close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Пирогова Любовь Александровна. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве

код для вставки
2
3
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Принудительные меры
медицинского характера в уголовном праве»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.04.01 Юриспруденция
Направленность (профиль): Уголовное право
Студент: Пирогова Любовь Александровна
Научный руководитель: к.ю.н., доцент кафедры уголовного права Ю.А.
Герасина.
Объем ВКР: 98 страниц
Количество использованных источников: 109
Ключевые
слова:
принудительные
меры
медицинского
характера,
амбулаторное наблюдение и лечение, принудительное лечение в стационаре.
Краткая характеристика ВКР: Выпускная квалификационная работа имеет
своей целью характеристику института применения принудительных мер
медицинского характера, с целью выявления его особенностей в соответствии с
российским законодательством. В результате исследования автором были
достигнуты следующие результаты: выявлена сущность и предложена дефиниция
«принудительных мер медицинского характера»; проанализированы виды
принудительных
мер
медицинского
характера;
предложены
пути
совершенствования законодательства, регулирующего институт принудительных
мер
медицинского
характера;
рассмотрен
зарубежный
опыт
правового
регулирования принудительных мер медицинского характера.
Методологическую основу исследования составляют общенаучные и
специальные
методы,
такие,
как
логический,
исторический,
формально-
юридический и сравнительно-правовой.
По
результатам
практического характера.
исследования
сделаны
выводы
теоретического
и
5
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ…..……………………………………………………......………………..5
ГЛАВА
1.
ПРАВОВАЯ
ПРИМЕНЕНИЯ
И
ПРИРОДА,
ПОНЯТИЕ,
ПРЕКРАЩЕНИЯ
ЦЕЛИ,
ОСНОВАНИЯ
ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ
МЕР
МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА...............................................................................11
1.1. Правовая природа принудительных мер медицинского характера.........11
1.2. Понятие и цели принудительных мер медицинского характера.............19
1.3.
Основания
применения
и
прекращения
принудительных
мер
медицинского характера...............................................................................................28
ГЛАВА
2.
ВИДЫ
ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ
МЕР
МЕДИЦИНСКОГО
ХАРАКТЕРА…………………………………………………………………………..38
2.1. Принудительное наблюдение и лечение у врача психиатра в
амбулаторных условиях……………………………………………………………....38
2.2. Принудительное лечение в медицинских организациях, оказывающих
психиатрическую
помощь
в
стационарных
условиях..........................................................................................................................45
ГЛАВА
3.
ПРОБЛЕМЫ
ПРИНУЖДЕНИЯ
В
ИСПОЛНЕНИЯ
РОССИИ
И
МЕР
МЕДИЦИНСКОГО
ЗАРУБЕЖНЫЙ
ОПЫТ
ИХ
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ......................................................................................................58
3.1. Практические проблемы исполнения мер медицинского принуждения в
Российской Федерации.................................................................................................58
3.2. Зарубежный опыт использования принудительных мер медицинского
характера........................................................................................................................65
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………..............................…79
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………….............................................................................86
6
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Конституция Российской Федерации,
принятая на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г., в ст. 2 официально
закрепила положение о том, что «человек, его права и свободы являются высшей
ценностью»1. Указанное правило, являясь базовой нормой, распространяется на
все отрасли права, в том числе и на уголовное. Именно поэтому, большое
внимание в нашей стране уделяется соблюдению прав и свобод не только
рядовых граждан, но и заключенных, содержащихся в местах лишения свободы, а
так же лиц, которым судом были назначены принудительные меры медицинского
характера, в силу имеющихся у них психических расстройств.
В настоящее время следует констатировать факт, что количество людей,
страдающих
психическими
расстройствами,
неукоснительно
растет.
По
прогнозам Всемирной Организации Здравоохранения, к 2020 г. психические
расстройства, в частности депрессия, войдут в «пятерку» болезней, наиболее
часто
приводящих
к
потере
трудоспособности2.
Отдельного
внимания
заслуживает статистика в Российской Федерации. Так, если во всем мире около
15% людей нуждаются в квалифицированной психиатрической помощи, то в
России данный показатель составляет 25%, т.е. каждый четвертый гражданин
Российской Федерации страдает от психического недуга 3. Кроме того, нельзя
забывать, что помимо депрессии, наиболее распространенными психическими
расстройствами являются шизофрения и маниакально-депрессивные психозы,
представляющие непосредственную опасность не только для их «носителя», но и
для окружающих его людей.
В итоге, указанные причины обуславливают существование в нашем
государстве
1
института
принудительных
мер
медицинского
характера,
Конституция Российской Федерации (Принята всенародным голосованием 12.12.1993; по сост. на
21.07.2014) // СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст. 4398.
2
См.: Всемирный день психического здоровья / РИА Новости [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://ria.ru/spravka/20181010/1530189663.html. - Дата доступа: 25.11.2018 г.
3
См.: Коптяев, А.Ю. Производство о применении принудительных мер медицинского характера: автореф.
дис. ... канд. юрид .наук: 12.00.09 / Коптяев Алексей Юрьевич. – Тюмень, 2010. – С. 3.
7
направленного на излечение лиц, совершивших преступления в состоянии
невменяемости,
ограниченной
вменяемости,
обусловленным
психическим
расстройством, а также лиц, утративших уголовно-процессуальную и уголовноисполнительную дееспособность.
В то же время, не все важные вопросы указанного института нашли свое
надлежащее законодательное оформление. До сих пор за рамками правового
регулирования остаются вопросы понятия и сущности принудительных мер
медицинского характера, порядка их исполнения, контроля за лицами, в
отношении которых применение данных мер было прекращено и т.д.
Названные законодательные пробелы, а также неутешительная статистика
количества лиц, страдающих психическими расстройствами, наводят нас на
мысль о необходимости проведения комплексного исследования института
принудительных мер медицинского характерна с целью выработки рекомендаций
по его совершенствованию. Полагаем, что вышесказанное обуславливает
актуальность настоящей темы исследования.
Степень
юридической
разработанности
науке
темы
исследованию
исследования.
сущности
и
В
основных
российской
признаков
принудительных мер медицинского характера посвятили свои исследования такие
ученые, как: Т.А. Бубнова, Ю.А. Герасина, А.Б. Меджидова, Н.Ф. Никулинская,
С.В. Полубинская, Б.А. Спасенников, Р.М. Шагеева и др.
К
вопросам характеристики
медицинского
характера
в
разное
основных
время
видов
принудительных
обращались:
Н.В.
мер
Бондарев,
Ю.А. Герасина, В.П. Греку, М. Мироненко, В.П. Ревин и др.
Проблема совершенствования отечественного законодательства в сфере
регулирования принудительных мер медицинского характера, в том числе и на
основании
В.К.
зарубежного
Голянищенко,
Н.В.
опыта,
Жарко,
затрагивалась
А.А.
в
Малиновского,
исследованиях:
Б.А.
Молчанова,
А.И. Ситниковой, А.П. Скиба, Н.Ю. Скрипченко и др.
Однако, часть вопросов в сфере совершенствования уголовного и уголовноисполнительного законодательства, регулирующего институт принудительных
8
мер медицинского характера, все еще требует своей дополнительной научной
разработки.
Объектом
исследования
складывающиеся
в
процессе
выступают
назначения,
общественные
применения
отношения,
и
прекращения
принудительных мер медицинского характера.
Предметом исследования выступают нормы российского уголовного,
уголовно-процессуального,
уголовно-исполнительного
и
медицинского
законодательства, определяющего основы института принудительных мер
медицинского характера.
Цель
исследования
–
выявить
основные
проблемы
института
принудительных мер медицинского характера в уголовном праве Российской
Федерации и разработать пути их решения.
Достижению указанной цели способствуют следующие поставленные
автором задачи:

уточнить правовую природу принудительных мер медицинского
характера;

определить понятие и цели принудительных мер медицинского
характера;

выявить основания применения и прекращения принудительных мер
медицинского характера;

рассмотреть особенности амбулаторного принудительного лечения и
наблюдения у психиатра;

определить
характерные
черты
принудительного
лечения
в
учреждениях стационарного типа;

выявить практические проблемы исполнения мер медицинского
принуждения в Российской Федерации;

осветить зарубежный опыт использования принудительных мер
медицинского характера.
Методологической
общенаучные
и
базой
специальные
настоящего
методы.
Среди
исследования
общенаучных
являются
методов
9
использовались синтез, анализ, дедукция, индукция, абстрагирование, обобщение,
аналогия. Среди специальных методов нашли свое применение логический,
исторический, системно-структурный, сравнительно-правовой.
Эмпирической базой исследования послужили акты судебной практики, в
том числе Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации,
принятые по вопросам, связанным с применением норм, регулирующих институт
принудительных мер медицинского характера, а также судебные акты районных
судов Орловской области.
Нормативную
базу
исследования
составляют
нормы
Конституции
Российской Федерации 1993 г., Уголовного кодекса РФ от 13.06.1996 (в ред. от
23.11.2018), Уголовно-процессуального кодекса РФ от 18.12.2001 (в ред. от
30.10.2018), Закона РФ от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и
гарантиях прав граждан при ее оказании» (в ред. от 19.07.2018), иные
законодательные и подзаконные нормативные правовые акты.
Теоретическая значимость работы состоит в том, что она представляет
собой исследование института принудительных мер медицинского характера с
точки зрения науки уголовного права. Сформулированные в ходе исследования
выводы и предложения могут повысить научный интерес к вопросу о
совершенствовании
норм
Уголовного
кодекса
РФ,
а
также
уголовно-
исполнительного законодательства, регулирующего институт принудительных
мер медицинского характера.
Практическая значимость исследования заключаются в том, что
представленные в нем выводы и предложения могут быть использованы в
деятельности
по
процессуального
совершенствованию
и
российского
уголовно-исполнительного
уголовного,
уголовно-
законодательства;
могут
использоваться в учебном процессе в рамках преподавания курса уголовного
права, уголовно-исполнительного права; быть использованы в профессиональной
юридической деятельности, связанной с применением права.
10
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Сделан вывод, что институт принудительных мер медицинского
характера является комплексным правовым институтом, сочетающим в себе
нормы уголовно-процессуального, уголовного, уголовно-исполнительного права,
а
также
норм,
регламентирующих
судебно-экспертную
деятельность
и
деятельность медицинских организаций.
2.
Предложено
определение
«принудительных
мер
медицинского
характера» – это уголовно-правовая форма государственного принуждения,
заключающаяся в принудительном лечении лиц, страдающих психическим
расстройством, совершивших общественно опасные деяния (преступления) и
нуждающихся по своему психическому состоянию в принудительном лечении.
3. Процесс назначения и прекращения принудительных мер медицинского
характера имеет ряд своих характерных особенностей в отношении лиц,
страдающих
расстройством
сексуального
предпочтения
(педофилией),
не
исключающей их вменяемости. Таким лицам законом разрешено проходить
амбулаторное лечение и наблюдение у психиатра в добровольном порядке, а
также применение к таким лицам принудительных мер может быть осуществлено
после отбытия ими наказания.
4. Амбулаторное наблюдение и лечение у врача-психиатра является
«промежуточной» стадией между назначением лицу принудительного лечения в
стационаре и рядовым оказанием медицинской психиатрической помощи.
Основное содержание принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у
психиатра заключается в контроле врачом психического состояния лица,
осуществлении им осмотров, а также оказании необходимой медицинской,
социальной
и
медикаментозной
помощи.
Главной
же
особенностью
амбулаторного наблюдения и лечения, по мнению автора, является возможность
осуществления его совместно с исполнением уголовного наказания.
5. Сделан вывод, что виды стационарного принудительного лечения в
соответствии с УК РФ разделяются по степени наблюдения за пациентом. Так,
выделяются: обычное наблюдение, постоянное наблюдение и постоянное
11
интенсивное наблюдение. Кроме того, следует отличать принудительные меры
медицинского характера, связанные с помещением лица в психиатрический
стационар, от госпитализации в недобровольном порядке по постановлению суда.
В последнем случае идет речь о принудительном направлении лица в
психиатрический стационар вследствие его непосредственной опасности для себя
и окружающих, исключая факт совершения лицом преступления.
6. Предложены пути оптимизации и совершенствования российского
законодательства, регулирующего институт принудительных мер медицинского
характера. В частности, автором предлагаются изменения ст. 99 УК РФ, ст. 97 УК
РФ, а также внесение дополнений в «Положение об уголовно-исправительных
инспекциях».
7. Проведен сравнительный анализ зарубежного законодательства в сфере
применения принудительных мер медицинского характера. В частности, выделен
позитивный опыт США в реализации мер безопасности в отношении лиц,
совершивших
преступления
на
сексуальной
почве.
Также
отмечена
эффективность назначения принудительных мер медицинского характера по
основаниям оценки общественной опасности совершенного деяния, по опыту
Германии.
Структура работы. Настоящая впускная квалификационная работа состоит
из введения, трех глав, семи параграфов, заключения и списка литературы.
Общий объем ВКР составляет 98 страниц, количество использованных
источников – 109.
12
ГЛАВА 1 ПРАВОВАЯ ПРИРОДА, ПОНЯТИЕ, ЦЕЛИ, ОСНОВАНИЯ
ПРИМЕНЕНИЯ И ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР
МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА
1.1 Правовая природа принудительных мер медицинского характера
Принудительные меры медицинского характера, являясь самостоятельным
институтом
в
рамках
отрасли
исследователей-правоведов,
уголовного
отмечающих
права,
сложность
всегда
интересовали
правовой
природы
указанного явления1. В то же время, соответствующие работы ученых,
посвященные правовой природе принудительных мер медицинского характера, не
отличаются единством своей смысловой структуры и методами исследования.
Сама по себе категория «правовая природа» является довольно сложной для
восприятия и вопрос о том, что же именно означает данное понятие, в
исследованиях не ставится. Более того, «правовая природа» (юридическое
природа» как самостоятельное понятие не указывается и в учебных пособиях,
посвященных общей теории права2.
В
итоге,
большинство
работ
авторов
в
области
исследования
принудительных мер медицинского характера сводятся к определению сущности
данного института сквозь призму его сравнения с иными институтами уголовного
права, выделением его характерных признаков3.
Наиболее распространенным является точка зрения, при которой сущность
принудительных мер медицинского характера определяется через их сравнение с
общим институтом наказания в части оснований применения, целей применения и
юридических последствий.
Ярким
примером
служит
часть
диссертационного
исследования
Р.М. Шагеевой, посвященная определению сущности принудительных мер
1
Например: Уголовное право. Части Общая и Особенная: курс лекций / под ред. А.И. Рарога. – М.: Проспект, 2017.
– С. 186–187.
2
См. например: Общая теория государства и права. В 3-х т. Т. 2. Право: Академ. курс / Отв. ред. М.Н. Марченко 4-e изд., перераб. и доп. - М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М, 2013. - 816 с.; Теория государства и права : учебник для
бакалавров / под ред. В. К. Бабаева. - 3-е изд., перераб. и доп. - М. : Юрайт, 2014. - 715 с.
3
См.: Иногамова-Хегай, Л.В., Корнеева, А.В. Уголовное право. Общая часть. – М.: Инфра-М, 2005. – С. 183.
13
медицинского характера. В ней автором проводится сравнительный анализ между
уголовным наказанием и применением принудительных мер медицинского
характера. В частности, автор указывает, что принудительные меры отличаются
от наказания, прежде всего, по своему содержанию, целям, основаниям
применения и юридическим последствиям. Единственным сходством названных
институтов Р.М. Шагеева называет то, что оба вида данных мер являются мерами
государственного принуждения, т.е. назначаются исключительно судом и
обеспечиваются посредством механизма государственного принуждения. Однако
в отличие от уголовного наказания, принудительные меры медицинского
характера не выражают по своей сути никакой отрицательной, негативной оценки
со стороны государства и не влекут за собой судимости, поскольку их содержание
выражается не в общественной опасности совершенного деяния, а в медицинских
показаниях. Кроме того, срок применения таких мер не указывается судом, а
зависит полностью от медицинского учреждения, занимающегося лечением и
реабилитацией лица. И, напоследок, автор особо отмечает, что применяться такие
меры могут и параллельно с наказанием1.
Аналогичные выводы содержатся и в исследовании Т.А. Бубновой. Автор
утверждает,
что
принудительные
меры
медицинского
характера,
или
принудительное лечение, не являются наказанием. Между ними имеются
серьезные различия, которые могут быть представлены в следующем виде.

в отличие от наказания, назначаемого приговором суда, назначение
принудительных мер медицинского характера реализуется посредством судебного
определения;

разные основания назначения. Если, наказание назначается судом
лишь с учетом совершенного общественно-опасного деяния (преступления), то
принудительные меры назначаются с учетом обязательного наличия трех
факторов:
совершение
общественно-опасного
деяния;
наличие
у
лица
психического расстройства; необходимость лечения лица в связи с проявлениями
1
Шагеева, Р.М. Проблемы применения принудительных мер медицинского характера в уголовном процессе: дисс.
... канд. юрид. наук: 12.00.09 / Шагеева Регина Мансуровна. – Уфа, 2005. – С. 40.
14
в
его
поведении
признаков
общественной
опасности,
обусловленных
сопутствующим психическим заболеванием;

наказание
и
принудительные
меры
медицинского
характера
преследуют совершенно разные цели (о которых будет сказано позднее в
исследовании);

принудительные меры медицинского характера не влекут за собой
судимости для лица, которому они были назначены;

наказание всегда имеет свой срок, в то время как принудительные
меры конкретных сроков применения не имеют. Сроки принудительных мер
определяются лечащим врачом и лечебным учреждением, где содержится лицо, с
учетом его текущего психического статуса1.
В то же время, иные специалисты в области уголовного права полагают, что
исследование принудительных мер медицинского характера целесообразно
проводить в сравнении не с наказанием, а с иными «альтернативными» наказанию
институтами. Показательной в этом плане является работа Э.Т. Шакарова, в
которой
названный
автор
проводит
сравнительный
анализ
между
принудительными мерами медицинского характера и принудительными мерами
воспитательного воздействия. При этом, автор находит существенное отличие в
названных институтах лишь в одном признаки, а именно – в лицах, к которым они
могут применяться. Если первые применяются в отношении лиц, страдающих
психическими расстройствами, то вторые, как всем известно, и на что еще раз
указывает автор, применяются в отношении несовершеннолетних лиц2.
По нашему мнению такой подход в определении сущности принудительных
мер медицинского характера лишен какого-либо смысла. Субъект, которому
назначается та или иная альтернативная наказанию мера государственного
принуждения, не может являться самостоятельным основанием для проведения
сравнительного анализа обособленных явлений. Более того, одни и те же лица, в
1
Бубнова, Т.А. Правовая природа принудительных мер медицинского характера в отношении осужденных,
страдающих психическими расстройствами / Т.А. Бубнова // Человек: преступление и наказание. – 2007. - № 1. –
С. 107.
2
Шакаров Э.Т.Принудительные меры медицинского характера по делам о невменяемых: автореф. дис. … канд.
юрид. наук: 12.00.09 / Шакаров Эсонбой Ташназарович. – Ташкент, 1989. – С. 13.
15
том
числе
несовершеннолетние
и
лица,
страдающие
психическими
расстройствами, могут быть подвергнуты и иным видам государственного
принуждения. Также нельзя забывать и про возможность совокупности
признаков,
когда
несовершеннолетнее
лицо
заболевает
психическим
расстройством.
Именно поэтому ряд работ ученых-юристов в области определения
правовой природы принудительных мер медицинского характера не представляет
для нас научного интереса. Если вернуться к попытке определения термина
«правовой природы», то следует указать, что надлежащая интерпретация дана в
«Философском словаре», где под природой явлений понимается «общее понятие
об объекте, задающее схему понимания и объяснения того или иного предмета
изучения»1. Таким образом, в правовом аспекте «правовую природу» можно
определить как сущность явления, дающее представление о нем и его правовой
значимости.
В специальной литературе можно найти мнения различных авторов,
рассматривающих сущность принудительных мер медицинского характера. В
общем плане, как указывается в большинстве учебных пособий по уголовному
праву, сущность принудительных мер медицинского характера состоит в
обеспечении безопасности лиц, страдающих психическими расстройствами, и
защите общества от воздействия таких лиц2.
Более того, обеспечение безопасности общества как составляющая часть
сущности
принудительных
мер
медицинского
характера
подчеркивалась
Конституционном Судом Российской Федерации. Конечно, Конституционный
Суд за все годы своего существования не выносил решений, прямо относящихся к
вопросам, связанным с законностью главы 15 УК РФ3. В то же время, в своем
Постановлении от 21.05.2013 № 10-П Конституционный Суд РФ указал, что
1
Философский энциклопедический словарь / под. ред. Л.Ф. Ильичева, П.Н. Федосеева, С.М. Ковалева,
В.Г. Панова. – М.: Советская энциклопедия. – С. 529.
2
Например: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред.
В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. — М.: Статут, 2012. – С. 229.
3
Плаксина, Т.А. Принудительные меры медицинского характера в практике судебного конституционного
контроля / Т.А. Плаксина // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. – 2017.
- № 15-1. – С. 227.
16
государство «обязано принимать такие необходимые и достаточные меры
(способы) защиты общественной безопасности, нравственности, здоровья, прав и
законных интересов граждан, которые минимизировали бы последствия
общественно опасных посягательств, приводили бы к сокращению числа их
жертв, предупреждению преступных посягательств на права и интересы
личности»1.
Встречаются в литературе и иных подходы к определению сущности
принудительных мер медицинского характера. Некоторые авторы, к примеру,
отмечают, что сущность данных мер заключается вовсе не в обеспечении
безопасности
и
прав
психически
больных
людей
и
общества,
а
в
правоограничениях, накладываемых на лиц, к которым рассматриваемые меры
применяются2.
Говоря о сущности принудительных мер, некоторые ученые также
указывают, что по своему характеру принудительные медицинские меры
относятся к «иным мерам уголовно-правового воздействия»3. Однако в данном
случае мы считаем необходимым согласится с мнением С.В, Бородина,
критикующего данный подход. По мнению автора, «иные меры уголовноправового воздействия» сопрягаются с институтом «уголовного наказания» в
части альтернативы такому наказанию. Так, «иными мерами» являются
принудительные
меры
воспитательного
воздействия,
назначаемые
судом
несовершеннолетним, но никак не меры медицинского принуждения, никак не
связанные с институтом наказания и судимости4.
Некоторые авторы, например, В.В. Сверчков, говорят о сущности
принудительных мер медицинского характера как о мерах государственного
1
По делу о проверке конституционности частей второй и четвертой статьи 443 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.А. Первова и запросом мирового судьи судебного участка
№ 43 города Кургана(Постановление Конституционного Суда РФ от 21.05.2013 № 10-П) // СЗ РФ. – 2013. - № 22. Ст. 2861.
2
См.: Мокшанов, А.Г. Некоторые аспекты ограничения гражданских прав при исполнении принудительных мер
медицинского характера / А.Г. Мокшанов // Человек: преступление и наказание. – 2017. - № 1. – С. 140 – 144.
3
Спасенников, Б.А.Принудительные меры медицинского характера. История, теория, практика /
Б.А. Спаксенников. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. – С. 47.
4
Новое уголовное право России. Общая часть: Учебное пособие / Бородин С.В., Кузнецова Н.Ф., Наумов А.В., и
др.; Под ред.: Кузнецова Н.Ф. - М.: Зерцало, ТЕИС, 1996. – С. 17.
17
принуждения, применяемых исключительно к психически нездоровым людям1. В
то же время, раскрытие сущности рассматриваемого явления исключительно
через призму отнесения его к мерам государственного принуждения, по нашему
мнению, лишено смысла, поскольку «принуждение» как таковое представляет
собой лишь метод реализации правовых предписаний и не позволяет раскрыть
смысл тех или иных правовых явлений.
Еще раз отметим, что назначение лицу принудительных мер медицинского
характера связано не только с общественной опасностью совершенного им
деяния, но и с наличием у него психического расстройства. В итоге, суд,
принимая решение о назначении таких мер, исходит не столько из факта
совершения лицом преступления, сколько от особенностей личности такого лица
и сопутствующих ему психических заболеваний2.
В итоге, как мы видим, сущность принудительных мер медицинского
характера складывается из правовой и медицинской составляющих.
Однако, некоторые ученые «цепляются» конкретно за медицинскую
сущность рассматриваемого явления, что не является правильным. К примеру,
Н.В. Жарко в своем диссертационном исследовании выдвигает точку зрения, в
соответствии
с
которой
рассматриваемые
меры
являются
«средствами
медицинского характера»3.
Схожего мнения придерживается и А.Г. Мокшанов, по мнению которого
назначение
принудительных
мер
медицинского
характера
должно
обуславливаться психическими особенностями лица, сказывающимися не только
в проявлении общественно-опасного поведения, но и в «затруднении осознания
важности обращения за медицинской помощью». В итоге, по мнению автора,
принудительные меры медицинского характера являются именно «видом
медицинской
1
помощи»,
назначаемой
против
воли
лица,
а
не
мерой
См.: Сверчков, В.В.Уголовное право. Общая часть: курс лекций / В.В. Сверчков. – М.: Юрайт, 2011. – С. 213.
Лощинкин, В.В. К вопросу о юридической природе принудительных мер медицинского характера /
В.В. Лощинкин // Актуальные проблемы российского права. – 2016. - № 10 (71). – С. 132.
3
Жарко, Н.В.Принудительные меры медицинского характера (уголовно-правовой аспект): дис. … канд. юрид. наук:
12.00.08 / Жарко Наталья Викторовна. - Рязань, 2005. - С. 87.
2
18
государственного принуждения1. Точно также считают и некоторые другие
авторы, например, Н.Ф, Никулинская, которая указывает на неспособность
человека из-за психического расстройства осознавать необходимость своего
лечение, вследствие чего такое лечение назначает суд2.
Со всеми указанными выводами нельзя согласиться, поскольку определение
принудительных мер сугубо как способа оказания медицинской помощи попросту
«выводит» институт принудительных мер из области уголовного права, в то время
как закрепленный в нем соответствующий институт направлен не на лечение лиц.
Не
выдерживает
критики
и
мнение
о
необходимости
переименования
«принудительных мер медицинского характера» в «принудительные средства
медицинского характера»3. «медицинское средство», как самостоятельные
термин, имеет свое самостоятельное значение, используемое в медицине, и никак
не связано с уголовно-правовой отраслью. Так или иначе, со «средствами»
медицинского характера человек постоянно сталкивается в повседневной жизни
при обращении в учреждения здравоохранения. Данное понятие гораздо шире и
не
подлежит
отождествлению
с
принудительным
помещением
лица
в
психиатрические лечебные заведения.
В то же время, вопрос о соотношении уголовно-правового и медицинского
начала в институте принудительных мер медицинского характера является
достаточно
интересным.
Необходимо
лишь
найти
определенную
грань,
показывающую их взаимосвязь.
Полагаем, что рассматривая институт принудительных мер, следует
исходить из единства юридических и медицинских начал, лежащих в его основе.
Заметим, что некоторые ученые также поддерживают указанную точку
зрения. Например, О.Н, Куликова отмечает, что сущность принудительных мер
состоит в обеспечении излечения лиц и предупреждения совершения ими новых
1
Мокшанов, А.Г. Указ. соч. – С. 142.
Никулинская, Н. Ф. Принудительная госпитализация в психиатрический стационар и принудительное
психиатрическое освидетельствование как комплексный межотраслевой институт / Н.Ф. Никулинская // Журнал
российского права. - 2006. - № 4. - С. 92.
3
Жарко, Н.В. Указ. соч.
2
19
преступлений1. Из данной точки зрения мы можем увидеть, что в ней представлен
как медицинский критерий – «излечение лица», так и юридический –
«предупреждение совершения новых преступлений».
Схожего мнения придерживается и Г.В. Назаренко, специалист в области
исследования принудительных медицинских мер, справедливо отмечающий, что
сущность таких мер заключается в «принудительном лечении психически
больных лиц, совершивших общественно-опасные противоправные деяния,
представляющие опасность для общества в связи со своим психическим
состоянием»2. Кроме того, автор также указывает, что данный институт
раскрывается как «социально-правовые меры безопасности», что, по нашему
мнению, наиболее точно подходит к характеристике принудительных мер,
сочетая в себе как социальные аспекты (медицинские – лечение психически
больных), так и правовые (лечение лиц, представляющих общественную
опасность, ограждение их от общества).
В целом, стоит также согласиться с мнением авторов, отмечающих, что по
своей сути институт применения принудительных мер медицинского характера
является комплексным правовым институтом, который включает в себя нормы
отраслей права, как уголовно-процессуальные, уголовные и иные, а также нормы,
регламентирующие судебно-экспертную деятельность, деятельность медицинских
организаций и т.п.3.
Именно исходя из такого «комплексного» состава, в юридической науке до
сих пор не сложилось единого мнения относительно понимания сущности
принудительных мер медицинского характера. В итоге, завершая настоящую
часть исследования, укажем основные признаки, определяющие сущность
принудительных медицинских мер:
1
Куликова, О.Н. Принудительные меры медицинского характера, назначаемые осужденным наркоманам, их роль в
предупреждении преступлений, совершаемых на почве наркомании: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Коликова
Олеся Николаевна. – М., 2002. – С. 26.
2
Назаренко, Г.В. Правовая природа принудительных мер медицинского характера / Г.В. Назаренко // Вестник
Омского университета. Серия «Право». – 2008. - № 4 (17). – С. 132.
3
История возникновения принудительных мер медицинского характера и их развитие в Российской Империи до
1917 года / Л.М. Бабкин, С.В. Булатецкий, О.Л. Винник, Е.А. Сусло // Центральный научный вестник. – 2018. - № 7
(48). – С. 41.
20

это меры государственного принуждения;

назначение данных мер связано с психическими особенностями лица,
совершившего общественно-опасное деяние;

данные меры имеют социально-правовую направленность, преследуя
такие задачи, как излечение больного, так и ограждение его от общества и
обеспечения безопасности последнего от совершения таким лицом новых
преступлений.
1.2 Понятие и цели принудительных мер медицинского характера
Уголовный Кодекс Российской Федерации, принятый 13.06.1996 г. и
вступивший в силу с 01.01.1997 г., действует в нашей стране уже на протяжении
22 лет. Текст Кодекса постоянно изменяется и дополняется новыми положениями,
отвечающими реалиям современной жизни и действительности. Претерпевал свои
изменения и институт принудительных мер медицинского характера. Положения
главы 15 УК РФ подвергались изменениям и дополнениям три раза, а именно, в
2003 г.1, 2012 г.2 и 2013 г.3. В то же время, несмотря на внесение правок в главу 15
УК РФ, самостоятельной дефиниции «принудительные меры медицинского
характера» в тексте УК нет и по сегодняшний день, что делает данный вопрос
актуальным и дискуссионным в правовой науке.
Конечно, следует отметить, что отсутствие в тексте УК РФ понятия
«принудительных мер...» обусловлено уже указанным нами ранее сочетанием
юридического и медицинского начал в сущности данного института. Ведь помимо
уголовного4, уголовно-процессуального1 и уголовно-исполнительного права2,
1
О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации(Федер. закон № 162-ФЗ, принят
Гос. Думой08.12.2003; по сост. на 07.12.2011) // СЗ РФ. – 2003. - № 50. - Ст. 4848; 2011. - № 50. - Ст. 7362.
2
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты
Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в
отношении несовершеннолетних(Федер. закон № 14-ФЗ, принят Гос. Думой 29.02.2012) // СЗ РФ. – 2012. - № 10. Ст. 1162.
3
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу
отдельных положений законодательных актов Российской Федерации по вопросам охраны здоровья граждан в
Российской Федерации(Федер. закон № 317-ФЗ, принят Гос. Думой25.11.2013; по сост. на 26.04.2016) // СЗ РФ. –
2013. - № 48. - Ст. 6165; 2016. - № 18. - Ст. 2488.
4
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
21
регулирующего данный институт, его правовое регламентация осуществляется
также
Законом
Российской
Федерации
от
02.07.1992
№
3185-1
«О
психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» 3,
Федеральным законом от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья
граждан в Российской Федерации»4 и иными нормативными правовыми актами,
никак не связанными с институтами уголовного, уголовно-процессуального и
уголовно-исполнительного права.
В рамках данной части настоящего исследования, приведем примеры
определения категории «принудительные меры медицинского характера»,
предлагаемые различными отечественными учеными.
Например,
А.Н.
Батанов
указывает,
что
«принудительные
меры
медицинского характера» есть не что иное как «меры государственного
принуждения,
назначаемые
психическим
расстройством,
по
определению
совершившим
суда
лицам,
страдающим
общественно-опасное
деяние,
заключающиеся в психиатрическом лечении данных лиц»5.
В свою очередь, В.Ф. Трубецкой предлагает определение, базирующееся на
принципе обеспечения безопасности как основной задачи принудительных мер.
Автор указывает, что «принудительные меры...» представляют собой «уголовноправовые меры безопасности, заключающиеся в принудительном лечении лиц,
совершивших противоправные деяния и представляющих опасность для общества
в связи со своим психическим состоянии»6.
Однако, подавляющее большинство определений «принудительных мер
медицинского характера», встречающихся в юридической литературе, пытаются
1
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 174-ФЗ, принят Гос. Думой18.12.2001;
по сост. на 30.10.2018) // СЗ РФ. – 2001. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921; 2018. - № 45. - Ст. 6831.
2
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от(Федер. закон№ 1-ФЗ, принят Гос. Думой 08.01.1997;
по сост. на 20.12.2017) // СЗ РФ. – 1997. - № 2. - Ст. 198; 2017. - № 52 (Часть I). - Ст. 7933.
3
О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании (Закон РФ № 3185-1, принят ВС
РФ02.07.1992; по сост. на 19.07.2018) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 33. - Ст. 1913; 2018. - № 30. - Ст.
4548.
4
Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации(Федер. закон № 323-ФЗ, принят Гос. Думой
21.11.2011; по сост. на 03.08.2018) // СЗ РФ. – 2011. - № 48. - Ст. 6724; 2018. - № 32 (Часть II). - Ст. 5116.
5
Батанов, А.Н. Принудительные меры медицинского характера: история, теория, законодательное регулирование и
практика применения: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Батанов Андрей Николаевич. - Казань, 2004. С. 7.
6
Трубецкой, В.Ф. Принудительные меры медицинского характера: содержание и правовое регулирование / В.Ф.
Трубецкой // Медицинское право. - 2009. - № 3. - С. 23.
22
отразить желание их авторов «вмесить» в них как можно больше характерный
признаков таких мер, их цели, субъектов принудительных мер и т.д. В итоге,
посвященные исследованию института принудительных мер медицинского
характера пестрят излишне сложными, буквально «огромными» определениями.
Ярким примером является определение, предложенная П.А, Колмаковым в
рамках своего учебного пособия: «Принудительные меры медицинского
характера
–
это
предусмотренные
определенном
особого
уголовным
вида
меры
государственного
законодательством,
уголовно-процессуальном
порядке
принуждения,
применяемые
к
лицам,
судом
в
совершившим
общественно опасные деяния в состоянии невменяемости или страдающим
психическим расстройством, не исключающим вменяемости либо делающим
невозможным назначение либо исполнение наказания, а также к лицам,
нуждающимся в лечении от алкоголизма и наркомании и представляющим
общественную опасность, вызванную психическим состоянием здоровья и
характером этого деяния, с целью излечения или улучшения их психического
состояния, ограждения общества от совершения ими повторных общественно
опасных действий и проведения мер социальной реабилитации»1.
Похожее по содержанию определение предлагается и Л.М. Бабкиным и С.В.
Булатецким: «Принудительные меры медицинского характера представляют из
себя разновидность иных, т.е. помимо наказания, мер уголовно-правового
характера, сущность которых состоит в принудительной госпитализации или
обязательном амбулаторном лечении и наблюдении у психиатра лиц, страдающих
психическими заболеваниями или расстройствами, алкоголизмом и наркоманией,
в случае совершения такими лицами общественно-опасных деяний, а также
лицами, которые совершили преступление в состоянии невменяемости либо после
совершения общественно-опасного деяния у них наступило психическое
1
Колмаков, П.А. Проблемы правового регулирования принудительных мер медицинского характера / П.А.
Колмаков. - Сыктывкар: Сыктывкарский государственный университет, 2001. – С. 17.
23
расстройство, в связи с которым назначение или исполнение в отношении них
наказания не представляется возможным»1.
Также, к примеру, Е.А. Попкова считает, что под принудительными мерами
медицинского характера следует понимать «разновидность уголовно-правового
принуждения, назначаемого судом лицам, совершившим общественно-опасные
деяния
в
состоянии
невменяемости
либо
вменяемости,
но
заболевших
психическим расстройством уже после их совершения, делающим невозможным
назначение или исполнение наказания, и заключающееся в принудительной
реализации психиатрического лечения и предупредительных мер в целях
излечения или улучшения состояния таких лиц, предупреждения совершения ими
новых общественно-опасных деяний, обеспечения общественной безопасности, а
также социальной реабилитации таких лиц»2.
Меджидова А.Б., в свою очередь, определяет «принудительные меры...» как
«меры государственного принуждения, назначаемые судом лицам, совершившим
общественно-опасные деяния, предусмотренные Особенной частью УК РФ, в
состоянии невменяемости или в случае невозможности лица руководить своими
действиями и осознавать их общественную опасность вследствие психического
расстройства, заключающиеся в лишении и (или) ограничении прав и свобод
такого лица, возложении на него дополнительных обязанностей, создании
условий для его излечения либо улучшения его психического состояния, а также
для предупреждения совершения им новых преступлений»3.
Примеры подобного рода дефиниций можно приводить еще большое
количество раз. В общей их совокупности отметим, что такие определения, за
счет своего объема и излишне сложной синтаксической конструкции, могут
содержать смысловые неточности, не говоря уже о недоступности их понимания
1
Бабкин, Л.М., Булатецкий, С.В. О некоторых вопросах понятия и значения производства по применению
принудительных мер медицинского характера / Л.М. Бабкин, С.В. Булатецкий // Центральный научный вестник. –
2017. - № 2-4. – С. 44.
2
Попкова, Е.А. Принудительные меры медицинского характера, применяемые к психическим больным: уголовноправовой и уголовно-исполнительный аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Попкова Елена
Анатольевна. - Красноярск, 2005. - С. 13.
3
Меджидова, А.Б. Принудительные меры медицинского характера / А.Б. Меджидова // Российская юстиция. - 2007.
- № 1. - С. 37.
24
для рядового гражданина. Излишним является также указание перечня лиц, к
которым применяются принудительные меры, в части указания «алкоголиков»,
«наркоманов», «токсикоманов» и т.п. Такие лица, как справедливо указывает
С.А. Рыкова, совершают преступления не в состоянии психического расстройства,
а в состоянии «помутненного» сознания, обусловленного интоксикацией
организма вредными веществами1. Кроме того, дифференциация лиц, к которым
применяются принудительные меры медицинского характера, приведенных в
таких определениях, дают неверное представление о том, что в принудительном
лечении нуждаются хронические алкоголики и наркоманы, а не лица, имеющие
тяжелые
психические
расстройства
и
психические
аномалии
в
рамках
вменяемости.
Укажем, что наиболее краткое, но в то же время точное определение
«принудительных мер...» предлагает в своей работе Л.А. Сошина. Автор
предлагает, что под «принудительными мерами...» следует считать «систему
средств государственного принуждения, предусмотренную УК РФ, применяемого
к лицам, совершившим преступления в состоянии невменяемости, либо к лицам, у
которых психическое расстройство проявилось после совершения преступления,
либо к лицам, совершившим преступления и страдающих психическими
расстройствами, не исключающими вменяемости»2.
Отметим, что данное определение не только является оптимальным по
своему синтаксическому объему, но и отражает в себе все существенные
признаки принудительных мер медицинского характера, а именно то, что они
являются мерами государственного принуждения; предусмотрены текстом УК
РФ; применяются к лицами, совершившим общественно-опасные деяния и
страдающим психическим расстройством.
В то же время, по нашему мнению, можно предложить иное определение,
которое будет еще короче и понятнее для восприятия. Так, по нашему мнению,
1
Рыкова, С.А. Некоторые проблемы определения понятия «принудительные меры медицинского характера» в
современном праве России / С.А. Рыкова // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия
«История и право». – 2012. - № 2-2. – С. 94.
2
Сошина, Л.А. К вопросу о законодательном определении термина «принудительные меры медицинского
характера» / Л.А. Сошина // Сибирский юридический вестник. – 2010. - № 1 (48). – С. 48.
25
принудительные меры медицинского характера – это уголовно-правовая форма
государственного принуждения, заключающаяся в принудительном лечении лиц,
страдающих
психическим
расстройством,
совершивших
преступления
и
нуждающихся по своему психическому состоянию в принудительном лечении.
В предложенном нами определении также можно выделить все основные
признаки «принудительных мер...», но, в то же время, оно не перегружено
перечислением оснований применения, целей и иных сопутствующих признаков.
Раз уж мы упомянули о целях принудительных мер медицинского
характера, то следует отметить, что УК РФ, несмотря на отсутствие в нем самой
дефиниции «принудительных мер...», все же закрепил в своем тексте цели таких
мер, указав их в отдельно посвященной ст. 98 УК РФ, а именно: «излечение лиц,
..., или улучшение их психического состояния, а также предупреждение
совершения ими новых деяний...»1.
В юридической литературе бытует мнение, что все указанные в ст. 98 УК
РФ цели можно разделить на юридическую и медицинскую2. Так, к юридической
цели относится «предупреждение совершения лицами новых деяний», а к
медицинской, соответственно, «излечение лиц или улучшение их психического
состояния». С учетом комплексного характера института принудительных мер
медицинского характера, подобных подход к определению его целей кажется на
вполне объективным.
Кроме того, Г.В. Назаренко, также отмечающий возможность подобной
классификации целей, отмечает, что медицинскую цель можно представить в виде
«цели-минимум» и «цели-максимум». Цель-максимум представляет собой полное
излечение лица; цель-минимум – улучшение состояния3. В то же время, по ряду
объективных причин, прежде всего сложности психических заболеваний и
непредсказуемости их течения, цели-максимум не всегда удается добиться.
1
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
03.10.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
2
Тихомирова, М.С., Масянова, Н.Н., Эльзессер, В.В. Принудительные меры медицинского характера: практика и
цели применения / М.С. Тихомирова, Н.Н. Масянова, В.В. Эльзессер // Транспорт и сервис. – 2014. - № 2. – С. 121.
3
Назаренко, Г.В. Принудительные меры медицинского характера: учебное пособие / Г.В. Назаренко. – М.: Флинта;
МПСИ, 2011. – С. 55.
26
Вследствие этого, Г.В. Назаренко указывает, что цель-минимум, заключающаяся
в улучшении состоянии лица, должна преследовать не только такое улучшение в
физиологическом смысле, но и в том плане, что такое лицо впредь не будет
совершать общественно-опасные деяния1. В итоге, мы можем указать, что цельминимум заключается в улучшении психического состояния лица, влекущее за
собой утрату таким лицом общественной опасности.
Не все так однозначно и с юридической целью принудительных мер
медицинского характера. Законодатель целенаправленно указал в качестве такой
цели частную превенцию, т.е. предупреждение новых преступлений со стороны
лиц, в отношении которых уже применяются принудительные меры. Согласимся
со специалистом в области исследования института принудительных мер
медицинского характера Ю.А. Герасиной в том, что невключение в перечень
целей принудительных мер общей превенции является обоснованным шагом со
стороны российского законодателя, поскольку применение таких мер к одним
лицам объективно не может оградить других психически нездоровых лиц от
совершения преступлений, в силу имеющегося у них расстройства2.
Кроме того, как отмечает уже упомянутый нами Г.В. Назаренко,
юридическая и медицинская цели принудительных мер медицинского характера
находятся между собой в тесной взаимосвязи, проявляющейся в том, что
излечение лица или улучшение его состояния (медицинская цель) приводят к
утрате лицом своей общественной опасности, вследствие которой он перестает
совершать дальнейшие преступления (юридическая цель)3.
Отметим также, что некоторыми авторами выделяются и дополнительные
цели принудительных мер медицинского характера, или же дается иная трактовка
уже указанным нами целям. Рассмотрим наиболее часто встречающиеся в
литературе мнения подробнее.
1
Назаренко, Г.В. Принудительные меры медицинского характера: учебное пособие / Г.В. Назаренко. – М.: Флинта;
МПСИ, 2011. – С. 56
2
Герасина, Ю.А. Цели применения принудительных мер медицинского характера / Ю.А. Герасина // Наука и
современность. – 2010. - № 4-2. – С. 312.
3
Назаренко, Г.В. Основы регулятивного воздействия на социально-опасных лиц. Монография / Г.В. Назаренко. –
Орел: Изд-во ОРАГС, 2007. – С. 112.
27
1. Первой и самой главной целью подавляющее большинство авторов
называют «излечение лица». В данном случае укажем, что в специальной
литературе на содержится каких-либо иных мнений касательно данной цели.
Приведенный нами анализ «медицинской цели» в полной мере раскрывает
сущность указанного предназначения принудительных мер. Разве что стоит
дополнительно отметить, что нельзя путать данную цель с общей целью лечения
граждан, в том числе и обычных осужденных. Если в случае лечения осужденных
речь идет о профилактике и лечении рядовых заболеваний, вызванных вирусами,
бактериями, травмами и иными повреждениями, то лечение психически больных
лиц направлено на предотвращение изменений психики человека.
2.
Второй
целью
справедливо
считается
уже
указанное
нами
«предупреждение совершения новых деяний». В данном случае необходимо
пояснить, что такое «предупреждение» осуществляется за счет реализации двух
самостоятельных задач, на что также указывается в специальной литературе1.
Первой задачей является предупреждение совершения лицом новых
преступлений во время применения к нему принудительных мер медицинского
характера. В основном, данная задача реализуется за счет подобранного врачомпсихиатром лечения, блокирующего желание и способности лица совершать
противоправные
действия
(лечение
транквилизаторами,
нейролептиками,
антидепрессантами и т.п.). Кроме того, в случае нахождения лица в стационарных
условиях, указанная цель достигается за счет его изолированности от общества,
поскольку пациенты стационара не вправе покидать лечебное учреждение, за чем
строго следит его персонал.
Вторая задача состоит в предупреждении совершения новых преступлений
после отмены принудительных мер медицинского характера. В данном случае
большую роль играет эффективность проведенного лечения, поскольку зачастую
недостаточное лечение и преждевременное прекращение принудительных мер
1
См. подробнее: Федорова, Е.А. Предупреждение совершения новых деяний (преступлений) как цель применения
принудительных мер медицинского характера / Е.А. Федорова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями
и иными правонарушениями. – 2017. - № 115-2. – С. 103; Спасенников, Б.А. К вопросу о целях принудительных
мер медицинского характера / Б.А. Спасенников // Вестник института: преступление, наказание, исправление. –
2012. - № 1 (17). – С. 15..
28
приводит обострению психического расстройства и рецидиву совершения
противоправных деяний.
Важно также отметить, что большинство ученых под предупреждением
новых
преступлений
имеют
ввиду
предупреждение
совершения
любого
общественно-опасного деяния, предусмотренного Особенной частью УК РФ1. В
то же время, как указывают Ю.А. Малкинен и Н.Д. Эриашвили, в теории
возможны случаи, когда излеченоое лицо может вновь совершить преступление,
но в состоянии аффекта или вследствие алкогольного опьянения или иного
фактора, приводящего к отсутствию способности руководить своими действиями.
По указанию авторов, предупреждение совершения новых преступлений будет
надлежащим только в том случае, когда у лица будет «достигнута осознанноволевая регуляция социально-адаптированного поведения»2.
3. Третья цель заключается в обеспечении безопасности лица, которому
назначены принудительные меры медицинского характера, для самого себя.
Данная цель достигается за счет действий врачей-психиатров, контролирующих
процесс лечения и прогнозирующих процессы изменения психического состояния
лица, чтобы в необходимых случаях принять все необходимые меры для
недопущения причинения физического вреда самому себе.
4. Социальная реабилитация лиц, проводимая за счет психотерапии,
трудотерапии и иных мер, реализация которых возможна в рамках прохождения
лечения в медицинском учреждении3.
Заметим, что все вышеуказанные цели являются взаимосвязанными между
собой. Более того, ни одна из рассмотренных целей не должна быть
проигнорирована, поскольку только их реализация в своей совокупности поможет
добиться надлежащего результата лечения.
1
См. подробнее: Спасенников, Б.А., Копыткин, С.А. О проблемах судебно-психиатрической экспертизы в судебноследственной практике / Б.А. Спасенников, С.А. Копыткин // Вестник института: преступление, наказание,
исправление. - 2016. - № 3 (35). - С. 14.
2
Малкинен, Ю.А., Эриашвили, Н.Д. Цели принудительных мер медицинского характера, соединенных с
исполнением наказания / Ю.А. Малкинен, Н.Д. Эриашвили // Актуальные проблемы медицины и биологии. – 2018.
- № 1. – С. 60.
3
Колмаков, П.А. Указ. соч. – С. 10.
29
Укажем также, что в специальной литературе можно найти указания и на
иные цели, однако они, как правило, являются не относящимися к институту
применения принудительных мер медицинского характера. Так, М.Н. Голоднюк
считает, что ст. 98 УК РФ не включила в себя указание на цль защиты прав и
свобод психически больных лиц1. В то же время, следует указать, что охрана прав
и свобод человека является основной задачей всей отрасли уголовного права, на
что содержится указание в ст. 2 УК РФ. Более того, формулировка ст. 2 Кодекса
не ставит какого-либо разграничения между обычными гражданами и лицами,
осужденными за совершение преступления (в нашем случае, направленными на
принудительное лечение). В итоге, законодатель правильно не стал дублировать в
ст. 98 УК РФ уже содержащееся в Кодексе положение.
В итоге, мы можем выделить следующие основные цели принудительных
мер медицинского характера:

излечение лиц или улучшение их психического состояния;

предотвращение совершения новых преступлений со стороны таких

обеспечение состояние безопасности больного от собственных
лиц;
действий;

социальная реабилитация больного.
1.3 Основания применения и прекращения принудительных мер
медицинского характера
Принудительные меры медицинского характера в соответствии со ст. 97 УК
РФ
назначаются
совершившим
лицам,
преступления
страдающим
(возможно
психическими
и
до
расстройствами
наступления
и
психического
расстройства). Таким образом, основания применения принудительных мер
медицинского характера закреплены в тексте УК РФ. Основания же прекращения,
1
См.: Спасенников, Б.А. К вопросу о целях принудительных мер медицинского характера / Б.А. Спасенников //
Вестник института: преступление, наказание, исправление. – 2012. - № 1 (17). – С. 13.
30
изменения и продления таких мер содержатся в нормах процессуального
законодательства – УПК РФ.
Еще раз переходя к основаниям назначения принудительных мер, раскроем
содержание ст. 97 УК РФ. Так, основанием для назначения принудительных мер
медицинского характера является:

совершение лицом общественно-опасного деяния, предусмотренного
Особенной частью УК РФ, в состоянии невменяемости;

наступление у лица психического расстройства после совершения
преступления, что делает невозможным назначение наказания и его последующее
исполнение;

совершение
преступления
лицом,
страдающим
психическим
расстройством, не исключающим его вменяемости;

наличие у совершеннолетнего лица психического расстройства
сексуального предпочтения (педофилии), в случае совершения им преступления
против половой неприкосновенности в отношении несовершеннолетнего лица, не
достигшего возраста 14 лет1.
Кроме того, ч. 2 ст. 97 УК РФ содержит единственное условие,
ограничивающее
возможность
назначения
принудительных
мер.
Так,
принудительные меры медицинского характера могут быть назначены лицам
только в тех случаях, когда их психические расстройства могут быть связаны с
возможностью причинения вреда иным людям, а также самому себе. В случае
отсутствия такой потенциальной опасности, принудительные меры назначаться не
могут.
Дальнейшее
лечение
лица
в
специализированном
медицинском
учреждении будет основываться на положениях Закона РФ от 02.07.1992 № 31851 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»2.
Также следует отметить, что УК РФ в ст. 99 закрепляет четыре вида
принудительных мер медицинского характера, среди которых наблюдение у врача
1
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
03.10.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
2
О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании (Закон РФ № 3185-1, принят ВС
РФ02.07.1992; по сост. на 19.07.2018) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 33. - Ст. 1913; 2018. - № 30. - Ст.
4548.
31
в амбулаторных условиях и три вида помещения в специализированные
медицинские организации (стационары), отличающиеся по степени «строгости»
соблюдения режима и применяемых в отношении пациента медицинских
средств1.
Помещение лица в психиатрический стационар обусловлено наличием у
такого лица тяжелого психического расстройства, делающего полностью
невозможным назначение ему наказания и его исполнения. Амбулаторное
наблюдение, в свою очередь, может быть назначено в случае наличия у лица
психического расстройства, даже тяжелой степени, однако состояние которого
показывает отсутствие необходимости в помещении его в стационар. Также,
амбулаторное наблюдение, как правило, назначается лицам, страдающим
расстройством сексуального предпочтения. Более того, оказание психиатрической
помощи в амбулаторных условиях может быть назначено одновременно с
уголовным наказанием (ч.1 ст. 104 УК РФ).
Заметим также, что указание на основание применения принудительных
мер медицинского характера является нововведением УК РФ 1996 г. Ранее
действовавший УК РСФСР 1960 г. предусматривал лишь положение о том, что
суд самостоятельно избирал вид принудительной меры в зависимости от
характера душевного
заболевания лица, а также
характера и
степени
общественной опасности совершенного им деяния (ст. 60)2.
Важно учесть, что современный российский законодатель отошел от
принципа учета характера и тяжести совершенного лицом преступления. Как
указывает С.В. Полубинская, единственным критерием выбора той или иной
меры принудительного лечения является характер психического расстройства и
психическое состояние лица3. Таким образом, можно утверждать, что критерий
1
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
2
Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) // Ведомости ВС РСФСР. – 1960. - № 40. - Ст. 591.
(Утратил силу).
3
Полубинская, С.В. Назначение принудительных мер медицинского характера / С.В. Полубинская // Труды
Института государства и права РАН. – 2016. - № 4. – С. 176.
32
выбора принудительной меры основывается на сугубо медицинских показателях,
за исключением уже упомянутого положения ч.2 ст. 97 УК РФ.
Говоря о порядке назначения принудительных мер, еще раз укажем, что
данная прерогатива находится в исключительной компетенции суда, на сто прямо
указывает п. 2 ч. 1 ст. 29 УПК РФ. Кроме того, в случае рассмотрения дела по
производству о назначении принудительных мер медицинского характера, в
отношении лица обязательно проводится судебно-психиатрическая экспертиза,
определяющее наличие или отсутствие у лица психического расстройства и его
степень (п. 3, п. 3.1 ст. 196 УПК РФ1; п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от
07.04.2011 № 62).
В то же время, полученные экспертом выводы о необходимости назначения
лицу принудительных мер медицинского характера вследствие наличия у него
психического расстройства оформляются в виде рекомендации и носят,
соответственно, рекомендательный характер для суда. Суд, с учетом принципа
своей независимости, ни в коей степени не связан с экспертным мнением и
самостоятельно решает вопрос о назначении принудительных мер, оценивая
заключение эксперта в совокупности с иными доказательствами по делу.
В итоге, вопрос о выборе той или иной меры медицинского характера
проходит через два этапа. На первом этапе происходит судебно-психиатрическая
экспертиза, в рамках которой эксперты ставят вопрос о необходимости
принудительного лечения лица. На второй стадии уже суд принимает решение о
назначении принудительных мер медицинского характера.
В рамках настоящей части исследования, помимо вопросов о назначении и
прекращении
принудительных
мер
медицинского
характера,
считаем
необходимым также упомянуть и о возможности их изменения и продления.
Продление принудительных мер медицинского характера регулируется на
основании положений УК РФ и УПК РФ. При этом, на объективный недочет в
1
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 174-ФЗ, принят Гос. Думой18.12.2001;
по сост. на 23.11.2018) // СЗ РФ. – 2001. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921; 2018. - № 45. - Ст. 6831.
2
О практике применения судами принудительных мер медицинского характера (Постановление Пленума
Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № 6; по сост. на 03.03.2015) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2011. - № 7.
33
правовом
регулировании
института
применения
принудительных
мер
медицинского характера указывает Ю.А. Герасина. Так, в соответствии с
положением ч. 2 ст. 102 УК РФ первое продление принудительных мер возможно
через шесть месяцев с момента их назначения, а последующие продления – по
истечении каждого года1. В итоге, УК РФ предусматривает два срока для
продления - шесть месяцев и один год. Ч. 1 ст. 445 УПК РФ, в свою очередь,
содержит в себе лишь один срок – каждые шесть месяцев2. В итоге в
правоприменительной практике может сложиться путаница, какими сроками
следует руководствоваться: закрепленными материальным законодательством или
процессуальным. Как отмечает Ю.А. Герасина, большинство судов при
разрешении данного вопроса придерживается норм именно процессуального
законодательства3. Кроме того, мы поддерживаем автора в необходимости
закрепления в ч. 2 ст. 102 УК РФ одного срока – шести месяцев, что
поспособствует унификации норм материального и процессуального права в
контексте их применения к институту принудительных мер медицинского
характера.
Так или иначе, каждые шесть месяцев специально созданной комиссией
психиатров, состоящей из лечащего врача, заведующего отделением и главного
врача (его заместителя), проводится осмотр лица, которому судом были
назначены принудительные лечебные меры. В ходе такого осмотра перед
психиатрами ставится вопрос о наличии у лица достаточных признаков,
показывающих положительную динамику его лечения, снижения уровня его
общественной опасности, позволяющих говорить о возможности изменения или
прекращения применения к нему принудительных мер. В случае выявления факта
1
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
2
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 174-ФЗ, принят Гос. Думой18.12.2001;
по сост. на 30.10.2018) // СЗ РФ. – 2001. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921; 2018. - № 45. - Ст. 6831.
3
Герасина, Ю.А. Основания продления, изменения и прекращения применения принудительных мер
медицинского характера / Ю.А. Герасина // Современное общество и право. – 2014. - № 1 (14). – С. 59.
34
отсутствия таких «позитивных» признаков, комиссией составляется заключение, в
котором суду рекомендуется продлить назначенные лицу меры1.
Следует также указать, что вопрос о продлении принудительной меры
также разрешается судом на основании его независимого мнения. Продление
принудительной меры (как и ее изменение, прекращение) являются правом суда, а
не
обязанностью.
Заключение
врачебной
комиссии
носит
для
суда
рекомендательный, ничем не обязывающий характер.
Отдельного внимания требует и вопрос об изменении принудительной меры
медицинского характера. Так, к примеру, лицу назначено принудительное
лечение в стационаре с интенсивным наблюдением. В том случае, если у
врачебной комиссии формируется вывод об отсутствии оснований для
дальнейшего содержании данного лица в указанном заведении, т.е. у лица
отсутствует ярко выраженная агрессия в отношении персонала, пациентов и
самого себя, то в суд направляется заключение с рекомендацией о переводе лица в
стационар специализированного типа.
Аналогичная ситуация происходит и в стационаре специализированного
типа. В случае отсутствия у лица проявлений агрессии и иных показаний к
содержанию его в данном стационаре, комиссия врачей направляет в суд
рекомендацию о переводе лица в стационар общего типа.
В стационаре общего типа, при отсутствии у лица показаний к дальнейшему
там пребыванию, врачебная комиссия направляет в суд рекомендацию,
соответственно, о переводе лица на амбулаторное наблюдение.
В итоге, как мы можем заметить, процесс изменения принудительной меры
носит «ступенчатый» характер, на сто также обращают внимание и ученые в
своих исследованиях2. В то же время важно понимать, что принцип
«ступенчатости», в отличие от приведенного нами примера, может иметь и
1
Спасенников, Б.А. Проблемы законности продления, изменения и прекращения применения принудительных мер
медицинского характера / Б.А. Спасенников // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской
Федерации. – 2015. - № 5 (49). – С. 16.
2
Например: Спасенников, Б.А., Эриашвили, Н.Д. Проблемы законности продления, изменения и прекращения
принудительных мер медицинского характера / Б.А. Спасенников, Н.Д. Эриашвили // Актуальные проблемы
медицины и биологии. – 2018. - № 1. – С. 68.
35
обратную последовательность, т.е. принудительные меры могут изменяться от
наиболее лояльной (амбулаторное наблюдение) к наиболее суровой (лечение в
стационаре с интенсивным наблюдением)1.
Переходя,
наконец,
к
вопросу
прекращения
принудительных
мер
медицинского характера, укажем, что основанием такого прекращения будет
являться значительное снижение или полное подавление общественной опасности
лица, связанной с возможностью причинения вреда обществу и самому себе, а
также стойкое улучшение психического здоровья, заключающееся в способности
лица к осознанно-волевому поведению.
Однако необходимо учитывать, что ч. 4 ст. 102 УК РФ предусматривает
положение, в соответствии с которым в случае прекращения применения
принудительной меры медицинского характера, связанной с содержанием лица в
стационарных условиях, суд может передать соответствующие материалы
уголовного дела в органы здравоохранения с целью разрешения вопроса о
дальнейшем лечении лица в порядке, установленном Законом РФ «О
психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»2.
Отдельного
внимания
также
заслуживает
вопрос
о
назначении
принудительных мер медицинского характера лицам, страдающим расстройством
сексуального предпочтения, а именно педофилам. Прежде всего, важным
моментом
является
то,
что
помимо
принудительных
мер,
уголовно-
исполнительное законодательство в ч. 4 ст. 18 УИК РФ предусматривает
возможность прохождения лечения у психиатра такими лицами в добровольном
порядке3.
Говоря о принудительных мерах, укажем, что как правило они заключаются
в «химической кастрации», т.е. медикаментозном лечении лица, при котором у
него пропадает половое влечение к иным лицам. В то же время, как указывает
1
См. подробнее: Бабкин, Л.М., Булатецкий, С.В., Родин, А.Е. Изменение, прекращение принудительных мер
медицинского характера / Л.М. Бабкин, С.В. Булатецкий, А.Е. Родин // Центральный научный вестник. – 2016. - №
1-13. – С. 60.
2
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
3
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от (Федер. закон№ 1-ФЗ, принят Гос. Думой 08.01.1997;
по сост. на 20.12.2017) // СЗ РФ. – 1997. - № 2. - Ст. 198; 2017. - № 52 (Часть I). - Ст. 7933.
36
Ю.А. Герасина, «химическая кастрация» может являться не единственным
средством лечения таких лиц1. Полагаем, что врачом-психиатром также могут
быть назначены различные психоактивные вещества, подавляющие волю или
исправляющие
поведение
педофила
(антипсихотики,
нормотимики,
антидепрессанты и т.п.).
Также
важно
сексуального
понимать,
предпочтения
принудительное
что
лицам,
(педофилией)
амбулаторное
наблюдение
страдающим
может
у
расстройством
назначаться
врача-психиатра,
только
поскольку
присущее таким лицам расстройство не исключает их вменяемости.
Кроме того, учитывая особую общественную опасность совершаемых
педофилами
преступлений,
уголовное
законодательство
предусмотрело
специальное правило, содержащееся в ч. 2.1 ст. 102 УК РФ. Так, суд вправе
назначить повторную судебно-психиатрическую экспертизу в отношении лица,
страдающего педофилией, уже после прохождения им лечения в принудительном
порядке,
с
целью
разрешения
вопроса
о
дополнительном
назначении
принудительных мер медицинского характера2. Иными словами, принудительные
меры медицинского характера в отношении педофилов могут быть назначены и
реализованы даже после их прекращения, что невозможно в отношении других
лиц,
страдающих
иными
психическими
расстройствами,
где
повторное
назначение принудительных мер возможно только после совершения такими
лицами очередного преступления3.
Также, нельзя забывать, что в ст. 314 УК РФ была введена новая ч. 3,
предусматривающая
уголовную
ответственность
для
лиц,
страдающих
педофилией, за уклонение от назначенных принудительных мер медицинского
1
Герасина, Ю.А. Принудительные меры медицинского характера в отношении лиц, страдающих педофилией, не
исключающей вменяемости / Ю.А. Герасина // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2012. № 4. – С. 187.
2
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
3
См. подробнее: Герасина, Ю.А. Принудительные меры медицинского характера в отношении лиц, страдающих
педофилией, не исключающей вменяемости / Ю.А. Герасина // Актуальные проблемы гуманитарных и
естественных наук. – 2012. - № 4. – С. 187.
37
характера1. Таким образом, в нашей стране созданы максимальные условия для
стимулирования прохождения данными лицами принудительного лечения.
В заключении хотелось бы отметить, что законодательное регулирования
назначения принудительных мер медицинского характера педофилам отличается
своим более тщательным и качественным подходом. Нам не до конца ясно,
почему в отношении иных лиц, которым назначаются принудительные меры,
законодатель не разработал соответствующих, более суровых мер. Конечно, это
можно списать на особую опасность и аморальность совершаемых педофилами
преступлений. Однако, по нашему мнению, общие положения института
принудительных мер медицинского характера также нуждаются в своем более
детальном урегулировании.
Выводы по первой главе:
Применение принудительных мер медицинского характера является
комплексным правовым институтом, состоящим из норм как уголовного,
уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, так и
из норм, регулирующих осуществление медицинской деятельности. Сущность
данных принудительных мер заключается в следующем:

это меры государственного принуждения;

назначение данных мер связано с психическими особенностями лица,
совершившего общественно-опасное деяние;

данные меры имеют социально-правовую направленность, преследуя
такие задачи, как излечение больного, так и ограждение его от общества и
обеспечения безопасности последнего от совершения таким лицом новых
преступлений.
Принудительные меры медицинского характера – это уголовно-правовая
форма государственного принуждения, заключающаяся в принудительном
лечении
1
лиц,
страдающих
психическим
расстройством,
совершивших
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты
Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в
отношении несовершеннолетних (Федер. закон № 14-ФЗ, принят Гос. Думой 29.02.2012) // СЗ РФ. – 2012. - № 10. Ст. 1162.
38
преступления
и
нуждающихся
по
своему
психическому
состоянию
в
принудительном лечении
Основные преследуемые рассматриваемым институтом цели заключаются
в:

излечении лиц или улучшении их психического состояния;

предотвращении совершения новых преступлений со стороны таких

обеспечении состояния безопасности больного от собственных
лиц;
действий;

социальной реабилитация больного.
Назначение, изменение, продление и прекращение принудительных мер
медицинского
характера
являются
исключительной
компетенцией
суда.
Назначаются данные меры с учетом положений ст. 97 УК РФ, содержащей в себе
основания для такого назначения.
Изменение, продление и прекращение мер осуществляется на основании
медицинского заключения врачебной коллегии, которая разрешает вопрос о
наличии достаточных оснований для изменении или прекращении применения
принудительных лечебных мер в отношении лица. В случае, если таких
оснований не выявлено, то в суд направляется заключение с рекомендацией о
продлении принудительной меры.
Важно учитывать, что процесс изменения принудительной меры имеет
«ступенчатый» характер. Т.е. принудительные меры изменяются постепенно, от
самой «легкой» до самой «суровой».
Также нельзя не обратить внимание на более детальную регламентацию
применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц,
страдающих
исключающим
регламентация
расстройством
вменяемости.
и
общее
сексуального
Полагаем,
предпочтения
что
подробная
совершенствование
(педофилией),
не
законодательная
института
применения
принудительных мер медицинского характера должно быть осуществлено в
отношении всего комплекса норм гл. 15 УК РФ.
39
ГЛАВА 2 ВИДЫ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО
ХАРАКТЕРА
2.1 Принудительное наблюдение и лечение у врача психиатра в
амбулаторных условиях
Принудительное наблюдение и лечение у врача психиатра в амбулаторных
условиях является одним из самостоятельных видов принудительных мер
медицинского характера, нашедших свое отражение в ст. 99, ст. 100 УК РФ. Как
гласит положение ст. 100 УК РФ, принудительное наблюдение и лечение у врача
психиатра в амбулаторных условиях назначается в тех случаях, когда лицо, в силу
своего психического здоровья, «не нуждается в помещении в медицинскую
организацию,
оказывающую
психиатрическую
помощь
в
стационарных
условиях»1.
Конечно,
как
справедливо
указывают
в
литературе,
каких-либо
дополнительных критериев, конкретизирующих кого именно следует направить
на амбулаторное наблюдение и лечение, в ст. 100 УК РФ не приводится2. Однако,
как дополнительно отмечает М. Мироненко, амбулаторное наблюдении и лечение
назначается, в частности, двум категориям лиц:

совершившим преступления в состоянии временного психического
расстройства, не имеющего «тенденции к повторению». В данном случае
амбулаторное наблюдение направлено на выявление причин проявления такого
расстройства и купирования возможности его дальнейших проявлений;

прошедшим
лечение
в
рамках
иных
принудительных
мер
медицинского характера, состояние психики которых имеет характер ярко
выраженного хронического расстройства, требующего постоянного наблюдения и
контроля со стороны специалиста. В данном случае амбулаторное наблюдение и
1
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
2
Греку, В.П. Непринудительные меры профилактики общественно-опасных действий психически больных лиц /
В.П. Греку // Международное научное издание «Современные фундаментальные и прикладные исследования». 2013. - № S1. - С. 42
40
лечение направлено на периодический осмотр лица с целью выявления
возможной отрицательной динамики его психического состояния1.
Назначение принудительного наблюдения и лечения у врача психиатра в
амбулаторных условиях, как и любого другого вида принудительного лечения,
находится в исключительной компетенции суда. Указанное решение должно быть
обоснованным, в частности, вынесенным на основании заключения судебнопсихиатрической экспертизы, содержащей соответствующие рекомендации. Так,
в ходе экспертизы должно быть установлено, что психическое состояние лица и
особенности его личности нарушены в такой степени, при которой помещение в
медицинскую
организацию,
оказывающую
психиатрическую
помощь
в
стационарных условиях является излишним, а лечебные и последующие
реабилитационные меры могут быть проведены на амбулаторных условиях.
Указанное обстоятельство обязательно должно быть отражено в экспертном
заключении, или же в заключении врачебной комиссии, если лицо находится, к
примеру, в психиатрическом стационаре общего типа, и речь идет об изменении
назначенной принудительной меры медицинского характера.
Важно,
однако,
соответствующим
напомнить,
экспертным
или
что
суд
врачебным
не
является
заключением.
«связанным»
Решение
о
назначении принудительной меры в виде принудительного наблюдения и лечения
у врача психиатра в амбулаторных условиях выносится судом самостоятельно, на
основании имеющихся в деле доказательств и собственных убеждений.
Стоит указать, что общим положительным моментом в назначении
амбулаторного наблюдения и лечения является полное отсутствие изоляции
пациентов.
Подобный
«открытый»
тип
лечения
наиболее
благоприятно
способствует достижению целей института принудительных мер медицинского
характера. Однако, необходимо учитывать, что пациент должен понимать
необходимость оказания ему помощи, способен регулярно посещать врача-
1
Мироненко, М. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра лиц, совершивших
общественно-опасные деяния / М. Мироненко // Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. –
2013. - № 7. – С. 163.
41
психиатра и понимать смысл назначаемого ему медикаментозного лечения и
процедур1.
Основное содержание принудительного наблюдения и лечения у врача
психиатра
в
амбулаторных
условиях
заключается
в
контроле
врачом
психического состояния лица, осуществление им различных осмотров, а также
оказание необходимой медицинской и социальной помощи, реабилитации,
установление диспансерного наблюдения (ст. 26 Закона «О психиатрической
помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»2). Заметим, что с учетом
принудительного характера оказываемых мер, наблюдение и лечение пациента
реализуется без его согласия.
Наблюдение и лечение осуществляется путем регулярного осмотра
пациента врачом-психиатром, причем, в зависимости от тяжести психического
расстройства больного или иных причин, неблагоприятно сказывающихся на его
состоянии
здоровья,
психоневрологическом
такой
осмотр
диспансере
или
может
ином
проводиться
медицинском
как
в
учреждении,
оказывающим профессиональную психиатрическую помощь, так я на дому
пациента. Законодательством не предусматривается конкретный показатель
«регулярности» таких осмотров, т.е. общее их количество в течение срока
принудительного амбулаторного наблюдения. Как правило, схема посещений
врача-психиатра разрабатывается им исходя из состояния здоровья лица и его
психических особенностей. Полагаем, что оптимальным сроком является как
минимум еженедельный осмотр врачом психически больного лица.
Кроме
того,
амбулаторное
наблюдение
может
включать
в
себя
медикаментозную терапию, осуществляемую за счет психотропных препаратов
(антидепрессантов, транквилизаторов, антипсихотиков и т.п.), а также социальнореабилитационные мероприятия, заключающиеся в осуществлении когнитивной и
поведенческой психотерапии.
1
См.: Бондарев, Н.В. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение психически больных лиц,
совершивших общественно-опасные деяния / Альманах современной науки и образования. – 2015. - № 12 (102). –
С. 35.
2
О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании (Закон РФ № 3185-1, принят ВС РФ
02.07.1992; по сост. на 19.07.2018) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 33. - Ст. 1913; 2018. - № 30. - Ст. 4548.
42
Также, как указывают авторы Комментария к УК РФ, нередко амбулаторное
наблюдение и лечения дополняется оказанием лицу социальной и бытовой
помощи, поскольку часто сопутствующие больному лицу жилищно-бытовая
неустроенность и материальное неблагополучие только усиливают социальную
дезадаптацию, увеличивая возможность совершения таким лицом общественноопасного деяния1.
В целом, по указанию А.Ю. Лиховоловой и Н.С. Волковой, процесс
принудительного наблюдения и лечения у врача психиатра в амбулаторных
условиях можно условно разделить на следующие этапы: адаптационнодиагностический;
плановой
дифференцированной
курации;
завершающий 2.
Рассмотрим данные этапы подробнее.
1.
Адаптационно-диагностический
этап,
при
котором
происходит
дополнительная диагностика имеющегося у лица психического заболевания, в том
числе путем дополнительного обследования и прохождения ряда процедур
(например, энцефалографии головного мозга), назначается соответствующее
лечение и выстраивается его схема, происходит адаптация лица к новым
условиям, среди которых необходимость регулярного посещения психиатра и
прием лекарственных препаратов.
2. Этап плановой дифференцированной курации. На данном этапе
продолжается медикаментозное лечение лица, которое дополняется проведением
различных мер коррекционной направленности, в том числе психотерапии.
Данный этап, являясь по своей сути основным, направлен на снижение риска
совершения рецидива преступления, а также на сглаживание особенностей,
приведших лицо к совершению преступления. Кроме того, в рамках данного этапа
возможно осуществление терапии с родственниками больного лица, которая
направлена на уяснение ими причин неадекватного поведения лица, принятие его
особенностей.
1
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 4 т. (постатейный) / отв. ред. В.М. Лебедев. - М.:
Юрайт, 2017. - Т. 1: Общая часть. – С. 284.
2
Лиховолова, А.Ю., Волкова, Н.С. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра /
А.Ю. Лиховолова, Н.С. Волкова // Аллея науки. – 2017. - № 1-9. – С. 593.
43
3. Завершающий этап. Указанный этап имеет своей целью подготовку лица
к отмене приема медикаментозных препаратов и последующей возможной
отмены принудительного амбулаторного наблюдения. С лицом проводятся
различные
психологические
тренинги,
направленные
на
поддержку
его
социальной адаптации в обществе, разрешение различных бытовых проблем.
Также, лицу рекомендуется продолжать постоянно наблюдаться у психиатра,
однако, уже вне принудительных мер, а на добровольной основе1.
Говоря о правовой базе оказания амбулаторного наблюдения и лечения,
укажем, что законодательная регламентация не ограничивается одним лишь УК
РФ. Во-первых, как мы уже указывали, применение принудительных мер
медицинского характера, в том числе и амбулаторных, регулируется ст. 18 УИК
РФ2. Оказание непосредственно психиатрической помощи осуществляется на
основании положений Федерального закона «Об основах охраны здоровья
граждан в Российской Федерации»3 и Закона РФ «О психиатрической помощи и
гарантиях прав граждан при ее оказании»4. В случае оказания психиатрической
помощи лицу, находящемуся в местах лишения свободы, порядок такой
деятельности регулируется Приказом Министерства юстиции РФ от 28.12.2017 №
285 «Об утверждении Порядка организации оказания медицинской помощи
лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения
свободы»5. Оказание же медицинской помощи лицам в условиях их нахождения в
медицинских
1
организациях
осуществляется
также
на
основании
правил
См. также: Березанцев, А.Ю. Судебная психиатрия: учебник для бакалавриата и специалитета / А.Ю. Березанцев.
- М.: Юрайт, 2018. – С. 236-237.
2
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от(Федер. закон № 1-ФЗ, принят Гос. Думой 08.01.1997;
по сост. на 20.12.2017) // СЗ РФ. – 1997. - № 2. - Ст. 198; 2017. - № 52 (Часть I). - Ст. 7933.
3
Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации (Федер. закон № 323-ФЗ, принят Гос. Думой
21.11.2011; по сост. на 03.08.2018) // СЗ РФ. – 2011. - № 48. - Ст. 6724; 2018. - № 32 (Часть II). - Ст. 5116.
4
О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании (Закон РФ № 3185-1, принят ВС РФ
02.07.1992; по сост. на 19.07.2018) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 33. - Ст. 1913; 2018. - № 30. - Ст. 4548.
5
Об утверждении Порядка организации оказания медицинской помощи лицам, заключенным под стражу или
отбывающим наказание в виде лишения свободы: Приказ Минюста России от 28.12.2017 № 285 (Зарегистрировано
в Минюсте России 09.02.2018 № 49980) / СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.consultant.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018 г.
44
внутреннего распорядка таких организаций, принятых в соответствии с
законодательством РФ1.
Говоря о принудительном наблюдении и лечении у врача психиатра в
амбулаторных условиях, также еще раз отметим возможность его назначения
совместно с исполнением уголовного наказания. В частности, в таком порядке
амбулаторное наблюдение может быт назначено лицам, чье психическое
расстройство не исключает вменяемости (ст. 22 УК РФ), а также лицам,
совершившим преступления против половой неприкосновенности в отношении
несовершеннолетних лиц, не достигших 14-летнго возраста (педофилам) (п. «д» ч.
1 ст. 97 УК РФ). Отдельно укажем, что УК РФ закрепил в тексте примечания ст.
73 перечень общественно-опасных деяний, направленных против половой
неприкосновенности несовершеннолетних, за совершение которых лицу могут
быть назначены принудительные меры амбулаторного лечения. В частности, к
таковым относятся деяния, предусмотренные ст.ст. 131-135, 240, 241, 242.1 и
242.2 УК РФ2. Кроме того, лечение рассматриваемых лиц возможно как на
добровольной основе, так и в принудительном порядке, причем даже в период
условно-досрочного освобождения или полного отбытия наказания3.
Также важно понимать, что принудительное лечение в амбулаторных
условиях, назначенное совместно и исполнением наказания, не может быть
изменено на иную принудительную меру, предусматривающую стационарное
наблюдение за пациентом. Верховный Суд РФ в свое Постановлении Пленума от
07.04.2011 № 6 в п. 32 отдельно указывает, что помещение осужденного,
которому назначено амбулаторное наблюдение и лечение, в психиатрический
стационар, в связи с ухудшением его психического состояния, осуществляется на
1
См.: Степанова, Э.В. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение – мера медицинского характера при
исполнении наказаний / Э.В. Степанова // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2016. - № 11. – С. 51.
2
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
3
Полубинская, С.В., Макушина, О.А. Организационные и правовые проблемы исполнения принудительного
наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях / С.В. Полубинская, О.А. Макушина //
Социальная и клиническая психиатрия. – 2014. - № 3. – С. 91.
45
основании законодательства РФ о здравоохранении1, т.е. не связано с процессом
изменения назначенной принудительной меры.
В целом, стоит констатировать, что амбулаторное принудительное лечение
является, по своей сути, «промежуточной» стадией между назначением лицу
принудительного лечения в стационаре и рядовым оказанием медицинской
психиатрической помощи в организациях здравоохранения. Учитывая, что норма
об амбулаторном наблюдении и лечении является новеллой действующего УК
РФ, полагаем, что основной причиной ее принятия стало желание законодателя
сократить
количество
применяемых
к
невменяемым
преступникам
мер
стационарного лечения, которые неизбежно влекут ограничение прав и свобод
пациента в условиях их полной изоляции.
Как указывает И.Я. Гурович в своем исследовании, в современной России
наблюдается четкая тенденция к сокращению назначаемых принудительных мер,
связанных со стационарным лечением. Автор даже использует такой термин как
«деинституциализация», который, по нашему мнению, хоть и не совсем подходит
к рассматриваемому явлению, однако достаточно полно отражает всю суть
указанной тенденции2.
Подводя
итог
всему
вышесказанному
в
рамках
настоящей
части
исследования, заметим, что подинститут амбулаторного наблюдения и лечения в
Российской Федерации является достаточно развитым, отвечающим всем
демократическим нормам и принципам, принятым во всем мире. Законодательная
база, регулирующая амбулаторное лечение и наблюдение, также еще отвечает
реалиям
настоящего
времени,
одна,
полагаем,
что
развитие
института
принудительных мер медицинского характера, в том числе и амбулаторных мер,
должно
осуществляться
на
непрерывной
основе,
с
целью
повышения
эффективности оказываемых лечебных и правовых мер.
1
О практике применения судами принудительных мер медицинского характера (Постановление Пленума
Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № 6; по сост. на 03.03.2015) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2011. - № 7.
2
Гурович, И.Я. Состояние психиатрической службы в России: актуальные задачи при сокращении объема
стационарной помощи / И.Я. Гурович // Социальная и клиническая психиатрия. - 2012. № 4. -- С. 5.
46
2.2 Принудительное лечение в медицинских организациях,
оказывающих психиатрическую помощь в стационарных условиях
Применение в отношении лица различных видов принудительных мер
медицинского характера, как правило, сильно сказывается на процессе
реализации им своих прав и свобод, особенно при помещении лица в
медицинскую организацию, оказывающую помощь стационарного типа. В то же
время, именно медицинские организации, оказывающие психиатрическую
помощь в стационарных условиях являются наиболее эффективными и
позволяют своевременно выявить психическое расстройство у лица и успешно его
вылечить, или обеспечить максимально возможное улучшение состояния.
В Российской Федерации предусмотрена гибкая система учреждений,
оказывающих медицинскую психиатрическую помощь в условиях стационарного
наблюдения. В частности, ст. 99 УК РФ предусматривает три самостоятельных
вида оказания стационарной помощи: в стационаре общего типа, в стационаре
специализированного
типа,
в
стационаре
специализированного
типа
с
интенсивным наблюдением1. Как справедливо указывает в своем исследовании
Ю.А. Герасина, именно такая система принудительных мер медицинского
характера позволяет психиатрам и суду наиболее эффективно оценивать
состояние психического здоровья лица, своевременно подбирать или изменять
тип психиатрического стационара, в зависимости от типа расстройства, что
позволяет
добиться
выполнения
целей
института
принудительных
мер
медицинского характера2.
Согласно ст. 101 УК РФ, основания и выбор типа назначаемого лицу
принудительного стационарного наблюдения заключаются в следующем:

принудительное лечение в медицинских организациях, оказывающих
психиатрическую помощь в стационарных условиях общего типа назначается
лицам, которые нуждаются в лечении и наблюдении в стационарных условиях в
1
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
2
Герасина, Ю.А. Стационарные виды принудительных мер медицинского характера / Ю.А. Герасина //
Современное общество и право. – 2012. - № 1 (6). – С. 93.
47
связи с имеющимся у них психическим расстройством, однако не требующим
интенсивного наблюдения;

наблюдение
в
медицинских
организациях,
оказывающих
психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа
назначается лицам, которые нуждаются в стационарном наблюдении на
постоянной основе;

наблюдение
в
медицинских
организациях,
оказывающих
психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа с
интенсивным наблюдением требуется лицам, чье психическое расстройство и
психическое состояние может представлять опасность для себя и для общества м
требует постоянного интенсивного наблюдения1.
Таким образом, как мы видим, УК РФ разделяет виды стационарного
лечения по степени наблюдения за пациентом: обычное наблюдение, постоянное
наблюдение и постоянное интенсивное наблюдение. Стоит заметить, что выбор
типа стационарного наблюдения осуществляется судом на основании степени
опасности лица для себя и окружающих лиц. В то же время, судом не ставится во
внимание
степень
общественной
опасности
совершенного
таким
лицом
преступления, хотя в ст. 58 ранее действовавшего УК РСФСР 1960 г. данное
правило было закреплено2. Как подытоживают авторы учебного пособия по
уголовному праву Ф.Р. Сундуров и И.А. Тарханов, действующее уголовное
законодательство в качестве основания для выбора той или иной принудительной
меры медицинского характера ставит лишь тип психического расстройства и
необходимый характер лечения3.
Как мы уже отмечали, содержание лица в стационарных условиях
непосредственно связано с ограничением его прав и свобод. Прежде всего, это
касается права на свободу передвижения, в связи с изолированным характером
1
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
2
Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) // Ведомости ВС РСФСР. – 1960. - № 40. - Ст. 591.
(Утратил силу).
3
Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова, И.А. Тарханова. – 2-е изд., перераб. и
доп. – М.: Статут, 2016. –С. 798-799
48
содержания в стационаре. В то же время, лица, находящиеся в медицинских
организациях, оказывающих психиатрическую помощь в стационарных условиях
в связи с назначением им принудительных мер, пользуются всеми правами,
установленным
законодательством
для
всех
пациентов,
получающих
психиатрическую помощь в стационарных условиях, без каких-либо ограничений.
Так, лица, которым было назначено принудительное стационарное лечение, на
основании ст. 37 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав
граждан при ее оказании» вправе:

обращаться к главному врачу или заведующему отделением по
вопросам, связанным с лечением, обследованием, выпиской;

подавать
жалобы
в
органы
прокуратуры,
в
суд,
в
органы
исполнительной власти, адвокату, причем без какой-либо цензуры;

встречаться наедине с адвокатами и священнослужителями;

исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, при
их не противоречии внутреннему распорядку медицинского учреждения;

выписывать газеты и журналы;

получать общее образование;

получать
вознаграждение
за
труд,
при
условии
участия
в
производственном труде1.
В то же время, ряд прав могут быть ограничены. Среди них:

ведение переписки без цензуры;

получение и отправление посылок и бандеролей, а также денежных
средств;

пользование телефонной связью;

прием посетителей;

хранение
и
приобретение,
использование
предметов
личной
необходимости, личной одежды и т.п.2.
1
О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании (Закон РФ № 3185-1, принят ВС РФ
02.07.1992; по сост. на 19.07.2018) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 33. - Ст. 1913; 2018. - № 30. - Ст. 4548.
2
Там же.
49
Укажем, что подобные ограничение направлены, прежде всего, на
обеспечение безопасности самих пациентов, а также иных лиц, находящихся на
территории медицинского учреждения. Кроме того, данные ограничения не
связаны с назначением лицам принудительного лечения именно судом; они
характерны для всех больных, находящихся на стационарном лечении.
Стоит отметить, что на весь период нахождения в стационарных условиях,
лица признаются полностью нетрудоспособными. Однако, они сохраняют свое
право
на
получение
пенсий,
пособий
и
иных
социальных
выплат,
предусмотренных законодательством Российской Федерации.
В предыдущем параграфе исследования мы уже отмечали невозможность
одновременного отбывания наказания и реализации принудительного лечения в
рамках стационарного учреждения. В случае, если лицо, отбывающее наказание в
местах лишения свободы, попадает в стационарные условия, в связи с
ухудшением своего психического состояния, время пребывания в такой
медицинской организации засчитывается в срок отбывания наказания. Выписка
таких
пациентов
проводится
на
общих
основаниях,
предусмотренных
законодательством Российской Федерации в сфере здравоохранения1.
Важно также понимать, что принудительные меры медицинского характера,
связанные с помещением лица в стационарные условия, отличаются по своей
сущности от госпитализации в недобровольном порядке (ст. 29 Закона РФ №
3185-1) и, в частности, от госпитализации в недобровольном порядке по
постановлению суда (ст. 35 Закона РФ № 3185-1)2. В последнем случае идет речь
о принудительном направлении лица в психиатрический стационар вследствие
его непосредственной опасности для себя и окружающих, исключая факт
совершения лицом преступления.
Также, мы считаем необходимым более подробно рассмотреть типы
стационарного наблюдения, с целью выяснения их отличительных признаков.
1
.Уголовное право России. Общая часть: Учебник / под. ред. В.П. Ревина. – М.: Юстицинформ, 2016. – С. 551.
О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании (Закон РФ № 3185-1, принят ВС РФ
02.07.1992; по сост. на 19.07.2018) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 33. - Ст. 1913; 2018. - № 30. - Ст. 4548.
2
50
1. Медицинские организации, оказывающие психиатрическую помощь в
стационарных условиях общего типа. Данный вид, как правило, является обычной
психиатрической больницей, где лечение психически больных преступников
производится на равных условиях с лечением обычных граждан. В таких
стационарных условиях отсутствуют специальные меры безопасности, а
особенности стационарного режима такие же, как и во всех психиатрических
лечебницах.
В медицинские организации, оказывающие психиатрическую помощь в
стационарных условиях общего типа судом помещаются лица, совершившие
общественно-опасные деяния, не связанные с посягательством на жизнь и
здоровье граждан и не представляющие опасности для окружающих.
В качестве примера назначения лицу принудительного лечения в
медицинских
организациях,
оказывающих
психиатрическую
помощь
в
стационарных условиях общего типа, приведем судебное постановление
Урицкого районного суда Орловской области от 10.04.2015 по делу № 1-10/2015,
в отношении гражданина И.Е.В. о совершении запрещенного уголовным законом
общественно опасного деяния, подпадающего под признаки преступления,
предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ.
В рамках рассмотрения дела было установлено, что в период времени с 13
часов 00 минут до 10 часов 50 минут, действуя совместно с лицом, в отношении
которого уголовное дело выделено в отдельное производство, И.Е.В. и его
соучастник тайно похитили имущество, принадлежащее Е.В.Д. на общую сумму
990 рублей, имущество, принадлежащее М.Е.В., на общую сумму 16391 рубль 20
копеек, которая является для нее значительной, тем самым причинили
потерпевшим материальный ущерб на указанные суммы, а всего похитили
имущество на общую сумму 17381 рублей 20 копеек. После этого И.Е.В.
совместно с соучастником, с места преступления скрылись, распорядившись
похищенным по своему усмотрению.
Факт совершения И.Е.В. в состоянии невменяемости запрещенного
уголовным законом общественно опасного деяния подтверждается собранными
51
по делу доказательствами. Согласно заключению комиссии врачей судебнопсихиатрических экспертов И.Е.В. обнаруживает признаки расстройства психики
в форме умственной отсталости легкой степени - с выраженными нарушениями
поведения, требующими лечебных мер. Степень изменения психики выражена
столь значительно, что лишало И.Е.В. возможности осознавать фактический
характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в периоды,
относящиеся к инкриминируемым ему деяниям. По своему психическому
состоянию в настоящее время И.Е.В. также не может осознавать фактический
характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, правильно
воспринимать обстоятельства по делу и давать о них показания, предстать перед
следствием и судом, самостоятельно осуществлять свое право на защиту.
Поскольку психическое расстройство, выявленное у И.Е.В. носит стойкий
характер, сопровождается отсутствием достаточно критичного отношения к
содеянному и к своему болезненному состоянию - что не позволяет рассчитывать
на добровольное проведение лечебно-реабилитационных мероприятий и связано с
возможностью причинения ним иного существенного вреда – ему показано
принудительное
лечение
в
медицинских
организациях,
оказывающих
психиатрическую помощь в стационарных условиях. Учитывая отсутствие в его
поведении признаков продуктивных психопатологических расстройств, грубых
асоциальных тенденций, склонности к агрессивным действиям - такое лечение
следует осуществить в стационаре общего типа, как нуждающемуся в
стационарном лечении и наблюдении, но по своему психическому состоянию не
требующему постоянного и интенсивного наблюдения.
В результате Урицкий районный суд Орловский области постановил:
назначить И.Е.В. принудительную меру медицинского характера в виде
принудительного
лечения
в
медицинской
организации,
оказывающей
психиатрическую помощь в стационарных условиях, общего типа. Поместить
И.Е.В. в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в
52
стационарных условиях, общего типа для применения принудительной меры
медицинского характера1.
2. Медицинские организации, оказывающие психиатрическую помощь в
стационарных условиях специализированного типа. Данный тип представляет
собой уже специально созданные больницы, предназначенные исключительно для
специализированного лечения. «Специализированный» характер объясняется тем,
что в таких учреждениях установлен особый, более требовательный и суровый
режим содержания пациентов, включающий в себя охрану территории,
исключающую возможный побег, а также особый распорядок дня. С целью
обеспечения безопасности, в таких медицинских организациях устанавливается
дополнительная охрана, обеспечиваемая за счет оборудования помещений
средствами сигнализации и защиты, а также круглосуточными постами
дежурных.
Помещение в медицинские организации, оказывающие психиатрическую
помощь в стационарных условиях специализированного типа назначается судом
лицу, чье психическое состояние требует своего постоянного наблюдения,
вследствие малообратимых расстройств личности и особой асоциальной
жизненной поилицей, не исключающей рецидив преступления.
Приведем
принудительного
пример
лечения
из
в
судебной
практики
медицинских
о
назначении
организациях,
лицу
оказывающих
психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа
(Постановление Свердловского районного суда Орловской области от 25.12.2014
по делу № 1-61/2014).
Свердловский районный суд Орловской области рассмотрев в закрытом
судебном заседании в помещении Орловской областной психиатрической
больницы уголовное дело в отношении М.И.Н. установил, что М.И.Н. совершил
запрещенное уголовным законом деяние, предусмотренное ч. 1 ст.161 УК РФ–
грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества.
1
Постановление Урицкого районного суда Орловской области от 10.04.2015 по делу № 1-10/2015 / Судебные и
нормативные акты РФ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.sudact.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018
г.
53
В ходе предварительного расследования в отношении М.И.Н. была
проведена судебно-психиатрическая экспертиза. Как видно из заключения
стационарной
судебно–психиатрической
экспертизы,
М.И.Н.
страдает
болезненным состоянием психики в форме умственной отсталости умеренной с
эмоционально-волевыми нарушениями (врожденное слабоумие). Указанные
расстройства психики выражены столь значительно, что лишали его возможности
на время инкриминируемого ему деяния осознавать фактический характер и
общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему
психическому состоянию М.И.Н., в силу преобладания у него сугубо конкретных
и ситуационно-наглядных форм мышления, неспособности к правильному
определению большинства понятий, формулирования обобщающих понятий,
установления связей и зависимости между предметами и явлениями, снижением
смысловой
памяти,
нарушенного
восприятия
и
осознания
ситуации,
неспособности изменять свое поведение в зависимости от нее, учитывать
возможные последствия своих действий, также не может правильно воспринимать
обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания.
Выявленное у него психическое расстройство лишает его способности
участвовать в следственных действиях и в судебных заседаниях по уголовному
делу, правильно понимать характер и значение уголовного судопроизводства и
своего процессуального положения, содержание своих процессуальных прав и
обязанностей, самостоятельно осуществлять свое право на защиту.
Учитывая характер содеянного, повторность совершения общественноопасного деяния, наличия эмоционально-волевых нарушений, отсутствие критики
к следственной ситуации и своему состоянию в целом, в связи с наличием
социальной опасности для себя и окружающих, высокой возможностью
причинения им иного существенного вреда, рекомендовано применить к М.И.Н.
меру медицинского характера в форме принудительного лечения в медицинской
организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях
специализированного типа.
54
В итоге, суд постановил: применить к М.И.Н. принудительную меру
медицинского характера в виде принудительного лечения в медицинской
организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях,
специализированного типа1.
3. Медицинские организации, оказывающие психиатрическую помощь в
стационарных условиях специализированного типа с интенсивным наблюдением.
Данный тип предназначен специально для лиц, совершивших тяжкие и особо
тяжки общественно-опасные деяния, предусмотренные Особенной частью УК РФ,
а также продолжающих представлять опасность для окружающих и самих себя.
Такая «опасность» может выражаться, прежде всего, в причинения тяжкого вреда
здоровью и лишении жизни.
Характерной особенностью медицинской организации рассматриваемого
типа является особая организация работы с пациентами. В частности, в таких
медицинских
организациях
функционируют
особые
отделы
охраны,
обеспечивающие безопасность помещений больницы и прилегающих к ней
территорий, причем также и во время прогулок, занятий трудовой деятельностью,
культурных мероприятий и т.п.
Указанные подразделения охраны относятся к учреждения уголовноисполнительной системы, чья деятельность регулируется Федеральным законом
от 07.05.2009 № 92-ФЗ «Об обеспечении охраны психиатрических больниц
(стационаров) специализированного типа с интенсивным наблюдением»2.
Отличаются своей строгостью и условия содержания пациентов. С учетом
того, что в таких медицинских организациях находятся лица с наиболее тяжелыми
психическими
расстройствами,
в
отношении
них
персоналу
больницы
разрешается использовать различные средства подавления агрессии, в том числе с
помощью средств физического стеснения (фиксаторы положения рук и ног на
1
Постановление Свердловского районного суда Орловской области от 25.12.2014 по делу № 1-61/2014 / Судебные
и нормативные акты РФ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.sudact.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018
г.
2
Об обеспечении охраны психиатрических больниц (стационаров) специализированного типа с интенсивным
наблюдением: Федеральный закон от 07.05.2009 № 92-ФЗ // СЗ РФ. – 2009. - № 19. - Ст. 2282.
55
кушетках, «смирительные рубашки» и т.п.), о чем делаются записи в
соответствующих медицинских документах.
Необходимо отметить, что медицинские организации, оказывающие
психиатрическую помощь в стационарных условиях специализированного типа с
интенсивным наблюдением являются особыми больницами непосредственно
федерального подчинения. Каждый из таких стационаров функционирует
одновременно на несколько субъектов РФ, что связано с небольшим количеством
лиц, психическое состояние которых делает необходимым назначением им
принудительной меры рассматриваемого типа. В настоящий момент в Российской
Федерации насчитывается всего 8 медицинских организаций с интенсивным
наблюдением1. Один из таких стационаров расположен непосредственно в г. Орле
– ФКУ «Орловская психиатрическая больница (стационар) специализированного
типа с интенсивным наблюдением»2.
Опять же, приведем пример из судебной практики (Постановление
Орловского районного суда Орловской области от 16.11.2017 по делу № 1111/2017).
Орловский районный суд Орловской области рассмотрев материалы
уголовного дела в отношении И. Ю. В. уличаемого в совершении общественно
опасных деяний, имеющих признаки преступлений, предусмотренных ч. 1 ст.119,
ч. 2 ст.318, ч. 1 ст.105 УК РФ установил, что И.Ю.В., будучи в состоянии
алкогольного опьянения, находясь на кухне, вместе со своими родителями, на
почве внезапно возникшей неприязни, вызванной отказом предоставить ему
сигареты, не осознавая фактический характер, общественную опасность своих
действий, лишенный, возможности руководить ими в связи с имеющимся у него
хроническим психическим заболеванием в форме органического расстройства
личности, взял в правую руку кухонный нож и, замахнувшись им на И.В.Н.,
выкрикнул в адрес последнего словесную угрозу.
1
Информация взята с интернет-сервиса ФНС России - Единый государственный реестр юридических лиц
(ЕГРЮЛ). [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://egrul.nalog.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018 г.
2
ФКУ «Орловская ПБСТИН» Минздрава России [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.opbstin.ru/. –
Дата доступа: 25.11.2018 г.
56
Также И.Ю.В. в состоянии невменяемости применил насилие, опасное для
здоровья,
в
отношении
представителя
власти
-
старшего
участкового
уполномоченного полиции, в связи с исполнением им своих должностных
обязанностей.
Он же в состоянии невменяемости умышленно причинил смерть
«потерпевшему» в БУЗ ОО «ООПБ».
Из
заключения
стационарной
комплексной
судебной
психолого-
психиатрической экспертизы следует, что И.Ю.В. страдает хроническим
психическим расстройством в форме органического расстройства личности в
связи с ранним органическим поражением центральной нервной системы
(вследствие ДЦП) с недоразвитием интеллекта и выраженными эмоциональноволевыми нарушениями, осложненного употреблением алкоголя с синдромом
зависимости. Указанное хроническое психическое расстройство выражено столь
значительно, что лишало его на время инкриминируемого ему деяния осознавать
фактический характер и общественную опасность своих действий руководить
ими. По психическому состоянию, учитывая характер содеянного, наличие
когнитивных расстройств, грубых нарушений эмоционально-волевой сферы,
отсутствие
критических
и
прогностических
способностей,
наличие
патологического влечения к алкоголю, в связи значительной опасностью для себя
и
окружающих,
значительной
возможностью
причинения
им
иного
существенного вреда, как требующему постоянного и интенсивного наблюдения,
рекомендовано применить к нему меру медицинского характера в форме
принудительного
лечения
в
медицинской
организации,
оказывающей
психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа с
интенсивным наблюдением.
На основании изложенного суд постановил: И.Ю.В. на основании ст.21 УК
РФ, освободить от уголовной ответственности за совершение общественно
опасного деяния, имеющего признаки состава преступления, предусмотренных ч.
1 ст.119, ч. 2 ст.318, ч. 1 ст.105 УК РФ. На основании п. «а» ч. 1, ч. 2 ст.97, п. «г»
ч. 1 ст.99, ч. 4 ст. 101 УК РФ назначить И.Ю.В. принудительную меру
57
медицинского характера в форме принудительного лечения в медицинской
организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях,
специализированного типа с интенсивным наблюдением1.
Таким образом, можно сделать вывод, что принудительное лечение в
стационарных условиях назначается лицам, чье психическое состояние не
позволяет им самостоятельно осознавать объективную реальность, а также чья
общественная опасность не вызывает у суда сомнений.
Выводы по второй главе:
Амбулаторное принудительное лечение является «промежуточной» стадией
между назначением лицу принудительного лечения в стационаре и рядовым
оказанием медицинской психиатрической помощи.
Основное содержание принудительного наблюдения и лечения у психиатра
в амбулаторных условиях заключается в контроле врачом психического
состояния лица, осуществлении им осмотров, а также оказании необходимой
медицинской и социальной помощи, реабилитации. Кроме того, амбулаторное
наблюдение может включать в себя медикаментозную терапию.
Амбулаторное наблюдение и лечение может также осуществляться
совместно с исполнением уголовного наказания. При этом, оно не может быть
изменено на иную принудительную меру, предусматривающую стационарное
наблюдение за пациентом.
Виды стационарного принудительного лечения в соответствии с УК РФ
разделяются по степени наблюдения за пациентом: обычное наблюдение,
постоянное наблюдение и постоянное интенсивное наблюдение. Принудительные
меры медицинского характера, связанные с помещением лица в стационарные
условия, отличаются по своей сущности от госпитализации в недобровольном
порядке и, в частности, от госпитализации в недобровольном порядке по
постановлению суда. В последнем случае идет речь о принудительном
направлении лица в медицинские организации, оказывающие психиатрическую
1
Постановление Орловского районного суда Орловской области от 16.11.2017 по делу № 1-111/2017 / Судебные и
нормативные акты РФ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.sudact.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018
г.
58
помощь в стационарных условиях вследствие его непосредственной опасности
для себя и окружающих, исключая факт совершения лицом преступления.
Медицинские организации, оказывающие психиатрическую помощь в
стационарных условиях общего типа является обычной психиатрической
больницей, где лечение психически больных преступников производится на
равных условиях с лечением обычных граждан. В таких стационарных условиях
отсутствуют
специальные
меры
безопасности.
Медицинские
организации
специализированного типа представляет собой специально созданные больницы,
предназначенные исключительно для специализированного лечения. С целью
обеспечения безопасности, в таких стационарах устанавливается дополнительная
охрана,
средства
оказывающие
сигнализации
психиатрическую
специализированного
типа
с
и
защиты.
помощь
интенсивным
Медицинские
в
организации,
стационарных
наблюдением
условиях
предназначен
специально для лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие общественно-опасные
деяния, а также продолжающих представлять опасность для окружающих и самих
себя. В таких медицинских организациях функционируют особые отделы охраны,
обеспечивающие безопасность помещений больницы и прилегающих к ней
территорий.
59
ГЛАВА 3 ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛНЕНИЯ МЕР МЕДИЦИНСКОГО
ПРИНУЖДЕНИЯ В РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ИХ
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
3.1 Практические проблемы исполнения мер медицинского
принуждения в Российской Федерации
В рамках настоящего исследования мы уже отмечали необходимость
совершенствования правового регулирования института принудительных мер
медицинского характера в России. В первую очередь, это связано с рядом
практических проблем, возникающих при назначении и применении подобных
мер.
В первую очередь, хотелось бы указать на излишнюю «загроможденность»
уголовного законодательства, регулирующего рассматриваемый институт. Так, по
нашему мнению, излишним является указание в ст. 99 УК РФ на виды
стационарного лечения. По нашему мнению, которое также находит поддержку и
в специальных исследованиях1, указание на различные виды стационарного
содержания является ни чем иным, как типами стационарного лечения, в то время
как видов принудительных мер всего две: амбулаторная и стационарная.
В итоге, мы считаем, что ст. 99 УК РФ должна иметь вид в следующей
редакции:
«Статья 99. Виды принудительных мер медицинского характера и типы
стационарного лечения
1.
Суд
может
назначить
следующие
виды
принудительных
мер
медицинского характера:
а)
принудительное
наблюдение
и
лечение
у
врача-психиатра
в
амбулаторных условиях;
б) принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей
психиатрическую помощь в стационарных условиях.
1
Ситникова, А.И. Принудительные меры медицинского характера: законодательная техника / А.И. Ситникова //
Вестник Омского университета. Серия «Право». – 2008. - № 4 (17). – С. 138-139.
60
2. Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии
вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не
исключающих вменяемости, в том числе лицам, указанным в пункте «д» части
первой статьи 97 настоящего Кодекса, суд наряду с наказанием может назначить
принудительную меру медицинского характера в виде принудительного
наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях.
3. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра
осуществляется по месту жительства в органах здравоохранения или в
исправительных учреждениях по месту отбывания наказания.
4. Принудительные меры медицинского характера осуществляются в
психиатрических стационарах:
а) общего типа со стационарным наблюдением;
б) специализированного типа с постоянным наблюдением;
в) специализированного типа с интенсивным наблюдением.
Тип психиатрического стационара определяется судом, с учетом вида
психического расстройства лица и его психическим состоянием».
Нуждаются в своем законодательном закреплении и иные вопросы. К
примеру, Н.Ю. Скрипченко отмечает необходимость закрепления в тексте УК РФ
правила
о
назначении
принудительных
мер
медицинского
характера
несовершеннолетним. По указанию автора, в правоприменительной практике
суды, как правило, назначают несовершеннолетним лицам принудительные меры
медицинского характера в виде амбулаторного лечения и наблюдения у психиатра
или же лечения в стационарах общего типа1. В первую очередь, это связано с тем,
что еще действующее Положение о психиатрической больнице, утвержденное
приказом Минздрава СССР в 1988 г., содержит правило, что детские и
подростковые лечебные отделения могут быть созданы только на базе
1
Скрипченко, Н.Ю. Пути совершенствования уголовного законодательства, регулирующего применение
принудительных мер медицинского характера в отношении несовершеннолетних / Н.Ю. Скрипченко //
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы
теории и практики. – 2012. - № 2-1 (16). – С. 189.
61
психиатрический лечебных учреждений, относящихся к стационарам общего
типа1.
В итоге, текст УК РФ следовало бы дополнить правилом, в соответствии с
которым несовершеннолетним лицам принудительные меры медицинского
характера могут назначаться только в виде амбулаторного лечения и наблюдения
у врача-психиатра или лечения в медицинской организации, оказывающей
психиатрическую помощь в стационарных условиях общего типа. Полагаем, что
данное правило можно закрепить в ст. 99 УК РФ как в виде самостоятельной
части, так и в виде примечания к указанной статье.
Неясным с практической токи зрения является также формулировка ч. 2 ст.
97 УК РФ, говорящая о возможности причинения лицами «иного существенного
вреда»2. Данную категорию раскрывает в своем Постановлении Пленума от
07.04.2011 № 6 Верховный Суд РФ, указывая, что под «иным существенным
вредом» следует понимать «склонность к совершению общественно-опасных
действий, таких как изъятие чужого имущества, поджоги, уничтожение или
повреждение имущества иными способами...»3. Из данной позиции мы можем
увидеть, что «иной вред» как таковой заключается в воздействии лица на чужое
имущество. По нашему мнению, категория «вред» уместна к применению в
отношении причинения физических увечий и травм человеку, а в отношении
имущества логичнее употреблять термин «ущерб». Таким образом, отделив друг
от друга данные категории, текст ч. 2 ст. 97 УК РФ следует изменить следующим
1
О мерах по дальнейшему совершенствованию психиатрической помощи (вместе с «Положением о
психиатрической больнице»; «Положением о психоневрологической больнице»; «Временным положением о
психиатрической больнице со строгим наблюдением»; «Временным положением об отделении с усиленным
наблюдением психиатрической больницы»; «Положением о психиатрическом отделении для больных с сочетанной
тяжелой соматической и психической патологией (соматопсихиатрическом отделении)»; «Положением о
психоневрологическом отделении для больных с психосоматическими расстройствами (психосоматическом
отделении)»; «Положением о дневном стационаре (отделении, палате) для психически больных»; «Положением о
ночном стационаре (отделении, палате) для психически больных»)[Приказ Минздрава СССР от 21.03.1988 № 225] /
СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. – Дата доступа:
19.11.2018 г.
2
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
3
О практике применения судами принудительных мер медицинского характера (Постановление Пленума
Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № 6; по сост. на 03.03.2015) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2011. - № 7.
62
образом: «...причинения этими лицами иного значительного ущерба или вреда
жизни и здоровью...».
Внимания также заслуживает и процедура освобождения от наказания в
связи с применением принудительных мер. По указанию Р.И. Михеева, в
практике не редки случаи, когда преждевременное прекращение принудительных
мер обращалось в рецидив преступления, особенно в случае назначения
принудительных мер медицинского характера при отбывании наказания, когда
наказание отменяется1. В данном случае справедливой кажется точка зрения,
высказанная А.П. Скиба в своем диссертационном исследовании, где автор
подчеркивает, что «институт освобождения от наказания в связи с развитием
психического расстройства следует реформировать в институт приостановления
исполнения наказания»2. В итоге, преступники будут отбывать назначенное им
наказание в полном объеме и в полные сроки, поскольку последующее
помещение их в психиатрический стационар может закончиться их досрочным
освобождением оттуда. Кроме того, указанный автор полагает, что полный срок
отбытия наказания может быть реализован либо путем возвращения лица после
излечения в исправительное учреждение, либо путем нахождения лица на
лечении в стационарных условиях на протяжении всего оставшегося срока
отбытия наказания3. Полагаем, что данные меры будут полностью оправданны,
поскольку полностью коррелируются с принципом неотвратимости наказания.
Еще одной проблемой является устаревшая нормативно-правовая база,
регулирующая сферу применения принудительных мер медицинского характера.
К примеру, в рамках настоящего исследования уже упоминался действующий на
сегодняшний день Приказ Минздрава СССР от 21.03.1988 № 2254. Полагае6м, что
1
См.: Непранов, Р.Г., Семенцова, И.А. Совершенствование практики применения принудительных мер
медицинского характера в отношении лиц с психическим расстройством, не исключающем вменяемости:
уголовно-правовой и уголовно-процессуальный аспекты / Р.Г. Непранов, И.А. Семенцова // Юристъ – правоведъ. –
2015. - № 5 (72). – С. 18.
2
Скиба, А.П. Исполнение уголовных наказаний в отношении больных осужденных: теоретико-прикладное
исследование: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.08 / Скиба Андрей Петрович. - Рязань, 2012. – С. 14.
3
Там же.
4
О мерах по дальнейшему совершенствованию психиатрической помощи (Приказ Минздрава СССР от 21.03.1988
№ 225) / СПС КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. – Дата доступа:
19.11.2018 г.
63
с учетом развития отечественной медицины, а также иных социальных факторов,
Министерству здравоохранения РФ следует разработать и принять новый приказ,
соответствующий реалиям настоящего времени.
Неясной
с
практической
точки
зрения
является
также
правовая
регламентация принудительных мер медицинского характера, содержащаяся в
УИК РФ. В период разработки нового российского законодательства в 1990-е гг.
было очевидно, что новый институт должен регулироваться тремя отраслями
права: уголовным, уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным. В
итоге УК РФ закрепил в своих положениях основы института принудительных
мер медицинского характера, УПК РФ закрепил процедуру рассмотрения дел о
применении таких мер, а УИК РФ надлежащего правого закрепления исполнения
данных мер так и не предусмотрел. Лишь ст. 18 УИК РФ посвящена
рассматриваемым принудительным мерам, однако содержание данной статьи
является явно недостаточным1.
Конечно, можно сказать, что подробная регламентация порядка применения
подобных мер содержится в актах, регулирующих медицинскую деятельность. В
то же время, отдельные положения, касающиеся исполнения данного вида мер в
части транспортировки лица, необходимой документации, охраны лечебного
учреждения остались за рамками законодательного урегулирования в сфере
уголовно-исполнительной деятельности2, что кажется нам не совсем правильным,
поскольку применение принудительных мер медицинского характера является
мерой государственного принуждения, и порядок ее осуществления должен быть
закреплен именно в УИК РФ.
На еще один явный пробел в уголовно-исполнительном праве указывает ст.
102 УК РФ, в соответствии с которой представление о продлении, изменении или
прекращении применения принудительных мер медицинского характера суду
1
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от (Федер. закон№ 1-ФЗ, принят Гос. Думой 08.01.1997;
по сост. на 20.12.2017) // СЗ РФ. – 1997. - № 2. - Ст. 198; 2017. - № 52 (Часть I). - Ст. 7933.
2
См. также: Голянищенко, В.К. Проблемы правового регулирования и исполнения принудительных мер
медицинского характера / В.К. Голянищенко // Вестник научного общества студентов, аспирантов и молодых
ученых. – 2017. - № 2. – С. 106-107.
64
может представит уголовно-исполнительная инспекция1. В то же время,
специально регламентирующее деятельность таких инспекций Положение,
утвержденное Постановлением Правительства РФ от 16.06.1997 № 729, не
содержит положений о данной обязанности инспекции2. В итоге, с целью
устранения данного пробела, необходимо либо изменить редакцию текста ч. 1 ст.
102 УК РФ, убрав из нее фразу «...или уголовно-исполнительной инспекции,
контролирующей применение принудительных мер медицинского характера, ...»,
либо, что более логично, дополнить п. 4 Положения об уголовно-исполнительных
инспекциях, регулирующий основные задачи инспекций, новым подпунктом
следующего содержания: «контроль за применением лечения к лицам, в
отношении которых судом назначены принудительные меры медицинского
характера».
Заметим, что проблема отсутствия правовой регламентации деятельности
уголовно-исполнительных инспекций в рамках контроля за исполнением
принудительных мер медицинского характера также привлекала внимание
ученых-правоведов. К примеру, О.Н. Кудовба а своем исследовании выдвигает
предположение о примерных полномочиях уголовно-исполнительных инспекций
в данной сфере, в том числе:

запрос данных у медицинской организации о поведении лица,
которому назначены принудительные меры, состоянии его здоровья;

проведение бесед с лицом, в отношении которого применяются
принудительные меры, с его лечащим врачом;

участие в судебных заседаниях при решении вопроса об изменении,
продлении или прекращении применения принудительных мер3; и т.п.
1
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
2
Об утверждении Положения об уголовно-исполнительных инспекциях и норматива их штатной численности
(Постановление Правительства РФ от 16.06.1997 № 729; по сост. на 23.04.2012) // СЗ РФ. – 1997. - № 25. - Ст. 2947;
2012. - № 18. - Ст. 2224.
3
Кудовба, О.Н. Организация и контроль деятельности учреждений и органов, применяющих принудительные
меры медицинского характера в отношении осужденных: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.11 / Кудовба Оксана
Николаевна. – Рязань, 2017. – С. 120-121.
65
Кроме того, Ю.А. Белик видит также необходимость в издании
Министерством юстиции РФ соответствующего приказа, регулирующего порядок
взаимоотношений
между
уголовно-исполнительными
инспекциями
и
медицинскими учреждениями1. Считаем также необходимым согласиться с
данным предложением.
Говоря о контроле за исполнением принудительных мер медицинского
характера, нельзя также обойти стороной точку зрения О.Н. Кудовба,
указывающей на необходимость повышения роли представителей общественного
контроля в данной сфере. По мнению автора, с которым мы полностью
согласимся, необходимо предусмотреть полномочия общественных комиссий на
осуществление
контроля
за
деятельность
медицинских
организаций,
оказывающих лечение лиц, которым судом были назначены принудительные
меры. В рамках такого контроля, комиссии должны обладать правом проверки
законности нахождения лица в данных учреждениях, соблюдения его прав в
рамках содержания, соблюдения всех необходимых условий такого содержания и
т.п.2. Подобные нововведения, как нам кажется, разумно закрепить в Федерально
законе от 10.06.2008 № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав
человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам,
находящимся в местах принудительного содержания»3.
Еще одной практической проблемой в рамках производства по делу о
применении принудительных мер медицинского характера является, по указанию
Ж.А. Бажуковой, игнорирование судами поданных гражданских исков в рамках
производства по такому делу. Как указывает автор, в уголовном деле по
производству о применении принудительных мер нет никаких условий,
препятствующих подаче гражданского иска4. Непринятие же судом гражданских
1
Белик, Ю.А. Проблемы применения норм о принудительных мерах медицинского характера / Ю.А. Белик //
Вестник Московского университета МВД России. – 2016. - № 1. – С. 80.
2
Кудовба, О.Н. Указ. соч. – С. 130-131.
3
Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии
лицам, находящимся в местах принудительного содержания (Федер. закон № 76-ФЗ, принят Гос. Думой10.06.2008;
по сост. на 19.07.2018) // СЗ РФ. – 2008. - № 24. - Ст. 2789; 2018. - № 30. - Ст. 4538.
4
См.: Бажукова, Ж.А. О проблемах производства о применении принудительных мер медицинского характера /
Ж.А. Бажукова // Вестник Сибирского юридического института МВД России. – 2008. - № 2. – С. 33-34.
66
исков, невызов гражданского истца в судебное заседание и иные действия,
направленные на «игнорирование» требований гражданского истца в рамках
уголовного судопроизводства делает вынесенное решение необоснованным и
незаконным, поскольку в нем будут нарушены права и интересы иных
пострадавших лиц. Таким образом, вопросы о возмещении материального вреда,
причиненного
действиями
лица
в
состоянии
невменяемости,
должны
рассматриваться в общем порядке в рамках производства по делу о назначении
принудительного лечения.
В итоге укажем, что все предложенные нами меры по совершенствованию
нормативно-правовой базы, регулирующей институт принудительных мер
медицинского
характера,
а
также
иные
рекомендации
по
реализации
правоприменительной деятельности, помогут добиться надлежащего результата в
рамках достижения целей принудительных мер, повысят эффективность их
реализации и снизят количество необоснованно вынесенных незаконных
решений.
3.2 Зарубежный опыт использования принудительных мер
медицинского характера
Институт принудительных мер медицинского характера в том или ином
виде закреплен в законодательстве каждого государства мира. Именно поэтому
нам кажется необходимым провести анализ зарубежного законодательства,
регулирующего рассматриваемый институт, с целью поиска оптимальных
решений для совершенствования нашего российского законодательства.
Прежде всего, учитывая схожесть правовых систем государств, ранее
входивших
в
состав
СССР,
обратимся
к
законодательству
государств
постсоветского пространства, чтобы выяснить, имеются ли кардинальные отличия
в правовом регулировании института принудительных мер медицинского
характера. В рамках данного анализа, обратимся к исследованию, проведенному
67
Ю.А. Герасиной1.
Итак, принудительные меры медицинского характера закреплены во всех
Уголовных кодексах государств постсоветского пространства. Их регулированию
посвящены целые разделы и главы:

Уголовный кодекс Украины - Раздел 14 «Принудительные меры
медицинского характера и принудительное лечение» (ст. 92-96)2;

Уголовный кодекс Грузии - Глава XVIII (ст. 101-107)3;

Уголовный кодекс Туркменистана - Раздел VI «Основания и порядок
применения
принудительных
мер
медицинского
характера»:
Глава
14
«Принудительные меры медицинского характера» (ст. 94-96), Глава 15
«Назначение и прекращение принудительных мер медицинского характера» (ст.
97-100)4;

Уголовный кодекс Азербайджанской Республики - Раздел VI
«Принудительные меры медицинского характера», Глава 15 «Принудительные
меры медицинского характера» (ст. 93-99)5;

Уголовный кодекс
Республики Узбекистан
-
Раздел седьмой
«Принудительные меры медицинского характера», Глава XVII «Основания и
назначение принудительных мер медицинского характера» (ст. 91-96)6;

Уголовный
кодекс
Республики
Беларусь
-
Раздел
IV
«Принудительные меры безопасности и лечения», Глава 14 «Принудительные
меры безопасности и лечения» (ст. 100-107)7;

1
Уголовный
кодекс
Республики
Казахстан
-
Раздел
VII
См.: Герасина, Ю.А. Правовое регулирование принудительных мер медицинского характера на постсоветском
пространстве / Ю.А. Герасина // Актуальные вопросы современной науки. – 2010. - № 15. – С. 264 - 271.
2
Уголовный кодекс Украины от 05.04.2001 (с изм. от 18.10.2018 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://meget.kiev.ua/kodeks/ugolovniy-kodeks/. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
3
Уголовный кодекс Грузии от 22.07.1999 (с изм. от 21.07.2018) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://matsne.gov.ge/ka/document/download/16426/143/ru/pdf. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
4
Уголовный кодекс Туркменистана от 10.05.2010 (с изм. от 01.10.2018) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://minjust.gov.tm/ru/mmerkezi/doc_view.php?doc_id=8091. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
5
Уголовный кодекс Азербайджанской Республики от 30.12.199 (с изм. от 24.04.2018) [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30420353. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
6
Уголовный кодекс Республики Узбекистан от 22.09.1994 (с изм. от 20.07.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30421110. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
7
Уголовный кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 (с изм. от 17.07.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://pravo.by/document/?guid=3871&p0=hk9900275. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
68
«Принудительные меры медицинского характера. Иные меры уголовно-правового
воздействия» (ст. 91-98-2)1;

Уголовный кодекс Республики Армения - Раздел 6 «Принудительные
меры медицинского характера», Глава 15 «Принудительные меры медицинского
характера» (ст. 97-103)2;

Уголовный
«Принудительные
и
кодекс
иные
Кыргызской
меры
Республики
медицинского
-
характера»,
Раздел
VI
Глава
15
«Принудительные и иные меры медицинского характера» (ст. 90-96)3;

Уголовный
кодекс
Республики
Молдова
-
Глава
X
«Меры
безопасности» (ст. 98-103)4.
В итоге, как мы видим, правовое регулирование института принудительных
мер медицинского характера нашло свое достаточное и полное содержание в
уголовных законах большинства стран постсоветского пространства. Отдельного
упоминания
требуют
лишь
Прибалтийские
страны,
где
институту
принудительного лечения уделено не так много внимания:

Уголовный кодекс Латвийской Республики - Глава VIII состоит из
трех статей (ст. 68-70)5;

Уголовный кодекс Литовской республики - Глава XIV состоит из
одной статьи (ст. 98)6;

Уголовный кодекс Эстонии (УК Эстонии) - Глава 6 «Меры
воздействия медицинского и воспитательного характера» содержит одну статью
(ст. 59)7.
1
Уголовный кодекс Республики Казахстан от 03.07.2014 (с изм. от 12.07.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31575252. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
2
Уголовный кодекс Республики Армения от 29.04.2003 (с изм. от 07.06.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=7472. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
3
Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 01.10.1997 (с изм. от 04.08.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/568. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
4
Уголовный кодекс Республики Молдова от 18.04.2002 (с изм. от 12.10.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://lex.justice.md/ru/331268/. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
5
Уголовный кодекс Латвийской Республики от 17.06.1998 (с изм. от 21.04.2016) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.alex-lawyer.lv/ugolovnijzakonlatviirus.pdf. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
6
Уголовный кодекс Литовской республики от 26.09.2000 (с изм. от 12.02.2007) [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243877. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
7
Уголовный кодекс Эстонии от 06.06.2001 (с изм. от 15.07.2018) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://v1.juristaitab.ee/ru/zakonodatelstvo/penitenciarnyy-kodeks. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
69
Однако, так или иначе, мы видим, что в большинстве стран принудительные
меры медицинского характера выделены в самостоятельный институт в рамках
отрасли уголовного права, по аналогии с законодательством Российской
Федерации. Отличия в данном случае можно проследить в законодательстве
Беларуси, где принудительные меры медицинского характера именуются
«принудительными
мерами
безопасности
лечения»1,
и
законодательстве
Молдовы, использующем термин «меры безопасности»2, и законодательстве
Литвы, говорящем о «принудительных медицинских мерах»3.
Также еще раз укажем, что УК РФ не содержит законодательного
определения
понятия
принудительных
мер
медицинского
характера 4.
Примечательным в данном плане является УК Украины, ст. 92 которого
указывает, что «принудительными мерами медицинского характера являются
оказание
амбулаторной
психиатрической
помощи,
помещение
лица,
совершившего общественно-опасное деяние, подпадающее под признаки деяния,
предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, в специальное
лечебное
учреждение
с
целью
его
обязательного
лечения,
а
также
предупреждения совершения им общественно опасных деяний»5. Конечно,
украинский законодатель попытался закрепить дефиницию «принудительных
мер» в тексте своего УК, однако согласимся с Ю.А. Герасиной, что подобное
определение не содержит в себе наиболее важных свойств рассматриваемых мер,
которые позволят понять их сущность, а лишь ограничивается перечислением
видов психиатрической помощи, которая может быть оказана лицу6.
Говоря о целях принудительного лечения, отметим, что в ряде стран такой
целью является просто «лечение» (Киргизия, Украина, Узбекистан). Некоторые
1
Уголовный кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 (с изм. от 17.07.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://pravo.by/document/?guid=3871&p0=hk9900275. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
2
Уголовный кодекс Республики Молдова от 18.04.2002 (с изм. от 12.10.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://lex.justice.md/ru/331268/. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
3
Уголовный кодекс Литовской республики от 26.09.2000 (с изм. от 12.02.2007) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243877. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
4
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ, принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на
23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
5
Уголовный кодекс Украины от 05.04.2001 (с изм. от 18.10.2018 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://meget.kiev.ua/kodeks/ugolovniy-kodeks/. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
6
Герасина, Ю.А. Правовое регулирование принудительных мер медицинского характера на постсоветском
пространстве / Ю.А. Герасина // Актуальные вопросы современной науки. – 2010. - № 15. – С. 266-267.
70
государства, такие как Армения, Грузия, Литва и Латвия вообще не закрепляют в
текстах своих Кодексов указаний на цели принудительных мер медицинского
характера. Выделяется лишь
УК Республики Беларусь, где цель применения
принудительного лечения напрямую зависит от категории лиц, к которым такое
лечение применяется. К примеру, для психически больных, совершивших
общественно опасные деяния, предусмотренные УК Беларуси, могут быть
назначены с целью предупреждения со стороны этих лиц новых общественно
опасных деяний, охраны и лечения таких лиц. В отношении лиц, признанных
«уменьшено вменяемыми»1, принудительные меры применяются с целью
создания условий для лечения и достижения целей уголовной ответственности. В
отношении преступников, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией
или токсикоманией - с целью лечения и создания условий, способствующих
достижению целей уголовной ответственности2.
Также заметим, что во всех рассматриваемых Кодексах отсутствуют
достаточно
четко
сформулированные
основания
назначения
применения
принудительных мер медицинского характера. В большинстве Уголовных
кодексов, как и в УК РФ, содержатся статьи под наименованием «Основания
применения принудительных мер медицинского характера», однако они содержат
разнородные положения, что вызывает сложности в их понимании и определении
оснований применения принудительных мер медицинского характера. В
Уголовных
кодексах
Украины,
Литвы,
Молдовы
основания
назначения
принудительных мер медицинского характера не определены. В Уголовных
кодексах Беларуси и Киргизии имеются статьи «Основания назначения
принудительных мер медицинского характера (мер безопасности и лечения)», в
которых сформулированы положения, характеризующие конкретные виды мер,
однако общее основание назначения принудительных мер отсутствует.
Отдельного внимания в данном случае заслуживает ст. 92 УК Узбекистана
1
УК Беларуси использует термин «уменьшенная вменяемость», не имеющий своего аналога в УК РФ
Уголовный кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 (с изм. от 17.07.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://pravo.by/document/?guid=3871&p0=hk9900275. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
2
71
«Общее основание применения принудительных мер медицинского характера»
УК Узбекистана:
«Лицу,
совершившему
общественно
опасное
деяние
в
состоянии
невменяемости или заболевшему до постановления приговора или во время
отбывания наказания психическим заболеванием, лишающим его способности
сознавать значение своих действий или руководить ими, если оно по своему
психическому состоянию и с учетом характера совершенного им деяния
представляет
опасность
для
общества,
судом
могут
быть
назначены
принудительные меры медицинского характера»1.
По сравнению нормами об основаниях применения принудительных мер
медицинского характера Кодексов иных государств постсоветского пространства,
ст. 92 УК Узбекистана содержит указание на основании назначения указанных
мер, а не разнородные положения, касающиеся порядка исполнения этих мер,
возможности неприменения принудительных мер в отношении лиц, не
представляющих общественной опасности и т.д.
Говоря о лицах, которым назначаются принудительные меры, укажем, что в
подавляющем большинстве постсоветских государств принудительные меры
медицинского характера предусмотрены в отношении следующих категорий лиц:

«лица,
совершившие
противоправные
деяния
в
состоянии
невменяемости;

лица, после совершения преступления заболевшие психическим
расстройством, исключающим назначение или исполнение наказания;

лица, совершившие
преступление и страдающие психическим
расстройством, не исключающим вменяемости;

лица, совершившие преступления и признанные нуждающимися в
лечении от алкоголизма, наркомании, токсикомании»2.
1
Уголовный кодекс Республики Узбекистан от 22.09.1994 (с изм. от 20.07.2018) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30421110. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
2
См.: Герасина, Ю.А. Правовое регулирование принудительных мер медицинского характера на постсоветском
пространстве / Ю.А. Герасина // Актуальные вопросы современной науки. – 2010. - № 15. – С. 269.
72
Также, в большинстве Уголовных кодексов государств постсоветского
пространства закреплено, что вид принудительных мер медицинского характера
определяет суд. Однако в Уголовном кодексе Латвии закреплено иное положение.
Так, «принудительное лечение и тип лечебного учреждения определяются судом
в зависимости от психического заболевания, которым заболело лицо, и характера
деяния, совершенного этим лицом. При назначении лечения в психиатрической
больнице (отделении) ее тип определяется лечебным учреждением»1.
Переходя к вопросу о видах принудительных мер, отметим, что УК
Молдовы содержит всего лишь два вида: помещение в психиатрическую
больницу с обычным наблюдением и помещение в больницу со строгим
наблюдением2. В итоге, как мы видим, в Молдове предусмотрено только
стационарное
лечение,
амбулаторное
оказание
психиатрической
помощи
отсутствует. Аналогичная ситуация прослеживается и в УК Эстонии, который
также предусматривает два вида мер воздействия медицинского характера:
помещение на лечение в психиатрическую больницу с обычным или усиленным
наблюдением3.
Наиболее сопоставимым с УК РФ в данном плане является УК Литовской
Республики, в соответствии с положениями которого суд может назначить
следующие принудительные меры медицины:
«1) амбулаторное наблюдение в условиях первичного наблюдения за
психическим здоровьем;
2)
стационарное
наблюдение
в
условиях
общего
наблюдения
в
психиатрическом стационаре;
3) стационарное наблюдение в условиях усиленного наблюдения в
психиатрическом стационаре специализированного типа;
1
Уголовный кодекс Латвийской Республики от 17.06.1998 (с изм. от 21.04.2016) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.alex-lawyer.lv/ugolovnijzakonlatviirus.pdf. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
2
Уголовный кодекс Республики Молдова от 18.04.2002 (с изм. от 12.10.2018) [Электронный ресурс]. Режим
доступа: http://lex.justice.md/ru/331268/. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
3
Уголовный кодекс Эстонии от 06.06.2001 (с изм. от 15.07.2018) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://v1.juristaitab.ee/ru/zakonodatelstvo/penitenciarnyy-kodeks. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
73
4)
стационарное
наблюдение
в
условиях
строгого
наблюдения
в
психиатрическом стационаре специализированного типа»1.
Однако согласимся с Ю.А. Герасиной, термин «стационарное наблюдение»
необходимо заменить на «стационарное лечение», так как именно данный термин
отражает
суть
медицинских
мер,
осуществляемых
в
психиатрических
стационарах2.
В итоге, как мы можем заметить, законодательство постсоветских
государств,
регулирующее
институт
принудительных
мер
медицинского
характера, в целом мало отличается от российского. Более того, можно
утверждать о том, что гл. 15 УК РФ является наиболее развитой в плане
урегулирования института принудительного лечения по сравнению с иными
постсоветскими государствами.
В то же время, интерес для исследования представляет и уголовное
законодательство иных зарубежных стран, в том числе наиболее развитых
западных и восточных государств.
Прежде всего, следует заметить, что в законодательстве зарубежных
государств
терминология
института
принудительных
мер
медицинского
характера отличается от таковой, используемой в России. Как правило, такие
меры именуются «мерами безопасности»3.
Рассмотрим уголовное законодательство стран Востока. К примеру, УК
Республики Корея в ст. 10 «Лица с психическими расстройствами» указывает:
«1) Деяние лица, которое в силу своего психического расстройства не
способно управлять своей волей или контролировать ее, не подлежит наказанию.
1
Уголовный кодекс Литовской республики от 26.09.2000 (с изм. от 12.02.2007) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243877. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
2
Герасина, Ю.А. Виды принудительных мер медицинского характера в уголовном праве государств
постсоветского пространства / Ю.А. Герасина // Законность и правопорядок в современном обществе. – 2010. - №
1. – С. 287.
3
См.: Скиба, А.П. Меры безопасности при досрочном освобождении от отбывания наказания лиц, имеющих
заболевания: Монография. / А.П. Скиба; под общ. ред. А.Я. Гришко, Ю.А. Кашубы. - Рязань: Академия права и
управления Федеральной службы исполнения наказаний России, 2012 – С. 114.
74
2) За поведение лица, которое в силу своего психического расстройства
лишено способностей, указанных в предыдущем параграфе, наказание должно
быть смягчено.
3) Положения двух предыдущих параграфов не должны применяться к
действиям
лица,
которое
предвидело
совершение
преступления,
однако
умышленно подверглось чьему-то психическому воздействию»1.
Статья 18 Уголовного кодекса Китайской Народной Республики гласит:
«Лица, страдающие психическими заболеваниями, не привлекаются к уголовной
ответственности за вредные последствия, возникшие в тот момент, когда они не
могли отдавать себе отчета в своих деяниях или руководить ими, если это
установлено экспертизой, проведенной в соответствии с закрепленной в законе
процедурой; однако члены их семей или опекуны обязаны усилить контроль и
лечение; при необходимости государство направляет на принудительное
лечение»2.
Ст. 39 Уголовного кодекса Японии «Психическая ненормальность и
слабоумие» вообще отличается своей лаконичностью: «Действие, совершенное
психически ненормальным, ненаказуемо. Наказание за действие, совершенное
слабоумным, подлежит смягчению»3.
Как мы видим, в приведенных Кодексах стран Азии содержится лишь по
одной статье, регулирующей принудительное лечение. Однако это вовсе не
связано с пробелами в законодательстве. Как указывает Б.А. Молчанов, институт
принудительных мер медицинского характера в странах Азии выведен за рамки
отрасли уголовного права, относясь к смежному институту гражданского и
административного права4.
1
Уголовный кодекс Республики Корея от 18.09.1953 (по сост. на 11.01.2007) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1241816. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
2
Уголовный кодекс Китайской Народной Республики от 14.03.1997 (по сост. на 02.03.2007) [Электронный ресурс].
– Режим доступа: http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1247252. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
3
Уголовный кодекс Японии от 24.04.1907 (по сост. на 11.01.2007) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1241616. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
4
Молчанов, Б.А. Применение принудительных мер медицинского характера в уголовном законодательстве
различных правовых систем современного мира / Б.А. Молчанов // Вестник Владимирского юридического
института. – 2014. - № 4 (33). – С. 208.
75
Перейдем к анализу института принудительных мер медицинского
характера в странах Европы.
Говоря
об
Англии,
укажем,
что
принудительное лечение
(«меры
безопасности») применяется к тем лицам, которые совершили преступление в
состоянии невменяемости, а также страдающим алкоголизмом и наркоманией.
Лица,
признанные
невменяемыми,
направляются
судом
в
специальные
психиатрические заведения, где происходит их дальнейшее лечение. При этом,
как и в Российской Федерации, четких сроков нахождения лица на лечении не
предусмотрено, все определяется ходом лечения и решением врачей.
В
свою
очередь,
лица,
совершившие
преступление
в
состоянии
алкогольного или наркотического опьянения, направляются в специальные
учреждения по содержанию алкоголиков и наркоманов. В данном случае
английским право установлен срок лечения – от шести месяцев до трех лет1.
«Меры безопасности» как самостоятельный институт в рамках уголовного
права известен и во Франции. Такие меры, как и в Англии, применяются к
невменяемым преступникам, а также к алкоголикам, наркоманам и токсикоманам.
Важной особенностью института принудительного лечения во Франции является
четкая регламентация его цели: защита общества от преступных действий со
стороны опасного субъекта. Более того, назначение принудительных мер не
связано исключительно с решением суда. В особых случаях, принудительная
госпитализация лиц, страдающих тяжелыми формами психического расстройства,
может быт осуществлена по решению представителей административной власти,
в частности префектов2.
Швейцария, известная качеством своей медицины, также предусматривает
институт принудительных мер медицинского характера, правда закрепленный
всего лишь в двух статьях Уголовного кодекса в Разделе «Наказание, меры
безопасности и другие меры». На основании ст. 43 УК Швейцарии, предписание о
1
Малиновский, А.А. Сравнительное правоведение в сфере уголовного права / А.А. Малиновский. - М.:
Международные отношения, 2003. - С. 284.
2
Жарко, Н.В.Принудительные меры медицинского характера (уголовно-правовой аспект): дис. … канд. юрид. наук:
12.00.08 / Жарко Наталья Викторовна. - Рязань, 2005. - С. 47-48.
76
наплавлении душевнобольного лица в лечебное учреждение или приют выносится
судом. Причем решение о назначении принудительных мер в данном случае
выносится только в том случае, если за совершенное общественно-опасное
действие душевнобольному лицу грозило наказание в виде каторжных работ или
тюремного заключения1. Точно также, как и в России, выбор принудительной
меры определяется исходя из опасности диагноза больного. В случае, если лицо
не представляет угрозы для себя и общества, ему может быть назначено
амбулаторное лечение. Если же лицо представляет опасность своими действиями
для общества и для самого себя, суд выносит решение о помещении такого лица в
специальное учреждение2.
В Германии меры принудительного лечения заключаются в помещении
лица в психиатрическую больницу или в лечебное заведение для алкоголиков и
наркоманов. Соответствующие нормы расположены в гл. 6 УК ФРГ «Меры
исправления и безопасности»3. В данном случае важно учитывать, что назначение
принудительной меры по немецкому законодательству основывается не только на
психическом расстройстве лица, но и на степени общественной опасности
совершенного лицом преступления4.
Перейдем, наконец, к Соединенным Штатам Америки. В первую очередь,
учитывая характерные особенности правовой системы США, следует указать, что
привычного в нашем понимании Уголовного кодекса в США не предусмотрено.
Такие Кодексы предусмотрены, в основном, на уровне штатов, законодательство
которых может сильно отличаться друг от друга.
Применение принудительных мер медицинского характера в США
назначается в отношении так называемых «дефектных правонарушителей».
Данный термин не имеет своего аналога в России; более того, его определение
может варьироваться в зависимости от штата США. Приведем определение,
1
Швейцарский Уголовный Кодекс от 21.12.1937 (по сост. на 15.01.2007) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1241950. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
2
Жарко, Н.В.Указ. соч. - С. 50.
3
Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии от 13.11.1998 (по сост. на 24.01.2007) [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1242733. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
4
Жарко, Н.В.Указ. соч. - С. 52.
77
используемое в штате Мэриленд, где под «дефектным правонарушителем»
понимается «лицо, которое путем демонстрации упорного, отягченного,
антисоциального и преступного поведения подтверждает склонность к уголовно
наказуемой деятельности, а так же в отношении которого признано, что оно
страдает
умственной
недостаточностью
или
такой
эмоциональной
неуравновешенностью, в силу которого проявляется действительная опасность
для общества и требуется изоляция и воздействие на основании неопределенных
приговоров»1.
Однако наибольшее количество принудительных лечебных мер в США
назначается в отношении сексуальных маньяков, именуемых в Штатах как
«криминальные сексуальные психопаты» или «сексуально опасные лица». В
общем плане, «сексуальный психопат» понимается в США как «лицо,
страдающее психическим расстройством, или по иным причинам не умеющим
контролировать свои сексуальные импульсы, которые могут способствовать
совершению сексуальных преступлений»2. Лица, признанные «сексуальными
психопатами», направляются в специальные «лечебные центры», где они
содержатся до тех пор, пока врачами не будет установлено, что они более не
представляют угрозу для общества. Таким образом, лица могут находиться в
таких центрах до конца своей жизни.
Пожалуй,
следует
также
отметить
еще
одну
меру
безопасности,
направленную на защиту общества от потенциальных сексуальных преступников.
Так, в подавляющем большинстве штатов США (45 из 50) существует правило, в
соответствии с которым лица, прошедшие курс принудительного лечения,
обязаны зарегистрироваться в специальных контролирующих органах по месту
жительства. Более того, в некоторых штатах властям разрешается информировать
население о том, что поблизости с ними живет бывший насильник3.
1
Там же.
Саддарова, К.О. Применение принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим преступления
сексуального характера: уголовное законодательство США / К.О. Саддарова // Символ науки. – 2017. - № 5. – С.
143.
3
Там же.
2
78
Таким образом, следует признать, что зарубежный опыт ряда государств
может быть полезным в плане заимствования его российским законодателем. В
первую очередь, мы полагаем, что правовая регламентация мер безопасности в
отношении лиц, совершивших преступления на сексуально почве, имеющая место
в США, могла бы быть использована российским законодателем в целях
совершенствования положений УК РФ и УИК РФ. Не менее интересным с
практической точки зрения является распространенный в Германии учет не
только психического состояния, но и степени общественной опасности
совершенного лицом преступления, что также могло бы войти в российскую
практику.
Выводы по третьей главе:
Правовое регулирование института принудительных мер медицинского
характера в Российской Федерации нуждается в совеем совершенствовании, как и
практика реализации соответствующих норм закона. Среди основных проблем
можно назвать не совсем удачные тексты ст. 987 и ст. 99 УК РФ, использование
законодательства СССР в процессе регулирования оказания психиатрической
помощи
и
др.
разработанности
Однако
главной
проблемой
уголовно-исполнительного
является
недостаточность
законодательства
в
сфере
применения принудительного лечения. По нашему мнению, в настоящее время
необходимо пересмотреть роль уголовно-исполнительных инспекций в рамках
контроля за применением принудительных мер, наделить их соответствующими
полномочиями по проверке лечебных учреждений, участию в судебных
заседаниях по вопросам изменения, продления или прекращения применения
принудительных мер, и т.п.
Совершенствование российского законодательства может быть произведено
и за счет использования зарубежного опыта. В данном случае, следует говорить о
заимствованиях из законодательства и правоприменительной практики стран
Запада, поскольку правовое регулирование института принудительных мер
медицинского характера в постсоветских странах находится на еще боле низком
уровне, чем таковое в России. В частности, российскому законодателю следует
79
обратить внимание на практику США в реализации мер безопасности в
отношении лиц, совершивших преступления на сексуальной почве. Кроме того,
не менее эффективным может послужить опыт Германии, где вопрос о
назначении лицу принудительных мер медицинского характера разрешается не
только путем выявления психического расстройства у лица и анализа его
личности, но и путем оценки общественной опасности совершенного таким
лицом общественно-опасного деяния.
80
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Институт
принудительных
мер
медицинского
характера
является
комплексным правовым институтом, сочетающим в себе начала уголовнопроцессуального, уголовного, уголовно-исполнительного права, а также норм,
регламентирующих
судебно-экспертную
деятельность
и
деятельность
медицинских организаций.
В общем виде, можно утверждать, что институт принудительных мер
медицинского
характера
характеризуется
сочетанием
юридических
и
медицинских начал, лежащих в его основе. Указанная «комплексная» природа
рассмотренного института дает нам право выделить следующие его основные
признаки:

это меры государственного принуждения, назначаемые судом от
имени Российской Федерации;

назначение данных мер связано с психическими особенностями лица,
совершившего общественно-опасное деяние (наличием у него психического
расстройства);

данные меры имеют социально-правовую направленность, преследуя
задачи излечения больного, а также ограждения его от общества и обеспечения
его безопасности в части пресечения им совершения новых преступлений.
В
рамках
исследования
автором
была
предложена
дефиниция
принудительных мер медицинского характера, отсутствующая в российском
законодательстве – это уголовно-правовая форма государственного принуждения,
заключающаяся в принудительном лечении лиц, страдающих психическим
расстройством,
совершивших
преступления
и
нуждающихся
по
своему
психическому состоянию в принудительном лечении.
К основным целям принудительных мер медицинского характера относятся:

излечение лиц от психических расстройств или улучшение их
психического состояния до такой степени, при которой минимизируется
возможность повторного совершения ими преступления ;
81

предотвращение совершения новых преступлений со стороны таких
лиц, заключающееся как в соблюдении определенного режима в рамках
амбулаторного или стационарного наблюдения, так и в коррекции поведения
лица, направленной на недопущения совершения им деликтов в будущеи;

обеспечение состояние безопасности больного от собственных
действий;

социальная реабилитация больного.
Принудительные
меры
медицинского
характера
назначаются
по
основаниям, указанным в ст. 97 УК РФ, а именно:

совершение лицом общественно-опасного деяния, предусмотренного
Особенной частью УК РФ, в состоянии невменяемости;

наступление у лица психического расстройства после совершения
преступления, что делает невозможным назначение наказания и его последующее
исполнение;

совершение
преступления
лицом,
страдающим
психическим
расстройством, не исключающим его вменяемости;

наличие у совершеннолетнего лица психического расстройства
сексуального предпочтения (педофилии), в случае совершения им преступления
против половой неприкосновенности в отношении несовершеннолетнего лица, не
достигшего возраста 14 лет.
Также, ч. 2 ст. 97 УК РФ содержит условие, ограничивающее возможность
назначения принудительных мер. Так, принудительные меры медицинского
характера могут быть назначены лицам только в тех случаях, когда их
психические расстройства могут быть связаны с возможностью причинения вреда
иным людям, а также самому себе.
Назначение,
изменение,
продление
и
прекращение
применения
принудительных мер медицинского характера находятся в исключительной
компетенции суда.
Назначение принудительной меры проходит, как правило, через два этапа:
сначала назначается и реализуется судебно-психиатрическая экспертиза, в рамках
82
которой эксперты ставят вопрос о необходимости принудительного лечения лица;
затем суд принимает решение о назначении принудительных мер медицинского
характера.
Вопрос
об
принудительных
изменении,
лечебных
продлении
мер
и
прекращении
рассматривается
судом
применения
на
основании
представленного ему заключения врачебной комиссии, занимающейся осмотром
и лечением больного лица. Так, каждые шесть месяцев в отношении лица,
которому назначены принудительные меры, проводится осмотр комиссией
психиатров. В рамках осмотра такого лица комиссией разрешается вопрос о
наличии достаточных оснований для внесения в суд представления об изменении
или прекращении принудительной меры. В том случае, когда подобные основания
отсутствуют (у лица остаются ярко выраженные признаки агрессии и т.п.),
комиссия
направляет
в
суд
заключение
о
необходимости
продления
принудительной меры.
Важно заметить, что процесс изменения принудительной меры носит
«ступенчатый» характер, т.е. применяемая мера изменяется на более легкую или
более суровую исходя из следующей схемы: «амбулаторное наблюдение и
лечение у психиатра – принудительное лечение в стационаре общего типа –
принудительное
лечение
в
стационаре
специализированного
типа
–
принудительное лечение в стационаре специализированного типа с интенсивным
наблюдением».
Особенности в назначении и прекращении принудительных лечебных мер
можно отметить в отношении лиц, страдающих расстройством сексуального
предпочтения (педофилией), не исключающей их вменяемости. Так, в отношении
таких лиц может быть назначено только амбулаторное лечение и наблюдение у
психиатра. Кроме того, уголовно-исполнительное законодательство в ч. 4 ст. 18
УИК РФ предусматривает возможность прохождения лечения у психиатра такими
лицами в добровольном порядке. Также
В рамках исследования автором был проведен анализ предусмотренных
уголовным законодательством принудительных мер медицинского характера. Так,
83
говоря об амбулаторном наблюдении и лечении у врача-психиатра, следует
отметить что дана мера является «промежуточной» стадией между назначением
лицу принудительного лечения в стационаре и рядовым оказанием медицинской
психиатрической помощи. Основное содержание принудительного амбулаторного
наблюдения и лечения у психиатра заключается в контроле врачом психического
состояния лица, осуществлении им осмотров, а также оказании необходимой
медицинской и социальной помощи, реабилитации. Кроме того, амбулаторное
наблюдение может включать в себя медикаментозную терапию.
Главной особенностью амбулаторного наблюдения и лечения является
возможность осуществления его совместно с исполнением уголовного наказания.
Причем, оно не может быть изменено на иную принудительную меру,
предусматривающую стационарное наблюдение за пациентом. В отношении лиц,
осужденных
за
преступления
против
половой
неприкосновенности
несовершеннолетних в возрасте до 14 лет, амбулаторное наблюдение и лечение
может быт назначено как во время отбывания наказания, так и после его отбытия,
а также после условно-досрочного освобождения.
Виды стационарного принудительного лечения в соответствии с УК РФ
разделяются по степени наблюдения за пациентом: обычное наблюдение,
постоянное наблюдение и постоянное интенсивное наблюдение. Стационар
общего типа является обычной психиатрической больницей, где лечение
психически больных преступников производится на равных условиях с лечением
обычных граждан. В таких стационарах отсутствуют специальные меры
безопасности.
специально
Стационар
созданные
специализированного
больницы,
типа
предназначенные
представляет
исключительно
собой
для
специализированного лечения. С целью обеспечения безопасности, в таких
стационарах устанавливается дополнительная охрана, средства сигнализации и
защиты. Стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением
предназначен специально для лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие
общественно-опасные деяния, а также продолжающих представлять опасность
для окружающих и самих себя. В таких стационарах функционируют особые
84
отделы охраны, относящиеся к подразделениям ФСИН России, обеспечивающие
безопасность помещений больницы и прилегающих к ней территорий.
Важно понимать, что принудительные меры медицинского характера,
связанные с помещением лица в психиатрический стационар, отличаются по
своей сущности от госпитализации в недобровольном порядке и, в частности, от
госпитализации в недобровольном порядке по постановлению суда. В последнем
случае идет речь о принудительном направлении лица в психиатрический
стационар вследствие его непосредственной опасности для себя и окружающих,
исключая факт совершения лицом преступления.
В то ж е время, несмотря на казалось бы достаточную нормативную
правовую базу, институт принудительных мер медицинского характера в нашей
стране сталкивается с рядом как законодательных, так и практических проблем. В
первую очередь, хочется отметить непоследовательность законодателя в вопросе
об определении видов принудительных мер. Среди четырех видов, указанных в
ст. 99 УК РФ, три являются типами стационарного лечения, которые, по нашему
мнению, не могут рассматриваться как самостоятельные виды, которых всего два:
амбулаторное наблюдение и лечение и стационарное.
В итоге, мы считаем, что ст. 99 УК РФ должна иметь вид в следующей
редакции:
«Статья 99. Виды принудительных мер медицинского характера и типы
стационарного лечения
1.
Суд
может
назначить
следующие
виды
принудительных
мер
медицинского характера:
а)
принудительное
наблюдение
и
лечение
у
врача-психиатра
в
амбулаторных условиях;
б) принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей
психиатрическую помощь в стационарных условиях.
2. Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии
вменяемости, но нуждающимся в лечении психических расстройств, не
исключающих вменяемости, в том числе лицам, указанным в пункте «д» части
85
первой статьи 97 настоящего Кодекса, суд наряду с наказанием может назначить
принудительную меру медицинского характера в виде принудительного
наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях.
3. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра
осуществляется по месту жительства в органах здравоохранения или в
исправительных учреждениях по месту отбывания наказания.
4. Принудительные меры медицинского характера осуществляются в
психиатрических стационарах:
а) общего типа со стационарным наблюдением;
б) специализированного типа с постоянным наблюдением;
в) специализированного типа с интенсивным наблюдением.
Тип психиатрического стационара определяется судом, с учетом вида
психического расстройства лица и его психическим состоянием».
Неясным с законодательной и практической точки зрения остается также
вопрос о применении рассматриваемых мер к несовершеннолетним лицам.
Считаем необходимым закрепить в ст. 99 УК РФ в рамках самостоятельной части
или примечания отдельное правило, указывающее, что несовершеннолетним
гражданам принудительные меры могут назначаться только в виде амбулаторного
наблюдения и лечения или принудительного лечения в стационарных условиях
общего типа.
Не соответствует правилам логики и ч. 2 ст. 97 УК РФ, говорящая о
возможности причинения психически больным лицом «иного существенного
вреда». Учитывая, что категория «вред», как правило, применяется в отношении
жизни и здоровья личности, а в отношении имущества используется понятие
«ущерб», считаем нужным изменить текст данной формулировки в следующем
виде: «...причинения этими лицами иного значительного ущерба или вреда жизни
и здоровью...».
Среди иных проблем можно выделить устаревшую нормативно-правовую
базу, содержащую в себе акты времен СССР, а также неясность в регулировании
деятельности уголовно-исполнительных органов. Так, ст. 102 УК РФ прямо
86
указывает на возможность представления заключения об изменении, продлении
или прекращении применения принудительных мер уголовно-исполнительной
инспекцией. В то же время, Положение о таких инспекциях не содержит в своих
нормах указания на данную обязанность. Считаем необходимым дополнить п. 4
Положения об уголовно-исполнительных инспекциях, регулирующий основные
задачи инспекций, новым подпунктом следующего содержания: «контроль за
применением лечения к лицам, в отношении которых судом назначены
принудительные меры медицинского характера».
Совершенствование
института
принудительных
мер
медицинского
характера может осуществляться и по иным направлениям, взятым, например, из
зарубежного опыта. Так, довольно перспективной кажется практика США в
реализации мер безопасности в отношении лиц, совершивших преступления на
сексуальной почве, заключающихся в постоянном контроле за такими лицами.
Кроме того, не менее эффективным может послужить опыт Германии, где вопрос
о назначении лицу принудительных мер медицинского характера разрешается не
только путем выявления психического расстройства у лица и анализа его
личности, но и путем оценки общественной опасности совершенного таким
лицом общественно-опасного деяния.
В заключении скажем, что предложенные меры по совершенствованию
нормативно-правовой базы, регулирующей институт принудительных мер
медицинского характера, помогут добиться надлежащего результата в рамках
достижения целей принудительных мер, поспособствуют повышению качества
оказываемых медицинских услуг в рамках психиатрических стационаров, а также
качественно повлияют на процесс соблюдения прав и интересов лиц, к которым
были назначены принудительные лечебные меры.
87
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные правовые акты и материалы судебной практики
1.
Конституция
Российской
Федерации
(Принята
всенародным
голосованием 12.12.1993; по сост. на 21.07.2014)// СЗ РФ. – 2014. - № 31. - Ст.
4398.
2.
Уголовный кодекс Российской Федерации (Федер. закон № 63-ФЗ,
принят Гос. Думой 13.06.1996, по сост. на 23.11.2018) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. Ст. 2954; 2018. - № 41. - Ст. 6192.
3.
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (Федер.
закон № 1-ФЗ, принят Гос. Думой 08.01.1997; по сост. на 20.12.2017) // СЗ РФ. –
1997. - № 2. - Ст. 198; 2017. - № 52 (Часть I). - Ст. 7933.
4.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Федер.
закон № 174-ФЗ, принят Гос. Думой 18.12.2001; по сост. на 30.10.2018]) // СЗ РФ.
– 2001. - № 52 (ч. I). - Ст. 4921; 2018. - № 45. - Ст. 6831.
5.
О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее
оказании (Закон РФ № 3185-1, принят ВС РФ 02.07.1992; по сост. на 19.07.2018) //
Ведомости СНД и ВС РФ. – 1992. - № 33. - Ст. 1913; 2018. - № 30. - Ст. 4548.
6.
О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской
Федерации (Федер. закон № 162-ФЗ, принят Гос. Думой 08.12.2003; по сост. на
07.12.2011) // СЗ РФ. – 2003. - № 50. - Ст. 4848; 2011. - № 50. - Ст. 7362.
7.
Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах
принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах
принудительного содержания (Федер. закон № 76-ФЗ, принят Гос. Думой
10.06.2008; по сост. на 19.07.2018) // СЗ РФ. – 2008. - № 24. - Ст. 2789; 2018. - №
30. - Ст. 4538.
8.
Об обеспечении охраны психиатрических больниц (стационаров)
специализированного типа с интенсивным наблюдением: Федеральный закон от
07.05.2009 № 92-ФЗ // СЗ РФ. – 2009. - № 19. - Ст. 2282.
88
9.
Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации
(Федер. закон № 323-ФЗ, принят Гос. Думой 21.11.2011; по сост. на 03.08.2018) //
СЗ РФ. – 2011. - № 48. - Ст. 6724; 2018. - № 32 (Часть II). - Ст. 5116.
10.
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и
отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления
ответственности за преступления сексуального характера, совершенные в
отношении несовершеннолетних (Федер. закон № 14-ФЗ, принят Гос. Думой
29.02.2012) // СЗ РФ. – 2012. - № 10. - Ст. 1162.
11.
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации
и
признании
утратившими
силу
отдельных
положений
законодательных актов Российской Федерации по вопросам охраны здоровья
граждан в Российской Федерации (Федер. закон № 317-ФЗ, принят Гос. Думой
25.11.2013; по сост. на 26.04.2016) // СЗ РФ. – 2013. - № 48. - Ст. 6165; 2016. - №
18. - Ст. 2488.
12.
Об утверждении Положения об уголовно-исполнительных инспекциях
и норматива их штатной численности (Постановление Правительства РФ от
16.06.1997 № 729; по сост. на 23.04.2012) // СЗ РФ. – 1997. - № 25. - Ст. 2947;
2012. - № 18. - Ст. 2224.
13.
Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) // Ведомости
ВС РСФСР. – 1960. - № 40. - Ст. 591. (Утратил силу).
14.
По делу о проверке конституционности частей второй и четвертой
статьи 443 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с
жалобой гражданина С.А. Первова и запросом мирового судьи судебного участка
№ 43 города Кургана (Постановление Конституционного Суда РФ от 21.05.2013
№ 10-П) // СЗ РФ. – 2013. - № 22. - Ст. 2861.
15.
О практике применения судами принудительных мер медицинского
характера (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 № 6; по
сост. на 03.03.2015) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2011. - № 7.
89
Специальная литература
16.
Батанов, А.Н. Принудительные меры медицинского характера:
история, теория, законодательное регулирование и практика применения:
автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Батанов Андрей Николаевич. Казань, 2004. – 26 с.
17.
Березанцев, А.Ю. Судебная психиатрия: учебник для бакалавриата и
специалитета / А.Ю. Березанцев. - М.: Юрайт, 2018. – 539 с.
18.
Жарко,
Н.В.Принудительные
меры
медицинского
характера
(уголовно-правовой аспект): дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Жарко Наталья
Викторовна. - Рязань, 2005. – 230 с.
19.
Иногамова-Хегай, Л.В., Корнеева, А.В. Уголовное право. Общая часть
/ Л.В. Иногамова-Хегай, А.В. Корнеева. – М.: Инфра-М, 2005. – 192 с.
20.
Колмаков, П.А. Проблемы правового регулирования принудительных
мер медицинского характера / П.А. Колмаков. - Сыктывкар: Сыктывкарский
государственный университет, 2001. – 187 с.
21.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 4 т.
(постатейный) / отв. ред. В.М. Лебедев. - М.: Юрайт, 2017. - Т. 1: Общая часть. –
316 с.
22.
Коптяев, А.Ю. Производство о применении принудительных мер
медицинского характера: автореф. дис. ... канд. юрид .наук: 12.00.09 / Коптяев
Алексей Юрьевич. – Тюмень, 2010. – 23 с.
23.
Кудовба, О.Н. Организация и контроль деятельности учреждений и
органов, применяющих принудительные меры медицинского характера в
отношении осужденных: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.11 / Кудовба Оксана
Николаевна. – Рязань, 2017. – 182 с.
24.
Куликова, О.Н. Принудительные меры медицинского характера,
назначаемые осужденным наркоманам, их роль в предупреждении преступлений,
совершаемых на почве наркомании: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Коликова
Олеся Николаевна. – М., 2002. – 162 с.
90
25.
Малиновский, А.А. Сравнительное правоведение в сфере уголовного
права / А.А. Малиновский. - М.: Международные отношения, 2003. – 376 с.
26.
Назаренко, Г.В. Основы регулятивного воздействия на социально-
опасных лиц. Монография / Г.В. Назаренко. – Орел: Изд-во ОРАГС, 2007. – 224 с.
27.
Назаренко, Г.В. Принудительные меры медицинского характера:
учебное пособие / Г.В. Назаренко. – М.: Флинта; МПСИ, 2011. – 144 с.
28.
Новое уголовное право России. Общая часть: Учебное пособие /
Бородин С.В., Кузнецова Н.Ф., Наумов А.В., и др.; Под ред.: Кузнецова Н.Ф. - М.:
Зерцало, ТЕИС, 1996. – 168 с.
29.
Общая теория государства и права. В 3-х т. Т. 2. Право: Академ. курс /
Отв. ред. М.Н. Марченко - 4-e изд., перераб. и доп. - М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М,
2013. - 816 с.;
30.
Попкова, Е.А. Принудительные меры медицинского характера,
применяемые
к
психическим
больным:
уголовно-правовой
и
уголовно-
исполнительный аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Попкова
Елена Анатольевна. - Красноярск, 2005. – 20 с.
31.
Сверчков, В.В.Уголовное право. Общая часть: курс лекций / В.В.
Сверчков. – М.: Юрайт, 2011. – 234 с.
32.
Скиба, А.П. Исполнение уголовных наказаний в отношении больных
осужденных: теоретико-прикладное исследование: автореф. дис. ... д-ра юрид.
наук: 12.00.08 / Скиба Андрей Петрович. - Рязань, 2012. – 38 с.
33.
Скиба, А.П. Меры безопасности при досрочном освобождении от
отбывания наказания лиц, имеющих заболевания: Монография. / А.П. Скиба; под
общ. ред. А.Я. Гришко, Ю.А. Кашубы. - Рязань: Академия права и управления
Федеральной службы исполнения наказаний России, 2012 – 211 с.
34.
Спасенников, Б.А.Принудительные меры медицинского характера.
История, теория, практика / Б.А. Спаксенников. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003.
– 412 с.
35.
Теория государства и права : учебник для бакалавров / под ред. В. К.
Бабаева. - 3-е изд., перераб. и доп. - М. : Юрайт, 2014. - 715 с.
91
36.
Уголовное право. Части Общая и Особенная: курс лекций / под ред.
А.И. Рарога. – М.: Проспект, 2017. – 624 с.
37.
Уголовное право России. Общая часть: Учебник / под. ред. В.П.
Ревина. – М.: Юстицинформ, 2016. – 580 с.
38.
Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Ф.Р.
Сундурова, И.А. Тарханова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Статут, 2016. – 864 с.
39.
Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для
вузов / Под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. — М.: Статут,
2012. – 879 с.
40.
Философский энциклопедический словарь / под. ред. Л.Ф. Ильичева,
П.Н. Федосеева, С.М. Ковалева, В.Г. Панова. – М.: Советская энциклопедия. – 840
с.
41.
Шагеева,
Р.М.
Проблемы
применения
принудительных
мер
медицинского характера в уголовном процессе: дисс. ... канд. юрид. наук: 12.00.09
/ Шагеева Регина Мансуровна. – Уфа, 2005. – 238 с.
42.
Шакаров Э.Т.Принудительные меры медицинского характера по
делам о невменяемых: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.09 / Шакаров
Эсонбой Ташназарович. – Ташкент, 1989. – 22 с.
Публикации периодической печати и научных сборников
43.
Бабкин, Л.М., Булатецкий, С.В. О некоторых вопросах понятия и
значения производства по применению принудительных мер медицинского
характера / Л.М. Бабкин, С.В. Булатецкий // Центральный научный вестник. –
2017. - № 2-4. – С. 44 - 46.
44.
Бабкин, Л.М., Булатецкий, С.В., Родин, А.Е. Изменение, прекращение
принудительных мер медицинского характера / Л.М. Бабкин, С.В. Булатецкий,
А.Е. Родин // Центральный научный вестник. – 2016. - № 1-13. – С. 59 - 61.
45.
Бажукова,
Ж.А.
О
проблемах
производства
о
применении
принудительных мер медицинского характера / Ж.А. Бажукова // Вестник
Сибирского юридического института МВД России. – 2008. - № 2. – С. 29 - 34.
92
46.
Белик, Ю.А. Проблемы применения норм о принудительных мерах
медицинского характера / Ю.А. Белик // Вестник Московского университета МВД
России. – 2016. - № 1. – С. 79 - 83.
47.
Бондарев, Н.В. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение
психически больных лиц, совершивших общественно-опасные деяния / Альманах
современной науки и образования. – 2015. - № 12 (102). – С. 34 - 36.
48.
Бубнова, Т.А. Правовая природа принудительных мер медицинского
характера в отношении осужденных, страдающих психическими расстройствами /
Т.А. Бубнова // Человек: преступление и наказание. – 2007. - № 1. – С. 107 - 109.
49.
Герасина, Ю.А. Основания продления, изменения и прекращения
применения принудительных мер медицинского характера / Ю.А. Герасина //
Современное общество и право. – 2014. - № 1 (14). – С. 59 - 63.
50.
Герасина, Ю.А. Правовое регулирование принудительных мер
медицинского характера на постсоветском пространстве / Ю.А. Герасина //
Актуальные вопросы современной науки. – 2010. - № 15. – С. 264 - 271.
51.
Герасина, Ю.А. Принудительные меры медицинского характера в
отношении лиц, страдающих педофилией, не исключающей вменяемости / Ю.А.
Герасина // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2012. № 4. – С. 186 - 188.
52.
Герасина,
Ю.А.
Стационарные
виды
принудительных
мер
медицинского характера / Ю.А. Герасина // Современное общество и право. –
2012. - № 1 (6). – С. 93 - 100.
53.
Герасина, Ю.А. Цели применения принудительных мер медицинского
характера / Ю.А. Герасина // Наука и современность. – 2010. - № 4-2. – С. 310 314.
54.
Голянищенко, В.К. Проблемы правового регулирования и исполнения
принудительных мер медицинского характера / В.К. Голянищенко // Вестник
научного общества студентов, аспирантов и молодых ученых. – 2017. - № 2. –
С. 104 - 108.
93
55.
Греку, В.П. Непринудительные меры профилактики общественно-
опасных действий психически больных лиц / В.П. Греку // Международное
научное издание «Современные фундаментальные и прикладные исследования». 2013. - № S1. - С. 42 - 47
56.
Гурович, И.Я. Состояние психиатрической службы в России:
актуальные задачи при сокращении объема стационарной помощи / И.Я. Гурович
// Социальная и клиническая психиатрия. - 2012. - № 4. -- С. 5 - 9.
57.
История возникновения принудительных мер медицинского характера
и их развитие в Российской Империи до 1917 года / Л.М. Бабкин,
С.В. Булатецкий, О.Л. Винник, Е.А. Сусло // Центральный научный вестник. –
2018. - № 7 (48). – С. 41 - 42.
58.
Лиховолова, А.Ю., Волкова, Н.С. Амбулаторное принудительное
наблюдение и лечение у психиатра / А.Ю. Лиховолова, Н.С. Волкова // Аллея
науки. – 2017. - № 1-9. – С. 592 - 594.
59.
Лощинкин, В.В. К вопросу о юридической природе принудительных
мер медицинского характера / В.В, Лощинкин // Актуальные проблемы
российского права. – 2016. - № 10 (71). – С. 131 - 137.
60.
Малкинен, Ю.А., Эриашвили, Н.Д. Цели принудительных мер
медицинского
характера,
соединенных
с
исполнением
наказания
/
Ю.А. Малкинен, Н.Д. Эриашвили // Актуальные проблемы медицины и биологии.
– 2018. - № 1. – С. 56 - 60.
61.
Меджидова, А.Б. Принудительные меры медицинского характера /
А.Б. Меджидова // Российская юстиция. - 2007. - № 1. - С. 37 - 38.
62.
Мироненко, М. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение
у психиатра лиц, совершивших общественно-опасные деяния / М. Мироненко //
Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. – 2013. - № 7. –
С. 163 - 164.
63.
Мокшанов, А.Г. Некоторые аспекты ограничения гражданских прав
при исполнении принудительных мер медицинского характера / А.Г. Мокшанов //
Человек: преступление и наказание. – 2017. - № 1. – С. 140 – 144.
94
64.
характера
Молчанов, Б.А. Применение принудительных мер медицинского
в
уголовном
законодательстве
различных
правовых
систем
современного мира / Б.А. Молчанов // Вестник Владимирского юридического
института. – 2014. - № 4 (33). – С. 203 - 209.
65.
Назаренко, Г.В. Правовая природа принудительных мер медицинского
характера / Г.В. Назаренко // Вестник Омского университета. Серия «Право». –
2008. - № 4 (17). – С. 130 - 134.
66.
Непранов, Р.Г., Семенцова, И.А. Совершенствование практики
применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц с
психическим расстройством, не исключающем вменяемости: уголовно-правовой и
уголовно-процессуальный аспекты / Р.Г. Непранов, И.А. Семенцова // Юристъ –
правоведъ. – 2015. - № 5 (72). – С. 17 - 21.
67.
Никулинская,
психиатрический
освидетельствование
Н.
стационар
как
Ф.
Принудительная
и
комплексный
госпитализация
принудительное
межотраслевой
в
психиатрическое
институт
/
Н.Ф.
Никулинская // Журнал российского права. - 2006. - № 4. - С. 90 - 95.
68.
Плаксина, Т.А. Принудительные меры медицинского характера в
практике судебного конституционного контроля / Т.А. Плаксина // Актуальные
проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. – 2017. - № 151. – С. 227 - 229.
69.
Полубинская, С.В. Назначение принудительных мер медицинского
характера / С.В. Полубинская // Труды Института государства и права РАН. –
2016. - № 4. – С. 173 - 186.
70.
Полубинская, С.В., Макушина, О.А. Организационные и правовые
проблемы исполнения принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра
в амбулаторных условиях / С.В. Полубинская, О.А. Макушина // Социальная и
клиническая психиатрия. – 2014. - № 3. – С. 90 - 95.
71.
Рыкова,
С.А.
Некоторые
проблемы
определения
понятия
«принудительные меры медицинского характера» в современном праве России /
95
С.А. Рыкова // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия
«История и право». – 2012. - № 2-2. – С. 93 - 95.
72.
Саддарова, К.О. Применение принудительных мер медицинского
характера к лицам, совершившим преступления сексуального характера:
уголовное законодательство США / К.О. Саддарова // Символ науки. – 2017. № 5. – С. 142 - 145.
73.
Ситникова, А.И. Принудительные меры медицинского характера:
законодательная техника / А.И. Ситникова // Вестник Омского университета.
Серия «Право». – 2008. - № 4 (17). – С. 135 - 147.
74.
Скрипченко,
законодательства,
Н.Ю.
Пути
регулирующего
совершенствования
применение
уголовного
принудительных
мер
медицинского характера в отношении несовершеннолетних / Н.Ю. Скрипченко //
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология
и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2012. - № 2-1 (16). – С. 188 189.
75.
Сошина, Л.А. К вопросу о законодательном определении термина
«принудительные меры медицинского характера» / Л.А. Сошина // Сибирский
юридический вестник. – 2010. - № 1 (48). – С. 45 - 50.
76.
Спасенников, Б.А. К вопросу о целях принудительных мер
медицинского характера / Б.А. Спасенников // Вестник института: преступление,
наказание, исправление. – 2012. - № 1 (17). – С. 12 - 16.
77.
Спасенников, Б.А. Проблемы законности продления, изменения и
прекращения применения принудительных мер медицинского характера /
Б.А. Спасенников // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской
Федерации. – 2015. - № 5 (49). – С. 15 - 19.
78.
Спасенников,
психиатрической
Б.А.,
экспертизы
Копыткин,
в
С.А.
О
проблемах
судебно-следственной
судебно-
практике
/
Б.А. Спасенников, С.А. Копыткин // Вестник института: преступление, наказание,
исправление. - 2016. - № 3 (35). - С. 13 - 17.
96
79.
Спасенников,
Б.А.,
Эриашвили,
Н.Д.
Проблемы
законности
продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского
характера / Б.А. Спасенников, Н.Д. Эриашвили // Актуальные проблемы
медицины и биологии. – 2018. - № 1. – С. 65 - 68.
80.
Степанова, Э.В. Амбулаторное принудительное наблюдение и
лечение – мера медицинского характера при исполнении наказаний / Э.В.
Степанова // Ведомости уголовно-исполнительной системы. – 2016. - № 11. –
С. 50 - 52.
81.
Тихомирова, М.С., Масянова, Н.Н., Эльзессер, В.В. Принудительные
меры медицинского характера: практика и цели применения / М.С. Тихомирова,
Н.Н. Масянова, В.В. Эльзессер // Транспорт и сервис. – 2014. - № 2. – С. 118 - 125.
82.
Трубецкой, В.Ф. Принудительные меры медицинского характера:
содержание и правовое регулирование / В.Ф. Трубецкой // Медицинское право. 2009. - № 3. - С. 23 - 26.
83.
Федорова,
Е.А.
Предупреждение
совершения
новых
деяний
(преступлений) как цель применения принудительных мер медицинского
характера / Е.А. Федорова // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и
иными правонарушениями. – 2017. - № 115-2. – С. 102 - 104.
Электронные ресурсы
84.
Об утверждении Порядка организации оказания медицинской помощи
лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения
свободы: Приказ Минюста России от 28.12.2017 № 285 (Зарегистрировано в
Минюсте России 09.02.2018 № 49980) / СПС КонсультантПлюс [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018 г.
85.
О мерах по дальнейшему совершенствованию психиатрической
помощи (вместе с «Положением о психиатрической больнице»; «Положением о
психоневрологической больнице»; «Временным положением о психиатрической
больнице со строгим наблюдением»; «Временным положением об отделении с
усиленным
наблюдением
психиатрической
больницы»;
«Положением
о
97
психиатрическом отделении для больных с сочетанной тяжелой соматической и
психической патологией (соматопсихиатрическом отделении)»; «Положением о
психоневрологическом
отделении
для
больных
с
психосоматическими
расстройствами (психосоматическом отделении)»; «Положением о дневном
стационаре (отделении, палате) для психически больных»; «Положением о
ночном стационаре (отделении, палате) для психически больных») (Приказ
Минздрава СССР от 21.03.1988 № 225) / СПС КонсультантПлюс [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/. – Дата доступа: 19.11.2018 г.
86.
Постановление Свердловского районного суда Орловской области от
25.12.2014 по делу № 1-61/2014 / Судебные и нормативные акты РФ
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.sudact.ru/. – Дата доступа:
25.11.2018 г.
87.
Постановление Урицкого районного суда Орловской области от
10.04.2015 по делу № 1-10/2015 / Судебные и нормативные акты РФ
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.sudact.ru/. – Дата доступа:
25.11.2018 г.
88.
Постановление Орловского районного суда Орловской области от
16.11.2017 по делу № 1-111/2017 / Судебные и нормативные акты РФ
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.sudact.ru/. – Дата доступа:
25.11.2018 г.
89.
Всемирный день психического здоровья / РИА Новости [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: https://ria.ru/spravka/20181010/1530189663.html. - Дата
доступа: 25.11.2018 г.
90.
от
Уголовный кодекс Азербайджанской Республики от 30.12.199 (с изм.
24.04.2018)
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30420353. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
91.
Уголовный кодекс Грузии от 22.07.1999 (с изм. от 21.07.2018)
[Электронный
ресурс].
–
Режим
https://matsne.gov.ge/ka/document/download/16426/143/ru/pdf.
20.11.2018 г.
–
доступа:
Дата
доступа:
98
92.
сост.
на
Уголовный кодекс Китайской Народной Республики от 14.03.1997 (по
02.03.2007)
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1247252. – Дата доступа: 20.11.2018
г.
93.
04.08.2018)
Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 01.10.1997 (с изм. от
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/568. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
94.
21.04.2016)
Уголовный кодекс Латвийской Республики от 17.06.1998 (с изм. от
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.alex-
lawyer.lv/ugolovnijzakonlatviirus.pdf. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
95.
12.02.2007)
Уголовный кодекс Литовской республики от 26.09.2000 (с изм. от
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243877. – Дата доступа: 20.11.2018
г.
96.
07.06.2018)
Уголовный кодекс Республики Армения от 29.04.2003 (с изм. от
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=7472. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
97.
17.07.2018)
Уголовный кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 (с изм. от
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://pravo.by/document/?guid=3871&p0=hk9900275. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
98.
12.07.2018)
Уголовный кодекс Республики Казахстан от 03.07.2014 (с изм. от
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31575252. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
99.
11.01.2007)
Уголовный кодекс Республики Корея от 18.09.1953 (по сост. на
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1241816. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
100. Уголовный кодекс Республики Молдова от 18.04.2002 (с изм. от
12.10.2018)
[Электронный
ресурс].
–
http://lex.justice.md/ru/331268/. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
Режим
доступа:
99
101. Уголовный кодекс Республики Узбекистан от 22.09.1994 (с изм. от
[Электронный
20.07.2018)
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30421110. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
102. Уголовный кодекс Туркменистана от 10.05.2010 (с изм. от 01.10.2018)
[Электронный
ресурс].
–
Режим
–
http://minjust.gov.tm/ru/mmerkezi/doc_view.php?doc_id=8091.
доступа:
Дата
доступа:
20.11.2018 г.
103. Уголовный кодекс Украины от 05.04.2001 (с изм. от 18.10.2018 г.)
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://meget.kiev.ua/kodeks/ugolovniykodeks/. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
104. Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии от 13.11.1998
(по
сост.
на
24.01.2007)
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1242733. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
105. Уголовный кодекс Эстонии от 06.06.2001 (с изм. от 15.07.2018)
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://v1.juristaitab.ee/ru/zakonodatelstvo/penitenciarnyy-kodeks. – Дата доступа:
20.11.2018 г.
106. Уголовный кодекс Японии от 24.04.1907 (по сост. на 11.01.2007)
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1241616. – Дата доступа: 20.11.2018 г.
107. Швейцарский Уголовный Кодекс от 21.12.1937 (по сост. на
15.01.2007)
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1241950. – Дата доступа: 20.11.2018
г.
108. ФКУ «Орловская ПБСТИН» Минздрава России [Электронный
ресурс]. - Режим доступа: http://www.opbstin.ru/. – Дата доступа: 25.11.2018 г.
109. ФНС России - Единый государственный реестр юридических лиц
(ЕГРЮЛ). [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://egrul.nalog.ru/. – Дата
доступа: 25.11.2018 г.
100
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа