close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Головина Анна Владимировна. Способы преобразования фразеологических единиц в повести В. Астафьева "Царь-рыба"

код для вставки
АННОТАЦИЯ
на выпускную квалификационную работу А.В. Головиной «Способы
преобразования фразеологических единиц в повести В. Астафьева «Царьрыба»» по направлению подготовки 45.03.01. Филология (Отечественная
филология), квалификация (степень) – «Бакалавр».
Выпускная работа выполнена на базе фонда преобразованных ФЕ в
повести «Царь-рыба». Предметом исследования являются структура и
семантика преобразованных единиц.
Цель исследования – изучить способы преобразования ФЕ в повести и
их роли в создании текста.
В
рамках
выпускной
квалификационной
работы
проведен
теоретический обзор, в котором указаны основные проблемы изучения
преобразованных ФЕ, в частности, рассмотрен вопрос о варьировании и
трансформации ФЕ.
Для решения поставленных в работе задач использовались следующие
методы
исследования:
описательный,
сопоставительный,
метод
количественного анализа, метод идентификации.
Практическая значимость настоящей работы определяется тем, что
результаты
исследования
можно
применить
в
профессиональной
деятельности, например, при преподавании в школе.
Научная новизна исследования заключается в том, что работ,
посвященных ФЕ в повести В.П. Астафьева «Царь-рыба» нет, следовательно,
они изучаются впервые.
Объём выпускной квалификационной работы составляет 73 страницы.
При написании работы использовались 42 источника.
Ключевые
КЛАССИФИКАЦИЯ
слова:
ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ
СПОСОБОВ
ЕДИНИЦЫ,
ПРЕОБРАЗОВАНИЯ
ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ, ЯЗЫКОВОЙ СТАТУС КОМПОНЕНТА
ФРАЗЕОЛОГИЗМА, ИЗМЕНЕНИЕ КОМПОНЕНТНОГО СОСТАВА ФЕ,
ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ ФЕ, ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ СЕМАНТИКА.
2
Оглавление
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………..…………4
1. ВАРЬИРОВАНИЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ
ЕДИНИЦ……………………...……...............……………………………………6
2. ИЗМЕНЕНИЕ КОМПОНЕНТНОГО СОСТАВА КАК СПОСОБ
ТРАНСФОРМАЦИИ ФЕ……………..................…...……..……………..…….22
2.1. Языковой статус компонентов ФЕ и их роль в формировании
фразеологической семантики……………………………………...……………22
2.2. Замена компонента ФЕ словом одного семантического поля…...………23
2.3. Замена компонента ФЕ словом другого семантического поля…….…….25
2.4. Замена компонента ФЕ словом одной тематической группы…...……….27
2.5. Замена компонента ФЕ, имеющим общую сему с узуальным…………...28
2.6. Замена компонента, находящегося вне системных связей с узуальными
компонентами ФЕ…..…………………………………………...……………….32
2.7. Двойная замена компонентов ФЕ……………………………………...…..32
2.8. Синонимичная замена компонента……………………………..………….33
2.8.1. Замена компонента ФЕ компонентом с другой стилевой окраской…...33
2.8.1.1. ФЕ с заменой узуального компонента просторечным……………..…33
2.8.1.2. ФЕ с заменой узуального компонента разговорным компонентом....35
2.8.1.3. ФЕ с заменой устаревшего компонента стилистически
нейтральным………….....…….…………………………………………………37
2.8.2. ФЕ с заменой узуального компонента синонимичным диалектным
компонентом…...……………………………………………………………..….37
Выводы…........………………………………………………………………...…40
3
3. ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ ФЕ......……………...………..……………….42
3.1. Расширение компонентного состава ФЕ…………………………………..42
3.1.1. Расширение компонентного состава с помощью знаменательных частей
речи………………………………………………………………………...……..42
3.1.2. Расширение компонентного состава за счет служебных частей
речи…………………………………………………………………………...…..45
3.1.3. Расширение за счет двух компонентов………………...………………..48
3.2. Усечение компонентного состава ФЕ…...…………………..…………….49
3.3. Перестановка компонента ФЕ………………………….…………………..51
3.4. Разрыв + перестановка……………………………………..……………….55
Выводы……………………………………………………….…………………..56
4. АФФИКСАЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ФЕ…..…….....…………………57
4.1. Префиксальные преобразования ФЕ……………..……........……………..58
4.2. Суффиксальные преобразования……………….…………........………….59
4.3. Преобразование окончания………...……………...……….........…………61
Выводы………………………………………………………………….....……..62
5. ИЗМЕНЕНИЕ ФОНЕТИЧЕСКОГО ОБЛИКА КОМПОНЕНТА…......……63
Выводы ……..........………………………………………………………………64
6. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ФЕ……......………...……...….65
Выводы ………..........……………………………………………………………66
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………….....………...………………………….67
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ….…...……….....……………………………………69
4
ВВЕДЕНИЕ
Фразеологические единицы представляют собой интересный пласт в
системе русского языка — они являются яркими единицами при создании
текста. Роль ФЕ в художественном тексте исследована многими авторами
(Ван Сэнь 2007, Лукина 2017, Коршкова 2005, Ломакина 2016, Федоркина
2006, Божко 2015, Ильинский 2006, Губайдуллина 2016, Ермакова 2013,
Уваров 2010, Икрам 2018, Орехова 2009, Михальчук 2002, Захарова 2006 и
др.).
Изучению языка произведений В. Астафьева посвящены работы Т.
Демидовой, Л. Самотик. Что касается работ, посвященных изучению ФЕ в
произведениях Астафьева, то известен словарь фразоупотреблений в повести
В. Астафьева «Последний поклон». Других работ нам не встретилось.
Актуальность темы определяется тем, что изучение фразеологии на
материале художественных текстов является одним из известных видов
исследований
ФЕ
русского
языка,
однако
язык
художественных
произведений многих писателей, в том числе и В.П. Астафьева, изучен
далеко не полностью.
Научная новизна работы состоит в том, что работ, посвященных ФЕ в
повести В.П. Астафьева «Царь-рыба» нет, следовательно, они исследуются
впервые.
Целью работы является изучение способов преобразования ФЕ в
повести и их роль в создании текста.
Для достижения цели нам необходимо было решить следующие задачи:
–
выбрать из текста повести ФЕ, подвергшиеся преобразованиям;
–
определить способы преобразования ФЕ в повести;
–
выяснить цель преобразования;
–
установить роль преобразований в художественном тексте.
Объект
исследования
составляют
фразеологические
единицы,
5
подвергшиеся трансформации.
Предметом
исследования
являются
структура
и
семантика
преобразованных единиц.
Материалом исследования послужили 152 единицы, извлеченные
путем сплошной выборки из текста повести.
При анализе ФЕ мы опирались на работы известных фразеологов: Н.М.
Шанского, 1969; В.П. Жукова, 2006; В.Н. Телии, 1966; Р.Н. Попова, 1986.
В процессе работы использовались следующие методы исследования:
–
описательный метод;
–
сопоставительный метод;
–
метод количественного анализа;
–
метод идентификации.
Работа
имеет
практическую
значимость,
т.
к.
результаты
исследования можно применить в профессиональной деятельности, например,
при преподавании в школе.
Структура и объем работы. Работа состоит из введения, 6 глав,
заключения и списка литературы.
6
1. ВАРЬИРОВАНИЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ
ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ
ФЕ обладают признаком устойчивости, но в процессе использования в
речи они тем не менее подвергаются изменениям. Степень изменения может
быть разной. Во второй половине XX века одной из актуальных
дискуссионных проблем была проблема разграничения окказиональных ФЕ,
вариантов ФЕ и ФЕ трансформированных. Данной проблеме, например, был
посвящен
межвузовский
симпозиум
«Проблемы
устойчивости
и
вариантности фразеологических единиц», который проходил в Туле в 1968
году.
В
статьях
известных
фразеологов
поднимались
вопросы
о
разграничении названных типов ФЕ, однако ученые не приходили к
однозначному решению.
С одной стороны, некоторые исследователи полагали, что любую
преобразованную ФЕ можно считать окказиональной, но окказионализм —
это «индивидуально-авторский неологизм, созданный поэтом или писателем
согласно существующим в языке непродуктивным словообразовательным
моделям и использующийся исключительно в условиях данного контекста,
как лексическое средство художественной выразительности или языковой
игры. Окказионализмы обычно не получают широкого распространения и не
входят в словарный состав языка» [Розенталь, 1985], поэтому, результат
любого
преобразования
нельзя
считать
окказионализмом.
Наиболее
приемлемой можно считать точку зрения Р. Н. Попова, который писал, что
окказиональными являются сочетания слов, образованные по модели
существующих фразеологизмов, но с иным компонентным составом и иной
семантикой чем узуальная модель. В том случае, когда преобразование не
ведет к образованию окказиональных ФЕ, можно говорить о варианте или
трансформе ФЕ. Такого же мнения придерживаются Н.М. Шанский, В.П.
Жуков [Шанский, 1969; Жуков, 2006] и другие исследователи.
7
«ФЕ, подвергаясь в речи изменениям семантики и структуры,
приобретают признаки окказиональности: речевой производный характер,
творимость, функциональную одноразовость, мотивированность контекстом.
Окказионально преобразованные фразеологизмы мотивированы контекстом в
качестве образных средств, являющихся результатом индивидуального
творчества» [Третьякова, 1993, с. 7-8]. И. Ю. Третьякова различает
окказиональные варианты узуальных ФЕ и окказиональные ФЕ. По ее
мнению,
«к
окказиональным
вариантам
узуальных
ФЕ
относятся
семантически преобразованные фразеологизмы; с существенно измененной
коннотацией; образованные в результате двойной актуализации значения;
образованные в результате авторской этимологизации. К структурносемантическим
окказиональным
вариантам
узуальных
ФЕ
относятся
трансформы, образованные в результате инверсии; вклинивания; дистантного
расположения компонентов; сужения компонентного состава /эллипсиса/;
расширения компонентного состава; замены компонентов, основанной на
системных
связях
коррелятов
/синонимических,
паронимических,
гипонимических, тематических/; образованные в результате конверсии в
пределах
одного
фразеологизмами
грамматического
становятся
трансформы
класса.
Окказиональными
авторски
переосмысленные;
образованные в результате антонимической и парономасической замены
компонентов; в результате конверсии; в результате семантической инверсии;
в результате преобразования синтаксической модели; образованные в
результате контаминации, а также по модели узуальных ФЕ» [Третьякова,
1993 c. 19-20]. «Окказиональные ФЕ, в отличие от окказиональных
(индивидуально авторских) вариантов ФЕ, служат не смысловой заменой
языковых эквивалентов, а средством вербализации индивидуально-авторских
концептов, как и возникающие на базе ФЕ языка окказиональные слова»
[Мокиенко, Мелерович, 2014, с. 235].
Многие считают, что любое преобразование — это или вариант, или
трансформ. Между тем, это два явления, которые необходимо различать.
8
Дело в том, что несмотря на устойчивость ФЕ в языке, они существуют и как
узуальные разновидности, т. е. варианты.
В
Лингвистическом
энциклопедическом
словаре
понятие
«вариантность» рассматривается как «представление о разных способах
выражения какой-либо языковой сущности как об её модификации,
разновидности или как об отклонении от некоторой нормы» [Ярцева, 1990].
«Варьирование является одним из способов существования языка. Процесс
варьирования
можно
считать
закономерным
в
языке,
так
как
он
характеризует языковые единицы разных уровней на разных этапах развития
языка и является признаком языкового развития» [Антонова, URL:
https://урок.рф/library/lingvisticheskie_aspekti_variativnosti_022107.html].
Некоторые исследователи варьирование понимают широко. М.М.
Копыленко и З. Д. Попова предлагают «термин варианты закрепить за теми
случаями, когда два или несколько фразеологизмов различаются (частично
или полностью) по составу лексем, но обозначают одно и то же понятие,
семантически тождественны, так что нельзя найти ни одного семантического
множителя, который различал бы их содержание» [Копыленко, Попова, 1972,
с. 200]. Кроме того, они выделяют дублеты, стилистические варианты,
лексические варианты, конструктивно обусловленные варианты. В основе
этих ФЕ, которые якобы являются вариантами, есть сходное значение,
возникшее на базе разных образных основ, следовательно, это разные ФЕ.
Вариантами же являются те единицы, которые чуть-чуть отличаются
элементами внешней оболочки, но это не ведет к изменению семантики. По
мнению Р. Н. Попова, «варианты фразеологической единицы должны
отличаться лексико-грамматическим составом, не затрагивая семантического
тождества и экспрессивно-стилистической характеристики. В противном
случае повисает в воздухе проблема фразеологической синонимии» [Попов,
1972, с. 197].
«При употреблении в разговорной речи и в художественной
литературе многие ФЕ используются с некоторыми изменениями своей
9
структуры. Эти изменения могут носить характер вполне допустимых
вариантов тех или иных ФЕ, а могут восприниматься как индивидуальноавторские преобразования. Вариантность ФЕ наиболее часто возникает в
результате
расширения
их
компонентного
состава
разного
рода
определениями к тем или иным именным компонентам. Если эти
определения
выражены
местоимением
или
числительным,
они
не
затрагивают качественной стороны значения данной единицы и приводят
лишь к образованию ее новых вариантов. Но если вводимые в состав
фразеологизма определения к его именным компонентам «несовместимы» с
ними по своей семантике и слишком контрастируют с общим значением ФЕ,
то
в
этом
случае
возникающие
новые
варианты
носят
характер
индивидуально-авторского преобразования данной единицы и сама она
утрачивает
общеупотребительный
и
воспроизводимый
характер.
Вариантность ФЕ создается также заменой одних слов в их компонентном
составе другими, синонимичными. Если эти слова близки по смыслу тем,
которые они заменяют, это не отражается на их качественной стороне
значения той или иной ФЕ. В этом случае образуются новые ее варианты. В
том случае, когда в компонентном составе ФЕ одни слова заменяются
другими, существенно отличающимися от них по своему смысловому
содержанию или стилевой принадлежности, это затрагивает качественную
сторону значения всей ФЕ в целом и она подвергается индивидуальноавторскому преобразованию» [Попов, 1986, c. 140-141].
По мнению В.М. Мокиенко, «вариантность оборотов в речи и так
называемые индивидуально-авторские преобразования фразеологизмов с
лингвистической точки зрения - явления одного порядка. Последние, однако,
часто представляют собой как бы вторичные варианты. Они создаются с
различными
стилистическими
экспрессивности
Вариантность
фразеологизма
такого
типа
-
целями,
или
это
его
например,
для
комического
постоянная
речевая
нормированного употребления ФЕ» [Мокиенко, 1980 c. 23]
усиления
обыгрывания.
актуализация
10
В.П. Жуков рассматривает разные виды вариантов ФЕ и причины их
возникновения. «Фонетические варианты возникают вследствие замены
одного
компонента
Морфологические
другим
варианты
на
фонетической,
появляются
в
звуковой
результате
основе.
формального
видоизменения компонентов в различных числах. Довольно широко
распространены видовые варианты компонентов. Варьируемые компоненты
отражают здесь наиболее распространенные способы образования видов:
суффиксальный,
суплетивный.
префиксальный,
Особое
место
суффиксально-префиксальный,
занимают
фразеологические
варианты,
отличающиеся друг от друга в структурном отношении (конструктивные
варианты). Варьируемые компоненты могут отличаться друг от друга в
словообразовательном
Словесные
изменения,
отношении
(словообразовательные
происходящие
в
рамках
одной
варианты).
и
той
же
синтаксической конструкции и не вносящие каких-либо смысловых оттенков
в
содержание
фразеологизма,
называют
лексическими
вариантами
фразеологизма» [Жуков, 2006 c.180-181]. «В вариантную парадигму входят
лишь такие компоненты, которые образованы от слов, связанных между
собой синонимическими или другими близкими смысловыми отношениями»
[Жуков, 1972, с. 28]
В.И. Зимин считает, что «фразеологизм - это сложная языковая
организация, которая связана с различными уровнями языка: семантикой,
лексикой, морфологией, синтаксисом и т. д. Изменения и колебания,
происходящие в том или ином ярусе языка, воздействуют и на употребление
фразеологизма. Так возникают различные варианты фразеологизма. В
зависимости от уровня языка, на котором рассматривается варьирование
фразеологической единицы, различаются основные типы формальноструктурных фразеологических вариантов: лексические, морфологические,
синтаксические и др. Совокупность вариантов, регулируемых нормой языка,
на всех уровнях составляет целостную, равную самой себе фразеологическую
единицу» [Зимин, 1972, с. 78-79].
11
По мнению Е.Н. Ермаковой, «производящие фразеологизмы способны
образовать варианты дериватов, имеющие некоторые расхождения в своем
фразеологическом
составе
(фонетические
и
словообразовательные
особенности, грамматическое оформление, стилистическую характеристику),
но непременно обладающие общей образной основой, формирующей
собственно фразеологическое значение». Самым продуктивным среди
описываемых единиц Ермакова считает морфемное варьирование, которое
«представлено
варьированием
компонента
варьированием
и
суффиксов
суффиксов
грамматически
грамматически
главного
зависимого
компонента, при компонентном варьировании один компонент заменяется
другим, но каких-либо изменений в смысловом содержании фразеологизма
не происходит, количественное варьирование трактуется как сокращение
компонентного
состава,
морфологическое
варьирование
представлено
изменением предложной формы зависимого компонента. Тождественность
фразеологизмов-вариантов подтверждается их одинаковым значением,
отнесенностью к одному и тому же типу семантики, равнозначной
сочетаемостью и тождественной синтаксической функцией» [Ермакова, 2008
c. 19].
Если изменения материальной оболочки ФЕ ведут к каким-либо
изменениям в семантике или в функционально-стилевой окраске, изменения
необходимо
относить
к
индивидуально-авторским
преобразованиям,
трансформам. Их надо называть преобразованными. Преобразованные ФЕ
возникли в результате необходимости так или иначе уточнить авторскую
мысль за счет или семантического изменения ФЕ, или эмоциональной,
стилистической окраски. Преобразования могут быть различными. Многие
авторы используют разные способы преобразования, что составляет
индивидуальность авторского письма.
В работах исследователей встречаются разные точки зрения на вопрос
о преобразовании ФЕ. Данной темой занимались Н.М. Шанский, Р.Н. Попов,
В.П. Жуков, Ю.А. Гвоздарев, А.И. Молотков, В.М. Мокиенко, В.Н. Телия и
12
другие. По мнению В.М. Мокиенко, «проблема исходного словосочетания и
окказионализма, столь важная для исторического анализа фразеологизмов,
активно решается при установлении авторства и выявлении индивидуальноавторских преобразований ФЕ. В лингвистическом плане необходимо
подчеркнуть возможность сведения многих авторских фразеологизмов к
более общим структурно-семантическим типам, на которые наслаиваются в
результате обработки различные варианты» [Мокиенко, 1980 c.20-21].
А.
И.
Молотков
cчитает,
что
«индивидуально-авторское
преобразование фразеологической единицы - явление речи, а не языка.
Отклонения от нормы, касающиеся употребления фразеологизма, у каждого
писателя индивидуальны, своеобразны, в разной степени допустимы и
оправданы. Функциональное назначение их различно. Поэтому только
детальное изучение языка писателя, даже языка отдельного произведения,
шире - языка художественной литературы, может дать правильный ответ на
вопрос, чем вызваны такие индивидуально-авторские отклонения от нормы в
каждом конкретном случае употребления фразеологизмов» [Молотков, 1977
c.199]. Так, по мнению В. Н. Телии, «структура значения фразеологического
оборота несомненно включает в себя эмоционально-экспрессивные признаки.
Однако эти признаки скрыты в структуре значения фразеологизма, и только
ее разрушение может оживить образ. Это оживление внутренней формы
фразеологического оборота - излюбленный прием многих мастеров слова:
разрушение структуры значения фразеологизма раскрепощает образ, что
производит неожиданный художественный эффект» [Телия, 1966, с. 32-33].
Кроме того, В. Н. Телия рассматривает особенности лексической замены
компонентов.
«Лексический
состав
фразеологизма
также
ограничен
определенным набором компонентов. Но в отношении этого явления речь
может идти только о похожести, но не сходстве, так как замена компонентов
необязательно синонимична. Фразеологические обороты в некоторых
случаях допускают опущение компонентов, в том числе и грамматически
13
господствующих.
Большинство
фразеологических
оборотов
свободно
меняют расположение лексического состава» [Телия, 1966, c.29-30].
Как известно, преобразованные ФЕ не отображаются в словарях. В
приложении к словарю «Фразеология в русской речи» А.М. Мелерович и
В.М.
Мокиенко
пишут,
что
«лексикографирование
разнообразных
индивидуально-авторских употреблений ФЕ необходимо для выявления
особенностей их функционирования и тенденций исторического развития.
Лексикографическое описание индивидуально-авторских трансформаций
имеет большое значение и для выявления объективных закономерностей
общеязыковой фразеологической системы» [Мелерович, Мокиенко, 1997, c.
4].
А. Г. Ломов, рассматривая трансформацию ФЕ, вводит понятия
«нулевая», «средняя» и «высшая» степени трансформации. Под «нулевой»
степенью
трансформации
ФЕ
А.
Г.
Ломов
понимает
«формально-
грамматические изменения, связанные с парадигматическими свойствами ФЕ
(с категориями числа, падежа, рода, лица, вида, времени и наклонения),
которые обусловлены связью самой ФЕ и ее компонентов со словами
окружения. При рассмотрении «средней» трансформации, А. Г. Ломов
учитывает «фонетические, морфологические, лексические и структурные
изменения
на
узуальном
(дефразеологизация)
и
окказиональном
представляет
«высшую»
уровне.
степень
Разрушение
(уровень)
трансформации ФЕ» [Ломов, 1995 c. 16-17].
Н.М. Шанский считает, что «одним из наиболее ярких изменений в
лексическом составе фразеологического оборота является процесс их
сокращения. В результате сокращения устойчивые сочетания слов становятся
более выразительными в стилистическом отношении и удобными с точки
зрения их использования в динамичном по своему существу разговорном
языке. Менее ярким, но очень важным является процесс появления в
лексическом составе фразеологизма таких слов, которые предстают перед
нами как семантические пустые, играющие роль своеобразных усилительных
14
экспрессивных частиц. Отмечаемое изменение в лексическом составе
фразеологического
оборота,
как правило,
сопровождается
процессом
усложнения в семантической слитности фразеологического оборота и
является следствием концентрации семантики всего оборота на одном его
компоненте. Структурная трансформация фразеологизма может быть связана
с его эвфонической обработкой, с потерей грамматически стержневыми
компонентами способности к образованию морфологических форм и т. д»
[Шанский, 1969 c. 159-162]. Как основные способы преобразования Шанский
рассматривает следующие:
1) замена одного компонента фразеологического оборота другим,
синонимичным или подобозначным;
2) возникновение в фразеологизме не существующих вне его слов;
3) возникновение в фразеологизме незначимых компонентов;
4) сокращение лексического состава фразеологического оборота;
5) добавление к исходному лексическому составу новых слов.
Среди
способов
преобразования
учеными
рассматриваются
экспликация, импликация, контаминация. Под имплицитностью В. М.
Мокиенко понимает «именно стремление фразеологизма к уменьшению
числа компонентов до одной лексемы, под эксплицитностью– тенденцию
фразеологизма к увеличению числа компонентов» [Мокиенко, 1980 c.76].
«Основными
способами
имплицирования
являются
эллипсис,
словосложение, аффиксальное словообразование. При эллипсисе происходит
устранение
компонентов
сочетания,
реконструкция
которых
бывает
проблематичной. При аффиксальном словообразовании на основе сочетаний
утраченный компонент «кодируется» в словообразовательном форманте. При
словосложении компоненты словосочетания сохраняются, а утрачивается
прежде всего его раздельнооформленность» [Мокиенко, 1980 c 107-108].
Е. Н. Ермакова считает экспликацию «продуктивным способом
фразообразования, механизм которого проявляется в том, что производная
единица, меньшая по количеству компонентов, присоединяет к себе лексему
15
или лексемы, наиболее часто сочетающиеся с данной единицей. Экспликация
может проявляться как между единицами одного семантико-грамматического
класса, так и между единицами разных классов» Импликацию Е. Н. Ермакова
рассматривает как «процесс, в результате которого на базе производящего
фразеологизма образуется производная единица - новый фразеологизм.
Контаминация - это взаимодействие, скрещивание, объединение языковых
единиц или их частей на основе их структурной, функциональной или
ассоциативной близости, приводящее к их семантическому или формальному
изменению, а также к образованию новой языковой единицы» [Ермакова,
2008, c. 21-27].
Как способ трансформации ФЕ фразеологи также рассматривают и
дефразеологизацию. Так, В. П. Жуков под дефразеологизацией понимает
«процесс востановления в отдельных компонентах фразеологизма их
вторичных
лексико-семантических
свойств.
В
некотором
смысле
дефразеологизация является процессом, обратным фразеологизации. Если в
результате фразеологизации слова в составе исходного словосочетания
семантически и функционально преобразуются, становясь компонентами
фразеологизма, то дефразеологизация в той или иной мере предполагает как
бы возврат компонента в его прежнее качество - в слово, как правило с
новым, производным от фразеологизма значением» [Жуков, 2006, c. 244-245].
По мнению А. Г. Ломова, дефразеологизация – это «предельная степень
трансформации, при которой отсутствуют в контексте традиционная
структура, постоянный лексический состав, обычные формы компонентов»
[Ломов, 1995 c. 29].
Таким образом, фразеологи по-разному относятся к различным видам
изменения состава ФЕ. Все изменения, происходящие на том или ином
уровне языка рассматриваются исследователями как способы создания
окказионализмов, вариантов ФЕ, преобразованных ФЕ. Так, Н. М Шанский
считает, что любое изменение в составе фразеологизма ведет к его
преобразованию. Р. Н. Попов, В. Н. Жуков полагают, что изменения должны
16
вызвать значительные преобразования в форме, составе ФЕ, например,
появление нового оттенка значения в семантике ФЕ. Различного рода
аффиксальные
изменения
ведут
к
появлению
новых
способов
преобразования ФЕ. Такого мнения придерживаются В. М. Мокиенко, А. В.
Жуков.
Вопрос о преобразовании интересен различным исследователям, нам
известно много работ в данной сфере исследования. Наличие трудов
позволило создать классификации способов преобразования ФЕ. При этом у
различных авторов характер и количество преобразований, с одной стороны,
совпадает, с другой — различается.
Так, Н.Г. Михальчук
[Михальчук, 2002], анализируя
способы
преобразованных ФЕ в произведениях М. А. Булгакова рассматривает в
своей диссертации такую классификацию способов преобразования ФЕ:
1. Приёмы формально-грамматического преобразования ФЕ:
разрыв;
вклинивание;
инверсия;
преобразование компонентов ФЕ на морфемном уровне;
морфологическое преобразование компонентов ФЕ;
транспозиция.
2. Приёмы семантического преобразования ФЕ:
замена закрепленного в языке значения на новое;
употребление ФЕ в качестве свободного словосочетания;
двусмысленное использование ФЕ.
3. Структурно-семантические приёмы преобразования ФЕ:
расширение компонентного состава ФЕ;
эллипсис компонентного состава ФЕ;
компаративация и декомпаративация;
переход ФЕ с утверждением в ФЕ с отрицанием и наоборот;
замена компонентов в составе ФЕ;
17
контаминация ФЕ;
развёртывание.
В классификации М.В Ореховой [Орехова, 2009], составленной на
основе исследования способов преобразования в произведениях Б. К.
Зайцева, представлены следующие способы преобразования:
Приёмы структурно-семантического преобразования ФЕ:
1)
субституция;
2)
расширение компонентного состава ФЕ;
3)
перевод
отрицательного
высказывания
утвердительное происходит при трансформации ФЕ.
Приёмы структурно-грамматического преобразования ФЕ:
1) редукция ФЕ;
2) инверсия;
3) эллипсис;
4) развёртывание;
5) дистантное расположение компонентов;
6) декомпаративация.
Приёмы формально-грамматического преобразования ФЕ:
1) изменение морфемного состава компонента;
2) изменение залога глагольного компонента;
3) изменение формы числа именных компонентов;
4) изменение степени сравнения наречия;
5) изменение вида глагола;
6) изменение формы прилагательного.
Приёмы семантического преобразования:
1) взаимодействия ФЕ с контекстным окружением;
2) необычная сочетаемость ФЕ с элементами контекста;
3) двойная актуализация семантики её компонентов;
4) изменение фразеограмматической соотнесённости ФЕ.
в
18
На основе этих двух классификациях можно сделать вывод о том, что
все способы преобразования, которые в них рассматриваются, являются
наиболее часто используемыми в произведениях писателей. Однако более
полной
классификацией
способов
преобразования
ФЕ
является
классификация А.М. Мелерович и В. М. Мокиенко [Мелерович, Мокиенко,
1997, с. 3-44]:
1. Семантические преобразования.
1. 1. Приобретение фразеологизмом дополнительного семантического
оттенка.
1.2. Переосмысление ФЕ. Под переосмыслением понимается коренное
преобразование
смыслового
ядра,
«семантического
стержня»
фразеологической единицы, полное изменение ее смыслового содержания.
1.3. Изменение коннотативного содержания ФЕ.
1.4. Особо выделяются семантические преобразования, базирующиеся
на образности ФЕ. На образности ФЕ, на внутренней форме, образной основе
фразеологизмов
базируются
следующие
виды
семантических
преобразований:
1.4.1. Двойная актуализация (двойной семантический план). Под
двойной актуализацией понимается совмещение фразеологического значения
оборота и его образной основы и/или внутренней формы.
1.4.2. Буквализация значения ФЕ. При буквализации значения
исходное, прямое значение сочетания, представляющее собой образную
основу ФЕ, не только актуализируется, но выступает на первый план, часто
противопоставляясь фразеологическому значению оборота.
1.4.3. Народно-этимологическое переосмысление внутренней формы
ФЕ. Суть народной этимологии заключается в сведении непонятной единицы
языка к понятной, в стремлении осмыслить новые знаки языка через
сопоставление их с внешне сходными, известными.
1.4.4. Экспликация внутренней формы (образной основы) ФЕ. Под
экспликацией внутренней формы (образной основы) ФЕ понимается
19
раскрытие в контексте исходного образного представления, ситуации,
явившихся базой фразообразования.
2.
Структурно-семантические
семантические
преобразования
преобразования
ФЕ.
Структурно-
представляют
собой
смысловые
ФЕ
преобразования, сопряженные с изменением лексического состава и/или
грамматической
формы
ФЕ.
Разграничиваются
два
основных
типа
структурно-семантических преобразований ФЕ: 1) преобразования, не
приводящие к нарушению тождества ФЕ;
2) преобразования, в результате которых возникают окказиональные
(индивидуально-авторские)
фразеологизмы
или
слова.
В
число
преобразований первого типа включены:
1.1. Изменение компонентного состава ФЕ:
1.1.1. Расширение компонентного состава ФЕ.
1.1.2. Замена компонента ФЕ словом или словосочетанием
1.1.3. Сокращение компонентного состава (эллипсис ФЕ).
1. 2. Изменения в расположении компонентов
1.2.1. Дистантное расположение компонентов, связанное с их
смысловым выделением, обособлением.
1.2.2.
Синтаксическая
инверсия
как
средство
усиления
экспрессивности, смыслового выделения компонентов:
I.3. Дифференцируются внутренние и внешние синтаксические и
морфологические преобразования ФЕ.
1.3.1. Внешние морфологические преобразования ФЕ – нормативные
видоизменения грамматической формы компонентов ФЕ в пределах
морфологической парадигмы
1.3.2. Внутренняя морфологическая трансформация ФЕ – изменения
грамматической формы ФЕ, не входящие в разряд нормативных реализаций
членов
морфологической
парадигмы
индивидуальных употреблений ФЕ
ФЕ,
выражающие
семантику
20
1.3.3. Внешние синтаксические преобразования ФЕ – нормативные
синтаксические видоизменения ФЕ в рамках синтаксической парадигмы
1.3.4. Внутренняя синтаксическая трансформация ФЕ – изменения
внутренней синтаксической структуры ФЕ
1.4. Переход утвердительных форм в отрицательные и наоборот
1.5. Изменение, расширение лексико-семантической и синтаксической
сочетаемости ФЕ и компонентов ФЕ.
1.6. Полная деформация.
1.7. Использование отдельных компонентов, выражающих элементы
фразеологического значения.
1.8. Народно-этимологическое переоформление ФЕ.
2. Преобразования, в результате которых возникают окказиональные
(индивидуально-авторские)
слова
и
ФЕ,
авторские
афоризмы.
Окказиональные ФЕ, в отличие от окказиональных (индивидуальноавторских) вариантов ФЕ, служат не смысловой заменой языковых
эквивалентов,
а
средством
вербализации
индивидуально-
авторских
концептов, как и возникающие на базе ФЕ окказиональные слова.
Выделяются следующие виды окказиональных единиц, являющихся
дериватами фразеологизмов:
2.1. Окказиональные слова, образованные на базе ФЕ:
2.2.
Окказиональные
ФЕ,
образованные
на
базе
ФЕ
языка
(окказиональные дериваты ФЕ)
2.2.1. Окказиональные ФЕ, вычлененные из состава устойчивых
сочетаний.
2.2.2.
Окказиональные
ФЕ,
образованные
по
структурно-
семантическим моделям синонимичных ФЕ.
2.2.3. Окказиональные ФЕ, образованные в результате структурносемантической аналогии по контрасту (одноструктурные антонимы ФЕ
языка).
21
2.2.4.
Окказиональные
ФЕ,
основывающиеся
на
структурно-
семантической (ролевой) инверсии.
2.2.5. Окказиональные ФЕ, основывающиеся на конверсии ситуации.
2.2.6. Окказиональные ФЕ, основывающиеся на преобразовании
категориального значения ФЕ.
2.2.7. Контаминация ФЕ. Контаминация ФЕ представляет собой
объединение частей двух или более ФЕ, в результате которого может
возникнуть новая ФЕ.
2.2.8. Окказиональные ФЕ, возникшие в результате коренного
переосмысления ФЕ языка.
2.2.9. Окказиональные ФЕ, образованные по моделям ФЕ языка, на базе
образа ФЕ при частичном изменении значения и образной основы.
2.2.10. Окказиональные ФЕ - образные сравнительные обороты, в
которых образ сравнения возникает на базе образной основы ФЕ
2.2.11. Окказиональные ФЕ, возникающие на основе определенных
литературных сюжетов.
2.2.12. К структурно-семантическим преобразованиям второго типа
примыкает
образование
авторских
афоризмов,
основывающихся
на
фразеологических единицах.
Таким образом, в результате изучения проблемы, окказиональными ФЕ
следует считать индивидуально-авторские неологизмы, созданные поэтом
или писателем; вариантными ФЕ - узуальные ФЕ, имеющие устойчивое
различие в материальной оболочке, которое отражается в словарях, но не
изменяет семантики ФЕ; преобразованными ФЕ — единства, имеющие
изменения материальной оболочки, которые ведут к изменению в семантике,
в стилевой окраске. Именно они будут составлять предмет нашего анализа.
22
2. ИЗМЕНЕНИЕ КОМПОНЕНТНОГО СОСТАВА КАК СПОСОБ
ТРАНСФОРМАЦИИ ФЕ
2.1. Языковой статус компонентов ФЕ и их роль в формировании
фразеологической семантики
ФЕ — единица сверхсложного характера, т. к. в ее состав входит
несколько слов. Слово, в свою очередь, обладает лексическим значением.
Значение ФЕ не складывается из значений слов, поэтому ФЕ состоит не из
слов, а из компонентов. Возникает вопрос, что такое компонент ФЕ, каков
его статус.
Многие исследователи отмечали, что слово в составе ФЕ теряет
узуальное значение. Так, по мнению О.С. Ахмановой, «слово, выступая в
качестве компонента ФЕ, теряет свой основной признак, т.е. лишается
лексического значения» [Ахманова, 1957, с. 7]. Однако есть мнение, что
компонент
ФЕ
сохраняет
свои
свойства
как
слово
и
формирует
фразеологизм. По словам Н.Н. Амосовой, компоненты ФЕ «участвуют в
формировании образной основы ФЕ, и их значения складываются в
"сложночленимую семантему" по правилам семантической комбинаторики»
[Амосова, 1963, с. 81]. А.М. Мелерович утверждает, что «компоненты в
результате фразеологизации приобретают особые значения, совершенно
чуждые соответствующим словам в их свободном употреблении». А.И.
Молотков пишет: «Если слово как лексическая единица реально существует
в языке (и в речи) только в единице формы и содержания, то слов в таком
понимании в составе фразеологизма нет» [Молотков, 1977, с. 15]. Так, он
убежден в том, что «лексические компоненты ФЕ «суть не слова», а особые
образования [Молотков, 1977, с. 26].
В.П
Жуков
рассуждает
о
фразеологизме
как
о
результате
фразеологизации, которую он понимает как «переосмысление базового
23
словосочетания (или предложения), основанное на сравнении, метафоре,
метонимии, гиперболе, эвфемизме, алогизме и т.д.» [Жуков, 2006, с. 130],
значение ФЕ не складывается просто из слов, а возникает путем их
преобразования. В.П Жуков писал, что это десемантизированные слова. С
другой стороны, можно ли говорить о полной десемантизации? Слово
ассоциируется с компонентом ФЕ, следовательно, связь не потеряна.
В.Н. Телия определяет компонент ФЕ как фразеолексу. Это понимание
связано с пониманием сущности ФЕ. Н.И. Толстой пишет, что лексема — это
звуковая оболочка слова, а значение — семема. Опираясь на взгляд Н.И.
Толстого, В.Н. Телия утверждает, что компонент — это лекса, звуковая
оболочка слова, но в пределах ФЕ она не связана с семантикой слова,
выполняет другую роль — функцию компонента составной части ФЕ.
Следовательно, компонент ФЕ — это фразеолекса.
Значение ФЕ не складывается из значения компонентов, а формируется
на базе образа, который лежит в основе значения ФЕ и формируется с опорой
на свободные значения слов. Если изменяется компонент ФЕ, то это
отражается на образной основе, и ведет к разного рода преобразованиям
фразеологического значения. Любое изменение компонента ФЕ важно.
Писатели не просто так преобразуют ФЕ, а с определенной целью. Важно
посмотреть, какие последствия вызывает изменение или замена компонента
ФЕ.
2.2. Замена компонента ФЕ словом одного семантического поля
ФЕ идти на поклон в значении «обращаться с просьбой к кому-либо» в
тексте выступает в преобразованном виде: «И отправился на поклон к брату
младший Утробин». Компонент идти заменен на компонент отправиться.
Замена компонента уточняет значение ФЕ, указывает на начало действия.
24
ФЕ пролить слезу в значении «заплакать, поплакать» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Киряга-деревяга залился слезами пуще
прежнего». Компонент пролить заменен на компонент залиться. Замена
компонента вносит интенсивный оттенок в значение ФЕ, подчеркивая
усиление обозначаемого процесса. Этому способствует и употребление
второго компонента в форме множественного числа слезами. Автор ярче
раскрывает
образ
героя,
показывает
его
более
эмоциональным,
чувствительным.
ФЕ под нос говорить в значении «говорить очень тихо, невнятно» в
тексте выступает в преобразованном виде: «Бабушка из Сисима собиралась в
дорогу, брюзжала под нос». Компонент говорить заменен на компонент
брюзжать, в свободном употреблении означающим «надоедливо ворчать,
выражать недовольство чем-либо». (СРЯ, I, с. 119). Замена компонента
вносит в семантику ФЕ дополнительные семы «надоедливо, недовольно», что
позволяет автору лучше раскрыть образ героини, показать ее характер,
чувства.
ФЕ и ухом не вести в значении «не обращать никакого внимания» в
тексте выступает в преобразованном виде: «Игнатьич с рыбиной борется,
добычу к лодке правит, а оно, в груди-то, ухом поводит». Компонент вести
заменен на компонент поводить. Замена компонента ФЕ указывает на
продолжительность действия, внося во фразеологическое значение сему
«время от времени».
ФЕ волосы стали дыбом в значении «о чувстве ужаса, сильного страха,
испытываемом кем-либо» в тексте выступает в преобразованном виде:
««Тихий узас!» - волосы на голове Акима зашевелились». Компонент стать
заменен на компонент зашевелиться. С помощью данного преобразования
автор указывает на неполноту происходящего действия. Это нужно, чтобы
показать, что чувство ужаса было не таким сильным, каким оно обозначено в
узуальной ФЕ.
25
2.3. Замена компонента ФЕ словом другого семантического поля
ФЕ отдохнуть душой в значении «обрести душевный покой,
освободившись от волнений или отвлекшись чем-либо доставляющим
радость» в тексте выступает в преобразованном виде: «Вокруг костра сидят
рыбаки, распустившись душой и телом перед нелегкой работой». Компонент
отдохнуть заменен на компонент распуститься. С помощью замены
компонента ФЕ автор показывает расслабленное душевное состояние героев:
рыбаки не просто отвлеклись от проблем, а полностью погрузились в
окружающую их благоприятную обстановку. ФЕ получает дополнительный
оттенок значения, т.к. распуститься — это не просто отдохнуть, а «перестать
быть напряженным».
ФЕ быть в кураже в значении «быть навеселе, под хмельком» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Но, видишь ты, в кураж впал и не
повинную голову сечет». Компонент быть заменен на компонент впасть,
который в свободном употреблении имеет семантику «прийти в какое-либо
состояние»
и
грамматическое
значение
совершенного
вида.
Автор
использует данное преобразование, чтобы показать, что герой полностью
вошел в состояние опьянения и не контролирует свои поступки.
ФЕ быть на побегушках в значении «находиться в подчинении у коголибо, беспрекословно исполнять чьи-либо желания, капризы, малейшие
прихоти и т. п.» в тексте выступает в преобразованном виде: «Помыкать
юнцом, использовать на побегушках — не вышло». Компонент быть
заменен на компонент использовать. Данное преобразование уточняет
значение фразеологизма. Так, замена компонента помогает читателю понять,
что герой не просто сам по собственной воле был на побегушках, а его
пытались использовать, управлять им.
ФЕ ломать голову в значении «напряженно думать, решая трудный
вопрос или стараясь разобраться в чем-либо сложном, трудном» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Коля понимал: наступит срок, и ему
26
будет не разнять связчиков, не справиться с двумя осатанелыми мужиками...
— такая думка ему тоже голову посверливала». Компонент ломать заменен
на компонент посверливать. Замена глагола ФЕ уточняет действие, лучше
отражает мыслительный процесс героя. Лексема
сверлить означает
«причинять какую-нибудь непрерывную боль, страдание, неприятность», но
в тексте употреблена форма посверливать, т. е. «время от времени, слегка
сверлить». Поэтому автор показывает, что размышления не давали покоя
герою в течение некоторого времени, и пусть слегка, но причиняли боль,
будто посверливали.
ФЕ перемывать кости в значении «злословить, сплетничать о комлибо» в тексте выступает в преобразованном виде: «То-то потрясут мою
требуху, мои косточки служащие дамочки!» Компонент перемывать
заменен на компонент потрясти. В результате преобразования ФЕ
обозначает тот же процесс, но более интенсивный. Автор хочет показать, что
сплетничать о герое будут очень сильно, т. е. как следует «потрясут» его.
ФЕ под ложечкой болит в значении «болит в нижней части груди» в
тексте выступает в преобразованном виде: «У Акима захолодело под
ложечкой от какого-то, вроде как долгожданного удовлетворения».
Компонент болеть заменен на компонент захолодеть. Преобразование
вносит в ФЕ дополнительное значение. Автор показывает, что у героя
возникла не физическая, а эмоциональная боль.
ФЕ задать перцу в значении «наказать» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Такого шороху задаст, что все веревочки в уды
полетят». Компонент перец заменен на компонент шорох. Преобразование
используется автором, с целью показать, что наказание будет достаточно
сильным, шумным, что это будет нагоняй, ругань, распекание, но не жесткое.
27
2.4. Замена компонента ФЕ словом одной тематической группы
ФЕ недреманное око в значении «о бдительном, неусыпном надзоре,
наблюдении» в тексте выступает в преобразованном виде: «Несло дежурство
оно, недреманное ухо». Компонент око заменен на компонент ухо. В ФЕ
заменены слова одной тематической группы, относящиеся к наименованию
органов чувств. Автор использует преобразование, чтобы подчеркнуть
неусыпный надзор рыбинспектора, который может услышать браконьерство
раньше, чем увидеть.
ФЕ во все горло в значении «кричать, петь очень громко» в тексте
дважды выступает в преобразованном виде: «За поворотом он запел во всю
головушку», «Плелись куда-то мужик с бабой и, не слыша никаких новых
песен, во всю головушку ревели». Компонент горло заменен на компонент
головушка с суффиксом субъективной оценки. В результате замены
компонента ФЕ, имеющая в значении скрытый (имплицитный) оттенок с
негативной
окраской,
народнопоэтическую
приобретает
окраску,
придавая
позитивный
оттенок
и
повествованию
добродушно-
снисходительное звучание.
ФЕ беречь пуще глаза в значении «охранять, оберегать самым
тщательным образом» преобразована: «Однако с тех пор рот в лесу не
открывали и червей берегли пуще хлеба». Автор преобразует ФЕ путем
замены компонента ФЕ, изменяет структуру фразеологизма. Это помогает
лучше раскрыть образ, т.к. хлеб был дорог человеку.
ФЕ набить себе цену в значении «постараться возвысить себя в глазах
других» преобразована: «Летчики тут утомлены собственной значимостью и,
если не выкажут кураж, вроде бы как потеряют себе цену». Астафьев
трансформирует ФЕ, применяя замену компонента ФЕ. Так, фразеологизм
приобретает противоположное значение, что помогает с другой стороны
рассмотреть образ героев.
28
ФЕ пушкой не дошибешь в значении «об упрямом человеке, трудно
поддающемся
убеждению,
доказательствам»
в
тексте
выступает
в
преобразованном виде: «Грохотало сделался еще громадней, еще заколистей,
его уж не только насмешками — пулей не пробить». Компонент пушка
заменен на компонент пуля. В ФЕ заменены слова одной тематической
группы, относящиеся к оружию. Компонент заменен, т. к. для героев
понятнее и яснее употребление слова пуля, потому что они часто пользуются
ружьем. Автор использует преобразование, чтобы максимально достоверно
отразить действительность, характер мышления героев.
ФЕ по плечу в значении «соответствует силам, возможностям, доступно
для выполнения» в тексте выступает в преобразованном виде: «Господи! Да
разведи ты нас! Отпусти эту тварь на волю! Не по руке она мне!» Компонент
плечо заменен на компонент рука. В данной ФЕ заменены слова одной
тематической
группы,
относящиеся
к
наименованию
частей
тела.
Преобразование позволяет автору ярче выразить эмоции, чувства героя, его
состояние. ФЕ употреблена в прямой речи героя, т. е. он говорит в
конкретной ситуации то, о чем думает: он ловил рыбу с помощью рук, а
значит ФЕ по руке точнее отражает его борьбу с рыбой.
2.5. Замена компонента ФЕ, имеющим общую сему с узуальным
ФЕ изо всех сил в значении «с предельным напряжением» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Суетится, возится, да еще и поет,
правда, совсем уже тоненько, на исходе сил, но поет». Компонент изо всех
заменен на компонент на исходе, который в свободном употреблении имеет
значение «о том, что, чего почти не осталось». ФЕ получает дополнительный
оттенок значения, становится очевидно, что у поющей девочки сил почти
уже не осталось. Автор ярче раскрывает образ героини, показывает сильную
29
усталость,
одновременно
раскрывая
ее
настойчивость,
трудолюбие,
неунывающий характер.
Эта же ФЕ выступает в другом преобразованном виде: «Моторишко,
старый верный моторишко работал из последних сил, дымясь не только
выхлопом, но и щелями». Компонент все в узуальной ФЕ заменен на
компонент последние. В данной ФЕ использована замена местоимения на имя
прилагательное, с помощью которого автор детализирует указанную
характеристику, обращает внимание на признак описываемого предмета. Так,
благодаря преобразованию, читатель чувствует, что мотор лодки уже не
просто старый и плохо работает, а работает на всю мощь, как в последний
раз. Можно сказать, что в результате появления в структуре ФЕ
прилагательного фразеологизм не только обозначает качественную оценку
мотора, но и получает дополнительное значение одушевления предмета.
Можно допустить, что мотор работает из последних сил как работает
предельно
уставший
человек.
Замена
компонента
ФЕ
придает
и
экспрессивность ФЕ.
ФЕ резать глаз в значении «становиться особенно заметным,
привлекать внимание неправильностью, нестройностью, несоответствием
чему-либо» в тексте выступает в преобразованном виде: «Первые записи
рвали глаз: «Люди, как черви, копошатся на трупе земли»». Компонент
резать заменен на компонент рвать. Если сравнить значения данных
глаголов, то можно сказать, что они имеют сходство. Так, оба действия
связаны с неприятными ощущениями. Но, если резать - «неприятно
действовать на глаза» (СРЯ, III, с. 688), то лексема, выступающая в
преобразованной ФЕ вносит оттенки более сильного, интенсивного действия,
т. к. рвать - «о жгучей, дергающей боли, испытываемой кем-либо» (СРЯ, III,
с. 688). Записи были настолько необычны и интересны по содержанию, с
такой силой обращали на себя внимание, будто причиняли боль.
ФЕ последний час в значении «время, момент наступления чьей-либо
смерти» в тексте выступает в преобразованном виде: «Пробил крестный час,
30
пришла пора отчитаться за грехи». Компонент последний заменен на
компонент крестный. Данная замена придает сакральность ФЕ, вносит более
глубокий, философский смысл. Преобразование дает читателю понять, что
для героя пришло не просто время умирать, но и время расплаты за
совершенные ошибки, грехи. Прилагательное крестный образовано от
существительного крест, значение которого связано с символикой смерти,
раскаяния,
страдания.
Следовательно,
используемое
преобразование
усиливает смысл, раскрывает образ героя.
ФЕ не слышать ног под собой в значении «чрезмерно, до изнеможения
устать от бега, долгой изнурительной ходьбы» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Передав берестянку с солью ног под собой не
чувствовающей белобрысой девчушке, дежурный отстранялся от котла».
Компонент не слышать в узуальной ФЕ заменен на компонент не
чувствовать в преобразованной ФЕ. В свободном употреблении глагол
слышать имеет переносное значение «замечать, чувствовать», т. е. они
имеют общее значение и общие семы, но в результате преобразования ФЕ
раскрывает необходимое значение полнее. Замена компонента позволяет
автору
сильнее
передать
общее
состояние
героини:
ее
усталость,
недомогание, боль.
ФЕ ноги не держат в значении «о сильной слабости от усталости,
плохого состояния здоровья или дряхлости» в тексте дважды подвергается
преобразованию. В одном случае компонент держать заменен на компонент
подламываться, который в свободном употреблении имеет значение
«непроизвольно согнуться от внезапной слабости, усталости, потрясения и т.
п. (о ногах, коленях)» (СРЯ, III, с. 196). Замена компонента вносит в
семантику ФЕ семы «непроизвольно» и «внезапно», что позволяет автору
подчеркнуть физическое состояние героев: «Устали до того, что ноги
подламываются». Герои устали до такой степени, что не в состоянии
справиться со слабостью. Во втором случае компонент держать заменен на
компонент подкоситься: «Аким решил погрозить Петруне кулаком,
31
обернулся — и чуть было не подкосились у него ноги — соратник его
неузнаваемо преобразился». Заметим, подломиться и подкоситься —
синонимы, но у глагола подкоситься нет семы «внезапно», в свободном
употреблении он имеет значение «непроизвольно согнуться от слабости,
усталости, потрясения и т. п. (о ногах) (СРЯ, III, с. 193). Замена компонента
ФЕ дополняет узуальное значение семами «неожиданно возникло». Ноги у
героя подкосились в большей степени не от усталости, а именно от
неожиданности, удивления. Аким увидел Петруню другими глазами,
изменил о нем свое мнение. Таким образом, автор делает акцент на
эмоциональной составляющей состояния героя.
ФЕ взыграло сердце в значении «о возникшем чувстве радости,
большого удовлетворения» в тексте выступает в преобразованном виде:
«Сердце захолонуло! Все лето в тайге, на мужиках, а тут вот она, девка».
Компонент взыграть заменен на компонент захолонуть. Замена компонента
эмоционально окрашивает преобразованную ФЕ. Глагол захолонуть в
значении «замереть, оцепенеть на мгновение» вносит дополнительную
окраску в ФЕ. С помощью преобразования автор обращает внимание на
эмоции, которые возникли у героя внезапно и были неожиданно сильными.
В другом случае эта ФЕ преобразуется иначе: «Сердце мое
трепыхнулось и обмерло от радости: на каждом листке... светились, играли
камни». Компонент взыграть заменен на компонент трепыхнуться. Данная
замена используется автором для более яркого выражения эмоций.
32
2.6. Замена компонента, находящегося вне системных связей с
узуальными компонентами ФЕ
ФЕ ума не приложу в значении «не знаю, не могу понять» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Что будут делать касьяшки на Боганиде
— ума нет». Компонент приложить заменен на компонент нет. Замена
компонента ФЕ более ярко раскрывает образ героя. Частица нет усиливает
размышления героя о ситуации, полностью отрицает все возможные
сомнения. ФЕ приобретает диалектный характер.
ФЕ мочи нет в значении «нет сил, терпения» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Без сна дюжить не было мочи». Компонент нет
заменен на компонент быть. Преобразование указывает на невозможность
действия в данный момент. Автор не полностью отрицает состояние героя, а
указывает, что у него нет достаточных сил в конкретной ситуации.
2.7. Двойная замена компонентов ФЕ
ФЕ по душе в значении «по вкусу» в тексте трижды выступает в
преобразованном виде: «Пилось ему трудно, не к душе и отхлебнул он каплю,
однако
крякнул
внезапно».
«Кривыми
путями
идет
по
сложному
человеческому нутру горячий кус этой клятой, не к душе пришедшейся
зверятины». «Есть пищу не к душе». Компонент по заменен на компонент к.
Предлог к имеет в значении семы направленности, присоединения, которых
нет в семантике предлога по, поэтому ФЕ к душе, в которую включена
отрицательная частица не помогает автору лучше отразить состояние героя,
ощущение неприятия. К тому же ФЕ приобретает просторечно-диалектную
окраску, что уместно в данном повествовании.
ФЕ пронзить сердце в значении «причинить острое страдание» в тексте
выступает в преобразованном виде: «И вот как стиснет ретивое, как
33
потянет вернуться к родному крестьянскому крыльцу». В данной ФЕ
заменены оба компонента. ФЕ употреблена в речи героя. Преобразование ФЕ
помогает лучше раскрыть его эмоции, чувства, которые он испытывает, когда
думает о родном доме. Также автор стремится отразить живую речь для
создания колорита повествования, заменив компонент сердце на компонент
ретивое, который используется в народной поэзии.
2.8. Синонимичная замена компонента
2.8.1. Замена компонента ФЕ компонентом с другой стилевой
окраской
2.8.1.1. ФЕ с заменой узуального компонента просторечным
ФЕ заткнуть рот в значении «заставить замолчать кого-либо» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Заткнет он бабе своей пасть, заткнет!»
Компонент рот в узуальной ФЕ заменен на компонент пасть в
преобразованной ФЕ. Существительное пасть является просторечным
синонимом существительного рот. Данная замена изменяет стилевую
окраску ФЕ и вносит в повествование бытовой, разговорный характер,
окраску грубости. Автор использует такой прием преобразования, чтобы
подчеркнуть самобытность персонажа, наиболее полно раскрыть его образ.
ФЕ лезть в голову в значении «настойчиво, неотвязно появляться в уме,
в сознании» в тексте выступает в преобразованном виде: «Будь ночь длинна
и темна, и мысли б темные, длинные в башку лезли, и успел бы я
воссоединить вместе эту девственную, необъятную тишину». Компонент
голова в узуальной ФЕ заменен на компонент башка в преобразованной ФЕ.
Существительное
башка
является
просторечным
синонимом
существительного голова. Контекст, в котором употреблен преобразованный
34
фразеологизм, является внутренним монологом героя, где отражены его
размышления,
для
которых
характерно
свободное
употребление
просторечной или разговорной лексики. Преобразованный фразеологизм
используется с целью показать, что герой является обыкновенным
человеком, человеком из народа, т. е. для его речевой характеристики.
ФЕ драть горло в значении «громко говорить, кричать, петь и т.п.» в
тексте выступает в преобразованном виде: «- Цыть, Дамка! Цыть,
пустобреха! На кого хайло дерешь?!» Компонент горло в узуальной ФЕ
заменен на компонент хайло в преобразованной ФЕ. Существительное хайло
является грубо просторечным синонимом существительного горло. ФЕ
приобретает грубо-просторечную окраску. Использование фразеологизма в
прямой речи героя, с одной стороны, позволяет выявить его принадлежность
к простому народу, которому также близки подобные выражения, а с другой
— данное преобразование отражает эмоции героя, показывает его
раздражение, недовольство.
ФЕ черт с ним в значении выступает в преобразованном виде: «Да хрен
с нею, с охотой этой». Компонент черт заменен на компонент хрен.
Существительное хрен является просторечным синонимом существительного
черт. Подобного рода преобразование часто используется автором в этом
произведении. ФЕ до черта в значении «очень много» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Интеллигентов до хрена, а местов не хватает!» ФЕ
до черта в значении «очень много» в тексте выступает в преобразованном
виде: «-Ни хрена-то у нас и дома до хрена!»
ФЕ ни черта в значении
«совсем, совершенно ничего» в тексте выступает в преобразованном виде: «Ни хрена-то у нас и дома до хрена!»
С помощью подобного рода
преобразования ФЕ автор раскрывает образ браконьеров, передавая их
простую, незамысловатую, грубую речь. Замена компонента во всех этих ФЕ
связана и с тем, что в речи простых людей чаще употребляется грубое слово
хрен, т. к. в народе слово черт табуированное, потому что черта боялись.
35
ФЕ сложить голову в значении «умереть, погибнуть во имя чего-либо»
в тексте выступает в преобразованном виде: «-Сложишь башку удалую, я
одна останусь горе мыкать». Компонент голова в узуальной ФЕ заменен на
компонент башка в преобразованной ФЕ. Существительное башка является
просторечным синонимом существительного голова. Автор использует
замену компонента, чтобы отразить живую, народную речь героев, для
которой характерно употребление просторечных слов.
2.8.1.2. ФЕ с заменой узуального компонента разговорным
компонентом
ФЕ чесать в затылке в значении «о жесте, выражающем раздумье,
недоумение, размышление» в тексте выступает в преобразованном виде: «Не знаю, - Архип шарил в затылке, припоминая, - собаку, может?»
Компонент чесать в узуальной ФЕ заменен на компонент шарить в
преобразованной ФЕ. Данная замена несколько изменяет значение узуальной
ФЕ, добавляет оттенок в ее значение. Так, глагол «шарить» имеет
лексическое значение «искать ощупью», замена позволяет понять, что герой
размышлял гораздо глубже, старался подробнее вспоминать.
В другом случае эта ФЕ преобразована несколько иначе: «- Рыбка-то? –
шарился в голове чушанец». В узуальной ФЕ заменены оба компонента.
Компонент чесать заменен на компонент шариться, компонент затылок
заменен на компонент голова. Двойная замена используется с целью создать
более яркий образ героя. Так, замена второго компонента ФЕ компонентом
голова дает представление о том, что герой был полностью погружен в
мыслительную деятельность, т.е. думал всей головой. А компонент шарился
придает ФЕ диалектную окраску.
ФЕ во все горло в значении «кричать, петь очень громко» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Оглашал залихватским свистом берег и
36
еще блажил во всю глотку». Компонент горло заменен на компонент глотка.
Существительное глотка является синонимом слову горло. Автор использует
преобразование, чтобы придать разговорный оттенок повествованию.
ФЕ рвать на себе волосы в значении «быть в отчаянии, сильно
досадовать на себя» в тексте выступает в преобразованном виде: «Ребята
давай забавляться ленточками, подбрасывать, рвать их, но прибежала мачеха,
завыла, стала драть на себе волосы — ленточки те были продуктовыми
талонами». Компонент рвать заменен на компонент драть. В свободном
употреблении глаголы рвать и драть могут выступать как синонимы, но
слово драть обозначает более интенсивное действие и имеет в этом значении
стилевую
разговорную
окраску.
В
результате
замены
глагольного
компонента вся ФЕ получает дополнительное значение интенсивности
действия, что, с одной стороны, подчеркивает степень отчаяния женщины, а
с другой — раскрывает ее характер, повышенную эмоциональность. К тому
же ФЕ получает и стилевую маркированность — разговорную окраску, что
придает своеобразную живописность повествованию: действия женщины
носят простонародный характер, это впечатление создается в том числе и за
счет разговорной окраски ФЕ. И наконец замена компонента преследует еще
одну цель — снять повтор: «Ребята давай забавляться ленточками,
подбрасывать, рвать их, но прибежала мачеха, завыла, стала драть на себе
волосы — ленточки те были продуктовыми талонами». В тексте только что
был употреблен глагол рвать (рвать их), замена которого другим синонимом
является неоправданной.
ФЕ только и видели в значении «о ком-либо внезапно и бесследно
исчезнувшем» в тексте выступает в преобразованном виде: «Сядет на
подмытом приплеске, посматривает на пароход и озирается на кусты,
дескать, чуть что, дерану в лес, только меня и видали!» Компонент видеть
заменен на компонент видать, имеющий то же значение, но разговорную
стилевую окраску. Преобразование придает всей ФЕ разговорную окраску.
Тем самым автор хочет подчеркнуть живую, народную речь героя.
37
2.8.1.3. ФЕ с заменой устаревшего компонента стилистически
нейтральным
ФЕ недреманное око в значении «о бдительном, неусыпном надзоре,
наблюдении» в тексте выступает в преобразованном виде: «Глазом
недреманным тьму ощупывает». Компонент око заменен на компонент глаз.
В преобразованной ФЕ употреблен нейтральный, современный синоним
устаревшему книжному слову из узуальной ФЕ. Автор преобразовывает ФЕ,
чтобы приблизить повествование к современному слогу, потому что
авторское повествование довольно часто сближается с речью героев.
ФЕ скор на руку в значении «проворный и ловкий в работе» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Архип — выходец из кержаков, хотя
медлителен умом и на руку не спор, но работящ, бережлив». Компонент скор
заменен на компонент спор, что придает ФЕ разговорную окраску,
подчеркивает народный характер речи.
2.8.2. ФЕ с заменой узуального компонента синонимичным
диалектным компонентом
Довольно часто автор заменяет литературный компонент узуальной ФЕ
диалектным — в результате ФЕ приобретает диалектную окраску.
ФЕ на рассвете преобразована: «Ладились выйти на брезгу».
Компонент заменен диалектным брезг, который является абсолютным
синонимом литературному слову. В результате замены значение ФЕ не
изменяется, а единица звучит как диалект. Употребленная в авторском
повествовании,
она
придает
ему
диалектную
окраску.
Возникает
впечатление, что рассказ о событиях идет от лица жителя той местности, где
они происходят.
38
ФЕ ободрать как липку в значении «отобрать, отнять все, ограбить
дочиста» преобразована: «Они бы все равно его изловили и ошмаргали, как
липку». Преобразованный компонент ошмаргать является диалектным, не
зафиксирован в словаре. По форме и значению может быть близким к
просторечию. Астафьев использует его, чтобы показать особенность говора,
т.к. ФЕ употребляется в прямой речи.
ФЕ точь-в-точь в значении
отклонений»
преобразована
«совершенно
неоднократно:
точно, без всяких
«Наезжие,
тика
в
тику
бросившие предметы труда вынали голые крючки», «Посолит, как отвесит,
чика в чику». Преобразованные фразеологизмы являются схожими по
структуре с узуальной, но отличаются фонетическими особенностями,
которые
характерны
приобретают
для
диалектную
говора,
окраску,
поэтому
что
трансформированные
придает
особый
ФЕ
колорит
повествованию.
ФЕ на бегу в значении «поспешно, второпях» употребляется в тексте в
преобразованной форме: «Ел в пробег». Трансформированная форма ФЕ
является диалектной. Автор использует ее с целью приблизить повествование
к живой речи.
Подобного рода трансформации довольно часто встречаются в тексте.
ФЕ не давать себе на ноги топор уронить в значении «уметь за себя
постоять»: «Как здесь объясняются, - не давать себе на ноги топор ронить».
ФЕ задрать лытки кверху в значении «умереть»: «Что им необходимо
делать, чтоб не задрать лытки кверху».
ФЕ лешак тебя понеси — восклицание, выражающее возмущение,
негодование:
«Этот,
как
сердцах
в
его,
понеси
лешаки,
мудрено
называется
транзистор!»
ФЕ
в
значении
«в
порыве
раздражения,
сильно
рассердившись» преобразована: «Народ в ропот, покупатель в отступ: «Уж и
слова не скажи! Я ить не от сердца». Преобразованный фразеологизм
употреблен в прямой речи героя.
39
ФЕ скрипеть зубами в значении «испытывать злость, раздражение,
выражать сильное недовольство» преобразована: «Скорготал он зубами,
клялся про себя». Автор использует диалектный компонент, чтобы лучше
раскрыть эмоции героя.
ФЕ ни в горсть ни в сноп в значении «без видимых результатов»
используется в произведении в узуальном значении.
ФЕ о сю пору в значении «до настоящего момента, до сих пор»
является устаревшей, в тексте выступает в преобразованном виде: «Так его
по сю пору и не нашли». Компонент о заменен на компонент по, что придает
фразеологизму более современный характер и достоверность употребления.
Тем не менее оттенок устарелости, связанный с компонентом-местоимением
сю, придает ФЕ диалектный характер.
ФЕ не дай бог в значении «о нежелательности чего-либо» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Оборони бог задуматься, заскочить
лыжами на вороха эти, хуже того, на изгиб реки — обрушишься». Компонент
дай заменен на компонент оборони. Оборонять - «защищать, отражая
нападение противника, врага» (СРЯ, II, c. 556). Автор использует
преобразование ФЕ, чтобы подчеркнуть особенности местной живой
разговорной речи.
ФЕ из ума не идти в значении «на уме быть, иметься в мыслях»
выступает в тексте в преобразованном виде: «Сено ей с ума не идет».
Компонент из заменен на компонент с. Замена предлога стилистически
меняет ФЕ, а именно придает ей разговорную окраску и диалектный оттенок.
ФЕ не вступ ногу жить: «Время гиблое, не вступ ногу жить, гибель,
стало быть»
Замена происходит, как правило, диалектным синонимом, что дает
возможность читателю легко понимать значение ФЕ. Такого рода замены
необходимы автору для создания колорита повествования, для точности
описания — поэтому преобразованные таким способом ФЕ употребляются в
авторской речи. Но все же такие ФЕ чаще звучат в прямой речи героев,
40
придавая достоверность и объективность повествованию и используются для
речевой характеристики героев.
Выводы
Среди используемых способов преобразования замена компонента ФЕ
является самым распространенным в повести В. Астафьева «Царь-рыба».
Надо сказать, что это не случайно, потому что именно благодаря такому типу
преобразования автор может раскрыть образ героя, изменить язык
повествования, внести новые детали, необходимые для хода действия, тем
самым создать особый колорит повести.
Замена компонента ФЕ как способ преобразования отразилась в
повести в различных видах:

замена компонента ФЕ синонимом;

замена компонента ФЕ словом, имеющим с ним общие семы;

замена компонента ФЕ словом, не имеющим с ним общих сем;

замена компонента ФЕ словом одной тематической группы;

замена компонента ФЕ компонентом, находящимся вне системных
связей;

двойная замена компонентов.
Замена компонента ФЕ ведет к различного рода преобразованиям в
семантике фразеологизма: вносит дополнительный оттенок в значение ФЕ,
изменяет его стилевую или эмоционально-экспрессивную окраску. Эти
изменения преследуют разные цели: автор использует преобразование, чтобы
максимально достоверно отразить действительность, характер мышления
героев; преобразование ФЕ помогает лучше раскрыть эмоции героя, чувства,
которые
он
испытывает;
преобразование
помогает
подчеркнуть
самобытность персонажа, наиболее полно раскрыть его образ; используется
41
для речевой характеристики, чтобы отразить живую народную речь героев,
тем самым создает своеобразный колорит повести.
42
3. ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ ФЕ
3.1. Расширение компонентного состава ФЕ
ФЕ обладают устойчивостью и относительной непроницаемостью.
Используя фразеологизмы в произведениях, авторы делают его содержание
более ярким и насыщенным, лучше раскрывают образы героев, вносят те или
иные оттенки в свое повествование или в речь героев. Но не всегда с
помощью узуальных ФЕ можно точно передать авторскую мысль, поэтому
писатели преобразуют фразеологизмы, чтобы выразить свое видение более
полноценно. В значении узуальной ФЕ могут отсутствовать необходимые
автору детали, которые ему нужно использовать в своем произведении. С
этой целью структуру фразеологизма можно немного изменить, вставив в
него тот или иной компонент, т. е. расширить компонентный состав ФЕ. Так
преобразовать ФЕ можно с помощью любой части речи, в зависимости от
того, что писателю необходимо. Следовательно, расширение компонентного
состава ФЕ помогает автору точнее и ярче отразить какие-либо черты
произведения.
3.1.1. Расширение компонентного состава с помощью
знаменательных частей речи
ФЕ брать верх в значении «добиваться преимущества, одолевать» в
тексте выступает в преобразованном виде: «Если политицкий накал не
ослабнет и ихние верх начнут брать, я дам знать». В ФЕ вставлен компонент
начать. Состав расширен за счет глагола, с помощью которого автор
уточняет значение фразеологизма, указывает на начало действия, еще не
вошедшего в полную силу.
43
ФЕ молоть языком в значении «говорить что-либо вздорное, болтать»
в тексте выступает в преобразованном виде: «Мужичонку-хохлача комары не
кусали по причине проспиртованности его тела — объяснил он и молотил
своим наклепанным языком, измываясь над женщиной». В ФЕ вставлен
компонент наклепанный. Состав расширен с помощью причастия, которое
образовано от глагола наклепать в значении «оклеветать кого-либо,
выдумав, приписать что-либо кому-либо». Это усиливает в значении ФЕ сему
«вздорное». К тому же данная лексема является стилистически сниженной,
следовательно, она придает соответствующий оттенок повествованию. С
помощью расширения компонентного состава автор еще и создает образ
героя, делая его более ярким, раскрывает черты характера.
ФЕ сверкнуть глазами в значении «быстро взглянуть на кого-либо, чтолибо, с выражением сильного неудовольствия, гнева» в тексте расширена за
счет компонента цыганский: «- Фамилия? - нацелившись в книгу актов
дешевой шариковой ручкой, сверкнул он цыганскими глазами». Состав
расширен за счет прилагательного, которое в какой-то мере разрушает
фразеологизм, т. к. компонент глазами воспринимается как слово свободного
употребления, но фразеологичность словосочетания все же сохраняется.
Таким образом, создается двуплановость выражения: словосочетание
воспринимается одновременно и как свободное, и как фразеологическое. Это
увеличивает семантический объем высказывания.
ФЕ до костей в значении «очень сильно, совсем, насквозь» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Промерз вроде бы до самых костей». В
ФЕ
вставлен
компонент
самый.
Состав
ФЕ
расширен
за
счет
определительного местоимения, которое уточняет значение ФЕ, указывает на
признак. Автор преобразовывает фразеологизм, усиливая значение и без того
обозначающее высокую степень действия, а также обозначения с целью
придать экспрессивный оттенок состояния героя, лучше раскрыть в
конкретную ситуацию. Так, с помощью вставленного местоимения читатель
44
понимает, что герой не просто очень сильно замерз, а замерз до
невозможного.
ФЕ
белый
свет
в
значении
«мир»
в
тексте
выступает
в
преобразованном виде: «Плывет по Енисею лодка сама собой, на ней дергает
шнур и лается на весь белый свет хозяин». В ФЕ вставлен компонент весь.
Состав расширен за счет определительного местоимения. Автор расширяет
компонентный состав ФЕ, чтобы ярче выразить эмоции героя, показать, что
он находится в разозленном состоянии до такой степени, что винит всех
вокруг.
ФЕ с маху в значении «сразу, в один прием» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Со всего маху Игнатьич жахнул обухом топора в лоб
царь-рыбу». В ФЕ вставлен компонент весь. Состав расширен за счет
определительного местоимения, которое расширяет значение ФЕ. Используя
преобразование ФЕ, автор придает ей более интенсивную окраску, указывает
на степень действия, выполняемого героем.
ФЕ язык повернулся в значении «кто-либо осмелился, решился сказать
что-либо» в тексте выступает в преобразованном виде: «Ни стыда, ни
совести! Поучились бы у грамотного человека уму-разуму! Повоевали бы с
его! Кровь попроливали бы за Родину! Как токо язык поворачивается?» В
ФЕ вставлен компонент как. Состав расширен с помощью вопросительного
местоимения. Преобразуя фразеологизм, автор с его помощью придает
предложению вопросительную интонацию. Кроме того, трансформированная
ФЕ используется с целью лучше выразить эмоции героини: ее негодование,
возмущение.
ФЕ на глазах в значении «на виду у кого-либо, в присутствии коголибо» в тексте выступает в преобразованном виде: «На моих глазах такой
боевой, ладный ленок тускнеет». В ФЕ вставлен компонент мой, который
вносит
дополнительный
оттенок
приобретающее сему субъекта действия.
в
фразеологическое
значение,
45
ФЕ не находить себе места в значении «быть в состоянии сильного
беспокойства, волнения» в тексте выступает в преобразованном виде: «Не
может найти себе места от хлестких струй проклятый гнус». В ФЕ
вставлен компонент может.
3.1.2. Расширение компонентного состава за счет служебных частей
речи
ФЕ спать вечным сном в значении «быть мертвым» в тексте выступает
в преобразованном виде: «Спать бы Эле вечным сном в вечной мерзлоте на
берегу пустынной, глохлой Эндэ». В ФЕ вставлен компонент бы. Состав
расширен за счет частицы, которая вносит оттенок предположения в
значение ФЕ.
ФЕ путаться под ногами в значении «находясь рядом, поблизости,
мешать своим присутствием, отвлекая от дела» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Давала указание, чтоб руку не подтолкнули и
вообще не мешали, не путались бы под ногами». В ФЕ вставлены частицы не
и бы. ФЕ приобретает противоположный смысл и грамматическое значение
условного наклонения — в результате возникает и оттенок семантики:
значение мягкой рекомендации.
ФЕ морочить голову в значении «сбивать кого-либо с толку; лишать
способности здраво рассуждать» в тексте выступает в преобразованном виде:
«Не морочил бы голову ни себе, ни людям». В ФЕ вставлены компоненты не,
бы. Состав расширен с помощью двух частиц, одна из которых изменяет
смысл ФЕ на противоположный, другая вносит оттенок предположения с
одновременным утверждением. Фразеологизм употребляется в прямой речи,
для которой характерно употребление предположений, разговорных частиц,
которые отражают мысли героя.
46
ФЕ на самом деле в значении «в действительности, фактически» в
тексте выступает в преобразованном виде: «На самом же деле до двадцати
семи с небольшим гаком». В ФЕ вставлена частица же, которая вносит
оттенок утверждения в значение ФЕ.
Таким же образом расширен компонентный состав ФЕ за каким
чертом в значении «зачем, для чего, к чему»: «За каким же чертом так
надсадно и тяжело отстаивал он себя и эту самую жизнь, к чему перенес
столько мук?» Состав расширен за счет частицы, которая в большей степени
подчеркивает вопросительную интонацию предложения, в состав которого
входит преобразованная ФЕ. Данный фразеологизм является просторечным и
употребляется в речи героя. Следовательно, автор использует его еще и для
придания просторечного оттенка, который усиливается за счет расширения
компонентного состава.
ФЕ на скорую руку в значении «наспех, поспешно, кое-как (делать чтолибо)» в тексте выступает в преобразованном виде: «На скорую уж руку
Касьянка еще раз ополаскивала свежей водой колокольную глубь котла». В
ФЕ вставлен компонент уж. Состав ФЕ расширен за счет частицы, которая
придает разговорный оттенок повествованию.
ФЕ на самом деле в значении «в действительности, фактически» в
тексте выступает в преобразованном виде: «Они, как бы изнемогши в борьбе
с нами, на самом-то деле надеясь: добро добром отзовется». Частица -то
выделяет компонент, к которому присоединена, тем самым придавая
усилительный оттенок значению фразеологизма.
ФЕ сбить с пути в значении «заставить отступить от верных мыслей,
убеждений,
толкнуть
на
что-либо
дурное»
в
тексте
выступает
в
преобразованном виде: «Не повторят ли они его долю, не натаскаются ль по
свету, не надорвут ли здоровье, не собьются ли с пути?» В ФЕ вставлена
частица ли, которая вносит оттенок предположения в значение ФЕ.
ФЕ сам собою в значении «непроизвольно, невольно, без каких-либо
усилий» в тексте выступает в преобразованном виде: «Нюх точится не сам
47
собою — с малолетства побратайся с водою, постынь на реке, помокни и
тогда уж шарься в ней как в своей кладовке». В ФЕ вставлен компонент не.
Состав расширен с помощью частицы, которая изменяет значение ФЕ на
противоположное. Этот способ преобразования встречается в тексте много
раз: ФЕ по сердцу в значении «по вкусу, нравится» в тексте выступает с
компонентом не: «Хищник любит сам хапать, но чтоб его ловили — ему не
по сердцу», «Насильно выполнять работу не по сердцу»; ФЕ поднять руку в
значении «ударить или пытаться ударить кого-либо» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Ни на одну женщину он не поднял руку»; ФЕ с
пустыми руками в значении «ничего не имея, ничего не получив» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Домой они являлись не с пустыми
руками, каждый нес пучок перьев лука»; ФЕ кишка тонка в значении «не
хватит сил, способностей, средств» в тексте выступает в преобразованном
виде: «Если силы у лодочников много и кишка не тонка»; ФЕ прийти в
голову в значении «появляться в сознании» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Мысль о смерти не приходила ей в голову»; ФЕ
морочить голову в значении «сбивать кого-либо с толку; лишать способности
здраво рассуждать» в тексте выступает в преобразованном виде: «Те тоже не
морочили себе голову житейскими заботами»; ФЕ до конца в значении
«совсем, полностью» в тексте выступает в преобразованном виде: «И хоть не
до конца, хоть отдаленно, до паренька доходило»; ФЕ отдать богу душу в
значении «умирать» в тексте выступает в преобразованном виде: «Как там не
отдал богу душу, понять не могу».
48
3.1.3. Расширение за счет двух компонентов
ФЕ всей душой в значении «искренне, горячо, всем существом» в
тексте выступает в преобразованном виде: «И со всей бы душой сделался
подпорой такому редкостному человеку Аким, да робел». В ФЕ вставлены
компоненты со, бы. Состав расширен за счет предлога и частицы. Используя
преобразование, автор ярче показывает образ героя, его чувства. Предлог со
вносит усилительный оттенок в узуальное значение ФЕ, что способствует его
большему
раскрытию.
Частица
бы
вносит
одновременно
значение
желательности, но невозможности действия.
ФЕ спятить с ума в значении «сойти с ума, помешаться» в тексте
выступает в преобразованном виде: «С ума-то еще вовсе не спятил!» В ФЕ
вставлены компоненты не, вовсе. Состав расширен за счет наречия и
частицы. С помощью наречия автор вносит в фразеологизм утвердительный
оттенок.
ФЕ ломать шапку в значении «вести себя униженно, подобострастно»
в тексте выступает в преобразованном виде: «Сибиряк и природой самой
приучен почитать «опчество», считаться с ним, не раздражать его, однако
шапку при этом лишка не ломать». В ФЕ вставлены компоненты не, лишек.
Состав расширен за счет существительного и частицы. Лексема лишек
является разговорной. Автор расширяет компонентный состав с ее помощью,
чтобы придать разговорный оттенок повествованию.
ФЕ впасть в детство в значении «от радости потерять рассудок,
выжить из ума» в тексте выступает в преобразованном виде: «Никого нигде
не было, что хочешь, то и делай, впадай хоть в какое детство». В ФЕ
вставлены компоненты хоть, какой.
49
3.2. Усечение компонентного состава ФЕ
ФЕ хоть глаз выколи в значении «очень темно, ничего не видно» в
тексте выступает в преобразованном виде: «В августе темнынь — глаз
пальцем коли — не видно, а стерлядь, стерлядь прет!» Фразеологизм
преобразован за счет усечения частицы хоть и приставки вы-.
Автор
описывает
видно,
такую
следовательно,
темноту,
усечение
что
частицы
действительно
снижает
ничего
оттенок
не
возможности,
предположительности, а усечение приставки изменяет видовую форму
глагола, в результате возникает впечатление продолжительности.
ФЕ взять за жабры в значении «полностью подчинять себе, лишая
свободы действий» в тексте выступает в преобразованном виде: «Игнатьич за
жабры прислугу». Преобразование выполнено за счет усечения глагольного
компонента взять. Сокращение компонентного состава придает значению
фразеологизма динамизм.
ФЕ точка в точку в значении «абсолютно точно, в точности» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Говорит-то старший брат путем все, в
точку». Данная ФЕ преобразована путем усечения существительного точка.
В результате трансформации значение ФЕ концентрируется.
ФЕ пальца в рот не клади в значении «о ком-либо, с кем надо быть
осторожным, кому нельзя доверять» преобразована следующим образом:
«Тут война денно и нощно идет, палец в рот положишь — руку отхватят!» В
структуре
фразеологизма
наблюдается
утрата
не,
что
придает
противоположное значение ФЕ.
ФЕ не говоря худого слова в значении «не вступая в неприятные
переговоры» преобразована: «На местном катере вернулась в Чуш его
бедолажная супруга, ни слова не говоря, выхватила полено». В структуре
фразеологизма наблюдается усечение компонента худой, что изменяет
оттенок значения ФЕ. Она воспринимается со значением: «не вступая в
переговоры», т. е. не только в неприятные, но вообще ни в какие.
50
ФЕ призвать к ответу
в значении «предложить кому-либо,
потребовать от кого-либо действовать, вести себя как-либо» преобразована:
«И к ответу». Усечение глагольного компонента придает интенсивность
действию, делает повествование более емким.
ФЕ сорвать сердце в значении «излить свой гнев на кого-либо, чтолибо» трансформируется следующим образом: «Чувство мщения рвало
сердца и груди добытчиков». Глагольный компонент ФЕ преобразован за
счет усечения префикса. Вследствие этого изменяется грамматическая форма
глагола — возникает значение несовершенного вида, что ведет к появлению
дополнительного оттенка значения — указанию на продолжительность
чувств героев.
ФЕ по маленькой в значении «немного, небольшую порцию вина»
выступает в преобразованном виде: «Выпили еще по малой, пытались
заговорить».
Фразеологизм
преобразован
путем
усечения
суффикса
компонента. Так, автор придает ФЕ более разговорную форму, близкую к
бытовой речи.
ФЕ зубы на полку (класть) в значении «голодать, испытывать жажду»
преобразована: «Ешь не хочу! Заходи, кто хочет, «угоссяйся!». Потом шабаш
— зубы на полку». Фразеологизм трансформирован путем усечения
компонента
класть.
Используя
такое
преобразование,
автор
делает
повествование более емким. Так как ФЕ употреблена в прямой речи, то
можно сказать, что герою надо быстрее выразить свою мысль, поэтому он
опускает глагол, делая акцент на основной составляющей фразеологизма.
ФЕ у всех на виду в значении «так, что все могут видеть, ничего не
скрывая» выступает в преобразованном виде: «Мораль всегда держал на
виду».
ФЕ быть на виду в значении «занимать в обществе видное
положение, привлекать к себе внимание» преобразуется: «Мы ведь родня
как-никак. Да и на виду у людей, при должностях». Усечение ФЕ до
компонентов на виду в обоих случаях оставляет семантическое ядро
значения, акцентируя внимание именно на нем.
51
ФЕ в пух (и прах) в значении «совершенно, окончательно, до конца»
преобразована: «Но шеф развеял в прах настороженность решительным и
едким ответом». Сочетание в прах воспринимается и как свободное, и как
фразеологическое — возникает удвоение значения.
ФЕ как в воду канул в значении «исчез, пропал бесследно»
преобразована: «Куклин года три назад где-то здесь же, возле Опарихи, канул
в воду и с концами». Утрата союза как убирает из образной основы ФЕ
семантику сравнения, предположения — в результате усиливается семантика
констатации факта.
3.3. Перестановка компонента ФЕ
Одним из существенных признаков ФЕ является устойчивость
компонентного состава. Но можно выделить два типа фразеологизмов: 1) ФЕ,
у которых закреплен порядок следования компонентов и его нельзя
изменить, например, спустя рукава, сломя голову и т. д.; 2) ФЕ, у которых
порядок следования компонентов не является жестко закрепленным,
допускает перестановку. Тем не менее перестановка компонентов ведет к
некоторым изменениям и используется в художественном тексте с
определенными целями.
ФЕ сердце сжалось в значении «о состоянии тревоги, тоски, грусти»
преобразована: «От упрямой белизны печки сжалось сердце в Акиме».
Фразеологизм преобразован путем перестановки компонента сжаться.
Трансформируя ФЕ, Астафьев тем самым обращает наше внимание на
текущее состояние Акима, его чувства. Это достигается благодаря
перестановке существительного сердце в конец ФЕ, т. е. в положение ремы.
ФЕ небо коптить в значении «вести праздный, бесполезный для
общества образ жизни» преобразована следующим образом: «А то вот живет
зачем-то, коптит небо дорогими папиросами в получку, махрой в остальные
52
дни». Автор переставляет компонент коптить, актуализируя значение
свободного сочетания. В результате возникает совмещение двух значений:
свободного и фразеологического, чтобы больше обратить внимание на образ
жизни героя: он живет в свое удовольствие.
ФЕ сердце кровью обливается в значении «о состоянии тревоги, тоски,
грусти» преобразована: «Сердце его обливалось кровью — густ был
соболиный нарыск». Преобразуя фразеологизм, автор переставляет в конец
субстантивный компонент, чтобы сделать акцент на эмоциях.
ФЕ не чаять души в значении «очень сильно, безгранично любить
кого-либо» в тексте выступает в преобразованном виде: «Командор души не
чаял в дочери, баловал ее, да и она к нему приветна». С помощью
перестановки компонента автор раскрывает образ героя: показывает его
отношение к дочери. Выдвижение на первый план компонента душа
помогает нам почувствовать это, т. к. лексема обозначает свойство характера
героя, что является важным.
ФЕ без вести пропасть в значении «бесследно исчезнуть (о человеке)
преобразуется: «- А мне кто-то писал или сказывал, будто погиб ты на
фронте, пропал без вести, ли че ли.» В ФЕ акцентировано внимание на
компонент без вести, что усиливает значение «бесследно».
ФЕ вот тебе на в значении «восклицание по поводу чего-либо
неожиданного, удивительного» преобразуется неоднократно: «То на вот
тебе — бакен переменили», «Рубили избушку, имея целью пощипывать из
потайного становища нетронутые угодья, и вот на тебе! Выбрел парень».
Перестановка компонентов придает ФЕ разговорный характер, что делает
повествование более ярким, эмоциональным.
ФЕ ах ты, господи в значении «междом. употребляется для выражения
удивления, досады, нетерпения» в тексте преобразована следующим образом:
«С пивцом ее зимой да за дружеской беседой — ах, господи ты, боже мой!»
Перестановка компонента усиливает разговорную окраску ФЕ.
53
ФЕ пеняй на себя в значении «вини только себя (в том, что будешь
наказан, ущемлен)» преобразуется в тексте: «Закрестите наши концы — на
себя пеняйте!» Структура ФЕ изменена за счет актуализации местоимения
себя. Астафьев использует преобразование, чтобы усилить вину героев.
ФЕ шиворот-навыворот в значении «наоборот» преобразована: «Может,
это
у
вас
там
выворот-нашиворот».
Трансформируя
фразеологизм, автор делает повествование более образным, интересным.
Надо сказать, что это связано с тем, что ФЕ употреблена в прямой речи,
герой намеренно меняет части слова. Кроме того, так избегается повтор ФЕ,
потому что узуальная ФЕ шиворот-навыворот была употреблена в
предыдущем контексте: «- Все у вас тут шиворот-навыворот!»
ФЕ ног под собой не чуять в значении «испытывать сильную радость,
быть в восторге» преобразуется: «Не чуя под собой ног, Эля суетилась».
Фразеологизм
трансформируется
путем
перестановки
глагольного
компонента чуять. Переставляя компонент, Астафьев обращает внимание на
состояние Эли, чувства, которые она испытывала.
ФЕ едва ноги волочить в значении «идти медленно, с трудом (от
усталости, слабости) преобразована: «Пока вернулся Аким с компанией, едва
волочившей ноги, так он ушомкал ее, бегая по Опарихе, я вытащил из завала
несколько хариусов». Перестановлен компонент волочить. Выдвигая на
первое место компонент волочить, Астафьев в первую очередь обращает
внимание на состояние усталости.
Очень часто перестановка компонентов ведет к тому, что в конце ФЕ
оказывается глагольный компонент. Логически он оказывается таким
образом в положении ремы, т. е. того, что важно в высказывании. И хотя
фразеологическое значение едино, необычное место компонента невольно
привлекает к нему внимание, акцентируя во фразеологизме семантику
процесса. Таково преобразование целого ряда ФЕ.
ФЕ
навострить
ухо
в
значении
«внимательно,
с
интересом
прислушаться, насторожиться» в тексте выступает в преобразованном виде:
54
«Баба твоя ухо навострила». У этой ФЕ в результате перестановки в конце
оказался глагольный компонент, акцентировавший внимание на действии.
ФЕ не казать глаз в значении «не появляться, не бывать где-либо или у
кого-либо» преобразуется: «Жена Командора глаз не казала на улицу».
ФЕ совать нос в значении «вмешиваться (не в свое дело)» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Всюду нос начала совать».
ФЕ не идти из головы в значении «быть постоянно в мыслях, в
сознании» преобразуется: «Из головы не шел Коля».
ФЕ сжить со света в значении «уморить, погубить» в тексте
выступает в преобразованном виде: «- Выживают с реки, с леса! Скоро со
свету сживут!»
ФЕ пустить по миру в значении «разорить, заставить нищенствовать»
преобразована: «Мужик с бабой как взялися, так все и пропили: и дом, и
корову, и лодку с мотором, ребятишек по миру пустили».
ФЕ идти впрок в значении «идти в пользу, на пользу» преобразован:
«Благодарение старикану Кузьме Кукину, впрок пошли его научные матюки».
ФЕ не давать спуску в значении «не давать поблажек, не прощать
вины, проступка или обиды, оскорбления» преобразован: «Я бегал, метался
по берегу, спуску ему не давал».
ФЕ прийти в голову в значении «появиться, возникнуть (о плане,
намерении, мысли) преобразуется несколько раз: «Пел и думал Командор
все, что ему в голову приходило», «Где она такое имя слышала, отчего оно ей
в голову пришло?»
ФЕ глядеть сквозь пальцы в значении «делать вид, что не замечаешь
чего-либо предосудительного, недозволенного» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Начальство сквозь пальцы глядело на то, что зав на
совхозной ферме ежегодно выкармливал пару добрых кабанчиков для себя».
ФЕ не сносить головы в значении «жестко пострадать, поплатиться
жизнью» преобразуется: «Если он пойдет не с «народом», головы не сносит».
55
ФЕ прийти на ум в значении «о появлении желания, намерения сделать
что-либо» преобразуется: «Все они, эти «бывшие», люди потрясенные, и чего
им на ум придет — угадай попробуй!»
ФЕ сойти с ума в значении «потерять рассудок, стать помешанным,
сумасшедшим» преобразована: «Иначе тут с ума сойти можно при такой
жизни», «Оно и с ума сойдет который».
ФЕ глядеть во все глаза в значении «смотреть пристально, с
напряженным вниманием» преобразован: «Парни на нары забрались, ноги
поджали, во все глаза глядят на старшого».
3.4. Разрыв + перестановка
ФЕ с рук сбыть в значении «избавиться, отделаться, получив
возможность более не заботиться, не беспокоиться о ком- чем-либо» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Сбудет ее с рук, тут же перестанет
думать о ней». Фразеологизм преобразован путем перестановки компонента
сбыть. Такая перестановка позволяет автору обратить внимание на действие
героя, его желание поскорее избавиться от Эли.
ФЕ маковой росинки во рту не было в значении «ничего не ел»
преобразована: «Охмелел вроде бы, хотя во рту другой день маковой
росинки не было». Преобразуя ФЕ, Астафьев хочет обратить внимание на
состояние голода героя.
В
обоих
случаях
дополнительно
к
перестановке
компонента
используется разрыв звуковой оболочки фразеологизма — в результате этого
сочетание слов воспринимается одновременно и как свободное, и как
фразеологическое, что удваивает его значение, создает двуплановость.
56
Выводы
В.П. Астафьев изменяет структуру фразеологических единиц в повести
тремя
способами:
расширение
компонентного
состава,
усечение
компонентного состава, перестановка компонента ФЕ.
Расширение компонентного состава помогает автору лучше раскрыть
образ героя, внести какие-либо дополнительные оттенки в повествование,
изменить стиль текста, увеличить семантический объем высказывания,
изменить значение фразеологизма.
Усечение состава ФЕ позволяет сделать сочетания более емкими по
объему и точными по содержанию, изменить стиль фразеологизма, внести
дополнительные оттенки значения ФЕ.
Перестановка компонента ФЕ позволяет акцентировать семантику ФЕ,
выделить тот или иной компонент в составе фразеологизма, обратить на нее
внимание читателя, т.к. она может играть роль в более детальной
характеристики, описании действия.
Таким образом, изменение структуры ФЕ как способ преобразования
играет важную роль в создании языка повествования.
57
4. АФФИКСАЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ФЕ
ФЕ, как правило, обладают единством значения, которое свойственно
только им. Но бывают случаи, когда устойчивость определенного значения
фразеологизма необходимо разрушить.
Одним из видов преобразования ФЕ, который часто применяется в
различных целях, является аффиксальное преобразование ФЕ. Морфема, как
известно, имеет индивидуальное значение, которое может оказаться
значимым, если окажет влияние на общее значение ФЕ. Однако далеко не
всегда морфема может внести какие-либо значительные семантические
изменения в фразеологизм. Так, например, довольно часто изменение
суффикса не придает ФЕ никакого дополнительного содержания, а всего
лишь изменяет грамматическую форму одного из компонентов, например,
вид глагола. Но в живой речи и в художественных произведениях мы можем
иногда обнаружить измененный смысл высказывания, в состав которого
входил преобразованный фразеологизм, у которого появился оттенок
узуального значения. Аффиксальное преобразование в таком случае может
использоваться, чтобы ярче выразить авторскую позицию по отношению к
его героям или показать, как те же герои относятся друг к другу. Например,
употребление
автором
или
уменьшительно-ласкательного
любым
суффикса
человеком
позволяет
в
компоненте
сделать
вывод
ФЕ
о
доброжелательном, трепетном отношении.
Таким образом, аффиксальное преобразование, с одной стороны, может
играть роль в изменении семантики ФЕ, с другой — только в изменении
грамматического значения компонента.
58
4.1. Префиксальные преобразования ФЕ
ФЕ сердце щемит в значении «о состоянии тревоги» в тексте
выступает в преобразованном виде:
«На зеленом мыске
костерок,
пошевеливающий синим лепестком дыма, при виде которого защемило
сердце, как всегда, захотелось к этому костерку». Компонент щемить
преобразован за счет прибавления префикса за-, который указывает на
начало действия. Автор использует префикс, чтобы обратить внимание
читателя на эмоциональное состояние героя — внезапность возникновения
его чувства, усиление грусти, которая была вызвана видом костерка, который
напомнил ему о друзьях, рыбалке. Перемещение глагольного компонента на
первое место в структуре ФЕ дает нам понять, что в данной ситуации важны
именно эмоции и состояние героя, которые передаются прежде всего
глагольной частью ФЕ. Таким образом, в результате преобразования ФЕ
получает дополнительный оттенок семантики и изменение грамматического
значения.
ФЕ таращить глаза в значении «внимательно, пристально и т. п.
смотреть на кого-, что-либо, широко раскрыв глаза» в тексте трижды
используется в преобразованном виде: «Аким вытаращил глаза: ну и память
у человека!»; «С усилием протолкнув в себя пробку не дожеванного мяса,
медведебой вытаращил глаза»; «Вытаращив глаза, они плыли на меня».
Компонент таращить преобразован за счет прибавления префикса вы-,
который вносит в ФЕ дополнительную сему: «от удивления, страха и т. п.», а
также грамматическое значение совершенного вида. Грамматическое
преобразование компонента помогает подчеркнуть усиление эмоций, более
ярко выразить чувство удивления от увиденного.
ФЕ делать вид в значении «создавать видимость чего-либо,
притворяться» в тексте дважды выступает в преобразованном виде: «Мужики
не поверили, однако сделали вид, что успокоились»; «Коля свалился на
подтоварник возле обитого жестью носа лодки, засунул голову под навес,
59
накрылся брезентовой курткой, еще Акимовой телогрейкой и сделал вид, что
заснул». Компонент делать преобразован за счет прибавления префикса с-,
который
вносит значение
завершения
действия,
тем
самым
меняя
грамматическую форму и грамматическое значение глагольного компонента,
а вместе с ним и фразеологизма, который получает грамматическое значение
совершенного вида и обозначает завершенное действие.
4.2. Суффиксальные преобразования
ФЕ краем глаза в значении «мельком, не останавливая внимания
(видеть что-либо)» в тексте выступает в преобразованном виде: «Краешком
глаза наблюдали, как обстоит дело с ухой». Компонент край преобразован за
счет
прибавления
суффикса
-ешек-
с
уменьшительно-ласкательным
значением. Использование этого суффикса помогает автору выразить
отношение к ситуации.
ФЕ закатить глаза в значении «поднять глаза, подведя зрачки под
верхние веки» в тексте трижды выступает в преобразованном виде: «Он
припадочно закатывал глаза при звуке папиной флейты»; «Больной
перестал, правда, повторять насчет деда и заслуженного отца, но закатывал
глаза, трудовой его язык не ворочался, голова не держалась, дело
подвигалось к концу»; «Девка закатывала глаза, царапалась, где попало,
кусалась, завывала». Компонент закатить преобразован за счет прибавления
суффикса -ыва-, образующего форму несовершенного вида. В результате
изменяется грамматическое значение всей ФЕ, и она обозначает длительный,
повторяющийся процесс.
ФЕ
бабки
подбить
в
значении
«подвести
итог,
выяснить
окончательные результаты чего-л» в тексте выступает в преобразованном
виде: «Подводил «пана» итоги жизни, бабки подбивал». Компонент подбить
60
преобразован
за
счет
прибавления
суффикса,
который
изменяет
грамматическую форму глагольного компонента и всей ФЕ.
ФЕ загнуть салазки в значении «загнуть лежащему на спине ноги
кверху, приближая их к голове» в тексте выступает в преобразованном виде:
«И не таким, как ты, салазки загибала». Компонент загнуть преобразован за
счет изменения суффикса, который меняет грамматическую форму глагола и
вносит значение продолжительности действия.
ФЕ пробить себе путь в значении «достичь значительного положения,
добиться успехов на каком-либо поприще» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Пробивать себе путь к высотам искусства».
Компонент пробить преобразован за счет прибавления суффикса, который
изменяет видовую форму глагола и всей ФЕ. Преобразование используется
также для того, чтобы ярче показать трудность, тяжесть действия героя. Так,
изменение суффикса в глагольном компоненте помогает понять читателю,
что герой шел к намеченной цели на протяжении долгого времени.
ФЕ вывести из себя в значении «лишить самообладания» в тексте
выступает в преобразованном виде: «Ее как раз и выводило из себя его
обыденное,
скучное
ко
всему
тут
терпение».
Компонент
вывести
преобразован за счет изменения суффикса, который добавляет в ФЕ значение
продолжительности, многократности. Преобразуя фразеологизм, автор тем
самым показывает, что героиня достаточно часто теряла самообладание,
проявляла эмоциональность.
ФЕ перевести дух в значении «глубоко вздохнуть, отдышаться» в
тексте выступает в преобразованном виде: «Взглядом проводив дежурного к
бесплотно плавающим в сереньком мороке избушкам Боганиды, Акимка с
облегчением переводил дух». Компонент перевести преобразован за счет
изменения
суффикса,
после
чего
меняется
грамматическая
форма
глагольного компонента ФЕ. Преобразование вносят изменение в значение
фразеологизма, которое приобретает оттенок продолжительности действия.
Трансформируя ФЕ, автор ярче создает образ героя, показывая его состояние.
61
ФЕ бросаться в глаза в значении «привлекать внимание своим видом,
обращать на себя внимание» в тексте выступает в преобразованном виде:
«Лишь бросится в глаза, что на много сотен километров берега Енисея
купаются в розовом разливе медовой травы». Компонент бросаться
преобразован за счет изменения суффикса, который меняет грамматическую
форму глагола и несет в себе добавочное значение в ФЕ. Так, автор
преобразовывает фразеологизм, чтобы указать на мимолетность действия.
4.3. Преобразование окончания
ФЕ от века в значении «с незапамятных времен, искони» в тексте
трижды выступает в преобразованном виде: «Здесь от веку кто-нибудь когонибудь гоняет»; «От веку именуют страшным словом «бродяга»»; «От веку
звались боганидинскими». Фразеологизм от века употреблен в форме от
веку с вариантным окончанием, которое придает разговорный оттенок ФЕ.
Это приближает повествование к живой, народной речи, для которой
свойственно употребление разговорных форм.
ФЕ само собой в значении «ясно, безусловно, конечно» в тексте
дважды выступает в преобразованном виде: «Без мутовки, само собою
сбивается оно над огнем», «Собака, прежде чем стать собакой, побыла
человеком, само собою, хорошим». И в этих случаях автор изменяет
литературную форму компонента на разговорную, добиваясь того же
эффекта, что и в предыдущих случаях.
62
Выводы
На основе анализа фразеологизмов в тексте, можно сказать, что
аффиксальные преобразования вносят два типа изменений: грамматические и
семантические.
В
повести
Астафьев
использует
три
типа
преобразования:
префиксальный, суффиксальный, преобразование окончания. Изменения
путем прибавления префикса и изменения суффикса вносят в повествование
дополнительные оттенки, которые могут показывать субъективную оценку
действия, оценку героя и т.п. Используя грамматические изменения, автор
одновременно изменяет и значение ФЕ. Преобразование окончания как тип
преобразования используется с целью изменить стилистический оттенок
узуальной ФЕ.
63
5. ИЗМЕНЕНИЕ ФОНЕТИЧЕСКОГО ОБЛИКА КОМПОНЕНТА
Фразеологические единицы довольно часто употребляются в прямой
речи, потому что с их помощью можно ярче описать эмоции, точнее
выразить
какую-либо
мысль,
достовернее
описать
событие
и
т.п.
Практически каждый человек имеет какие-либо особенности произношения,
которые отражаются в его речи. Следовательно, они могут повлиять и на ФЕ,
преобразовав ее фонетический облик.
ФЕ чуть что в значении «если что-либо случится, произойдет, при
малейшем поводе» в тексте выступает в преобразованном виде: «Сють, сто
хватаюсь за рузье». Фразеологизм преобразован за счет фонетического
изменения
звуковой
оболочки
компонента:
звук
ч
заменен
на
с.
Преобразованная ФЕ употреблена в прямой речи, следовательно, автор хотел
отразить
особенности
речи
персонажа,
его
характерную
манеру
произношения шипящих звуков. Это характерно не только для конкретного
фразеологизма,
но
и
других
слов.
На
это
указывает
дальнейшее
повествование.
ФЕ как огурчик в значении «о ком-либо здоровом, крепком, свежем на
вид» в тексте неоднократно выступает в преобразованном виде: «Снайпер на
линии огня как огурсик долзен быть!», «Проспавши долгую-долгую ночь,
поднялся как «огурсик»», «Все же простужен, хоть и уверяет, будто он как
«огурсик»». В ФЕ трансформирована звуковая оболочка: звук ч заменен на с,
что раскрывает особенность говора героя, т.к. фразеологизм употреблен в
живой речи.
ФЕ путаться под ногами в значении «находясь рядом, поблизости,
мешать своим присутствием, отвлекая от дела» в тексте выступает в
преобразованном виде: «Ну-ка! – отпихнул ее Аким с дороги. – Путаесся
токо под ногами!
64
ФЕ развесить уши в значении «слушать что-либо с увлечением и
доверчивостью» в тексте выступает в преобразованном виде: «- Кержак
рыбачит? Да? Харюзов ловит? Да? Ты и ухи развесил!» В компоненте ФЕ
звук ш заменен на х. Преобразовывая фразеологизм, Астафьев хотел передать
не только особенность говора героя, но и придать просторечную окраску
повествованию,
т.к.
соответствующие
произношение
характерно
для
простых, деревенских жителей.
Выводы
Таким образом, изменение фонетического облика компонента ФЕ
выполняет две важные функции: 1) передает особенности народной,
диалектной речи; 2) передает индивидуальные особенности произношения
персонажа, т. е. выполняет функцию речевой характеристики.
65
6. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ФЕ
ФЕ стоном стонать в значении «горько жаловаться, сетовать»
преобразована: «Еще с речки слышал Акимка, как они перекликались тут,
квякали озабоченно, потом на весь лес стоном стонали — песня у них такая
— напировались, весело им», «Как стоном стонут руки».
Используя
семантическое преобразование, Астафьев метафоризирует ФЕ. Автор
акцентирует внимание на образной основе ФЕ, сравнивая состояние птиц и
уставших рук с состоянием человека. Преобразование фразеологизма
позволяет нам понять, что руки испытывают такую сильную боль, что можно
сравнить ее со стоном, возникает впечатление, что руки стонут.
ФЕ руки по швам в значении «по стойке «смирно» с вытянутыми вдоль
туловища»: «Мы все разом вскакивали и руки по швам». Автор изменяет
семантику на основе того образа, который возникает в первичном значении
ФЕ, придает ФЕ процессуальное значение, внося в нее семы «стоять
смирно».
ФЕ дух вон в значении «умер, умерла» преобразована: «и вот уж дух из
нас вон!» Астафьев преобразует фразеологизм семантически. Герои устали
до такой степени, что их состояние приравнивается к состоянию мертвого
человека, но автор, создавая их образ, меняет значение ФЕ.
ФЕ стоять на месте в значении «не двигаться вперед, не развиваться,
не изменяться» преобразуется: «Все как стояло, так и стоит на месте, вон
даже такой привычный пожар полыхает, не вызывая разлада в жизни».
Фразеологизм используется автором как выражение, которое воспринимается
одновременно как ФЕ, и как свободное словосочетание.
ФЕ отвести глаза имеет узуальное значение: «отвлечь чье-либо
внимание, обмануть»: «Касьяшки лепятся в хвосте очереди, отводят глаза
от людей и от хлеба». Преобразование ведет к изменению грамматического
значения глагольного компонента, в результате ФЕ получает значение
66
несовершенного вида, которое очень точно передает суть, когда голодные
дети стараются не смотреть на хлеб и тем самым показать, что они якобы и
не голодны, т. е. отвлекают внимание от своего положения, своеобразно
пытаясь обмануть. Автор употребляет свободное словосочетание, но оно в
силу устойчивости компонентного состава ассоциируется с фразеологизмом.
В результате в тексте реализуется одновременно и фразеологическое
значение, и значение свободного словосочетания — возникает удвоение
смысла.
ФЕ
выворотиться
наизнанку
в
значении
«выворотить
душу»
преобразована: «Дамку от банной грязи выворотило наизнанку». ФЕ
употребляется в ином значении «стошнить».
Выводы
Семантические преобразования
как способ преобразования
ФЕ
используется писателем для более полного создания и раскрытия образа,
ситуации, действия. Данный способ преобразования используется редко.
67
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Цель данной работы заключалась в изучении способов преобразования
ФЕ в повести и определении их роли в создании текста.
Трансформированные ФЕ составляют 26 % от всего количества
выделенных в повести ФЕ. Это свидетельствует о важности преобразования в
тексте произведения.
Нами
были
выявлены
и
рассмотрены
следующие
способы
преобразования ФЕ: изменение компонентного состава ФЕ, расширение
компонентного
состава
ФЕ,
усечение
компонентного
состава
ФЕ,
перестановка компонента ФЕ, аффиксальные преобразования ФЕ, изменение
фонетического облика компонента ФЕ, семантические преобразования ФЕ.
Наиболее часто используемым способом преобразования является
изменение компонентного состава ФЕ, который включает семь типов
преобразования путем замены компонента фразеологизма. Выявлено 60
случаев трансформации подобного рода, что составляет более 38 % от
общего числа трансформированных ФЕ. Данный способ преобразования
помогает автору лучше раскрыть смысл произведения. Заменяя компонент,
писатель вносит дополнительное значение в текст повествования, какие-либо
стилистические оттенки, характеризующие героев, события, анализ ситуации
и т. п.
Следующим продуктивным в повести способом преобразования
является
изменение
разновидностями,
структуры
которые
ФЕ,
представленный
рассматриваются
во
несколькими
фразеологии
как
самостоятельные способы преобразования. Это расширение компонентного
состава (30 единиц, ~20% от общего числа преобразований), усечение
компонентного состава (12 единиц, ~8% от общего числа преобразований),
перестановка компонентов ФЕ (27 единиц, ~18% от общего числа
преобразований). Изменяя компонентный состав, писатель добавляет в
68
структуру ФЕ компонент, который вносит дополнительную характеристику в
повествование; сокращая фразеологизм, придает повествованию краткость и
лаконичность; переставляет компонент, чтобы выделить его из всей ФЕ,
акцентируя внимание читателя на каком-либо оттенке фразеологической
семантики.
Аффиксальные преобразования как способ трансформации реже
встречается в повести (13 единиц, 8,5% от общего числа преобразований).
Основная роль данного способа – изменение грамматического значения ФЕ,
следствием которого является и семантическое изменение.
Изменение
фонетического
облика
компонента
как
способ
преобразования используется автором лишь несколько раз (4 единицы). Цель
преобразования заключается в отражении особенностей живой речи героев.
Семантические преобразования ФЕ также мало встречаются в тексте (6
единиц). Основная их роль – изменение семантики ФЕ с целью ярче и
образнее раскрыть авторскую мысль.
Таким образом, можно сделать вывод, что одной из особенностей стиля
В. Астафьева в повести «Царь-рыба» является употребление большого
количества фразеологических единиц. Всего было выявлено 584 ФЕ, что
составляет 1, 5 ФЕ на страницу текста. Вторая особенность стиля повести
состоит в том, что автор часто пользуется трансформацией фразеологизмов.
ФЕ – образная единица, однако Астафьеву этого недостаточно. Преобразуя
ФЕ, он пытается добиться как можно более точного выражения мысли, ярче
раскрыть то, о чем пишет. Следовательно, В. Астафьев придает большое
значение использованию ФЕ, поэтому они играют важную роль в
формировании индивидуально-авторского стиля.
69
Список литературы
1. Астафьев В.П. Царь-рыба. Повествование в рассказах. – М.: Современник,
1982. – 384 с.
2. Амосова
Н.Н.
Основы
английской
фразеологии.
–
Л.:
Изд-во
Ленинградского университета, 1963. – 208 c.
3. Антонова В.В. Лингвистические аспекты вариативности.
[Электронный
– 2017.
ресурс].
URL:
https://урок.рф/library/lingvisticheskie_aspekti_variativnosti_022107.html.
4. Ахманова О.С. Очерки по общей и русской лексикологии.
– М.:
Учпедгиз, 1957. – 295 с.
5. Божко Н.А. Индивидуально-авторские преобразования фразеологических
единиц в языке художественной прозы (на материале произведений В.
Токаревой). – Тюмень, 2015. [Электронный ресурс]. URL: http://konf.xpdf.ru/18filologiya/373723-1-individualno-avtorskie-preobrazovaniyafrazeologicheskih-edinic-yazike-hudozhestvennoy-prozi-na-materialeproizvedeniy.php.
6. Ван Сэнь. Фразеологическая составляющая романа И.С. Тургенева «Отцы
и дети»: структурно-семантический и функциональный аспекты: автореф.
… канд. филол. наук. – Орел, 2007. – 23 с.
7. Губайдуллина Н.Ю. Трансформационные процессы в современной
фразеологии на материале художественных текстов Александра Попова //
Вестник Челябинского государственного педагогического университета. –
2016.
[Электронный
ресурс].
URL:
https://cyberleninka.ru/article/n/transformatsionnye-protsessy-v-sovremennoyfrazeologii-na-materiale-hudozhestvennyh-tekstov-aleksandra-popova.
8. Демидова Т.А. Роль образных единиц в формировании идиостиля В.П.
Астафьева: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Томск, 2007. – 25 с.
70
9. Ермакова Е.Н. Прокопова М.В. Трансформация фразеологических единиц
как языковая стратегия массовой (на материале цикла Б. Акунина
«Нефритовые
четки»)
//
Вестник
Челябинского
государственного
педагогического университета. – 2013. [Электронный ресурс]. URL:
https://cyberleninka.ru/article/n/transformatsiya-frazeologicheskih-edinits-kakyazykovaya-strategiya-massovoy-literatury-na-materiale-tsikla-b-akuninanefritovye.
10. Ермакова Е.Н. Фразо- и словообразование в сфере фразеологии: автореф.
дис. … д-ра филол. наук. – Тюмень, 2008. – 42 с.
11. Жуков В.П., Жуков А.В. Русская фразеология. – М.: Высшая школа, 2006.
– 408 с.
12. Жуков В.П. Об устойчивости и вариантности фразеологизмов на
семантическом уровне // Проблемы устойчивости и вариантности
фразеологических единиц: Материалы межвузовского симпозиума. –
Тула, 1972. – С. 20–29.
13. Захарова Н.Н. Особенности использования фразеологических единиц в
художественном тексте (на материале произведений В.М. Шукшина):
автореф. дис. … канд. филол. наук. – Орел, 2001. – 23 с.
14. Зимин В.И. К вопросу о вариантности фразеологических единиц //
Проблемы устойчивости и вариантности фразеологических единиц:
материалы межвузовского симпозиума. – Тула, 1972. – С. 70 –82.
15. Икрам Р.Т. Устойчивые обороты и выражения в повести В. П. Астафьева
"Пастух и пастушка" // Научный форум: Филология, искусствоведение и
культурология: сб. ст. по материалам XIV междунар. науч.-практ. конф. –
№ 3(14). – М.: МЦНО, 2018. – С. 103–110.
16. Ильинский А.А. Роль и функции фразеологических единиц в романе В.
Максимова «Прощание из ниоткуда»: автореф. дис. … канд. филол. наук.
–
Тамбов,
2004.
[Электронный
http://www.tstu.ru/book/elib/pdf/2004/ilinsky.pdf.
ресурс].
URL:
71
17. Копыленко М.М. Попова З.Д. Фразеология – полноправный отдел науки о
языке // Проблемы устойчивости и вариантности фразеологических
единиц: материалы межвузовского симпозиума. – Тула, 1972. – С. 196–
203.
18. Коршкова Е. А. Фразеология в поэзии Владислава Ходасевича: дисс. ...
канд. филол. наук. –
Курган, 2005. [Электронный ресурс]. URL:
http://cheloveknauka.com/frazeologiya-v-poezii-vladislava-hodasevicha.
19. Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В.Н. Ярцевой. —
М.: Советская энциклопедия, 1990. – 686 с.
20. Ломакина О. В. Фразеология в языке Л.Н.Толстого: лингвистический
комментарий и лексикографическое описание: дисс. ... докт. филол. наук.
– СПб., 2016. – 383 с.
21. Ломов А.Г. Фразеология в творческой лаборатории писателя (на
материале драматических произведений А.Н. Островского): автореф. дис.
… докт. филол. наук. – Орел, 1998. – 42 с.
22. Лукина А.С. Изобразительная роль фразеологизмов в произведениях Б.П.
Екимова // Международный журнал социальных и гуманитарных наук. –
2017. –– №3. –– Т. 1. – С. 92–95.
23. Мелерович А.М. Мокиенко В.М. // Фразеологизмы в русской речи:
словарь. –– М.: Русские словари, 1997. – 864 с. – С. 3–44.
24. Мелерович А.М. Мокиенко В.М. Окказиональные преобразования
фразеологических единиц // Вестник Челябинского государственного
педагогического университета. – 2014. [Электронный ресурс]. URL:
https://cyberleninka.ru/article/n/okkazionalnye-preobrazovaniyafrazeologicheskih-edinits.
25. Михальчук Н.Г. Фразеологические единиц как средство формирования
идиостиля М. Булгакова: дис. … канд. филол. наук. – Орел, 2002. – 222 с.
26. Мокиенко В.М. Славянская фразеология. – М.: Высшая школа, 1980. –
207 с.
72
27. Молотков А.И. Основы фразеологии русского языка. – Л.: Наука, 1977. –
283 с.
28. Молотков А.И. Фразеологический словарь русского языка. – М.:
Советская энциклопедия, 1968. – 543 с.
29. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / под ред. проф. Л.И.
Скворцова. – 28-е изд., перераб. – М.: Мир и образование, 2016. – 1376 с.
30. Орехова М.В. Фразеологические единицы как элемент идиостидя Б.
Зайцева (на материале романов): автореф. дис. … канд. филол. наук. –
Орел, 2009. – 24 с.
31. Попов Р.Н. Валькова Д.П Маловицкий Л.Я. Федоров А.К. СРЯ: учеб.
пособие для студентов пед ин-тов по спец. № 2121 «Педагогика и
методика нач. обучения». – М.: Просвещение, 1986. – 464 с.
32. Попов Р.Н. Ответы на вопросы № 1 – 6 // Проблемы устойчивости и
вариантности
фразеологических
единиц:
материалы
межвузовского
симпозиума. – Тула, 1972. – С. 195.
33. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических
терминов. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Просвещение, 1985. — 399 с.
34. Самотик Л. Г. Народность языка произведений В. П. Астафьева. //
Творчество
В.
П.
Астафьева:
философский,
исторический,
филологический аспекты: материалы н/м конф., посвященной творчеству
В. П. Астафьева. –– Красноярск; Ачинск, 1998. – С. 46-56.
35. Самотик Л.Г. Внелитературная лексика в произведениях В.П. Астафьева
// Феномен В.П. Астафьева в общественно-культурной и литературной
жизни конца 20 в. –– Красноярск, 2005. – С. 186–196.
36. Словарь русского языка: в 4-х т. / под ред. А. П. Евгеньевой. – 4-е изд.,
стер. – М.: Русский язык: Полиграфресурсы. – 1981-1984.
37. Телия В.Н. Что такое фразеология. – М.: Наука, 1966. – 86 с.
38. Третьякова И.Ю. Типы и способы окказионального преобразования
фразеологических
единиц
в
поэтических
текстах
(на
материале
73
современной русской поэзии): автореф. дис. … канд. филол. наук. – Орел,
1993. – 22 с.
39. Уваров Н.С. Фразеологизмы в повести В.П. Астафьева «Последний
поклон»: Словарь фразоупотреблений – В 2-х ч. – Ч. 1: А – О. –
Куйбышев, 2010. – 360 с.
40. Федоркина Е.А. Фразеология в художественном дискурсе Е.И. Носова:
дис. … канд. филол. наук. Курск, – 2006 – 199 с.
41.Федоров А.И. Фразеологический словарь русского литературного языка. –
М.: Астрель: АСТ, 2008. – 828 с.
42. Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М.: Высшая
школа, 1969. – 232 с.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа