close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Матюхин Андрей Андреевич. Обыск и выемка в российском уголовном процессе.

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Общий объем работы – 94 страницы.
Количество источников – 70.
Ключевые слова: уголовное судопроизводство, предварительное следствие,
следственные действия, обыск, выемка, неотложные следственные действия,
постановление суда на производство обыска и другие.
Краткая характеристика работы: Работа выполнена на тему «Обыск и выемка в
российском уголовном процессе».
Предмет исследования
- нормы конституционного и уголовно-
процессуального законодательства Российской Федерации, постановления
Пленума Верховного Суда РФ, судебная практика российских судов,
дореволюционное и советское законодательство, регулирующие производство
следственных действий (обыска, выемки) в Российской Федерации.
Цель исследования заключается в изучении проблем совершенствования
производства обыска и выемки в целях повышения эффективности их
правоприменения.
Для решения научных задач, направленных на достижение данной цели
использовались общенаучные и частно-научные методы исследования.
Магистерская диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих
пять параграфов, заключения и списка использованных источников.
В данной выпускной квалификационной работе проанализированы
правовая природа следственных действий, особенности исторического развития
правового регулирования обыска и выемки в уголовном процессе России,
специфические черты и порядок, условия производства обыска и выемки в
уголовном судопроизводстве в Российской Федерации.
По результатам проведенного исследования сделаны выводы, имеющие
определенное теоретическое и практическое значение, как в плане формулировки
рекомендаций по совершенствованию российского законодательства, так и в плане
использования материалов работы в учебных целях.
2
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ………………………………………………………………………..6
ГЛАВА 1. ИСТОРИКО – ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
ОБЫСКА И ВЫЕМКИ В РОССИЙСКОМ
УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ ………………………………………………….....12
1.1. Исторические этапы развития следственных действий в виде
обыска и выемки в российском уголовном процессе……………………………12
1.2. Понятие и сущность обыска и выемки в уголовном
судопроизводстве Российской Федерации …………………………………….…22
ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ОБЫСКА
И ВЫЕМКИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РФ ………………………..…...37
2.1.
Порядок производства обыска в российском уголовном
судопроизводстве ……………………………………………………………….…37
2.2.
Особенности производства выемки в уголовном процессе
Российской Федерации ………………..…………………………………….…….52
2.3.
Проблемы правоприменения обыска и выемки в
российском уголовном процессе.……………………………………….………..73
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………………..…83
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ...………………………...87
3
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
темы
исследования
обуславливается
тем,
что
признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина
являются
обязанностью
жизнедеятельности
государства
общества,
в
том
и
проявляются
числе
и
в
во
всех
сфере
сферах
уголовного
судопроизводства, назначение которого состоит в охране прав и законных
интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и в защите
личности от незаконного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
При расследовании преступлений с целью обнаружения и изъятия орудий
преступления, различных предметов, документов, имеющих значение для
уголовного
дела,
предварительное
похищенных
расследование,
ценностей
приходится
лицу,
осуществляющему
осуществлять
поисковые
познавательные действия. К числу следственных действий, в процессе которых
проводится поисковые действия, относятся обыск и выемка. Эти два
следственных действия неразрывно связаны друг с другом и важность обоих в
процессе получения доказательств очень велика.
Обыск и выемка могут значительно ограничивать гарантированные
Конституцией Российской Федерации право на личную неприкосновенность и
право на неприкосновенность жилища, что создает немало трудностей и
проблем в практической деятельности сотрудников правоохранительных
органов при проведении данных следственных действий.
Среди ученых-процессуалистов ведется оживленная дискуссия по поводу
оснований и порядка проведения обыска, а также выемки при производстве
уголовных дел, что, в конечном счете, привело к неоднозначному пониманию
ряда вопросов, связанных с производством данных следственных действий.
В настоящее время обыск и выемка являются одними из наиболее
эффективных следственных действий, направленных на получение, прежде
всего, вещественных доказательств, а также изобличение подозреваемых в
совершении преступлений. В частности, в 2017 году суды удовлетворили почти
4
200 тысяч ходатайств судов на обыск, выемку или осмотр жилища по
уголовным делам, а также выемку вещей, сданных в ломбарды, следует
из данных Верховного суда. С 2007 года по 2017 год число одобренных судами
ходатайств выросло на 42 %1. При этом следует отметить, что производство
данных следственных действий сопряжено с существенным ограничением
конституционных прав и свобод граждан. Потребностью сочетать данные
интересы
вызван
быстрый
рост
нормативно-правового
регулирования
институтов обыска и выемки в Уголовно-процессуальном кодексе Российской
Федерации.
Таким образом, представляется обоснованным уточнить особенности,
основания и условия производства обыска и выемки в уголовном процессе в
целях выявления пробелов в действующем законодательстве, следствием
которых является незаконное производство вышеуказанных следственных
действий, а, следовательно, нарушение конституционных прав и свобод
граждан.
Изложенные обстоятельства свидетельствуют об актуальности темы
магистерской диссертации и необходимости детального исследования обыска и
выемки как следственных действий
Степень научной разработанности темы исследования. Проблемам
исследования особенностей производства обыска и выемки в российском
уголовном процессе посвящено большое количество монографических и
диссертационных исследований, это работы В.Н. Бутова, А.В. Варданяна, Б.Я.
Гаврилова, Л.В. Головко, К.Ф. Гуценко, Е.А. Доля, П.С. Ефимичева, А.Н.
Иванова, В.В. Кальницкого, М.А. Ковалева, В.М. Коронукова, Л.Б. Красновой,
В.Н. Курченко, В.А. Мальцева, И.Л. Петрухина, А.В. Писарева, А.П. Рыжакова,
С.Б. Россинского, А.А. Фатьянова, В.И. Филенко, Г.П. Химичевой, и др.
Изложенные в этих работах научные взгляды послужили основой для моей
работы.
1
https://kompromat1.info/articles/62850-maskishou_v_kazhdyj_dom_pochemu_k_rossijanam_prihodjat_s_obyskami_vse_chashche
5
Объектом
исследования
является
совокупность
общественных
отношений, связанных с правовым регулированием производства обыска и
выемки в Российской Федерации.
Предмет исследования
- нормы конституционного и уголовно-
процессуального законодательства Российской Федерации, постановления
Пленума Верховного Суда РФ, судебная практика российских судов,
дореволюционное и советское законодательство, регулирующие производство
следственных действий (обыска, выемки) в Российской Федерации.
Цель исследования заключается в изучении проблем совершенствования
производства обыска и выемки в целях повышения эффективности их
правоприменения.
Поставленная цель предопределила задачи исследования:
-
изучить историю становления института обыска и выемки в
уголовном процессе России;
-
определить понятие и сущность следственных действий, в том
числе обыска и выемки в уголовном судопроизводстве Российской Федерации;
-
проанализировать особенности порядка и условий осуществления
обыска и выемки;
-
проанализировать практику правового регулирования производства
обыска и выемки в законодательстве Российской Федерации, выявить и
раскрыть особенности, влияние на формирование механизма реализации
гарантий личных свобод, закрепленных правовыми актами;
-
выработать
предложения
по
совершенствованию
уголовно-
процессуального законодательства.
Методология исследования. При написании диссертации применялись
диалектический
метод,
а
также
частно-научные
методы,
такие
как
исторический, логико-юридический, статистический и другие.
Теоретическую
базу
исследования.
Изучались
труды
ученых-
теоретиков в области уголовно-процессуального права: В.П. Божьева, В.Н.
Бутова, А.В. Варданяна, Б.Я. Гаврилова, Л.В. Головко, А.П. Гуськовой, К.Ф.
6
Гуценко, Е.А. Доля, П.С. Ефимичева, А.Н. Иванова, В.В. Кальницкого, В.Н.
Карагодина,
М.А.
Ковалева,
В.М.
Коронукова,
А.П.
Рыжакова,
С.Б.
Россинского, А.А. Фатьянова, В.И. Филенко, Г.П. Химичевой, А.С. Шейфера и
др.
Правовая основа исследования состоит из: Конституции Российской
Федерации; Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.
Эмпирическую базу исследования составили материалы обобщения
судебной практики по уголовным делам, постановления пленума Верховного
Суда РФ, решения судебных коллегий по уголовным делам Верховного Суда
РФ, Орловского областного суда за период 2015 – 2017 годов.
Теоретическая
и
практическая
значимость
диссертационного
исследования заключается в том, в работе выявлены и исследованы
проблемные
вопросы
реализации
положений
уголовно-процессуального
законодательства, регламентирующих процессуальный порядок производства
обысков и выемок различных видов. В результате этого установлены причины
и условия неполной реализации при производстве данных следственных
действий органами предварительного следствия и дознания международноправовых принципов, а также стандартов охраны прав человека и гражданина
на личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища, личную и иную
охраняемую законом тайну. Собранный, обобщенный и проанализированный
материал
определяет
приоритетные
направления
его
использования:
сформулированные в исследовании положения и выводы могут найти
применение
в
дальнейшем
научном
исследовании
проблем
правового
регулирования института обыска и выемки в уголовном судопроизводстве
Российской Федерации.
Структура магистерской диссертации определена целями и задачами
исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, которые включают
5 параграфов, заключения, списка использованной литературы.
Положения, выносимые на защиту:
7
1. В истории развития уголовно- процессуальных институтов обыска и
выемки необходимо выделить следующие этапы развития:
1.этап обвинительного архаичного процесса от Русской Правды (XI в.) до
принятия Соборного Уложения (1649 г.),
2.этап становления и развития инквизиционного процесса, длительный период
от принятия Судебника 1497 г. до Свода законов Российской империи 1832 г.,
3.этап становления и развития современного состязательного процесса, начало
которому было положено принятием Устава уголовного судопроизводства 1864
г., базирующийся на основных положениях о приоритете прав граждан,
неприкосновенности жилища и собственности, уважении тайны личной жизни
и коммерческой тайны и др., их законодательном, а в последующем
международно-правовом и конституционно-правовом закреплении, разделении
функций
органов
дознания,
предварительного
следствия
и
суда
при
применении исследуемых мер процессуального принуждения.
2. «Обыск» и «выемка» - это комплексный правовой институт,
регулирующий
поисковые
правоохранительных
ограничение
органов,
действия
представителей
направленные
свободы
владения,
на
судебных
временное
и
досудебное
пользования
и
распоряжения определенными вещами, предметами и веществами, права на
личную
неприкосновенность
физически
задержанного
при
пресечении
правонарушения лица, а также ограничение прав на конфиденциальность
информации различных участников уголовного судопроизводства, в целях
создания надлежащих условий для изучения судом соответствующих вещей,
предметов, веществ и информации, решения вопросов их доказательственного
значения и последующей принадлежности, обоснованности задержания и
ареста подозреваемого и обвиняемого.
3. Анализ правоприменительной практики обыска и выемки в уголовном
процессе РФ, позволяет сформулировать типичные процессуальные нарушения,
которые можно разделить на следующие группы:
1.Проведение обыска и выемки при отсутствии оснований к этому;
8
2.Процессуальные нарушения порядка производства обыска;
3.Нарушения процедуры оформления хода и результатов обыска (в рамках
составления протокола).
4.
На основании анализа практики необходимо внести изменения в
некоторые нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а
именно - дополнить ч.4 ст. 182 УПК РФ указанием на обязанность следователя
вручать лицу, у которого производится обыск, копию постановления о
производстве обыска или судебного решения; б) уточнить формулировку ч.6 ст.
182 УПК, предусмотрев возможность принудительного вскрытия следователем
не только запертых помещений, но и хранилищ, а также иных объектов; в)
предусмотреть возможность привлечения к производству обыска представителя
жилищно-эксплуатационной организации в случае, когда владелец жилища
отсутствует по какой-либо причине; г) узаконить производство личного обыска
до возбуждения уголовного дела в случаях, не терпящих отлагательства.
9
ГЛАВА 1. ИСТОРИКО – ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
ОБЫСКА И ВЫЕМКИ В РОССИЙСКОМ
УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
1.1 . Исторические этапы развития следственных действий в виде
обыска и выемки в российском уголовном процессе
Совершенствование
законодательного
следственных действий ставится
регулирования
различных
прямую зависимость от особенностей
зарождения и формирования соответствующих уголовно-процессуальных
институтов. В полной мере это относится к институтам обыска и выемки,
проблема происхождения и развития которых в российском уголовном
процессе до сих пор вызывает научные споры среди ученых.
Если в западноевропейском праве понятие обыска (quaerere) со времен
древнеримских Законов XII таблиц определялось как действия, направленные
на поиск вещей1, на что указывает сама конструкция данного термина (aererum
- то, что во владении), то в русском праве такая определенность отсутствует.
Представления об обыске как осмотре чего-либо или кого-либо с целью
обнаружения
материальных
следов,
улик
преступления
или
самих
подозреваемых лиц долгое время не были закреплены в законах Руси и
Московского
царства.
Поэтому
в
научных
публикациях
встречаются
утверждения о том, что «история обыска берет начало с XV века как
розыскного действия, именуемого повальным»2. Более древние памятники
русского архаичного права, такие как Русская Правда (XI - XIII вв.) и
Псковская судная грамота (конец XIV в.), содержат ряд норм, указывающих на
физический поиск как подозреваемых в преступлении лиц, так и связанных с
преступлением вещей, следов. «По делам о личных оскорблениях, - пишет О.В.
Мисюта И.А. О развитии института обыска и выемки в розыскном уголовном процессе //История государства
и права. 2015. № 20.
2
Бакиров А.А. Уголовно-процессуальные аспекты производства обыска и выемки. Дисс. ... канд. юрид. наук.
Уфа, 2009. С. 14
1
10
Бобровский,
-
к
таким
следам
относились:
кровоподтеки,
ссадины,
кровоточащие раны и т.д., которые назывались «знамением»; по делам о кражах
- найденные в жилище краденые вещи, по делам об убийстве - наличие в
жилище у обвиняемого трупа, которые объединялись одним понятием
«поличное»1. Кроме того, в ст. 17 Краткой редакции Русской Правды
встречается норма о преследовании виновного в имении его господина. В
статье 57 Псковской судной грамоты говорится об обязанности собственника
имения впустить «в хором обыскивати» приставов, истца и представителей
местной общины, исполнявших функции понятых, а в ст. 60 прямо указывается
на обязанность приставов «ино дом его (обвиненного в краже, татьбе)
обыскать, и знайдут в дому его что полишное, и он тот же тать» 2. Таким
образом, выемка поличного выступала результатом «обыска» именно как
поискового действия 3.
Законодательные акты эпохи формирования Русского централизованного
государства и становления розыскного (инквизиционного) уголовного процесса
также содержат упоминания о выемке «поличного», «опознании краденого»,
«описи и взятии имущества» обвиняемого. Так, в ст. 14 Судебника 1497 г.
содержалась норма об обязанности провести обыск у подозреваемого для
обнаружения поличного4. Статья 21 Судебника 1550 г. определяла порядок
изъятия поличного, а также указывала на иные следственные функции проведение повального обыска. Согласно статье 52 данные повального обыска
требовали подтверждения либо поличным, либо собственными признаниями
подозреваемого5.
Царский
наказ
Белозерским
губным
старостам
и
целовальникам 1571 г. содержал достаточно подробные правила задержания
Бобровский О.В. Уголовный и гражданский процесс по Русской Правде. Дисс. ... канд. юрид. наук. Тольятти,
2007. С. 7.
2
Российское законодательство X - XX веков: в 9 т. Т. 1. Законодательство Древней Руси. М.: Юрид. лит. 1984.
С. 370.
3
Осипов А.В. Исторические аспекты производства обыска: от Русской Правды до Соборного уложения 1649 г.
// Правовая система общества: преемственность и модернизация: материалы Всерос. науч.-практ. конференции.
Барнаул, 4 - 5 окт. 2012 г. Барнаул, Изд. АГУ, 2013. С. 212.
4
Российское законодательство X - XX веков: в 9 т. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления
Русского централизованного государства. М.: Юрид. лит. 1985. С. 74.
5
Российское законодательство X - XX веков: в 9 т. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления
Русского централизованного государства. М.: Юрид. лит. 1985. С. 74.
1
11
подозреваемого, описи его имущества, опечатывания и хранения до окончания
дела1.
Следовательно, к моменту принятия первых общерусских судебников,
как пишет К.Д. Муратов, порядок производства обыска-выемки определялся в
основном обычно-правовыми нормами2. Особенностью очередного этапа его
регулирования
стало
казуальное
законодательное
закрепление
соответствующих действий представителей судебно-следственных органов,
установление
протоколирования,
определение
значения
тех или
иных
доказательств. При этом обыск-выемка не оставался самостоятельным
следственным
действием,
а
выступал
как
некий
факультативный,
вспомогательный этап обыска-допроса, взятие поличного либо захвата
обвиняемого лица.
Такое положение сохранялось в отечественном законодательстве и после
принятия Соборного уложения 1649 г., содержавшего лишь отдельные нормы о
выемке поличного с приставом и понятыми (ст. 87), пытке приведенного с
поличным лица (ст. 50), пытке лица, препятствовавшего выемке поличного (ст.
57)3. В качестве самостоятельного доказательства результаты обыска-выемки
не рассматривались и в нормативных актах XVIII в., регулирующих судебноследственную деятельность представителей имперской администрации: в
«Кратком изображении процессов» Петра I (1722 г.) и Уставе благочиния (1782
г.). В рамках данного подхода обеспечивались максимально возможная свобода
усмотрения и оперативность в действиях судебно-следственных органов, а
также в оценке полученных результатов и допустимости ограничений прав
участников следственных действий.
Лишь в Своде законов Российской империи 1832 г. говорилось об обыске
и выемке именно как о способах собирания доказательств, не проводя ясного
Карлеба В.А., Яковлева Л.В. Исторический очерк первоначального этапа развития уголовного
судопроизводства в России // Общество и право. 2007. № 3 (17). С. 34.
2
Муратов К.Д. Сущность, значение и правовые последствия выемки по уголовным делам. Дисс. ... канд. юрид.
наук. Екатеринбург, 2011. С. 6 - 7.
3
Мордовский П.С. Обыск как следственное действие в истории дореволюционной России // "Черные дыры" в
российском законодательстве. 2007. № 4. С. 434
1
12
разграничения этих действий. Статья 94 Свода обязывала «выемщика»
обыскать домовладение с привлечением «приличного числа» понятых. В его ст.
97 содержался запрет на причинение имущественного вреда при производстве
обыска или выемки и т.д. Такая конструкция позволяла рассматривать выемку
именно как элемент обыска, а поисковые мероприятия - как ее этап1.
Следующий
этап
обусловлен
принятием
Устава
уголовного
судопроизводства2 от 20 ноября 1864 г. Впервые в России был применен
системный подход к формированию института следственных действий как
упорядоченного, внутренне согласованного и взаимообусловленного комплекса
процессуальных
действий,
направленных
на
собирание
и
проверку
доказательств. В Уставе следственные действия компактно закреплены во
втором разделе «О предварительном следствии», в нескольких его главах четвертой, пятой и седьмой, а в главах второй и девятой определены
соответственно условия производства предварительного следствия, включая
производство следственных действий, и правила их протоколирования.
Следственные действия регламентировались в логической последовательности,
отражающей типичный ход предварительного расследования по уголовному
делу, - осмотр, освидетельствование, обыск, выемка, допрос обвиняемого,
свидетеля. К сожалению, законодатель того времени не установил компактного
и исчерпывающего перечня следственных действий. Этот недостаток, как
справедливо отмечается в литературе 3, стал «хроническим» для последующих
российских уголовно-процессуальных кодексов, что приводило и приводит в
настоящее время к затяжным дискуссиям ученых по этому вопросу и в
определенной степени дезориентирует практику. Вместе с тем ни в Уставе, ни в
его толкованиях Сенатом, объединяющим и направляющим всю деятельность
судебных учреждений «по правильному и единообразному применению
Бакиров А.А. Уголовно-процессуальные аспекты производства обыска и выемки. Дисс. ... канд. юрид. наук.
Уфа, 2009. С. 14
2
Устав уголовного судопроизводства Российской империи (1864 г.) // Российское законодательство X - XX вв.
Т. 8. Судебная реформа. М., 1991. С. 145 - 164.
3
Трухачев В.В., Барсукова Т.В. Возникновение и развитие системы следственных действий // Комплексные
меры - ключевой фактор стабилизации производства и решения социальных проблем: Сб. науч. тр.: В 2 ч.
Воронеж: Истоки, 2003. Ч. 2. С. 37.
1
13
законов», не было дано определений понятий осмотра, освидетельствования,
обыска и выемки. Не было единства мнений у авторитетных ученых при
формулировании дефиниций понятий «обыск» и «выемка». Так, И.Я.
Фойницкий считал, что «осмотр, производящийся в жилых помещениях,
получает техническое название обыска. Выемка есть взятие каких-либо
предметов внешнего мира для приобщения их к делу, производящееся
обыкновенно при обыске, но возможное и независимо от обыска» 1.
П.В. Макалинский полагал, что «обыск есть розыскание в известном,
определенном месте скрываемых обвиняемых или предметов, необходимых для
разъяснения
состава
преступления
и
виновности
или
невиновности
обвиняемого, а выемка - последствие обыска, взятие найденного»2.
В.К. Случевский отмечал, что «действия, предпринимаемые органами
следственной власти с целью разыскания... вещественных доказательств,
выражаются в обысках, а также выемках, как результат их»3.
Анализ закрепленной в Уставе процедуры обыска и выемки, исходя из
позиций ученых того времени позволяет сделать вывод о двуедином понимании
их сущности: 1)
как
единого
следственного
действия,
когда
обыск
осуществлялся для отыскания предметов, имеющих значение для дела, или
самого обвиняемого, а выемка - для изъятия обнаруженного при обыске; 2) как
действий самостоятельного значения, когда обыск можно было провести без
выемки, а выемку - без обыска, о чем свидетельствуют правила ст. 359 и 371
Устава, где обыск и выемка упоминаются с использованием разделительного
союза
или,
и ст.
267
Устава,
регламентировавшей порядок
выемки
вещественных доказательств.
Отсутствие в Уставе уголовного судопроизводства, как, впрочем, и в
ныне действующем Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации,
указания
на
возможность повторного производства
некоторых других
Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. СПб., 1996. Т. 2. С. 322.
Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей. 6-е изд. СПб., 1907. С. 326.
3
Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Ч. 2: Судопроизводство / Под ред. В.А. Томсинова.
М.: Зерцало, 2008. С. 50.
1
2
14
следственных действий, не исключало повторного проведения осмотра места
происшествия и обыска. В современной системе следственных действий
принято выделять группу следственных действий, именуемых неотложными. В
отечественном дореволюционном уголовно-процессуальном законодательстве
это понятие отсутствовало (впервые термин «неотложные следственные
действия» появился в ст. 29 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и
союзных республик 1958 г.). Вместе с тем ст. 258 Устава предусматривала
следственные действия, не терпящие отлагательства. Полиции предписывалось
в случаях, когда «застигнуто совершающееся или только совершившееся
преступное деяние», а «следы преступления могли бы изгладиться», заменять
судебного следователя в осмотрах, освидетельствованиях, обысках и выемках.
В то же
время
полиции запрещалось допрашивать свидетелей,
обвиняемых, за исключением случаев, когда «кто-либо из них оказался тяжко
больным и представилось бы опасение, что он умрет до прибытия
следователя». По этому поводу составители судебных уставов отмечали
следующее: «по важности формальных допросов, производство их должно быть
отнесено к обязанностям судебных следователей, а не полицейских чинов, от
которых не требуется качеств, необходимых для судьи, а снятие допросов
принадлежит к действиям чисто судебного свойства».
Вследствие запрета на производство допроса полиция не имела права на
вызов и привод свидетеля, который не обязан был давать показания полиции,
действующей как орган дознания. Полиция даже не имела права на составление
какого-либо протокола, в котором показания были бы засвидетельствованы
подписью иных, кроме дознавателя, лиц. В инструкции прокуроров судебных
палат чинам полиции предписывалось: «Сведения, собранные полицией при
дознании, заносятся с указанием источника, из которого они получены, в один
общий акт, за подписью только одного должностного лица, производившего
дознание»1.
1
Муравьев Н.В. Инструкция чинам полиции округа С.-Петербургской судебной палаты. СПб., 1884. С. 5.
15
Несмотря на это полиция стремилась к составлению протоколов,
подписанных свидетелями и иными лицами, «для того чтобы оградить себя от
нареканий или обвинений в неправильности действий»1, но показания,
записанные в таких протоколах, нередко опровергались на следствии и на суде.
В
Уставе
следственные
последовательности,
расследования,
действия
отражающей
регламентировались
типичный
ход
в
логической
предварительного
- осмотр, освидетельствование, обыск, выемка, допрос
обвиняемого, свидетеля, но без формулирования их понятий.
Кроме
того,
данным
актом
были
закреплены
такие
принципы
производства обыска и выемки, как проведение мировым судьей или по его
поручению (ст. 105) и под его контролем (ст. 107); обязательное участие двух
понятых и трех лиц, участвующих в деле (ст. 108), в присутствии самого
обыскиваемого или старших членов его семьи (ст. ст. 110, 358) - если
обыскивается жилище. В соответствии со ст. 357 УУС основаниями для
производства обыска и выемки в домах и других жилых помещениях
признавались наличие основательного подозрения, что в этих местах скрыты
обвиняемый, или предмет преступления, или вещественные доказательства,
необходимые для объяснения дела. В соответствии со ст. 258 УУС полиция
могла по собственной инициативе производить обыски и выемки лишь в
случаях, не терпящих отлагательства, с обязательным уведомлением судебного
следователя (мирового судьи). Конкретные правила производства обыска и
выемки были объединены в специальной главе (ст. 361 - 370 УУС)2.
Кроме того, дополнительно регламентировался порядок производства
выемки по делам о государственных преступлениях (ст. 1035), по делам
казенных управлений (ст. 1050 - 1051) и в местах, находящихся под
специальным правовым режимом (воинские части, культовые здания, дворцы,
Семенцов В.А. Следственные действия по Уставу уголовного судопроизводства //Актуальные проблемы
российского права. 2014. № 4.
2
Бакиров А.А. Порядок производства обыска по Уставу уголовного судопроизводства 1864 года // Актуальные
вопросы государства и гражданского общества на современном этапе. Материалы междун. науч.-практ.
конференции, посв. 450-летию вхождения Башкирии в состав России (10 - 11 апреля 2007 года) / отв. ред. З.Д.
Еникеев. Уфа: РИЦ БашГУ, 2007 С. 32 - 37.
1
16
дипломатические представительства, почтовые учреждения и др.)
Анализ
данных положений позволяет утверждать, что в УУС произошло разделение
обыска и выемки как самостоятельных следственных действий. При этом
основное внимание законодатель уделял именно регулированию выемки как
более распространенного на практике следственного действия1.
Законом от 30 октября 1878 г. Устав был дополнен ст. 368.1,
предоставившей следователю право осмотра и выемки корреспонденции с
санкции окружного суда и в присутствии должностного лица почтовотелеграфного ведомства. Причем допускались осмотр и выемка только той
корреспонденции, которая поступала от имени или на имя лиц, привлеченных к
уголовному делу в качестве обвиняемых2.
В последующем в условиях войны, роста революционного движения и
дезорганизации прежней системы правоохранительных органов произошел
значительный рост количества субъектов, наделенных правом производства
оперативно-розыскных действий, дознания и неотложных следственных
действий, включая обыски и выемки, наложение арестов на имущество и
конфискации. На ограничение подобной практики ориентировался Уголовнопроцессуальный кодекс РСФСР от 25 мая 1922 г., действовавший с различными
изменениями и дополнениями вплоть до 1963 г. Однако в ст. ст. 175 и 186
Кодекса объем нормативного регулирования рассматриваемых институтов
существенно сократился, а от большинства прежних правовых гарантий
законодатель и вовсе отказался.
С принятием Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных
республик 1958 г.3 были предприняты некоторые меры по укреплению
законности при производстве обысков и выемок, а также расширению
процессуальных полномочий следователей на ранних этапах расследования.
Сажаев А.М. Выемка как следственное действие: история развития и современность // Расследование
преступлений: проблемы и пути их решения: сборн. науч.-практ. трудов. М., 2013. Вып. 1. С. 174 - 175.
2
Судебные уставы 20 ноября 1864 г., с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные
Государственной канцелярией: В 5 ч. 2-е изд., доп. и изм. СПб., 1867. Ч. 2. С. 153.
3
Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик: Закон СССР от 25 декабря 1958 г.: по
сост. на 28 ноября 1989 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. № 1. Ст. 6.
1
17
Принятый в соответствии с Основами новый Уголовно-процессуальный кодекс
РСФСР от 27 октября 1960 г. посвятил вопросам регулирования выемки и
обыска ст. 167 - 174, не восстановив ни судебное санкционирование
производства
данных
следственных
действий
(было
закреплено
санкционирование производства обыска в жилище и наложение ареста на
почтово-телеграфную корреспонденцию прокурором), ни судебный контроль за
действиями органов дознания и следователя на ранних этапах расследования.
При этом ст. 171 УПК РСФСР (1960 г.) прямо предписывала следователю
ограничиться при выемке изъятием предметов и документов, могущих иметь
отношение к делу. Предметы и документы, запрещенные к обращению,
подлежали изъятию независимо от их отношения к делу. Разделение обыска и
выемки проводилось как по степени ограничения прав лиц, у которых
производятся
обыск
или
выемка,
по
соответствующим
способам
санкционирования решения следователя (прокурора или лица, производящего
дознание), так и по исходной информации. При обыске подлежащие изъятию
объекты, как правило, известны ориентировочно и их необходимо отыскать,
тогда как выемке подлежат вполне определенные предметы или документы,
место нахождения которых известно. В ходе обыска изымаются любые вещи,
предметы и следы, имеющие отношение к делу, трупы (их части), вещи и
вещества,
гражданский
оборот
которых
ограничен,
хранящиеся
у
обыскиваемых без надлежащих оснований (независимо от того, относятся они к
делу или нет), а также выявляется имущество, которое может быть
конфисковано или служить обеспечением гражданского иска, задерживаются
скрывающиеся подозреваемые и решаются другие вопросы.
По общему правилу производство обыска и выемки допускалось лишь с
момента
возбуждения
правоохранительных
непосредственно
уголовного
органов
выявленное
дела,
различные
что
порождало
проблемы
преступление.
На
в
практике
реагирования
практике
на
вместо
рассматриваемых действий либо проводились различные административные
мероприятия, либо обыск и выемка оформлялись протоколом осмотра, что не
18
способствовало укреплению гарантий прав граждан и организаций, с одной
стороны, и порождало споры о допустимости различных доказательств,
полученных в ходе данных мероприятий, с другой стороны.
С учетом вышеизложенного анализ эволюции уголовно-процессуального
регулирования институтов обыска и выемки позволяет выявить ряд этапов
развития исследуемых институтов в отечественном законодательстве:
- этап обвинительного архаичного процесса от Русской Правды (XI в.) до
принятия Соборного Уложения (1649 г.), характеризовавшийся преобладанием
обычно-правовых норм и закреплением первых инструкций административносудебным органам по проведению розыска поличного, его изъятию и
протоколированию. Поиск поличного и его выемка не различались между
собой, а также от ареста имущества и иных мер, обеспечивающих судебное
слушание;
- этап становления и развития инквизиционного процесса, длительный
период от принятия Судебника 1497 г. до Свода законов Российской империи
1832 г., характеризовавшийся преобладанием административно-правового
регулирования деятельности органов власти и должностных лиц по выявлению
поличного, а также различных следов преступления, захвату скрывшихся от
органов власти лиц, а также разделением обыска и выемки по способам
проведения;
- этап становления и развития современного состязательного процесса,
начало
которому
было
положено
принятием
Устава
уголовного
судопроизводства 1864 г., базирующийся на основных положениях о
приоритете прав граждан, неприкосновенности жилища и собственности,
уважении
тайны
законодательном,
личной
а
жизни
в
и
коммерческой
последующем
тайны
и
др.,
их
международно-правовом
и
конституционно-правовом закреплении, разделении функций органов дознания,
предварительного следствия и суда при применении исследуемых мер
процессуального принуждения.
19
1.2.
Понятие и сущность обыска и выемки в уголовном
судопроизводстве Российской Федерации
Расследование
преступлений
представляет
собой
сложный,
многогранный процесс выполнения задач уголовного судопроизводства. Одной
из главных задач расследования по уголовным делам является собирание,
проверка и оценка доказательств, под которыми понимаются «любые сведения,
на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель, следователь в
порядке, установленном действующим процессуальным законодательством,
устанавливает
наличие
или
доказыванию при производстве
отсутствие
по
обстоятельств,
уголовному делу,
а
подлежащих
также
иных
обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела» (ч. 1 ст. 74 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации). Основными способами
собирания, закрепления и проверки доказательств по уголовным делам
являются следственные действия, система которых, а также основания,
условия, порядок, цели их проведения закреплены в Уголовно-процессуальном
кодексе Российской Федерации. Однако, до сих пор в тексте Уголовнопроцессуального
кодекса
Российской
Федерации
отсутствует
понятие
следственных действий, что привело к истолкованию этой правовой категории
либо в широком смысле, то есть как всех тех действий, которые следователь
осуществляет на основе уголовно-процессуального закона, либо в узком
смысле, как действий познавательного характера. Нет ясности по вопросам о
том, какова система следственных действий, закрепленная законодателем в
названиях глав 24- 27
Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации, сущность фактических и юридических оснований, условия и общие
правила производства следственных действий, средства фиксации хода и
результатов их производства.
Различные аспекты проведения следственных действий в уголовном
судопроизводстве традиционно являлись и продолжают оставаться предметом
бурных дискуссий. Причем вплоть до настоящего времени в науке даже не
20
сложилось единого мнения относительно их понятия и сущности. Позиции
ученых разнятся и по поводу перечня следственных действий, а также по
целому
ряду
других
вопросов.
Указанные
теоретические
проблемы
обусловливают множество пробелов и недочетов в нормативной регламентации
как всего уголовного судопроизводства в целом, так и самих следственных
действий в частности.
Отсутствие
единообразного
подхода
законодателя
к
сущности
следственных действий неизбежно обусловливало и продолжает обусловливать
различные точки зрения, высказываемые по данному поводу в научных и
учебно-методических публикациях.
Несмотря
на
то что проблематика
следственных действий традиционно привлекала к себе повышенное внимание
как советских, так и современных процессуалистов и криминалистов, тем не
менее какие-либо единые, общепризнанные подходы в отношении их сущности
наукой до настоящего времени не выработаны. Вместе с тем, С.А. Шейфер
полагает, что все имеющиеся научные позиции можно условно разделить на две
традиционные группы - предполагающие трактование термина «следственные
действия» в широком либо в узком смысле1.
Широкий смысл как бы охватывает все процессуальные действия
следователя (дознавателя), невзирая на их цели и задачи. В частности, И.М.
Лузгин под следственными действиями понимал: а) действия, посредством
которых осуществляются собирание, проверка и исследование доказательств; б)
действия,
посредством
которых
регулируется
процесс
расследования,
определяются его границы, сроки и порядок проведения; в) действия,
связанные с предъявлением всего производства по делу соответствующим
участникам процесса2. Узкий подход к сущности следственных действий
связывает их с направленностью на достижение определенных задач
уголовного судопроизводства. Сторонники данного подхода, как правило,
олицетворяют следственные действия с собиранием новых или проверкой
1
2
Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: Юрлитинформ, 2001. С. 5 - 6
Лузгин И. М. Расследование как процесс познания. М.: ВШ МВД СССР, 1969. С. 58-59
21
имеющихся доказательств.
Вместе с тем следует обратить внимание на весьма различную степень
формализации тех или иных следственных действий. В отношении некоторых
из них предусмотрены достаточно жесткие правила производства. Например,
при проведении следственного осмотра, обыска, выемки или допроса
законодатель регламентирует буквально «каждый шаг» следователя или
дознавателя, тогда как производство следственного эксперимента или проверки
показаний
на
месте
носят
более
свободный
характер,
подчиняясь
преимущественно принципам уголовного судопроизводства и общим правилам
проведения следственных действий.
Анализ специальной литературы позволяет констатировать, что ученые,
осуществляющие свои исследования в области следственных действий, в
большинстве согласны с их досудебным характером и их проведением
исключительно следователем. Вместе с тем еще целый ряд авторов пытается
распространить сферу применения следственных действий как на досудебное,
так и на судебное производство, наделив таким образом правом их проведения
не только следователя, но и суд1.
Однако, распространение сферы применения следственных действий на
судебные стадии уголовного процесса приведет, в конечном счете, к
размыванию их процессуальной сущности и обусловит их смешение с
действительно
близкими
по
смыслу
судебными
процедурами,
предусмотренными гл. 37 УПК РФ. Ведь вполне очевидно, что, например,
допрос следственный и допрос судебный - действия однородные, направленные
на
получение
показаний
от
соответствующих
участников
уголовного
судопроизводства; в их основе лежат идентичные способы восприятия
субъектами познания обстоятельств объективной реальности, имеющих
значение для уголовного дела, и формирования ими соответствующих
мысленных образов. Подобную аналогию можно провести и в отношении
Хижняк Д.С. Процессуальные и криминалистические проблемы развития тактики следственных действий
(теоретический аспект): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов: СГАП, 2003. С. 11.
1
22
следственного и судебного осмотра, освидетельствования, эксперимента,
предъявления для опознания. Однако при этом также вполне ощутима и
разница между ними. Следственные действия производятся односторонне
лицом, осуществляющим уголовное преследование (о чем совершенно
справедливо пишет В.М. Быков), тогда как близкие им по своей познавательной
природе судебные действия проводятся судом в условиях гласности,
процессуального равенства и состязательности сторон. Вполне естественно, что
все эти факторы, обусловленные современной концепцией реализации
судебной власти, просто не могут не отразиться на процессуальных
особенностях действий, предусмотренных гл. 37 УПК РФ. Не случайно порядок
их
производства
регламентирован
законом
отдельно
от
следственных
действий1.
Кроме того, неотъемлемым признаком, характеризующим следственные
действия, является их познавательный характер, выраженный в направленности
на установление обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
Авторы, придерживающиеся данного подхода, в своем большинстве (С.А.
Шейфер, И.Е. Быховский, А.Б. Соловьев, В.А. Семенцов, В.М. Быков и др.)
пишут о том, что следственные действия проводятся в целях собирания новых
или проверки имеющихся доказательств 2.
Итак, несмотря на то что законодатель прямо предусматривает собирание
доказательств
в
качестве
одного
из
элементов
доказывания,
четкой
нормативной регламентации этого процесса в настоящее время не существует.
Ю.К. Орлов отмечает, что собирание доказательств представляет собой
довольно сложный процесс, состоящий, в свою очередь, из нескольких этапов
(подэлементов)
-
поиска
доказательств,
получения
доказательств,
процессуального оформления доказательств 3.
Принимая во внимание вышеприведенные, а также многие другие
Россинский С.Б. Сущность результатов невербальных следственных и судебных действий как доказательств
по уголовному делу // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. № 9. С. 91
2
Россинский С.Б. Уголовный процесс: Учебник. М.: Эксмо, 2009. С. 375
3
Орлов Ю.К. Проблемы теории доказательств в уголовном процессе. М.: Юристъ, 2009. С. 110 - 111.
1
23
высказанные по данному поводу позиции, можно сделать вывод, что собирание
доказательств представляет собой весьма пространную процессуальную
категорию, включающую различные по форме и содержанию элементы
деятельности дознавателя, следователя, суда, а также других участников
уголовного судопроизводства, предусмотренных ч. ч. 2 - 3 ст. 86 УПК РФ. В
условиях подобной неопределенности собирания доказательств сопоставление
этого процесса с целями следственных действий представляется весьма
сложным и неоднозначным.
Вместе с тем, цели производства следственных действий очень тесно
переплетены с собиранием и проверкой доказательств, но при этом они не
тождественны.
Собирание
и проверка
доказательств
-
это
процессы,
сопутствующие производству следственных действий, но вместе с тем
связанные скорее не с их целями, а с их содержанием, выраженном в
обнаружении,
восприятии,
исследовании,
фиксации
и
процессуальном
оформлении доказательственной информации. При этом целью следственного
действия, очевидно, является установление каких-либо новых сведений,
имеющих значение для уголовного дела, получение какой-либо значимой
доказательственной информации. Полагаем, что как раз в этом и проявляется
поисково-познавательный
характер
следственных
действий,
о
котором
постоянно упоминается в процессуальной и криминалистической литературе. В
этой связи мы не можем согласиться с позициями Г.А. Абдумаджидова, А.Б.
Соловьева,
В.М.
Быкова
и
Е.С.
Комиссаренко,
полагающими,
что
познавательная направленность - это признак, который, хотя и присущ всем
следственным
действиям,
но
не
выражает
их
сущности,
поскольку
познавательный характер носит все доказывание в целом. Следственные
действия всегда должны проводиться с перспективой расширения объема
познанных обстоятельств уголовного дела. В этом, на наш взгляд, и
заключается их гносеологическая природа. И именно этим они кардинально
отличаются от других близких процессуальных процедур, находящихся в
арсенале органов дознания и предварительного следствия.
24
Таким
образом,
все
вышеизложенное
позволяет
понимать
под
следственными действиями производимые следователем или дознавателем
(органом
дознания)
уголовно-процессуальные
действия
познавательного
характера, направленные на установление обстоятельств, имеющих значение
для уголовного дела. В этой связи следует поддержать позицию В.А.
Семенцова, предлагающего наконец закрепить понятие следственных действий
на законодательном уровне и внести соответствующий дополнительный пункт
в ст. 5 УПК РФ1.
Среди следственных действий, направленных на обнаружение искомых
предметов, особое место по праву занимает обыск. Обыск относится к одному
из важнейших следственных действий в структуре доказательственной
деятельности органов и должностных лиц, осуществляющих предварительное
расследование, в том числе направленной на возмещение вреда, причиненного
преступлением 2.
Выемка
-
есть
следственное
действие,
состоящее
в
изъятии
индивидуально-определенных предметов и документов, имеющих значение для
дела, если точно известно, где и у кого они находятся 3.
В современной трактовке Д.Ю. Манцуров под обыском понимает
«следственное действие, предпринимаемое следователем для отыскания и
изъятия орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным
путем, а также других предметов, могущих иметь значение для дела»4. Здесь
следует добавить заключение Д.Ю. Манцурова позицией о том, что обыск
проводится не только с целью поиска указанных объектов, что само собой
разумеется, но его проведение предполагает решение и такой задачи, как
возмещение вреда, причиненного преступлением.
В.А. Семенцов К вопросу о пополнении системы следственных действий негласными познавательными
приемами//Законы России: опыт, анализ, практика. № 4. апрель 2016 г.
2
Гриненко А.В. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 2-е
изд., перераб. и доп. М.: Эксмо, 2007. С. 456 - 458.
3
Шевчук А.Н. Основания и порядок производства выемки. Комментарий к ст. 183 УПК РФ // Комментарий к
Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. М.: ЭКМОС, 2002. С. 333.
4
Манцуров Д.Ю. Возмещение вреда потерпевшему в уголовном процессе. Хабаровск: Дальневосточный
юридический институт МВД России, 2008. С. 26.
1
25
В.А. Булатов отмечает, что обыск не только поисковое следственное
действие, но и как одно из процессуальных средств, реализуемых в
деятельности следователя по возмещению вреда, причиненного уголовно
наказуемым деянием. В частности, он отметил, что «деятельность следователя
по установлению и изъятию имущества (вещей, денег, ценных бумаг и т.п.), с
помощью которого может быть погашен причиненный ущерб, осуществляется
в ходе проведения обыска...»1.
Психологические аспекты производства обыска, по мнению М.И.
Еникеева, «призывают следователя (дознавателя) учитывать факт того, что
скрываемое жизненно значимое событие, страх перед изобличением, изъятием
имущества
создают
функционально
в
сознании
перестраивающий
обыскиваемого
всю
«очаг
аффектации»,
психическую
деятельность
обыскиваемого лица. Спонтанно формируются защитные механизмы» 2. В то же
время доводы М.И. Еникеева относительно сугубо психологического фона в
поведении обыскиваемого лица нуждаются в корректировке и дополнении.
Здесь следует отметить, что негативная реакция у обыскиваемого лица имеет
под собой также и процессуальный аспект. Определенные негативные реакции
обыскиваемого (замечания в адрес следователя (дознавателя), уклонение от
ответов на вопросы, задаваемые ему перед началом обыска) следует также
заносить в протокол следственного действия по примеру указания в нем
высказываний о добровольной выдаче имущества. В дальнейшем при
принудительном изъятии искомых объектов, обнаруженных в ходе поисковых
действий следователя (дознавателя), будет прослеживаться четкая связь между
реакцией обыскиваемого лица перед началом обыска с успешным окончанием
данного следственного действия и отысканием имущества, подлежащего
изъятию. На этом фоне четкие, уверенные действия следователя (дознавателя),
совместно с иными участвующими лицами (оперуполномоченный уголовного
Булатов В.А. Обеспечение следователем прав, законных интересов и безопасности потерпевших и свидетелей:
Учебное пособие / Под общ. ред. Н.И. Кулагина. 2-е изд., перераб. и доп. Волгоград: Волгоградская академия
МВД РФ, 2002. С. 41.
2
Еникеев М.И. Общая и юридическая психология (в двух частях): Учебник. Часть II: Юридическая психология.
М.: Юрид. лит., 1996. С. 365 - 366.
1
26
розыска, участковый уполномоченный сотрудник полиции, специалисткриминалист, инспектор-кинолог и др.), могут вызвать как чистосердечное
признание, так и добровольную выдачу искомого имущества, в том числе и
того, которое подлежит возврату потерпевшему в порядке возмещения вреда,
причиненного
дальнейшего
преступлением.
рассмотрения
Данный
аргумент
уголовного
дела
также
в
суде,
важен
так
и
как
для
судья,
ознакомившись с протоколом обыска, сможет более точно воспринимать все
детали его проведения и не ставить под сомнение достоверность полученных
результатов.
По общему правилу формой фиксации их факта, хода и результатов
выступает протокол
соответствующего следственного действия 1.
Иным
образом фиксируются результаты таких следственных действий, как судебная
экспертиза, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и
запись телефонных и иных переговоров, получение информации о соединениях
между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Особенностью их
процессуальной
конструкции
является
наличие
технического
этапа,
составляющего основное содержание следственного действия и производимого
не самим следователем, а иными лицами (судебным экспертом, специальным
подразделением органа дознания, оператором почтовой или электросвязи).
Соответственно, результаты производства указанных следственных действий
фиксируются не в протоколе, а в иных документах.
Общие
правила
составления
протокола
следственного
действия
закреплены в статье 166 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации.
По
факту
проведения
каждого
следственного
действия
составляется отдельный протокол. Недопустимо составление общего протокола
для нескольких следственных действий, производимых с разрывом во времени.
После составления протокол приобретает свойство неизменности, внесение в
него каких-либо поправок и исправлений категорически запрещается и
расценивается
1
как
фальсификация
доказательств.
При
необходимости
Уголовный процесс: Учебник / Отв. ред. А.В. Гриненко. 2-е изд., перераб. М.: Норма, 2009. С. 221.
27
уточнения обстоятельств, неправильно указанных в протоколе, требуется
произвести новое следственное действие и в его ходе зафиксировать
соответствующие факты. Протокол может быть написан от руки или
изготовлен с помощью технических средств (печатной машинки, принтера и
т.п.) (ч. 2 ст. 166 УПК РФ). Протокол следственного действия состоит из трех
частей: вводной, описательной и заключительной.
Во вводной части указывается:
-
наименование
протокола
(должно
соответствовать
названию
следственного действия);
- место и дата производства следственного действия, время его начала и
окончания с точностью до минуты (п. 1 ч. 3 ст. 166 УПК РФ);
- должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол (п. 2 ч. 3
ст. 166 УПК РФ);
- фамилия, имя и отчество всех участников следственного действия, в
необходимых случаях их адреса и другие данные о личности (для законного
представителя - степень родства с основным участником следственного
действия, для специалиста и педагога - должность или специальное
образование и т.п.) (п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК РФ);
- запись о разъяснении всем участникам следственного действия их прав,
обязанностей,
ответственности
и
порядка
производства
следственного
действия, удостоверенная подписями соответствующих лиц (ч. 10 ст. 166 УПК
РФ). Отсутствие такой записи или подписи участника приводит как минимум к
постановке
вопроса
о
признании
результатов
следственного
действия
недопустимым доказательством. Избежать этого можно лишь в том случае,
когда будет подтверждено, что данный пробел носит характер технической
ошибки;
- указание на технические средства, примененные при производстве
следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к
которым эти средства были применены, полученные результаты, а также
отметка о предупреждении всех участников следственного действия о
28
применении при его проведении технических средств (ч. 5 ст. 166 УПК РФ). В
правоприменительной практике в протоколах следственных действий в
качестве технических средств часто указываются компьютеры и принтеры,
используемые как печатные устройства при проведении следственного
действия. Думается, что относить их к техническим средствам в том смысле,
который вкладывается в этот термин в ст. 166 УПК РФ, неверно. В данной
ситуации компьютер и принтер используются, по сути, вместо авторучки,
исключительно для написания текста протокола. Технические же средства
подразумевают иной способ фиксации получаемых сведений, дополняющий
протокол (видеозапись, фотосъемка и т.п.);
- для некоторых следственных действий (осмотра, следственного
эксперимента, проверки показаний на месте) - условия проведения (погода,
видимость и т.п.), что позволяет оценить возможности восприятия при
проведении соответствующего следственного действия;
- ссылки на нормы УПК РФ (ст. 166 и статью, регламентирующую
производство конкретного следственного действия).
В описательной части протокола фиксируются процессуальные действия
в том порядке, в каком они производились, и выявленные обстоятельства
уголовного дела (ч. 4 ст. 166 УПК РФ). В протоколе запрещено делать какиелибо
выводы,
все
установленные
факты
и
обстоятельства
только
констатируются. Если в ходе следственного действия изымались материальные
предметы, они должны быть подробно описаны в протоколе (степень
подробности должна исключить заявления о том, что во время следственного
действия изъят не тот предмет) и упакованы. Способ упаковки отмечается в
протоколе.
При описании в протоколе требуется, чтобы один и тот же предмет
одинаково именовался на протяжении всего следственного действия. Если
следователь не знает природу и правильное название осматриваемого предмета
(такое часто бывает, например, при осмотре каких-либо механизмов),
необходимо уточнить данный вопрос у специалиста.
29
В заключительной части протокола указываются:
- факт предъявления протокола для ознакомления всем участникам
следственного действия;
- способ их ознакомления с протоколом (путем личного прочтения,
оглашения
следователем,
защитником,
переводчиком,
законным
представителем и т.п.);
- заявления участников следственного действия по поводу полноты и
правильности отражения в протоколе установленных в ходе следственного
действия обстоятельств (ч. 4 ст. 166 УПК РФ).
Протокол следственного действия должен быть составлен в ходе его
проведения либо непосредственно после окончания (ч. 1 ст. 166 УПК РФ). Все
исправления должны быть внесены в протокол либо в ходе его составления,
либо во время ознакомления с протоколом участников следственного действия.
Исправления заверяются подписью следователя и в необходимых случаях соответствующего участника следственного действия.
Недопустим длительный разрыв между фактическим проведением
следственного действия и составлением протокола, тем более недопустимо
после завершения следственного действия производить другие следственные
действия и составлять протоколы после этого. Вместе с тем представляется, что
установление в законе какого-либо фиксированного срока для составления
протокола
следственного
действия
нецелесообразно,
поскольку
объем
фиксируемой в ходе соответствующего действия информации может быть
весьма различен. Время составления протокола следственного действия должно
соответствовать общим требованиям разумного срока производства.
Протокол предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в
следственном действии. При этом им разъясняется право делать подлежащие
внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении. Все внесенные
замечания о дополнении и об уточнении протокола должны быть оговорены и
удостоверены подписями этих лиц (ч. 6 ст. 166 УПК РФ).
Протокол подписывается следователем и участниками следственного
30
действия (ч. 7 ст. 166 УПК РФ). В ряде случаев закон прямо требует, чтобы
участники подписывали каждую страницу протокола (для допроса и очной
ставки). Кроме того, целесообразно, чтобы участники следственного действия
подписали каждую страницу протокола таких следственных действий, как
обыск, выемка, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, хотя
такого требования в законе не содержится. Такая подпись исключит возможные
последующие заявления о замене следователем страниц протокола либо
изменении содержания зафиксированной на них информации.
Лицу, отказавшемуся подписать протокол, должна быть предоставлена
возможность дать объяснение причин отказа, которое заносится в данный
протокол (ч. 2 ст. 167 УПК РФ). Помимо этого, в правоприменительной
практике выработано требование о том, что следователь обязан в любом случае
указать в протоколе причину отказа лица от подписи.
К сожалению, в правоприменительной практике имеют место случаи
отказа от подписи лиц, участвующих в следственных действиях (защитника,
понятых и т.д.). По большому счету такое поведение противоречит смыслу ч. 7
ст. 166 УПК РФ, устанавливающей императивное правило: "протокол
следственного
действия
подписывается
следователем
и
лицами,
участвовавшими в следственном действии". Отказ от подписи протокола,
особенно для тех участников следственного действия, которые участвуют в нем
в
порядке
выполнения
предусмотренной
законом
профессиональной
обязанности (в частности, защитника), нельзя объяснять недостатками
составления протокола. В подобных случаях соответствующие лица обязаны
подписать протокол и при этом указать в нем все имеющиеся у них замечания
по поводу фиксации в протоколе тех или иных сведений.
При
производстве
следственного
действия
могут
применяться
стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись.
Стенограмма и стенографическая запись, фотографические негативы и снимки,
материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле (ч. 2 ст. 166
УПК
РФ).
Соответственно,
к
протоколу
могут
быть
приложены
31
фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы
допроса, кассеты видеозаписи, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски
следов, выполненные при производстве следственного действия, а также
электронные носители информации, полученной или скопированной с других
электронных носителей информации в ходе производства следственного
действия (ч. 8 ст. 166 УПК РФ).
Теория
настоящее
уголовного процесса и судебно-следственная практика
время
однозначно
расценивают
указанные
в
документы
исключительно как приложения к протоколу, не имеющие самостоятельного
доказательственного значения 1. Сведения, отраженные в протоколе, но не
зафиксированные в приложениях к нему, имеют доказательственную силу, в то
время как данные, имеющиеся в приложениях, но не отмеченные в протоколе,
доказательственной силой не обладают.
Данный подход вызывает возражения. Еще автор фундаментального
научного труда советского периода Жогин Н.В. отмечал, что «фотоснимки,
схемы, планы и т.п. объекты представляют... составную часть протокола, и их
доказательственное значение неотделимо от письменного описания. Наличие
приложений позволяет проверить полноту и точность записей в протоколе
путем сопоставления. Иными словами, некоторые фактические данные
фиксируются не одним, а двумя или даже тремя способами: запись,
фотоснимок, схема. В случаях пробелов в протоколе приложения позволяют их
в ряде случаев восполнить. С помощью фотоснимков, киноленты, схемы и т.п.
могут
быть
зафиксированы
детали,
словесное
описание
которых
затруднительно»2. Современная аппаратура позволяет гораздо более полно и,
что самое главное, объективно зафиксировать соответствующую обстановку
или сведения, нежели это делает следователь в своем описании. Поэтому
представляется
методологически
неверным
игнорировать
объективно
Балакшин В.С. Виды доказательств // Уголовный процесс: Учебник / Под ред. А.Д. Прошлякова, В.С.
Балакшина, Ю.В. Козубенко. М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 345
2
Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина. 2-е изд., испр. и доп. М.:
Юрид. лит., 1973. С. 677.
1
32
отобразившуюся реальность только потому, что об этом нет записи в
протоколе.
Вместе с тем представляется недостаточно аргументированной и иная
крайняя точка зрения - полностью отказаться от бумажного фиксирования
результатов следственных действий, отменить их протоколы как таковые и
использовать только записи хода и результатов соответствующих действий,
произведенные с помощью специальной аппаратуры 1. Такая конструкция, при
ее вроде бы очевидной прогрессивности, не учитывает возможность выхода
аппаратуры из строя в ходе следственного действия либо ее отсутствия в
следственном подразделении. В подобных случаях следователь вообще
останется без способов фиксации производимого действия.
Другой достаточно важной проблемой, препятствующей эффективному
применению технических средств для фиксации порядка производства
следственных действий, являются сформулированные несколько десятилетий
назад требования об обязательном приобщении к протоколу следственного
действия носителей, на которых отражены результаты применения технических
средств (негативов, кассет и т.п.). В настоящее время преобладание цифровых
технологий, конвергенция свойств цифровой техники привели к широчайшему
увеличению возможностей по фиксации результатов следственных действий
(например, для этого используются встроенные видеокамеры сотовых
телефонов). На современном этапе выдвижение требований об обязательном
приобщении к протоколу следственного действия носителей запечатленной
информации просто нереально. Запись следственного действия занимает, как
правило, доли процента памяти флеш-карты. В ряде случаев эти карты
встроены в само устройство. Следовательно, приобщение к уголовному делу
означает невозможность использования всего устройства на протяжении
неопределенно долгого времени. В результате следователи просто не будут
фиксировать ход следственного действия на электронные носители, что не
Пастухов П.С. О необходимости замены в уголовном судопроизводстве письменного протокола электронным
документом // Научный вестник Омской академии МВД России. 2015. № 3 (58). С. 22.
1
33
улучшит, а только ухудшит качество расследования. Кроме того, сохранение
названных требований по приобщению носителей не имеет особой ценности и
потому, что произвести монтаж соответствующих записей и исказить
запечатленную обстановку, во всяком случае для следователя, не обладающего
специальными навыками, с технической точки зрения крайне проблематично.
Нарушение порядка проведения следственных действий приводит к
неблагоприятным последствиям не только для гражданина, в отношении
которого
оно
проводилось,
но
и
для
органов,
осуществляющих
предварительное расследование. Доказательства, полученные с нарушением
Уголовно-процессуального кодекса, в соответствии со статьей 75 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, признаются недопустимыми,
а
должностное
лицо,
которое
пренебрегло
установленным
законом
процессуальным порядком проведения следственных и процессуальных
действий, подлежит ответственности.
Кроме того, нарушение порядка производства следственного действия,
связанного с ограничением конституционных прав субъектов уголовного
процесса, влечет нарушение процессуальных прав человека и гражданина, а
также необоснованное существенное ущемление его конституционных прав.
34
ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ОБЫСКА
И ВЫЕМКИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РФ
Порядок производства обыска в российском уголовном
2.1.
судопроизводстве
Обыск
- это
урегулированное
уголовно-процессуальным
законом,
обеспеченное государственным принуждением действие, заключающееся в
обследовании помещений (жилища), участков местности и граждан в целях
отыскания и изъятия предметов, документов, ценностей и (или) трупа, могущих
иметь значение для уголовного дела, свидетельств их принадлежности
конкретному лицу, а равно для отыскания разыскиваемого лица, задержания
преступника либо освобождения пострадавшего. Статья 25 Конституции
Российской
Федерации,
реализуя
одну
из
гарантий
права
на
неприкосновенность частной жизни, предусмотренной ст. 23 Конституции
Российской Федерации, закрепляет принцип неприкосновенности жилища.
Данный принцип находит свое отражение также в международных нормах,
отраслевом законодательстве. Пункт 1 статьи 17 Международного пакта о
гражданских и политических правах указывает на необходимость обеспечения
государством в законодательном порядке защиты граждан от произвольного
или незаконного вмешательства в их личную и семейную жизнь, а также
произвольного или незаконного посягательства на неприкосновенность их
жилища1.
Право
тождественным,
на
ни
неприкосновенность
производным
права
жилища
на
не
жилище.
является
Оно
ни
является
самостоятельным и реализуется при отсутствии права собственности на
жилище, при наличии, например, аренды жилого помещения или при
установлении факта пользованием жилищем.
Обыск отличается от выемки тем, что во время принятия решения о
производстве обыска неизвестно место нахождения предмета (документа или
ценности), который следует найти (изъять), и (или) его принадлежность.
Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 16 декабря 1966 г.) // СПС
«КонсультантПлюс»
1
35
Предмет (документ или ценность) нужно искать или устанавливать, кому он
принадлежит. Если лицо не выдало предмет (документ, ценность) после
предъявления постановления о производстве выемки, а точное место
расположения вещи в помещении неизвестно, выемка производиться не может,
должен производиться обыск. Однако, если оглашено постановление о
производстве обыска (судебное решение, разрешающее его производство) и
после этого вещь выдана, все равно, даже когда после этого других вещей не
искали, составляется протокол обыска. В отличие от обыска не может
подлежать выемке живой человек, даже если он преступник (заложник,
похищенное лицо и т.п.).
Юридические положения, позволяющие сформулировать содержание
фактических оснований производства обыска, закреплены в части 1 статьи 182
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Фактическим
основанием производства обыска является такая совокупность доказательств
(доказательств
вместе
с
оперативно-розыскной
информацией),
которая
позволяет с определенной долей уверенности предположить, что:
а) в каком-либо помещении, ином месте или у какого-либо лица
находятся орудия преступления, предметы и ценности, полученные в
результате преступных действий либо нажитые преступным путем, а также
другие предметы или документы (разыскиваемое лицо или труп), могущие
иметь значение для дела;
б) для их поиска и изъятия (задержания разыскиваемого лица) может
возникнуть необходимость в применении принуждения.
Законодатель не требует, чтобы следователь (дознаватель и др.)
располагал информацией о нахождении предмета (документа и др.) в
определенном месте или у какого-либо лица. Достаточно основанного на
доказательствах
(на
доказательствах
вместе
с
оперативно-розыскной
информацией) предположения, что искомый предмет (документ и др.) там
может быть. Под местом обыска или, иначе, под местом, где производится
обыск, понимается обыскиваемое помещение (помещения), местность, а в
36
случае производства личного обыска - также помещение, местность, где лицо
было подвергнуто личному обыску. Только такое определение может быть
признано полно характеризующим понятие «место, где производится обыск».
Местом, о котором идет речь в части 1 статьи 182 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации, может быть вообще не помещение и не
местность. Таковым вполне может быть одежда, обувь, ручная кладь и даже
тело человека. Именно в них могут находиться орудия преступления,
предметы, документы и ценности, поиск и изъятие которых ведется в ходе
личного обыска.
Исходя из редакции ч. 1 ст. 182 УПК РФ фактические основания
производства обыска могут наличествовать и тогда, когда место, где могли бы
находиться предметы (документы и т.п.), которые могут иметь значение для
уголовного дела, вообще неизвестно. Фактическим основанием производства
обыска может быть и достаточная для принятия соответствующего решения
совокупность доказательств, позволяющая предположить, что у конкретного
лица могут находиться предметы (документы и т.п.), которые могут иметь
значение для уголовного дела. Законодатель не уточняет, о каком лице:
юридическом и физическом или только о физическом лице - упоминается в ч. 1
ст. 182 УПК РФ. Именно поэтому представляется законным расширительное
толкование данной нормы. Значит, позволительно принятие решения о
производстве обыска не только когда имеются достаточные данные полагать,
что у определенного физического лица могут находиться разыскиваемые
объекты, но и в случае получения подобного рода доказательств (доказательств
вместе с оперативно-розыскной информацией) в отношении юридического
лица.
Обыск
может
быть
произведен
у
обвиняемого,
подозреваемого,
потерпевшего, свидетеля или иного субъекта уголовного процесса. Лицу, у
которого производится обыск, уголовно-процессуальный закон предоставляет
целый комплекс прав и обязанностей. Это значит, процессуальным статусом он
наделен. Под орудиями преступления понимаются все те носители информации
37
о преступлении, с помощью применения (использования) которых было
совершено расследуемое преступление. К примеру, орудиями совершения
преступлений являются оружие, которым причинен вред или с помощью
которого совершено хищение, гвоздодер, которым была вскрыта дверь при
краже, и др. В последующем все этого рода объекты должны быть признаны
вещественными доказательствами. Предметы, документы и ценности - это те
носители доказательственной информации, которые затем в уголовном деле
будут выступать в качестве вещественных доказательств и иных документов.
Главное, чтобы они обладали таким свойством доказательств, как свойство
относимости. Относимость предметов, документов и ценностей, на поиск и
изъятие которых направлен обыск, проявляется в их возможной связи с
исследуемым в уголовном процессе происшествием.
Согласно части 2 статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса
Российской
Федерации
юридическим
основанием
производства
обыска
является письменно оформленное решение о производстве обыска. По общему
правилу
юридическим
основанием
производства
обыска
является
постановление следователя (дознавателя и др.) о производстве обыска.
Получать согласие прокурора на вынесение такого постановления законодатель
не требует. Юридическое основание обыска в жилище - это постановление
судьи о разрешении производства обыска в жилище. Данное судебное решение
принимается в порядке, установленном статьи 165 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации. В случаях, не терпящих отлагательства,
юридическим основанием обыска в жилище признается постановление о
производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства.
Аналогично
юридическое
основание
личного
обыска.
Юридическим
основанием личного обыска также признается судебное решение, принимаемое
в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ, а в случаях, не терпящих
отлагательства,
-
постановление
о
производстве
личного
обыска
подозреваемого (обвиняемого) в случаях, не терпящих отлагательства.
Обыск может быть неотложным следственным действием, его производят
38
и во время осуществления дознания по уголовным делам, по которым
производство предварительного следствия необязательно. Реализация этих
видов уголовно-процессуальной деятельности возложена на орган дознания (ч.
2 ст. 40, ст. 157, ч. 1 ст. 223 УПК РФ). Таким образом, орган дознания также
уполномочен производить обыск. В соответствии с ч. 5 ст. 163 УПК РФ в ходе
предварительного
расследования
руководитель
следственной
группы
уполномочен лично производить отдельные следственные действия. Такое же
право предоставлено руководителю группы дознавателей (ч. 5 ст. 223.2 УПК
РФ). В ч. 2 ст. 39 УПК РФ сказано, что руководитель следственного органа
вправе принять уголовное дело к своему производству и произвести
предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями
следователя. Аналогичное право предоставлено и начальнику подразделения
дознания (ч. 2 ст. 40.1 УПК РФ).
Таким образом, выносить постановление о производстве обыска,
предъявлять его обыскиваемому, производить это следственное действие
вправе не только следователь, но и дознаватель, орган дознания, руководитель
следственной группы, руководитель группы дознавателей, руководитель
следственного органа и начальник подразделения дознания. Соответственно, и
запрет присутствия при личном обыске лица другого пола касается всех
указанных должностных лиц. Постановление, вынесенное дознавателем,
органом
дознания,
следователем,
руководителем
следственной
группы,
руководителем группы дознавателей, руководителем следственного органа,
начальником подразделения дознания, так же как и судебное решение о
производстве
обыска
в
жилище
(личного
обыска),
обязательно
для
обыскиваемого лица.
Исходя из содержания статьи 182 УПК РФ, общих правил производства
следственных
действий
и
составления
процессуальных
документов
постановлении о производстве обыска рекомендуется отражать:
1) день, месяц, год принятия решения о производстве обыска;
2) населенный пункт его составления;
в
39
3)
должность,
звание
(классный
чин),
фамилию
и
инициалы
должностного лица, кем постановление вынесено;
4) номер уголовного дела, по которому принято решение о производстве
рассматриваемого следственного действия;
5) фактические основания производства обыска;
6) ссылку на ч. ч. 1 и 2 ст. 182 УПК РФ;
7) решение о производстве обыска с указанием: где именно и какие
предметы, документы, ценности, могущие иметь значение для уголовного дела,
подлежат изъятию (поиску).
документа
также
фиксируется
В резолютивной части рассматриваемого
решение
о направлении надзирающему
прокурору копии данного постановления.
Постановление о производстве обыска предъявляется лицу, у которого
будет произведено данное следственное действие, непосредственно перед
началом обыска. Так как производство обыска может быть поручено иному
органу предварительного расследования, предъявлять постановление иногда
вправе не то должностное лицо, которое его вынесло.
Исходя
из
положений
действующего
законодательства,
можно
сформулировать следующие условия производства обыска:
1) обыск может быть произведен только после возбуждения уголовного
дела;
2) для того чтобы приступить к производству обыска, необходимо
наличие фактического и юридического основания;
3) сведения, послужившие основанием производства обыска, должны
содержаться
в доказательствах (доказательствах вместе
с
оперативно-
розыскной информацией);
4) производство обыска в ночное время не допускается, за исключением
случаев, не терпящих отлагательства (часть 3 статьи 164 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации);
5) при производстве обыска обязательно присутствие понятых;
6) при производстве обыска обязательно присутствие лица, у которого
40
производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи. Обыск в
помещениях,
занятых
производятся
в
предприятиями,
присутствии
учреждениями,
представителя
организациями,
администрации
данного
предприятия, учреждения, организации;
7) если обыск сопровождается вскрытием объекта, таковое (вскрытие)
может быть осуществлено, лишь когда владелец (пользователь, распорядитель)
объекта отказывается добровольно его открыть;
8) при вскрытии помещения не должно допускаться не вызываемое
необходимостью повреждение имущества;
9) личный обыск лица производится только лицом одного с ним пола и в
присутствии понятых и специалистов того же пола, если они участвуют в
данном следственном действии (ч. 3 ст. 184 УПК РФ);
10) изъятию в процессе обыска подлежат лишь предметы (документы и
т.п.), могущие иметь значение для уголовного дела либо изъятые из оборота;
11) должно быть точно установлено, что при обыске не будут нарушены
те права и законные интересы участвующих в нем лиц, ограничение которых не
предусмотрено уголовно-процессуальным законом;
12) при производстве следственного действия недопустимо применение
насилия, угроз и иных незаконных мер;
13) при обыске не допускаются действия, унижающие достоинство или
опасные для жизни и здоровья как обыскиваемого, так и всех иных
участвующих в производстве следственного действия лиц (ч. 4 ст. 164 УПК
РФ).
Изложенные в ст. 182 УПК РФ правила позволяют структурировать его
порядок - порядок производства рассматриваемого следственного действия. Без
учета
специфики
всех
возможных
видов
обыска
названный
порядок
производства обыска выглядит так:
1) принимается решение о необходимости и возможности производства
обыска;
2) выносится постановление о производстве обыска (постановление судьи
41
о разрешении производства обыска в жилище);
3) готовятся видео-, кино-, фотоаппаратура и другие технические
средства;
4) приглашаются понятые, а при необходимости специалист и иные лица.
Им разъясняются права и обязанности (если есть в этом необходимость,
предупреждаются о неразглашении данных предварительного расследования),
ответственность и порядок производства следственного действия;
5)
постановление
о
производстве
обыска
(судебное
решение
о
разрешении его производства) предъявляется обыскиваемому. Данный факт он
удостоверяет своей подписью на постановлении и в протоколе обыска;
6) разрешается вопрос о возможности присутствия при обыске защитника
(адвоката);
7) обыскиваемому предлагается добровольно выдать подлежащие
изъятию предметы (документы и т.п.);
8) в случае необходимости лицам, присутствующим в месте, где
производится обыск, запрещается покидать его, а также общаться друг с другом
или иными лицами до окончания обыска;
9) поиск в помещении предметов (документов и т.п.), которые могут
иметь значение для дела, который может иметь место и после выдачи
истребованной вещи;
10) предъявление понятым, наблюдение, измерение, изъятие (если есть
необходимость, изъятие может быть принудительным) предметов (документов
и т.п.), могущих иметь значение для дела, а также изъятых из оборота;
11) фиксация в протоколе следственного действия всех действий
участвующих в обыске лиц, отличительных признаков (свойств) каждого
предмета (документа и т.п.) и точного места его обнаружения;
12)
в
необходимых
случаях
осуществляются
фотографирование,
киносъемка, видеосъемка, составляются планы, схемы и т.п.;
13) в случае необходимости изъятое упаковывается и опечатывается;
14) составляется опись изъятых или передаваемых на особое хранение
42
предметов (документов и т.п.), с указанием количества, меры, веса или
индивидуальных признаков и по возможности их стоимости;
15) если при обыске имели место попытки уничтожить или спрятать
предметы (документов и т.п.) либо факты нарушения порядка со стороны
обыскиваемых или других лиц, в протоколе указывается на это и на принятые
меры;
16) принимаются меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в
ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был
произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства
частной жизни других лиц;
17) завершается протоколирование следственного действия по правилам
ст. ст. 166, 167, 182 УПК РФ.
На этом производство обыска окончено. Иначе говоря, завершается
любой обыск вместе с окончательным оформлением и подписанием протокола
обыска
и
прилагаемых к
нему описи
изъятого,
фототаблиц
и
т.п.
Непосредственно после производства обыска копия протокола обыска и описи
изъятого вручается под расписку лицу, у которого был проведен обыск, или
совершеннолетним членам семьи (представителю администрации предприятия,
учреждения, организации). Но это действие осуществляется уже за рамками
производства рассматриваемого следственного действия.
Анализируя
особенности
производства
обыска
как
следственного
действия особо следует остановиться на обыске жилища, так, нормы Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации содержат положения о
проведении таких следственных действий, как осмотр жилища, обыск и выемка
в жилище, которые могут производиться помимо воли проживающих лиц на
основании судебного решения. Однако уголовно-процессуальное принуждение
может
превратиться
в
произвол,
если
соответствующие
меры
не
сопровождаются соблюдением процессуальных прав личности. Проведя анализ
типичных нарушений, допускаемых органами предварительного расследования
при осуществлении ими следственных действий и оперативно-розыскных
43
мероприятий,
связанных,
в
частности,
с
ограничением
права
на
неприкосновенность жилища, в юридической литературе предлагается ряд
правил, которые необходимо соблюдать следователю, дознавателю при
проведении следственных действий, связанных с ограничением права на
неприкосновенность жилища.
Во-первых, исходя из приведенного выше определения жилища принцип
неприкосновенности жилища должен соблюдаться как по месту постоянного
жительства человека, так и по месту его временного пребывания (автомобиль,
купе поезда, каюта парохода, номер в гостинице, туристическая палатка, иное
помещение, в котором человек находится временно). Во-вторых, проведение
следственных действий в жилище возможно только с согласия проживающих в
нем лиц или на основании судебного решения. Исключением являются случаи,
не терпящие отлагательства. Закон не конкретизирует, что следует понимать
под «случаями, не терпящими отлагательств», но сложившаяся следственносудебная практика к подобным ситуациям прежде всего относит информацию о
намерении лиц уничтожить доказательства. В таких случаях следственные
действия в жилище производятся против воли проживающих в нем лиц и на
основании постановления следователя, который в течение 24 часов с момента
начала производства следственного действия должен уведомить судью и
прокурора
о
производстве
следственного
действия.
К
уведомлению
прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и
протокола следственного действия для проверки законности решения о его
производстве.
В
случае
если
судья
признает
следственное
действие
незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного
действия, признаются недопустимыми. В-третьих, если кто-то один из
проживающих выражает несогласие с производством следственного действия в
жилище, следователь, дознаватель должен обратиться в суд за получением
разрешения для производства данного следственного действия (за исключением
случаев, предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК РФ). Аналогичными действия
следователя, дознавателя должны быть в случае отказа лица, проживающего в
44
помещении, в возможности завершения следственного действия, начатого с его
согласия, поскольку дальнейшее производство следственного действия будет
являться
нарушением
конституционных
прав
гражданина
на
личную
неприкосновенность, неприкосновенность жилища и тайну частной жизни. Вчетвертых, следователь или дознаватель до начала осмотра должны разъяснить
жильцам возможность изъятия в ходе следственного действия любых
предметов, которые могут иметь отношение к уголовному делу.
Следует иметь в виду, что жильцы могут не иметь никакого отношения к
событию преступления. Как правило, предметы, относящиеся к событию
преступления или способствующие его раскрытию, находятся в жилище у
родителей, родственников, бывшей супруги, друзей или посторонних лиц, где
подозреваемый (обвиняемый) некоторое время проживал после совершения
преступления.
Собственники
жилья
зачастую
находятся
в
неведении
относительно криминальной цели использования их помещения и преступной
деятельности лица, и обнаружение с последующим изъятием предметов со
следами
преступления
сотрудниками
органов,
осуществляющими
предварительное расследование, является для них полной неожиданностью. По
данным
социологических
исследований
нарушений
прав
и
интересов
собственников жилья при производстве обыска, выемки и изъятия предметов,
находящихся в их полной или долевой собственности, 92% обратившихся с
жалобами являются родственниками участников уголовного судопроизводства
и 8% - иные лица1.
Обыск проводится как непосредственно в жилище подозреваемого
(обвиняемого), так и в иных местах, где согласно оперативным данным может
находиться имущество, которое имеет значение для дела, и в том числе
подлежит возврату собственнику либо иному законному владельцу в качестве
возмещения причиненного вреда. По некоторым преступлениям, где вред
причинен потерпевшему - юридическому лицу, обыск может проводиться в
Адигамова Г.З. Следственные действия, проводимые по судебному решению и с санкции прокурора: Автореф.
дис. ... к.ю.н. Челябинск, 2004.
1
45
помещениях самого юридического лица (например, на рабочем месте
подозреваемого, обвиняемого)1. Отысканию подлежат ценности, нажитые
преступным путем, а также и имущество подозреваемого (обвиняемого),
подлежащее описи, на которое в дальнейшем в целях возмещения вреда может
быть
наложен
арест.
Возможно
производство
обыска
как
у самого
подозреваемого (обвиняемого), так и у других лиц, если имеются сведения о
том, что они укрывают вышеперечисленные ценности (ч. 1 ст. 182 УПК РФ).
Как верно отмечают Е.М. Лифшиц и Р.С. Белкин, иногда на практике
обыск подменяют истребованием и приобщением к делу необходимых
предметов и документов, что в ряде случаев приводит к тому, что
заинтересованные лица получают возможность заменить, скрыть или частично
уничтожить требуемые объекты2. Данное замечание наиболее актуально, когда
речь идет о конкретном имуществе, которое являлось, например, предметом
хищения и в дальнейшем, при установлении его местонахождения, подлежит
возврату потерпевшему. К тому же следует отметить, что с принятием УПК РФ
появилось больше процессуальных способов приобщения таких доказательств.
В частности, изучение материалов уголовных дел позволяет сделать вывод о
том, что более широкое распространение получила практика изъятия предметов
и документов в ходе различных видов осмотра, проводимых в том числе и на
стадии возбуждения уголовного дела.
При обыске следователю (дознавателю) необходимо сосредоточить свои
усилия на таких аспектах его производства, которые напрямую влияют на
эффективность всей деятельности, направленной на возмещение вреда,
причиненного преступлением. В частности, с учетом специфики производства
данного следственного действия предлагаются следующие рекомендации,
направленные
на
унификацию
производства
обыска
и
достижение
поставленной цели:
Иванов Д.А. Защита следователем прав и законных интересов юридических лиц, потерпевших от
преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 127.
2
Лифшиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 1997. С. 95.
1
46
- предложить добровольно выдать предметы и документы, имеющие
значение для уголовного дела, а также предметы, запрещенные в гражданском
обороте (наркотические средства, оружие, взрывчатые вещества и т.п.);
- при производстве обыска в обязательном порядке изымать ежедневники
подозреваемых (обвиняемых) с их личными записями как необходимые
условные образцы почерка, а также телефонные книги, визитки (визитницы),
адресные книги с указанием анкетных данных круга знакомых;
- при просмотре компьютеров, ноутбуков, планшетных компьютеров и
т.п., которые не изымаются, в протоколе обыска отражать их основные
характеристики (процессор, оперативная память, количество накопителей на
жестких магнитных дисках, количество логических дисков, размер занятой и
свободной памяти), а также логины, пароли, адреса электронной почты, скайпа,
ISQ, MAC-адрес сетевой карты;
- целесообразно проверить содержимое личных сумок владельца жилища
(подозреваемого, обвиняемого) на предмет наличия пластиковых банковских
карточек, флеш-карт для управления банковскими счетами с программой
"Банк-клиент";
- при производстве обыска с целью дальнейшего наложения ареста на
имущество подозреваемого, обвиняемого производить фотосъемку имущества,
при
этом
на
фотоснимках
должны
быть
видны
общий
вид
и
идентификационные признаки имущества (название, модель, номер и т.п.);
- выяснять принадлежность обнаруженного имущества, при наличии
документов (гарантийных талонов) возможно фотографирование данных
документов без их изъятия.
Ценность обыска как следственного действия в общем комплексе
мероприятий, полагает Иванов Д.А., проводимых правоохранительными
органами, для дальнейшего возмещения вреда подтверждается также и
цифрами
различных
отчетов.
Так,
согласно
статистическим
данным,
полученным в ГИАЦ МВД России, активная совместная работа следователей
(дознавателей) и сотрудников оперативных служб по розыску и изъятию
47
(обыск, выемка) похищенного имущества (признание его вещественными
доказательствами и дальнейший возврат законным владельцам) позволила
возместить потерпевшим ущерб в размере 4470 млн. руб., что составляет 34,3%
от суммы возмещенного ущерба. Путем изъятия денежных средств и
ценностей, с их возвратом потерпевшим, возмещено более 551 млн. руб.1.
Из анализа ст. ст. 182, 184 УПК РФ четко определяется его функция - по
изъятию и приобщению объектов, имеющих значение для расследуемого
события, а также поисковая функция. В действующем УПК РФ необходимо
четко обозначить и такую функцию указанного следственного действия, как
возмещение вреда, причиненного преступлением. По аналогии с ч. 16 ст. 182
УПК РФ предлагается дополнить указанную статью частью 17 следующего
содержания: «Обыск может производиться в целях обнаружения и изъятия
предметов, документов и ценностей, которые в порядке статей 81 и 82
настоящего Кодекса подлежат возврату законному владельцу, если это
возможно без ущерба для доказывания».
По приведенной аналогии предлагается дополнить ст. 184 УПК РФ
частью 14 следующего содержания: «Личный обыск может производиться в
целях обнаружения и изъятия предметов, документов и ценностей, которые в
порядке статей 81 и 82 настоящего Кодекса подлежат возврату законному
владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания»2.
Данные
дополнения
действующего
уголовно-процессуального
законодательства позволят более тщательно подходить к производству обыска,
и, как следствие, в отношении деятельности следователя (дознавателя) будет
создано четкое убеждение о необходимости его производства для дальнейшего
возмещения вреда, причиненного преступлением.
Можно также выделить особенности производства обыска , исходя из
субъектного состава, а именно - исходя из содержания части 3 статьи 8
Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской
Данные ГИАЦ МВД России. Ежегодный сводный отчет по России за 9 месяцев 2015 года.
Иванов Д.А. Значение обыска как средства принудительного изъятия имущества в целях возмещения вреда,
причиненного преступлением //Российский следователь. 2016. № 4.
1
2
48
деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» только по судебному
решению может быть произведен обыск, осуществляемый в отношении
адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для
осуществления
адвокатской
деятельности).
Обыск
-
это
уголовно-
процессуальная мера, поэтому на территории муниципального образования он
может быть применен к кандидату в депутаты представительного органа
местного самоуправления; кандидату на должность выборного должностного
лица местного самоуправления только по постановлению суда. Судебное
решение о производстве обыска, принятое в отношении члена Совета
Федерации, депутата Государственной Думы, Президента РФ, прекратившего
исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в РФ
станет юридическим основанием производства обыска только после получения
на то согласия соответственно Совета Федерации или Государственной Думы
(ч. 3 ст. 450 УПК РФ). Когда в отношении должностного лица не возбуждено
уголовное дело и он не привлечен в качестве обвиняемого, судебное решение о
производстве обыска принимается:
1)
в
отношении
Генерального
прокурора
РФ,
Председателя
Следственного комитета РФ - с согласия коллегии, состоящей из трех судей
Верховного Суда РФ (ч. 5 ст. 450 УПК РФ);
2) в отношении судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ,
Высшего Арбитражного Суда РФ, верховного суда республики, краевого,
областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области,
суда автономного округа, военного суда, федерального арбитражного суда судебной коллегией в составе трех судей Верховного Суда РФ;
3) в отношении судьи иного суда - судебной коллегией в составе трех
судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда,
суда
города
федерального
значения,
суда
автономной
области,
суда
автономного округа (ч. 7 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской
Федерации»).
После
возбуждения
уголовного
дела
в
отношении
судьи
либо
49
привлечения его в качестве обвиняемого по уголовному делу следственные
действия в отношении судьи производятся в общем порядке.
Уполномоченный по правам человека в РФ в течение всего срока его
полномочий не может быть без согласия Государственной Думы подвергнут
обыску, за исключением случаев задержания на месте преступления.
Неприкосновенность
Уполномоченного
по
правам
человека
в
РФ
распространяется на его жилое и служебное помещения, багаж, личное и
служебное транспортные средства, переписку, используемые им средства связи,
а также на принадлежащие ему документы (ч. 1 ст. 12 Федерального
конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в
Российской Федерации»).
Обыск в отношении лиц, пользующихся иммунитетом от такого действия
в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного
права и международными договорами Российской Федерации, производится с
согласия иностранного государства, на службе которого находится или
находилось
лицо,
пользующееся
иммунитетом,
или
международной
организации, членом персонала которой оно является или являлось (части 2
статьи 3 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).
2.2.
Особенности производства выемки в уголовном процессе
Российской Федерации Выемка - это специфическое следственное
действие, у которого своя задача - изъятие из определенного места и у
конкретного лица искомого объекта. В статье 183 Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации
содержится
следующая
норма:
«При
необходимости изъятия определенных предметов и документов, имеющих
значение для уголовного дела, и если точно известно, где и у кого они
находятся, производится их выемка»1. По смыслу данной нормы подлежащие
Уголовно –процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред.от
29.07.2018) //СПС «Консультант - Плюс»
1
50
изъятию путем выемки предметы или документы должны быть не только сами
по себе известны следователю, но и находиться в известном месте, во владении
или ведении установленного лица или группы лиц1. Типичными для данной
категории
дел
объектами
выемки
являлись:
предметы,
используемые
виновными в качестве попытки разрешения спорной ситуации (в том числе и
денежные средства); долговые расписки; аудиозаписи телефонных или иных
переговоров самоуправцев и потерпевших (в случаях, если потерпевший
осуществил самостоятельную аудиозапись телефонных или иных переговоров);
видеозапись процесса самоуправных действий; документы на компьютерную,
бытовую и иную технику, изъятую виновными в результате самоуправных
действий и др. Типичными местами производства выемки являлись: жилище
потерпевшего; место работы потерпевшего; иные организации, учреждения;
жилище подозреваемого (обвиняемого); жилище (место нахождения, место
работы) очевидцев и иных категорий свидетелей; помещение органа
внутренних дел.
В соответствии с частью 5 статьи 183 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации выемка может происходить как добровольно, так и
принудительно - в случае отказа лица выдать указанные в постановлении
предметы и документы 2. Под принудительным производством выемки
понимается
возможность
применения
различных
мер,
связанных
с
преодолением сопротивления лица, препятствующего изъятию интересующих
следствие предметов и документов 3.
Учитывая характерную для выемки систему тактических приемов,
имеющую ограниченную сферу действия, по сравнению с обыском, следует
принимать решение об изъятии путем выемки значимых для дела предметов и
документов в условиях отсутствия конфликта с лицом, имеющим предмет
Еникеев М.И., Образцов В.А., Эминов В.Е. Следственные действия: психология, тактика, технология:
Учебное пособие. М.: Проспект, 2007. С. 83
2
Уголовно –процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от
29.07.2018) // СПС «Консультант - Плюс».
3
Коротков А.П., Тимофеев А.В. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по
применению УПК РФ: Комментарий. М.: Экзамен, 2004. С. 297
1
51
выемки. Изъятие интересующих следствие объектов у подозреваемого
(обвиняемого) по месту жительства путем выемки возможно лишь при
достижении полного психологического контакта. Вместе с тем целесообразно
использовать
психологический
фактор,
убеждая
подозреваемого
или
обвиняемого в том, что приобщение к уголовному делу конкретного
находящегося у него объекта может определенным образом свидетельствовать
о наличии смягчающего обстоятельства или обстоятельства, иным образом
улучшающего участь подследственного. На практике часто следователи и
дознаватели, расследующие в том числе и дела анализируемой категории
поручают производство выемки оперативным работникам или участковым
уполномоченным, рассчитывая на технически легкий характер производства
выемки. Однако очевидно, если выемка поручена иному должностному лицу
правоохранительного органа и в процессе ее производства складывается
неблагоприятная ситуация, требующая принятия немедленного тактического
решения о производстве других следственных действий, то выполнение этих
действий непосредственным исполнителем выемки, хотя бы и в интересах
полноты сбора доказательственной информации, будет нарушением УПК РФ.
Для высокой степени осознания следственной ситуации, в том числе и на
предмет вероятности конфликта, необходима подготовка к производству
выемки, в процессе которой следует установить не только индивидуальные
признаки
изымаемых
предметов
или
документов,
но
и
социально-
психологические особенности лица, у которого планируется выемка.
Исходя из правового содержания статьи 183 Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации,
можно выделить следующие
условия
производства выемки: во-первых, изъятие должно быть необходимым; вовторых, необходимо изъятие именно имеющих отношение к уголовному делу
предметов и (или) документов; в –третьих, точно известно, где находится
подлежащий изъятию объект; в- четвёртых,
точно известно, у кого он
находится. Необходимость производства выемки может быть обусловлена
только одним обстоятельством - возможностью получения дополнительного по
52
уголовному делу доказательства. Причем необходимость будет иметь место и
тогда,
когда
имеется
возможность
получения
данного
носителя
доказательственной информации иным путем. К примеру, в процессе допроса
лица
можно попробовать его убедить представить искомый предмет
добровольно в порядке части 2 статьи 86 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации. И в этом случае, когда не отрицается возможность
представления данного необходимого по делу объекта лицом добровольно при
наличии оснований и условий производства выемки, изъятие данного носителя
доказательственной информации может быть осуществлено в порядке,
установленном статьями 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации.
В частях 1 и 5 статьи 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации законодатель говорит о необходимости изъятия предметов
(документов и т.п.). Изъятие, о котором здесь идет речь, - это не
самостоятельное следственное действие, а также, как и в случае производства
обыска (личного обыска), это элемент следственного действия - выемки.
Изъятию подлежат не любые предметы и (или) документы. Согласно
части 1 статьи 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
необходимо изъятие определенных объектов. Использованная законодателем в
рассматриваемой части ст. 183 УПК РФ характеристика предметов и
документов обращает внимание правоприменителя не на то обстоятельство, что
они должны быть носителями доказательственной информации. Определенные
- это значит, во-первых, известны основные характеристики данных объектов.
Это строго индивидуализированные предметы (документы и т.п.). И, вовторых, это те предметы и документы из числа имеющих отношение к делу,
которые не только необходимо, но и возможно изъять чисто технически, и при
этом нет вероятности несоблюдения тех прав и законных интересов
вовлеченных в сферу уголовного процесса лиц, нарушение которых не
предусмотрено уголовно-процессуальным законом.
К примеру, если у
следователя (дознавателя и др.) нет возможности сохранить имеющие
53
отношение
к
делу скоропортящиеся
продукты,
которые
находятся
в
холодильной камере, то следует не изымать их, а при наличии такой
возможности
обеспечить
их
хранение
там,
где
они
находятся.
Нет
необходимости производить выемку всего шкафа, если можно ограничиться
изъятием лишь одной его дверцы. Если для уголовного дела достаточна копия
документа, а изъятие подлинника приведет к неоправданным для организации
потерям, возможен отказ от выемки и замена этого следственного действия
осмотром документа, в процессе которого будет составлена его копия.
В процессе выемки изымаются «предметы» и (или) «документы». О
названных объектах выемки упоминается не только в ч. 1, но и в ч. ч. 3 и 5 ст.
183 УПК РФ. Причем в ч. ч. 1 и 5 ст. 183 УПК РФ говорится обо всех
возможных предметах и документах, которые могут быть изъяты, а в ч. 3 лишь о тех, которые содержат охраняемую федеральным законом тайну, либо
содержат информацию о вкладах и счетах граждан в кредитных организациях.
Причем законодатель не предусмотрел каких-либо различий между выемкой
предметов и выемкой документов. Поэтому особой значимости нет в
определении содержания того и другого понятия. Следует обратить внимание
лишь на то, что под документами в ч. ч. 1 и 5 ст. 183 УПК РФ понимаются
такие виды доказательств, как «иной документ» (ст. 84 УПК РФ) и часть
вещественных доказательств (ст. 81 УПК РФ), которые по своей сути являются
документами.
Не подлежат выемке, хотя и являются документами в общежитейском
смысле этого слова, заключения эксперта и специалиста (ст. 80 УПК РФ), а
также протоколы следственных (судебных) действий (ст. 83 УПК РФ),
проведенных по данному уголовному делу. Так же обстоят дела с документами,
в которых должным образом оформлены процессуальные решения по
уголовному делу (материалу осуществляемой в порядке ст. 144 УПК РФ
проверки). Речь идет об уголовно-процессуальных документах властнораспорядительного характера: постановлениях, обвинительных заключениях,
определениях, приговорах и т.п. следователей (дознавателей и др.) и судов
54
(судей).
Выемка
данных
носителей
информации
при
определенных
обстоятельствах возможна, но только по другому уголовному делу, где они
будут выступать в качестве вещественного доказательства или иного
документа,
а
не
заключения
эксперта
(специалиста)
или
протокола
следственного (судебного) действия. Таким образом, документы, о которых
идет речь в ч. ч. 1 и 5 ст. 183 УПК РФ, это не являющиеся заключением
эксперта (специалиста) или протоколом следственного (судебного) действия, а
также
уголовно-процессуальным
документом
властно-распорядительного
характера любые письменные или иным способом оформленные акты,
удостоверяющие или излагающие факты и обстоятельства, имеющие значение
для уголовного дела.
Выемка какого бы документа ни осуществлялась, в протокол этого
следственного действия всегда включаются только те сведения, которые
непосредственно наблюдались производящим выемку лицом. В протоколе не
должно содержаться показаний и умозаключений присутствующих при выемке
лиц.
Законодатель особо выделил такую разновидность выемки документов,
как выемка почтово-телеграфных отправлений, осуществляемая по решению
суда о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, об их осмотре и
выемке. Следует отметить, что этот вид выемки осуществляется после
наложения ареста на почтово-телеграфные отправления и, более того, после их
осмотра. Только когда в процессе осмотра арестованной корреспонденции
будут получены достоверные данные о том, что в таковой содержатся сведения
(предмет или документ), имеющие значение для дела, может быть произведена
ее выемка. Задача, стоящая перед выемкой почтово-телеграфных отправлений,
такая же, как и у любого другого вида выемки, - изъятие из определенного
места и у конкретного лица искомого объекта.
Несколько иначе именует законодатель похожее по своей сути на выемку
почтово-телеграфной корреспонденции, предусмотренное частью 6 статьи 186
Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации
действие
55
следователя (дознавателя и др.) по истребованию от органа, осуществляющего
контроль и запись телефонных и иных переговоров, фонограммы для осмотра и
прослушивания. Хотя законодатель не употребляет в статье 186 УПК РФ
термина «выемка», исходя из мнений ряда ученых, истребование от органа,
осуществляющего контроль и запись переговоров, изготовленной ими
фонограммы является одним из видов выемки документов. Истребование
осуществляется не как часть следственного действия - контроля и записи
переговоров, а как действие, которое может быть произведено одновременно с
контролем и записью переговоров. Это самостоятельное средство собирания
доказательств. А то обстоятельство, что его задача так же - изъятие из
определенного места и у конкретного лица искомого объекта, причем без
осуществления поисковых действий, позволяет говорить о такой разновидности
выемки документов, как выемка фонограммы записанных переговоров.
Вместе с тем, специальные правила предусмотрены для выемки
следующих видов документов: документов, содержащих информацию о
вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях;
документов,
содержащих
государственную
или
иную
охраняемую
федеральным законом тайну; арестованных почтово-телеграфных отправлений;
фонограмм, полученных в результате производства следственных действий,
именуемых контролем и записью переговоров.
В статье 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
упоминается не только о выемке документов. Здесь также урегулирован
порядок производства выемки предметов, а равно вещей, заложенных или
сданных на хранение в ломбард. Предметом следует именовать все остальные
не являющиеся документом, а также уголовно-процессуальным документом
властно-распорядительного характера неодушевленные имеющие отношение к
уголовному делу объекты реальной действительности, которые реально могут
быть изъяты. Все они, при наличии к тому оснований, могут быть подвергнуты
выемке в качестве предмета. Применительно к выемке предмета можно также
выделить некоторые специфические ее разновидности.
56
Следующим условием выемки является то, что выемке подлежат
предметы и (или) документы, «имеющие значение для уголовного дела» (ч. 1
ст. 183 УПК РФ), а не «вероятно» имеющие доказательственное значение, как
пишут некоторые авторы 1. Словосочетание «имеющие значение для уголовного
дела» означает, что изымаемые в ходе рассматриваемого следственного
действия предметы и (или) документы должны быть носителями информации,
характеризующей
одно
или
несколько
обстоятельств,
подлежащих
доказыванию по данному уголовному делу. Данное обстоятельство обращает
внимание правоприменителя на то, что уголовное дело на момент производства
этого следственного действия уже есть. Иначе говоря, выемка может быть
проведена
только
после
возбуждения
уголовного
дела.
Следователю
(дознавателю и др.) должно быть точно известно, и где находится подлежащий
изъятию объект, и у кого он находится. А не так, как пишут некоторые
процессуалисты, рекомендующие производить выемку, когда точно известно, в
каком месте или у кого находятся необходимые предметы (документы) 2. Иначе
говоря, для того, чтобы убедиться в наличии фактического основания выемки,
нужно иметь достоверную информацию, в какой квартире, в каком месте и у
кого именно хранится определенная вещь.
«Точно установлено, у кого» - это когда не только следователь
(дознаватель и др.) считает, что ему известно лицо, у которого находится
предмет (документ), но и само это лицо не возражает против данного факта.
Если же, к примеру, в квартире проживает несколько человек, из показаний
свидетеля следователю (дознавателю и др.) стало известно, что в этой квартире
на кухне в ящике стола находится пистолет, принесенный К., основания для
вынесения судебного решения о производстве выемки могут иметь место. Но
если К. в процессе выемки будет отказываться от принадлежности ему
пистолета, выемка перерастает в обыск. Соответственно, составляется протокол
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Эксмо, 2003. С. 401.
Кучеров И.И. Глава 25. Обыск. Выемка. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления. Контроль и
запись переговоров // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ.
ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 420
1
2
57
выемки, из которого следует, что изъятие в процессе выемки не имело места изза неустановления лица, у которого находился объект. Затем выносится
постановление о производстве неотложного следственного действия - обыска.
И следователь (дознаватель и др.) приступает к производству обыска. В
процессе такого обыска и изымается имеющий отношение к уголовному делу
пистолет. Помимо этого, в процессе данного следственного действия с
пистолета будут сниматься отпечатки пальцев, а также производиться иные
действия, которые помогут установить, у кого находился данный объект.
Для наличия фактического основания производства выемки недостаточно
знаний (доказательств) о предметах (документах), имеющих значение для
уголовного дела, и об их расположении. Следователь (дознаватель) должен
обладать доказательствами того, у кого они находятся. Законодатель обращает
внимание,
что
следователь
(дознаватель
и
др.)
должен
располагать
информацией, у кого находится искомый предмет (документ), а не кому
принадлежит. В литературе высказано и противоположное суждение. А.В.
Смирнов и К.Б. Калиновский убеждены, что для наличия фактических
оснований производства выемки, помимо других обстоятельств, следователю
(дознавателю и др.) должно быть известно, в чьем владении находится предмет
(документ)1. Однако такая позиция ученых не может быть признана
безупречной. Законодатель требует знать, у кого объект находится, а не кому
принадлежит и не кто является его владельцем. С учетом того, что человек
может не только не владеть предметом (документом), он может не знать, что у
него в квартире другой гражданин спрятал имеющий отношение к уголовному
делу объект, последовательно было бы говорить, что для наличия фактических
оснований производства выемки, помимо других обстоятельств, следователю
(дознавателю и др.) должно быть известно, у кого (а не в чьем владении)
находится предмет (документ).
По общему правилу, а также в соответствии с требованиями части 2
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. А.В. Смирнова.
СПб.: Питер, 2008. С. 403
1
58
статьи 182 и части 2 статьи 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации
выемка
постановления
производстве
производится
следователя
выемки
на
(дознавателя
предметов
и
основании
и
(или)
др.).
мотивированного
Однако,
документов,
решение
о
содержащих
государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также
предметов и (или) документов, содержащих информацию о вкладах и счетах
граждан в банках и иных кредитных организациях (п. 7 ч. 2 ст. 29 УПК РФ), а
также в случае выемки почтово-телеграфной корреспонденции, на которую
наложен арест (п. 8 ч. 2 ст. 29 УПК РФ), принимает только суд. В случае же
необходимости производства выемки в жилище или вещей, заложенных или
сданных на хранение в ломбард (п. п. 5, 5.1 ч. 2 ст. 29 УПК РФ), решение о
производстве такой выемки по правилам ст. 165 УПК РФ может принять как
суд, так и следователь (дознаватель и др.). Иначе говоря, если речь не идет о
случаях, не терпящих отлагательства, решение о производстве выемок в
жилище либо вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард,
принимает суд по ходатайству все того же следователя (дознавателя и др.). А в
исключительных случаях, когда производство выемки в жилище либо вещей,
заложенных или сданных на хранение в ломбард, не терпит отлагательства,
указанное следственное действие может быть произведено на основании
постановления следователя (дознавателя и др.) без получения судебного
решения (ч. 5 ст. 165 УПК РФ).
Исходя из содержания части 3 статьи 8 Федерального закона «Об
адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» только по
судебному решению может быть произведена выемка в отношении адвоката (в
том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для
осуществления
адвокатской
деятельности).
Выемка
-
это
уголовно-
процессуальная мера, поэтому на территории муниципального образования она
может быть применена к кандидату в депутаты представительного органа
местного самоуправления, кандидату на должность выборного должностного
лица местного самоуправления только по постановлению суда.
59
Исходя из смысла правовой нормы, в отличие от обыска, выемка никогда
не может быть произведена без вынесения специального постановления. В ст.
183 УПК РФ не содержится требования производства выемки в жилище лишь
по судебному решению. Однако, оно прямо закреплено в п. 5 ч. 2 ст. 29 УПК
РФ. Помимо того, оно следует из правила ч. 2 ст. 183 УПК РФ при его анализе в
совокупности с правилом, зафиксированным в ч. 3 ст. 182 УПК РФ. Исходя из
содержания ч. 3 ст. 182 УПК РФ, а также содержания ч. 2 ст. 12, п. 5 ч. 2 ст. 29
и ч. 5 ст. 165 УПК РФ можно выделить два вида выемки в жилище:
а) выемка в жилище, когда она не носит неотложный характер;
б) осуществляемая в исключительных случаях выемка в жилище, когда ее
производство не терпит отлагательства.
По общему правилу, когда проведение выемки не потеряет своего смысла
и по прошествии промежутка времени, который необходим для получения на то
разрешения судьи, следователь (дознаватель и др.) выносит постановление о
возбуждении перед судом ходатайства о производстве выемки в жилище. Если
же производство выемки в жилище не терпит отлагательства, указанное
следственное действие урегулировано частью 5 статьи 165 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации. Для осуществления такой
выемки достаточно вынесения постановления следователя (дознавателя и др.)
без принятия судом предусмотренного п. 5 ч. 2 ст. 29 УПК РФ решения о
производстве выемки в жилище. В рассматриваемой ситуации следователь
(дознаватель и др.) в течение 24 часов с момента начала выемки в жилище
уведомляет судью и прокурора о производстве этого следственного действия. К
уведомлению должны быть приложены копии постановления о производстве
выемки в жилище и протокола этого следственного действия для проверки
законности решения о его производстве. Судья не позднее 24 часов с момента
поступления к нему уведомления и приложенных к нему документов проверяет
законность произведенного следственного действия и выносит постановление о
его законности или незаконности. Постановление о проверке законности
производства выемки в жилище, а равно выемки вещей, заложенных или
60
сданных на хранение в ломбард, должно соответствовать требованиям УПК РФ.
В случае если судья признает выемку в жилище (выемку вещей, заложенных
или сданных на хранение в ломбард) незаконной, все доказательства,
полученные
в
ходе
такого
следственного
действия,
автоматически
в
соответствии с требованиями ч. 1 ст. 75 УПК РФ становятся недопустимыми.
Случаями, не терпящими отлагательства для производства выемки,
рекомендуется признавать следующие ситуации:
1) внезапно появились фактические основания проведения выемки в
жилище (выемки вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард);
2) принимаются меры к уничтожению или сокрытию предметов
(документов), могущих иметь отношение к уголовному делу;
3) налицо иные обстоятельства, позволяющие полагать, что отказ от
немедленного проведения выемки в жилище (выемки вещей, заложенных или
сданных на хранение в ломбард) может привести к потере сведений, которые
могут иметь значение для уголовного дела.
Решение о производстве выемки в жилище не может быть оформлено
резолюцией судьи на постановлении следователя (дознавателя и др.),
возбудившего ходатайство о разрешении производства выемки в жилище.
Судья не вправе принять указанное решение и без возбуждения перед ним
следователем (дознавателем и др.) соответствующего ходатайства. Причем
ходатайство должно быть именно о производстве выемки в жилище (выемки
вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард, и др.). Постановление
суда о разрешении производства выемки в жилище составляется с соблюдением
всех правил процессуальной формы. Подписанное следователем (дознавателем
и др.) и руководителем следственного органа (прокурором) постановление о
возбуждении перед судом ходатайства о производстве выемки в жилище
(выемки вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард, и др.) вместе
с материалами, подтверждающими законность и обоснованность производства
выемки в жилище, направляется в суд. В течение 24 часов с момента
поступления указанного ходатайства постановление следователя (дознавателя и
61
др.) вместе с поступившими материалами должно быть рассмотрено
единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего
уровня в судебном заседании с участием прокурора и (или) следователя
(дознавателя и др.) или без такового по месту производства предварительного
следствия (дознания) или производства выемки в жилище (выемки вещей,
заложенных или сданных на хранение в ломбард, и др.).
Кроме того, в части 3 статьи 183 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации закреплены правовые положения, которые отражают
специфику
юридических
(документов),
содержащих
оснований
производства
государственную
или
выемки
иную
предметов
охраняемую
федеральным законом тайну, предметов и (или) документов, содержащих
информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных
организациях.
Предметы
(документы)
содержат
определенного
рода
информацию, не только когда в них (на них) она записана. Само строение,
состав, а равно иные характеристики предмета (документа) могут составлять
охраняемую федеральным законом тайну. Иначе говоря, если ознакомление с
какими-либо признаками (свойствами) предмета (документа) может раскрыть
охраняемую федеральным законом тайну, данный предмет (документ)
считается содержащим эту тайну. Процедура получения судебного решения о
производстве выемки в жилище, выемки предметов и (или) документов,
содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных
кредитных организациях, вещей, заложенных или сданных на хранение в
ломбард, или в отношении адвоката (кандидата в депутаты представительного
органа
местного
самоуправления,
кандидата
на
должность
выборного
должностного лица местного самоуправления на территории муниципального
образования), а также для выемки корреспонденции, на которую наложен арест,
следующая. Следователь с согласия руководителя следственного органа (а
дознаватель с согласия прокурора) возбуждает перед судом ходатайство о
производстве
данного
следственного
действия
(в
случае
с
выемкой
корреспонденции возбуждается одно ходатайство сразу на наложение ареста на
62
почтово-телеграфные отправления, производство их осмотра и выемки), о чем
выносится постановление. Рассмотрев указанное ходатайство, судья вправе
вынести постановление о разрешении его производства (ч. ч. 1 и 4 ст. 165 УПК
РФ).
Таким образом, фактическим основанием выемки является наличие
достоверных данных о том, что в определенном месте у конкретного человека
хранится конкретно индивидуализированный предмет (документ), имеющий
значение для уголовного дела. Юридическим основанием выемки является
мотивированное постановление следователя (дознавателя и др.), а в случае
производства выемки в жилище, выемки предметов и (или) документов,
содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом
тайну, предметов и (или) документов, содержащих информацию о вкладах и
счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, а также вещей,
заложенных или сданных на хранение в ломбард, либо в отношении адвоката
(кандидата в депутаты представительного органа местного самоуправления,
кандидата
на
должность
выборного
должностного
лица
местного
самоуправления на территории муниципального образования), а также в случае
выемки корреспонденции, на которую наложен арест, - судебное решение.
Выемка может быть добровольной и принудительной. Если лицо выдало
предмет (документ), выемка считается добровольной. Если же отказалось
выполнить требование следователя (дознавателя и др.), выемка производится
принудительно. Изъятие при производстве выемки может быть осуществлено и
без применения принуждения. Но, как правильно замечает В.В. Кальницкий,
оно обеспечено «государственным принуждением»1. Между тем следует
помнить,
что
и
принудительные
выемки
не
обязательно
должны
сопровождаться применением физической силы (вскрытием помещений и т.п.).
Принудительный
характер выемки может выражаться
в одном
лишь
игнорировании возражений против производства выемки, исходящих от лица, у
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации. Постатейный / Под общ. ред. А.В. Смирнова. 2-е изд., доп. и перераб. СПб.: Питер, 2004. С. 467
1
63
которого производится данное следственное действие.
Как верно отмечают большинство авторов, при производстве выемки
отсутствуют поисковые действия. Следователь (дознаватель и др.) объект не
разыскивает. Поиск при выемке не предполагается 1.
Исходя из правила,
закрепленного в части 6 статьи 182 УПК РФ, при производстве выемки может
быть вскрыто помещение, где по данным следователя (дознавателя и др.)
находится необходимый имеющий отношение к уголовному делу предмет
(документ), если владелец отказывается добровольно его открыть. При этом не
должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.
К вскрытию следователь (дознаватель и др.) может приступить сразу же после
отказа лица, у которого производится следственное действие, добровольно
выдать предмет (документ). Если предмет (документ) был добровольно выдан,
то незачем производить и вскрытие. Вместе с тем, законодатель ограничивает
формы вскрытия такими обязательными условиями осуществления данного
процессуального
действия,
как
отказ
владельца
добровольно
открыть
помещение и недопустимость не вызываемого необходимостью повреждения
имущества.
При
соблюдении
данных
требований
вскрытие
может
осуществляться любым не запрещенным законом способом. При наличии к
тому фактических оснований при производстве выемки могут вскрываться не
только помещения, но и любые хранилища. О возможности вскрытия в
процессе выемки следователем (дознавателем и др.) хранилищ пишут и другие
ученые2. Исходя из того, что вскрытие может быть не только помещений, ясно,
что вскрытию подлежат не только двери. Даже вскрытие закрытого помещения
не обязательно предполагает проникновение в него через дверь. Если, к
примеру, дверь металлическая, то вполне возможно вскрытие окна, потолка или
даже
стены.
Главное,
чтобы
сам
процесс
вскрытия
минимизировал
сопутствующее этому повреждение имущества и при этом не возникало
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. А.В. Смирнова.
СПб.: Питер, 2004. С. 403
2
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И.Л. Петрухин)
включен в информационный банк согласно публикации - Велби, Проспект, 2008
1
64
опасности для жизни и здоровья лица, у которого производится выемка, и иных
присутствующих при производстве следственного действия лиц.
В соответствии с правилами ч. 7 ст. 182 УПК РФ следователь
(дознаватель и др.) обязан принять меры к тому, чтобы не были оглашены
выявленные в ходе выемки обстоятельства частной жизни лица, в помещении
которого было произведено следственное действие, его личная и (или)
семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц. Таким
образом, гарантируется соблюдение при выемке закрепленного в части 1 статьи
23 Конституции Российской Федерации права граждан на неприкосновенность
частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго
имени. Однако, в статье 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации не определен круг мер, которые должен принять следователь
(дознаватель и др.). Тем не менее следует иметь в виду, что данными мерами
могут быть лишь действия, прямо предусмотренные законом. Основными из
этих мер следует признать предупреждение лиц, участвующих в следственном
действии,
о недопустимости без
разрешения
разглашать ставшие
им
известными в связи с участием в выемке сведения и отобрание у них подписки
с предупреждением об ответственности по статье 310 Уголовного кодекса
Российской Федерации. Часть 8 статьи 182 УПК РФ предоставляет право
следователю (дознавателю и др.) запрещать лицам, присутствующим в месте,
где производится выемка, покидать его, а также общаться друг с другом или
иными лицами до окончания следственного действия. Назначение данного
полномочия - поддержание порядка, необходимого для решения стоящей перед
выемкой задачи. Окончанием выемки в том значении, которое в него вложено в
части 8 статьи 182 УПК РФ, следует признавать завершение оформления
протокола следственного действия на месте производства выемки. Если же
протоколирование осуществляется не на месте производства выемки, то, как
минимум, запрет покидать место производства выемки теряет свою силу сразу
после удаления с места следователя (дознавателя и др.), изъявшего и
упаковавшего необходимые предметы (документы). Изъятые при выемке
65
предметы (документы) должны быть предъявлены всем лицам, участвующим в
следственном действии. В случае необходимости они упаковываются и
опечатываются на месте производства выемки. Факт изъятия и, если таковая
имела место, упаковки (опечатывания) предметов (документов) удостоверяется
подписями указанных лиц. Понятые и другие участвующие в производстве
выемки лица должны лично и непосредственно наблюдать все свойства,
признаки и иные отражаемые в протоколе выемки характеристики изъятых
предметов (документов).
Им
предстоит
удостоверить своей подписью
правильность отражения в протоколе следственного действия указанных
сведений. Поэтому они должны (а не только имеют право) видеть процесс и
результаты производимых следователем (дознавателем и др.) измерений,
взвешиваний и т.п. изъятых предметов (документов). Кроме того, лица,
участвующие в производстве выемки, должны видеть сам процесс изъятия
предметов (документов), которые имеют значение для уголовного дела.
Если выемку предполагается проводить без участия понятых, следователь
(дознаватель и др.) должен принять все возможные меры для того, чтобы
закрепление
результатов
проведения
данного
следственного
действия
сопровождалось применением таких технических средств, как фотоаппарат,
видеокамера, кинокамера и (или) иных технических средств фиксации хода и
результатов выемки. В протоколе выемки должно быть указано, какие
технические средства применены, условия и порядок их использования,
объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты
(ч. 5 ст. 166 УПК РФ).
Объекты биологического происхождения, в том числе подлежащие
микроскопическому или химическому исследованию, подвергающиеся быстрой
порче, должны быть упакованы в герметически закупоренные емкости1. Под
опечатыванием, о котором идет речь в статье, регламентирующей порядок
Инструкция о порядке изъятия, учета и хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным
делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября
1989 года N 34/15, утверждена Генеральным прокурором СССР, Министром внутренних дел СССР, Министром
юстиции СССР, Председателем Верховного Суда СССР, Первым заместителем Председателя КГБ СССР
1
66
производства выемки, подразумевается скрепление печатью органа дознания,
подразделения
ведомства,
в
котором
трудится
следователь,
подписи
следователя (дознавателя и др.), а также подписей понятых (если таковые
принимали участие в выемке), поставленных на упаковку предмета (документа)
или прикрепленную к ней бирку. Опечатывание производится так, чтобы, не
нарушив печати, вскрыть упаковку не представлялось возможности.
Завершающим этапом является оформление протокола следственного
действия. Протокол выемки оформляется с соблюдением общих требований к
протоколу следственного действия. Исходя из положений статьи 166 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, протокол выемки может быть
написан от руки или изготовлен с помощью технических средств.
Протокол выемки должен содержать в себе следующие сведения:
1) населенный пункт, день, месяц и год производства выемки;
2) время его начала и окончания в часах и минутах;
3) должность, звание (классный чин) фамилия и инициалы лица,
производившего выемку и, соответственно, составившего протокол;
4) фамилия, имя и отчество каждого лица, участвовавшего в производстве
выемки, а когда оно не является сотрудником правоохранительного органа (к
числу которых относятся, к примеру, и эксперты органов внутренних дел), и
его адрес (должность и место работы, домашний или служебный телефон и
т.п.). Данное требование прямо закреплено в п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК РФ.
5) дата вынесения постановления, явившегося юридическим основанием
производства данного следственного действия;
6) указание на ст. ст. 182, 183 УПК РФ, в соответствии с положениями
которой произведена выемка;
7) точное место (по возможности адрес) производства выемки;
8) какие предметы (документы) предполагается изъять и у кого;
9) перечень прав и обязанностей (фраза о разъяснении ответственности и
порядка
производства
следственного
действия)
каждой
из
категорий
участвующих в следственном действии лиц и их подписи, удостоверяющие
67
разъяснение им соответствующих прав, обязанностей, ответственности и
порядка производства выемки (ч. 1 ст. 11, ч. 10 ст. 166 УПК РФ);
10) затем в протоколе должно быть отмечено, что перед применением
технических средств все лица, участвующие в выемке, были уведомлены о
наименовании и целях применения каждого из используемых следователем
(дознавателем и др.) при производстве следственного действия технических
средств (каких именно и кем именно). Если же технические средства не
применяются, в этом месте протокола выемки рекомендуется фиксировать и
это обстоятельство.
Факт
уведомления
о применении (неприменении)
технических средств удостоверяется подписями каждого из участников
следственного действия.
11) затем по порядку в протоколе фиксируются действия следователя
(дознавателя и др.), которые обязательно предшествуют началу производства
выемки:
- предъявление постановления о производстве выемки (судебного
решения) с указанием даты данного документа;
- кому адресовалось предложение выдать могущие иметь значение для
уголовного дела предметы (документы) и какие именно;
- как отреагировало лицо, в помещении которого производится выемка,
на сделанное ему предложение, то есть выданы ли были эти объекты им
добровольно либо были изъяты принудительно;
12) все действия и решения, принимаемые и осуществляемые в ходе
выемки в том порядке, в каком они производились. Требование отражать в
протоколе данные сведения закреплено в ч. 4 ст. 166 УПК РФ, на которую
ссылается законодатель в ч. 12 ст. 182 УПК РФ. Именно поэтому данная
информация обязательно должна отражаться в протоколе выемки;
13) описание изъятых предметов (документов). В протоколе или в
прилагаемой к нему описи отражаются точные наименования, количество,
мера, вес, серия и номер, другие отличительные признаки каждого изымаемого
объекта, а также место, откуда они были изъяты. По возможности в протоколе
68
также должна фиксироваться предполагаемая стоимость изъятых объектов.
Здесь же указывается, каким образом они были упакованы, если упаковка
предметов (документов) производилась. Именно на это нацеливает содержание
ч. 13 ст. 182 УПК РФ.
Часть же 14 той же статьи требует делать в протоколе выемки
соответствующую запись, если в ходе выемки были предприняты попытки
уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы (документы). В этом
случае в рассматриваемом документе отражаются также меры, которые
приняты следователем (дознавателем и др.) в целях пресечения данной
попытки и недопущения такой возможности в будущем;
14) если при производстве выемки применялись фотографирование, киноили видеосъемка, то в протоколе должны быть также указаны наименование и
краткая характеристика каждого из примененных технических средств, условия
(освещенность, состояние погоды и др.) и порядок их использования (при
фотографировании это, к примеру, отражение диафрагмы и выдержки, при
которых осуществлялось фотографирование и др.), объекты, к которым эти
средства были применены, и полученные результаты;
15) протокол прочитывается всем лицам, участвующим в производстве
выемки, одним из его участников или каждым из них самостоятельно. После
этого им напоминается о праве делать замечания о его дополнении и
уточнении, подлежащие внесению в протокол. В протокол выемки подлежат
также занесению сделанные в процессе производства следственного действия
заявления участвовавших в нем лиц. Протокол подписывается следователем
(дознавателем и др.) и всеми другими принимавшими в нем участие лицами;
16) во исполнение требований, закрепленных в ч. 15 ст. 182 УПК РФ, в
протоколе выемки также делается запись о том, кто (фамилия, имя, отчество
лица) и когда (день, месяц и год) получил копию протокола выемки.
Таким образом, можно следующим образом структурировать порядок
производства выемки: 1)вынесение постановления, а в предусмотренных
законом случаях принятие судебного решения о производстве выемки. 2)
69
приготовление необходимых для выемки видео-, кино-, фотоаппаратуры и
иных технических средств. 3)по усмотрению следователя (дознавателя и др.)
приглашение понятых, специалиста и других необходимых для производства
следственного действия лиц. 4)обеспечение присутствия лица, у которого
производится выемка. 5)разъяснение участвующим в производстве выемки
лицам
их
прав
и
обязанностей
(если
есть
в
этом
необходимость,
предупреждение их о неразглашении данных предварительного расследования),
ответственности и порядка производства выемки. 6)оглашение постановления о
производстве выемки лицу, у которого она производится с предложением ему
выдать искомый предмет (документ). 7)разрешение вопроса о возможности
присутствия при выемке защитника (адвоката). 8)запрещение в случае
необходимости лицам, присутствующим в месте, где производится выемка,
покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания
следственного
действия.
9)изъятие
предметов (документов),
если есть
необходимость - принудительное, и предъявление их участникам следственного
действия. 10)производство (в необходимых случаях) фотографирования, кино-,
видеосъемки, составление планов и схем. 11)составление описи изъятых или
передаваемых на особое хранение предметов (документов), с указанием
количества, меры, веса или индивидуальных признаков и по возможности их
стоимости.12)принятие мер к тому, чтобы не были оглашены выявленные в
ходе выемки обстоятельства частной жизни лица, у которого была произведена
выемка, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной
жизни других лиц. 13)завершение протоколирования результатов данного
следственного действия по правилам настоящей статьи, а также ст. ст. 166, 167,
182 УПК РФ. 14) вручение под расписку лицу, у которого была произведена
выемка, или совершеннолетним членам семьи копии протокола выемки. Если
выемка
производилась
учреждению,
в
организации,
помещении,
вручение
соответствующему должностному лицу.
под
принадлежащем
расписку
предприятию,
копии
протокола
70
2.3.
Проблемы правоприменения обыска и выемки в
российском уголовном процессе
Нарушение конституционных прав и свобод граждан при производстве
предварительного
процессуальные
следствия
нарушения,
-
давняя
допускаемые
проблема.
Многочисленные
следователями,
приводят
к
снижению уровня доверия населения правоохранительным органам в целом.
Для нормализации ситуации Пленум Верховного Суда России 1 июня 2017 года
принял Постановление № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о
производстве
следственных
действий,
связанных
с
ограничением
конституционных прав граждан (ст. 165 УПК РФ)»1, призванное обеспечить
баланс между достижением целей уголовного преследования и соблюдением
прав граждан.
«Принятое Постановление - первый случай, когда Пленум ВС РФ
обращается к проблеме проведения следственных действий, ограничивающих
конституционные права граждан», - заявила судья И. Кочина, представлявшая
документ. К их числу относятся осмотр жилища без согласия жильцов, обыск и
выемка в жилище, личный обыск, выемка документов с охраняемой законом
тайной информацией. Об актуальности проблемы свидетельствует большое
количество ходатайств о производстве перечисленных действий - более 1,38
млн. только в прошлом году, которые удовлетворяются в 90% случаев 2.
По-прежнему актуален вопрос о нарушениях, допускаемых полицией в
ходе гласных оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ): обследования
помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспорта, в том числе
проводимых в отношении компаний. По данным Генеральной прокуратуры
России, общее число нарушений при проведении ОРМ увеличилось на 13,3% (с
1 125 до 1 928), а в отношении предпринимателей - на 31,9% (с 649 до 1 062).
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 № 19 «О практике рассмотрения судами
ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан
(статья 165 УПК РФ)»// Бюллетень Верховного Суда РФ. № 7. июль. 2017.
2
Сухаренко А. На страже процессуальных прав // ЭЖ-Юрист. 2017. № 27.
1
71
Отсутствие надлежащего ведомственного контроля за работой оперативных
подразделений
характеризует
невысокая
эффективность
перечисленных
мероприятий. Только в 20,3% случаев результаты обследований послужили
основанием для возбуждения уголовного дела (в отношении предпринимателей
- 18,7%). По остальным - информация не подтверждается. Допускаемые
нарушения оказывают существенное влияние на результаты коммерческой
деятельности, а в ряде случаев исключают возможность участия бизнесменов в
деловом обороте на длительный срок.
Между тем статьями 23, 25, 35 и 36 Конституции Российской Федерации
гарантировано каждому право на частную собственность, неприкосновенность
жилища, частной жизни, на личную и семейную тайну, тайну переписки,
телефонных переговоров,
почтовых,
телеграфных и
иных сообщений.
Ограничение этих прав допускается не иначе как на основании судебного
решения.
Судебный
порядок
получения
разрешения
на
производство
следственного действия предусмотрен статьей 165 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации, появившейся в 2004 году.
Анализируя материалы уголовных дел, можно отметить, что до сих пор
следователи и дознаватели при производстве обыска допускают ошибки.
Например, до сих пор в материалах уголовных дел, расследованных в
последние годы (в условиях уже устоявшейся с учетом нового УПК РФ
правоприменительной
практики),
встречаются
суррогаты
данного
следственного действия, связанные в том числе и с несвоевременным
возбуждением
уголовного дела.
В силу законодательного запрета
на
производство большинства следственных действий до возбуждения уголовного
дела
при
несвоевременном
возбуждении
дела
блокируется
также
и
возможность законного и обоснованного производства личного обыска, либо
результаты
личного
обыска
рискуют
оказаться
недопустимыми
доказательствами (фактически - по формальным основаниям). Поэтому
следователи
или
дознаватели
вместо
того,
чтобы
принять
меры
по
своевременному возбуждению дела, нередко подменяют производство личного
72
обыска такими технологически сходными, но сомнительными с точки зрения
правовой природы мероприятиями, как «добровольная выдача», «изъятие».
Соответственно,
по
данному
факту
ими
составляются
«протоколы
добровольной выдачи», «протоколы изъятия» и т.п. документы.
Другим типичным недостатком является нарушение процессуальных
условий и порядка производства обыска. Причиной таких ошибочных действий
следователей или дознавателей являлась упрощенная оценка следственной
ситуации с точки зрения ее процессуального и тактического компонента. В
частности,
действуя
по
аналогии
с
регламентацией
производства
освидетельствования, не связанного с обнажением лица противоположного
пола со следователем, в качестве понятых не всегда приглашаются лица одного
пола с обыскиваемым. Так, например, для участия в личном обыске
подозреваемого, из кармана куртки которого был впоследствии изъят сотовый
телефон, самоуправно взятый им с места происшествия и принадлежавший
потерпевшей, была приглашена супружеская пара. И хотя в данном случае
указанное
нарушение
явилось
формальным
(обнаруженный
предмет
самоуправства находился в одежде обыскиваемого, что не потребовало его
обнажения), оно прямо противоречит положениям ч. 3 ст. 184 УПК РФ. Общим
недостатком, допускаемым при производстве следственных действий на этапе
непосредственного изъятия обнаруженных предметов и документов, являются
нарушения правил об упаковке. Однако наиболее остро эта проблема стоит при
производстве личного обыска и выемки, что позволяет стороне защиты
использовать эти промахи в целях дискредитации доказательств.
Кроме того, в ст. 182 УПК РФ не урегулирован порядок производства
обыска в ломбарде с целью изъятия вещи, заложенной или сданной на
хранение.
Согласно
ст.
182
УПК
РФ
судебное
решение
требуется
исключительно для производства обыска в жилище. В иных случаях обыск
производится по решению следователя. Однако в ч. 3 ст. 183 УПК РФ
предусмотрено, что выемка вещи, заложенной или сданной на хранение в
ломбард, осуществляется на основании судебного решения. Представляется,
73
что в данной ситуации применение аналогии закона необходимо и возможно,
так
как
производство
обыска
без
судебного
решения
приведет
к
необоснованному ограничению прав участников уголовного процесса и может
повлечь признание полученных доказательств недопустимыми. Правильность
указанного вывода подтверждается правовыми позициями Конституционного
Суда РФ, высказанными по сходным вопросам. Так, в статье 182 УПК РФ не
урегулирован порядок обыска в кредитных организациях с целью изъятия
документов, составляющих банковскую тайну. Конституционный Суд РФ
указал, что положения ст. 182 УПК РФ в системе действующего уголовнопроцессуального
регулирования
предполагают
необходимость
принятия
судебного решения о выемке и изъятии путем проведения обыска предметов и
документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных
кредитных организациях1.
Помимо разночтения и видимых пробелов нормативных правовых актов,
можно отметить что ошибки допускаются в частности при отражении
оснований
проведения обыска. Можно привести следующий пример из
судебной практики, согласно которому вследствие ненадлежащей оценки
оснований проведения обыска подлежал изменению приговор суда.
Постановлением Президиума Рязанского областного суда от 25.10.2016
№ 44У-45/2016 отменен отказ в удовлетворении ходатайства о производстве
обыска в жилище, а именно - 12 апреля 2016 года следователь ФИО8
обратилась в суд с постановлением о возбуждении ходатайства о производстве
обыска в жилище ФИО9 по адресу: <адрес>, поскольку у следствия имелись
основания полагать, что похищенное имущество, принадлежащее К могло
находиться
по
месту
жительства
ФИО9
по
вышеуказанному адресу.
Постановлением Октябрьского районного суда г. Рязани от 13 апреля 2016 года
в удовлетворении данного ходатайства следователя отказано. Проверив
Определение Конституционного Суда РФ от 19 января 2005 г. № 10-О «По жалобе открытого акционерного
общества "Универсальный коммерческий банк "Эра" на нарушение конституционных прав и свобод частями
второй и четвертой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»// Вестник
Конституционного Суда Российской Федерации. 2005. № 3.
1
74
представленные
материалы
дела,
обсудив
обоснованность
доводов
кассационного представления и кассационной жалобы, президиум приходит к
следующему выводу. В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями
отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке являются
существенные нарушения уголовного и (или) уголовно - процессуального
закона, повлиявшие на исход дела. Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление
судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Однако,
постановление Октябрьского районного суда г. Рязани от 13 апреля 2016 года
этим требованиям не отвечает. В силу ч. 1 ст. 182 УПК РФ основанием
производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в
каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия
преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение
для уголовного дела. При этом, в соответствии с ч. 3 ст. 182 УПК РФ, п. 5 ч. 2
ст. 29 УПК РФ, обыск в жилище проводится на основании судебного решения,
принимаемого в порядке ст. 165 УПК РФ. На основании п. 1 ст. 165 УПК РФ
следователь в случае необходимости производства обыска в жилище с согласия
руководителя следственного органа возбуждает перед судом соответствующее
ходатайство, которое, согласно п. 2 ст. 165 УПК РФ, подлежит рассмотрению
единолично судьей районного суда по месту производства предварительного
следствия или производства следственного действия. Из материалов дела и
постановления следует, что судья исследовал в судебном заседании данные,
представленные следователем ФИО8, в обоснование ее ходатайства, а именно:
протокол допроса потерпевшего К.; протокол очной ставки от 24.03.2016 года
между ФИО9 и К справку <данные изъяты>", и сделал вывод об отсутствии
каких-либо доказательств, подтверждающих факт того, что в период хищения
имущества потерпевшего К., либо в настоящее время ФИО9 пользовалась и
пользуется квартирой по адресу: <адрес>. По данному адресу зарегистрирована
мать ФИО9 - ФИО10. Вместе с тем, из показаний ФИО9, данных ею при
проведении очной ставки 24.03.2016 года, исследованной в судебном
заседании, видно, что она не отрицала своего нахождения в квартире К.,
75
расположенной по адресу: <адрес>, в период с марта по <данные изъяты>, т.е. в
период совершения кражи из квартиры К. После того, как ФИО9 покинула
указанную квартиру, она поехала к себе домой, к маме, т.е. на <адрес>. Однако,
в нарушение ч. 4 ст. 7 УПК РФ, судом этому обстоятельству в постановлении
правовой оценки не дано.
В связи
с
изложенным,
президиум
считает,
что постановление
Октябрьского районного суда г. Рязани от 13 апреля 2016 года судом вынесено
без учета всех представленных материалов и конкретных обстоятельств дела 1.
Помимо обжалования оснований производства обыска типичными
судебными спорами является обжалование порядка проведения обыска, в
качестве примера можно привести апелляционное постановление Московского
городского суда от 14.10.2015 по делу № 10-13874/2015В, которым оставлена
без удовлетворения апелляционная жалоба обвиняемая Ф., которая выражает
несогласие с постановлением суда, считает его незаконным, необоснованным,
немотивированным, не отвечающим требованиям ст. 7 ч. 4 УПК РФ, потому
что в постановлении суда не приведены доказательства, свидетельствующие о
необходимости производства обыска без судебного решения, не выяснено был
ли проведен обыск правомочными на то лицами и с соблюдением норм
уголовно-процессуального закона. Обращает внимание на допущенные при
проведении обыска нарушения, в том числе отмечает, что на момент
проведения обыска она находилась на стационарном лечении в больнице, о
предстоящем обыске ее никто не уведомлял, при этом дверь квартиры
выломали, обыск был проведен без ее присутствия, чем были нарушены ее
права.
Указывает,
что
непонятно,
какое
отношение
к
делу
имеет
оперуполномоченный проводивший обыск, из представленных материалов
неясно, в какое время был произведен обыск, в протоколе обыска имеются
неоговоренные исправления. По мнению обвиняемой, производство обыска без
получения судебного решения в данном случае является незаконным и
необоснованным, при этом из перечисленных в постановлении следователя
1
http://oblsud.riz.sudrf.ru/modules.php?name=info_court&id=3
76
предметов и документов, которые относятся к уголовному делу, ничего
обнаружено не было, а была изъята оргтехника, являющаяся собственностью
другого лица. Принимая решение по ходатайству следователя, суд первой
инстанции действовал в пределах полномочий, предоставленных ч. 2 ст. 29
УПК РФ, регламентирующей право суда в ходе досудебного производства
принимать решения, в том числе о признании проведенного обыска в жилище
без судебного решения законным, и обоснованно согласился с наличием
оснований для проведения обыска в рамках возбужденного уголовного дела, а
именно, в целях отыскания и изъятия имеющих значение для дела предметов и
документов, на которые указывается в части 1 ст. 182 УПК РФ, а также о
наличии реальной опасности утраты документов в случае незамедлительного не
проведения обыска. Однако, как следует из постановления суда, решение о
проверке законности производства обыска в жилище, судом надлежаще
мотивировано и обосновано. Принимая данное решение, суд учитывал, что
обыск в жилище Ф. проведен без получения судебного решения в связи с
неотложностью
данного
следственного
действия,
ввиду
возможности
уничтожения либо сокрытия предметов и документов, имеющих значение для
расследования уголовного дела, поскольку имелись основания полагать, что по
месту жительства Ф. по указанному адресу могут находиться предметы и
документы, относящиеся к совершенному преступлению, имеющие значение
для уголовного дела.
Суд в полном объеме исследовал все необходимые для решения данного
вопроса обстоятельства и вынес мотивированное постановление, признав
законным производство обыска в жилище Ф. без судебного решения, с учетом
исследования всех представленных материалов, достаточных для рассмотрения
ходатайства и вынесения законного и обоснованного решения, и конкретных
обстоятельств дела, в результате чего, суд обоснованно пришел к выводу об
удовлетворении ходатайства следователя1.
1
https://rospravosudie.com/court-moskovskij-oblastnoj-sud-moskovskaya-oblast-s/act-499765852/
77
Орловским
апелляционное
областным
судом
постановление
по
зарегистрированным
кандидатом
11
ноября
жалобе
в
2015
Д.А.С.;
депутаты
года
который
по
вынесено
является
одномандатному
избирательному округу №, поэтому проведение обыска перед выборами,
является спланированной акцией, цель которой – распространение о нем
негативной информации; в ходе обыска были нарушены его конституционные
права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, так
как у него изъяли личные вещи, которые не имеют отношения к
обстоятельствам расследования уголовного дела №. , просил признать
постановление незаконным , обязать следователя возвратить ему все предметы
и документы, изъятые в ходе незаконного обыска. Однако, следствием было
установлено, что индивидуальный предприниматель П.В.Н. использовал
железнодорожное
полотно для
доставки товаров в ИП
«П.В.Н.» не
предоставляя оплату за пользование таковым в ОАО «<...>», а также принимал
участие в подготовке документов для предоставления их в УФРС по <адрес>,
для регистрации права на недвижимое имущество, в связи с чем необходимо
установить, местонахождение документов, которые послужили основанием для
перехода права на недвижимое имущество, бухгалтерских документов, на
основании которых заключена сделка купли-продажи земельного участка и
железнодорожного полотна, квитанций, приходных ордеров, документов об
оценке объектов недвижимого имущества и его исключение из собственности
МУП «<...>», технических паспортов на объекты недвижимости.С учетом
изложенного, у следствия обоснованно возникла необходимость в получении
вышеуказанных документов, которые могли находиться в жилище П.В.Н. по
адресу: <...>.В соответствии с ч. 1, 3 ст. 182 УПК РФ, основанием производства
обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте
или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы,
документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.
Обыск
в
жилище
производится
на
основании
судебного
решения,
принимаемого в порядке, установленном ст. 165 УПК РФ.В соответствии со ст.
78
165 УПК РФ, ходатайство о производстве обыска подлежит рассмотрению
судьей единолично, не позднее 24 часов с момента поступления ходатайства,
при этом в судебном заседании вправе участвовать прокурор и следователь.
Принимая решение о разрешении производства обыска в жилище П.В.Н. по
адресу: <адрес>, ул. <адрес>, суд, располагая свидетельскими показаниями
А.Е.Н.,
полученными
в
установленном
законом
порядке,
в
рамках
возбужденного уголовного дела, уполномоченным на то должностным лицом, а
также оперативной информацией, изложенной в справках-меморандумах
сотрудников УФСБ России по <адрес><...>), вопреки доводам П.В.Н. в жалобе
и адвоката Ноздрина Н.Н. в суде апелляционной инстанции, имел достаточные
данные, которые позволяли предположить, что в указанном в ходатайстве
следователя месте могли находиться предметы и документы, которые могут
иметь значение для уголовного дела. Судебное решение основано на
объективных данных, содержащихся в представленных материалах, и принято в
соответствии с положениями ст. 165, 182 УПК РФ, с соблюдением всех норм
уголовно-процессуального
законодательства,
регламентирующего порядок
рассмотрения данного вопроса, с участием прокурора и следователя. Вопреки
доводам П.В.Н. в жалобе, направление лицу, в жилище которого разрешено
производство обыска , постановления о разрешении производства обыска в
жилище, уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. Доводы П.В.Н.
о
том,
что
проведение
обыска
у
кандидата
в
депутаты,
является
спланированной акцией, несостоятельны, поскольку объективными данными не
подтверждены. Ссылки П.В.Н. в жалобе на то, что обыск был проведен
сотрудником УФСБ России по <адрес> и в ходе обыска у него были изъяты
личные вещи, которые не имеют отношения к обстоятельствам расследования
уголовного дела №, тем самым нарушены его конституционные права на
неприкосновенность частной жизни, а также доводы адвоката Ноздрина Н.Н. в
суде апелляционной инстанции о том, что по преступлению истекли сроки
давности привлечения к уголовной ответственности, не являются основанием
для отмены судебного решения, так как предметом судебного разбирательство
79
было ходатайство следователя о разрешении производства обыска в жилище.
При таких обстоятельствах постановление, является законным и обоснованным,
оснований для удовлетворения апелляционной жалобы по изложенным в ней
доводам,
суд
апелляционной
инстанции
не
усматривает.
Нарушений Конституционных прав и Конвенции о защите прав человека и
основных свобод, а также норм уголовно-процессуального закона, при
рассмотрении
заявленного
следователем
ходатайства
о
разрешении
производства обыска в жилище П.В.Н., с учетом требований ст. 389.15 УПК
РФ, которые могли бы послужить основанием отмены либо изменения
постановления суда, не установлено 1.
В связи с изложенным, тактически грамотное производство следственных
действий является залогом успешного расследования рассматриваемого вида
преступлений. Особое значение во многих случаях приобретают результаты
проведения таких следственных действий, как обыск и выемка, в ходе которых
можно получить неопровержимые доказательства вины конкретных лиц.
Вместе с тем ошибки при их производстве могут способствовать признанию
доказательств, полученных с их помощью, недопустимыми, что повлечет за
собой уход виновных от ответственности.
1
http://oblsud.orl.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1&did=779
80
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Основными способами собирания, закрепления и проверки доказательств
по уголовным делам являются следственные действия, система которых, а
также основания, условия, порядок, цели их проведения закреплены в
Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации.
Нарушение порядка проведения следственных действий приводит к
неблагоприятным последствиям не только для гражданина, в отношении
которого
оно
проводилось,
но
и
для
органов,
осуществляющих
предварительное расследование. Доказательства, полученные с нарушением
Уголовно-процессуального кодекса, в соответствии со статьей 75 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, признаются недопустимыми,
а
должностное
лицо,
которое
пренебрегло
установленным
законом
процессуальным порядком проведения следственных и процессуальных
действий, подлежит ответственности.
Обыск как следственное действие заключается в принудительном
обследовании каких-либо мест или лиц в целях отыскания и изъятия орудий
преступления, предметов, ценностей, которые могут иметь значение для
уголовного дела. Фактическим (материальным) основанием для производства
обыска
является
наличие
у
следователя
(дознавателя)
обоснованного
предположения о возможном нахождении искомых объектов в каком-либо
месте или у какого-то лица
Выемка как следственное действие состоит в уголовно-процессуальной
деятельности
по
изъятию
индивидуально-определенных
предметов
и
документов, имеющих значение для дела, если точно известно, где и у кого они
находятся. В отличие от обыска при выемке следователю (дознавателю)
известны индивидуальные признаки предметов и других объектов, которые
подлежат изъятию, а также следователю (дознавателю) известно, что данные
объекты находятся
у конкретного лица. Анализ эволюции уголовно-
процессуального регулирования институтов обыска и выемки позволяет
81
выявить ряд этапов развития исследуемых институтов в отечественном
законодательстве: 1) этап обвинительного архаичного процесса от Русской
Правды
(XI
в.)
до
принятия
Соборного
Уложения
(1649
г.),
характеризовавшийся преобладанием обычно-правовых норм и закреплением
первых инструкций административно-судебным органам по проведению
розыска поличного, его изъятию и протоколированию; 2)этап становления и
развития
инквизиционного процесса,
длительный период
от принятия
Судебника 1497 г. до Свода законов Российской империи 1832 г.,
характеризовавшийся
преобладанием
административно-правового
регулирования деятельности органов власти и должностных лиц по выявлению
поличного, а также различных следов преступления, захвату скрывшихся от
органов власти лиц, а также разделением обыска и выемки по способам
проведения; 3) этап становления и развития современного состязательного
процесса, начало которому было положено принятием Устава уголовного
судопроизводства 1864 г., базирующийся на основных положениях о
приоритете прав граждан, неприкосновенности жилища и собственности,
уважении
тайны
законодательном,
личной
а
жизни
в
и
коммерческой
последующем
тайны
и
др.,
их
международно-правовом
и
конституционно-правовом закреплении, разделении функций органов дознания,
предварительного следствия и суда при применении исследуемых мер
процессуального принуждения.
Порядок производства обыска можно структурировать следующим
образом:
1)
принимается
решение
о
необходимости
и
возможности
производства обыска; 2) выносится постановление о производстве обыска
(постановление судьи о разрешении производства обыска в жилище); 3)
готовятся видео-, кино-, фотоаппаратура и другие технические средства; 4)
приглашаются понятые, а при необходимости специалист и иные лица; 5)
постановление о производстве обыска (судебное решение о разрешении его
производства) предъявляется обыскиваемому; 6) разрешается вопрос о
возможности присутствия при обыске защитника (адвоката); 7) обыскиваемому
82
предлагается добровольно выдать подлежащие изъятию предметы (документы
и т.п.); 8) в случае необходимости лицам, присутствующим в месте, где
производится обыск, запрещается покидать его, а также общаться друг с другом
или иными лицами до окончания обыска; 9) поиск в помещении предметов
(документов и т.п.), которые могут иметь значение для дела, который может
иметь место и после выдачи истребованной вещи; 10) предъявление понятым,
наблюдение, измерение, изъятие (если есть необходимость, изъятие может быть
принудительным) предметов (документов и т.п.), могущих иметь значение для
дела, а также изъятых из оборота; 11) фиксация в протоколе следственного
действия всех действий участвующих в обыске лиц, отличительных признаков
(свойств) каждого предмета (документа и т.п.) и точного места его
обнаружения; 12) в необходимых случаях осуществляются фотографирование,
киносъемка, видеосъемка, составляются планы, схемы и т.п.; 13) в случае
необходимости изъятое упаковывается и опечатывается; 14) составляется опись
изъятых или передаваемых на особое хранение предметов (документов и т.п.), с
указанием количества, меры, веса или индивидуальных признаков и по
возможности их стоимости; 15) если при обыске имели место попытки
уничтожить или спрятать предметы (документов и т.п.) либо факты нарушения
порядка со стороны обыскиваемых или других лиц, в протоколе указывается на
это и на принятые меры; 16) принимаются меры к тому, чтобы не были
оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в
помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна,
а также обстоятельства частной жизни других лиц; 17) завершается
протоколирование следственного действия по правилам ст. ст. 166, 167, 182
УПК РФ.
Порядок
производства
предусмотренных
законом
выемки:
случаях
1)вынесение
принятие
постановления,
судебного
а
в
решения
о
производстве выемки. 2) приготовление необходимых для выемки видео-, кино, фотоаппаратуры и иных технических средств. 3)по усмотрению следователя
(дознавателя и др.) приглашение понятых, специалиста и других необходимых
83
для производства следственного действия лиц. 4)обеспечение присутствия
лица, у которого производится выемка. 5)разъяснение участвующим в
производстве выемки лицам их прав и обязанностей (если есть в этом
необходимость, предупреждение их о неразглашении данных предварительного
расследования), ответственности и порядка производства выемки. 6)оглашение
постановления о производстве выемки лицу, у которого она производится с
предложением ему выдать искомый предмет (документ). 7)разрешение вопроса
о возможности присутствия при выемке защитника (адвоката). 8)запрещение в
случае необходимости лицам, присутствующим в месте, где производится
выемка, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до
окончания следственного действия. 9)изъятие предметов (документов), если
есть необходимость - принудительное, и предъявление их участникам
следственного
действия.
фотографирования,
10)производство
кино-,
видеосъемки,
(в
необходимых
составление
планов
случаях)
и
схем.
11)составление описи изъятых или передаваемых на особое хранение
предметов
(документов),
с
указанием
количества,
меры,
веса
или
индивидуальных признаков и по возможности их стоимости.12)принятие мер к
тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе выемки обстоятельства
частной жизни лица, у которого была произведена выемка, его личная и (или)
семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.
13)завершение протоколирования результатов данного следственного действия
по правилам настоящей статьи, а также ст. ст. 166, 167, 182 УПК РФ. 14)
вручение под расписку лицу, у которого была произведена выемка, или
совершеннолетним членам семьи копии протокола выемки. Если выемка
производилась в помещении, принадлежащем предприятию, учреждению,
организации, вручение под расписку копии протокола соответствующему
должностному лицу.
84
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные правовые акты и материалы судебной практики
1.
Конституция
Российской
Федерации.
Принята
всенародным
голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от
30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) //
Российская газета. 1993. 25 декабря.
2.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18
декабря 2001 г. № 174-ФЗ ( в редакции от 29.07.2018) // СПС «Консультант Плюс»
3.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996г. №63-
ФЗ (в редакции от 29.07.2018) // СПС «Консультант -Плюс»
4.
О внесении изменения в статью 90 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации: федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 191ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2015. № 27. Ст. 3982.
5.
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации
и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный
закон от 29 июня 2009 г. № 141-ФЗ // Российская газета. 2009. 3 июля.
6.
О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве
следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав
граждан (статья 165 УПК РФ): Постановление Пленума Верховного Суда РФ
от 01.06.2017 № 19 // Российская газета. № 125. 09.06.2017.
7.
О
применении
норм
Уголовно-процессуального
кодекса
Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной
инстанции: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012г. №26
(с изм. от 01.12.2015г.)// Российская газета. №283. 07.12.2012.
8.
Устав уголовного судопроизводства
от 20 ноября 1864 г.
[Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (утратил
силу).
85
9.
Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 г. (утратил
силу). [Электронный ресурс]. URL: http://constitution.garant.ru/history/act16001918/3450/
10.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 1922 г. (утратил
силу). [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/901757376.
11.
Постановление ВЦИК от 15 февраля 1923 г. "Об утверждении
Уголовно-Процессуального
Кодекса
Р.С.Ф.С.Р."
(вместе
с
"Уголовно-
Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.") // СУ РСФСР. 1923. № 7. ст. 106.
(утратил силу).
12.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. (утратил силу).
[Электронный
ресурс].
URL:
http://pravo.levonevsky.org/bazazru/zakon670/index.htm.
13.
По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй
статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан
А.В. Баляна, М.С. Дзюбы и других: постановление Конституционного Суда РФ
от 17.12.2015 № 33-П // Собрание законодательства РФ. 28.12.2015. № 52 (часть
I). ст. 7682.
14.
По
жалобе
гражданина
Мошкина
Михаила
Игоревича
на
нарушение его конституционных прав статьями 165, 183 и 399 Уголовнопроцессуального
кодекса
Конституционного
Суда
Российской
РФ
от
Федерации:
15.01.2016
№
186-О
определение
//
Вестник
Конституционного Суда РФ. № 3. 2016.
15.
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Репина
Максима Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью
четвертой статьи 165 и частью третьей статьи 182 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от
27.06.2017 № 1249-О //СПС «Консультант Плюс».
86
16.
Об
утверждении
обзора
практики
Конституционного
Суда
Российской Федерации за второй и третий кварталы 2016 года: решение
Конституционного Суда РФ от 10.11.2016 «» //http://www.ksrf.ru.
17.
Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судей
общей юрисдикции и мировых судей в первом полугодии 2016 года //
Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации. Москва.
2014. С. 64.
18.
Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации
№ 1 (2016) [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из
справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
19.
Апелляционное постановление Орловского областного суда от
11.11.2015г.//http://oblsud.orl.sudrf.ru/modules.php?name=press_dep&op=1&did=7
79.
20.
14.10.2015
Апелляционное постановление Московского городского суда от
по
делу
№
10-13874/2015В//
https://rospravosudie.com/court-
moskovskij-oblastnoj-sud-moskovskaya-oblast-s/act-499765852/.
21.
Постановлением Президиума Рязанского областного суда от
25.10.2016
№
44У-45/2016//
http://oblsud.riz.sudrf.ru/modules.php?name=info_court&id=3.
Специальная литература
22.
Абдулвалиев,
А.Ф.
Суд
как
участник
уголовного
судопроизводства: автореферат дисс. ... канд. юрид. наук / А. Ф. Абдулвалиев.
Екатеринбург, 2010. - 247 с.
23.
Амплеева, Т.Ю. История уголовного судопроизводства России (ХI
–XIX вв.): дис. … д-ра юрид. наук / Т. Ю. Амплеева. М.,2009. - 457 с.
24.
Ануфриева,
Е.А., Куценко,
М.В.
Проблемы проведения
тактической операции "задержание с поличным" по делам о коррупционных
преступлениях / Е.А. Ануфриева, М.В. Куценко // Российский следователь.
2016. № 23. С. 10 - 14.
87
25.
Березин, Д.А. Правоотношения с участием в них ломбарда/ Д. А.
Березин // Юрист. 2016. № 16. С. 9 - 13.
26.
Бородинова, Т.Г. Теоретические и правовые основы формирования
института пересмотра приговоров в уголовно-процессуальном праве России / Т.
Г. Бородинова. М., 2014.-312 с.
27.
Быков, В.М. Права потерпевшего в уголовном судопроизводстве
России / В. М. Быков // Российская юстиция. 2015. № 7. С. 45.
28.
Васюков, В.Ф., Булыжкин, А.В. Изъятие электронных носителей
информации
при
расследовании
преступлений:
нерешенные
проблемы
правового регулирования и правоприменения / В. Ф. Васюков, А. В. Булыжкин
// Российский следователь. 2016. № 6. С. 3 - 8.
29.
Визентин, М. Презумпция невиновности в контексте прецедентной
практики Европейского суда по правам человека / М. Визентин // Российский
ежегодник Европейской конвенции по правам человека. 2015. № 1. С. 258 - 280.
30.
Воскобитова,
Л.А.
Особенности
процессуального
познания:
продолжение дискуссии / Л. А. Воскобитова // Законы России: опыт, анализ,
практика. 2016. № 4. С. 20 - 29.
31.
Гуткин, И.М., Мариупольский, Л.А., Шереметьев, И.М. Советский
уголовный процесс / И.М. Гуткин,., Л. А. Мариупольский, И. М. Шереметьев.
М.: Госюриздат, 1960. - 319 с.
32.
Давыдов, Н.В., Полянский, Н.Н. Судебная Реформа: в 2 т. / Н. В.
Давыдов, н. Н. Полянский. М.: Объединение, 1915. Т. 2. - 403 с.// СПс
«Консультант - Плюс».
33.
Дмитриева, А.А. Меры безопасности, применяемые в отношении
участников процесса на стадии предварительного расследования уголовного
дела / А. А. Дмитриева // Российский следователь. 2017. № 1. С. 3 - 6.
34.
Зайцева, Е.С., Козловский,
П.В. Преодоление пробелов в
уголовно-процессуальном законодательстве / Е. С. Зайцева, П. В. Козловский //
Российская юстиция. 2017. № 2. С. 66 - 68.
88
Зенкин,
35.
А.Н.
Подмена
уголовно-процессуальных
действий
оперативно-розыскными мероприятиями / А. Н. Зенкин // Законность. 2017. №
1. С. 61 - 63.
36.
Иванов, Д.А. Значение обыска как средства принудительного
изъятия имущества в целях возмещения вреда, причиненного преступлением /
Д. А. Иванов // Российский следователь. 2016. № 4. С. 3 – 6.
37.
Иванов, Д.А. Участие представителя потерпевшего - юридического
лица в производстве обыска с целью обеспечения возмещения причиненного
преступлением вреда / Д. А. Иванов // Уголовное судопроизводство. 2016. № 2.
С. 24 - 27.
38.
Казаков,
А.А.
Дисбаланс
в
правовом
регулировании
процессуальных иммунитетов в сфере уголовного судопроизводства / А. А.
Казаков // Lex russica. 2016. № 4. С. 115 - 123.
39.
Колоколов, Н.А. Интересы следствия vs адвокатская тайна / Н. А.
Колоколов // Адвокатская практика. 2016. № 2. С. 29 - 35.
40.
Кондрат,
производстве
по
И.Н.
Обеспечение
уголовным
делам:
прав
личности
законодательное
в
досудебном
регулирование
и
правоприменительная практика / И. Н. Кондрат. М.: Юстицинформ, 2014.
41.
Кони,А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры: Собр. соч. Т. 4. / А. Ф.
Кони. М., 1967. С. 185 - 186.
42.
Кудрявцева, А.В., Смирнов, В.П. Ревизионность как общее условие
апелляционного судопроизводства А. В. Кудрявцев, В. П. Смирнов // Вестник
ЮУрГУ. Серия "Право". 2015. Т. 15. № 2.
43.
Лупинская, П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория,
законодательство и практика. 2-е изд., перераб. и доп. / П. А. Лупинская. М.:
Норма, Инфра-М, 2010. - 240 с.
44.
Лупинская, П.А. Уголовно-процессуальное право Российской
Федерации: Учебник / отв. ред. П. А. Лупинская. — 2-е изд., перераб. и доп. М.
: Норма, 2009. - 1072 с.
89
45.
Малофеев, И.В. Порядок производства отдельных следственных
действий до возбуждения уголовного дела / И. В. Малофеев // Прокурор. 2016.
№ 2. С. 138 - 140.
46.
Михайловская, И.Б. Цели, функции и принципы российского
уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма) / И. Б.
Михайловская. М.: ТК Велби, Проспект, 2003. - 144 с.
47.
Наумов, А.М. Проблема выполнения следственных действий до
возбуждения уголовного дела / А. М. Наумов // Российский следователь. 2016.
№ 7. С. 8 - 12.
48.
Овчинников, Ю.Г. Проведение обыска в жилище в отсутствие
проживающих в нем лиц: процессуальный аспект / Ю. Г. Овчинников //
Законность. 2016. № 5. С. 64 - 67.
49.
Подустова, О.Л. Обыск в обеспечении возмещения потерпевшим
вреда, причиненного преступлением / О. Л. Подустова // Российский
следователь. 2017. № 12. С. 3 – 6.
50.
Роговая, С.А. Проблемы оценки доказательств и принятия решений
при особом порядке уголовного судопроизводства: дис. ... канд. юрид. наук. / С.
А.
Роговая.
Н.
Новгород:
Нижегородский
госуниверситет
им.
Н.И.
Лобачевского, 2006.
51.
Российское законодательство Х-ХХ вв.: в 9 т. Т. 8. Судебная
реформа. М.: Юрид. лит, 1991. - 496 с.
52.
Россинский, С.Б. Допустим ли упрощенный порядок принятия
решения о личном обыске задержанного по подозрению в совершении
преступления? / С. Б. Россинский // Российский следователь. 2016. № 17. С. 25 30.
53.
Селина, Е.В. Конституционные положения о свободе оценки
доказательств по уголовному делу / Е. В. Селина // Современное право. 2016. №
10. С. 116 - 118.
90
54.
Строгович, М.С. Курс советского уголовного процесса. Порядок
производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному
праву / М. С. Строгович. М.: Наука, 1970. Т.2. - 616 с.
55.
Теория уголовного процесса: презумпции и преюдиции / под ред.
докт. юрид. наук Н.А. Колоколова. М.: Юрлитинформ, 2012.
56.
Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России /
Ю. П. Титов. М., 2002. - 472 с.
57.
Томин, В.Т. Уголовный процесс: актуальные проблемы теории и
практики / В. Т. Томин. М.: Издательство Юрайт, 2009. - 376 с.
58.
Тыричев, И.В. Советский уголовный процесс / И. В. Тыричев. М.:
Юрид. Лит., 1980. - 568 с.
59.
Уголовно-процессуальное право: учеб. Для магистров / под общ.
ред. В.М. Лебедева. М.: Юрайт, 2012. - 1016 с.
60.
Уголовный процесс: Учебник для бакалавров / Отв. ред. Л.А.
Воскобитова. М.: Проспект, 2013.
61.
Хмелева, А.В. Особенности производства отдельных следственных
действий при расследовании убийств, имеющих признаки серийности / А. В.
Хмелева // Российский следователь. 2017. № 10. С. 11 – 14.
62.
Хрестоматия по уголовному процессу России / Автор-сост. Э.Ф.
Куцева. М., 1999.
63.
Чеботарева, И.Н. Участие защитника в доказывании по уголовным
делам: к вопросу обеспечения состязательности процесса / И. Н. Чеботарева //
Адвокатская практика. 2017. № 2. С. 54 - 58.
64.
Чельцов-Бебутов, М.А. Советский уголовный процесс / М. А.
Чельцов - Бебутов. Харьков, 1929. - 337 с.
65.
Шестакова, С.Д. Метод российского уголовно-процессуального
права: от инквизиционности к состязательности / С. Д. Шестакова. СПб.:
Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003.
91
66.
Якимович, Ю.К. Структура уголовного процесса: система стадий и
система производств. Основные и дополнительные производства. Избранные
труды / Ю. К. Якимович. СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2011.
Электронные ресурсы
67.
Кречетников
доказательств
А.
[Электрон.
В басманных судах преюдиция
ресурс]
//
Би-би-си.
-
царица
URL:
http://www.bbc.com/russian/russia/2013/04/130422_russia_prejudgment
68.
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: учебник / под
общ. ред. А.В. Смирнова. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2008 [Электронный
ресурс]. Доступ из справ.-правовой ситемы «КонсультантПлюс».
69.
https://oblsud-
orl.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=125
6329&delo_id=4&new=4&text_number=1.
70.
https://oblsud--
brj.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=948
951&delo_id=4&new=4&text_number=1&case_id=13126
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа