с рядом
издателей о напечатании его произведений. Известно, что переговоры в этом
направлении Тургенев вёл с А.С. Сувориным (издателем журнала «Новое время»),
Мазовецкая Э.И. Из истории переводов Э. Золя в России // Русская литература. №1. 1974. С. 184.
Цит. по: Пузиков А. Указ. Соч. С. 163.
74
Цит. по: Ладария М. Г. И.С. Тургенев и классики французской литературы. Сухуми. 1970. С. 182.
72
73
43
с редакций журнала «Дело», с Краевским (издателем «Отечественных записок»), с
Салтыковым-Щедриным (редактором журнала «Современник»)75.
Усилиями Тургенева ряд произведений Золя (романы «Проступок аббата
Муре»,
«Покорение
Плассана»,
некоторые
его
корреспонденции)
были
опубликованы в России раньше, чем на родине их автора76. Во многом, благодаря
усилиям своего друга, Золя был принят русским читателем и признан самым
выдающимся писателем Франции последней трети XIX века.
Но, несмотря на то, что Тургенев положил много сил на популяризацию
творчества Золя в России, большая заслуга в ознакомлении читающей русской
публики с его произведениями принадлежит Анне Николаевне Энгельгардт переводчицы с четырёх языков.
Она фактически первая познакомила русскую читающую публику с
творчеством Эмиля Золя. Журнал «Вестник Европы» писал: «Можно сказать без
преувеличения, что Энгельгардт способствовала известности у нас Зола, прекрасно
передавая как его «Парижские письма», так и первые романы Ругон-Макаровской
серии. Отчасти благодаря ей Зола раньше был оценён русскою публикой, чем
французской»77. Анна Николаевна подчёркивая его умение показать «жизнь как
она есть».
Как уже было сказано выше, ежемесячно Золя на протяжении шести лет
печатал в «Вестнике Европы» свои корреспонденции под рубрикой «Парижские
письма». Постоянным переводчиком их была Энгельгардт.
В журнале «Современный Запад» в 1924 году был помещён рассказ Золя
«Праздник в Коквилле» с предисловием: «Недавно в Париже была найдена доселе
неизвестная рукопись Золя «Праздник в Коквилле». Во Франции это было
литературным событием; критика признала, что это одно из лучших произведений
Золя. Но как это ни странно для русских «новый» рассказ французского писателя
Мазовецкая Э.И. Указ. Соч. С. 184.
Ладария М.Г. Указ. Соч. С. 185.
77
Цит. по: Мазовецкая Э.И. Указ. Соч. С. 184-185.
75
76
44
далеко не так нов, как для французов. Французы узнали этот рассказ лишь на днях,
а русские сорок пять лет тому назад».78
Появление на страницах французской печати рассказа Золя «Праздник в
Коквилле» на 45 лет позже, чем в России, не случаен. Этот рассказ, как и другие
материалы «Парижских писем», был подготовлен автором для русского читателя.
Золя чувствовал глубокое понимание его творчества в России. Его публикации
быстро покорили русского читателя, к которому Золя всегда относился с симпатией
и уважением. «Россия в один из страшных для меня часов безысходности вернула
мне уверенность и силы, ибо дала мне трибуну и самого страстного, самого
просвещённого читателя в мире», - пишет Золя в предисловии к сборнику
«Экспериментальный роман»79.
П. Д. Бобрыкин отметил, что Эмиль Золя более знаком русской публике,
нежели французской: «Один из наших ежемесячных журналов сделал его своим
постоянным сотрудником и стал печатать вновь выходившие томы не только
одновременно, но даже раньше появления их на французском языке. Такая
инициатива «Вестника Европы» расширила у нас ещё больше репутацию Золя и
позволила нам ознакомиться с ним не только как с романистом, но как - критиком
и публицистом»80.
В архиве Анны Энгельгардт сохранилось письмо, адресованное ей Эмилем
Золя: «Мадам, благодарю Вас за то, что Вы были так любезны, прислать мои две
рукописи. Я постараюсь в будущем, чтобы моя корреспонденция попадала к Вам в
руки 20-го... Примите, сударыня уверения в моих наилучших чувствах»81.
Как показывает исследование, большой популярностью среди русских
читателей в конце XIX столетия пользовался ещё один французский писатель Жюль Верн. Первые его романы, принесшие ему успех не только среди русских
читателей, но и среди великих русских писателей, стали появляться в России ещё в
60-х годах. Одним из таких стал роман «Пять недель на воздушном шаре», который
78
79
80
81
На рубеже XIX и XX веков. Из истории международных связей русской литературы / Под ред. Левина Ю.Д.Л. 1991. С. 127.
Цит. по: Мазовецкая Э.И. Указ. Соч. С. 141.
Цит. по: Мазовецкая Э.И. Указ. Соч. С.185.
Там же.
45
получил
высокую
оценку
в
рецензии
Михаила
Салтыкова-Щедрина,
опубликованной в журнале «Современник» в январе-феврале 1864 года.
Следующий роман «Путешествие к центру Земли» встретил настороженное
отношение в официальных кругах России. Вскоре, после его опубликования у нас
в стране, последовал циркуляр министра внутренних дел Валуева об изъятии этой
«весьма безнравственной по своей тенденции» книги из ученических библиотек82.
Однако даже такое отношение официальной России к французскому
писателю не остановило всё разраставшийся спрос. Его романы ежегодно
продолжали выходить, вызывая оживлённые отклики83.
Широкому распространению книг Жюля Верна среди русских писателей
немало
способствовали
переводы, выполненные
крупной писательницей,
классиком украинской литературы Марко Вовчок (М.А. Маркович). С 1867 по 1877
год Марко Вовчок перевела четырнадцать романов Жюля Верна, сборник его
повестей и рассказов и научно-популярный географический труд «Знаменитые
исследователи и путешественники». Переводы Марко Вовчок доносили до
читателей лёгкость и живость жюль-верновского слога, и его специфический
французский юмор84.
В течение многих лет Мария Александровна поддерживала дружеские
отношения с парижским издателем Этцелем и активно сотрудничала в его
юношеском «Журнале воспитания и развлечения», в котором из года в год
печатались новые тома «Необыкновенных путешествий».
Желая оградить сочинения Жюля Верна от издателей-коммерсантов,
выпускавших его книги в плохих переводах, Этцель сделал Марко Вовчок своей
представительницей в Петербурге. Гранки очередного романа Жюля Зерна Этцель
отправлял в Петербург вместе с клише иллюстраций. Для того времени это были
самые лучшие русские издания романов Жюля Верна как по качеству переводов,
так и по оформлению.
Брандис Е. «Необыкновенные путешествия» в России//В мире книг. 1978. №2. С. 76.
Там же. С. 77.
84
Чернышева А. Указ. соч. С. 8.
82
83
46
Произведения Ж. Верна пользовались у русских читателей огромным
успехом. Об этом свидетельствует тот факт, что почти все его романы
переводились у нас в том же самом году, когда появлялись в оригинале.
Огромный интерес к творчеству французского писателя можно объяснить
тем,
что
он
был
первым
классиком
научно-фантастического
романа,
замечательным мастером романа путешествий и приключений. В своих
произведениях он пытался «описать весь земной шар» - природу разных
климатических зон, животный и растительный мир, нравы и обычаи всех народов
планеты. Действия в его произведениях происходят не только на Земле, не только
в её недрах и морских глубинах, но и в воздушном пространстве и даже в космосе.
Его произведения, по словам А.Н. Толстого, открывали
новые
горизонты»
перед читателями в «унылые и бездеятельные годы царствования Александра III».
Именно возможность познать непознанное и овладеть природой, которую давал
автор своим читателям, подготовила благодатную почву для широкого
распространения творчества Жюля Верна в России85.
Среди других французских писателей, снискавших популярность среди
российских читателей в последней трети XIX столетия, следует выделить Виктора
Гюго и Альфонса Доде. Последний приобрёл известность в России в 70-е годы XIX
века, прежде всего не как романист, а как парижский корреспондент газеты «Новое
время». Судя по тому, что Доде находился в дружеских отношениях с И.С.
Тургеневым, можно сделать вывод о том, что он, так же, как и Золя, получил
рекомендацию русского писателя для сотрудничества с журналом. В результате
работы Доде в качестве парижского корреспондента, им было опубликовано в
«Новом Времени» двадцать семь статей. Необходимо отметить, что некоторые из
них так и не вышли во французском оригинале.
Произведения
Доде
печатались
на
страницах
ежемесячного
литературного журнала «Всемирная библиотека», издававшегося
под редакцией
К.Плавинского. Так, например, в номерах 11-12 за 1891 год размещено два
Брандис Е. Указ. Соч. С. 78.
85
47
произведения этого писателя - «До востребования» и рассказ «Маленький
шпион»86.
Статьи и художественные произведения Доде пришлись по душе русской
публике. В 1890 году, представляя его новый роман «Порт-Тараскон» читателям,
критик журнала «Русское обозрение» уверенно назвал Доде «лучшим французским
романистом»87.
Популярностью в России пользовался и Виктор Гюго. Его творчество было
известно в России и раньше, но в 70-х годах XIX столетия оно вызывает к себе
новую волну интереса.
Нужно подчеркнуть, что Парижская коммуна во Франции способствовала
всплеску антиправительственных, антимонархических настроений у нас в стране.
Внутри страны было налицо широко развернувшееся движение революционного
народничества 70-х годов, а позднее - массовое революционное рабочее движение.
В связи с этим царское правительство и, в первую очередь, царская цензура брали
под подозрение всю французскую литературу, усматривая в ней своего рода
«бациллоносителя», с которым нужно бороться самыми решительными и
активными средствами88.
Официальные русские круги всячески старались ослабить авторитет Гюго у
читателя. Участились попытки доказать, что он пережил свою славу. Необходимо
было создать впечатление, что авторитет и влияние Гюго сильно преувеличены, и
зачислить его в ряды «небезопасных» иностранных писателей.
Именно с этой целью в журнале «Русский Вестник» в 1875 году вышла
большая статья, в которой и предпринимались попытки доказать, что слава Гюго вся в прошлом, что период «высокого поэтического творчества» сменился у него
полным падением. В статье выдвигалось утверждение о том, что Гюго
пользовался
незначительной
популярностью
в
России. «Большинству
нашей публики, - писали здесь, - В.Гюго известен только по последним,
Луков В.А. Указ. Соч. С. 157.
Письма из Парижа. Спец. корреспонденция Вельшингера // Русское обозрение. 1890. апрель. Т. II. С. 341.
88
История русской литературы XIX века (70-90 годы). М. 2001. С. 126.
86
87
48
сравнительно очень слабым произведениям. Многие только по имени знают в
настоящее время его лучший роман «Церковь Парижской богоматери»; другие
романы того же романтического периода его творчества большей части не были у
нас переведены и никогда не пользовались известностью»89.
С большими затруднениями встретились русские переводчики одного
лучших романов Гюго - «Отверженные». Роман вышел из печати в Париже 3 апреля
1862 года, а в России все части романа (правда, с исключением «всех неудобных в
цензурном отношении мест») были напечатаны лишь в 1880 году в журнале А.С.
Суворина «Новое время». Так же это произведение встречается на страницах
«Литературного журнала» за 1881 год. Таким образом, отдельное издание
«Отверженных» появилось в России с опозданием на двадцать лет.
Однако, несмотря на все попытки официальных русских кругов повредить
популярности Гюго в России, нужно отметить наличие интереса у русских
читателей к позднейшим произведениям писателя.
Всякая новая книга Гюго, вышедшая в Париже, тотчас же привлекала к себе
внимание и в России. В редакциях журналов заботились о том, чтобы своевременно
оповестить о них своих читателей и перевести то, что было возможно. Н.А.
Некрасов пишет М.Е. Салтыкову из Парижа в мае 1896 года: «Я приехал в Париж,
когда уже первая часть романа Гюго вышла, и я думаю, что вы были в этом
своевременно извещены». Речь идёт о романе «Человек, который смеётся»,
переводившимся для «Отечественных Записок».
Кстати, этот роман одновременно печатался в разных русских журналах под
различными заглавиями: во «Всемирном Труде» (1869) - под названием
«Аристократы», в «Деле» (1869) он назван был «Смех сквозь слёзы», в газете
«Голос» - «Зубоскал». Обилие переводов и переводчиков, разные заглавия романа,
поспешность в его издании вызвали насмешки в «Искре», где помещена была
89
Ссылка не Вестник. Айзеншток И. Французские писатели в оценках царской цензуры / Литературное наследство. Т. 33-34. М. 1939. С. 788.
49
эпиграмма на переводчиков Гюго; во «Всемирном Труде» интересную пародию
поместил П.П. Каратыгин («Зубоскал»).90
Появление «Страшного года» у нас также не прошло не замеченным. Когда
в свет выходит книга В.Гюго «Страшный год», она сразу же привлекает к себе
внимание журнала «Отечественные Записки», редактором которого был Н.А.
Некрасов.
Важно отметить, что в 70-х годах Гюго был известен в России и как поэт.
На переводах его стихотворений пробовали у нас свои силы лучшие из тогдашних
переводчиков. Здесь большая заслуга принадлежит Г.Е. Благосветлову, который в
годы своего пребывания за границей превратился в большого любителя
иностранной жизни, иностранной литературы. В своих журналах («Русское Слово»
и «Дело», 1863-1884) он уделял достаточно большое место для переводов
иностранных авторов и всячески поощрял сотрудников к переводческой
деятельности. В результате, под его покровительством было сделано большое
количество переводов из Гюго. Именно наличие в русской литературе большого
«переводного запаса» произведений Гюго позволило уже в XIX веке издать в
составе русских «собраний сочинений» Гюго несколько томов его стихотворений91.
В России охотно читали также политические статьи Гюго, его мемуары и
речи. Большое внимание им уделял либеральный «Вестник Европы», дававший
оценки его произведениям. Так, например, в «Вестнике Европы» за апрель 1876
года имеется большая статья К.К. Арсеньева «В. Гюго, как политический деятель»,
содержащая оценку двух томов книги «Actesetparoles». Через год, в августе 1877
года, Арсеньев напечатал в том же «Вестнике Европы» ещё одну статью - «В.Гюго
по возвращении его во Францию» по поводу третьего тома этой книги92.
Ежедневная пресса вообще внимательно следила за Гюго. На её страницах
можно было встретить и анекдоты о Гюго, и беседы с ним какого-нибудь русского
корреспондента, и переводы его речей. В Россию попадали также газеты,
90
Цит. по: Алексеев М.П. Виктор Гюго и его русские знакомства / Литературное наследство. М. 1937. Г. 31-32. С. 462-465.
91
Алексеев М.П. Указ. Соч. С. 486.
92
Там же.
50
издававшиеся Гюго и его семьёй. Их завозили сюда побывавшие в Париже русские
путешественники. Эти газеты обращались среди публики не вполне легальным
образом93.
Об огромной популярности Гюго в России в последней трети XIX века
говорят и многочисленные письма русских почитателей поэта. Гюго поучал их
отовсюду: из Москвы и Петербурга, Харькова и Пскова. Писали ему люди всех
возрастов и по разным причинам. Виктор Гюго гордился этим и почти всегда на
них отвечал. Известны письма к Гюго от псковского помещика, археолога и
историка - Н.К. Богушевского; от А.П. Философовой - известной общественной
деятельницы, близкой к кругам радикальной молодёжи и популярной в
либеральных кругах Петербурга; от шестнадцатилетней гимназистки - О.Н.
Добржанской. Этот список можно продолжать и дальше94.
Все приведённые примеры показывают, что, несмотря на враждебное
отношение официальных кругов России, популярность Гюго среди русских
писателей была велика.
В 1876 году умерла французская романистка - Жорж Санд, некогда широко
известная в России. Но, как показало исследование, это событие вызывает в России
ещё больший интерес к её творчеству. Смерть романистки заставила осмыслить и
заново оценить её значение. Некоторые критики заново перечитывали Жорж Санд,
чтобы вынести оригинальное суждение об её творчестве.
В 1870-1890-е годы интенсивно переводились и обсуждались её
замечательные сказки, вышло пятнадцати томное собрание сочинений. В
«Литературном журнале» за 1881 год публикуются её письма. В последней
четверти XIX века в России и в Европе начинает развиваться академическое
литературоведение, и разделы о творчестве Жорж Санд обязательно входят в
историю, как мировой, так и русской литературы95.
Айзеншток И. Указ. Соч. С.792.
Алексеев М.П. Указ. Соч. С. 489.
95
Кафанова О.Б. Жорж Санд в России. Библиография русских переводов и критической литературы на русском языке (18321900). М.2005. С.47.
93
94
51
Начинают появляться исследования, посвященные как биографии Жорж
Санд, так и её влияниям на литературу, искусство и общество. А в 1899 году в
нашей стране выходит первый том фундаментального труда В. КомаровойСтасовой (писавшей под псевдонимом Владимир Каренин) «Жорж Занд. Её жизнь
и произведения». Эта книга является первой русской биографией французской
романистки.
Как показывает исследование, основными читателями французской
литературы в России в конце XIX века продолжали оставаться обеспеченные слои
российского общества - дворянство, буржуазия, интеллигенция. Хотя с ростом
грамотности населения некоторые произведения французских авторов стали
достоянием простого русского народа - крестьян, рабочих, разночинцев и т.д.
Данному
явлению
способствовали,
с
одной
стороны,
выпуск
дешёвых
книгоизданий, с другой, повсеместное открытие сельских, городских и иных
библиотек. Отдельно следует сказать о литературно-издательских отношениях
России и Франции рассматриваемого периода, которые также способствовали
заложению прочного фундамента в тенденции их взаимного сближения.
Развитию
литературно-издательских
отношений
способствовала
деятельность таких русских издателей, как М.О. Вольфа, СВ. Звонарёва, М.П.
Смирнова, А.С. Афанасьева-Чужбинского и французского издателя П.-Ж. Этцеля.
Среди русских издателей, сыгравших значительную роль в установлении
русско-французских книжных контактов, одно из первых мест принадлежит
петербургскому книгоиздателю и книгопродавцу Семёну Васильевичу Звонарёву,
который в 1862 году открыл собственный книжный магазин на Невском проспекте.
Среди книг, приобретённых Звонарёвым для своего магазина, большое место
занимали произведения классиков французской литературы.
Звонарёв был первым в России издателем, начавшим на основании
договоров регулярно выпускать произведения сотрудничавших с Этцелем
французских авторов, предназначенные для детей и юношества. Переводы
52
произведений
французских
писателей,
выходивших
в
его
издательстве,
принадлежат Марко Вовчок.
В результате такого сотрудничества, в издательстве Звонарёва вышли
романы Ж. Верна, появлявшиеся в издававшемся Этцелем «Журнале с питания и
развлечения» с 1869 по 1873 год. Его же издательство выпустило целый ряд
произведений
других
французских
авторов
научно-популярного
и
приключенческого характера. Например: Биар Л. «Приключения молодого
натуралиста», Мало Г. «Приключения Ромена Кальбри», Неро Ж. «Ботаника моей
дочери», Шервиль де Г. «Историячересчур доброй собаки». Все книги выходили с
иллюстрациями, отпечатанными с клише оригинальных изданий Этцеля96.
В 1870 году СВ. Звонарёв и Марко Вовчок решили осуществить новое
периодическое издание - «Переводы лучших иностранных писателей», со
специальным приложением для детей. Значительное место в нём предполагалось
отвести переводам из «Журнала воспитания и развлечения». Этцель приветствовал
этот замысел и обещал, со своей стороны, обеспечить его издателей новыми
произведениями. «Я, без сомнения, нахожу идею иллюстрированного журнала
переводов очень удачной... - писал он Марко Вовчок 17 января 1870 года. - Я буду
пересылать вам вещи, которые трудно достать; таким образом, вы и ваш Звонарёв,
разумеется, можете на меня рассчитывать»97.
Чтобы подчеркнуть свою искреннюю готовность к сотрудничеству, Этцель
в этом же письме предлагает весьма заманчивую возможность: «Хотите ли вы
перевести ещё неизданную вещь Ж.Верна «Плавающий город», но для того, чтобы
получить её раньше, чем она выйдет во Франции, надо заплатить 900 франков»98 .
Иллюстрированный
журнал
Звонарёва
и
Марко
Вовчок
выходил
ежемесячно двумя книжками от 15 до 20 печатных листов каждая. Цена годового
комплекта составляла 10 рублей. Журнал «Переводы лучших иностранных
авторов» просуществовал всего полтора года (с января 1871 по май 1872 г., вышло
96
Дмитриева В.А. Петербургский издатель СВ. Звонарёв и его книжные связи с Францией // Книга. Исследования и материалы. 1982. Сб. 45. С.
143.
97
Цит. по: Брандис Е. Указ. Соч. С. 8.
98
Цит. по: Дмитриева В.А. Указ. Соч. С. 143.
53
10 томов), тем не менее, на его страницах успели появиться в русском переводе
произведения Ж. Верна, Л. Биара, Ж. Масе и др. Был опубликован и ряд
произведений самого Этцеля в переводах, выполненных Марко Вовчок:
«Ласточкино путешествие», «Воспоминание старой вороны», «Краткая история
двух горлиц»99.К 1874 году дела Звонарёва оказались сильно расстроенными, ему
пришлось объявить себя банкротом. Но, тем не менее, сотрудничество СВ.
Звонарёва с Ж. Этцелем явилось важным этапом в истории становления русскофранцузских книжных связей. Оно способствовало популяризации в России
лучших детских и юношеских произведений французской литературы.
Проанализированный нами фактический материал свидетельствует, что
русско-французские культурные связи в области литературы в рассматриваемый
период носили постоянный характер. Основной формой сотрудничества был
книгообмен, хотя визиты русских писателей во Францию и представителей
французской литературы в Россию носили в это время эпизодический характер, но,
тем не менее, и они способствовали укреплению контактов между двумя странами,
позитивному отношению к культуре обеих стран к их народам. Знакомство с
русской литературой во Франции и французской в России помогали пониманию
менталитета, образа жизни народов обеих стран, формировали дружественное к
ним отношение, а тем самым вносили свой вклад в создание благоприятных
условий для политического сближения России и Франции в 90-х годах ХIХ в..
99
Там же. С. 144.
54
ГЛАВА II КУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ РОССИИ И ФРАНЦИИ В ОБЛАСТИ
ТЕАТРАЛЬНОГО, МУЗЫКАЛЬНОГО И ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО
ИСКУССТВА
II.1 ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ДВУХ СТРАН В ОБЛАСТИ ТЕАТРА И
МУЗЫКИ
Неотъемлемой частью русско-французских культурных связей являлись
театральные связи. Взаимный интерес русских и французов к театральному
искусству друг друга не раз отмечался современниками. Так, например, Луи Леже
отмечал, что «Россией продолжают интересоваться по-прежнему. Более всего
переводят театральные пьесы»100.
Как показало исследование, на французских подмостках в рассматриваемый
период в основном ставились произведения таких русских писателей, как А.Н.
Островский и Ф.М. Достоевский. Также можно встретить несколько инсценировок
произведений Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева. Первой пьесой Островского,
поставленной на французской сцене, была «Гроза». Судьба её во Франции
складывалась довольно сложно. Филолог славист Эмиль Дюран-Гревиль счёл
необходимым познакомить французскую публику с произведениями Островского
и избрал для этого «Грозу»101.
Но «Гроза» провалилась, вызвав множество самых противоречивых оценок
в парижской прессе.
Неуспех этого дебюта отнюдь не был случайностью и
объяснялся не только плохим переводом, плохим подбором актёров. Причины
неприятия Островского во Франции второй половины XIX века коренятся,
прежде
всего,
в
несовместимости
принципов демократического
направления в русской драматургии и главенствующей тогда традиции
французского театра.
100
101
Нелидов В.А. Театральная Москва. М. 2002. С. 273.
Зингер Г.Р., Филонова К.Г. Островский во Франции / Литературное наследство. Т. 88. Кн. 2. M. 1974. 277.
55
Многие исследователи отмечают, что в театральном искусстве Франции
этого времени был спад. Для французского театра этого времени характерно резкое
обособление устоявшихся жанров и закрепление за ними определённых категорий
зрителей. Великолепная техника создания спектакля от написания пьесы до
перенесения её на сцену шла по давно разработанным эталонам102.
Оценивая французский театр того времени, видный историк литературы Э.
Фаге констатировал, что французские драматурги, научившись писать, разучились
мыслить.
Именно
этими
причинами
объясняется
неприятие
творчества Островского во Франции последней трети XIX века. Во французской
драматургии тех лет восторжествовал шаблон, против которого Островский
восставал у себя на родине. Театр Островского и главенствующая традиция
современной ему французской сцены были разнонаправлены: первый приводил
зрителя к частной и конкретной, но характерной ситуации и через нее раскрывал
обусловившие её общественные отношения; вторая уводила зрителя от
конкретности и создавала ситуации идиллические. Целью первого был
определённый нравственный идеал, он стремился к некоторому общественноэтическому совершенству, целью второй была «вненравственная» идеальность, и
её стремлением было совершенство интриги,
музыкального
и
мизансцены,
словесного,
декоративного оформления, т.е. эстетизация буржуазного
уклада103.
Однако важно отметить, что к концу 1880-х гг. во Франции старый
театральный порядок начал сдавать позиции. В связи с этим становится возможным
более глубокое проникновение русской драматургии на французскую сцену.
Предпринимается вторая попытка ознакомления французов с пьесами
Островского. На этот раз Оскар Метенье пытается осуществить постановку
«Грозы» на французской сцене. Кроме того, его внимание привлекает ещё одна
пьеса «Василиса Мелентьева». Переводя их, Метенье предполагал, что, объединив
102
103
Николаев Н. Театральные заметки // Киевлянин. 1912. №66.
Зингер Г.Р., Филонова К.Г. Островский во Франции / Литературное наследство. Т. 88. Кн. 2. M. 1974. 279.
56
их с пьесой Толстого, даст французскому читателю и зрителю своеобразную
трилогию, исчерпывающую русскую тематику: во «Власти тьмы» изображено
крестьянство, в «Грозе» - купечество, а в «Василисе Мелентьевой» - двор и высшее
общество России104.
Метенье полностью посвятил себя постановке пьес Островского на
французской сцене. Он принёс обе пьесы Дюкенелю, который нашёл драмы
чересчур смелыми и поэтому сомневался в их постановке. Пока он раздумывал,
«Гроза» попалась на глаза актрисе «Комедии-Франсез» Лего. Образ Катерины
взволновал её чрезвычайно, и она изъявила готовность сыграть эту роль. Дюкенель
предложил ей выступить на сцене своего театра. Остальные роли Метенье хотел
распределить между актёрами «Свободного театра», а в Петербург Савиной была
послана телеграмма с просьбой великим постом, когда в России все театры будут
закрыты, приехать в Париж. Савина ответила согласием и собиралась сыграть пофранцузски105.
В это же время «Грозой» заинтересовался Дерамбур, директор Театра
комедии. Он искал пьесу, подходящую для открытия театра, но восхищение
«Грозой» не помешало ему тут же потребовать, чтобы переводчики взяли в авторы
какого-нибудь французского драматурга с именем, который бы её переделал. В
результате Метенье забрал рукопись и ушёл.
Он обошёл все прочие большие и малые театры, повсюду наталкиваясь на
отказ. Наконец, после месяца безуспешных поисков Метенье забрёл в «Театр
Бомарше». Театр был только что снят новым антрепренером Моренвилем.
Моренвиль хотел привлечь критиков и свет к своему театру. Он предполагал,
поставив «Грозу», «приманить» русскую колонию Парижа, которая из
любопытства, из сочувствия, из патриотизма даст ему на первое время несколько
полных сборов. За нею потянется толпа и критика.
Данилов С.С. Русский драматический театр XIX века. М. 1967. С. 81.
Светлова М.Г. М.Г. Савина. М. 1988. С. 102-103.
104
105
57
«Гроза» была принята к постановке. Причём Метенье добился у Моренвиля
полной свободы в выборе актёров и заказе новых декораций и костюмов.
3 марта 1889 года состоялось первое представление «Грозы». Но премьера
не имела успеха. Исполнение было доверено актёрам бульварных театров. Все
исполнители были вынуждены играть в неестественной им «натуральной» манере,
в аляповатых костюмах. Этим в немалой степени объясняется необыкновенная
резкость приговора, вынесенного А.П. Чеховым: «Скажите, зачем это отдали
французам на посмеяние «Грозу» Островского? Кто это догадался?».106
По мнению критики, постановка не удалась. Один из обозревателей
констатировал: «Целые сцены проносились точно в каком-то тумане, сквозь
который пробивались определённые жесты и полу заглушенные слова... В зале
кричали: «Ничего не слышно!»»107.
Мария Александровна Островская дочь драматурга, заявила, что актёры и
постановка сделали пьесу нерусской. «Только два национальных костюма - и те
фальшивы», категорично высказалась она108.
Постановка потерпела, как видно, полный провал. Однако в рецензиях
отмечались достоинства самой пьесы, так в газете Париж» Анри Ланомере писал:
«Драма эта показывает нам определённый период из истории нравов отдельной
страны и человечества. Я нахожу очень интересным видеть эти различные типы,
которые любопытны не только потому, что принадлежат к миру, мало нам
известному, но и потому, что позволяют нам сделать сближение и сравнение с
французскими типами. Это драма очень интересная, очень нравственная, очень
глубокомысленная, и, несмотря на некоторые длинноты, достаточно сценичная,
чтобы понравится публике не предубеждённой, не враждебной по заранее
составленному мнению»109.
Следующей пьесой Островского, поставленной на французской сцене, была
«Василиса Мелентьева». «Василиса Мелентьева» пошла на французской сцене в
106
Чехов А.П. Указ соч. С. 191.
Зингер Г.Р., Филонова К.Г. Указ. соч. С. 283.
107
108
109
Там же. С. 289-290.
Морозов П.О. История европейской сцены. СПб. 1902. С. 115.
58
1893 году. Спектакль не вызвал такого бурного обсуждения, как «Гроза»: играл
хороший актёрский ансамбль, ставить пьесу взялся уже известный в ту пору актёр
Комедии Франсез - Сильвен.110 .
В
конце
XIX
столетия
была
предпринята
инсценировка
романа
«Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского. Именно с этого произведения и
начинается история театра Достоевского во Франции. В 1888 году на сцене
«Одеон» была поставлена французская версия этого романа. Премьера состоялась
15 сентября. Авторы Поль Жинисти и Юге Леру указывали, что это только попытка
приспособить
«русский
шедевр»
для
французской
сцены
и
отмечали
«психологическую чужеродность романа»111.
В постановке значительно была изменена мотивировка преступления,
исчезло всё психологическое действие. По свидетельству исследователя А.
Полякова эта пьеса шла и в 90-х годах. Можно отметить постановку «Преступления
и наказания» в 1900 году в театре «Монпарнас»112.
Важно отметить, что большого размаха пьесы Достоевского во Франции
конца XIX века не имели и их постановки были явлением редким. Отдельно следует
сказать, что в 1888 году в «TheatreLibre» Свободный театр» была осуществлена
постановка «Власти тьмы» Л. Толстого, а несколько позднее в «TheatreduGymnase»
- «Анна Каренина».113
В том же «Свободном театре» в 1890 году был поставлен спектакль
«Нахлебник» И.С. Тургенева, французский перевод которого сделали Эфраим и
Шютц. Драма Тургенева не пришлась по вкусу французской публике, так как в ней
нет «ни одного из тех рискованных и сильных выражений, которыми в Свободном
театре обыкновенно обуславливается успех. Ожидали чего-то необычного в этом
роде. Получили драму, и это оказалось недостаточным».114
110
История русского драматического театра. В 7 томах / Под ред. Холодова Е.Г. М. 1987. T.7. С. 179.
111
Данилов С.С. Указ. Соч. С. 135.
Достоевский. Новые материалы и исследования / Литературное наследство. Т. 77. М. 1956. С. 743.
112
113
114
Морозов П.О. Указ соч. С.137.
Письма из Парижа. Письмо П. Спец. корреспонденция г. Вельшингера// Русское обозрение. 1890. февраль. С. 451.
Морозов П.О. Указ. соч. С. 137.
59
В театральном сезоне 1874-75 гг. была осуществлена поездка русской
труппы в Париж во время Великого поста. Предполагалось дать в Париже
драматическое представление сочинения господина Сухонина «Русская свадьба в
исходе XVI века»115.
По воспоминаниям актрисы, входившей в состав труппы, представление
имело у французской публики огромный успех: «Лишь только пал занавес, в
партере послышался одобрительный гул и все в зале зашумели. Почти все
находившиеся в зале бросились на сцену. Выражениям удивления, восхищения и
т.п. не было конца.... выражаемый восторг казался нам вполне искренним»116.
После успеха в Париже русская труппа получила приглашения в другие
города: Лондон, Берлин, Вену, Стокгольм, Брюссель. Но предложения были
отклонены, и к первому мая труппа возвратилась в Москву.
Как видно из вышеизложенного материала, широкого распространения
русские пьесы на французской сцене в рассматриваемый период не имели и в
основном были ограничены постановкой А.Н. Островского, Ф.М. Достоевского,
И.С. Тургенева и Л.Н. Толстого. Многое в данных спектаклях оставалось
непонятным для французских зрителей. Но русская драматургия начинает
проникать на французскую сцену и оказывает влияние на формирование
представлений у французской общественности о России, её быте и общественнополитической жизни.
Последняя треть XIX века была особым временем в истории русского
театра. После отмены государственной монополии в 1885 году в России возникли
частные театры, которые сыграли огромную роль в возрождении русского
театрального искусства. Произошли изменения в социальном составе театральной
публики. Театры стали посещать не только привилегированные слои российского
общества и интеллигенция, но и материально необеспеченные круги, мещане,
учащиеся, рабочие. Основную часть репертуара как императорских, так и
коммерческих театров этого периода занимали постановки отечественных авторов.
115
Русская труппа в Париже. Воспоминания актрисы //Литературный журнал. 1881. №9. С. 242.
Там же. С. 250.
116
60
Несмотря на это наблюдалась тенденция знакомить русских зрителей с
произведениями иностранной драматургии, в том числе и французской 117. «Наш
русский театр универсальнее всех. На Малом Театре играют Шекспира и Шиллера,
Гёте и Кальдерона, Мольера и Лопе де Вега и Виктора Гюго, не говоря уже о
произведениях различных современных иностранных драматургов различных
стран».118
В Петербурге существовал Императорский французский театр, который
представлял петербургскому зрителю весь репертуар парижских театров от
«Комедии Франсез», «Одеон» и «Жимназ» до больших бульварных театров «ПортСен-Мартен», «Амбигю-Комик», «Буфф» и др. Здесь представлена была и полная
галерея французских авторов: Ж.Б. Мольер, П. Бомарше, В. Гюго, Дюма-отец, А.
де Мюссе, А. де Виньи119. Драматургов во Франции тех лет было немало, и в этом
смысле формирование репертуара не вызывало особых проблем. В среднем пьеса
шла два-четыре раза, повторение спектакля десять раз считалось достижением.
Говоря о стиле Французского театра, критики тех лет, прежде всего,
употребляли слово ансамбль. В игре актёров было гармоническое
сочетание,
целостность и единство исполнения. «Французская труппа гораздо меньше
русской, а между тем на Михайловской сцене умеют создать всё, что нужно, даже
людный и оживлённый вечер, умеют создать иллюзию...» - отмечает А.С.
Суворин120.
Как показало исследование проблематики, среди французских авторов, чьи
произведения были поставлены в России в последней трети XIX столетия, был О.
Бальзак.
Впервые русские зрители и актёры встретились с Бальзаком в середине 30х годов XIX века на спектакле «Дочь скупого». В 1856 году на сцене Малого театра
Петровская И. Театр и зритель российских столиц. 1895-1917. Л. 1990. С. 174.
Театральная хроника// Русское обозрение. 1890. №11. T.6. ноябрь. С. 811
119 Кургатников А. Императорский Французский театр в Петербурге 1833-1918 // Нева. 1998. №4. С. 159-160.
120
Там же. С. 164.
117
118
61
была поставлена инсценировка романа Бальзака «Лилия в долине» под названием
«Три сердца» с участием П.М. Садовского, СВ. Шумовского, В.И. Живокини.121
Первой же драмой Бальзака, сыгранной на русской сцене, была «Памела
Жиро». Её играли в Малом театре в сезоне 1873-1874 гг. под названием «Тонешь топор сулишь, а вытащат - топорища жаль», что было данью распространённой
тогда моде на драматические пословицы и поговорки122. В роли Памелы выступила
Г.Н. Федотова.
Этим спектаклем, а также постановкой «Мачехи» под названием «Сын
изменника» в Петербургском Летнем театре в 1889 году и ограничилось
исполнение на русской дореволюционной сцене пьес Бальзака.
Исследование показало, что в театральном сезоне 1890 года на сцене
Малого Театра была поставлена «Федра» Расина. Эта трагедия была избрана
госпожой
Ермоловой
для
своего
бенефиса.
По
критическим
статьям,
опубликованным в журналах того времени, можно сделать вывод о том, что
постановка не имела успеха. «Трагедия Расина потеряла всю прелесть своего
удивительного стиха. Перевод ее сделан белыми стихами.... С исчезновением
художественного стиха исчезают и краски, неразлучные с этим стихом. Вся
трагедия Расина, если можно так выразиться, оседает и упрощается»123.
Как уже было отмечено выше, важную роль в возрождении театрального
искусства сыграли частные театры, на сценах которых также были распространены
постановки
иностранных
драматургов.
Так,
например,
в
репертуаре
драматического театра госпожи Горевой за 1890 год, мы находим пьесы Виктора
Гюго - «Марион Делорм», «Анжело, тиран Падуанский» и Бомарше «Свадьба
Фигаро».
Пьесы Виктора Гюго, особенно «Анжело, тиран Падуанский», имеют успех
у нашего зрителя. Даже, несмотря на «ослабления перевода, постановки и
Данилов С.С. Указ. Соч. С. 160.
Лилеева И. Триумф творца «Человеческой комедии» // Советская культура. 1974. 21 мая. С. 6
123
Тральная хроника// Русское обозрение. 1890. №11. ноябрь. Т.6. С. 819.
121
122
62
исполнения, ... сквозь всё это в произведении Виктора Гюго светятся яркие черты
таланта, живописные черты эпохи»124.
Что касается «Свадьбы Фигаро» Бомарше, то относительно её театральная
критика высказывается довольно строго, заявляя, что она уже отжила себя, чтобы
вызывать интерес у зрителя как театральная постановка. И в самой Франции
отмечается падение интереса публики к этой пьесе. Интригу пьесы спасает лишь
виртуозное исполнение. Для русской публики если интрига не поддерживается
виртуозностью исполнения, в силу этого пьеса теряет своё значение.
Важно отметить, что французская драматургия была распространена не
только на сценах столичных театров, но и проникала в провинциальные театры.
Так, например, на сцене Орловского академического театра имени И.С. Тургенева
была осуществлена постановка пьесы В. Гюго «Анжело, тиран Падуанский».
Многие пьесы Гюго были в России под цензурным запретом. В конце XIX
века внимание к романтическим драмам Гюго на российских подмостках было
исключительным. Судьба пьесы «Анжело, тиран Падуанский» в России
складывалась довольно удачно. Вскоре после успешной премьеры в мае 1835 года
на сцене «Комедии Франсез» она была переведена на русский язык и издана в
Санкт-Петербурге под названием «Венецианская актриса», а в ноябре 1835 года
сыграна в Александрийском театре.
Новый виток повышенного интереса к ней приходится на 1860-70-е годы.
В притеатральном музее истории Орловской сцены есть драгоценный экспонат:
в разделе экспозиции XIX века, посвященной сезонам 1872-74 гг., когда
антрепризу в Орле держал замечательный актёр Пётр Медведев, выставлена
старинная фотография знаменитой русской трагической актрисы Пелагеи
Стрепетовой в роли Тизбе из драмы Виктора Гюго «Анжело, тиран Падуанский».
Вышеизложенный материал свидетельствует о том, что на сцене
Орловского академического театра имени И.С. Тургенева в сезоне 1872-1874 гг.
была поставлена пьеса великого французского драматурга. Позже на Орловских
Театральная хроника// Русское обозрение. 1890. февраль. Т.1. С. 373.
124
63
афишах появлялись ещё пьесы Гюго, но, тем не менее, устоявшейся
театральной
традиции постановки пьес Гюго в России нет.
В 1881 году в Орле на сцене драмтеатра была поставлена комедия Мольера
«Дон Жуан», в которой роль Сганарель играл всё тот же П.М. Медведев.
Исследование показало, что после Петра Михайловича Медведева, который держал
антрепризу в Орле в сезоне 1872-1874 гг., театр попал в руки француза Сервье. Этот
период в истории орловского драмтеатра не относится к ярким страницам. В труппе
Сервье в 1875 году была поставлена оперетта «Кетли», в которой играл
начинающий артист Николай Иванович Фёдоров125.
Дальнейший обзор истории драмтеатра показывает, что и в последующие
годы он переживал не лучшие времена. Так, например, на сцене театра в 79-80
годах XIX века была поставлена комедия «Защитницы Капитолия» французского
писателя Викторьена Сарду, которого Салтыков-Щедрин ещё в 60-е годы именовал
«драматургом-паразитом». Тенденциозный спектакль на страницах «Орловского
вестника» получил резкую оценку: «Идея эмансипации женщины столько раз уже
осмеивалась перед публикой в разных доморощенных творениях отечественных
писателей, что едва ли настала нужда преподносить ещё одну на неё сатиру
французского драматурга»126. В целом можно отметить, что пьеса не имела успеха.
Важное место в русско-французских театральных связях этого времени
занимают гастроли французских актёров в России. У нас в стране гастролировали
С. Бернар, Г. Режан, Ж. Муне-Сюлли.
Важным событием театральной жизни того времени был приезд в Россию
замечательной французской актрисы - Сары Бернар. Она совершила три приезда в
Россию: 1881, 1892 и в 1908 годах. Эту актрису, которую высоко ценил
Чайковский, будучи в Париже: «... я положительно убеждён, что Сара в самом деле
гениальная женщина» 127 , - и талант которой ещё в 1872 году отметил Флобер,
Афонин Л. Повесть об Орловском театре. Тула. 1965. С. 74.
125
Цит. по: там же. С. 92.
Чайковский П.И. О музыке, о жизни, о себе. М.-Л. 1940. С. 162.
126
127
64
упомянув о ней в своём письме к Жорж Санд, - эту прекрасную актрису в её первый
приезд в Россию театральная публика и критика Петербурга, Москвы, Киева и
Одессы приняли сдержанно. Сара Бернар, конечно, поразила их изысканностью и
романтичностью манеры исполнения, но они не поняли своеобразия её актёрского
дарования и не приняли его, будучи современниками таких актрис, как М.
Ермолова, П. Стрепетова и М. Савина. Зато последние гастроли Сары Бернар в
России прошли с большим успехом. Газеты с восторгом писали о её выступлениях.
Приехав в первый раз в 1881 году, Сара привезла в Россию любимые
спектакли: «Дама с камелиями» Дюма, «Сфинкса» Фелье, драму «Адриенна
Лекуврер»128. Увидев её в этом репертуаре, театральный критик С. Васильев писал
о её героинях: «Это прелестные статуэтки, которые с удовольствием хотелось бы
поставить на камин… Сара Бернар очень талантлива, но это талант, в котором
можно по пальцам перечислить все составные его части... У Сары Бернар
превосходный голос. Искусству владения этим голосом опять-таки можно учиться.
Но голос этот не идёт от души и не проникает в душу...».129 Откровенно высказался
об этой актрисе и Антоша Чехонте: «Мы видели публику, избалованную игрой
покойных Садовского, Шумского, часто видящую игру Самарина и Федотовой,
воспитанную на Тургеневе и Гончарове... И мы далеки от поклонения Саре Бернар
как таланту... Будучи дамой
умной,
знающей,
что
эффектно
и
что
неэффектно, дамой с грандиознейшим вкусом, серцеведкой и всем чем хотите,
она очень верно передаёт все те фокусы, которые иногда, по воле судеб,
совершаются в душе человеческой...»130.
Одиннадцать лет спустя Сара Бернар вновь приезжает в Россию. На этот раз
три роли из её репертуара привлекли к себе внимание театральной России: «Федра»
Расина, «Орлеанская дева» Барбье и «Клеопатра» Сарду
131
. Образ египетской
царицы, воплощённый Сарой Бернар, был создан с большим мастерством, но в
128
129
Морозов П. О. Указ. Соч. С. 131.
Цит. по: Леонтьевский Н. Три приезда Сары Бернар в Россию // Театр. 1970. №2. С. 27.
Чехов А.П. Указ. соч. С. 15.
Леонтьевский Н. Указ. Соч. С. 28.
130
131
65
своём толковании Клеопатры актриса мало приблизилась к реальному образу.
Лишь отдельные сцены восхищали сценической техникой, полной грации и
художественной красоты.
Те, кто следил за развитием «русской» сценической судьбы Сары Бернар,
могли утверждать, что в этот приезд в Россию игра актрисы становилась более
сердечной, от её героинь веяло жизнью и теплом. Следующий приезд Сары в
Россию, состоявшийся в 1908 году, был отмечен ещё большим успехом актрисы.
Муне-Сюлли - французский актёр - также гастролировал за границей, в том
числе и в России в 1894 и 1899 гг. К.С. Станиславский относил его к актёрам так
называемого искусства представления132.
В России знали французскую актрису Г. Режан, которая приезжала с
гастролями в Москву и Петербург. Поэт М. Волошин, оценивая её выступления в
России, писал, что «она первая дала французскому театру не героиню, а женщину
целиком, настоящую, нервную, изменчивую парижанку»133.
Необходимо отметить, что широкого размаха гастрольная деятельность в
рассматриваемый период не имела, но, тем не менее, была важной частью в области
театральных контактов между Россией и Францией.
Не менее интересными являются музыкальные взаимоотношения России и
Франции в изучаемый период. Тургенев, Толстой и Достоевский проложили пути
на Запад для всей русской культуры. Не случайно именно на волне популярности
русского романа резко возрос интерес французов к русской музыке.
В 1880 г. делались попытки познакомить парижан с русской оперой, в
частности, показать спектакли оперы С. И. Мамонтова - «Иван Сусанин», «Демон»,
«Снегурочка», «Садко». Но попытки не принесли успеха, так как наткнулись на
безразличие французов. Правда, в 1880 г. композитор Ц. А. Кюи издал в Париже
книгу о русском музыкальном искусстве, однако она не пробудила интереса
французской публики к сочинениям композиторов «Могучей кучки»134.
Нелидов B.A. Театральная Москва. М. 2002. С.303.
Цит. по: Морозов П.О. Указ. Соч. С. 127.
134
Манфред А.З. Очерки истории Франции ... С. 193.
132
133
66
У русских музыкантов существовали давние контакты с профессорами по
классу композиции из Парижской консерватории. А. К. Глазунов ещё в 1880-ые
годы пользовался в своих сочинениях сборником, составленным профессором
Парижской консерватории Л. А. Бурго-Дюкодрэ.
В 1889 году во время проведения международной Парижской выставки во
французской столице было дано несколько концертов русской музыки с участием
оркестра и под управлением дирижера Колонна. Они имели большое значение для
отечественной культуры вообще и явились подлинным торжеством русского
музыкального искусства. Русская музыка была воспринята во Франции как нечто
самобытное, оригинальное художественное
были окружены
почётом
явление, русские
художники
и вниманием. Была исполнена симфоническая поэма
А. К. Глазунова «Степан Разин», которая получила восторженный отзыв
профессора Л. А. Бурго-Дюкодрэ «Бурго-Дюкодрэ сидел отдельно и слушал с
партитурой моего «Разина» и после всего прослушанного сказал, что он
enthousiasme. Присутствовавшие подтвердили, что они никогда не видали Бурго
так увлечённым...»135. Как писал сам Глазунов «французские музыканты улыбались
от радости, слушая нашу музыку». Французы услышали музыку М. И. Глинки, Н.
А. Римского-Корсокова, М. П. Мусоргского, А. П. Бородина, М. А. Балакирева.
Концерты имели успех и вызвали интерес французской критики к творчеству
Римского-Корсакова и Бородина, а немного позднее - Мусоргского.
Многие представители французской культуры надеялись, что знакомство с
русской музыкой внесёт живую струю в борьбу за возрождение национальных
традиций. Профессор Парижской консерватории Бурго-Дюкодрэ в одной из лекций
утверждал: «Русские указали нам совсем иной путь. Они окунулись в народ и
вынесли оттуда новое живительное начало. Я смело заявляю вам, что Вагнер не
может принести нам никакой пользы; изучайте русскую музыку, её влияние будет
спасительно для нас»
136
. Таким образом, отношение профессиональных
музыкантов к русской музыке было благожелательным.
Цит. по: Танина М. А. Глазунов. Жизнь и творчество. Л. 1961. С. 157.
Цит. по: Поляков О.Б. Русское зарубежье и ... //Россия и Франция 18-20 вв. Вып. 4. М. 2001. С. 194.
135
136
67
Произведения Глазунова заняли видное место в программах этих концертов.
Увидя на эстраде совсем ещё молодого человека (Глазунову было 24 года), в
публике, по утверждению одного рецензента, «ахнули от удивления»: «Такой
молодой и уже композитор!»137 Известие же о том, что «Стенька Разин» написан
композитором в 20 лет, вызвало ещё больший восторг: «Вот юноша, которым
Россия вполне может гордиться». Глазунов оказался в центре внимания
крупнейших музыкантов Франции. Поездка в Париж дала ему много ценных
наблюдений, особенно в области оркестра. Он слушал оркестр Большой оперы,
Комической оперы, Парижской консерватории, на различных выставках,
присутствовал на торжественных обедах, вечерах. Особенно запомнился ему обед,
устроенный редакцией газеты «Paris» в честь русских музыкантов. РимскийКорсаков, Глазунов, Беляев и пианист Лавров были представлены различным
политическим
деятелям,
литераторам,
композиторам,
артистам.
После
торжественного обеда французские композиторы Пуньо и Мессаже играли в 4 руки
«Стеньку Разина» Глазунова и «Испанское каприччо» Римского-Корсакова.
Парижские концерты вселили в Глазунова веру не только в свои композиторские,
но и дирижёрские силы. Однако долго ещё он не решался провести
самостоятельный концерт, ограничиваясь исполнением одного-двух произведений
программы или же одного отделения концерта.
В декабре 1876 года на гастроли в Россию приехал Гектор Берлиоз. В
Москве концерт его собрал десятки тысяч слушателей. Публика в зале
представляла почти все слои общества. Приходили даже крестьяне, ведь билеты
стоили от трёх рублей до двадцати копеек. Присутствовал на этом концерте и Пётр
Ильич Чайковский. На следующий день после концерта в консерватории давался
торжественный
обед
в
честь
французского
композитора.
Собравшиеся
восторженно приветствовали Берлиоза. После выступлений Рубинштейна и
Одоевского Чайковский произнёс прекрасную речь по-французски, в которой
сделал высокую оценку заслуг парижского гостя. Музыка Берлиоза интересовала
137
Ганина M. А. Указ. Соч. С. 176.
68
Чайковского. Позже не раз он будет писать о его музыке в музыкальных обзорах,
своих дневниках, размышляя о воздействии музыки Берлиоза на слушателя. Этот
восторженный и тёплый приём музыкантов и видных деятелей искусства,
оказанный Берлиозу, вдохновил и поддержал его. Из Парижа французский
композитор писал Одоевскому: «Я совершенно сражён болезнью и не знаю, как я
ещё живу. Только Вы и Стасов поддерживаете меня тем, что вы делаете для меня,
потому что вы не забываете меня. Я стольким обязан вам лично...»138 А в другом
письме он говорил о том, что «через пять или десять лет русская музыка завоюет
все оперные сцены и концертные залы Европы. Всё, что я видел и слышал в России,
произвело на меня большое впечатление, я глубоко ценю вашу молодую школу,
которая бесспорно займёт одно из первых мест...»139
Предвидение Берлиоза сбылось. И одним из первых российских
композиторов, чья музыка прозвучала в Европе - на оперной сцене и в концертных
залах, - стал Чайковский, столь горячо приветствовавший его в Москве.
Неоднократно посещая Париж, Чайковский оставляет свои впечатления о городе:
«Нужно отдать предпочтения Парижу. Нет в мире города, где бы столькие удобства
и удовольствия жизни были доступны за столь дешёвую цену. Театры здесь
великолепны не по внешности, а по постановке, по умению производить эффекты
удивительно простыми средствами. Например, здесь умеют удивительно хорошо
разучить и поставить пиэсу, так что и без крупных актёрских дарований пиэса
производит гораздо лучший эффект, чем та же пиэса, исполненная у нас с такими
колоссальными талантами, как Садовский, Шумский, Самойлов, но небрежно
разученная, сыгранная без ансамбля. Что касается музыки, то опять же скажу, что
в различных операх, мною слышанных, я не встретил ни одного певца с
замечательным голосом. Но какое, тем не менее, превосходное исполнение! Как
тщательно всё разучено, как всё осмысленно в их исполнении, как серьёзно все они
относятся к самым незначительным подробностям, сумма которых, однако, и
138
139
Цит. по: Чайковский и зарубежные музыканты. Л. 1970, С. 86.
Там же.
69
должна произвести надлежащий эффект. У нас и понятия не имеют о таком
исполнении!»140 Разумеется, такие выводы Чайковский делал с горечью. Ведь он
создавал музыку для своей страны, её театров и концертных залов. И ему
мечталось, чтобы музыкальный и художественный уровень России не уступал
Европе.
В 1878 году в Париже с большим успехом прошёл концерт П. И.
Чайковского,
которого
можно
назвать
самым
европейским
из
русских
композиторов, а потому более понятным парижской аудитории. Его первый
концерт для фортепиано с оркестром исполнил выдающийся пианист, ректор
Московской консерватории Рубинштейн, дирижировал автор. В 1880-ом году
музыка Чайковского неоднократно исполнялась в Париже. С 1884 года начали до
него доходить из Парижа свидетельства возраставшей там известности. Так, он
получил от комитетов Парижского общества Себастьяна Баха и национального
издания сочинений Керубини просьбы быть в числе почётных членов
-
«всезнаменитейших представителей Европы»141.
В начале 1885 года Петру Ильичу сообщили, что в Париже его считают
самым модным композитором. Тогда же он получил приглашение посетить
французскую столицу от издателя Феликса Маккара, который предлагал ему
познакомиться с парижскими композиторами и музыкантами-исполнителями.
Маккар сообщал, что уже несколько лет с удовольствием слушает его музыку,
мечтает о личном знакомстве с автором этой музыки. От Маккара Пётр Ильич
узнавал о неоднократном исполнении своего Первого фортепианного концерта,
других сочинений. Именно он представил русского композитора своим
соотечественникам. И, прежде всего - Эдуарду Колонну, дирижёру, с которым Пётр
Ильич переписывался уже десять лет, благодарный за участие к своей музыке.
Вскоре после первых встреч между русским композитором и французским
музыкантом установились дружеские отношения. Чайковскому импонировала
инициатива дирижёра, основавшего в 1871 году «Национальные концерты», в
140
Чайковский П.И. О музыке, о жизни, о себе. Л. 1976. С. 43.
Сидельников Л. Чайковский. М. 1992. С. 102.
141
70
которых звучала музыка не только французских авторов - Берлиоза, Сен-Санса и
молодых композиторов, - но и исполнялись произведения русских композиторов Римского-Корсакова и других. Неудивительно, что Ромен Роллан, отмечая заслуги
Колонна, скажет: «Никто больше его не потрудился над уничтожением барьеров,
отделявших французскую публику от иностранного искусства»142.
Познакомился Чайковский и со многими музыкантами. Очень растрогало
его любезное отношение выдающихся композиторов, «музыкальных тузов», как он
назвал их, Амбруаза Тома и Лео Делиба. Автор «Лакме» и «Коппеллии» первым
посетил русского собрата в гостинице, но не застав его, оставил записку на своей
визитной карточке: «Господину Чайковскому с выражением большой симпатии
Л.Д.» 143 Амбруаз Тома пригласил Чайковского посетить возглавляемую им
Парижскую консерваторию и познакомил с многими известными её педагогами.
Один из них, Антуан Мармонтель, произвёл на Петра Ильича самое приятное
впечатление: это было весьма важно, так как именно ему он посвятил свою пьесу
«Думка», заказанную Макаром. Очень понравился Чайковскому и Шарль Ламуре,
с которым он переписывался через посредство Маккара.
В честь русского композитора был устроен музыкальный вечер, на котором
исполнялись его квартет и романсы. Здесь Пётр Ильич познакомился со скрипачом
М. Марсиком часто игравшим его пьесы, и музыкальным критиком К. Бенуа,
неоднократно выступавшим в парижских газетах со статьями о его сочинениях. Но
среди всех новых знакомств самым приятным оказалось знакомство с Полиной
Виардо. «Это такая чудная и интересная женщина, что я совершенно очарован
ею»144, - писал он друзьям. Встречаясь с Виардо, он узнал, что она интересовалась
его музыкой уже давно, пела его романсы, особенно ей нравился один из них - «Нет,
только тот, кто знал...». Посещая певицу, Пётр Ильич отметил, что всё в этом доме
напоминало её большого друга - Тургенева, хотя он ушёл из жизни три года назад.
Цит. по: Друскин М. История зарубежной музыки М. 1967.С. 185.
Чайковский и зарубежные музыканты. Л. 1970. С. 126.
144
Чайковский П.И. Указ. Соч. С. 193.
142
143
71
Не меньшую отраду доставило Чайковскому и то, что на всех книжных
выставках
в
Париже
красовались
переводы
романов
Тургенева,
Достоевского, Писемского, Гончарова, - а в газетах он постоянно читал
восторженные статьи об этих писателях. «Авось настанет такая же пора и для
русской музыки!»145 - думал он.
Приехав в Париж в семнадцатый раз в 1888 году, Чайковский планировал
два концерта: один - из своих сочинений, а второй, уже на свои собственные деньги,
из произведений русских композиторов. Собрав для этой цели несколько тысяч
франков, Пётр Ильич решил, по его словам, «рискнуть дать в Париже на свой страх
и риск русский концерт, украшенный именами Глинки, Даргомыжского, Серова,
Рубинштейна,
Балакирева,
Римского-
Корсакова,
Глазунова,
Лядова,
Аренского...» 146 . Однако эту мечту он осуществить не смог. Причины этого он
объяснил в своём письме е Римскому-Корсакову: «Во 1-х, нужно было иметь тысяч
10 франков, чтобы устроить всё как следует... во 2-х, достать оркестр и залу
оказалось в то время невозможно, ибо кроме Трокадеро, который возможен весной
и летом, большой залы нет, а театры все заняты»147. Когда Чаковский писал это
письмо, он был преисполнен чувством горечи.
21 и 28 января состоялись два больших концерта, с которыми выступил
Чайковский в зале Шатле. Парижские газеты были переполнены статьями и
рецензиями о выступлениях Чайковского. В одном из номеров газеты «Фигаро» он
прочёл, что управлял оркестром твёрдо и с уверенностью. Его пребывание весной
1888 года в Париже превратилось в сплошное чествование композитора. 11 марта
он записал в дневнике: «Великолепный приём и большой успех» 148 . Позже
Чайковский был избран членом-корреспондентом Парижской академии изящных
искусств. Композитор и пианист Э. Паладиль писал по этому поводу: «И мы все
счастливы и горды считать Вас отныне среди наших самых великих собратьев»149.
Сидельников Л. Указ. Соч. С. 141.
Чайковский П.И. Указ. Соч. С. 143.
147
Там же.
148
Там же. С. 178.
149
Цит. по: Друскин М. Указ. Соч. С. 169.
145
146
72
25 октября 1893 года Пётр Ильич скончался. Его смерть потрясла не только
Россию. В эти трагические дни в русское посольство в Париже пришло и
соболезнование Сен-Санса. Газеты многих стран мира, в том числе и Франции,
поместили подробные некрологи. Из Италии, Германии, Франции, Норвегии,
Чехии и других стран Европы поступило более трёхсот венков на могилу русского
композитора. «... Если Европа оплакивает в нём крупную художественную силу,
одну из величайших во второй половине XIX века, - утверждал друг композитора
Г. Ларош, - то одни лишь люди, имевшие счастье знать его близко, знают, какого
человека не стало с его смертью»150.
Во Франции с многочисленными концертами выступал Антон Рубинштейн.
В сезоне 1875/76 года он даёт в Париже следующие концерты: Вавилонское
столпотворение, Концерт №5 (дирижёр Ж. Данбэ), выступление в музыкальнолитературном концерте в пользу русской читальни, Увертюра к опере «Дмитрий
Донской». Кроме того, во время концертов в Париже он получил заказ написать
оперу «Нерон», которую предполагалось в следующем сезоне поставить на сцене
одного из парижских театров. Работа над оперой была завершена лишь в мае 1876
года.
В сезоне 1881/82 года концертная деятельность Рубинштейна в Париже
была особенно интенсивной. Вот её список: дирижировал «Сопсегт populaire» из
произведений русских композиторов в Зимнем цирке, выступил на вечере учениц
М. Маркези (в программе вечера произведения русских композиторов), концерт в
зале Эрара, дирижировал первым спектаклем оперы «Демон» в местном театре,
дирижировал вторым спектаклем оперы «Демон». Но приведённый список не даёт
полного представления о деятельности Рубинштейна. По сообщениям прессы, он в
этот приезд в столицу Франции чуть ли не через день выступал в
благотворительных концертах. После отъезда из Парижа он, как обычно, дал
матери отчёт о своей деятельности: «... Моё пребывание в Париже было
150
Цит. по: Чайковский и зарубежные музыканты. Л. 1970. С. 197.
73
суматошным... Четырнадцать раз в месяц выступал публично, к тому же
необходимые репетиции, затем приглашения, визиты...»151
Также в Париже Рубинштейном был дан дневной пятый Исторический
концерт. И, незадолго до окончания программы, во время исполнения
«Воспоминаний о Роберте-дьяволе» Листа неожиданно упал в обморок. Концерт
прервали. Вечером, лёжа в постели, он снова дважды терял сознание.... Несмотря
на это, он категорически отказался прервать турне и через два дня дал в Париже
следующий Исторический концерт.
Цезарю Антоновичу Кюи принадлежит большая роль в активной
пропаганде отечественной музыки за рубежом. Именно в этом видится одна из его
больших заслуг. С конца 70-х годов Кюи регулярно помещал свои статьи, о
творчестве русских композиторов, в нескольких французских журналах. На основе
этих публикаций им была издана книга «Музыка в России». В ней Кюи обобщал
свои взгляды на русскую музыку, рассказывал французским читателям о русской
народной песне, о произведениях Глинки, Серова, Балакирева, Мусоргского. Книга
Кюи явилась первой работой русского автора, из которой иностранные читатели
смогли получить информацию о современной русской музыке, что называется, из
«первых рук».
В том же году в Париже в издательстве того же Фишбахера вышла на
французском языке книга Мерси-Аржанто «Цезарь Кюи. Критические записки»,
над которой она работала в течение четырёх лет. Это была первая обстоятельная
монография о творчестве любимого музыканта - Ц.А. Кюи. В этой работе была
проанализирована инструментальная музыка композитора, его оперное творчество
и вокальные сочинения, приведены биографические сведения. Мерси-Аржанто
очень хотелось написать такую же книгу и о творчестве другого любимого
композитора - Бородина, - более того, она уже начала собирать материал. Однако
этому не суждено было случиться. В октябре 1889 года она тяжело заболела (у неё
обнаружили рак, причём в последней стадии этой страшной болезни). МерсиЦит. по: Баренбойм Л. Антон Григорьевич Рубинштейн. Т.2 (1867-1894) Л. 1962. С. 69.
151
74
Аржанто скончалась 27 октября 1890 года в Петербурге. За несколько месяцев до
своей кончины она заказала Репину портрет Кюи. Илья Ефимович был настолько
восхищён душевной красотой этой женщины, что по собственному желанию взялся
писать также её портрет.
Так печально завершилась удивительная дружба Цезаря Антоновича Кюи с
Луизой де Мерси-Аржанто, память о которой он хранил до самого последнего
своего часа. «Величайшую гордость моей жизни, - писал композитор в феврале
1891 года, - составляет то, что я удостоился заслужить её преданную дружбу;
величайшее торжество моей музыки - то, что музыка была первой причиной,
вызвавшей эту дружбу»152.
Важное место среди русских музыкантов побывавших в это время в Париже
и оставивших свои воспоминания был Сергей Иванович Танеев. В октябре 1876
года он отправился в Париж, где жил до июня следующего года. Цель его поездки
не просто познавательная (хотя это то же не исключается), а, прежде всего
профессиональная. По совету Н. Г. Рубинштейна Танеев направил свои усилия на
устройство сольного концерта. «Велел он (Н.Г. Рубинштейн) мне играть во всех
концертах, дать свой собственный концерт, а я ничего этого не сделал»153, - писал
Танеев Чайковскому. Всё складывалось не просто. Устройству концерта мешали
многие причины, и организационные, и финансовые, и творческие. Живя в Париже
и упорно занимаясь, Танеев приходит к мысли о недостаточности своей
репертуарной основы, о необходимости длительной и систематической работы над
собой. Париж, куда Танеев попал впервые, сильно подействовал на воображение
молодого художника. Я такого хорошего города никогда не видывал»154, - пишет
он родителям. Париж в это время продолжает сохранять славу столицы искусств, и
Танеев захвачен художественной атмосферой города. Здесь он завязывает много
новых знакомств. «Мне странно встречать людей, имена которых я прочитывал на
Володиных книгах... я привык при слове «Тэн» представлять себе книгу; мне
152Кюи
Ц.А. Избранные статьи об исполнителях. M. 1957. С. 132.
Танеев С.И. Дневники. В трёх книгах. Кн. 1. М 1981. С. 69.
154Там же. С. 84.
153
75
никогда не приходило в голову, что сказав «вот Тэн», мне покажут не книгу, а
человека.. .»155
Очень сильное впечатление на Танеева произвёл Тургенев, живший тогда в
Париже. Композитор становится близким знакомым знаменитого писателя, часто
посещает его. С Тургеневым молодой музыкант видится и в салоне Полины
Виардо. Семейство Виардо - «очень простые и милые люди»156, дети, как и мать,
музыканты. Вместе с Полем Виардо - скрипачом Танеев участвует в литературномузыкальном утре, организуемом Тургеневым в пользу бедных русских, живущих
в Париже.
Музыкальные знакомства Танеева не ограничиваются семьёй Виардо. В
этот период он завязывает отношения с лучшими французскими композиторами
того времени - К. Сен-Сансом, С. Франком, В. д'Энди, Г. Форе, А. Дюпарком,
с видным дирижёром Колонном. 157 Франк дарит ему свои партитуры, почти
каждую неделю Танеев посещает музыкальные собрания у Дюпарка. Все
музыканты были значительно старше Сергея Ивановича, которому тогда минуло
лишь двадцать лет, и только Венсан д'Энди был его ровесником. С ним Танеев и
подружился.
В силу своей молодости этот период жизни Танеева в Париже не отмечен
громкими концертами, признаниями. Он всего лишь дважды сыграл в узком
домашнем кругу - в декабре 1876 года, в присутствии немногих музыкантов
Первый фортепианный концерт Чайковского, 26 февраля 1877года - концерт
Моцарта. Одновременно он пытается, используя влияние Сен-Санса, организовать
концерты из произведений Чайковского, тогда ещё мало известных парижским
музыкантам.
Самое
значительное
произведение,
созданное
в
Париже
Ивановичем, - романс, начинающийся словами «Мой тяжкий грех».
155Там
же. С. 91.
же. С. 157.
157Савенко СИ. СИ. Танеев. М. 1984. С. 122.
156Там
Сергеем
76
Оглядываясь на время, прожитое в Париже, Танеев считает, что оно прошло
не зря: «... Кроме того, что я слышал много музыки, я приучился аккуратно
заниматься, а это вещь весьма важная»158.
В России с концертами побывал К. Сен-Санс. Он был связан узами дружбы
с пианистом, дирижёром и композитором Антоном Рубинштейном. «Между нами,
- вспоминает Сен-Санс, - установилась глубокая симпатия... Очень усердно
посещая друг друга, мы часто играли в четыре руки, подвергая тяжким испытаниям
служившие нам полем битвы рояли, не зная жалости к ушам наших слушателей.
Славное это было время!» 159 . Не исключено, что основанное Рубинштейном
Русское музыкальное общество могло послужить Сен-Сансу примером для
учреждения в 1871 году Национального общества. В России Сен-Санс бывал
довольно часто. Здесь его принимали тепло. Вот как, например, отзывался о
московском концерте Сен-Санса в сезоне 1875-1876 годов один из учеников Н.Г.
Рубинштейна - Ростислав Генике: «Свежесть, красота и оригинальность
произведений Сен-Санса, блеск и чисто французская жилка его игры вызывали
всеобщий восторг; особенно очаровательна была его передача своих транскрипций
из Баха... но всё же пришлось признать своеобразную красоту и высокое мастерство
игры Сен-Санса»160 . Вот, что пишет о нём Глазунов: «Для того чтобы высказать
своё мнение о творчестве Камиля Сен-Санса, я бы хотел прибегнуть к сравнению.
Мне кажется, что предо мной средневековая улица и в готическом окне я вижу СенСанса, обозревающего нынешнее вихревое верчение как независимый философ, в
совершенстве владеющий всеми средствами выражения современного искусства,
но верный традициям далёкого прошлого. В то время как другие артисты,
пытливые и отважные, стараются расширить границы искусства, Сен-Санс,
уравновешенный и гармоничный, как бы наносит последний штрих и доводит до
недосягаемого совершенства творчество своей эпохи»161. Этот отзыв, написанный
непосредственно и образно, можно считать исчерпывающим. В нём, в сущности,
158Танеев
СИ. Указ. Соч. С. 174.
Цит. по: Алексеев А.Д. Французская фортепианная музыка конца XIX-начала XX века. М. 1961. С. 28.
160
Там же. С. 29.
161Там же. С. 32.
159
77
отмечено всё самое характерное, что лежит в основе, как творчества, так и личности
Сен-Санса.
Свой Второй фортепианный концерт он написал по совету друга А. Г.
Рубинштейна. В своей книге «Портреты и воспоминания» французский
композитор рассказывает: однажды Рубинштейн ему сказал: «Я ещё не
дирижировал оркестром в Париже; дайте концерт, чтобы я имел случай взяться за
палочку!» И я написал концерт в соль-миноре, дебют которого, таким образом,
состоялся под столь знаменитым покровительством».
162
Вдохновлённый
Рубинштейном, Сен-Санс вольно или невольно отразил черты его искусства,
которые особенно ощущаются в первой части концерта. Но это же воздействие
Рубинштейна привело к яркому раскрытию собственных творческих способностей
Сен-Санса. Он живо интересовался музыкой Глинки, Чайковского, кучкистов.
Именно Сен-Санс ознакомил французских музыкантов с клавиром «Борис
Годунов» Мусоргского.
Русская музыка заметно повлияла на композиторов новой французской
школы во главе с Клодом Дебюсси. Связи его творчества с русской культурой
глубоки и многосторонни. В 19-20 лет Дебюсси провёл в России несколько
месяцев. Его знакомство с русской музыкой началось ещё видимо раньше, но за
время поездок в Россию расширилось и обогатилось. Почти вся творческая жизнь
Дебюсси прошла под знаком большого и любовного внимания к русской музыке.
В свою очередь, деятели русской музыкальной культуры отнеслись внимательно к
творчеству Дебюсси, а некоторые из них нашли в этом творчестве черты дорогие и
близкие.
К 1880 году относится заметное событие в жизни Дебюсси. Н.Ф. фон Мекк,
имя которой известно в связи с биографией Чайковского, обратилась в Парижскую
консерваторию с просьбой рекомендовать ей молодого пианиста для обучения
детей, игре в четыре руки, камерного музицирования и т.п. Выбор пал на Дебюсси.
Соглашение состоялось, и в начале июля Дебюсси отправился на службу к Мекк.
Цит. по: Статьи и рецензии композиторов Франции. Л. 1972. С. 63.
162
78
В 1880 году он не посетил Россию. Он ездил с Мекк и её семейством по Швейцарии,
Франции и Италии. Но уже в этом году начало расширяться первоначальное
знакомство Дебюсси с русской музыкой, которой Мекк очень интересовалась, не
ограничиваясь любовью к Чайковскому. В письмах Мекк к Чайковскому
сохранилось немало беглых высказываний о Дебюсси; некоторые из них
представляют большой интерес. В одном из таких писем сообщается, что Дебюсси
превосходно сыграл Мекк «Орлеанскую деву» Чайковского и что ему заказано
сделать переложение для фортепиано в четыре руки трёх танцев из «Лебединого
озера». Мекк послала Чайковскому одно из тогдашних мелких сочинений Дебюсси
- «Цыганский танец», но отзыв пришёл весьма двойственный. «Цыганский танец, очень миленькая вещица, но уж слишком коротка. Ни одна мысль не высказана до
конца, форма крайне скомкана и лишена цельности». Такую не очень лестную
оценку даёт Чайковский произведению молодого Дебюсси. Возможность
сближения двух композиторов отпала. Несомненно, в период первого пребывания
Дебюсси у Мекк происходит значительное расширение знакомства с русской
музыкой.
Летом 1881 года Дебюсси вновь получает приглашение от Мекк. На этот раз
он отправился в Россию. В Москве Дебюсси познакомился с произведениями П. И.
Чайковского, Н. А. Римского-Корсакова, Н. А. Балакирева, М. П. Мусоргского.
Творчество последнего оказало на Дебюсси особое влияние «Мусоргский
восхитителен своей независимостью, своей искренностью...»163 - писал Дебюсси.
В своём сочинении «Облака» он использовал дополнительную тему Мусоргского
из цикла его романов «Без солнца». «Русские дадут нам новые импульсы для
освобождения от нелепой скованности. Они помогут нам лучше узнать самих себя
и более свободно к себе прислушиваться»164. Не раз отмечал Дебюсси влияние
Бородина на свою музыку, указывал и на то, что это влияние было ранним.
Третья поездка Дебюсси к Мекк явилась последней. Это было связано с
увлечением Дебюсси к дочери Мекк Соне. Попытки Дебюсси просить её руки
163Цит.
по: Друскин М. Указ. Соч. С. 127.
Цит. по: Французский ежегодник. 1984. М. 1986. С. 29.
164
79
окончились отказом и предложением немедленно уехать. Отъезд Дебюсси был
настолько поспешным, что он даже оставил у Мекк некоторое количество своих
сочинений; лишь часть их была отыскана впоследствии.
Говоря о поездках Дебюсси в Россию, необходимо вновь подчеркнуть, что
значительные масштабы знакомства Дебюсси в России с русской музыкой более
чем вероятны. Главным источником их была нотная библиотека Мекк, в которой
имелось много русской музыки. Именно этим можно объяснить многочисленные
случаи влияния русской музыки на творчество Дебюсси. Львиную долю среди
музыки, с которой Дебюсси познакомился в России (у Мекк), занимала музыка
Чайковского, которую он играл каждый день и которую, необходимо отметить, он
любил. Но постепенно, по мере знакомства с музыкой «кучкистов», Дебюсси
отдаляется от музыки Чайковского, так как в музыке «кучкистов» он находит более
близкие для себя черты.
Дебюсси, по мнению петербургского музыковеда Л. А. Энтелиса,
испытывал особую привязанность к России. Он дружил с композитором И.
Стравинским, общался с СП. Дягилевым, с солистами балета М. Н. Фокиным и В.
Ф. Нижинским, художниками Бенуа и Бакстом.
Глубокий след в истории музыки оставили музыкальный критик Г.А.
Ларош, пианист А.И. Виллуан, композитор К.П. Вильбоа - автор популярного
среди революционно настроенной молодёжи дуэта «Нелюдимо наше море»,
составитель
сборника
150
русских
песен
для
различных
музыкальных
инструментов.
В 1875 году в Париже состоялась премьера «Кармен», но отзывы прессы
были почти единодушно отрицательными. В начале следующего года «Кармен»
надолго исчезла из репертуара парижских театров, но в то же время начинается её
триумфальный успех на театральных подмостках зарубежных стран, среди
которых была и Россия. Здесь опера была исполнена в 1878 году и имела успех.
Чайковский отметил её выдающуюся художественную ценность. Ещё в 1875 году
он уже имел клавир «Кармен», в начале 1876 года он видел в Париже. В 1877 году
80
писал: .».. я выучил её наизусть, всю от начала до конца» 165 . А в 1880 году
утверждал: «По-моему, это в полном смысле слова шедевр, т. е. одна из тех
немногих вещей, которым суждено отразить в себе в сильнейшей степени
музыкальные стремления целой эпохи». И далее пророчески предрекал: «Я
убеждён, что лет через десять «Кармен» будет самой популярной оперой в
мире...».166
Подлинным событием музыкальной жизни Парижа был концерт русской
музыки в Трокадеро на Всемирной выставке 1889 года. И если широкая публика не
хлынула толпой в концертный зал послушать «русских», то французские
музыканты не преминули посетить эти концерты и не оставили без внимания
значительное музыкальное явление. На этих концертах побывали композиторы не
только самых разных возрастов, но и самых разных толков и направлений.
Концерты этих мало известных во Франции «русских» имели большой
успех. В газетах появилось значительное количество статей на эту тему. Клавиры
и некоторые партитуры, изданные М.П. Беляевым, начали проникать в Париж и
попадали в руки то одних, то других французских музыкантов. Вот как писал на
эту тему Полю Дюка: «Мы помним то впечатление, которое произвела на нас тогда
музыка, столь выразительно насыщенная и колоритная по гармонии, музыка,
инструментированная так богато и подчас новаторски. Мы тогда выражали
сожаление по поводу того, что произведения столь жизнеспособные и
пленительные, оставались для нас так долго неизвестными»167. Впоследствии Поль
Дюка не раз писал о русской музыке. Писал всегда восторженно и проницательно.
Он отлично чувствовал и понимал великий смысл и ценность русских
композиторов. Единственное, чего Дюка до странности не понимал, так это
музыкального мира Чайковского. Впрочем, это было свойственно не одному ему.
Не
понимали
и
потому
обесценивали
творчество
Чайковского
многие
западноевропейские музыканты. Зато очень любил Дюка творчество Модеста
165Чайковский
П.И. Об искусстве. Ижевск 1989. С. 43.
Там же.
167
Поль Дюка. Русская музыка / Статьи и рецензии композиторов Франции. Л. 1972. С. 186.
166
81
Петровича Мусоргского. В 1890 году, когда молодой Дюка прибыл в Париж, Клод
Дебюсси сыграл ему по клавиру первое действие «Бориса Годунова». Дюка был
потрясён. Он называл это произведение «великим», «необычным», «могучим»168.
Русско-французские контакты в области театрального искусства последней
трети XIX века не получили достаточно широкого развития и носили нерегулярный
характер, но несмотря на это они способствовали дальнейшему укреплению
сотрудничества России и Франции в области театра.
В области музыкального искусства также прослеживается взаимный
интерес двух стран к музыкальной жизни друг друга. Но, важно отметить, что этот
интерес поддерживался на уровне профессиональных музыкантов. Широкой
публики французская музыка в России не имела, также как и русская во Франции.
Но, тем не менее, многочисленные выступления французских музыкантов у нас в
стране, и русских представителей музыкальной жизни России во Франции,
способствовали дальнейшему установлению прочных музыкальных контактов.
Поль Дюка. Борис Годунов. Мусоргский / Статьи и рецензии композиторов Франции. Л. 1972. С. 174.
168
82
II.2 СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ И ФРАНЦИИ В СФЕРЕ
ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА
Конец XIX века в истории культуры России отмечен существенным
расширением границ творческих контактов отечественных мастеров и просто
любителей искусства с представителями художественного мира зарубежных стран.
Критик Александр Бенуа называл Москву того времени «городом Гогена, Сезанна
и Матисса» 169 и был прав, так как в этот период российские купцы-меценаты
увлекаются творчеством французских живописцев, собирают удивительные
коллекции и знакомят Россию с шедеврами современного искусства.
В Москве в 70-80-е годы XIX века создаётся очень хорошая коллекция
западной, преимущественно французской живописи XIX века, собранная С.М.
Третьяковым. Сначала он по примеру своего брата П.М. Третьякова собирал
произведения русских живописцев. Однако вскоре он начинает покупать только
картины западных художников, желая дополнить первоклассную русскую
коллекцию своего брата образцами реалистической живописи Франции XIX века.
Уже к концу 80-х годов его галерея превзошла Петербургскую кушелевскую
галерею Академии художеств. С.М. Третьяков привозит в Россию «Портрет
молодого Энгра» Давида. Ему же мы обязаны приобретением живописного
произведения Теодора Жерико - «Этюда натурщика» и картины Делакруа «После
кораблекрушения» («Плот Медузы»). Но главное место в его коллекции занимали
образцы реалистической пейзажной живописи Франции XIX века. Именно С.М.
Третьяков
впервые
дополнил
русское
собрание
совершенно
прежде
отсутствовавшей в нём живописью Курбе («Море у берегов Бретани»).
В 1892 году С.М. Третьяков завещал свою коллекцию брату, и тогда же
объединённая галерея П.М. и С.М. Третьяковых была принесена в дар городу
Москве.
Реализм в русской западноевропейской живописи. М. 1983. С. 152
169
83
Исследование показало, что в целом французское искусство в России во
второй половине XIX века оказалось представленным весьма неполно. И если бы
на этом оборвалось русское коллекционирование французского искусства, то
собрание наших музеев располагалось бы в явно нисходящем порядке - от весьма
полного, представленного наиболее типичными мастерами и произведениями
искусства XVII - XVIII веков к неполно представленным экспозициям искусства
XIX столетия. К счастью, этого не случилось. Французская живопись с 70-х годов
XIX века до начала 10-х годов XX века оказалась представлена у нас с большим
разнообразием170.
Заслуга
здесь
целиком
и
полностью
принадлежала
московским
коллекционерам - братьям И.А. и М.А. Морозовым и С.И. Щукину - людям
высокообразованным, тесно связанным с французскими художественными
кругами. При выборе и покупке произведений французских художников, ещё не
признанных
широкой
публикой
и
отвергавшихся
музеями,
московские
коллекционеры руководствовались исключительно своей интуицией. В Париже
И.А. Морозов и СИ. Щукин имели дело с известными торговыми фирмами ДюранРюэля, Дрюэ, Воллара, Канвейлера.
В 90-х годах XIX века, когда М.А. Морозов и С.И. Щукин начали составлять
свои собрания, живопись импрессионистов даже во Франции ещё встречала
недоверие со стороны большинства коллекционеров и почти враждебное
отношение администрации государственных музеев.
Первым начал собирать французских импрессионистов М.А. Морозов,
человек широко образованный, близкий искусству, в доме которого в 1893 году
собирались Врубель, К. Коровин, Серов и другие молодые художники. 171 Уже
тогда он приобретает ряд картин современных французских живописцев и в их
числе «Кабачок» Манэ, пастель «Туалет» работы Дега, «Портрет Самарии»
Ренуара, «Семья таитян» Гогена, «Море» Ван Гога, «Портрет певицы Иветт
170Французская
171
живопись второй половины XIX века и современная ей художественная культура. М. 1972. С. 79.
Реализм в русской ... С. 174.
84
Гильбер» Лотрека. В 1910 году, через шесть лет после смерти М.А. Морозова, его
вдова передала все эти произведения в Третьяковскую галерею, где они
присоединились к собранию западной живописи С.М. Третьякова, достойным
образом завершив его. Маленькое собрание М.А. Морозова было лишь прологом
интенсивного коллекционерства его брата И.А. Морозова и С.И. Щукина.
Сергей Иванович Щукин принадлежал к богатой семье московских
коммерсантов, в которой коллекционерами были все пять братьев. Он начал
приобретать произведения французских художников в конце 1890-х годов, уже в
зрелые годы. В 1891 году он купил особняк в Большом Знаменском переулке, где
разместил впоследствии свою галерею произведений французской живописи.
Собирательство современных французских художников Щукин начал с
приобретения этюда к картине «Бедный рыбак» Пюви де Шавана, чрезвычайно
модного живописца-монументалиста в Париже 1890-х годов. Затем он купил
жанровые композиции Шарля Котте и Люсьена Симона, работавших в рыбачьих
посёлках Бретани172. О работах импрессионистов до конца 1890-х годов Щукин,
по-видимому, мало знал, либо относился к ним с предубеждением.
Вехой в изменении собирательских интересов Щукина стал 1897 год, когда
подолгу живший в Париже родственник матери коллекционера Ф. Боткин обратил
его внимание на полотна, выставленные в галерее Дюран-Рюэля. Именно тогда
Щукин знакомится с собранием импрессионистов известного коллекционера и
торговца картинами Дюран-Рюэля и начинает их активно скупать.
Дело в том, что первая выставка импрессионистов, состоявшаяся в 1874 году,
не принесла им успеха и была воспринята недружелюбно официальной критикой и
публикой. Но, тем не менее, нашлись люди, поддержавшие импрессионистов в те
годы, когда их не признавали. Среди них и был Поль Дюран-Рюэль. Когда же этот
смелый торговец картинами начал помогать импрессионистам и покупать их
картины, другие антиквары сочли его чудаком и безумцем. Но вышло так, что
значение деятельности Дюран-Рюэля во Франции поняли слишком поздно, когда
172
Французская живопись второй половины Х1Хвека-начала ХХ века. М. 1970. С. 93.
85
все те шедевры Эдуарда Манэ и других художников-импрессионистов, которые он
купил, и которые не могли получить доступ во французские музеи, ушли в Америку
и другие страны, в том числе и в Москву, к Щукину и Морозову.
Первым приобретением Щукина в этой области была «Сирень на солнце»
Клода Моне, фигурировшая на выставке импрессионистов в Париже в 1874 году.
Вскоре щукинское собрание пейзажей Клода Моне стало одним из самых
значительных в мире. До сих пор К. Моне представлен у нас не менее разнообразно,
чем даже в знаменитом музее импрессионистов в Париже173.
Лучшие у нас произведения Дега - в том числе «Танцовщица у фотографа» и
«Голубые танцовщицы» были привезены в Россию С.И. Щукиным. Рядом с ним
фигурировали редкие по совершенству картины Ренуара - «Нагая женщина,
сидящая на кушетке», получившая еще во Франции название «Жемчужина»,
«Девушки в черном» и «Дама в черном». Также собрание включало полотна
Сезанна и Гогена, менее значительно был представлен Ван Гог. Можно сказать, что
коллекционерская деятельность Щукина включала в себя многочисленные полотна
французских художников начала XX века и отличалась большим размахом.
Отдельно следует сказать об успехе картин Клода Моне в России. Знакомство
русской публики с его именем впервые произошло при посредничестве Эмиля
Золя, который, будучи постоянным корреспондентом русского «Вестника
Европы», именно на страницах этого издания в 1876 году отмечал блеск кисти,
простоту и прелесть пейзажей Моне.
Демонстрация картин Моне на художественных выставках России и
приобретение полотен Моне известными русскими коллекционерами - Щукиным
и
Морозовым
-
сделали
произведения
Моне
частью художественной
жизни России.
Русская критика не обходила стороной его полотна. Чаще других о них
писали С.К. Маковский и Я.А. Тугендхольд, главным образом на страницах
«Аполлона», А.Н. Бенуа в «Мире искусства». Последний относился к творчеству
173
Клод Моне. Картины из музеев Советского Союза. Л. 1989. С. 27.
86
Моне весьма сдержанно. С.К. Маковский принимал искусство Моне полностью,
видя в нём одного из учителей современной живописи. Наиболее содержательны
были статьи Тугендхольда. Великолепный знаток новой французской живописи,
критик посвятил Моне многие страницы своих работ. Анализируя картины, он
показывает эволюцию Моне - от блистательных завоеваний в области передачи
солнечного света и всеобщего движения в природе и до поздней манеры, когда, по
мнению критика, «утомлённая кисть старика-художника лишь повторяет себя»174.
На основе вышеизложенного материала можно сделать вывод о том, что
творчество французских художников последней трети XIX столетия было знакомо
русской публике благодаря хорошей коллекции французской живописи,
представленной в собраниях С.М. Третьякова, С.И. Щукина и И.А. Морозова.
Иначе обстояло дело с распространением русской живописи во Франции в
рассматриваемый период. С перемещением центра европейской художественной
культуры из Рима в Париж сюда на стажировку стали чаще приезжать российские
художники. В 70-80-е годы в Париже жили и работали И.Е. Репин, В.И. Суриков,
В.А. Серов, В.В. Верещагин, который организовал здесь выставку своих
среднеазиатских, балканских и индийских работ. Выставка имела успех175.
Большую роль в организации первой парижской выставки Верещагина сыграл
знаменитый во Франции русский писатель - И.С. Тургенев. Он, увидев картины
Верещагина на выставке в Лондоне в 1879 году, сообщал в письме к Полонскому
так: «Картины Верещагина я в Лондоне видел. Они очень хороши, хотя несколько
грубоваты - и произвели эффект»176. Верещагин уже давно мечтал о выставке в
Париже, но ему ни разу не удавалось добиться этого. Впервые посетив его
мастерскую в ноябре 1878 года, Тургенев, извещая Анненкова, что Верещагин
собирается показать свои произведения Парижу, добавил: «успех будет
несомненный»177. И когда после закрытия лондонской выставки художник занялся
подготовкой новой, Тургенев очень помог в её организации. Верещагин в период
Клод Моне. Картины из музеев Советского Союза. Л. 1989. С. 27-28.
Французская живопись второй половины XIX века и современная ей художественная культура. M. 1972. С. 173.
176Цит. по: Из парижского архива И.С. Тургенева / Литературное наследство. Кн.1. T.73. М. 1964. С. 305.
177Там же.
174174
175
87
подготовки выставки обращался к писателю с различными просьбами и вопросами
и получал самые дружеские советы.
Тургенев, проживший в общей сложности четверть века во Франции, хорошо
знал, какую огромную роль играла там пресса в подготовке общественного мнения.
К тому же это вообще была первая в Париже персональная выставка русского
живописца. А ведь французские критики до этого почти не знали русского
изобразительного искусства. Вот почему Тургенев решил сам выступить в
парижской печати со статьёй о Верещагине, а также широко использовать свои
знакомства и дружеские связи в Париже, чтобы пропагандировать творчество
художника. В разгар выставки - 29 декабря - в газете «Парижская республика»
появилась весьма благожелательная статья о ней. Так же писатель обращается в
ещё одну, более влиятельную парижскую газету, - «LeXIXeSiecele», где публикует
своё высокое мнение о Верещагине178.
Тургенев приглашал посмотреть работы русского художника знакомых
писателей, искусствоведов и журналистов. Многие из них напечатали потом статьи
о выставке, которые были данью глубокого уважения к великому писателю, а не
только свидетельством восторга, вызванного у них полотнами художника.
Из французских литераторов, с которыми Тургенев беседовал о Верещагине,
можно назвать Эмиля Золя, которому он много рассказывал о художнике. В числе
других французских писателей и общественных деятелей, которых Тургенев
познакомил с творчеством Верещагина, был Жюль Валлес. Блестящий журналист,
писатель-революционер, Валлес был знаком с Тургеневым и состоял с ним в
переписке. Вот, что Валлес говорил о художнике: «Своей палитрой, своей кистью
Верещагин приносит человечеству больше пользы, чем Наполеон со своей великой
армией
причинил
ему
зла....
Василий
Верещагин
хорошо
послужил
человечеству»179.
Не все статьи и заметки о Верещагине написаны благодаря Тургеневу, но
многие из них, безусловно, были обязаны своим появлением именно ему.
178Зильберштейн
179Цит.
И.С. Родному художеству радоваться я буду первый // Огонёк. 1968. №46. С. 14.
по: Из парижского архива И.С. Тургенева/ Литературное наследство. Кн.1. Т. 73. М. 1964. С. 307.
88
Около тридцати парижских газет и журналов отметили на своих страницах эту
выставку произведений Верещагина. Кроме уже названных выступили тогда со
статьями и заметками о Верещагине следующие периодические издания: «GilBlas»,
«Liberte», «Paris-Murccie», «LeParlement», «LeTemps» имногие другие. Все статьи
были весьма положительного свойства, только газета «France» отнеслась к
выставке недоброжелательно180.
Ни с кем из авторов статей Верещагин, видимо, знаком не был. Единственное
исключение - известный художественный критик Жюль Кларти, связанный с
художником узами дружбы ещё с осени 1876 года. Кларти был автором
предисловия к каталогу парижской выставки.
Уже в первые дни открытия выставки Верещагин имел все основания писать
Стасову о том на редкость тёплом приёме, какой она встретила у публики. Сообщая
в одном из писем, что «художники поголовно восхищаются» 181 , в другом
Верещагин продолжает: «Успех выставки оказывается огромный; народу очень
много, отзывы самые лестные»
182
. Обобщая собственные впечатления о
закрывшейся выставке, Верещагин писал Стасову 10 января 1880 года: «Успех был
громадный, какого я не имел и в Питере. Не только самая улица, но и соседние
были заставлены экипажами. Не только в самых комнатах, но и на лестнице стояла
густая толпа народа»183.
Успех выставки произведений Верещагина в Париже превзошёл все ожидания
Тургенева. Недаром французское «AgenceTheatrale» предложило художнику
собрать все статьи, появившиеся в связи с выставкой и выпустить эти материалы
брошюрой. Критика журнала «Soleil» Э. Кардон, писал о необходимости создать о
художнике книгу.
Подводя итоги парижской выставки Верещагина, можно сказать, что она
прошла с большим успехом и привести по этому поводу высказывание Чивилёва:
«Французы в течение трёх недель толпились в CereleSt.-Arnaud перед картинами
Зильберштейн И.С. Указ. Соч. С. 14-15.
по: Из парижского архива И.С. Тургенева / Литературное наследство. Кн.1. Т. 73. M. 1964. С.312.
182Там же.
183Там же.
180
181Цит.
89
Верещагина. И то были не зеваки, оставившие бульварные бараки, а литераторы,
учёные, художники, военные и серьёзные ценители, и любители искусства»184.
Во Франции с 1873 по 1876 годы жил И.Е. Репин. В годы пребывания в Париже
он знакомится с искусством Западной Европы. Сравнивая русскую и французскую
живопись, он отмечает интерес французских художников к совершенствованию
формы и одновременно крен русских художников к общественно значимым
сюжетам. «Французы давно уже увлечены пластикой и живописью более других
искусств. Так, как наше русское общество увлечено моралью более всех
проявлений жизни. Идеи признаёт только моральные. Наступил черёд подвинуть
вперёд нашу разбойничью натуру скифа, покаяние в грехах, пост, и самоистязание
- вот что любит уже целое пол столетие русский гражданин».185
Много внимания уделяет художник изучению старых европейских мастеров и
пристально вглядывается в современное искусство молодых французских бунтарей
- импрессионистов. В его отношении к их искусству есть и недоверие, и сомнение,
но русского художника в их живописи подкупает умение выразить естественную
живую красоту, передать воздух, солнце. Репин признаёт французский
импрессионизм. Всё репинское творчество 70-х годов проникнуто устремлением
художника к свету, к «незаинтересованной» красоте.
Под
воздействием
творчества
импрессионистов
Репин
в
поисках
«непосредственных впечатлений» пробует писать природу с натуры. Для этого он
выбирает чудесную деревушку Вёль. Вскоре здесь кроме Репина поселилась целая
группа русских художников: В.Д. Поленов, К.А. Савицкий, А.К. Беггров, Н.Ф.
Добровольский и др. В результате исследователи говорят о целой колонне русских
художников, слывшей под названием «красных шапок».
Результатом двухмесячного пребывания Репина в Вёле являются шестнадцать
работ, отмеченные на персональной репинской выставке 1891 года, среди которых
можно назвать «Мельницу в Вёле» и «Лошадь для сбора камней в Вёле»186.
184Цит.
по: Французская живопись второй половины XIX века и современная ей художественная культура. M. 1972. С. 189.
И.Е. Письма. Т.2. М. 1988. С.79.
186Репин в Париже (новонайденные работы 1873-1876гг.) / Художественное наследство. М.-Л. 1984. Т.1. С. 146.
185Репин
90
Так же результатом пребывания Репина во Франции является картина
«Парижское кафе», которая свидетельствует о наблюдательности художника,
передаёт отдельные характерные черты парижской жизни. Здесь же Репин написал
картину «Садко в подводном царстве», воплотив в ней свои думы о родине. Одной
из удачных пейзажных работ этого времени является «Дорога на Монмартр в
Париже».
С 1873 г. по 1876 г. во Франции жил ещё один известный русский художник В. Поленов. В Париже Поленов посещал салон Полины Виардо, где знакомился с
французскими писателями и художниками, посещавшими его. В годы пребывания
во Франции была создана картина «Право господина», выставленная в Парижском
салоне в 1874 году, но не вызвавшая особый интерес187.
Вслед за полотном «Право господина» в Париже Поленов пишет
историческую картину «Арест графини д' Этремон» на сюжет из гугенотских войн
Франции. Другая картина «Лето красное пропела» написана с натурщицы Бланш
Ормье188. Этими тремя полотнами характеризуется весь парижский период жизни
В. Поленова.
Неоднократно бывал в Париже А.И. Куинджи. Во время Всемирной выставки,
открывшейся в Париже в 1878 году, художник в очередной раз прибывает во
Францию. В отделе русского искусства, укомплектованном художественным
критиком
А.И.
Сомовым,
были
представлены
произведения
Куинджи:
«Украинская ночь», «Осень. Степь», «Забытая деревня», «На острове Валааме»189.
Все они были отмечены известными французскими критиками, суждения которых
дают понять, какое место Куинджи занял в мировом искусстве, как отнеслась и что
увидела в его работах парижская публика. Например, критик П. Манц отмечал:
«Истинный интерес представляют несколько пейзажистов, особенно г. Куинджи.
Ни малейшего следа иностранного влияния или, по крайней мере, никаких
признаков подражательности» 190 . «Г. Куинджи, - подчёркивал Э. Дюранти, 187Русские
художники. В. Поленов. М. 1973. С.6.
Там же. С. 7
189Куинджи и его школа. Л. 1987. С. 11.
190
Там же. С. 13.
188
91
бесспорно, самый любопытный, самый интересный между молодыми русскими
живописцами. Оригинальная национальность чувствуется у него ещё больше, чем
у других»191 . Таким образом, мы видим, как французские критики восторженно
отзывались о полотнах русского писателя, подчёркивая при этом национальную
самобытность его произведений.
Важно отметить, что многие русские художники изучали художественные
приёмы французских импрессионистов (В.А. Серов, И.И. Левитан и К.А. Коровин).
Западные искусствоведы утверждают, что они находились под влиянием этого
художественного
направления.
Учитывая
достижения
французских
импрессионистов, они не копировали их приёмы, а использовали их опыт в
собственных открытиях. Серов написал «Девочку с персиками» и «Девушку,
освещенную солнцем», когда ему не было ещё 25 лет. Он использовал приёмы
французских импрессионистов, но сделал это столь мастерски, что считать это
«заимствованием» невозможно.
Мастера русского искусства входили в духовную атмосферу Парижа, следили
за достижениями французских коллег, совершенствовали свою технику. Крамской,
приехав в Париж, заинтересовывается новым направлением искусства импрессионизмом. Живя в Париже, он читает статьи Золя, публиковавшиеся в это
время в России. Крамской утверждает, наблюдая художественную жизнь Франции,
что причины, тормозящие развитие искусства на Западе, как и в России, имеют
своей опорой консервативные методы обучения. «Всюду, во всём свете есть
академии, звания, чины, кресты, пенсии и тому подобное... - пишет он 21 апреля
1876 года. Завещание моё будет в двух словах: уничтожить институт и все его
прерогативы, чтобы спасти искусство». Однако при этом русское изобразительное
искусство развивалось самобытными путями, жило собственными проблемами и
поисками. В 1876 году Крамской писал из Парижа Стасову: «Вся Европа признаёт,
что Франция самая живая страна, народ, от которого ждут всегда и во всём
проложения новых путей и т.д. Это всё так, но мы, русские, имеем какую-то
Цит. по: Французская живопись второй половины XIX века и современная ей художественная культура. M. 1972. С.131.
191
92
странную особенность, должно быть... Мы ищем другого, не того, что здесь
принято»192.
Отдельно следует сказать, что важную роль в распространении русского
искусства
во
Франции
сыграло
«Общество
взаимного
вспоможения
и
благотворительности русских художников в Париже», основанное в 1877 году в
честь взятия Плевны русскими войсками. Председателем этого общества являлся
художник А.П. Боголюбов, постоянно живший во Франции. Учредителями его
были художники М.М. Антокольский, А.К. Беггров, Ю.Я. Леман, А.П. Боголюбов,
а также другие влиятельные лица - писатель И.С. Тургенев, банкир Г.О. Гинцбург,
коллекционер А.Ф. Онегин193.
В 1878 году Антокольским и Тургеневым был составлен устав «Общества...»
и напечатан в апрельской книжке «Вестника Европы» за 1879 год. Согласно уставу,
целями «Общества...» провозглашались: во-первых, знакомство парижской
публики с русским искусством, во-вторых, оказание денежной помощи русским
художникам и их семьям в Париже, в-третьих, помощь художникам в получении
образования, а также в получении заказов и продаже произведений.194 Общество
выдавало ссуды и денежную помощь художникам и учащимся, проводило
рисовальные вечера, концерты, литературные чтения и т.п.
Исследование показало, что благодаря деятельности «Общества...» и И.С.
Тургенева во Франции получили известность произведения молодого русского
художника - Ивана Павловича Похитонова.
195
Так, 20 февраля 1882 года
«Общество...» организовало в Париже выставку работ русских художников. И
Тургенев привлёк внимание своих французских друзей - писателей и журналистов
- к работам Похитонова. Об этом в частности свидетельствует его записка к
литератору и переводчику Эмилю Дюрану: «... А пока посылаю входной билет не
192Крамской
И.Н. Указ. Соч. С. 134.
И.С. Указ. Соч. С. 12.
193Зильберштейн
Там же.
194
Реализм в русской западноевропейской живописи. M. 1983. С. 54.
195
93
нашу выставку, рекомендуя вам, главным образом, небольшие, но совершенно
замечательные картины Похитонова».196
После выставки в журнале «NouvellerevueFrancaise» появилась статья, в
которой содержалась высокая оценка «прелестных по колориту и исполнению
пейзажей Похитонова». В парижской печати были и другие положительные
отклики на показанные тогда на выставке работы молодого русского живописца.
Само «Общество...» к концу XIX века постепенно утратило своё влияние и в 1917
году прекратило свою деятельность.
Важно отметить, что русское изобразительное искусство постепенно находило
признание во Франции. В 1876 году известный художественный критик Ж. Клареси
писал: «Мне кажется, можно безошибочно предсказать, что в скором времени тот
или другой из проживающих теперь во Франции русских художников окажет
глубокое влияние на нашу национальную живопись» 197 . Вскоре после статей
Клареси, в 1880 году заметный успех в Париже имела выставка В.В. Верещагина.
Французская критика отмечала, что «это талант цельный, очень сильный и глубоко
оригинальный»198. В откликах слышалось признание не только достоинств работ
Верещагина, но и полноправного гражданства новой русской живописи в
европейском искусстве.
Вышеизложенный материал позволяет сделать выводы, что знакомство
русской публики с изобразительным искусством Франции в изучаемый период
происходило за счёт собраний произведений живописи известных русских
коллекционеров. Широкого распространения в России оно не имело, русское
изобразительное искусство получило более широкое признание во Франции. Его
проникновение во французскую культуру происходило за счёт довольно частых
выставок произведений русских художников и их частых поездок в центр
европейской художественной культуры того времени.
197
Французский ежегодник. 1984. M. 1986. С.27.
Цит. по: Французский ежегодник. 1984. М. 1986. С.27
198
94
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В конце XIX века Россия и Франция активного взаимодействовали в
сфере культуры. Этому способствовало сближение России и Франции в
преддверии Первой мировой войны. Кроме того, Россия переживала
небывалый рассвет художественной культуры, её широкий выход на
международную арену, повлекший за собой становление и интенсивное
развитие культурного сотрудничества с рядом европейских стран.
Как показало исследование, развитие русско-французских культурных
связей на протяжении XIX века происходило не равномерно и претерпевало
своеобразную эволюцию. Так, в начале и середине XIX века французская
культура была лучше известна в России, чем русская во Франции. Это было
связано с традициями, с распространённостью французского языка среди
образованной части русского населения.
Однако к началу исследуемого периода русская культура и искусство
получили широкое распространение во Франции. Русская культура впервые
широко показала свои достижения, наличие и своеобразие национальных
школ в искусстве, огромный творческий потенциал и готовность к диалогу.
Это, прежде всего, относилось к русской литературе, драматическому театру,
музыке.
Русско-французское сотрудничество в культурной сфере в исследуемый
период носило двусторонний характер. Основными формами в области
литературы были книгообмен; в области театра - постановки пьес
французских авторов на русских сценах и произведений русских писателей и
драматургов во французских театрах; в области музыкального искусства артистический обмен, а в области изобразительного искусства - выставки
русских живописцев во французской столице, и наоборот, выставки
французских художников у нас в стране.
94
95
Активное сотрудничество России и Франции в области культуры в
последней трети XIX века оказало огромное воздействие на восприятие нашей
страны французами. Россия перестала рассматриваться французами как
экономически и политически отсталая страна, перестала отождествляться со
«страной
варваров»,
а
стала
восприниматься
как
государство
с
высокоразвитой культурой. Гастроли русских артистов во Франции, личные
контакты между представителями французской и русской культуры, несли
большую просветительскую нагрузку, учили взаимной терпимости к иному,
чуждому и тем самым способствовали снятию напряжения и улучшению
официальных отношений между двумя странами.
Кроме того, широкое распространение русской культуры во Франции в
последней трети XIX века повлияло на развитие французской культуры
последующего периода. Оно дало мощный толчок к возрождению
французской реалистической литературы.
Русско-французские культурные отношения последней трети XIX века
являются интереснейшей страницей взаимоотношений России и Франции,
заложивших основу последующего сотрудничества наших стран в области
культуры.
95
96
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
Источники
1.
Балакирев М.А. Летопись жизни и творчества. Л. 1967.
2.
Бенуа А. Мои воспоминания. М. 1993.
3.
Герцен А.И. Былое и думы. Т. 2. М. 1957.
4.
Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений. Т.25-26. М.
5.
Достоевский. Новые материалы и исследования /
1959.
Литературноенаследство. Т.77. М. 1956.
6.
Из парижского архива И.С. Тургенева / Литературное
наследство. Т.73.Кн.1. М. 1951.
7.
Крамской И.Н. Письма, статьи. Т. 1. М. 1965.
8.
Ларош Г.А. Избранные статьи. М. 1972.
9.
Репин И.Е. Письма. Т.2. 1988.
10. Римский-Корсаков Н. Летопись моей музыкальной жизни. М.
1982.
11. Салтыков-Щедрин М.Е. Избранные сочинения. М.-Л. 1946.
12. Танеев СИ. Дневники в трёх томах. 1894-1909. Кн. 1. М. 1981.
13. Танеев СИ. - Чайковский П.И. Письма. М. 1951.
14. Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений в 90 томах. Т. 48-52.
М.Л. 1951.
15. Толстой Л.Н. Об искусстве и литературе в двух томах. М. 1958.
16. Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем. Т. 9-11, 15.
М.-Л.1961 - 1968.
17. Тургенев И.С. Жизнь и творчество. М. 1967.
18. Письма И.С. Тургенева к Полине Виардо и его французским
друзьям. М. 1900.
19. Чайковский П. И. О музыке, о жизни, о себе. М.-Л. 1940.
20. Чайковский П.И. Переписка с Н.Ф. фон Мекк. М.-Л. 1935.
96
97
21. Чехов А.П. Полное собрание сочинений и писем в 30-и
томах. Т.16(1881-1902). М. 1987.
22. Вельшингер И. Письма из Парижа. Спец.
корреспонденция // Русское обозрение. Т.2. Февраль 1890; Апрель
1890.
23. Гальперин-Каминский И.Д. Руссоведение во Франции // Русская
мысль. 1894. №9.
24. Китайская стена во французской литературе и неведение
относительно России // Вестник иностранной литературы. 1894. №1.
25. Русская труппа в Париже. Воспоминания актрисы //
Литературный журнал. 1881. №9.
26. Николаев Н. Театральные заметки // Киевлянин. 1912. № 66.
27. Театральная хроника // Русское обозрение. Т.6. Ноябрь 1890.
№11.
28. Театральная хроника // Русское обозрение. Т.1. Февраль 1890.
29. Вогюэ М. Современные русские писатели - Толстой,
Тургенев, Достоевский. М. 1888.
30. Герцен А.И. Письма из Франции и Италии. М.-Л. 1934.
31. Ги де Мопассан. Статьи о писателях. М. 1957.
32. Доде А. Тургенев (Полное собрание сочинений). Т. 7. М. 1965.
33. Дюка П. «Русская музыка» («Статьи и рецензии композиторов
Франции»). Л. 1972.
34. Дюка П. Русские музыканты. «Антар» Римского-Корсакова.
(Статьи ирецензии композиторов Франции). Л. 1972.
35. Дюка П. «Борис Годунов» Мусоргского. (Статьи и
рецензиикомпозиторов Франции). Л. 1972.
36. Кюи ЦА. Избранные статьи об исполнителях. М. 1957.
37. Толстой Л.Н. Предисловие к сочинениям Ги де Мопассана. М.
1955.
Литература
97
98
1.
Айзеншток И. Французские писатели в оценках царской цензуры
// Литературное наследство. Т. 33-34. М. 1939.
2.
Алексеев А.Д. Французская фортепианная музыка конца XIX
века начала XX века. М. 1961.
3.
Алексеев М.П. Виктор Гюго и его русские знакомства /
Литературное
наследство. Т. 31-32. М. 1937.
4.
Алексеев М.П. Русская литература и её мировое значение. СПб.
5.
Асафьев Б.В. О музыке Чайковского. Л. 1972.
6.
Афонин Л. Повесть об Орловском театре. Тула. 1965.
7.
Баренбойм Л. Антон Григорьевич Рубинштейн. Т.2(1867 - 1894)
1974.
Л. 1962.
8.
Берковский Н.Я. О мировом значении русской литературы. М.
9.
Бернандт Г. С. И. Танеев. М.Л. 1983.
1989
10. Брандис Е. Марко Вовчок. М. 1968.
11. Вольдман Б.Д. Из связей Тургенева с Флобером. Рига 1967.
12. Ганина М. А. Глазунов. Жизнь и творчество. Л. 1961.
13. Генералова Н.П. И.С. Тургенев: Россия и Европа. М. 1975.
14. Головинский Г.Л. Модест Петрович Мусоргский. М. 1998.
15. Гордеева Е.М. Композиторы «Могучей кучки». М. 1985.
16. Данилов С.С. Русский драматический театр XIX века. М. 1967.
17. Друскин М. История зарубежной музыки. М. 1967.
18. Зингер Г.Р., Филонова К.Г. Островский во Франции /
Литературное наследство. Т. 88. Кн.2. М. 1974.
19. Из истории литературных связей XIX века. М. 1962.
20. История русского драматического театра. В 7-и томах /
Под ред. Холодова Е.Г. Т.7. М. 1987.
98
99
21. История русской литературы XIX века (70-90 годы). М. 2001.
22. Кафанова О.Б. Жорж Санд и русская литература XIX века. М.
1998.
23. Кафанова О.Б. Жорж Санд в России. Библиография русских
переводов и критической литературы на русском языке (1832-1900). М .
2003.
24. Клод Моне. Картины из музеев Советского Союза. Л. 1989.
25. Куинджи и его школа. Л. 1987.
26. Ладария М.Г. И.С. Тургенев и классики французской
литературы. Сухуми 1970.
27. Летопись жизни и творчества Ф.И. Шаляпина. Кн.1. МЛ 984.
28. Луков В.А. Русская литература: генезис диалога с
европейской культурой. М. 2006.
29. Макашин С.А. Литературные взаимоотношения России и
Франции XVIII - XIX в.в / Литературное наследство. Т. 29-30. М. 1937.
30. Мазон Анри. Парижские рукописи И.С. Тургенева. М.-Л. 1931.
31. Манфред А.З. Очерки истории Франции 18-20 в.в. М. 1961.
32. Манфред А.З. Образование русско-французского союза. М 1975.
33. Менегальдо Е. Русские в Париже 1919-1939. М. 2001.
34. Морозов П.О. История европейской сцены. СПб. 1902.
35. Мюллер де Морог. Лесков во Франции и романской Швейцарии /
Литературное наследство. Т. 101. Кн. 2. М. 2000.
36. На рубеже XIX и XX веков. Из истории международных связей
русской литературы / Под ред. Левина Ю.Д. Л. 1991.
37. Назаров А.Ф. Цезарь Антонович Кюи. М. 1989.
38. Нелидов В.А. Театральная Москва. М. 2002.
39. Петровская И. Театр и зритель российских столиц. 1895-1917. Л.
1990.
40. Прийма Ф.Я. Русская литература на Западе. Статьи и
разыскания. Л. 1970.
99
100
41. Пузиков А. Портреты французских писателей. М. 1967.
42. Реализм в русской западноевропейской живописи. М. 1983.
43. Россия Франция XVIII - XX в.в. Отв. ред. Черкасов. Выпуск 4. М.
2001.
44. Россия и Франция XVIII - XX в.в. Отв. ред. Черкасов. Выпуск 5.
М. 2005.
45. Россия и Франция XVIII - XX в.в. М. 1995.
46. Русские художники. В. Поленов. М. 1973.
47. Русско-европейские литературные связи. М.-Л. 1966.
48. Савенко С.И. СИ. Танеев. М. 1984.
49. Светлова М.Г. М.Г. Савина. М. 1988.
50. Сидельников Л. Чайковский. М. 1992.
51. Соловцов А. Жизнь и творчество Н.А. Римского-Корсакова. М.
1964.
52. Сохор А. Бородин. М. 1965.
53. Статьи и рецензии композиторов Франции. Л. 1972.
54. Суворин А. Иван Николаевич Крамской. Его жизнь,
переписка и художественно-критические статьи. СПб. 1888.
55. Французский ежегодник. 1984. М. 1986.
56. Французская живопись второй половины XIX века и
современная ей художественная культура. М. 1972.
57. Французская живопись второй половины XIX века - начала XX
века. М. 1970.
58. Фридлендер Г.М. Достоевский и мировая литература. М. 1979.
59. Чайковский и зарубежные музыканты. Л. 1970.
60. Чехов и мировая литература. В двух книгах //
Литературноенаследство. Т. 100. Кн.1. М. 1997.
61. Александров В.А. А.П. Чехов в ранней литературной критике
(1889-1904) // Литературная учёба. 1999. Кн. 1-3.
100
101
62. Брандис Е. «Необыкновенные путешествия» в России // В мире
книг. 1978. №2.
63. Винникова Г. Тургенев и Франция // Огонёк. 1979.№39.
64. Дмитриева В.А. П.Ж. Этцель - издатель произведений И.С.
Тургенева во Франции / Книга. Исследования и материалы. 1978. Сб.36.
65. В.А. Петербургский издатель СВ. Звонарёв и его книжные связи
с Францией // Книга. Исследования и материалы. 1982. Сб. 45
66. Зильберштейн И.С. Парижские находки. Иван Тургенев, Лев
Толстой, Анатоль Франс // Огонёк. 1967. №48.
67. Зильберштейн И.С. Родному художеству радоваться я буду
первый // Огонёк. 1968. №.46.
68. Като Ж. Понять друг друга // Литературное обозрение. №2, 1986.
Кургатников А. Императорский французский театр в Петербурге 1833-1918
//Нева. 1998. №4.
69. Леонтьевский Н. Три приезда Сары Бернар в Россию // Театр.
№2.1970. Лилеева И. Триумф творца «Человеческой комедии» // Советская
культура. 1974. 21 мая.
70. Лилеева И. Толстой читает Мопассана // Огонёк. №31. 1975.
Мазовецкая Э.И. Из истории переводов Э. Золя в России // Русская
литература. №1. 1974.
71. Никитина В.П. Этапы восприятия художественной прозы Чехова
во Франции // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология. 1987.
№1.
72. Петрунин Ю. У книг своя судьба // Библиотекарь. 1981. №11.
Прийма Ф.Я. «Как удар молнии...»(Л. Толстой в оценке писателей Запада) //
Наш современник. 1978. №9. Репин в Париже (новонайденные работы 18731876 г.г.) / Художественное наследство. Т.1. М.-Л. 1984.
73. Удеревский Ю.В. И.С. Тургенев и французские писатели XIX
века // Вестник Московского университета. 1968. №6.
101
102
74. Чернышёва А. Диалог культур // Орловская Правда. 2007. 15
августа.
102
103
103
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа