close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Гейбатова Сабина Вагид кызы. Отклонение от правил рационального речевого взаимодействия как конструктивный\деструктивный фактор коммуникации

код для вставки
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная
квалификационная
работа
на
тему
«Отклонение
от
правил
рационального речевого взаимодействия как конструктивный\деструктивный фактор
коммуникации»
Год защиты: 2018
Направление подготовки44.03.05 Педагогическое образование
Студентка: Гейбатова Сабина Вагид кызы
Научный
руководитель:
доктор
филологических
наук,кафедра
английской
филологии, Л.П Семененко
Объем ВКР: 47 с
Количество использованных источников: 32
Ключевые слова: деструктивный фактор коммуникации, рациональное речевое
взаимодействие, принцип кооперации, конструктивный фактор коммуникации,
принцип вежливости, речевой этикет.
В своей работе я обозначила основные нарушения принципа кооперации, которые
выступают как деструктивный, так и конструктивный фактор коммуникации. Были
проанализированы
и
проклассифицированы
случаи
отклонения
от
правил
рационального речевого взаимодействия. В данной выпускной квалификационной
работе рассмотрены такие понятия как речевой этикет и коммуникативный
дискомфорт.
Методы исследования. Комплексный подход к изучению теорий речевого
взаимодействия обусловил анализ на всех уровнях языка. При отборе материала
исследования и при его первичном изучении применялись общенаучные методы
наблюдения
и
описания.
В
процессе
дальнейшего
исследования
текстов
использовались функционально-стилистический анализ и контент-анализ.
Практическая значимость работы заключается в возможности использования
материалов исследования при подготовке занятий, курсов по изучаемой тематике, для
чтения лекций.
5
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………
5
ГЛАВА І. Принципы и максимы рационального речевого
взаимодействия (теоретические предпосылки исследования)…………….. 9
1.1 Теория кооперативного принципа Г.П. Грайса…………………………. 9
1.2 Коммуникативные импликатуры………………………………………...
12
1.3 Принцип вежливости Дж.Лича и речевой этикет………………………
1
Выводы по главе 1…………………………………………………………….
28
ГЛАВА II . Разновидности нарушения правил рационального
взаимодействия в практике коммуникации…………………………………
29
2.1 Типовые случаи нарушения кооперативного принципа……………….. 29
2.2 Коммуникативныйво
стидискомфорт в практике речевого общения. ……
ей
зд
38
Выводы по главе 2……………………………………………………………
42
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………
43
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………. 44
6
ВВЕДЕНИЕ
Современные условия жизни человека предъявляют к нему
требования повышенной организованности, достижения поставленных
целей и высокого уровня коммуникабельности.
Коммуникация является ведущей формой деятельности для людей
многих профессий – психологов и педагогов, менеджеров и продавцов,
врачей, тренеров, консультантов. По большому счету коммуникация –
ведущая деятельность для вида хомо сапиенс («мышление и речь»,
говорят в психологии).
Что же нужно для успешной коммуникации? Ведь уже давно не
являются секретом технологии эффективной коммуникации, однако
ситуации полного или частичного недопонимания коммуникантов
происходят все чаще и чаще. Необходимо уделять особое внимание к
возникающим опасным моментам. Иногда появляется риск, что нужная
цель не будет достигнута, а отношения окажутся испорченными.
Лингвистическая наука последних лет проявляет повышенный
интерес к проблеме нарушений правил речевого общения, которые
выступают
как
деструктивный
или
конструктивный
фактор
коммуникации. Смысловая структура речи изучалась еще в древности, и
было выявлено, что эксплицитно представленному содержанию часто
сопутствуют имплицитные смыслы. В большей мере данные структуры
не имели обособленных средств выражения, но имеют способность к
реконструкции в вербальном содержании. На практике существует
множество способов передачи информации в речевом общении.
7
В своей работе я рассмотрела причины нарушения речевого
взаимодействия и их конструктивное или деструктивное влияние на ход
коммуникации.
Актуальность
выбранной
темы
работы
обусловлена
необходимостью изучения природы факторов речевого взаимодействия
в ситуациях нарушения правил построения диалогических сценариев на
примерах коммуникативных аномалий.
В качестве объекта исследования выпускной квалификационной
работы выступают речевые конструкции, которые могут вызвать
коммуникативный дискомфорт или коммуникативную неудачу.
Предметом исследования является разновидности нарушения
правил рационального взаимодействия.
В соответствии с избранным направлением исследования цель
работы заключается в изучении отклонений от норм речевого
взаимодействия коммуникантов как конструктивный/деструктивный
фактор коммуникации.
Достижение
поставленной
цели
предполагает
решение
следующих задач:
1.
Рассмотрение теоретических предпосылок исследования
2.
Изучение и анализ теории кооперативного принципа Г.П.
Грайса
3.
Изучение
Джеффри Лича
и
обобщение
теории
принципа
вежливости
8
4.
Выявление и описание разновидностей нарушения правил
рационального взаимодействия в практике коммуникации
Теоретическую базу данной работы составили исследования в
области лингвистической прагматики, теории речевых актов и
коммуникативно-целевой семантики (см.,например, работы Г.П.Грайса
и Дж.Лича)
Теоретическая значимость работы представлена в рассмотрении
термина дискурс в аспекте прагматической установки, что предоставляет
возможность расширения представления о данном термине.
Методы исследования. Комплексный подход к изучению теорий
речевого взаимодействия обусловил анализ на всех уровнях языка. При
отборе материала исследования и при его первичном изучении
применялись общенаучные методы наблюдения и описания. В процессе
дальнейшего исследования текстов использовались функциональностилистический анализ и контент-анализ.
Практическая значимость работы заключается в возможности
использования материалов исследования при подготовке занятий,
курсов по изучаемой тематике, для чтения лекций.
Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух
глав, заключения и списка литературы.
9
ГЛАВА І ПРИНЦИПЫ И МАКСИМЫ РАЦИОНАЛЬНОГО РЕЧЕВОГО
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ
ИССЛЕДОВАНИЯ)
1.1Теория кооперативного принципа Г.П. Грайса
Для
достижения
успешности
речевого
взаимодействия
существуют
специальные «механизмы», регулирующие процессы коммуникации, можно
сказать, являющиеся своеобразным кодексом поведения людей.
Для гармонизации общения важно, чтобы собеседники отдавали себе отчет в
каждом из своих речевых актов. Если речевые действия сознательны и
преднамеренны, их можно рассматривать с позиций коммуникативного кодекса.
«Коммуникативный кодекс представляет собой сложную систему принципов,
регулирующих речевое поведение обеих сторон в ходе коммуникативного акта и
базирующихся на ряде категорий и критериев» [2].
Основу
составляет
Принцип
Кооперации
(Cooperative
Principle),
сформулированный Г.П. Грайсом в работе «Логика и речевое общение» (Logic and
Conversation). Этот принцип предполагает готовность собеседников действовать в
соответствии с принятой целью и направлением разговора. Ожидается и то, что
речевое взаимодействие будет продолжаться до тех пор, пока оба участника не
придут к общему мнению. Другими словами, Принцип Кооперации – это
готовность партнеров к сотрудничеству. Кроме того, согласно мнению автора,
успешная коммуникация невозможна без следования критерию истинности
(верность факту), а также критерию искренности (верность своей совести).
Сам Грайс описывает Принцип Кооперации следующим образом «Твой
коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого
требует совместно принятая цель (направление) этого диалога» [8].
Принцип Кооперации состоит из 4х категорий, или «максим»:
10
 Максима количества, полноты информации (Category of Quantity);
 Максима качества информации (Category of Quality);
 Максима релевантности (Category of Relation);
 Максима манеры(Category of Manner).
Рассмотрим отдельно каждую максиму, а также постулаты, которые
позволяют
конкретизировать
каждый
критерий
успешного
речевого
взаимодействия.
Максиму количества Г.П. Грайс связывает с тем объемом информации,
который необходимо передать при совершении того или иного акта общения.
Выделяются 2 постулата данной максимы:
– Твое высказывание должно содержать не меньше информации, чем
требуется;
– Твое высказывание должно содержать не больше информации, чем
требуется [8].
Нарушение этих правил рационального речевого взаимодействия состоит в
том, что не всегда информации бывает ровно столько, сколько необходимо. Часто
люди отвечают на вопросы неполно, или наоборот, упоминают излишние сведения,
которые вопрос не предполагал. Суть же постулатов такова, чтобы адресант
стремился сообщить именно то количество информации, которое требуется
адресату.
Максима качества информации сформулирована следующим образом:
«Старайся, чтобы высказывание было истинным» и представлена постулатами:
– Не говори того, что считаешь ложным;
– Не говори того, для чего у тебя нет достаточных оснований. [8].
При этом в реальном процессе общения люди могут обманывать, избегать
сообщения правды любыми способами, что противоречит Принципу Кооперации.
11
Максима
релевантности
или
отношения
связана
с
соответствием
высказывания предмету разговора, имеет лишь один постулат:
– Не отклоняйся от темы. [17].
Возможность появления нарушений очевидна и здесь – речевое общение не
строится вокруг одной темы, часто наблюдаются переходы от одной темы к другой
или выходы за пределы обсуждаемой темы.
Последняя максима манеры связана не с тем, что говорится, а с тем, как
говорится и предполагает оценку способа передачи информации, включая в себя
следующие постулаты:
– Избегай непонятных выражений;
– Избегай неоднозначности;
– Будь краток;
– Будь организован. [8].
Нарушения возникают вследствие неприемлемых формулировок, сложных
фраз, неверной оценки известного и неизвестного.
Являясь «неписанным кодексом» речевого этикета, Принцип Кооперации
всегда взаимодействует с речевой тактикой говорящего и типами речевого
взаимодействия:
говорящий
может
быть
агрессивным,
конструктивным
собеседником, поддакивать. Вполне очевидно, что нарушение одних максим не так
серьезно, чем других: человек, который говорит слишком много или не по делу не
так осуждается, чем тот, который лжет. Ведь по словам Грайса, остальные максимы
вступают в силу лишь тогда, когда максима качества выполнена, следовательно,
она является важнейшей из классификации.
Постулаты Грайса само собой разумеются, но нарушаются так часто (люди
не
всегда
говорят
только
правду,
не
всегда
многословны,
не
всегда
12
придерживаются темы, не всегда выражаются ясно), что их можно считать
несколько идеализированными.
Принцип Кооперации не мог не вызвать множество вопросов среди
лингвистов, так как Грайс был логиком и занимался философией языка. Сам же
Грайс не претендует на то, что все должны беспрекословно следовать его правилам
и даже на то, что его классификация является полной. Он говорит, что его
постулаты могут быть дополнены другими постулатами – моральными,
эстетическими,
социальными,
одним
из
которых
является
вежливость
(впоследствии эту мысль будет развивать Дж. Лич).
1.2 Коммуникативные импликатуры
Коммуникация носит стратегический характер. «Передача сообщений в
коммуникации между людьми характеризуется тем, что она осуществляется
осознанно и целенаправленно, часто с учетом адресата (или адресатов),
передаваемых сообщений и конкретной ситуации передачи информации» [11].
Коммуникативная стратегия представляется как сверхзадача коммуникативного
события, реализуемая в комплексе целенаправленных тактик и ходов. Однако
адресант (говорящий), совершая речевой акт, ставит перед собой цель, чтобы
слушающий понял не только что он говорит, но и почему он это говорит. Кроме
того, адресант стремится к тому, чтобы в результате интерпретации его сообщения
слушающий «получил побуждение либо к изменению своих представлений об
окружающем мире (информация), либо к осуществлению в этом мире нужных
говорящему изменений (просьба или приказание), либо к ожиданию каких-то
событий или действий в будущем (обещание, предупреждение)» [13]. В
соответствии с этим говорящий стремится выбрать наиболее уместную в
определенной
коммуникативной
ситуации
языковую
форму,
построить
высказывание так, чтобы оно соответствовало его интенции, эмоциональному
состоянию коммуникантов, их социальному статусу [5]. Таким образом,
13
стратегически ориентированная деятельность по выбору из огромного количества
языковых средств, имеющихся в языке, именно тех, которые в наибольшей степени
смогут реализовать цель, стратегию говорящего и будут наиболее уместными в
данной ситуации, в данном контексте можно обозначить понятием «дискурс». Мы
придерживаемся собственно лингвистического понимания термина «дискурс», где
дискурс мыслится как речь, вписанная в коммуникативную ситуацию (ср.
определение Н.Д. Арутюновой: «Дискурс – это речь, погруженная в жизнь» [1]).
Можно говорить о том, что смысл является основой той информации, которая
передается в дискурсе с помощью языковых (вербальных) единиц и их
комбинаций. Изучение информационной составляющей фрагментов дискурса
различной длины обязательно предполагает исследование смысловой основы
развернутого высказывания, имеющей корреляцию с категориями дискурса. К
важнейшим категориям дискурса относятся понятия экспликатуры, импликатуры
и
пресуппозиции,
с
помощью
которых
описываются
скрытые
смыслы
высказывания. Пресуппозиция противостоит коммуникативно релевантному
содержанию высказывания. Она входит в семантику предложения как «фонд
общих
знаний»
собеседников.
Коммуникативные
пресуппозиции
есть
представление говорящего о степени осведомленности адресата речи [6].
Экспликатурой считается суждение, выраженное в высказывании эксплицитно, т.е.
являющееся результатом проявления семантической репрезентации говорящего
(адресанта), адекватной экспектации адресата [10]. С. Якобсон и С. Джексон
утверждают, что значение любого высказывания определяется двумя базовыми
принципами, лежащими в основе языковой компетенции: целевой установкой
говорящего и коммуникативным контекстом, мотивирующим тактический выбор
[19].
При
этом
оба
параметра
(цели
и
контекст)
могут
оцениваться
коммуникантами одинаково, но могут иметь и расхождения в интерпретации. В
последнем случае возникает двусмысленность и неверное толкование, причиной
чего является неверное прочтение импликатуры.
А.В. Бондарко, рассматривая понятие «имплицитность», предлагает деление
14
на
системно-языковую
и
речевую
имплицитность.
Системно-языковая
имплицитность «обусловлена особенностями системной организации значений в
данном языке». Речевая имплицитность предполагает, что передается смысл,
вытекающий из речевой ситуации и соответствующий ситуативной информации в
ее связях со значениями, выраженными в данном высказывании языковыми
средствами [20]. Термин «импликация» принадлежит понятийному аппарату
логико- семантического анализа. Импликация рассматривается исследователями и
как процесс подразумевания, и как подразумеваемый смысл. Т.С. Оганезова
рассматривает импликацию как процесс образования и выявления имплицитного
смысла.
Понятие «импликатура» было введено историком языка Гербертом Полом
Грайсом, который в своей работе «Логика и речевое общение» (Logic and
conversation) разграничивает дословное значение высказывания и тем значением,
которое говорящий вкладывает в конкретное высказывание, которое часто выходит
за пределы значения слов. Информацию, передаваемую в речевом акте, Грайс
делит на то, что сказано (what is said) и на то, что имелось в виду (what is meant),
применяя при этом термин «импликатура» (implicature). Объяснить его можно как
«заключения, которые делает С, принимая во внимание не только само содержание
предложения S в данной ситуации, но и то обстоятельство, что Г не сделал вместо
высказывания S в данной ситуации некоторого другого высказывания S’». Иными
словами, импликатура есть то, что подразумевается, на что намекается.
Г.П. Грайс выделяет два вида импликатур – конвенциональные (conventional
implicature) и коммуникативные, или конверсационные (conversational implicature).
[13]
Коммуникативные
импликатуры
–
это
значимые
отклонения
от
подразумеваемого ради соблюдения основных принципов общения и вводимые
автором в текст для достижения определенного эффекта. Например, –Did you see
Mr. N? –He left 5 minutes ago. Говорящего интересует местонахождение господина
Н, а не тот факт, видел ли его собеседник. Смысл конвенциональных импликатур
15
постигается интуитивно, но не может быть логически выведен: N drives a car
perfectly, though she is a girl, где союз though указывает на то, что соединяемые
пропозиции каким-то образом противопоставлены.
Коммуникативные импликатуры в прагматических исследованиях языка
более значимы, чем конвенциональные, а значит, привлекают большее внимание
лингвистов.
Согласно
Грайсу,
коммуникативные
импликатуры
характеризуются
следующими признаками:
 Они исчисляемы (calculable), т.е. выводимы из Принципа Кооперации и
буквального значения высказывания;
 Они устранимы (cancellable, defeasible) под воздействием контекста;
 Они неотделимы (non-detachable) от смысла высказывания;
 Они неконвенциональны (non-conventional).
Условиями
выводимости
коммуникативной
импликатуры
является
следование Принципу Кооперации, а также знание значений используемых слов,
фоновые знания, контекст. Адресант нарушает то или иное правило общения,
подразумевая, что у адресата имеется достаточное количество оснований для
понятия имплицируемого смысла. В большинстве случаев, при нарушении того
или иного постулата, создавая при этом коммуникативную импликатуру, адресант
не нарушает главный Принцип Кооперации, а наоборот, использует его себе на
пользу. Таким образом, при создании импликатуры, не сообщая всей информации,
говорящий предостерегает себя от возможности, например, быть обвиненным во
лжи.
В работе «Коммуникативная компетенция и коммуникативное лидерство»
В.В. Богданов отмечает, что общение с использованием импликатур – это
престижный вид вербальной коммуникации, так как для понимания импликатур
16
обычно адресат должен обладать определенными знаниями и навыками, что
характерно для образованной части общества[3].
Таким образом, мы можем сделать следующие выводы:
 Коммуникация является целенаправленной деятельностью, она носит
стратегический характер.
 Для реализации своей сверхзадачи говорящий стремится выбрать наиболее
уместную в определенной коммуникативной ситуации языковую форму, построить
высказывание так, чтобы оно соответствовало его интенции, эмоциональному
состоянию коммуникантов и другим экстралингвистическим условиям общения.
 Импликатуру можно рассматривать как одну из категорий дискурса,
служащую увеличению смыслового объема сообщения.
 Импликатура является частью коммуникативной стратегии, так как она
содержит в себе ту информацию, которую говорящий реализует в высказывании с
помощью определенных тактик.
1.3 Принцип вежливости Дж.Лича и речевой этикет
Дж. Лич в работе «Принципы прагматики» (Principles of Pragmatics)
дополняет максимы Г.П. Грайса, выделяя Принцип Вежливости (Politeness
Principle), который, по его мнению, является решающим критерием успешного
речевого взаимодействия и основным прагматическим фактором, на котором
строятся межличностные отношения. Принцип Вежливости понимается как особая
стратегия речевого поведения, в основе которой лежит уважение к личности
партнера и предотвращение конфликтных ситуаций.
Если
Принцип
Кооперации
предлагает
совместное
оперирование
информацией в структуре коммуникативного акта, то Принцип Вежливости – это
17
принцип
взаиморасположения
говорящих.
Следование
этому
принципу
предполагает определенные обязательства, которые заключаются в учете
интересов собеседника, умение считаться с его мнением и желаниями. Дж. Лич
выделяет 6 правил, или опять же, максим вежливости:
 Максима такта (Tact Maxim);
 Максима великодушия (Maxim of Generosity);
 Максима одобрения (Maxim of Approbation);
 Максима скромности (Maxim of Modesty);
 Максима согласия (Maxim of Agreement);
 Максима симпатии (Maxim of Sympathy) [12].
Максима такта предполагает соблюдение границ личной сферы и
рекомендует адресанту соблюдать осторожность в области частных интересов
адресата, так как любой коммуникативный акт предусматривает определенную
дистанцию.
Трудность состоит в том, что людям зачастую интересы потенциально
опасные темы (личная жизнь, предпочтения), что противоречит максиме такта и
является нарушением успешного речевого взаимодействия.
Максима великодушия заключается в том, чтобы не обременять собеседника,
так как успешный коммуникативный акт не должен быть дискомфортным для
собеседников. Это означает, что не следует связывать собеседника обещанием или
клятвой. Также необходимо быть всегда уверенным в том, что собеседник в любой
момент сможет отвергнуть предложение.
Максима одобрения – это максима позитивности в оценке других,
способность не судить и не осуждать. Оценка мира собеседников должна
совпадать, в противном случае, это сильно затрудняет реализацию собственной
коммуникативной стратегии.
Максима скромности предполагает придерживаться стратегии неприятия
похвал в свой адрес, избегать высокомерия.
18
Успешность коммуникации здесь зависит от реалистичной, объективной
самооценки, так как чрезмерно завышенная или заниженная самооценка
существенно затрудняет речевое взаимодействие.
Максима согласия напрямую связана с неоппозиционностью. Иными
словами, сохранение предмета взаимодействия и поиска согласия ставятся
превыше
конфликтной
ситуации
и
углубления
противоречия,
дабы
коммуникативный акт получил продуктивное завершение.
Максима
симпатии
предполагает доброжелательность в отношении
собеседника, являясь условием осуществления других максим. Если собеседники
не проявляют доброжелательности, не будучи при этом врагами, здесь следует
говорить о так называемом «безучастном контакте».
Безусловно, то, что является вежливым в одном коммуникативном контексте,
может признаваться неприемлемым в другом, а значит, перечисленные максимы
нуждаются в конкретизации, так как они достаточно абстрактны.
В
лингвистической
коммуникативная
стратегия,
прагматике
которая
вежливость
используется
рассматривается
вместе
с
как
принципом
кооперации для достижения самых разных коммуникативных целей. Это говорит о
том, что понятие выбора, связанное с использованием определенных правил,
являющихся наиболее адекватными и уместными при конкретном речевом
взаимодействии,
здесь
играет
большую
роль.
«Прагматическая
теория
вежливости» изучает действия механизмов выбора адекватных языковых форм и
факторы, влияющие на реализацию речевых стратегий в условиях коммуникации
любого рода, а не только той, которая связана с этикетным поведением» [13].
По мнению Дж. Лича, не все максимы имеют одинаковое значение: максима
такта однозначно больше влияет на то, что мы говорим, нежели максима
великодушия, а максима одобрения важнее, чем максима скромности. Автор
различает абсолютную (Absolute Politeness) и относительную (Relative Politeness)
вежливость. То есть существуют такие речевые акты, которые априори можно
19
считать вежливыми, например, благодарность, комплименты, поздравления, и те,
которые по своей сути уже невежливы (критика, приказы, обвинения).
Сформулированные максимы не абсолютны. Сама по себе максима не
обеспечивает успешного взаимодействия собеседников. Однако применение
описанных принципов позволяет более успешно организовать речевое общение,
ориентироваться на соблюдение коммуникативных и этических норм.
Созданию
позитивного
коммуникативного
климата
способствует
применение ряда психологических принципов общения:
 Принцип равной безопасности;
 Принцип децентрической направленности;
 Принцип адекватности
Принцип
равной
безопасности,
предполагает
непричинение
психологического или иного ущерба партнеру и информационном обмене.
Принцип децентрической направленности, означает непричинение ущерба
делу, ради которого стороны вступили во взаимодействие.
Принцип адекватности того, что воспринято тому, что сказано, то есть
непричинение ущерба сказанному путем непременного искажения смысла.
Нет точной формулы которая бы гарантировала нам 100% успех
коммуникации. Все мы люди, все разные, каждый со своим восприятием мира, все
мы по-разному строим свою речи и все мы абсолютно по-разному ее
воспринимаем. Современный общество диктует очень быстрый ритм жизни, чаще
всего мы просто говорим то, о чем думаем или же говорим, что считаем нужным.
Мало кто задумывается о таком понятие как «речевой этикет». А ведь это очень
важный аспект успешной коммуникации. На самом деле речевой этикет входит в
нашу жизнь, в повседневную речь, порой, когда мы сами того не замечаем. Так в
определенные моменты жизни, например, когда мы поздравляем человека с какимлибо радостным событием, мы используем клише на бессознательном уровне. Или,
20
при утрате близких, мы также стараемся выразить соболезнования семье,
используя при этом клише, не думая о том, что они являются признаком этикета. А
ведь все фразы уже давно продуманы и прописаны. Большинству людей этикет
поведения и речевой этикет прививаются с детства. Некоторые учатся ему в
процессе самовоспитания и личностного роста. А кто-то приобретает эти знания
при необходимости в процессе работы, при ведении деловых переговоров или
просто оказавшись в рабочем коллективе
Можно сказать, что все люди использует речевой этикет в повседневной
жизни в той или иной мере. Владение речевым этикетом подразумевает умение
уместно использовать те или иные языковые конструкции. Для это, в первую
очередь, человек должен иметь хороший уровень владения языком, не менее важно
знать особенности межкультурной коммуникации.
Стоит подчеркнуть, что речевой этикет был и остается важной частью
национального языка и культуры. Особенно важно изучать и иметь представление
о расхождениях в национальных речевых этикетах. Невозможно говорить о
высоком уровне владения иностранным языком, если это владение не включает в
себя знание правил речевого общения и умение применять эти правила на практике.
Максим Кронгауз в своем интервью для «Harvard Business Review — Россия»
говорит, что при общении с иностранцами нужно заимствовать некоторые
этикетные знаки из их культуры, чтобы не создавать напряжения при общении.
Например, в мусульманских странах считается неприемлемым интересоваться о
женской половине семьи. Грубые нарушения этикета помешают наладить контакт,
даже если Вы говорите очень правильные вещи, и, как следствие, коммуникация
может не состояться, поскольку разные культуры в разной степени толерантны к
нарушению этикета. Поэтому всегда нужно помнить, что этикет — это мощное
оружие, сильно влияющее на ход общения. [14]. Но тем не менее, несмотря на то,
что речевому этикету присущи определенные нормы и правила, всегда можно
выйти за их рамки и осуществить при этом успешную коммуникацию.
21
Под речевым этикетом Н. И. Формановская подразумевает регулирующие
правила речевого поведения, система национально специфичных стереотипных,
устойчивых формул общения, принятых и предписанных обществом для
установления контакта собеседников, поддержания и прерывания контакта в
избранной тональности.
В широком смысле, понятие речевой сопрягается с общей проблематикой
лингвистической
прагматики.
Поэтому
акт
языковой
коммуникации
рассматривается с точки зрения достижения участниками коммуникации тех или
иных целей. Не надо «вырывать» высказывание и pассматривать его изолировано.
Нужно изучать его в контексте этих целей. Например, вопрос «У Вас нет часов?»
не подразумевает ответ «Да, есть» — без сообщения, который все-таки час
игнорирует контекст, тем самым нарушая требования речевого этикета.
Kоммуникант предполагает просьбу сказать, который час.
Очевидно, что самыми частыми ситуациями, в которых употребляется
этикетная речь, являются торжественная, рабочая и скорбная. Для каждой ситуации
мы используем определенные формулы, которым стоит следовать при построении
предложения в избежании недопонимания. Но, мы не должны забывать, о способе
выражения тех или иных чувств, которые приняты в данной культуре. Не секрет,
что в одних культурах принято, например, жаловаться на трудности и проблемы, а
в других это просто неприемлемо. В одних культурах рассказ о своих успехах
является допустимым, в других — совсем наоборот. Сюда же относятся и
конкретные предписания речевого этикета — что может служить предметом
разговора, что нет, и в какой ситуации. Так рассматривая речевой этикет, в узком
смысле, его можно охарактеризовать как систему языковых средств, в которых
проявляются этикетные отношения. Элементы этой системы реализовываются на
следующих языковых уровнях:
 на уровне лексики и фразеологии
 на грамматическом уровне
22
 на грамматическом уровне
 на интонационном уровне
 на уровне орфоэпии

на организационно-коммуникативном
Рассмотрим каждый пункт подробнее.На уровне лексики и фразеологии
можно выделить специальные слова и устойчивые выражения (спасибо,
пожалуйста, извините, до свидания), а также специализированные формы
обращения (Господин, Товарищ).На грамматическом уровне использование
множественного числа (в том числе местоимение Вы) для вежливого обращения,
также использование вопросительных предложений вместо повелительных («Вы
не скажете, который час?», «Не могли бы Вы немного подвинуться?» и т. п.). На
стилистическом уровне это проявляется требованием грамотной, культурной речи;
отказ от употребления слов, прямо называющих непристойные и шокирующие
объекты
и
явления,
использование
вместо
этих слов
эвфемизмов.
На
интонационном уровне можно выделить особое значение вежливой интонации
(например, фраза «Будьте любезны, закройте дверь» может звучать с разной
интонацией в зависимости от того, предполагается в ней вежливая просьба или
бесцеремонное требование). На уровне орфоэпии: использование «Здравствуйте»
вместо
«Здрасте»,
«Пожалуйста»
вместо
«Пожаль».На
организационно-
коммуникативном уровне стоит отметить о запрете перебивать собеседника,
вмешиваться в чужой разговор и т. д. [19]
Речевой этикет отражает повседневную языковую практику, поскольку его
элементы присутствуют в повседневной речи любого носителя языка. Каждый
человек узнает формулы вежливости в потоке речи на интуитивном уровне
независимо от уровня владения языком и его нормами. Речевой этикет это не
только использование написанного клише. Не менее важную роль играет играет
интонация и язык нашего тела. Так, например, наступив человеку на ногу, принято
23
извиниться , но ведь если сделать это в грубом тоне и даже не обернуться, это не
будет восприниматься должным образом.
Элементы речевого этикета сидят в нашем сознании настолько глубоко, что
воспринимаются как часть повседневного и естественного поведения людей, и
поэтому его незнание, и, как следствие, невыполнение воспринимается как
невоспитанность. А порой и как желание оскорбить это может привести к что
приводит к состоянию коммуникативного дискомфорта собеседника и вызывает
коммуникативную pезистенцию. Так, например, простое обращение на «Ты» к
взрослому или незнакомому человеку покажет ваше неуважение и негативно
повлияет на ход коммуникации. Это приведет к совсем иному результату, нежели
обращение, соответствующее верной форме вежливости. И этот пример
демонстрирует, что речевой этикет — это комплекс языковых явлений,
ориентированных и на адресата, и на личность говорящего.
Речевой этикет неоднозначен во всех ситуациях нашей жизни. Он всегда
привязывается к ситуации речевого общения и ее параметрам: месту, времени,
теме, мотиву, цели общения и личностям собеседников.Случай с формами «Ты» —
«Вы» демонстрирует все эти параметры, поскольку, к примеру, в нашей стране
принято, что форма «Вы» употребляется как знак уважения и указывает на
формальность общения; форма «Ты», напротив, соответствует неформальному
общению между равными по статусу собеседниками. Однако, мы не обращаемся к
своей родной бабушке на «Вы». Это означает что в разных случаях использование
этого принципа может изменяться в зависимости от того, как участники речевого
общения соотносятся по возрастной и/или служебной иерархии и в каких
отношениях они находятся: в родственных или дружественных. С точки зрения
языковой нормы, речевой этикет включает представление о правильной,
культурной,
нормированной
речи,
также
можно
отнести
определенные
представления о норме в области речевого этикета. В качестве примера можно
привести формулы извинения. Такие формулы известны каждому носителю языка,
однако нормой приветствуются более формальные («Извините», «Прошу
24
прощения»), а такая форма как «Извиняюсь», напротив, отвергается и не
рекомендуется к употреблению. Кроме того, непосредственно употребление или
неупотребление единиц речевого этикета может быть предметом нормализации. В
случае с теми же формулами извинения, стоит отметить, что они уместны лишь в
том случае, если говорящий причиняет беспокойство собеседнику. [17] И наоборот,
избыточное количество извинений может поставить собеседника в неловкое
положение, что нарушает принцип вежливости. Нарушение норм и правил
литературного языка, особенно если оно выглядит как небрежность, само по себе
может рассматриваться как нарушение рационального речевого взаимодействия.
Поэтому не следует пренебрегать ознакомлением с ними. Требования речевого
этикета образуют так называемую иерархию. Они являются неотъемлемой
активной и пассивной частью языковой практики каждого носителя языка и при
этом связываются с определенным уровнем культуры речи, более или менее
высоким. Нам с раннего возраста известны некие правила этикета, однако, чем
старше мы становимся, тем больше тонкостей касательно того или иного правила
узнаем. Например, все мы знаем, что при встрече нужно приветствоваться. Позже
нам добавляют, что существует определённый нюанс: младший приветствует
старшего первый, и будет уместно использовать более формальные приветствия,
чем те, что мы используем при встрече с друзьями. Безусловно соотношение
«младший — старший» подразумевает под собой не только возраст, но и
социальный статус.
Граница между повседневной речевой практикой и нормой в речевом
этикете подвижна, поскольку использование речевого этикета отлично от
повседневных нормативных моделей: во-первых, по причине того, что не все
участники коммуникации владеют знаниями этих норм, а во-вторых, из-за желания
говорящего подчеркнуть свое видение ситуации или продемонстрировать свое
отношение к собеседнику посредством отклонения от норм или, напротив,
чересчур дотошного следования им. В зависимости от темы, мотива и цели
общения, можно обнаружить речевой этикет с разных сторон. Существуют
25
этикетные правила, связанные с местом общения (присутственное место,
производственное совещание, застолье), а также правила речевого общения,
которые могут различаться в зависимости от того, являются темой общения
печальные или радостные события. К примеру, формулы соболезнования
эмоционально окрашены и стилистически приподняты («Позвольте выразить Вам
мои самые искренние соболезнования» или «Приношу Вам мои глубокие
соболезнования», или «Разделяю вашу печаль» и т. д.), а у деловой этики вообще
существует множество граней и нюансов, которые необходимо соблюдать для
подержания субординации среди коллег, чтобы избежать коммуникативного
дискомфорта. Что касается поздравления, его содержательная часть — это
ритуальное выражение радости, но не более, и поэтому в ней не должны звучать
сугубо личные темы и вопросы к адресату. Характеристикой Поздравлений
является то, что они не выходят за рамки обычного речевого этикета, его формулы
могут видоизменяться в связи с пожеланием говорящего. При устном поздравлении
правила не так жесткие, поскольку речь всегда импровизирована, и часто, когда мы
не можем подобрать слова, мы вполне обходимся вводными разговорными
вставками вроде «ты и так знаешь, что я хочу тебе сказать» или «и как принято,
желаю счастья, здоровья, и т. п.», или «самое главное, что нужно пожелать…».так
или иначе поздравление на словах гораздо проще донести до собеседника, чем
подписать открытку или послать сообщение, поскольку оно не передает голос и
тяжело правильно распознать интонацию поздравляющего, и верно ли до него
дошел
смысл
слов.
Поэтому
многие
предпочитают
ограничиваться
клишированными фразами, принятыми при подписании открыток. В основном это
фразы «Поздравляю!», «Будьте счастливы», «Желаю Вам процветания и
благополучия». Иногда в качестве поздравления предстает стишок, найденный на
просторах сети или переписанный из журнала, в котором также содержатся
стандартные пожелания. Люди. которые находятся в близких отношениях,
предпочитают отбросить клишированные фразы и поздравить человека в виде эссе
о жизни адресата или об их общем прошлом, вспомнить какие-либо забавные
случаи из жизни и отметить, как они повлияли на становление характера или на
26
ситуацию, в честь которой поздравляют человека. В таком случае пожелания будут
более искренние, что принесет еще больше радости, а это и является целью
поздравления.
27
Выводы по главе 1
Таким образом, чтобы не допустить превращения коммуникативной
ситуации в открыто дискомфортную, конфликтную или неудачную, необходимо
придерживаться определённых стратегий и тактик, способствующих гармонизации
коммуникативно-дискомфортной ситуации.
Например, Г. П. Грайс в своей работе «Логика и речевое общение, утверждал,
что
основа
речевой
коммуникации
составляет
принцип
кооперации,
предполагающий готовность собеседников действовать в соответствии с принятой
целью и направлением разговора, иначе говоря партнерам надо быть готовым к
сотрудничеству.
Однозначно, реальное общение не вполне и не всегда соответствует этим
правилам Г. П. Грайса: люди бывают многословны, не обязательно говорят то, о
чем думают; уклоняются от темы разговора, их речь бывает не ясной,
фрагментарной. Однако, если при этом нарушение не касается базового принципа
кооперации, взаимодействие продолжается и достигается определенный уровень
понимания.
Дополнил работы Г. П. Грайса Джеффри Лич. В своей работе он выделил
Принцип Вежливости, который по его мнению, решающий критерий успешного
речевого взаимодействия. Данный принцип принадлежит речевому этикету и
представляет собой совокупность ряда максим. Дж Лич выделил шесть максим
вежливости. Максима такта, Максима великодушия, Максима одобрения, Максима
скромности, Максима согласия Максима симпатии. Однако, сформулированные
максимы не абсолютные, и сама по себе максима не дает гарантии успешного
взаимодействия коммуникантов. Но при этом применение описанных принципов
позволяет более успешно организовать коммуникативное взаимодействие.
28
ГЛАВА II. Разновидности нарушения правил рационального
взаимодействия в практике коммуникации
2.1 Типовые случаи нарушения кооперативного принципа
Рассматривая проблему коммуникативных импликатур, Г. П. Грайс
вводит понятие «принципа Кооперации» как основного принципа
рационального речевого взаимодействия, которое он определяет, как диалог
между участниками общения. Принцип кооперации обусловливает основные
правила речевой коммуникации. Автор определяет их как четыре категории
(максимы). Рассмотрим примеры отклонений от принципа коопераций в
художественной литературе.
Категория Количества
«-Я проголодалась. Давай поужинаем?
- С удовольствием, у меня сегодня состоялся ужасно тоскливый обед с
одним из моих клиентов, но это было давно, так что твое предложение очень
кстати. Правда, я собирался приготовить что-нибудь у себя… С большим
успехом, чем в прошлый раз, когда ты ничего не ела!
- Если быть честной … - начала она, но остановилась, заметив, что
Лоренс вздрогнул. - Что случилось ?
-Когда ты так говоришь, мне хочется заткнуть уши.» [28]
В данной ситуации хочется отметить важность соблюдения Категории
Количества, связанная с количеством передающейся информации. На данной
стадии диалога, не требовалось рассказывать о всем произошедшем за рабочий
день , хотя это безусловно не нарушает диалог, что приводит к состоянию
29
коммуникативного дискомфорта собеседника и вызывает коммуникативную
резистенцию .
В произведении «Евгений Онегин» можно увидеть, как о Татьяне и Ольге
ее соседка ведет диалог, явно давая лишнюю информацию
«Ужель загадку разрешила?
Ужели слово найдено?
Часы бегут; она забыла,
Что дома ждут ее давно,
Где собралися два соседа
И где об ней идет беседа.
— Как быть? Татьяна не дитя, —
Старушка молвила кряхтя. —
Ведь Оленька ее моложе.
Пристроить девушку, ей-ей,
Пора; а что мне делать с ней?
Всем наотрез одно и то же:
Нейду. И все грустит она,
Да бродит по лесам одна» . [30]
Точно также, можно увидеть, что в знаменитом стихотворении Маяковского
тоже информация предоставлена явно с избытком.
«Крошка-сын к отцу пришел,
и спросила кроха:
- Что такое хорошо
и что такое плохо?
У меня секретов нет, слушайте детишки, папы этот ответ
помещаю в книжке.
- Если ветер крыши рвет,
30
если град загрохал,
-каждый знает –
это вот для прогулок плохо.
Дождь покапал и прошел.
Солнцев целом свете.
Это очень хорошо
и большим и детям.
Если сын чернее ночи,
грязь лежит на рожице, ясно, это плохо очень
для ребячьей кожицы.» [27]
Категория Качества
«-Давай без параллелей, Лоренс. Я сама назвала себя Келли, когда начала
говорить. С тех пор так меня и зовут. Я очень люблю отца, только все же не
понимаю, как мама позволила ему дать нам такие имена. Близнецы – Эгина и
Хлоя, бедняжки! Холли и Я, по крайней мере, смогли переделать свои имена на
английский лад, а что делать Эгине? Она так ничего и не придумала…
- А как мы назовем нашего ребенка?
Глаза Келли расширились.
- О Господи! Не знаю.» [29]
Лоренс своим бестактным вопросом сбивает с толку своего собеседника. У
него нет достаточных оснований, чтобы задавать такой вопрос, т.к. пара даже
не собирается жениться. В этом случае нарушается категория Качества.
Если говорить о качестве и достоверности информации, то пример можно
привести из книги «Маленький принц» Антуана Сент-Экзюпери
31
«— Сам себя я могу судить где угодно, — сказал Маленький принц. — Для
этого мне незачем оставаться у вас.
— Гм, гм… — сказал король. — Мне кажется, где-то на моей планете
живет старая крыса. Я слышу, как она скребется по ночам. Ты мог бы судить эту
старую крысу. Время от времени приговаривай ее к смертной казни. От тебя
будет зависеть ее жизнь. Но потом каждый раз надо будет ее помиловать. Надо
беречь старую крысу, она ведь у нас одна.
— Не люблю я выносить смертные приговоры, — сказал Маленький принц. —
И вообще мне пора.
— Нет, не пора, — возразил король.
Маленький принц уже совсем собрался в дорогу, но ему не хотелось огорчать
старого монарха.
— Если вашему величеству угодно, чтобы ваши повеления беспрекословно
исполнялись, — сказал он, — вы могли бы отдать благоразумное приказание.
Например, повелите мне пуститься в путь, не мешкая ни минуты… Мне кажется,
условия для этого самые что ни на есть благоприятные.
Король не отвечал, и Маленький принц немного помедлил в нерешимости,
потом вздохнул и отправился в путь» [23]
Этот диалог показывает, что собеседники сами не уверены в своей
информации.
Категория Способа
Этот пункт можно раскрыть на примере знаменитого произведения Ильфа
и Петрова «12 стульев»
«Но все было бесплодно. Опасный враг разрушал хозяйство с каждым годом
все больше. Как уже говорилось, Эллочка четыре года тому назад заметила, что
у нее есть соперница за океаном. Несчастье посетило Эллочку в тот радостный
вечер, когда Эллочка примеряла очень миленькую крепдешиновую кофточку. В
этом наряде она казалась почти богиней.
32
— Хо-хо, — воскликнула она, сведя к этому людоедскому крику поразительно
сложные чувства, захватившие ее существо. Упрощенно чувства эти можно
было бы выразить в такой фразе: «Увидев меня такой, мужчины взволнуются.
Они задрожат. Они пойдут за мной на край света, заикаясь от любви. Но я буду
холодна. Разве они стоят меня? Я — самая красивая. Такой элегантной кофточки
нет ни у кого на земном шаре».
Но слов было всего тридцать, и Эллочка выбрала из них наиболее
выразительное — «хо-хо».
В такой великий час к ней пришла Фима Собак. Она принесла с собой
морозное дыхание января и французский журнал мод. На первой его странице
Эллочка остановилась. Сверкающая фотография изображала дочь американского
миллиардера Вандербильда в вечернем платье. Там были меха и перья, шелк и
жемчуг, легкость покроя необыкновенная и умопомрачительная прическа.
Это решило все.
— Ого! — сказала Эллочка самой себе. Это значило: «Или я, или она».»
В
этом
отрывке,
как
нам
кажется,
вполне
показано
довольно
несвоевременного использование манер Эллочкой.» [24]
«Миссис Смит:
Йогурт прекрасно действует на желудок, почки, аппендицит и
апофеоз. Это мне доктор Маккензи-Кинг сказал, который лечит детей у наших
соседей, у Джонсов. Он хороший врач. Ему можно верить. Он никогда не
пропишет средства, которого бы на себе не испробовал. Прежде чем оперировать
Паркера, он сперва сам лег на операцию печени, хоть был абсолютно здоров.
Мистер Смит. Так почему же доктор выкарабкался, а Паркер умер?
Миссис Смит. Потому что операция доктора прошла удачно, а операция Паркера
неудачно.
33
Мистер Смит. Значит, Маккензи плохой врач. Операция должна была пройти
удачно в обоих случаях либо в обоих случаях дать летальный исход.
Миссис Смит. Почему?
Мистер Смит. Добросовестный врач умирает вместе с больным, если оба они
не выздоравливают. Капитан корабля вместе с кораблем гибнет в волнах. Если
тонет корабль, он не может остаться в живых.» [25]
В первом предложении мы встречаем пример логической неупорядоченности, то
есть нарушение максимы Будь упорядочен (Be orderly).
В последнем предложение фрагмента наблюдается также случай логической
неупорядоченности (придаточное предложение противоречит смыслу главного).
"If George sees me talkin' to you he'll give me hell," Lennie said
cautiously. "He tol' me so."
Her face grew angry. "Wha's the matter with me?" she cried. "Ain't I
got a right to talk to nobody? Whatta they think I am, anyways? You're
a nice guy. I don't know why I can't talk to you. I ain't doin' no
harm to you."
"Well, George says you'll get us in a mess."
"Aw, nuts!" she said. "What kinda harm am I doin' to you? Seems like
they ain't none of them cares how I gotta live. I tell you I ain't
used to livin' like this. I coulda made somethin' of myself." She said
darkly, "Maybe I will yet." And then her words tumbled out in a
passion of communication, as though she hurried before her listener
could be taken away. "I lived right in Salinas," she said. "Come there
when I was a kid. Well, a show come through, an' I met one of the
actors. He says I could go with that show. But my ol' lady wouldn't
let me. She says because I was on'y fifteen. But the guy says I
34
coulda. If I'd went, I wouldn't be livin' like this, you bet."
Lennie stroked the pup back and forth. "We gonna have a little
place- an' rabbits," he explained.
She went on with her story quickly, before she should be
interrupted. "'Nother time I met a guy, an' he was in pitchers. Went
out to the Riverside Dance Palace with him. He says he was gonna put
me in the movies. Says I was a natural. Soon's he got back to
Hollywood he was gonna write to me about it." She looked closely at
Lennie to see whether she was impressing him. "I never got that
letter," she said. "I always thought my ol' lady stole it. Well, I
wasn't gonna stay no place where I couldn't get nowhere or make
something of myself, an' where they stole your letters, I ast her if
she stole it, too, an' she says no. So I married Curley. Met him out
to the Riverside Dance Palace that same night." She demanded, "You
listenin'?"
"Me? Sure."
"Well, I ain't told this to nobody before. Maybe I oughten to. I
don' like Curley. He ain't a nice fella." And because she had
confided in him, she moved closer to Lennie and sat beside him.
"Coulda been in the movies, an' had nice clothes- all them nice
clothes like they wear. An' I coulda sat in them big hotels, an' had
pitchers took of me. When they had them previews I coulda went to
them, an' spoke in the radio, an' it wouldn'ta cost me a cent
because I was in the pitcher. An' all them nice clothes like they
wear. Because this guy says I was a natural." She looked up at Lennie,
and she made a small grand gesture with her arm and hand to show
that she could act. The fingers trailed after her leading wrist, and
her little finger stuck out grandly from the rest.
Lennie sighed deeply. From outside came the clang of a horseshoe
on metal, and then a chorus of cheers. "Somebody made a ringer,"
35
said Curley's wife.
Now the light was lifting as the sun went down, and the sun
streaks climbed up the wall and fell over the feeding racks and over
the heads of the horses.
Lennie said, "Maybe if I took this pup out and throwed him away
George wouldn't never know. An' then I could tend the rabbits
without no trouble."
Curley's wife said angrily, "Don't you think of nothing but
rabbits?"
"We gonna have a little place," Lennie explained patiently. "We
gonna have a house an' a garden and a place for alfalfa, an' that
alfalfa is for the rabbits, an' I take a sack and get it all fulla
alfalfa and then I take it to the rabbits." [31]
Создается впечатление о полном непонимании собеседников. Жена Кёрли
многословит, ее высказывания содержат больше информации, чем требуется. А
требуется ли вообще эта информации в данной ситуации и на данном этапе
разговора? Конечно, нет. Было неуместно обсуждать это с едва знакомым ей Ленни.
Она пренебрегла сразу несколькими категориями, а именно Количества, Способа,
Отношения.
Категория Отношения
Данную максиму можно показать на примере знаменитого произведения Артура
Конана Дойля «Шерлок Холмс при смерти».
«Этот инцидент произвел на меня чрезвычайно тяжелое впечатление.
Дикая, беспричинная вспышка, резкость, сталь несвойственная обычно
сдержанному Холмсу, показывали, как далеко зашло расстройство его нервной
36
системы. Распад благородного ума — что может быть печальнее? В самом
подавленном настроении я тихо сидел на стуле, пока не наступил назначенный
час. Холмс, по-видимому, тоже следил за часами. Как только стрелки показали
шесть, он заговорил все с тем же лихорадочным возбуждением.
— Уотсон, — спросил он, — есть у вас при себе мелочь?
— Да.
— Серебро?
— Да, порядочное количество.
— Сколько полукрон?
— Пять.
— Мало, слишком мало! — воскликнул он. — Какая досада! Но вы все-таки
переложите их в кармашек для часов, а все остальные деньги в левый карман
брюк. Спасибо. Это вас в какой-то мере уравновесит.
Это уже было явное помешательство. Он содрогнулся и не то кашлянул, не то
всхлипнул.» [26]
Тут Конан Дойль через своего персонажа показывает, как можно сыграть
помешанного.
«“It’s the Howden case, Dr. Pearson.”
Pearson was fretting still. “There are so many cases. I don’t remember.”
Patiently Miss Mildred reminded him. “It’s the workman who was killed when he fell
from a high catwalk. If you remember, the employers said the fall must have been
caused by a heart attack because otherwise their safety precautions would have
prevented it.”
Pearson grunted. “Yeah.”
As he went on signing Miss Mildred continued her summation. When she started
something she liked to finish it and leave it tidy. “The autopsy, however, showed that
the man had a healthy heart and no other physical condition which might have caused
him to fall.”
“I know all that.” Pearson cut her short.
37
“I’m sorry, Doctor. I thought . . .”
“It was an accident. They’ll have to give the widow a pension.”»
[32]
В данном диалоге не соблюдается категория Отношения, связанная с
единственным постулатом —это постулат релевантности («Не отклоняйся от
темы»). Протоколы, которые подписывал врач, служили лишь доказательством
смерти, по которым администрация должна была выплачивать вдове пенсию.
Мисс Милдред, которая решила обсудить причину смерти, лишь добавила
нервную ноту в и без того напряженный момент.
2.2 Коммуникативныйв
стидискомфорт в практике речевого общения.
ей
зд
о
енКоммуникативный дискомфорт есть не что иное, как состояние «неудобства» в
ж
ви
род
п
общении,
привести
которое,
к
если
конфликту,
оно
который,
в
будет
свою
продолжаться,
очередь,
может
может
закончиться
коммуникативной неудачей - отрицательным результатом, при котором цель
общения не достигнута. Л.П. Семененко определяет коммуникативную ситуацию
как дискомфортную, «если она складывается таким образом, что в ней
присутствуют черты, затрудняющие (но совсем не обязательно делающие
невозможной) реализацию тех или иных коммуникативных намерений и/или
ожиданий: участников» [21].
Коммуникативную
дискомфорта)
неудачу
можно
(в
определить
отличие
как
сбой
от
в
коммуникативного
общении,
при
котором
определённые речевые произведения не выполняют своего предназначения.
Коммуникативная
неудача
совсем
не
обязательно
является
следствием
коммуникативного дискомфорта, поскольку участник общения, испытывающий
38
коммуникативный дискомфорт, стремится исправить дискомфортную ситуацию с
помощью определённых регулятивных средств или приспособиться к ней, изменив
своё коммуникативное поведение или отказавшись от планируемых им
коммуникативных и/или практических целей. В случаях, когда коммуникативная
неудача не осознаётся коммуникантами, у них может возникнуть ощущение
«ложного» комфорта, и как следствие привести к новым коммуникативным
неудачам.
Пример коммуникативного дискомфорта:
«Ира (кидается к нему). Молодой человек, вы плащ не купите дпя своей
жены? Очень дёшево, всего сорок рублей! А он стоит девяносто, он почти
новый! Немецкий!
Молодой человек (улыбаясь). Спасибо, спасибо. что вы". Не надо. Нам
посылка придёт с тёплыми вещами. Не надо! Ира. А у меня как раз нет денег! Для
жены, для жены! Возьмите. А мне как раз надо на самолёт, да ещё добраться до
аэропорта.
Молодой человек (улыбаясь). А у нас, откровенно говоря, в обрез. Еле-еле,
понимаете.
Ира. Не уходите, не уходите, я вас очень прошу! Я сейчас дам один звонок, и
мы
ещё
поговорим!
(Заходит
в
будку,
набирает
номер.)»
[16]
Данный пример характеризует, на наш взгляд, ситуацию коммуникативного
дискомфорта.
Один
из
коммуникантов, стараясь не обидеть другого и следуя принципу Вежливости,
пытается отказать собеседнику как можно более дружелюбно («улыбаясь»,
«Спасибо, спасибо, что вы ...»). По поведению первого можно сказать, что он
прилагает усилия, чтобы возникшее коммуникативное неудобство не стало
«внешней» характеристикой диалога. Второй коммуникант не замечает наличия
дискомфорта и придерживается той же линии коммуникативного поведения,
которая характерна для начала разговора очевидно, данное обстоятельство
объясняется стремлением выполнить определённые практические цели («вы плащ
39
не купите для своей жены? Очень дёшево, всего сорок рублей!»). Хотя в данном
случае собеседники не вступают в открытый спор, в общении возникает
Можно выделить некоторые предпосылки возникновения коммуникативного
дискомфорта:
1. Предпосылки, обусловленные личностными особенностями коммуникантов:
1.1.различия в объёме и содержании языкового тезауруса коммуникантов;
1.2.различия
в
картинах
мира,
концептуальных
связанные
с
неполной
совместимостью
тезаурусов
коммуникантов;
1.3.несоответствие целей, мотивов, установок и интенций коммуникантов;
1.4.несовместимость
психических
и/или
физических
состояний
коммуникантов;
1.5.различия
в
социальном
статусе
коммуникантов;
1.6.различия, связанные с возрастом коммуникантов.
2.
Предпосылки,
2.1.формальное
обусловленные
общение,
требующее
обстоятельствами
высокой
степени
общения:
тактичности;
2.2.обстоятельства общения, требующие использования такого приёма как,
например, «ложь во благо»
3. Предпосылки, обусловленные сбоями в процессе вербализации и/или
понимания:
3.1.использование
лексики,
маскирующей
КД;
3.2.представление говорящим информации таким образом, что слушающему
непонятно,
является
ли
их
общение
действительно
комфортным
и
бесконфликтным.
4.
Предпосылки,
обусловленные
коммуникативных
и
стремлением
/или
к
практических
достижению
целей:
4.1. . игнорирование коммуникантом скрытых разногласий в общении в
стремлении
к
достижению
своих
целей;
4.2.стремление коммуниканта нейтрализовать разногласие в общении таким
образом, чтобы оно не помешало осуществлению его
3.1.использование лексики, маскирующейстеп
иКД;
н
40
3.2.представление говорящим информациивозд
ститаким образом,и
ей
ечто слушающемутакж
скан
зы
е
непонятно,
являетсязаку
й ли
н
ч
о
п
ихразви
ся общение
ей
щ
ю
действительноп
оставк комфортным
и
бесконфликтным.
4.
Предпосылки,си
тем
обусловленные
стремлениемф
акторв
к
достижению
коммуникативных и /илиф
впрактических целей:
р
акто
4.1. . игнорирование коммуникантом скрытых разногласий в общении в
стремлении к достижению своих целей;
4.2.стремление коммуниканта нейтрализовать разногласие в общении таким
образом, чтобы оно не помешало осуществлению его целей.
41
Выводы по главе 2
Таким образом, в процессе практического исследования были найдены и
проанализированы примеры, иллюстрирующие нарушения принципа Кооперации.
Не
всегда
коммуникативное
неудобство
осознается
собеседниками, у них может возникнуть ощущение «ложного» комфорта, и как
следствие привести к новым коммуникативным разногласиям. Однако иногда
коммуниканты
осознают
возможность
возникновения
коммуникативного
дискомфорта и стараются хотя бы внешне придать ситуации видимость успешной.
Один или оба коммуниканта пытаются сохранить бесконфликтность общения, не
изменяя основную стратегию поведения, а лишь придавая диалогу «внешнюю»
комфортность.
42
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Таким образом, обобщая сказанное в первой главе необходимо отметить,
что, нарушения рационального речевого взаимодействия не обеспечивают
успешную коммуникацию, но предотвращают
превращение коммуникативной
ситуации в открыто дискомфортную, конфликтную или неудачную.
Также были рассмотрены теория кооперативного принципа Г.П. Грайса,
принцип вежливости и межличностная риторика Дж. Лича. Данные ученые внесли
огромный вклад в теорию речевого взаимодействия, в которой особое внимание
уделяется правилам речевой коммуникации.
На современном этапе развития общества общение выступает не только
необходимым условием бытия людей, но и инструментом воздействия в
процессе
совместной
деятельности.
Таким
образом,
успешная
и
бесконфликтная коммуникация является тем орудием, посредством которого
регулируется межличностное взаимодействие.
Изучение процесса общения позволяет говорить о том, что полностью
бесконфликтная коммуникация является тем пределом успешности диалога, к
которому целесообразно стремиться, но которого достаточно трудно достичь, так
как при этом очень часто возникают непредвиденные или сознательно создаваемые
препятствии, обусловленные несовместимостью взглядов
Обобщая проведенное во второй главе практическое исследование
необходимо отметить, что были проанализированы наиболее часто встречающиеся
случаи
нарушения
правил
рационального
речевого
взаимодействия.
Было выявлено, что недосказанность может быть, как информативно, так и
функционально определяющим процесс общения. Отсутствие видимой логической
связи между частями высказывания является стимулом к поискам импликатуры,
которая в свою очередь обеспечивает связность общения и речевой конструкции.
В своей работе я обозначила основные нарушения принципа
кооперации,которые выступают как деструктиный так и конструктивный фактор
коммуникации. Учет таких отклонений от правил рационального речевого
43
взаимодействия будет способствовать достижению заданной цели в процессе
коммуникации.
Дальнейшие
различных
путей
перспективы
преодоления
исследования
сложившегося
заключаются
в
в
разработке
ситуации
состояния
коммуникативного дискомфорта, в рамках коммуникативного акта.
44
Список литературы
1.
Азнабаева Л.А., Агапова Г.М. Семантика и прагматика вопроса //
Языковые единицы в тексте: Научн. сб. Башк. ун-та. Уфа, 2004. - С. 3-7.
2.
Арутюнова Н.Д. Лингвистические проблемы референции // Новое в
зарубежной лингвистике. Вып. 13. - М.: Радуга, 2000. - С. 5-40.
3.
Балаян А.Р. Основные коммуникативные характеристики диалога:
Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М.: 2009.
4.
Барчунова Т.В. Коммуникативная функция языка и методология
современной лингвистики //
Методологические
и
философские
проблемы
языкознания и литературоведения. Новосибирск, 2008.
5.
Бенвенист Э. Общая лингвистика. М.: Прогресс, 2011. - 447
6.
Богданов В.В.
Классификация
речевых
актов
//
Личностные
аспекты языкового общения: Межвуз. сб. науч. тр. Калинин. КГУ. 2015. -С. 25-37.
7.
Войскунский А.Е.
Коммуникативный
контакт
и
средства
его
установления // Оптимизация речевого воздействия. М., 2011.
8.
Грайс Г.П. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной
лингвистике. Вып. 16. - М.: Прогресс, 2009. - С. 217-237.
9.
Гришаева Л.И. , Хмелевская В.В. Коммуникативная неудача и
коммуникативный
сбой
как
негативный
коммуникативный
результат
//
Германские, романские и русский языки в сопоставительном аспекте: Сб. науч. тр.
Воронеж: Петровский сквер, 2014. - С. 41-62.
10.
Звегинцев В.А. Функция и цель в лингвистической теории // Проблемы
теоретической и экспериментальной лингвистики. М.: Изд-во МГУ, 2014.
11.
Иванова В.И.
Коммуникативная
семантика
предложения-
высказывания // Язык и дискурс (Когнитивные и коммуникативные аспекты).
Тверь: Тверск. госуд. ун-т, 2014. - С. 16-22.
12.
160.
Лич Дж., Politeness,Journal of Foreign Languages, 2005. General serial №
45
13.
Крестинский С.В. Коммуникативная нагрузка молчания в диалоге //
Личностные аспекты языкового общения: Межвуз. сб. научн. тр. -Калинин:
Калининск. гос. ун-т, 2008. С. 92-98.
14.
Ольшанский И.Г. Лексическая полисемия и ее реализация в тексте
(Лингвистическая проблема текста): Научн. тр. МГПИИЯ им М. Тореза. Вып. 217.
- 2013. - С. 67-75.
15.
Остин Дж.Л. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике.
Вып. 17. - М.: Прогресс, 2008. - С. 22-129.
16.
Павиленис Р.И. Проблема смысла: Современный логико-философский
анализ языка. М.: Мысль, 2000.
17.
Падучева Е.В. Актуализация предложения в составе речевого акта //
Формальное представление лингвистической информации. -Новосибирск, 2014.
18.
Падучева Е.В. Прагматические аспекты связности диалога // Известия
АН СССР. Сер. лит. и яз. 2011. - Т. 41. - № 4.
19.
Старикова Е.Н. Зарубежные теории речевой деятельности // Язык и
идеология. Киев, 1981.
20.
Сусов И.П. К предмету прагмалингвистики // Содержательные аспекты
предложения и текста. Калинин, 2014. - С. 3-15.
21.
Семененко Л.П. Аспекты лингвистической теории монолога. - М.:
Московский государственный лингвистический университет, 1997.- с.67
22.
Якобсон P.O. Речевая коммуникация // Избранные работы. М., 2005.-С.
306-319.
Источники примеров:
23.
Антуана де Сент-Экзюпери, Маленький принц, «Маленький Принц»:
Фрунзе; 1982; Перевод: Нора Галь, с. 34
24.
Ильф, И. Двенадцать стульев / [текст] И. Ильф, Е. Петров. - М.: АСТ
Москва, 2006. - 688 c.
25.
Ионеско Э., Лысая певица, Известия Москва, ноябрь 2005,c. 4-48
46
26.
Конана Дойля Артура,Шерлок Холмс при смерти, Эксмо-Пресс, 2017,
с 56
27.
Маяковский В. В. Что такое хорошо и что такое плохо? («Крошка сын
к отцу пришел...») // Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 13 т. / АН
СССР. Ин-т мировой лит. им. С. 232—235.
28.
Престон Х., Муж лучшей подруги, Голден Пресс;2017 г. c. 185.
29.
Престон Х.,Муж лучшей подруги, Голден Пресс; 2017 г c. 217.
30.
Пушкин А.С., «Евгений Онегин» ,Издательство "Эксмо" ООО;2011,
XXV
31.
Стейнбек Д.,OF MICE AND MEN, Penguin Books Ltd, c.42.
32.
Хейли А., The Final Diagnosis, КАРО ,2011,c. 7-8.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа