close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Юрова Екатерина Алексеевна. Договор лизинга в современном российском гражданском праве.

код для вставки
2
3
4
5
6
7
8
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………... 5
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО – ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЛИЗИНГОВЫХ
ПРАВООТНОШЕНИЙ………………………………………………………….. 10
1.1 Источники правового регулирования лизинговых правоотношений…… 10
1.2 Понятие, виды и сущность лизинга………………………………………... 30
ГЛАВА 2. ДОГОВОР ЛИЗИНГА, ЕГО СООТНОШЕНИЕ
С СОПУТСТВУЮЩИМИ ДОГОВОРАМИ…………………………………... 36
2.1 Место договора лизинга в системе гражданско-правовых обязательств... 36
2.2 Соотношение условий договора лизинга с условиями договора куплипродажи и сопутствующими договорами……………………………………… 41
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЛИЗИНГОВОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ…… 49
3.1 Актуальные вопросы судебно-арбитражной и договорной практики,
связанной с лизинговыми отношениями………………………………………. 49
3.2 Основные направления совершенствования законодательства о лизинге. 56
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………….. 62
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ……………………………
65
9
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы. Актуальность развития лизингового рынка в
современной России обусловлена несколькими факторами: значительным
процентом
износа
использованием
основных
фондов
хозяйствующих
субъектов;
морально и физически устаревшего оборудования;
большинство
российских
государственных,
предприятий
испытывают
недостаток
муниципальных
собственных
и
частных
оборотных
средств,
необходимых для внедрения достижений научно-технического прогресса. В
целях выживания хозяйствующие субъекты вынуждены кредитоваться в банках под значительные проценты. Однако, как показывает практика, предприятию выгоднее приобретать оборудование в лизинг. «..При этом экономия
средств по сравнению с обычным кредитом на приобретение основных средств
доходит до 10% от стоимости оборудования за весь срок лизинга, который
составляет, как правило, от одного года до пяти лет» [2.37, с. 39].
Актуальность темы исследования обусловлена также тем, что, правовая
конструкция лизинга представляет
серьезный интерес и с концептуальных
позиций, с учетом проведения с начала 2013года модернизации положений
модернизации Гражданского кодекса
Российской Федерации и внесением
изменений в Федеральный закон о лизинге.
Разработанность темы. Общетеоретическую основу исследования
составили труды отечественных учёных: Л.И.Брагинского, В.В. Витрянского,
О.С.Иоффе, С.А.Комарова, И.Б.Новицкого, Н. Садикова, Е.А.Суханова,
В.С.Толстого, Е.В.Кабатовой и др. Но указанные исследования базировались на
законодательстве, принятом, до внесения в федеральный закон «О лизинге»
изменений и дополнений за период с 2002года. При проведении исследования
сделана попытка на базе обновленного законодательства и предложений по его
модернизации рассмотреть экономико-правовые аспекты лизинговых правоотношений, соотношение договора лизинга с сопутствующими договорами,
указанными в ФЗ о лизинге (договор купли-продажи), и обеспечительными
10
договорами (договоры залога, поручительства, соглашение о банковской
гарантии), которые заключают продавец, лизингодатель и лизингополучатель в
целях обеспечения исполнения основных договоров (договоров купли-продажи
и лизинга).
Цель исследования - комплексное правовое исследование специфики
лизинговых
выработка
правоотношений,
выводов
и
формирование
предложений
по
теоретических
положений,
совершенствованию
практики
лизинговой деятельности, а также законодательства, регламентирующего эти
отношения, с учетом изменений Гражданского кодекса РФ и ФЗ о лизинге за
период с 2013года.
Для достижения названной цели
целесообразно решение следующих
задач: исследовать правовые истоки лизинга, изучить историю становления и
развития гражданско-правового регулирования лизинга в России, включая международно-правовой аспект данного вопроса;
проанализировать сущность,
виды лизинга; исследовать проблему юридической природы договора лизинга,
определить элементы договорного обязательства, установить особенности
гражданско-правовой
ответственности
за
нарушение
договора
лизинга;
проанализировать соотношение условий договора лизинга и договора куплипродажи имущества, передаваемого в лизинг и условий сопутствующих
договору лизинга договоров с точки зрения формирования максимально
эффективных условий для лизингополучателя;
провести анализ судебно-
арбитражной и договорной практики, связанной с лизинговыми отношениями;
обосновать основные направления совершенствования законодательства о
лизинге с учетом предложений по модернизации Гражданского кодекса РФ.
Методологической основой исследования являлись такие общие методы
исследования как анализ, синтез, обобщение, метод комплексного подхода; и
частные: формально-юридический, статистический методы исследования.
Предмет исследования - изучение теоретических и практических аспектов исследуемой проблемы; анализ отечественного и зарубежного нормативноправового материала, судебной и договорной практики лизинговых отношений,
11
научных публикаций по теме исследования, предложений по модернизации
гражданского законодательства.
Объект исследования – общественные отношения, связанные с
осуществлением лизинговых правоотношений.
Нормативная и эмпирическая база исследования- Международная
Конвенция УНИДРУА от 28 мая 1988г. о лизинге, Гражданский кодекс РФ,
проект федерального закона о внесении изменений в ГК РФ, Федеральный
закон « О финансовой аренде (лизинге)», договорная и судебно- арбитражная
практика за период с 2012г.
Положения, вынесенные на защиту:
1.Лизингополучатель,
исполнивший
свои
обязательства
по
уплате
лизингодателю лизинговых платежей и внесению выкупной стоимости по
договору выкупного лизинга, вправе в судебном порядке заявить следующие
требования:
а) если договором лизинга предусмотрено, что передача права собственности
производится на основании договора купли-продажи или по двустороннему
акту, лизингополучатель вправе заявить требование - обязать лизингодателя
передать лизингополучателю предмет лизинга в собственность;
б) в случае, если договор не предусматривает порядок оформления передачи
права
собственности
и
лизингодатель
отказывается
признавать
лизингополучателя собственником предмета лизинга, лизингополучатель
может защитить свое нарушенное право путем предъявления иска о признании
права собственности на предмет лизинга.
2. Анализ договорной практики лизинговых отношений позволил выявить
три основные схемы договорных связей, возникающих при лизинге:
- простой лизинг, который является наиболее выгодным вариантом
лизинговых правоотношений для лизингополучателя, поскольку строится на
двух основных договорах - договоре лизинга и договоре купли-продажи;
12
- сложный лизинг, который предпочтителен для лизингодателя, поскольку
в его интересах построение лизинговых отношений не только на основании
договора купли-продажи и договора лизинга, а также на основе договоров,
обеспечивающих
исполнение
лизингополучателем
обязательств
перед
лизингодателем по внесению лизинговых платежей (кредитный договор,
договор поручительства, договор о залоге и др.);
- комплексный лизинг, формирующийся на сложной системе договорных
связей, включающей в себя отношения сложного лизинга
как на стороне
лизингодателя, так и на стороне лизингополучателя. Такая схема лизинговых
отношений гарантирует продавцу исполнение перед ним обязательств
лизингодателем в части оплаты стоимости оборудования, приобретенного
лизингодателем для передачи его лизингополучателю.
3. По результатам анализа судебной практики разрешения споров,
связанных с лизингом, целесообразно отметить следующие правовые позиции,
обоснованные
судами,
которые
могут
быть
использованы
в
правоприменительной практике:
1) лизингодатель, который дал согласие на неотделимые улучшения
переданного в лизинг имущества, обязан возместить лизингополучателю их
стоимость. Однако, в договоре стороны могут предусмотреть, что улучшение
предмета лизинга производится за счет лизингополучателя без последующего
возмещения затрат со стороны лизингодателя;
2) денежное обязательство лизингополучателя в договоре выкупного
лизинга
состоит
в
возмещении
затрат
лизингодателя,
связанных
с
приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю (возврат
вложенного лизингодателем финансирования) и выплате причитающегося
лизингодателю дохода (платы за финансирование);
3) в случае, если лизингодатель в связи с досрочным расторжением договора
лизинга изъял у лизингополучателя предметы лизинга и распорядился ими
путем
продажи,
возложение
на
лизингополучателя
обязанности
по
13
компенсации лизингодателю платы за финансирование за весь период действия
договора лизинга ведет к неосновательному обогащению лизингодателя;
4) непередача предмета лизинга по вине выбранного лизингополучателем
продавца, не освобождает лизингополучателя от внесения лизингодателю
(лизинговой компании) платы за финансирование;
5) к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга, в
результате обращения на него взыскания, в обязательном порядке переходят не
только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре
лизинга, в частности обязанность передать право собственности на предмет
лизинга лизингополучателю.
4. Анализ судебной практики позволил выявить следующие наиболее
распространенные мошеннические схемы в отношении лизинговых компаний:
1) получение в лизинг имущества на фирму - «однодневку». После такой
сделки ни имущества, ни денег лизинговая компания, как правило, уже никогда
не получит.
В подавляющем большинстве случаев при совершении
мошенничества по данной схеме злоумышленники имеют «своего» человека в
лизинговой компании;
2) завышение стоимости лизингового имущества. При осуществлении
мошенничества по данной схеме лизингополучатель и поставщик лизингового
имущества, как правило, в сговоре;
3) совершение мошеннических действий в отношении лизинговой компании
поставщиками (продавцами) лизингового
продавцом
имущества.
Деньги, полученные
от лизинговой компании, в этот же день переводятся
на счет
фирмы - «однодневки», с которой продавец заключил договор на приобретение
имущества для продажи его лизинговой компании. Фирма - «однодневка»
обналичила денежные средства и ликвидировалась, имущество лизинговой
компании не передала, поскольку имущество, планируемое для передачи в
лизинг, не приобретала.
14
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО - ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЛИЗИНГОВЫХ
ПРАВООТНОШЕНИЙ
1.1 Источники правового регулирования лизинговых правоотношений
Для правильного понимания сущности лизинговых правоотношений, динамики правового регулирования лизинга, необходимо в первую очередь
проанализировать и осуществить экскурс в историю правового регулирования
лизинга в странах Запада, где произошло зарождение и первоначальное
правовое урегулирование данных отношений. В этом смысле данные акты
составляют, на взгляд автора настоящей работы, предысторию развития
нормативно-правовой базы лизинга в России.
Правовое регулирование
лизинговых правоотношений в различных странах имеет разные формы. Так,
«…во многих странах, где действует континентальное право, приняты
специальные законодательные акты, посвященные лизингу. Кроме того, лизинг
нашел признание и в судебной практике стран, не имеющих специального
законодательного регулирования (США, Япония)» [2.1, с.139].
Как отмечается в литературе «…первые законы, посвященные правовому
регулированию лизинговых правоотношений, были приняты во Франции и
Бельгии, соответственно Закон о предприятиях от 03.07.1966г., практикующее
кредит-аренду, и Королевское постановление о предприятиях от 10.11.1967г.,
устанавливающее финансовую аренду [2.7, с. 65]. Во французском законе, в п. 1
ст.1, говорится, что «…операциями кредита-аренды являются операции по
аренде имущества, купленного с целью сдачи в аренду предприятием,
остающимся собственником оборудования, в которых предусматривается
возможность для арендатора приобрести все оборудование или его часть за
согласованную цену с учетом уже выплаченных арендных взносов или их части
[2.37, с. 39]. В бельгийском постановлении также «…перечисляются признаки,
наличие которых свидетельствует о заключении договора финансовой аренды:
15
имущество должно использоваться арендатором только в профессиональных
целях; имущество должно быть приобретено арендодателем в целях его последующей сдачи в аренду и соответствовать требованиям будущего арендатора; срок аренды должен соотноситься со сроком эксплуатации оборудования;
устанавливается такой размер арендной платы, который позволил бы вернуть
стоимость арендованного имущества арендодателю в течение срока действия
договора; в договоре должно быть предусмотрено право арендатора стать
собственником арендованного имущества по окончании срока аренды за
согласованную цену, соответствующую остаточной стоимости оборудования»
[2.1, с. 165].
Как видно, даже из приведенных признаков лизинга в указанных нормативных актах много общего, однако есть и различия. Так, «…критерии, содержащиеся в бельгийском акте, являются более полными и разносторонними,
отмечается очень важное, на мой взгляд, для лизинга обстоятельство - оборудование приобретается арендодателем в соответствии с указаниями будущего
арендатора. Во французском и бельгийском законах были сформулированы
требования,
которым
должны
отвечать
организации,
имеющие
право
осуществлять лизинговую деятельность. Во Франции это специализированные
финансовые организации, а в Бельгии - организации, получившие специальное
разрешение министерства экономики. В ФРГ в период с начала 60-х до начала
70-х годов не было специального законодательного регулирования. Однако
судебные органы оказались перед необходимостью отграничения лизинга от
условной продажи, в первую очередь в целях налогообложения» [2.26, с. 56].
История правового регулирования лизинга во многих странах повторяется:
некоторая схожесть с условиями условной продажи приводит к необходимости
принятия законодательных актов или судебных решений. Подобная ситуация
сложилась в ФРГ, США, Англии.
В
ФРГ
первое
судебное
решение
было
принято
Федеральным
финансовым судом 26.01.1970 г., на основании которого 19.04.1971 г. было
принято Постановление о лизинге движимости. Договором финансового ли-
16
зинга, согласно Постановлению, становится договор, заключенный на определенный срок, в течение которого он не может быть расторгнут ни одной из
сторон, а периодические платежи, вносимые в течении этого периода пользователем, должны покрыть расходы на приобретение или производство имущества, а также иные возможные расходы, которые понесла лизинговая компания. Рассматриваемый нормативный акт, выделяет четыре признака лизинговой сделки: «… основной срок договора должен быть от 40 % до 80 %
экономического срока службы оборудования; стоимость опциона на покупку
должна соотноситься со стоимостью имущества на момент реализации
опциона; периодические платежи за возобновленный срок лизинга (если это
происходит) должны быть номинальными; если предметом лизинга выступает
специальное
оборудование,
«экономическим»
необходимое
собственником
такого
только
пользователю,
оборудования
то
выступает
пользователь» [2.12, с. 46].
В США, отношения, вытекающие из договоров лизинга, регулируются законодательством, поскольку это напрямую касается вопросов налогообложения. Одной их причин быстрого развития лизинга в США являлись широко
применяемые при лизинговых сделках налоговые льготы: ускоренная амортизация и инвестиционная налоговая льгота (до 10 % стоимости новых инвестиций вычиталось из суммы налога). Но право на налоговые льготы возникало
только тогда, когда договор соответствовал правилам, устанавливаемым для
аренды Управлением внутренних доходов министерства финансов США: «…
продолжительность лизинга должна быть меньше 30 лет; лизинг не должен
предусматривать возможность покупки имущества по цене ниже разумной
рыночной - например, за 1 долл.; лизинг не должен предусматривать график
платежей, где они вначале будут больше, а затем меньше. Это было бы
свидетельством того, что лизинг используется как средство уйти от налога;
лизинг должен обеспечить арендодателя нормальным рыночным уровнем
прибыли;
возможность продления лизинга должна учитывать нормальную
рыночную стоимость оборудования» [2.6, с. 338].
17
С точки зрения анализа развития правового регулирования лизинговых
правоотношений, особый интерес представляет Гражданский кодекс Квебека,
являющийся одной из новейших кодификаций гражданского права (вступил в
силу в январе 1994 г.) и, кроме того, находящийся на стыке общего и континентального права, соединяя в себе особенности обоих правовых систем.
Названный нормативный акт рассматривает договор лизинга в качестве отдельного типа гражданско-правового договора. Так лизингом признается договор, по которому одно лицо, лизингодатель, предоставляет движимое
имущество в распоряжение другого лица, лизингополучателя, на определенный
срок за плату; лизингодатель приобретает имущество, являющееся предметом
лизинга у третьего лица по требованию и в соответствии с указаниями
лизингополучателя; договор лизинга может быть заключен только в
предпринимательских целях.
Таким образом, обобщая анализ правового регулирования лизинга за рубежом, можно привести следующие основные характерные особенности данного процесса: «… в пользование лизингополучателя передается технический
объект, специально приобретенный лизингодателем по его просьбе; договор
заключается на определенный установленный срок, который является, как
правило, длительным и охватывает весь период эффективной службы
арендованного оборудования; общая сумма лизинговых платежей включает его
стоимость
с
учетом
амортизации,
проценты
за
пользование
займом
лизингодателя, оплату его услуг; по истечении срока действия договора
лизинга лизингополучателю обычно предоставляется право приобрести объект
лизинга в собственность по его остаточной стоимости; как правило,
освобождение лизингодателя от большинства обязанностей арендатора:
передачи сданного в аренду имущества, обеспечения его надлежащей
эксплуатации,
каких-либо
расходов
на
содержание
имущества;
лизингополучатель наделяется правами и обязанностями в отношении продавца
имущества
по
обязательству
купли-продажи,
собственником является лизингодатель» [2.48, с. 69].
несмотря
на
то,
что
18
Широкое распространение лизинговых операций во многих странах мира,
в том числе в сфере международного сотрудничества, имеющиеся различия в
правовом регулировании договора лизинга породили идею о необходимости
унификации правил о международном лизинге и привели к разработке представителями разных государств в рамках Международного института по
унификации частного права (УНИДРУА) Конвенции о международном финансовом лизинге, подписанной в Оттаве 28 мая 1988г. (Оттавская конвенция).
Российская Федерация присоединилась к указанной Конвенции в феврале 1998
г. [1.1]
Оттавская конвенция регулирует вопросы, возникающие при заключении
и исполнении договоров, заключенных в связи с операциями по финансовому
лизингу, сторонами которых являются организации из разных стран. Оттавская
конвенция представляет большой интерес не только как акт международного
частного
права,
содержащий
ряд
традиционных
коллизионных
норм,
позволяющих определить применимое право к взаимоотношениям сторон по
международному лизингу. Под сделкой финансового лизинга ст.1 Конвенции
понимает такую сделку, «… в которой одна сторона (лизингодатель) по
указанию другой стороны (лизингополучателя) заключает соглашение (договор
поставки) с третьей стороной (поставщиком), по которому лизингодатель
приобретает комплект машин, средств производства и иное оборудование
(оборудование) на условиях, одобренных лизингополучателем, поскольку это
касается его интересов, и заключает соглашение (лизинговое соглашение) с
лизингополучателем, по которому представляет лизингополучателю право
использовать оборудование за арендную плату» [1.1].
В тексте Конвенции отмечены и характерные черты любой сделки финансового лизинга. К их числу относятся следующие признаки:
1)
лизингополучатель сам определяет оборудование и выбирает постав-
щика, не полагаясь на квалификацию и решение лизингодателя;
19
оборудование приобретается лизингодателем в связи с лизинговым
2)
соглашением, которое с ведома поставщика заключено или должно быть заключено между лизингодателем и лизингополучателем;
3)
арендные платежи, подлежащие оплате по лизинговому соглашению,
рассчитываются так, чтобы учесть, в частности, амортизацию всей или существенной части стоимости оборудования.
Сфера применения Конвенции о международном финансовом лизинге
определена традиционным способом. Прежде всего, необходимо отметить, что
Конвенция применяется в том случае, когда коммерческие предприятия
лизингодателя и лизингополучателя находятся в разных государствах (п.1 ст.3),
что позволяет считать финансовый лизинг международным с точки зрения
Конвенции. Соответственно, «…если стороны договора лизинга -лизингодатель
и лизингополучатель
расположены и имеют коммерческие предприятия в
одном государстве, такой договор не признается международным и не
подпадает под действие Конвенции» [1.1].
Для применения Конвенции также необходимо, чтобы сделка финансового лизинга была связана с государствами - членами Конвенции. Такая связь
может быть обнаружена в двух случаях:
коммерческие предприятия
государства, в котором имеют
лизингодатель,
лизингополучатель,
а
также
поставщик оборудования, являются договаривающимися сторонами (то есть
членами Конвенции);
в силу норм международного частного права как
соглашение о поставке оборудования, так и лизинговое соглашение подпадают
под действие права государства, являющегося членом Конвенции.
Однако, даже при наличии одного из названных условий применение
Конвенции может быть исключено. Для этого требуется, чтобы каждая из
сторон, как
лизингового
соглашения, так и
соглашения
о
поставке
оборудования была согласна на такое исключение. Как отмечается в
литературе,
«…примечательной
чертой
Конвенции
о
международном
финансовом лизинге является то, что она обеспечивает путем установления
20
унифицированных правил позитивное регулирование прав и обязанностей
сторон по договору международного финансового лизинга» [2.11, с. 264].
Российские исследователи выделяют в России четыре периода развития
лизинга,
отражающие
хронологию
наиболее
существенных
изменений
лизингового законодательства. «…Первый период, до начала 1990-х гг.,
характеризуется
отсутствием
какого-либо
законодательства,
имеющего
отношение к лизингу. Изучение лизинга в российских научных кругах началось
минимум четверть века назад - задолго даже до того, как сам лизинг стал
возможен в СССР. В отраслевых НИИ и закрытых фондах велось накопление и
изучение информации о несоциалистических формах хозяйствования, в
частности, об аренде. Например, еще до 1977 года долгосрочная аренда
изучалась в СССР как способ сбыта автомобилей на капиталистическом рынке»
[2.30, с. 359]. При этом, сам лизинг не получал какого-либо развития в СССР.
В 1980 годах лизинговой деятельностью эпизодически занимались лишь
крупные внешнеторговые организации бывшего СССР. «… В начале рыночных
реформ (в период перестройки) в СССР лизинговые операции начали более
широко практиковать во внешнеторговых организациях, например, таких как:
«Автоэкспорт», «Совтрансавто», «Авиаэкспорт». Лизинговые сделки были
немногочисленны, но достаточно крупные по размерам. Определенное
регулирующие влияние сохранял за собой Внешэкономбанк СССР. Тогда же
появились первые предположения о том, что лизинг может быть эффективнее
традиционных кредитных линий, открываемых иностранными банками на 7-8
лет в пользу Внешэкономбанка или дорогостоящего кредита Внешэкономбанка
в иностранной валюте» [2.22, с. 269].
Как показали исследования, вплоть до
конца 80 гг. годов развитие международного лизинга сдерживалось главным
образом запретом на операции с иностранной валютой и, как следствие,
отсутствием иностранной валюты у государственных и первых частных
предприятий для оплаты иностранного оборудования. Поэтому в отдельных
случаях допускалось использование иностранных станков и другой техники
предприятиями,
не
имеющими
валютных
ресурсов.
Такие
сделки
21
предусматривали оплату обязательств поставкой продукции, произведенной на
этом оборудовании (компенсационный лизинг).
«…После того как, начиная с апреля 1989 г., предприятия получили право
самостоятельного выхода на внешний рынок, у многих из них появился собственный источник валютных поступлений, и возможности заключения сделок
международного лизинга с участием российских предприятий стали шире.
Результаты либерализации экономических отношений не заставили долго
ждать: по данным Госкомстата СССР на 1 января 1991 г. объем аренды и
концессии составил по импорту 11,8 млн. руб., а по экспорту 54,7 млн. руб.
Доля лизинга в общем объеме машинно-технического экспорта составляла 0,5
% и импорта менее 1 %, конкретнее - 0,04 % » [2.49, с. 25].
Второй период развития лизинга продолжался с начала 1990 гг. до середины 1990 гг. По мнению некоторых исследователей, с продолжением
рыночных реформ и переходом к многоукладной экономике в деятельности
предприятий начали появляться договоры, которые носили в себе элементы
лизинговых сделок. Однако лизинговое законодательство федерального уровня
по-прежнему отсутствовало. Тем не менее, лизинг развивался с применением
норм законодательства об аренде, а наличие высоких рисков для участников
лизинговой деятельности сдерживало ее развитие. До 1996 г. лизинг мог
осуществляться в качестве сделок, «…хотя и не предусмотренных законом, но
не противоречащих ему» [2.30, с. 363].
Одним из первых документов, регламентирующих практику проведения
конкретных лизинговых операций и предоставляющих их участникам определенные льготы, было Постановление Совета Министров СССР от 29.12.90г.
№ 1369 «О развитии лизинговых операций и деятельности совместной
советско-французско-германской компании «Евролизинг». «…Тогда речь шла
о предоставлении льгот по операциям лишь одной компании. Для всех
остальных действовало указание Главного управления государственного таможенного контроля при Совете Министров СССР от 05.06.90г. №11-38/20 «О
пропуске товаров по лизинговым контрактам», в соответствии с которым
22
товары, поставляемые в СССР на условиях долгосрочной аренды (лизинга),
рассматривались как ввозимые окончательно с представлением оформленной
соответствующим образом грузовой таможенной декларации и уплатой
таможенных пошлин и других сборов и платежей в соответствии с действующими правилами» [2.41, с. 29]. До настоящего времени те льготы, которые
были предоставлены постановлением Совета Министров СССР №1369 от
29.12.1990г., являются уникальными и до сих пор непревзойденными на
общероссийском уровне. В частности, было предусмотрено, что в процессе
осуществления лизинговых операций компанией:
• налог на экспорт и импорт и таможенные пошлины со стоимости машин
и оборудования, ввозимых в СССР согласно заключенным лизинговым контрактам, взимаются в установленном размере в момент перехода права собственности к советским юридическим лицам с остаточной стоимости оборудования, исчисленной на момент перехода права собственности;
• советские юридические лица, заключившие контракты на условиях компенсационного лизинга, имеют преимущественное право на получение лицензий на вывоз из СССР продукции, поставляемой в счет погашения задолженности по таким контрактам.
Два последующих распоряжений Правительства РСФСР, содержащие
льготы по лизингу, касались авиационных предприятий. Так, в Постановлении
Правительства РСФСР от 17.12.91г. №159-р устанавливалось, что в целях
безусловного выполнения объединением «Аэрофлот-Советские авиалинии»
обязательств в иностранной валюте по указанному соглашению любые
валютные отчисления в республиканский валютный резерв РСФСР будут
производиться с выручки объединения «Аэрофлот-Советские авиалинии» в
иностранной валюте от эксплуатации этих самолетов за вычетом затрат на
оплату эксплуатационных расходов за рубежом и лизинговых платежей,
которые освобождаются на территории РСФСР от налогов и сборов.
Распоряжением Правительства РСФСР от 24.05.94г. были полностью освобождены от уплаты таможенных пошлин и налогов самолеты, ввозимые в
23
соответствии с лизинговым соглашением, заключенным между Аэрофлотом и
консорциумом западноевропейских банков [1.15].
Третий период в развитии лизинга в России - с середины 90-х гг. до 2002
г. Этот период характеризуется принятием специального законодательства о
лизинге. Первым нормативно-правовым документом, касающимся лизинга,
стал Указ Президента РФ от 17.09.94г. №1929 «О развитии финансового
лизинга в инвестиционной деятельности». В нем Правительству было поручено
разработать Временное положение о лизинге, подготовить предложения о
развитии лизинга в конверсии и техническом перевооружении предприятий, о
возможности предоставления таможенных льгот при временном ввозе товаров,
используемых в лизинговых операциях и осуществить иные меры в целях
повышения эффективности предпринимательской деятельности в сфере
производства [1.13]. Во исполнение данного указа было принято постановление
Правительства РФ от 29.06.95г. №633 «О развитии лизинга в инвестиционной
деятельности», утвердившее Временное положение о лизинге, которым
определены методологические основы лизинговой деятельности (понятие
лизинга, объект и субъекты лизинга, основные требования к договору лизинга,
права и обязанности его участников) [1.16]. Важным этапом в правовом
обеспечении развития лизинга стало принятие и введение в действие с 1 марта
1996г. части 2 ГК РФ, в котором одним из видов аренды выступает аренда
финансовая - лизинг (§6 гл.34). С тех пор все нормативные документы,
регулирующие отношения финансовой аренды (лизинга), должны были
рассматриваться в соответствии с ГК РФ [1.3].
Среди подзаконных актов, имеющих значение для развития лизинга в
России, необходимо отметить:
• Постановление Правительства РФ от 20.11.95г. №1133 «О внесении дополнений в Положение о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг),
и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при
налогообложении прибыли», которым установлено, что проценты по полу-
24
ченным заемным средствам, включая кредиты банков и других организаций,
используемые субъектами лизинга для осуществления операций финансового
лизинга, лизинговые платежи по операциям финансового лизинга включаются в
состав затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг);
• Постановление Правительства РФ от 01.02.2001г. №80, утвердившее
Положение о лицензировании финансовой аренды (лизинга) в РФ, в соответствии с которым лицензирование финансовой аренды (лизинга) осуществляется
Министерством экономического развития и торговли РФ. Действие настоящего
Положения распространяется на резидентов и нерезидентов РФ, осуществляющих финансовую аренду (лизинг) на территории России [1.12];
•
Постановление
Правительства
РФ
от
27.06.96г.
№752
«О
государственной поддержке развития лизинговой деятельности в РФ», которым
было рекомендовано органам исполнительной власти субъектов РФ оказывать
необходимую поддержку развитию лизинговой деятельности, направленной на
техническое перевооружение и модернизацию производства, в том числе путем
участия в финансировании соответствующих проектов за счет бюджетов
субъектов РФ [1.11];
• Методические рекомендации по расчету лизинговых платежей от
16.04.96г., утвержденные Министерством экономики РФ. Этот документ носит
общий характер и не предусматривает многих нюансов (в нем не учитываются
особенности отдельных видов оборудования, различные условия страхования и
т.п.). Кроме того, Законом РФ «О лизинге» внесены изменения в состав
лизинговых платежей, поэтому документ несколько устарел.
Косвенное отношение к лизинговой деятельности имеют многие другие
нормативно-правовые акты, регламентирующие общие вопросы налогообложения, бухгалтерского учета и отчетности, осуществления экспортноимпортных операций и проч. Таким образом, существует большое число подзаконных актов, регулирующих лизинговую деятельность.
8 февраля 1998 г. Президент РФ подписал ФЗ № 16 «О присоединении
Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА «О международном финансо-
25
вом лизинге», а 29 октября 1998 был принят ФЗ № 164 «О лизинге», но практика показала, что закон в целом не соответствовал экономической ситуации
того периода и создал юридические сложности, мешающие развитию лизинга,
поскольку вступил в противоречие с уже существующей до его принятия
нормативной базой, а также отличался неточностью терминологии, внутренней
противоречивостью
и
неоднозначным
толкованием
основных
понятий
лизинговой деятельности [1.6].
Как юристы, так и экономисты считали, что закон требует серьезной доработки, однако по поводу того, какими именно должны быть поправки в закон,
долгое время велись жаркие дискуссии. Еще в 1997-98 гг. ряд специалистов
высказывали предположения, о том, что «…Если даже представить, что
правовой режим лизинга (вследствие ли принятия закона «О лизинге» или
внесения поправок в действующий Гражданский кодекс) будет максимально
благоприятным и для лизинговых компаний и их клиентов - потребителей
оборудования, то само по себе это обстоятельство ни в коей мере не гарантирует быстрого развития лизинга в России» [2.16, с. 39]. Эта точка зрения
подтвердилась практикой последующих лет.
В общей структуре законодательных актов РФ место собственно закона
«О лизинге» в тот период времени не просматривалось. Он был обречен на
противоречие с ГК РФ и в силу этого не мог подлежать бесспорному
применению. Поэтому, в последствии закон стал более формальным
документом, воспроизводящим основные положения главы 34 ГК РФ и
несколько расширяя их.
В рассматриваемый период развитие лизинга в России сдерживали нерешенные юридические вопросы, появившиеся из-за неадекватности лизингового
законодательства, а также длительность судебных процедур рассмотрения
споров, возникающих в отношении лизинговой практики.
Четвертый период развития лизинга начался во второй половине 2001 г. и
продолжается в настоящее время. Он характеризуется реформированием
26
законодательства, регулирующего лизинговую деятельность. Наиболее существенные изменения таковы:
• вступившая в действие в начале 2002 г. 25-ая глава Налогового Кодекса
отчасти закрепила имеющийся льготный налоговый режим для проведения
лизинговых операций в России. Изменения, внесенные в текст этого документа
летом 2002 г., устранили некоторые противоречия с иным законодательством;
•
26 декабря 2001 г., после обсуждения проблемы с теоретиками и
практиками лизинговой деятельности, Государственная Дума проголосовала за
принятие закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон
«О лизинге» - было принято более 70 поправок к действующему закону. В
основном изменения направлены на преодоление внутренней несогласованности предписаний Закона, коллизий с иными нормативными правовыми актами, в том числе с нормами ГК РФ и унификацию терминов. В то же время
Закон по-новому регламентирует отдельные вопросы, касающиеся предмета
лизинговой деятельности, прав, обязанностей и ответственности ее участников;
•
23.12.2003 г. и 18.07.2005 г. Федеральными законами были внесены
дополнительные изменения в Закон «О финансовой аренде (лизинге)» [1.7].
Таким образом, в настоящее время основными нормативными актами, регулирующими лизинговые правоотношения, являются - Оттавская Конвенция,
ГК РФ и ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)».
Необходимо сразу оговориться о том что, несмотря на существование ФЗ
«О финансовой аренде (лизинге)», в ГК РФ не предусмотрено принятие какихлибо федеральных законов или иных нормативных актов, направленных на
регулирование лизинга. Вообще, сложившиеся исторически противоречия в
области правового регулирования отношений лизинга вызвали путаницу даже в
определении понятия «лизинг». Остановимся на данном вопросе вкратце,
поскольку он будет детально исследован в следующем разделе работы.
Так, Гражданский кодекс, а после внесенных
изменений и ФЗ «О
финансовой аренде (лизинге)», ставят знак равенства между понятиями
«финансовая аренда» и «лизинг», дают практически однозначное определение
27
договора лизинга, так, как оно звучит в ГК, за исключением того, что в законе
один признак договора все таки оказался опущен - речь идет о передаче
имущества для использования в предпринимательских целях.
Оттавская Конвенция, с одной стороны, сразу ограничивает определение
лизинга «финансовым лизингом», с другой стороны, дает большую широту
данного понятия. В данном нормативном акте, также как и в ГК, присутствует
такой признак лизинга, как использование его предмета «не для личных,
семейных или домашних целей арендатора». Однако, надо отметить, что такая
формулировка целевого использования предмета лизинга шире, чем в ГК.
Данное ограничение, заложенное в российском законодательстве, не позволяет
применять лизинг некоммерческим организациям, использующим имущество
для осуществления уставных целей. В качестве примера можно привести
распространенные на западе договоры лизинга медицинской техники.
Затронутое в Оттавской Конвенции указание на то, что «периодические
платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, рассчитываются, в частности с учетом амортизации всей или существенной части стоимости оборудования», на мой взгляд, указывают на заключение договора лизинга на определенный срок, исходя из соотношения фактического срока эксплуатации
оборудования. В российском законодательстве никаких ограничений срока
договора лизинга нет. Продолжительность действия договора полностью отдается на усмотрение сторон, что ведет к вопросам разграничения договора
лизинга от «маскируемых» под него, с целью получения налоговых льгот для
сделок купли-продажи.
Кроме того, необходимо отметить неодинаковое название участников лизинга в рассматриваемых нормативных актах. Так, если в Оттавской Конвенции
и ГК РФ стороны договора лизинга именуются - арендатор, арендодатель и
поставщик (в ГК - продавец), то в ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»
субъектами лизинга являются - лизингодатель, лизингополучатель и продавец.
Другим расхождением рассматриваемых нормативных актов является различие
в определении предмета лизинга. Так, если в соответствии с внутренним
28
российским законодательством, приведенном в соответствие и в данном
вопросе, предметом лизинга могут быть «любые непотребляемые вещи,
используемые для предпринимательской деятельности, кроме земельных
участков и других природных объектов» [1.3], за исключением «имущества,
которое федеральными законами запрещено для свободного обращения или для
которого установлен особый порядок обращения» [1.7]. Оттавской конвенцией
предмет
лизинга
рассматривается
гораздо
уже
-
это
«комплектное
оборудование, средства производства или иное оборудование», используемое
«в основном не для личных, семейных или домашних целей арендатора». Таким
образом, в Конвенции отсутствует одна из основных характеристик предмета
лизинга - его непотребляемость, с другой стороны - в российском
законодательстве предмет лизинга шире, так как в него входят предприятия,
имущественные комплексы, здания, сооружения.
На наш взгляд, на практике при заключении договоров лизинга
российскими предприятиями данное ограничение предмета лизинга создает
определенную проблему. При приобретении современной компьютерной
техники зачастую вместе с ней возникает необходимость приобретения
чрезвычайно дорогостоящего программного обеспечения, цена которого может
превышать в несколько раз цену самого оборудования. А в силу указанного
ограничения приобретаться по договору лизинга оно не может.
Необходимо отметить, что закрепленный в Оттавской Конвенции критерий определения международного характера лизинга полностью совпадает с ФЗ
«О финансовой аренде (лизинге)» - это местонахождение сторон договора
лизинга - лизингодателя и лизингополучателя.
Статья 667 ГК РФ устанавливает, что «…арендодатель обязан уведомить
продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному лицу» [1.3], Это требование является важным и необходимым, поскольку это самым непосредственным образом влияет на его обязательства по
договору купли-продажи и ответственность, так как в соответствии со ст. 668
ГК «…если иное не предусмотрено договором финансовой аренды... имущество
29
передается непосредственно арендатору»
[1.3]. Данный принцип ГК,
уравнивающий в правах арендодателя и покупателя, соответствует нормам
Оттавской Конвенции и ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)».
В п. 2 ст. 668 ГК РФ указано, что при нарушении срока поставки продавцом арендатор вправе потребовать расторжения договора и возмещения
убытков только в случае, если «…просрочка допущена по обстоятельствам, за
которые отвечает арендодатель». Однако, п. 2 ст. 22 ФЗ «О финансовой аренде
(лизинге)» говорится, что «… риск невыполнения продавцом обязанностей по
договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет
сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга» [1.8].
На
взгляд автора настоящего исследования, в Оттавской Конвенции
интересы лизингополучателя учтены в большей степени, чем в российском
законодательстве - «…в случае, если оборудование не поставлено или
поставлено с просрочкой, или не соответствует условиям договора поставки:
арендатор имеет право в отношении арендодателя отказаться от оборудования
или расторгнуть договор лизинга и арендодатель имеет право исправить свое
ненадлежащее
исполнение,
предложив
оборудование,
соответствующее
договору поставки, как если бы арендатор дал согласие купить оборудование у
арендодателя на тех же условиях, что содержатся в договоре поставки» в
случае, «если только это не явилось результатом действия или упущения
арендодателя» [1.7]. Таким образом, при заключении договора лизинга
обязательно, по нашему мнению, во избежание проблем обратить внимание на
данный вопрос.
Кроме того, необходимо отметить, что, на мой взгляд, Оттавская конвенция более полно учитывает права арендатора, вытекающие из договора поставки и в ст. 10, 11 названного документа, закрепляя правило, о том, что
любые изменения данного договора не могут быть произведены без предварительного одобрения арендатором.
30
Ст.670 ГК РФ фактически воспроизводит схему взаимоотношений участников лизинга, зафиксированной в Оттавской конвенции - по определенным
вопросам арендатор приравнивается к покупателю имущества: «... арендатор
имеет право и несет обязанности...как если бы он был стороной договора купли-продажи» [1.7]. Арендатор не вправе расторгнуть договор купли-продажи,
однако, как уже говорилось выше, может ставить вопрос о его расторжении и
возмещении убытков (ст. 668 ГК РФ).
Кроме того, не соответствуют Гражданскому кодексу нормы ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», регулирующие порядок расторжения договора в
одностороннем порядке, т.е. нормы о бесспорном взыскании денежных сумм и
бесспорном изъятии предмета лизинга. В ст. 619 ГК, регулирующей общие
положения об аренде, в том числе и финансовой, говорится, что «… по требованию арендодателя договор аренды может быть досрочно расторгнут судом в
случаях
когда,
нарушением
арендатор:
условий
пользуется
договора
неоднократными нарушениями;
или
имуществом
назначения
с
существенным
имущества
либо
существенно ухудшает имущество;
с
более
двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не
вносит арендную плату;
не производит капитальный ремонт имущества в
установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре в
разумные сроки в тех случаях, когда в соответствии с законом, иными
правовыми актами или договором производство капитального ремонта является
обязанностью арендатора» [1.3].
Сопоставив текст, содержащийся в ГК и текст, содержащийся в ст. 13 ФЗ
«О финансовой аренде (лизинге)» можно отметить их схожесть по перечню
возможных случаев расторжения договора. Вместе с тем, в Законе говорится о
применении бесспорного порядка, а в Гражданском кодексе РФ сказано о
необходимости решения суда о досрочном расторжении договора аренды
(лизинга). Оттавская Конвенция, предусматривает право расторгнуть договор
лизинга и возмещения всех убытков арендодателя в случае существенного
нарушения договора арендатором, однако, расшифровки «существенных ус-
31
ловий» данный документ не содержит. Непонятно, на взгляд автора,
содержание п. 7 ст. 15 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» о том, что
«…договор лизинга может предусматривать право лизингополучателя продлить
срок лизинга с сохранением или изменением условий лизинга» [1.8].
Помимо недостатков ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» содержит и
определенные положительные моменты. Прежде всего, многие лизинговые
компании
интересовал
вопрос
об
обеспечении
кредитного
договора,
заключаемого с финансирующим банком в целях осуществления лизинговой
операции. Что может предоставить лизинговая компания в обеспечение
исполнения своих обязательств по возврату кредита? Как правило, это приобретаемое в будущем оборудование и право на получение лизинговых платежей.
ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» разрешает эту проблему в статье 18.
Однако здесь могут возникнуть определенные трудности. Проблема заключается и в том, что, согласно статье 335 ГК РФ, в залог можно передать имущество, находящееся в собственности залогодателя. А в связи с тем, что оборудование на момент заключения кредитного договора не принадлежит лизингодателю и у банка имеются сомнения по поводу того, будет ли когданибудь имущество принадлежать лизинговой компании, то соответственно и
нечего передавать в залог. То есть, здесь возникает временной разрыв: с момента заключения кредитного договора до момента осуществления поставки и
перехода права собственности на оборудование от продавца к лизингодателю.
Вместе с тем, некоторые банки нашли выход из сложившейся ситуации:
финансирующий банк заключает с лизингодателем предварительный договор
залога, согласно которому залогодатель (лизингодатель) обязуется позднее
заключить договор залога на оговоренных условиях.
Проблема состоит в
том, что, несмотря на содержащуюся в ФЗ «О
финансовой аренде (лизинге)» норму, прямо оговаривающую возможность как
передачи в залог приобретаемого в будущем предмета лизинга, так и
возможность уступки своих имущественных прав по договору лизинга, которые
в силу статьи 336 ГК РФ также могут являться предметом залога, банки это не
32
убедило и данная норма не действует. Для того чтобы она работала, желательно
разработать сам механизм ее действия и отразить это в законодательстве.
Оттавская конвенция, определяя права и обязанности сторон лизинга, говорит
о
необходимости
уведомления
третьих
лиц
о
действительном
собственнике предмета лизинга. Этот вопрос особенно важен в двух ситуациях
- при продаже лизингополучателем предмета лизинга добросовестному покупателю и при банкротстве лизингополучателя. В первом случае Конвенция не
регулирует случаи неправомерного отчуждения пользователем оборудования
третьим лицам, оставляя данное регулирование за национальным правом. В
российском законодательстве ст. 23 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»
говорит о том, что на предмет лизинга не может быть обращено взыскание по
требованию третьего лица по обязательствам лизингополучателя, в том числе в
случаях, если предмет лизинга зарегистрирован на имя лизингополучателя.
Ситуация с банкротством пользователя нашла свое отражение в Конвенции, однако, существенно сузив круг третьих лиц, выделяя только управляющего конкурсной массой при банкротстве пользователя и кредитора лизингополучателя и признавая вещные права арендодателя на оборудование.
Правда, с оговоркой о том, что если по применимому праву вещные права
арендодателя должны были быть зарегистрированы определенным образом, то
они действуют при соблюдении этой регистрации.
В отношении требований третьих лиц, обращенных на имущество лизингодателя, то в соответствии с той же статьей ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», они «могут быть отнесены только к данному объекту права собственности лизингодателя в отношении предмета лизинга. К приобретателю прав
лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате удовлетворения
взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и
обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.
В то же время Конвенцией предусмотрена обязанность лизингодателя гарантировать, что спокойное владение лизингополучателя предметом сделки не
будет нарушено третьими лицами, имеющими преимущественные права на
33
объект лизинга (п.2 ст.8). Следовательно, если имущество будет отобрано у
лизингополучателя по требованию третьего лица, лизингополучатель сможет
потребовать возмещения ущерба за счет лизингодателя.
На мой взгляд, является интересным и в какой-то степени не урегулированным вопрос предоставления финансовой отчетности лизингодателя лизингополучателю. Так, в соответствии с 5 главой ФЗ «О финансовой аренде
(лизинге)», лизингодатель имеет право осуществлять контроль за соблюдением
лизингополучателем условий договора лизинга и финансовой контроль его
деятельности. Однако, на практике для лизингополучателя, который в соответствии с заключенным договором лизинга может оказаться и залогодателем
и поручителем чрезвычайно важно контролировать состояние дел лизингодателя и порядок исполнения им, например, кредитного договора.
Чрезвычайно важным для развития лизинга в России является создание
благоприятного инвестиционного налогового климата для участников лизинга.
Данные вопросы нашли отражение в ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», НК
РФ, других нормативно-правовых актах. ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»
содержит ряд важных публично-правовых норм, предусматривающих льготы
для участников лизинга в области валютного, налогового и таможенного
законодательства:
право
лизинговых
компаний
привлекать
средства
юридических и физических лиц для осуществления лизинговой деятельности в
установленном
законодательством
РФ
порядке,
отнесение
в
целях
налогообложения прибыли лизинговых платежей к расходам, связанным с
производством и реализацией (данный пункт приведен в соответствие с
Налоговым кодексом РФ - ФЗ от 29.01.2002 г. № 10-ФЗ; право сторон лизинга
применять ускоренную амортизацию предмета лизинга с повышающим
коэффициентом 3 соответствует принятой главе 25 Налогового кодекса РФ с
01.01.2002г.); право лизингодателя без лицензии ЦБ РФ осуществлять
международные операции, связанные с движением капитала, привлекать
денежные средства от нерезидентов в целях приобретения предмета лизинга на
срок более шести месяцев, но не более срока действия договора лизинга.
34
Таким образом, российское законодательство о лизинге существенно
отличается от законодательства стран с развитой рыночной экономикой.
Данные опубликованных исследований и мнения специалистов-практиков
свидетельствуют о том, что развитие лизингового бизнеса в России в большей
степени зависит от общей инвестиционной ситуации в стране (в конкретной
отрасли - в частности) и общих налоговых условий ведения бизнеса, нежели от
принятия
нового
и
совершенствования
уже
созданного
специального
законодательства для лизинга.
Анализ вышеперечисленных, а также ряда других актов свидетельствует
о постоянном развитии российской нормативно-правовой базы в направлении
создания благоприятного инвестиционного налогового климата для участников
лизинга, а также тот факт, что Россия находится на этапе активного становления законодательства в сфере регулирования лизинговых отношений.
1.2 Понятие, виды и сущность лизинга
Сложность экономико-правовых отношений, возникающих при лизинге,
обусловливает существование различных позиций относительно его понятия,
сущности, видов. Многообразие и противоречивость взглядов на данные вопросы, на мой взгляд, можно объяснить недостаточной разработкой теоретических вопросов лизинга и, следовательно, отсутствием единого методологического подхода на практике. Многофакторный характер лизинга требует
упорядочения накопленных знаний, выявления в нем общих и особенных
признаков и свойств, отличающих его от смежных экономико-правовых
явлений
и
процессов.
Современное
понимание
лизинга
восходит
к
классическим принципам римского права о разграничении собственника и
пользователя имущества. Так, например, некоторые авторы считают, что «…
раскрытие сущности лизинговой сделки восходит к далеким временам
Аристотеля (384/383 - 322 г.г. до н. э.), которому принадлежит замечательное
высказывание: «Богатство состоит в пользовании, а не в праве собственности»
[2.30, с. 359].
35
Как отмечают П. Балтус и Б. Майджер в книге «Школа европейского
лизинга», «… арендные (лизинговые) сделки были известны и во времена,
много предшествовавшие IV веку до н. э., то есть годам, жизни Аристотеля. По
их мнению, они заключались, еще в древнем государстве Шумер и датируются
примерно 2000 годом до н. э. Так, глиняные таблички, обнаруженные в шумерском городе Ур, содержат сведения об аренде сельскохозяйственных орудий, земли, водных источников, волов и других животных» [2.7, с. 65].
По мнению английского историка Т. Кларка, он обнаружил несколько
положений о лизинге в Законах Хаммурапи, принятых между 1775-1750 годами
до н. э., статьи которых обстоятельно и скрупулезно рассматривали все случаи
аренды и нормы арендной платы, условия залога имущества» [2.7, с. 65].
Однако,
данное
упрощенное
понимание
лизинга,
сведение
его
содержания лишь к долгосрочной аренде, имеющее место в названных и других
монографиях и работах, на мой взгляд, не исчерпывает всей сущности
лизинговых правоотношений. И здесь нельзя не согласиться с мнением М.И.
Брагинского и В.В. Витрянского, о том, что «… многие авторы часто видят
лизинг ... там, где речь идет об имущественном найме (аренде), и, более того
называют лизингом любой комплекс имущественных отношений, связанных с
владением вещью на ином праве, нежели право собственности» [2.6, с. 459]. По
мнению некоторых исследователей «..в русском языке слово «лизинг» возникло
как звуковая копия английского слова Leasing, написанная русскими буквами, в
виду того, что сразу не было найдено подходящего перевода английского слова.
Однако из такого положения дел не следует удобство вольной трактовки
значения слова «лизинг» в каждой конкретной деловой ситуации и, тем более,
на уровне законодательства» [2.3, с. 559].
С момента появления и развития в России лизинговых правоотношений в
нормативно-правых актах понятие лизинга неоднократно изменялось и
уточнялось. В ГК РФ договор финансовой аренды (лизинга) относится к
институту аренды, но собственно о лизинге в ГК РФ сведений не приводится. В
комментариях к параграфу 6 второй части ГК РФ «финансовая аренда (лизинг)»
36
на вопрос о том, что представляет собой лизинг, дается следующий ответ: «…У
современных западных юристов не вызывает сомнения, что так называемый
«финансовый лизинг» (а точнее - финансовая аренда) является разновидностью
института аренды, хотя финансовая аренда и осложнена дополнительным
элементом - фигурой продавца арендуемого имущества» [2.22, с. 99]. Таким
образом, в ГК РФ термин «лизинг» обозначает то же самое, что и термины
финансовый лизинг и финансовая аренда. Такой же подход и во Временном
положении о лизинге, хотя комментариев к этому положению, раскрывающих
интересующий вопрос, нет.
Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» предполагает регулирование международных отношений только по финансовому
лизингу. Отдельные авторы, предлагая определение «лизинга», считают, что
его следует трактовать шире, чем понятие «финансовая аренда». Так, Европейская
Федерация
национальных
ассоциаций
по
лизингу
оборудования
(Leaseurope) дает такое определение: «…Лизинг - это договор аренды завода,
промышленных товаров, оборудования, недвижимости для использования их в
производственных целях арендатором, в то время как товары покупаются
арендодателем, и он сохраняет за собой право собственности» [2.22, с. 89].
Получается, что под термином «лизинг» может пониматься не только финансовая аренда, но и другие арендные отношения. Эта точка зрения ведет к
тому, что лизингом можно считать прокат, контрактный наем, аренду с последующим выкупом и т.д. Так, в Федеральном законе «О лизинге» № 164-ФЗ
от 29.10.1998г. до внесения изменений и дополнений в 2002 г. были даны
определения финансового и оперативного лизинга.
В случае так называемого оперативного лизинга лизингодатель приобретает предмет лизинга «на свой страх и риск», то есть, в данном случае предмет
лизинга приобретается не по указанию лизингополучателя и выбор продавца и
оборудования лежит на лизингодателе. Предмет лизинга находится у
лизингополучателя во временном пользовании и по истечении срока действия
договора возвращается лизингодателю, при этом лизингополучатель не имеет
37
права требовать его выкупа. То есть, право собственности на предмет лизинга в
рамках лизинговой сделки не переходит к лизингополучателю. Кроме того,
указанное имущество может передаваться в лизинг неоднократно, то есть в
каждом последующем случае будет отсутствовать такой основополагающий
момент, как специальное приобретение конкретного предмета лизинга для
конкретного лизингополучателя. Таким образом, здесь отсутствуют основные
квалификационные признаки лизинга, в том числе и инвестиционный момент.
Таким образом, основной вопрос терминологии лизинга, рассматриваемый в
данной работе, заключается в том, что следует понимать под самим термином
«лизинг» - только финансовую аренду (финансовый лизинг) или все арендные
отношения?
Все отечественные работы по лизингу последних лет, в любом случае,
подразумевают выбор одного из двух приведенных подходов к использованию
термина «лизинг». При этом, зачастую, авторы этот вопрос не рассматривают.
Именно из-за различного использования термина «лизинг», существуют
значительные различия в описании складывающихся в лизинге экономикоправовых отношений, создается представление о разнообразии форм одного и
того же по своей сущности явления. Явные противоречия остаются не
устраненными в то самое время, когда лизинг активно применяется в хозяйственной практике, сформирована его законодательная база и активно ведутся конкретные теоретические разработки по различным аспектам лизинговых правоотношений.
Возникает вопрос, какая модель лизинговых отношений российским
законодателем заложена в ГК РФ и ФЗ о лизинге? Анализ соответствующего
параграфа в ГК и положений Закона о лизинге, позволяет следующим образом
представить механизм
конкретными
возникновения лизингового правоотношения между
заинтересованными
субъектами
гражданского
оборота.
Получается, что законодатель представил лизинг как систему имущественных
отношений, возникающих в связи с приобретением лизингодателем в
собственность указанного лизингополучателем имущества у определенного
38
продавца
в целях
последующего предоставления этого имущества во
временное
владение
и
пользование
инициатору
таких
отношений
–
потенциальному лизингополучателю на условиях внесения соответствующих
лизинговых платежей.
Обращение
к данной схеме инвестирования можно аргументировать
несколькими причинами: недостаточность у лизингополучателя
свободных
оборотных средств для обновления основных фондов; желание лизингодателя
приобрести с помощью лизинга новое оборудование не в собственность, а во
временное владение и пользование, продиктовано тем, что эта схема позволяет
легально минимизировать налогооблагаемую базу; лизинговые платежи на
практике ниже банковских процентов, взимаемых при привлечении средств для
обновления основных фондов за счетов кредитов банка.
Указанная схема реализуется с помощью двух гражданско-правовых
договоров - договора купли- продажи и договора лизинга, которые
законодатель называет в качестве основных и обязательных договоров в данной
схеме лизинговых отношений.
Анализ
положений
Закона
о
лизинге
позволяет
рассматривать
следующую классификацию видов лизинга, которая базируется на нескольких
критериях:
1) в зависимости от того, кто несет расходы по обслуживанию предмета
лизинга, правомерно выделять «чистый» лизинг, при котором расходы по
обслуживанию предмета лизинга принимает на себя лизингополучатель, и
полный лизинг, когда такиерасходя ложатся на лизингодателя.Так, по
отношению к арендуемому имуществу лизинг делится на:
- «чистый», когда все расходы по обслуживанию имущества принимает
на себя лизингополучатель. При этом лизингополучатель переводит лизингодателю чистые, или нетто, платежи;
«полный», или, как его еще называют
«мокрый» лизинг, когда лизингодатель принимает на себя все расходы по
обслуживанию имущества. Такая классификация
связана с тем, у кого в
39
соответствии с договором лизинга предмет лизинга учитывается на балансе -у
лизингополучателя или лизингодателя;
2) в зависимости от типа финансирования лизинг может быть: срочным,
если имеет место одноразовая финансовая аренда и возобновляемый лизинг,
при котором при окончании срока договора лизинга автоматически происходит
его пролонгация на новый срок без заключения нового договора лизинга;
3) в зависимости от вида предмета лизинга правомерно выделять лизинг
движимого (оборудования, транспортных средств и др.) и недвижимого
имущества (зданий, предприятий как имущественных комплексов);
4) в
заключение
зависимости от степени окупаемости законодатель допускает
сторонами
договора
лизинга
с
полной
окупаемостью
лизингодателем всех своих затрат на приобретение в собственность,
обслуживание предмета лизинга и выплату всех лизинговых платежей в
пределах срока действия лизингового договора либо лизинг с неполной
окупаемостью. В последнем случае будет иметь место оперативный лизинг, что
исключает возможность перехода к лизингополучателю в собственность
предмета лизинга. Иначе обстоит дело при полном лизинге
- у
лизингополучателя могут быть основания для приобретения предмета лизинга
в собственность;
5) в зависимости от характера лизинговых платежей лизинг можно
подразделять на: денежный, если лизинговые платежи осуществляются в
денежной форме разделяются на следующие группы:
денежные, когда все
платежи производятся в денежной форме; компенсационный, если лизинговые
платежи лизингодатель осуществляет путем поставки товаров (продукции),
произведенной на оборудовании – предмете лизинга либо путем зачета услуг,
оказываемых друг другу сторонами договора лизинга когда платежи
осуществляются в форме поставки товаров, произведенных на сданном в
лизинг оборудовании (по существу, это бартер), или путем зачета услуг,
оказываемых друг другу;
указанные формы платежа;
смешанные лизинги, если используются
обе
40
6) с учетом субъектного состава сторон договора
следует выделять
внутренний лизинг, если лизингодатель и лизингополучатель являются
резидентами Российской Федерации, и внешний (международный) лизинг,
когда одна из сторон договора - нерезидент России.
Закон о лизинге допускает возможность передачи лизингополучателем
предмета лизинга в сублизинг, если это прямо предусмотрено договором. В
случае, если такое условие в договоре не предусмотрено, для передачи
предмета
лизинга
в
сублизинг,
лизингополучатель
должен
получить
письменное на это согласие лизингодателя. Если эти правила нарушены, по
требованию лизингодателя суд признает такой договор недействительным как
ничтожную сделку.
Проведенные исследования позволяют констатировать, что институт
лизинга представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих
достаточно
сложную
структуру
договорных
связей,
регулируемых
преимущественно законодательными, а не подзаконными актами.
ГЛАВА
2.
ДОГОВОР
ЛИЗИНГА,
ЕГО
СООТНОШЕНИЕ
С
СОПУТСТВУЮЩИМИ ДОГОВОРАМИ
2.1 Место договора лизинга в системе гражданско-правовых обязательств
В теоретическом
месте
и практическом плане актуальным является вопрос о
договора финансовой аренды в системе гражданско-правовых обяза-
тельств и его правовой природе.
С принятием второй части ГК РФ, признавшей лизинг разновидностью
аренды, в дискуссиях можно было бы поставить точку. Однако позиция,
высказанная законодателем, нисколько не сократила количество различных
подходов к решению рассматриваемой проблемы в специальной юридической
литературе. Рассмотрим наиболее популярные точки зрения, высказанные в
юридической литературе, по данной проблеме.
Сначала важно определиться – договор лизинга является двусторонней
сделкой или сделкой, в которой участвует три стороны.
41
Например, Е.В. Кабатова считает, что «… в основе лизинга лежит
трехсторонняя сделка, однако состоит она из двух договоров: купли-продажи и
передачи оборудования во временное пользование. Это довольно сложная
структура составляет единый комплекс отношений, поскольку ни один из его
элементов не может существовать самостоятельно без связи со всеми
остальными» [2.26, с. 159]. Аналогичную позицию занимает и Коннова Т.А.:
«…Лизинговые отношения оформляются двумя договорами и включают в себя
весь
комплекс
взаимосвязей,
существующих
между
его
участниками:
арендатором, арендодателем и продавцом имущества. Договор лизинга имеет
двусторонний характер, а лизинг как система отношений между тремя
сторонами является трехсторонней сделкой» [2.29, с. 18].
По мнению Е.А.Павлодского, «…классический лизинг связывает трех
лиц: изготовителя оборудования, его приобретателя-арендодателя и арендатора.
Участники лизинговых отношений связаны между собой не одним, а двумя
отдельными договорами» [2.39, с. 359]. Таким образом, Павлодский Е.А. не
называет договор лизинга трехсторонним договором.
Чекмаревой
возникающим
«…экономическая
трехсторонним
суть
лизинговой
партнерским
По мнению Е.Н.
операции
взаимоотношениям
придает
новый
качественный аспект, который не может быть учтен традиционными существующими законодательными нормами и правилами. Основой этих отношений служит трехсторонняя сделка» [2.49, с. 24].
Противоположную позицию занял А.А. Иванов, делающий вывод о том,
что необходимо «…трактовать договор лизинга как двустороннюю (а не многостороннюю сделку), неразрывно связанную с договором купли-продажи
арендованного имущества» [2.25, с. 54]. Даная точка зрения получила поддержку со стороны В.В. Витрянского, который подчеркивал: «…Если же говорить о лизинговых отношениях в целом, то они представляют собой не единую
трехстороннюю сделку, а сложную структуру договорных связей, состоящую
из договоров двух типов: договора купли-продажи лизингового имущества,
заключаемого между продавцом и лизингодателем, а также собственно
42
договора лизинга, заключаемого между лизингодателем (как собственником
лизингового имущества) и лизингополучателем» [2.13, с. 359].
На
взгляд автора настоящей работы, наиболее правильной является
позиция той группы авторов, которые утверждают, что договор лизинга двусторонний
договор.
По
существу
имеются
две
самостоятельные
двухсторонние сделки: финансовой аренды и купли-продажи. Не смотря на то,
что они неразрывно связаны, тем не менее, они не образуют третью сделку,
поскольку направленность воли их участников различна.
Дискуссионным является также вопрос о месте финансовой аренды в
системе гражданско-правовых обязательств. По данному вопросу в литературе
высказано две основные точки зрения.
Господствует точка зрения, согласно которой отношения финансовой
аренды - особая разновидность традиционных институтов гражданского права.
Договор лизинга является видом договора аренды. Вторая точка зрения договор лизинга представляет собой самостоятельный тип договоров.
В частности, представители первой точки зрения исходят из того, что
«… наличие в договоре лизинга условия о покупке арендатором лизингового
имущества дает возможность квалифицировать его как договор купли-продажи
в рассрочку особого типа. Такой точки зрения придерживаются и некоторые
германские ученые» [2.1, с. 259].
Среди авторов, участвующих в полемике относительно правовой
природы договора лизинга, преобладающим является следующее суждение.
Финансовая аренда, несмотря на свою необычность, представляет собой вид
договора аренды. В качестве примера приведем высказывание по этому поводу
Ю.С. Харитоновой: «…Переплетение функций финансирования и функций
предоставления имущества во временное пользование в договоре найма при
лизинговой
операции
позволяет
говорить
о
существовании
особой
разновидности арендных отношений - отношений финансовой аренды» [2.48, с.
59].
43
Данная концепция популярна не только в нашей стране, она имеет
сторонников и за рубежом. Например, X. Шпиттлер, разбирая проблему правовой природы лизинга, пишет: «…Разумеется лизинговый контракт едва ли
строго соответствует гражданско-правовому договору об аренде. Но это
справедливо и применительно ко всем другим встречающимся в практике договорам об аренде» [2.50, с. 38]. Далее автор подчеркивает, что для
определения правовой природы того или иного договора «…мерилом может
служить лишь его основная суть, каковой для типичных договоров о лизинге
является их арендный характер». Эту точку зрения разделяют и некоторые
другие немецкие авторы [2.50, с. 38].
Лизинговое имущество - это любые непотребляемые вещи (ст. 666 ГК РФ,
п. 1 ст. 3 Закона N 164-ФЗ). В их числе: а) предприятия и имущественные
комплексы; б) здания, сооружения; оборудование; в) транспортные средства и
т.д. На данный момент ст. 36 Закона N 164-ФЗ относит к предметам лизинга
племенных
животных
документально
-
сельскохозяйственных
подтвержденное
происхождение,
животных,
имеющих
необходимое
для
воспроизводства определенной породы и зарегистрированное в установленном
порядке. Происхождение, продуктивность и иные качества племенного
животного подтверждаются племенным свидетельством (ст. 2 ФЗ от 03.08.1995
N 123-ФЗ «О племенном животноводстве). Однако с 27.10.2017 ст. 36 Закона N
164-ФЗ к предметам лизинга
отнесен еще и крупный рогатый скот
специализированных мясных пород, выращенный в Российской Федерации в
целях разведения.
Возложение на арендатора обязанностей по техническому обслуживанию,
ремонту и страхованию арендуемого имущества также нельзя квалифицировать
как характерную особенность. Такое возложение не является правилом, тем
более, императивным. Следовательно стороны в договоре финансовой аренды
могут перераспределить эти обязанности иначе (ст. 17, 21 ФЗ «О лизинге»). В
литературе отмечается содержащееся в статье 616 ГК РФ общее для всех
договоров аренды диспозитивное правило о том, что «… арендатор обязан
44
поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет
текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества [2.50, с. 26].
То обстоятельство, что ответственность за качество, комплектность и сроки предоставления имущества арендатору несет не арендодатель, а продавец,
по нашему мнению, это правило вытекает из главной особенности финансовой
аренды - отсутствия в момент заключения договора у арендодателя права
собственности на лизинговое имущество. Во исполнение договора лизинга
арендодатель должен приобрести предмет договора у его собственника.
Договору купли-продажи в финансовой аренде приданы черты договора в
пользу третьего лица, отсюда проистекает ответственность продавца перед
арендатором.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что рассмотренные доводы
сторонников
о недопустимости квалификации договора лизинга как вида
договора аренды, несостоятельны. Те особенности, которые можно признать
характерными для финансовой аренды, по нашему мнению, достаточны для
выделения лизинга в отдельный вид аренды, но не более.
Рассмотрим более подробно позицию исследователей, которые финансовую
аренду квалифицируют как самостоятельный тип договоров. Эти авторы
различают «…в лизинговых правоотношениях самые разнообразные элементы,
уникальное сочетание которых, по их мнению, принципиально отделяет лизинг
от аренды» [2.11, с. 168].
В
частности,
Чекмарева
Е.Н.
«…
усматривает
в
лизинговых
правоотношениях черты договора поручения, проката и собственно аренды, и
полагает, что лизинговые отношения соответствуют принципиально новому
типу правоотношений, что должно получить подтверждение в признании
самостоятельного значения лизингового договора. Е.В. Кабатова считает, что
от договора аренды договор лизинга отличает субъектный состав, содержание
договора, наличие в нем элементов договора купли-продажи, что позволяет
договор рассматривать как новый самостоятельный вид договора» [2.9, с. 268].
45
Наиболее активно отстаивает рассматриваемую точку зрения И.А. Решетник, которая утверждает, что «…договор лизинга интегрирует разнородные по
своей природе элементы, среди которых можно выделить черты отношений
арендного типа, купли-продажи, договоров об оказании юридических и фактических услуг. Вместе с тем сочетание в договоре лизинга элементов известных законодательству договорных конструкций сформировало особые
качества и признаки, которые: характеризуют специфическую правовую
сущность этого договора» [2.38]. По мнению автора, «…законодательное
выделение превалирующего элемента данной системы - отношений, связанных
с
предоставлением
имущества
для
временного
пользования,
является
неудачным, поскольку не обеспечивает достижения основной цели - создания
оптимальной
правовой
конструкции,
способной
наиболее
эффективно
регулировать гражданско-правовые отношения особого рода (лизинговые
отношения)» [2.38].
По мнению автора настоящего исследования, концепция приверженцев
самостоятельности договора лизинга обладает рядом изъянов. Эти недостатки
уже освещались в специальной литературе. Приведем основные положения, в
соответствии с которыми договор лизинга не может быть признан договором
особого рода с учетом двух обстоятельств: во-первых, договор лизинга не
является трехсторонней сделкой, а во-вторых, законодатель указанные
отношения достаточно полно урегулированы нормами правового института
аренды, обособленными в главе 34 ГК.
Проведенное исследование позволяет заключить, что лизинг является разновидностью аренды,
ее «активной» разновидностью, поскольку лизинг
подразумевает передачу во временное возмездное владение и пользование
практически любого имущества, необходимого потенциальному арендатору.
2.2 Соотношение условий договора лизинга с условиями договора куплипродажи и сопутствующих договоров
46
Федеральный закон о лизинге исходит из того, что в зависимости от
конкретных
условий,
реализация
лизинговых
правоотношений,
может
обеспечиваться целым комплексом взаимосвязанных и взаимообусловленных
договоров,
обладающих
внутренним
единством
и
дифференциацией
отношений.
Все
правоотношения,
регламентируются
возникающие
законодательством
и
между
субъектами
лизинга,
теми
условиями,
которые
предусмотрены в соответствующих договорах. Таким образом, для успешного
применения лизинга на практике необходима тщательная проработка и четкое
понимание нормативно-правовых актов, регламентирующих правоотношения
по основным, сопутствующим и прочим договорам, возникающим при лизинге,
четкое понимание структуры, взаимосвязи, правовых, экономических и налоговых последствий заключаемых договоров.
Наиболее важными с точки зрения правового регулирования и правовых
последствий для субъектов лизинга являются обязательные и сопутствующие
договоры. В соответствии с ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» к обязательным договорам законодатель относит договоры лизинга и купли-продажи.
В соответствии с условиями договора купли-продажи продавец имущества,
составляющего предмет договора финансовой аренды, передает его не
лизингодателю, а непосредственно лизингополучателю в месте его нахождения,
если иное не предусмотрено договором финансовой аренды (ст.668 ГК РФ).
К сопутствующим договорам относятся договор о привлечении средств и
обеспечении исполнения обязательств (кредитный договор, договор о
финансовой помощи, договор займа, договор залога, независимая гарантия,
договор поручительства и другие).
Проанализируем соотношение и взаимосвязь условий названных договоров с условиями договора лизинга.
Анализ договорной практики
позволяет выделить несколько схем
договорных связей, возникающих при лизинге:
47
• простой лизинг - лизинговые правоотношения, охватывающие трех участников (лизингодателя, лизингополучателя и продавца) и включающий в себя
два договора - договор лизинга и договор купли-продажи. Схема простого
лизинга более благоприятна для лизингополучателя;
• сложный лизинг - лизинговые правоотношения, охватывающие не
только трех основных участников лизинга, но и включающий в себя помимо
договоров лизинга и купли продажи, договоры, обеспечивающие исполнение
обязательств
поручительства,
лизингополучателя
банковской
перед
гарантии,
лизингодателем
договоры
залога
(договоры
имущества,
страхование). Такая схема используется в интересах лизингодателя;
• комплексный лизинг, который предполагает наличие сложного лизинга,
как на стороне лизингополучателя, так и на стороне лизингодателя. Такая схема
является гарантией для продавца.
Рассмотрим названные схемы более через призму соотношения условий
договора лизинга с договором купли - продажи и иными сопутствующими
договорами.
Простой лизинг. Любая лизинговая сделка должна быть, прежде всего,
действительной, что определяет следующая совокупность условий, обязательная для всех, возникающих в лизинговых правоотношениях договоров:
законность содержания (соответствие требованиям закона и нормативным
актам); физические и юридические лица, участвующие в сделке должны обладать соответствующей дееспособностью и правоспособностью; соблюдение
соответствия воли и волеизъявления сторон; соблюдение для договора лизинга
и других договоров требований, предъявляемых законодателем к форме
соответствующего договора.
Как свидетельствует договорная практика, институт лизинга - достаточно
сложный и объемный, поэтому, на мой взгляд, договор лизинга должен быть
как можно более подробным и содержать минимум отсылок к другим
документам, несмотря на тот факт, что в соответствии с законодательством РФ,
48
существенными условиями для данного договора могут быть признаны,
пожалуй, только точное описание предмета лизинга.
Рассмотрим условия договора лизинга, на которые необходимо обратить
особое внимание в соотношении с договором купли-продажи на примере договора «простого» лизинга. Начнем с предмета рассматриваемых договоров.
В предмете договора лизинга, в соответствии с законодательством,
должны быть оговорены все необходимые элементы - объект лизинга, как
правило,
он
оговаривается
неотъемлемыми
в
приложениями
нескольких
договора
-
документах,
заявке
являющихся
лизингополучателя,
спецификации, содержащей наименование предмета лизинга, детальное
описание его характеристик и комплектации, количество, адрес поставки,
сумму; точное указание того, кто осуществляет выбор продавца, поскольку это
условие
чрезвычайно
ответственности;
важно
объем
для
прав
распределения
в
собственности,
последующем
передаваемых
лизингополучателю, условие о возможности последующего выкупа имущества
лизингополучателем, указание на необходимость при заключении договора
купли продажи лизингодателем уведомить продавца о том, что имущество
передается в лизинг определенному лицу.
Как свидетельствует анализ всех изученных договоров лизинга, предмет
договора, как правило, описфвается подробно и четко и трудностей с
урегулированием содержания данного пункта на практике не возникает.
Однако, при заключении договора купли-продажи зачастую бывают определенные разногласия при согласовании условий поставки или купли-продажи.
Не исключается ситуация, когда
лизингодатель, в конкретном случае,
в
отношениях с продавцом в части предмета договора купли-продажи, может
отходить
на
второй
план,
перекладывая
всю
ответственность
на
лизингополучателя.
Кроме того, при заключении договора лизинга необходимо оговорить с
лизингодателем и обратить особое внимание на следующие условия
рассматриваемого договора, которые обязательно должны найти отражение в
49
договоре купли-продажи и договоре лизинга: наименование места и указание
порядка передачи предмета лизинга; порядок содержания и ремонта предмета
лизинга; перечень дополнительных услуг, предоставляемых лизингодателем.
При рассмотрении соотношения условий договоров лизинга и куплипродажи, необходимо, на мой взгляд, особо остановиться на обязательном
приложении как лизинговому договору, так и к договору купли-продажи -акта
приемки-передачи или акта ввода имущества в эксплуатацию, которые должны
подписываться сторонами в день поставки или завершения монтажа
оборудования.
Целесообразно в договоре лизинга и договоре купли-продажи обязательно
указать основания и последствия возможного отказа лизингополучателя от
подписания акта передачи оборудования.
Следует отметить, что важным моментом при заключении договора лизинга
является определение момента, с которого происходит исчисление срока
лизинга, поскольку между датой его подписания и датой поставки имущества
лизингополучателю может пройти несколько месяцев. В связи с этим реальный
срок пользования имуществом часто не совпадает со сроком действия договора.
Поэтому целесообразно в договоре лизинга указать, с какого момента (со дня
подписания договора или со дня подписания акта приемки передачи
имущества) начинается исчисление срока лизинга.
Как свидетельствует изученная нами договорная практика, иногда в
договоре лизинга
срок лизинга устанавливается по каждой единице или
партии оборудования или исчисляется с момента подписания акта приемкипередачи оборудования либо определяется нормой амортизации оборудования.
Сложный лизинг. В договорной практике сложный лизинг встречается
редко. Однако, переговоры ведутся и с такими лизинговыми компаниями, которые требуют дополнительное обеспечение исполнения обязательств со стороны
лизингополучателя.
При
этом
в
качестве
гарантийного
обеспечения
предлагается предоставить банковские гарантии, поручительства страховых
50
компаний, банков, кредитоспособных коммерческих организаций или же
залоговое обеспечение.
Однако, сама по себе лизинговая сделка и отличается тем от кредита, что
вообще то по своей сути должна, на мой взгляд, идти без обеспечения, поскольку имущество и так принадлежит на праве собственности лизингодателю,
он имеет право осуществлять контроль за его использованием, также заключаются договоры страхования имущества и по договору лизинга все риски
за данное имущество несет лизингополучатель.
Кроме того, договоры лизинга заключаются для обеспечения более
эффективного
инвестиционного,
дополнительного
обеспечения
процесса,
своих
а
интересов
в
случае
лизинговая
требования
компания
вынуждает лизингополучателя идти на дополнительные расходы в связи с
получением банковской гарантии (6 % годовых от суммы гарантии), залогом
имущества (расходы на оценку имущества, а в случае если это недвижимость
дополнительно расходы на нотариальное удостоверение и государственную
регистрацию залога).
Говоря о соотношении условий названных договоров, важное значение,
на мой взгляд, имеют условия о выведении из под залога имущества лизингополучателя по мере исполнения последним своих основных обязательств перед
лизингодателем..
Кроме того, желательно в рассматриваемых договорах, оговорить последствия и условия расторжения договора лизинга или досрочного выкупа
предмета лизинга, указать выкупную цену.
Для лизингополучателя выгодны условия, устанавливающие возможность
досрочного выкупа имущества по его остаточной стоимости с учетом сумм
покрывающих расходы лизингодателя на погашение процентов по кредиту,
прочие
заранее
предусмотренные
услуги.
Однако,
лизингодатель
при
заключении лизинговой сделки закладывал в нее определенную прибыль,
которая рассчитывалась, в том числе, исходя из срока договора лизинга.
51
Наибольшую сложность представляет собой досрочное расторжение договора по инициативе одной из сторон из-за нарушения кем-либо обязательств
по договору. Поэтому целесообразно, в договоре лизинга заранее определить
перечень таких нарушений каждой из сторон и возможные последствия.
Договоры, обеспечивающие исполнение обязательств лизингополучателя перед
лизингодателем по уплате лизинговых платежей, должны содержать условия,
порядок и последовательность действий лизингодателя с заложенным
имуществом или предоставленным поручительством.
Комплексный лизинг. Подобный договор лизинга предусматривает,
что,
во-первых,
обеспечением
выполнения
лизингополучателем
своих
обязательств является залог имущества лизингополучателя, оформленный в
соответствии
с
действующим
законодательством,
а,
во-вторых,
лизингополучатель обязуется отвечать перед банком за возврат кредита,
предоставленного лизингодателю, для чего лизингополучатель заключает
договор поручительства.
Говоря о соотношении условий договоров, возникающих при данном
виде лизинговых правоотношений, важными, на мой взгляд, являются условия:
- устанавливающие возможность и существование поручительства и залога
лизингополучателя перед банком - кредитором лизингодателя;
- обеспечивающие возможность, в случае бесспорного списания денежных
средств со счета поручителя, требовать от банка доказательства нарушения
ненадлежащего
или
несвоевременного
исполнения
лизингодателем
обязательств по кредитному договору;
- устанавливающие требование и порядок контроля за финансовым
состоянием лизингополучателя, а также исполнением им своих обязательств
перед банком;
-
сроки
договора
лизинга,
кредитного
договора
и
договоров
поручительства или залога должны совпадать.
Крое того, актуальным при заключении договора лизинга является вопрос
относительно объема правомочий собственника, передаваемых лизингодателем
52
лизингополучателю на предмет лизинга. Полагаем, что если договор не
регулирует этот вопрос, то считается, что право владения и пользования к
лизингополучателю переходит в полном объеме. Соглашением сторон может
разрешаться вопрос о том, на чьем балансе учитывается предмет лизинга – на
балансе лизингодателя или лизингополучателя
В рамках такой схемы договор лизинга может быть заключен на
определенный срок или срок неопределенный, когда любая из сторон вправе в
любое время отказаться от договора, уведомив об этом другую сторону за
определенный срок. Кроме того, в договоре лизинга должно содержаться •
указание общей суммы
договора лизинга и
размера вознаграждения
лизингодателя, а также порядок расчетов (график платежей). При этом,
договором лизинга может быть предусмотрена
возможность применения
ускоренной амортизации, с указанием размера ускорения
амортизации.
Договором
может
быть
предусмотрена
коэффициента
обязанность
лизингодателя или лизингополучателя застраховать предмет лизинга.
Таким образом, все приведенные обстоятельства свидетельствуют о том,
что схема комплексного лизина выстраивается в интересах продавца.
Согласно ГК и Конвенции о международном финансовом лизинге выкуп
арендованного имущества не является обязательным признаком лизинга. По
общему правилу ГК, регулирующему арендные отношения, законом или
договором аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество
переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его
истечения при условии внесения арендатором всей выкупной цены (п.1 ст.624
ГК).
Таким образом,
заключение договоров лизинга, купли-продажи и
сопутствующих договоров, основанное на последовательном, взвешенном
урегулировании соответствующих моментов, позволит наиболее гибко учесть
все потребности сторон в каждом отдельном случае, обеспечить равное участие
их в формировании условий договоров, возможность равной защиты интересов
участников совершаемых сделок.
53
54
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЛИЗИНГОВОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ
3.1 Актуальные вопросы судебно-арбитражной и договорной практики,
связанной с лизинговыми отношениями
Отечественная арбитражная практика по спорам о лизинге сравнительно
невелика. «… Количество дел по спорам, вытекающим из договоров лизинга
или затрагивающих лизинговые правоотношения, составляет менее 1% от
общего числа дел, рассматриваемых арбитражными судами страны» [2.49, с.
25]. Однако, после принятия нормативных актов о лизинге и развитии данного
правового института на практике, четко прослеживается тенденция роста числа
споров данного типа, разрешаемых судами. Таким образом, ситуация и, это
доказывает судебная практика, постепенно меняется.
Анализ имеющейся судебной практики по делам, вытекающим из договоров лизинга, отражает наиболее спорные и интересные моменты в вопросах
правового регулирования лизинговых правоотношений.
Так, например, до 2002 года существовал разный подход к определению
существенных условий договора лизинга: согласно ст. 665 ГК РФ по договору
лизинга арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное
арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для
предпринимательских целей. Закон о лизинге в ст. 15 устанавливал целый
перечень существенных условий лизингового договора, в результате чего
практически все условия договора лизинга считались существенными.
В качестве примера можно привести Постановление Федерального
арбитражного суда Дальневосточного округа от 3 апреля 2001 г. № Ф03АЗ7/01-1/442. «… Договор лизинга был признан судом незаключенным как
несоответствующий ст. 432 ГК РФ и ст. 665 ГК РФ, устанавливающей, по
мнению суда, существенные условия для договора финансовой аренды
(лизинга), Суд указал, что в договоре отсутствуют существенные условия, а
55
именно: обязанность приобретения арендодателем предмета лизинга у
определенного арендатором продавца и отсутствия права выбора продавца
самим арендодателем. Так же, как указывается в названном постановлении,
заключенный договор не признается договором лизинга и в силу ст. 667 ГК РФ,
т.к. лизингодатель, покупая имущество, не предупредил продавца о том, что
покупаемое
им
имущество
предназначается
для
передачи
в
лизинг.
Арбитражный суд кассационной инстанции признал договор не отвечающим
признакам договора финансовой аренды, но отметил действия сторон по
фактическому исполнению сделки, свидетельствующие о наличии между ними
арендных отношений с правом выкупа арендованного имущества, которые
регулируются параграфом 1 главы 34 ГК РФ» [1.19]
По другому делу, Федеральный арбитражный суд Московского округа в
Постановлении от 15 мая 2000 г. по делу № КГ-А40/1883-00 отмечал, что
«…существенные
условия
и
особый
порядок
заключения
договоров
финансовой аренды (лизинга) установлены ст. ст. 665, 667 ГК, а также ст. 15, 16
Закона № 164-ФЗ» [1.21].
Встречались в судебной практике и противоположные случаи - попытки
доказать, что между сторонами был заключен договор купли-продажи, а не
лизинга. Так, «…по одному делу организация в кассационной жалобе указала,
что суд не дал буквального толкования условий договора, которым
установлено, что договор считается заключенным при наличии приложения №2
к договору о согласовании размера и сроков уплаты лизинговых платежей,
нарушение которых влечет за собой имущественную ответственность.
Приложение № 2 сторонами согласовано не было, и, следовательно, суду
надлежало признать этот договор незаключенным. Основываясь на этом,
организация,
полагающая,
что
был
заключен
договор
купли-продажи
сельскохозяйственного оборудования, считала свои обязательства по оплате
оборудования выполненными. Зачет организацией - лизингодателем части
платежей по договору в счет оплаты стоимости услуг по незаключенному
56
договору лизинга организация - лизингополучатель нашла необоснованным»
[1.23].
Федеральный арбитражный суд по другому делу по аналогичному
вопросу отметил, что «…согласно представленным документам сторонами был
заключен договор финансового лизинга, во исполнение обязательств по
которому лизингодатель на основании устной заявки лизингополучателя
закупил у организации сельскохозяйственное оборудование, переданное
лизингополучателю по акту приемки – передачи, подписанному сторонами»
[1.32].
Другой пример из практики. «… Согласно условиям договора лизинга в
день его заключения стороны подписали два приложения за № 1, в одном из
которых
согласованы
ассортимент
объектов
лизинга
и
количество
сельскохозяйственной техники, подлежащей поставке по данному договору. Во
втором документе, обозначенном как приложение к акту приемки - передачи,
согласованы условия, сроки и порядок расчетов лизингополучателя за технику.
Как
отметил суд, рассматривавший спор,
указанные обстоятельства
свидетельствуют о заключении договора лизинга и не противоречат нормам
права, установленным ст. ст. 665, 666 и 668 ГК РФ. Кроме того, заключение и
исполнение сторонами договора лизинга подтверждаются также и счетом фактурой с расшифровкой платежей, платежными поручениями, которыми
ответчик
частично
перечислил
задолженность
за
сельскохозяйственное
оборудование, указав наименование платежей - стоимость объекта лизинга.
Учитывая изложенные обстоятельства, суд посчитал, что доводы заявителя о
заключении между сторонами договора купли - продажи, а не лизинга и
поэтому отсутствии у него обязательства по уплате лизинговых платежей и
пени за просрочку их оплаты не основаны на материалах дела» [1.25].
Другой пример. «…Рассматривалось дело о признании недействительным
договора финансового лизинга и применении последствий недействительности
сделки. Предыдущая, апелляционная инстанция, рассматривая этот спор, делает
вывод о том, что продавцу имущества, передаваемого в лизинг, не обязательно
57
быть собственником продаваемого имущества либо обладать какими-либо
правомочиями на него. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного
округа отмечает, что данный вывод не соответствует ст. 4 Закона № 164-ФЗ, п.
1
которого
устанавливает,
что
продавцом
является
физическое
или
юридическое лицо, которое в соответствии с договором купли-продажи с
лизингодателем продает последнему в обусловленный срок производимое
(закупаемое) им имущество, являющееся предметом лизинга.
Как следует из материалов рассматриваемого дела, продавец в отношении
имущества, являющегося предметом финансового лизинга, никакими правомочиями не обладал, а поэтому продать его не мог дела» [1.32]. В названном
Постановлении указывается, что «… согласно ст. 665 ГК и ст. 10 Закона № 164ФЗ в качестве обязательных требований к договору финансового лизинга
устанавливается
приобретение
лизингодателем
имущества
только
у
определенного лизингополучателем продавца. Нарушение данного требования
является существенным нарушением правил лизинга и влечет признание его
недействительной (ничтожной) сделкой» [1.32].
По
мнению
автора
настоящей
представляется спорным, поскольку
работы,
подобный
вывод
суда
согласно ч. 2 ст. 665 ГК договором
финансовой аренды может быть предусмотрено, что выбор продавца и
приобретаемого имущества осуществляется арендодателем.
Кроме того, в соответствии со ст. 2 Закона № 164-ФЗ лизинговая сделка это совокупность договоров, необходимых для реализации договора лизинга
между лизингодателем, лизингополучателем и продавцом (поставщиком)
предмета лизинга. Следовательно, «… по мнению кассационной инстанции, поскольку договор купли-продажи в силу ст. 170 ГК РФ является мнимой
сделкой, то вся сделка по договору финансового лизинга не соответствует
требованиям ст. 665 ГК РФ и ст. 10 Закона № 164-ФЗ, а потому является недействительной (ничтожной) сделкой» [1.32].
В отношении государственных учреждений взыскание задолженности по
уплате лизинговых платежей тоже имеет свои особенности. Так, «… арбитраж-
58
ный суд первой и апелляционной инстанций, рассматривая такое дело,
руководствуясь ст. 401 ГК РФ, исходил из отсутствия вины ответчика
(государственного учреждения) в просрочке исполнения обязательства.
Материалами дела, по мнению судебных инстанций, рассматривающих дело,
было
подтверждено
отсутствие
финансирования
ответчика
как
государственного учреждения за счет средств федерального бюджета, а им
самим при этом были предприняты все меры для надлежащего исполнения
обязательства.
Кассационная инстанция (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 11.04.2000 г. дело № Ф03-А51/00-1/467), рассматривая дело, отметила, что судом не было принято во внимание, что в
соответствии со ст. 665 ГК полученное арендатором имущество по договору
финансовой аренды (лизинга) предполагает его использование только для
предпринимательских целей. То есть, данное обстоятельство обязывает
государственное учреждение, которому уставом предоставлено право заниматься предпринимательской деятельностью, предусмотреть режим использования предмета договора лизинга, а также поступления от иной предпринимательской деятельности, позволяющие своевременно погашать арендные
платежи, а не рассчитывать на поступление средств исключительно из федерального бюджета, как это следует из материалов рассматриваемого судом
дела» [1.29].
Вопросы возникают и при бесспорном изъятии предмета договора лизинга.
Как
указано
в
Постановлении
Федерального
арбитражного
суда
Московского округа от 25.01.1999 г. по делу № КГ-А40/3518-98)
«…
Виндицирование имущества из чужого незаконного владения само по себе
является достаточно спорным вопросом из-за отсутствия законодательно установленного порядка реализации этого правомочия лизингодателя, предусмотренного Законом № 164-ФЗ, а в некоторых случаях не всегда может быть
осуществлено из-за ограничений, установленных самими же сторонами в
договоре лизинга. В частности, при заключении договора лизинга стороны
59
договорились,
что
лизингодатель
должен
поставить
оборудование,
а
лизингополучатель - оплатить поставленное оборудование и после пуска его в
эксплуатацию осуществить лизинговые платежи» [1.30].
Анализ содержания приведенного выше судебного акта показал, что
что обязательства сторон по приему - передаче лизингового объекта в
соответствии с условиями договора исполнены не были, лизинговый объект,
исходя из заключенного договора, не считается сданным лизингополучателю и
принятым для эксплуатации. Соответственно суд обоснованно пришел к
выводу,
что
право
владения
и
использования
оборудования
у
ли-
зингополучателя не возникло и, т.к. лизинговый объект является собственностью лизингодателя, он вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения, предъявив в суд виндикационный иск.
Интересные выводы сделаны Федеральным арбитражным судом ЗападноСибирского округа в его Постановлении от 6 марта 2001 г. по делу № Ф04/63770-2001 по вопросу оперативного лизинга. В Постановлении отмечается, что
«…оперативный лизинг регламентирован ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»
и общими нормами ГК РФ по аренде, не обладает ни экономическими, ни
правовыми признаками финансовой аренды и по своей сути является
обыкновенной арендой. Закон о лизинге, а также соответствующие нормы ГК
РФ в отношении экономического лизинга не указывают в качестве
обязательного
условия
приобретение
имущества
лизингодателем
в
соответствии с указаниями лизингополучателя. Следовательно, с точки зрения
и ГК и Закона № 164-ФЗ оперативный лизинг не может регулироваться положениями параграфа 6 главы 34 ГК РФ - финансовая аренда (лизинг). Ссылка
истца по этому делу на отсутствие существенных условий, установленных для
договоров финансовой аренды (лизинга) ГК РФ, в договоре оперативного
лизинга не является основанием для признания сделки недействительной по ст.
168 и по п. 2 ст. 170 ГК РФ» [1.28].
Как показал анализ судебной практики, основная причина судебных
споров- попытка контрагента уйти от исполнения своих обязанностей по
60
заключенному договору, поиск для себя каких-либо преимуществ и льгот либо
неисполнение контрагентом по сделке своих обязательств.
Как показала практика, на финансовом рынке используется несколько
мошеннических схем при реализации лизинговых сделок.
«… Самая банальная схема, которая применялась на протяжении всего
существования лизинга в России – это получение в лизинг имущества на фирму
«однодневку». При реализации такой схемы в лизинг берется, как правило,
такое имущество или оборудование, которое впоследствии легко реализовать
на вторичном рынке и которое не найдет никто и никогда» [2.45].
«…Вторая схема – завышение стоимости лизингового имущества,
которая в основном преобладала на лизинговом рынке и приносила самый
значительный ущерб лизинговым компаниям» [2.45].
«… Схема третья - одно и тоже имущество мошенники берут в лизинг
несколько раз.
Например, в лизинговую компанию г. Москвы обратилась
фирма «М» из Владимирской области с заявкой на получение в лизинг печи по
обжигу керамических изделий. Фирма «М» прошла проверку, сделка была
одобрена. Спустя некоторое время лизинговые платежи от этой фирмы
прекратились. Выезд на место показал, что ни фирмы «М», ни самой печи на
месте, которое было указано в договоре, нет. Сотрудники службы безопасности
лизинговой компании установили, что фирма «М» заключила еще с тремя
лизинговыми компаниями договоры на получение аналогичной печи в лизинг.
При этом во всех четырех сделках поставщик был один и тот же. Поставщик
уверял, что поставил четыре печи, предъявлял документы. На самом деле печь
была одна, да и стоимость ее была завышена. Здесь сговор с поставщиком,
который доказать трудно, при этом
компаний
и
лизинговое
сталкиваются интересы нескольких
оборудование,
как
правило,
не
поддается
идентификации. Практике известен случай, когда один лизингополучатель
обманул 19 лизинговых компаний» [2.45].
«… Схема четвертая – мошеннические действия в отношении лизинговых
компаний совершаются поставщиками лизингового имущества. В лизинговую
61
кампанию с заявкой
на приобретение четырех автомашин «КАМАЗ»
обратилась фирма «С». В качестве поставщика фирма «С» указала фирму «К».
Ранее фирма «С» уже получала в этой лизинговой компании автомашину
«КАМАЗ». Поставщиком в этой сделке выступала фирма «К». Проблемы
начались после того, как лизинговая компания перечислила на счет фирмы «К»
деньги за автомашины. Поставка затянулась на длительное время. Когда
лизинговая компания заявила о расторжении договора и возврате денег,
генеральный директор фирмы «К» заявил, что денег нет, т.к. партнеры, которые
должны были ей продать автомобили, ее «кинули» и скрылись вместе с
деньгами. Лизинговые компании зачастую неоправданно легкомысленно
относятся к проверке поставщиков, поэтому терпят убытки» [2.45].
3.2 Основные направления совершенствования законодательства
о лизинге
Как
отмечалось ранее, в настоящее время в России основными
нормативными актами, регулирующими лизинговые правоотношения, являются
- Оттавская Конвенция, Гражданский кодекс РФ и ФЗ «О финансовой аренде
(лизинге)», анализ которых свидетельствует о постоянном развитии российской
нормативно-правовой базы в направлении создания более благоприятного инвестиционного и налогового климата для участников лизинга. Однако, на практике, конечно же, существуют и многие из них были рассмотрены выше,
некоторые противоречия в действующем законодательстве в области правового
регулирования лизинга, налогообложения, бухучета, таможенных процедур.
Анализ нормативно-правовой базы, судебно-арбитражной и договорной
практики позволяет выделить следующие актуальные вопросы развития лизинга в России.
1. Совершенствование гражданско-правового законодательства о лизинге
по следующим направлениям:
-
в
лизингового
нормативно-правовых
имущества
является
актах
закреплено,
что
поставщиком
предприятие-изготовитель,
торговое
62
предприятие, или любое другое лицо, которое продает лизингодателю
имущество, ставшее объектом лизинговой сделки. В результате, подобный
законодательный
подход
не
позволяет
производителям
оборудования
выступать в качестве лизингодателей, что не соответствует и международной
практике. По мнению автора настоящей работы, необходимо предусмотреть в
законодательстве, чтобы производители оборудования могли выступать в
качестве лизингодателей;
- ограничение, заложенное в российском законодательстве, связанное с
использованием предмета лизинга исключительно в предпринимательских целях, не позволяет применять лизинг некоммерческим организациям, использующим имущество для осуществления уставных целей. В качестве примера
можно привести распространенные в зарубежных странах с развитой
экономикой договоры лизинга медицинской техники. Предлагается внести
соответствующие коррективы в российское законодательство, позволяющие
изменить сложившуюся ситуацию;
- предлагается расширить в рамках ГК РФ правовые основания, по
которым лизингодатель вправе приобрести предмет договора лизинга,
поскольку в настоящее время таковым является только договор купли-продажи;
- актуальным, как уже говорилось, является решение проблемы увязки
лизингового законодательства и законодательства в области охраны и использования программных продуктов. Проблема в том,
что современное
высокотехнологичное оборудование, применяемое в различных отраслях
экономики, включает программное обеспечение, стоимость которого может
быть даже выше стоимости самого оборудования. Однако, в соответствии с
законодательством программное обеспечение не относится к предмету лизинга,
что создает определенные трудности на практике и обоснованно ставит задачу
урегулирования в данной сфере;
- актуальным является вопрос о виндикации предмета лизинга у
недобросовестного лизингополучателя, который в соответствии с действующим
законодательством необходимо решать в судебном порядке. Вместе с тем,
63
законодатель не регламентирует условия удовлетворения виндикационного
требования,
а также кто, на каких условиях и где будет хранить спорное
имущество до разрешения судебного спора. Данная ситуация может негативно
отразиться на сохранности имущества, учитывая тот факт, что судебные
процессы могут длиться очень долго.
Таким образом, эта проблема тоже
требует правового разрешения.
2.
Совершенствование банковского законодательства, в части
отношений, затрагивающих лизинг.
Здесь, очень важным вопросом, который не раз обсуждался в
современных статьях, интервью, даваемых руководителями лизинговых
компаний, является вопрос о кредитовании лизинговых компаний со стороны
Центрального Банка РФ. Проблема заключается в том, что кредитовать
лизинговые
компании
в
требуемом
объеме
не
позволяет
норматив
Центрального Банка РФ, устанавливающий предельный лимит риска на одного
заемщика. Необходимость повышения этого лимита для лизинговых компаний
является весьма актуальным вопросом, поскольку большинство из них создано
при банках, в которых они кредитуются.
3. Совершенствование налогового, таможенного, бухгалтерского законодательства:
ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», позволяя участникам лизинговой
сделки самостоятельно выбирать, кто из них будет учитывать лизинговое
имущество на своем балансе, вызывает спорные, требующие законодательного
урегулирования моменты. В первую очередь это касается Налогового кодекса
РФ. Налоги должны иметь экономическое обоснование, то есть взиматься с тех,
кто способен их платить. В рассматриваемом же случае факт учета имущества
на балансе лизингополучателя не влияет на экономические выгоды и потери
сторон. Поэтому различий в порядке налогообложения лизингодателей в
зависимости от выбора балансодержателя имущества не должно быть. Тем
более, что расходы лизингополучателя, связанные с лизинговой сделкой, в
обоих случаях одинаковы и равны сумме лизинговых платежей. Полагаем,
64
правильнее было бы предусмотреть в главе 25 НК РФ право лизингодателя в
обоих случаях начислять амортизацию по лизинговому имуществу в налоговом
учете.
Кроме того, не менее важным вопросом в области налогообложения
является совершенствование законодательства в части отработки механизма
своевременного возврата налога на добавленную стоимость из бюджета для
лизингодателя при приобретении предмета лизинга в собственность, так как
возврат НДС из бюджета фактически производится в течении многих месяцев,
что естественно снижает оборачиваемость капитала лизинговых компаний.
Существуют также некоторые противоречия в действующем законодательстве по бухгалтерскому учету и нормативных актов в области лизинга. Так
требует решения вопроса о распространении Положения по бухгалтерскому
учету № 6/01, утвержденного Приказом Минфина России от 30.04.2001г. №
26н, определяющего правила в области учета основных средств, на
лизингополучателя при учете основных средств на его балансе. Так как в
соответствии с Письмом Минфина РФ «Об учете имущества лизингополучателем» от 05.05.2003 № 16-00-14/150 ПБУ 6/01 не распространяется на
лизингополучателя, в связи с тем, что имущество не является собственностью
лизингополучателя.
Надо отметить, что длительное время лоббировался вопрос о создании
благоприятных условий для импорта предмета лизинга, в целях чего предлагалось предусмотреть в Таможенном кодексе
возможность получения ли-
зинговыми компаниями, импортирующими предмет договора лизинга, отсрочки уплаты таможенных платежей. Новый Таможенный кодекс
в
определенной степени решил данный вопрос: «…в режиме временного ввоза
основные
производственные
фонды,
остающиеся
в
собственности
иностранного лица, на территорию России будут поставляться с отсрочкой
уплаты таможенных платежей на 34 месяца» [1.4].
Однако, данный документ не дает ответа на другие важные вопросы,
требующие законодательного решения для развития лизинга в России. Так,
65
неурегулированным является ситуация в случае, когда лизинговая компания
является резидентом РФ и право собственности на имущество, закупленное за
границей переходит к ней, но Таможенный кодекс содержит достаточно
жесткий перечень действий, которые можно совершать с имуществом,
ввозимым на территорию России в режиме временного ввоза, так, например,
запрещается производить капитальный ремонт этого имущества.
4. Принятие мер государственного стимулирования и развития лизинга,
их практическая реализация хотя бы в рамках предусмотренных ФЗ «О
финансовой аренде (лизинге)», направленных на:
• разработку и реализацию федеральной программы развития лизинговой
деятельности в РФ;
• создание залоговых фондов для обеспечения банковских инвестиций в
лизинг с использованием государственного имущества;
• предоставление государственных гарантий для реализации лизинговых
проектов;
• предоставление инвестиционных кредитов для реализации лизинговых
проектов;
• освобождение банков и других кредитных учреждений от уплаты налога
на прибыль, полученную ими от предоставления кредитов на срок более 3 лет
для реализации операций финансового лизинга (выполнение лизинговых
договоров);
• предоставление в законодательном порядке налоговых и кредитных
льгот лизинговым компаниям с целью создания благоприятных экономических
условий для их деятельности;
• меры по формированию и совершенствованию нормативно-правовой базы, направленной на защиту правовых и имущественных интересов участников
лизинговых сделок.
5.
Разрешение ряда мер системного и экономического характера,
препятствующих развитию лизинга в России:
66
• в настоящее время в России на практике можно наблюдать только
становление и развитие системы страхования коммерческих рисков в лизинговых правоотношениях, которые носят в настоящее время «экспериментальный»
характер;
• для большинства лизинговых компаний «длинное» и «дешевое» финансирование труднодоступно из-за значительной подверженности отечественных
лизингополучателей рискам;
• отсутствие системы общероссийских кредитных бюро и кредитных рейтингов, наличие которых позволило бы снизить издержки и риски в области
лизинговых правоотношений, сделать лизинг более доступным инструментом,
поскольку установление деловой репутации лизингополучателя и наоборот
залог оптимизации лизинговых отношений. Безусловно, что особое значение
это обстоятельство приобретает при международных лизинговых операциях,
поскольку при заключении сделки с иностранным партнером уровень
коммерческих рисков существенно возрастает в силу присущих разным
странам различий в гражданском и торговом законодательствах, налоговом
режиме, методах бухгалтерского учета, практике заключения и исполнения
контрактов;
• дефицит квалифицированных кадров в области лизингового бизнеса;
• ориентация лизинговых компаний на крупный бизнес и концентрация
деятельности наиболее выгодных, устойчивых и надежных лизинговых компаний в центральных регионах России;
• валютные риски, большую часть которых также несет лизингодатель.
67
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
На основании проведенных исследований представляется возможным
сделать следующие выводы и предложения.
Актуальность развития в России лизинга, как экономико-правового института, а также совершенствование конструкции договора лизинга обусловлена, прежде всего, острой необходимостью технического перевооружения
большинства российских предприятий в условиях практически полного морального и физического износа оборудования и, одновременно, недостатка
собственных оборотных средств у отечественных производителей.
Кроме того, лизинг, являясь эффективным инструментом инвестиций в
производственные фонды, позволяет при его применении сэкономить в
сравнении, например, с использованием кредитов банков, до 10 % стоимости
оборудования за весь срок лизинга, а также примиряет противоречия между
предприятием, у которого нет средств на модернизацию, и банками, которые
неохотно предоставляют кредиты, так как не имеют достаточных гарантий
возврата инвестированных средств.
Правовое регулирование лизинговых отношений в различных странах
имеет разные формы: в одних (страны континентального права) это - специальные законодательные акты, посвященные лизингу (Франция, Бельгия); в
других - признание в судебной практике, в связи с отсутствием специального
законодательного регулирования (США, Япония).
Россия в своей истории развития правового регулирования лизинга
прошла четыре основных этапа развития - от полного отсутствия как
законодательного регулирования так и самих отношений, до настоящего
момента, когда можно говорить о достаточно полном урегулировании
68
лизинговых отношений нормативно-правовыми актами. В настоящее время в
России основными нормативными актами, регулирующими лизинговые
правоотношения, являются - Оттавская Конвенция, Гражданский кодекс РФ и
ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)». Анализ вышеперечисленных, а также
ряда других нормативных актов свидетельствует о постоянном развитии
российской
правовой
базы
в
направлении
создания
благоприятного
инвестиционного, налогового климата для участников лизинга, однако, и о
существовании определенных противоречий в нормативно-правовых актах РФ.
Лизинг является достаточно сложным и многогранным понятием, и
представляет собой - комплекс экономико-правовых отношений.
В целях определения правовой природы договора лизинга в работе сделан
вывод о том, что договор лизинга представляет собой двусторонний договор и
правоотношения, вытекающие из данного договора не являются трехсторонней
сделкой. Лизинговые правоотношения в целом представляют собой сложную
структуру договорных связей, включающую не только договор лизинга и
купли-продажи, но и заключение целого ряда сопутствующих договоров.
Лизинг как сложный экономико-правовой институт, несмотря на свою
сложность, многогранность и специфичность, представляет собой разновидность договора аренды с присущими данному виду договора особенностями и
законодательно определенной спецификой.
Анализ договорной практики и законодательства о лизинге, позволил
выделить три основные схемы договорных связей, возникающих при лизинге:
простой лизинг, условия которого более благоприятны лизингополучателю;
сложный лизинг, в значительной мере импонирует интересам лизингодателя и
комплексный лизинг, содержащий механизм, гарантирующий продавцу
исполнение
лизингодателем
обязанностей
по
оплате
оборудования,
приобретенного для передачи в лизинг лизингополучателю.
Анализ нормативно-правовой базы, судебной и договорной практики
позволили обосновать
следующие актуальные направления оптимизации
регулирования лизинга в России:
69
1)
совершенствование
гражданского,
налогового,
таможенного
законодательства и правил бухгалтерского учета лизигновых операций;
2) принятие мер государственного стимулирования и развития лизинга,
практическая реализация которых предусмотрена ФЗ «О финансовой аренде
(лизинге)»;
3) разрешение ряда мер системного и экономического характера, препятствующих развитию лизинга в России:
развитие системы страхования
коммерческих рисков в лизинговых правоотношениях, которые носят в
настоящее время «экспериментальный» характер;
лизинговых
компаний
труднодоступно
из-за
«длинное»
значительной
и
для большинства
«дешевое»
подверженности
финансирование
отечественных
лизингополучателей рискам; отсутствие системы общероссийских кредитных
рейтингов, наличие которых позволило бы снизить издержки и риски в области
лизинговых правоотношений, сделать лизинг более доступным инструментом;
ориентация лизинговых компаний на крупный бизнес и концентрация
деятельности наиболее выгодных, устойчивый и надежных лизингодателей в
центральных регионах России.
70
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА
1.1 Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге,
Оттава, 26 мая 1988 // СЗ РФ. - 1999. - № 32. - Ст. 404
1.2.Конституция
Российской
Федерации
(принята
всенародным
голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от
05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ).
1.3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. ФЗ от 30
ноября 1994 г. № 51-ФЗ // СЗ РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3301. 2018. №1. – Ст.43.
Часть вторая. ФЗ от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // СЗ РФ. - 1996. - № 5. Ст.410; 2017. - № 50 (ч.3). – Ст.7550.
1.4. Таможенный кодекс Евразийского экономического союза
(приложение N 1 к Договору о Таможенном кодексе Евразийского
экономического союза). Вступил в силу с 01.01.2018г. http://www.pravo.gov.ru,
09.01.2018.
1.5.Федеральный закон «Об инвестиционной деятельности в Российской
Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» от 25.02.1999 г.
N 39-ФЗ // СЗ РФ. – 1999. -№. – Ст.1096; 2017. - №31(ч.1). – Ст.4754.
1.6.Федеральный закон «Об иностранных инвестициях в Российской
Федерации» от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ // СЗ РФ. – 1999. – №28. – Ст.3493;
2017. - № 30. – Ст.4445.
71
1.7.Федеральный закон «О присоединении Российской Федерации к
Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге» от 8.02.1998г.
N 16-ФЗ // 1998. - №7. – Ст.787
1.8, Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» от 29.10.1998 г. N
164-ФЗ // СЗ РФ. – 1998. - №44. – Ст.5394; 2017. - №.43 (ч.2). - Ст.6229.
1.9. Указ Президента Российской Федерации «О развитии финансового
лизинга и инвестиционной деятельности» от 17.09.1994 г. №1929 // Российская
газета. - № 180.-1994.
1.10.Постановление Правительства «О мерах по государственной поддержке
лизинга сельскохозяйственной техники и оборудования» от 27 апреля 1999 года
№ 467 // СЗ РФ. - 1999. - № 18.
1.11.Постановление Правительства «О комплексе мер по развитию и
государственной поддержке малых предприятий в сфере материального
производства и содействию инновационной деятельности» от 31.12.1999 г. №
1460 // СЗ РФ. – 2000. - №2.
1.12.Постановление Правительства РФ «О мероприятиях по развитию
лизинга в РФ на 1997-2000 г.г.» от 21.07.1997 г. № 915 // СЗ РФ. - 1997. № 30.
1.13.Постановлением Правительства РФ «Об утверждении Положения о
лицензировании лизинговой деятельности в РФ» от 26.02.1996 г. № 167 // СЗ
РФ. - 1996. - №10.
1.14.Постановление Правительства «О государственной поддержке развития
лизинговой деятельности в Российской Федерации» от 27 июня 1996 года №
752 // СЗ РФ. - 1996. - № 27. - Ст. 3279; 1999. - № 29. – Ст.4412.
1.15.Приказ Министерства финансов РФ «Об отражении в бухгалтерском
учете и отчетности лизинговых операций» от 25 сентября 1995 г. № 105 //
Справочно-информационная система «ГАРАНТ».
1.16.Письмо ГТК РФ «О таможенном оформлении товаров, временно
ввозимых в рамках лизинговых соглашений» от 20.07.1995 г. № 01-13/10268 //
Справочно-информационная система «ГАРАНТ».
72
1.17.Временное
положение
о
лизинге,
утверждено
постановлением
Правительства РФ «О развитии лизинга в инвестиционной деятельности» от 29
июня 1995 г. № 633 // СЗ РФ. - 1995. - № 27. - Ст. 2591.
1.18.Письмо Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ от 6
июля 1994 г. № П-1-24/1528 и Министерства финансов РФ от 1 июля 1994 г. №
9-3-1 «Временный порядок обеспечения агропромышленного комплекса
продукцией машиностроения на лизинговой основе» // Справочно-правовая
система «ГАРАНТ».
1.19. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 14.03.2014 N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором
выкупного лизинга» // СПС « КонсультантПлюс».
1.20. Постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 N 4245/12 по делу N
А40-139353/10-157-1165 //СПС «Консультант Плюс».
1.21.Постановление Президиума ВАС РФ от 05.06.2012 N 13049/11 по делу
N А29-7557/2010 // СПС «КонсультантПлюс».
1.22. Постановление Президиума ВАС РФ от 24.04.2012 N 16848/11 по делу
N А07-2067// СПС «КонсультантПлюс».
1.23. Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 N 16533/11 по делу
N А56-2946/2011 // СПС «КонсультантПлюс».
1.24. Постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 N 13135/11 по делу
N А40-100067/09-157-756 // СПС «КонсультантПлюс».
1.25. Постановление ФАС Московского округа от 10.10.2012 по делу N А4039599/11-24-238 // СПС «КонсультантПлюс».
1.26. Постановление ФАС Московского округа от 09.10.2012 по делу N А40100783/10-109-834 77// СПС «КонсультантПлюс».
1.27.Решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 28.03.2017 по
делу N А71-1091/2017. Требование: О взыскании долга по соглашению об
уступке прав и переводе долга по договорам финансовой аренды (лизинга)//
СПС «КонсультантПлюс».
73
1.28. Решение Арбитражного суда Пензенской области от 18.01.2017 по
делу N А49-13583/2016. Требование: Об изъятии предмета лизинга, взыскании
задолженности
по
договору
финансовой
аренды
(лизинга)
//СПС
«КонсультантПлюс».
1.29. Определение Верховного Суда РФ от 28.03.2017 по делу N 305-ЭС1617914, А40-96003/2015. Требование: О взыскании задолженности по договорам
лизинга и пени // СПС «КонсультантПлюс».
1.30.Определение Верховного Суда РФ от 23.03.2017 по делу N 307-ЭС163765(4,5),
А66-4283/2014
Требование:
О
признании
недействительным
контракта и применении последствий его недействительности // СПС
«КонсультантПлюс».
1.31.Постановление АС СЗО от 05.08.2016 по делу N А56-63107/2015).
Требование: О признании права собственности на предмет лизинга // СПС
«КонсультантПлюс».
1.32. Постановление АС СЗО от 03.05.2017 по делу N А56-62821/2016).
Требование:
О
недействительности
договора
лизинга
//
СПС
«КонсультантПлюс».
2. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
2.1. Александров Г.А. Передача оборудования в лизинг //Прогосзаказ.рф,
- 2017. - N 9.
2.2 Аверьянов О.В. Особенности лизинга предприятий // Юрист. - 2008. № 5.
2.3 Аушев М.М., Кашин В.А. Налоги и регулирование лизингового предпринимательства // Финансы. - 2007. - № 11.
2.4 Балтус П., Майджер Б. Школа европейского бизнеса //Лизингревю. 1999. - №1.
2.5 Боровинская Н.А., Комарова СВ. К вопросу о понятии договора
лизинга // Юрист. - 2008. - № 12.
74
2.6 Брагин А. Выбор балансодержателя предмета лизинга // Финансовый
директор. – 2007. - № 5.
2.7.Бурсулая Т. Страховое возмещение. Как отразить в учете утрату
застрахованного предмета лизинга //Финансовая газета, 2017.- N 28.
2.8.Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Договоры о
передаче имущества. Книга 2. ( Изд.4-е) М., 2012. Статут.
2.9.Васильев Г.И. Лизинг; международный аспект // Деньги и кредит. –
2004. - № 2.
2.10.Васильев Н.М., Катырин С.Н., Лепе Л.Н. Лизинг: организация,
нормативно-правовая основа, развитие. - М., 2003.
2.11.Вахитов Д.Р., Тазиев И.В., Тимирясов В.Г. Лизинг: зарубежный опыт
и российская практика. Казань: Таглимат, 2003. - 92 с.
2.12. Воронцова А.А. Предмет лизинга (Подготовлен для системы
КонсультантПлюс, 2017).
2.13. Газман В. Российский лизинг нуждается в законодательной
поддержке// Хозяйство и право.- 2006. - №1.
2.14.Горемыкин В.А. Правовые основы лизинговых отношений // Финансовый менеджмент. - 2007. - № 1-3.
2.15.Гражданское право: В 3-х томах. Учебник. Издание второе,
переработанное и дополненное. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.:
«ПБОЮЛ Л.В. Рожников». 2015.
2.16.Долгополов П.С. Лизинг (Подготовлен для системы КонсультанПлюс,
2018)
2.17.Гражданское право: В 2 т.: Учебник (том 2) (под ред. Б.М. Гонгло).Статут, 2016.
2.18. Громов С.А. Общее сальдо встречных обязательств по нескольким
договорам лизинга при банкротстве лизингополучателя. Комментарий к
Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от
02.05.2017
N
305-ЭС16-20304
//
Российской Федерации. – 2017.- N 5.
Вестник
экономического
правосудия
75
2.19. Дурново Д.В. Инвестиции в СЭЗ //Жилищно-коммунальное хозяйство:
бухгалтерский учет и налогообложение. – 2017.- N 11.
2.20.Егорова
П.В.,
Курило
В.В.
Некоторые
аспекты
правового
регулирования договора лизинга // Юрист. - 2008. - № 2.
2.21.Залесский В.В. Обязательственное право / Под ред. В.В. Залесского. М.,
1998.
2.22.Иванов А.И. Изменения закона о лизинге // Лизинг.- 2004. - № 4.
2.33.Калачева
О.Н.
Лизинговые
отношения
как
важный
источник
финансирования деятельности организаций малого и среднего бизнеса //
Аудитор, -2017.- N 11.
2.34. Кашкин В. А. Рынок лизинга в России // Финансовый директор. -2008.
- №5.
2.35.Кирилловых А.А. Правовые основы лизинга: учебно- практическое
пособие.М.: Юстицинформ. 2009.
2.36.Комментарий к Федеральному закону от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ
«О финансовой аренде (лизинге)» (постатейный) (Зуева М.В., Холкина М.Г.,
Канцер Ю.А., Тишин Р.В.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2016)
2.37. Киреева Л. Ставка по договору возвратного лизинга не может
превышать 20% стоимости активов //Финансовая газета.- 2017.- N 32.
2.38. Комментарий к Федеральному закону от 29 октября 1998г. №164-ФЗ «
О финансовой аренде (лизинге)
/ Под ред. Сапожникова Ю..В.
- М.:
Юстицинформ . 2010.
2.39. Козырева Л.А. Лизинг основных фондов в вопросах и ответах
//
Промышленность: бухгалтерский учет и налогообложение.- 2017.- N 11.
2.40. Марущак И.И. Виды лизинговых отношений //Лизинг. -2012.- №7.
2.41.Настин
П.С.
Формы
корпоративных
правоотношений
по
предоставлению информации, складывающихся в деятельности хозяйственных
обществ //Ленинградский юридический журнал.- 2016. - N 4.
2.42.Настин П.С. Субъекты корпоративных правоотношений //Российский
юридический журнал. – 2016.- N 5.
76
2.43.Никитин В.В. Присоединение лизингополучателя к лизингодателю //
Налог на прибыль: учет доходов и расходов.- 2017.- N 6.
2.44. Обзор практики рассмотрения арбитражными судами округов споров,
связанных с договором лизинга (первый квартал 2012г.) (Карасева С.Ю.) // СПС
«КонсультантПлюс».
2.45.
Соболь Г.С. Основные мошеннические схемы, применяемые при
совершении лизинговых сделок // Управление финансами и рисками в
лизинговых компаниях.-2009.- №1.
2.46. Тепкина А.В. Субсидии по договору лизинга, предоставляемые
субъектам
малого
и
среднего
предпринимательства
//Журнал
предпринимательского и корпоративного права.- 2017.- N 2.
2.47. Шпачева Т.В. Судебная практика по спорам, связанным с договором
лизинга //Арбитражные споры.-, 2017.- N 4.
2.48. Царев К. Лизинг взаймы //Банковское обозрение.- 2017.- N 11.
77
78
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа