close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Толкачев Артем Сергеевич. Конституционно-правовые ограничения прав и свобод человека и гражданина в сфере обеспечения государственной охраны.

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Конституционноправовые основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в сфере
обеспечения государственной охраны».
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.04.01 Юриспруденция
Направленность (профиль) Суд, прокуратура, адвокатура
Студент: А.С. Толкачев
Научный руководитель: заведующий кафедрой национальной безопасности, д.и.н., доцент, В.И. Астрахан
Объем ВКР: 94
Количество использованных источников: 70
Ключевые слова: Конституция, принцип соразмерности, ограничение
прав и свобод, государственная охрана, национальная безопасность, общественная безопасность, соразмерность, Уполномоченный по правам человека.
Краткая характеристика ВКР: в данной выпускной квалификационной
работе рассмотрены вопросы ограничения прав и свобод человека и гражданина; рассмотрена система конституционных прав и свобод человека и гражданина; рассмотрено федеральное законодательство об ограничении прав и
свобод в целях обеспечения безопасности государства; дана оценка основаниям, порядку и формам ограничения прав и свобод человека и гражданина в
сфере реализации функций государственной охраны; раскрыт институт
Уполномоченного по правам человека в РФ и иные методы контроля за деятельностью органов государственной охраны.
По результатам проведенного исследования обоснованы выводы и
предложения, имеющие теоретическое и практическое значение.
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ …..………………………………………………………........8
1.
ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ И
СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА …..……………………………….15
1.1
Ограничения прав и свобод человека и гражданина как институт
конституционного права .....…………………………………………………….15
1.2
Система конституционных прав и свобод человека и гражданина,
гарантии их осуществления ...………………………………………………….34
1.3
Федеральное законодательство об ограничении прав и свобод че-
ловека и гражданина в целях обеспечения безопасности государства ...……42
1.4
Основные приоритеты национальной безопасности в системе
национальных интересов Российской Федерации .…………………………...50
2.
ОСНОВАНИЯ, ПОРЯДОК И ФОРМЫ ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ И
СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В СФЕРЕ РЕАЛИЗАЦИИ ФУНКЦИЙ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ОХРАНЫ ....…………59
2.1
Основания и порядок ограничения прав и свобод человека и
гражданина в интересах обеспечения государственной охраны …………….59
2.2
Формы ограничения прав и свобод человека и гражданина
в целях обеспечения государственной охраны ...………………………...……64
2.3
Контроль и надзор за деятельностью органов государственной
охраны в сфере обеспечения прав и свобод человека и гражданина ..……....72
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………..…………………………………….…………...82
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ ....………………...85
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность выпускной квалификационной работы заключается в
том, что в современных условиях проблема обеспечения национальной безопасности и правовые (законные) ограничения прав и свобод человека в Российской Федерации являются особенно серьезными и требуют наиболее пристального внимания. В свете событий последних лет проявляется новая тенденция в расстановке приоритетов: вопросы национальной безопасности
находятся на первом месте по общегосударственной важности, которые
неизбежно связаны с определенными ограничениями прав и свобод человека
и гражданина. Следует отметить, что исследование вопросов взаимосвязи
между государственной безопасностью и соблюдением прав человека в
первую очередь затрагивает рассмотрение личных прав человека и гражданина.
На протяжении большей части своей истории человечество признает
право совершать практически любые действия (включая значительные ограничения прав и свобод граждан) с целью сохранения независимости и целостности государства. Однако в начале ХХ века известный российский правовед В.М. Гессе выразил свое актуальное мнение о том, что полномочия
властных структур не должны выходить за пределы тех целей, ради которых
объявляется исключительное положение1.
Судья Конституционного Суда РФ Б.С. Эбзеев назвал соразмерность
допускаемых ограничений прав и свобод человека и гражданина конституционным целям таких действий, а также природе отношений человека и гражданина важнейшим условием, препятствующим опасности полного выхолащивания прав законодателем. Пределы ограничения прав и свобод человека
и гражданина определяются следующим принципом: в какой минимально
1
Гессен В.М. Исключительное положение. СПб., 1908. С. 101
необходимой мере это требуется для защиты конституционно значимых ценностей2.
Учитывая вопрос о рассмотрении проблемы ограничения прав, важно
помнить, что речь идет не об ограничении свободы (или равенства и справедливости) как содержания того или иного права, а об ограничении пределов и условий реализации этой свободы в данной сфере общественной жизни3. Следовательно, сама свобода не ограничивается как благо, предоставляемое тем или иным правом, а продолжительность, качество и полнота пользования ею4.
Степень научной разработанности проблемы заключается в том, что
порядок и основания ограничения конституционных прав и свобод человека
и гражданина при реализации функций государственной охраны представляет собой сложный объект научного анализа.
Одной из особенностей методологии их исследования является многоаспектность, а также новизна данной проблематики. Это потребовало анализа
многочисленных монографических и научных работ. Баглай В.В., Шевцов В.С., Гаджиев Г.А., Лапаев В.В., Бойченко Ю.А., Устинов В.С. и другие в
своих работах раскрывают методологические и научно-практические аспекты
изучения выбранной автором проблемы.
Цель исследования состоит в том, чтобы выявить, научно осмыслить
и проанализировать формально-юридическую и содержательную стороны
конституционных основ ограничения прав и свобод человека и гражданина
при реализации функции государственной охраны как части общей проблематики конституционного права.
2
Эбзеев Б.С. Ограничения конституционных прав // Теория и практика ограничения прав человека
по российскому законодательству и международному праву: Сб. научных трудов / Под ред. В.М. Баранова.
Н. Новгород, 1998. Ч. 1. С. 8
3
Для вторжения в сферу свободы, составляющей сущность и содержание права человека, в Конституции России используется термин «умаление права», закрепленный, в том числе, в ч. 2 ст. 55. Подробнее
см.: Лапаева В.В. Конституция РФ об основаниях и пределах ограничения прав и свобод человека и гражданина // Законодательство и экономика. – 2005. – № 1. – С. 15.
4
Беломестных Л.Л. Ограничение прав человека. – М., 2003. – С. 8, 9.
На основании поставленных целей в выпускной квалификационной работе решаются следующие задачи:
- в контексте рассмотрения теоретико-правовых основ ограничения
прав и свобод человека и гражданина охарактеризовать данный институт
конституционного права в качестве структурного элемента правового статуса
личности;
- содержательно охарактеризовать конституционно-правовые механизмы ограничения прав и свобод человека и гражданина в интересах обеспечения государственной безопасности, обосновать принципы и критерии, а также признаки ограничения;
- рассмотреть вопросы оснований и порядка, а также проблемы реализации ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина
при реализации функции государственной охраны;
- разработать основные направления совершенствования нормативной
базы в области реализации ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина при реализации функции государственной охраны.
Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере реализации функции государственной охраны и связанные с
ограничением прав и свобод человека и гражданина.
Предметом исследования является конституционно-правовой механизм ограничения прав и свобод человека и гражданина в интересах реализации функции государственной охраны в Российской Федерации.
Методы исследования: структурно-функциональный метод, диалектический метод, общенаучные- анализ и синтез, частноправовые- формальноюридический и сравнительно-правовой методы. Особое внимание уделяется
взаимосвязи между абстрактным и конкретным, общим, особенным и единичным.
Эмпирическая основа исследования включает Конституцию Российской Федерации и действующее законодательство о государственной охране,
относящееся к предмету исследования.
Положения, выносимые на защиту:
1.
Формально-юридической основой ограничения прав и свобод че-
ловека и гражданина являются положения ч.3 ст. 55 Конституции РФ, которая предусматривает возможность ограничения федеральным законом прав и
свобод человека и гражданина в той мере, в какой это необходимо в целях
защиты основ конституционного строя, здоровья, прав и законных интересов
других лиц, нравственности, обеспечения безопасности государства и обороны страны. Такая же возможность предусмотрена ч. 3 ст. 56 Конституции РФ
для условий чрезвычайного положения, но с существенными оговорками в
части прав и свобод, которые не подлежат ограничению. Однако эти конституционные нормы требуют глубокого научного осмысления, по результатам
которого возможна разработка конкретные критериев ограничения прав и
свобод граждан.
В этой связи показательным является мнение члена-корреспондента
РАН М.В. Баглая, который обращает внимание на то, что использованная в ч.
3 ст. 55 Конституции РФ формулировка «в той мере, в какой это необходимо» не является достаточно ясной и «порождает беспокойство в связи с возможностью слишком широкого толкования этого условия»5.
Постановка вопроса, таким образом, связана с обязательным выполнением условий:
- обеспечение разумной достаточности мер государственного принуждения в области ограничения прав и свобод человека. Имеется ввиду определение минимальной меры ограничений, допускаемой для достижения целей
во имя которых те или иные ограничения вводятся. В научной литературе
последнего времени не случайно активизировалось внимание на то, ограничительные меры должны быть адекватны обстоятельствам, на основе которых они применяются и не должны являться чрезмерными;
- второе условие является следствием первого, которое включает необходимость применения принципа соразмерности (пропорциональности)
5
Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2001. С. 167.
ограничения гражданских прав и свобод, в частности, при реализации функций государственной охраны.
2. Одна из основных проблем ограничения может быть выражена следующим образом: как устанавливаются критерии приемлемости ограничения
прав человека в целях обеспечения общественной безопасности? В литературе этот вопрос неоднократно поднимался. В частности, В. С. Устинов предлагает стандартную область, основанную на сбалансированное соотношение
целесообразности и законности при ограничении прав и свобод. В.А. Толстик
в качестве так называемых индикаторов определения степени ограничения
прав и свобод человека выделяет общеправовые принципы права в общем,
поскольку именно на них ориентируется законодатель при решении проблемы ограничения прав и свобод человека6. Наиболее оптимальной представляется совокупность следующих критериев:
- фактическая обоснованность;
- законность;
- главенство принципа приоритета прав и свобод.
3. Согласно общепризнанным нормам в отношении человека, его права
и свободы имеют наивысшую ценность, которые находятся под защитой
Конституции РФ, в тоже время под защитой основного закона находятся и
другие ценности в той мере, в какой они выступают в правовом обличье. В
каком-то смысле Конституция воплощает основные правовые ценности, такие как права и свободы человека, верховенство закона, справедливость и равенство, демократическое, федеративное, правовое и социальное государство; разделение властей, парламентская система; правовая экономика. Не
допускается замена одной ценности другой или ее умаление за счет другой
ценности.
6
Толстик В.А. Противоречия в понимании и практике ограничения прав и свобод человека и
гражданина // Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Ч. 1. С. 162.
В то же время конституционные ценности представляют собой системное единство и находятся в определенном иерархическом соподчинении. Через призму конституционных ценностей строятся отношения человека, его
права и свободы с одной стороны, и государства- с другой. В тоталитарном и
авторитарном обществе государство - это все, а личность ничто. В обществе,
основанном на верховенстве закона, не человек для государства, а государство для человека. Здесь находит выражение еще один конституционный
принцип– принципа гуманизма, который определяет иерархию конституционных ценностей (главным образом в контексте ограничений прав и свобод):
человек- общество- государство. На основе этого принципа и должна толковаться ч.3 ст. 55 Конституции РФ.
4. Элементом эмпирической основы исследования стала концепция системы классификации правовых актов Российской Федерации от 29 сентября
1999 года, в которой государственная охрана была определена как один из
аспектов обеспечения национальной безопасности7. Вместе с тем новой
Стратегией национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации 31 декабря 2015 года, в списке угроз национальной безопасности первое место присвоено «прямой или
косвенной возможности нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан». Исходя из этого, для
обеспечения безопасности объектов национальной защиты причины ограничения прав и свобод отдельных лиц и граждан должны быть связаны с ценностью и важностью этих объектов в глазах общества и конкретных людей.
Таким образом, так и только так будет обеспечено сохранение упомянутой
ранее иерархии конституционных ценностей.
5. Основными аспектами совершенствования нормативно-правовой базы в области ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина при осуществлении функции государственной охраны являются:
7
Концепция системы классификации правовых актов от 29.09.1999 // СПС КонсультантПлюс:ВерсияПроф.
- принятие и доработка новой редакции Федерального закона «О государственной охране», с учетом существующих положений действующего законодательства о национальной безопасности;
- систематизация нормативно-правовых актов местного значения (ведомственных), имеющих отношение к вопросам ограничения прав и свобод
отдельных лиц и граждан при осуществлении ими функций государственной
охраны, в виде консолидации;
- создать единый классификатор нормативно-правовых актов различной юридической силы, относящийся к предмету указанной темы, и на этой
основе - создать единую базу правовой информации в рамках ведомства, а
при необходимости и на межведомственном уровне.
Структура выпускной квалификационной работы. Данная работа состоит из введения, двух глав, включающих семь параграфов, заключения, списка использованных источников
Глава 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОГРАНИЧЕНИЯ
ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА
1.1
Ограничение прав и свобод человека и гражданина как
институт конституционного права
После того, как Конституция Российской Федерации политизировала
(то есть формально подтвердила, придав правовую силу) основные и признанные права человека, теоретическое понимание ее соответствующих положений стало одной из областей научных исследований в области общей
правовой теории и особенно формирующейся доктрине действующего права.
Однако в большом количестве публикаций о правах человека и гражданских
правах уделено слишком мало внимания к острым и болезненным темам, таким как вопрос об ограничении этих прав, является непропорциональным.
Кроме того, авторы описывают неотъемлемые права человека как одну
из самых высших ценностей цивилизации, в какой-то степени легко и между
делом посредственно говорят о том, что согласно части 3 ст. Статьи 55 Конституции Российской Федерации, эти конституционные права могут быть
ограничены федеральным законом, еще и с огромным кругом оснований. Недостаточно разъясняются причины, основания и пределы ограничения основных прав и свобод человека и гражданина федеральным законом и практикой конституционного правосудия. Хотя Конституционный Суд Российской Федерации прилагал все усилия для развития правового статуса, учитывающего сложность этого вопроса, нельзя сказать, что существует достаточно последовательная и стабильная защита прав, закрепленных в Конституции
Российской Федерации, а также иных общепризнанных прав и свобод человека от произвольного нарушения их свободы со стороны федерального законодателя.
Формирование надлежащей правовой позиции Конституционного Суда
Российской Федерации по ограничению основных прав и свобод изначально
осложнялось тем, что в тексте Конституции Российской Федерации содержались не вполне корректные положения с точки зрения нормативной и формально-правовой юридической логики построения нормативного материала.
Конституционный суд Российской Федерации (как и любой другой суд) должен быть осторожным, чтобы не учитывать недостатки нормы Конституции,
а должен обратить внимание на поиск правильной интерпретации ее неотъемлемого юридического значения, что более соответствует правовому духу
всей Конституции, и тексту конкретной правовой нормы. В отличие от судебного толкования, научные исследования в соответствии с Конституционным законом направлены на оценку качества соответствующих нормативных
материалов, определение причин их несовершенства и разработку методов
преодоления недостатков в законодательной и правоприменительной деятельности. Только на этой основе можно будет сделать адекватную теоретическую интерпретацию существующего закона, который можно применять в
судебной практике и сформировать эффективную законодательную политику, ведущую к разработке правовых принципов общественной жизни. С точки зрения такого подхода я хотел бы рассмотреть положения Конституции
Российской Федерации в отношении ограничений прав и свобод человека и
гражданина, судебная интерпретация которых вызвала наибольшие трудности.
Во-первых, следует отметить, что термин «ограничение прав и свобод»
в Конституции Российской Федерации представляет собой различные концепции. Так, в соответствии с ч.3 ст.55 «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». В тоже время согласно ч.1 ст.56 «в
условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и
защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод
с указанием пределов и срока их действия». Таким образом в первом случае
говорится, что при условии нормального режима системы правового регулирования, не связанного с введением чрезвычайного положения, федеральный
закон может ограничивать любые права и свободы, не устанавливая для таких ограничений временные пределы, во втором случае ограничения прав и
свобод человека и гражданина допускаются лишь в условиях чрезвычайного
положения (введенного в соответствии с Федеральным конституционным законом от 30 мая 2001г. № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении»8) только в
заданных пределах и только на определенный период времени. В то же время, согласно ч.3 ст.56 Конституции РФ, далеко не все права и свободы человека и гражданина подлежат какому- то ограничению (согласно терминологии, которая вкладывается в ст.56). Судьи Конституционного суда анализируя положения Конституции РФ, в которых содержится термин «ограничение прав» были вынуждены охарактеризовать их двусмысленность как богатое содержание обозначаемых им понятий9. Но, на самом деле, хорошо известно, что использование одного и того же термина в нормативном акте является дефектом юридической техники. В этом случае мы имеем дело с недостатками в конституционном тексте, что создает серьезные проблемы для его
толкования.
Однако с точки зрения защиты прав человека и гражданина Российской
Федерации проблема возникает не столько потому, что термин в тексте Конституции РФ неоднозначен (эта проблема решается систематическим толкованием конституционного текста), сколько вызвана формулировкой ч. 3 ст.
55, допускающая закону ограничивать основные права и свободы по большому кругу оснований и причин, но нет никаких четких указаний на конституционные пределы таких ограничений. В этой связи приведу высказывание
судьи Конституционного Суда Российской Федерации Г. А. Гаджиева отно8
Федеральный конституционный закон от 30.05.2001 № 3-ФКЗ (ред. от 03.07.2016) "О чрезвычайном положении" //Российская газета
9
Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. М.,
2005. С. 230
сительно права на свободу экономической деятельности. «Основные экономические права, даже если они не содержат оговорки о возможности ограничений, - писал он, - могут быть ограничены путем принятия федерального закона (ст.55, ч.3 Конституции РФ). Поскольку основные права не содержат
указаний по возможным пределам ограничений, а только лишь указывают на
закон, возникает справедливый вопрос относительно интенсивности различного рода вторжений в сферу прав и свобод человека и гражданина.
В конце концов, законодатели могут формально ограничивать то или
иное основное право в какой-либо степени, тем самым разбавляя его содержание. Предвидя подобные угрозы, Конституционный Суд Российской Федерации попытался использовать несколько принципов в своих решениях по
установлению конституционной правовой защиты и обеспечению баланса
между государственными и частными интересами.
С этой целью суды используют концепцию субъективного конституционного содержания, а это означает, что законодательные ограничения в области экономической свободы не должны быть чрезмерными, тем самым выстраивая стандартную систему критериев о пределах вторжения10.
Из предыдущего высказывания создается впечатление, что в тексте
Конституции Российской Федерации нет никаких указаний на возможные
пределы ограничений прав и свобод федеральным законом, следовательно,
законодатель имеет право ограничить эти права в любом объеме. Только
применение Конституционным Судом принципа соразмерности для разрешения дел, связанных с ограничением прав, а также использование им для
оценки законодательных ограничений понятия основного содержания конституционного права, позволяет избежать чрезмерных ограничений этих прав
федеральным законом.
Таким образом, оказывается, что Конституционный суд, выполняя
функции конституционного законодателя, восполняет своими решениями
пробелы в Конституции РФ, без опоры на соответствующие конституцион10
Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики. М., 2004. С. 75
ные нормы. В то же время — это не так. В рассматриваемом нами случае суд
оценивает ограничения, установленные федеральным законом, основных
прав с точки зрения принципа соразмерности(пропорциональности) и сохранения основного содержания конституционных норм, только раскрывая
смысл соответствующих положений Конституции. Что касается принципа
соразмерности, он, как известно, содержится ч.3, ст. 55. Ситуация не столь
очевидна: сам Конституционный Суд не претендует на основное содержание
конституционных прав, но содержится в «конституционном» тексте его толкования.
Согласно тому, что по толкованию ч. 3 ст.55 Федеральный законодатель может ограничить конституционные права почти в любом объеме, вызвало широкий интерес и распространение в научной и учебной литературе11.
На мой взгляд, это возможно из-за юридических ошибок в формулировке ч. 3
ст. 55, причина в том, что положения п. 2 ст.29 Всеобщей декларации прав
человека и иных основанных на ней норм международно-правовых актов были прочитаны неправильно. Следствием может являться то, что при осуществлении своих прав и свобод человек может подвергаться ограничениям,
которые установлены законом, напрямую вовсе не следует, что закрепленные
в Конституции основные права и свободы могут быть ограничены федеральным законом. Дело в том, что, когда государства-члены Организации Объединенных Наций приняли Всеобщую декларацию прав человека в 1948 году, конституционное продвижение основных прав и свобод отдельных лиц и
граждан все еще находится в зачаточном состоянии. Только после 1948 года
подавляющее большинство новых национальных конституций содержало
список основных фундаментальных прав на воспроизведение положений Декларации12. В то время принцип Декларации, «Все должны подчиняться
ограничениям, установленным законом», не включал тот факт, что конститу11
Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина. М., 1997. С. 170-171; Права человека: Учебник для вузов / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 1999. С. 103
12
Карташкин В.А., Лукашева Е.А. Вступительная статья к книге "Международные акты о правах
человека". М., 1998. С. XV
ционные права были ограничены действующими законодательными нормами. Здесь используется общий смысл слова «закон». В то же время не считалось, что позитивные права на высшем законодательном уровне могут быть
ограничены более низким уровнем нормативных актов. Если основные права
закреплены в национальной конституции, ограничения в отношении этих
прав должны определяться самой конституцией. Текущее законодательство
может лишь конкретизировать эти конституционные ограничения (которые
можно, вслед за Б. С. Эбзеевым, назвать имманентными пределами прав и
свобод)13, не выходя за их рамки. Только в этом смысле можно сказать, что
конституционные права свободы человека могут быть ограничены федеральным законом.
В этой связи очень важно, что, например, в принятой в 1949 году Конституции ФРГ формулировка из п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека о том, что основные права могут быть ограничены законом, была воспроизведена с очень существенными оговорками. Так в ст. 19 Конституция
Федеративной Республики Германии обращают на себя внимание на два момента. Во-первых, это указание на то, что «какое-либо основное право может
быть ограничено законом или на основании закона», только в пределах,
установленных самой Конституцией (часть 1, статья 19), а вторым моментом
является положение о том, что «существо содержания основного права ни в
коем случае не может быт ограничено »( часть 2, статья 19). Принципиально
важное понятие «существо содержания основного права», которое приводится здесь, подчеркивает ограничения, налагаемые федеральным законом на
другие положения Конституции ФРГ. Эти положения показывают содержание конкретных прав, устанавливающих конституционные ограничения, в
рамках которых может действовать федеральный законодатель.
Конституция Российской Федерации не предусматривает, что только
лишь те права, которые включены в сам текст Конституции РФ могут быть
ограничены только федеральным законом, и нет никаких указаний на то, что
13
Эбзеев Б. С. Указ. соч. С. 231
содержание основного конституционного права не может быть ограничено
федеральным законом. Однако, это не означает, что текст Конституции РФ
не содержит препятствий, мешающих федеральным законодателям произвольно ограничивать права и основные права и свободы человека и гражданина. В общем эти препятствия определяются ограничениями, присущими
осуществлению прав, которые содержатся в тексте Конституции. В целом
ограничения, присущие осуществлению прав, определяются принципом
формального равенства в области прав человека и гражданских прав и свобод, а затем конституционными гарантиями против злоупотребления этими
правами и свободами.
Основным универсальным принципом, применимым к любому праву
основанием для определения пределов его реализации (и в смысле- ограничения), - является принцип формального равенства, который выражает сущность права как особого социального явления14. Несколько статей Конституции РФ15 прямо или косвенно заявляют о равенстве прав человека и гражданских свобод. Относительно содержания этот принцип описан в ч.3 ст. 17,
в котором говорится, что «осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Эта позиция восходит к знаменитому «золотому правилу» нормативной регуляции, воспринятому христианством из греко-римской правовой мысли: все, что вы делаете
вместе, делайте это с вами». Другими словами : «И так, во всем, как хотите,
чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними»16. По другому
говоря это звучит как: «Не поступайте по отношению к людям так, как вы не
хотели бы, чтобы люди поступали по отношению к вам». В правовом подходе эту формулу можно трактовать так, что индивид может осуществлять свои
права в тех пределах, в которых не нарушаются аналогичные права других
лиц. Таким образом получается, что здесь сформулирован, по сути дела,
14
Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1999. С. 17-31
Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий / Под ред. В.А. Четвернина. М.,
1997. С. 104.
16
История политических и правовых учений. Древний мир / Отв. ред. В.С. Нерсесянц. М., 1985. С.
334
15
принцип формально-юридического равенства, а это в свою очередь означает,
что ни у какого человека не может быть каких-либо привилегий перед другим человеком в правовой сфере. Этот принцип определяет самые общие
пределы правового регулирования, а именно осуществление прав и свобод.
Другими конституционными причинами законодательного ограничения прав и свобод, являются гарантии против злоупотребления правами и
свободами со стороны их носителей, в соответствии с Конституцией РФ.
Наиболее понятно и четко они сформулированы в ч.5 ст.13, в ч.2 ст. 29, в ч.2
ст. 34, где установлены соответствующие правовые запреты. Косвенным образом гарантии против злоупотребления правами и свободами вводятся в тех
случаях, когда конституционный законодатель говорит о том, что граждане
имеют право собираться мирно, без оружия (ст. 31), что владение, пользование и распоряжение природными ресурсами осуществляются свободно, если
это не наносит ущерба окружающей среде (ч. 2 ст. 36), и т. д. В некоторых
нормах в качестве дополнительных гарантий против злоупотребления со стороны носителей конституционных прав и свобод выступают указания на то,
что действовать можно только законным способом (ч. 4 ст. 29 и ч. 1 ст. 34).
Поэтому, когда мы говорим, что основные права могут быть ограничены федеральным законом, мы должны четко понимать, что такие ограничения не могут выходить за рамки применения прав и свобод, предусмотренных Конституцией РФ. Это означает, что они:
1)
не должны нарушать принцип равенства субъекта этих прав;
2)
не должны вводить дополнительные гарантии против злоупо-
требления правами, а могут только конкретизировать те гарантии, которые
предусмотрены Конституцией РФ.
Если мы рассмотрим норму ч.3 ст. 55 с той точки зрения, что положение о том, что «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в
целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав
и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасно-
сти государства» не является перечнем самостоятельных причин и оснований
для ограничения основных прав и свобод законом, а как дополнительное
препятствие на пути произвольного вторжения федерального закона в компетенцию конституционного законодателя. что основные права могут быть
ограничены федеральным законом, сфера действия которого уже очерчена
конституционными пределами осуществления прав, только в указанных целях и только соразмерно этим целям17.
Наконец, в Конституции Российской Федерации существует еще одна
очень важная (и, возможно, самая важная) статья, которая запрещает федеральным законам произвольно вторгаться в основные права и свободы. Мы
говорим о норме ч.2, ст. 55, согласно которой, «в Российской Федерации не
должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы
человека и гражданина». Эта норма заслуживает подробного анализа вопроса
о умалении прав. Фактически, в отечественной правовой науке и практике, в
вопросах соотношения таких понятий как «ограничение прав» и «умаление
прав» существует реальная путаница. Достаточно того, что любая открытая
дискуссия о каком-либо сколько-нибудь заметном сокращении объема установленных действующим законодательством прав обычно идет в разных
направлениях. С одной стороны, права человека и гражданина прав и свобод
могут быть ограничены федеральными законами для защиты конституционного строя. С другой стороны, не должно быть закона, который умаляет права и свободы. В этом случае мы не можем сказать, что существует противоречие между ч.2 ст.55 и ч.3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, так
как используются разные термины, и их содержание не содержится в Конституции. Поэтому правильная интерпретация этих понятий зависит от как
можно более точного толкования.
Конституционной суд выработал позицию по этому вопросу еще в
1995 году, которая звучит следующим образом: «Ограничения прав допустимы в строго определенных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской фе17
Права человека: Учебник для вузов / Под ред. Е.А. Лукашевой. С. 103
дерации целях, не могут толковаться расширительно и не должны приводить
к умалению других гражданских, политических и иных прав, гарантированных гражданам Конституцией и законами Российской Федерации»18. Важно
отметить, что суд не поднимал вопрос о соотношении понятий ограничения
прав, поскольку, когда дело доходит до ограничения одного права, он основывается на невозможности умаления другого. В то же время взаимосвязь
этих понятий должна быть раскрыта по отношению к одному и тому же праву. В юридической литературе мнения универсальны. В юридической литературе получила распространение точка зрения, согласно которой понятие
«умаление прав» тождественно понятию «необоснованное ограничение»
объема или действия этих прав по кругу лиц, во времени, сокращение гарантий или усечение механизмов их правовой защиты и т.п.19
В правовой позиции Конституционного Суда РФ выработанной по
этому вопросу выражена позиция о том, что ограничения, налагаемые федеральным законом, не должны затрагивать саму сущность конституционного
права, что приводит к потере его фактического содержания. Следует отметить, что Суд принял эту позицию не сразу. В 1993 году, когда Конституционный суд впервые обратил внимание на проблему этого вопроса, он предложил следующую правовую позицию: ограничения основных прав и свобод
«возможны только на основании закона, в предусмотренных Конституцией
целях и лишь в пределах, необходимых для нормального функционирования
демократии». В 1996 году Суд ввел принцип соразмерности ограничения
прав и свобод, но применение этого принципа не изменило сути проблемы:
Конституционный суд по-прежнему считал, что федеральный закон может
без каких-либо оговорок ограничить основные права и свободы для обеспечения защиты прописанных в ч.3 ст.55 публичных интересов, если при этом
соблюдается принцип соразмерности между значимостью целей, на защиту
18
Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации. М., 2003. С.
166-167
19
Комментарий к Конституции РФ / Под ред. В. Д. Карповича. М., 2002. С. 380
которых они направлены, и мерой таких ограничений. Сформулированная
Судом правовая позиция звучит: «...принцип соразмерности ограничения
прав и свобод... означает, что публичные интересы... могут оправдывать правовые ограничения прав и свобод, если они адекватны социально оправданным целям». В 1998 году суд подтвердил ту же позицию и заявил в своем
постановлении, что установление санкции «ограничивающей конституционное право, должно: быть соразмерно конституционно закрепленным целям»20.
Стоит отметить, что в 2003 году, рассматривая вопрос о правах журналистов при комментировании избирательной компании высказывать свое
отношение к ней, Конституционный суд выразил свою позицию в этом отношении, и в основном уточнил (и изменил) свой предыдущий подход по
этому вопросу, пополнив свою правовую позицию следующим: «...в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить
ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и
приводило бы к утрате его реального содержания; ...публичные интересы,
перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации,
могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие
ограничения... не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм...». Как мы видим, решение
описанных здесь проблем сильно отличается от предыдущей правовой позиции Суда.
Это касается главным образом косвенного указания на то, что только
в некоторых случаях (то есть не во всех) конституционные нормы позволяют
законодателю вводить ограничения на закрепленные ими права. Еще одна
важная новизна правовой позиции, рассматриваемая Конституционным Судом, является указание на то, что само существо того или иного права не может быть нарушено и приводит к потере его истинного содержания и что об20
Лазарев Л.В. Указ. соч. С. 164-168
щественные интересы могут оправдать правовые ограничения прав и свобод,
только если при этом не ограничиваются пределы применения основного содержания конституционных норм. Предлагая эту правовую позицию, Конституционный суд не раскрыл логику своих рассуждений, которая указывает
на то, какие положения Конституции РФ подвержены возможности такой
правовой конструкции. По моему мнению, его фундамент находится ч.2
ст.55, предусматривающий запрет на умаление прав и свобод человека и
гражданина. В конце концов, когда конституционный законодатель говорит,
что невозможно умалять то или иное основное право, это означает саму суть
права (то есть его основное содержание). Другой причиной этого правовой
позиции является ст.2 Конституции РФ, согласно которой права и свободы
человека являются высшей ценностью.
Правовое положение Конституционного суда по вопросу о пределах
ограничений конституционных прав федеральным законодателем является
важным шагом на пути к формированию соответствующих правовых доктрин, которые, в свою очередь, могут служить теоретической основой для
эффективной защиты прав и свобод отдельных лиц и граждан Российской
Федерации. Применение этой позиции на практике21 позволит накопить опыт
для раскрытия основного содержания конституционных прав и свобод и будет обеспечивать надежные гарантии для неправомерных ограничений федеральным законодателем, умаляющим основное содержание этих прав и свобод.
Само появление такой правовой позиции является важной гарантией
защиты нарушенных федеральным законодателем прав даже несмотря на
трудности, связанные с реализацией на практике правовой позиции Конституционного Суда РФ. По мере решения конкретных споров о праве Суд сможет накопить тот необходимый опыт, который поможет в раскрытии основ21
Пункт 3 и п. 3.3 мотивировочной части постановления Конституционного Суда РФ от 1 февраля
2005 г. № 1-П "По делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 3 и пункта 6 статьи 47 Федерального закона "О политических партиях" в связи с жалобой общественнополитической организации "Балтийская республиканская партия"
ного содержания конституционных прав и свобод и получится создать механизмы защиты прав и свобод от неправомерного их умаления федеральным
законодателем.
Вопросы о пределах реализации прав человека и гражданина, а также
возможности и критерии их ограничения являются актуальными аспектами
проблем регулирования, реализации и защиты закрепленных в Конституции
РФ прав человека и гражданина. Так для развития государственно-правовой
практики и формирования доктрины конституционного права имеет место
надлежащее их решение.
В настоящее время проблема ограничения конституционных прав и
свобод является поводом для дискуссий среди экспертов и политиков, которые занимаются этим вопросом на практикующем уровне. Необходимость
ограничений обусловлена, прежде всего, растущей угрозой международного
терроризма и часто связана с либеральным кризисом, характерным для всего
международного сообщества. Конкретные аргументы России сводятся к разрыву между правами и свободами, гарантируемые Конституцией, и социальной практикой, в которой права и свободы не могут быть реализованы. Поэтому делается вывод о том, что более справедливо и выгоднее ограничивать
определенные права для приспособления их к реальному уровню правового
развития общества. Я думаю, что эти два аргумента неустойчивы с политической и юридической точек зрения.
Оставим в стороне конституционные и правовые аспекты этого вопроса
и рассмотрим, возможно ли ограничить права и свободы людей и граждан,
содержащихся в Конституции Российской Федерации, политическими удобствами, которые явно доминируют в дискуссиях последних лет.
Во-первых, следует отметить, что международное сообщество, которое
ограничивает конституционные права и свободы под давлением террористических угроз, любит преувеличивать и сильно отличается в законодательстве.
Что касается западных демократически развитых стран, то по мере развития
определенных событий они смогут (с учетом возникающей реальности) дать
некоторые разъяснения о масштабах и характере своих прав и свобод относительно своей Конституции, поскольку они знают, что эти права и свободы
тесно связаны с ними и основы либеральной демократии никуда не денутся.
Но, к сожалению, в России, если правительство считает, что оно идет по пути
ограничения основных прав и свобод, ни национальные законы, ни общественные механизмы не могут поддерживать административную власть в
пределах досягаемости нашей, в целом, либерально-демократической Конституции. Ни парламент, в котором партия имеет конституционное большинство, тесно связанное с исполнительной властью, ни общество, которое еще
не развилось и политически не структурированно, этого не могут сделать. У
нашего общества нет эффективного механизма воздействия на власть. Поскольку нынешние российские партии выражают не интересы общества в целом, а скорее интересы власти в обществе. Без должной организованной общественной поддержки система правосудия будет находиться под невыносимым давлением в этой ситуации и не сможет противостоять давлению исполнительной и законодательной власти.
Что касается ограничений на осуществление прав, они подробно описаны в в ч.3 ст.17 Конституции Российской Федерации. Говорится: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права
и свободы других граждан». Поэтому здесь, по существу, формируется принцип формально-правового равенства, что означает у одного гражданина не
может быть никакой привилегии по отношению к другому гражданину. Этот
принцип определяет ограничения правового регулирования, а именно ограничение осуществления основных прав и свобод.
Важно подчеркнуть, что юридические правила, описанные в этом
принципе, применимы только к ситуациям, в которых разные люди используют одно и то же право. На основе принципа формально-правового равенства можно сказать, что право на жизнь человека не должно нарушать право
на жизнь другого. Право участвовать в управлении государственными делами гражданина не должно нарушать аналогичные права другого гражданина.
Когда же заявляют, что право человека на свободу выражения не должно
нарушать право на достоинство других лиц, проблема переходит на другой
уровень: она не определяет пределы осуществления прав, а запрещает злоупотребление правом в рамках пределов реализации конкретных прав. В первом случае правовой принцип предусматривает ограничение распределения
прав между двумя субъектами, которые соблюдают закон, а второй устанавливает, что установленные права не должны быть нарушены: право одного не
должно нарушать достоинства других лиц (если такие нарушения происходят). Тогда свобода выражения мнений или целостность прав человека могут
использоваться в качестве оправдания.
Поэтому популярный аргумент в настоящее время состоит в том, что
определенные права и свободы человека и гражданина могут ограничиваться
для защиты других прав и свобод как возможное злоупотребление правами и
подпадать под сферу действия преступления (то есть нарушения прав). Можно сказать, о допустимости ограничений прав и свобод для предотвращения
угрозы терроризма, но нельзя утверждать, что, поскольку на практике невозможно добиться определенных ограничений прав, можно компенсировать,
предоставив другие права более полно. Эти идеи выходят за рамки правовой
логики. Предпосылка правового подхода заключается в защите и восстановлении нарушенного права, вместо того, чтобы заменить одно право другим. В
конце концов, правовые нормы содержат санкции за нарушения закона, а не
приоритет нескольких прав, который дает возможность другому праву заменить нарушенное право равноценным.
Более того, когда говорят о возможности ограничения конституционного права для защиты других, означает, что касаемо основных прав и свобод
отдельных лиц и граждан есть определенная степень приоритетности. Разумеется, с точки зрения правового понимания естественной правовой формы
Конституции РФ права человека являются естественными и неделимыми, а
приоритет связан с гражданскими правами. Однако Конституция РФ не устанавливает четкого различия между правами человека и гражданскими права-
ми, в том числе по вопросу об ограничениях на права и свободы в чрезвычайных ситуациях. Таким образом, в ч.3 ст. 56 список прав, которые не ограничены в чрезвычайной ситуации, включает только права человека. Стоит
отметить, что здесь не все права указаны. В чрезвычайном положении право
граждан на участие в управлении государственными делами или неприкосновенность частной жизни лиц может быть ограничено, что не означает, что
эти права амортизируются по сравнению с другими правами, но это означает,
что эти права могут быть препятствовать существованию конституционного
строя и затруднять обеспечение безопасности в чрезвычайном положении.
Кроме того, нельзя сказать, что Конституция РФ устанавливает первичные и
вторичные права, связанные с нормальными обстоятельствами (то есть в отсутствие чрезвычайной ситуации). Очевидно, что в этом случае нельзя сказать, что, например, право граждан участвовать в управлении государственными делами имеет приоритет над правом на жизнь людей.
Конечно, если речь идет не об основных правах человека и гражданина,
содержащихся в Конституции Российской Федерации и общепринятых международно-правовых нормах, то невозможность осуществления этих прав на
практике могла быть использована в качестве основы для отмены закона, в
силу его социальной неадаптированности. Но даже в этом случае это не право человека на его замену, а обычный процесс изменения правового регулирования. Эта логика не соответствует основным правам и свободам людей и
граждан, поскольку все они в равной степени гарантированы действующей
Конституцией РФ, дух и буква которой не позволяют отказаться от какоголибо права. Мы можем говорить только о временных (ситуативных) ограничениях определенных прав во время чрезвычайного положения.
Исходя из вышесказанного, можно сказать, что единственный аргумент, заслуживающий анализа ограничений в пользу прав и свобод связан с
возникновением террористических угроз. Понятно, что угроза терроризма
может быть достаточным поводом для таких ограничений. Однако совершенно очевидно, что никакая террористическая угроза не может использо-
ваться в качестве основы для ограничения основных прав, не все права могут
быть ограничены, и возможные ограничения должны осуществляться в рамках определенного срока и времени. Данные вопросы требуют специальных
юридических требований, которые в соответствии со ст. 56 Конституции РФ
могут быть установлены в чрезвычайном положении через федеральный конституционный закон. Согласно этому закону, чтобы гарантировать безопасность граждан и защищать конституционный строй, определенные ограничения могут быть наложены на определенные права и свободы, введенные в
определенных пределах и в течение ограниченного срока действия (ч.1
ст.56). Так, в соответствии с ч.3 ст. 56 ограничение в отношении определенных прав и свобод запрещается при условиях введения чрезвычайного положения. В то же время речь идет не о некоторых «приоритетных» правах и
свободах, а о таких правах и свободах, реализация которых в чрезвычайном
положении не представляет угрозы для безопасности граждан и основ конституционного строя. Поэтому Конституция Российской Федерации допускает ограничения на свободу выражения мнений в таких условиях (ст. 29), но
сохраняет свободу совести (ст. 28). За рамками этого закона любое ограничение основных прав и свобод под предлогом защиты от терроризма является
нарушением этих прав и свобод и является произвольным.
Стоит отметить, что сторонники тезиса о том, что определенные права
и свободы человека и гражданина могут быть ограничены с целью защиты
других прав и свобод, не связывают предположения с введением чрезвычайного положения. Говоря о возможности ограничения прав, они (прямо или
косвенно) не ссылаются на ст. 56, а скорее на ч.3 ст. 55 Конституции РФ, которая в свою очередь гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут
быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны
и безопасности государства». Если сократить текст без утраты его юридического значения, возможно упростить его до следующей логичной интерпре-
тации: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены для
защиты прав других лиц, а также для защиты основ конституционного строя,
обеспечения обороны страны и безопасности государства». Поэтому они
пришли к выводу, что определенные права и свободы могут ограничиваться с
целью защиты других прав и свобод. Однако этот вывод неверен. По смыслу
ч.3 ст.17 Конституции РФ, а именно что права одних могут быть ограничены
для защиты равнозначных по содержанию прав и свобод других, что требует
определения в федеральном законе пределом реализации прав и свобод.
Если мы будем придерживаться иной точки зрения в толковании этого
положения и считать, что это право может быть ограничено с целью защиты
другого права, тогда мы столкнемся с проблемой установления приоритетов
в системе основных прав и свобод. Помимо этого будет затруднительно связать правовой смысл этого положения со смыслом других статей Конституции РФ, в частности со ст. 56. Затруднительно толкуется тот факт, что ограничение прав и свобод, которое основывается на обеспечении безопасности
граждан может вводиться только лишь при условиях введения чрезвычайного положения в строго заданных пределах и сроке и лишь в соответствии с
федеральным конституционным законом, а ограничения которые направлены
на защиту конституционного строя, прав и законных интересов, нравственности и здоровья, обеспечения обороны страны могут вводиться федеральным законом без ограничений.
Одним последовательным с правовой точки зрения подходом к интерпретации данного положения является толкование содержания ч.3 ст.55 как
ситуативно-целевой конкретизации ч.3 ст. 17 Конституции РФ. Согласно
этой трактовки, основной смысл ч.3 ст. 55 может быть выражен так: права
отдельных лиц могут быть ограничены с целью защиты прав других лиц того
же содержания. Это означает, что дело здесь не в том, чтобы ограничить основные права и свободы, а определить пределы правового регулирования,
основанные на принципе формального равенства. Поэтому термин «ограничение прав и свобод» используется в ст. 55 в другом смысле, в отличии от
ст.56 Конституции РФ. Можно также сказать о других нормах, касающихся
Конституции РФ. Например, норму ч.2 ст.19 можно рассмотреть как конкретизацию принцип формального юридического равенства. Согласно положению данной нормы запрещается ограничивать любые формы гражданских
прав по соображениям социальной, расовой, этнической принадлежности,
языка или религиозных убеждений. Очевидно, что это положение не только
запрещает ограничение определенных прав по вышеизложенным причинам,
но также запрещает неравенство и привилегию определенных лиц перед другими при пользовании одного и того же права, тем самым усиливая положение ст.19 о гарантии равенства перед судом и законом.
Другое (третье) значение содержится в тех статьях Конституции Российской Федерации, где ограничение прав означает, что их владельцы не
подлежат злоупотреблениям этими правами. Это особенно относится к ст.25
Конституции Российской Федерации, в которой говорится, что «никто не
вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как
в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения». Когда эта норма интерпретируется как законодательное ограничение естественного права на неприкосновенность жилища22. Этот подход
противоречит смыслу ч.1 и 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации. Согласно этой статье, неприкосновенность жилища может быть ограничена для
обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя (поскольку в ч. 3 ст. 56 не указывается перечень прав, подлежащих ограничению), но только в соответствии с федеральным конституционным законом,
предусматривающим ввод чрезвычайного положения в определенных пределах и на определенный период времени. Поэтому мы не можем что в ст. 25
(как в некоторых подобных случаях) мы говорим об неотъемлемых правах,
которые ограничивают неприкосновенность жилища. Смысл этой нормы не
соответствует логике ч. 3 ст. 17 или ч. 3 ст. 55, где поясняется об ограниче22
Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий / Под ред. В.А. Четвернина. М.,
1977. С. 38
ниях правового регулирования на основе формального равенства. Очевидно,
что в этом случае ст. 25 содержит гарантию, направленную на противодействие злоупотреблением правом на неприкосновенность жилища со стороны
субъекта этого права. Такая гарантия, предусмотренная настоящей статьей, это возможность проникновения в жилище против воли человека, который
там живет. В то же время, в качестве гарантии против нарушения права на
неприкосновенность жилища со стороны правоохранительных органов ст. 25
поясняет, что Действия этих органов должны основываться либо на федеральном законодательстве, либо на судебных решениях.
В этом случае федеральный закон не содержит ограничений на неотъемлемые (естественные) права, закрепленные в Конституции, но ограничивает только злоупотребление этим правом и его запрет на нарушение прав других (система запрета). Поэтому ясно, что в соответствии с федеральным законом, если преступник скрывается в жилище, в котором удерживается заложник, неприкосновенность жилища может быть нарушена. Строго говоря,
в данном случае речь идет не об использовании права о неприкосновенности
жилища. В конце концов, нельзя сказать, что те, кто уклоняются от сил правопорядка в своем доме, оставляют за собой право быть неприкосновенности
жилища при нормальном использовании этого права. Поскольку эта ситуация
выходит за рамки обычного использования права неприкосновенности жилища, ее следует рассматривать по-другому: взаимосвязь между неприкосновенностью заложника и личной неприкосновенностью лица, использующего
жилище в незаконных целях.
Согласно Конституции, неприкосновенность жилища означает нормальный способ использования этого права по назначению. В этом случае
право человека на жилье может быть «ограничено» для защиты аналогичных
прав другого лица. Поэтому при определенных условиях можно считать, что
он легально проникает в квартиру без владельца, например, если вода из незакрытого крана топит соседей, нарушая их права на неприкосновенность
жилища. Здесь речь скорее идет об очерчивании пределов использования
права в соответствии с принципом правового равенства.
«Ограничение прав» также имеют то же значение и в других статьях
Конституции РФ. К примеру, в ч. 2 ст. 23, гарантирующей, что ограничение
права на тайну телефонных переговоров, личную переписку и т.д. допускалось только на основе судебных решений. Цель этого правила заключается не
в определении масштабов и характера соответствующих ограничений прав, а
в обеспечении того, чтобы судебный процесс выявлял злоупотребления этими правами. Важно, что ч. 2 ст. 23 гарантирующая права, может быть ограничена введением чрезвычайного положения.
1.2
Система конституционных прав и свобод человека
и гражданина, гарантии их осуществления
В конституционном праве права и свободы человека и гражданина традиционно делятся на три категории:
1) Личные;
2) Политические;
3) Социальные, экономические и культурные.
Эта классификация помогает уточнить относительную целостность
прав и свобод каждой группы. В Российской Конституции эта группировка
не проста, но в изложении заметно, что эти права сгруппированы по указанным основаниям.
Эта классификация является достаточно условной, поскольку индивидуальные права могут быть в основном распределены между различными
группами. Например, свобода слова также может быть связана с личными и
политическими правами. Все права и свободы неразделимы и взаимосвязаны,
поэтому любая классификация является условной.
Личные права и свободы включают: право на жизнь, свободу, личную
неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, право на жилище,
право на свободное передвижение и право на проживание, свободу совести,
свободу мысли и выражения, судебную защиту, юридическую защиту, гарантий в случае привлечения к суду и т. д.
Политические права и свободы включают: право на объединение, собрания и демонстрации, участие в общественных делах, избирательное право
и право быть избранным и др.
Экономические, социальные и культурные права: свободное предпринимательство, права частной собственности, право на труд, право на отдых,
право на забастовку, защиту прав семьи, право на социальное обеспечение,
право на жилище, право на охрану здоровья, участие в культурной жизни и
т.д. 1
В настоящей Конституции личные права и свободы (ст. ст. 20-29), не
только начинают разделы о правах и свободах человека и гражданина, но
представлены в большей степени, чем в предшествующих советских конституциях.
Специфика индивидуальных прав и свобод заключается в следующем:
1) Эти права и свободы в основном являются правами и свободами человека, в смысле каждого, и не связанными на прямую с принадлежностью к
гражданству и не вытекают из него.
2) Эти права и свободы неделимы и принадлежат каждому с рождения;
3) Это права и свободы, необходимые для защиты жизни, свободы, достоинства и других прав человека, связанных с их личной жизнью. 1
Особая группа основных прав и свобод для человека и гражданина - это
социально-экономические права и свободы. Эта концепция охватывает целый
ряд прав: экономических, социальных и культурных. Бизнес и другие виды
экономической деятельности связаны с важными областями человеческой
жизни, такими как образование, труд, отдых, здравоохранение, собственность и другие социально важные потребности человека и гражданина.
1
1
Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. – М., 2008. – С. 164.
Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М., 2008. – С. 216.
Отрицание национализации мировой экономики на основе индивидуальных экономических интересов, деятельности и обязанностей, признание
частной собственности объективно необходимо, тем самым изменив роль
государства в обеспечении социально-экономических прав и свобод. Это уже
не может считаться единственным субъектом, который несет полную ответственность за реализацию и защиту. Ответственность распространяется на
все субъекты экономической и социальной деятельности, в том числе ответственность за эффективное осуществление национальной правовой политики23, осуществляемой органами государственной власти в сфере защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина в России.
Гарантия прав и свобод - это внешний механизм ограничивающий
власть. Она всегда пытается расширить и укрепить свое существование во
всех аспектах человеческой жизни.
Конечно, в странах, которые недавно покончили с авторитарными или
тоталитарными режимами, степень защиты основных прав и свобод относительно низкая. В любом случае его сравнивали со странами со старыми демократическими традициями. В контексте тоталитаризма в течение длительного времени большинство людей таких государств привыкли видеть права и
свободы конституции в качестве лозунга. Напротив, бюрократическое чиновничество не зависит от этих норм. Часто для него ведомственные приказы
и инструкции важнее конституционных положений. Достаточно трудно изменить эту ситуацию на уровне массового сознания и административной
практики. Необходимо создать механизм для введения конкретных гарантий
для предотвращения злоупотребления властью, включая наиболее важные
правовые гарантии, а также для предотвращения или исключение восстановления тоталитарных режимов.
В этом контексте нынешняя Конституция Российской Федерации претерпела значительные изменения, главным образом из-за предыдущих внут23
Миронова Т.К. Основные права человека в Конституции и международно–правовых нормах //
Гражданин и право. – 2008. – № 4. – С. 51.
ренних конституционных преступлений, причем не только в ее собственных
выражениях, но и в государственно- правовой защите прав и свобод.
В ст.2 Конституции РФ 1993 года прямо указано, что государство не
только признает права и свободы людей и граждан, но также уважает и защищает их. Эта норма конкретизируется в ст. 45 Конституции: «1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется. 2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми
способами, не запрещенными законом». В ч.2 ст. 80 Конституции говорится,
что Президент Российской Федерации является гарантом прав и свобод человека и гражданина. Президент становится гарантом в своей личной деятельности и принимает законы, которые обеспечивают соблюдение защиты правового статуса каждой группы населения, таких как пенсионеры, вынужденные переселенцы, военнослужащие и другие лица, нуждающиеся в защите. В
свою очередь не только Президентом осуществляется защита прав и свобод
граждан, но и Правительством, которое в соответствии с п. «е» ч.1 ст. 114
Конституции обязано осуществлять меры по соблюдению и обеспечению
прав и свобод граждан, механизмом реализации которых являются органы
внутренних дел и иные правоохранительные органы. 1
Обеспечение конституционных прав и свобод содержится в соответствующих положениях Конституции Российской Федерации, а также в некоторых нормах отраслевого законодательства. Так право государства защищать достоинство личности согласуется с обязанностью всех должностных
лиц государственных служащих и государственных учреждений уважать человеческое достоинство, а именно:
1) ничто не может быть основанием для его умаления;
2) любые меры со стороны сотрудников правоохранительных органов,
которые затрагивают незаконное поведение любого лица, не должны наносить ущерб человеческому достоинству;
1
Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М. , 2008. – С. 186/
3) внимательное, чуткое и бескорыстное отношение к удовлетворению
прав и законных интересов человека и гражданина;
4) соблюдение этических норм в поведении государственных органов,
связанных с обращением с людьми в трудных для них жизненных ситуациях,
особенно для пожилых людей, инвалидов и ветеранов войны.
Самой эффективной гарантией прав и свобод людей и граждан является правосудие.
Подавляющее большинство конституций характеризуются выделением
в качестве основных гарантий прав и свобод личности внутригосударственные и международно-правовые. Внутригосударственные делятся на несудебные и судебные. Поэтому в области судебной защиты основное внимание
уделяется процедуре внедрения контроля. Например, согласно Конституции
Французской Республики, контроль делится на предварительный контроль
Конституционного совета, последующий, который опирается на инициативу
Конституционного совета, а третья процедура может быть передана в юрисдикцию вне Конституционного совета. Это относится ко всем уровням судов,
где граждане подают жалобы или иски.
К гарантиям прав и свобод в литературе относят также ряд прав личности, таких как право на петиции, право жалобы в административном порядке.
Однако суды или реальное правосудие признаются в качестве основных институциональных гарантий в демократических странах.
Действующая Конституция Российской Федерации предусматривает
демократические принципы и методы гарантий прав и свобод личности. Как
указано в ст. 46 Конституции РФ, «каждому гарантируется судебная защита
его прав и свобод».
Конституция также предусматривает ряд действий, которые могут быть
обжалованы в суде. Согласно п. 2 ст. 46 «решения и действия (или бездействия) органов местного самоуправления, общественных объединений и
должностных лиц могут быть обжалованы в суд».
Судебная процедура обжалования решений и действий, нарушающие
гражданские права и свободы, определена Законом «Об обжаловании в суд
действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»1. Согласно ст.
2 настоящего Закона любое действие или решение могут быть обжалованы в
суде, в результате которых: «1) нарушены права и свободы граждан; 2) созданы препятствия осуществлению гражданином его прав и свобод; 3) незаконно на гражданина возложена какая-либо обязанность или он незаконно
привлечен к какой-либо ответственности».
Согласно п. 3 ст. 46 Конституции РФ «каждый вправе в соответствии с
международными договорами Российской Федерации обращаться в международные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все
внутригосударственные средства правовой защиты». Кроме того, подробно
регулируются индивидуальные или коллективные жалобы как средство
предотвращения государственного произвола.
Важно отметить, что основные права и свободы понимаются как нормы
Конституции и других законов, непосредственно связывающих власть. Роль
механизма контроля за соблюдением властями правового статуса личности
осуществляется Конституционным судом Российской Федерации, который
обладает определенными полномочиями в этой области.
По существу, конституции предусмотрено процессуально-правовое
обеспечение взаимосвязанности властей для гармонизации н основных прав
и свобод человека и гражданина.
Положения о предоставлении правовой помощи в защите прав. предусмотрены в ст.48 Конституции РФ, где указано, что «каждому гарантируется
право на получение квалифицированной юридической помощи», включая
любых задержанных лиц, включая лиц, которым были предъявлены обвинения в уголовном преступлении, и они имеют право на квалифицированную
юридическую помощь во время его ареста и задержания. Разумеется, суще1
Закон РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866–I "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих
права и свободы граждан"(ред. 09.02.2009) Ст. 685.
ствующее уголовно-процессуальное законодательство соответствует этому
положению и другим нормам Конституции Российской Федерации.
В нормах гл. 2 Конституции РФ включены основные принципы судопроизводства: презумпция невиновности (ст. 49); возложение обязанности
доказывать вину на компетентные органы государства (там же: запрет на использование доказательств, полученных в нарушение федерального закона);
отмена обратной силы закона, устанавливающего или отягчающего ответственность; невозможность быть повторно осужденным за одно и то же преступление (ст. 50); право на пересмотр приговора судом вышестоящей инстанции в порядке, предусмотренном федеральным законом, и право просить
о смягчении наказания и помиловании.
Особенно важный перечень юридических гарантий, включающий моральные (этнические) принципы и нормы. Согласно ст. 51 Конституции РФ
никто не обязан давать показания против себя самого, свой жены и близких
родственников, круг которых определяется федеральным законом. Каждый
имеет право дать такие показания, но никто не обязан этого делать.
Конституция предусматривает, что законом защищаются права потерпевших от преступлений. Ущерб, причиненный незаконными действиями
(или бездействием) государственных учреждений или органов, возмещается
государственной казной.
Среди институтов, гарантирующих права и свободы, являются широко
распространенные парламентские институты омбудсмена или парламентские
уполномоченные по правам человека. В России действует федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской
Федерации»1.
Основными гарантиями прав и свобод, предусмотренными во всех конституциях, являются помощь профессиональных адвокатов в уголовных,
гражданских и административных разбирательствах.
1
Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. № 1–ФКЗ "Об Уполномоченном по
правам человека в Российской Федерации"(ред. 31.01.2016)
К гарантиям прав и свобод так же относится и ответственность за их
нарушение. Это относится, прежде всего, к ответственности властей (органов
государства и должностных лиц). Это предусмотрено законодательством.
Однако не может быть слепой веры в силу законодательной власти. Эта подробная юридическая гарантия правового статуса человека в значительной
степени зависит от эффективности других гарантий или, точнее, от позитивных последствий законодательных действий: экономической и контрольной
деятельности. Они составляют основу национальной экономики, политики и
др. Поэтому социально ориентированная рыночная экономика должна работать стабильно, так что минимальная заработная плата, пенсия, социальные
права, люди будут иметь хороший уровень жизни, доступность и бесплатное
дошкольное образование, основное образование, общее и профессиональное
образование. Необходимо обеспечить государственную поддержку и разработать системы социального обслуживания для семей, матерей, отцов и детей, инвалидов, пенсионеров и пожилых людей.
Кроме того, необходима эффективная защита и охрана прав и свобод
человека и гражданина со стороны органов государственной власти, в частности правоохранительными органами, для эффективной защиты прав и свобод человека и гражданина как от самой власти, так и от других граждан. В
этом контексте очень важна своевременная, справедливая и юридическая ответственность за преступления, совершенные гражданским обществом и государством, его физическими и юридическими лицами (преступлениями, проступками).
Согласно государственной политике, государство должно стремится
создать благоприятные условия для экономического, духовно-нравственного
развития страны, поддерживать прогрессивную культуру и национальную
самобытность населения, в том числе этнических меньшинств. В области
идеологии должны быть сформулированы принципы, согласно которым кол-
лективные права не должны быть выше индивидуальных прав, но должны
быть в гармонии с ними и что они должны проверяться на «качество»1.
Поэтому оценка систем конституционных прав и свобод зависит не
только от норм внутреннего законодательства, но и от международного законодательства.
Федеральное законодательство о национальной безопасности:
1.3
динамика, содержание, принципы
В первой половине 90-х годов в общественном сознании сформировалась идея о необходимости создания эффективного законодательства о безопасности. По этой причине в 1993 году появился термин «национальная
безопасность», а примерно с 1994 года Администрацией Президента РФ
началась разработка методологии и теории на основе междисциплинарного
подхода. На самом деле, тогда удалось добиться интеллектуального прорыва,
в особенности, когда получил воплощение в Послании Президента РФ 13
июня 1996 года по национальной безопасности. Затем ряд нормативных правовых актов, материалов и выступлений с положениями этого документа были развиты в других концептуальных документах и выступлениях высшего
руководства страны.
Важным шагом в развитии законодательства о национальной безопасности является принятие следующих основных актов: Конституция РФ 1993
года; основные положения концепции внешней политики Российской Федерации 1993 года; Концепции национальной безопасности 1997 и 2000 гг.;
Федеральный закон «Об обороне» от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ; 2000 Военная
доктрина Российской Федерации; Концепция внешней политики 2000 и 2008
гг.; Законы «О безопасности» от 5 марта 1992 г. № 2446-1 и 28 декабря
2010 г.
1
Лазарев В.В. Конституционное право. – М., 2003. – С. 105.
В 1993 году Конституция Российской Федерации легла в основу системы защиты национальной безопасности государства. Помимо провозглашения личных прав и свобод (гл. 2), указаны и ограничения в этой области:
не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду (п. 2 ст. 29); свободное содержание информации ограничивается государственной тайной (п.
4 ст. 29). Содержание бесплатной информации ограничивается государственной тайной (пункт 4 статьи 29). Также в ст. 55 отмечено, что права и свободы
для обеспечения обороны и национальной безопасности могут быть ограничены. Распространение информации, которая может нанести ущерб интересам национальной обороны и безопасности, запрещено24.
С ростом негативных социальных процессов в российском обществе,
усиление вопросов безопасности требует от высших органов государственной власти активизировать свои усилия и работать в направлении законодательного обеспечения безопасности страны. Каждый новый федеральный закон направлен на устранение «пробелов» в правовых отношениях, обеспечивающих безопасность Российской Федерации.
Таким образом, основным законом в этой программе является Закон
Российской Федерации от 5 марта 1992 года, который устанавливает правовую основу для обеспечения личной, социальной и национальной безопасности, а также определяет систему и функции безопасности. Установил организационный порядок и обеспечил финансирование органов безопасности, а
также контроль и надзор за законностью их деятельности25.
Другим важным законом является Федеральный закон от 31 мая 1996 г.
№61-ФЗ «Об обороне», который определяет организацию и основы государ24
Конституция Российской Федерации" (принята всенародным го-лосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о по-правках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ)// Собрании законодательства РФ", 04.08.2014, N 31,
Ст. 445.
25
Закон Российской Федерации от 05.03.1992 № 2446-1 (ред. от 26.06.2008) «О безопасности» // Российская
газета. – № 103. – 06.05.1992. (Документ утратил силу в связи с принятием Федерального закона от
28.12.2010 № 390-ФЗ).
ственной обороны страны, полномочия государственных учреждений, функции органов власти субъектов РФ, организаций и должностных лиц, права и
обязанности граждан в сфере обороны, а также ответственность за нарушение законодательства в сфере обеспечения государственной обороны26.
Федеральный закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации в
Российской Федерации» от 26 февраля 1997 г. № 31-ФЗ определяет права,
обязанности и ответственность государственных органов власти, органов
местного самоуправления и организаций независимо от формы собственности и граждан Российской Федерации в этой области.
Также принятие Закона Российской Федерации 1993 г. «О государственной тайне» направлено на обеспечение отношений, которые возникают
в связи со сведениями, составляющими государственную тайну, их защитой в
интересах обеспечения безопасности Российской Федерации27.
Кроме того, в период с 1992 по 2002 год Президент Российской Федерации принял более 40 указов и распоряжений, а Правительство Российской
Федерации приняло более 60 постановлений28.
Однако идея национальной безопасности уже в первой половине 1990-х
годов вышла на уровень необходимости концептуального обоснования, соответствующего организационного и правового механизма. Оценка потенциальных источников угроз безопасности Российской Федерации требует анализа, свободного от идеологических соображений и политической конъюнктуры. Единственный подход здесь - учитывать приоритетные национальные
ценности и интересы Российской Федерации. Не просто так в 1997 Концепция Национальной безопасности определила национальную безопасность
26
Федеральный закон от 31.05.1996 № 61-ФЗ (ред. от 29.12.2017) "Об обороне" (опубликован на Официальном интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru - 08.04.2013).
27
Закон Российской Федерации от 21.07.1993 № 5485-1 (ред. от 29.07.2018) "О государственной тайне" //
СЗРФ. – 13.10.1997. – № 41. – Ст. 8220-8235.
28
Закон Российской Федерации от 21.07.1993 № 5485-1 (ред. от 29.07.2018) "О государственной тайне" //
СЗРФ. – 13.10.1997. – № 41. – Ст. 8220-8235.
Российской Федерации как безопасность ее многонационального народа –
единственного источника власти и носителя суверенитета29.
Исходя из смысла и содержания концепции, основные угрозы безопасности интересам личности, общества и государства можно разделить на три
группы, которые четко определяют их уровень. В первую группу входят
угрозы, непосредственно затрагивающие отдельных лиц, общество и государство. Вторая группа включает несанкционированные и неправомерные
воздействия на сознание личности и общества со стороны посторонних лиц,
внешние информационные угрозы. Третья группа предполагает угрозы личным правам и свободам.
Несколько лет назад в Основных положениях концепции внешней политики Российской Федерации от 23 апреля 1993 года целью внешней политики Российской Федерации было обеспечение наиболее успешного осуществления демократических преобразований в стране и создание благоприятных внешних условий, надежности, безопасности и развития страны, экономических реформ, реализации и защиты личных, социальных и национальных интересов30.
В 2000 году Военная доктрина Российской Федерации стала документом переходного периода – периодом преобразования военной организации
государства, а также периодом динамической трансформации системы международных отношений для обеспечения механизма национальной безопасности. В Военной доктрине 2000 года развивались основные положения Военной доктрины Российской Федерации 1993 года, и конкретизировались относительно военной сферы установки Концепции национальной безопасности Российской Федерации 1997 г. 31
29
Указ Президента РФ от 17.12.1997 № 1300 (ред. от 10.01.2000) "Об утверждении Концепции национальной
безопасности Российской Федерации" // Российская газета. – № 247. – 26.12.1997. (Документ утратил силу с
12 мая 2009 года в связи с изданием Указа Президента РФ от 12.05.2009 № 537).
30
См.: Из «Основных положений концепции внешней политики Российской Федерации от 23 апреля 1993
г.» // http://ucheb№ik-o№li№e.com/131/1174.html
31
Указ Президента РФ от 21.04.2000 № 706 "Об утверждении Военной доктрины Российской Федерации" //
СЗРФ. – 24.04.2000. – № 17. – Ст. 1852. (Утратил силу с 5 февраля 2010 года в связи с изданием Указа Президента РФ от 05.02.2010 № 146).
Однако с очевидным успехом, достигнутым в 1990-х годах в области
развития законодательства о государственной безопасности, к началу XXI
века не существовало нормативно установленных действительно эффективных правовых механизмов, позволяющих адекватно реагировать на новые
проблемы безопасности, не установлена юридическая ответственность должностных лиц, принимающих решения в сфере безопасности государства, не
было надежной системы оперативного предотвращения угроз национальной
безопасности. Это свидетельствовало о необходимости изменения законодательства о национальной безопасности в целом.
Очевидно, что для России стало целесообразно разработать новую
стратегию национальной безопасности. Стратегия будет реализована для
определения долгосрочных, среднесрочных и краткосрочных целей, приоритетов, задач и механизмов реализации государственной политики в области
защиты национальных интересов, а также для реагирования на угрозы национальной безопасности государства.
Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года №
683 была утверждена Стратегия национальной безопасности РФ. На ее целях
основывается развитие демократии и гражданского общества, повышение
долгосрочной конкурентоспособности национальной экономики, незыблемость конституционного строя, территориальная целостность и суверенитет.
Согласно стратегии, основными приоритетами национальной безопасности Российской Федерации являются оборона страны, государственная и
общественная безопасность. Стратегические цели бороны страны включают
предотвращение глобальных и региональных войн и конфликтов и стратегическое сдерживание для обеспечения военной безопасности страны.
В качестве угрозы военной безопасности Российской Федерации в
стратегии разъясняются некоторые важные направления внешней политики,
направленные на достижение большего превосходства в военной сфере. В
связи с этим предусмотрен переход к новому облику Вооруженных Сил Российской Федерации с сохранением потенциала стратегических ядерных сил,
увеличения численности войск, готовых продолжать развивать оперативную
и боевую подготовку.
Согласно стратегии, главной угрозой государственной и общественной
безопасности являются терроризм, экстремизм, иностранные спецслужбы и
разведывательная деятельность, организованная преступность. В связи с
этим необходимо создать единую систему предупреждения преступности,
повысить эффективность работы правоохранительных и специальных служб,
снизить уровень коррупции и криминализацию общества. Особое внимание
уделено защите национальных границ Российской Федерации.
Одной из стратегических целей стратегии национальной безопасности
является повышение качества жизни россиян. Основными задачами в этой
области являются обеспечение личной безопасности, доступного жилья, качественных и безопасных товаров и услуг, а также достойная оплата труда.
Концептуальный характер стратегии определяет содержание нового
этапа в развитии законодательства о национальной безопасности.
В 2010 году была разработана новая Военная доктрина, учитывающая
новейшие реалии того, что основные внутренние и внешние военные угрозы
Российской Федерации (т.е. факторы, способствующие реальной вероятности
военного конфликта), военную политику Российской Федерации, а так же деятельность Российской Федерации и вооруженных сил по урегулированию
военных конфликтов, развитие Вооруженных сил и других войск, строительство оборонно-промышленных комплексов, и основные задачи политического сотрудничества с иностранными государствами32.
Новая концепция внешней политики, введенная в действие Указом
Президента РФ №640 от 30.11.2016г., ставит перед собой целеполагание
главных внешнеполитических усилий в соответствии с высшим приоритетом
национальной безопасности, основанных на крупнейшем приоритете национальной безопасности для обеспечения личной, социальной и национальной
32
Указ Президента РФ от 05.02.2010 № 146 "О Военной доктрине Российской Федерации" // СЗРФ. –
15.02.2010. – № 7. – Ст. 724.( утратил силу 25.12.2014 Указ Президента РФ №815)
безопасности. Согласно Концепции, основной целью этих усилий является
«обеспечение безопасности страны, сохранение и укрепление ее суверенитета и территориальной целостности, прочных и авторитетных позиций в мировом сообществе, в наибольшей мере отвечающих интересам Российской
Федерации как одного из влиятельных и конкурентоспособных центров современного мира»33.
Произошли существенные изменения в существующих внешних и
внутренних опасностях и угрозах, рост стихийных и антропогенных бедствий
и серьезные изменения в стратегиях международного сотрудничества в области безопасности,- все это потребовало изменения Закона «О безопасности».
В новом Федеральный законе «О безопасности», принятом в конце 2010 года,
сделан упор на прояснение и уточнение целей и задач национальной безопасности, общественной безопасности, экологической безопасности, а также на полномочия государственных органов власти для обеспечения национальной безопасности. В Федеральном Законе указаны основные принципы
обеспечения безопасности и устанавливаются полномочия Президента Российской Федерации, Федерального Собрания Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, функции органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в области безопасности34.
«Принципы национальной безопасности» указывают на основные признаки, относящиеся к сущностным характеристикам в структуре одноименного института. Принципы национальной безопасности отражают наиболее
важные аспекты организации, не только национальную безопасность, но
также безопасность человека и безопасность общества в целом. Рассмотренные принципы национальной безопасности определяют содержание сложных
взаимоотношений в системе.
33
«Концепция внешней политики Российской Федерации» (утв. Президентом РФ 30.11.2016 №640) // Публикация на сайте www.kremli№.ru по состоянию на 16.06.2018.
34
Федеральный закон от 28.12.2010 № 390-ФЗ "О безопасности" // СЗРФ. – 03.01.2011. – № 1. – Ст. 2.
В ст. 2 Федерального закона от 28 декабря 2010 года № 390-ФЗ «О безопасности» изложены основные принципы обеспечения безопасности, в том
числе:
1.
соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина;
2.
законность;
3.
системность и комплексность применения федеральными орга-
нами государственной власти, органами государственной власти субъектов
Российской Федерации, другими государственными органами, органами
местного самоуправления политических, организационных, социальноэкономических, информационных, правовых и иных мер обеспечения безопасности;
4.
расставить приоритеты превентивных мер по обеспечению без-
опасности;
5.
взаимодействие федеральных органов государственной власти,
органов государственной власти субъектов Российской Федерации, взаимодействие других государственных органов с общественными объединениями,
международными организациями и гражданами для обеспечения безопасности.
Следует отметить, что, принимая во внимание принципы национальной
безопасности, которые составляют правовую основу ее организации, национальная безопасность также основана на принципах, которые прямо не
предусмотрены Федеральным законом «О безопасности» и другими нормативными правовыми актами, однако также оказывают большое влияние на
стабильность общей безопасности, к их числу мы относим следующее:
1) личная, общественная, национальная ответственность по обеспечению безопасности. В то же время ответственность государства перед гражданами особенно важна и является гарантией существования системы национальной безопасности;
2) интеграция с международными системами безопасности. В системе
международной безопасности Организация Североатлантического договора
(НАТО) и Европейский союз (ЕС) являются важными компонентами системы
международной безопасности;
3) все виды безопасности едины, взаимозависимы и сбалансированы,
их приоритеты различаются в зависимости от ситуации.
Суть особенных принципов обеспечения национальной безопасности:
а) отражает только самые основные, первичные, объективные, необходимые закономерности, отношения и взаимосвязи обеспечивающие национальную безопасность;
б) в основном охватывает закономерности отношения и взаимосвязи,
которые присущи обеспечению национальной безопасности как целостного
социально-правового явления, т. е. имеют общий, а не частный характер;
в) характеризуют стабильные закономерности, отношения обеспечения
национальной безопасности;
г) отразить разницу между конкретным содержанием и характеристиками обеспечения национальной безопасности и обеспечением безопасности
в других областях.
Подводя итог этого параграфа, мы видим, что национальная безопасность - это сложная многогранная категория, состоящая из безопасности
личности, общества и государства, и характеризующая безопасность многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника
власти в Российской Федерации.
Нормативное определение национальной безопасности добавило различные научные методы к своему содержанию и было включено в это: a) статус защиты (индивидуальный, социальный и национальный), b) способность
выживать и развивать (гражданские права, свобода, достойное качество жизни, суверенитет, территориальная целостность и устойчивое развитие, защита и безопасность государства) и c) свойство системы (представленную многими элементами, находящихся во взаимосвязи друг с другом и образующими целостность и единство).
Таким образом, принципы национальной безопасности отражают
наиболее важные аспекты организации и функционирования не только безопасности государства как отдельную категорию, но также безопасность людей и безопасность общества в целом.
1.4 Основные приоритеты национальной безопасности в системе
национальных интересов Российской Федерации
Вопросы обеспечения национальной безопасности в системе национальных интересов Российской Федерации требуют определения места и роли основных приоритетов национальной безопасности, обоснование положений которых необходимо начинать с анализа филологической сущности таких терминов, как «национальный интерес» и «приоритет национальной безопасности».
По словам В. Даля, «интерес» равнозначно слову «польза», «выгода»,
«прибыль» и эквивалентно словам, «участие» и «забота»35. С. И. Ожегов
определяет «интерес» как особую озабоченность чем-то, желание овладеть,
изучить, понять и освоить, также как нужду или выгоду36.
Значение термина «интерес» также определено в толковом словаре
русского языка Т.Ф. Ефремовой, раскрывающем содержание как внимание,
связанное с чем-то важным и полезным, значение, актуальность, смысл,
польза37.
Вышеприведенный анализ определений позволяет нам сделать вывод,
что «интерес» представляет собой намерение и желание получить пользу или
выгоду в намерении и желании достичь некоторых целей. В соответствии с
предметом нашего исследования, мы должны определить понятия «национальный интерес» и «государственный интерес».
35
Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка, Т. 3. – С.-Петербург-Москва, 1981. – С. 458.
Ожегов С.И. Словарь русского языка. Изд. 7-ое. – М., 1968. – С. 260.
37
Ефремова Т.Ф. Современный толковый словарь русского языка. В 3 т. – Т.1. – М.: АСТ, 2006. – С. 309.
36
Термин «национальные интерес» в 1935 году вступил в научный оборот и был включен в Оксфордскую энциклопедию социальных наук, в частности он был разработан такими учеными, как Р. Нибуру и Ч. Бирду38, и Дж.
Кеннаном, У. Липпманом, К. Уолтцем, Э. Ферниссом, Дж. Розенау и др.39
Многие российские ученые исследовали проблемы национальных и интернациональных интересов государств: Р.Л. Бобровым, Г.И. Тункиным, Н.Н.
Ульяновой, Г.Х. Шахназаровым, И.И. Лукашук, Ю.А. Тихомировым и др.
В то же время можно согласиться с авторами, которые отметили, что
«общественный интерес», регулируемый и связанный с системой законов,
определяющих внутригосударственную политику отличается от понятия
«национальный интерес», который, в свою очередь, относится к сфере внешней политики государства40.
Тесная взаимосвязь интересов государства его населения как нации
позволяет некоторым авторам оперировать понятиями «национальный интерес» и «государственный интерес», а также понятиями «национальная безопасность» и «государственная безопасность» как синонимами41.
Однако в литературе понятие «национальный интерес» рассматривается в совокупности с понятием «национальная безопасность», но в тоже время
данному термину придается и самостоятельное значение. Это заключается в
том, что устоявшейся в научной литературе концепции, основополагающие
элементы системы национальной безопасности составляют национальные
интересы и национальные угрозы, которые могут быть положены в основу
классификации национальной безопасности42. Поэтому национальные интересы рассматриваются как элемент национальной безопасности.
38
R. Nieburg, His Religious, Social and Political Thoughts / Ed. by Ch. W. Kegley and R. W. Breall. – N. Y., 1956.
Rosenau J. The National Interest: Normative Foundation // Rewiev of Politics. – Vol. 43. – 1986. – Autumn.
40
Саидов А.Х., Кашинская Л.Ф. Национальная безопасность и национальные интересы: взаимосвязь и взаимодействие (опыт политико-правового анализа) // Журнал российского права. – 2005. – № 12.
41
Шелепова С.А. Безопасность личности и полномочия ФСБ России по ее обеспечению // Безопасность личности: современное состояние и перспективы дальнейшего развития. Материалы межвузовской научной
конференции. – Голицыно. – 2008.
42
Куковский, А.А. Некоторые вопросы классификации видов безопасности / А.А. Куковский // Актуальные
проблемы права России и стран СНГ-2010: Материалы международной научно-практической конференции
1-2 апреля 2010 г. – Челябинск: ЮУрГУ. – 2010 г. – С. 82.
39
Понятие национального интереса изначально было связано с понятием
статуса государства как гаранта высшей ценности этого общества. В этом
случае выживание, сохранение государства считалось приоритетной задачей,
морально позволяющей любые средства для ее обеспечения. В крайней форме эта идея отражается в национальном эгоизме, который ставит во главу
только личный интерес, не обращая внимание никакой другой. Постоянным
остается лишь одно: даже если государство не всегда действует в соответствии с национальными интересами, оно должны руководствоваться ими43.
Национальный интерес является абстрактной и субъективной категорией, поскольку параметры определяются картиной мира и общей системой
ценностей общества и государства.
Реальность национального интереса выявляется, прежде всего в процессе и по мере его осуществления. Это означает волевое и деятельностное
начало, а также средства реализации поставленных задач44.
Поэтому государственный интерес представляет собой сложную категорию, включающую основные составляющие: общенациональные интересы
и интересы государственной власти.
Общенациональный интерес сформулирован и гарантирован, прежде
всего, государством. Национальные интересы напрямую связаны с целями
национально-организационного общества и на определенном историческом
этапе его развития. Они имеют очень сложную структуру и могут быть классифицированы по разным критериям.
Национальных интересы, в частности А.А. Прохожев, считает, что
условно можно разделить на три категории: жизненно важные интересы,
важные интересы и обычные интересы45.
Первая группа включает в себя реализацию и защиту соответствующих
интересов ценностей, которые могут привести к подрыву основ существова43
Алексеева Т.А. Рациональный эгоизм национального интереса (Материалы круглого стола). – М.: Полис,
1995.
44
Гаджиев К.С. Геополитика. – М., 1998. – С. 209.
45
Общая теория национальной безопасности. Учебник / Под общ. ред. А.А. Прохожева. – М.: РАГС, 2002. –
С. 48.
ния людей, общества и государства, территориальную целостность и национальную конституционный строй, нравственное и физическое здоровье
нации.
Вторая группа по классификации А.А. Прохожева относится к реализации конституционных прав и свобод граждан, защите важных социальных
ценностей общества, преодолению и подавлению социальной, расовой, этнической и религиозной ненависти, организованной преступности и т.д.
Третья группа включает в себя обеспечение условий для социального
развития, гражданского мира и согласия, реализацию принципов демократической и социальной справедливости, защиту окружающей среды, взаимовыгодное сотрудничество с зарубежными странами и т.д.
Формирование национальных интересов - это эволюционный и длительный исторический процесс, вовлеченный в сложные взаимодействия
экономических, социальных, национальных и других факторов, определяющих содержание и характеристики конкретного национального исторического опыта данного народа. Таким образом, национальный интерес - это социально-историческое явление, которое не может существовать независимо от
сознания своего носителя. Они тесно связаны с идентичностью конкретной
страны.
Национальные интересы это прежде всего первопричина политических
действий и свершений. Выбор форм и средств защиты национальных интересов основан на концепции национальной безопасности, национальных целях
и интересах государства, принципах, инструментах, формах и средствах защиты от внутренних и внешних угроз.
Реализация и защита национальных интересов выражает основные
функции государства. На основе национальных интересов соответствующие
правительственные учреждения и институты формулируют и определяют цели национальной политики, отражающие намерение граждан, общества и
государства выполнять свои собственные и наиболее жизненно важные интересы.
Несмотря на огромное количество различных мнений и классификаций
национальных интересов, эта концепция нормативно отражена в Стратегии
национальной безопасности России, утвержденной Указом Президента №
683 от 31 декабря 2015 года, принимающей под «национальными интересами
Российской Федерации» совокупность внешних и внутренних потребностей
государства в обеспечении защищенности и устойчивого развития личности,
общества и государства46.
Поэтому национальные интересы законодателей представлены в виде
отдельных лиц, обществ и конкретных целей и задач, стоящих перед страной:
развитие демократии и гражданского общества, повышение конкурентоспособности национальной экономики, обеспечение России Конституционный
строй Федерации, земля целостность и неприкосновенность суверенитета:
деятельность Российской Федерации превращается в мировую державу, которая стремится поддерживать стратегическую стабильность и взаимовыгодное партнерство в многополярном мире.
Таким образом, внутренние и внешние потребности страны, представленные законодателем, заключаются в следующем: в развитии демократии и
гражданского общества в обеспечении незыблемости конституционного
строя Российской Федерации; суверенитета и территориальной целостности;
превращении Российской Федерации в мировую державу, деятельность которой направлена на поддержание стратегической стабильности и взаимовыгодных партнерских отношениях в условиях многополярного мира.
Стратегические национальные приоритеты, согласно официальной
терминологии понятия, введенным Стратегией национальной безопасности
России- это «важнейшие направления обеспечения национальной безопасности, по которым реализуются конституционные права и свободы граждан
Российской
46
Федерации,
осуществляются
устойчивое
социально-
Указ Президента РФ от 31.12.2015 г. №683 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации».
// СЗРФ. – 2016. – №1. – Ст. 212.
экономическое развитие и охрана суверенитета страны, ее независимости и
территориальной целостности». 47
В большинстве стран основным приоритетом была и остается цель сохранения их территориальной целостности и суверенитета, а также доступ к
необходимым ресурсам для развития внутренних возможностей (от материальных до интеллектуальных), что делает необходимым установление контроля над их источниками48.
Стратегия национальной безопасности России сделала главными национальными приоритетамми оборону страны, общественную и государственную безопасность. Одной из насущных проблем нашего государства является
обеспечение национальной обороны Российской Федерации, которая была
бы адекватной военным угрозам ее безопасности и условиям социального и
экономического развития. Обеспечение обороны страны выступает в качестве национального интереса России по превращению страны в мировую
державу.
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации закрепляет собой, что государственная политика в области обороны страны и военного строительства нацелена на совершенствование Вооруженных Сил Российской Федерации, воинских формирований и органов, призванных при любых условиях развития военной и политической обстановки обеспечивать
безопасность, территориальную целостность и суверенитет государства. Отсюда следует нормативно закрепленная значимость осуществления национальной обороны.
Одним из приоритетов национальной безопасности является государственная безопасность. Анализируя его содержание, важно помнить, что государство является основой всех видов безопасности (политической, экономической, социальной и т. д.). Если мы говорим о государстве, прежде всего,
47
Указ Президента РФ от 31.12.2015 г. №683 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации»
// СЗРФ. – 2016. – № 1. – Ст. 212.
48
Шумилов В.М. Категория «государственный интерес» в политике и праве (системно-теоретические и
международно-правовые аспекты) // Право и политика. – 2000. – №3. – С. 6.
мы должны помнить, что государство - это только особый аппарат власти, а
государственно организованная форма общества.
Основы конституционного, экономического, политического, информационного и научно-технического потенциала страны от внешних и внутренних угроз, которые возможны от иностранных спецслужб, преступных групп
и отдельных лиц ложится в основу защиты государственной безопасности.
Поэтому обеспечения государственной безопасности является основным приоритетом национальной безопасности России, реализация которого
может осуществить внутренние и внешние потребности страны.
В то же время система национальной безопасности включает в себя
еще один приоритет, которым является общественная безопасность. Тесные
связи между этими приоритетами отражены в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, вторая часть четвертого раздела которой
посвящена обеспечению государственной и общественной безопасности.
В зависимости от содержания и характера общественной безопасности,
субъектами защиты общественной безопасности является общество, государство и личность, а предметом посягательства- порядок использования объектов повышенной опасности и общественный порядок.
Общественная безопасность в Российской Федерации не только напрямую связана с реализацией правоохранительных функции, но и других: вопервых, обеспечить права, свободы и законные интересы граждан; создавать
условия для механизмов гражданского общества без которых невозможно
обеспечить незыблемость конституционного строя Российской Федерации,
развитие условий нормальной жизнедеятельности и демократических институтов. Поэтому общественная безопасность является одним из главных приоритетов национальной безопасности и является наиболее важным приоритетом наравне с национальной безопасностью и национальной обороной.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что реализация национальных интересов России осуществляется в соответствии с приоритетами,
определенными государством, основными направлениями которых являются
национальная оборона, государственная и общественная безопасность.
Государственная охрана, общественная и государственная безопасность России имеет непосредственное значение для развития России как демократического правового государства, основанного на уважении интересов
личности, гражданского общества и верховенства закона для обеспечения
эффективности национальной и общественной безопасности. И напротив,
обеспечение национально безопасности является невозможным без осуществления ее национальных интересов.
Выводы по главе
В тексте Конституции РФ объединяются под одним термином различные правовые понятия, такие как «определение пределов осуществления
прав», «закрепление гарантий против злоупотребления правом» и «ограничение прав», что не может не создавать путаницу с далеко идущими правовыми
последствиями. Системное толкование различных положений Конституции
может выявить правовой смысл и подытожить следующим образом.
1. Отдельные ограничения основных прав и свобод возможны только в
порядке и по основаниям, предусмотренным ст. 56 Конституции РФ. Ограничения могут вводиться только при условии введения чрезвычайного положения и только с указанием пределов и срока их ограничений, причем только
в отношении прав и свобод, не включенных в ч.3 ст. 56).
2. Пределы пользования основными правами могут быть установлены
Федеральным законом или Федеральным Конституционным законом в соответствии с принципом равенства, которые сформулированы в ч. 3 ст.17, ч. 3
ст. 55 Конституции РФ и ряде других статей.
3. Федеральный конституционный закон и федеральный закон могут
устанавливать гарантии против злоупотребления правами и свободами, но
только в той степени, которая необходима для пресечения таких злоупотреблений.
4. Без введения чрезвычайного положения объем основных прав и свобод не может быть ограничен только в тех случаях, когда они не нарушают
принцип правового равенства.
Глава 2. ОСНОВАНИЯ, ПОРЯДОК И ФОРМЫ ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ
И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В СФЕРЕ РЕАЛИЗАЦИИ
ФУНКЦИЙ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ОХРАНЫ
2.1 Основания и порядок ограничения прав и свобод человека
и гражданина при реализации функции государственной охраны
Согласно ч.1 ст.1 Федерального закона «Об обороне» от 31 мая 1996
года (ред. 29.12.2017) к обороне относится «система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, целостности и
неприкосновенности ее территории»49. Национальная оборона может рассматриваться как элемент государственной безопасности.
Как функция уполномоченных на ее реализацию государственных органов, государственная охрана - это, прежде всего, деятельность некоторых
государственных учреждений (лиц, являющихся служащими, работниками
данных учреждений).
При исполнении возложенных на них функций, эти учреждения взаимодействуют с государственными органами и должностными лицами которые выполняют другие, хоть и смежные функции, а также с теми, кто непосредственно не связан напрямую с обеспечением государственной охраны,
однако, имеющими отношение к выполнению функций государственной
охраны.
Учитывая, что национальная безопасность - это не только отдельная
деятельность, но и деятельность конкретной организации, ее функции достигаются посредством взаимодействия друг с другом, а служащие данных организаций и сама организация находятся в постоянных отношениях. Его характер и объем зависят от прав и обязанностей каждого отдельного субъекта.
49
Федеральный закон от 31.05.1996 № 61-ФЗ (ред. от 29.12.2017) "Об обороне" // Российская газета
В частности, в рамках своей деятельности в соответствии со ст. 10 Положения о Федеральной службе охраны Российской Федерации, Федеральная
служба охраны взаимодействует с государственными органами власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и другими организациями, в том числе со спецслужбами, а также с правоохранительными органами и иностранными организациями.
Конечно, чтобы предотвратить споры относительно компетенции каждого из субъектов государственной охраны, и во избежание организационных
трудностей при осуществлении возложенных на них функций, отношения
между ними должны иметь четкие и ясные правовые положения.
Отдельные правовые нормы, институты и конкретные правовые нормы,
регулирующие отношения в области государственной охраны, являются правовой основой этой деятельности.
Конституция Российской Федерации являясь основным законом Российской Федерации, также является нормативным актом, который является
не только прямой основой для осуществления государственной охраны, но
также основой для принятия законов и подзаконных актов, содержащих нормы права, регулирующие отношения в сфере государственной охраны.
Во-первых, Конституция Российской Федерации как Основной закон
определяет принципы построения российского федерального законодательства. Согласно ст. 15 Конституции РФ, Конституция РФ обладает высшей
юридической силой и прямое действие и распространяется на всю территорию Российской Федерации. Законы и иные нормативные акты, принятые
Российской Федерацией, не должны противоречить Конституции Российской
Федерации.
Во-вторых, Конституция Российской Федерации устанавливает объем
прав и обязанностей каждого гражданина, ограничения осуществления этих
прав, а также случаи и порядок ограничения их со стороны государства.
В-третьих, Конституция Российской Федерации определяет компетенцию и взаимодействие различных ветвей власти Российской Федерации.
Конституция, в частности, как источник правовых норм в области государственной охраны в соответствии со ст. 91 гарантирует, что Президент
Российской Федерации обладает иммунитетом.
Нормативным правым актом, на основании которого осуществляется
государственная охрана является Федеральный закон «О государственной
охране». Он по своему содержанию является специальным законом, который
закрепляется основные положения в обеспечении государственной охраны,
органы и принципы, исполняющие данную функцию.
В ст. 1 Федерального закона «О государственной охране» изложены
основные понятия, используемые в этом Законе. А ст.3 данного Закона определяет принципы, в соответствии с которыми осуществляется государственная охрана.
Данный закон, регулируя отношения, которые возникают между субъектами, вступающими между собой во взаимоотношения при исполнении
функции государственной охраны, определяет объекты государственной
охраны, а также права и обязанности субъектов, осуществляющих государственную охрану. В частности, закон «О государственной охране» включает
в себя правовые нормы, регулирующие порядок и условия применения физической силы, специальных средств и оружия работниками учреждений, осуществляющими государственную защиту.
Другие федеральные законы, основанные на государственной охране,
принимаются как иные, не специальные законы, которые содержат отдельные правовые нормы, которые могут регулировать отношения, относящиеся
к государственной охране, либо устанавливают в данной области определенные правила. Например, Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 128-ФЗ «О
государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации». Согласно п. «в» ст.9 настоящего Закона предусматривается, что работ-
ники органов государственной безопасности проходят обязательную государственную дактилоскопическую регистрацию.
Согласно ст. 15 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35 ФЗ «О
противодействии терроризму» федеральные органы государственной охраны
могут принимать непосредственное участие в проведении контртеррористических операций.
В части 1 ст. 4 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О
прокуратуре Российской Федерации», указывается, что следователи и прокуроры, которые являются представителями государственной власти, находятся
под особой защитой государства.
Некоторые положения о государственной охране, содержатся так же и
в Федеральном законе от 12 февраля 1998 г. № 28-ФЗ «О гражданской обороне», Федеральном законе от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», Федеральном законе от 20 апреля 1995 г. №
45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».
К другим нормативным правовым актам Российской Федерации, в которых содержатся соответствующие нормы и права, на основе которых осуществляется государственная охрана, относятся постановления Правительства, указы Президента. К примеру, Указ Президента РФ от 19 июня 1996 г.
№ 938 «О Федеральной службе охраны Российской Федерации», согласно
которому Главное управление охраны Российской Федерации было переименовано в Федеральную службу охраны Российской Федерации. Положение о
Федеральной службе охраны Российской Федерации, утвержденное Указом
Президента РФ от 7 августа 2004 г. № 1013. Положение регламентируют
полномочия и организацию деятельности Федеральной службы государственной охраны.
К списку актов, связанных с осуществлением государственной охраны,
следует отнести к отдельные распоряжения. Например, распоряжение Президента РФ от 12 мая 2003 г. № 243-ФЗ «О мерах по обеспечению безопасности
объектов государственной охраны и защиты охраняемых объектов в период
празднования 300-летия основания г. Санкт-Петербурга», по которому для
обеспечения безопасности глав иностранных государств и защиты других
охраняемых объектов был определен комплекс дополнительных мер, направленных на их охрану.
К международным договорам Российской Федерации относятся соглашения между Российской Федерацией и иностранными государствами в области обеспечения государственной охраны. Например, согласно Договору
«О сотрудничестве государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом» (Минск, 4 июня 1999 г.), стороныучастники соглашаются о выполнении взаимных запросов на проведение
оперативно-розыскных действий, которые также отнесены к компетенции
Федеральной службы охраны РФ.
Из анализа Конституции Российской Федерации, Закона «Об обороне»,
Федерального закона «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации»50, других федеральных законов, следует, что для обеспечения безопасности государства могут устанавливаться следующие ограничения прав и свобод человека и гражданина:
а) воинская обязанность граждан51;
б) предоставление в военное время для нужд обороны по требованию
федеральных органов исполнительной власти зданий, сооружений, транспортных средств и другого имущества, находящегося в собственности52;
в) предоставление в военное время для нужд обороны по требованию
федеральных органов исполнительной власти зданий, сооружений, транспортных средств и другого имущества, находящегося в собственности53;
50
Российская газета. – 1997. – № 45; 1998. – № 143.
Часть 1 ст. 59 Конституции Российской Федерации, ч. 3 ст. 1 Закона «Об обороне», Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» от 28 марта 1998 г. (с изм. от 21.07.1998 г. // СЗ
РФ. – 1998. – № 13. – Ст. 1475; Российская газета. – 1998. – № 142.
52
Пункт 4 ст. 9 Закона «Об обороне», п. 3 ст. 10 Закона «О мобилизационной подготовке и
мобилизации в Российской Федерации».
53
Пункт 4 ст. 9 Закона «Об обороне», п. 3 ст. 10 Закона «О мобилизационной подготовке и
мобилизации в Российской Федерации».
51
г) ограничение права свободно распоряжаться своими способностями к
труду, выбирать род деятельности и профессию, поскольку граждане в период мобилизации и в военное время привлекаются к выполнению работ в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства54;
e) запрет на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну в области обороны55.
На основе вышеизложенного следует сделать следующие выводы о
том, что при формулировании вышеперечисленных ограничений в законах
«О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» и
«Об обороне» вызывает некоторые правовые проблемы.
Обеспечение обязательств по военной обороне и ограничений доступа
к информации, составляющей государственную тайну, соответствует требованиям главы 3. Согласно части 3 ст. Конституции РФ и ст. 55 этих ограничений можно считать необходимыми для защиты вооруженной подготовки
Российской Федерации. 35, ч.1 и 2 столовые ложки. 37 и ст. Статья 56 Конституции Тедира ден предусматривает исключение имущественных ограничений и возможность свободно действовать в период военного положения в
качестве лишь меры предосторожности для обеспечения вооруженной защиты Российской Федерации. Статья 9 закона «Об обороне» и ст. В статье 10
«Закона о подготовке мобилизации Российской Федерации» такие ограничения могут быть введены только во время войны (18, однако Конституция
Российской Федерации не предусматривает таких специальных национальных и правовых систем и четко определяет различие между статьей военного
времени и военным статусом (статья 19).
Поэтому представляется, что правила об ограничении прав на права
собственности ограничивают право на трудоспособность, правила об ограничении права на «оправдание действий» исключают и добавляют в «Закон об
обороне» (статья 10) необходимые (статья 9) Федеральной конституции «Во54
Часть 2 ст. 10 Закона РФ «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской
Федерации»
55
Пункт 11 ст. 2 Закона РФ «Об обороне».
енный закон» принятый третьей частью ст. Статья 87 Конституции Российской Федерации.
2.2 Формы ограничения прав и свобод человека и гражданина в целях
обеспечения государственной охраны
Общественная безопасность является одной из важнейших областей
системы национальной безопасности, которая представляет собой ту особую
часть, в которой принимаются основные общегосударственные меры по защите прав и свобод граждан, законных интересов предприятий, учреждений,
организаций и общественных объединений.
Общественная безопасность - это состояние общественных отношений,
характеризующихся защитой личности, общества и государства от социальных, природных и техногенных угроз общественному порядку, экологической безопасности, здоровья населения и общественной нравственности.
Основным нормативным правовым актом в области обеспечения общественной безопасности является Конституция Российской Федерации, в
которой признаются права и свободы защиты людей и граждан ответственностью государства. Конституция Российской Федерации определяет основные принципы общественной безопасности, определяет сферы деятельности
государственных органов власти и их должностных лиц, определяет компетенцию между субъектами обеспечения общественной безопасности и определяет принципы национальной политики в этой области.
Чтобы противостоять угрозе общественной безопасности, государство
приняло ряд нормативно-правовых актов, регулирующих цели и задачи
борьбы с преступностью, и определило правовой статус субъектов, то есть
законодательно были определены форма и метод этой деятельности.
Одним из основных законов в области общественной безопасности является федеральный закон «О безопасности»56, который устанавливает правовую основу для обеспечения личной, общественной и национальной безопасности, определяет систему и функции органов государственной охраны,
определяет порядок организации и финансирование органов обеспечения
государственной безопасности, а также надзора и контроля за законностью
деятельности этих органов.
Правовое определение основных функции системы общественной безопасности определяются:
- выявлять и оценивать угрозы основным жизненно важным интересам
общественной безопасности, их предупреждение и нейтрализация;
- создание и поддержание средств и сил для обеспечения общественной
безопасности;
- управление средствами и силами обеспечения общественной безопасности в повседневных ситуациях и чрезвычайных ситуациях;
- внедрить систему мер по восстановлению нормального функционирования объектов общественной безопасности в районах, пострадавших от
чрезвычайных ситуаций;
- Участие в мероприятиях по обеспечению общественной безопасности
за пределами Российской Федерации в соответствии с международными договорами, заключенными или одобренными Российской Федерацией.
Концептуальное нормативное законодательство для определения сил и
средства, которые задействованы для обеспечения общественной безопасности, представляет собой Стратегия национальной безопасности Российской
Федерации от 31.12.2015 г.
Все нормативно-правовые акты, призванные регулировать отношения в
сфере общественной безопасности, можно разделить на различные категории
в зависимости от сферы их деятельности:
56
Федеральный закон от 28.12.2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» // СЗРФ. – 03.01.2011. – № 1. – Ст. 2.
а) нормативно-правовые акты, регулирующие порядок и направления
борьбы с преступностью («О судоустройстве РСФСР, «О прокуратуре РФ»,
«О полиции», «О федеральной службе безопасности», «О государственной
охране» и др.)
б) нормативно-правовые акты, которые направлены на противодействие незаконному обороту оружия, взрывных устройств, боеприпасов («Об
оружии», Постановление Правительства РФ от 21.07.1998 № 814 (ред. от
03.08.2018) «О мерах по регулированию оборота гражданского и служебного
оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации», Постановление Правительства РФ от 15.10.1997 № 1314 (ред. от 12.05.2018) «Об
утверждении Правил оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия,
боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях» и др.)
c) нормативно-правовые акты по обеспечению пожарной безопасности,
как вида общественной безопасности (постановление Правительства РФ от
22 декабря 2009 г. №1052 «Об утверждении требований пожарной безопасности при распространении и использовании пиротехнических изделий», Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 69-ФЗ «О пожарной безопасности»
и др.);
г) нормативно-правовое законодательство, регламентирующее порядок
деятельности по недопущению ситуаций природного и техногенного характера (Федеральный Закон от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», Федеральный Закон от 22 августа 1995 г. «Об аварийноспасательных службах и статусе спасателей» и др.)
д) нормативно-правовые акты, регулирующие порядок обеспечения дорожного движения (Федеральный Закон от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О
безопасности дорожного движения», Постановление Правительства РФ от
23.10.1993 № 1090 «О Правилах дорожного движения» и др.)
Что касается обеспечения государственной безопасности, то ее можно
рассмотреть, как на международном, так и на внутригосударственном
уровне. По этой причине правовое обеспечение может быть классифицировано в соответствии с областью обеспечения государственной безопасности.
Так на международные законодательные акты, определяющие принципы и
направления сотрудничества государств в сфере обеспечения международной
государственной безопасности, и внутренние законодательные акты Российской Федерации, которые также можно классифицировать по различным основаниям.
Международная безопасность - это мировой порядок, который создает
благоприятные международные условия для свободного развития стран и
других субъектов международного права. В целом, международная безопасность включает в себя комплекс политических, экономических, гуманитарных, информационных, экологических и других элементов безопасности. Не
принимая во внимание положения международного права, продолжим рассмотрение национального законодательства в этой области.
Конституция является основой обеспечения государственно-правовых
гарантий, поскольку определяет приоритет его охраны. Кроме того, Конституция в ст. 80 указывает на то, что Президент Российской Федерации определяет основные характеристики и направления внутренней и внешней политики страны и является гарантом прав и свобод человека и гражданина, принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости
и национальной целостности, обеспечивает скоординированное функционирование и взаимодействие национальных органов власти.
Для обеспечения безопасности страны Президент издает Указы о военном и чрезвычайном положении в соответствии с Конституцией РФ, которые
утверждаются Советом Федерации Федерального Собрания РФ. Государственная Дума обеспечивает реализацию государственной безопасности через принятие федеральных законов. Исполнительная власть во главе с Правительством Российской Федерации разработало ряд мер, направленных на ре-
ализацию законов о национальной безопасности в соответствии с законодательством.
В качестве необходимого условия намеченных мероприятий, посвященных безопасности (Военная доктрина безопасности Российской Федерации57 и др.), во всех документах указывается разработка системы их правового обеспечения.
Федеральные законы в данной области оговаривают определенные
направления деятельности государственных органов власти по осуществлению государственной безопасности. Основными законами в этой области является ФЗ «Об обороне», ФЗ «О государственной охране». Статья 5 Федерального Закона «О безопасности », в которой определяются источники правового регулирования, а именно «Правовую основу обеспечения безопасности составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской
Федерации, федеральные конституционные законы, настоящий Федеральный
закон, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов
Российской Федерации, органов местного самоуправления, принятые в пределах их компетенции в области безопасности». Это, безусловно не исчерпывающий перечень.
Учитывая уровень федерального законодательства, следует также упомянуть о препятствиях на пути определения правового статуса органов,
непосредственно обеспечивающих государственную безопасность. Это федеральные законы «О федеральной службе безопасности», «О полиции», «О
государственной охране» и т.д.
57
Указ Президента РФ от 25.12.2014 г. № 146 «О Военной доктрине Российской Федерации»(утратил силу
25.12.2014 Указ Президента РФ №815) // СПС ГАРАНТ.
Следующий уровень представлен Указами Президента, который включает регулирование деятельности Совета Безопасности, Федеральной Службы Безопасности58.
Поэтому правовые положения о национальной безопасности определяются набором норм и институтов, которые регулируют отношения между
определениями угроз национальной безопасности, приоритетными направлениям в области государственной безопасности, регламентации прав и обязанностей государственных органов власти, общественных объединений, органов местного самоуправления и организаций в ходе обеспечения состояния
защищенности личности, общества и государства. Основной целью правового регулирования является предотвращение, обнаружение и предупреждение
проявлений угроз государственной безопасности.
Достижение этой цели и цели обеспечения общественной безопасности
зависят от необходимости разработки механизмов, ограничивающих права и
свободы человека и гражданина. Причины и формы рассмотрения этого
ограничения содержатся в двух законах - Федеральном конституционном законе «О чрезвычайном положении» и Федеральном законе «О противодействии терроризму».
Глава «Меры и временные ограничения, применяемые в условиях чрезвычайного положения» содержатся в Федеральном конституционном законе
«О чрезвычайном положении». В этой главе предусматриваются ограничения
прав и свобод лично, а именно:
1.
установление ограничений на свободу передвижения по террито-
рии, на которой введено чрезвычайное положение, а также введение особого
режима въезда на указанную территорию и выезда с нее, включая установление ограничений на въезд на указанную территорию и пребывание на ней
иностранных граждан и лиц без гражданства;
58
Указ Президента РФ от 10.08.2011 г. № 1075 «Об утверждении перечня информации о деятельности Федеральной службы безопасности Российской Федерации, размещаемой в сети Интернет»( ред. 01 июля 2014
// СЗРФ. – 15.08.2011. - №33. – Ст.4918.
2.
установление особого порядка продажи, приобретения и распре-
деления продовольствия и предметов первой необходимости;
3.
установление ограничений на осуществление отдельных видов
финансово-экономической деятельности, включая перемещение товаров,
услуг и финансовых средств;
4.
запрещение забастовок и иных способов приостановления или
прекращения деятельности организаций;
5.
запрещение или ограничение проведения собраний, митингов и
демонстраций, шествий и пикетирования, а также иных массовых мероприятий;
6.
ограничение движения транспортных средств и осуществление
их досмотра.
В качестве дополнительных мер в законе предусматриваются следующие ограничения прав и свобод:
- введение комендантского часа, то есть запрета в установленное время
суток находиться на улицах и в иных общественных местах без специально
выданных пропусков и документов, удостоверяющих личность граждан;
- проверку документов, удостоверяющих личность граждан, личный
досмотр, досмотр их вещей, жилища и транспортных средств;
- временное изъятие или арест печатной продукции, радиопередающих,
звукоусиливающих технических средств, множительной техники, установление особого порядка аккредитации журналистов;
- временное изъятие оружия и боеприпасов, токсичных веществ у
граждан;
- выдворение в установленном порядке лиц, нарушающих режим чрезвычайного положения и не проживающих на территории, на которой введено
чрезвычайное положение, за ее пределы;
- продление срока содержания под стражей лиц, задержанных в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации по подозрению в совершении актов терроризма и других особо тяжких
преступлений, на весь период действия чрезвычайного положения, но не более чем на три месяца;
- временное отселение жителей в безопасные районы с обязательным
предоставлением таким жителям стационарных или временных жилых помещений;
- в исключительных случаях, связанных с необходимостью проведения
и обеспечения аварийно-спасательных и других неотложных работ, мобилизация трудоспособного населения и привлечение транспортных средств
граждан для проведения указанных работ при обязательном соблюдении требований охраны труда.
Кроме того, закон налагает ограничения на политические права и свободы, особенно в случае чрезвычайного положения ограничение прав на участие в референдуме и выборах. В регионе, где было объявлено чрезвычайное
положение, выборы и референдумы не проводятся в течении всего периода
действия чрезвычайного положения59.
Рассмотрим с точки зрения ограничения прав и свобод личности Федеральный закон «О противодействии терроризму». В особенности, в соответствии со ст.11 закона режим предусматривает следующие меры и временные
ограничения:
- удаление физических лиц с отдельных участков местности и объектов;
- проверка у физических лиц документов, удостоверяющих их личность, а в случае отсутствия таких документов – доставление указанных лиц
в органы внутренних дел (иные компетентные органы) для установления
личности;
- искать каналы и почту телекоммуникаций для проверки телефонных
разговоров, и другой информации, передаваемой через систему телекоммуникаций, и для получения информации о террористических актах;
59
Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении" (редакция
от 3 июля 2016.) // СЗРФ. –4 июня 2001 г. – № 23. – Ст. 2277.
- временное отселение физических лиц в безопасные районы;
- ведение контроля телефонных переговоров и иной информации, передаваемой по каналам телекоммуникационных систем, а также осуществление
поиска на каналах электрической связи и в почтовых отправлениях в целях
выявления информации об обстоятельствах террористического акта;
- ограничение движения транспортных средств и пешеходов;
- беспрепятственное проникновение лиц, проводящих контртеррористическую операцию, в жилые и иные принадлежащие физическим лицам
помещения и на принадлежащие им земельные участки и др. 60
Поэтому, в соответствии с основными положениями Конституции Российской Федерации можно сделать вывод о том, что механизмы ограничения
прав и свобод отдельных лиц и граждан в контексте обеспечения безопасности общества и государства, включенные в федеральное законодательство о
национальной безопасности, опираются на принципиальные положения Конституции Российской Федерации и предусматривают гарантии защиты прав и
свобод человека и гражданина даже в условиях их временного ограничения.
2.3 Контроль и надзор за деятельностью федеральных органов
государственной охраны в сфере обеспечения прав и свобод
человека и гражданина
Одним из принципов осуществления государственной охраны является
принцип поднадзорности и подконтрольности, который содержится в ст. 3
федерального закона от 27 мая 1996г. № 57-ФЗ «О государственной охране».
Контроль за деятельностью федеральной государственной власти является разновидностью государственного контроля.
60
Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ "О противодействии терроризму" (редакция от 18 апреля
2018 г.) // СЗРФ. – 13 марта 2006 г. – № 11. – Ст. 1146.
Одна из форм исполнения государственной власти, нацеленная на
обеспечение соблюдения законодательства и других правовых актов, издаваемых органами государства, является по своей сути государственным контролем.
Государственный контроль осуществляется различными учреждениями. В соответствии с законом Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации, Федеральное Собрание Российской Федерации
и судебная власть осуществляют контроль над деятельностью федеральных
органов государственной охраны.
Президентский контроль осуществляется по всей вертикальной линии
исполнительной власти и осуществляется контрольным управлением Администрации Президента Российской Федерации.
В частности, согласно п. 2 Указа Президента Российской Федерации от
6 ноября 1996 г. № 1536 «О мерах по совершенствованию организации контроля и проверки исполнения поручений Президента Российской Федерации», ответственность за своевременное и полное выполнение поручений
Президента РФ несут руководители федеральных органов исполнительной
власти.
В соответствии со. ст. 101 Конституции РФ, Федеральное Собрание
Российской Федерации осуществляет контроль за исполнением федерального
бюджета. В рамках этого контроля Федеральное Собрание Российской Федерации образует Счетную палату. Статус и полномочия Счетной палаты определены Федеральным законом от 11 января 1995 года № 4-ФЗ «О счетной палате Российской Федерации». Организация и осуществление контроля над
исполнением органами государственной власти доходных и расходных статей федерального бюджета по целевому назначению, структуре и объему является основной задачей Счетной палаты РФ согласно ст.2 ФЗ «О Счетной
палате РФ». В случае каких-либо нарушений Счетная Палата проанализирует
выявленные нарушения и подготовит предложения по их устранению.
Результаты надзора за расходованием федерального бюджета предоставляются Счетной палатой Совету Федерации и Государственной Думе.
Согласно ст. 4 Федерального конституционного закона от 17 декабря
1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации», Правительство
Российской Федерации в пределах своих полномочий организует исполнение
Федеральным органами государственной. охраны. Конституции Российской
Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов,
указов Президента РФ, регулирующих деятельность. федеральных органов
государственной охраны, международных договоров РФ, осуществляет контроль за исполнением указанных нормативных правовых актов, а в случае
выявления. нарушений принимает меры. по устранению данных нарушений.
Конституционный Суд Российской Федерации является судебным органом, осуществляющим надзор за деятельностью федеральных органов государственной охраны. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации в сфере контроля содержатся в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации». Ст. 1 Закона предусматривает, что Конституционный Суд Российской Федерации является судебным органом по конституционному контролю. Конституционный контроль за деятельностью федеральных органов
государственной охраны может быть особенно эффективным при решении
вопросов соответствия Конституции РФ международных договоров в области государственной охраны (п. «г» ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).
Статья 80 Конституции гласит, что Президент должен быть гарантом
прав человека, гражданских прав и свобод. Федеральное Собрание защищает
права и свободы, закрепляет гарантии посредством законодательной деятельности. Деятельность по обеспечению прав и свобод осуществляется Правительством Российской Федерации и органами государственной власти
субъектов РФ. Конкретная роль восстановления отдельных нарушений прав
и свобод принадлежит судебной власти - Конституционному суду Россий-
ской Федерации, конституционным и уставным судам субъектов Российской
Федерации и судам общей юрисдикции.
Конституция также предусматривает специальный орган, такой как
Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.
Во многих странах аналогичные национальные народного омбудсмена
(защитника) долгое время имели различные модификации. В России относительно недавно создан этот институт. В Декларации прав и свобод человека и
гражданина от 22 ноября 1991г. Закрепилась необходимость учреждения
парламентского уполномоченного по правам человека. Соответствующие положения об этом институте были включены в Конституцию 1993 года. Однако только 25 декабря 1996 г. был принят Государственной думой, а 12 февраля 1997г одобрен Советом Федерации РФ и подписан Президентом РФ 26 декабря 1997 г. Федеральный конституционный закон «Об уполномоченном по
правам человека в Российской Федерации»61. Ни в Конституции, ни в
названном законе не указано наименование «парламентский уполномоченный и положения о подотчетности его законодательному органу, что изначально предполагалось в Декларации прав и свобод человека и гражданина.
В соответствии с положениями п «д» ч.1. ст. 103 Конституции, назначение и освобождение от должности Уполномоченного по правам человека
является обязанностью Государственной Думы.
Высокий статус Уполномоченного по права человека предвещает чрезвычайно сложные процедуры для осуществления своих действий. Президент,
Совет Федерации, депутаты Государственной Думы могут принимать участие в выдвижении кандидатур. Кроме того, каждый кандидат заносится в
тайный список для голосования, который избирается двумя третями от общего числа депутатов Государственной Думы. Это позволяет учитывать мнения
различных органов власти и общественно-политических структур, полный
отбор достаточно репрезентативной кандидатуры, по который достигнут вы-
61
СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1011.
сокий уровень согласия депутатов, представляющих те или иные направления.
Уполномоченный назначается Государственной Думой и большинством голосов от общего числа ее депутатов. На эту должность могут назначаться лица, отвечающие определенным требованиям: гражданство Российской Федерации, возраст не моложе 35 лет, знания в области прав и свобод
человека и гражданина, опыт их защиты. Однако наличие юридического образования не требуется.
Во время назначения на должность Уполномоченный по правам человека приносит присягу на заседании Государственной Думы. Одно и то же
лицо не может быть назначено более чем на два срока.
Институт Уполномоченного по правам человека был создан для обеспечения гарантированной защиты прав и свобод граждан, их уважения и соблюдения государственными органами охраны, должностными и лицами, и
органами местного самоуправления. Сфера деятельности Уполномоченного
по правам человека является разнообразной.
В соответствии с установленными Федеральным конституционным законом средствами он способствует:
1) Восстановления нарушенных прав;
2) совершенствованию законодательства о правах человека и гражданине с целью приведения их в соответствие с признанными принципами и
нормами международного права;
3) совершенствовать международное сотрудничество в области прав
человека;
4) Юридическому просвещению по правам и свободам человека, формам и способам их защиты.
Правовой статус Уполномоченного по правам человека имеет следующие черты:
1.
Уполномоченный независим при исполнении своих обязанностей
и не несет ответственности перед каким-либо государственным органом или
должностным лицом. Вмешательство в деятельность Уполномоченного по
правам человека с целью повлиять на решения, неспособность должностного
лица выполнять свои обязанности перед Уполномоченным, воспрепятствование осуществления его деятельности в другой форме влечет установленную
законодательством ответственность.
2.
За исключением преподавательской, научной или иной творче-
ской деятельности должность Комиссара несовместима с деятельностью на
государственной службе, с обладанием депутатским мандатом, занятием какой-либо другой оплачиваемой и неоплачиваемой деятельностью.
3.
Уполномоченный не имеет права участвовать в политической де-
ятельности или быть состоять в качестве члена политической партии или
других общественных объединениях, преследующих политические цели.
4.
В течение всего пятилетнего срока полномочий Уполномоченный
обладает иммунитетом, содержание которого прямо определено в Федеральном конституционном законе и которое не отличается от содержания депутатского иммунитета. Для применения мер принудительного воздействия на
Уполномоченного по правам человека требуется согласие Государственной
Думы в соответствии с соответствующим Законом.
5.
Омбудсмен не имеет властных полномочий и директивными ме-
рами воздействия на государственные органы или иные органы власти, не
принимает правовые акты. Однако закон предусматривает широкий круг обязанностей в отношении Уполномоченного по правам человека. (оказание содействия, предоставление информации, необходимых материалов и т. д.).
Деятельность Уполномоченного дополняет существующие средства
защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не упускает из виду полномочия государственных органов по обеспечению защиты и восстановлению
нарушенных прав и свобод.
6.
Рабочим органом Уполномоченного по правам человека, создан-
ным для осуществления своей деятельности, является государственное учреждение с правами юридического лица, расчетным и иным счетом, печатью и
бланками с его наименованием и изображением Государственного герба Российской Федерации.
Для того, чтобы омбудсмен был независим от какого-либо учреждения,
его деятельность финансируется из федерального бюджета, а средства, выделенные ему, предоставляются отдельной строкой.
7.
Закон устанавливает причины, по которым Государственная Ду-
ма может или должна повлечь досрочное освобождение от должности Уполномоченного по правам человека.
Если Уполномоченный нарушает запрет, подразумевающий совмещение его функций с любой другой оплачиваемой или неоплачиваемой деятельностью, или другим основаниям для освобождения от должности, в
частности если в отношении него вступил в законную силу обвинительный
приговор, он должен быть безоговорочно освобожден от занимаемой им
должности.
Государственная Дума может прекратить полномочия Уполномоченного, ввиду неспособности по состоянию здоровья или по другим причинам не
может выполнять свои обязанности в течение длительного периода (не менее
четырех месяцев подряд).
Заявление о сложении полномочий может быть основанием для досрочного освобождения от должности Уполномоченного по правам человека.
Рассмотрение жалоб на нарушение законных прав и свобод человека и гражданина является основным содержанием компетенции Уполномоченного по
правам человека.
Согласно Федеральному конституционному закону, заявителями жалоб
могут быть не только граждане Российской Федерации, но и иностранные
гражданам и лицам без гражданства, находящиеся на ее территории.
Не является исчерпывающим круг органов и лиц, действия или бездействия которых могут быть обжалованы Уполномоченному по правам человека. В соответствии с основными задачами учреждения должности Уполномоченного по правам человека является осуществление и уважение прав и сво-
бод человека и гражданина государственными органами, органами местного
самоуправления и должностными лицами - то есть именно решения, действия (бездействия) этих органов могут быть предметом жалобы Уполномоченному по правам человека в РФ. В законе говорится, что Уполномоченный
не принимает во внимание жалобы на решения палат Федерального Собрания и законодательных (представительным) органов государственной власти
субъектов Российской Федерации.
Уполномоченный рассматривает жалобы, ранее обжалованные только в
судебном или административном порядке, но заявитель не соглашается с их
решением. Кроме того, крайний срок для подачи жалобы: когда права и свободы заявителя не превышают один год с даты нарушения прав и свобод заявителя или дня, когда последнему стало известно о нарушении прав и свобод.
Закон (ст. 19) предусматривает льготные условия при подаче жалоб
Уполномоченному по правам человека. К примеру, они не подлежат уплате
государственной пошлины со стороны государства, жалобы, полученные от
лиц, находящихся в местах принудительного содержания не рассматриваются компетентными органами администрации и направляются Уполномоченному по правам человека в течение 24 часов.
Уполномоченный имеет право реагировать на полученные жалобы различными способами: 1) принимать жалобы к рассмотрению, 2) пояснять заявителю о средствах, которые тот имеет право использовать для защиты своих прав и свобод, 3) направлять жалобу в органы, к компетенции которых
относится разрешение жалобы, по существу. 4) отказывать в рассмотрении
жалобы. Однако отказ должен быть мотивирован и обжалованию не подлежит.
Во всех случаях обращений Уполномоченный самостоятельно определяет конкретную форму ответа, исходя из самых разных обстоятельств, соответствующих жалобе по каждому конкретному делу.
Уполномоченный имеет широкий круг полномочий, необходимых для
правильной проверки жалоб. В частности, он полномочен:
1)
обратиться с целью содействия в проведении проверки обстоя-
тельств, подлежащих выяснению к компетентным органам государства;
2)
иметь свободный доступ ко всем органам государственным вла-
сти и органам местного самоуправления, предприятиям, учреждениям и организациям независимо от организационно-правовой формы собственности;
3)
запросить и получить необходимую информацию и документы;
4)
принимать объяснения должностных лиц и государственных
служащих (исключая судей).
По результатам рассмотрения жалобы Уполномоченный по правам человека имеет право:
- обратиться в суд с заявлением в защиту прав и свобод, которые были
нарушены, участвовать в производстве по делу;
- обратиться в компетентный орган с ходатайством о возбуждении дисциплинарного или административного производства, или уголовного дела в
отношении соответствующего должностного органа;
- обратиться в суд или в прокуратуру с ходатайством о проверке вступившего в законную силу решения, постановления, определения или приговора суда;
- излагать свои претензии должностным лицам государственных органов, которые имеют право вносить протест;
- подавать в Конституционный Суд жалобы на нарушение конституционных прав и свобод граждан законом, подлежащим применению или примененным в определенном деле.
В пределах своих полномочий Уполномоченный по правам человека
может принимать меры по защиты прав и свобод человека и гражданина и по
своей инициативе, где это уместно, и предпринимать действия без подачи
жалоб. Ст. 21 Закона допускает эту возможность при наличии информации о
грубых нарушениях прав и свобод человека и гражданина либо в случае, от-
носящемся к особому общественному значению или связанных с необходимостью защиты интересов лиц, которые сами не способны использовать механизм защиты, права которых нарушены.
Уполномоченный по правам человека имеет право опубликовать принятое заключение.
В конце календарного года Уполномоченный по правам человека
направляет отчет о деятельности всем федеральным органам государственной власти.
Уполномоченный по правам человека взаимодействует с неправительственными организациями, действующими в России, и поддерживает широкие контакты с международными правозащитными организациями.
В России складывается практика назначения уполномоченных по правам на общественных началах. Они появляются в отдельных университетах и
школах. Появляется необходимость создания института, который уполномочен защищать права определенных категорий граждан, в отношении которых
имели место серьезные нарушения прав.
Согласно Конституции, законом субъекта РФ может учреждаться
должность Уполномоченного по правам человека в субъекте РФ. Кроме того,
на уровне субъекта повторная подача жалобы не является основанием для
отказа в приеме аналогичных жалоб федеральным Уполномоченным по правам человека.
Введение института Уполномоченного по правам человека является
важным шагом в развитии демократического процесса, который гарантирует
укрепление статуса личности и реализацию прав человека и гражданских
прав и свобод. Комплексный подход к рассмотрению проблемы формирования нормативно-правовой базы институт Уполномоченного по правам человека, а именно к принятию законодательных актов не только на федеральном
уровне, но и в субъектах Российской Федерации, поможет устранить пробелы, которые все еще существуют в функционировании механизма защиты
прав человека и гражданских прав и свобод.
Следует резюмировать, что некоторые конституции и уставы субъектов
Российской Федерации требуют создания института уполномоченного по
правам человека. (Например, такие нормы содержатся в Конституции Республики Башкортостан, в уставах г. Санкт-Петербурга, Томской, Новосибирской областей и др.).
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В заключение следует отметить, что для определения критериев ограничения прав и свобод человека и гражданина следует брать начало из принципиальных основных позиций:
1) форма ограничения прав человека и гражданина - федеральный закон. Различные уровни нормативных актов, включающие ведомственные,
неопубликованные или носящие закрытый характер, не могут устанавливать
какие-либо ограничения прав и свобод, не могут регулировать основания их
применения, пределы, сроки, условия и другие существенные признаки таких
ограничений (Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононова на Определение Конституционного Суда от 14 июля 1998 г. № 86-О)62;
2) Целью ограничения прав и свобод человека является общественная
безопасность. Однако анализ действующего законодательства показывает,
что существует множество теоретических и практических проблем. Вопервых, не существует единого подхода к термину «общественная безопасность» как в теории, так и в законодательстве. Возможно, в этом отношении
следует пересмотреть законодательство Российской Федерации в области доработки Федерального закона РФ «О борьбе с терроризмом» и Закона РФ «О
безопасности». Кроме того, актуальность обеспечения общественной безопасности уже отражена в Уголовном кодексе РФ, устанавливающем в качестве наказания пожизненное лишение свободы за совершение особо тяжких
преступлений против общественной безопасности (ст. 57), однако в законодательстве не указано что именно следует понимать под термином «общественная безопасность». Следует выявить соотношение понятий «общественная безопасность» и «национальная безопасность», под которой подразумевается безопасность многонационального народа, как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации (Концеп-
62
ВКС РФ. 1998. № 6.
ция национальной безопасности, утверждена Указом Президента РФ от 17
декабря 1997 г. № 1300 (ред. от 10 января 2000 г.)63);
3) крайняя необходимость в качестве критерия ограничения прав и свобод человека (от формулировки ч. 3 ст. 55 Конституции РФ «…в той мере, в
какой это необходимо в целях…»). Крайняя необходимость может иметь место в ситуациях, когда защита прав и свобод человека и общественных интересов невозможна иными способами, кроме как ограничение этих прав.
Необходимо только принять во внимание что крайняя необходимость может
быть правомерной только в том случае, если выполняются условия: существует реальный или возможный вред общественным или государственным
интересам; соразмерность ограничений ситуациям в связи, с которыми они
допускаются; предотвращенный вред должен быть больше чем причиняемый
вред;
4) Общий характер таких ограничений - ограничения не являются личностно направленными, и их действие распространяется на всех;
5) соблюдение общепризнанных международных норм и принципов ограничения прав и свобод граждан Российской Федерации не должны
нарушать обязательства Российской Федерации по международному праву;
6) адекватность и разумная достаточность мер ограничения прав- ограничения не могут выходить за рамки того, в какой степени требуются эти
ограничения, и недопустимо ограничение прав и свобод человека и гражданина и дискриминация на основе религиозной принадлежности, пола, расы,
языка, цвета кожи или социального происхождения;
7) соразмерность ограничения прав и целей, в имя которых ограничиваются права. Безопасность всех считается приоритетом по отношению к соблюдению определенных свобод каждого отдельного гражданина. Конституционный Суд РФ неоднократно подчеркивал, что все ограничения прав и
свобод, а также связанных с ними законных интересов могут в силу ч. 3 ст.
55 Конституции РФ устанавливаться законом только для достижения консти63
СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 170
туционно значимых целей и должны быть соразмерны им (Определение от 8
февраля 2001 г. № 33-О64; Определение от 6 декабря 2001 г. № 310-О65);
8) выявленные ограничения должны быть четко определены и сформулированы и не должно допускаться произвольное их толкование. Нормы,
ограничивающие права и свободы, должны четко определять предел ограничений.
В результате следует отметить, что нынешняя реальность требует
необходимости пересмотра проблемы защиты прав и свобод отдельных лиц и
граждан: в настоящее время главным приоритетом государства должно быть
обеспечение оптимального объема прав и свобод человека с целью гаранта
безопасной жизнедеятельности общества.
В результате следует отметить, что обеспечение истинной свободы
личности возможно при полной и последовательной реализации конституционных основ ограничения прав и свобод человека и гражданина в действующем законодательстве; в настоящее время в центре внимания должна быть
отраслевая регламентация ограничения прав и свобод человека и гражданина
в действующем законодательстве, в том числе и приведение в соответствие с
конституционными основами ограничения прав и свобод федеральных законов, ведомственных актов, указов Президента, актов субъектов Российской
Федерации с целью обеспечения единого понимания и реализации конституционной концепции свободы человека и гражданина.
64
65
ВКС РФ. 2001. № 3.
ВКС РФ. 2002. № 3.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
Нормативные источники и судебная практика
1.1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // СЗ
РФ. 26.01.2009. № 4. Ст. 445.
1.2. О чрезвычайном положении: Федеральный конституционный закон
от 30 мая 2001 № 3-ФКЗ (в ред. от 07.03.2005) // СЗ РФ. 2001 г. № 23.
Ст. 2277.
1.3. О военном положении: Федеральный конституционный закон от 30
января 2002 № 1-ФКЗ (в ред. от 28.12.2010) // СЗ РФ. 2002. № 5. Ст. 375.
1.4. О безопасности: Закон Российской Федерации от 05.03.1992 №
2446-1 (в ред. от 26.06.2008) // Российская газета. № 103. 06.05.1992. (Документ утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 28.12.2010 №
390-ФЗ).
1.5. О государственной тайне: Закон Российской Федерации от
21.07.1993 № 5485-1 (в ред. от 08.11.2011) // СЗ РФ. 13.10.1997. № 41. Ст.
8220–8235.
1.6. О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации: Федеральный закон от 26.02.1997 № 31-ФЗ (в ред. от 05.04.2013) //
СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1014.
1.7. О
противодействии
терроризму:
Федеральный
закон
от
06.03.2006 № 35-ФЗ (в ред. от 08.11.2011) // СЗ РФ. 2006. № 11. Ст. 1146.
1.8. О безопасности: Федеральный закон от 28.12.2010 № 390-ФЗ // СЗ
РФ. 2011. № 1. Ст. 2.
1.9. Об обороне: Федеральный закон от 31.05.1996 № 61-ФЗ (в ред. от
05.04.2013)
//
Официальный
интернет-портал
http://www.pravo.gov.ru - 08.04.2013).
правовой
информации
1.10. Концепция внешней политики Российской Федерации (утв. Президентом Российской Федерации 12.02.2013) // Сайт www.kremlin.ru по состоянию на 20.02.2013.
1.11. Концепция национальной безопасности Российской Федерации
(утв. Указом Президента РФ от 17.12.1997) // Российская газета. № 247.
26.12.1997. (Документ утратил силу с 12 мая 2009 года в связи с изданием
Указа Президента РФ от 12.05.2009 № 537).
1.12. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до
2020 года (утверждена Указом Президента Российской Федерации от
12.05.2009 г. № 537) // СЗ РФ. 2009. № 20. Ст. 2444.
1.13. О защите государственных секретов Российской Федерации: Указ
Президента РФ от 14.01.1992 № 20 // http://giod.consultant.ru
1.14. О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне: Указ
Президента РФ от 24.01.1998 № 61 // СЗ РФ. 1998. № 5. Ст. 561.
1.15. Об утверждении Концепции национальной безопасности Российской Федерации: Указ Президента РФ от 17.12.1997 № 1300 (в ред. от
10.01.2000) // Российская газета. № 247. 26.12.1997. (Документ утратил силу с
12 мая 2009 г. в связи с изданием Указа Президента РФ от 12.05.2009 № 537).
1.16. О классификаторе правовых актов: Указ Президента РФ от
15.03.2000 № 511 (в ред. от 28.06.2005) // СЗ РФ. 20.03.2000. № 12. Ст. 1260.
1.17. Об утверждении Военной доктрины Российской Федерации: Указ
Президента РФ от 21.04.2000 № 706 // СЗ РФ. 24.04.2000. № 17. Ст. 1852.
(Утратил силу с 5 февраля 2010 г. в связи с изданием Указа Президента РФ
от 05.02.2010 № 146).
1.18. О Военной доктрине Российской Федерации: Указ Президента РФ
от 05.02.2010 № 146 // СЗ РФ. 15.02.2010. № 7. Ст. 724.
1.19. Определение Конституционного Суда РФ «По делу о проверке
конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И. Г. Черновой» от 14
июля 1998 г. № 86-О // СЗ РФ. 1998. № 34. Ст. 4368.
1.20. По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97
Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина
В.В. Щелухина : Постановление Конституционного Суда РФ от 13.06.1996 №
14-п // СЗ РФ. 1996. № 26. Ст. 3185.
Специальная литература
2.1. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: Норма, 2001.
2.2. Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. В 3х т. Т. 1. М., 2001. С. 241.
2.3. Беломестных Л.Л. Ограничение прав человека. – М., 2003.
2.4. Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики.
М., 2004.
2.5. Глушкова С.И. Права человека в России: Учебное пособие. М.:
Юристъ, 2005.
2.6. Защита прав жертв террористических актов и иных преступлений
(сб. нормативных актов и официальных документов) / Под общ. ред. О.О.
Миронова. М., 2003.
2.7. История политических и правовых учений. Древний мир / Отв. ред.
В.С. Нерсесянц. М., 1985.
2.8. Карташкин В.А., Лукашева Е.А. Вступительная статья к книге
«Международные акты о правах человека». М., 1998. С. XV.
2.9. Комментарий к Конституции РФ / Под ред. В. Д. Карповича. М.,
2002.
2.10. Конституционное (государственное) право зарубежных стран /
Отв. ред. Б.А. Страшун. Т. 1, 2. М., 1995.
2.11. Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина. М., 1997. С. 170-171.
2.12. Конституция Российской Федерации. Проблемный комментарий /
Под ред. В.А. Четвернина. М., 1997.
2.13. Конституция РФ. Энциклопедический словарь / Авт. коллектив:
В.А. Туманов, В.Е. Чиркин, Ю.А. Юдин. – М., 1995. – С. 40.
2.14. Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве. Саратов, 1994. Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий / Отв. ред. В.А.
Четвернин. М., 1997.
2.15. Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума. М.: Изд-во
МНЭПУ, 1998.
2.16. Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения
прав человека и гражданина. Саратов, 1996.
2.17. Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1999.
2.18. Права человека в России: декларации, нормы и жизнь // Государство и право. 2000. № 3. Права человека и процессы глобализации современного мира / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М.: Норма, 2005. С. 55.
2.19. Рыбаков О.Ю. Личность и правовая политика // Российская правовая политика. М.: Норма, 2003.
2.20. Тиунова Л.Б. Проблема общесоциальной безопасности и правовая
государственность // Правоведение. 1991. № 5. С. 26.
2.21. Толстик В.А. Противоречия в понимании и практике ограничения
прав и свобод человека и гражданина // Теория и практика ограничения прав
человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Ч. 1.
2.22. Устинов В.С. Основания и критерии ограничения прав и свобод
личности в законодательстве и теории // Теория и практика ограничения прав
человека по российскому законодательству и международному праву: Сборник научных трудов. Ч. 1. Н. Новгород, 1998.
2.23. Эбзеев Б.С. Ограничения конституционных прав // Теория и практика ограничения прав человека по российскому законодательству и международному праву: Сб. научных трудов / Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 1998. Ч. 1. С. 8.
2.24. Эбзеев Б.С. Человек, народ, государство в конституционном строе
Российской Федерации. М., 2005.
2.25. Экштайн К. Основные права и свободы по российской Конституции и Европейской Конвенции: Учебное пособие для вузов. М.: №OTA
BE№E, 2004. С. 64, 68 – 70.
3. Материалы периодической печати
3.1
Белый А.В. Понятие и значение ограничения прав и свобод чело-
века и гражданина // Вестник Челябинского государственного университета.
– 2009. – № 7 (145). – С. 30–33.
3.2
Вишняков В. Г. О методологических основах правового регули-
рования проблем безопасности Российской Федерации // Журнал российского права. – № 9. – Сентябрь 2005 г.
3.3
Гаджиев Г. А. Непосредственное применение судами конститу-
ционных норм // Рос. юстиция. 1995. № 12. С. 27.
3.4
Гаджиев Г. А. Рыночная экономика в решениях Конституционно-
го Суда РФ // Рос. юстиция. – 2001. – № 6. – С. 19.
3.5
Гунич С.В. Государственное ограничение прав и свобод человека
и гражданина Российской Федерации в конституционно-правовом механизме
их защиты // Власть и управление на Востоке России. – 2007. – № 4 (41). – С.
209–214.
3.6
Зайцев А.А. К вопросу об интерпретации ограничений прав чело-
века и свобод человека и гражданина // Наука и образование: право и управление. – 2013. – № 12. (43). – С. 34–39.
3.7
Казимирская Ю.В. Конституционно-правовые принципы как га-
рантия законности ограничения личных прав и свобод человека и гражданина // Вестник Бурятского государственного университета. – 2013. – № 2. – С.
211–215.
3.8
Кирьянов А.Ю. Общая характеристика понятия «безопасность».
Подходы к определению и виды // Безопасность бизнеса. – 2010. – № 1. – С.
34.
3.9
Ковачев Д. А. Конституционный принцип: его понятие, реаль-
ность и эффективность // Журн. рос. права. – 1997. – № 9. – С. 73.
3.10 Кулишов Д.Н. Ограничения прав и свобод граждан Российской
Федерации в области обеспечения национальной безопасности // Сб. науч.
трудов РУДН. – 2011. – № 3. – С. 202–207.
3.11 Лапаева В. В. Проблема ограничения прав и свобод человека и
гражданина в Конституции РФ (опыт доктринального осмысления) // Журн.
рос. права. – 2005. – № 7. – С. 16–19.
3.12 Лапаева В.В. Критерии ограничения прав человека с позиций либертарной концепции правопонимания // Журнал российского права. – 2006.
– № 4. – С. 103–115.
3.13 Малько А.В. Об ограничениях прав и свобод человека и гражданина в проекте Конституции РФ: О пробелах в обсуждении проекта Основного закона России // Государство и право. – 1993. – № 3. – С. 101.
3.14 Мальцев В.А. Обоснование необходимости выделения принципа
сбалансированности интересов в сфере обеспечения безопасности // Вестник
ВГУ. Серия: Право. – 2011. – № 1. – С. 54–64.
3.15 Некрасов А.А. Правовая парадигма обеспечения национальных
интересов Российской Федерации в пограничной сфере // Вестник Академии
военных наук. – 2011. – № 4 (37). – С. 162–168.
3.16 Патрушев Н. П. Особенности современных вызовов и угроз
национальной безопасности России // Журнал российского права. – № 7. –
Июль 2007 г.
3.17 Перков А.А. К вопросу о категории «ограничение прав и свобод
человека» в зарубежных странах // Современное право. – 2009. – № 1. – С.
93–97.
3.18 Подмарев А.А. Ограничение прав и свобод человека и гражданина: понятие, основания, значение // Правовая культура. – 2011. – № 1 (10). –
С. 131–134.
3.19 Принципы, пределы и основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву // Государство и право. – 1998. – № 7. – С. 26; № 8. – С. 62.
3.20 Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. Материалы
круглого стола журнала «Государство и право» // Государство и право. –
1997. – № 7.
3.21 Приходько Т.В. Случаи ограничения прав и свобод человека и
гражданина на примере России и Германии: сравнительно-правовой анализ //
Сибирский юридический вестник. – 2012. – № 1 (56). – С. 129–132.
3.22 Пчелинцев С.В. Новое законодательство о противодействии терроризму и ограничения прав и свобод граждан // Журнал российского права.
– 2006. – № 5. – С. 36–45.
3.23 Тарасов А.С. К вопросу о конституционности ограничения прав и
свобод человека и гражданина // Вестник Волжского университета им. В.Н.
Татищева. – 2010. – № 2 (78). – С. 71–74.
4. Материалы архивов и текущего делопроизводства
4.1. Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г. № 86О «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки
И.Г. Черновой»// СЗ РФ. 1998. № 34. Ст. 4368.
4.2. Постановление КС РФ от 20 декабря 1995 г. по делу о проверке
конституционности ряда положений пункта «а» ст.64 Уголовного кодекса
РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Смирнова // СЗ РФ. – 1996. – № 1.
– Ст. 54.
4.3. Постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 2005 г. №
1-П «По делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего
пункта 2 статьи 3 и пункта 6 статьи 47 Федерального закона «О политических партиях» в связи с жалобой общественно-политической организации
«Балтийская республиканская партия».
4.4. Постановление КС РФ от 18 февраля 2000 г. по делу о проверке
конституционности п. 2 ст. 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б.А. Кехмана // СЗ РФ. –
2000. – № 9. – Ст. 1066.
5. Электронный ресурс
5.1. Официальный сайт Президента Российской Федерации / Администрация
Президента
РФ.
-
Москва,
2010.
-
Режим
доступа:
http://www.preside№t.kremli№.ru
5.2. Официальный сайт Конституционного Суда Российской Федерации. -Москва, 2010.- Режим доступа: http://www.ksrf.ru
5.3.
Справочная правовая система КонсультантПлюс Техноло-
гия Проф. Версия от 2010года.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа