close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Гайслер Иоганна Александровна. Проблема неразумности человека в современной научно-философской мысли

код для вставки
2
3
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа включает в себя 87 страниц
научно-исследовательского текста и состоит из введения, трех глав,
объединяющих шесть параграфов, заключения и списка литературы из 84
источников.
КЛЮЧЕВЫЕ
РАЗУМ,
СЛОВА:
НЕРАЗУМНОСТЬ
HOMO
SAPIENS,
ЧЕЛОВЕКА,
НЕРАЗУМНОСТЬ,
ПОВЕДЕНИЕ,
МОЗГ,
КОГНИТИВНОЕ ИСКАЖЕНИЕ, СПОСОБ ВОСПРИЯТИЯ МИРА,
ВИДОВОЙ ЭГОЦЕНТРИЗМ.
Актуальность
исследования.
Актуальность
вопроса
неразумности
человека является бесспорным, если обратить внимание на то, как
неразумно может поступать человек, и как это сказывается на качестве
жизни не только людей в целом, но и Планеты. Человек на самом деле не
так разумен, каким он сам себе кажется. Нам нравится слово «разум» и
приятно думать, что у нас есть мысли и желания, в отличие от животных,
которыми движут инстинкты. Однако развитие науки о поведении
животных все чаще доказывает, что ими также управляют далеко не
только инстинкты. Человек гораздо больше управляем эмоциями, чем
логикой. Возможно, в чем-то
человеческий
интеллект и
имеет
превосходство, но у нас нет никаких основополагающих желаний или
потребностей, которых не нашлось бы у наших ближайших родичей.
Нейробиологи пока не обнаружили ни одного участка человеческого
мозга, у которого не нашлось бы соответствия в мозгу обезьян. Не имея
четкого
понимания
о
«разумности»,
мы
априори
себя
считаем
разумными. Вывод о своем превосходстве был сделан человеком задолго
до появления науки и научного исследования, и само это убеждение
является
ничем
мифологическим
иным
как
мышлением.
мнением,
которое
Действительно
ли
сформировалось
мы
преодолели
антропоцентризм? Действительно ли человек как вид так разумен, как он
5
пытается о себе заявлять? Данные вопросы на фоне развития
когнитивных
наук сегодня требуют нового поиска ответов, нового
переосмысления природы Homo Sapiens.
Объектом выпускной квалификационной работы является феномен
неразумности человека. Предметом исследования предстает вопрос о
неразумности Человека Разумного как проблема современного научнофилософского знания. Цель исследования – раскрытие проблематики
неразумности человека в современном научном и философском знании с
последующей конкретизацией содержания категорий неразумности и
разумности человека и ответом на важный вопрос, есть ли реальные
основания
полагать
исследования:
человека
общелогические
разумным
существом.
методы
анализа
Методы
литературы,
теоретический анализ и синтез, сравнительно-исторический анализ
(компаративный метод исследования). Важное значение в данной работе
играет метод восхождения от абстрактного к конкретному, от анализа
базовых понятий к рассмотрению конкретных процессов разумной или
неразумной деятельности.
Основные результаты и новизна исследования:
1. проанализирован смысл понятий разума и неразумности с учетом
поведения человека в реальной действительности;
2. рассмотрен феномен поляризации «разумное-неразумное» как
особенность
восприятия
мира
человеком,
а
также
когнитивные
искажения, свойственные человеческому мышлению;
3.
исследованы
анатомические
и
функциональные
основы
мифологические
и
идеалистические
истоки
неразумности человека;
4.
определены
категории разума, а само представление о себе в качестве разумного
6
существа в противовес всему остальному животному миру как видовой
центризм, иррациональное предубеждение;
5. выявлено, что существующие эмпирические данные когнитивных
наук, этологии и нейробиологии разрушают представления о человеке
разумном, сформировавшиеся под влиянием классической философии;
6. отмечена экзистенциальная и познавательная необходимость
адекватной
оценки
человеком
своей
собственной
разумности
и
неразумности;
7. сформулированы выводы, что окончательное разрешение вопроса
о природе разумного и неразумного в человеке окончательно решится
наукой в будущем.
Результаты и выводы выпускной квалификационной работы могут
быть
использованы
для
дальнейшего
когнитивно-поведенческих
применим
содержания.
для
разработки
способностей.
курсов
изучения
человека
Материал
может
и
его
быть
философско-антропологического
7
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………...……………8-15
ГЛАВА I. Теоретико-методологические проблемы категорий разума и
неразумности в философии и науке………………………………….....16-36
1. 1. Разумность и неразумность: проблема определения и критериев
дифференциации……….………………………………………………...16-31
1. 2. Поляризация разумного/неразумного как способ восприятия мира
человеком…………………………………………………………………31-36
ГЛАВА II. Осмысление неразумности человека в свете современных
научных данных……………………………………………………….…36-58
2. 1. Анатомические и функциональные основы неразумности
человека……………………………………………………….…………36-43
2. 2. Когнитивно-поведенческие аспекты человеческой
неразумности……………………………………….…………………….43-58
ГЛАВА III. Осмысление неразумности Homo sapiens как
познавательная и экзистенциальная необходимость…………………58-77
3.1. Когнитивные ошибки в осознании человеком собственной
разумности………………………………………………………………..58-71
3.2. Значимость осознания разумности/неразумности человека в
сравнении с другими живыми существами…………………………….71-77
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………….………77-81
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И
ЛИТЕРАТУРЫ………………………...…………………………………81-87
8
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность исследования.
Разум является предметом осмысления философии еще со времѐн
античности. Статус проблемы интеллекта является парадоксальным с
разных точек зрения. Парадоксальны его роль в истории человеческой
цивилизации, и отношение к интеллектуально одаренным людям в
обыденной социальной жизни, и характер его исследований в области
психологической
науки.
Вся
мировая
история,
основанная
на
изобретениях и блестящих открытиях, свидетельствует о том, что
человек, безусловно, разумен. Однако та же история предъявляет
многочисленные доказательства глупости и безумия людей. Такого рода
амбивалентность состояний человеческого ума позволяет сделать вывод о
том, что способность к разумному познанию, конечно, является
достаточно сильным естественным ресурсом человеческой цивилизации,
с одной стороны, а с другой стороны, способность быть разумным - это
настолько тонкая психологическая оболочка, что она мгновенно
сбрасывается человеком при каких-либо неблагоприятных условиях.
Психологической основой разумности является интеллект. Интеллект в
целом обусловливает возможность построения субъективной картины
происходящего. Такая субъективная картина мира, конечно же, может
быть разумной, то есть воплощать в себе, по словам К. Маркса, ту
универсальную независимость мысли, которая относится ко всякой вещи
так, как того требует сущность самой вещи (Маркс, 1955). Однако, чаще
всего, она являет собой поведение, весьма далекое от разумного.
Психологические корни разумности (также как глупости или безумия),
все-таки
следует
искать
в
самих
механизмах
устройства
и
функционирования интеллекта. Поэтому очень важно отметить, что эта
работа
посвящена
изучению
вопроса
дихотомии
«разумность-
неразумность» человека с точки зрения не столько гуманитарных наук,
9
сколько естественных, но с вытекающими философскими выводами.
Акцент в исследовании делается на проблеме неразумности человека как
вида.
Выбор данной темы дипломной работы мотивирован желанием
рассмотреть вопрос о разумности Человека Разумного под углом более
адекватного восприятия, нежели распространенной позиции, принятой
априори человеком задолго до появления института науки и когнитивной
этологии в частности, согласно которой человек является «венцом
природы», единственным обладателем Разума на Земле. Следует
отметить, что понятие «Разум» трактуют по-разному и в своем
определении он выражается в целом так же через неопределенные и
абстрактные категории. Человек, бесспорно, обладает интеллектом,
способен логически мыслить и совершать рациональные поступки,
однако разумность предполагает некое свойство человеческого Я,
которое неотделимо от него и экзистенциально в нем присутствует,
следовательно, должно себя проявлять постоянно, чего не скажешь,
объективно взглянув на реальное поведение людей в жизни. По большей
части человек весьма редко проявляет действительную осознанность и
совершает действительно рациональный выбор. Доказательство тому
существование рекламы и маркетинга, различных техник обучения и
убеждения, психологии влияния, имеющих немалых успех и основанных
на принципе воздействия на эмоции, чувства, базовые (инстинктивные)
потребности и т.д. Человека гораздо проще убедить в чем-то не на
основании чистой логической мысли или же рациональности того или
иного действия, которое мы от него ждем, а на основании именно
эмоциональной сферы. Исследования по психологии принятия решений
показала аналогичный результат: человек принимает решение далеко не
посредством разумных и обоснованных оснований, и при этом задолго до
того, как осознает это решение. Вопрос о разумности человека (как о чем-
10
то, что является присущим каждому человеку свойством) остается не
только открытым, но и сомнительным, если смотреть со стороны позиции
разумности человека. Поскольку нецелесообразно полагать какое-либо
живое существо разумным, не имея представления о том, каким образом
этот разум проявляет себя в жизнедеятельности данного организма (так
как нет конкретной дефиниции), детальный анализ этого понятия и того,
что в связи с этим полагается не разумным, представляется актуальным.
Степень научной разработанности проблемы.
Для понимания содержательной основы категорий «разум»,
«интеллект» и т.д., а также рассмотрения вариантов дефиниций важных
для нас понятий, исходя из которых, можно сделать вывод о том, что
собой
представляет
«неразумность»,
важны
следующие
труды:
Ойзермана Т. И. «Кант и Гегель (опыт сравнительного исследования)»,
Аристотеля «Риторика», в книге «О душе», «Различные представления о
душе как предмете исследования в античной философии» Демокрита,
Платона и Аристотеля, работы Зеньковского В. В. «Христианская
философия». Их труды посвящены философии Демокрита, Платона,
Аристотеля, Канта, Гегеля, где можно проследить идею о разумности
человека, о том, каким образом трактовали понятие разума и в чем
заключалось его значение, ведь этимологически слово «Разум» восходит
от латинского «ratio» и греческого «νους», близко также понятию «ум». В
целом «Разум» чаще всего трактуется как «высший тип мыслительной
деятельности», способность мыслить вообще, а также способность к
анализу, абстрагированию и обобщению. Во-первых, мы обратили свое
внимание на то, что же такое «высший тип мыслительной деятельности»
и по каким критериям и основаниям он стал «высшим», причем, не
постепенно при развитии науки и получения каких-либо знаний
подтверждающих это, а сразу, априори. Во-вторых, понятие разума в
философии описываются такими же абстрактными понятиями, как и оно
само, что не дает конкретики, необходимой для объективного научного
11
исследования данного явления. Понятие же мышления уже более
конкретно,
оно
выражается
абстрагироваться и т.д.
в
способностях
анализировать,
Понятие разума по смыслу соответствует
латинскому слову «intellectus», которое обозначает качество психики,
выражающее способность приспосабливаться к новым ситуациям,
способность к обучению на основе опыта, к абстрагированию,
использованию своих знаний при взаимодействии с окружающей средой.
Интересно было также познакомиться с христианской интерпретацией
понятия «разум», например,
в синодальном переводе Библии словом
«разум» переводят то, что на церковнославянский переведено как
«смыслъ» (3Цар. 4:29; Иез. 28:4). Однако в церковнославянском переводе
есть само слово «разум» и трактуется оно уже в соответствии с иным
пониманием.
Для понимания явления разумности и неразумности в поведении
человека важны работы ученых-биологов различных областей (этология,
когнитивная наука, физиология, нейропсихология и т.д.), а именно
работы: Хокинса Д., Блейксли С. «Об интеллекте», Холодной М.А.
«Психология
интеллекта:
парадоксы
исследования»,
Фестингера
Л. «Теория когнитивного диссонанса», Саймона Г. «Рациональность как
процесс и продукт мышления», Сандры Блейксли и Джеффа Хокинс. «Об
интеллекте», Ревича Ю. В. «В поисках разума. Искусственного»,
Рамачандрана В. С. «Рождение разума. Загадки нашего сознания»,
варианты
определения
понятия
«разум»
Соловьѐва
В.
С.
(Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона), Швырева В. С.
(Новая философская энциклопедия: в 4 т., 2010 г.). Также крайне важно
обратить внимание и на еще одну группу произведений ученых-этологов
и специалистов по когнитивной науке.
Данная
группа
источников
очень важна в нашем исследовании, так как в ней описывается опыт
изучения поведения животных и человека, исследуется механизм работы
мозга, процессы мышления в своей биологической основе. Важны работы
12
ученых-биологов различных направлений (эволюционная биология,
нейробиология, эволюционная психология, нейропсихология, психология
животных и человека, этология, приматология и т.д.). Это такие работы,
как Резникова Ж. И. «Интеллект и язык животных и человека. Основы
когнитивной этологии», «Биология человека» Харрисона Дж., Уайнера
Дж., Тэннера Дж., Барникота Н., Рейнолдса В., Хайнд Р. «Поведение
животных. Синтез этологии и сравнительной психологии», Хамори
Й. «Долгий путь к мозгу человека», Савельев С. В. «Происхождение
мозга», Селье Г. «На уровне целого организма», Симонов П. В.
«Мотивированный
мозг»,
Фирсов
Л.
А.
и
Чиженков
А.
М. «Подсознательное поведение антропоидов и ребенка», Панов Е. Н. и
Зыкова Л. Ю. «Поведение животных и человека: сходство и различия»,
Палмер
Дж.,
Палмер
Л.
«Секреты
поведения
Homo
sapiens.
Эволюционная психология», работы Маркова А. «Эволюция человека.
Обезьяны, нейроны, душа» и «Рождение сложности. Эволюционная
биология сегодня: неожиданные открытия и новые вопросы». Также
интересны такие труды как: Гумилев Л.Н. «Этногенез и биосфера Земли»,
Прайор К. «Не рычите на собаку! О дрессировке животных и людей»,
Сакс О. «Человек, который принял жену за шляпу», Гороховская Е.
«Этология человека. 6 фактов о задачах и проблемах науки, которая
изучает человека как биологический вид», Дерягина М. «Эволюционная
антропология» Дольник В. Р. «Непослушное дитя биосферы. Беседы о
человеке в компании птиц и зверей», Жуков Д. «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей», Канеман Д., Словик
П., Тверски А. «Принятие решений в неопределенности: Правила и
предубеждения», Моррис Д. «Людской зверинец», Моррис Д. «Голая
обезьяна»,
Лоренц
К. «Оборотная
сторона
зеркала»,
Докинз
Ричард. «Эгоистичный ген». Стоит обратить внимание на работы Жукова
Д. А. «Биология поведения: гуморальные механизмы»,
Клименко Р.
Е. «Мозг и поведение: ситуация выбора жизненных стратегий», Джима
13
Дэвиса «Теория притягательности», Дика Свааба «О предсмертных
состояниях, о пересадке мозга и т.д.», Ещенко Н. Д. «Энергетический
обмен в головном мозге. Биохимия мозга» и «Биохимия психических и
нервных
болезней»,
Матураны
У. «Биология
познания.
Язык
и
интеллект», Лурии А. Р. «Основы нейропсихологии», Куба Э. «Источник
мысли», Кендала Э. и Хокинса Р. «Биологические основы обучения и
индивидуальности», Карша Ф. «Гипоталамус и передняя доля гипофиза»,
Каменской М. А. «Синаптическая передача. Медиаторы. Биохимия
мозга», Канделя Э. «В поисках памяти. Возникновение новой науки о
человеческой психике», Канемана Д. «Внимание и усилие», Симпсона
Дж. «Темпы и формы эволюции», а также Уилсона Э.О.
«Смысл
существования человека» и Франса де Вааля «Достаточно ли мы умны,
чтобы судить об уме животных?» Таким образом, в данном исследовании
были изучены работы, касающиеся эволюционной биологии, то есть
вопроса о развитии тех или иных качеств живых существ, психологии
различных направлений, в том числе и когнитивной психологии,
психологии поведения. Были рассмотрены работы ученых, исследующих
процесс
познания
с
точки
зрения
биологических
процессов,
происходящих в мозге, с точки зрения физиологии. Важным источником
были открытия ученых в области этологии – науки о поведении
животных.
Объектом данного исследования является феномен неразумности
человека.
Предметом изучения – неразумность Человека Разумного как
проблема современного научно-философского знания.
Цель данной работы – раскрытие проблематики неразумности
человека в современном научном и философском знании с последующей
конкретизацией содержания категорий неразумности и разумности
человека и ответом на важный вопрос, есть ли реальные основания
полагать человека разумным существом.
14
Логическими ступенями, которые помогут достичь обозначенную
нами цель, являются следующие задачи:
1. раскрыть
теоретико-методологические
проблемы
категорий
разума и неразумности в философии и науке;
2. проанализировать
современные
подходы
к
определению
понятий разумности и неразумности в научно-философской
мысли;
3. выявить критерии разумности и неразумности, существующие в
философии и науке;
4. проследить,
каким
образом
идет
процесс
осмысления
неразумности человека в свете современных научных данных;
5. исследовать
анатомические
и
функциональные
основы
неразумности человека;
6. проанализировать
когнитивно-поведенческие
аспекты
человеческой неразумности;
7. обосновать
вопрос
об
экзистенциальной
необходимости
осознания неразумности Homo Sapiens, раскрыв когнитивные
ошибки, существующие в осознании человеком собственной
разумности;
8. показать
значимость
осознания
разумности/неразумности
человека в сравнении с другими живыми существами.
Методологической основой дипломного исследования выступили
общенаучные методы: общелогические методы анализа литературы,
теоретический анализ и синтез, сравнительно-исторический анализ
(компаративный метод исследования). Важное значение в данной работе
играет метод восхождения от абстрактного к конкретному, от анализа
базовых понятий к рассмотрению конкретных процессов разумной или
неразумной деятельности.
Теоретическая
и
практическая
значимость.
Полученные
в
результате исследования выводы и теоретические обобщения содержат
15
основания для переосмысления методологических и мировоззренческих
подходов к осознанию разумности и неразумности человека. Материалы
и выводы данной работы могут быть применимы при разработке учебных
курсов по философской антропологии.
Структура работы. Данный труд состоит из введения, трех
разделов основной части и заключения. Основная часть включает в себя:
первую главу, состоящую из двух параграфов, вторую главу – из двух
параграфов и третью главу с двумя параграфами. Глава первая посвящена
Теоретико-методологическим проблемам категории неразумности в
философии и науке, вторая глава направлена на осмысление проблемы
неразумности человека в свете современных научных данных, третья
глава касается непосредственного осознания проблемы неразумности
Homo Sapiens как экзистенциальной необходимости.
16
ГЛАВА I. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
КАТЕГОРИИ НЕРАЗУМНОСТИ В ФИЛОСОФИИ И НАУКЕ
Прежде чем рассуждать о разумности и неразумности человека,
необходимо разобраться с дефинициями этих понятий и понять, по каким
основаниям они противопоставляются по смыслу. Категория «разум» и
«разумный» являются предельно абстрактными в определении, а под
неразумностью может пониматься несколько явлений (иррациональность,
чувственность,
эмоциональность,
инстинктивность
и
т.д.).
Мы
предполагаем, что за тем, что принято называть разумным, скрывается
иррациональное, то есть неразумное основание. Чтобы это обосновать,
рассмотрим, прежде всего, наиболее распространенные определения
категории «разум» и того, что считается «неразумным» исходя из этого.
Далее попытаемся проследить, как и каким образом эти два явления
противопоставляются друг другу. Сразу отметим, что нас интересует
интерпретация категорий в их проявлении в действительности (что стоит
за разумностью и неразумностью, как это проявляет себя в поведении
людей).
1.1. Разумность и неразумность: проблема определения и критериев
дифференциации
Понятие разума достаточно неопределенное, не имеет четкого и
конкретного определения. Философия трактует разум и разумность как
абстрактную категорию, как некое свойство, экзистенциально присущее
человеку. Разум в философии представляется одной из форм сознания,
самосознающий рассудок, направленный на самого себя и понятийное
содержание своего знания, если вспомнить учения Канта и Гегеля. Разум
выражает себя в идеях, принципах и идеалах. Однако разум здесь
дифференцируется от других форм сознания — созерцания, рассудка,
самосознания и духа. Рассудок как мыслящее сознание направлено на
мир, и главный его принцип выражается в непротиворечивости знания,
17
равенстве себе в мышлении, а разум как рассудок, сознающий себя,
может соотносить разное между собой содержание. В силу этого, разум
может удерживать противоречия. Гегель считал, что только разум
достигает действительного выражения истины, которое предполагает
единство противоположных характеристик [37, с. 124].
нечто иное, чем рассудок и
Т.е., разум –
самосознание, тем не менее, это
«самосознающий рассудок». Рассудок есть «мыслящее сознание»,
направленное на познание мира, а
разум – это рассудок, который
осознает сам себя, осознает себя как субъекта познания, способен к
анализу того, что он познал и своего отношения к этому знанию. В этой
связи, разум приближается к понятию мышления. Ключевое отличие
разума, по Гегелю, это способность познавать противоречивость в какомлибо объекте, субъекте или явлении.
Еще одно философское определение разума от латинского «ratio» и
греческого «νους» (ум) [6] обозначает категорию, выражающую высший
тип мыслительной деятельности, а также способность мыслить всеобще,
способность анализа, абстрагирования и обобщения [74, с. 204].
Действительно, разум и ум часто отождествляются. Однако, быть умным
еще не значит быть разумным. Ум тоже неоднозначное понятие и многое
зависит от контекста, и чтобы понять, что такое разум, необходимо также
выяснить, как он проявляет себя в реальности. Если же судить из
определений философии, то он проявляет себя как рассудок, как ум,
мышление
(а
именно,
логическое,
абстрактное
мышление),
рациональность и т.п. Чаще всего Ум определяют как совокупность
способностей
к
мышлению,
познанию,
пониманию,
восприятию,
запоминанию, обобщению, оценке и принятию решения [6]. Ум
определяется ощущениями, эмоциями (обратим внимание на этот
момент),
пониманием,
памятью,
желаниями,
индивидуальными
особенностями и мотивами, а также подсознанием [80]. Категория Разума
18
по своему смыслу также соответствует латинскому слову «intellectus»
(интеллект). Интеллект обозначает качество психики, состоящей из
способности приспосабливаться к новым ситуациям, способности к
обучению на основе опыта, пониманию и применению абстрактных
концепций, а также использованию своих знаний для управления
окружающей средой. Иными словами, интеллект — это разум, рассудок,
либо умственные способности, выражающие себя в способности мыслить
абстрактно,
учиться
из
опыта,
приспосабливаться
и
применять
полученные знания, чтобы управлять окружающей средой [80]. Конечно
же, важно отметить, что понятие «интеллект» описывает больше
количественные, чем качественные характеристики рассудка (уровень
IQ). Разные исследователи подчеркивают различные аспекты интеллекта.
Например, в 1921 американские психологи Льюис М. Терман и Эдвард л.
Торндайк разошлись во мнениях относительно определения интеллекта.
Терман подчеркивал способность к абстрактному мышлению, а Торндайк
- упор на обучение и способность давать правильные ответы на вопросы.
Однако
в
последнее
время психологи имеют
единое
мнение,
что ключевым для понимания того, что есть интеллект, является
адаптация человека к окружающей среде. По большей части, адаптация
предполагает изменение себя для того, чтобы более эффективно
приспосабливаться к окружающей среде, но также может означать
изменение окружающей среды или поиск чего-либо совершенно нового
[57]. Эффективная адаптация основывается на целом ряде когнитивных
процессов
таких,
как
восприятие,
обучение, память, рассуждения
и решения проблем. Основной акцент в определении интеллекта,
заключается в том, что это не когнитивный или психический процесс как
таковой,
а
выборочная
совокупность
способствует эффективной адаптации [57].
этих
процессов,
которая
19
Одним из признаков разума считают часто возможность осмысленной
деятельности [74].
Как правило, считается, что разум отвечает за
формирование адекватной картины мира поиск ответов на вопросы и
решение задач, а также создание внутренней смысловой основы позиции, убеждений, которые помогают в решении последующих
жизненных задач [74]. Безусловно, есть сомнение в том, насколько
адекватно человек воспринимает реальность, поэтому правильнее будет
добавить, что разум участвует в формировании той реальности, которая
актуальна для данного живого существа, которая соответствует его
окружению. Можно полагать, что разум – это некий механизм
приспособления
к
реальности,
он
помогает
приспособиться
к
окружающей среде путем наущения, фиксирования в своей памяти того
опыта, который получил тот или иной организм в процессе своей жизни.
Этот опыт анализируется (часто это происходит неосознанно) и в
дальнейшем используется для решения возникающих проблем, вопросов
и жизненных задач. Под сомнение можно поставить тот факт, что вопреки
мнению о гибкости «разумного», осознанного поведения по сравнению с
инстинктивным, заложенном на генетическом уровне поведением,
нашему мышлению свойственно множество ошибок, так называемых
когнитивных искажений. Жизненные позиции, убеждения, считаются
также
часто
неотъемлемым
элементом
разумности.
Если
проанализировать, что представляют собой позиции и убеждения, то
можно придти к выводу, что это есть не что иное, как некая «привычка»
мышления придерживаться каких-либо определенных установок в
поведении, в суждениях о неких явлениях. Например, человек живет
среди людей, которые привыкли руководствоваться в поведении какимлибо
принципом, который, кстати говоря, возникает из далеко не
разумных оснований, а на инстинктивных, связанных с эмоциями
(принципы убеждения так же формируются на далеких от разумных
оснований). Очень часто под "разумным" решением понимается выгодное
20
решение, под "разумностью" понимается знание человеком определѐнных
догм, которые сам дающий определение считает "разумными" [74]. Под
«разумным» человек часто понимает, как правило, абсолютно любое
высказывание, которое соответствует тем принципам, которые приняты
обществом, в котором живет этот человек, тем принципам, которые он
усвоил в процессе становления себя как личности и т.п., из чего строятся
принципы конкретно данного человека.
Есть мнение, что «разум - это
способность приходить к правильным выводам и отличать истинное
суждение от заблуждения, вне какого-либо контекста извлечения какойлибо выгоды из находимого знания» [74].
Тем не менее, возникает
вопрос, кто же решает, что вывод правильный? Что вообще делает вывод
правильным? Это весьма субъективно, даже если речь идет о каких-либо
общечеловеческих ценностях, ибо они тоже так или иначе исторически
меняются, в том числе и научные принципы, ориентированные на
достижение объективных истин о мире. Далее, что значит уметь отличать
истину от заблуждения? Истина – понятие абсолютное, а значит
идеальное. В принципе, если не все, то многое в мире и жизни
относительно (ведь утверждать, что все относительно – значит так же
абсолютизировать).
Быть разумным – не означает отрекаться от
собственной выгоды. В целом человечество так или иначе действует ради
какой-либо выгоды, и, даже действуя ради кого-то, мы совершаем то или
иное действие потому, что именно нам это необходимо, нам это приятно
и мы в этом нуждаемся, а не тот субъект, ради которого мы что-либо
совершаем. Разумный выбор может приносить пользу, и обычно
приносит ее. Понятие разума, таким образом, субъективно.
Категория «разум» (как и близкие к нему понятия «ума»,
«интеллекта», «рассудка») принадлежит к числу столь ходких и
распространенных понятий, что, казалось бы, смысл этого понятия до
конца ясен. Тем не менее, понятие разума не имеет определенного
21
значения, которое было бы абсолютным или хотя бы более или менее
конкретным. Его содержание и значение субъективны. Субъективный
подход проявляется в том, что понятие разума есть, а явления, которое
ему соответствует, найти не получается, так как само понятие
неопределенно и абстрактно. Мы можем часто наблюдать такую
ситуацию в обыденном мышлении, в философии, в гуманитарных науках,
- как одно абстрактное понятие определяется через другие абстрактные
понятия. Само определение «разума» может включать в себя все, что
угодно, в зависимости от личного понимания нами этого феномена, пусть
даже это понимание будет строиться в соответствии со всеми правилами
философии, которая более свободна в своих суждениях, чем наука. Для
науки важно четкое понимание того, что именно описывается и как оно
проявляется в объективной реальности. Возможно, мы вообще говорим о
несуществующем в действительности свойстве, ведь нет четкого
определения, позволяющего соотнести эту категории с тем или иным
феноменом, а в связи с этим, нет понимания о том, как именно должно
проявляться это явление в реальности. Как мы можем судить, например,
разумен человек или нет? Как можно сделать вывод о неразумности того
или иного существа, не имея конкретного понимания, что есть разум?
Чтобы не уходить в средневековый спор об универсалиях, стоит сразу
обозначить суть данного исследования. Нас интересует не вопрос о том,
существует ли само понятие разума в реальности, оно естественно,
сформулировано нами, нашим рассудком, мышлением. С помощью
понятий мы мысленно разбиваем действительность на различные сферы и
области, упорядочиваем ее, чтобы нам легче было в ней ориентироваться
и познавать. Вопрос в том, что стоит за этим понятием, вряд ли оно
придумано нами просто так и наверняка оно что-то обозначает. Важно
понять, что оно обозначает – реальное явление, которое можно
зафиксировать, изучить и сделать выводы, или же за ним стоит
субъективное восприятие человеком себя и своих качеств (выражает
22
какое-то свойство нашего мышления). Речь должна идти о реальном
человеке, а не о его идеальном понимании, что очень важно. В процессе
поиска ответов, науки о человеке, вместо того, чтобы принять
действительность, добавляют к
понятию разума все новые и новые
характеристики. Нашему мышлению свойственны когнитивные ошибки,
ведущие к некорректным выводам и представлениям о реальности.
Возможно, в слове «Разум» зафиксировано представление человека о
самом себе как о существе, обладающем «высшим типом мыслительной
деятельности», что подразумевает также полагание себя «высшим звеном
эволюции». «Высший тип мыслительной деятельности» подразумевает
мышление, которое имеет высокий уровень своего развития. В таком
случае приходится признать не только наличие таких типов мышления,
которые на порядок ниже обозначенного типа, но и то, что мышление в
ходе своего развития имело ступени, которые ведут (или же, должны
вести), безусловно, вверх, стремясь достичь высшего уровня. Признание
такой позиции ведет к некорректному представлению об эволюции не
только когнитивных способностей живого организма, но и жизни вообще.
Наука не стоит на месте, и представление о том, что эволюция имеет цель
в корне неверно. Развитие живого организма не имеет «звеньев», где
человек, якобы предстает «высшим звеном эволюции», и оно не
целенаправленно на достижение «разума». Эволюция является процессом
приспособления организма к окружающей среде, а ее результат зависит
от организации живого существа и от воздействия на него условий среды
его обитания. То есть, совсем не обязательно это приведет к развитию
интеллекта.
Углубляясь
в
изучение
поведения
животных
и
их
организации можно придти к выводу о том, что интеллект (или же разум)
в широком смысле проявляются чаще у социальных животных. Их
выживание во многом зависит от сородичей, а именно от их
сплоченности и умения находить общий язык друг с другом. Возможно,
это и способствовало развитию коры головного мозга, имеющей довольно
23
большую площадь, на которой свободно может поместиться множество
нейронов (именно они отвечают за процессы мышления, в частности,
хранения информации и т.д.)? Имея в запасе множество нейронов,
способных
создавать
огромную
сеть
связей,
отвечающих
за
разнообразные функции мышления, можно не только хранить большой
объем информации, полученной в процессе жизнедеятельности (а это
открывает широкие возможности к подражанию и обучению), но и
передавать ее своим сородичам, увеличивая тем самым не только свою
выживаемость, но и выживаемость группы в целом. Однако, обладание
корой головного мозга (неокортекс, префронтальная кора) и способность
эффективно контактировать с себе подобными еще не позволяют сделать
вывод о высоком уровне разумности, так как это качество важно лишь
для животных, чье выживание зависит от выживания группы. Одни
организмы развили мощные клыки, когти и челюсти, другие –
способность общаться друг с другом на расстоянии, ради того, чтобы
выжить и приспособиться к той среде, в которой им пришлось обитать и
развиваться. Разумно ли утверждать развитие мышления своего вида
наивысшим, если результат этого развития – «разум» признается высшим
лишь среди определенной группы представителей живых существ этого
самого вида? Безусловно, для человека способность мыслить абстрактно
является наивысшей ценностью (по крайней мере, ранее считалось), но
именно для нашего вида. Поэтому не совсем верно считать наш тип
мышления наивысшим, ведь это подразумевает направленность эволюции
других живых организмов в сторону развития такого же интеллекта, как у
нас (не учитывая окружающие условия, различную физиологию, пользу
для разных существ данного свойства и т.д.), когда на самом деле
эволюция способствует развитию свойств, полезных для конкретного
организма. Иными словами, у каждого живого организма свой тип
«мышления», обусловленный окружающей средой его развития. В
принципе, любое свойство является «высшим» для того или иного
24
существа, если оно помогает ему в жизни. Можно говорить о разуме
именно человека, а не о разуме вообще. Вопрос о том, что наш тип
мышления наивысший, достаточно спорный, ведь этот вывод был сделан
самим человеком и задолго до появления науки, которая могла бы
доказать, либо опровергнуть это убеждение. Не менее спорный вопрос о
том, обладаем ли мы тем «разумом», о котором мы говорим. Для того
чтобы изучить этот вопрос, полезно будет объективно пронаблюдать за
поведением людей в естественных для них условиях, то есть в обществе.
Именно так изучается поведение других животных, направленное на
изучение их когнитивных способностей.
Что же касается науки, то она всегда стремится к конкретике и
определенности, это важно для того, чтобы понимать не просто суть
данного свойства, но и конкретное выражение этой сути в реальной
жизни, в существующей вокруг нас реальности. В связи с этим важно
отметить, что понятие разума часто объединяют с понятиями мышления,
рассудка и т.д., что не совсем корректно. Это приводит к еще большей
путанице при попытке понять, что же это на самом деле такое, разум.
Этот вопрос очень важен, в связи с тем, что при попытке обосновать
главенствующее положение человека среди других животных и других
организмов, не просто его особенность, но какую-то «величайшую»
особенность среди остальных представителей живой природы, часто
используют именно присущую ему «разумность», «разум». Поэтому
важно понять, что конкретно имеется в виду, ведь это весьма громкое
заявление (несмотря на то, что человек привык себя считать «венцом
природы» и «самым разумным существом», относится к этому как к само
собой разумеющемуся факту). Речь идет не просто о мировоззрении, а о
картине мира, которая наиболее объективно описывает мир, в котором
мы живем. Мы можем считать себя кем угодно, однако реальное
положение дел от этого не изменится. Наука стремится к объективной
25
истине, настолько, насколько ее возможно познать, именно поэтому
какое-либо явление необходимо рассматривать не только в обобщенном
виде, но и в каком-то реальном проявлении этого явления в окружающем
мире. Мы, например, судим об умственных способностях животных,
наблюдая по большей части за их поведением, но что касается человека,
мы во многом проявляем свою прямую заинтересованность, и поэтому
всегда принимаем как факт то, что мы себя ведем разумно (в том смысле,
в каком мы сами понимаем обычно разумность в поведении), на многое
просто закрываем глаза. Поведение – это и есть реальное проявление
каких-либо свойств живого существа в окружающей среде. Говоря о
человеке, как о разумном существе, мы на самом деле фактически
говорим об абстрактном человеке, о самом понятии человека, которое
сформировалось у нас в голове, не учитывая того, что этот человек –
идеал,
весьма
приукрашенный
среднестатистический
человек.
Действительно разумными можно назвать далеко не многих, они, можно
сказать, являются исключением из правил, эти люди – нетипичные
представители человека.
Что интересно, при попытке выяснить мнение
именно науки по поводу феномена разумности, мы столкнулись с
отсутствием в ней самого понятия «разум». Даже говоря о науках
когнитивного толка, мы не встречаем такого определения. Как правило,
используются понятия «интеллект», «мышление».
Наука отличается
конкретикой. Это необходимо для того, чтобы понимать, что именно мы
объясняем. Наука стремится к познанию мира, а чтобы его познать,
необходимо определить конкретный предмет, который нужно объяснить
и познать. Прежде чем познать, что есть разум, необходимо узнать, есть
ли он вообще. Нам нравится слово «разум». Мы признаем себя
млекопитающими,
но
млекопитающими. Нам
хотим
оставаться
исключительными
приятно считать, что у нас есть способность
мыслить, в отличие от пернатых и рогатых, которыми движут инстинкты.
Однако, развитие животных, живущих с нами бок о бок, доказывает, что
26
ими управляют отнюдь не только инстинкты. Известно, например, что
некоторые собаки гораздо больше привязываются к людям, чем к другим
собакам.
«Высшие
животные
обладают
сознанием,
пусть
и
ограниченным, и они помнят свое прошлое», – рассказывает философ
Элизабет де Фонтенэ (Élisabeth de Fontenay), посвятившая долгое время
изучению связи животного и человеческого [47]. Мы же, в свою очередь,
совсем не так рациональны, как нам хотелось бы. Не все в нас поддается
воспитанию и многие части нашего «Я» сопротивляются логике и
здравому смыслу. Как и любое млекопитающее, мы психически и
физически нуждаемся в безопасной территории, в укрытии от хищников,
от чужих и врагов. Человеческий разум, сознание получили свое развитие
лишь благодаря обществу подобных себе существ, где взаимодействие
между собой являлось особо значимым для выживания. Так появилась
социальная реальность, в которой мы все мысленно живем, культура и др.
социальные явления. Действительно, наш драгоценный рассудок является
достижением культуры и общества. Об этом свидетельствует феномен
«Маугли». Маленьких детей, воспитанных животными без участия
человека, не получается вернуть в человеческое общество. Человек не
может стать человеком вне общества себе подобных. При этом именно
наблюдение
за
детенышами
животных
дает
нам
больше
всего
информации о самом процессе становления человека, что кажется на
первый взгляд парадоксальным. Мы все являемся живыми существами и
у каждого вида есть свои специфические особенности, появившиеся в
ходе развития для того чтобы приспособиться именно к той среде, в
которой мы существуем. Наш мозг во многом устроен одинаково.
Особенно так называемый рептильный мозг, самая древняя зона,
отвечающая за наши эмоции, поведение, связанное с инстинктом
выживания и со стремлением к продолжению рода. Когда возникает
опасность, именно этот мозг командует нам защищаться или бежать. В то
же время, человек обладает сложным мозгом в том плане, что способен
27
мечтать, осознанно менять мир, задумываться о добре и зле, о цели своей
жизни. Генетик Ричард Левонтин в своей книге «Человеческая
индивидуальность: наследственность и среда» писал, что «именно люди
пишут книги об «обществах насекомых» и учат шимпанзе нажимать на
кнопки – и никогда не бывает иначе. Именно в противопоставлении
другим видам мы осознаем общие черты, присущие человечеству» [58].
Человечность придумали мы и осталось теперь стать действительно
человечными. Человек очень любит считать свой мозг очень большим и
сложноразвитым [34]. В реальной жизни, если понаблюдать со стороны
за поведением людей, убеждаешься, что понятие разума и то, что оно
собой подразумевает, является всего лишь абстракцией, существующей
лишь в умах людей.
Что же понимать под неразумностью? Понятие неразумности такое
же неопределенное, как и понятие разума. Чаще всего можно слышать о
том, что неразумность - это поведение, не отвечающее требованиям
практического разума, то есть, такое поведение, которое нельзя оправдать
с позиций разума (значение которого является весьма противоречивым и
спорным), или не соответствующее нашему стремлению к разумности.
Здесь проводится разграничение неразумности с иррациональностью.
Например, само предположение о том, что неразумности не существует,
является иррациональным, а вера в существование иррационального есть
неразумная вера [9]. Рассмотрим, что подразумевает под собой
разумность на самом простом уровне. Разумный человек, как считается,
обладает пониманием вещей и действует, исходя из этого понимания. В
идеале, его мысленные представления о вещах должны отражать
реальность, что позволяет в дальнейшем прогнозировать ход событий, по
возможности, направить его в ту или иную сторону. Разумный человек
также должен отдавать себе отчѐт в том, что он понимает и как, а что не
понимает и почему, и далее, сталкиваясь с чем-то новым и непонятным,
28
уметь разобраться в этом и придти к пониманию. Человек разумный,
наконец, стремится всегда придти к пониманию вещей и действовать
исходя из этого понимания, а не слепо, под влиянием каких-либо
иррациональных мотивов и импульсов, которые, как считает «разумный»
человек, присущи лишь «животным». Однако люди не отличаются
разумностью. Они не обладают пониманием вещей и, как правило, даже
не стремятся к этому. В подавляющем большинстве случаев они вообще
не пытаются думать. Мнения и поступки таких людей определяются
некритически усвоенными стереотипами, примером схожих по степени
разумности окружающих, и без какой-либо попытки осмыслить,
насколько правильно они поступают и думают, ведомые слепыми
эмоциональными предпочтениями и т. д. Так, можно придти к выводу о
том, что представления и поступки людей иррациональны, а мышление
не лишено дефектов, так как оно изобилует элементарными логическими
ошибками. Однако это всѐ воспринимается людьми как норма и как
должное. Автор статьи «Почему человечество неразумно» [42], считает,
что неразумность глобальна. Она среди всех слоев населения: среди
благополучных обывателей, среди политиков и учѐных. Лишь единицы
пытаются руководствоваться разумом и даже иногда добиваются успеха,
но плод их усилий быстро теряется под грудами иррациональных
решений остальных. Первый критерий разумности, выделяемый автором
- это понимание вещей, правильное и целостное представление о мире.
Реальность
даѐт
человеку
множество
вопросов.
множество
Пытаясь
всѐ
информации
это
и
порождает
упорядочить,
совместить
информацию о внешнем мире с собственными целями и мотивами,
человек, как правило, приходит к пониманию вещей, находя ответы на
все интересующие его вопросы. Постепенно человек приходит к
целостному представлению о мире, в котором всѐ, что он о нѐм знает,
имеет объяснение и обоснование. При этом, за многие тысячелетия
развития цивилизации люди пока так и не пришли к целостному
29
представлению о мире. Это связано с тем, что люди в большинстве своем
практически
не
руководствоваться
пытаются
использовать
разум,
предпочитая
предрассудками, домыслами, мифами и т. д.
В
обыденных представлениях и в научной сфере представления людей о
мире имеют характер множества отдельных частичных сведений о разных
вещах. Хотя, важно сделать оговорку, что ученые представлены одними
из немногих людей, которые действительно используют свой разум. Это
не может не вызывать уважения. Второй критерий разумности способность разбираться в вещах, приходить к их пониманию. Для этого
человек должен мыслить и стараться мыслить правильно. В человеческом
представлении «правильным» считается мышление, соответствующее
логическим законам, дающее объективное и обоснованное фактами
представление о мире. К сожалению, правильное мышление не является
чертой
современных
элементарные
людей.
логические
На
ошибки,
каждом
шагу
искажают
они
выводы
совершают
в
угоду
эмоциональным предпочтениям и привычным догмам, выдают домыслы
за твердо установленные факты. Люди не отдают себе отчета в
результативности процесса своего мышления, даже не имея критериев,
позволяющих им определить, приблизились ли они к истине, или же от
неѐ отдалились, производя зачастую вместо логически верного анализа,
ложное псевдообъяснение, понять этого они также не способны. Более
того, даже готовые верные объяснения большинство людей часто не
способны понять, вместо этого убеждѐнно отстаивает заблуждения,
игнорируя при этом очевидные доказательства и аргументы в пользу
правильной точки зрения, опирающейся на реальные факты, которые
можно доказать и обосновать. Дефектное мышление тотально укоренено
среди современных людей. [42]. Конечно, с подобной точкой зрения
сложно не согласиться, при этом возникает вопрос о том, что же такое
«правильное» мышление и кто устанавливает для этого критерии, ведь
так или иначе любая наука и ее результаты субъективны и определяются
30
спецификой мышления, свойственного человеческому виду. В любом
случае наша психика состоит не только из «разумных» каких-либо
элементов, но из иррациональной сферы, а это все едино. На самом деле,
в природе нет разделения на «разум» и эмоции, чувства, инстинкты. Сам
разум и есть инстинкт, свойственный нашему мышлению. Это инстинкт к
упорядочиванию объектов, процессов и явлений окружающего мира за
счет
присвоения им имен-понятий
(категорий). Это
важно
для
выживания, и не факт, что такой механизм как разум присущ одному
лишь человеку (другой вопрос в том, что он специфичен для того или
иного вида). Основная проблема в рамках нашей работы заключается в
том, что, хотя понятие разума и расплывчатое и неоднозначное, оно все
же есть, и оно глубоко закрепилось в нашем сознании себя, в нашей
культуре в целом. Однако в противопоставлении (сознательном или не
осознанным) разума всему тому, что разумным не считается (инстинкты,
например)
рождается множество заблуждений. В целом разум
представляется человеком таким механизмом, который
позволяет
анализировать себя и свою обстановку, делать исходя из этого выводы, и
действовать (в идеале). То есть, по сути, это способность не просто
думать, но и мыслить (значение этих категорий понятны нам
интуитивно). Неразумность заключается в тех действиях, которые
совершаются человеком под влиянием чувств, эмоций, инстинктов. В
реальной жизни, если понаблюдать со стороны за поведением людей,
убеждаешься, что понятие разума и то, что оно собой подразумевает,
является всего лишь абстракцией, существующей лишь в умах людей.
Таким образом, понятие «неразумности», понимаемой как «не-разум»
(то, что не является разумом, разумным), «инстинкт», «эмоции»,
«чувства» и т.д. такое же неопределенное по своему смыслу, как и само
понятие «разум», так как оно содержит в себе отрицание или
противопоставление содержанию этого понятия.
31
1.2. Поляризация разумного/неразумного как способ восприятия
мира человеком
Необходимо
попытаться
понять,
каким
образом
произошло
разделение на разум и на то, что неразумно (чувства, инстинкт, душа и
т.п.). На протяжении 5 тыс. лет известной нам истории мы наблюдаем
борьбу инстинктов и разума в человеке. Считается, что инстинкт
свойственен животному, а прерогатива человека – это разум. Но здесь
необходимо понимать, что это заблуждение. Конечно же, в познании
живым организмом окружающего мира присутствует некая естественная
совокупность элементов, переданных по наследству от своих предков,
имеющая в своей основе, так называемые поведенческие автоматизмы.
Инстинкт рассчитан на неизменную окружающую среду. Инстинкт — это
совокупность врождѐнных тенденций и стремлений, выражающихся в
форме
сложного
автоматического
поведения.
В
узком
смысле,
совокупность сложных наследственно обусловленных актов поведения,
характерных для особей данного вида при определѐнных условиях [6].
У животных, которые способны к обучению (их называют «высшими»),
инстинкты подвергаются модификации под влиянием индивидуального
опыта. Общепринятого определения инстинкта не разработано до сих
пор, так как любое из существующих определений, в принципе,
применимо, конечно же, и к человеку. Вопрос о применимости термина
инстинкт к человеку, носит дискуссионный характер [79], потому что
людям не хочется терять свою уникальность и окончательно убедиться в
том, что они - тоже животные.
Большинство людей тяготеют к однозначной, бинарной логике,
которая предполагает выбор одной из двух четко сформулированных
альтернатив. Психологически человеку проще для восприятия, если эти
альтернативы противоположны по значению
— да/нет, черное/белое,
горячо/холодно.
построена
На
этом
же
принципе
классическая
32
формальная логика, булева алгебра, двоичное исчисление и работа ЭВМ.
Барт Коско написал книгу, озаглавленную «Нечеткое мышление» (Fuzzy
Thinking) [84], в которой довольно смело утверждал о принципиальной
ошибочности
как
формальной
(бинарной)
логики,
так
и
основ
проектирования ЭВМ. Он утверждал, что человеческое мышление по
своей
природе
способно
оперировать
размытыми
понятиями
и
суждениями, неопределенными категориями, в то время, как формальная
логика и построенные на ее основе элементарные блоки ЭВМ, изначально
рассчитаны на восприятие только четких категорий с ярко выраженными
границами. Поэтому, считает автор, человек лучше машины справляется с
решением
задач,
требующих
анализа
больших
объемов
трудноформализуемой информации, а к таким задачам относится
большинство проблем реального мира. Да и классические методы
анализа, по мнению Коско, здесь бессильны и могут пригодиться только
для сравнительно небольшого перечня проблем, которые можно
исчерпывающе охарактеризовать количественными данными. Нечеткая
логика
представляется
Коско
универсальным
решением
данной
проблемы. Вычислительные системы на основе нечетких множеств
смогут преодолеть разрыв между человеческим и нечеловеческим
(машинным)
мышлением
и
являются
наиболее
вероятными
претендентами на создание искусственного интеллекта.
Однако, человеческий мозг, судя по всему, имеет в основе своей
конструкции точно такую же бинарную основу, как и обычный
компьютер. Александр Марков в своей новой работе «Эволюция
человека», сообщает об исследовании поведения одного из видов раков
американскими
учеными.
За
один
из
ключевых
поведенческих
инстинктов этих животных — выбор поведения при опасности, отвечает
всего один очень крупный нейрон, активность которого можно
зафиксировать без вмешательства в нервную систему рака, просто
33
размещая электроды в воде рядом с ним. Раку демонстрируется
движущаяся тень и, в зависимости от скорости ее перемещения, рак либо
замирает, в расчете на то, что его не заметят или примут за неживой
объект, либо пытается убежать. По мере увеличения скорости тени, доля
раков, пытающихся бежать, неуклонно сокращается. При этом нейрон,
ответственный
за
выбор
стратегии,
демонстрирует
наличие
или
отсутствие электрической активности, в зависимости от выбранного
варианта поведения. Таким образом, нейрон рака работает в режиме
простейшего логического элемента ИЛИ, выход которого имеет только
два возможных состояния — 0 и 1. Другое дело, что в отличии от
логического элемента, нейрон имеет как минимум несколько тысяч
входов,
образованных
дендритами,
воспринимающих
различную
информацию и, вдобавок, выступающих в качестве своеобразного ОЗУ.
Но, в любом случае, логика принятия решения раком — бинарная, а
совсем не размытая. Есть все основания полагать, что и склонность
человека
к
бинарной
поляризации
любой
ситуации,
стремления
определить две противоборствующие стороны в любом конфликте, дать
категоричные оценки своим знакомым, в основе своей опираются на
бинарную логику элементарных элементов мозга. На самом деле —
большую
часть
времени
существования
вида
Homo,
мозг
эволюционировал в части решения сравнительно простых задач, решение
которых предполагает простой бинарный выбор — убегать/нападать.
Вряд ли несколько тысячелетий так называемой цивилизованной истории
человечества, успели перечеркнуть эти миллионы лет эволюции. Так что,
привычка видеть во всем только белое (или только черное) и
неспособность представить ситуацию во всей ее сложности, это
неизбежное следствие конструкции мозга и условий эволюции рода
человеческого [84]. Иными словами, многовековое противопоставление
человеком
понятий
Разума
и
Не-Разума,
является
спецификой
человеческого восприятия окружающего мира. Наш мозг воспринимает
34
мир через понятия, и не всегда разные понятия являются действительно
противоположными
друг
другу,
и
не
всегда
даже
отражают
действительно существующее явление или объект (это касается в
основном абстрактных понятий).
Сам вопрос о разумности человека является следствием его
собственного взгляда на мир через противоположности: есть добро и зло,
есть разум, и есть не-разум (эмоции, инстинкты, бессознательное и т.п.),
тело и душа. Однако любое живое существо смотрит на мир своими
глазами и понимает его ровно настолько, насколько это позволяет ему его
физиология (организация), особенности его мышления и т.д. Мы знаем
наверняка только то, что мы существуем, но нам сложно бывает судить о
том, как существуют другие, «не-Я», мы судим об этом по себе.
Естественно, сами для себя мы являемся центром мира, главными
героями жизни. С тех пор, как человек задумался об этом, он сделал для
себя вывод о своей уникальности, сначала это была душа, в
противоположность телу, которое подчинено страстям, им обладают все
животные, и, как считает человек, они управляемы только им. Далее, это
был и есть Разум, который противопоставляется эмоциям, инстинктам,
бессознательному.
Почему человек противопоставляет категорию Разума всему, что
присуще также кроме человека и другим животным? Это связано с
желанием быть уникальным, особенным. Человек смотрит на мир своими
глазами и со своей точки зрения. Естественно он видит лишь
подтверждение своей собственной уникальности и своего превосходства
над другими. Происходит это, во многом, потому что человек особенно и
не интересуется другими животными (их психической стороной,
поведенческой), ему интересен только он сам и свои интересы и
потребности он ставит всегда выше потребностей окружающего мира. Об
этом говорит достаточное слабое развитие науки о поведении животных,
35
в частности, когнитивная этология, изучающая интеллект животных, их
рассудочную деятельность (этология окончательно сформировалась в 30е
годы XX века).
Противопоставление
разум/инстинкт
результатом «естественного» антропоцентризма человека.
является
Принято
говорить: "Человек и Земля" или "Человек и Природа", хотя еще в
средней школе объясняют, что это элементарный, примитивный
антропоцентризм, унаследованный от Средневековья. Если рассматривать
истоки антропоцентризма, то мы увидим, что он весьма естественен
самой природе человека. Вывод о превосходстве был уже сделан задолго
до появления науки вообще, и само это убеждение является ничем иным
как стереотипом, сформировавшимся мифологическим мышлением. Мы
неосознанно, «инстинктивно» считаем себя «лучше». Это проявляется в
так называемом «видовом эгоизме» (который так или иначе свойственен
живым существам), который заключается в приоритете собственных
потребностей
над
потребностями
других
живых
существ.
Антропоморфизм (склонность человека сравнивать себя с окружающими
его объектами, видеть свои очертания в них), свойственный человеку
заставляет его считать себя исключительным, не найдя главных и
очевидных человеческих черт у животных, с которыми он жил бок о бок.
Однако, во-первых, «исключительный» еще не значит «лучший», вовторых, то, что мы видим
(а то и, быть может, вообще не видим) не
всегда соответствует действительности, наряду с выводами, которые мы
делаем, размышляя об этом. Мы видим ровно столько, сколько нам
позволяет видеть наш мозг. Сам термин «антропоцентризм» есть ни что
иное как «видовой эгоизм», вполне естественный для живых организмов.
Все
естественно,
неестественного
(противоестественного,
сверхъестественного) просто не существует, и быть не может. Если чтолибо существует, то оно, в любом случае, естественно.
36
2 ГЛАВА. ОСМЫСЛЕНИЕ НЕРАЗУМНОСТИ ЧЕЛОВЕКА В СВЕТЕ
СОВРЕМЕННЫХ НАУЧНЫХ ДАННЫХ
Человек привык себя считать разумным существом и каждому
интуитивно понятно, какой смысл заложен в этом понятии. Однако, если
внимательно проанализировать само понятие «Разум», объективно
взглянуть на его смысл, можно придти к выводу о весьма размытом
значении слова, которое, как правило, не находит никакого реального
выражения в действительности. Если представить на своем месте другое
существо, которое исследовало бы нас и наше поведение, то, скорее
всего, оно решило бы, что мы неразумны. Нам необходимо определить
для себя, по каким именно основаниям человек судит о себе как о
существе
разумном.
Логичнее
сначала
начать
рассуждение
об
анатомических особенностях, в частности особенности человеческого
головного мозга, далее, к особенностям его функциональности и плавно
перейти к тому, как это обуславливает поведение и когнитивные
способности человека.
2.1. Анатомические и функциональные основы разумности и
неразумности человека
Рассмотрим человеческий мозг и вопрос о том, в чем же его
уникальность. Если рассуждать с морфологической (анатомической)
точки зрения, то мы столкнемся с широко распространенным мнением,
что наш мозг в три раза больше, чем у наших ближайших биологических
родственников — шимпанзе, кора состоит из слоев, она очень сложно
организована и т. д. [32], На самом деле, размеры головного мозга не
позволяют сделать вывод об умственных способностях животного.
Важны также пропорции тела, мозг не может быть больше черепной
коробки, в которой он находится, либо больше и тяжелее чем само тело в
несколько раз. Для того чтобы можно было судить о потенциальных
37
мыслительных
возможностях
Коэффициент
энцефализации (индекс
относительного
размера
животных,
мозга,
был
специально
введен
энцефализации; EQ) —
определяющаяся
как
мера
отношение
фактической массы мозга к средней прогнозируемой массе тела для
млекопитающего
данного
размера.
Такой
коэффициент
призван
приблизительно характеризовать развитость интеллекта животного, часто
используется исследователями в такой научной области как когнитивная
этология. Следует отметить, что индекс энцефализации также не даѐт
высокой точности оценки интеллекта, поскольку большое значение
имеет сама структура мозга. У млекопитающих важна площадь коры
головного мозга (неокортекса), которая увеличивается за счѐт мозговых
извилин. Поэтому индекс энцефализации используют для выявления
тенденций развития и потенциальных возможностей различных видов. В
процессе эволюции млекопитающих средняя величина коэффициента
энцефализации растѐт: в эоцене она составляла 0,026, в плейстоцене —
0,055, у современных видов — 0,115. В биологии часто встречаются
ситуации, когда какой-то параметр живого организма зависит от другого
параметра (например, масса мозга от массы тела) по более сложной
зависимости, чем прямая пропорциональность. Часто такие зависимости
описываются аллометрическим уравнением, которое в общем виде
представляет собой степенную зависимость [75], О. Снелл первым
применил
аллометрическое
уравнение
в
биологии,
и
в 1891
году опубликовал работу о сравнении интеллекта различных видов
животных [81], Снелл выяснил, что у более крупных млекопитающих
мозг составляет меньшую долю от массы тела, однако интеллект
животных с увеличением размеров не имеет тенденции к снижению.
Полагая, что в среднем, интеллект млекопитающих не зависит от их
размеров, Снелл ввѐл некоторую усреднѐнную зависимость массы мозга
от массы тела. Измерение массы мозга для других классов позвоночных
показало, что млекопитающие и птицы при равном весе имеют примерно
38
одинаковую массу мозга, которая значительно превышает массу мозга
равных по весу рыб и пресмыкающихся [82]. Мнение о том, что
динозавры
имели
меньший
по
сравнению
с
современными
пресмыкающимися мозг, не подтверждается биометрическими данными.
В том диапазоне масс тела, который характерен для современных
пресмыкающихся,
области
значений
масс
мозга
и
тела
для
пресмыкающихся и динозавров совпадают. При больших же массах тела,
характерных для крупных динозавров, масса мозга растѐт в степенной
зависимости с обычным для позвоночных показателем степени 0,65—0,70
[82]. Важно подчеркнуть, что структура мозга, развитие коры больших
полушарий и появление извилин не гарантируют наличие разума, так как
даже среди животных, не имеющих не то чтобы извилины, но и сам мозг
в таком виде, как он представлен у млекопитающих, демонстрируют
сложное поведение и способность к обучению непосредственно в
процессе своей жизнидеятельности (то есть, это не запрограммированные
действия на генетическом уровне
). Примеров таких много
: среди
Головоногих (цефалопо́ды), например, осьминоги, птиц (а именно –
семейство Врановых, многие виды попугаев), даже Членистоногих
(муравьи, некоторые виды пауков) и Пресмыкающихся (крокодилы,
например). Среди млекопитающих выделяются дельфины, слоны,
лошади, собаки, крысы, орангутанги, шимпанзе и др.
Следует отметить, что величина мозга не говорит о том, что мы
объективно
обладаем
преимуществом
над
другими
существами.
Разумность должна предполагать свое выражение в поведении. Нельзя
иметь какое-либо свойство, чтобы оно не нашло своего проявления. То
есть, ум всегда так или иначе себя проявляет, имея определенного рода
результаты. Действительно, над человеком нет иных существ, которые
анализируют поведение людей, их жизнедеятельность и его разумность,
по крайней мере, мы этого на данный момент не засвидетельствовали.
39
Однако это не ставит людей выше других, постольку, поскольку в любом
случае человек мыслит в рамках своего же общества, а это предполагает
ограниченность системы оценок в зависимости от социальной среды.
Прежде всего, важно то, что заявляя о своей разумности, человек
сравнивает не сопоставимые категории. Например, сравнивает свои так
называемые умственные способности с таковыми у «других животных»,
при этом, часто не конкретизируя, о какой категории животных вообще
идет речь. Например, имеются в виду млекопитающие или же птицы,
земноводные и пр. существа, не совсем понятно. Ведь животные все
разные, даже в рамках одной категории или класса. Социальные
животные, то есть животные, подобно человеку, живущие в обществе
себе подобных, так же имеют определенные «ценности», то есть так
сказать «негласные» правила, по которым живут представители данной
общности животных. Здесь следует опираться не на предельно общие
философские категории, такие как «Разум» и пр., а на окружающую
среду, которая подталкивает живое существо к развитию в сторону
приспособления к тем или иным обстоятельствам. Человеку, например,
для выживанию необходимо было поддерживать настолько эффективные
взаимоотношения с себе подобными, насколько это возможно. Поэтому
нам кажется собственный человеческий язык сложным, хотя, с другой
стороны, мы так и не научились друг друга понимать, а так же не
продвинулись в понимании языка других живых существ. Конечно же,
все не так однозначно, как кажется и как, возможно, иногда нам хотелось
бы. Если мы превосходим других существ по разуму, что предполагает по
логике их более низкое развитие по сравнению с нашим, тогда почему
мы, имея более развитый ум и язык, до сих пор не научились
разговаривать с животными? Многим людям, имеющим домашних
питомцев считают, что они их понимают лучше, чем их хозяева. Крупный
мозг свидетельствует о необходимости запоминать достаточно много
различной информации и обучаться, приобретать какие-либо навыки,
40
необходимые для приспособления к окружающей среде. Именно это
обуславливает относительно большую площадь мозга человека как
такового. Кора полушарий головного мозга сосредотачивает в себе
множество нейронов, образующих между собой нейронные связи, что и
отражает процесс мышления, запоминания, обучения. Чем больше размер
мозга, тем большее количество нейронов и нейронных связей может
уместиться. Конечно же, количество нейронов тоже не говорит о
разумности, важно качество взаимодействия этих нейронов друг с
другом, эффективность передачи между ними импульсов (здесь уже
играет роль сам организм, его физиологические данные). Нужно
учитывать, что разным видам животных требуется разная информация, и
ненужную они просто не фиксируют у себя в памяти, так как не
используют ее. Таким образом, что касается размера мозга, то здесь нет
прямой зависимости от степени разумности.
Франс де Вааль, голландский приматолог, эколог и этолог как-то
сказал: «Человеку очень нравится считать, что все, что он делает и чем
гордится, придумано именно им и, должно быть, недавно. Затем
выясняется, что неандертальцы делали то же самое, а до них, возможно,
австралопитеки, и так мы движемся в прошлое, доходя до обезьян — вот
они-то, возможно, и были первыми» [63]. И все же, сравнивая себя с
другими животными, человек ощущает огромную пропасть. Как полагает
ряд исследователей (Р. Докинз, Франс де Вааль, А. Марков и др.) такой
огромной пропасти между человеком и другими животными нет. Франс
де Вааль говорил так же, что если объективно (не увлекаясь
техническими
достижениями
нескольких
последних
тысячелетий)
взглянуть на собственный биологический вид, то мы увидим существо из
плоти и крови с мозгом, который, хотя и превосходит мозг шимпанзе
втрое, не содержит никаких новых частей. Даже размер префронтальной
коры головного мозга оказывается достаточно типичным для приматов.
Возможно, в чем-то человеческий интеллект и имеет превосходство, но у
41
нас нет никаких основополагающих желаний или потребностей, которых
не нашлось бы у наших ближайших родичей. Карл Линней, не
сомневаясь, поместил Homo sapiens в отряд приматов, позднее
молекулярная биология выяснила, что ДНК человека и человекообразной
обезьяны почти полностью совпадают, а нейробиологии пока не удалось
найти ни одного участка человеческого мозга, для которого не нашлось
бы соответствия в мозгу обезьян. Именно эта преемственность вызывает
споры, считает Франс де Вааль [63].
Итак, размер головного мозга не может свидетельствовать о
разумности
животного.
Сама
разумность
может
заключаться
в
функционировании нейронов, которые способствуют хранению, передаче
информации и возможности ее анализировать. Говоря о мозге, мы имеем
в виду большие полушария мозга, имеющих складчатый вид (состоит из
борозд)
–
главный
орган
центральной
нервной
системы.
Есть
предположение, что эта часть головного мозга развилась вследствие
необходимости хранения (и анализа) большого объема информации.
Наше сознание, в принципе, представлено той картинкой окружающего
мира, которая формируется у нас исходя из сигналов, полученных из
внешнего
и
внутреннего
мира,
и
по
большей
части
является
воспоминанием, которое постоянно обновляется под воздействием
меняющейся среды. По большей части мы все живем не здесь и сейчас, а
в прошлом, либо в будущем. Каков принцип взаимодействия нейронов
между собой в целом понятен, не совсем понятно, каким образом
деятельность нервной сети вызывает те или иные процессы мышления.
Человеческий мозг, конечно же, на текущем этапе развития науки, изучен
далеко не полностью, однако уже сейчас хорошо известно, что в целом
никаких принципиальных отличий в его строении ученые найти не
смогли.
42
Сложное
поведение,
казалось
бы,
должно
иметь
за
собой
определенную организацию ЦНС, но исследования этологов приводят к
иным результатам. Вороны давно уже поражают многих наблюдательных
представителей рода Homo sapiens своей сообразительностью. Результаты
английских
нейробиологов,
опубликованные
в
журнале
Nature
Communications, подтвердили выводы наблюдательных: у представителей
семейства врановых сообразительность сопоставима сообразительностью
шимпанзе. Что удивительно, физиологически вороны и приматы
обладают очень разным мозгом. Птицы не имеют префронтальной коры.
Вместо этого, они имеют nidopallium caudolaterale (NCL) гомологи
элементов неопаллиума, который расположен в центре их мозга. Вообще
если сравнить человека и врановых, то можно сделать вывод, что мы
произошли не от общего интеллектуального предка. Наши эволюционные
ветви разбежались где-то в период до динозавров, приблизительно 300
млн. лет назад. После исследования физиологии мозга птиц ученые
провели ряд тестов на память ворон. Показывалось изображение, которое
птица должна была запомнить. После к нему добавлялись абсолютно
другие. В первом случае ворона должна была выбрать показанное ранее
изображение, ткнув клювом по сенсорному экрану. Второй эксперимент
усложнял задачу: необходимо было выбрать другое, не запомнившееся
изображение. Обе задачи были выполнены даже, несмотря на достаточно
сложное переключение задач. То есть у этих птиц не только хорошая
память, но и отличная концентрация и даже умственная гибкость. Не все
животные могут справиться с подобным экспериментом. В процессе
эксперимента также наблюдали за активностью нейронов NCL. За выбор
в эксперименте отвечала разная группа нервных клеток: одна, когда
необходимо было выбрать то же изображение, и совсем другая – когда
его не выбирать. Наблюдая подобную активность птичьего мозга, ученые
предположили параллельную эволюцию разумного поведения. По
мнению ученых, у птиц многие функции реализованы по-разному,
43
поскольку долгая эволюционная история отделила нас от этих прямых
потомков динозавров. Это означает, что головной мозг птиц может
показать нам альтернативное решение разумного поведения другого
существа [84]. Таким образом, сложное поведение также не имеет прямой
зависимости от организации мозга, и для этого не обязательно иметь
бороздчатую структуру мозга, префронтальную кору головного мозга. В
целом, наш мозг такой же, как и мозг рептилий, с тем отличаем, что у нас
поверх него развился также неокортекс, который, как показывают
исследования, в общем-то, не отвечает за сложное поведение, так как оно
обнаруживается у организмов, его не имеющих.
Если рассуждать с точки зрения не просто анатомии, а функций мозга,
то окажется, что человек отличается в первую очередь язык, способность
к вычислениям разного рода, способность прогнозировать поведение,
создавать что-то новое и т.д. и т.п. Сюда можно отнести творчество
(способность создавать что-то новое), мораль, способность к труду,
самосознание и пр. Для этого нужен достаточно сложноорганизованный
мозг (сложный по структуре и взаимодействию между собой этих
структур). Однако какие из них являются сугубо человеческими,
определить очень трудно, и являются ли они сугубо человеческими – это
вопрос. Наука о поведении животных развивается и остается все меньше
и меньше специфически человеческих черт, за которые мы можем
держаться.
Далее,
чтобы
говорить
о
функциональности
мозга,
необходимо обратиться к особенностям поведения и мышления.
2.3. Когнитивно-поведенческие аспекты человеческой
неразумности
Человек переоценивает себя как вид, в то время как он недооценивает
представителей других видов. Английский этолог, эволюционный биолог,
учѐный и популяризатор науки, Ричард Докинз говорит об издавна и
глубоко укоренившемся в человеке убеждении, будто представители
44
твоего собственного вида заслуживают особо бережного отношения по
сравнению с членами других видов. К примеру, убить человека в мирное
время
считается
очень
серьезным преступлением.
«Единственное
действие, на которое наша культура налагает более суровый запрет, это
людоедство (даже в случае поедания трупов). Однако мы с удовольствием
поедаем представителей других видов. Многие из нас содрогаются от
ужаса, узнав о вынесенных судом смертных приговорах, даже если это
касается самых отвратительных преступников; однако мы охотно
одобряем уничтожение безо всякого суда довольно мирных животных,
причиняющих нам неудобства. Более того, мы убиваем представителей
других
видов
просто
для
развлечения
и
времяпрепровождения.
Человеческий зародыш, чувства которого находятся на уровне амебы,
пользуется значительно большим уважением и правовой защитой, чем
взрослый шимпанзе. Между тем шимпанзе чувствует и думает, а
возможно – согласно новейшим экспериментальным данным – способен
даже освоить какую-то форму человеческого языка. Но человеческий
зародыш относится к нашему собственному виду и на этом основании
сразу получает особые привилегии и права», пишет автор в своей работе
«Эгоистичный ген» (1976)
[12]. Представляется очевидным, что
«аргумент», основанный на «чувстве собственного превосходства»,
весьма сомнителен. Если взглянуть на нашу планету поближе и
внимательно рассмотреть все различные формы жизни на ней, то станет
ясно, что первоначально живые существа обзавелись в процессе
эволюции мозгом ради движения, а не по какой-то другой причине.
Формам жизни, которые не двигаются самостоятельно (стоят на месте,
перемещаются с ветром или с океанскими течениями или даже
переносятся на телах других животных или внутри них) мозг не нужен.
Более того, некоторые из них когда-то имели мозг, но утратили его.
45
Наука, изучающая поведение человека как результат взаимодействия
биологических и социокультурных факторов – этология человека. Она
включает в свои исследования взаимоотношение общества человеческих
индивидуумов и окружающей природной среды, а также с отдельным
человеком. Базируется эта наука на теоретических представлениях и
методах, разработанных в этологии животных, и одновременно находится
в тесной связи с гуманитарными дисциплинами. То есть, эмпирических
данных о поведении собственно человека немного. В большей степени
этология человека опирается на данные о поведении людей из области
гуманитарных наук, которые в свою очередь рассматривают человека
сугубо со своей во многом метафизической, антропоцентрической и
видоцентрической точки зрения. Для гуманитарных наук естественно
описывать человека с точки зрения самого человека, что, конечно же, для
науки не особенно хорошо, так как для нас в этом вопросе ценны лишь
объективные данные. Этология человека как особая дисциплина начала
развиваться с середины 60-х годов ХХ века. Важно отметить, что
этология изучает поведение животных, характерное для каждого
биологического вида в его естественных условиях обитания. В центре ее
внимания – врожденные особенности поведения, которые раньше
назывались «инстинктивными» [10]. Кстати, если описывать поведение
животных, то использовать при этом понятие «инстинкт» не совсем
верно. Дело в том, рефлекторный подход, согласно которому ранее
поведение считалось сочетанием условных и безусловных рефлексов
(инстинктов), не мог объяснить спонтанность и целенаправленность
поведения. Поэтому и само понятие инстинкта переосмыслено, в его
определение включается целый комплекс поведенческих моделей и
способов взаимодействия с окружающим миром. Инстинкт, как и рефлекс
является врожденной особенностью поведения. Согласно этологии в ЦНС
существует источник внутренней физиологической мотивации, который
побуждает животное к поиску и выполнению нужного для выживания и
46
существования действия. То есть ЦНС фактически сама создает особые
ключевые стимулы, которые запускают ощущение потребности в чемлибо и механизм ее удовлетворения (врожденную модель действия). Для
разных животных эти стимулы разные. Можно сказать, что животное
действует благодаря «осознанию» своей потребности в чем-то (в пище,
убежище, особи другого пола и т.д.), ведь потребность появляется в ЦНС
в
качестве
мотиватора,
инстинктивного
запускающего
поведения
ту
(которое
или
обычно
иную
модель
дополняется
приобретенными навыками, если животное способно к обучению). Для
человека данное утверждение так же является справедливым. Этология
убедительно показывает, что в основе поведения человека, в том числе
самого сложного – социального, связанного с культурными традициями
(то есть, приобретенного посредством обучения), лежат врожденные
генетические
программы.
Они
определяют
важнейшие
свойства
поведения, которые присущи человеку как биологическому виду
независимо от культуры. К ним относятся особенности нашего
восприятия (у нас тоже есть врожденные ключевые стимулы, в том числе
связанные с невербальной коммуникацией). Особенно богата у человека
врожденная мотивация. Есть действия, геометрическая форма которых в
своей основе тоже является врожденной. Наша мимика – важнейшая
часть невербальной коммуникации – это тоже поток врожденных
движений
[10].
биологии
и
Иными
культуры
словами,
привычное
неверно.
Врожденные
противопоставление
свойства
служат
фундаментом для нашего поведения, включая социальное.
Можно привести примеры вполне «разумного» поведения у других
животных. Дельфины, например способны к творчеству (в ходе
наблюдения за их поведением выяснилось, что они не только выполняют
заученные трюки, но и «придумывают» собственные, и все это имеет
место быть не только в неволе, но и в их «свободном плавании»).
47
Известен случай о собаке породы добермана, которая «имела склонность»
раскладывать свои игрушки определенным образом (лицом вниз/вверх,
по группам, по цвету, размеру, в различные фигуры: треугольник, круг).
Своего рода «творчество». Сразу отметим, что творчество здесь
понимается
в
самом
широком
смысле
–
как
«придумывание»,
изобретение чего-то нового, создание новых путей решения задачи.
Некоторые совы приносят в свое гнездо слепозмейку, которая питается
личинками, т.к. ее птенцы питаются мертвыми мышами, в которых
естественно заводятся личинки. Последние могут навредить птенцам. Но
слепозмейка поедает их и навредить они «не успевают». Зеленая Кваква
(птица) «выпрашивает» кусочки хлеба, которым люди кормят уток, но не
для еды, а для ловли рыбы. У этой птицы короткие ноги, а рыба, которой
они питаются, живет на глубоководье. Они используют не только хлеб, но
и др. приманки. Осминог-имитатор способен подражать поведению
многих, параллельно с ним обитающих, видов. Он не только меняет
окрас, имитирующий врага его врага, но и двигается (плывет) так же как
он. Здесь приведены лишь немногие примеры достаточно сложного
поведения некоторых животных. Считать ли это признаком разума?
Необходимо проводить дальнейшие наблюдения и исследования в данной
области. Однако наличие такого поведение заставляет задуматься о том,
что не только человеку свойственно сложное поведение. Слоны и
дельфины узнают себя в зеркале. В ходе эксперимента, проведенного в
зоопарке Бронкса (Нью-Йорк), ученые выяснили, что слоны узнают себя в
зеркальном отражении и даже могут рассматривать те части своего тела,
которые обычно их взгляду недоступны, пишет The Washington Post [63].
До этого биологи полагали, что способностью узнавать себя в зеркале
обладают только люди и человекообразные обезьяны. Полученные
результаты свидетельствуют о том, что эта способность может развиться
у разных животных с разной структурой мозга, уверена биолог Диана
Рейс (Diana Reiss), которая принимала участие в исследовании. По словам
48
Дайаны Рейсс, после того, как животное привыкает к зеркалам (во всяком
случае, это относится к мартышкам, более крупным обезьянам, слонам и
африканским серым попугаям) оно начинает использовать зеркало в
качестве инструмента для поиска спрятанных предметов, но не для
осмотра самого себя, своей, так сказать, физиономии или тела. Дельфины
же, как и человекообразные обезьяны, ведут себя иначе: они узнают себя
в зеркале [63]. Кстати, человек начинает воспринимать себя в зеркале в
возрасте 12 - 18 месяцев. Вороны и некоторые большие попугаи отлично
решают задание с открыванием замка. Причем они не просто заучивают
последовательность определенных действий, а меняют свои действия в
зависимости от расстановки механизмов, т.е. понимают последствия
своих решений и видят логику.
Муравьи умеют считать, это тесно
связано с их способом общения. Эксперименты, направленные на
изучение умственных способностей животных наглядно демонстрируют
ограниченность отрицательных результатов. Вот что пишет в связи с этим
Однако,
отсутствие
доказательств
не
является
доказательством
отсутствия, и если мы не видим, животное того или иного вида
использует орудия или узнает себя в зеркале, это вовсе не значит что
такого не может быть. Упрощать поведение животных, не упрощая при
этом поведения человека, нельзя – это воздвигает между ними
искусственный барьер, и если два близкородственных вида в сходных
обстоятельствах поступают одинаково, то и мыслительные процессы,
стоящие за их поведением, скорее всего, тоже схожи [63].
Разум является инструментом приспособления нас как живых
организмов к окружающей среде, особенно друг к другу. Разум есть не
что иное, как инстинкт, ведь на самом деле им руководствуется
большинство людей, потому что его механизм – в упрощении. Разум, в
частности мышление, категоризируют мир, для того чтобы было проще в
нем ориентироваться. Конечно же, есть люди, которые понимают что мир
49
– это сложная система, в которой много стихийных событий, не
подлежащих описанию разума. Под стихийностью мы здесь понимаем не
случайное какое-то событие, а вполне закономерное явление, имеющее
множество предпосылок. Единственное только важно заметить, что исход
зависит всегда только от доминирующих предпосылок. Ситуативность –
это очень важное свойство всего живого, и даже неживого. Ведь сам мир
– система, а в системе все элементы взаимосвязаны, и поведение этих
элементов определяется поведением тех элементов системы, которые
будут наиболее близко находиться к ним, так чтобы иметь на них
влияние. В основе поведения человека лежат биологические механизмы, в
том числе гормональные. Человек относится к биологическому виду, поэтому он подчиняется тем же закономерностям, что и другие представители животного царства. Это справедливо в отношении не только процессов, происходящих в наших клетках, тканях и органах, но и нашего
поведения – как индивидуального, так и социального. Его изучают не
только биологи и медики, но и социологи, и психологи, а также представители других гуманитарных дисциплин [20]. Неоспоримы слова И. М.
Сеченова: «Мозг есть орган души». Иначе говоря, головной мозг является
структурой, которая играет ведущую роль в организации поведения и
психических процессов. Но мозг – не только система нервных элементов,
соединенных подобно элементам компьютера. Эта система, в отличие от
электронных приборов, погружена в емкость, заполненную циркулирующей жидкостью. При этом бóльшая часть биологически активных веществ, регулирующих поведение, синтезируется не в мозге, а поступает в
него извне.
Есть мнение, что разум отвечает за возможность
осмысленной деятельности [43]. Как правило, считается, что разум
отвечает за формирование адекватной картины мира поиск ответов на
вопросы и решение задач, а также создание внутренней смысловой
основы
-
позиции,
убеждений,
которые
помогают
в
решении
последующих жизненных задач [43]. Безусловно, есть сомнение в том,
50
насколько
адекватно
человек
воспринимает
реальность,
поэтому
правильнее будет добавить, что разум участвует в формировании той
реальности, которая актуальна для данного живого существа, которая
соответствует его окружению. Можно полагать, что разум – это некий
механизм приспособления к реальности, он помогает приспособиться к
окружающей среде путем наущения, фиксирования в своей памяти того
опыта, который получил тот или иной организм в процессе своей жизни.
Этот опыт анализируется (часто это происходит неосознанно) и в
дальнейшем используется для решения возникающих проблем, вопросов
и жизненных задач. Под сомнение можно поставить тот факт, что вопреки
мнению о гибкости «разумного», осознанного поведения по сравнению с
инстинктивным, заложенном на генетическом уровне поведением,
нашему мышлению свойственно множество ошибок, так называемых
когнитивных искажений. Когнитивные искажения являются примером
эволюционно сложившегося ментального поведения и могут пролить свет
на истинную природу человека. Когнитивные искажения влияют на то,
как мы покупаем, продаем, общаемся с друзьями, думаем, чувствуем и т.
д., то есть, неотъемлемо присутствуют во всех сферах человеческой
жизни. Вопрос в том, является ли это искажениями, подразумевая, что
данное явление представляет собой некое отклонение от нормального
функционирования мозга, либо это все же лишь наше субъективное
мнение, непременно формирующееся в результате осмысления уже потом
случившегося действия с нашей стороны, физического или ментального?
Стоит задуматься над этим, ведь такого рода искажения присутствуют
буквально везде и без их присутствия не происходит практически
никакого мыслительного, либо физического действия. С одной стороны,
это указывает на неразумность человека, ибо ошибок было бы, вероятнее
всего, меньше, с другой стороны, человек нередко все же замечает эти
ошибки, осознает их, но уже после случившегося. Но когда действие
непосредственно совершается, человек не предвидит никаких проблем и
51
судит об ошибке лишь по результату, к чему, собственно, способно любое
живое существо, которое в значительной степени руководствуется
полученным при жизни опытом (потому что инстинктивный страх уже
присутствует, без необходимости переживания негативного опыта).
Отметим, что когнитивное искажение — понятие когнитивной науки,
которое
обозначает
систематические
отклонения
в
восприятии,
мышлении и поведении. Они обусловлены субъективными убеждениями
(предубеждениями), социальными, моральными стереотипами, а также
физическими особенностями строения человеческого мозга, которые
имеют свои ограничения
[1]. Каждый
человек в силу вполне
естественных биологических причин живет в своей собственной
«субъективной
социальной
реальности»,
которая
формируется
в
зависимости от его восприятия, и эта субъективная реальность может
определять их поведение в социуме. Таким образом, когнитивные
искажения могут приводить к объективной неточности суждений,
нелогичным интерпретациям или к иррациональности в поведении в
широком
смысле
слова.
Как
правило,
когнитивные
искажения
способствуют более эффективным действиям личности в тех или иных
условиях. Кроме того, они часто позволяют быстрее принимать решение
в ситуациях, когда скорость принятия решения важнее его точности [24].
Биологически живой организм запрограммирован именно к быстрому
принятию решения. Когнитивные искажения также являются следствием
ограниченных возможностей обработки человеком информации, либо
отсутствия соответствующих психических механизмов, так называемая
ограниченная рациональность [24]. Теория ограниченной рациональности
предполагает, что некоторые модели человеческого поведения могут
быть
описаны
в
предположении,
что
люди
ведут
себя
как
«рациональные» существа. Можно, например, отдельно ознакомиться с
теорией рационального выбора. Разумность, конечно же, в умах людей
предполагает рациональность, поэтому важно обратить внимание на эту
52
проблему. Во многих экономических моделях полагается, что люди не
просто рациональны, а «гиперрациональны» и никогда не делают чего-то,
что противоречит их интересам. В реальной жизни, это конечно же не
совсем верно, и можно в этом убедиться хотя бы рассмотрев сферу
продаж, насколько эффективны бывают техники убеждения человека в
необходимости приобретения того или иного продукта или услуги.
Концепция ограниченной рациональности как раз подвергает сомнению
положения о гиперрациональности людей, так как действительности
абсолютно рациональные решения мало осуществимы на практике из-за
ограниченности когнитивных ресурсов, необходимых для их принятия
[48]. Это во многом доказывает лишь кажущуюся разумность человека в
плане того, как он принимает решения в различных сферах своей жизни,
ведь одной убежденности в своей разумности недостаточно, она должна
как-то
проявляться
в
жизни.
Следует
отметить,
что
человек
руководствуется гораздо в большей степени не разумом, который
предполагает
в
том
числе
рациональность
и
рассудительность
(способность анализировать свои мысли и действия, до того, как что-то
сделать), а эмоциями, чувствами, то есть, если говорить прямо и открыто,
инстинктами. То есть, той сферой, которая естественным образом
регулирует нашу жизнь, в то время как нам кажется, что это мы
управляем ей. На самом деле инстинкты являются очень сложной сферой,
работающей согласно сложной системе природной закономерности.
Чувства, эмоции, желания и какие-либо стремления берут начало в
определенных механизмах, вырабатывающих специальные биологически
активные вещества, в том числе, гормоны, влияющих и регулирующих
наше
поведение.
Сам
термин
«ограниченная
рациональность»
естественно предполагает существование рациональности, доля которой
все же присутствует в поведении людей. Но на чем эта рациональность
основана? Мы все же склоняемся к тому, что и разум и рациональность,
основываются на тех же инстинктах, потому что являются следствием
53
стремления к вполне естественному для любого живого существа
удовлетворению своих основных потребностей в комфорте, выгоде,
выживанию и т.д.
Разум помогает предсказать последствие своих
действий, а рациональность помогает понять, насколько это для нас
необходимо, насколько это будет удобным или выгодным (в зависимости
от конкретной потребности). Конечно же, рациональность ограничена в
своих способностях. Сам термин «ограниченная рациональность» был
предложен Гербертом Саймоном. В своей книге «Модели моей жизни»
("Models of Man", 1957), он отмечает, что большинство людей
рациональны лишь отчасти, а в остальных случаях либо эмоциональны,
либо иррациональны [82]. Так же он утверждает в другой своей работе,
что в следствие ограниченной рациональности люди испытывают
затруднения при формулировании и решении сложных задач и при
обработке
полученной
информации
[48].
Действительно,
сложно
придерживаться строгой рациональности в принятии какого-либо
решения из-за сложности любой ситуации, ведь невозможно вычислить и
учесть полезность каждого совершаемого действия. По мнению лауреата
Нобелевской
премии
по
экономике
Джорджа
Акерлофа
и
профессора Йельского университета Роберта Шиллера, людям мешают
вести себя рационально такие факторы как доверие, справедливость,
продажность (власть и деньги влияют на поведение людей, вызывая тем
самым отклонения от рационального поведения), денежная иллюзия и
склонность преимущественно запоминать истории, нежели цифры и
факты.
Чувство
справедливости
может
противоречить
интересам
человека и тем самым препятствовать рациональному поведению. Люди
склонны не учитывать инфляцию в экономике, что приводит к неверным
финансовым решениям, то есть подвержены своего рода «денежной
иллюзии».
Естественно
и
эмоции
(как
положительные,
так
и
отрицательные) могут влиять на степень рациональности решения,
уменьшая, либо увеличивая ее. Например, уверенность, вызванная рядом
54
успехов, внушает уверенность в том, что эта тенденция сохранится и в
дальнейшем, не смотря на какие-либо явные доказательства обратного
[7].
Рассмотрим более детально вопрос когнитивных искажений в
поведении человека. Само понятие когнитивного искажения было
введено Амосом Тверски и Даниэлем Канеманом в 1972 году на
основании замеченных ими паттернов поведения людей, в которых
принятие решения выходило за рамки принятой теории рационального
выбора [24]. Проведенные эксперименты выявили так называемую
«Проблему Линды», которая сводится к следующему. Участникам
эксперимента дали описание женщины по имени Линда, упоминавшее,
что
Линда
может
быть феминисткой,
так
как
интересуется
вопросами дискриминации и социальной справедливости. После этого
участников опросили, кем скорее они считают Линду: а) кассиром банка
или б) кассиром банка и активисткой феминистского движения?
Опрошенные чаще давали ответ б). Тверски и Канеман назвали
сделанный
участниками
эксперимента
выбор
«навязанным
заблуждением». О влиянии стереотипов в принятии решений упоминают
также Хезелтон и другие исследователи [24]. С другой стороны, немецкий
психолог Герд
человеческое
когнитивными
Гигеренцер,
мышление
утверждает,
насквозь
искажениями,
что
не
пронизанным
скорее
следует
следует
считать
иррациональными
рассматривать
рациональность мышления как адаптивный инструмент, который далеко
не
всегда
подчиняется
правилам формальной
логики или теории
вероятностей [82]. Тем не менее, эксперименты, подобные тем, которые
выявили «проблему Линды», выросли в исследовательские программы,
которые вышли далеко за пределы академической психологии в другие
дисциплины, включая медицину и политологию. Это говорит о том, что
когнитивные искажения охватывают все сферы жизни людей, которые
55
насквозь пронизаны ими. Видов и типов когнитивного искажения
существует
множество.
характерные
для
Есть,
например
социальных
когнитивные
групп
искажения,
(психологический
феномен поляризации групп), так и проявляющиеся на индивидуальном
уровне. Некоторые когнитивные искажения, такие как иллюзорная
корреляция, влияют на решение о характере причинно-следственных
связей. Особый класс когнитивных искажений связан со свойствами
памяти,
включая
такие
искажения,
как кажущееся
постоянство (неправильное воспоминание чьих-либо прошлых позиций и
поведения как напоминающих теперешние позиции и поведение).
Некоторые когнитивные искажения отражают мотивацию субъекта,
например
стремление
к эгоцентрическому
диссонанса.
к
положительной самооценке,
искажению,
Есть также
особая
чтобы
группа
избежать
ведущей
когнитивного
когнитивных
искажений,
связанных с особенностями мозга воспринимать, вспоминать и делать
выводы [72]. Иллюзорная корреляция считается одним из способов
формирования стереотипов. Ее суть в восприятии преувеличенно тесной
связи между переменными, которая в реальности или не существует, или
значительно
меньше,
чем
предполагается.
Типичный
пример
-
приписывание группе этнического меньшинства отрицательных качеств.
Поскольку некоторые когнитивные искажения отражают человеческую
мотивацию
(в
частности,
стремление
человека
формировать
положительное отношение к себе), становится объяснимой природа
многих шаблонов и стереотипов массового сознания (например, иллюзия
асимметричной проницательности, искажение в собственную пользу,
искажения
самовозвеличения).
Имеются
искажения,
связанные
с
поведением в группах: искажение в пользу своей группы, искажение в
оценке гомогенности членов другой группы. Также можно отметить
когнитивные искажения связанные с особенностями реагирования на
определѐнные стимулы. Экспериментально было показано, что люди,
56
склонные к злоупотреблению алкоголем или употреблению наркотиков,
сильнее реагируют на раздражители, связанные с алкоголем или
наркотиками. Наиболее распространѐнными тестами для измерения этих
искажений являются тесты Штрупа и тест с пятнами [72]. Так, наше
восприятие себя и окружающего мира по большей части субъективны и
большинство выносимых нами суждений в своей основе формируются в
результате когнитивных искажений, свойственных нашему рассудку.
Возможно, наша жизнь была бы проще, если бы большинство из
нас были действительно разумными. Рациональных людей (то есть
полагающихся на логику и здравый смысл) легко убедить совершить
логичное действие или принять рациональное решение. В идеале, такие
люди действительно сознают свою ответственность за будущее (не
только свое, но и своей страны, Планеты в целом), анализируют свои
поступки и слова, осознавая последствия своих действий. Но, к
сожалению, довольно много людей, совершенно нерациональные, а
решения принимают под влиянием эмоциональных и когнитивных
искажений. Конечно же, этот механизм естественен, он сформирован в
процессе эволюции, для того, чтобы выжить. Однако способность к
обучению должна открывать возможности для развития гибкости в
поведении, в принятии решений, а также в самом мышлении. Для того
чтобы
такая
возможность
могла
реализоваться,
необходимы
определенные социальные условия, ведь наше поведение и мысли в
большой степени определяются социальной средой, в которой мы
находимся. Таким образом, поведение человека сложно назвать разумным
в том смысле, который вкладывают обычно в понимание разума.
Когнитивная составляющая поведения и умственные способности также
не говорят о разумности как о том, что экзистенциально должно быть
присуще человеку априори. Эти моменты определяются не только
57
физиологией,
но
и
окружающей
средой,
которые
в
комплексе
обуславливают все ключевые особенности любого живого существа.
58
ГЛАВА 3. ОСМЫСЛЕНИЕ НЕРАЗУМНОСТИ HOMO SAPIENS КАК
ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ И ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
Осознание человеком своей
важную
онтологическую
неразумности представляет собой
необходимость,
постольку,
поскольку
объективная оценка себя и своих возможностей приближает нас к
пониманию многих вещей в этом мире, не только во взаимоотношении
друг с другом, но и в отношении с окружающим миром. Неразумность не
означает глупости в нашем понимании, лишь демонстрацией несколько
преувеличенного самомнения человека о себе, которое основывается на
предубеждении, будто человек обладает Разумом, то есть чем-то не
поддающимся каким-либо конкретным дефинициям.
3.1. Когнитивные ошибки в осознании человеком собственной
разумности
Поведение человека далеко не так разумно как хочется думать:
мотивы действий скрываются в бессознательном. Мозг уже принял
решение, задолго до того как мы «придумаем» рациональное объяснение
поступку. Разум помогает нам понять, осознать, почему мы выбрали то
или иное действие или предмет. Почему нам нравится именно это
направление в музыке или именно этот вид цветов, именно эта еда,
одежда и т.д.? Сначала нас бессознательно влечет к чему-то, а уже потом
мы находим рациональное объяснение.
Есть такой вид когнитивного
искажения - иллюзорное превосходство, проявляющееся в склонности
преувеличивать свои достоинства и преуменьшать недостатки в
сравнении с другими людьми (либо животными). Это явление еще
изучается
в социальной
психологии.
Проявление
иллюзорного
превосходства обнаружено у людей, сравнивающих себя с другими в
разных аспектах жизни (во время сдачи экзаменов, в работе, в
социальных условиях (например, в оценке степени обладания некими
положительными личными качествами), а также в повседневных
59
способностях, требующих особой подготовки). Этот вид когнитивного
искажения влияет на такие способности восприятия как память, IQ, на
решение каких-либо мыслительных задач, на восприятие информации и
т.д.
Один
из
основных
в IQ называется "Эффект
эффектов
Даунинга"
иллюзорного
[49].
Этот
превосходства
эффект
описывает
склонность людей с уровнем IQ ниже среднего переоценивать уровень
своего IQ, и наоборот: люди с IQ выше среднего обычно предполагают,
что их IQ ниже. Впервые эта особенность была изучена Даунингом К.Л.,
который
провел
исследования по
субъективному
восприятию
собственного интеллекта. В исследованиях также было выявлено, что
способность оценить уровень IQ другого человека пропорциональна
уровню собственного IQ, то есть чем ниже IQ индивида, тем сильней он
занижает
чужой
IQ,
и
чаще
оценивает
себя
как
персону
с
интеллектуальным уровнем выше, чем у окружающих, а люди,
обладающие высоким IQ точно оценивают чужой интеллект, но считают
свой IQ уступающим при сравнении с теми, кто в действительности равен
им [49]. То есть, вполне возможно, люди переоценивают уровень своего
интеллекта в сравнении с другими людьми, включая животных. В
экспериментах Даннинга и Крюгера участникам были даны задания,
такие как решение логических, грамматических задач, определение
насколько забавна та или иная шутка. Затем испытуемым было
необходимо оценить свой успех в выполнении этих заданий относительно
остальных
участников,
действительного
и
что
позволило
ожидаемого
провести
результата
сравнение
выполнения
заданий. Результаты были разделены на четыре группы в зависимости от
действительного итога решения задач. Выяснилось, что все четыре
группы оценили свое исполнение как "выше среднего", что означает, что
группа
с
самыми
низкими
показателями
проявила
наибольшее
иллюзорное превосходство. Исследователи объясняют это тем, что
участники наименее способные выполнить предложенные задания были
60
так же неспособны увидеть навыки по решению задач у остальных
участников [23]. Можно наблюдать в жизни, как часто человек завышает
свои мыслительные способности, реже – занижает. Ученые предложили
несколько теорий, почему так происходит. Теория эгоцентризма состоит в
том, что человек считает более важными и значимыми собственные силы,
характеристики и поведение, чем у других. В соответствии с этой
теорией, люди склонны переоценивать свои возможности, потому что
полагают, что у них есть некоторые особенные преимущества, и поэтому
выполненная
ими
работа приведет к
лучшему результату,
чем
выполненная кем-то другим, даже если это на самом деле не так.
Подтверждение этой теории нашел Крюгер в 1999 году, проведя
исследование с привлечением участников, которые должны были оценить
свою способность решать простые и сложные задачи. Практически все
участники исследования оценили свою способность решать простые
задачи как "выше среднего", а способность решать сложные задачи как
"ниже среднего", независимо от их действительных способностей. В этом
эксперименте
также
проявился
"эффект
лучше
среднего",
когда
участникам заранее сообщили, что они справятся с заданием и "эффект
хуже среднего", когда им сообщили, что скорее всего они не справятся
[23]. То есть, мотивация человека на определенный результат влияет на
самооценку. Можно в связи с этим предположить, что и культура,
общество, семья, иными словами, окружение человека так же формируют
особенности восприятия самого себя и особенности восприятия мира.
Такой эффект как «селективный подбор» влияет на сравнение себя с кемто другим, благодаря чему мы выносим на первый план свои достоинства
и недостатки другого, чтобы выглядеть лучше на его фоне. Эта теория
была проверена Вайнштейном в 1980 году [49].
К тому же людям
свойственно акцентировать свое внимание преимущественно на своей
персоне, не замечая достоинства другого человека, либо животного. Как
мы ранее отмечали, наука о поведении животных, в которой исследуются
61
также их мыслительные способности, сформировалась относительно
недавно, в то время как вывод о своем превосходстве человек сделал
задолго до того как появилась вообще какая-либо наука, а не только наука
о животных. Такого рода предубеждение сформировалось и существовало
независимо от каких-либо доказательств и фактов, и кроме того, в них и
не нуждалось. Людям было достаточно считать себя наиболее разумным
существом, не имея никакого представления об интеллекте других
животных, так как человеку это просто не представляется интересным.
Теория смещения внимания дает идею о том, что большее значение
уделяется объекту, находящемуся в центре внимания. Большинство
исследований
"эффекта
лучше
среднего"
фокусируют
внимание
опрашиваемого на своей собственной персоне (например, вопросы таких
исследований
часто
начинаются
со
слов:
"сравните
себя
и
среднестатистического человека"). Согласно этой теории человек склонен
уделять большее внимание своим личным качествам, нежели цели
сравнения. Проявление "эффекта лучше среднего", вероятно, должно
снизиться при изменении формулировки вопроса (например, "сравните
среднестатистического человека и себя") [23].
Таким образом, людям свойственно себя переоценивать не только в
отношении к другим представителям человеческого вида, но и другим
видам животных. Если взглянуть на нашу планету поближе и
внимательно рассмотреть все различные формы жизни на ней, то станет
ясно, что первоначально живые существа обзавелись в процессе
эволюции мозгом ради движения, а не по какой-то другой причине.
Формам жизни, которые не двигаются самостоятельно (стоят на месте,
перемещаются с ветром или с океанскими течениями или даже
переносятся на телах других животных или внутри них) мозг не нужен.
Более того, некоторые из них когда-то имели мозг, но утратили его.
Нейробиолог Дик Свааб 30 лет возглавлял Нидерландский институт мозга
62
и написал книгу «Мы – это наш мозг», которая уже переведена на
русский. Он коснулся вопроса свободы воли человека и отметил, что это
обычная иллюзия, у человека на самом деле мало свободной воли. То,
что мы называем "свободным выбором", часто является объяснением,
данным
задним
числом
тому,
что
было
предопределено
наследственностью. Мы не можем выбирать между маленьким уровнем
IQ и большим: IQ на 88 процентов зависит от того, что мы генетически
унаследовали. Мы не можем выбирать, какой тип работы нам нравится, а
какой нет. Почти все предопределено наследственностью и условиями
развития. Именно поэтому, единственный вариант жить достойно, по
мнению автора, – это жить в соответствии с тем, как предопределен наш
мозг. А для этого нужна свобода выбора – до тех пор, пока она не мешает
свободе выбора других [13].
Французский писатель Жан Брюллер (Веркор, 1902 - 1991), начав свой
роман «Люди и животные» (1952) с заявления: «Все несчастья на земле
происходят оттого, что люди до сих пор не уяснили себе, что такое
человек, и не договорились между собой, каким они хотят его видеть» [8].
Наше представление о себе как о биологическом виде всегда искажено
глубинными предрассудками и заблуждениями, или «идолами» суеверия,
как их описывал Фрэнсис Бэкон. Он отмечал, что существуют
врожденные особенности восприятия и они не обусловлены культурой, а
«присущи природе самого разума» [5]. Фрэнсис Бэкон разделил
источники человеческих ошибок, стоящих на пути познания, на четыре
группы, которые он назвал «призраками» или «идолами». Это «призраки
рода», «призраки пещеры», «призраки площади» и «призраки театра».
Вспомним, что «призраки рода» проистекают из самой человеческой
природы, они не зависят ни от культуры, ни от индивидуальности
человека. Философ об этом писал, что в данном случае «ум человека
уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей
63
свою природу, отражает вещи в искривлѐнном и обезображенном виде»
[8]. «Призраки пещеры» — это уже индивидуальные ошибки восприятия
(врождѐнные и приобретѐнные). По мнению Бэкона, «…у каждого,
помимо ошибок, свойственных роду человеческому, есть своя особая
пещера, которая ослабляет и искажает свет природы» [8]. «Призраки
площади (рынка)» — это следствие общественной природы самого
человека (общения и использования в общении языка). Здесь мыслитель
отмечает: «Люди объединяются речью. Слова же устанавливаются
сообразно разумению толпы. Поэтому плохое и нелепое установление
слов удивительным образом осаждает разум» [8]. «Призраки театра» —
усваиваемые человеком от других людей ложные представления об
устройстве действительности. При этом Ф. Бэкон разумеет здесь «…не
только общие философские учения, но и многочисленные начала и
аксиомы наук, которые получили силу вследствие предания, веры и
беззаботности» [8]. Учение Бэкона остается актуальным, потому что
познание человека не лишено врожденных предрассудков, вернее
предрассудков, являющихся следствием нашей природы. Вспомним,
сколько существует разного рода когнитивных искажений.
Наука не
идеальна и нужно учитывать, что она формируется в определенной
культурной среде при определенных обстоятельствах и определенными
людьми. Еще в 70-е годы прошлого века ученые-социологи были
ориентированы преимущественно на гуманитарные знания. Считалось,
что человеческое поведение в основном или даже полностью обусловлено
культурой, а не биологией. Однако, к концу XX века социология
значительно сблизилась с биологией, и сегодня общепризнанно, что в
человеческом
поведении
есть
сильный
генетический
компонент.
Инстинкт и природа человека признаны как данность, хотя насколько они
сильны — пока еще открытый вопрос. Здесь стоит учесть, что конечно
же, оба взгляда на человеческую природу в чем-то верны, а в чем-то
ошибочны, особенно в их крайних проявлениях. Природа человека
64
одновременно включает в себя и генетический компонент и возможность
обучаться, то есть впитывать в себя опыт культуры, в которой он
находится. То есть, инстинкты человека в принципе не отличаются от
инстинктов животных. Считается, что поведение человека всецело не
предопределено генами (как и
животного). Люди
унаследованными
поведение любого социального
также в своем поведении руководствуются
ключевыми
стимулами
и
инстинктами.
Люди
опираются на особый комплекс усвоенных правил, который обусловлен
предрасположенностью к научению. Наследуются качества, позволяющие
научиться одному или нескольким альтернативным вариантам поведения
из множества возможных. Наиболее ярко выраженные из таких
поведенческих предрасположенностей встречаются во всех культурах,
пусть порой они и кажутся иррациональными, а у человека остается
множество возможностей поступить иначе. Важно обратить внимание на
такой момент, что возможность обучаться и приобретать новые навыки
посредством социального взаимодействия (воспитания, наблюдения за
другими собратьями, передачи опыта от одного поколения другому и т.д.)
также генетически наследуется. Иными словами, нелогично вообще
противопоставлять природу (которая подразумевает наследственную
предопределенность) и культуру (включающую в себя приобретенные
навыки). Конечно же, человек является человеком в большей мере
благодаря культуре. Дети, выросшие среди животных, ведут себя как эти
животные, в дальнейшем не поддаются «окультуриванию». Но сама
культура
возможна
благодаря
нашей
предрасположенности
к
социальному образу жизни, в процессе которого мы создаем свою среду
обитания, со своими нормами и правилами поведения, со своим языком,
обычаями и т.д., наивно полагая, что в природе до нас подобного ничего
не существовало. Сама природа и дала возможность нам создать свою
культуру, поэтому мы генетически предрасположены обучаться и
приобретать
навыки
в
процессе
жизни.
Животные,
ведущие
65
общественный образ жизни, сильно зависят от развития именно этой
врожденной предрасположенности. Другие животные, которых человек
назвал «низшими», как
это принято считать, имеют более простую
модель поведения, которая досталась им почти в неизмененном виде от
своих предков. Но и «сложные» модели поведения так же наследуются и
передаются
следующему
поколению.
Большинство
поведенческих
механизмов из поколения в поколение передаются через культуру.
Движущая сила естественного отбора направляла развитие культурной
конвергенции в разных обществах по всему миру. По материалам
«Региональной картотеки межчеловеческих отношений» насчитывается
67
культурных
универсалий,
включая
следующие
(приведены
в
произвольном порядке): атлетические виды спорта, украшение тела,
декоративное
искусство,
этикет,
семейные
застолья,
фольклор,
погребальные обряды, прически, запрет инцеста, правила наследования,
шутки и жертвоприношения сверхъестественным существам [59].
Большинство наших действий происходят на автомате. Уильям
Джеймс, в своей книге «Принципы психологии» (1890) [60]. В этой
работе развивались идеи функционализма, согласно которым сложные
психические функции, включая самосознание, обусловлены тем же, чем
комплекс морфологических и физиологических характеристик. Они
существуют постольку, поскольку имели у предков адаптивное значение.
Самосознание позволило человеку создать когнитивную модель Я и
представлять себя в различных ситуациях, включая «сценарии» из
будущего. Например, предок человека мог придумать методы хранения
пищевых запасов и не использовать их, если еды достаточно (с учетом
грядущей смены времен года). Те, у кого отмечалось такое поведение,
имели несомненное преимущество перед людьми, не сумевшими
перестроиться. Уильям Джеймс также утверждал, что у людей отмечается
более высокая пластичность поведения по сравнению с другими
66
животными, так как у нас больше (а не меньше) инстинктов. При этом мы
склонны «не замечать» свои инстинкты (или делать вид, что их не
замечаем), поскольку они, обрабатывая информацию и структурируя
наше
сознание,
работают
настолько
качественно,
что
трудно
почувствовать их действие или вообще поверить в их существование [60].
Исходя из этого, мы считаем «нормальное» поведение само собой
разумеющимся. Мы не понимаем, что «нормальное» поведение, как и
любое другое, требует объяснений. Эта «слепота к инстинктам» всегда
была
наиболее
труднопреодолимым
препятствием
в
изучении
психологии. Джеймс постулировал неотъемлемую роль естественного
отбора в формировании паттернов сложного поведения человека. Кстати,
с этого момента пройдет почти столетие, прежде чем в изучении
поведения снова будет рассматриваться эволюционная точка зрения на
понимание человеческой психологии [60]. Причина такого разрыва,
возможно, кроется в неверном понимании и приложении теории Дарвина.
Действительно,
поведение
людей
также
подчиняется
базовым
инстинктам, как и поведение других животных. Отметим, что инстинкт —
это совокупность врождѐнных тенденций и стремлений, выражающихся в
форме сложного автоматического поведения. В узком смысле, инстинкт
представляет собой совокупность сложных наследственно обусловленных
актов поведения,
характерных
определѐнных
условиях.
поведения животных,
при
для
особей
Инстинкты
этом,
у
данного
составляют
так
вида
при
основу
называемых «высших
животных» они подвергаются некоторой модификации под влиянием
индивидуального опыта. Иными словами, у социальных животных
инстинкты дополняются множеством других тенденций и стремлений,
приобретенных в процессе самой жизни (а не только врожденными). В
тоже время, «приобретенный инстинкт», по сути, тот же врожденный,
который просто напросто получил возможность развиваться и меняться в
соответствии с окружающей средой (основа – та же). Общепринятого
67
определения инстинкта до сих пор не разработано. Вопрос о
применимости понятия инстинкта к человеку, носит дискуссионный
характер, так как человеку сложно признать себя таким же, как и другие
животные (существует стереотип, согласно которому животное лишено
каких-либо чувств, строго подчиняется инстинктам и т.д., подразумевая
отрицательный моральный облик). Человеку хочется считать себя
«венцом природы», «высшей ступенью эволюции» и, конечно же,
«разумным» существом. Однако, люди подчиняются инстинктам (в том
числе социальным) и, как правило, не осознают и не замечают этого во
многом
посредством
рационализации.
По
данным
когнитологии,
рационализация появляется по большей части «задним числом». Мы
обладаем двойственной ментальностью, которая мгновенно (пока мы еще
не успели как следует обдумать вопрос) предлагает нам интуитивный
ответ. За этим актом следует второй, более медленный процесс
(рационализация), в ходе которого решение проверяется на качество и
реализуемость. Второй процесс помогает нам обосновать решение, но
считать это обоснование реальной причиной решения будет сильным
преувеличением. Однако мы так делаем постоянно. Рабовладелец, к
примеру,
может
утверждать,
что
оказывает
рабу
одолжение,
а
поджигатель войны – просто хотел освободить мир от тирана. Мы
виртуозно умеем обосновывать решения, которые отвечают нашим
целям. «Вы слышали об исследовании, согласно которому судьи после
обеда более снисходительны, чем до обеда?» - здесь можно кратко и
емко представить всю человеческую разумность [63]. Как считает Ф. де
Вааль,
практически невозможно отделить рациональное принятие
решений от привычных старых предрассудков, подсознательных оценок,
эмоций и, конечно же, деятельности пищеварительной системы.
Объяснения, которые мы даем своему поведению, слабо отражают его
реальные
мотивы.
Этот
ученый,
несколько
лет
занимающийся
исследованием поведения приматов, с уверенностью может сказать, что
68
человекообразные обезьяны знают о смерти (знают, что она отличается
от жизни и что это навсегда). То же относится к некоторым другим
животным, например, к слонам. Известно, что слоны подбирают бивни
или кости умерших членов группы, подолгу держат их хоботами и
передают друг другу. Некоторые из них годами возвращаются на то
место, где умер кто-то из родичей, лишь для того, чтобы посмотреть на
останки и прикоснуться к ним. Скучают ли они по умершим или
вспоминают какими они были при жизни - на эти вопросы ответить пока
невозможно, но теперь ясно, что не нас одних смерть завораживает и
пугает [63]. Итак, чем больше развивается когнитивная наука и этология,
тем меньше у нас остается уверенности в своем превосходстве.
Таким образом, мы
называем «человеческой природой» всю
совокупность наших эмоций и предрасположенность к научению, над
которой довлеют те же эмоции. Человеческая природа — это
совокупность наследственных закономерностей нашего умственного
развития, задающих культурной эволюции определенное направление в
противоположность другим и образующих тем самым связи генов с
культурой в мозге каждого человека. Однако, человеку весьма сложно
все-таки смириться с тем, что на самом деле он не такой особенный,
каким казался сам себе на протяжении многих веков. Это естественная
реакция для сознающего себя
живого организма. Так называемый
«видовой эгоизм» свойственен любому социальному (или даже не
социальному) животному. Так как мышление во многом автоматический
процесс (по большей части несознаваемый и неконтролируемый), часто
появляются некие защитные механизмы, такие как интеллектуализация и
рационализация (мыслей, действий, поступков, своего либо чужого
поведения). Рационализация – это способ объяснения механизмов
реагирования
обусловленной
внешнего
позиции,
и
внутреннего
выработанный
мира
в
ходе
с
рационально-
столкновения
с
69
психоэмоциональными
перегрузками.
Сталкиваясь
с
какой-либо
ситуацией, человек инстинктивно стремится ее объяснить (себе, либо
кому-то другому), чтобы понять ее причину. Это необходимо для
выживания в социуме, ведь в процессе своей жизнедеятельности человек
познает мир с помощью языка, получает и передает информацию о нем
другим индивидам. чтобы приспособиться к изменчивой среде. Как
правило, люди объясняют события и явления с рациональной точки
зрения. Наиболее актуальными моментами рационализации служат
ситуации отсутствия сознательного компонента, когда ситуация имеет
бессознательную (неконтролируемую) природу. Для выживания важно
понимать ситуацию, уметь ее объяснить, для того чтобы она казалась
управляемой. Рационализируя событие, человек использует лишь часть
воспринимаемой из реальности информации, подгоняя результат анализа
мышления к тому, чтобы поведение выступало контролируемым и
соответствующим
механизм,
действительности
который
реализует
актом.
попытку
Это
такой
объяснить
защитный
необъяснимое
сознанием непонятное или не принимаемое поведение или же оправдать
проступок, ошибку, в стремлении сохранить самооценку и позитивное
самовосприятие.
Рационализация используется каждым человеком
(сознательно, либо неосознанно), протекая в легкой или углубленной
форме. Это базовое стремление к предсказуемости, стабильности
окружающей системы, эволюционно актуальный способ защиты психики.
Рационализация направлена на избегание внутриличностного конфликта,
путем объяснения случившихся событий с точки зрения сознательного
выбора, тогда как в реальности действия и выбор осуществлялись не
контролирующей частью сознания, а под руководством бессознательных
мотивов. Механизм ее действия происходит вне контроля сознания, но
может носить логическое обоснование и иметь под собой вполне
существенные аргументы. В жизни она выглядит как поиск смыслов и
объяснений, что может проявляться и на уровне человеческого вида в
70
случае сравнения себя с другими живыми существами и поиска своего
места в этом мире. В силу воздействия механизма рационализации на
людей, им становится сложнее признать свою неразумность. Например,
если объективно проанализировать некоторые поступки людей, их
поведение в жизни, можно заметить далеко от разумных мотивов и
оснований. Эмоции, чувства, инстинктивные желания и потребности в
огромной степени влияют на поведение людей, на выбор того или иного
варианта
действия,
а
после
осознания
последствия,
происходит
рационализация. Конечно же, рациональность присутствует в жизни
человека, однако ее доля гораздо меньше, чем это может показаться.
Даже наука, которая по идее должна быть оплотом рациональности и
логичности, в своих основах формируется на нерациональных мотивах.
Само
возникновение
науки
обусловлено
вполне
естественными
потребностями, а ее развитие показывает нам, насколько сильное влияние
на нее оказывает культура, политика и эпоха (научная парадигма). В 70-е
годы
прошлого
века
ученые-социологи
были
ориентированы
преимущественно на гуманитарные знания. Считалось, что человеческое
поведение в основном или даже полностью обусловлено культурой, а не
биологией. Особенно категоричные из них восклицали, что нет никаких
инстинктов или природы человека. Напротив, к концу XX века
социология
значительно
общепризнанно,
что
в
сблизилась
человеческом
с
биологией.
поведении
есть
Сегодня
сильный
генетический компонент. Инстинкт и природа человека принимается как
данность, хотя насколько они глубоки и сильны, вопрос пока еще
открытый. Конечно же, нельзя ориентироваться на какую-либо крайность
в познании, тем более, когда речь идет о живом организме, о природе. И
сложное
поведение,
сформированное
благодаря
способности
к
подражанию и обучению (передача и усвоение опыта в рамках общества
себе подобных), и инстинкты – это все единый механизм. Одно к
другому, естественно, не сводится, но представляет собой две стороны
71
одной и той же медали (хотя у этой «медали», то есть у природы, гораздо
больше сторон). В целом, разум и инстинкт есть, по своей сути, единое
целое.
3.2. Значимость осознания разумности/неразумности человека в
сравнении с другими живыми существами
Статус проблемы интеллекта является парадоксальным с самых
разных точек зрения: парадоксальны и его роль в истории человеческой
цивилизации, и отношение к интеллектуально одаренным людям в
обыденной социальной жизни, и характер его исследований в области
психологической науки. Вся мировая история, основанная на блестящих
догадках, изобретениях и открытиях, свидетельствует о том, что человек,
в целом, разумен (то есть, обладает некоей степенью рациональности,
обладает
интеллектом).
Однако
та
же
история
предъявляет
многочисленные доказательства глупости и безумия людей. Подобного
рода амбивалентность состояний человеческого ума позволяет заключить,
что, с одной стороны, способность к разумному познанию (то есть,
логическому мышлению)
является мощным естественным ресурсом
человеческой цивилизации. С другой стороны, способность быть
разумным (иметь интеллект) - это тончайшая психологическая оболочка,
мгновенно сбрасываемая человеком при неблагоприятных условиях.
Психологической основой разумности является интеллект. В общем виде
интеллект
-
обусловливают
это
система
возможность
психических
построения
механизмов,
"внутри"
которые
индивидуума
субъективной картины происходящего. В своих высших формах такая
субъективная картина может быть разумной, то есть воплощать в себе, по
словам К. Маркса, ту универсальную независимость мысли, которая
относится ко всякой вещи так, как того требует сущность самой вещи
(Маркс, 1955). Психологические корни разумности (равно как глупости и
безумия), таким образом, следует искать в механизмах устройства и
72
функционирования интеллекта [72]. Да, конечно, человек создал технику,
чего не создал ни динозавр мезозойской эры, ни махайродус эры
кайнозойской. Однако при всех достижениях XX в. каждый из нас несет
внутри себя природу, которая составляет содержание жизни, как
индивидуальной, так и видовой. И никто из людей, при прочих равных
условиях, не откажется от того, чтобы дышать и есть, избегать гибели и
охранять свое потомство. На основании таких базовых инстинктивных
потребностях человек и строит свою жизнь и свои действия, потому что
существует и остается в пределах вида, в пределах биосферы - одной из
оболочек планеты Земля [11]. Этология человека, анализируя социальное
(групповое) поведение человека, обнаружила существование у нас двух
важнейших
врожденных
мотиваций:
мотивация
следовать
своим
групповым нормам и мотивация защищать их, противодействуя тому, кто
их нарушает. Без понимания этого решать проблемы сосуществования
разных культур в нашем мире невозможно [10]. Эволюция человеческого
интеллекта не шла так, словно какая-то внешняя сила толкала его на путь
либо чисто рационального, либо эмоционального развития. Интеллект
всегда был и остается инструментом для выживания, а это подразумевает
как разум, так и чувства. Наш мозг приобрел современный вид, проделав
множество больших и маленьких шагов по лабиринту и выбрав один из
миллиона возможных путей. Каждый из этих шагов делался в результате
мутации либо под влиянием естественного отбора, действующего на
альтернативные формы генов (аллели), которые предопределяют тип и
функционирование мозга и органов чувств. После множества случайных
колебательных изменений наш геном стал таким, каков он сейчас. На
каждом из промежуточных этапов эволюция генома могла свернуть на
тот или иной путь, предопределяя особенности нашего мозга и органов
чувств. И шанс достигнуть человеческого уровня интеллекта с каждым
шагом резко снижался. Конкретная комбинация рассудка и эмоций,
которую мы сегодня называем «человеческой природой», — всего лишь
73
одно из множества возможных сочетаний, которые могли сложиться при
наличии такого мозга и таких органов чувств, какими обладает человек.
Вот почему наше представление о себе как о биологическом виде всегда
искажено глубинными предрассудками и заблуждениями, или «идолами»
суеверия и обмана, как их описывал четыреста лет назад Фрэнсис Бэкон.
Существуют врожденные особенности восприятия, говорил великий
философ, они не навязаны нам культурой, а «присущи природе самого
разума» [5].
Возможно, наша жизнь была бы проще, если бы большинство из нас
были
действительно
разумными.
Рациональных
людей
(то
есть
полагающихся на логику и здравый смысл) легко убедить совершить
логичное действие или принять рациональное решение. В идеале, такие
люди действительно сознают свою ответственность за будущее (не
только свое, но и своей страны, Планеты в целом), анализируют свои
поступки и слова, осознавая последствия своих действий. Но, к
сожалению, довольно много людей, совершенно нерациональные, а
решения принимают под влиянием эмоциональных и когнитивных
искажений. Конечно же, этот механизм естественен, он сформирован в
процессе эволюции, для того, чтобы выжить. Однако способность к
обучению должна открывать возможности для развития гибкости в
поведении, в принятии решений, а также в самом мышлении. Для того
чтобы
такая
возможность
могла
реализоваться,
необходимы
определенные социальные условия, ведь наше поведение и мысли в
большой степени определяются социальной средой, в которой мы
находимся. Разум – это инструмент мышления, который упорядочивает
явления и объекты видимого нам окружающего мира. Однако вопрос о
том, насколько этот инструмент эффективнее, чем инстинкты, например,
остается спорным. Посредством рационализации своего поведения,
человек во многом отрывается от реальной действительности, забывая
74
свою прямую сопричастность природе, ее законам, а это часто приводит к
ошибкам. Мнимая разумность приводит к истреблению земных ресурсов,
себе подобных (войны), других живых существ (не только ради пищи, но
и часто ради удовольствия, например, охота, рыбалка и т.п.), к
загрязнению окружающей среды. Это все ведет к разрушению природной
среды посредством нарушения равновесия биосферы. Человек об этом
знает, осознает это, но при этом крайне мало внимания обращает на столь
важный вопрос, а ведь наша жизнь и наше выживание напрямую зависит
от биосферы. Человека больше волнует экономика, политика (власть),
потому что он живет, как ему кажется, в социальной среде (культура,
социум). Причем гуманитарные науки действительно признают и
обосновывают точку зрения, основывающуюся на предположении, будто
человек отделен от природы благодаря созданию культуры. На самом
деле люди, как и любая группа животных, ведущая совместный образ
жизни (социальные животные) имеют свою «культуру» (у них есть свой
«язык», посредством которого они общаются, есть свои правила
поведения, своя мораль и т.д.). Это вполне естественно и речь, конечно
же, не идет о сведении человека к любому из таких животных, ведь
каждый вид уникален и сравнение нужно проводить очень осторожно,
учитывая специфику развития, среды обитания, организации и т.п. Людям
кажется,
будто
культура
создана
была
именно
им,
хотя
она
формировалась всегда стихийно, но по всем закономерностям природы, с
развитием
тех
качеств,
которые
необходимы
для
совместного
существования (мораль, государство, семья и т.д.). Важно это осознать и
признать, чтобы иметь возможность познать себя и свою сущность.
Естественно, знание о том, что причина твоих поступков в действии
каких-либо гормонов, влияющих на эмоции и настроение, например, не
должно предполагать отказ от ответственности за результат, ведь нам
дана природой возможность, так или иначе, контролировать свое
поведение. Понимая свою природу и глубинные причины своих действий,
75
своего поведения, гораздо проще избежать ошибок, которые могут
привести к гибели не только нас, но и все живое.
Таким образом, поведение человека далеко не так разумно как хочется
думать: мотивы действий скрываются в бессознательном. В первую
очередь нас бессознательно влечет к чему-то, а уже потом мы находим
рациональное объяснение, сначала мы что-либо делаем, а потом уже
думаем и анализируем (за исключением целенаправленного мысленного
построения плана своих действий). Вполне возможно, что процесс
мышления в своем непосредственном проявлении (анализ причин и
последствий) появился у нашего вида в силу необходимости решать
возникающие затруднения, в ответ на реальную проблему, решение
которой не было унаследовано нами от предков в качестве инстинкта.
При этом данный процесс впоследствии также стал автоматизмом, ведь
когда мы думаем, сам этот процесс остается для нас скрытым, не говоря о
том, каким образом у нас рождается та или иная идея и появляется
решение волнующего нас вопроса. Можно вспомнить, к примеру, как
внезапно до нашего сознания доходит ответ на наш вопрос (достаточно
отвлечься, либо отдохнуть, погрузившись в сон). То есть, наш мозг
работает автоматически без участия нашего сознания, построив однажды
нейронную связь, подобную тропинке, ведущей к решению той или иной
задачи, чтобы при схожих обстоятельствах использовать этот путь. Разум
помогает нам понять, осознать, почему мы выбрали то или иное действие
или предмет. То, что мы называем "свободным выбором", часто является
объяснением, данным задним числом тому, что было предопределено
наследственностью. Природа человека одновременно включает в себя и
генетический компонент и возможность обучаться, то есть впитывать в
себя опыт культуры, в которой он находится. Инстинкты человека в
принципе не отличаются от инстинктов животных. Люди также в своем
поведении руководствуются унаследованными ключевыми стимулами и
76
инстинктами, опираются на особый комплекс усвоенных правил, который
обусловлен предрасположенностью к научению. Человек является
человеком в большей мере благодаря культуре, но сама культура
возможна благодаря нашей предрасположенности к социальному образу
жизни, в процессе которого мы создаем свою среду обитания, со своими
нормами и правилами поведения, со своим языком, обычаями и т.д..
«Сложные» модели поведения так же наследуются и передаются
следующему поколению. Большинство поведенческих механизмов из
поколения в поколение передаются через культуру. Люди подчиняются
инстинктам (в том числе социальным) и, как правило, не осознают и не
замечают этого в силу действия свойственного нашему мышлению
механизма рационализации. Людям свойственно себя переоценивать и
наше представление о себе как о биологическом виде всегда искажено
глубинными предрассудками и заблуждениями. Понимая свою природу и
глубинные причины своих действий, своего поведения, гораздо проще
избежать ошибок, которые могут привести к гибели не только нас, но и
все живое.
77
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Итак, в соответствии с поставленной нами целью, в данной
дипломной работе мы раскрыли проблематику неразумности человека в
современном
научном
и
философском
знании
с
последующей
конкретизацией содержания категорий неразумности и разумности
человека и попытались дать ответ на вопрос, есть ли реальные основания
полагать
человека
разумным
существом.
Во-первых,
мы
проанализировали современные подходы к определению понятий
разумности и неразумности в научно-философской мысли, выявили
критерии разумности и неразумности, существующие в философии и
науке,
и,
таким
образом,
раскрыли
теоретико-методологические
проблемы категорий разума и неразумности в философии и науке. Так,
понятие разума достаточно неопределенное по своему содержанию и не
имеет четкого, конкретного определения. Разум в философии — это одна
из форм сознания, самосознающий рассудок, направленный на самого
себя и понятийное содержание своего знания. Разум – нечто иное, чем
рассудок и самосознание, тем не менее, это «самосознающий рассудок».
В этой связи, разум приближается к понятию мышления, но это
мышление, которое осознает само себя (то есть обладает способностью к
пониманию). Что же касается науки, то она всегда стремится к
конкретике и определенности, это важно для того, чтобы понимать не
просто суть данного свойства, но и конкретное выражение этой сути в
реальной жизни, в существующей вокруг нас реальности. Что интересно,
при попытке выяснить мнение именно науки по поводу феномена
разумности, мы столкнулись с отсутствием в ней самого понятия
«разум». Даже говоря о науках когнитивного толка, мы не встречаем
такого определения. Как правило, используются понятия «интеллект»,
«мышление». Мышление напрямую определяется культурой, в которой
формируется индивид, то есть, мышление и разум как таковые
78
формируются и существуют лишь в обществе себе подобных и благодаря
этому обществу. Вне общества нет ни разума, ни мышления. Таким
образом, понятие «разума» принадлежит к числу столь ходких и
распространенных понятий, что смысл этого понятия большинству людей
интуитивно ясен, но не может быть сформирован конкретным образом.
Его содержание и значение субъективны и, говоря о человеке как о
разумном существе, мы на самом деле фактически говорим об
абстрактном
человеке,
о
самом
понятии
человека,
которое
сформировалось у нас в голове, не учитывая того, что этот человек –
идеал, весьма приукрашенный среднестатистический человек. Чтобы
придти к наиболее объективному суждению о себе и своих способностях
человек должен беспристрастно изучать свое поведение – это и есть
реальное проявление каких-либо свойств живого существа в окружающей
среде.
Во-вторых, мы исследовали анатомические и функциональные
основы
неразумности
человека
и
проанализировали
когнитивно-
поведенческие аспекты человеческой неразумности, что позволило
проследить, каким образом идет процесс осмысления неразумности
человека в свете современных научных данных. Так, с точки зрения
анатомии и физиологии, наш головной мозг не содержит в себе никаких
принципиально новых структур, по сравнению с нашими ближайшими
предками по эволюционной ветке. В целом, внешне наш мозг такой же,
как и мозг рептилий, с тем отличием, что у нас поверх него, грубо говоря,
развился неокортекс, который, как показывают исследования, в общем, не
отвечает за сложное поведение, так как оно обнаруживается у
организмов, его не имеющих. Сложное поведение не имеет прямой
зависимости от организации мозга, и для этого не обязательно иметь
бороздчатую структуру мозга, префронтальную кору головного мозга.
79
Третья наша задача состояла в том, чтобы обосновать вопрос об
экзистенциальной необходимости осознания неразумности Homo Sapiens,
раскрыв когнитивные ошибки, существующие в осознании человеком
собственной разумности, а также показать значимость осознания
разумности и неразумности человека в сравнении с другими живыми
существами. Так, поведение человека далеко не так разумно как хочется
думать: мотивы действий скрываются в бессознательном. Разум, по сути,
выражается в способности, прежде всего, к мышлению и предполагает
обладание сознанием. Сознание и мышление в целом подчинены
иррациональным мотивам. В силу естественного устройства нашего
мышления, мы привыкли рационализировать свои поступки и действия,
свой выбор того или иного объекта окружающего мира. Люди
подчиняются инстинктам (в том числе социальным) и, как правило, не
осознают и не замечают этого в силу действия свойственного нашему
мышлению механизма рационализации. Сам этот процесс подвержен
множеству видов когнитивных искажений мышления. Это затрудняет
адекватную оценку себя и своего поведения, восприятию своего места в
этом
мире.
Человеку свойственно
себя
переоценивать,
и
наше
представление о себе как о биологическом виде всегда искажено
глубинными предрассудками и заблуждениями. Понимая свою природу и
глубинные причины своих действий, своего поведения, гораздо проще
избежать ошибок, которые могут привести к гибели не только нас, но и
все живое.
По итогам исследования, можно сказать о том, что когда мы говорим
о себе как о разумных существах, мы часто говорим о разном, потому что
эта убежденность интуитивно заложена в нас, именно как внутреннее
убеждение, а не как обоснованное реальными доказательствами и
фактами утверждение. Отталкиваясь уже от этого иррационального
предубеждения, мы полагаем других животных неразумными, сравнивая
80
их с собой, на том основании, что они якобы действуют инстинктивно и
неосознанно, что они существенно от нас отличаются. Понятие же
неразумности еще более неопределенно чем понятие разума. Конечно же
это достаточно смелый вывод, но это понятие по своей сути и своему
смыслу бессмысленно, как и понятие разума, так как они не находят
своего четкого обоснования в той действительности о которой мы
говорим - то есть в реальной жизни. При сравнении нас самих с другими
животными следует говорить не о разумности, а о различных уровнях
когнитивных способностей и возможностей нашего мышления, ибо
интеллект и мышление - более обоснованные, конкретные понятия, на
которые стоит опираться в изучении нашей природы и природы
окружающего мира. Однако проблема состоит в том, что человек привык
в обыденности (да и в науке, особенно в гуманитарных науках) понимать
под неразумностью - инстинкты, чувства, бессознательное и т.д. - то есть
то, что мы не контролируем, не осознаем и в чем нет той логики на
которую именно мы как вид опираемся в своем восприятии окружающего
мира.
Таким образом, на основании добытого нами знания можно сделать
вывод о том, что хотя данная проблема остается нерешенной, а вопрос о
разумности
и
неразумности
(того,
насколько
сильны
в
нас
иррациональные компоненты) являются открытыми, данную тему все же
следует развивать и внимательно анализировать полученные данные,
опираясь на объективность (насколько она возможна несмотря на
неизбежные когнитивные ошибки и естественный любому живому
организму видовой эгоцентризм) науки и ее методов.
81
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
Александров, А. А. Интегративная психотерапия. СПб.: Питер,
1.
2009. — 352 с.
Аристотель. О душе. / Пер. П. С. Попова в переработке
2.
М. И. Иткина. Т. 1. / Ред. и вступ. ст. В. Ф. Асмуса. 1975. 552 стр.
220000 экз. // Сочинения. В 4 т. (Серия «Философское наследие»).
М.: Мысль, 1975—1983.
Брюс Гуд. Мозг прирученный: Что делает нас людьми? «Альпина
3.
Паблишер», 2015
4. Бутовская М. Л. Язык тела. Природа и культура (эволюционные и
кросс-культурные основы невербальной коммуникации человека). –
М.: Научный мир, 2004.
5. Бэкон, Фрэнсис «Афоризмы об истолковании природы и царстве
человека», XLI-XLIV // Великое восстановление наук. Новый
Органон // Фрэнсис Бэкон «Сочинения в двух томах. Том 2» . – М:
«Мысль», 1978.
6. Биологический энциклопедический словарь / под. ред. М. С.
Гилярова. — Изд. второе, исправленное. — Москва: Советская
энциклопедия, 1989. — С. 231. — 864 с.
7. Вайсс, Антонио. 101 идея для роста вашего бизнеса. Результаты
новейших исследований эффективности людей и организаций, пер.
ООО «Альпина Паблишер», 2014
8. Веркор. Люди или животные? Роман. С послесловием автора /
Перевод Г. Сафроновой и Р. Закарьян; предисл. К. Наумова. - М.
Издательство иностранной литературы, 1957
9. Выготский Л.С., Лурия А.Р. Этюды по истории поведения:
Обезьяна. Примитив. Ребенок. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. – 224
с.
82
10. Гороховская Е. Этология человека. 6 фактов о задачах и проблемах
науки,
которая
[Электронный
изучает
ресурс]
человека
—
как
биологический
вид.
доступа:
URL:
Режим
http://postnauka.ru/faq/32457 (дата обращения: 20.05.2018).
11. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб.: Кристалл, 2001. 642 с. (Вехи истории).
12. Докинз, Ричард. Эгоистичный ген. The Selfish Gene / Переводчик:
Н. Фомина. — Corpus, 2013. — 512 с.
13. Дик Свааб: о предсмертных состояниях, о пересадке мозга и т.д.
[Электронный
ресурс]
—
Режим
доступа:
URL:
http://yablor.ru/blogs/dik-svaab-o-predsmertnih-sostoyaniy/4470959
(дата обращения: 22.05.18).
14. Дерягина М. «Эволюционная антропология» (УРАО, 1999).
15. Джим Дэвис. Теория притягательности. — М.: Попурри, 2014. — С.
16. Джеймс, Уильям. Принципы психологии // Психология / Под ред. Л.
А. Петровской. – М.: Педагогика, 1991.—368 с.
17. Дольник В. Р. Непослушное дитя биосферы. Беседы о человеке в
компании птиц и зверей. – М.: Педагогика-Пресс, 1994.
18. Ещенко Н. Д. Биохимия психических и нервных болезней. – СПб.,
2004.
19. Ещенко Н. Д. Энергетический обмен в головном мозге // Биохимия
мозга. – СПб., 1999. – С. 124–168.
20. Жуков Д. А. Биология поведения: гуморальные механизмы. – СПб.,
2007. – 443 с.
21. Жуков Д. Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других
зверей: в 2 т. / Дмитрий Жуков. – М.: Альпина нон-фикшн, 2014.
22. Карлин Дж. Будущее уже не то, что прежде / Джордж Карлин ;
Пер. с англ. — М.: Альпина нон-фикшн, 2011. — 307 с.
83
23. Кандель Э. В поисках памяти. Возникновение новой науки о
человеческой психике. М.: Астрель. 2012. 736 с.
24. Канеман Д. Внимание и усилие / пер. с англ. И. С. Уточкина. — М.:
Смысл, 2006. — 288 с.
25. Канеман
Д.,
Словик
неопределенности:
П., Тверски
Правила
и
А. Принятие
решений
в
предубеждения. — Харьков:
Гуманитарный центр, 2005. — 632 с.
26. Куб Э. Источник мысли. – М., 2011.
27. Клименко Р. Е. Мозг и поведение: ситуация выбора жизненных
стратегий // Мозг и разум. – М., 1994. – С. 97–112.
28. Карш Ф. Гипоталамус и передняя доля гипофиза // Гормональная
регуляция размножения у млекопитающих. – М., 1987. – С. 8–31.
29. Кендал
Э.,
Хокинс
Р. Биологические
основы
обучения
и
индивидуальности // В мире науки. – 1992. – № 11–12. – С. 43–51.
30. Каменская М. А. Синаптическая передача. Медиаторы // Биохимия
мозга. – СПб., 1999. – С. 179–204.
31. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. – М., 1998.
32. Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. – М., 1973.
33. Марков А. Рождение сложности. Эволюционная биология сегодня:
неожиданные открытия и новые вопросы. – М., 2010.
34. Матурана У. Биология познания // Язык и интеллект. – М., 1996.
35. Марков А. Эволюция человека. Обезьяны, нейроны, душа. М.:
Астрель. 2011. — 512 с.
36.Моррис Д. Голая обезьяна. – СПб., 2001.
37. Моррис Д. Людской зверинец. – СПб., 2004.
38. Ойзерман,
Т.
И.
Кант
и
Гегель
(опыт
сравнительного
исследования). — М.: "Канон+" РООИ «Реабилитация», 2008. —
520 с.
84
39. Ожегов С. И. Словарь русского языка: Ок. 53 000 слов / Под общ.
ред. проф. Л. И. Скворцова. — 24-е изд., испр.. — М.: Оникс, Мир и
Образование, 2007. — 1200 с.
40. Палмер Дж., Палмер Л. Секреты поведения Homo sapiens.
Эволюционная психология. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2007.
41. Панов Е. Н., Зыкова Л. Ю. Поведение животных и человека:
сходство и различия. – Пущино-на-Оке, 1989.
42. Прайор К. Не рычите на собаку! О дрессировке животных и
людей. – М.: Селена, 1995.
43. Первопричины бинарного мышления. [Электронный ресурс] —
Режим доступа: URL:
https://blog42.ws/pervoprichiny-binarnogo-
myshleniya/ (дата обращения: 04.02.18).
44. Рамачандран В. С. Рождение разума. Загадки нашего сознания. М.:
ЗАО «Олимп-Бизнес», 2006. — 224 с.
45. Резникова Ж. И. Интеллект и язык животных и человека. Основы
когнитивной этологии. – М., 2005.
46. Ревич Ю. В. В поисках разума. Искусственного // Знание — сила. —
2004. — № 7. — 83-92 (перепечатка: Ревич Ю. В. В поисках разума.
Искусственного // «Домашний компьютер» — № 5. — 05.05.2006
года.
47. Различные представления о душе как предмете исследования в
античной философии (Демокрит, Платон и Аристотель.[Общая
психология: в 7 т. / под ред. Б.С. Братуся. Том 1. Соколова Е.Е.
Введение в психологию. М., 2007. С. 91-98]
48. Сандра
Блейксли,
Джефф
Хокинс.
«Об
М.:СПб.:Киев: Издательский дом «Вильямс», 2007
интеллекте». —
85
49. Саймон Г. А. Рациональность как процесс и продукт мышления.
[Лекция, прочитанная на ежегодной конференции Американской
экономической ассоциации в 1977 г.] // THESIS, 1993, вып. 3.
50. Савельев С. В. Происхождение мозга. – М., 2005.
51. Сакс О. Человек, который принял жену за шляпу. – М., 2010.
52. Селье Г. На уровне целого организма. – М., 1972.
53. Симонов П. В. Мотивированный мозг. – М., 1987.
54. Симпсон Дж. Темпы и формы эволюции. – М., 1948.
55. Соловьѐв В. С. Разум // Энциклопедический словарь Брокгауза и
Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
56. Торндайк Э., Уотсон Дж. Б. Бихевиоризм. Принципы обучения,
основанные на психологии. Психология как наука о поведении. М.:
АСТ-ЛТД 1998 г. 704 с.
57. Левонтин,
Ричард.
Человеческая
индивидуальность:
наследственность и среда. М.: Прогресс, 1993
58. Уилсон Э.О.
[Электронный
«Смысл существования человека» // «Инстинкт».
ресурс]
—
Режим
доступа:
URL:
http://ethology.ru/library/?id=450 (дата обращения: 2.06.18).
59.Фирсов Л. А., Чиженков А. М. Подсознательное поведение
антропоидов и ребенка. – СПб., 2006.
60. Фридман Э. П. Занимательная приматология. – М., 1985.
61. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. – СПб., 2000.
62. Франс де Вааль. Истоки морали: В поисках человеческого у
приматов // The Bonobo and the Atheist In Search of Humanism Among
the Primates. — М.: Альпина нон-фикшн, 2016. — 376 с
63. Франс де Вааль. Политика у шимпанзе. Власть и секс у приматов //
Chimpanze Politics: Power and Sex among Apes. — М.: Высшая школа
экономики (Государственный
(Политическая теория).
Университет),
2016. —
272 с. —
86
64. Франс де Вааль. Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме
животных? // Frans de Waal "Are We Smart Enough to Know How
Smart Animals Are?". — М.: Альпина Нон-фикшн, 2016. — 404 p
65. Хайнд Р. Поведение животных. Синтез этологии и сравнительной
психологии / под. ред. к.б.н. З. А. Зорина и к. б. н. И. И.
Полетаевой. — Москва: "Мир", 1975. — С. 707-708. — 855 с.
66. Хамори Й. Долгий путь к мозгу человека. – М., 1985.
67. Хесин Р. Б. Непостоянство генома. – М., 1984.
68. Холл К., Линдсей Г. Теории личности. – М., 1997.
69. Харрисон Дж., Уайнер Дж., Тэннер Дж., Барникот Н., Рейнолдс В.
Биология человека. – М.: Мир, 1979.
70. Хокинс Д., Блейксли С. Об интеллекте. М.: ООО "И. Д. Вильямс,
2007. — 240 с.
71. Холодная М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования.
2-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Питер, 2002 – 272 с.
72. Швырев В. С. Разум // Новая философская энциклопедия: в 4 т.
/ Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научноред. совета В. С. Стѐпин. 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль,
2010.
73. Шмидт-Нильсен К. Размеры животных: почему они так важны?:
Пер. с англ. — М.: Мир, 1987. — 259 с.
74. Шопенгауэр А. «Parerga и Paralipomena» в Собр. соч. в 6 томах, т. 4
(Терра – Книжный клуб, Республика, 2001).
75. Эстес К. «Бегущая с волками» (София, 2011).
76. Эрман Л., Парсонс П. Генетика поведения и эволюция. – М., 1984.
77. Abraham H. Maslow. Motivation and Personality Chapter 4, Instinct
Theory Reexamined.
78. Encyclopaedia Britannica. [Электронный ресурс] — Режим доступа:
URL: https://www.britannica.com/ (дата обращения: 27.03.18).
87
79. Snell 0., Das Gewicht des Gehirnes und der Hirnmantels der
Saugethiere
in
Beziehung
zu
deren
geistigen
Fähigkeiten,
Sitzungsberichte der Gesellschafl für Morphologie und Physiologie in
München, 7, 90-—94, 1891.
Simon Н. A. Models of Му Life (Basic Books, 1991); H. A.
80.
Simon. My Life Philosophy, в кн. M. Szenberg (ed.). Eminent
Economists (Cambridge University Press, 1992)
81.
Jerison H. J. Gross brain indices and the analysis of fossil
endocasts, in: Advances in Primatology, vol. 1: The Primate Brain (C. R.
Noback, W Montagna, eds.), pp. 225—244, New York, AppletonCentury Crofts, 1970.
82. Newman, James B. Psychological Theory // Bulletin of Psychological
Type,
Vol.
14,
№ 2,
Spring
1991.
(Реферативный
перевод Д. А. Лытова)
83. Fuzzy Thinking: The New Science of Fuzzy Logic. Hyperion. 1993.
84. Willems S. «L'Animal à L'âme» (Seuil, 2011).
88
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа