close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Потапова Ольга Вячеславовна. Аксиологические основы творчества О. А. Николаевой

код для вставки
2
3
4
5
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ............................................................................................................ 6
ГЛАВА 1. Ценностные ориентиры в истории цивилизации и жизни
творческого человека .................................................................................................... 10
1.1. Аксиология как наука о ценностях ............................................................ 10
1.2. Судьба и творчество О. А. Николаевой ..................................................... 16
ГЛАВА 2. Роман «Тутти» – свидетельство эпохи и судьбы .......................... 21
2.1.Семейные ценности как основа личного счастья ...................................... 21
2.2. Духовные ценности как маркер морально-нравственного уровня ......... 36
2.3. Культурные ценности как необходимое условие реализации ................ 50
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ................................................................................................... 60
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ .................................................................................. 64
6
ВВЕДЕНИЕ
Современный период развития российского и мирового сообщества, как
известно,
происходит благодаря
стремительному реформированию, т. е.
преобразованию социальной среды, поэтому существование человека определено
условиями неожиданного ускорения. В этих условиях необходимо осознать, какое
же место в сложившихся обстоятельствах отводится общезначимым ценностям и
ценностному мировоззрению.
Как известно, круг смыслов понятия «ценность» в истории философской
мысли достаточно многообразен и разнороден, что лишний раз подчёркивает всю
сложность и многоаспектность данного явления. Вместе с тем рассмотрение
отдельных наиболее популярных аксиологических теорий позволяет условно
выделить в трактовке данного воззрения следующие основные оппозиции. Вопервых, это понимание ценностей как фактов реальности, как объектов или как
атрибутов объектов (тогда ценность определяется через понятие «значимость»).
Во-вторых, это отнесение ценностей к неким явлениям, абстрактным сущностям,
которые принадлежат идеальному существованию. В-третьих, это рассмотрение
ценностей как ориентиров деятельности субъекта в мире социальных отношений,
как жизненных смыслов, формулирующих ценностное отношение людей друг к
другу и к миру в целом.
Ценности занимают значимое место в жизни как человека, так и общества,
потому что именно они характеризуют образ жизни человека, уровень выделения
его из животного мира. Некоторую значимость проблема ценностей приобретает
в переходные периоды развития общества, когда кардинальные социальные
преобразования ведут к быстрой смене уже когда-то существовавших в нём
систем ценностей, тем самым, вероятно, ставя людей перед выбором: сохранять
уже привычные ценности или приспосабливаться к новым, которые широко
предлагаются, даже навязываются представителями различных движений,
общественных организаций.
7
Осмысливая мир, каждый человек сам решает для себя, что для него
является важным в жизни, что существенно, без чего он сможет обойтись в этом
мире, а без чего всё-таки не сможет. В результате этого формируется его
отношение к миру исходя из системы ценностей, каждый объект получает свою
оценку и представляет
определённую ценность, на основании которой
складывается уже соответствующее отношение к нему.
Современный литературный процесс рубежа XX-XXI веков заслуживает
особого внимания и подробного изучения, осмысления, так, например, литература
конца века подводит своеобразный итог эстетическим и художественным
исканиям всего столетия, а вот уже новейшая литература помогает нам понять
всю сложность и неоднозначность нашей действительности. В центре данного
исследования оказалась Олеся Александровна Николаева с идейно многозначным
и тематически многоаспектным романом «Тутти», который мы решили
рассмотреть с точки зрения аксиологии и в логичном переплетении с лирикой.
Современная женская проза активно заявила о себе в конце 1980-х –начале
90-х гг., и до сих пор дискуссии о ней не умолкают. Это направление развивалось
в процессе развития цивилизации и в ходе женской эмансипации. Стоит отметить,
что женщины-писательницы находятся в численном меньшинстве по сравнению с
мужчинами-писателями. Для того чтобы
можно было осмыслить явление
женской прозы, с середины 90-х годов в литературоведении начал использоваться
термин «гендер» и «гендерная литература». Эти термины тесно связаны с
проблемой пола.
Выделение
женской
прозы
в
контексте
современной
литературы
обусловлено несколькими факторами:
1) автор – женщина;
2) центральная героиня – женщина, проблематика так или иначе связана с
женской судьбой.
Немаловажную роль играет и взгляд на окружающую действительность с
точки зрения женской психологии, то есть с учётом её особенностей.
8
То, что на литературном горизонте появились такие талантливые и разные
писательницы, как Людмила Петрушевская, Виктория Токарева, Татьяна Толстая,
Людмила Улицкая, Дина Рубина, Мария Метлицкая, Олеся Николаева и др.,
сделало актуальным вопрос о том, что такое «женская проза» и как она
вписывается в контекст современной литературы в целом. Появляются
разнообразные
формы
женской
прозы,
среди
которых
наиболее
часто
используемы социально-психологический, сентиментальный роман, романжизнеописание, рассказ, эссе, повесть. Отличительной особенностью является и
то, что большое значение приобретают в произведениях писательниц вопросы,
связанные с мечтой, счастьем, любовью и детством.
Сегодня можно сказать о том, что русская женская проза выделилась,
вероятно, как устойчивое значимое явление современной литературы и вызывает
глубокий интерес среди читателей и критиков благодаря своим высоким
творческим достоинствам.
Актуальность нашей работы заключается в том, что творчество Олеси
Николаевой мало изучено и критики на её произведения практически нет. А ведь
этот автор известен как прозаик, лирик, эссеист, критик, кроме того, она
преподаёт в Литературном институте им. Горького, является членом Союза
писателей СССР с 1988 года, лауреатом премии «Поэт» (2006), Патриаршей
литературной премии (2012).
Объект нашего исследования: роман О. А. Николаевой «Тутти».
Предмет исследования: анализ семейных, духовных и культурных
ценностей в данном произведении.
Цель исследования: выявить и проанализировать аксиологические основы
творчества О. А. Николаевой на основе романа «Тутти».
Задачи исследования:
1)
изучить специальную литературу по аксиологии и осмыслить
роль этой науки в современном мире;
9
2)
определиться с содержанием термина «аксиология» для анализа
произведения в заданном направлении;
3)
познакомиться с биографией О. А. Николаевой и выявить
автобиографическую основу исследуемого произведения;
4)
проанализировать семейные, духовные, культурные ценности в
романе О. А. Николаевой «Тутти» на основе его образной системы;
5)
Методы
найти переклички в прозе и лирических произведениях.
исследования:
биографический,
герменевтика,
пообразный
анализ, сравнительно-сопоставительный.
Структура работы: данное исследование состоит из Введения, где
обосновывается
актуальность
темы,
устанавливается
объект
и
предмет
исследования, формулируются цель и задачи исследования; двух глав: в 1-й главе
даются теоретические сведения об аксиологии и биография О. А. Николаевой; 2-я
глава представляет анализ семейных, духовных и культурных ценностей в романе
О. А. Николаевой «Тутти»; в Заключении отражены общие выводы исследования;
представлены Список в количестве шестидесяти трёх источников литературы.
10
ГЛАВА 1. Ценностные ориентиры в истории цивилизации и жизни
творческого человека
1.1. Аксиология как наука о ценностях
Термин аксиология происходит от двух древнегреческих слов ἀξία–
ценность; λόγος – слово, учение; и обозначает теорию ценностей, раздел
философии.
Данная наука рассматривает вопросы, которые связаны с природой
ценностей, их местом в реальности и структурой ценностного мира, то есть
говорит о связи различных ценностей между собой, а также с социальными и
культурными факторами и структурой личности. [1]
Сократ был первым, кто начал изучать науку о ценностях, и эту работу
сделал центральной в своей философии и сформулировал в виде вопроса о том,
что такое благо. Он пришёл к выводу, что благо – это реализованная ценность, т.е.
полезность. Таким образом, ценность и польза оказываются двумя сторонами
одной и той же медали.
В античной и средневековой философии вопрос о ценностях был
непосредственно включён в структуру вопроса о бытии: полнота бытия
понималась как абсолютная ценность для человека, выражавшая одновременно
этические и эстетические идеалы. В концепции Платона Единое или Благо было
тождественно Бытию, Добру и Красоте. Такой же онтологической (онтология –
учение о сущем; учение о бытии как таковом) и холистической трактовки (холизм
– в широком смысле – позиция в философии и науке по проблеме соотношения
части и целого, исходящая из качественного своеобразия и приоритета целого по
отношению к его частям; в узком смысле – «философия ценностей»)
относительно природы ценностей придерживается и вся платоническая ветвь
философии, вплоть до Гегеля и Кроче. [1]
Соответственно, аксиология как особый раздел философского знания
возникает тогда, когда понятие бытия расщепляется на два элемента: а именно,
реальность и ценность как возможность практической реализации. Задача
11
аксиологии, как науки, в таком случае – показать возможности практического
разума в общей структуре бытия.
Согласно данным Большой Российской Энциклопедии, аксиология – это
философская дисциплина, исследующая ценности, иерархию ценностного мира,
его онтологический статус, способы его познания, специфику ценностных
суждений. Аксиологию в собственном смысле целесообразно отделять от
агатологии (термин введён А. Г. Баумгартеном) как учения о благе и
телематологии (термин введён К. А. Крузием) как учения о целях (все эти понятия
рассматриваются в современной аксиологии). [10:355]
Становление и развитие аксиологии, согласно данным Большой Российской
Энциклопедии, происходило с античности и вплоть до 19 века, обращение к
проблематике ценностей происходило преимущественно в контексте таких
дисциплин, как этика и политэкономия, а также эстетика, антропология,
философия государства и права и др.
Период 1890-х–1920-х гг. может быть назван эпохой классической
аксиологии, когда проблематика ценностей стала едва ли не преобладающей в
европейской философии и систематическую разработку её так или иначе были
вовлечены все значительные философы эпохи. [10:356]
Иерархия ценностей одним из первых была предложена Э. Гартманом в
виде восходящего ряда: удовольствие – целесообразность – красота –
нравственность – религиозность. М. Шелер описывал шкалу ценностных
модальностей в последовательности четырёх рядов:
1)
«приятное» и «неприятное»;
2)
витальные
ценности
(«благополучие»,
«благосостояние»,
здоровье и болезнь и т.п.);
3)
духовные
ценности:
«прекрасное»
и
«безобразное»,
«справедливое» и «несправедливое», ценности чистого познания истины;
12
высшая модальность «святого» и «несвятого», являющая себя
4)
только в «абсолютных предметах», так что все остальные ценности
являются её символами.
У
Г.
Риккерта
первую
триаду
ценностей
составляют
ценности
теоретические (научные), эстетические и ценности монистической (монизм –
философское воззрение, согласно которому разнообразие объектов в конечном
счёте сводится к единому началу или субстанции) религии. Триада ценностей,
соотносимых с личностями, складывается из ценностей нравственных, ценностей
личной жизни (первая из них есть любовь) и ценностей теистической (теизм – в
широком значении – вера в Бога или богов, в узком – религиозно-философское
мировоззрение,
утверждающее
существование
Бога,
создавшего
мир
и
продолжающего в нём свою активность) религии.
Период после 1930-х гг., когда аксиология подверглась жёсткой критике
представителями
разных
направлений,
прежде
всего
М.
Хайдеггером,
характеризуется как дальнейшим развитием аксиологической проблематики
классического периода, так и разработкой «неклассических» моделей (в т.ч. в
контексте философии языка) и включением аксиологии в исследования
прикладного характера. [10:356,357]
Различные
исторические
эпохи
и
разные
философские
системы
накладывают свой отпечаток на понимание ценностей. В Средние века они
связываются с божественной сущностью, приобретают религиозный характер.
Эпоха Возрождения выдвигает на первый план ценности гуманизма. В Новое
время развитие науки и новых общественных отношений во многом определяют и
основной подход к рассмотрению предметов и явлений как ценностей. [58:17]
И. Кант впервые употребил понятие ценности в специальном, узком смысле.
Предпосылкой аксиологии у него является разведение сущего и должного,
реальности и идеала. Ценности – это требования, обращённые к воле; цели,
стоящие перед человеком; значимость тех или иных факторов для личности.
13
В соответствии с основными сферами общественной жизни обычно
различают три группы ценностей: материальные, социально-политические и
духовные. [58:17]
Обратившись к следующему источнику, мы получаем немного другое
определение
аксиологии,
а
именно:
аксиология
является
философской
дисциплиной, исследующей категорию «ценность», характеристики, структуры и
иерархии ценностного мира, способы его познания и его онтологический статус, а
также природу и специфику ценностных суждений. Термин «аксиология» введён
в 1902 французским философом П. Лапи, а в 1904 использовался уже в качестве
обозначения одного из разделов философии Э. фон Гартманом. [43:228]
Мы можем также найти определение, согласно которому аксиология –это
философская
дисциплина,
исследующая
категорию
ценностей
как
смыслообразующих оснований человеческого бытия, задающих направленность и
мотивированность человеческой жизни. [2]
Аксиология
может
рассматриваться
как
философская
дисциплина,
занимающаяся исследованием ценностей как смыслообразующих оснований
человеческого бытия, задающих направленность и обоснованность человеческой
жизни, деятельности и конкретным деяниям и поступкам. [7]
Можем встретить и такое определение: аксиология – учение о человеческих
ценностях, в том числе духовных, материальных, политических, правовых,
религиозных ценностях определенных социальных групп (классов, наций и др.) и
отдельных личностей (учение о ценностях, их происхождении, сущности,
функциях, типах и видах, интерпретирующее культуру как совокупность всех
ценностей, созданных человечеством, как регулятивно-нормативную систему
человеческой жизнедеятельности). [4]
Мы находим ещё одно похожее определение: аксиология – предметнопроблемный раздел философского знания, изучающий место ценностей в
реальности, структуру и порядки ценностного мира, критерии ценности,
14
происхождение, сущность, функции, типы и виды ценностей, а также способы
познания ценности, оценки и предпочтения. [8]
В учебнике В. Е. Хализева «Теория литературы» обнаруживаем следующие
сведения об аксиологии: аксиология – это учение о ценностях. Термин
«ценность» упрочился в гуманитарных науках благодаря трактату Ф. Г. Лотце
(1870). В отечественной философии аксиология ярко представлена работой Н. О.
Лосского «Ценность и бытие» (1931). Но понятие ценности имело место задолго
до упрочения аксиологии, со времён античности, где фигурировало слово agatos
(в переводе на рус. язык – благо). [59:100]
Ценность – это нечто обладающее позитивной значимостью. Она может
быть реально существующим предметом либо метафизическим началом,
мыслимым и воображаемым. В качестве умопостигаемых ценности играют в
жизни людей роль неких ориентиров (маяков). Войдя же в человеческую
реальность, они составляют скорее функцию предмета, чем их сущность. [29:173].
По словам Н. О. Лосского, «обо всем, касающемся человека, можно сказать, что
оно хорошо или дурно», а потому ценность – это «нечто всепроникающее,
определяющее смысл и всего мира в целом, и каждой личности, и каждого
поступка». [59:103].
Различимы, во-первых, ценности универсальные, притязающие на статус
общечеловеческих и общебытийных (или ими являющиеся). Их правомерно
назвать онтологическими или высшими. И во-вторых, локальные ценности – то,
что дорого, насущно и свято для отдельных сообществ и людей.
Ценности имеют большое мировоззренческое значение. Понятие ценностей
раскрывает особый аспект отношений человека к миру. Они позволяют глубже
понять специфику человеческой деятельности, общества, культуры. Совокупность
ценностных ориентаций имеет фундаментальное значение в жизнедеятельности
личности.
Ценности
являются
важнейшим
фактором
консолидации
(т.е.
укрепления, объединения) людей, интеграции их в сообщества. Наличие общих
ценностных
ориентаций
обеспечивает
общественное
согласие
граждан,
15
социальных общностей и групп. А утрата ценностных ориентиров или отказ от
сложившейся системы ценностей неизбежно оборачивается угрозой распада и
дезинтеграции общества. Ценности – важнейший системообразующий фактор
культуры, как считают философы и политики. По содержанию ценностей можно
судить об обществе в целом. [3]
Можно сделать следующий вывод: аксиология – наука древняя, начало
берёт от античности, и изучение её продолжается вплоть до XIX века, но в XXI
веке изучение аксиологии вполне актуально, ведь ценности людей с веками
изменяются. Очень важно определиться с тем, что является наиболее главным для
вас, ведь жизненные ценности помогают формировать характер и контролировать
наши поступки, желания и решения. Конечно, у разных людей внутренние
установки разные: для одного важнее всего то, что кажется не настолько важным
для другого, а для третьего и вообще главный ориентир в жизни отличается от
того, что важно и для первого, и для второго.
Все эти теоретические установки мы рассмотрим на примере современного
многотемного произведения, принадлежащего перу одного из интереснейших
авторов наших дней.
16
1.2. Судьба и творчество О. А. Николаевой
Олеся (Ольга) Александровна Николаева родилась 6 июня 1955г в Москве.
Что касается личной жизни, то Олеся Николаева появилась на свет в семье
писателя-фронтовика Александра Николаева. По материнской линии у неё в роду
были донские казаки. Муж – протоиерей Владимир Вигилянский; трое детей. Брат
– режиссёр Дмитрий Николаев. [29]
Известна
как
поэтесса,
прозаик,
эссеист.
Является
профессором
Литературного института им. Горького, членом Союза писателей СССР с 1988
года, лауреатом премии «Поэт» (2006), Патриаршей литературной премии (2012).
Сразу хочется сказать, что дата рождения О. А. Николаевой, 6 июня, совпадает с
датой появления на свет великого русского поэта А. С. Пушкина, возможно, это
не случайно, а является своеобразным намёком на созвучие творчества двух
авторов.
На вопрос «Что означает для Вас родиться в один день с Пушкиным – 6
июня?» О. Николаева отвечает: «– Это значит втайне ощущать чувство сугубого
глубокого родства и радости! И даже – претендовать втайне на особое понимание
поэта и человека, у которого, как, пожалуй, ни у кого, Психея и Муза с юности
нашли общий язык и составили прекрасный и счастливый союз». [17]
Творчество автора отмечено религиозной направленностью. Первым
поэтическим сборником стала книга стихов «Сад чудес» (1980), затем Николаева
выпустила ряд книг (стихотворных сборников, прозаических произведений,
собраний статей и эссе) – некоторые были отмечены различными премиями.
Произведения Олеси Николаевой переведены на английский, итальянский,
китайский, немецкий, французский, японский и другие языки. [36:124]. В скором
времени будут изданы её новые книги в Греции, США и Китае. [30] Она
представляла русскую поэзию на международных фестивалях и конгрессах во
Франции, США, Мексике, Италии, Швейцарии, на Кубе, в Германии.
Пишет стихи с семи лет, прозу – с пятнадцати, а печатается как поэт с 1972
года, первая публикация в журнале «Смена». Стихи и поэмы публиковались в
17
журналах «Знамя», «Новый мир», «Литературное обозрение», «Арион», в
альманахе «Апрель», статьи – в журналах «Дружба народов», «Вопросы
литературы», «Знамя». Проза печатается в журналах «Юность», «Знамя».
[36:123]. В 1979-м году она окончила Литературный институт им. Горького
(отделение поэзии; семинар Евгения Винокурова). В 1988-1989 гг. в Литинституте
она читала курс лекций «История русской религиозной мысли», с 1989 года ведёт
поэтический семинар, является профессором кафедры литературного творчества.
В 1998 году была приглашена в Богословский университет святого апостола и
евангелиста Иоанна Богослова читать курс «Православие и творчество» и
заведовать кафедрой журналистики.
Периодически печатается в журналах, литературных сборниках, альманахах
и антологиях, а также в литературных газетах и еженедельниках. Член Союза
писателей СССР с 1988 года (рекомендацию по вступлению Николаевой дали
Булат Окуджава, Юрий Левитанский, Н. Вильям-Вильмонт). Член Пен-Центра с
1993 года. В 2000-х годах вела на телеканале «Спас» передачи «Основы
православной культуры» и «Прямая речь». [29]
Следует сказать, что Российская национальная премия «Поэт», учрежденная
в 2005 году, присуждается за наивысшие достижения в современной поэзии. С
инициативой создания этой премии выступило РАО «ЕЭС России», ныне
передавшие свои партнерские обязательства фонду «Достоинство». А имя
победителя раз в год называют члены Общества поощрения русской поэзии, куда
входят все лауреаты прежних лет и девять критиков, историков литературы из
Москвы и Петербурга.
Сегодня это крупнейшая не только в России, но и в мире награда, которая
вручается за стихи. И члены жюри, безусловно, осознают свою ответственность
перед читающей Россией, ведь они отмечают не яркие дебюты и не новые книги,
а маститых авторов, что вызывает, как правило, разноречивую реакцию.
Называются только те поэты, что уже выдержали испытание временем и
стал бесспорным их вклад в отечественную литературу. Указывается на сумму их
18
творческих достижений, как говорит Сергей Чупринин, координатор Российской
национальной премии «Поэт».
Мы можем назвать некоторые особенности поэтики Николаевой, которые
помогут
при
анализе
перечислительность
как
объекта
нашего
исследования:
сюжетно-повествовательный
описательность
принцип,
интерес
и
к
«длинным» нерегулярным размерам и даже к жанру стихотворения в прозе
(«Графоман»), эстетизация многочисленных бытовых деталей и попытка увидеть
в них метафизическое начало. Все эти особенности отчасти закладываются уже в
пору первой книги «Сад чудес» (1980). [29]
Во второй книге стихов «На корабле зимы» (1986) генезис её творчества
связан не только с традициями русской поэзии Серебряного века (ранний
Пастернак, Мандельштам), но и с фольклором, с церковной литургической
поэзией. «Поздняя» Николаева отдает предпочтение не классическим метрам, а в
основном акцентному стиху: дольнику, тактовику, акцентнику. [29]
В 1990 году вышла третья книга стихов Николаевой «Здесь», включившая
стихи и поэмы, произведения написанные в 1987-1989 годы. В том же году
увидело свет первое прозаическое произведение автора «Ключи от мира». По
характеристике
Владимира
Славецкого,
«христианская
просвещенность,
представления об эстетической убедительности православия и церковной жизни,
в значительной мере определили своеобразие стиля зрелой Николаевой, причем
тематика и поэтика её стихов и прозы 1980 – 90-х годов связаны с сознательным
и деятельным отстаиванием христианских ценностей в обществе; в её творчестве
не только естественно растворено религиозное сознание, ему соответствует и
внешняя тематика, сюжетика и т. п. Перенапряженность эстетического начала у
Николаевой имеет, видимо, то же происхождение, что и эстетизм К. Н. Леонтьева
– «противостояние размытой бесформенности секуляризма». [29]
Центральными темами лирических сборников «На корабле зимы», «Здесь»,
«Amor fati» (1997) являются стремление к религиозно-преображающему и
просветлённому
восприятию
современности,
искусы
христианского
и
19
нехристианского сознания, обусловливающие тип жизненного поведения и
отношения к судьбе. Все критики отметили, что стих Николаевой, порой близкий
к ритмической прозе, свободно сочетает разговорную и библейскую лексику. В
2004 году вышел сборник «Испанские письма», за который Николаева была
удостоена учрежденной журналом «Новый мир» премии Anthologia. [29]
Что же касается прозы, то, по замечанию Н. Волковой, «манеру
повествования Олеси Николаевой часто и уместно сравнивают с Довлатовым и
Лесковым. То, что идеологические критики называют «неполиткорректностью»
автора, правильнее назвать «точкой зрения», искренне пережитой, строго
отрефлексированной и стилистически блестяще поданной». В романах «Инвалид
детства» (2003) и «Мене, текел, фарес…» (2003) ведется повествование о жизни
монахов и церкви; последний получил премию журнала «Знамя» «За лучшую
прозу года» в 2003 году. За книгу «Ничего страшного» (2007), в которую вошла
одноименная повесть и роман «Мене, текел, фарес…», Николаева получила
премию «Нестора-летописца» в 2008 году; за книгу «Корфу» (2011) получила
премию
«Просвещение
через
книгу»
по
номинации
«Художественная
литература». [29]
Книга-эссе Олеси Николаевой «Поцелуй Иуды» (2007) посвящена феномену
«реабилитации»
образа
Иуды
в
массовой
культуре.
В
сборник
«500
стихотворений и поэм» (2009) вошли произведения из 17 книг, которые могли бы
выйти в свет, но по цензурным или иным соображениям были составлены подругому, что искажало первоначальный авторский замысел. Сборник награждён
Национальной премией «Лучшие книги и издательства» в 2009 году и премией
«Книга года» в том же году в номинации «Поэзия». [19] Евгений Евтушенко
отмечал, что «после ошеломляющей книги «500 стихотворений и поэм», выказав
духовную мощь и темперамент богатырши, [Николаева] беспрекословно вошла в
разряд лучших женщин-поэтов России». [29]
Книга-сборник рассказов «Небесный огонь» и другие рассказы" (2012)
продолжает собой тему Промысла Божьего в жизни человека, начатую книгой
20
архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» и другие рассказы",
ставшей открытием в литературной жизни 2011 года и абсолютным бестселлером
в жанре художественной литературы 2012 года. Архимандрит Тихон назвал
писательницу «первопроходцем русской православной прозы».
Один из самых компетентных критиков современности Ирина Роднянская
назвала эстетику Олеси Николаевой «эстетикой средневекового «реализма», где
всякое жизненное обстоятельство места и времени высвечено, по законам
обратной перспективы, лучом «оттуда», где всякое фактичное «здесь» обеспечено
значимым «там», где все тутошние узлы развязываются в загробное утро
вечности». [14
Вручить премию «Поэт» Олесе Николаевой в 2006 году стоило хотя бы
затем, чтобы уже спустя три года нашелся желающий издать её максимально
полное на сегодняшний день собрание сочинений: 500 стихотворений и поэм.
Пусть пока тираж составил лишь 650 экземпляров, это только подчёркивает
статус артефакта и значимость автора, говорящего на своём собственном языке, о
чём было сказано: «Язык этот прикидывается то слишком простым, то наоборот –
тёмным. Сердцевину такой поэзии легко пропустить». [21]
Прозу Олеси Николаевой массовый читатель открыл для себя после того,
как в 1988 году журнал «Юность» напечатал баснословным тиражом её роман
«Инвалид детства», где главными героями выступали современный старец,
убогий монах и юный послушник, а действие происходило в православном скиту.
[30]
Наше внимание при анализе творчества О. Николаевой будет сосредоточено
на её романе «Тутти» (2009г), который позволяет аксиологическую проблему
рассмотреть с разных философско-тематических ракурсов.
21
ГЛАВА 2. Роман «Тутти» – свидетельство эпохи и судьбы
2.1.Семейные ценности как основа личного счастья
Без всякого сомнения можно утверждать, что семья – это главная ценность в
жизни каждого человека, сначала это та семья, где ты родился, а потом та семья,
которую ты создал сам.
В данном романе мы наблюдаем четыре поколения семьи: бабушка героини,
её родители, её собственная семья и семьи троих детей рассказчицы.
Взаимоотношения зависят от множества факторов, куда входит и аксиологическая
ориентированность.
Свою маму героиня любила, как и большинство дочерей в мире любят
своих мам, но видела, что абсолютно не похожа на неё: «Мать моя была женщина
исключительной красоты, блистательного красноречия, баснословной энергии,
которая стала иссякать у неё только под конец жизни, могучей витальности и
очевидного филологического, а, может, и писательского таланта, так и не
воплотившегося, что, на мой взгляд, составляло её личностную трагедию».
[33:110].
Мама
героини
показана
в
романе
энергичным,
творческим,
увлекающимся, весёлым и очень любящим жизнь человеком. Однако она не
ставила на первое место семью в своей жизни, а путешествия, друзья,
бесконечные выходы в свет были для неё более ценны и значимы.
Жизнь её сложилась интереснейшим образом, где было всё: и взлёты, и
падения, и кардинальные смены обстоятельств, и вечные праздники, и постоянное
постижение чего-то нового, путешествия, много новых знакомств, встреч; можно
даже сказать, что жизнь её бросала из крайности в крайность: «Когда-то в юности
она, бросив на четвёртом курсе иняз, пошла работать в «Комсомолку»
разъездным корреспондентом, писала репортажи о Крайнем Севере, ела там
горячие оленьи мозги, приготовленные в расколотом напополам оленьем черепе,
и даже получила журналистскую премию вместе с Алексеем Аджубеем. Потом
она вышла замуж за папу, началась «оттепель», и она, бросив работу, закружилась
в вихре светской жизни, ринувшись в неё от всей души». [33:111]. Семья не стала
22
главной ценностью и абсолютной значимостью в жизни матери, которая
продолжала искать себя и своё место в жизни, даже несмотря на рождение двоих
детей.
Мама героини была красивой, яркой женщиной, умеющей подчёркивать
свои внешние данные, словом, выглядела как роковая красотка своего времени:
«Она любила покрасоваться – тем более что красота её буквально «зашкаливала»
на советском фоне, это была настоящая, потрясающая, «голливудская» красота.
Красота уровня какой-нибудь Греты Гарбо, если угодно – Мерлин Монро, кто там
ещё есть? Хоть кого назовите, я готова выложить материнские фотографии той
поры, она всех за пояс заткнёт. Поэтому она любила и наряжаться – всё было ей к
лицу». [33:111]. Но дочь была абсолютной противоположностью, о чём нисколько
не сожалела. Мы можем отметить, во-первых, эгоцентризм как определяющую
черту характера этого человека, во-вторых, всепрощающую, но не лишённую
объективного взгляда любовь её дочери, и наконец, тенденцию внешнее
обозначить как определяющее, основное качество личности, возможно, идущее в
ущерб внутреннему. Уместно привести следующую цитату для характеристики
интересов матери: «Она любила рестораны – ЦДЛ, Дома кино, ВТО, любила
блестящих талантливых людей – Семёна Кирсанова с его раскрасавицею молодой
женой, Ахмадулину с кем угодно, Евтушенко, Вознесенского ну и т.д. Поэтому и
дом её был так хлебосолен, весел, раскрыт для всех: «Жизнь – это вечный
праздник!». [33:111,112]. У неё было много хороших друзей, знакомых, с
которыми она часто любила сидеть у себя дома, к слову сказать, в их доме был
«вечный смерч и вихрь гостей», они также посещали какие-либо общественные
места. Мама не просто любила своих талантливых друзей – она преклонялась,
благоговела перед ними, гордилась их успехами, и когда видела кого-нибудь из
них – неважно, «живьём» или по ТВ, вся светилась от радости и нежности. Для
матери друзья были своеобразной семьей, творческой семьей, где все друг другу
помогали, друг друга выручали, спешили прийти на помощь, и в некоторых
моментах романа кажется, что эта семья более ценна, чем семья, где муж и дети.
23
Дружба, настоящая и верная, занимала значимое место в ее жизни. И в какой же
эйфории пребывала мать героини, когда кто-то приходил в гости (некоторые
могли приходить и без приглашения) или приглашал её с отцом к себе. А
однажды мать привела домой уличного бездомного человека: «он исхудал,
почернел, оброс щетиной, был голоден до лютости, оборван и буквально
смердел». [33:107]. Мать оставила его дома, собственноручно вымыла его ноги,
накормила борщом и котлетами, налила рюмку, дала чистую рубаху мужа, с
брюками и носками, и оставила на две недели у себя. Не каждый способен на
такой поступок: привести в дом совершенно незнакомого человека, создать ему
все условия и оставить у себя в доме не то чтобы на некоторое время, а надолго,
ведь даже на ночь не каждый сможет оставить у себя в доме незнакомого
человека.
Этот
факт
подтверждает,
что
мать
героини
была
добрым,
сострадательным человеком, не могла пройти мимо нуждающегося, не протянув
ему руки помощи, но есть в этом и элемент некого сумасбродства,
эксцентричности, свойственного времени эпатажа.
В подтверждение того, что мать рассказчицы является человеком
несерьезным и сумасбродным можно привести следующую ситуацию, обезьяна
Кика, которая жила некоторое время в их семье, разорвала паспорт матери, и ей
пришлось пускаться в столь несуразные объяснения: «– Гражданочка, а почему у
вас паспорт в таком безобразном виде? Вы знаете, что за это положен штраф? А
мама объясняла: – Так это обезьяна порвала. Какой штраф взыщешь с неё?»
[33:93]. Это даже свидетельствует о личной несобранности, безответственности, и
для женщины, матери и хозяйки, это нехарактерная черта.
В детстве родной брат героини стал заниматься кино – мать ездила с ним на
съёмки, вкладывала свою энергию в него: «А потом я стала писать стихи, и мама
живо подключилась ко мне. Стоит сказать, что мать больше времени и внимания
уделяла брату. «А я – что? При всём при том, обиженный, между прочим,
ребёнок, брошеный, можно сказать». [33:113]. Возможно, корни такого
отношения следует искать в прошлом: когда родился брат, недоношенный и
24
болезненный, главной героине было четыре года. Мама принялась выхаживать
брата, а её отдала на пятидневку в литфондовский детский сад, а на лето с этим
детсадом она уезжала в Малеевку на все три месяца. Возможно, такое стечение
обстоятельств было своеобразным знаком свыше, неким призывом остановиться и
больше обращать внимания на свою семью, отдавать все силы воспитанию детей,
заботе о муже, но мать этого, видимо, не понимала и поступила так, как считала
нужным в расчёте на то, чтобы после ухода за одним ребёнком у нее еще
оставались силы и время на творческую жизнь, на личное пространство.
«Директриса детского сада Елена Борисовна специально просила родителей меня
в Малеевке не навещать: «Так она девочка хорошая, ровная, на музыкальных
занятиях у нас поёт, танцует, а как вы приедете, она все плачет, плачет, не хочет с
вами расставаться». [33:113]. Будучи ещё ребёнком, главная героиня, вероятно, не
совсем понимала, что ей мало уделяют внимания, заботы, а принимала всё
спокойно, не устраивала истерик, и, будучи взрослой, не затаила обиды на мать за
то, что когда-то в детстве та отдавала её на пятидневку и всё своё время уделяла
младшему брату. Героиня довольствовалась малым со смирением и даже,
возможно, с наивным пониманием всё принимала как есть, хотя и детским умом
понимала, что её как бы «выпихнули» из дома: «И вот я с такой сиротской
челочкой, в веснушках, смазанные черты лица, блёклые краски, две туго
заплетённые косички, казенное дитя, бесформенное, угловатое, выпихнутое прочь
с дороги, чтобы не мешало». [33:113]. Рассказчица даже перед смертью матери
всё время была с ней рядом, читала ей Евангелие, Псалтирь, ухаживала за ней, не
оставила её одну.
Главная героиня романа «Тутти» знала, что не похожа на свою мать, и
смотрела на её красоту, на её талант с восхищением, сравнивала себя с ней:
«Этакий я лен курящийся, трость надломленная, а мать у меня – красавица, яркая,
сильная, непосредственная, энергичная женщина: говорит, и все вокруг умолкает,
прислушивается к ней. Кто – я и кто – она?». [33:114]. Но для героини красота и
внешний вид не составляли значимой ценности, ей больше важна семья, быт, а
25
затем, наверное, уже и творческая жизнь, это яркий пример различия матери и
дочери. И можно сделать вывод, что у каждой из них своя иерархия ценностей в
жизни, как и у остальных членов этих семей.
Героиня романа «Тутти» любила мать, восхищалась ею, но быть похожей на
нее она не желала, хотела быть самой собой; и вот как она об этом вспоминает: «В
общем, не хотела я, чтобы мама подключала ко мне свои электроды, боялась я,
что она меня сломает вместе с моими стихами. Трость эту об коленку с
воодушевлением – хрясь! Лен этот курящийся – под её напором – пшш! – и потух.
И на всех этих останках мать моя – победительница, валькирия, Брунгильда с
мечом, природный огонь в глазах! И потом – она любит стихи одних поэтов, а я –
совсем других…». [33:114,115]. Мать и дочь, действительно, были полными
противоположностями во многом: во взглядах на жизнь, в отношении к одежде, к
ценностям: семейным, духовным, и даже во вкусах к стихам: «Короче говоря, я
стала – сопротивляться. Окружать себя завесами тайн. Семь покровов на себя
положила, пеленами обвернулась: «Настоящий поэт осторожен и скуп – дверь к
нему изнутри заперта». [33:115]. И даже когда героиня начала сочинять свои
собственные стихотворения, она боялась показать их матери, боялась её критики,
мнения, потому что заранее знала, что та не оценит этого объективно, а будет
судить со «своей колокольни» и своих взглядов на жизнь, что противоречило
замыслу дочери. И возможно, дочь поступила правильно.
По поводу матери можно сказать, что её отличал нереализованный
потенциал возможностей, она расходовала свои силы, талант не на то, не туда, но
менять ничего не хотела: «А, кроме того, я уже ясно видела, что её трагедия в том,
что она – человек такой творческой силы – не имеет для неё точки приложения,
расходует куда попало: устные истории какие-то застольные, колоритные
житейские эпизоды, динамичные бытовые сценки, где угодно, – дома, в подъезде,
во дворе, на улице, в магазине, в ресторане, в поезде, на море, даже у меня в
школе. И эта нерастраченная энергия обращается порой вспять и мучает её саму.
Терзает, ломает». [33:115]. Даже когда горничная приходила в дом к матери, для
26
того чтобы привести его в порядок, она садилась на стул и всё время что-то
рассказывала прислужнице и даже в какой-то степени отвлекала, мешала
тщательно
выполнять
свои
обязанности.
Наверное,
именно
вот
такая
нерастраченная энергия порой и разрушает что-то важное в жизни человека,
делает жизнь неполноценной, прожитой вопреки талантам и силам.
Глядя на свою мать, на ее веселую, красивую, яркую жизнь, анализируя ее
поступки, смотря на таланты, героиня для себя многое поняла: «И вот я в глубине
сердца решила, что у меня будет все не так. Я буду сидеть и работать, сидеть и
работать.
С
запертой
изнутри
дверью.
Такой
был
заложен
во
мне
психологический механизм». [33:115]. Такой механизм был запущен, возможно,
из-за того, что мало уделялось времени воспитанию дочери, а личный пример
родительницы не оказался привлекательным для нее. Кроме того, прививка
самостоятельности повлекла за собой чёткое планирование своей будущей
судьбы! И такая прививка оказала положительное влияние на жизнь и судьбу
рассказчицы.
Уже было сказано, что после рождения родного брата героини её мама не
захотела уделить должного внимания обоим детям, поэтому отправила дочь на
пятидневку в детсад, в свою очередь, дочь свою постаревшую мать не отправила в
дом престарелых или ещё в какое-либо подобное место, а всегда была с ней
рядом. Даже в тот момент жизни матери, когда она попала в больницу с
гангреной, «рассказчица с братом по очереди сидели возле неё, на ночь нанимали
сиделку». [33:170]. В этот же период в больницу попал и муж героини:
«А
больница находилась в противоположном от Каширки конце Москвы – на самой
окраине, возле Дмитровского шоссе. А через день туда же, только на скорой
реанимационной машине – прямо на операционный стол – попал и муж моей
старшей дочери, у которой на руках помимо семилетней Сони была еще и
полугодовалая Лиза. И – ни гроша в кармане. Есть нечего». [33:171]. Героиня
пыталась заработать денег переводом, навещала всех, разрывалась между
родными и зарабатыванием денег на жизнь. Очевидно то, что семья занимает
27
главное место в жизни героини, и даже это отличает её от матери. А так же такое
поведение и образ жизни доказывают тот факт, что она более «земная» женщина
по сравнению с собственной матерью, которой чужды все семейные хлопоты,
заботы, переживания. И всё это данность, даже несмотря на то, что рассказчица
является поэтом и творческой личностью.
В лирике у О. А. Николаевой также можно встретить образ матери,
например в стихотворении «Храбрый кораблик»:
Этот платок, помнишь, мама, ты надевала,
когда в море входила
чтоб кудри от брызг защитить,
а теперь он валяется то на полу кладовки
то посреди квартиры,
а ты, мама, все не идешь купаться,
и кудри твои развились. [38].
Кудри, которые нужно «защитить от брызг», свидетельствую о том, что
мать лирической героини следит за собой, является, возможно, роковой красоткой
своего времени, как и мать в романе «Тутти». Также мы видим угасание матери,
платок валяется, стал безразличен, как и кудри, которые развились, и в море
больше не купается женщина; мать в романе к концу жизни испытала подобное
угасание. Таким образом, можно сделать вывод, что образ матери в
произведениях Николаевой во многом схож, сначала мать – это вечный праздник,
а к концу жизни – нарастающее безразличие.
И в стихотворении «Мама верит, что если надену я юбку из складок» тоже
есть образ матери, но он принципиально другой, по сравнению со стихотворением
«Храбрый кораблик»:
Мама верит, что если надену я юбку из складок
и куплю босоножки с тесемками с тонким носком, –
сразу вся моя жизнь обретет и лицо и порядок,
и удача, как рыба, повалит ко мне косяком.
28
Мама верит, что мне хорошо будет с челкой витою
и что – стоит меня отвезти на курорт, как тотчас
я опять засияю и радостью и чистотою
и, как пляжный песок, наши скорби осыплются с нас.
И, быть может, взглянув на сухую немую фигуру,
на лицо под косынкой, которая так мне не шла,
и на путь мой по полю, когда оно влажно и буро,
маме было бы легче поверить, что я умерла. [38].
Здесь показана мать, которая возлагает свои надежды на внешнее, считая,
что от одежды зависит счастье, удача, самореализация, в этом и есть сходство с
романом «Тутти», где дочь не оправдывает надежды матери, что особенно четко
проявляется после рождения третьего ребёнка.
В свою очередь, если говорить о бабушке героини, то здесь обнаруживается
множество сходных черт: «Ну что ж, теперь я понимаю, что подобный же
механизм сопротивления материнским клише был заложен и в моей матери по
отношению к своей. А у бабушки, как я полагаю, было то же самое по отношению
к своей». [33:115] Бабушка для внучки была своеобразным идеалом, примером
для подражания во многих отношениях. Их даже сближало то, что семья для них в
иерархии ценностей занимала первое, почётное место. Да с бабушкой героиня
проводила, вероятно, и больше времени, чем с мамой, ведь именно бабушка
отводила маленькую внучку в детский сад к половине восьмого утра, наверное, и
забирала из сада тоже она, и оставляла у себя с ночёвкой периодически.
Бабушка в романе представляет собой натуру страстную, решительную,
смелую, увлекающуюся политическими теориями, которые помогали ей «врасти»
в революционную действительность: «Иначе, зачем она, девочка из хорошей,
добропорядочной семьи, ещё гимназисткой учившая пять языков, рванула в
революционное
большевичком:
подполье,
листовки
будучи
разбрасывала
распропагандированной
с
прокламациями».
каким-то
[33:116]
Это
29
юношеское сумасшествие прошло само собой. Жизнь бабушки была гораздо
спокойнее, размереннее, чем жизнь мамы: «Бабушка моя была журналисткой и в
начале войны возглавляла огромный отдел ТАСС, даже руководила его
эвакуацией в Омск. Бабушка тоже была невероятно хороша собой, но совсем иной
– не киношной красотой, которую она к тому же никогда не осознавала и не
подчёркивала. Она всегда одевалась в тёмную одежду – лишь белые кружева на
воротничке и грудке, ни тени кокетства, ни грамма косметики, никаких
украшений – лишь собственные крупные кудри. Мама как-то раз, мимоходом,
даже вменила ей в вину, что она так старалась спрятать свою красоту, а ведь
могла же после смерти мужа снова выйти замуж, а все – скромненько,
незаметненько, деликатненько». [33:116] Возможно, здесь играет роль ценностная
ориентация, связанная со временем формирования характера: бабушка героини
жила в то время, когда только начинали зарождаться и проявляться признаки
эмансипации, а мать жила, когда уже многое было доступно, те же наряды,
путешествия, а возможно, всё-таки всё зависит от человека, от его внутреннего
мира, его взглядов на жизнь и ценностей, установок, идеалов, которые в конечном
счёте определяют его судьбу. И вот именно таким идеалом, или иначе можно
сказать, непреходящими ценностями для бабушки героини стали семейные
основы бытия.
Мы видим сложные пути взаимодействия между представителями разных
поколений одной семьи: «Бабушка не одобряла маминого образа жизни – с
нарядами, пирами, ресторанами – и учила меня скромности:
–Хорошая у тебя кофточка, – говорила она, – скромненькая» [33:116]. И
результат поучений бабушки не заставил себя ждать, внучка выросла во многом
похожей на неё и усвоившей её жизненные ценности, поэтому воспоминания о
ней всегда добрые, светлые.
И скорее всего, здесь имеет место тот факт, что многие дети, глядя на своих
родителей, не хотят быть похожими на них, а наоборот, хотят быть их
противоположностью, перед нами пример из романа О. А. Николаевой «Тутти»:
30
«и вот мама, выросшая в этой аскетической бабушкиной скромности, в доме, где
не было ничего лишнего, где стояла допотопная добротная тяжёлая мебель,
висели строгие шторы и полы были надраены вонючей старомодной мастикой на
скипидаре, наблюдая её каждодневные труды – ранние вставания на работу,
размеренные будни и редкие праздничные церемонные застолья, возжелала иного
– пиров, фейерверков, ярких красок, сочных фруктов, безумных нарядов»
[33:116,117]. Мы видим, что рассказчица оказалось полной противоположностью
матери, но унаследовала черты бабушки, и здесь показана схожесть женщин через
поколение, что вызывает дополнительный интерес для анализа. Мамина
«живость» прошла после смерти мужа, и жизнь разделилась на два фронта: жизнь
прежнюю и жизнь, если её так можно назвать, настоящую. Когда умер отец
главной героини романа «Тутти», её мама слегла и больше не вставала. Целыми
днями она сухими страдальческими глазами вглядывалась в телевизор и
оживлялась только тогда, когда вдруг показывали кого-то, кто был ей дорог «ещё
в прежней жизни». [33:169]. Вот так в один момент разрушилась привычная
жизнь человека, подкосив его на корню, подорвав здоровье. И вряд ли такое
существование можно уже назвать жизнью. Скончался любимый муж и верный
спутник жизни, прекратилось общение с теми, кто был близок и дорог, не было
больше той прежней весёлой и разнообразной жизни. Остался лишь только
телевизор, который мог освещать хоть что-то из того прекрасного далёка. Но
можно сделать вывод, что мама осталась верной своим ценностным ориентирам
даже к концу жизни.
На страницах романа мы встречаем упоминание о прабабушке рассказчицы,
которая была полькой по национальности, а по духу – лютой крепостницей. Даже
и в советские времена она частенько, глядя в телевизор и увидев там какогонибудь чиновника с надменным и тупым лицом, говорила: «А этого холопа я бы
отправила выпороть на конюшню». [33:196]. Такая небольшая информация о
прабабушке главной героини наталкивает нас на мысль о том, что в их роду были
строгие, своенравные женщины, но эта строгость с поколениями ослабевает, на
31
примере матери мы видим торжество гедонистических идеалов. А на примере
дочери становится понятно, что строгость начинает возрождаться, как Феникс из
пепла.
Но всех трёх женщин: бабушку, маму и героиню романа, а в дальнейшем
мы видим, что и дочь рассказчицы объединяет то, что они имеют особый дар
слова, свойственный представителям творческих профессий, и что гены берут
своё. Хотя главная героиня считала, что её мать была красноречива, как Цицерон,
и прекрасно выражала себя «в звучащем слове», а себя считала «искусственно
косноязычной», но она превзойдёт всех в области дара слова, а о своей
наследнице скажет: «Дочь моя старшая все эти сюжетные потоки, движущие с
разной скоростью, замечательно раскопала у Пастернака – и в стихах его, и в
прозе, даже выступала с докладом на пастернаковской конференции в Милане:
«Образ поезда у Пастернака» – как-то так. Все даже встали, когда она закончила,
и хлопали стоя. Она вообще такая – закрытая, сдержанная, интеллектуальная. Мне
до её умозрений не долететь. Если бы она не была так хороша собой, стала бы
точно книжным червем, синим чулком: все бы ей по читальным залам сидеть,
тонким скальпелем распутывать психологические колтуны, развязывать тугие
метафизические узлы. Тоже ведь как-то от меня свои кордоны выставляет, и там,
где у меня – только догадка, порой совсем завиральная, у неё – точная научная
аргументация. Там, где у меня – сумбурное эссе, у неё – выверенная статья».
[33:142]. Очевидна адекватная оценка рассказчицей качеств, способностей своей
дочери, чего, к сожалению, со стороны собственной родительницы она не
ощутила, столкнувшись с противоположными аксиологическими взглядами. С
рождением первого внука мать героини разочаровалась в дочери, отказала ей в
праве считаться самодостаточной личностью. А когда у дочери уже было трое
детей, мать и вовсе опустила руки, это лишний раз доказывает, что семья у матери
и дочери находятся на разных ценностных уровнях.
Если говорить о муже матери и отце рассказчицы, то он выступает в роли
тихого, смиренного мужчины, который принимает любое решение жены как
32
должное, не устраивая скандалов, сцен ревности, и мы не видим на страницах
романа упрёков и действий наперекор жене. Хотя он почти всегда рядом с ней,
они вместе путешествуют, принимают гостей в доме и сами ходят по гостям, он
разделяет её образ жизни, мужчине возможно, он не нравится, но об этом ничего
не сказано. Супруг матери спокоен и непоколебим; возможно, это символ
настоящего христианского смирения, принятие всего происходящего как
должного. А возможно, такой и бывает истинная любовь, когда ты принимаешь
человека таким, какой он есть: со всеми достоинствами и недостатками.
Упоминание о семье рассказчицы выводят аксиологические изыскания на
новый тематический уровень. С мужем Володей семейная жизнь складывается
вполне удачно, спокойно, и даже, можно сказать, счастливо: у них трое детей и
шестеро внуков. Из домашних животных собака Тутти, которую им подарил
дружественный архиерей и которую они потом отдали сыну, а вот в доме у
родителей героини было очень много разных домашних животных, которые у них
появлялись так же стихийно быстро, как и многие ситуации в жизни матери
героини. Например, в доме родителей одно время жила кошка Ксантиппа и её
дочка, и вскоре мама «притащила в дом очередного кота – старого, облезлого и
огромного». [33:127]. Кошки портили мебель, цветы, в доме стояла ужасная вонь,
кот орал по ночам, но животных в доме меньше не становилось, а только
прибавлялось. Дочь часто жаловалась на такое большое количество животных в
их доме, даже однажды попросила мать отдать кота кому-нибудь, но у матери
было правило, что всё слабое и беззащитное должно обретать в её доме приют.
Такие эксцентричные порывы со стороны матери свидетельствуют о том, что она
мало обращала внимания на уют, комфорт, а думала о том, чтобы у животных был
кров. Было бесконечное количество собак: Амиго – наполовину ньюфаундленд,
наполовину – ротвеллер; Додон – сербернар-красавец; Гелла – мощный и
свирепый ротвеллер; Гураль – подгальская овчарка или кувас; такса Тюфка; были
даже ужата и удав-детёныш; жила в доме черепаха Пушок и Ёжик; жили и
длинношерстные морские свинки, и сокол сапсан, и воронёнок с подбитым
33
крылом, и даже была сова в их доме, а потом ещё две белки – Бела и Боря. Но
главное – была в их доме обезьяна, зелёная мартышка Кика. И не стоит забывать
об огромном вороном коне Вамбате, который жил в гараже у отца. Стоит
отметить, что как только родители переехали в Переделкино, они стали обрастать
всё новыми и новыми питомцами: «В один прекрасный день папа привёз с
птичьего рынка двух белых китайских гусей – Цезаря и Клеопатру» [33:96], позже
ещё появился козлёнок Пегас, который также приносил много хлопот, например,
бодал дверь дома, портя её. Такое многообразие живности говорит о сумбурности
пристрастий, об определённой безответственности, о наличии своеобразной
системы ценностей, возможно, это ещё говорит и о своего рода легкомыслии и
даже несерьёзности, потому что должного ухода не было предоставлено всем
животным, они «коллекционировались» бездумно. Но факт остаётся фактом в
этой семье всегда были «в ответе за тех, кого приручили» и это не худшее
человеческое
качество.
Хотя
всё-таки
в
подобных
ситуациях
должен
присутствовать разум и чувство меры.
У мужа рассказчицы на первом месте находится его семья, семейные
ценности, и в подтверждение этого можно вспомнить фрагмент его разговора с
кагэбэшником, когда он гулял с младшей новорождённой дочерью, а этот
товарищ пытался уговорить Владимира работать на него – «стучать», а именно,
собирать характеристики на студентов. Муж главной героини категорически
отказался. Кагэбэшник предложил подписку о неразглашении их разговора
подписать Владимиру, но и на это получил отказ: «…у меня есть близкие люди –
жена, мама, друзья. Вот с ними у меня есть тайны. А мы ведь не успели так
подружиться, чтобы я нечто, связанное с вами, стал скрывать от моих близких
людей. Так что я, вы уж извините, обязательно расскажу о нашей встрече…»
[33:30]. Такой поступок, на первый взгляд, возможно, не значительный, говорит о
многом; хотя бы о том, что семья действительно важна для Владимира и тайн от
неё у него нет и даже, вероятно, быть не может. А это действительно достойное
34
качество, когда у главы семьи нет секретов от своих домочадцев, а особенно от
жены.
Важно отметить следующую ситуацию: после того как рассказчица отдала
своего питомца сыну и приехала домой, она испытала сильное чувство вины:
«Словно я вырезала что-то из себя, дочку отдала в приют!» [33:78]. С ней
случилось то, чего она боялась больше всего, повторения своего детства у другого
живого существа. По сути, братья наши меньшие, спустя время чаще всего
становятся членами семьи, и любят их практически наравне с детьми.
Но надо отметить, что дети рассказчицы всё же более близки к матери, чем
это было в семье, где она родилась. Например, после того как Тутти оказалась у
Никиты, матери позвонила старшая дочь, успокаивала её, старалась поддержать,
даже хотела привезти собаку обратно, лишь бы её родительница так не
расстраивалась: «Так давай я тебе её обратно привезу. Вот сейчас поеду и
привезу» [33:82]. В этой семье действительно присутствуют искренняя любовь,
уважение, забота друг о друге, и вероятно, можно сделать вывод о том, что они
действительно все вместе и в горе, и в радости, а это и есть настоящее семейное
счастье.
Семья имеет важное значение в жизни каждого из героев романа «Тутти»,
но осознание этой значимости к некоторым приходит не сразу. Мать героини,
наверное, значимость семьи и семейных ценностей поняла ближе к концу своей
жизни. Семья – это труд, забота друг о друге, это мир, где всегда должны царить
радость и покой. В семье рассказчицы происходит всё именно так: муж и жена
вместе преодолевают все трудности, вместе начинают постигать веру в Бога,
посещать храмы, совместно принимают решения в большинстве случаев, дети
поддерживают родителей, часто звонят, приезжают в гости, члены семьи и многое
другое тоже делают совместно. Семья была, есть и будет важной ценностью и
опорой человечества, это ведь надёжный тыл для каждого человека, и основа всех
основ, мы это видим на примере того, как главная героиня не оставила в беде
свою мать, которая попала в больницу, не оставила мужа одного в госпитале,
35
помогла детям, занималась внуками – всем старалась уделить должное внимание,
проявить свою заботу и показать и даже доказать свою любовь к ним, ещё и время
на себя находила, а если говорить о братьях наших меньших, или как иначе
многие их называют «членами семьи», то и здесь главная героиня преуспела,
потому что ухаживала не только за Тутти с полной отдачей и добросовестно, но и
за предыдущими питомцами. Всё начинается с семьи, всё идёт из семьи,
фундамент отношений закладывается здесь и чаще всего заканчивается семьёй –
без этого человеку существовать полноценно в социуме нельзя, как бы этого
кому-то и не хотелось. Лучшее из богатств в жизни – семья. И роман О. А.
Николаевой это очень убедительно доказывает, раскрывает важность истинных
семейных ценностей, к приобретению и сохранению которых должен стремиться
каждый из нас.
Но, кроме семейных ценностей, существуют и другие, не менее значимые
для каждого из нас, о которых мы скажем далее.
36
2.2. Духовные ценности как маркер морально-нравственного уровня
Слово «духовный» происходит от слов дух, душа, т.е. чего-то личного,
сокровенного, дорогого и значимого для человека и общества в целом. Без такого
рода ценностей человек также не может обходиться в этом мире, ведь каждый из
нас имеет душу, которая иногда болит или поёт от счастья, за которой тоже нужен
своего рода уход, забота. Душу необходимо поддерживать в чистоте через мысли,
поступки, периодически делать что-то для неё, для гармоничного контакта с
окружающей действительностью. И на страницах романа мы находим много
аргументов в подтверждение того, что у героев романа О. Николаевой «Тутти»
есть прочная основа из духовных ценностей.
Роман «Тутти» начинается с эпиграфа:
Не жизни жаль с томительным дыханьем, –
Что жизнь и смерть!.. – А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем
И в ночь идёт!.. И плачет, уходя! (А. А. Фет) [33:7]
Фетовские строки, предваряющие повествование, задают философский тон
звучания этому прозаическому произведению. Появляются такие глобальные
понятия, как жизнь и смерть, которые переводятся на второй ценностный план,
уступая по своей значимости некоему «огню», который освещает Вселенную.
Основой данного поэтического высказывания является антитеза, с помощью
которой противопоставляются явления, имманентные человеку, жизнь и смерть,
причём неотъемлемой чертой первой является «томительное дыхание», и
вневременные, абсолютные, трансцендентные, очевидно, вдохновение, талант,
творческое озарение. Этот огонь, в свою очередь, создает антонимическую пару с
образом «ночь», что усугубляет контрастность картины и обостряет конфликт.
Кроме того, при изображении огня автор использует олицетворение, чтобы, с
одной стороны, показать, что этот жар творчества присущ человеку, а с другой,
подчеркнуть трагизм происходящего. Итак, эпиграф призван подготовить
читателя к тому, что в романе он столкнётся с важнейшими проблемами бытия,
37
которые волновали наших классиков, обнаружит связь прозы и поэзии, увидит в
авторе не только бытописателя, но и мыслителя.
Можно точно сказать, что роман «Тутти» относится, как и большинство
произведений автора, к духовной прозе, где все подчинено воле Божией. В романе
есть большое количество названий церквей, храмов, монастырей (например,
Свято-Троицкий монастырь),
названий церковных праздников (например,
Рождество), молитв, псалмов, имен отцов, старцев, священнослужителей, есть
цитаты из Евангелия, Библии и многое другое, относящееся к духовной жизни
православного человека.
Религиозные традиции примечательным образом сформировали стих и
стиль Николаевой. С тех же 80-х гг. уже массово в ходу тот вольный стих, в
котором классические размеры попадаются скорее случайно и который стал
визитной карточкой поэта.
И вдруг становится тошно от мнений своих и песен,
обед, приготовленный впрок, покрывает плесень,
антресоли моль заселила.
Лучший наряд восемнадцати лет
можно причислить к праху!
Нищему вовремя не отдала с тела – рубаху,
голодного не накормила. [21]
Неудовлетворенность
собой
становится
результатом
саморефлексии,
вызванной несоответствием лирической героини высоким гуманистическим
идеалам и образцам.
Сама главная героиня и её муж – люди верующие, духовно богатые, хотя
пришли к вере в Бога не сразу, дружили с иеродиаконом, ставшим владыкой,
регулярно ходили в храм, исповедовались, прочищались, имели духовника
игумена Ерма; а муж Володя, хотя крестился в уже зрелом возрасте, позже стал
священником. Молодой иеродиакон оказывает большое влияние на духовную
жизнь семьи, является их другом, советчиком и даже в какой-то степени
38
наставником. Он учит главную героиню смирению, которого, как выяснилось, у
неё не было до этого момента: «Смирение, – говорил он, – вот чем только и может
уповающий на Господа победить лукавого» [33:9]. Иногда иеродиакон даёт
послабления и устраивает передышку, «даже подбадривал на узком пути».
[33:10].Он провёл экскурсию по резиденции Патриарха семье героини. Кстати
именно иеродиакон подарил им собаку, кличка которой и стала названием
произведения, он всегда был частью их семьи, часто бывал в гостях, давал
наставления, созванивался с ними. Он стал олицетворением чего-то доброго,
светлого. И главная героиня с мужем ценили его присутствие в своей жизни:
«…нашего премудрого иеродиакона мы получили от Господа», «он часто звал
Володю погостить в Лавре, помолиться за литургией, приложиться к мощам
преподобного Сергия, познакомиться с монахами и священниками, вероятно, он
провидел путь Володи и горел желанием, чтобы он когда-нибудь стал иереем
Божиим» [33:16]. Иеродиакон однажды сделал такой комплимент рассказчице,
что та даже онемела от неожиданности: «Что-то ты сегодня на Серафима
Саровского похожа! Причащалась, наверно?» [33:11]. Героиня сделала вывод, что
это был лучший монашеский комплимент, который она когда-либо слышала.
Вера в Бога была не только у главной героини и её мужа, но зародилась на
пороге смерти у матери рассказчицы, которая жизнь свою прожила в советской
стране и растратила на несущественное. За год до смерти матери, героиня с ней
как бы поменялась местами: «Она стала как бы моя дочь, а я как бы её мать».
[33:200]. Дочь матери читала Евангелие вслух, беря её за руку, когда она
отвлекалась. И та виновато, по-детски опускала глаза. Такая сцена говорит о том,
что через определенное противостояние, но всё же мать при помощи дочери
пришла к Богу, и в подтверждение этого обратим внимание на следующие слова,
сказанные матерью перед смертью: «А знаешь, я рада, что все эти страдания,
испытания и даже болезни послал мне Господь. Я бы ведь никогда не узнала того,
что мне открылось, когда я всё это претерпела и пережила». [33:200]. Дочь хоть и
не совсем поняла эти слова, но вывод для себя сделала: «Что-то такое она там
39
узрела – в самой своей глубине…» [33:200]. Можно сделать следующий вывод,
что почти каждый человек, рано или поздно, приходит к вере в Бога, пройдя
многие жизненные испытания, трудности, познав истинный смысл жизни,
отчаявшись, обращается к вере, к тому, что забывал в спешке жизни. И духовные
ценности всё-таки необходимы каждому, просто не каждый это может понять сам,
иногда нужен человеку проводник, который натолкнёт его на это, как в романе О.
А. Николаевой, в котором дочь помогла матери обрести веру в Бога.
Жизнь Володю часто баловала своими сюрпризами, но они были связаны в
большей степени с духовной сферой. Поначалу ему не везло: то сначала
предложат работу, потом отказывают, то ещё что-то случится. Видимо, что-то
было не по воле Божьей. А владыка всегда ему говорил: «А ты служи там, где
тебя Господь поставит» [33:38]. И поставил его однажды Господь служить
диаконом в знаменитом мужском монастыре, а через полгода, когда его
рукоположили во иерея, – в приходском храме. И такой дар жизнь преподнесла
Володе для долговременной стабильности, это его было конечной остановкой,
рассказчица говорит об этом так: «Словно корабль донёс моего мужа до твёрдого
берега, а сам уплыл, растворившись вдали». [33:39]. Здесь есть вновь намёк на
своеобразное чудо, причём чудо свыше.
Подарок владыки в виде собаки поменял жизнь этой семьи в одночасье.
Золотисто-серебряный щенок, величиной с котёнка, стал поводом для целого
спектра эмоций и чувств, хотя можно сказать, что и своеобразным испытанием,
проверкой на прочность, на выносливость, на смирение. Возможно, такой цвет
животного автором романа выбран не случайно: можно провести параллель с
цветами куполов церкви, например. А также с цветом солнца как источника тепла
и света; или, разбив слово золотисто-серебряный на два слова – золото и серебро,
можно сделать отсылку к материальным ценностям, сделав вывод, что этот
подарок дорогой, имеющий ценность и значимость. Собаку в семье приняли все:
и муж, и внучки Соня и Лиза, которые приехали на второй день приручать нового
питомца. Но самой героине было морально сложно принять этот подарок потому,
40
что недавно умерла их собака по кличке Тартюф и незадолго до этого погибли
несколько котов на шоссе возле их дома. Такие раны заживают не сразу, а уже
надо принимать в качестве подарка новую собаку. Долго не могли определить пол
собаки: священнослужители в этом не разбираются, сосед-поэт сказал, что это
мальчик; крестник героини, биолог, сказал, что это девочка, и поверив ему, дали
ей кличку – Тутти. Эта сцена выглядит сумбурной, хаотичной, даже какой-то
немного дисгармоничной в контексте романа. Почему именно такая кличка и что
она обозначает не понятно, из текста романа ясно только то, что рассказчица
собаке посмотрела в глаза, и такая кличка сама слетела из уст, как будто что-то
подсказало назвать питомца именно так. Тутти понравилась эта кличка, и в
доказательство этого она виляла хвостом и, встав на задние лапы, лизнула руку
мужа рассказчицы. Наверное, это было наивысшее проявление благодарности от
этого маленького золотисто-серебряного щенка.
Стоит сказать, что героиня почти сразу почувствовала некую связь,
духовную близость с Тутти, которая понравилась всем членам семьи. Можно
вспомнить даже ту сцену, когда рассказчица взяла собаку за передние лапки и они
парочкой закружились по комнате в танце, после того как дали ей кличку.
Собачка оказалась пугливой, боялась каждого шороха: «Ворона каркнет – она тут
же уши прижмёт и несётся домой, дерево зашелестит ветвями – задрожит в ужасе,
машина вдалеке протарахтит, она уже ни жива ни мертва» [33:45], во время
прогулки на улице замерзала, и было решено оставить её жить в доме. Хотя
изначально героиня рассчитывала, что собака будет жить на веранде, а ночевать в
доме, на коврике. Живя в доме, она приносила много хлопот героине: «Я опять ей
лапки помою, уйду в свою комнату работать, и вдруг слышу – бух-бах-тарабах.
Это она видик за шнур потянула, об пол грохнула. Кассеты по полу. А рядом
куча, лужа. Вонища! А она увидит меня, ляжет на спинку, живот розовый вверх –
сдаётся». [33:45,46]. Первое время героиня относилась к этому с полным
смирением, пониманием и терпением. Однажды по возвращении домой с работы
героиня обнаруживала полный хаос, совершённый лапами и зубами Тутти:
41
«Пальму огромную перевернула, блюдо под ней раскололось на мелкие осколки,
земля по всему полу, плинтус отгрызла, за ножку кресла принялась…». [33:46]. А
когда рассказчице приходилось пару раз ночевать в Москве – Тутти могла выть
всю ночь, батареи грызть, и всё вокруг представляло одну сплошную уборную:
«Не продохнуть. Отдираешь это всё, уже присохшее, она на швабру кидается,
рычит, играет». [33:46]. Возможно, это был своеобразный бунт Тутти, протест
против своего одиночества. Однако всему есть предел, спустя два месяца героиня
устала от вечного беспорядка и собачьих проблем, т.к. она уже отказалась от всех
дел по дому, только сидела с собакой, поэтому нашло на неё искушение, о
котором она говорит так: «Покры мя тьма». [33:49]. Героиня сообщила мужу, что
больше так не может, собака изгрызла много книг, многое сломала, испортила, и о
степени протеста свидетельствуют риторические вопросы: «и вообще, – тут уже я
вышла на какой-то метафизический уровень обобщения, – почему это моя жизнь
должна зависеть от собаки, от какой-то там дворняжки, шавки? Что ж, я теперь
остаток дней должна возле неё проводить, ухаживая и ублажая?». [33:49].
Возможно, такой ход мыслей говорит о том, что смирение, которому учил
архиерей, ещё не закрепилось в сознании героини. Она сделала вывод, что Тутти
им не подходит, и дело не в статусе собаки, и не в вещах, которые она портит, а в
том, что, ухаживая за ней, она многое приносит в жертву, например, мужа,
потому что, если надо выбирать, ехать ли куда-то с ним или оставаться с Тутти,
героиня выбирает питомца; так же она приносит в жертву свою работу, потому
что педагогика и творчество заменяются Тутти; приносит в жертву и своих детей,
потому что не может оставить щенка дома одного, поехав к ним; друзья – это
тоже своего рода потерпевшая сторона, на день рождения не поехала, на
новоселье; и даже из храма героиня опрометью мчится домой: «И вот выходит,
что я приношу ей в жертву всё! Любовь. Творчество. Цельность. Дар созерцания.
Чистоту молитвы. Саму молитву. Да это же искушение какое-то!» [33:55]. Ещё в
это время приехал старинный друг героини – игумен Иустин, так же, как и
владыка, чрезвычайно важный человек в её жизни: «А у меня дома – вонища, на
42
улице холод собачий, и не проветришь, как следует: дом тут же вымерзает, я уж
не говорю о моём гибнущем пальмовом саде. И бегает эта собачонка на кривых
ножках, тявкает, востину «всуе мятется». [33:55,56]. Отец Иустин удивился
такому диву, а их разговор в этот момент был о языческих предрассудках в
православии, о лже-старцах и «о превратностях человеческой воли, которая так
измучила человека своей неопределённостью и двусмысленностью, что он только
и ищет, какому бы начальнику её всучить, чтобы он ею управлял, распоряжался,
нёс ответственность и покрывал ошибки» [33:56]. И некоторые другие темы они
затронули, в том числе и тему появления собаки в их доме. Отец Иустин
посоветовал отдать собаку кому-нибудь до тех пор, пока ей не исполнилось
четыре месяца: «Говорят, после четырёх месяцев это уже жестоко, ибо создаёт
для собак проблемы. А пока – можно». [33:57]. Героиня пыталась доказать, что не
надо этого делать, поскольку собаку подарил владыка и она верила, что Тутти
может спасти их от чего-нибудь, защитить, выручить, и считала, что в
промыслительном плане она же нужна для чего-то, хотя где-то в глубине души
понимала, что так продолжаться не может. И не могла она смириться с тем, что
подарок от важного, значимого в её жизни человека надо передарить. Но такой
подарок оказался в тягость этой семье, потому что отвлекал от основных, более
важных и серьёзных дел и забот, хотя ведь у этой семьи уже был большой опыт
общения с животными, но, видимо, Тутти была той самой последней каплей, ведь
действительно, рано или поздно любому терпению приходит конец.
Сравнивая Тутти, такую весёлую, живую, игривую, общительную, которая
сидит целый день взаперти, в одиночестве чахнет, и рассказчицу, которая также
является общительной, живой, весёлой, творческой, жаждущей общения как с
малой так и с большой аудиторией, сидит дома, фактически в одиночестве, и
занимается воспитанием собаки, можно сделать вывод, что они заложники одной
ситуации, которая не может больше так продолжаться, и кому-то надо прервать
уже ставший привычным ход событий, потому что такое своеобразное
43
затворничество губительно как и для главной героини, так и для Тутти. И именно
поэтому глава семьи изменил жизнь близких кардинально.
На следующий день муж сообщил, что пристроил собаку, сын согласился
взять её в свои загородные мастерские: «На днях он её заберёт. Так что недолго
тебе осталось терпеть» [33:58]. И именно с этого момента многое начало меняться
в жизни героини, и даже, можно утверждать, не в лучшую сторону. А вот Тутти
как будто всё сразу поняла и осознала: «Ушки навострила, головку на бок
склонила, смотрит так в глаза мне изучающее, взволновано, испуганно, но и
заботливо, с любовью, словно испытывает» [33:58]. Героиня сидит в кресле, а она
ей к ногам свои любимые игрушки приносит и кладёт, прося поиграть с ней. Даже
коврик свой, на котором рассказчица её спать укладывала, тоже принесла. Руки
лижет, осторожненько покусывает, не то что раньше, когда и когтями могла
поцарапать и кусала до крови. А в этот момент лежит перед ней – ласковая,
смиренная, шёрстка у неё нежная, на головке золотится, а на боках – серебрится,
словно спрашивает питомец: «Смотри, говорит, вот она я – собачка твоя, Тутти.
Неужели ты меня кому-то отдашь?» [33:59]. Действительно говорят, что собаки –
животные умные, и обладают острым собачьим чутьём, и вышеописанный
фрагмент это практически доказывает. Здесь сам по себе напрашивается вывод,
что все случайности не случайны, не окажись именно в этот момент жизни
героини гостя отца Иустина, с его мнением о Тутти и с советом, возможно, собака
бы осталась, и тогда напрашивается ещё один вывод, видимо, не так дорога она
была героине на тот момент, хотя дальнейшие терзания доказывают обратное.
Наверное, сложно не согласиться в данном случае с русской народной
пословицей, описывающей такой момент, как осознание ценности чего-либо
только после его потери – «что имеем не храним, а, потерявши, плачем». После
расставания с Тутти в жизни главной героини как бы произошло опустошение,
потеря чего-то важного, она даже сама не понимала, что значила эта, на первый
взгляд, обычная собака в её жизни.
44
Стоит только человеку обратиться к Церкви, так Господь сразу же посылает
ему духовного наставника, рассказчица считала такое явление нормальным,
возможно, по своему невежеству. И как бы и нет в этом ничего необычного:
«Господь
просвещает
всякого
человека,
грядущего
в
мир,
сразу даёт
новокрещённому ангела-хранителя, а тем, кто повенчался, – ещё одного ангела –
на семью. И помимо того, что Отец Небесный равно дождит на праведного и
неправедного, Он ещё сугубо печётся о каждой душе христианской, посылая ей в
нужный час насущное на потребу». [33:20]. А в это время муж рассказчицы как
раз покрестился, а в скором времени в их семье появляется собака. Возможно,
Тутти и стала тем ангелом-хранителем, которого Господь посылает в нужный час
христианину. Отсюда можно сделать вывод о том, что этот щенок являлся для
этой семьи своеобразным оберегом, помощником во всех делах житейских, и был
«насущным на потребу».
Главная героиня и Тутти, на наш взгляд, не просто так изначально
почувствовали некое родство, можно предположить, что эта собака является
отражением самой героини, символом вечной борьбы с существующей
реальностью; если обратить внимание на взаимоотношения дочери и матери, то
дочь всю жизнь свою боролась с тем фактом, что не хотела быть похожа на свою
мать, не хотела быть такой же, практически во всех отношениях, не смирялась со
многими моментами в жизни, как и Тутти, она по-своему пыталась бороться с
тем, что ей не нравилось, например, оставаться дома одной, жить на улице, а вот,
когда её отдали сыну, т.е. она обрела новый дом, новое окружение, то здесь ей
пришлось смириться и принять данное как должное, собственно, как и сама
героиня, которая со временем обрела смирение и принимала все подарки судьбы с
благодарностью. Или даже можно обратить внимание на следующий момент:
главную героиню в детстве отдали на пятидневку в детский сад, ей там было не
сладко сначала, плакала, скучала по родителям, ведь её оторвали от привычной
среды, но потом она привыкла, смирилась; так и Тутти, которая считала главную
героиню своей хозяйкой, всегда у дверей ждала её, была рядом с ней, а вот мужа –
45
побаивалась, оторвали от привычного хода жизни и отправили в неизвестное для
собаки местопребывание, сначала ей было трудно, скулила, была невесёлой, а
потом привыкла и смирилась. Однозначно можно сказать, что такое сравнение с
выявлением общих жизненных моментов имеет право на существование.
Важно отметить следующий момент: главная героиня делила мир на две
части: живой и мёртвый; поэзия и всё остальное: «Живого было много, с
избытком, с перехлёстом, оно было художественно, и сердце изнемогало от
страдания, от красоты и любви. Оно было там, где архангел Рафаил вёл Товию с
его собакой сватать ему жену и изгонять Асмодея – злого демона, на брачном
ложе умертвляющего молодых прекрасных мужей». [33:201]. Этот фрагмент
является как бы отражением жизни семьи главной героини, а именно
подтверждает лишний раз, что собака появилась в их жизни не случайно, а,
наверное, это подарок свыше, как бы спасение от чего-то или своеобразное
испытание. И Тутти является символом чего-то живого, весёлого, нужного и
необходимого для жизни человека или для семьи в широком понимании
проблемы.
Если обратить внимание на финал романа «Тутти», то мы увидим, что сама
героиня не может определить истинное значение собаки в своей жизни, её мнение
на этот счёт неоднозначно, в голове путаница, которая воплощается в потоке
сознания, сначала она говорит одно: «А Тутти – это отложенное страдание,
которое всё равно настигнет и возьмёт тебя в оборот. Одушевлённая ходячая
истина, от которой внезапно – непонятно, каким образом, почему, – и больно
вдруг, и светло. А может – это тайное новое имя на белом камне, и лишь
побеждающий получает его» [33:205]. Потом героиня утверждает другое:
«Проблема в том, подумала я, что Тутти – это сокровенность, с которой
приходишь на Страшный суд. Тутти – это то, как мы когда-то с моей бабушкой к
половине восьмого утра в детский сад через мост с Кутузовского в Девятинский
переулок, где сейчас храм Кизических мучеников, и было ещё темно, и мне пять
лет, и валил косой снег прямо в лицо…». [33:208]. Однозначно можно сказать, что
46
такая непродолжительная встреча с этой собакой помогла героине понять то, что
было значимо и дорого раньше, но чего уже не вернуть. Она не может понять, для
чего и чем была эта собака в её жизни, пытается её сравнивать со многим, но не
может найти точного ответа. Финал романа открыт, потому что мы не знаем,
заберёт ли рассказчица собаку от сына обратно (как и не знаем мы того, забирала
ли бабушка героиню из детского сада), ведь заболело сердце у мужа, кладут в
больницу, нужен уход за ним, а если забрать собаку, уход нужен будет и ей, а
разрываться между двумя сложно, особенно когда речь идёт о подозрении на
инфаркт у мужа. К тому же героиня считает, что это она довела мужа своей
собакой. Но так же она помнит, что это подарок архиерея, а он просто так
подарков не делает, да и нравственное правило в голове витает, что «мы в ответе
за тех, кого приручили». Выбор, возможно, хотя и очевидный, но сложный: «Вот
оно, порочное двоящееся произволение, исчадие всех грехов! Именно здесь
коренится зло – в непостоянной, неустойчивой, противоречивой, превратной
человеческой воле» [33:207]. Героиня остаётся наедине со своими мыслями, а о
дальнейшей судьбе собаки мы можем только догадываться.
Тутти,
безусловно,
сыграла
важную
роль
в
жизни
героини
в
переосмыслении духовных ценностей, оказала на неё положительное влияние,
помогала отличать важное от второстепенного, хотя и выступала в роли
своеобразного испытания на прочность и смиренность. Следует отметить, что
сама героиня считала, что все её круговерчения, прыжки, стуки, бряканья, возня,
смерч – это всё-таки суета, а хотелось бы покоя: «Чтобы пришёл ты домой, а там
– тишина. Чистота. Мир. Живи, молись, созерцай! Хочешь – что-то своё пиши,
хочешь – классиков правь». [33:65]. Однако рассказчица немного привыкла к
этому хаосу, и расстаться с Тутти было болезненно сложно. Вот именно на таких
мелочах и строится, а порой и ломается жизнь. Многое в нашей жизни не
случайно, и надо всегда обращать внимание на мелочи, из которых состоит вся,
иногда нелёгкая, жизнь. А вот была ли Тутти мелочью в жизни рассказчицы,
47
судить сложно, но даже если собака и была мелочью, то всё-таки значимой и
дорогой сердцу.
После того как Тутти оказалась у сына Никиты, покой в душе главной
героини был нарушен, внутри всё было не так, всё было не то: «То ли дыра у меня
в душе, то ли камень на сердце. Больно! Что-то важное у меня в душе эта Тутти
зацепила; с чем-то кровным моим, насущным, родным, дорогим сплеласьсрослась-слилась и прихватила это теперь с собой. Что-то «засимволизировала».
Оставила мне дом мой пуст. Нарушила что-то в «трансцензусе». [33:83]. Не могла
найти рассказчица покоя ни себе, ни своим мыслям, ни своей душе. Был дан срок
на раздумье, вернуть собаку или нет, и надо было разобраться с тем, «что же
именно теперь так болезненно заплелось с ней» [33:83].
Можно также встретить тексты, в которых главный персонаж – душа. В
стихотворении «Секрет» обстоятельно рассказано, как душа – шаловливый
ребёнок, знающий множество игр, – играет в свою любимую игру:
Но «секрет», «секрет» – любимейшая ее игра!
Это значит – разрыть ямку,
нанести туда лепестков,
мертвых бабочек, разложить красиво,
придавить стеклышком, запорошить землей…
А когда настанет пора,
привести кого-то, кто раскопает и ахнет,
ахнет: какое диво! [21]
Эта игра, конечно, по замыслу, должна раскрыть душу – показать, что для
нее нет ничего желаннее, чем удивить, восхитив другого.
В данном разделе нашей работы необходимо обратить внимание на
отношение главного персонажа к посту, к причастию, к церкви. Она считает, что
не в силах выдержать пост полностью по всей строгости, потому что часто бывает
на банкетах, в дороге, оправдываясь, что существует много «лазеек», или иначе
послаблений, хотя и утверждает: «Но если я всё-таки съем что-то запрещённое, то
48
у меня так тошно сразу на душе делается, невыносимо. Это ведь такая малая
жертва – пост, а я, оказывается, даже её не могу принести» [33:81]. Причём
героиня утверждает, что если соблюдать пост по всей строгости, то это даёт
человеку трансцензус, т.е. такого рода отличие от других «земных» людей, в этой
фразе, безусловно, звучит самоирония. А вот если посмотреть на отношение
рассказчицы к церкви, то оно немного иное, более серьёзное: «Если б мне
предложили на выбор, сидеть ли в тюрьме, но в такой, где есть Церковь и
служится литургия и где я смогу приступать к причастию, или гулять на воле, но
без Церкви, то я бы выбрала первое» [33:81]. Наверное, её отношение к церкви
действительно можно понять и даже принять, ведь, будучи христианкой, она не
могла иметь другого мнения.
Нельзя оставлять без нашего внимания следующий фрагмент: когда главная
героиня была ещё маленькой, в их семье собаки Додон и Пампушка заболели
лейкозом, мать даже пыталась их лечить в онкологическом отделении, но всё
было напрасно, умерли они даже в один день, практически как Ромео и
Джульетта. После этого мать переполошилась и всё время ощупывала
рассказчицу и её брата на наличие набухших лимфатических узлов; думала, что
они живут в плохом районе, где есть сильное воздействие радиации, и даже дала
такой серьёзный обет: «Если мы не заболеем, то она и нас покрестит, и
покрестится сама» [33:84]. Но это всё легкомысленно забылось, главная героиня
покрестилась сама, будучи уже взрослой, возила креститься и брата, а когда в их
семье случилась беда – заболела смертельной болезнью мама и уже не вставала,
отвезла креститься и её.
А дальше случилось чудо, иначе это, возможно, и назвать нельзя, мать сразу
почувствовала себя лучше после крещения и причастия, на ноги встала, стала
прихорашиваться как прежде, наряжаться, напевать что-то себе под нос, даже
иногда пританцовывала. А когда рассказчица встретила на улице лечащего врача
матери, он был сильно удивлён, когда услышал, что его пациентка уехала в
Пицунду, ведь был уверен, что она ещё полгода назад умерла, поэтому во время
49
приветствия скорбно отвёл глаза. Наверное, когда медицина бессильна,
приходится уповать только на Бога. В общем, мать главной героини после этого
прожила больше двадцати лет. Можно сделать вывод, что вера в Бога
действительно помогает людям жить, а крещёного человека бережет ангелхранитель, защищает от бед и несчастий, и причащаться следует регулярно для
спасения и вечной жизни, для очищения от грехов, для освобождения от обид и
злости.
Наверное, каждый православный христианин желает перед смертью
исповедоваться и причаститься, чтобы уйти в мир иной с лёгкой душой, если
уместно так об этом говорить. В период трудной жизни, когда мама и муж
главной героини находились в больнице, она пошла в Переделкинский храм, там
находились две чудотворные иконы: Казанская и Иверская. Она упала при входе
на железном пороге, да так сильно, что зашлась от боли: «Лежала ничком без
признаков жизни, загораживая проход: то ли нищая, то ли юродивая, то ли
запощеванка, лежу себе и лежу» [33:173]. Богомольцы оттащили рассказчицу чуть
в сторону и получилось, что она лежала на ледяном крыльце, на снежке. В этот
момент ей казалось, что вот-вот и она умрёт, прямо на пороге храма, да ещё и в
Великий пост! Если посмотреть с духовной точки зрения, то не такая уж и плохая
кончина. Но снова же можно сделать акцент на том, что даже такой поворот в
жизни женщины не случаен, возможно, это был вновь знак сверху или своего
рода предупреждение о том, что надо перестать паниковать и стараться изменить
ход жизни, ведь на всё есть воля Божия.
Кроме семейных и духовных ценностей, можно выделить ещё одно
значимое звено в этой цепи – культурные ценности, речь о которых пойдёт в
следующем параграфе.
50
2.3. Культурные ценности как необходимое условие реализации
Культура, культурные ценности – это неотъемлемая составляющая часть
жизни человека, без чего её нельзя считать полноценной. Но стоит отметить, что
культурные ценности в аксиологической парадигме имеют разное значение.
Какие ценности обретают для людей важную роль и обладают большим
влиянием, а какие совсем не учитываются, зависит от культуры человека и
общества в целом.
В романе О. А. Николаевой «Тутти» мы находим достаточное количество
примеров влияния культурных ценностей на мировоззрение героев: семья главной
героини дружит с поэтами, писателями, знакомится с их творчеством; она сама
является поэтом, работает в университете. Муж главной героини одно время
работал в институте искусствознания; позже находился на службе в отделе
литературы нового «Огонька», где с большим воодушевлением публиковал
произведения, запрещавшиеся ранее советской цензурой. Старшие дети их
учились во французской спецшколе, занимались с домашними учителями, всё это
свидетельствует о том, что база культурных ценностей в этой семье была
солидной.
В романе есть масса аллюзий и реминисценций, имеются литературные
сравнения и отсылки к авторитетным писателям и поэтам. Например, мать
героини дружила с Беллой Ахмадулиной, и звала её по-дружески – Белка, есть
упоминание об Андрее Вознесенском, дача родителей в Переделкино находилась
рядом с домом поэта; есть отсылка к «Войне и миру» Л. Н. Толстого: «И стала я с
ним, как некогда молодой Андрей Болконский со старым дубом, всё
разговаривать…» [33:198]. Есть упоминание об Андрее Витте, о Мессерере, о
Рейне, о Евгении Евтушенко, об А. Блоке, о Н. Гоголе, о А. Фете, о И. Бродском,
об А. Солженицыне и многих других известных людях и литературных
персонажах, таких как Хлестаков, Бобчинский, Добчинский, баба Бабариха.
В лирике О. Николаевой мы также находим упоминания о даче в
Переделкино, в Подмосковье, в стихотворении «Из жизни литератора», например:
51
Вздохнув душою оголенною,
воскликнет нервно литератор:
– В любую щель незаселенную!
Хоть в Арктику! Хоть на экватор!
И – раздражен обидой мелкою,
вознею своего сословья –
махнет устало в Переделкино,
в свое родное Подмосковье…
Он знал, что там резоны сыщутся
для слов пустых и дел курьезных…
Что ж мыслью о духовном нищенстве
за ним вы следуете, сосны? [38].
Дача в Переделкино – это место отдыха лирического героя, там можно
отдохнуть морально и физически. В романе мы также видим, что на даче в
Переделкино собирается семья для отдыха, для встреч с друзьями. Упоминание о
Переделкино является автобиографичным фактом.
На страницах романа мы встречаем политическую сатиру, реализуемую
через литературные образы. Когда Владимир Вигилянский по просьбе знакомого
епископа приехал в один город, где процветал атеистически-большевистский
произвол, чтобы помочь реставрации религиозной жизни, в областной
администрации его приняли за члена ЦК КПСС, т.к. в удостоверении
корреспондента «Огонька» была вытеснена эта аббревиатура: «Все было решено
за десять минут, однако, местные чиновники, не привыкшие к столь
стремительному развитию событий, ещё целых два часа продолжали что-то
докладывать «товарищу из ЦК», чтобы «он передал там, у себя, в Москве» – мол,
есть такие «товарищи на местах», такие Бобчинские и Добчинские, которые… Но
самым утомительным и тошнотворным было то, что к ним приклеилась эта фраза
52
про дорогу и идущего…» [33:36] Такая сатирическая отсылка к Гоголю и его
комедии «Ревизор», возможно, говорит о том, что автор уверен, что его читатель
поймет, насколько современные чиновники схожи со своими предшественниками,
осмеянными великим Гоголем еще в I половине XIX века. Бобчинский в его
желании быть представленным столичным верхам
давно стал фигурой
нарицательной, способной только к чинопочитанию и жаждущей признания.
Данная аллегория делает читателя единомышленником автора и позволяет
писателю лаконично сказать о правах коммунистических «вершителей судеб».
Наиболее значимым моментом культурной жизни, на наш взгляд, является
«вручение» Пушкинской премии. Эта премия уже много лет должна была быть
присуждена главной героине, но каждый год по разным причинам её вручали
другим, наверное, более талантливым людям, так считала сама героиня и не
отчаивалась, жила дальше в поисках создания чего-то более достойного, даже
отец Ерм всегда говорил: «Если что-то не получается по не зависящим от вас
обстоятельствам, значит, Господь приготовил вам кое-что получше». [33:189].
Самым негативным парадоксом было то, что хотя героиня никогда на эти премии
не нацеливалась, не брала их в расчёт и держалась в этом смысле независимо, но
вот в последний раз она вовлеклась в это действо, стала думать о премии,
волноваться: «А тут искушение состоит в том, что я-таки попалась, заглотнула
крючок… Мир ловил, ловил меня и – поймал». [33:189]. Стоит сказать, что
рассказчица является честной, культурной женщиной, которая всё получает
самостоятельно, заслуживая своим трудом, умом и талантом, не используя свои
связи и социальный статус для достижения той или иной цели. А вот Рейн,
который и получил Пушкинскую премию, её полная противоположность.
Вероятно, он состоял в хороших дружеских отношениях с Мессером, который
изменил итог голосования, даже при том условии, что комиссия собиралась
несколько раз, поэтесса получила восемь голосов, а Рейн – всего три: «Я,
например, заявил он, не знаю, кто она такая. Никогда даже не слышал. Не будем
же мы давать премии, кому попало. Давайте лучше дадим её поэту Рейну, он у нас
53
уже получал госпремии, он учитель Бродского, это будет солидно». [33:187].
Невооружённым глазом было видно, что это заговор. Всё вышесказанное
свидетельствует о том, что даже в культурной жизни, казалось бы, приближенной
к гуманистическим идеалам, есть место несправедливости, обесцениванию идеи, а
важное место занимают связи, деньги, а борьба за место под солнцем чаще всего
происходит именно такими низкими способами. Культурные ценности уходят на
второй план, к сожалению, и это мы рассмотрели на примере с Рейном.
Также стоит обратить наше внимание на один интересный момент, у
иеродиакона возник замысел написания отдельной книги с глобальными, с
фундаментальными и самыми вроде бы мелкими, но имеющими отношение к
жизни души вопросами и ответами на них старца Кирилла. В этой книги были
даже такие вопросы как: «Надо ли давать чаевые?» [33:18], и был ответ старца:
«Если жалко, то дай. А если ты хочешь похвастаться, какой ты широкий человек,
не давай ничего» [33:18]. Книжка была в четырёх экземплярах, и иеродиакон
отправился за благословением на её издание. Старец не благословил, и всё было
сожжено иеродиаконом. А через несколько лет, иеродиакон стал епископом, да и
времена поменялись, и книги с духовными наставлениями священников и
ответами на недоумённые вопросы прихожан стали выходить во множестве.
Главная героиня не могла поверить, что тогда иеродиакон это сжёг, и ей бы
сейчас хотелось это всё перечитать. Она очень надеялась, что остался хотя бы
один экземпляр такого сокровища, но епископ сжёг всё: «А теперь я думаю, что
не всегда надо так скоропалительно исполнять иные благословения… Порой надо
с этим потянуть, помедлить, попридержать… Не бежать во всю прыть» [33:19],
ведь даже сам старец Кирилл говорит, что «спешить надо медленно» [33:19].
Такие уроки из жизни владыки взяла на вооружения рассказчица, она часто
вспоминала этот момент и периодически опиралась на фразу о спешке и старалась
не допускать ошибок подобного характера в своей жизни.
Взгляд на собственное творчество у героини с определенного момента был
связан с вопросами веры, церкви, она считала, что писать стихи – это не грех, т.к.
54
«в них любой плач с мелко подрагивающими плечиками вырастает в великую
Песнь Палача». [33:191]. Она всегда искала ответы на собственные сомнения у
Бога: «Сам Господь возвещает нам через пророка Иеремию: «Извлеки
драгоценное из ничтожного и будешь, как уста Мои». [33:191]. Это высказывание
для героини было своеобразной формулой творчества.
Литература, музыка – это значимые звенья в цепи ценностей такой
творческой, духовно-богатой семьи. Хотя в ней бытовало мнение, что
«литературная жизнь – эта игра масок, выискивание «своего места в литературе»,
силиконовые страсти, синтепоновые небеса, клюквенный сок, – вот иллюзия, вот
обман, конкурс тщеславий, грех!» [33:191]. Даже несмотря на такое мнение,
героиня старалась не отдаляться от творчества, от культурного развития, у неё
ведь были творческие способности, даже, можно сказать, талант, и, наверное, это
правильное решение определило вектор её судьбы: «Говорят, что способность к
творчеству изначально заложена в человеке и она есть то «подобие Божие», по
которому он сотворён. Бог – Творец, но и человек – творец, и на то, чтобы
человек мог творить, Бог отпускает ему сугубые силы, особые энергии, благодать,
которую мы, пишущие, поющие, рисующие, ваяющие, называем вдохновением».
[33:151]. Для рассказчицы способность к литературе – это дар свыше, который ей
дан для свершения благих дел. Ведь именно словом можно как и убить, так и
воскресить человека.
Мы
можем
распознать
в
автобиографических
откровениях
культурологические отсылки. Например, «клюквенный сок» – это аллюзия на
«Балаганчик» А. Блока, в котором развенчиваются идеалы сентиментальноромантического восприятия действительности:
«Вот открыт балаганчик
Для веселых и славных детей,
Смотрят девочка и мальчик
На дам, королей и чертей.
И звучит эта адская музыка,
55
Завывает унылый смычок.
Страшный черт ухватил карапузика,
И стекает клюквенный сок.» [9:80]
О силе слова есть упоминание не только в данном романе О. Николаевой,
но и в лирике:
Да, я знаю, я знаю, как слово умеет заклясть!
В рот воды набери, если смотришь темно и тревожно,
отвернись и смолчи, если злая кричит в тебе страсть
и смущается сердце, что дальше любить невозможно.
Ты пощупай, как воздух мучительно вязок и густ –
наговорен, нашептан, надышан – стоустый, стоглавый,
не движенья судьбы, а движения собственных уст
берегись, ибо их позовет в понятые лукавый.
Чтобы слово сказать – сколько надо любви и труда!
Каждый сам себе лепетом бури и битвы пророчит.
«Всё прощаю!» – твержу в час, когда меня кличет вражда,
Умоляю: «Прости», – в час, когда поле брани грохочет. [36]
В данном стихотворении речь идёт о функции слова, о его губительной и
воскрешающей силе. В двух последних строчках второй строфы заключена мысль
о том, что следует бояться собственных слов, прежде чем что-то сказать, нужно
много
раз
подумать.
Для
Николаевой
как
для
поэта
с
религиозной
направленностью действительно важно, даже одно произнесенное слово вслух. В
данном стихотворении мы видим отсылку на «Silentium» Ф. И. Тютчева.
Кроме того, что рассказчица является поэтом, работает в университете,
пишет стихи, она ещё и играет на музыкальном инструменте: «муж мой подарил
мне не так давно синтезатор, на котором я по вечерам и по утрам играла,
переключая кнопки и меняя инструменты, – то орган у меня звучал, то контрабас,
56
то виолончель, то скрипка». [33:67]. Достав старые ноты, которые ей достались от
сына, когда он занимался церковным пением, она играла, а Тутти сидела рядом и
внимательно слушала, а иногда виляла хвостом: «Всякое дыхание да хвалит
Господа!» [33:67]. Тутти и главная героиня действительно стали близкими друг
для друга, всё делали вместе. И на каком-то этапе жизни женщина посчитала, что
лучше она посидит дома, попоёт псалмы и проведёт время с Тутти, чем целыми
днями через пробки по театрам да по гостям ездить.
Важно обратить внимание на то, что владыка, ещё будучи молодым
иеродиаконом, готовился к экзаменам, шлифуя свои знания на членах семьи
главной героини, о чём говорится так: «И пока мы с ним пили за низеньким
журнальным столиком чай, он раскладывал тетради с конспектами на коленях и
задавал нам высокоумные духовные вопросы, на которые мы с мужем
немотствовали и только недоумённо переглядывались и на которые он сам же и
отвечал, время от времени подглядывая в свои записки» [33:8]. И таким образом
получалось, что, с одной стороны, он читал им лекции, а с другой, в то же время
сам готовился к экзаменам, ведь нет лучшего способа выучить предмет, как
приняться за его преподавание, и чем невосприимчивее будет ученик, тем лучше.
И такой способ беседы или даже дружбы иеродиакона с семьёй рассказчицы
оказал влияние на их духовное и культурное развитие, ведь в дальнейшем, как мы
видим из повествования, они устранили практически все пробелы в этой сфере.
Кроме дружбы с иеродиаконом, рассказчице можно гордиться и дружбой со
старинным другом поэтом Петром, который, периодически приходя к ней в гости,
сразу принимался рассуждать о возвышенном: о философии, о литературе, читать
стихи: «Я всегда чувствую при нём себя как бы пристыженной за то, что я так
«отщетила» душу свою в житейских попечениях, а он сохранил свой дух вольным
и высоким» [33:59]. И ей часто приходилось его слушать и просто соглашаться с
его мнением. Однажды, когда он, находясь в гостях у главной героини, завёл
разговор о Пушкине и о Лермонтове, она даже выслушала его не столь
внимательно, потому что Тутти надо было отнести на улицу, а вернувшись,
57
вымыть ей лапки.
Всё это время он сидел: «потрясённый только что
прочитанным, и я постаралась соответствовать ему» [33:60]. Даже это
свидетельствует о том, что Тутти действительно мешала культурному развитию,
общению рассказчицы. Даже Петя сквозь свои философские размышления
заметил то, что от собаки много суеты и её непременно следует отдать, потому
что она на нервы действует. Такой вывод друга рассказчица приняла не
осмысленно, поверхностно, но спустя сутки он заставил её всерьёз задуматься над
происходящим.
Приводя доказательства того, что мы столкнулись с поистине творческими
семьями является даже то, что своему огромному количеству животных, члены
семейства давали имена героев из литературы, мифологии в качестве кличек,
например козлёнок Пегас, гуси Цезарь и Клеопатра, две белки – Белла (вероятно,
в честь Ахмадулиной) и Боря. У творческого человека даже клички животных
необычные, нетипичные, не говоря уже о чём-то большем.
Если говорить о творческом потенциале рассказчицы, то можно отметить
следующую черту: «И всякий труд, который не был сопряжён у меня с
литературным, казался праздным дуракавалянием. Словно это корпенье над
бумагой спасало меня от хищного зева природы со всем её хаосом, который надо
было загнать в слово, гармонизировать и преобразить в нём» [33:119]. Из этого
можно сделать вывод, что главная героиня – человек творческий, культурный, и
такая деятельность ей, действительно, приносит удовольствие и счастье,
наверное, это одна из удачных форм существования человека в этом бренном
мире. А ведь для кого-то такое «корпенье над бумагой» является обычным
дуракавалянием, и подобная деятельность и вовсе не считается трудом, а даже
чем-то незначащим и не стоящим того, чтобы на это тратить силы, время, жизнь.
Рассказчица в большей степени ценит то, что имеет, она умеет радоваться
мелочам, на взгляд обывателей, например, ей приносит радость и счастье
следующее: «Есть у меня даже свой собственный кабинет, уставленный книгами,
из которого я могу хоть сутками не высовывать носа» [33:124]. И с точки зрения
58
филолога, историка, возможно, и библиотекаря, это действительно счастье, иметь
собственную территорию да ещё и с большим количеством книг, это прямо-таки
рай на земле.
В романе мы встречаем даже стихотворение рассказчицы собственного
сочинения:
Кажется, уже шиповник видит,
Как меня обидели, и сам
Вянет, сохнет, ропщет, ненавидит,
и взывает к небесам.
Потому что он – открыт, глазаст и чует
запахи тревоги и беды,
у порога, словно страж, ночует,
письма шлёт в небесные суды… [33:198].
Оно родилось после зимы, когда выйдя на улицу, за порог дома, героиня
поймала себя на мысли, что за целую зиму она так ничего не написала, посчитала,
что утратила такой навык, всю себя «отщетила» в литературных страстях,
обнищала вконец, надо теперь всё начинать с нуля. Такой застой в творчестве
случился, видимо, потому, что в душе наступило опустошение после расставания
с Тутти, и ни чем его не заполнить, руки опускаются, не хочется что-либо делать.
Так действительно бывает, когда теряешь что-то дорогое, родное, близкое.
Стоит обратить внимание, что
слово шиповник встречается у О.
Николаевой много раз, как в прозе так и в лирике:
С одного бока – шиповник, с другого – крапива.
Впрочем, это всегда было так и ничего не значит.
И даже хрестоматийная образцовая ива
одним глазом – смотрит, другим глазом – плачет. [38]
Если посмотреть на шиповник как на символ, то у славянских народов он
является символом благополучия, красоты, здоровья, молодости и любви. В
59
христианстве – это растение является одним из символов тернового венца Иисуса
Христа.
По старинному преданию, свергнутый Богом с неба Сатана, задумал вновь
подняться туда. Для этого он избрал шиповник, чьи прямые стволы с шипами
могли послужить ему лестницей. Но Господь угадал его мысли и согнул и ветки,
и колючки шиповника. И с тех пор его шипы стали не прямыми, а изогнутыми
вниз и цепляются за всё, что до них дотрагивается. [26]
Таким образом, можно сказать, что в данном романе культурные ценности
выполняют роль фактора, помогающего полноценно жить, развиваться. Примеров
того, что четыре поколения семьи действительно являются людьми имеющими
культурные основы, в романе много, некоторые из них мы привели. Культурные
ценности для данных семей и их окружения имеют значимость, а для некоторых
чуть ли не смыслом жизни являются, например, для Петра, друга-поэта
рассказчицы.
60
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Олеся Александровна Николаева является талантливым прозаиком, поэтом,
эссеистом, педагогом, профессором Литинститута им. М. Горького, создавшим
множество разноплановых произведений, в большей степени религиозной
направленности, и одновременно не перестающей радовать и удивлять
современного читателя своими замечательными произведениями.
Прежде чем освещать ценностные аспекты, мы отметили множество
автобиографических фактов: начиная от имени мужа Владимира, количества
детей, брата-режиссёра, заканчивая тем, что главная героиня – творческая
личность, пишущая стихи, верящая в Бога.
Теоретической базой исследования стали работы по аксиологии, то есть
науке, которая изучает вопросы, связанные с природой ценностей, их
взаимодействием, которая возникла ещё в античности и существующая по сей
день. В наше время изучение данной науки как никогда актуально, в связи с тем,
что люди забыли о вневременных ценностях, но всему знают цену, что
парадоксально, абсурдно, но имеет право на существование в современном
обществе,
к
огромному
ориентированных.
сожалению
Аксиология
людей
мыслящих
периодически
и
нравственно
подвергалась
критике
представителями разных направлений; Шелером была описана шкала ценностных
рядов; у каждого учёного, занимающегося данной отраслью знания, была своя
иерархия ценностей. Разные философские системы и исторические эпохи
накладывали свой отпечаток на понимание ценностей.
Человек
может
принимать
во
внимание
одновременно
множество
ценностей, поэтому вполне оправданно говорить о системе ценностей, поскольку
они существуют не хаотично, а определённым образом упорядочены по
отношению друг к другу. Система ценностей обыкновенно представляет собой
иерархию, в которой они располагаются по возрастающей значимости. Мы
рассмотрели аксиологический аспект на примере романа О. Николаевой «Тутти»
и выделили систему ценностей: на первом месте – семейные, на втором –
61
духовные, культурные ценности занимают третью позицию. Некоторые учёные
объединяют духовные и культурные ценности воедино, утверждая, что одно от
другого неотделимо, но автор имеет свою точку зрения на данный вопрос.
Анализируемый роман дает возможность обнаружить синтез семейных,
духовных
и
культурных
ценностей,
их
гармоничное
переплетение,
взаимодополняемость, что делает это произведение удобным для восприятия,
интересным для понимания и продуктивным для анализа. Важную роль в этом
играет интертекстуальность, связанная с множеством отсылок к мифологии,
православию, литературе, искусству, образовательной деятельности и многому
другому.
Проанализировав семейные ценности в романе О. Николаевой «Тутти», мы
пришли к выводу, что семья занимает важное место в жизни каждого из героев
произведения, но осознание этой значимости к некоторым приходит постепенно.
Например, для бабушки рассказчицы семья является основой всех основ. Для
матери главной героини семья и семейные ценности на втором месте после
творческой жизни, друзей, путешествий. Её значимость она поняла ближе к концу
своей жизни, когда было потеряно все, кроме семьи, и ничего не было важнее и
ценнее, чем любовь, забота родных и близких людей. В свою очередь, героиня
ощущает свою связь с бабушкой, на которую она во многом похожа в
организации быта, проявляет себя любящей, ответственной, всепрощающей
дочерью и мудрой, понимающей матерью. Дети рассказчицы – люди нового
времени, умеющие обнаружить золотую середину в распределении приоритетов.
Именно поэтому они могут найти баланс между семейными заботами и
профессиональными задачами. Мы видим сложные пути взаимодействия между
представителями разных поколений одного семейного круга. Ценнейшее из
богатств на земле – семья, и роман «Тутти» это очень убедительно доказывает.
Без духовных ценностей человек также не может полноценно существовать
и развиваться в этом мире, ведь жить в гармонии со своей душой, совестью –
значит быть счастливым человеком, как счастлива семья рассказчицы. Главные
62
герои романа изначально были далеки от веры в Бога, но с приходом в их жизнь
молодого
иеродиакона,
который
устранял
пробелы
их
религиозных
представлений, учил смирению и прививал любовь к православию, жизнь
изменилась в одночасье. Муж Володя крестился в зрелом возрасте и спустя время,
пройдя много испытаний, стал диаконом в монастыре. Главная героиня стала
посещать храмы, обращаться к Богу, к молитве, причащаться, придерживаться
постов, такой образ жизни подходил данной семье. Тутти была подарком свыше
для их семьи, причём важно отметить, что собака появилась после крещения
мужа, рассказчица сразу почувствовала с ней некую духовную близость.
Возможно, Тутти и стала тем ангелом-хранителем, которого Господь посылает в
нужный час христианину. Говоря о вере в Бога матери главной героини, следует
упомянуть, что она была атеисткой, но к концу жизни как бы прозрела. При
помощи дочери мать пришла к Богу, слушала Евангелие и обретала душевный
покой.
Становится
очевидным,
что
духовные
ценности
действительно
необходимы каждому человеку, просто не каждый может это понять и постичь
сам, иногда нужен человеку проводник, который натолкнет его на это, как в
романе О. А. Николаевой, в котором дочь помогла матери обрести веру в Бога.
Человек считается разносторонней, гармоничной личностью, когда может
синтезировать ценности семейные, духовные и культурные. Культура – это
определяющий фактор принадлежности человека к социуму. В романе мы
столкнулись с творческими людьми, так как рассказчица работает в институте,
пишет стихи, претендовала на Пушкинскую премию. Ее дочь имеет прекрасный
дар слова, о чем свидетельствует её научное исследование «Образ поезда у
Пастернака». Все члены семьи живут насыщенной культурной жизнью: общаются
с творческими людьми, участвуют в конференциях, совершают паломнические
поездки. Сам роман доказывает необходимость поделиться личным опытом, через
бытовые проблемы решить вечные философские проблемы: жизни и смерти,
отцов и детей, предназначения человека, духовно-творческого роста, способности
преодолевать препятствия, смирять гордыню, обретать смысл существования.
63
Таким образом, мы достигли поставленной нами цели и решили
намеченные задачи. Однако следует сказать, что аксиологический анализ
творчества Олеси Николаевой может быть продолжен на основе других
произведений, как прозаических, так и поэтических.
64
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Аксиология:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Аксиология. – Дата доступа: 05.03.2018
2. Аксиология. Гуманитарная энциклопедия: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://gtmarket.ru/concepts/6894. – Дата доступа: 01.03. 2018
3. Аксиология как наука: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://news.zancor.ru/index.php/filosofiya/148-aksiologiya-uchenie-o-tsennostyakh.
– Дата доступа: 23.12.2017
4. Аксиология.
Национальная
[Электронный
социологическая
ресурс].
–
энциклопедия:
Режим
доступа:
http://voluntary.ru/termin/aksiologija.html. – Дата доступа: 03.01.2018
5.
Аксиология.
ресурс].
Философская
–
энциклопедия:
[Электронный
Режим
доступа:
–
https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/36/АКСИОЛОГИЯ.
Дата
доступа: 02.02.2018
6.
Аксиология – «Энциклопедия»: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://knowledge.su/a/aksiologiya.html. – Дата доступа: 15.10.2017
7.
Аксиология.
[Электронный
Энциклопедия
ресурс].
практической
психологии:
Режим
доступа:
–
доступа:
–
http://www.psychologos.ru/articles/view/aksiologiya.
Дата
02.04.2018
8.
Аксиология.
[Электронный
ресурс].
Энциклопедия
–
Режим
фонд
знаний
доступа:
«Ломоносов»:
http://lomonosov-
fund.ru/enc/ru/encyclopedia:01419:article. – Дата доступа: 04. 02. 2018
9.
Блок, А. А. Лирика. Театр. – М.: Издательство «Правда», 1921.
– 544с.
10.
Большая Российская Энциклопедия. – М.: Научное издательство
«БОЛЬШАЯ РОССИЙСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ», 2005. – 1358 с.
65
11.
Духовная проза: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://monlib.ru/duhovnaya-proza/. – Дата доступа: 7.05.2018
12.
Режим
Духовные ценности в жизни человека: [Электронный ресурс]. –
доступа:
http://bitnedelat.ru/kachestva-osoznannogo-
cheloveka/duxovnye-cennosti-v-zhizni-cheloveka.html.
–
Дата
доступа:
27.01.2018
13.
«Женская
[Электронный
проза»
ресурс].
в
контексте
–
современной
литературы:
Режим
доступа:
https://moluch.ru/conf/phil/archive/23/409/. – Дата доступа: 29.05.2018
14.
Жизнь и творчество О. А. Николаевой: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://ru.science.wikia.com/wiki. – Дата доступа: 26.02.2018
15.
Журнальный зал: Новый мир, Олеся Николаева. Тутти:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2008/7/ni4.html. – Дата доступа: 13.04.2018
16.
Журнальный зал: Олеся Николаева: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://magazines.russ.ru/authors/n/onikolaeva/. – Дата доступа:
17.11.2017
17.
Журнал поэзии Арион: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.arion.ru/mcontent.php?year=1998&number=27&idx=361.
–
Дата
доступа: 02.10.2017
18.
Интервью Олеси Николаевой: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
http://www.lgz.ru/article/-22-6577-3-06-2015/roditsya-v-odin-den-s-
pushkinym/. – Дата доступа: 17.05.2018
19.
Книги О. А. Николаевой: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://jbooks.mobi/Author-1740.html. – Дата доступа: 06.02.2018
20.
Книги О. А. Николаевой: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://www.lepta-kniga.ru/ncd-0-1-1363/news.html. – Дата доступа:
15.03.2018
66
21.
Козлов,
В.
Вопросы
литературы,
журнал
критики
и
литературоведения / В. Козлов // Москва. – выпуск за ноябрь-декабрь 2010г.
– 217с.
22.
Культурные ценности: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://studwood.ru/623586/sotsiologiya/kulturnye_tsennosti. – Дата доступа:
22.05.2018
23.
Культурные ценности и нормы: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: http://geum.ru/kurs/kulturnye_tsennosti_normy.php. – Дата доступа:
05.02.2018
24.
Культура человека: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.u-lekar.ru/content/view/468/. – Дата доступа: 30.05.2018
25.
Культурный человек: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://womanadvice.ru/kulturnyy-chelovek. – Дата доступа: 30.05.2018
26.
Легенды и поверья. Шиповник: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://myphs.jimdo.com/2016/05/19/шиповник/. – Дата доступа:
05.05.2018
27.
Литературный
институт
имени
А.
М.
Горького.
Олеся
Александровна Николаева: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://litinstitut.ru/content/nikolaeva-olesya-aleksandrovna. – Дата доступа:
25.04.2018
28.
Лосский, Н. О. Мир как органическое целое (1915)// Лосский Н.
О. Избранное. М., 1991. – 390 с.
29.
Николаева, О. А.: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Николаева,_Олеся_Александровна.
–
Дата
доступа: 17.10.2017
30.
Николаева, О. А.: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://www.format-a3.ru/announces/347.html. – Дата доступа: 23.04.2018
67
31.
Николаева, О. А. Автобиография: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://www.sinergia-lib.ru/index.php?page=nikolaeva_o_a. –
Дата доступа: 22.03. 2018
32.
Николаева, О. А. Биография, призвание: [Электронный ресурс].
– Режим доступа: http://www.cultin.ru/writers-nikolaeva-olesya-aleksandrovna.
– Дата доступа: 21.03.2018
33.
Николаева, О. А. Больно и светло. – Москва: Вече: ГрифЪ:
Лепта Книга, 2013. – 304 с.
34.
–
Режим
Николаева, О. А. Больно и светло, проза: [Электронный ресурс].
доступа:
https://www.livelib.ru/book/1000571518-bolno-i-svetlo-
sbornik-olesya-nikolaeva. – Дата доступа: 19.02.2018
35.
Николаева, О. А.: Главный предмет литературы – человек:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
saratov.ru/Articles/glavnyjj-predmet-literatury-chelovek.
–
https://eparhiaДата
доступа:
07.05.2018
36.
Николаева, О. А. До небесного Ерусалима: Стихотворения. –
СПб.: Издательская группа «Лениздат», «Команда А», 2013. – 128 с.
37.
Николаева, О. А. Небесный огонь и другие рассказы:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://log-in.ru/books/nebesnyiyogon-i-drugie-rasskazy-nikolaeva-o-a-pravoslavnaya-kniga/. – Дата доступа:
15.04.2018
38.
Николаева, О. А. Персональный сайт: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://nikolaeva.poet-premium.ru/poetry/amor_fati.html#48. –
Дата доступа: 15.05.2018
39.
Николаева, О. А. Православная библиотека: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.golden-ship.ru/load/n/nikolaeva_oa/413.
– Дата доступа: 30.05.2018
40.
Николаева, О. А. Русский ПЕН-центр: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://penrussia.org/new/2014/859. – Дата доступа: 05.02.2018
68
41.
доступа:
Николаева, О. А. Стихи: [Электронный ресурс]. – Режим
http://nikolaeva.poet-premium.ru/index.html.
–
Дата
доступа:
30.04.2018
42.
Николаева, О. А. Тутти: книга о любви: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https://azbyka.ru/fiction/tutti-kniga-o-lyubvi/. – Дата доступа:
16.03.2018
43.
Новая Российская Энциклопедия, Том II. – М.: Издательство
«ЭНЦИКЛОПЕДИЯ», Издательский дом «ИНФРА-М», 2005 – 798 с.
44.
Погорелая, Е.
Вопросы
литературы, журнал критики и
литературоведения. «Собранье пестрых глав» (О новых книгах Олеси
Николаевой и Марии Галиной) / Е. Погорелая // Москва. – июль-август
2014г. – 219с.
45.
–
Режим
Православие и свобода. О. А. Николаева: [Электронный ресурс].
доступа:
http://orthodoxy.filosoff.org/tvorchestvo/pravoslavie-i-
svoboda-olesya-aleksandrovna-nikolaeva/. – Дата доступа: 30.10.2017
46.
Православие и творчество: О. А. Николаева: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: https://religion.wikireading.ru/67708. – Дата
доступа: 17.04.2018
47.
Православие и творчество (сборник). О. А. Николаева:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sanctuarium.info/olesyaaleksandrovna-nikolaeva/. – Дата доступа: 05.12.2017
48.
Православная электронная библиотека. О. А. Николаева:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://lib.pravmir.ru/library/author/274. – Дата доступа: 31.03.2018
49.
Православные иконы и молитвы. Причастие: [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://ikona-i-molitva.info/prichastie-v-cerkvi-chtoeto-takoe-kak-gotovitsya/. – Дата доступа: 29.05.2018
69
50.
доступа:
Правчтение. Николаева О. А.: [Электронный ресурс]. – Режим
https://pravchtenie.ru/avtory/nikolaeva-o-a/.
–
Дата
доступа:
15.12.2017
51.
Проза Олеси Николаевой – свободное и смелое воплощение
веры:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.taday.ru/text/813481.html. – Дата доступа: 30.03.2018
52.
Психология
личности.
Жизненные
ценности
человека:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.jlady.ru/psixologiyalichnosti/zhiznennye-cennosti-cheloveka.html. – Дата доступа: 27.12.2017
53.
Русские народные пословицы: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://schci.ru/poslovicy.html. – Дата доступа: 16.05.2018
54.
ресурс].
Русские народные пословицы и поговорки: [Электронный
–
Режим
доступа:
https://podskazok.net/poslovitsyi-pogovorki-
primetyi-aforizmyi-i-t-p/russkie-narodnyie-poslovitsyi-i-pogovorki-ot-a-doe.html. – Дата доступа: 13.05.2018
55.
Современная культура и православие – Олеся Николаева:
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://azbyka.ru/sovremennayakultura-i-pravoslavie. – Дата доступа: 19.05.2018
56.
Современная литература: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
http://www.kungurlitera.ru/forum/241-2011-08-11-14-29-
13.html?start=7. – Дата доступа: 08.05.2018
57.
Сущность культурных ценностей: [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: http://www.countries.ru/library/intercult/mktc.htm. – Дата
доступа: 22.01.2018
58.
Философский энциклопедический словарь. – М.: Издательство
«ИНФРА-М», 1999. – 576 с.
59.
Хализев, В. Е. Теория литературы. – М.: Издательство «Высшая
школа», 1999. –110 с.
70
60.
Ценности в современном мире: [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
https://cyberleninka.ru/article/v/tsennosti-v-sovremennom-
problemnom-mire. – Дата доступа: 10.10.2017
61.
Ценности. Организационное поведение: [Электронный ресурс].
– Режим доступа: http://bzbook.ru/Organizaczionnoe-povedenie-Uchebnik-dlyaVUZov.28.html. – Дата доступа: 23.05.2018
62.
Ценности. Реферат: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://works.doklad.ru/view/dDYqSCV5koo.html. – Дата доступа: 27.11.2017
63.
Шелер, М. Избранные произведения. – М.: Издательство
«ИНФРА-М», 1994. – 327 с.
71
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа