close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Гаврилушкина Светлана Валерьевна. Субсидиарная ответственность в рамках дела о банкротстве: проблемы теории и практики.

код для вставки
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему: «Субсидиарная работа в
рамках дела о банкротстве: проблемы теории и практики».
Год защиты: 2018.
Специальность: 40.04.01 «Юриспруденция».
Студент: Гаврилушкина С.В.
Руководитель: к.ю.н., доцент Дихтяр А.И.
Объем ВКР: 102 страниц.
Количество источников: 41.
Перечень ключевых слов: законодательство, банкротство, субсидиарная
ответственность, лицо, контролирующее должника, должник, арбитражный
суд, привлечение к ответственности, арбитражный управляющий, кредитор,
уполномоченный орган.
В выпускной квалификационной работе представлен анализ теоретикоправовых основ и особенностей привлечения лиц, контролирующих
должника,
к
субсидиарной
ответственности,
по
основаниям,
предусмотренным Федеральным законом от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О
несостоятельности (банкротстве)». Раскрываются понятие и правовая природа
ответственности, выявляются особенности правового положения лиц,
контролирующих
должника,
раскрываются
основания,
позволяющие
привлечь лиц, контролирующих должника, к субсидиарной ответственности.
Кроме
того,
рассмотрен
ответственности,
определении
проблемы,
лиц,
а
также
порядок
привлечения
определены
проблемы,
наделенных
связанные
с
статусом
формированием
к
субсидиарной
возникающие
контролирующих
при
должника,
доказательственной
базы,
необходимой для привлечения к субсидиарной ответственности, а также
проблемы, связанные с исполнением решения суда о привлечении к
ответственности.
По результатам работы сделаны обоснованные выводы, имеющие
теоретическое и практическое значение.
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………5
ГЛАВА
1.
ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ
АСПЕКТЫ
СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О
БАНКРОТСТВЕ……………………………………………………………..…11
1.1
Понятие и правовая природа субсидиарной ответственности….11
1.2
Правовое положение лиц, контролирующих должника, в делах о
банкротстве………………………………………………………………………30
1.3
Основания для привлечения к субсидиарной ответственности в
процедурах банкротства…………………………………………………………48
ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К СУБСИДИАРНОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЛИЦ, КОНТРОЛИРУЮЩИХ ДОЛЖНИКА, В
ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ……………………………………………………57
2.1
Проблемы
определения
лиц,
подлежащих
привлечению
к
субсидиарной ответственности в деле о банкротстве………………………….57
2.2
Особенности
формирования
доказательственной
базы
для
привлечения к субсидиарной ответственности………………………………...62
2.3 Порядок привлечения к субсидиарной ответственности……………68
2.4 Проблемы, связанные с исполнением решения арбитражного суда о
привлечении к субсидиарной ответственности…………………………….......87
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………...95
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………………98
5
ВВЕДЕНИЕ.
Актуальность
темы
исследования.
В
настоящее
время,
законодательство, регулирующее институт банкротства в Российской
Федерации претерпевает существенные изменения. Указанное явление
вызвано тем фактом, что недобросовестные действия, совершаемые в ходе
осуществления процедур банкротства, стали довольно распространенным
явлением. В частности, в процедурах банкротства устанавливаются факты
отсутствия у должника активов, необходимых не только для удовлетворения
требований его кредиторов, но и недостаточных для финансирования
расходов, возникающих при проведении той или иной процедуры,
применяемой в деле о банкротстве, при том, что должником на протяжении
длительного периода могла вестись активная финансово-хозяйственная
деятельность, приносящая не малую прибыль. Также, выведение активов
должника в пользу конечных бенефициаров, либо аффилированных компаний
стало довольно распространенным явлением. Эти и другие неправомерные
действия должника, либо лиц, контролирующих его, наносят существенный
вред имущественным правам и интересам кредиторов, а также способствуют
формированию неблагоприятного экономического климата и замедляют
развитие предпринимательства и бизнеса.
В целях борьбы с подобными явлениями и защиты кредиторов, на
законодательном
уровне
проводятся
мероприятия,
направленные
на
расширение их полномочий по защите нарушенных прав посредством
усовершенствования института субсидиарной ответственности. Внесенные
изменения
Федеральный
несостоятельности
закон
(банкротстве),
от
26.10.2002г.
направлены
на
№127-ФЗ
«О
минимизацию
противоправных действий, приносящих ущерб интересам кредиторов и
государства, как самим должником, так и лицами, контролирующими его, за
счет расширения оснований, по которым возможно привлечение к
6
субсидиарной ответственности, расширения круга лиц, за которыми может
быть закреплен статус контролирующих должника.
Степень научной разработанности темы. Теоретическую основу
исследования в совокупности составили научные труды ученых в области
гражданского права, а также научные публикации, статьи, разработки таких
авторов как: К.Б. Кораева, Е.А. Васильева, В.В. Витрянского, Г.Э.Берсункаева,
П.Е. Губина, В.В. Сергеева В.С. Белых, Т.М. Сусловой и других.
Цель
работы:
теоретико-правовой
анализ
действующего
законодательства, регулирующего сферу субсидиарной ответственности, а
также выявление проблемных вопросов, возникающих при применении
законодательной базы на практике.
На основании цели исследования сформированы следующие задачи:
-
определение
понятия
и
правовой
природы
субсидиарной
ответственности;
- раскрытие правого положения лиц, контролирующих должника, в деле
о банкротстве;
-
выявление
оснований,
необходимых
для
привлечения
лиц,
контролирующих должника, к субсидиарной ответственности;
- выявление проблем, возникающих при определении лиц, подлежащих
привлечению к субсидиарной ответственности;
- раскрытие особенностей формирования доказательственной базы для
привлечения к субсидиарной ответственности;
- рассмотрение порядка привлечения к субсидиарной ответственности,
выявление проблем, связанных с исполнением решений о привлечении к
субсидиарной ответственности.
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
связанные с реализацией возможности привлечения к субсидиарной
ответственности.
Предметом
исследования
являются
нормы
гражданского,
арбитражного, гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального
7
права, Федеральный закон от 26.10.2002г. №127-ФЗ «О несостоятельности
(банкротстве) в части применения норм привлечения к субсидиарной
ответственности.
Методологическую основу исследования составляют такие методы
научного познания как теоретический, сравнительный, историко-правовой
логико-юридический анализ результатов исследования, которые проведены
другими авторами по вопросам применения законодательства о банкротстве в
области субсидиарной ответственности.
Нормативная
законодательство
основа
исследования:
действующее
российское
в
области
регулирования
института
субсидиарной
Эмпирическая
основа
исследования:
существующая
ответственности.
судебная
практика, опубликованная в официальных источниках, судебные акты
арбитражных судов, а также ее обобщении Верховным судом.
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Субсидиарная
инструментом,
ответственность
направленным
на
является
восстановление
эффективным
нарушенных
прав
кредиторов, выразившихся в непогашении должником обязательств перед
ними. Первоначально, основные положения, связанные с субсидиарной
ответственностью, были официально закреплены в ГК РФ (часть первая),
принятом 21.10.1994 года. В настоящее время гражданско-правовые аспекты
понятия субсидиарной ответственности имеют значительное отличие от тех,
что были закреплены указанным Кодексом.
Формирование и развитие
понятия субсидиарная ответственность началось ещё в Древнем Риме с
момента возникновения договора поручения, существующего в римском
частном праве. Именно существовавшее в то время понятие поручителя, под
которым подразумевался не основной должник, а третье лицо, которое было
обязано исполнить обязательство основного должника, в том случае, когда
последний был не в состоянии сделать это самостоятельно, дало зарождение
понятиям субсидиарный должник и субсидиарная ответственность.
8
2.
В настоящее время, расширен круг лиц, которые могут быть
привлечены к субсидиарной ответственности. В частности, к лицам, на
которых может быть возложена субсидиарная ответственность в рамках дела
о банкротстве относятся лица, наделенные статусом контролирующих
должника. Правовой статус лиц, контролирующих должника в деле о
банкротстве является одним из видов специального правого статуса и
включает в себя наличие у них регулятивных и охранительных функций,
которые с одной стороны должны обязывать таких лиц, действовать
добросовестно и разумно, не причиняя вреда интересам как самого должника,
так и его кредиторов, а с другой – приводят к возникновению обязанности
нести негативные последствия нарушения такой обязанности, к которым
относится возложение субсидиарной ответственности на такое лицо.
3.
Принятые 21 декабря 2017г. Постановление Пленума ВС РФ №53
«О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих
должника лиц к ответственности при банкротстве», а также 15.02.2018г.
Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ №302ЭС14-1472
коррективы
(4,5,7)
в
по
делу
процесс
№А33-1677/20139,
определения
лиц,
внесли
значительные
наделенных
статусом
контролирующих должника, а также определили принципы, которые
необходимо использовать при формировании доказательственной базы,
позволяющей признать лицо контролирующим должника с последующим
привлечением его к субсидиарной ответственности. Эти изменения дают
возможность судебным органам внимательнее к косвенным доказательствам,
имеющим место в рассмотрении дела о привлечении к субсидиарной
ответственности, а также уйти от формального подхода, применяемого при
определении статуса лица, контролирующего должника, а также от
существующего мнения о том, что факт контроля над должником
подтверждается исключительно наличием прямых доказательств, в которых
отражаются явные указания должнику на действия или бездействие в
различных обстоятельствах.
9
4.
При
обращении
с
заявлением
о
привлечении
лиц,
контролирующих должника, к субсидиарной ответственности, заявитель
должен быть готов к тому, что придётся столкнуться с определенными
трудностями, возникающими как на этапе рассмотрения такого заявления, так
и в последующем, в процессе исполнения решения суда о привлечении к
ответственности.
В частности, заявителю на этапе рассмотрения дела необходимо будет
предоставить доказательства, что именно действиями лица, привлекаемого к
ответственности, было обусловлено ухудшение финансово-хозяйственной
деятельности
должника,
приведшее
в
последующем
к
банкротству.
Зачастую возникают трудности с выявлением лиц, на которых может быть
возложена субсидиарная ответственность по обязательствам должника, в
связи с тем, что не всегда лицо, по указанию которого осуществляются те или
иные действия или бездействие, официально связано с должником. В таких
ситуациях приходится проводить огромную работу по установлению фактов
влияния на деятельность должника теневым руководителем.
5.
Принятие арбитражным судом решения о привлечении лица,
контролирующего должника, к субсидиарной ответственности не всегда
может гарантировать восстановление нарушенных прав кредиторов, так как
могут возникнуть ситуации, препятствующие исполнению такого решения.
Это может быть вызвано как проблемами с выдачей исполнительного
документа,
так
и
невозможностью
взыскания
суммы
возложенной
обязанности на лицо, контролирующее должника, в связи с отсутствием или
недостаточностью у него активов, необходимых для погашения требований по
документу. По этой причине, заявителю необходимо проявлять активность и
не пускать процесс получения исполнительного документа, а также взыскания
по нему на самотек.
Апробация результатов работы. Некоторые положения магистерской
диссертации были отражены в отчете студента о научно-исследовательской
работе, изложены в выступлениях на научно-исследовательских семинарах,
10
организованных в период обучения на кафедре гражданского права в ФГБОУ
ВО «Орловский государственный университет им. И.С. Тургенева».
Результаты проведенного магистерского исследования использованы
при
публикации
научных
статей
в
сборниках
научно-практических
конференций:
1.
Гаврилушкина
Светлана
Валерьевна.
Субсидиарная
ответственности в рамках дела о банкротстве: проблемы теории и практики. //
Сборник научных статей студентов 3 курса магистратуры, группы 62Ю-мз
Юридического
института
ФГБОУ
ВО
«Орловский
государственный
университет имени И.С. Тургенева». – Орёл, 2018. – 144с.
Структура выпускной квалификационной работы. Указанная работа
состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения,
списка использованной литературы.
11
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ
СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ О
БАНКРОТСТВЕ.
1.1
Понятие и правовая природа субсидиарной ответственности.
Субсидиарная
ответственность
лиц,
контролирующих
должника
представляет собой дополнительный вид финансовой ответственности за
долги, которые не были погашены перед кредиторами и уполномоченными
органами должником. Подобный вид ответственности дает возможность
кредиторам, требования которых не были удовлетворены за счет основного
должника, предъявить их к лицам, контролирующим должника или
субсидиарным должникам.
21 октября 1994 года Государственной Думой был принят действующий
в настоящее время Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая),
который
закрепил
основные
моменты,
связанные
с
субсидиарной
ответственностью. Указанные положения в значительной мере отличаются от
гражданско-правовых
аспектов
субсидиарной
ответственности,
применяющихся в настоящее время. Данное обстоятельство обусловлено
эволюцией правоотношений в области банкротства, оказавшей существенное
влияние
на
модернизацию
института
субсидиарной
ответственности.
Стремительное развитие вышеуказанного института доказывает его высокую
значимость в обеспечении прав и законных интересов всех участников
гражданских правоотношений.
Однако, в цивилистике до настоящего момента отсутствует четкое
определение института субсидиарной ответственности, не смотря на
продолжительный этап его существования в гражданском законодательстве
Российской Федерации.
Кроме того, в незначительной мере определена
сущность и значение субсидиарной ответственности в общей системе
гражданско-правовых отношений. В настоящее время большое внимание
12
уделяется проблеме взаимосвязи и соотношения понятия субсидиарной
ответственности с понятиями субсидиарная множественность, субсидиарный
должник,
субсидиарное
обязательство.
Основными
принципами
возникновения гражданско-правовой ответственности являются следующие:
- наличие нарушенных прав;
- причинение вреда;
- наличие связи между причиненным вредом и нарушенным правом;
- наличие вины лица, причинившего вред.
В современной науке отмечают, зарождение института субсидиарной
ответственности началось в Древнем Риме, а именно с возникновения понятия
договора поручения в римском частном праве.
Основным подтверждением вышеуказанной теории служит тот факт,
что в римском частном праве под поручителем понимался не основной
должник по имевшему место быть обязательству, а третье лицо, которое
должно было исполнить обязательство должника, в том случае, если
последний был не в состоянии сделать это самостоятельно. Существование
подобного
способа
обеспечения
долга
являлось
для
кредиторов
гарантированным подтверждением в том, что обязательство должника перед
ними будет исполнено. Однако, в римском частном праве понятие
ответственности «добавочного» (акцессорного) должника по обязательствам
основного должника закрепилось не сразу. В процессе развития римского
частного права институт поручительства также подвергался существенным
изменениям. «Важное значение имело закрепление нормы, согласно которой
поручитель
(субсидиарный
должник)
наделялся
правом
требования
исполнения обязательства в первую очередь основным должником. В
дальнейшем, в случае недостаточности имущества основного должника для
исполнения обязательства, становилось возможным обращение взыскания на
активы «добавочного» должника». Указанное положение было введено 4-ой
новеллой (глава 1) императора Юстиниана в 535 г. В последующем, в праве
Древнего Рима закрепилось положение, в соответствии с которым на
13
акцессорного должника ответственность перед кредиторами возникала только
в том случае, если имущества основного должника не хватило, для исполнения
обязательства в полном объеме. Кроме того, была введена норма, согласно
которой субсидиарный должник наделялся правом требования к основному
должнику суммы убытков, понесенных в результате неисполнения основным
должником своего обязательства. Правовое положение кредитора в римском
частном праве также давало ему возможность предъявления своих
неисполненных требований как к основному, так и к «дополнительному»
кредитору.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что нормы римского
частного права легли в основу действующих в Российской Федерации в
настоящее
время
законодательных
актов,
регулирующих
институт
субсидиарной ответственности.
Нельзя
не
заметить,
что
в
процессе
развития
гражданских
правоотношений, значительным образом расширяется, модернизируется и
оптимизируется
содержание
осуществляется
регулирование
правовых
сферы
норм,
согласно
применения
которым
субсидиарной
ответственности. Происходящие изменения дают как кредиторам, так и
должникам существенные инструменты как для защиты, так и для
возможности восстановления нарушенных прав, связанных с применением
норм субсидиарной ответственности.
Принятие в 1994 году нового ГК РФ, оказало существенное влияние
институт субсидиарной ответственности, а вместе с тем и на положение
кредиторов. В современной цивилистике выделяются особые случаи
субсидиарной
ответственности,
выражающиеся
в
различной
системе
гражданских правоотношений. В связи с чем, «субсидиарную ответственность
можно подразделить на следующие виды, в зависимости от оснований ее
возникновения:
1. ответственность, вытекающая из договорных отношений;
14
2. ответственность, возникающая из внедоговорных (деликтных)
обязательств;
3. ответственность, возникающая из корпоративных отношений;
4. ответственность, возникающая у собственников казенных и
унитарных организаций»1.
Данный вид классификации был представлен Сухановым Е.А.
Согласно положениям теории гражданского права, возникновение
недоговорной ответственности всегда связано наличием особых обстоятельств
между сторонами дела, которые могут предполагать возмещение вреда,
причиненного имущественным отношениям. Данное обязательство состоит в
возмещении причиненного вреда в обязательственных правоотношениях.
Ответственность, вытекающая из договорных отношений, не ведет к
возникновению особого обязательства. Можно выделить субсидиарную
ответственность, возникающую из правовых источников, а также она может
быть предусмотрена условием обязательства. Так, стороны обязательства
могут установить случаи субсидиарной ответственности, которые прямо не
предусмотрены
законодательством.
Что
же
касается
субсидиарной
ответственности, вытекающей из правовых источников, в качестве примера
можно указать на субсидиарную ответственность по договору поручения.
Стоит
не
забывать
и
о
установленной
законодательно
деликтной
субсидиарной ответственности законных представителей по обязательствам
своих
несовершеннолетних
детей.
Таким
образом,
субсидиарную
ответственность можно разделить на договорную, при которой субъекты
правоотношений связаны между собой ответственностью, которая возникает
в случае нарушения одной из сторон обязательств по договору, и
внедоговорную субсидиарную ответственность, в том случае, когда стороны
не состоят между собой в договорных отношениях.
1
Гражданское право: учебник. Т. 1// отв.ред. Е.А.Суханов. М.: БЕК, 1998.С. 437-438
15
В зависимости от субъективного отношения к обстоятельствам,
повлекшим субсидиарную ответственность, можно разделить субсидиарную
ответственность на ответственность, обусловленную виной субсидиарного
должника (например, ст. 105 ГК РФ, ответственность основного общества по
долгам дочернего общества-банкрота), и субсидиарную ответственность,
наступающую безразлично к наличию вины субсидиарного должника. По
субъектному составу правоотношения выделяются специальные случаи
субсидиарной ответственности, в которых основным должником всегда
является только юридическое лицо или только гражданин, и случаи, где
субъектный состав правоотношений, их обусловливающих, не оговаривается
законодателем. Специальные случаи субсидиарной ответственности первой
группы предусмотрены в ч.1 ГК РФ в следующих случаях:
«а) ответственность учредителей (собственников) юридического лицабанкрота при недостаточности его имущества;
б) ответственность основного общества при банкротстве дочернего по
его вине;
в)
ответственность
члена
производственного
кооператива
по
обязательствам кооператива; ответственность участников по обязательствам
потребительского кооператива;
г) ответственность РФ по обязательствам казенного предприятия при
недостаточности его имущества;
д)
ответственность
собственника
имущества
учреждения
при
недостаточности такого имущества автономных и бюджетных учреждений –
при причинении вреда гражданам;
е) ответственность членов ассоциации (союза) по ее обязательствам.
К этим случаям можно также отнести субсидиарную ответственность
РФ, субъекта РФ, муниципальных образований по требованиям вкладчика к
банку»2.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994г. № 51-ФЗ (в ред. от
03.08.2018г.) //СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 2;
2
16
Субсидиарная ответственность по обязательствам юридических лиц
предусматривается в разработанных на основе ГК РФ федеральных законах,
таких как Федеральный закон «Об акционерных обществах», «Об обществах с
ограниченной ответственностью», «О производственных кооперативах», «О
несостоятельности (банкротстве)», «О некоммерческих организациях» и др. К
случаям субсидиарной ответственности, предусматривающим специальный
субъектный состав, где основным должником может быть только гражданин,
следует
отнести
случай
субсидиарной
ответственности
законных
представителей несовершеннолетних детей за причинение последними вреда,
предусмотренный ГК РФ.
Случаи
субсидиарной
ответственности,
не
предусматривающие
специального субъектного состава, в основном, предусмотрены ч.2 ГК РФ,
которая содержит нормы:
«а) субсидиарной ответственности по требованиям получателя ренты;
б) субсидиарной ответственности пользователя за вред, причиненный
правообладателю действиями вторичных пользователей;
в) субсидиарной ответственности доверительного управляющего;
г) субсидиарной ответственности по предъявленным к пользователю
требованиям из ненадлежащего качества товаров (работ, услуг)»3.
К этой же группе относится субсидиарная ответственность поручителя.
Следующая группа случаев субсидиарной ответственности вполне могла бы
войти в ряд случаев, в которых основным должником всегда является
юридическое лицо. Однако, в силу значимости и новизны проблем, связанных
с этими правоотношениями, представляется необходимым выделить их в
группу особых случаев субсидиарной ответственности. В эту группу можно
включить правоотношения субсидиарной ответственности, связанные с
банкротством юридического лица (ГК РФ, ФЗ «О несостоятельности
(банкротстве)» и др.) а так же случай субсидиарной ответственности оценщика
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996г. № 14-ФЗ (в ред. от
03.08.2018г.) //СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410;
3
17
имущества - вкладов в уставной капитал общества с ограниченной
ответственностью и оценщика, подписавшего проспект эмиссии (ФЗ «Об
обществах с ограниченной ответственностью», ФЗ «О защите прав и законных
интересов инвесторов на рынке ценных бумаг») и аудитора, подписавшего
проспект эмиссии ценных бумаг.
Одним из первых в определении понятий и видов субсидиарной
ответственности
был
Е.А.
Суханов,
который
подразделял
ее
на
«субсидиарную ответственность в договорных отношениях, субсидиарную
ответственность
по
внедоговорным
обязательствам,
ответственность
участников корпоративных отношений, ответственность собственников
имущества
унитарных
предприятий,
ответственность
собственников
учреждений»4.
Е.А. Храпунова выделяла такие «специальные случаи субсидиарной
ответственности», такие как «ответственность учредителей (участников) по
обязательствам
договорных
юридических
обязательствах,
лиц,
субсидиарная
субсидиарная
ответственность
ответственность
в
законных
представителей по деликтным обязательствам несовершеннолетних в возрасте
от 14 до 18 лет»5.
Е.П. Прус, проводя деление субсидиарных правоотношений на
регулятивные и охранительные, выделяет «субсидиарное обязательство,
основанием
которого
предусмотренные
основанием
выступает
законом
которой
автор
случаи,
договор,
и
называет
иная
субсидиарную
правонарушение
сделка,
другие
ответственность,
субсидиарного
должника. Отношения непосредственно между субсидиарным должником и
кредитором не могут рассматриваться в качестве критерия разграничения
субсидиарной ответственности на виды и, следовательно, использоваться для
определения оснований, условий и порядка её возложения. Поэтому
Гражданское право: учебник. Т. 1 // отв. ред. Е.А. Суханов.- М.: Бек, 1998.- С. 438
Храпунова, Е.А. Субсидиарная ответственность в гражданском праве. Дисс. канд. юрид. наук. Ростов-наДону. 2001 г.
4
5
18
основанием деления субсидиарной ответственности на виды будут именно
отношения между основным должником и кредитором, на основании только
этого
критерия
можно
выделять
субсидиарную
ответственность
из
договорных отношений (договорную субсидиарную ответственность) и
субсидиарную
ответственность
во
внедоговорных
отношениях
(внедоговорную субсидиарную ответственность)»6.
Субсидиарную
причиненный
ответственность
правообладателю
несет
действиями
пользователь
за
вред,
вторичных пользователей,
правообладатель по предъявленным к пользователю требованиям из
ненадлежащего качества товаров (работ и услуг), законные представители
несовершеннолетних от 14 до 18 лет за вред, причиненный последними, а
также иные лица в других случаях, предусмотренных законом. Упомянутые
нормы не устанавливают каких-либо общих запретов на участие в
субсидиарных
обязательствах
той
или
иной
категории
субъектов
гражданского оборота. Поэтому участниками субсидиарных отношений могут
выступать все категории субъектов гражданского права (физические лица,
юридические лица и публично-правовые образования). Что, однако, не
означает способности физического лица, юридического лица или, например,
публично- правового образования быть участником любого субсидиарного
обязательства, это зависит от конкретного случая (вида) субсидиарной
ответственности.
Возможность того либо иного субъекта гражданского права быть
субъектом субсидиарного обязательства определяется правовой природой
конкретного правоотношения. Поэтому в первую очередь необходимо
установить способность такого лица быть участником правоотношения, в
котором установлена субсидиарная ответственность. Представляется, что
именно особенности регулирования определяют разного рода ограничения
Прус, Е.П. Проблемы правового регулирования субсидиарных обязательств учредителей (участников)
юридического лица: дис. канд. юрид.наук / Е. П. Прус. –М., 2006.;.
6
19
или дополнительные условия для субъектов субсидиарной ответственности в
конкретном правоотношении.
Например, участниками полного товарищества могут быть только
субъекты предпринимательской деятельности, что вытекает из положений п.1
ст. 69 ГК РФ. ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации»
субъектом соответствующих субсидиарных отношений называет «лицо,
имеющее специальное разрешение на осуществление отдельных видов
деятельности в соответствии с Законом РФ «О недрах»7. Однако сама по себе
возможность
возложения
субсидиарной
ответственности
не
имеет
определяющего влияния на субъекта субсидиарного обязательства, так же как
статус
предпринимателя
лицензирование
субсидиарной
не
без
являются
ответственности
образования
следствием
в
данном
юридического
нормативного
лица
или
закрепления
правоотношении.
Такая
ответственность вытекает из существа самого отношения: для товарищества в
силу
того,
что
его
участники
занимаются
предпринимательской
деятельностью от общего имени; для пользователя недр ввиду того, что
непосредственные работы на шельфе может вести привлеченный на
основании договора субъект – исполнитель.
Наука гражданского права различает целый ряд разновидностей
гражданско-правовой
ответственности,
также,
ответственности.
как
и
видовая
Разграничение
дифференциация
групп
внутри
соответствующих групп, осуществляется на основе соответствующих
признаков, присущих тем или иным категориям гражданско-правовой
ответственности.
В одних случаях в качестве отправного момента в подразделении
известных видов ответственности используется основание возникновения
правовой связи, в других - структурный тип соответствующего обязательства,
а также - особенности распределения объема ответственности. Данные
Федеральный закон «Континентальном шельфе РФ» от 30 ноября 1995г. №187-ФЗ (последняя редакция)
//СЗ РФ. – 1995. – № 4. – Ст. 4694;
7
20
основания
деления
гражданско-правовой
ответственности
на
виды,
безусловно, не могут исчерпать всего разнообразия частных и специфических
видов этой ответственности. Однако наиболее распространенными являются
деление ответственности на договорную и внедоговорную, основанное на
факте
наличия
или
отсутствия
договорных
правоотношений
между
должником и кредитором; ответственность за свои действия и действия других
лиц; а также деление на полную и ограниченную ответственность. Кроме того,
одним
из
важнейших
непосредственное
способов
отношение
к
деления
ответственности,
определению
места
имеющей
субсидиарной
ответственности среди видов гражданско-правовой ответственности, является
деление по характеру распределения объема ответственности между
несколькими лицами, в силу которого в гражданском праве появились долевая
и солидарная ответственность, основная и субсидиарная ответственность.
Так,
В.Н.
Огнев
в
зависимости
от
основания
привлечения
дополнительного должника субсидиарную ответственность подразделяет на
статутную, договорную и деликтную. При этом к статутной ответственности
указанный
автор
относит
ответственность
учредителей
(участников),
собственника имущества юридического лица или других лиц, которые вправе
давать обязательные для этого юридического лица указания или имеют
возможность иным образом определять его действия. К случаям деликтной
субсидиарной
ответственности
относят,
например,
субсидиарную
ответственность родителей (усыновителей), попечителей, организаций,
которые в силу закона являются попечителями несовершеннолетнего лица (в
возрасте от 14 до 18 лет), за вред, причиненный несовершеннолетним, при
нехватке его имущества для возмещения вреда, если только не докажут, что
вред возник не по их вине. К случаям договорной субсидиарной
ответственности относят:
«1)
субсидиарную
ответственность
поручителя
в
случаях,
предусмотренных законом или договором поручительства, при неисполнении
21
или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством
обязательства»8;
2) субсидиарную ответственность лица (первоначального плательщика
ренты), передавшего обремененное рентой недвижимое имущество в
собственность
другого
лица,
по
требованиям
получателя
ренты
к
"вторичному" плательщику ренты, возникшим в связи с нарушением договора
ренты, если ГК РФ, другим законом или договором не предусмотрена
солидарная ответственность по этому обязательству»9.
В
научной
ответственности
литературе
современные
при
изучении
цивилисты
института
обращаются
субсидиарной
к
поиску
исторического развития данного явления на разны этапах развития
гражданского законодательства. Основоположником цивилистики является
римское право, именно оно лежит в основе правовых норм РФ и до настоящего
момента
продолжает
определять
пути
развития
гражданского
законодательства РФ. Прежде чем перейти к анализу признаков субсидиарной
ответственности, необходимо указать на следующие явления.
Так, под субсидиарной ответственностью понимается такая правовая
действительность общественных отношений, в которых кредитор приобретает
право требования, в том случае, когда происходит нарушение обязательств со
стороны должника, приобретает право требовать от стороны, несущей
субсидиарную ответственность, того же самого возмещения, что и от
основного должника.
В данном смысле субсидиарная ответственность понимается в виде
правовой связи, между кредитором и иными участниками гражданских
правоотношений.
Однако необходимо указать на то, что субсидиарная ответственность не
является юридической ответственностью в традиционном понимании ее в
8
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 22 ноября 1994г. № 51-ФЗ (в ред. от
03.08.2018г.) //СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 2;
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996г. № 14-ФЗ (в ред. от
03.08.2018г.) //СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410;
9
22
теории права. Это связано с тем, что субсидиарная ответственность не всегда
наступает в результате правонарушения. При всем сказанном юридическая
природа субсидиарной ответственности не исключает возможность ее
наступления в результате правонарушений. Та сторона, которая несет
субсидиарную ответственность вступает в данные правоотношения при
стечении определённых обстоятельств, при этом сама сторона ничего не
должна и не может сделать для ее наступления.
Рассмотренное ранее определение субсидиарной ответственности по
своему объему является более широким в отличие от законодательного
определения. Доктринальное определение рассматриваемого института,
включает в себя и те признаки, которые в легальном понимании включены в
солидарную ответственность, которая возникает в связи с обычным
неисполнением
основным
обязанным
лицом
по
договору,
своего
обязательства.
Договор поручительства является тем юридическим фактом, который
порождает субсидиарную ответственность. Последняя здесь, таким образом,
не есть последствие правонарушения лица, несущего ее. Она – правовой
эффект заключенного этим лицом договора. Обстоятельства, связанные с
неисполнением должником обязательства в отношении кредитора, вкупе с
возникшей
ранее
субсидиарной
ответственностью,
обусловливают
«привлечение» лица, несущего ее, к нарушенному обязательству.
В заключение обозначим примечательную на наш взгляд позицию
цивилиста,
рассматривающего
обязательство
основного
должника
и
поручителя перед кредитором как солидарное. При этом Барон Ю.В.
указывает на то, что «существование солидарных обязательств с неравным
положением должников в них, порождает обязанности основной стороны, а
другой стороны лишь дополнительно, в случае невозможности взыскания
предмета обязательства с основной стороны»10.
Барон, Ю. Система римского гражданского права : в 6 кн. / Ю. Барон; предисл. В. В. Байбака. – СПб. :
Юридический центр Пресс, 2005. – 1102 с. – ISBN 5-94201-449-3;
10
23
Таким образом, развитие института поручительства в римском праве
отражает процесс адаптации правовой формы такового к сущности
облекаемых в нее социально-экономических отношений. Содержание
правовых связей поручителя и кредитора есть результат такой адаптации,
который, на наш взгляд, вполне укладывается в предложенное понятие
субсидиарной ответственности.
К сожалению, на поручительстве относительное единодушие по
поставленному вопросу заканчивается. Вместе с тем появляется ряд
интересных мнений, которые, несомненно, требуют освещения и дальнейшей
проработки.
Так,
Богданова
Е.Е.
определяет,
что
«корни
субсидиарной
ответственности в деликтных правоотношениях лежат в ноксальной
ответственности которая существовала в римском гражданском праве»11. По
мнению Богдановой Е.Е. ноксальная ответственность домовладыки за вред,
причиненный его детьми, послужило основанием появления субсидиарной
ответственности родителей за вред, причиненный их несовершеннолетними
детьми. Полагаем, что связь между анализируемыми явлениями лишь
косвенная.
Субсидиарная
ответственность
в
значительной
мере
преобразовалась в отличие от ноксальной ответственности. У нее появились
свои отличительные черты, признаки и т.д.
Отличия заключаются и в том, что в римском частном праве под
ноксальной ответственностью понимали обязательство, которое возникает
между обладателем власти и потерпевшим. В качестве первой стороны мог
выступать отец и сын, рабы и животные и т.д. Под потерпевшим понимается
сторона, которой сыном или дочерью, рабом или животным причинен ущерб.
При возникновении данного правоотношения лицо, обладающее властью
Богданова Е.Е. Правовое регулирование субсидиарной ответственности: Автореф. дисс. … канд. юрид.
наук. Саратов, 2001. С. 8; Блинкова Е.В., Сурков А.Н. Государство как субсидиарный ответчик //
Гражданское право. 2012. N 4. С. 7–9;
11
24
было обязано возместить ущерб или же вовсе передать лицо причинившее
вред потерпевшему.
На содержание данного обязательства в науке существуют разные точки
зрения. Хотя стоит и отметить, что вне зависимости от времени существования
данного обязательства одно лицо было управомочено, другое обязано. Далее
необходимо
более
подробно
обратиться
к
различиям
между
рассматриваемыми институтами, что позволит выявить основные признаки
института субсидиарной ответственности. В современном гражданском
законодательстве основным должником субсидиарной ответственности
признается несовершеннолетний причинитель вреда. Законные представители
в данных правоотношениях выступают лицами, обязанными только при
определенных условиях потерпевшему. В римском же праве, домовладыка при
совершенном правонарушении, являлся единственным обязанным лицом
произвести возмещение. Не возникало никаких обязательств у причинителя
вреда.
По
действующему
кодексу
родители
несут
юридическую
ответственность за действия свои несовершеннолетний детей. Обусловлено
это обстоятельство тем, что законные представители должны заботится о
своих детях должным образом и контролировать и поведение. В римском же
праве ответственность держателя власти за действия его подвластных
возлагалась вне зависимости от поведения властного субъекта. В том случае,
когда власть прекращалась, ответственность уже не могла наступить, однако
если подвластный переходил под власть другого лица появлялся новый
субъект на которого могла быть возложена ответственность. Обозначенные
различия могут быть вызваны тем, что в рассматриваемые периоды развития
гражданского законодательства было разное социальное положение субъектов
правоотношений.
В
современном
обществе
несовершеннолетние,
обладающие
дееспособностью, имеют экономическую свободу, позволяющую им нести
ответственность имущественного характера за свои деяния. При том не стоит
25
забывать и о законных представителях несовершеннолетних, которые как
правило обязаны заниматься воспитанием и обучение своих детей и тем
самым, на них возложена субсидиарная ответственность по возмещению
вреда, причиненного их детьми.
В правоотношениях, складывавшихся древнеримской правовой системе,
подвластные находились в абсолютной имущественной зависимости от
домовлодыки. Исходя из этой презумпции, делаем вывод, что бессмысленно
было бы возлагать на подвластного обязанность по возмещению вреда. Но при
этом интересы третьих лиц необходимо было обеспечить, поэтому
домовладыка был обязан отвечать за действия подвластных ему.
Также в Древнем Риме выделялся отдельный вид отношений между
«домовладыкой, и кредиторами подвластного, по тем обязательствам, которые
связанны с подвластным домовладыки, его поручениями и управлением его
имуществом. Существовало такое средство защиты как иск о пекулии,
который вытекает из рассматриваемых отношений»12.
При всем сказанном мы не считаем, что рассматриваемые отношения
относятся к современном пониманию субсидиарной ответственности, так как
скорее, рассматриваемые правоотношения носят дополнительный или на
крайний случай резервный характер. Который дает возможность обеспечить
права третьих лиц, которые претерпели неудобства от действий подвластных.
Но не все обязательства были снабжены исковой защитой. На начальных
этапах развития древнеримской империи действия подвластных порождали на
стороне домовладыки только права, ни о каких обязанностях речь не шла.
Правовые последствия при этом на подвластных вообще не распространялись.
Далее подвластные стали признаваться субъектами так натуральных
обязательств, которые в свою очередь не были снабжены исковой защитой и
как правило не исполнялись принудительно.
Яковлев, В. Н. Древнеримское частное право и современное российское гражданское право: учебник // В.
Н. Яковлев ; предисл. – С. Д. Бунтов, Н. В. Кузнецова, А. А. Подопригора. – М. : Волтерс Клувер, 2010. –
960 с. – ISBN 978-5-466-00544-8;
12
26
Таким образом, можно сделать вывод о таком признаке субсидиарной
ответственности как восстановление нарушенных прав третьих лиц. Только в
Древнем Риме имущественное возмещение проводилось основным обязанным
субъектом (домовладыкой), в настоящее же время, помимо основного
субъектанесущего
ответственность
по
обязательствам
выступает
дополнительный субъект несущий субсидиарную ответственность.
В конце существования римской империи подвластным предоставлялась
определенная имущественная независимость. Однако даже указанные права
не освободили домовладык от обязанностей по возмещению вреда третьим
лицам.
Серьезной проблемой для эффективного влияние в гражданский оборот
была невозможность привлечь подвластных к исполнению обязательств. Для
разрешения
данной
дополнительным
проблемы
назначением
претор
которые
начал
предоставлять
позволяли
иски
пострадавшим
с
от
подвластных обратиться к домовлодыке с требованием о возмещении
причиненного вреда. К видам данного требования явились иск о пекулии,
разделительный иск, иск о доходе, иск о том, что поручено, судовладельческий
иск, а также иск по поводу приказчика.
Ю. Барон, по поводу появлений указанных видов исков, говорил, что
«обязательства, которые возникающие по цивильному праву между
представителем и третьим контрагентом, остаются в силе. А также в данном
случае
возникают
обязательства
между
представляемым
и
третьим
контрагентом. Правовое содержание этих новых обязательств по своему
характеру приравнено к обязательствам первоначальным. Обязательству,
возникающему у представителя принадлежит главное и определяющее
значение, обязательству представляемого принадлежит лишь придаточное и
производное значение»13.
Барон, Ю. Система римского гражданского права : в 6 кн. / Ю. Барон; предисл. В. В. Байбака. – СПб. :
Юридический центр Пресс, 2005. – 1102 с. – ISBN 5-94201-449-3;
13
27
Похожее мнение высказывал также Чиларж К.Ф. По его мнению,
«ответственность домовладыки за действия своих подвластных имеет
придаточный характер, и по своей сути сходна с ответственностью
поручителя, которая в свою очередь отличается от последней лишь тем, что
она наступает не в силу договора, а в силу эдикта претора»14.
Таким образом, ответственность владыки по иску о пекулии была очень
удачно охарактеризована А.В. Зайковым как субсидиарная. Аналогично
следует рассматривать ответственность и по иным искам с дополнительным
назначением. Отметим также, что в некоторых случаях такую ответственность
несли лица, не обладающие властью над основным должником.
Еще на одну сферу отношений, в которых обнаруживается субсидиарная
ответственность, указал В.Н. Яковлев. Рассматривая вопрос об обязательствах
с множественностью лиц, он писал: «Субсидиарные обязательства носят
вспомогательный (дополнительный) характер. Они появились во времена
Траяна. Тогда стали применяться иски субсидиарные против муниципального
магистрата,
назначившего
неплатежеспособного
опекуна,
с
которого
подопечный не в состоянии был взыскать причиненный ущерб» 15.
Обращение к нормативному массиву, регулирующему отношения
опеки, позволяют сделать два существенных вывода.
Во-первых, в этих отношениях имели место случаи субсидиарной
ответственности
за
правонарушение,
т.е.
подлинно
юридической
ответственности.
Во-вторых, субсидиарная ответственность в этих отношениях зачастую
имела сложную (многоуровневую) структуру.
Так, если имелось соглашение между магистратами о том, что за опекуна
несет ответственность только один из них, то прежде чем обращать требование
Чиларж, К. Ф. Учебник институций римского права // К. ф. Чиларж ; под ред. В. А. Юшкевича. – изд. 2-е,
переработ. и согласованное с последним 7-ым и 8-ым нем. изд. – М. : Печатня А. И. Снегиревой, 1906. – 498
с.;
15
Яковлев, В. Н. Древнеримское частное право и современное российское гражданское право: учебник // В.
Н. Яковлев ; предисл. – С. Д. Бунтов, Н. В. Кузнецова, А. А. Подопригора. – М. : Волтерс Клувер, 2010. –
960 с. – ISBN 978-5-466-00544-8
14
28
к остальным, необходимо было обратиться с иском к принявшему на себя
ответственность магистрату. Только после этого при недостаточности его
имущества к ответственности привлекались другие.
Иными словами, в данном случае магистрат, который взял на себя
ответственность за выбор опекуна, нес субсидиарную ответственность по его
долгам перед подопечным. Если имущества опекуна было недостаточно для
покрытия таких долгов, то в неисполненной части обязанность возлагалась на
этого магистрата. Другие магистраты, в свою очередь, несли субсидиарную
ответственность по долгам «главного» по отношению к ним должника –
взявшего на себя ответственность магистрата. Невозможность удовлетворения
требований в результате обращения взыскания на его имущество влекла
возникновение имущественной обязанности и у них.
Наконец, Е.П. Прус называет залог одним из первых субсидиарных
обязательств, которые, по ее мнению, заключаются «в уплате дополнительным
должником долга за главного дебитора кредитору последнего в случае
невозможности взыскания либо отсутствия главного должника»16.
Мы не разделяем позицию автора относительно залога, которую, надо
отметить, Е.П. Прус последовательно проводит в ходе всей своей работы.
Приводить подробную аргументацию здесь не имеет смысла, поскольку
различие во взглядах коренится в принципиально разном понимании
субсидиарной ответственности (обязательства). Обозначим лишь основные
моменты.
Во-первых, залогодатель и должник по обязательству зачастую
являются одним и тем же лицом, что противоречит сущности субсидиарной
ответственности, заключающейся в возложении неисполненной обязанности
на самостоятельного субъекта. Действительно, если в указанном выше
определении субсидиарного обязательства, предложенном самой Е.П. Прус, за
Прус, Е.П. Проблемы правового регулирования субсидиарных обязательств учредителей (участников)
юридического лица: дис. канд. юрид.наук / Е. П. Прус. –М., 2006. –216 с.;
16
29
дополнительным и главным должником разуметь одно и то же лицо, то это
определение теряет всякий смысл.
Во-вторых, в содержании залогового правоотношения отсутствует
обязанность залогодателя уплатить что-либо залогодержателю, что вновь
входит в противоречии с конститутивными признаками субсидиарного
обязательства, указанными в определении.
Так, характеризуя договор залога, Прус Е.П. говорит, что на «основании
этого договора «залогоприниматель» был правомочен владеть вещью, а также
продать ее и удовлетворить свое требование выручкой от продажи, если этого
не совершил сам залогодатель»17.
С другой стороны, он должен был хранить предмет залога и вернуть его
неповрежденным, если залогодатель исправно и вовремя выполнил взятые
обязательства.
Именно ценность предмета залога, как вещи, и право на его продажу или
обращение в собственность обеспечивают компенсацию убытков залогового
кредитора в случае неисполнения обязательства. Нарушение обязательства не
возлагает на залогодателя новых имущественных обязанностей.
Интересно, что Л.А. Кассо характеризовал право, возникающее в рамках
залога Юстиниановского периода, как «субсидиарное». Он писал: «Владелец
может устранить от себя вещный иск залогодержателя, пока не будет
предъявлен личный иск должнику и пока не будет доказано, что кредитор этим
путем не достиг удовлетворения». Однако автор прямо указывал на вещную
природу такого «субсидиарного» права, что в любом случае исключает
квалификацию правоотношения, в содержание которого оно входит, в
качестве субсидиарного обязательства.
Изложенное в совокупности позволяет сделать следующие выводы.
1.
Впервые субсидиарная ответственность появляется в договорных
отношениях
между
поручителем
и
кредитором.
Последний,
при
Прус, Е.П. Проблемы правового регулирования субсидиарных обязательств учредителей (участников)
юридического лица: дис. канд. юрид.наук / Е. П. Прус. –М., 2006. –216 с.;
17
30
возникновении обстоятельств, связанных с нарушением в отношении него
определенного обязательственного правоотношения должником, приобретает
право требовать от поручителя того же самого, что ему должны по
нарушенному обязательству. Развитие института поручительства отражает
процесс адаптации правовой формы такового к сущности облекаемых в нее
социально-экономических отношений (ужесточение условий, необходимых
для «привлечения» поручителя к обязательству, предоставление поручителю
льгот, создание возможностей для обратного взыскания и т.д.).
2. Возникновение субсидиарной ответственности «в силу закона»
связано с особыми социально-экономическими условиями, а именно с
существованием подвластных лиц, которые фактически осуществляли
экономическую деятельность, но юридически не могли быть понуждены к
исполнению обязательств, возникших в связи с ней (т.н. натуральных
обязательств). Такие лица не имели собственного имущества и действовали во
многом, в интересах своих господ. Эти особенности участия их в гражданском
обороте вызвали необходимость в создании специальных средств охраны прав
их контрагентов. Такими средствами стали иски с дополнительным
назначением
(actiones
adjecticiae
qualitatis),
позволяющие
требовать
исполнения нарушенных подвластным лицом обязательств от его господина.
Последний, таким образом, нес субсидиарную ответственность по долгам
подвластного лица.
1.2
Правовое положение лиц, контролирующих должника.
Постановка вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности
контролирующих должника лиц требует определения их субъектного состава,
что сопряжено с определенными трудностями, вызванными несовершенством
законодательного
закрепления
доктрины
контроля.
Попытки
его
осуществления были предприняты в Проекте Федерального закона № 47538-6
«О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую
31
Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные
законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в I
чтении 27.04.2012), которым по предложению экспертов рабочей группы по
созданию Международного финансового центра предлагалось закрепить
общие положения о субъектах, контролирующих юридическое лицо, в
отдельной статье.
Субъект признавался «контролирующим юридическое лицо, если он
прямо или косвенно (через третьих лиц), самостоятельно или совместно со
своими
связанными
(аффилированными)
лицами
имеет
возможность
определять действия (решения) такого юридического лица»18. Особое
значение имело закрепление презумпции наличия контроля. Предлагалось,
если не доказано иное, считать лицо контролирующим юридическое лицо: в
силу прямого или косвенного преобладающего участия в его уставном
капитале; на основании договора; в силу возможности давать обязательные
для такого юридического лица указания, а также в силу возможности
определять избрание (назначение) единоличного исполнительного органа
(управляющей организации или управляющего) и (или) более половины
состава коллегиального органа управления такого юридического лица.
Признание контролирующими лицами субъектов, через которых или
совместно с которыми осуществляется контроль позволяло бы включать в
число субъектов контроля «промежуточные» компании и компании, входящие
в группу. Однако эти положения были исключены из законопроекта после
первого чтения, несмотря на потребность в развитии данного правового
института, которая до сих пор удовлетворяется посредством фрагментарного
правового регулирования. Считается, что причиной этого стали опасения
делового сообщества относительно того, что «эти статьи фактически лишали
смысла учреждение хозяйственных обществ с целью ограничения своей
Проект Федерального закона № 47538-6/10 «О внесении изменений в части первую и вторую
Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской
Федерации»//СПС «КонсультантПлюс»;
18
32
ответственности
по
обязательствам,
возникающим
в
ходе
ведения
предпринимательской деятельности».
В настоящее время ГК РФ ограничивается указанием на ответственность
«лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов его
коллегиальных органов и лиц, имеющих фактическую возможность
определять
его
действия»19.
Категория
же
«контролирующие
лица»
используется с оговоркой о допустимости применения предлагаемой
трактовки для целей регулирования конкретных правоотношений. В
результате в действующем законодательстве сформировались различные
подходы к понятию и критериям выделения контролирующих юридическое
лицо субъектов.
Впервые соответствующая дефиниция появилась в Федеральном законе
«О рынке ценных бумаг» от 22.04.1996 № 39-ФЗ (ред. от 03.07.2016) в 2010 г.,
после чего без каких-либо корректив она была включена в законодательные
акты, регулирующие профессиональную деятельность на рынке ценных
бумаг, а позднее в законодательстве о хозяйственных обществах, где сфера их
применения изначально была связана с вопросами регулирования крупных
сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.
Контролирующее лицо определяется в них как «лицо, имеющее право прямо
или косвенно (через подконтрольных ему лиц) распоряжаться в силу участия
в
подконтрольной
организации
и
(или)
на
основании
договоров
доверительного управления имуществом, и (или) простого товарищества, и
(или) поручения, и (или) акционерного соглашения, и (или) иного соглашения,
предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями
(долями) подконтрольной организации, более 50 % голосов в высшем органе
управления подконтрольной организации либо право назначать (избирать)
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 22 ноября 1994г. № 51-ФЗ (в ред. от
03.08.2018г.) //СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 2;
19
33
единоличный исполнительный орган и (или) более
50 % состава
коллегиального органа управления подконтрольной организации»20.
В данном случае законодатель закрепил две взаимосвязанные формы
контроля, заключающиеся в возможности распоряжаться голосами в высшем
органе управления организации либо назначать (избирать) единоличный
исполнительный орган и (или) более половины состава коллегиального органа
управления, оговорив способы его осуществления: путем непосредственного
участия в подконтрольной организации либо на основании договора.
Аналогичные способы осуществления контроля рассматриваются как
основание для признания хозяйственного общества дочерним. Помимо этого,
законодательство
о
хозяйственных
обществах
закрепляет
модель
управляющей компании, оговаривая, что по «решению общего собрания
полномочия единоличного исполнительного органа могут быть переданы по
договору коммерческой организации (управляющей организации) или
индивидуальному предпринимателю (управляющему)» 21.
Для целей антимонопольного законодательства наличие контроля
связывается с возможностью физического или юридического лица прямо или
косвенно (через юридическое лицо или через несколько юридических лиц)
определять решения, принимаемые другим юридическим лицом, посредством
распоряжения более чем 50 % общего количества голосов, приходящихся на
голосующие акции (доли), составляющие уставный (складочный) капитал
юридического лица либо осуществления функций его исполнительного
органа.
В результате, как отмечает М.А. Егорова, «вне действия Закона
оказываются очень распространенные в практике случаи контроля основных
обществ
над
дочерними
в
структурах
холдингов,
основанные
на
преобладающем участии в уставном капитале дочерних обществ, либо на
Федеральный закон от 22 апреля 1996 №39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» от 22.04.1996 № 39-ФЗ (в ред.
03.08.2018)// СПС «КонсультантПлюс»;
21
Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995г. № 208-ФЗ (в ред. от
01.09.2018г.)//СЗ РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1;
20
34
заключенном между ними договоре, либо на возможности иным образом
определять решения, принимаемые таким обществом»22
Следует заметить, что «Протокол об общих принципах и правилах
конкуренции» (г. Астана, 29.05.2014), ограничившийся в отличие от
действовавшего до 1 января 2015 г. «Соглашения о единых принципах и
правилах конкуренции» (г. Москва, 09.12.2010), упоминанием прямого
контроля, указывает на возможность осуществления его посредством одного
или
нескольких
следующих
действий:
осуществление
функций
его
исполнительного органа; получение права определять условия ведения
предпринимательской деятельности юридического лица; распоряжение более
чем 50 % общего количества голосов, приходящихся на акции (доли),
составляющие
Рассматривая
уставный
(складочный)
существующие
подходы
капитал
к
юридического
нормативному
лица.
закреплению
признаков и правового статуса контролирующих юридическое лицо
субъектов, нельзя не отметить появление в российском законодательстве
понятия «бенефициарный владелец», которое в свое время было привнесено в
международное налоговое право из стран общего права, позднее воспринято в
ОЭСР и нашло свое закрепление в России в контексте противодействия
легализации доходов, полученных преступным путем.
В практическом плане важным представляется то, что юридическое
лицо, во-первых, обязано располагать информацией о своих бенефициарных
владельцах и принимать обоснованные и доступные в сложившихся
обстоятельствах меры по установлению в отношении них сведений,
предусмотренных
законом,
а
во-вторых,
представлять
имеющуюся
документально подтвержденную информацию о своих бенефициарных
владельцах либо о принятых мерах по установлению в отношении них
необходимых сведений по запросу уполномоченного органа или налоговых
органов в порядке и сроки, определяемые Правительством РФ.
Егорова М.А. Категория «контроль юридического лица» как основной критерий формирования группы
лиц // Конкурентное право. 2014. № 1.
22
35
Согласно разъяснению ЦБ РФ, организация принимает решение о
признании
лица
бенефициарным
владельцем
при
наличии
у
него
возможностей контролировать действия организации с учетом следующих
факторов: физическое лицо прямо или косвенно (через третьих лиц) имеет
преобладающее участие более 25 % в капитале клиента или от общего числа
акций клиента с правом голоса; физическое лицо имеет право (возможность)
на основании договора с клиентом оказывать прямое или косвенное (через
третьих лиц) существенное влияние на решения, принимаемые клиентом, в
частности
физическое
лицо
имеет
возможность
воздействовать
на
принимаемые клиентом решения об осуществлении сделок (в том числе,
несущих кредитный риск [о выдаче кредитов, гарантий и т. д.]), включая
существенные условия сделок, а также финансовых операций, оказывать
влияние на величину дохода клиента; иные самостоятельно определяемые
организацией факторы, на основании которых физическое лицо будет
квалифицировано в качестве бенефициарного владельца. Проблема, однако,
заключается в том, что бенефициарный владелец (собственник) обычно
рассматривается в нескольких аспектах: применительно к корпоративной
структуре, доходу, имуществу и применяемые в различных отраслях
законодательства подходы не идентичны.
Налоговый Кодекс РФ, определяя сущность осуществления контроля
над организацией в целях налогообложения, добавляет к этим способам иные
особенности отношений между лицом и этой организацией и (или) иными
лицами,
а
также
устанавливает
формальные
критерии
определения
контролирующего организацию лица.
К их числу могут быть отнесены:
«1) физическое или юридическое лицо, доля участия которого в этой
организации составляет более 25 %;
2) физическое или юридическое лицо, доля участия которого в этой
организации
(для
физических
лиц
–
совместно
с
супругами
и
несовершеннолетними детьми) составляет более 10 %, если доля участия всех
36
лиц, признаваемых налоговыми резидентами РФ, в этой организации (для
физических лиц – совместно с супругами и несовершеннолетними детьми)
составляет более 50 %;
3) лицо, в отношении доли участия которого в организации не
соблюдаются указанные выше условия, но при этом осуществляющее
контроль над такой организацией в своих интересах или в интересах своего
супруга и несовершеннолетних детей»23.
В инвестиционном законодательстве критерии, позволяющие выявить
контролирующих юридическое лицо субъектов, сформулированы более
отчетливо. Так, хозяйственное общество, имеющее стратегическое значение
для обеспечения обороны страны и безопасности государства, считается
находящимся под контролем иностранного инвестора, группы лиц –
контролирующего лица, если оно отвечает одному из следующих признаков:
1) имеет право прямо или косвенно распоряжаться (в том числе, на
основании договора или в результате других сделок либо по иным
основаниям) более чем 50 % общего количества голосов, приходящихся на
голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал контролируемого
лица;
2) на основании договора или по иным основаниям получило право или
полномочие определять решения, принимаемые контролируемым лицом, в
том
числе
условия
осуществления
контролируемым
лицом
предпринимательской деятельности;
3) имеет право назначать единоличный исполнительный орган и (или)
более
чем
50
%
состава
коллегиального
исполнительного
органа
контролируемого лица и (или) имеет безусловную возможность избирать
более чем 50 % состава совета директоров (наблюдательного совета) или
иного коллегиального органа управления контролируемого лица;
Налоговый Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998г. № 146-ФЗ (в ред. от
03.08.2018г.)// СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 23;
23
37
4) осуществляет полномочия управляющей компании контролируемого
лица.
Федеральный
закон
«О
рыболовстве
и
сохранении
водных
биологических ресурсов» от 20.12.2004 N 166-ФЗ добавляет к этому «право
прямо или косвенно распоряжаться (в том числе, на основании договора
доверительного управления имуществом; договора простого товарищества;
договора поручения или в результате других сделок либо по иным
основаниям) менее чем 50 % общего количества голосов, приходящихся на
голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал хозяйственного
общества, либо менее чем 50 % общего количества голосов членов
кооператива или участников хозяйственного товарищества – при условии, что
соотношение
количества
голосов,
которыми
вправе
распоряжаться
контролирующее лицо, и количества голосов, приходящихся на голосующие
акции (доли), составляющие уставный капитал контролируемого лица и
принадлежащие другим акционерам (участникам) общества, либо количества
голосов, принадлежащих другим членам кооператива или участникам
товарищества, таково, что контролирующее лицо имеет возможность
определять решения, принимаемые контролируемым лицом»24. Последнее
является попыткой учесть возможность косвенного влияния на деятельность
юридического лица.
Несколько
иначе
категория
контролирующих
должника
лиц
определяется в «Законе о несостоятельности». Впервые соответствующие
положения были включены в него Федеральным законом «О внесении
изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от
28.04.2009 N 73-ФЗ. В настоящее время понятию контролирующего должника
лица и критериям его определения посвящена отдельная статья. Прежде всего,
обращает на себя внимание уточнение, что речь идет не только о физических
или юридических лицах, имеющих либо имевших не более чем за три года,
Федеральный закон от 20 декабря 2004г. №166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических
ресурсов» (в ред. от 05.12.2017г.)// СПС «КонсультантПлюс»;
24
38
предшествующих возникновению признаков банкротства, право давать
обязательные для исполнения должником указания или возможность иным
образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и
определению их условий, но и субъектах, способных оказывать подобное
влияние после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления
о признании должника банкротом.
Определяя основания возникновения такого контроля, законодатель в
целом сохраняет ранее существовавшие подходы, указывая на то, что
возможность определять действия должника может достигаться, прежде всего,
в силу нахождения с должником (руководителем или членами органов
управления должника) в отношениях родства или свойства, должностного
положения, а также в силу наличия полномочий совершать сделки от имени
должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо
ином специальном полномочии. Наряду с этим предпринята попытка
обособления вопросов возможной ответственности лиц, которые в силу
должностного положения (в частности, замещения должности главного
бухгалтера, финансового директора должника, а также иной должности,
предоставляющей возможность определять действия должника) также
способны оказывать влияние на должника.
Учитывая многообразие форм и способов влияния на принятие решений
в организации законодатель по-прежнему оставляет их перечень открытым,
указывая, что оно может осуществляться иным образом, в том числе путем
принуждения руководителя или членов органов управления должника либо
оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов
управления должника. При этом он отказался от попыток конкретизировать
круг таких субъектов посредством указания на членов ликвидационной
комиссии, руководителя должника и т. п., что имело место в предыдущей
редакции закона и мало что давало, поскольку не затрагивало наиболее
сложные формы контроля, реализуемые, в частности, через модели
«менеджерской компании», «личной унии» или «через советы директоров».
39
Следует
отметить,
что
законодатель,
обозначая
основания
возникновения контроля, закрепляет презумпцию его существования, если
указанное лицо: «являлось руководителем должника или его управляющей
организации, членом исполнительного органа должника, ликвидатором
должника, членом ликвидационной комиссии; имело право самостоятельно
либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50 % и более
процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем
половиной
долей
уставного
капитала
общества
с
ограниченной
(дополнительной) ответственностью, или 43 более чем половиной голосов в
общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать
(избирать) руководителя должника; извлекало выгоду из незаконного или
недобросовестного поведения лиц, которые в силу закона, иного правового
акта или учредительного документа юридического лица уполномочено
выступать от его имени»25. Последняя из указанных презумпций стала важной
законодательной
новеллой,
давшей
более
прочные
основания
для
ответственности так называемых теневых директоров.
Следует отметить, что законодательному закреплению открытого
перечня оснований для признания лица контролирующим должника
субъектом
корреспондирует
указание
на
соответствующее
право
арбитражного суда. При этом делается оговорка о том, что к контролирующим
должника лицам не могут быть отнесены лица, если такое отнесение связано
исключительно с прямым владением менее чем десятью процентами
уставного капитала юридического лица и получением обычного дохода,
связанного с этим владением.
Действительно, данный перечень вряд ли может быть исчерпывающим,
учитывая, что при определенных обстоятельствах контролирующим должника
лицом можно признать и его кредиторов. Особенно отчетливо это влияние
25
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190;
40
начинает проявляться в финансово сложной ситуации, угрожающей перерасти
в несостоятельность, когда наиболее действенным инструментом может стать
угроза обращения в суд с заявлением о признании должника банкротом. При
этом «наблюдается прямая зависимость между уровнем долговой нагрузки на
корпорацию и тем, насколько интересы участников корпоративного
образования постепенно начинают уступать интересам ее кредиторов».
В
российском
законодательстве
также
предприняты
попытки
разграничить ответственность теневых и номинальных директоров. В
соответствии с п. 9 ст. 61.11 Закона о банкротстве, «арбитражный суд вправе
уменьшить
размер
или
полностью
освободить
от
субсидиарной
ответственности лицо, которое докажет, что при исполнении функций органов
управления или учредителя (участника) юридического лица оно фактически
не оказывало определяющего влияния на деятельность организации, то есть
осуществляло функции органа управления номинально»26. Правда в качестве
второго
обязательного
условия
освобождения
от
ответственности
законодатель указывает активное содействие в установлении фактически
контролировавшего должника лица, в том числе отвечающего условиям,
указанным в п. 2 и 3 п. 4 ст. 61.10 рассматриваемого закона, а также
обнаружении скрывавшегося последним имущества должника и (или)
контролирующего должника лица. Однако дальнейшего развития эти
положения закона не получили.
Следует заметить, что в отсутствие соответствующей дефиниции в
российском законодательстве в науке и судебной практике возникают
различные трактовки данного понятия. В одних случаях теневых директоров
относят к категории «иных контролирующих лиц», в других – полностью
отождествляют с ними, что вряд ли оправдано с учетом содержащегося в
законодательной дефиниции контролирующих лиц уточнения.
26
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190;
41
А.А. Кузнецов определяет теневых директоров как «лиц, которые по
объему полномочий приближаются или равны членам органов управления и
фактически выполняют их функции, например, на основании доверенности,
либо имеют фактическую возможность оказывать влияние на ведение дел
юридическим лицом»27.
По мнению И.Е. Кабановой, речь идет о «лицах, которые формально не
входят в состав органов управления юридического лица, но в силу ряда
причин, главным образом экономического характера, могут давать указания
лицам, входящим в состав таких органов». В этом контексте достаточно
странным выглядит вывод Московского арбитражного суда о том, что «под
«теневыми директорами» понимаются лица, формально не подпадающие под
признаки контролирующих, но фактически принимающие решения по
вопросам хозяйственной деятельности организации» 28. Более корректной
представляется позиция Арбитражного суда Хабаровского края, который
рассматривает теневых директоров как «лиц, не являющихся членами органов
управления, но определяющих действия юридического лица».
Однако
это
порождает
закономерный
вопрос
о
допустимости
исключения из числа контролирующих лиц членов коллегиальных органов
управления, которые при обычной системе корпоративных отношений не
способны единолично определять деятельность компании, но в силу
различных причин делают это, фактически выходя за рамки законно
предоставленных полномочий. Как представляется, членство в корпорации не
может рассматриваться как обстоятельство, исключающее признание лицо
теневым директором, поскольку ключевым моментом является характер
осуществляемого им влияния на дела компании.
По той же причине при определении контролирующих должника лиц не
допустимо ограничивать их круг физическими лицами, что и было учтено
Кузнецов А.А. Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых
вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» // Вестник ВАС
РФ. 2013. N 10. С. 42–64
28
Право и экономическая деятельность: современные вызовы: монография / Е.Г. Азарова, А.А. Аюрова,
М.К. Белобабченко и др.; отв. ред. А.В. Габов. М.: ИЗиСП, Статут, 2015. С. 273–281. 400 с.;
27
42
законодателем. Не случайно на уровне судебных прецедентов в англоамериканской судебной практике был сделан вывод о том, что юридическое
лицо также может быть классифицировано как теневой директор.
В
целом
можно
констатировать
стремление
унифицировать
существующие подходы к определению контролирующих организацию лиц,
хотя в российском законодательстве оно недостаточно отчетливо выражено
несмотря на попытки корреляции норм Закона о несостоятельности с иными
нормативными
правовыми
актами.
Как
представляется,
реализации
унифицированного подхода к решению данной проблемы способствовало бы
закрепление соответствующих норм в основных положениях о юридических
лицах в ГК РФ.
Пока же приходится констатировать, что, решая вопрос о субсидиарной
ответственности, законодатель не избегает казуистичности в изложении
соответствующих правовых норм. Так, согласно ч. 2 ст. 67.3 ГК РФ, «в случае
несостоятельности (банкротства) дочернего общества по вине основного
хозяйственного товарищества или общества последнее несет субсидиарную
ответственность по его долгам»29. Это положение дублируется и в
корпоративном законодательстве. В соответствии со ст. 226.2 «Закона о
банкротстве», «собственник имущества должника – унитарного предприятия;
учредители (участники) должника; руководитель должника и председатель
ликвидационной
комиссии
(ликвидатор),
совершившие
нарушение
установленных законом требований, несут субсидиарную ответственность за
неудовлетворенные требования кредиторов по денежным обязательствам и об
уплате обязательных платежей должника»30. Правда, в практическом
отношении это не всегда означает возможность предоставления кредиторам
эффективной правовой защиты. В частности, проблематичным, особенно в
условиях трансграничной
несостоятельности
является
привлечение
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994г. № 51-ФЗ (в ред. от
03.08.2018г.) //СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 2;
30
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190;
29
к
43
субсидиарной
ответственности
публично-правового
образования,
выступающего в качестве собственника имущества унитарного предприятия
или акционера, имеющего возможность влиять на принятие решений советом
директоров.
Специфика правового положения контролирующих должника лиц в
значительной мере определяется их принадлежностью к той или иной
категории. По крайней мере, сложившаяся в зарубежной юриспруденции
градация руководителей организации дает основание для разграничения их
обязанностей и ответственности. При этом вопрос о степени их конкретизации
решается по-разному. В одних юрисдикциях закрепляется в основном
исчерпывающий список достаточно определенных обязанностей, в других –
законодатель делает общую оговорку об ожидаемом от директоров поведении.
В любом случае во всех правовых системах нормы корпоративного
законодательства при необходимости дополняются принципами гражданского
права или положениями о фидуциарных обязанностях. В силу этого
фрагментарная кодификация обязанностей директоров как таковых не
обязательно приводит к недостаточному уровню защиты кредиторов, хотя и
создает
предпосылки
для
более
высокого
уровня
юридической
неопределенности. Очевидно, главными адресатами норм, закрепляющих
обязанности директоров являются руководители организации, назначенные на
соответствующую должность в установленном законом порядке. Однако
подавляющее большинство государств признает, что они, при определенных
обстоятельствах, должны также распространяться на других лиц, имеющих
сопоставимое
отношение
к
компании.
Анализ
действующего
законодательства позволяет прийти к выводу, что гражданско-правовой статус
контролирующих должника лиц, представляющий собой совокупность
элементов, определяющих их правовое положение как субъектов гражданскоправовых отношений в рамках производства по делу о банкротстве является
разновидностью
специального
правового
статуса,
поскольку в
силу
нормативных предписаний его может получить ограниченный круг субъектов
44
гражданских правоотношений, установленный в законодательстве. Его
структура имеет комплексный характер и включает в себя регулятивные и
охранительные элементы. Наличие первых обусловлено наличием различных
правовых оснований, обусловливающих влияние контролирующих должника
лиц на процесс волеообразования юридического лица, а, следовательно,
опосредованного воздействия на правоотношения с его контрагентами. Это
обусловливает возникновение
у указанных субъектов специфических
обязанностей действовать добросовестно и разумно, учитывая, как интересы
самой контролируемой компании, так и ее кредиторов. Вместе с тем трудно
согласиться с существующим в науке мнением о том, что контролирующие
должника лица как субъекты материальных отношений несут лишь общую
обязанность действовать добросовестно и разумно в интересах должника, не
обладая какими-либо правами.
Охранительные
элементы
гражданско-правового
статуса
контролирующих должника лиц включают в себя их гражданско-правовую
ответственность, а также гарантии их гражданско-правовой защиты. Следует
отметить,
что
помимо
несения
субсидиарной
ответственности
установленных
законом
случаях
контролирующие
должника
в
лица
претерпевают и иные неблагоприятные последствия. Так, согласно п. 11 и 12
ст. 189.23 Закона о банкротстве, «лица, привлеченные в соответствии с
вступившим
в
законную
силу
судебным
актом
к
субсидиарной
ответственности в пользу кредитной организации не вправе приобретать и
(или) получать в доверительное управление акции (доли в уставном капитале)
иной кредитной организации, составляющие более чем 10 % ее уставного
капитала (10 и менее процентов уставного капитала в случае приобретения
акций (долей) кредитной организации в составе группы лиц, приобретающей
более 10 % акций (долей) кредитной организации), и (или) устанавливать
прямой либо косвенный (через третьих лиц) контроль в отношении
акционеров (участников) кредитной организации, владеющих более 10 %
акций (долей) кредитной организации (10 и менее процентами акций (долей)
45
кредитной организации в составе группы лиц, владеющей более 10 % акций
(долей)
кредитной
организации),
а
также
осуществлять
функции
руководителя, главного бухгалтера или заместителя главного бухгалтера
кредитной организации, руководителя или главного бухгалтера филиала
кредитной
организации,
руководителя
службы
управления
рисками,
руководителя службы внутреннего аудита, руководителя службы внутреннего
контроля
кредитной
организации,
специального
должностного
лица,
ответственного за реализацию правил внутреннего контроля в кредитной
организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов,
полученных преступным путем, и финансированию терроризма, или члена
совета директоров (наблюдательного совета) кредитной организации в
течение десяти лет со дня вступления в силу судебного акта о привлечении к
такой ответственности»31.
Среди гарантий прав контролирующих должника лиц можно выделить
как материально-правовые, так и процессуальные гарантии. Первые
заключаются в установлении условий и пределов ответственности. В
частности, ее размер признается равным совокупному размеру требований
кредиторов, оставшихся не погашенными по причине недостаточности
имущества должника, и подлежит уменьшению, если будет доказано, что
размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этого
лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению
за счет этого лица. Кроме того, закрепляется право обратного требования
(регресса) к должнику по делу о банкротстве «в размере выплаченной суммы,
которое удовлетворяется после всех других требований, включенных в реестр
требований кредиторов, и требований, подлежащих удовлетворению после
требований, включенных в такой реестр»32. Правда, основания для этого
представляются сомнительными, даже если исходить из того, что «регресс
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190;
32
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190;
31
46
имеет место не только в тех случаях, когда обязанность по исполнению
обязательства лежит на одном лице, а в конечном счете исполнение
производится другим лицом, но и в тех случаях, когда исполнение
обязательства одним лицом производится по вине другого лиц». Очевидно,
что «регрессное требование не возникает, если лицо, возместившее вред, само
несет за него ответственность и не вправе перекладывать ее на другое лицо».
Как представляется, существующий законодательный подход противоречит
природе регресса и подрывает основы субсидиарной ответственности
контролирующих должника лиц, ибо она является следствием именно их
противоправного поведения. Кроме того, он представляется нелогичным,
учитывая, что размер ответственности контролирующих должника лиц равен
совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр
требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра
требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам,
оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества
должника.
При решении вопроса о привлечении контролирующих должника лиц к
ответственности большое значение имеет временной период, подлежащей
оценке с точки зрения добросовестности и разумности их поведения.
Изначально он составлял два года, но в настоящее время охватывает
трехлетний период с момента принятия арбитражным судом заявления о
признании должника банкротом, что обусловлено перспективой применения
положений об исковой давности при привлечении указанных лиц к
субсидиарной ответственности. При этом формальное освобождение таких
лиц от ключевых должностей, которые они занимали ранее, рассматривается
судами как создание препятствий для их возможного привлечения ко всем
видам ответственности за совершение действий, причинивших ущерб
организации.
К числу процессуальных гарантий следует отнести предоставление
лицам, в отношении которых поданы заявления о привлечении к субсидиарной
47
ответственности, прав и обязанностей лиц, участвующих в деле о банкротстве.
При этом законодатель внес важное уточнение относительно того, что
подобные субъекты выступают в качестве ответчиков по подобному
заявлению (п. 1 ст. 61.15 Закона о несостоятельности), из чего следует более
четкое определение средств процессуальной защиты. В связи с этим
законодательное закрепление обязанности лица, в отношении которого подано
заявление о привлечении к ответственности, направить или представить в
арбитражный суд и лицу, подавшему заявление, отзыв на заявление о
привлечении к субсидиарной ответственности, представляется избыточным,
учитывая, что п. 1 ст. 131 АПК РФ непосредственно закрепляет данную
обязанность ответчика.
Вышеизложенное позволяет прийти к выводу о том, что в российском
законодательстве до сих пор не сложилось единообразного подхода к
определению круга контролирующих юридическое лицо субъектов, что
сопровождается использованием в отраслевом законодательстве различной
терминологии, при ближайшем рассмотрении несущей довольно близкую
смысловую
нагрузку (контролирующие
лица,
аффилированные
лица,
бенефициарные собственники и др.), а также установлением различных
критериев для их определения, исходя из преследуемых законодателем в том
или ином случае целей, что при наличии открытого перечня указанных
субъектов в Законе о банкротстве может повлечь различное толкование.
В
силу
этого
представляется
необходимым
унифицировать
существующие в законодательстве подходы к определению контролирующих
лиц и закрепить в основных положениях о юридических лицах в ГК РФ
опровержимую презумпцию того, что субъект признается контролирующим
лицом, если он имеет возможность определять действия (решения)
юридического лица в силу прямого или косвенного преобладающего участия
в его уставном капитале; на основании заключенного с ним договора; в силу
возможности давать обязательные для такого юридического лица указания; а
также в силу возможности определять избрание (назначение) единоличного
48
исполнительного органа (управляющей организации или управляющего) и
(или) более половины состава коллегиального органа управления такого
юридического лица.
1.3 Основания для привлечения к субсидиарной ответственности в
процедурах банкротства.
В 2017 году произошли обширные изменения Законодательства о
банкротстве, большая часть из которых относится к правилам привлечения к
субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. С одной
стороны, это привело к существенному повышению гарантий для кредиторов,
что является крайне актуальным с учетом низкой (не более 5%) степенью
удовлетворения требований необеспеченных кредиторов. С другой стороны,
значительно возросли риски ответственности контролирующих лиц.
Наиболее важные изменения связаны с введением Законом от 29 июля
2017 г. № 266-ФЗ новой главы, регулирующей вопросы привлечения
контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности. Закон №
266-ФЗ вступил в силу 30.07.2017, и его нормы подлежат применению к
заявлениям о привлечении к субсидиарной ответственности, поданным с
01.07.2017 г.
Учитывая
высокую
значимость,
придаваемую
ФНС
России
использованию механизма субсидиарной ответственности для эффективного
пополнению бюджета за счет личного имущества бенефициаров и
руководителей налогоплательщиков-банкротов, уже 16.08.2017 налоговой
службой было опубликовано письмо № СА-4-18/[email protected] «О применении
налоговыми органами положений главы III.2 Федерального закона от
26.10.2002 № 127-ФЗ» (далее – «Письмо»). В данном Письме были разъяснены
и
даже
развиты
новые
нормы
о
субсидиарной
ответственности
контролирующих должника лиц, вступившие в силу 01.07.2017г., а также даны
49
рекомендации относительно порядка их применения территориальными
инспекциями.
Разъясняя переходные положения Закона № 266-ФЗ, налоговая служба в
Письме указала на возможность привлечения контролирующих должника лиц
к субсидиарной ответственности после 01.07.2017г. на основании новых
материально-правовых
норм,
введенных
данным
Законом.
Подобное
утверждение представляется противоречащим содержанию положений самого
Закона, который говорит о допустимости придания ретроспективной силы
лишь порядку рассмотрения заявлений о субсидиарной ответственности.
21.12.2017г. Пленум ВС РФ принял Постановление № 53 «О некоторых
вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к
ответственности при банкротстве» (далее – «Постановление»), в котором даны
разъяснения как относительно общих принципов и оснований привлечения
контролирующих должника лиц к ответственности, так и относительно
процессуальных вопросов подачи и рассмотрения заявлений о привлечении к
ответственности.
Законодатель возложил на органы управления и участников должника
следующие дополнительные обязанности:
1.
«В
случае
возникновения
признаков
банкротства
или
обстоятельств, предусмотренных ст. 8 или 9 Закона о банкротстве,
руководитель обязан включить сведения о наличии таких обстоятельств в
ЕФРСФДЮЛ в течение 10 рабочих дней, а также в разумный срок
предпринять все
зависящие
от него разумные
необходимые
меры,
направленные на предупреждение банкротства должника»33.
2.
Органы управления, а также участники и иные контролирующие
должника лица со дня, когда они узнали или должны были узнать о наличии
вышеуказанных обстоятельств, обязаны действовать с учетом интересов
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190;
33
50
кредиторов, в частности не допускать действия (бездействие), которые могут
заведомо ухудшить финансовое положение должника.
3.
В случае необращения руководителя с заявлением о банкротстве
должника в течение одного месяца с даты возникновения оснований,
предусмотренных ст. 8 и 9 Закона о банкротстве, «контролирующие лица
обязаны потребовать проведения досрочного заседания органа управления,
уполномоченного на принятие решений о ликвидации должника (срок его
проведения не должен превышать 10 дней̆) для принятия решения об
обращении с заявлением о банкротства»34. В целях более раннего
инициирования банкротства и минимизации ущерба кредиторам должника
Закон о банкротстве возложил на органы управления и контролирующих
должника лиц дополнительные обязанности, неисполнение которых влечет
субсидиарную ответственность за непринятие мер по инициированию
банкротства.
Законодателем
сформулировано
такое
основание
субсидиарной̆
ответственности как «ответственность за невозможность полного погашения
требований кредиторов, обусловленное действиями или бездействием
контролирующего лица»35. Привлечение к ответственности возможно, в том
числе, в случаях прекращения производства по делу о банкротстве в связи с
отсутствием средств для возмещения судебных расходов или возвращения
заявления уполномоченного органа о банкротстве должника.
При этом, ВС РФ ориентирует суды на необходимость установления
действий контролирующих лиц, которые явились необходимыми причинами
объективного банкротства должника. Такие действия могут выражаться, в
частности, в принятии ключевых деловых решений недобросовестно и
неразумно, в назначении на руководящие должности лиц, результат
деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190;
35
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190
34
51
организации, в создании системы управления, при которой во вред должнику
выгоду из его деятельности извлекают третьи лица и т.д.
Особо отмечается необходимость исследовать совокупность сделок и
иных операций, так как не может быть признана единственной предпосылкой
банкротства последняя сделка (операция), хотя бы она и привела к
критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового
положения.
ВС РФ обращает внимание на важность оценки как внутренних, так и
внешних факторов, которые могли повлечь невозможность полного
погашения требований кредиторов (финансовый кризис, существенное
изменение условий ведения бизнеса и т.п.).
Поскольку солидарная ответственность предполагает согласованность,
скоординированность и направленность действий контролирующих лиц на
реализацию общего для них намерения, при определенных обстоятельствах
возможна замена такой формы ответственности на пропорциональную,
например, в зависимости от периодов осуществления ими фактического
контроля за должником.
Как разъяснил налоговый орган, «причинение существенного вреда
имущественным правам кредиторов в результате совершения либо одобрения
контролирующим лицом одной или нескольких сделок должника имеет место,
например, если предметом таких сделок являлись активы в размере 20-25%
балансовой стоимости имущества должника, по аналогии с п. 2 ст. 61.2 Закона
о банкротстве, ст. 78 Федерального закона от 26.12.1995г. № 208-ФЗ «Об
акционерных обществах», ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ
«Об обществах с ограниченной ответственностью». Также в качестве
существенного рассматривается вред, причиненный сделками с имуществом,
составлявшим менее 20% активов, если отсутствие этого имущества осложнит
или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника. Оценка
сделки как повлекшей причинение существенного вреда в силу прямого
52
указания Закона о банкротстве не требует признание такой сделки
недействительной»36.
Предусмотрен перечень презумпций, при которых предполагается
невозможность погашения требований кредиторов по вине контролирующего
лица. К числу новых относится невнесение сведений в ЕГРЮЛ и в
ЕФРСФДЮЛ, подлежащих обязательному внесению, а также отсутствие или
искажение документов, хранение которых являлось обязательным в силу, в
том
числе,
законодательства
об
АО,
ООО,
рынке
ценных
бумаг,
инвестиционных фондах.
Разъясняя введение данной презумпции, ФНС России указала, что
субсидиарная ответственность в этом случае возможна, поскольку от
арбитражного
управляющего
и
кредиторов
скрываются
документы,
позволяющие установить контролирующее лицо.
Применительно
к
отсутствию
или
недостоверности
сведений,
подлежащих отражению в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ ФНС России провела
аналогию с положениями ст. 431.2 ГК РФ и приравняла сведения, подлежащие
обязательному отражению в вышеуказанных общедоступных реестрах, к
публичным заверениям, недостоверность которых лишает контрагентов
должника возможности получения информации или вводит их в заблуждение.
Относительно
невозможности
полного
погашения
требований
кредиторов в результате совершенных контролирующим должника лицом
сделок важно отметить, что непризнание таких сделок недействительными
судом или отказ в таком признании ввиду истечения сроков исковой̆ давности
не препятствуют привлечению совершившего сделку лица к субсидиарной̆
ответственности.
Законодатель впервые предусмотрел право суда уменьшить размер или
полностью освободить лицо от субсидиарной̆ ответственности, если будет
доказано, что оно являлось «номиналом» и фактически не контролировало
Письмо ФНС России от 16.08.2017г. № СА-4-18/[email protected] «О применении налоговыми органами
положений главы III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ»// СПС «КонсультантПлюс»;
36
53
должника, либо если такое лицо предоставит сведения, которые помогут
установить реального бенефициара и (или) обнаружить скрывавшееся таким
лицом имущество должника и (или) его собственное имущество.
Важной новацией является то, что при определении размера
ответственности из общего объема обязательств перед кредиторами
исключаются требования, принадлежащие контролирующему лицу либо
заинтересованным по отношению к нему лицам.
Ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления
должника о собственном банкротстве
К
числу нововведений относится
возможность
привлечения
к
ответственности за необращение с заявлением о банкротстве не только
руководителей̆, но и лиц, не исполнивших обязанность по созыву заседания
органа управления должника для принятия решения об обращении с
заявлением о банкротстве или по принятию такого решения.
Одновременно Закон № 266-ФЗ допускает возможность освобождения
об ответственности при отсутствии причинной̆ связи между невозможностью
удовлетворения
требований
кредиторов
и
нарушением
обязанностей̆
контролирующих лиц по инициированию банкротства должника, что ранее в
большинстве случаев не допускалось в судебной̆ практике.
ВС РФ разъяснил, что «учредительным документом полномочия по
обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не могут
быть предоставлены только одному из его директоров, и по общему правилу
несколько директоров, действующих совместно или независимо друг от друга,
солидарно несут субсидиарную ответственность»37.
Руководитель должника может быть освобожден от ответственности,
если:
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017г. № 53 «О некоторых вопросах,
связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»// СПС
«КонсультантПлюс»;
37
54
- несмотря на наличие признаков неплатежеспособности, должник не
находился в состоянии объективного банкротства;
- руководитель добросовестно рассчитывал на преодоление в разумный
срок
финансовых
трудностей,
приложил
необходимые
условия
для
достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план.
Ограничение ответственности руководителя возможно только на тот
период, когда выполнение такого плана являлось разумным.
Также Верховный Суд смягчил условия ответственности иных, кроме
руководителя, лиц (например, участника или акционера) за непринятие мер по
инициированию банкротства, подчеркнув, что такие лица должны быть
осведомлены о возникновении у руководителя обязанности по обращению в
суд с заявлением о банкротстве и невыполнении им данной обязанности.
Постановление № 53 содержит разъяснение о том, что «ответственность
такого лица ограничена обязательствами должника, возникшими после
истечения совокупности предельных сроков, отведенных на созыв, подготовку
и проведение заседания уполномоченного органа управления должника»38.
ВС РФ обратил внимание на то, что для ликвидатора и членов
ликвидационной комиссии срок обращения с заявлением о банкротстве
должника составляет не 1 месяц, а 10 дней, и что для членов ликвидационной
комиссии
по
общему
правилу
ответственность
за
неисполнение
соответствующей обязанности является солидарной.
Размер ответственности за непринятие мер по инициированию
банкротства
должника
может
быть
увеличена
на
сумму расходов,
необходимых для проведения процедур банкротства, если будет доказано, что
он был бы меньше в случае своевременного исполнения контролирующим
лицом обязанности по подаче заявления о банкротстве.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017г. № 53 «О некоторых вопросах,
связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»// СПС
«КонсультантПлюс»
38
55
Публикация бывшим руководителем информации о наступлении
обязанности обращения в суд с заявлением о банкротстве освобождает такого
руководителя от ответственности по обязательствам перед кредиторами,
возникшими после такой публикации.
Законодатель
ввел
новый̆
состав
правонарушения,
влекущего
ответственность в форме возмещения убытков за нарушение законодательства
о банкротстве. Если в деле о банкротстве, а также вне дела о банкротстве до
или после его возбуждения должник не принял меры по оспариванию
необоснованных
требований
заявителя
или
иных
кредиторов,
то
контролирующие должника лица несут перед кредиторами ответственность за
убытки, причиненные таким бездействием.
Таким образом, руководителям необходимо занимать более активную
позицию как в делах о банкротстве, так и до их возбуждения, применительно
к предъявляемым требованиям кредиторов. Ненадлежащая организация
противодействия установлению, и тем более, исполнению таких требований,
теперь
может
повлечь
привлечение
руководителя
к
субсидиарной̆
ответственности по обязательствам должника.
Выводы по главе:
Субсидиарная ответственность является эффективным инструментом,
направленным
на
восстановление
нарушенных
прав
кредиторов,
выразившихся в непогашении должником обязательств перед ними.
Первоначально,
основные
положения,
связанные
с
субсидиарной
ответственностью, были официально закреплены в ГК РФ (часть первая),
принятом 21.10.1994 года. В настоящее время гражданско-правовые аспекты
понятия субсидиарной ответственности имеют значительное отличие от тех,
что были закреплены указанным Кодексом.
Формирование и развитие
понятия субсидиарная ответственность началось ещё в Древнем Риме с
момента возникновения договора поручения, существующего в римском
частном праве. Именно существовавшее в то время понятие поручителя, под
которым подразумевался не основной должник, а третье лицо, которое было
56
обязано исполнить обязательство основного должника, в том случае, когда
последний был не в состоянии сделать это самостоятельно, дало зарождение
понятиям субсидиарный должник и субсидиарная ответственность.
В настоящее время, расширен круг лиц, которые могут быть привлечены
к субсидиарной ответственности. В частности, к лицам, на которых может
быть возложена субсидиарная ответственность в рамках дела о банкротстве
относятся лица, наделенные статусом контролирующих должника. Правовой
статус лиц, контролирующих должника в деле о банкротстве является одним
из видов специального правого статуса и включает в себя наличие у них
регулятивных и охранительных функций, которые с одной стороны должны
обязывать таких лиц, действовать добросовестно и разумно, не причиняя вреда
интересам как самого должника, так и его кредиторов, а с другой – приводят к
возникновению обязанности нести негативные последствия нарушения такой
обязанности, к которым относится возложение субсидиарной ответственности
на такое лицо.
57
ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К СУБСИДИАРНОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЛИЦ, КОНТРОЛИРУЮЩИХ ДОЛЖНИКА, В
ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ.
2.1 Проблемы определения лиц, подлежащих привлечению к
субсидиарной ответственности в деле о банкротстве.
Изменения,
произошедшие
в
законодательстве,
регулирующем
правоотношения, связанные с субсидиарной ответственностью, не смотря на
возникновение большого числа вопросов, были встречены в большинстве
своем, положительно.
Принятое Верховным Судом РФ 21 декабря 2017г. Постановление
Пленума ВС РФ №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением
контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее —
Постановление № 53), дало значительную часть разъяснений по вопросам
применения
законодательства
о
субсидиарной
ответственности.
Но,
некоторые вопросы в настоящий момент продолжают оставаться открытыми.
Однако, формирование судебной практики в настоящее время будет
вырабатывать способы их разрешения.
Одной из нерешенных проблем остается установление статуса лица,
контролирующего должника, или иными словами выявление наличия у лица,
привлекаемого к субсидиарной ответственности, фактической возможности
отдавать должнику распоряжения, обязательные для исполнения или иными
способами влиять на его действия.
В целях упрощения процесса доказывания наличия у лица статуса,
контролирующего должника, пунктом 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве
введены опровержимые презумпции. Так, считается, что лицо имело статус
контролирующего должника, пока не доказано иное, если это лицо:
1. Официально являлось директором, руководителем, участником
исполнительного
органа,
ликвидатором
или
членом
ликвидационной
58
комиссии должника. Кроме того, в случае, когда в качестве лица, имеющего
право действовать без доверенности от имени должника-организации
выступает управляющая компания, считается, что лицом, контролирующим
должника, выступает как эта компания, так и ее руководитель, пока не
доказанное иное, которые несут солидарную ответственность по основаниям,
изложенным в главе III.2 Закона о банкротстве.
2.
Обладало
правом
на
самостоятельное,
либо
совместное
с
заинтересованными лицами распоряжение 50% и более голосующих акций АО
или более чем половиной долей уставного капитала ООО (ОДО), либо более
чем половиной голосов от общего числа участников собрания юридического
лица, либо было уполномочено назначать на должность или освобождать от
должности руководителей организации-должника. Предполагается, что лицо,
которое обладало хоть одним из этих условий, считается контролирующим
должника, совместно с аффилированными с ним лицами.
3. Получало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения
лиц, обозначенных в пункте 1 ст. 531 ГК РФ (лица, которые в силу закона,
иного правового акта или учредительного документа юридического лица
уполномочены выступать от его имени).
Однако, если лицо не входит в органы управления должника, не владеет
долями/акциями должника, то на практике доказать наличие у него статуса
лица, контролирующего должника, бывает весьма затруднительно.
Также, следует принимать во внимание тот факт, что действия лица,
контролирующего должника, могут иметь как явный (открытое признание
таким лицом себя в качестве бенефициара должника), так и скрытых характер
(сокрытие факта или возможности в значительной степени влиять на действия
(бездействие) должника).
В первом случае доказать наличие статуса лица, контролирующего
должника не так затруднительно: в этих целях можно использовать
совокупность доказательств, например, свидетельские показания, переписки,
публикации в СМИ.
59
Однако, в случае осуществления лицом, контролирующим должника,
скрытых действий, совмещенных с отсутствием законных способов выявления
таких действий, возникает проблема, связанная с выявлением таких лиц и
последующем привлечении их к субсидиарной ответственности.
В соответствии с вышеизложенным, принятое 15.02.2018г. Определение
Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ №302-ЭС14-1472 (4,5,7)
по делу №А33-1677/20139, имеет большое значение как для формирования
судебной практики по привлечению к субсидиарной ответственности, так и
для выявления скрытых бенефициаров должника. Положения, отраженные в
данном
определении,
могут
применяться
судебными
органами
при
рассмотрении аналогичных споров.
Так, например, ВС РФ, было разъяснено, что конечный бенефициар, у
которого отсутствуют официальные полномочия, не будет заинтересован в
том, чтобы его статус лица, контролирующего должника, был раскрыт. Он
будет скрывать тот факт, что имеет возможность оказывать влияние на
действия должника. Кроме того, в связи с тем, что взаимоотношения скрытого
бенефициара и общества, на которое он оказывает влияние, никак не
регламентированы, практически отсутствует возможность установления
каких-то правил и стандартов поведения.
Согласно положений, указанных в данном определении, в подобных
ситуациях необходимо проводить анализ поведения лица, привлекаемого к
субсидиарной ответственности, а также должника. Следующие факторы могут
быть свидетельствами наличия подконтрольности:
- действия лица, привлекаемого к ответственности, и должника
синхронны при отсутствии на то объективных экономических причин;
- действия ведут к негативным экономическим последствиям для
должника и в то же время приводят к значительному наращению имущества
лица, привлекаемого к ответственности;
60
- указанные действия не могли иметь место ни при каких иных
обстоятельствах, за исключением факта подконтрольности одного субъекта
другому, и т.д.
Следует также отметить, что указанные разъяснения практически
раскрывают третью презумпцию наличия у лица статуса контролирующего
должника,
а
именно
получение
лицом,
которое
привлекается
к
ответственности, выгоды от недобросовестных или незаконных действий лиц,
перечисленных в п. 1 ст. 53 ГК РФ.
В любом случае скрытый бенефициар осуществляет свою деятельность
через подконтрольную ему организацию с целью увеличения или сбережения
своих активов. Поэтому признаки фактического контроля могут проявляться в
гражданском обороте именно через экономические отношения, которые
складываются между лицом, контролирующим должника и самим должником.
В п. 7 Постановления №53 разъяснено, что «лицо может быть признано
контролирующим должника, если оно извлекало существенную выгоду,
относительно масштаба деятельности должника, которая выражалась в
наращении активов, которое было бы невозможно при условии соответствия
действий руководителя должника действующему законодательству и, в
частности, принципу добросовестности осуществления предпринимательской
деятельности»39. Также, считается, что лицом, контролирующим должника,
может выступать третье лицо, ставшее конечным выгодоприобретателем
активов,
которые
последовательности
были
отчуждены
различных
сделок,
в
результате
совершенных
сделки
на
или
заведомо
невыгодных для должника условиях. Лицу, которое привлекается в
субсидиарной ответственности, придется доказывать, добросовестность своих
действий, в том числе подтверждать правомерное приобретение активов
должника.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017г. № 53 «О некоторых вопросах,
связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»// СПС
«КонсультантПлюс»;
39
61
Кроме того, считается, что лицом, контролирующим должника, является
выгодоприобретатель, который извлекал существенные преимущества из
организации предпринимательской деятельности таким образом, при котором
происходило перераспределение совокупного дохода, который был получен
от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим
интересом, в пользу ряда этих лиц, с одновременным аккумулированием на
стороне должника основной долговой нагрузки. В таких ситуациях,
выгодоприобретателю придется доказывать, что его операции, которые
приносили доход, отражались в соответствии с их действительным
экономическим смыслом, а полученная им выгода обусловлена иными
разумными экономическими причинами.
Кроме того, в Определении ВС РФ отмечено, что судебные органы
должны принимать во внимание весь объем имеющихся косвенных
доказательств, сформированных на основе проведенного анализа поведения
лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, в связи с тем, что
получение арбитражными управляющими, кредиторами, уполномоченными
органами прямых доказательств, подтверждающих факты влияния на
деятельность должника, является затруднительным, ввиду объективных
обстоятельств.
В том случае, когда заинтересованными лицами были предоставлены
достаточно серьезные доводы и представлены существенные косвенные
доказательства,
которые
в
своей
совокупности
позволяют
признать
убедительными их аргументы о возникновении факта управления и
подчиненности, обязанность по доказыванию обратного возлагается на лицо,
которое привлекается к субсидиарной ответственности.
62
2.2 Особенности формирования доказательственной базы для
привлечения к субсидиарной ответственности.
В
действующем
законодательстве,
регулирующем
институт
субсидиарной ответственности, функционирует опровержимая презумпция,
согласно
которой
имеется
причинная
связь
между
действиями
(бездействиями) лица, контролирующего должника и невозможностью
погашения в полном объеме требований кредиторов, если имеется хотя бы
одно из следующих обстоятельств:
1. причинение существенного вреда имущественным правам кредиторов
вследствие совершения лицом, контролирующим должника, либо одобрения
данным лицом одной или нескольких сделок должником, в том числе сделки,
перечисленные в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве.
К таким сделкам можно отнести, например, значимые для должника
сделки, которые одновременно являются убыточными. В число сделок,
существенно влияющих на должника, можно отнести сделки, отвечающие
признакам крупных сделок. Анализируя вопрос о том, является ли значимая
сделка существенно убыточной, необходимо учитывать, что такой сделкой
может быть признана сделка, которая совершена на условиях, значительно
отличающихся от рыночных в худшую для должника сторону, а также сделка,
которая заключена по рыночной цене, в результате совершения которой
должник утратил возможность в полной мере осуществлять одно или
несколько
направлений
хозяйственной
деятельности,
которые
ранее
приносили ему существенный доход.
В случае, когда к ответственности привлекается лицо, являющееся
номинальным
либо
фактическим
руководителем,
иным
лицом,
контролирующим должника, по указанию которого совершались сделки, или
контролирующим
выгодоприобретателем
по
сделке,
для
применения
презумпции заявителю достаточно доказать, причинение существенного вреда
кредиторам такой сделкой.
63
В том случае, когда подобного рода сделки одобряются коллегиальным
органом (например, общим собранием акционеров), лицо, контролирующее
должника, не освобождается от субсидиарной ответственности.
Когда к ответственности привлекается лицо, которое прямо, либо
косвенно одобрило сделку, для применения данной презумпции заявителю
необходимо доказать факт причинения существенного вреда кредиторам, о
котором лицо, контролирующее должника, знало, либо должно было знать
исходя из имеющихся обстоятельств.
Указанная презумпция действует вне зависимости признания судом
сделок недействительными, в случае если:
- не направлялось заявление о признании сделки недействительной;
-
при
наличии
поданного
заявления
о
признании
сделки
недействительной отсутствует вынесенный судебный акт по результатам его
рассмотрения;
-
судом
вынесено
решение
об
отказе
в
признании
сделки
недействительной в связи с истечением срока давности ее оспаривания или в
связи с недоказанностью того факта, что другая сторона знала или должна
была знать о том, что на момент совершения сделки у должника имелись
признаки несостоятельности (банкротства), либо по результатам совершения
такой сделки должник стал отвечать признаку неплатежеспособности или
недостаточности имущества.
На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что
наличие вступившего в законную силу судебного акта о признании сделки
недействительной не является обязательным условием для применения
указанной презумпции.
В том случае, когда судом было отказано в признании сделки
недействительной на основании выявленного факта равнозначности между
ценностью актива, который был отчужден и размера вознаграждения,
полученного должником, заявитель лишается права указывать на то, что
сделка была проведена по стоимости, отличающейся рыночной.
64
При доказывании факта совершения сделки, повлекшей за собой
причинение существенного вреда кредиторам, заявитель не может ссылаться
на условия недействительности, в том числе и указанные в ст. 61.2 и 61.3
Закона о банкротстве. Это в свою очередь не снимает с заявителя обязанности
по доказыванию значимости совершенной сделки, а также ее убыточности для
должника. Установленные факты совершения подозрительной сделки, либо
совершения действий, направленных на оказание предпочтения одному из
кредиторов,
не
являются
самостоятельным
подтверждением
данных
обстоятельств.
Так, например, Определением Арбитражного суда Орловской области от
13.11.2018г. по делу №А48-979/2016 на основании заявления конкурсного
управляющего ООО «МодульИнвестСтрой» Ставцева В.В. о привлечении к
субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника, было
признано доказанным наличие оснований для привлечения Сударикова Н.В.,
Сударикова Ю.В., Андриановой Е.Ю. в связи с тем, что данными лицами,
обладающими статусом контролирующих должника, были совершены
действия (бездействия), повлекшие невозможность полного погашения
обязательств перед кредиторами организации-должника, а также лицами,
контролирующими должника, совершались действия в ущерб интересов как
самого
должника,
так
и
его
кредиторов,
вследствие
чего,
ООО
«МодульИнвестСтрой» было доведено до банкротства. Указанные действия
выражались в заключении сделок на заведомо невыгодных для должника
условиях, отсутствии должной степени осмотрительности при выборе
контрагентов, заключения сделок с целью причинения имущественного вреда
кредиторам в пользу заинтересованных лиц.
2) отсутствие документов бухгалтерского и налогового учета и
отчетности, либо искажение сведений, содержащихся в таких документах,
либо отражение в них заведомо ложной информации об объекте к моменту
принятия
арбитражным
судом
определения
о
введении
процедуры
наблюдения или признания должника банкротом и открытия в отношении него
65
процедуры конкурсного производства, затрудняющее проведение процедур,
которые применяются в деле о банкротстве, в том числе формирование и
реализация конкурсной массы
Презумпция применяется в отношении лиц, на которых возложены
обязанности:
- по организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов
бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности
должника;
-
по
ведению
бухгалтерского
учета
и
хранения
документов
бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности
должника.
Заявителю необходимо обосновать суду каким образом отсутствие
документации, либо ее искажение, либо содержание в них заведомо ложных
сведений затруднило осуществление мероприятий, применяемых в делах о
банкротстве.
Лицо, которое привлекается к субсидиарной ответственности по
указанному основанию, может опровергнуть это презумпцию следующими
способами:
- предоставив доказательства того, что недостатки, содержащиеся в
предоставленной
отчетности
не
повлекли
за
собой
существенного
затруднения при проведении процедур банкротства.
- предоставив суду доказательства принятия всех необходимых и
достаточных мер для исполнения обязанности по ведению, хранению,
передаче документации в той степени ответственности и осмотрительности,
которая от него требовалась, доказав таким образом отсутствие вины в
непередаче, либо ненадлежащем хранении документации.
К
существенным
затруднениям,
возникающим
при
проведении
процедур банкротства, относятся, отсутствие возможности выявления всех
лиц, контролирующих должника, его основных контрагентов, а также:
66
- невозможность выявления основных активов должника и их
инвентаризации;
- отсутствие возможности анализа сделок должника, совершенных в
преддверии банкротства, а также условий, на которых они были совершены,
что приводит к невозможности рассмотрения вопроса об основаниях и
необходимости их оспаривания с целью увеличения конкурсной массы;
- отсутствие возможности проведения анализа решений, принимаемых
органами управления должника, что приводит к невозможности определения
наличия/отсутствия
в их действиях причинения вреда должнику и
имущественным правам кредиторов, в целях дальнейшего взыскания с
указанных лиц убытков.
К руководителю должника не может быть применена указанная
презумпция, если необходимая документация (информация) передана им
арбитражному управляющему в ходе рассмотрения судом заявления о
привлечении к субсидиарной ответственности.
Однако, сам факт подобной передачи документов не лишает
возможности взыскания с руководителя убытков, полученных в связи с
просрочкой исполнения обязанности, либо привлечения его к субсидиарной
ответственности по иным обстоятельствам.
Кроме того, факт непередачи бывшим руководителем необходимых
документов новому руководителю, не является основанием для освобождения
последнего от ответственности и не является доказательством отсутствия
вины. В подобной ситуации, добросовестный руководитель должен принять
все необходимые меры, направленные на истребование документации и
бывшего руководителя, либо провести мероприятия по восстановлению
документации.
В том случае, когда неисполнение обязанности по организации,
ведению, хранению, восстановлению документации происходит несколькими
руководителями, которые сменяли друг друга, считается, что для доведения
должника до банкротства было достаточно действий каждого из них.
67
В том случае, когда за лицом, на которого возложена обязанность по
ведению и хранению соответствующей документации, закреплен статус
контролирующего должника, берется во внимание предположение, что
совместные действия с руководителем должника явились достаточной
причиной для объективного банкротства, при условии того, что доказан факт
затруднения в проведении процедур банкротства, вызванных непередачей,
искажением, утратой, сокрытия документации.
Лица, которые не были признаны контролирующими должника, и на
которых возложена обязанность по организации, ведению и хранению
документации, при доказательстве факта, что по распоряжению, либо
совместно с бывшим руководителем были совершены действия, направленные
на сокрытие, искажение, уничтожение документации, либо сведений,
содержащихся в них, несут субсидиарную ответственность по мотиву
доведения до банкротства должника, солидарно с бывшим руководителем, ка
соучастники.
В соответствии с определением Арбитражного суда Орловской области
от 08.11.2017г. по делу №А48-3308/2012(Б) конкурсному управляющему ОАО
«Домоуправление №4» Кривобокову А.В. было отказано в привлечении к
субсидиарной ответственности бывших руководителей организации Горбову
А.С., Миронову
А.Р., Тер Е.Р. в связи с тем, что заявителем не были
представлены доказательства намеренного уклонения бывших руководителей
организации-должника от передачи документации, а также не подтверждена
причинно-следственная
связь
между
отсутствием
документации
и
невозможностью удовлетворения требований кредиторов.
3) требования кредиторов, включенные в 3-ю очередь реестра
требований
кредиторов
должника,
которые
возникли
на
основании
вступившего в законную силу решения о привлечении должника, либо его
должностных
органов
к
ответственности
за
нарушение
налогового,
административного, уголовного законодательства, превышают 50% от общего
68
размера суммы задолженности, включенной в третью очередь реестра
требований кредиторов должника.
В связи с этим, считается, что действия, либо бездействие лиц,
контролирующих должника, стали основной причиной банкротства, при
условии доказанности следующих обстоятельств:
- привлечение должника к ответственности за неуплату, либо уплату в
неполном размере сумм налогов, сборов, пеней, штрафов, страховых взносов,
вызванных действиями или бездействием, направленными на необоснованное
получение налоговой выгоды, либо иными неправомерными действиями.
- размер сумм, доначисленных по результатам проведения мероприятий
налогового контроля, превышает 50% общей суммы задолженности,
включенной в 3 очередь реестра требований кредиторов должника.
Применение указанной презумпции происходит при привлечении к
субсидиарной ответственности руководителя должника, либо иных лиц, за
которыми признан статус контролирующих должника на момент совершения
налогового правонарушения.
4) документы, хранение которых являлось обязательным на основании
действующего законодательства об акционерных обществах, о рынке ценных
бумаг,
об
инвестиционных
ответственностью,
о
фондах,
государственных
об
и
обществах
с
ограниченной
муниципальных
унитарных
предприятиях, на момент вынесения определения о введении в отношении
должника
процедуры
наблюдения,
либо
признания
должника
несостоятельным (банкротом) и открытии в отношении него процедуры
конкурсного производства, отсутствуют или искажены.
2.3 Порядок привлечения к субсидиарной ответственности.
В соответствии со ст. 61.11 Закона о банкротстве правом на подачу
заявления о привлечении к субсидиарной ответственности за невозможность
69
полного погашения требований кредиторов должника в ходе любой
процедуры, применяемой в деле о банкротстве, наделены:
«- арбитражный управляющий, действующий по своей инициативе, либо
на основании решения собрания или комитета кредиторов;
- конкурсные кредиторы должника;
- представитель работников должника, работники или бывшие
работники, перед которыми у должника имеется задолженность;
- уполномоченный орган»40.
Право на обращение конкурсных кредиторов и представителя
работников должника возникает после включения их задолженности в реестр
требований кредиторов должника, в том числе и требований, заявленных
после закрытия реестра требований кредиторов.
Обратиться
с
заявлением
о
привлечении
к
субсидиарной
ответственности лиц, контролирующих должника, на основании отсутствия
средств, достаточных для возмещения расходов, которые были понесены в
результате проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве
должника, могут:
-
кредиторы,
перед
которыми
у
должника
имеются
текущие
обязательства, подтвержденные вступившим в законную силу судебным
актом, либо иным документом, обеспечивающим принудительное взыскание.
- кредиторы, требования которых включены в реестр требований
кредиторов должника;
- кредиторы, требования которых признаны обоснованными и
включенными за реестр требований кредиторов должника, т.е. подлежащие
исполнению после требований кредиторов, включенных в реестр требований
кредиторов должника.
В целях привлечения лиц, контролирующих должника, к субсидиарной
ответственности за нарушение Закона о банкротстве, выраженного в
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190
40
70
неисполнении обязанности по подаче, либо несвоевременной подаче
заявления должника о признании его несостоятельным (банкротом) в ходе
любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, заявление может быть
подано следующими лицами:
- конкурсными кредиторами, представителем работников должника,
работники, либо бывшие работники должника или уполномоченные органы;
- арбитражный управляющий.
Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности после
завершения процедуры конкурсного производства, либо прекращения
производства по делу в связи с тем, что у должника недостаточно средств,
необходимых для покрытия расходов, возникающих при осуществлении
процедур, применяемых в делах о банкротстве, либо возврата заявления
уполномоченного органа о признании должника банкротом, может быть
подано:
- «конкурсными кредиторами, работниками, бывшими работниками,
уполномоченными органами, задолженность перед которыми возникла после
истечения сроков, указанных в ст. 9 Закона о банкротстве и до момента
возбуждения производства по делу о банкротстве должника, требования
которых признаны обоснованными и включены в реестр требований
кредиторов должника»41.
Если производство по делу о банкротстве было прекращено в связи с
тем, что у должника отсутствуют средства, необходимые для покрытия
расходов, возникающих в ходе осуществления процедур, применяемых в
делах о банкротстве на стадии проверки обоснованности требований
заявителя, заявление о привлечении к субсидиарной ответственности может
быть подано заявителем по делу о банкротстве, требования которого
подтверждены примененными мерами принудительного взыскания.
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190;
41
71
Другие участники по делу о банкротстве не могут обращаться с
заявлениями о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о
банкротстве при возникновении вышеуказанного обстоятельства.
Кроме того, уполномоченный орган, заявление которого о признании
должника банкротом было возвращено в связи с отсутствием у должника
имущества, за счет которого возможно покрытие расходов в деле о
банкротстве, а также отсутствием доказательств возможности обнаружения
имущества должника объеме, достаточном для осуществления процедур
банкротства,
может
обратиться
с
заявлением
о
признании
лиц,
контролирующих должника, к субсидиарной ответственности. У иных лиц
отсутствуют основания для обращения с заявлением о привлечении к
субсидиарной ответственности в подобных обстоятельствах.
Следует отметить, что списание кредиторами должника задолженности,
по различным основаниям, установленным действующим законодательством,
либо внутренними документами, регламентирующими учетную политику
кредитора, не препятствует возможности обратиться с заявлением о
привлечении
лиц,
контролирующих
должника,
к
субсидиарной
ответственности, а также не является основанием для уменьшения размера
задолженности перед кредиторами, ответственность за которую может быть
возложена на контролирующее должника лицо.
Согласно главе III.2 Закона о банкротстве, заявление о привлечении к
субсидиарной ответственности может быть подано лицом, наделенным таким
правом, в течение трех лет со дня, когда оно узнало, либо должно было узнать
о наличии оснований для привлечения к ответственности, но не позднее:
«- трех лет со дня признания должника банкротом, либо прекращения
производства по делу, либо возврата заявления уполномоченного органа о
признании должника несостоятельным (банкротом);
72
- десяти лет со дня, когда были осуществлены действия, либо
бездействие, служащие основаниями для привлечения к субсидиарной
ответственности»42.
Течение срока исковой давности для предъявления требования о
привлечении к субсидиарной ответственности начинается со дня, когда лицо,
обладающее правом на подачу такого заявления, знал или должен был узнать
о возникновении оснований, позволяющих привлечь лицо, контролирующее
должника, к субсидиарной ответственности, а именно:
- об установлении лица, наделенного статусом контролирующего
должника;
- об осуществлении действий, бездействия таким лицом, которые
нанесли значительный вред интересам кредиторов и подразумевающих
возникновение субсидиарной ответственности;
- о том, что имеющихся активов должника недостаточно для погашения
им обязательств перед кредиторами.
Так, например, Определением Арбитражного суда Орловской области от
15.10.2018г. по делу №А48-3923/2009(Б) конкурсному управляющему МУП
«Жилкомплекс»
Пыжовой
Наталье
Викторовне
было
отказано
в
удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности
лиц, контролирующих должника, к субсидиарной ответственности в связи с
пропуском им трехлетнего срока на подачу соответствующего заявления. При
рассмотрении указанного заявления суд руководствовался положениями ст. 10
Закона о банкротстве в редакции, которая действовала до вступления в силу
Федерального закона от 28.04.209г. №73-ФЗ «О внесении изменений в
отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с тем, что
сделки по выводу имущества должника, которые в последующем были
признаны судом недействительными, производились в 2007-2008г. Также
судом было указано, что в связи с тем, что Определениями Арбитражного суда
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190
42
73
Орловской области от 19.10.2011г. по делам №А48-3923/2009(Г), А483923/2009(Д), вступившими в законную силу 03.10.2011г. сделки по изъятию
имущества из хозяйственного ведения признаны недействительными,
считается, что арбитражный управляющий узнал о наличии оснований для
привлечения
лиц,
контролирующих
должника,
к
субсидиарной
ответственности не позднее 03.10.2011г. ,то эту дату и следует считать датой
начала течения срока исковой давности, а заявление арбитражного
управляющего было подано 21.07.2015г. Кроме того, довод арбитражного
управляющего о том, что право на обращение с указанным заявлением
возникло с момента, когда арбитражному управляющему стало известно о
факте недостаточности денежных средств, вырученных от реализации
имущества должника, был признан несостоятельным, так как он противоречил
нормам Закона №134-ФЗ, вступившего на тот момент в законную силу, а
также, сложившейся на тот момент последней судебной практике.
Кроме того, течение срока исковой давности для подачи заявления о
привлечении к субсидиарной ответственности может применяться не ко всему
требованию о привлечении к ответственности, а его части, в том случае, когда
при рассмотрении какого-либо обособленного дела или спора, было
установлено, что о наличии оснований для привлечения к субсидиарной
ответственности знал или должен был узнать какой-либо кредитор до того, как
об этом стало известно другим кредиторам.
Также объективным является и то основание, что течение срока исковой
давности о привлечении к субсидиарной ответственности не может начаться
раньше возникновения права на обращение в суд с соответствующим
заявлением.
В свою очередь, если в результате рассмотрения какого-либо
обособленного спора будет выявлен факт недобросовестного поведения
арбитражного
управляющего,
действующего
в
интересах
лиц,
контролирующих должника, проявившегося в сокрытии от кредиторов
обстоятельств,
которые
являются
основанием
для
привлечения
к
74
субсидиарной ответственности, срок исковой давности не может исчисляться
с момента обнаружения этих обстоятельств арбитражным управляющим.
В том случае, когда лицо, наделенное правом подачи заявления о
привлечении к субсидиарной ответственности, по основаниям, изложенным в
главе III.2 Закона о банкротстве, после завершения процедуры конкурсного
производства, узнало, либо должно было узнать об имеющихся основаниях
для привлечения к субсидиарной ответственности, такое заявление может
быть подано при одновременном наличии следующих оснований:
- «со дня завершения процедуры конкурсного производства в отношении
должника не прошло 3 года;
- со дня совершения лицом, контролирующим должника, действий или
бездействия, являющегося основанием для привлечения к субсидиарной
ответственности, не прошло 10 лет;
- в деле о банкротстве не предъявлялось и не рассматривалось
аналогичное заявление по таким же основаниям и к тем же лицам,
контролирующим должника»43.
При таких обстоятельствах, начало течения срока исковой давности
устанавливается с момента, когда кредитор, наделенный правом на подачу
заявления о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о
банкротстве, узнал, либо должен был узнать о наличии соответствующих
оснований для привлечения к субсидиарной ответственности.
В случае, когда выявлено, что какой-то из кредиторов знал или должен
был узнать о том, что имеются основания для привлечения к субсидиарной
ответственности, раньше этого момента, срок исковой давности может
применяться
к
части
требования
о
привлечении
к
субсидиарной
ответственности, которая приходится на такого кредитора.
Пропущенный срок исковой давности для подачи заявления о
привлечении к субсидиарной ответственности может быть восстановлен
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя
редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст. 4190;
43
75
арбитражным судом при наличии уважительной причины пропуска этого
срока и если не прошло 2 года с момента окончания этого срока.
Уважительными могут признаваться причины, которые имели место на
протяжении последних 6 месяцев срока исковой давности.
Восстановление срока исковой давности лицам, обладающим правом на
подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности происходит
в исключительных случаях, если такие лица на самом деле не имели
возможности
обратиться
в
арбитражный
суд
своевременно
по
обстоятельствам, которые от них не зависели.
Однако, предельные трехлетние и десятилетние сроки совершения
лицами,
контролирующими
должника
неправомерных
действий
или
бездействия, которые нанесли существенный вред интересам кредиторов и
влекущих за собой возникновение субсидиарной ответственности, течение
которых начинающиеся со дня признания должника банкротом, либо возврата
заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом, либо
прекращения производства по делу, либо завершения процедуры конкурсного
производства должника, не подлежат восстановлению.
В случае, если у лица, обратившегося с заявлением о привлечении к
субсидиарной ответственности имеются основания полагать, что лицом,
контролирующим
должника,
могут
быть
осуществлены
действия,
направленные на вывод активов с целью ухудшения своего имущественного
положения и затруднения процесса взыскания суммы, возложенной на него
субсидиарной ответственности, то заявителем может быть подано заявление о
принятии обеспечительных мер по указанному спору.
Вопрос о приятии обеспечительных мер, в случае отсутствия
соответствующего ходатайства заявителя о порядке рассмотрения его
заявления, может быть разрешен судом либо самостоятельно, без участия
заинтересованных лиц,
либо если имеется
необходимость получить
объяснения по делу как заявителя, так и ответчика по указанному спору, в
судебном заседании, с надлежащим уведомлением лиц, участвующих в деле.
76
При таких обстоятельствах, заседание проводится в срок, не превышающий 3
рабочих дней со дня поступления такого заявления в арбитражный суд.
Отказать в удовлетворении ходатайства лица о рассмотрении заявления
о привлечении к субсидиарной ответственности в судебном заседании с
надлежащим извещение лиц, участвующих в деле, суд может только в случаях,
указанных в ч. 5 ст. 159 АПК РФ.
В случае удовлетворения заявления о приятии обеспечительных мер,
судом может быть наложен арест, либо применены другие обеспечительные
меры в отношении:
- имущества лица, которое привлекается к ответственности;
- имущества иных лиц, в отношении которых лицо, привлекаемое к
субсидиарной ответственности, является контролирующим в соответствии с
положениями пп.2 п.4 ст.61.10 Закона о банкротстве.
В заявлении о привлечении лица, контролирующего должника, должны
быть указаны следующие сведения:
- позволяющие сделать обоснованные предположения о том, что
ответчик обладает или обладал статусом лица, контролирующего должника;
- доказательства, которые подтверждают указанные сведения.
В
том
случае,
когда
в
заявлении
не
содержатся
указанные
обстоятельства или к нему не приложены доказательства, подтверждающие
наличие указанных обстоятельств, суд выносит определение об оставлении
заявления без движения, при неустранении допущенных нарушений,
заявление возвращается без рассмотрения.
Доказательства, представленные заявителем, не исследуются судом при
рассмотрении вопроса о возможности принятия заявления к производству.
Лицо, в отношении которого подано заявление о привлечении к
ответственности, обязано направить или представить в арбитражный суд и
лицу, подавшему заявление о привлечении к субсидиарной ответственности,
отзыв на заявление о привлечении к субсидиарной ответственности,
77
соответствующий
требованиям
к
отзыву
на
исковое
заявление,
предусмотренным АПК РФ.
В случае непредставления лицом, привлекаемым к субсидиарной
ответственности, отзыва по причинам, признанным арбитражным судом
неуважительными,
или
явной
неполноты
возражений
относительно
предъявленных к нему требований по доводам, содержащимся в заявлении о
привлечении к субсидиарной ответственности, бремя доказывания отсутствия
оснований для привлечения к субсидиарной ответственности может быть
возложено арбитражным судом на лицо, привлекаемое к субсидиарной
ответственности.
Если в производстве суда находятся два и более дела (обособленных
споров) о привлечении к ответственности лиц, контролирующих одного и того
же должника, такие дела (обособленные споры) могут быть объединены в одно
производство для совместного рассмотрения по правилам ч. 2.1 ст. 130 АПК
Р.
По общему правилу, на арбитражном управляющем, кредиторах, в
интересах которых заявлено требование о привлечении к ответственности,
лежит бремя доказывания оснований возложения ответственности на лицо,
контролирующее должника. Вместе с тем отсутствие у членов органов
управления, иных лиц, контролирующих должника, заинтересованности в
раскрытии
документов,
отражающих
реальное
положение
дел
и
действительный оборот, не должно снижать уровень правовой защищенности
кредиторов при необоснованном посягательстве на их права.
Поэтому, если арбитражный управляющий и (или) кредиторы с
помощью косвенных доказательств убедительно обосновали утверждения о
наличии у привлекаемого к ответственности лица статуса контролирующего и
о невозможности погашения требований кредиторов вследствие действий
(бездействия)
последнего,
бремя
опровержения
данных
утверждений
переходит на привлекаемое лицо, которое должно доказать, почему
письменные документы и иные доказательства арбитражного управляющего,
78
кредиторов не могут быть приняты в подтверждение их доводов, раскрыв свои
документы и представив объяснения относительно того, как на самом деле
осуществлялась хозяйственная деятельность.
Материалы проведенных в отношении должника или его контрагентов
мероприятий
налогового
контроля,
документы,
полученные
в
ходе
производства по делам об административных правонарушениях и уголовным
делам, могут быть использованы в качестве средств доказывания фактических
обстоятельств, на которые ссылается заявитель, предъявивший требование о
привлечении
лица,
контролирующего
должника,
к
субсидиарной
ответственности.
Такие материалы не имеют для суда заранее установленной силы и
подлежат оценке наряду с другими доказательствами.
При решении вопроса о том, какие нормы подлежат применению –
общие положения о возмещении убытков, либо специальные правила о
субсидиарной ответственности, – суд в каждом конкретном случае оценивает,
насколько
существенным
было
негативное
воздействие
лица,
контролирующего должника на деятельность должника, проверяя, как сильно
в результате такого воздействия изменилось финансовое
должника,
какие
тенденции
приобрели
экономические
положение
показатели,
характеризующие должника, после этого воздействия.
Если нарушения, допущенные лицом, контролирующим должника,
явились достаточной причиной банкротства, применению подлежат нормы о
субсидиарной ответственности, совокупный размер которой по общим
правилам определяется на основании абз. 1 и 3 п. 11 ст. 61.11 Закона о
банкротстве.
В том случае, когда причиненный лицом, контролирующим должника,
указанными в ст. 53.1 ГК РФ, вред исходя из разумных ожиданий не должен
был привести к объективному банкротству должника, такие лица обязаны
компенсировать возникшие по их вине убытки в размере, определяемом по
правилам ст. 15, 393 ГК РФ.
79
Независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель
поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд
применительно к положениям ст. 133 и 168 АПК РФ самостоятельно
квалифицирует предъявленное требование.
При
недоказанности
ответственности,
но
оснований
доказанности
привлечения
противоправного
к
субсидиарной
поведения
лица,
контролирующего должника, влекущего иную ответственность, в том числе
установленную ст. 53.1 ГК РФ, суд принимает решение о возмещении таким
лицом, контролирующим должника, убытков.
Не допускается повторное разрешение в рамках дела о банкротстве
требования о привлечении лица, контролирующего должника, к субсидиарной
ответственности, если ранее требование о привлечении этого же лица по тем
же основаниям, поданное в защиту интересов гражданско-правового
сообщества, объединяющего кредиторов должника, уже было предъявлено и
рассмотрено в том же деле о банкротстве. Также не может быть повторно
разрешен иск о привлечении лица, контролирующего должника,
к
субсидиарной ответственности, поданный вне рамок дела о банкротстве, если
ранее требование по тем же основаниям к тому же лицу было предъявлено и
рассмотрено в деле о банкротстве.
Кредитор, обладающий правом на присоединение к заявлению о
привлечении к субсидиарной ответственности, поданному вне рамок дела о
банкротстве, не реализовавший это право, утрачивает право на последующее
предъявление требования к тому же лицу, контролирующему должника, по
тем же основаниям, за исключением случаев, когда существовала объективная
невозможность присоединения к первому требованию, например, кредитор не
имел возможности присоединиться к первоначальному требованию ввиду
того, что судебное решение, подтверждающее задолженность перед ним (или
иной документ – для случаев взыскания задолженности во внесудебном
порядке), не вступило в законную силу.
80
При этом под основаниями требования о привлечении к субсидиарной
ответственности,
предполагающего
обоснование
статуса
лица,
контролирующего должника, понимаются не ссылки на нормы права, а
фактические обстоятельства спора, на которых основано притязание
гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов должника, о
возмещении вреда, обращенное к конкретному лицу. В частности, не могут
быть квалифицированы как тождественные требование о привлечении к
субсидиарной ответственности, мотивированное непередачей руководителем
должника учредительных документов, и требование, мотивированное
непередачей им документации об основных активах должника, либо два
требования, в основание которых положены разные действия (бездействие)
одного и того же лица, контролирующего должника.
В рамках рассмотрения заявления о привлечении к ответственности по
правилам главы III.2 Закона о банкротстве может быть заключено соглашение
по правилам главы 15 АПК РФ с особенностями, установленными Законом о
банкротстве.
Соглашение заключается при единогласном одобрении его условий
всеми лицами на стороне лица, подавшего заявление о привлечении к
ответственности.
По согласию отдельного кредитора, выраженному в письменной форме,
соглашение всего долга или его части и (или) понижения очередности
исполнения требований такого кредитора.
Соглашение может быть утверждено арбитражным судом только:
- при раскрытии ответчиком сведений об имуществе в размере,
достаточном для исполнения соглашения;
- в отношении всех лиц на стороне лица, подавшего заявление о
привлечении к ответственности, и в отношении всех лиц на стороне лица,
привлекаемого к ответственности.
В случае неисполнения соглашения кредиторы вправе обратиться в
арбитражный суд, рассматривавший заявление о привлечении к субсидиарной
81
ответственности, для получения исполнительного листа по взысканию
оставшихся непогашенными требований.
Исполнительные листы выдаются по правилам п. 4 ст. 61.17 Закона о
банкротстве.
При
подготовке
заявления
о
привлечении
к
субсидиарной
ответственности к судебному разбирательству проводится предварительное
судебное заседание.
Соответствующее заявление рассматривается судом в разумный срок
применительно к положениям ч. 2 ст. 225.16 АПК РФ.
Дело о защите прав и законных интересов группы лиц рассматривается
арбитражным судом в срок, не превышающий 5 месяцев со дня вынесения
определения о принятии искового заявления, заявления к производству
арбитражного суда, включая срок на подготовку дела к судебному
разбирательству и принятие решения по делу.
Лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано
заявление о привлечении к ответственности, имеет права и несет обязанности
лица, участвующего в деле о банкротстве, как ответчик по этому заявлению.
Если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной
ответственности
за
невозможность
полного
погашения
требований
кредиторов невозможно определить размер субсидиарной ответственности,
арбитражный суд после установления всех иных имеющих значение для
привлечения к субсидиарной ответственности фактов выносит определение,
содержащее в резолютивной части выводы:
-
о
доказанности
наличия
оснований
для
привлечения
лица,
контролирующего должника, к субсидиарной ответственности;
- о приостановлении рассмотрения этого заявления до окончания
расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований
кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.
82
Указанное определение и определение об отказе в привлечении к
субсидиарной ответственности могут быть обжалованы в арбитражный суд
апелляционной инстанции в течение 10 дней со дня их вынесения.
При рассмотрении апелляционной жалобы на определение об отказе в
удовлетворении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности
суд апелляционной инстанции, установив наличие основания для привлечения
лица, контролирующего должника, к субсидиарной ответственности и
отменив определение суда первой инстанции, принимает судебный акт, в
резолютивной части содержащий выводы:
-
о
доказанности
наличия
основания
для
привлечения
лица,
контролирующего должника, к субсидиарной ответственности;
- о приостановлении рассмотрения этого заявления до окончания
расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований
кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами;
- о направлении вопросов о возобновлении производства по делу и об
определении размера ответственности в суд первой инстанции.
Определение
апелляционной
суда
первой
инстанции,
инстанции
о
приостановлении
постановление
суда
производства
по
обособленному спору в связи с невозможностью определения размера
субсидиарной ответственности, в котором отсутствуют выводы о наличии
оснований
для
привлечения
лица,
контролирующего
должника,
к
субсидиарной ответственности, подлежит отмене на основании п. 1 ч. 1 ст.
270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ.
Производство по обособленному спору без установления оснований для
привлечения
лица,
ответственности
контролирующего
может
быть
должника,
приостановлено
к
только
субсидиарной
в
случаях,
предусмотренных ст. 143, 144 АПК РФ.
Изложенный в резолютивной части определения о приостановлении
производства по делу вывод суда о наличии оснований для привлечения лица,
контролирующего должника, к субсидиарной ответственности является
83
общеобязательным, что исключает повторную проверку этого вывода после
возобновления производства по обособленному спору.
Обеспечительные
меры
сохраняют
действие
также
на
период
приостановления рассмотрения заявления о привлечении лица к субсидиарной
ответственности.
В течение 5 рабочих дней со дня принятия судебного акта о
доказанности наличия оснований для привлечения лица, контролирующего
должника, к субсидиарной ответственности арбитражный управляющий
сообщает кредиторам о праве выбрать способ распоряжения правом
требования о привлечении к субсидиарной ответственности. Указанное
сообщение включается в ЕФРСБ.
В течение 10 рабочих дней со дня публикации указанного сообщения в
ЕФРСБ каждый кредитор, в интересах которого лицо привлекается к
субсидиарной
ответственности,
вправе
направить
арбитражному
управляющему заявление о выборе одного из следующих способов
распоряжения
правом
требования
о
привлечении
к
субсидиарной
ответственности:
- взыскание задолженности по этому требованию в рамках процедуры,
применяемой в деле о банкротстве;
- продажа этого требования по правилам п. 2 ст. 140 Закона о
банкротстве;
- уступка кредитору части этого требования в размере требования
кредитора.
Кредитор, от которого к указанному сроку не будет получено заявление,
считается выбравшим следующий способ: продажа требования по правилам п.
2 ст. 140 Закона о банкротстве.
По истечении 20 рабочих дней со дня публикации указанного сообщения
в ЕФРСБ арбитражный управляющий составляет и направляет в арбитражный
суд отчет о результатах выбора кредиторами способа распоряжения правом
требования о привлечении к ответственности, в котором указываются
84
сведения о выборе, сделанном каждым кредитором, размере и об очередности
погашения его требования.
После завершения расчетов с кредиторами арбитражный управляющий
одновременно
с отчетом о результатах проведения процедуры, примененной в деле о
банкротстве, направляет в арбитражный суд:
- ходатайство о возобновлении производства по рассмотрению
заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, указав размер
требований каждого кредитора, которые остались непогашенными в связи с
недостаточностью имущества должника;
- отчет о результатах выбора кредиторами способа распоряжения правом
требования о привлечении к субсидиарной ответственности.
Вопрос об определении размера субсидиарной ответственности и отчет
арбитражного
управляющего
о
результатах
проведения
процедуры,
примененной в деле о банкротстве, рассматриваются в одном судебном
заседании. При этом арбитражный суд может вынести два отдельных
определения
по
ответственности
вопросу
и
вопросу
об
о
определении
рассмотрении
размера
субсидиарной
отчета
арбитражного
управляющего о результатах проведения процедуры банкротства.
В случае, если все кредиторы выбрали способ распоряжения правами
требования в виде уступки кредитору части этого требования в размере
требования кредитора, определение о завершении процедуры, примененной в
деле о банкротстве, должно также содержать сведения о сумме, подлежащей
взысканию с лица (лиц), привлеченного к субсидиарной ответственности, в
пользу каждого кредитора, требования которого остались непогашенными в
связи с недостаточностью имущества должника.
В случае, если хотя бы один кредитор выбрал способ распоряжения
правами требования в виде взыскания задолженности по этому требованию в
рамках процедуры, применяемой в деле о банкротстве, или в виде продажи
85
этого требования по правилам п. 2 ст. 140 Закона о банкротстве, то
арбитражный суд:
- не выносит определение о завершении процедуры, примененной в деле
о банкротстве;
- выносит определение о привлечении к субсидиарной ответственности,
в резолютивной части которого указывается общая сумма, подлежащая
взысканию
с
лица,
контролирующего
должника,
привлеченного
к
ответственности, в том числе:
1) в пользу каждого из кредиторов, выбравших способ распоряжения
правами требования в виде уступки кредитору части этого требования в
размере требования кредитора;
2) в пользу должника – в оставшейся части.
В случае, когда на момент вынесения определения о привлечении к
субсидиарной ответственности (об определении размера субсидиарной
ответственности) кредиторы не выбрали способ распоряжения требованием к
лицу, контролирующему должника, и не могут считаться сделавшими выбор
способа в виде продажи требования по правилам п. 2 ст. 140 Закона о
банкротстве, в определении о привлечении к субсидиарной ответственности
(об определении размера субсидиарной ответственности) взыскателем
указывается должник. Впоследствии суд производит процессуальную замену
взыскателя в части соответствующей суммы на кредиторов, выбравших
способ в виде уступки кредитору части этого требования в размере требования
кредитора.
Арбитражный суд после истечения срока на подачу апелляционной
жалобы или принятия судом апелляционной инстанции соответствующего
судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности:
- выдает на имя каждого кредитора, выбравшего способ распоряжения
правами требования в виде уступки кредитору части этого требования в
размере требования кредитора, как взыскателя исполнительный лист с
86
указанием размера и очередности погашения его требования в соответствии со
ст. 134 Закона о банкротстве;
- выдает исполнительный лист на имя должника по делу о банкротстве
как взыскателя на оставшуюся сумму.
Правила, касающиеся права кредиторов выбирать способ распоряжения
правом требования о привлечении к субсидиарной ответственности, не
применяются к делам о банкротстве финансовых организаций, кредитных
организаций и застройщиков.
В таких делах суммы по требованиям о привлечении к ответственности
подлежат взысканию в рамках дела о банкротстве или права требования
подлежат реализации по правилам ст. 140 Закона о банкротстве.
В случае, если расчеты с кредиторами завершены (процессуальные
действия по делу о банкротстве прекращены), а рассмотрение заявления о
привлечении
лица,
контролирующего
должника,
к
субсидиарной
ответственности не приостанавливалось и не завершено, арбитражный суд по
ходатайству лиц, участвующих в деле о банкротстве, приостанавливает
производство по делу о банкротстве до вынесения определения по заявлениям
о
привлечении
лица,
контролирующего
должника,
к
субсидиарной
ответственности.
При этом кредиторы вправе выбрать способ распоряжения требованием
к лицу, контролирующему должника, как до, так и после вынесения
арбитражным
судом
определения
о
привлечении
к
субсидиарной
ответственности.
Если способ распоряжения требованием выбран всеми кредиторами до
рассмотрения по существу заявления о привлечении к субсидиарной
ответственности,
арбитражный
управляющий
обязан
заблаговременно
проинформировать об этом арбитражный суд, направив соответствующий
отчет. В этом случае сообщение о возможности выбрать способ распоряжения
требованием
к
лицу,
контролирующему
должника,
не
подлежит
опубликованию в ЕФРСБ и в определении о привлечении к субсидиарной
87
ответственности указывается сумма, подлежащая взысканию с учетом
выбранного кредиторами способа распоряжения требованием к лицу,
контролирующему должника.
В случае, если все кредиторы выбрали способ распоряжения правами
требования в виде уступки кредитору части этого требования в размере
требования кредитора, после истечения срока на подачу апелляционной
жалобы или принятия судом апелляционной инстанции соответствующего
судебного акта и выдачи исполнительных листов в соответствии с п. 4 ст. 61.17
Закона о банкротстве арбитражный суд выносит определение о завершении
процедуры, примененной в деле о банкротстве.
В случае, если хотя бы один кредитор выбрал способ распоряжения
правами требования в виде взыскания задолженности по этому требованию в
рамках процедуры, применяемой в деле о банкротстве, или в виде продажи
этого требования по правилам п. 2 ст. 140 Закона о банкротстве, арбитражным
судом после истечения срока на подачу апелляционной жалобы или принятия
судом
апелляционной
инстанции
соответствующего
судебного
акта
выносится определение о возобновлении производства по делу о банкротстве.
2.4 Проблемы, связанные с исполнением решения арбитражного
суда о привлечении к субсидиарной ответственности.
Завершающим этапом в процессе привлечения лица, контролирующего
должника,
к
субсидиарной
ответственности
является
вынесение
Арбитражным судом исполнительного листа, в соответствии с п. 4 ст. 61.17
Закона о банкротстве. Однако, на данном этапе также могут возникнуть
обстоятельства, препятствующие исполнению судебного решения.
Одной из проблем, затрудняющих процесс взыскания по судебному
акту, может стать затягивание сроков получения исполнительного листа.
Согласно ст. 319 АПК РФ, исполнительный лист выдается после
вступления решения суда в законную силу.
88
Одним из самых часто используемых способов увеличения сроков
вступления в законную силу решения суда является подача апелляционной
жалобы. Согласно п. 1 ст. 180 АПК РФ, решение арбитражного суда первой
инстанции при наличии апелляционной жалобы вступает в законную силу со
дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции, в
случае если первоначальное решение не было отменено или изменено. Срок
рассмотрения апелляционной жалобы, в соответствии со ст. 267 АПК РФ,
составляет 2 месяца. Однако, согласно положений указанной статьи при
наличии обстоятельств, данный срок может быть продлен до 6 месяцев.
На практике не редки случаи, когда апелляционные жалобы заведомо
подаются с нарушениями требований, указанных в ст. 260 АПК РФ.
Незначительные нарушения требований, такие как отсутствие в документах,
прилагаемых к апелляционной жалобе, доверенности, квитанции на оплату
госпошлины, доказательства направления в адрес иных лиц, участвующих в
деле, копии апелляционной жалобы и приложенных к ней документов и
другие, являются основанием для оставления таких жалоб без движения и
заявителю предоставляется время на устранение недостатков. Вопрос о
принятии (или об отказе в принятии) апелляционной жалобы повторно
рассматривается только после истечения срока, предоставленного для
устранения недостатков. Зачастую, заявителями недостатки устраняются в
самый последний момент.
Кроме того, увеличить срок выдачи исполнительного документа
возможно за счет направления большого количества ходатайств, проведения
мероприятий по истребованию различных документов, обжалования иных
судебных актов. В частности, несмотря на то, что подача должником
частичной либо кассационной жалобы не являются основанием для
приостановления вступления решения суда в законную силу, выдача
исполнительного документа судебными органами не производится до момента
возвращения судом вышестоящей инстанции материалов дела, истребованных
для рассмотрения жалобы.
89
Также, на практике встречаются ситуации, когда исполнительный
документ «теряется». В подобных случаях, согласно ст. 323 АКП РФ,
необходимо обратиться в арбитражный суд, принявший судебный акт, с
заявлением
о
выдаче
дубликата
исполнительного
листа,
приложив
доказательства, подтверждающие утрату исполнительного документа, что в
большинстве своем является затруднительным.
В целях сокращения срока получения судебного решения о привлечении
к субсидиарной ответственности, необходимо на самых ранних этапах
направлять заявление о выдаче исполнительного документа, а также на
постоянной основе производить контроль за процессом изготовления
исполнительного
листа.
Кроме
того,
в
целях
недопущения
утери
исполнительного листа или долговременного его получения, рекомендуется в
заявлении о выдаче такого документа указывать способ получения судебного
акта лично на руки.
Следующей проблемой, возникающей при исполнении решения
арбитражного суда о привлечении к субсидиарной ответственности может
стать отсутствие взыскания по судебному акту.
По общему правилу, в соответствии с п. 1 ст. 321 АПК РФ,
исполнительный лист может быть предъявлен к исполнению в течении трех
лет со дня вступления судебного акта в законную силу, либо со дня,
следующего за днем принятия судебного акта, в случае его немедленного
исполнения, либо со дня окончания срока отсрочки или рассрочки исполнения
судебного акта.
В соответствии с п.1 ст. 8 Федерального закона от 02.10.2007 №229-ФЗ
«Об исполнительном производстве» (далее – ФЗ «Об исполнительном
производстве») «исполнительный документ может быть предъявлен в банк
или иную кредитную организацию непосредственно взыскателем, либо, на
основании ст. 30 ФЗ «Об исполнительном производстве», по месту
совершения исполнительных действий и применения мер принудительного
90
взыскания по месту жительства, пребывания или нахождения имущества
должника»44.
В силу положений ст. 36 ФЗ «Об исполнительном производстве»,
судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения
исполнительного
производства
должны
быть
исполнены
требования,
содержащиеся в исполнительном документе.
Кроме того, согласно п. 5 ст. 70 ФЗ «Об исполнительном производстве»,
кредитной
организацией
незамедлительно
исполняются
требования,
содержащиеся в исполнительном документе, о чем в течении трех дней со дня
их исполнения информируются взыскатели. Однако, зачастую бывают
ситуации, при которых по истечении 3 месяцев поступление денежных
средств
не
производится.
Это
может
быть
вызвано
следующими
обстоятельствами:
- в исполнительном листе были допущены описки, ошибки, на
основании которых документ не соответствует требованиям, содержащимся в
ст. 13 ФЗ «Об исполнительном производстве». При такой ситуации
исполнительный
документ
должен
быть
возвращен
взыскателю
без
исполнения по почте, что зачастую занимает достаточно продолжительный
период времени, а в худшем случае может быть утерян. В целях
предотвращения подобных ситуаций, необходимо внимательно проверять
оформление и содержание исполнительного документа сразу при получении.
В случае обнаружения описок или ошибок в исполнительном документе,
следует направить заявление об исправлении описки (ошибки) с приложением
исполнительного документа в арбитражный суд, выдавший этот документ.
- при направлении исполнительного документа на взыскание в
территориальные подразделения судебных приставов-исполнителей, можно
отслеживать статус исполнительного производства с использованием сервиса
«Банк данных исполнительных производств». Однако, возникают ситуации,
Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 2 октября 2007г. №229-ФЗ (последняя
редакция)//СПС «КонсультантПлюс»;
44
91
при которых с момента направления исполнительного документа на взыскание
прошел уже продолжительный период времени, а информация о возбуждении
исполнительного производства отсутствует. Одной из причин подобных
ситуаций может являться утеря исполнительного документа либо в почтовом
отделении, либо в канцелярии территориального отдела ФССП России, либо у
самого судебного пристава-исполнителя.
Чтобы избежать таких ситуаций, направлять исполнительный документ
рекомендуется непосредственно нарочно с получением отметки о принятии
исполнительного документа. В случае невозможности самостоятельно
предъявить исполнительный документ для взыскания и направлении его
посредством почтовой связи, рекомендуется направлять подобные документы
заказными письмами с уведомлениями с описью вложения и объявленной
ценностью.
Подобные
меры
позволят
требовать
обнаружение
исполнительного документа досудебном, либо судебном порядки, либо, в
случае утраты документа, будут являться основаниями для гарантированного
получения дубликата.
- также, затруднение исполнения решений арбитражных судов о
привлечении к ответственности может быть вызвано бездействием судебного
пристава-исполнителя. Стандартными мероприятиями, проводимыми в
рамках исполнительного производства, являются направление запросов в
регистрирующие органы о наличии зарегистрированного за должником
имущества, в кредитные организации о наличии открытых расчетных счетов
должника, в отделения ПФР РФ об организациях, выплачивающих должнику
стипендию, пенсию, заработную плату или иные периодические платежи. В
большинстве своем на этом действия судебного пристава-исполнителя
ограничиваются, что зачастую является недостаточным.
В целях обеспечения взыскания по исполнительному документу
рекомендуется вести активное сотрудничество с судебным приставомисполнителем, например, предоставление информации, о наличии у должника
имущества, сведения о котором отсутствуют у судебного пристава-
92
исполнителя, сообщение места нахождения должника, в случае, когда оно не
совпадает с адресом, указанном в исполнительном документе.
Однако, основной причиной, препятствующей исполнению решения
арбитражного суда о привлечении к субсидиарной ответственности, является
отсутствие у должника имущества, за счет которого может быть осуществлено
взыскание. Не редки ситуации, когда лицами, привлекаемыми к субсидиарной
ответственности, происходит целенаправленное отчуждение имущества. В
целях недопущения подобных ситуаций имеется возможность одновременно
с подачей заявления о привлечении лица, контролирующего должника, к
субсидиарной ответственности, ходатайства о наложении обеспечительных
мерах.
В случае, когда имущество уже выведено лицом, привлеченным к
субсидиарной ответственности, можно попытаться инициировать процедуру
банкротства в отношении указанного лица и уже в рамках дела о банкротстве
проводить мероприятия, направленные на оспаривание сделок должника с
учетом положений главы III.1 Закона о банкротстве.
Выводы по главе:
Принятые 21 декабря 2017г. Постановление Пленума ВС РФ №53 «О
некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника
лиц к ответственности при банкротстве», а также 15.02.2018г. Определение
Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ №302-ЭС14-1472 (4,5,7)
по делу №А33-1677/20139, внесли значительные коррективы в процесс
определения лиц, наделенных статусом контролирующих должника, а также
определили принципы, которые необходимо использовать при формировании
доказательственной базы, позволяющей признать лицо контролирующим
должника с последующим привлечением его к субсидиарной ответственности.
Эти изменения дают возможность судебным органам внимательнее к
косвенным доказательствам, имеющим место в рассмотрении дела о
привлечении к субсидиарной ответственности, а также уйти от формального
93
подхода, применяемого при определении статуса лица, контролирующего
должника, а также от существующего мнения о том, что факт контроля над
должником подтверждается исключительно наличием прямых доказательств,
в которых отражаются явные указания должнику на действия или бездействие
в различных обстоятельствах.
При обращении с заявлением о привлечении лиц, контролирующих
должника, к субсидиарной ответственности, заявитель должен быть готов к
тому,
что
придётся
столкнуться
с
определенными
трудностями,
возникающими как на этапе рассмотрения такого заявления, так и в
последующем, в процессе исполнения решения суда о привлечении к
ответственности.
В частности, заявителю на этапе рассмотрения дела необходимо будет
предоставить доказательства, что именно действиями лица, привлекаемого к
ответственности, было обусловлено ухудшение финансово-хозяйственной
деятельности
должника,
приведшее
в
последующем
к
банкротству.
Зачастую возникают трудности с выявлением лиц, на которых может быть
возложена субсидиарная ответственность по обязательствам должника, в
связи с тем, что не всегда лицо, по указанию которого осуществляются те или
иные действия или бездействие, официально связано с должником. В таких
ситуациях приходится проводить огромную работу по установлению фактов
влияния на деятельность должника теневым руководителем.
Однако, даже принятие решения о привлечении лица, контролирующего
должника, к субсидиарной ответственности не всегда может гарантировать
восстановление нарушенных прав кредиторов, так как могут возникнуть
ситуации, препятствующие исполнению такого решения. Это может быть
вызвано как проблемами с выдачей исполнительного документа, так и
невозможностью взыскания суммы возложенной обязанности на лицо,
контролирующее должника, в связи с отсутствием или недостаточностью у
него активов, необходимых для погашения требований по документу. По этой
причине, заявителю необходимо проявлять активность и не пускать процесс
94
получения исполнительного документа, а также взыскания по нему на
самотек.
95
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В настоящее время, регулирование правоотношений, связанных с
понятием субсидиарной ответственности большинстве своем обеспечивается
действующим
Федеральным
несостоятельности
законом
(банкротстве),
от
21.10.2002г.
которые
претерпел
№127-ФЗ
«О
существенные
изменения в 2017г.
С одной стороны, эти новшества в значительной степени укрепили
правовое положение кредиторов должника, расширив перечень оснований для
привлечения к субсидиарной ответственности, круг лиц, которые могут быть
привлечены к субсидиарной ответственности, что в настоящее время играет
важное значение, в связи с тем, что в настоящее время количество обращений
в
арбитражные
суды
с
заявлениями
о
признании
должников
несостоятельными (банкротами), а степень удовлетворения требований,
включенных к реестр требований кредиторов должника, остается крайне
низкой.
С другой стороны, значительна возросла ответственность лиц,
оказывающих влияние на деятельность должника.
Несмотря на то, что принятые 21 декабря 2017г. Постановление Пленума
ВС
РФ
№53 «О
некоторых вопросах,
связанных с
привлечением
контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», а также
15.02.2018г. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС
РФ №302-ЭС14-1472 (4,5,7) по делу №А33-1677/20139, существенно
облегчили процесс привлечения к субсидиарной ответственности и дали более
четкое определение понятия лиц, контролирующих должника, однако, в
настоящий момент ещё остаются вопросы, требующие детальной проработки
и внесения коррективов.
Не смотря на расширение перечня лиц, за которыми может быть
закреплен статус контролирующих должника, продолжают оставаться
актуальными проблемы определения таких лиц. Зачастую это обусловлено
96
тем, что многие лица, которые контролируют действия или бездействия
должника, находятся в тени и никак официально не связаны с должником. В
таких ситуациях в организации присутствует номинальный руководитель. При
таких обстоятельствах, доказать факт того, что именно теневым директором
фактически осуществлялся контроль над деятельностью должника бывает
достаточно проблематично. Основным подтверждением такого факта, могут
выступать свидетельские показания, однако, в случае полной анонимности,
иные сотрудники должника, помимо номинального руководителя, могут не
располагать сведениями о том, что отдает распоряжения о необходимости
проведения тех или иных действий.
Кроме того, бывает достаточно проблематичным определить, в случае
выведения активов должника, либо совершения сделок на заведомо
невыгодных для него условиях, кто же является конечным бенефициаром, так
как зачастую, может быть проведена огромная сеть сделок, прежде чем,
активы или иная выгода дойдет до конечного адресата.
Также, следует учитывать, что в большинстве своем, доказательственная
база, сформированная для привлечения лиц, контролирующих должника, к
субсидиарной
ответственности,
состоит
из
косвенных
доказательств,
основанных в большей степени на теориях и предположениях, которые могут
быть исследованы и учтены судом в недостаточном объеме.
Также, имеются проблемы, которые возникают на этапе исполнения
решения суда о привлечении к субсидиарной ответственности. К ним могут
относиться проблемы, связанные с выдачей исполнительного документа, а так
же с невозможностью взыскания суммы возложенной обязанности на лицо,
контролирующее должника, в связи с отсутствием или недостаточностью у
него активов, необходимых для погашения требований по документу. По этой
причине, заявителю необходимо проявлять активность и не пускать процесс
получения исполнительного документа, а также взыскания по нему на
самотек.
97
Однако, несмотря на имеющиеся вопросы, требующие детальной
проработки, внесенные изменения в законодательство, регулирующее
привлечение к субсидиарной ответственности, степень обращений с
заявлениями о привлечении лиц, контролирующих должника, в настоящее
время непреклонно растет, как и количество вынесенных на основании таких
заявлений решений судов о привлечении к субсидиарной ответственности.
98
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1.
1.1.
НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30
ноября 1994г. № 51-ФЗ (в ред. от 03.08.2018г.) //СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст.
2;
1.2.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26
января 1996г. № 14-ФЗ (в ред. от 03.08.2018г.) //СЗ РФ. – 1996. – № 5. – Ст.
410;
1.3.
Налоговый Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31
июля 1998г. № 146-ФЗ (в ред. от 03.08.2018г.)// СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст.
23;
1.4.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от
24 июля 2002 N 95-ФЗ (ред. от 03.08.2018)//СЗ РФ. – 2002. – №30. – Ст. 3012;
1.5.
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от
14 ноября 2002 N 138-ФЗ (ред. от 03.08.2018)//СЗ РФ. – 2002. – №46. – Ст. 4532;
1.6.
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26
октября 2002г. № 127-ФЗ (последняя редакция) //СЗ РФ. – 2002. – № 43. – Ст.
4190;
1.7.
Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря
1995г. № 208-ФЗ (в ред. от 01.09.2018г.)//СЗ РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 1;
1.8.
Федеральный
закон
«Об
обществах
с
ограниченной
ответственностью» от 8 февраля 1998г. № 14-ФЗ (в ред. от 23.04.2018г.) //СЗ
РФ. – 1998. – № 7. – Ст. 785;
1.9.
Федеральный закон «О защите конкуренции» от 26 июля 2006г.
№135-ФЗ (в ред. от 29.07.2018г.) //СЗ РФ. – 2006. – № 31 (ч. 1). – Ст. 3434;
1.10. Федеральный закон «Континентальном шельфе РФ» от 30 ноября
1995г. №187-ФЗ (последняя редакция) //СЗ РФ. – 1995. – № 4. – Ст. 4694;
1.11. Федеральный закон от 29 июля 2017г. №266-ФЗ «О внесении
изменений в Федеральный закон о несостоятельности (банкротстве) и Кодекс
99
Российской Федерации об административных правонарушениях»// СПС
«КонсультантПлюс»;
1.12. Федеральный закон от 22 апреля 1996 №39-ФЗ «О рынке ценных
бумаг» от 22.04.1996 № 39-ФЗ (в ред. 03.08.2018)// СПС «КонсультантПлюс»;
1.13. Федеральный закон
от 20 декабря
2004г.
№166-ФЗ
«О
рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (в ред. от
05.12.2017г.)// СПС «КонсультантПлюс»;
1.14. Федеральный закон от 28 апреля 2009г. №73-ФЗ «О внесении
изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»// СПС
«КонсультантПлюс»;
1.15. Проект Федерального закона № 47538-6/10 «О внесении
изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской
Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»//СПС
«КонсультантПлюс»;
1.16. Письмо ФНС России от 16.08.2017г. № СА-4-18/[email protected] «О
применении налоговыми органами положений главы III.2 Федерального
закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ»// СПС «КонсультантПлюс».
2.
2.1.
СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017г.
№ 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих
должника
лиц
к
ответственности
при
банкротстве»//
СПС
«КонсультантПлюс»;
2.2.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018г.
№ 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых
имеется заинтересованность»// СПС «КонсультантПлюс»;
2.3.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017г.
№ 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского
кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании
сделки» )// СПС «КонсультантПлюс»;
100
2.4.
Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013г. № 62 «О
некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав
органов юридического лица»
2.5.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015г.
№ 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации»;
2.6.
Обзор
судебной
практики
Верховного
Суда
Российской
Федерации № 5 (2017) (утв. Президиумом Верховного Суда Российской
Федерации 27 декабря 2017г.);
2.7.
Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС
РФ от 15.02.2018г. №302-ЭС14-1472 (4,5,7) по делу №А33-1677/20139 // СПС
«КонсультантПлюс»;
2.8.
Определение
Арбитражного
суда
Орловской
области
от
13.11.2018г. по делу №А48-979/2016 // СПС «КонсультантПлюс»;
2.9.
Определение
Арбитражного
суда
Орловской
области
от
08.11.2017г. по делу №А48-3308/2012(Б) // СПС «КонсультантПлюс»;
2.10. Определение
Арбитражного
суда
Орловской
области
от
15.10.2018г. по делу №А48-3923/2009(Б) // СПС «КонсультантПлюс».
3. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
3.1.
Гражданское право: учебник. Т. 1 // под ред. С. А. Степанова.–
М.:Проспект ; Екатеринбург: Ин-т част. права, 2010.– 630 с.;
3.2.
Гражданское право: учебник. Т. 1 // отв. ред. Е.А. Суханов.- М.:
Бек, 1998.- С. 438.;
3.3.
Зайков, А. В. Римское частное право в систематическом
изложении: учебник / А. В. Зайков. – М. : Русский Фонд Содействия
Образованию Науке, 2012. – 480 с. – ISBN 978-5-91244-089-2;
3.4.
Прус, Е.П. Проблемы правового регулирования субсидиарных
обязательств учредителей (участников) юридического лица: дис. канд.
юрид.наук / Е. П. Прус. –М., 2006. –216 с.;
101
3.5.
Право и экономическая деятельность: современные вызовы:
монография / Е.Г. Азарова, А.А. Аюрова, М.К. Белобабченко и др.; отв. ред.
А.В. Габов. М.: ИЗиСП, Статут, 2015. С. 273–281. 400 с.;
3.6.
Чиларж, К. Ф. Учебник институций римского права // К. ф. Чиларж
; под ред. В. А. Юшкевича. – изд. 2-е, переработ. и согласованное с последним
7-ым и 8-ым нем. изд. – М. : Печатня А. И. Снегиревой, 1906. – 498 с.;
3.7.
Яковлев, В. Н. Древнеримское частное право и современное
российское гражданское право: учебник // В. Н. Яковлев ; предисл. – С. Д.
Бунтов, Н. В. Кузнецова, А. А. Подопригора. – М. : Волтерс Клувер, 2010. –
960 с. – ISBN 978-5-466-00544-8;
3.8.
Барон, Ю. Система римского гражданского права : в 6 кн. / Ю.
Барон; предисл. В. В. Байбака. – СПб. : Юридический центр Пресс, 2005. –
1102 с. – ISBN 5-94201-449-3;
4.
ПУБЛИКАЦИИ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ И
НАУЧНЫХ СБОРНИКОВ.
4.1.
Кузнецов А.А. Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ
от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами,
входящими в состав органов юридического лица» // Вестник ВАС РФ. 2013. N
10.;
4.2.
Егорова М.А. Категория «контроль юридического лица» как
основной критерий формирования группы лиц // Конкурентное право. 2014. №
1.;
4.3.
Суханов
Е.А.
Проблемы
развития
законодательства
о
коммерческих организациях // Хозяйство и право. 2002. № 5.;
4.4.
Богданова
Е.Е.
Правовое
регулирование
субсидиарной
ответственности: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 8;
Блинкова Е.В., Сурков А.Н. Государство как субсидиарный ответчик //
Гражданское право. 2012;
102
4.5.
Покровский С.С. Субсидиарная ответственность: проблемы
правового регулирования и правоприменения // Вестник экономического
правосудия Российской Федерации. 2015. № 7;
4.6.
Савиных В.А. Субсидиарная ответственность: экономическое
содержание и правовая сущность // Вестник ВАС РФ. 2012. № 12. С. 59 – 69;
4.7.
Храпунова, Е.А. Субсидиарная ответственность в гражданском
праве. Дисс. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 2001 г.;
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа