close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Холявин Никита Сергеевич. Проблемы уголовной ответственности за государственную измену

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Проблемы уголовной
ответственности за государственную измену».
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.04.01 Юриспруденция
Направленность (профиль): Уголовное право и уголовный процесс
Студент: Н.С. Холявин
Научный
руководитель:
к.ю.н.,
доцент,
заведующий
кафедрой
уголовного права Л.А. Абашина.
Объем ВКР: 103.
Количество использованных источников: 80.
Ключевые
слова:
государственная
измена,
измена
государству,
государственная тайна, шпионаж, безопасность государства.
Краткая ограниче характеристика ВКР: таким в данной выпускной рода квалификационной
работе рассмотрено установление ответственности за государственную
измену в Модельном уголовном кодексе для государств - участников СНГ и
уголовном законодательстве отдельных стран ближнего зарубежья; изучена
уголовная ответственность за государственную измену по законодательству
отдельных государств дальнего зарубежья; проанализирована уголовноправовая регламентация ответственности за государственную измену в
отечественном уголовном законодательстве в историко-правовом аспекте;
охарактеризован состав преступления, установленный в ст.275 УК РФ,
выявлены правореализационные и юридико-технические проблемы ст. 275
УК РФ «Государственная измена».
Использовались
компаративистский,
методы
исследования:
формально-логический,
историко-правовой,
диалектический,
анализа и синтеза.
осущетвлямаПо рсфрезультатам проведенного добавленуюисследования сделаны квалифцвыводы.
а
также
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……................................................................................................ 5
ГЛАВА
1.
УГОЛОВНАЯ
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
ЗА
ГОСУДАРСТВЕННУЮ ИЗМЕНУ В ЗАРУБЕЖНОМ УГОЛОВНОМ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ……. 14
1.1 Установление ответственности за государственную измену в
Модельном уголовном кодексе для государств - участников СНГ и
уголовном законодательстве отдельных стран ближнего зарубежья…….. 14
1.2
Уголовная
уголовному
ответственность
законодательству
за
государственную
отдельных
измену
государств
по
дальнего
зарубежья……………………………………………………………………... 23
ГЛАВА
2.
УСТАНОВЛЕНИЕ
ГОСУДАРСТВЕННУЮ
УГОЛОВНОМ
ИЗМЕНУ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ
В
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ:
ЗА
ОТЕЧЕСТВЕННОМ
ИСТОРИЯ
И
СОВРЕМЕННОСТЬ………………………………………………………….. 34
2.1
Уголовно-правовая
регламентация
ответственности
за
государственную измену в отечественном уголовном законодательстве:
историко-правовой аспект…………………………………………………… 34
2.2 Уголовная ответственность за государственную измену по УК РФ:
общая характеристика состава преступления, правореализационные и
юридико-технические проблемы……………………………………………. 59
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………. 84
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………..... 89
ПРИЛОЖЕНИЯ
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
темы
исследования.
Российская
Федерация,
во
исполнение ст.4 своей Конституции1, защищает основы конституционного
строя разными способами. Одними из самых действенных способов охраны и
защиты суверенитета государства, как внешнего так и внутреннего, территории
страны, безопасности и обороны являются меры уголовной репрессии, к числу
которых относится и ст. 275 «Государственная измена» Уголовного кодекса
Российской Федерации2.
Несмотря на наличие в Основном законе статьи 29, гарантирующей
свободу слова, мысли, а также право искать, получать, передавать производить
и распространять информацию, часть этой информации составляют секретные
сведения, представляющие собой государственную тайну, разглашение которой
может привести к неблагоприятным последствиям в различных отраслях,
поэтому
государство
вводит
ограничения
не
только
на
доступ
и
распространение такой информации, но и, в особенности, устанавливает
полный запрет на ее передачу иностранным государствам, а также
международным и иностранным организациям. Разглашение такой информации
наносит вред не только обороноспособности страны, но и другим ее сферам.
Д.С. Турсунбаева, оценивая степень опасности для экономической сферы и
обороноспособности страны, пишет, что подобные противоправные действия
могут «нанести огромный экономический вред государству, привести к
остановке строительства стратегически важных объектов, повлечь срыв
перспективных исследований в научной и технической областях, создает риск
сведения к нулю многолетнего труда различных коллективов по разработке и
внедрению оригинальных технологий, планов обороны в особые периоды,
Конституция Российской Федерации: [принята всенародным голосованием 12.12.1993: по сост. на 12 июня
2017 г.] (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ,
от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Российская газета. – 25 декабря. 1993. - № 237.
2
Уголовный кодекс Российской Федерации: [Федер. закон № 63-ФЗ: принят Гос. Думой 13 июня 1996: по сост.
на 12 ноября 2018 г.] // Собрание законодательства РФ. - 1996. -№ 25. -Ст. 2954. Далее-УК РФ.
1
6
новых типов оружия»1. Непоправимый вред может наступить и в сфере
международных отношений, приводя государство к разрыву дипломатических
отношений
и
межгосударственных
связей2.
Поэтому
криминализация
государственной измены и установление за нее самых суровых наказаний
представляется вполне логичным действием со стороны государства.
Значимость в современный период выбранной для нашей выпускной
квалификационной работы темы также обусловлена и целым рядом иных
обстоятельств. Во-первых, беспрецедентная напряженность в международных
отношениях, приведшая к ситуации, которую уже называют порогом новой
«холодной войны», актуализирует более пристальное внимание к вопросам
национальной безопасности, а также к защите информации в части соблюдения
государственной тайны и ответственности за оказание различного рода помощи
нашим геополитическим противникам. Во-вторых, намеченное объединение
части постсоветских государств в совместной реализации интеграционного
проекта под эгидой России, хотя и несколько затормозилось в связи с
разразившимся политическим кризисом, однако по-прежнему находится в
фокусе актуальной политики и не снято с повестки дня. Это требует выработки
совместного подхода к вопросам соблюдения национальной безопасности и
применения к ее нарушителям мер ответственности, что предполагает
унификацию уголовного законодательства в этой части. Существующая
потребность порождает необходимость продолжения изучения уголовноправовой ответственности в рамках компаративистской методологии для
активизации международного сотрудничества в сфере защиты сведений,
составляющих государственную тайну. Согласимся с К.О. Папеевой в том, что
дополнительно такие исследования будут способствовать ещё и «оптимальному
Турсунбаева, Д.С. Институт ответственности за государственную измену в законодательстве России и
зарубежных стран / Д.С. Турсунбаева // Молодой ученый. - 2017. - №48. - С. 276.
2
Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации: научное и судебное толкование: научнопрактическое пособие / Ю. И. Антонов, В. Б. Боровиков, А. В. Галахова и др.; под ред. А. В. Галаховой. — М.:
Норма, 2014. - С.375.
1
7
законотворческому решению сходных правовых проблем, приращению знания
и прогрессивному развитию отечественного права»1.
Наконец, в третьих, в общественно-политическом дискурсе дискуссии по
вопросам совершения государственной измены отнюдь нередки. Эта норма
Уголовного кодекса РФ периодически вызывает интерес у противников
правящего режима, пытающихся обвинить его представителей в совершении
преступления,
предусмотренного
именно
ст.
275
УК
РФ.
Активно
муссироваться ими этот вопрос начинает обычно тогда, когда определенная
страта политизированной части нашего социума начинает подозревать коголибо из государственных деятелей в нарушении (или таких попытках)
территориальной целостности страны (проблема передачи Японии части
Курильских островов, Шельфа Баренцева моря –Норвегии и пр.). При этом
уровень уголовно-правовой грамотности большей части населения (включая
эту страту) оставляет желать лучшего, но не осознаётся ими самими как
объективно
крайне
низкий,
что
и
позволяет
им
самостоятельно
«квалифицировать» деяния как преступления, после чего с большим апломбом
выступать с «разоблачительными» статьями, ничуть не сомневаясь в своей
способности
давать
правильное
нормативное
толкование
положениям
российского уголовного законодательства2.
Таким образом, очевидный интерес части общества к этой теме, который
констатируется не только нами, но и в юридическом сообществе3, подлинная
реализация которого затруднена отсутствием правовых знаний и объективной
недостаточностью исследований по данной проблематике, также требует
продолжения
научного
осмысления
проблем
юридико-технических
и
правореализационных проблем правовой регламентации ответственности за
Папеева, К.О. Уголовная ответственность за посягательства на государственную тайну в Беларуси, Молдове,
Украине и России: сравнительное исследование / Папеева К.О. // Общество и право.- 2017. -№1 (59).
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/ugolovnaya-otvetstvennost-zaposyagatelstva-na-gosudarstvennuyu-taynu-v-belarusi-moldove-ukraine-i-rossii-sravnitelnoe-issledovanie-Дата
доступа: 01.11.2018.
2
См., например: Игорь Стрелков и Константин Сивков: Южные Курилы - госизмена? [Электронный ресурс]. –
Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=zvZYI8akXW4-Дата доступа: 20.11.2018.
3
Гулямов, Р.П. Государственная измена в средневековой Англии до и после статута 1352 года : автореф…дис.
... канд. юрид. наук : 12.00.01 / Гулямов Роман Петрович. - Ставрополь, 2004.- С.1.
1
8
совершение
государственной
измены.
Все
вышеперечисленное
делает
выбранную нами для выпускной квалификационной работы тему очень
актуальной.
Степень
разработанности
проблемы
исследования.
Проблемы
ответственности за государственную измену в настоящее время не являются
приоритетным направлением для научных исследований, несмотря на
проявление общественного интереса к этой теме и ее несомненную
практическую значимость. Вопросы правоприменения ст. 275 УК РФ обойдены
вниманием даже высшей судебной инстанции: Верховный суд РФ до сих пор не
дал нормативного толкования этому составу преступления на пленарном
уровне.
Можно сказать, что ее степень разработанности очень невысока и в
юридической литературе. В известных нам источниках диссертационного
уровня ее обычно рассматривают фрагментарно, в рамках тематики, связанной
с защитой государственной безопасности, охраной информации или при
исследовании
рассмотрении
проблем
защиты
ответственности
государственной
за
тайны, а
преступления
также
против
при
основ
конституционного строя и безопасности государства1. В таком контексте
государственной измене, как правило, посвящен один из параграфов работы2,
т.е. самостоятельным предметом исследования такие вопросы практически не
становятся. Для достижения целей нашего исследования очень значимы
научные работы К.О. Папеевой, в которых в этом она не только проводит
сравнительно-правовые
исследования
российского
уголовного
законодательства с законодательством других государств, но и активно
выявляет юридико-технические проблемы, возникшие при конструировании
См., например: Бошук, В.А. Теоретические основы уголовно-правовой политики России в сфере
государственной безопасности : дисс ... кандидата юрид. наук : 12.00.08 / Бошук, Виктор Аркадьевич. Краснодар, 2006.-217с.; Царёв, Д.В. Общее понятие и признаки преступлений против основ конституционного
строя и безопасности государства в России : дисс ... канд-та юрид. наук : 12.00.08 / Царев, Дмитрий
Вячеславович. – Иваново, 2005. – 260с.
2
См.: Дьяков, C.B. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности
государства) и государственная преступность. / C.B. Дьяков - М.: НОРМА, 1999. - 320 с.; Дьяков, C.B.
Ответственность за государственные преступления / Общ. ред. и введение Л.И. Баркова. / C.B. Дьяков, A.A.
Игнатьев, М.П. Карпушин - М.: Юрид. лит., 1988. - 224 с.
1
9
данной нормы. Но у нее вопросы государственной измены - вторичны, а
первоочередное внимание всегда уделено проблемам уголовно-правовой
защиты государственной тайны. Она также констатирует в рамках тематики
своего
исследования
низкую
степень
интереса
к
проблемам
защиты
государственной тайны уголовно-правовыми средствами (что напрямую
касается
уголовно-правовой
регламентации
ответственности
за
государственную измену), указывая, что по данной проблематике защищены
только две диссертационные работы1.
Однако определенное количество работ все же непосредственно
посвящено
исследованию
проблем
уголовной
ответственности
за
государственную измену. Отметим здесь научные работы А.Н. Нестерова, М.И.
Бородиной, посвященные исследованию эволюции ответственности за этот
состав преступления в нашей стране в исторической ретроспективе, а также
труды Р.П. Гулямова, А.А. Трефилова, К.Д. Николаева и др. исследователей,
делавших
предметом
своего
научного
интереса
ответственность
за
государственную измену в отдельных зарубежных странах2.
Таким образом, в настоящее время явно недостаточно комплексных
работ, в которых были бы отражены проблемы уголовной ответственности за
государственную измену в качестве приоритетного направления научного
исследования. Заметим также, что часть и так редко представленных
исследований, где эти вопросы находятся в периферийном фокусе внимания,
написаны без учета коррекции содержания этой нормы, предпринятой
законодателем в 2012 году3. Все это доказывает необходимость продолжения
исследований по обозначенной проблематике.
Бендин, В.В. Защита государственной тайны Российской Федерации уголовно-правовыми средствами:
автореф. дис. ... канд-та юрид. наук: 12.00.08 / Бендин Валерий Владимирович. - Ростов-на-Дону, 2004. - 34 с.;
Дворников, А.А. Уголовно-правовая охрана государственной и служебной тайны в органах внутренних дел:
автореф. дис. ... канд-та юрид. наук: 12.00.08 / Дворников Александр Александрович - Тюмень, 2007. - 22 с.
2
См., например: Кухоль, Ю.А. История развития уголовной ответственности за государственную измену в
зарубежных странах / Ю.А. Кухоль, С.С. Медведев // Образование и наука в современных реалиях : материалы
Междунар. науч.–практ. конф. (Чебоксары, 4 июня 2017 г.). В 2 т. Т. 2 / редкол.: О.Н. Широков [и др.] –
Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2017. – С. 238-245.; Турсунбаева, Д.С. Институт ответственности за
государственную измену в законодательстве России и зарубежных стран / Д.С. Турсунбаева // Молодой ученый.
- 2017. - №48. - С. 276-279.
3
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального
1
10
Целью нашего исследования является изучение проблем уголовной
ответственности за государственную измену.
Поставленная цель требует решения следующих задач:
1)
рассмотреть установление ответственности за государственную
измену в Модельном уголовном кодексе для государств - участников СНГ и
уголовном законодательстве отдельных стран ближнего зарубежья;
2)
изучить уголовную ответственность за государственную измену по
законодательству отдельных государств дальнего зарубежья;
3)
проанализировать
уголовно-правовую
регламентацию
ответственности за государственную измену в отечественном уголовном
законодательстве в историко-правовом аспекте;
4)
охарактеризовать состав преступления, установленный в ст. 275 УК
РФ, выявить правореализационные и юридико-технические проблемы ст. 275
УК РФ «Государственная измена».
Объектом
связанные
с
исследования
выступают
противодействием
такому
общественные
преступному
отношения,
деянию,
как
государственная измена.
Предметом исследования выступают проблемы конструирования и
правоприменения нормы уголовного права, регламентирующей установление
ответственности за государственную измену (ст. 275 УК РФ).
Методология исследования. В работе применялись следующие методы
и приемы научного исследования: историко-правовой, компаративистский,
формально-логический, диалектический, а также анализа и синтеза.
Теоретическая и практическая значимость работы. Материалы
данной работы могут быть использованы при преподавании дисциплин
«Уголовное право России», «Уголовное право зарубежных стран», а также
спецкурсов по уголовно-правовой тематике и проблемам защиты национальной
безопасности российского государства и основ его конституционного строя.
кодекса Российской Федерации [Федер. закон № 190-ФЗ: принят Гос. Думой 12 ноября 2012г.] // Собрание
законодательства РФ. -2012.- № 47. -Ст. 6401.
11
Значимость работы также заключается, во-первых, во внесении своего
вклада в общественно-политическую дискуссию о государственной измене. Вовторых, в углубленном изучении темы самим магистрантом, что не только
позволило сделать ряд практических предложений по совершенствованию норм
УК РФ, регламентирующих ответственность за государственную измену, но и
будет способствовать увеличению его профессионализма, поскольку имеет
большое значение для профессиональной деятельности магистранта, напрямую
связанной с защитой государственной безопасности государства.
На
защиту
выпускной
квалификационной
работы
выносятся
следующие положения:
1.
Многие недостатки, присущие Модельному уголовному кодексу и
уголовному законодательству стран постсоветского пространства в части
установления правовой регламентации государственной измены, оказались
преодолены в отечественном уголовном праве. Российский уголовный кодекс,
по сравнению с аналогичными нормативными актами стран –бывших
республик
Советского
Союза.
находится
на
более
высоком
уровне
юридической техники, однако работа над общими недостатками, имеющимися
и
в
международном
законодательстве
(МУК),
и
в
кодексах
стран
постсоветского пространства, должна быть продолжена в рамках национальной
системы законодательства.
2.
В заимствовании уголовно-правовых норм стран англосаксонской
системы права нет необходимости по нескольким причинам. Применительно к
английскому праву это представляется нецелесообразным, во-первых, из-за их
архаичности (нет смысла имплементировать нормы XIV века), во-вторых, из-за
различий в форме правления (у нас монархии нет), в- третьих, из-за разницы в
законодательной технике (у нас на смену казуистичному регулированию еще в
XIX веке пришло абстрактное). Однако имеет смысл заимствовать такой вид
измены как «измена земле», установленный в уголовном законодательстве
государств, испытавших влияние германского уголовного права и в самой ФРГ.
Это представляется логичным, поскольку в 2013 году отечественный
12
законодатель счёл возможным криминализировать публичные призывы к
осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной
целостности
Российской
Федерации,
в
качестве
отдельного
состава
преступления, предусмотренного статьёй 280.1 УК РФ, то нарушение
территориальной целостности как de facto, так и de jure тем более должно
представлять собой состав преступления. Опыт зарубежных стран показывает,
что это следует криминализировать не отдельным составом, а включить в
уголовное законодательство как один из видов государственной измены.
Изучение уголовной ответственности за государственную измену в
3.
отечественном законодательстве в исторической ретроспективе показывает, что
ответственность за это преступное деяние всегда усиливалась в периоды
социально-политических катаклизмов, смут и войн. Государственная измена
всегда
считалась
преступным
деянием,
имевшим
высокую
степень
общественной опасности, и каралась очень строго: как правило, высшей мерой
наказания с применением дополнительных видов наказаний (конфискация
имущества, лишение прав состояния). В дореволюционный период нашей
истории правоприменительные проблемы возникали из-за несовершенства
юридической техники нормативных актов, устанавливающих уголовную
ответственность
за
государственную
измену,
Эти
проблемы
носили
объективный характер и были связаны не с некачественной проработкой
структурно-логического
содержания
норм,
а
общей
неразвитостью
законодательной техники: переход от казуистического к абстрактному
построению норм произошел полностью только в нач. ХХ века.
4.
Следует предпринять ряд шагов, направленных на концептуальные
изменения диспозиции статьи 275 УК РФ. К числу таких действий можно
отнести реализацию предложения депутата Н. Ковалева, предложившего
трактовать
взяточничество
в
особо
крупных
размерах
как
форму
государственной измены.
5.
Выявлены юридико-технические недостатки ст. 275 УК РФ и
сделаны предложения по их устранению (стр. 85-87).
13
Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из
введения, двух глав, включающих в себя по два параграфа в каждой,
заключения, списка литературы и пяти приложений.
Объём работы - 103 страницы. Количество использованных источников -80.
14
ГЛАВА 1. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА
ГОСУДАРСТВЕННУЮ ИЗМЕНУ В ЗАРУБЕЖНОМ УГОЛОВНОМ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ
1.1 Установление ответственности за государственную измену в
Модельном уголовном кодексе для государств - участников СНГ и
уголовном законодательстве отдельных стран ближнего зарубежья
В рамках нашей темы полагаем необходимым изучение зарубежного
опыта уголовно-правовой регламентации ответственности за государственную
измену.
Сравнительно-правовой
анализ
отечественного
и
зарубежного
уголовного законодательства позволяет не только лучше понять современное
отечественное уголовное право, но и наметить возможные пути его
реформирования путем имплементации тех положений зарубежных уголовных
кодексов, в которых содержатся наиболее эффективные юридико-технические
приемы и удачные способы конструирования норм, устанавливающих
ответственность за государственную измену.
В первоочередном порядке есть смысл исследовать установление
уголовной ответственности за измену в постсоветских государствах и в
Модельном уголовном кодексе для государств - участников СНГ (Далее МУК).
Интересующий нас состав преступления в Модельном уголовном кодексе
для государств - участников СНГ1 представлен в статье 293 и не подвергался
корректировке с момента его принятия, несмотря на явное наличие в нем
юридико-технических
недостатков.
Состав
представлен
статьи
Отдельным
нормой
296.
преступления
составом
«Шпионаж»
преступления
установлена ответственность за разглашение государственной тайны (ст.299) и
нарушение правил обращения с содержащими государственную тайну
документами или компьютерной информацией (ст.300). Само формулировка
Модельный Уголовный кодекс для государств - участников СНГ (принят постановлением Межпарламентской
Ассамблеи государств - участников СНГ от 17 февраля 1996 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://base.garant.ru/2566472/1/#ixzz51VrDwKZK– Дата доступа: 05.10.2018.
1
15
дефиниции «государственная тайна раскрывается в ст. 1 Модельного закона о
государственных секретах от 16 июня 2003 г.1. В нем государственная тайна
трактуется
следующим
образом:
«Сведения
военного,
экономического,
политического или иного характера, разглашение или утрата которых наносит
или может нанести ущерб национальной безопасности государства». С позиции
экономии законодательного текста использование приема перечисления (при
условии наличия открытого перечня), представляется неудачным способом
дефинирования понятия с точки зрения законодательной техники.
При
анализе
положений
ст.ст.
293
и
296
МУК
очевидна
рассогласованность их положений с Модельным законом в части определения
объекта преступного посягательства. В МУК он обозначен как «ущерб
суверенитету,
территориальной
неприкосновенности
или
внешней
безопасности», тогда как Модельный закон говорит, что нарушитель
государственной тайны посягает на национальную безопасность, которая
объективно является более широким понятием, включая в себя все
вышеперечисленные объекты. Полагаем, что именно ее и следует считать
объектом составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 293, 296 МУК.
Очевидным недостатком, исправленным, кстати, в актуальной редакции
ст. 275 УК РФ, следует признать чрезмерно суженный перечень адресатов
измены только (иностранное государство или иностранная организация, но не
их представители и не международные организации). Однако представители
иностранного государства или иностранной организации упомянуты в статье
«Шпионаж», т.е. вполне могут быть его адресатом исходя из смысла ст.296
МУК, и передать им государственную тайну вполне можно.
Неудачной
представляется
формулировка
диспозиции
ст.
293,
практически полностью воспроизведенная в этой ошибочной части и в УК РФ
в ст.275. Во-первых, избыточность текста диспозиции при включении туда
открытого перечня: перечень случаев, относимых к государственной измене,
Модельный закон о государственных секретах от 16.06.2003 // Информационный бюллетень.
Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. 2003. № 31. С.
230 -261.
1
16
выстроен как открытый (возможна и «иная помощь»), но при этом используется
и принцип перечисления форм измены. Таким образом, в этом случае также
нарушен принцип законодательной экономии текста. Кроме того, в процессе
перечисления этих форм выясняется, что одной из них, наряду с выдачей
государственной тайны, является шпионаж. Как справедливо заметила К.О.
Папеева: «Подобная конструкция позволяет отнести шпионаж и выдачу
государственной тайны к разновидностям оказания помощи иностранным
адресатам, в связи с чем утрачивается законодательная необходимость их
специального закрепления в статье»1. Это предопределяет закономерный
вопрос о необходимости наличия отдельного состава преступления шпионаж,
который в таком случае оказывается ненужным.
Однако из-за различия этих составов преступления по субъектному
составу (субъектом шпионажа может быть только специальный субъект иностранец
или
государственную
апатрид),
измену
в
(это
отличие
гражданин
от
субъекта,
совершающего
государства),
целесообразно
исключить шпионаж из перечня форм государственной измены в диспозиции
ст. 293 МУК, не ликвидируя шпионаж как отдельный состав преступления.
Однако его можно сохранить в примечании в данной статье,
раскрывая
содержание «иной помощи». Еще одним вариантом может быть сохранение
специального субъекта как квалифицирующего признака для образования
квалифицированного состава преступления «Государственная измена».
Полагаем, что в примечании к ст. 293 МУК необходимо в качестве
императивного предписания установить освобождение от ответственности с
учетом позитивного посткриминального поведения субъекта (как это было
сделано в ст. 275 УК РФ). В связи с этим, считаем возможным согласиться с
Папеева, К.О. Модельное законодательство об уголовной ответственности за посягательство на
государственную тайну: сравнительный анализ / К.О. Папеева // Пробелы в российском законодательстве. 2016. -№3. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/modelnoe-zakonodatelstvo-obugolovnoy-otvetstvennosti-za-posyagatelstvo-na-gosudarstvennuyu-taynu-sravnitelnyy-analiz – Дата доступа:
05.10.2018.
1
17
К.О. Папеевой необходимостью внесения изменений и дополнений в МУК для
устранения указанных недостатков1.
МУК выступает ориентиром при подготовке национального уголовного
законодательства в странах СНГ, поэтому неудивительно, что во многом, в
конструкции анализируемого нами состава наблюдается значительное сходство
в этом вопросе с уголовным законодательством РФ и в других правопорядках
стран постсоветского пространства. Сходство обусловлено еще и тем, что,
несмотря на нынешнее существование в качестве независимых государств, они
долгое время были единой страной (Российская империя, Советский Союз), что
предопределяет сходство общих историко-правовых традиций, учитывая
влияние дореволюционной и советской школы уголовного права.
В УК Беларуси, УК Молдовы, и УК Украины криминализированы и
государственная измена, и шпионаж. Это, соответственно: ст. 356 и ст. 358 УК
Беларуси, ст. 337 и ст. 338 УК Молдовы, ст. 111 и ст. 114 УК Украины. Однако
в
УК
Беларуси
и
УК
Молдовы
название
состава
преступления,
предусматривающего ответственность за измену, отличается от российского (в
УК Беларуси статья называется «Измена государству», а в УК Молдовы «Измена Родине»).
Наиболее
оптимальной
представляется
формулировка
объекта
преступного посягательства в УК Беларуси, где, аналогично российской норме,
он определен как национальная безопасность. Тогда как в УК Молдовы и в УК
Украины объект раскрыт достаточно подробно (в украинском законодательстве
-подробнее всего), однако перечисленные виды безопасности и другие объекты
(суверенитет,
территориальная
целостность,
неприкосновенность,
обороноспособность, государственная названы (а также экономическая и
информационная в ст. 111 УК Украины) безопасность), на наш взгляд,
охватываются
понятием
национальной
безопасности
или
безопасности
государства. Интересной представляется формулировка предмета преступления
в УК Беларуси, который, кроме собственной государственной тайны, защищает
1
Предложенная К.О. Папеевой редакция приведена нами в Приложении 2.
18
еще и секреты других государств, переданные Беларуси в соответствии с ее
законодательством. Такое определение предмета преступного посягательства
оставляет
двойственное
впечатление:
с
одной
стороны,
наглядно
демонстрирует желание Республики Беларусь добросовестно исполнять взятые
на
себя
международные
обязательства,
а
с
другой
–
создает
правоприменительные проблемы: нужно ли будет применять уголовное
законодательство
государства-собственника
государственной
тайны.
На
практике полагаем, что будет действовать территориальный принцип. В ст. 114
УК Украины не предусмотрено наказание за шпионаж, если его предметом
являются сведения, не составляющие государственную тайну, но в таком
случае гражданин Украины может быть привлечен к ответственности за
оказание помощи как форму государственной измены, а иностранные граждане
и лица без гражданства вообще не подлежат ответственности.
Исследование
показывает,
что
в
уголовном
законодательстве
исследуемых нами стран, как и в МУК, адресаты получения информации при
измене и шпионаже отражены недостаточно полно (хотя и полнее, чем в
Модельном кодексе за счет включения не только иностранных государств или
организаций,
но
и
их
представителей).
В
этом
случае
российское
законодательство выступает как вполне передовое, дополнительно включив в
число таковых еще и международные организации. Между тем, возникает
вполне резонный вопрос: кто именно считается представителем. УК Молдовы
попытался
решить
этот
вопрос,
включив
в
национальное
уголовное
законодательство термин «агентура» (вместо представителей), хотя оно не
менее расплывчато, чем представитель в своей семантике в условиях ее
непроясненности в самом кодексе. Этот недостаток наличествует и в
отечественном законодательстве, который
можно было
бы
устранить,
дополнив ст. 275 УК РФ примечанием: «Под представителем иностранного
государства, иностранной или международной организации следует понимать
лицо, наделенное такими государством или организацией полномочиями
действовать от их имени или в их интересах».
19
Изучение показывает, что часть форм государственной измены совпадает
с диспозицией ст.275 российского уголовного законодательства. Однако в
Молдове нет выдачи государственной тайны как формы государственной
измены, хотя есть ее передача при шпионаже, что следует признать логичным:
в содержательной части украинский законодатель избежал таким образом
дублирования: с объективной стороны выдача государственной тайны не
отличается от ее передачи, а наличие специального субъекта для определения
этого элемента состава преступления значения не имеет. В исследуемом
законодательстве переход на сторону врага во время войны или вооруженного
конфликта,
агентурная
деятельность
также
признаются
формами
государственной измены.
Аналогично
российской,
диспозиция
измены
в
УК
Беларуси
представляется неудачной. Исправить ситуацию можно было бы либо сделав
перечень всех форм государственной измены закрытым, исключив слово
«иной» из текста, или ограничиться всего одной формой – оказанием помощи.
В УК Украины и УК Беларуси субъектом шпионажа являются только
апатриды или иностранцы, поэтому такая форма как шпионаж необоснованно
включена в состав преступления «государственная измена», из-за того, что
субъектами совершения этого состава преступления могут выступать только
граждане. Конструкция этого же состава в УК Молдовы позволяет включать в
состав форм государственной измены шпионаж, поскольку он же в качестве
самостоятельного состава преступления отличается по цели, и хотя и имеет
специальный субъект, но его наличие не противоречит шпионажу как форме
измены из-за ее расширенного специального состава, не исключающего
иностранцев и лиц без гражданства.
Закрепление выдачи государственной тайны в качестве формы измены
тоже вызывает ряд вопросов, избежать которых удалось только законодателю
Молдовы, где такая форма не предусмотрена, а есть передача государственной
тайны, образующая состав преступления «Шпионаж».
20
Иностранцы и апатриды могут быть секретоносителями по российскому
законодательству (аналогичные нормы существуют и на Украине, и в
Республике Беларусь) и теоретически может выдать государственную тайну, но
из-за особенностей субъектного состава, предусмотренного в соответствующих
статьях, устанавливающих ответственность за государственную измену в этих
странах, из-за их специального субъекта (только граждане) в их действиях не
будет состава преступления. В шпионаж именно выдача тоже не включена.
Таким образом, получается, что в этом случае иностранных граждан и лиц без
гражданства можно привлечь только за шпионаж (так как их действия не
образуют состав преступления «Государственная измена), только если
применить аналогию закона, чего уголовное законодательство, как известно, не
только не допускает, но даже и прямо запрещает.
Кроме УК Беларуси, в остальных Кодексах законодатели конструируют
составы
как простые. В белорусском уголовном законодательстве есть
квалифицированный состав, в качестве квалифицирующего признака выступает
убийство. Необходимость такого квалифицированного состава вызывает
сомнения: при сопряженности измены с убийством в правоприменительной
практике имеет смысл квалифицировать эти деяния по совокупности составов
преступлений, не образуя квалифицированного состава в законодательстве.
В Молдове допускается освобождение от уголовной ответственности
только за измену, в отличие от УК Беларуси и УК Украины. В белорусском
кодексе освобождение не может быть применено при совершении деяния,
предусмотренного квалифицированным составом измены. К.О. Папеева делает
обоснованный вывод о том, что «фактически в УК Молдовы и Украины
закреплен частный случай добровольного отказа от совершения преступления
для всех форм измены- несовершение никаких действий во исполнение
преступного задания и добровольное сообщение в органы власти о связи с
иностранным государством или организацией (ч. 2 ст. 111 УК Украины) или с
21
иностранной разведкой (ч. 2 ст. 337 УК Молдовы)»1. Тогда как в Беларуси, как
и в нашей стране, в уголовном законодательстве в качестве условия
освобождения от ответственности предусмотрена демонстрация позитивного
постпреступного поведения - добровольность заявления в государственные
органы,
прекращение
противоправной
деятельности
и
содействие
предотвращению ущерба безопасности.
Интересно, что при переходе на сторону врага во время вооруженного
конфликта
как
форме
измены
освобождения
от
ответственности
не
предполагается. При этом когда именно должен произойти этот переход, УК
Молдовы не детализирует. Смысловое толкование позволяет предположить,
что это может случиться во время ведения военных действий и/или
вооруженного конфликта, однако, учитывая ситуацию с Приднестровьем,
возможно,
этот
переход
подразумевается
в
ситуации
замороженного
конфликта. На наш взгляд, это положение молдавского законодательства
нуждается в уточнении и большей детализации.
Условия освобождения от уголовной ответственности за шпионаж в УК
Беларуси и Украины предполагают деятельное раскаяние в совершенном
преступном деянии. Однако для возможности применения освобождения
субъекту, совершившему шпионаж, в РФ и Республике Беларусь достаточно
только содействовать предотвращению ущерба, а вот на Украине нужно, чтобы
вред государству был предотвращен в результате действий самого субъекта и
предпринятых правоохранительными органами мер. На наш взгляд, украинский
законодатель необоснованно сопрягает действия самого виновного субъекта с
действиями правоохранительных органов по предотвращению вреда, которые
могут быть недостаточно эффективными, а позитивное посткриминальное
поведение, за которое и предусмотрено поощрение в виде освобождения от
ответственности, традиционно зависит от воли и действий только самого
Папеева, К.О. Уголовная ответственность за посягательства на государственную тайну в Беларуси, Молдове,
Украине и России: сравнительное исследование / К.О. Папеева // Общество и право. -2017. -№1 (59).
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/ugolovnaya-otvetstvennost-zaposyagatelstva-na-gosudarstvennuyu-taynu-v-belarusi-moldove-ukraine-i-rossii-sravnitelnoe-issledovanie
-Дата
доступа: 02.12.2018.
1
22
субъекта, совершившего преступление. Хотя логика в его решении о
предотвращении вреда, безусловно, просматривается, чтобы освободить от
ответственности субъекта, виновного в совершении этого особо тяжкого
преступного деяния, основания действительно должны быть вескими. В связи с
возможными правореализационными сложностями имплементировать это
украинское положение в состав российского уголовного законодательства, на
наш взгляд, нецелесообразно.
Анализ санкций соответствующих норм дает основания говорить, что
самое жесткое наказание предусмотрено в белорусском кодексе за совершение
квалифицированного состава измены. Санкция за него сконструирована как
альтернативная: лишение свободы от 10 до 25 лет, либо пожизненное лишение
свободы, либо смертная казнь. Строго определена санкция в УК Молдовы –
только лишение свободы (без возможности применения дополнительных
наказаний). В УК Беларуси и УК Украины лишение свободы может
сопровождаться конфискацией имущества. Кроме Украины сроки лишения
свободы за совершение и измены, и шпионажа – одинаковы. На Украине
наказание за шпионаж имеет
нижний предел лишения свободы на 2 года
меньше, чем за измену. Сроки лишения свободы предусмотрены большие - от
7-12 лет до 15-20 лет за измену и шпионаж соответственно. В целом,
установление именно таких санкций вполне согласуется со степенью и
характером общественной опасности данных преступных деяний.
Итак, сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства стран
постсоветского пространства в части установления ответственности за измену и
тесно
смыкающийся
с
ней
шпионаж
и
изучение
этого
вопроса
в
первоочередном порядке обусловлено, близостью правовой традиции вопервых, из-за единых основ развития уголовного права в условиях их
пребывания в одном государстве в течении длительного времени, во-вторых,
общим влиянием Модельного уголовного кодекса, который стал основой для
конструирования анализируемых нами составов преступных деяний в
национальных законодательствах.
23
Анализ показал, что многие недостатки, присущие Модельному
уголовному кодексу и уголовному законодательству стран постсоветского
пространства в части установления правовой регламентации государственной
измены, оказались преодолены в отечественном уголовном праве. Российский
уголовный кодекс, по сравнению с аналогичными нормативными актами стран
–бывших республик Советского Союза, находится на более высоком уровне
юридической техники, однако работа над общими недостатками, имеющимися
и
в
международном
законодательстве
(МУК),
и
в
кодексах
стран
постсоветского пространства, должна быть продолжена в рамках нашей
национальной системы законодательства.
1.2 Уголовная ответственность за государственную измену по
уголовному законодательству отдельных государств дальнего зарубежья
В рамках нашей темы полагаем необходимым изучение зарубежного
опыта установления уголовно-правовой ответственности за государственную
измену не только в государствах постсоветского пространства, но и в
иностранных правопорядках. Данная необходимость обусловлена несколькими
причинами: процесс становления норм и институтов современного уголовного
права в развитых странах Запада эволюционным путем продолжался
длительное
актуальных
время,
учитывая
общественных
потребности
отношений.
в
правовой
Уголовное
регламентации
законодательство
трансформировалось, это происходило во многом за счет прояснения смысла и
тщательного анализа
его норм как в уголовно-правовой доктрине, так и
судебного толкования в процессе правореализационной практики,
причем
правовая традиция не прерывалась, в отличие от нашей страны, где
исторические традиции развития права и его норм
были прерваны
революционными событиями, в связи с чем, даже после отказа от концепции
восприятия
права
как
«буржуазного
пережитка»,
в
условиях
упадка
дореволюционных научных школ оказались деформированы многие уголовно-
24
правовые институты или лишены надлежащих условий для своего развития изза доминирования карательной деформации профессионального правосознания
в советскую эпоху. В этой связи сравнительно-правовой анализ отечественного
и зарубежного уголовного законодательства позволяет не только лучше понять
современное отечественное уголовное право, но и наметить возможные пути
его реформирования путем имплементации норм зарубежных уголовных
кодексов (законов), прошедших проверку временем, выявив наиболее
эффективные юридико-технические приемы и способы конструирования и
закрепления норм в иностранных источниках.
В
законодательстве
уголовная
ответственность
криминализировано,
и
во
всех
за
всех
зарубежных
государств
государственную
иностранных
предусмотрена
измену.
Это
правопорядках
деяние
за
него
установлены самые суровые наказания. Разумеется, в процессе общей
гуманизации западных общественных систем произошла и гуманизация
наказаний, что сказалось на отказе применения смертной казни во многих
странах,
но
пожизненное
заключение,
пришедшее
ей
на
смену,
за
государственную измену применяется довольно часто.
В зависимости от принадлежности государств к определенной правовой
системе, ответственность устанавливается либо в кодифицированных актах,
либо, как в Англии, в целом ряде разрозненных нормативно-правовых актов,
часть из которых, несмотря на то, что были приняты еще в средневековье,
продолжает действовать и до сих пор. Так, в Англии действующим является
самый древний по времени принятия (принят в середине XIV века) акт об
измене, который так и называется Закон об измене, иногда его именуют другим
названием - Вестминстерский статут об измене 1352 г. Это не означает, что с
тех времен он не подвергался корректировке, последняя из них была
осуществлена, когда за государственную измену перестали применять
повешение,
заменив
его
пожизненным
лишением
свободы.
Основные
25
изменения и дополнения вносились в 1795 году и в 1998 г.1
Однако субъектом этого преступления всегда оставался (и остаётся)
подданный Его(Её) величества вне зависимости от его социального статуса или
имущественного положения.
В первоначальной редакции количество форм государственной измены
было очень широко, часть из них представляли собой, фактически, отдельные
составы преступлений (подделка королевской печати; фальшивомонетчество),
однако основными формами государственной измены считались преступления
против короля и королевской семьи: убийство или вынашивание планов
совершения этого преступления в отношении следующих лиц: сам король,
королева, старший сын-наследник, незамужняя старшая дочь; субъектом
преступления является также виновный в совершении военных действий
против короля или примкнувший к его врагам в военное время для оказания
помощи.
Интересно,
что
формой
государственной
измены
считалось
изнасилование королевы, старшей дочери короля и жены наследника престола.
Убийство высших должностных лиц (королевских судей, канцлера,
казначея) также относилось к формам государственной измены и каралось
смертной казнью.
В Англии преступления за измену фактически представлены двумя
группами преступных деяний. Мы сейчас говорили об одной из них, это так
называемые «преступления против короны и правительства», сохранившиеся
до сих пор ввиду специфики формы правления в этой стране. Однако в
английской правовой доктрине к числу преступлений, именуемых изменой,
относят также «преступления против безопасности государства»2. Объектами
таких преступных деяний выступают безопасность или интересы государства.
Они могут быть нарушены посредством раскрытия государственной тайны,
шпионажа и других действий, к числу которых относится укрывательство
шпионов,
незаконное
использование
служебной
формы,
незаконное
Голованова, Н.А. К вопросу о классификации источников современного английского уголовного права / Н.
А.Голованова // Журнал российского права. — 2014. — № 11. — С. 96.
2
Уголовное право зарубежных государств. Общая часть: Учебное пособие / под ред. и с предисл. И.Д.
Козочкина. - М.: Омега-Л, Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 2003. - С. 13.
1
26
приближение к запретным местам. Шпионажем в Англии считается попадание
(вход)
в
запрещенные
места,
добывание,
публикация
или
передача
информации, которая может быть интересна врагу и нанести ущерб
безопасности государства, составление планов, рисунков, снимка железных
дорог, военных объектов или иных объектов, принадлежащих короне и
представляющих
интерес
для
врага.
Ответственность,
установленная
совокупностью законов, первый из которых был принят в 1911 году (с
изменениями и дополнениями 1920, 1939, 1989 гг.), - менее строгая, чем за
преступления против короля и королевской семьи - до 14 лет лишения свободы.
Правовая система США, сформировавшая под влиянием англосаксонской
правовой системы, представляет собой еще более сложную структуру, чем в
стране-прародительнице, из-за федеративного устройства государства, но
именно вопрос государственной измены оказывается для Соединенных Штатов
оказался настолько важен, что он не относится к компетенции законодательства
отдельных штатов, а закреплен в Конституции страны (раздел 3 статья III).
Думается, во многом это произошло еще и потому, что история этого
государства берёт своё начало в борьбе с Англией, в условиях войны за
независимость. Тем не менее, Основной закон Америки испытал на себе
безусловное влияние Вестминстерского статута 1352 года, исходя из
формулировки, которая там представлена.
Согласно Основному закону этого государства, присоединение к врагам
этой страны и оказание им помощи и содействия, а также ведение против США
войны, считается государственной изменой, наказание за которое достаточно
дифференцировано. Устанавливается оно Сводом Законов США (ст.2381) и
варьируется от применения высшей меры наказания до лишения свободы на
срок не менее 5 лет со применением штрафа в размере не менее десяти тысяч
долларов1. Предусмотрена и возможность применения дополнительного
наказания – запрет права занятия государственной должности в системе
Свод законов США [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://constitutionallaw.ru/?p=1311&page=2– Дата
доступа: 08.10.2018.
1
27
государственной службы. Глава 37 Свода конкретизирует также понятие
шпионажа и, с применением казуистического регулирования, приводит
множество различных случаев сбора и передачи информации врагу, что тоже
трактуется как государственная измена1. При этом в этом же нормативноправовом акте указан и субъект данного преступного деяния, однако его
формулировка довольно расплывчата –это лицо, «обязанное хранить верность
Соединенным Штатам». Это дало возможность И.А. Зайцеву трактовать
субъектов как граждан США и иностранцев на службе у этого государства2, а
Д.С. Турсунбаевой, исходя из того же законодательного положения, сделать
вывод о том, что речь идет только о гражданах: «Если лицо не имеет
гражданство США или его утратило, то субъектом данного преступления оно
быть не может»3. Нам представляется более правильной вторая точка зрения,
поскольку очевидно, что обязывается хранить верность государству лицо при
принесении
клятвы,
озвучиваемой
при
принятии
гражданства
в
уже
сознательном возрасте, т.е. это касается именно натурализованных граждан
государства. Кроме того, это согласуется с общепринятой практикой
привлечения к ответственности за совершение государственной измены именно
граждан соответствующего государства.
Во Франции измена тоже криминализирована. Поскольку Франциягосударство,
воспринявшее
континентальную
правовую
систему,
ответственность за совершение этого деяния установлена в кодифицированном
акте, а именно в первой главе Книги IV «Преступления и проступки против
нации, государства и общественного спокойствия» Уголовного кодекса
Франции4. Конструкция этого состава преступления такова, что он оказывается
Сравнительное правоведение: национальные правовые системы. Правовые системы Западной Европы / Г. Н.
Андреева, О. В. Белоусова, И. С. Власов и др.; под ред. В. И. Лафитского. — М.: ИЗиСП, КОНТРАКТ, 2012. Т.
2.-С.275.
2
Зайцев, И.А. Дифференциация уголовной ответственности за совершение государственной измены и
шпионажа в аспекте законодательства зарубежных стран / И.А. Зайцев [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://bstudy.net/665786/pravo/differentsiatsiya_ugolovnoy_otvetstvennosti_sovershenie_gosudarstvennoy_izmeny_sh
pionazha_aspekte_zakonoda– Дата доступа: 02.11.2018.
3
Турсунбаева, Д.С. Институт ответственности за государственную измену в законодательстве России и
зарубежных стран / Д.С. Турсунбаева // Молодой ученый. - 2017. - №48. - С. 276.
4
Уголовный кодекс Франции. Принят в 1992 году; вступил в силу с 1 марта 1994 года. [Электронный ресурс]. –
Режим
доступа:
1
28
полностью дублирующим по отношению к составу преступления «Шпионаж».
Единственное отличие между этими деяниями заключается в субъектом
составе. Деяние, именуемое государственной изменой, совершает либо
гражданин Франции, либо иностранный военный (речь идет о военных,
составляющих французский иностранный легион), но шпионаж- всегда
иностранец.
Форм измены предусмотрено несколько, среди них сдача территории
(всей или части) иностранному государству, иностранной организации, или
организациям находящихся под их контролем или их вооруженным силам.
Кроме территории, сдать врагу изменник может войсковые соединения,
военные объекты, имеющие значение для обеспечения безопасности Франции.
Во французском уголовном законодательстве предусмотрена и возможность
поощрения за положительное постпреступное поведение, к позитивным
действиям в виде деятельного раскаяния преступника, уже совершившего
преступное деяние, относится пресечение преступных действий, массовой
гибели людей, добровольное извещение о содеянном правоохранительных
органов, помощь в установлении адресата преступления. Однако речь в любом
случае не идет о полном освобождении от уголовной ответственности, а только
о сокращении срока лишения свободы вполовину, или до 20 лет (в случае
пожизненного лишения свободы).
Наиболее интересным в свете того, что российскую правовую систему
считают германской ветвью романо-германской правовой системы, является
рассмотрение правовой регламентации уголовной ответственности за измену в
ФРГ
и
в
других
государствах,
испытавших
влияние
германского
законодательства. Это, прежде всего, немецкоязычные страны: Австрия и
Лихтенштейн.
В Германии важность этого преступного деяния и степень его
общественной опасности ясно показывается тем, что оно расположено в
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243018&subID=100104265,100104267,100104271,100104584#text – Дата
доступа: 15.10.2018.
29
Уголовном кодексе ФРГ в первом разделе Особенной части, которая названа
«Преступления против мира, государственная измена и создание опасности
демократическому правовому государству»1.
Учитывая, что немецкий народ до сих пор в полной мере испытывает
негативные последствия гитлеровского правления, теперь в ФРГ установлена
ответственность за развязывание агрессивной войны, или подстрекательство к
совершению данного преступления. Меры ответственности предусмотрены
самые суровые: в первом случае санкция альтернативная – пожизненное
заключение или лишение свободы на срок до 10 лет, во втором для
подстрекателя – относительно-определенная санкция (лишение свободы от
3месяцев до 5лет). Как видим, немецкий законодатель дифференцированно
подошел к установлению ответственности, что позволяет учесть специфику
конкретного дела. Немецкое законодательство, как и во Франции, тоже
предусматривает возможность поощрения за позитивное посткриминальное
поведение, но, в отличие, от французского, предоставляет суду, кроме
возможности смягчения наказания, возможность полного освобождения от
уголовной ответственности. Однако во Франции законодатель имеет в виду
именно деятельное раскаяние уже совершившего преступление субъекта, а в
Германии речь идет о добровольном отказе от совершения преступного деяния,
Субъект не доводит его до логического завершения или
отказывается от
совершения этого деяния, препятствуя и другим лицам в его совершении, в том
числе путем минимизации или полного предотвращения вредных последствий
от данного деяния.
Интересным
представляется
использование
для
обозначения
государственной измены двух терминов: «hightreason» и «treason». Последний
вид
государственной
измены
связан
с
изменническими
действиями
относительно государственной тайны. Это её разглашение, выведывание,
выдача
или
публичное
обнародование.
Интересно,
что
германское
Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии от 15 мая 1871 года (в редакции от 13 ноября 1998 г.)
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1242733&subID=100102942,100102944,100103628,100103848#text– Дата
доступа: 05.10.2018.
1
30
законодательство криминализирует и выдачу тайны, которая не является
государственной, и
разглашение информации, ошибочно принимаемой за
государственную тайну. Главное в данном случае – наступление тяжких
последствий для обороноспособности страны или тяжкого ущерба для внешней
безопасности. Адресатам государственной измены выступают иностранные
государства и их «посредники».
К этому же виду государственной измены относят также изменнический
подлог, шпионаж, который представлен шпионской агентурной деятельностью
(для иностранцев) и агентурной деятельностью по выполнению заданий
иностранных спецслужб (для немецких граждан) и сношения, создающие
угрозу мирному существованию ФРГ, что, видимо, трактуется как угроза
национальной безопасности.
Санкции
за
данные
преступные
деяния
сконструированы
как
альтернативные, суд, в зависимости от тяжести наступивших последствий,
может применить и штраф, и лишение свободы на срок от одного месяца до
десяти лет, и пожизненное лишение свободы.
Квалифицирующими
признаками,
позволяющими
трактовать
совершенную измену как особо тяжкое преступное деяние, будет наступление
особо тяжких последствий и совершение этого преступления лицом,
находящимся на службе и, в силу своих должностных обязанностей,
обязавшимся беречь и охранять государственную тайну. В таком случае
наказание не может быть ниже пяти лет лишения свободы, а вот выше – может
вполне: вплоть до пожизненного заключения.
Предусмотрена и возможность применения дополнительных наказаний,
связанных с поражением в избирательных правах и запретом занимать
государственные должности, а также запретом права на определенную
профессиональную деятельность, т.е. профессиональная дисквалификация
виновного лица.
Форма государственной измены, именуемая «hightreason», означает
измену земле. Причем совершаться эта измена может на двух уровнях из-за
31
федеративного устройства ФРГ: на уровне самой Федерации и на уровне её
земель. На уровне Федерации речь идёт о нарушении целостности государства
или изменении конституционного порядка, в обоих случаях преступления
совершаются насильственно или с угрозой применения силы и наказание
(достаточно суровое – от 10 лет лишения свободы до пожизненного
заключения) следует даже за подготовку к совершению данных преступных
деяний. На уровне субъектов федерации преступное деяние именуется «измена
федеральной Земле». Объективную сторону данного деяния составляют
отделение от Земли территории или присоединение Земли полностью или часть
Земли
к
другой
Земле
федеративной
республики,
или
изменение
конституционного порядка, установленного основным законом Земли. Это
насильственное
преступление
(совершается
«насильно
или
с
угрозой
применения силы»), за которое предусмотрена уголовная ответственность и
наказание в виде лишения свободы сроком от 1 года до 10 лет.
А. Трефилов, исследовавший ответственность за государственную измену
в княжестве Лихтенштейн и Австрии, указывает на сходство их уголовноправовых норм с немецким законодательством в части установления
ответственности за «измену земле», которая из-за федеративного устройства в
Австрии аналогична немецкой, являясь более сложной, чем в княжестве1.
Итак, исследование уголовной ответственности за государственную
измену в отдельных странах дальнего зарубежья показывает, что в
заимствовании уголовно-правовых норм стран англосаксонской системы права
нет необходимости по нескольким причинам. Применительно к английскому
праву это представляется нецелесообразным, во-первых, из-за их архаичности
(нет смысла имплементировать нормы XIV века), во-вторых, из-за различий в
форме правления (у нас монархии нет), в- третьих, из-за разницы в
законодательной технике (у нас на смену казуистичному регулированию еще в
XIX веке пришло абстрактное). Однако имеет смысл заимствовать такой вид
Трефилов, А.А. Уголовная ответственность за государственную измену и шпионаж в уголовном праве
Австрии и Лихтенштейна (часть 1) / А.А. Трефилов // Марийский юридический вестник. - 2016. - №1 (16).
[Электронный ресурс]. — Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/ugolovnaya-otvetstvennost-zagosudarstvennuyu-izmenu-i-shpionazh-v-ugolovnom-prave-avstrii-i-lihtenshteyna-chast-1 - Дата доступа: 02.09.2018.
1
32
измены как «измена земле», установленный в уголовном законодательстве
государств, испытавших влияние германского уголовного права и в самой ФРГ.
Это представляется логичным, поскольку в 2013 году отечественный
законодатель счёл возможным криминализировать публичные призывы к
осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной
целостности
Российской
Федерации,
в
качестве
отдельного
преступления, предусмотренного статьёй 280.1 УК РФ, то
состава
нарушение
территориальной целостности как de facto, так и de jure тем более должно
представлять собой состав преступления. Опыт зарубежных стран показывает,
что следует криминализировать его не отдельным составом, а включить в
уголовное законодательство как один из видов государственной измены.
Вывод по первой главе. Подводя итог рассмотрению уголовно-правовой
регламентации ответственности за государственную измену в зарубежных
странах, можно отметить следующее.
Российское
уголовное
законодательство
в
части
установления
ответственности за государственную измену сближается с уголовным
законодательством стран постсоветского пространства. Это можно объяснить
как общностью правовой традиции, так и влиянием Модельного уголовного
кодекса для стран-участниц СНГ. Ст.275 УК РФ «Государственная измена»
сконструирована с отдельными недостатками, для исправления которых есть
смысл заимствовать некоторые положения уголовных кодексов иностранных
правопорядков. Так, имеет смысл воспринять украинский, французский и
немецкий
опыт
в
части
установления
освобождения
от
уголовной
ответственности за позитивное посткриминальное поведение в условиях
деятельного раскаяния. В настоящее время в УК РФ примечание к ст. 275 УК
РФ таково, что логически не согласуется с санкцией статьи и не учитывает
степень общественной опасности данного особо тяжкого преступного деяния.
Полагаем,
что
полное
освобождение
от
ответственности
за
данное
преступление возможно, только если субъект остановился на стадии
подготовки
к
совершению
преступления
(добровольный
отказ),
либо
33
полностью предотвратил ущерб от него (украинский, немецкий опыт), а если
преступление уже было совершено, то полного освобождения от уголовной
ответственности быть не может, даже если субъект деятельно сотрудничал с
правоохранительными органами и отказался от причинения дальнейшего
ущерба (французский опыт). Ввиду этого в УК РФ надо предусмотреть
возможность для суда дать половинное наказание от возможной санкции,
связанной с лишением свободы, в связи с деятельным раскаянием (а не только
освобождение от штрафа с сохранением полного срока лишения свободы, как
это сейчас практикуется в судебной практике); либо для освобождения от
ответственности вообще не должно произойти совершения преступного деяния
из-за отказа от его совершения на этапе приготовления преступления, или
ущерб от него (и не только дальнейший, как это сейчас упомянуто в
примечании) должен быть полностью предотвращен субъектом.
Кроме того, в примечании следует пояснить, кто именно понимается под
представителями иностранных государств, иностранных и международных
организаций, дав определение в примечании и распространив его действие не
только на ст. 275 УК РФ, но и на состав преступления, предусмотренный в
ст.276 УК РФ.
34
ГЛАВА 2. УСТАНОВЛЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА
ГОСУДАРСТВЕННУЮ ИЗМЕНУ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ УГОЛОВНОМ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
2.1 Уголовно-правовая регламентация ответственности за
государственную измену в отечественном уголовном законодательстве:
историко-правовой аспект
Для
достижения
целесообразным
цели
рассмотрение
нашего
исследования
уголовно-правовой
представляется
регламентации
за
совершение государственной измены. В своем развитии в этом вопросе
отечественное законодательство прошло несколько этапов. Сохранившиеся
источники дают нам основание говорить, что закрепление государственной
измены произошло в 1497 г. в Псковской судной грамоте. Анализируя
ответственность за государственную измену, А.В. Нестеров справедливо
отмечает: «Историография свидетельствует о том, что с самого своего
появления в источниках уголовного права (первые упоминания появились в
Псковской
и
Новгородской
судных
грамотах)
термина
«измена»
он
рассматривался, как «совместная деятельность «своих» и «чужих» против
«своих», против властных образований или конкретных фигур (князь,
например), которым «свои», в силу различных причин, обязаны были хранить
верность»1.
Интересно, что в отношении субъектов, совершивших данное преступное
деяние, не употреблялся термин «изменник», они именовались переветниками,
а вот сама измена всегда именовалась именно так. Другое дело, что в
диспозицию этого состава могло вкладываться разное содержание. Появление
там
этого
состава
преступления
было
обусловлено
целым
рядом
внешнеполитических обстоятельств. Объяснялось, по нашему мнению,
это
Нестеров, А.В. Понятие государственной измены в уголовном законодательстве России / А.В. Нестеров //
Наука. Общество. Государство. -2017. -№3 (19). [Электронный ресурс]. — Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-gosudarstvennoy-izmeny-v-ugolovnom-zakonodatelstve-rossiiДата
доступа: 01.10.2018.
1
35
войнами, которые вела Псковская феодальная республика с ближайшими
соседями и политическим противостоянием с укрепившимся Московским
царством. Неудивительно, что в таких условиях преступления против
безопасности вышли на первый план и считались очень опасными. Измена
стояла в одном ряду с бунтом, именовавшимся крамолой, причинением смерти
своему господину и разглашением секретных сведений и воспринималось как
особо тяжкое преступление.
В качестве ремарки отметим, что термин преступление, разумеется, из
современного лексикона, хотя ряд исследователей (В. Болгова) настаивают на
том, что его применение в исторической ретроспективе до его упоминания в
XVIII веке и появления этой легальной дефиниции в 1845 году не совсем
корректно: «Механическое перенесение современных представлений о понятии
и признаках преступления на акты Киевской Руси и Московского царства
непродуктивно»1. Мы это вполне осознаем, что предпочитаем пользоваться при
рассмотрении уголовно-правовых явлений устоявшейся терминологией.
Здесь мы видим только начало формирования составов преступлений,
связанных с государственной изменой. Дополнены и развиты они оказались в
судебниках XVI в, когда квалифицированным составом этого деяния оказалась
сдача городов противнику.
Но на первом этапе развития законодательств в части установления
ответственности
за
данный
состав
преступления
наиболее
полная
регламентация была проведена в Соборном уложении 1649 года. Но и на этом
этапе
она
считалась
преступлением
против
государственной
власти.
Государственная власть тогда неразрывно отождествлялась с личностью
монарха, считавшегося обладателем высшей власти от Бога, поэтому в
категорию
преступлений
против
государственной
власти
входили
и
преступления против личности царя. Это неудивительно для феодальной
системы отношений (самый известный французский король в феодальном
Болгова, В.В. Определение понятия преступления в законе: правовые традиции и доктрина / В.В. Болгова //
International scientific review. - 2015. - № 5(6). [Электронный ресурс]. — Режим доступа:
https://scienceproblems.ru/opredelenie-ponjatija-prestuplenij/2.html
1
36
французской обществе в эпоху расцвета абсолютизма тоже говорил:
«Государство-это я!»), сложившихся в русском царстве. Таким образом,
преступления против безопасности (тогда еще не разделяли внешнюю и
внутреннюю
безопасность)
тесно
переплетались
с
государственными
преступлениями.
В Соборном уложении 1649 г. в гл. 7, ст. 20 появились новые составы
этого преступного деяния, среди которых есть разглашение государственной
тайны врагу (информационное пособничество), напрямую связываемое с
ведением государством военных действий.
«А будет кто, будучи на государеве службе в полке, уч нет изменою ис
полков преезжати в неприятельские полки, и в неприятельских полках
сказывати про вести и про государевых ратных людей»1. Н.И. Дорохов и Т.В.
Герасименко специально обращают внимание на это в своем исследовании,
отмечая следующее: «Руководствуясь именно целями защиты военных
сведений, законодатель счел необходимым защищать их на государственном
уровне»2. Однако самого понятия государственной тайны пока не было
закреплено в законодательстве (оно там появилось только в 1885 году, а
легальное определение даже позднее), хотя для защиты секретных сведений
уже предпринимались большие усилия, которое стали очень активными в эпоху
правления первого российского императора. Именно целым рядом указов
Петра, первый из которых датируется 1714 годом, была выстроена первая
система защиты секретных сведений, разглашение которых относилось к
государственной измене тогда, относится и сейчас.
Указ Императора от 13 января 1724 г. «О написании секретных дел в
партикулярных письмах», Указ Императора от 16 января 1724 г. «О поручении
секретных дел в Сенате благонадежным людям», Приказ Правительствующего
Сената от 5 марта 1724 г. «О надписях на пакетах, в которых секретные дела»
выстроили систему допуска к секретным сведениям, которая существует при
Российское законодательство Х-ХХ веков: в 9 т. / под ред. П.Р. Вапренина. М., 1985. Т. 3.-С.95.
Дорохов, Н.И. Зарождение и развитие нормативно-правовой базы, обеспечивающей защиту сведений,
составляющих государственную тайну / Н.И. Дорохов, Т.В. Герасименко // Военно-юридический журнал. -2006.
-№ 4.- С.29.
1
2
37
работе со сведениями, составляющими государственную тайну, и сейчас.
Разумеется, не такая, как в эпоху петровского правления, но общий тренд на
защиту секретных сведений и уровни секретности берут начало именно оттуда.
С 1765 года, после вынесения Сенатом Приказа «О подписывании
представлений, доношений и рапортов по секретным делам» на папки,
конверты
и
бумаги,
содержащие
секретные
сведения,
составляющие
государственную тайну, принято выставлять гриф «секретно».
В начале XVIII века самыми опасными преступлениями по-прежнему
считались бунт и злоумышления против царской особы, за недонесение о
которых устанавливалась ответственность (Указ от 19 января 1718 г.). За
совершение же таких преступлений всегда устанавливалась смертная казнь с
применением пыток перед ее исполнением. Условно они назывались
преступлениями против «двух пунктов» (Измена Государю и бунт), в качестве
такого наименования настолько активно употреблялись в обществе, что в 1762
году в Манифесте стали даже правовыми понятиями: «Преступления первого
пункта суть умысел против Нашего Императорского здравия, персоны и чести
нашего Величества; преступления второго пункта суть бунт или измена против
Нас и Государства»1. Субъектов, совершивших преступления двух пунктов,
казнили, предварительно лишив всех прав состояния. За совершение этих
преступлений
применялось
и
дополнительное
наказание
–конфискация
имущества.
Единственным исключением из этого правила оказалась эпоха правления
дочери Петра Елизаветы из-за ее лично неприязненного отношения к смертной
казни. Известно, что за 20 лет своего правления она не подписала ни одного
смертного приговора. По-видимому, именно поэтому ею был отвергнут проект
уголовного уложения, над которым работали в 50-х годах этого столетия2. В
этом проекте, так и не ставшем законом, объективную сторону состава
Тотоев, Р.Р. Государственные преступления в законодательстве Российской империи / Р.Р. Тотоев // История
государства и права. -2007. -№ 22.- С.18.
2
Есипов В.В. Уголовное право. Часть особенная. Преступления против государства и общества. / В.В. Есипов М., 1906.- С.45.
1
38
преступления «Государственная измена», за которую была предусмотрена
высшая мера – четвертование, составляли следующие действия:

личная измена императору («Нашему Императорскому Величеству
и государству изменит»);

вооруженное восстание, направленное на свержение императора
(«против Нашего Величества вооружится»);

сдача города неприятелю в период ведения военных действий
(«город изменою сдаст»);

контакты с вражескими агентами («зарубежных или иных
государств людей для измены же примет);

два состава – основной и квалифицированный, были связаны с
разглашением
государственной
тайны,
квалифицирующим
признаком
выступало наступление тяжких последствий («с неприятелями Нашей империи
о государственных делах, подлежащих тайности, письменную пересылку иметь
будет или фальшивые изменнические ведомости, через которые бунт или
возмущение в народе произойти может»);

подстрекательство
к
бунту и/или
вооруженному
восстанию
(«словами, делом или письмами к бунту и возмущению причину подаст»).
В
Уставе
о
наказаниях
уголовных
и
исправительных
тоже
устанавливались эти два вида преступлений, отнесенных к государственным:
восстание, заговор, призывы к восстанию, а равно распространение сведений,
ставящих под угрозу существующий порядок и порядок престолонаследия
считались посягательством на верховную власть, под государственной изменой
понимали
военную
измену,
дипломатическую
измену,
сообщение
государственной тайны иностранному правительству, способствование во
время войны неприятелю в проведении враждебных действий против Отечества
или союзников; деяния, которые ставили под угрозу существующие отношения
России с другими государствами: участие подданных России в нападении на
39
жителей
иностранных
государств;
оскорбление
их
дипломатических
представителей и т. п.1
Свод
законов
Российской
империи
по-прежнему
сохранял
эти
преступления двух пунктов, конкретизировав их объективную сторону, и
распространив
его
помимо
самого
Императора,
еще
и
на
членов
Императорского дома. Злой умысел («умысел против жизни, чести и здравия
Государя, свержение Его с престола, похищение Верховной Власти, лишение
Государя свободы и учинение Ему какого-либо насилия») карался смертью, а
оскорбление - каторжными работами с предварительным битьём кнутом.
Началом осуществления преступного умысла считалось не только стадия
приготовления к совершению преступления, но и просто сообщение этого
кому-либо.
Бунт «восстание скопом и заговором многих подданных против Государя
и государства, сопряженное с насильственными действиями, как-то: с
грабежом, убийствами, зажигательством, взломом тюрем и освобождением
преступников, или же с намерением учинить преступления такого рода») попрежнему был тесно сопряжен с государственной изменой, к которой относили
умысел предать государство или часть его внешнему неприятелю; вызов и
поощрение
соседних
государств
к
войне
против
отечества;
благоприятствования неприятелям в военных действиях; тайная переписка с
неприятелем; намеренная сдача неприятелю города, корабля, команды и т. п.;
переход к неприятелю; принятие от неприятеля возмутительных манифестов и
их распространение»2.
Наиболее детальной проработкой диспозиции состава преступления
государственная измена», как и расширение перечня секретных сведений с
юридико-технической точки зрения произошло в 1845 году. Оно было связано с
инициативой
Николая
Первого по систематизации законодательства
-
кодификации. Проработка норм этого нормативно-правового акта оказалась на
Уголовное право. Особенная часть / отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. -М., 2000. -С.
562.
2
Орлов, А.С. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. / А.С. Орлов, В.А.
Георгиев, Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина - М., 1999. -С.265.
1
40
хорошем уровне юридической техники (относительно законодательной техники
предыдущих актов), поскольку корректировка этого документа в 1866 году
ограничилась редакционной правкой. Хотя в дореволюционной науке
встречались мнения о техническом несовершенстве данного нормативноправового акта. Так, Н. С. Таганцев указывает на сложности его применения в
правореализационной практике. По его мнению, оно «даже в общих своих
постановлениях дать практике твердую опору в толковании закона не могло,
поскольку не представляло такой желательной юридической точности
изложения, в числу чего и руководящая практика Правительствующего Сената
не всегда могла выработать точные определения отдельных понятий и
терминов»1.
Наш анализ показывает, что Н. Таганцев прав и содержательные
формулировки там далеки от абстрактного регулирования. Их можно назвать
казуистическими:
«1. ... когда кто-нибудь умыслит предать государство или какую-нибудь
часть оного другому Государю или правительству;
2. ... когда подданный Российский будет возбуждать какую-либо
иностранную державу к войне или иным неприязненным действиям против
России, или с теми же намерениями сообщит государственные тайны
иностранному правительству;
3.
...
когда
он
во
время
войны
будет
способствовать
или
благоприятствовать неприятелю в военных или других враждебных действиях
против отечества или против союзников России, через явное в сих действиях
участие, или же советом, открытием тайн, сообщением иных каких-либо
сведений, или сообщит неприятелю план крепости, порта, гавани, перейдет в
ряды неприятелей, или будет укрывать неприятельских лазутчиков (шпионов)
или сам сделается неприятельским лазутчиком;
Уголовное Уложение 22 марта 1903 года. С мотивами, изложенными из объяснительной записки
редакционной комиссии, представленной Мин. Юстиции в Государственный Совет и журналов – особого
совещания, особого присутствия департаментов и общего собрания Государственного Совета. Издание Н. С.
Таганцева. - СПб., 1904. С. 1.
1
41
4. ... когда дипломатический или иной чиновник, уполномоченный на
заключение трактата с иностранною державою, употребит с умыслом сие
доверие в явный вред для отечества;
5. …когда дипломатический или иной чиновник, или вообще подданный
России похитит, или с умыслом истребит, или повредит какого бы то ни было
рода акты или документы, долженствующие служить доказательством прав на
что-либо требуемое от державы иностранной или наоборот иностранной
державе от России»1.
В этом нормативно-правовом акте был предусмотрен раздел «О
преступлениях государственных», в котором к государственной измене (ст.
275) отнесли сообщение российским подданным «государственных тайн
иностранному правительству», под которыми, согласно ст.278, понимали
служебную и промышленную информацию информация и план российских
крепостей или иных укрепленных мест, или гаваней, портов, арсеналов;
злоупотребление доверием дипломатическим или иным чиновником «с
умыслом в явный вред для отечества», отдельно была предусмотрена
государственная измена в период совершения военных действий. К ней
отнесли: «...сообщение неприятелю плана крепости, порта, гавани, арсенала,
или же укрепленного или иного стана (лагеря), или тех мест, где происходят
военные действия, или дает известия о расположении и движении войск, или о
состоянии армии и других средствах нападения или обороны...».
Акцентирование внимания на необходимости защиты и внешней
безопасности проявилось в появлении статьи 256 уже в период правления
императора-реформатора: «сообщение правительству или агенту иностранной
державы, не находящейся в войне с Россией, или опубликует план, рисунок,
документ или копии с оных, или же сведения, долженствующие заведомо для
виновного, в видах внешней безопасности храниться в тайне от иностранного
государства». Такая детализация и нюансировка и составляли коррекцию в
Уложение о наказаниях 1845 года / Сайт музея истории российских реформ имени П.А. Столыпина
[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://музейреформ.рф/ node/13654 (дата обращения 15.08.2018).
1
42
1866 году действовавшего с 1845 года кодифицированного нормативноправового акта.
Интересно, что в этом нормативном акте было сформулировано и понятие
гражданской измены, которое каралось не так сурово и состояло в самовольном
оставлении государства (в главе VII «О недозволенном оставлении отечества»
за него было предусмотрено вечное изгнание за пределы государства и
лишение прав состояния). Перестало государство считать таких субъектов
преступниками только в 1855 году, но только в тех случаях, если они, пребывая
за рубежом, не нанесли вред государственной безопасности страны. Лица,
незаконно покинувшие Россию или незаконно пребывающие в иностранных
государствах,
но
не
имевшие
целью
нанесение
вреда
России,
не
рассматривались как преступники, совершившие тяжкое преступление. Это
деяние было декриминализировано, за его совершение стали применять
имущественную ответственность.
Следующее
реформирование
уголовного
законодательства
в
интересующем нас аспекте было в 1885 году. Именно тогда было введено
обещающее понятие государственной тайны, охватывающее в себе несколько
групп сведений, часть из которых могли нарушить военную безопасность
страны. Так в ст. 425, государственной тайной считались такие сведения:
п. 1 - «предметы и документы, касающиеся внешней безопасности и
вооруженных сил или сооружений, предназначенных для военной обороны
страны»;
п. 2 - «план, чертеж, рисунок или иного изображения или описания
российского укрепленного места, установленных района либо эспланады оного,
военного судна или иного сооружения, предназначенного для военной обороны
страны, или документа, касающегося мобилизации или вообще распоряжения
на случай войны»1. Но сама дефиниция в том момент еще не была
сформулирована в качестве легального определения.
Таганцев Н.С. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года (18-е изд., измен., пересмотр. и
доп.). / Н.С. Таганцев - Пг., 1915. - С. 292.
1
43
Анализ диспозиции ст. 256 позволяет говорить, что в государственной
тайне также отдельно относили план российского укрепления, или местности,
его окружающей, или военного порта, укрепленного лагеря, военного судна или
иного военного сооружения, предназначенного для защиты страны, а «съемки
план, описание, составление рисунка» представляли собой
разглашение
государственной тайны, т.е. государственную измену. М.И. Бородина,
размышляя над соображениями законодателя, выбравшего именно такую
структуру, приходит к выводу что «законодатель употреблял этот термин как
обобщающий
к
любой
информации,
защищавшейся
и
соответственно
подпадавшей под признаки государственной тайны ранее и на сегодняшний
день
в
уголовном
порядке.
Однако
военная
область
являлась
жизнеобеспечивающей для государства и населения, поэтому в целях
исключения возможности уклонения от ответственности за разглашение
характеризующей ее информации данный вид сведений был выделен в
отдельные статьи, что в наибольшей степени соответствовало реалиям тех
дней»1. Мы согласны с ее аргументацией.
Начавшаяся в 1895 г. подготовка нового Уголовного уложения сохранила
разделение политических преступлений на два раздела, хотя в первоначальной
редакции проекта, предлагавшегося министерством юстиции в 1898г., их
выделили три: мятеж, измена и оскорбление Величества. Вторую группу как
раз и составляли бунт и государственная измена, первая традиционно была
представлена преступлениями против Священной Особы Государя Императора
и Членов Императорского Дома.
Классификация политических преступлений при разработке проекта
Уголовного уложения 1903 г. несколько видоизменилась: бунт, традиционно
сопрягаемый с государственной изменой, оказался отделен от нее. Для
обоснования именно такой структуры государственных преступных деяний
Бородина, М.И. Отечественное законодательство о закреплении государственной измены и шпионажа, как
преступлений против государства в период до 1917 г / М.И. Бородина // Вестник ТГУ. -2014. -№5 (133).
[Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/otechestvennoe-zakonodatelstvo-ozakreplenii-gosudarstvennoy-izmeny-i-shpionazha-kak-prestupleniy-protiv-gosudarstva-v-period-do-1917-g
(дата
обращения: 01.10.2018).
1
44
членами Особого Совещания при Государственном Совете приводились
следующие аргументы: «Выделение из главы о мятеже преступных деяний,
заключающих в себе оскорбление Величества, и связанных с ним преступных
посягательств против Членов Императорского Дома в особую главу вряд ли
может быть признано вполне целесообразным. В сем отношении следует иметь
в виду, что Особа Монарха по Основным Законам является одновременно
Верховным Главою государственного управления и физическим лицом, в коем
воплощается Державная Власть. Оба эти свойства, сливаясь во внешнем своем
выражении, не могут различествовать и по существу. Поэтому всякое
посягательство на какое бы то ни было благо физической личности Главы
государства должно, по природе своей, заключать в себе одновременно и
элементы посягательства на такое лицо, как на средоточие Власти Верховной,
как на одно из основных условий государственного устройства». Причину
такой трактовки природы государственной измены Р. Гулямов, усматривая в
ней своеобразный дуализм, видит «во влиянии римского и германского права,
первый источник основывался на идее оскорбления лиц, наделенных
государственной властью, второй - предательства или злоупотребления
доверием вассалом в отношении своего сеньора»1.
В
окончательной
редакции
Уголовного
уложения
1903
г.
государственные преступления были сведены в 2 группы: бунт против
Верховной Власти и преступные деяния против Священной Особы Императора
и Членов Императорского Дома; государственная измена. Поэтому позиция М.
Бородиной об «аналогичном подходе» к государственным преступлениям в
проекте Уголовного уложения 1903 года, представляется сомнительным и
неподтвержденным в процессе анализа документов.
Интересно, что, по свидетельству А. Трефилова, исследовавшего
особенности уголовной ответственности за государственную измену в
княжестве Лихтенштейн, где она буквально означает – «измену земле», в
некоторых современных монархических государствах такой подход не
1
Гулямов Р. Указ. соч. - С.6.
45
сохранился.
А.В.
Серебренникова
по
этому
поводу
отмечает:
«Под
государственной изменой по УК Лихтенштейна понимается не посягательство
на
главу
государства,
законодательства
что
монархии,
является
а
традиционным
отделение
от
для
уголовного
территории
княжества
определенной территории, принадлежащей ему, или насильственное или с
угрозой применения насилия изменение Конституции княжества»1. А.
Трефилов
это
связывает
с
рецепцией
австрийского
уголовного
законодательства, для которого в силу его республиканской формы правления,
такой подход неактуален2.
Содержание Уголовного уложения 1903 г. интересно еще и тем, что
именно там впервые формулируется легальная дефиниция «государственная
тайна»,
которая
окончательно
становится
правовым
понятием.
Государственную тайну составляет «не всякая тайна, а лишь тайна порядка
управления или имеющая общегосударственное значение». Любопытно, что
отдельно было оговорено, что «сведение не утрачивает характера тайны, хотя
бы и оказалось, что оно уже ранее сделалось известным той или другой
державе, и притом все равно, преступным или непреступным путем».
Само появление легальной дефиниции, по мнению В. Болговой, говорит о
повысившемся
привносится
уровне
новый
законодательной
технический
прием
техники:
–
«В
законодательство
формулирование
легальной
дефиниции. Отмечая это обстоятельство, исследователи единодушно говорят
об успехах юридической техники, совершенствовании законодательства, новом
этапе
развития
российского
права»3.
Важность
появления
этого
законодательного приема подчеркивает и Н. Таганцев: «Юридическая техника
требует от закона возможно точного и определенного изложения, требует
Серебренникова, А. В. Уголовный кодекс Лихтенштейна. / А.В. Серебренникова - М., 2015. –С. 3.
Трефилов, А.А. Уголовная ответственность за государственную измену и шпионаж в уголовном праве
Австрии и Лихтенштейна (часть 1) / А.А. Трефилов // Марийский юридический вестник. - 2016. - №1 (16).
[Электронный ресурс]. — Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/ugolovnaya-otvetstvennost-zagosudarstvennuyu-izmenu-i-shpionazh-v-ugolovnom-prave-avstrii-i-lihtenshteyna-chast-1 - Дата доступа: 02.09.2018.
3
Болгова, В.В. Определение понятия преступления в законе: правовые традиции и доктрина / В.В. Болгова //
International scientific review. - 2015. - № 5(6). [Электронный ресурс]. — Режим доступа:
https://scienceproblems.ru/opredelenie-ponjatija-prestuplenij/2.html- Дата доступа: 01.10.2018.
1
2
46
устойчивости вносимых в него выражений: употребляя какое-либо слово в том
или другом значении, законодатель должен сохранять за ним тот же смысл во
всех своих постановлениях, придавая ему значение технического термина;
такой пример изложения, упрощая редакцию отдельных постановлений, даст
практике твердую опору при истолковании смысла закона»1.
В комментарии к этому нормативно-правовому акту разъяснялось, что
государственную тайну составляют:
1) заведомо «подлежащие хранению в тайне правительственные
распоряжения»;
2) тайны, касающиеся внешней безопасности России, т. е. тайны,
оглашение коих предусмотрено, как государственная измена;
3) тайны дипломатические;
4) тайны воинские.
В
этом
документе
появляется
состав
преступления
«Шпионаж»
(именуемый в этом акте «шпионством»), под которым понимается: «Сообщение
тайно неприятелю, по поручению или по
собственному почину, за
вознаграждение или из каких-либо иных побуждений, непосредственно или
через посредство других, сведений о численности и расположении наших
войск, о наших военных планах и предположениях, о лагерных и крепостных
укреплениях, о наших боевых и продовольственных приправах», т.е. сведения,
составляющие военную тайну. Таким образом, шпионаж в трактовке этого
документа оказывается частным случаем государственной измены, одной из ее
разновидностей.
М. Козаков, исследовав нормы Уголовного уложения 1903 года,
относящиеся к государственной измене, пришел к выводу, что под изменой
законодатель начала XX в. понимал всякое посягательство на независимое,
спокойное и безопасное положение государства среди других государств. В
Уголовное Уложение 22 марта 1903 года. С мотивами, изложенными из объяснительной записки
редакционной комиссии, представленной Мин. Юстиции в Государственный Совет и журналов – особого
совещания, особого присутствия департаментов и общего собрания Государственного Совета. Издание Н. С.
Таганцева. СПб., 1904. -С. 1.
1
47
зависимости от субъекта совершения преступления измена могла носить
характер военный, дипломатический или гражданский1.
Само
понятие
«Способствование
измены
или
формулировано
благоприятствование
следующим
российским
образом:
подданным
неприятелю в его военных или иных враждебных против России действиях» диспозиция общего состава, предусматривались и квалифицирующие признаки,
например, «..... если такое способствование или благоприятствование оказало
существенное содействие неприятелю или было совершено с изменческой
целью».
Его выделение в качестве самостоятельного состава преступления
«шпионства» произошло только в 1912-1914 гг., причем в том числе и в форме
соучастия. Именно за данный состав преступления, полагалось самое суровое
наказание – смертная казнь (в военное время, хотя первоначально оно
наказывалось
бессрочной
каторгой),
тогда
как
просто
за
выдачу
государственной тайны полагалась каторга-бессрочная и срочная (на 15 лет),
последний вид наказания применялся к пособникам – в случае содействия
совершению этого преступления, бессрочная каторга грозила за «существенное
содействие». Согласие сотрудничать с иностранным правительством каралось
по статье III заключением в исправительном доме на срок не свыше 3 лет.
Субъектами преступления могли быть не только подданные Российской
империи, но и иностранцы.
Известно, что это уложение так и не было введено в действие полностью,
но интересующие нас его разделы и главы как раз стали законом, что говорит
не только о понимании их важности, но и демонстрирует учет социальнополитической обстановки, сложившейся в тот период, что выразилось в
стремлении усилить ответственность за их совершение.
Цит. по: Есиков, С.А. История отечественного государства и права. Методические рекомендации к изучению
курса / С.А. Есиков, В.И. Попов. - Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2004.- С.21.
1
48
Их анализ даёт возможность сказать, что концептуально подход к
определению содержания государственной тайны не изменился, но структурно
вместо одной статьи появилось три (ст.ст. 11, 112, 654).
В 1917 году в результате революции, приведшей к краху российской
государственности, произошел отказ от дореволюционных правовых традиций,
с постепенным формированием новой системы законодательства, хотя и в
русле романо-германской правовой системы.
Соответственно, после революции многие основополагающие правовые
принципы также считались неприемлемыми и ненужными, например, принцип
законности или соразмерности при назначении наказаний, в связи с этим
созданная система революционных трибуналов, рассматривая дела отнесенные
к ее подсудности, должна была руководствоваться прежде всего принципом
революционной целесообразности, но помимо этого декларативного принципа
возникала необходимость проводить вопросы квалификации деяний как
составов преступлений, в связи с чем разрешалось применять и частично
руководствоваться «законами свергнутых правительств лишь постольку,
поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной
совести и революционному правосознанию1.
Попытки
принять
собственные
нормативные
акты
для
правоприменительной практики в первые годы Советской власти оказались не
очень удачными. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, принятые
народным комиссариатом юстиции в 1919 г.2, не содержали положения
особенной части, и даже в общей части не раскрывалось понятие вины и двух
ее форм, хоть в ст. 12 этого акта3 и было упомянуто «заранее обдуманном
намерении», т.е. умысле, легкомыслии и небрежности. Сам этот документ был
продуктом своей эпохи, и поэтому его авторы пытались применять наказания
дифференцировано в зависимости от бывшего социального положения
О суде: [декрет № 1: принят СНК РСФСР 24 ноября 1917 г.]// СУ РСФСР. – 1917. - № 4. -Ст. 50. (утратил
силу)
2
Руководящие начала по уголовному праву Р.С.Ф.С.Р.: [постановление: принято Наркомюстом РСФСР 12
декабря 1919г. ] // СУ РСФСР. - 1919. -№ 66. - Ст. 590. (утратили силу)
3
Сборник нормативных актов по уголовному праву России X-XX веков. / Ю.И. Бытко, С.Ю. Бытко. -Саратов,
2006. –С. - 31.
1
49
преступников: несмотря на формальную отмену сословий и гражданских
чинов1, представители бывших имущих классов все равно считались более
социально опасными, чем граждане имеющие пролетарское происхождение,
соответственно, к ним рекомендовалось применять более суровые наказания,
если они «совершали преступления с целью восстановления, сохранения или
приобретения какой-либо привилегии или в интересах восстановления власти
угнетающего класса»2. Принятие таких постреволюционных актов, по нашему
мнению, явно демонстрирует социальный регресс в области уголовно-правовой
регламентации общественных отношений, и вообще по отношению ко всей
правовой системе и системе законодательства в целом. Для измены такие
«мелочи» как квалификация деяния по составу преступления вообще были не
важны и не принимались во внимание представителями победившего рабочего
класса и восставшего крестьянства.
В условиях идущей гражданской войны и интервенции государственной
измене как составу преступления в силу ее сущности и специфики самой
советской власти уже уделялось большое внимание, но без детализации ее
диспозиции и даже без прояснения ее семантики, как, например, в Декрете
ВЦИК от 20 июня 1919г.3. По-видимому, она и так считалась интуитивно
понятной, и применять наказание за нее следовало руководствуясь классовым
чутьем и революционным сознанием. «Карали» в основном на этом этапе, как
тогда говорили, «представителей эксплуататорских классов», но по факту под
красный
террор
попали
представители
культурно-образованного
слоя
императорской России (кроме перешедших на сторона большевиков), хотя, как
мы отмечали выше, сословия и гражданских чины, с правовой точки зрения уже
были уничтожены. Это даёт нам основания говорит о начавшемся стратоциде.
Таким образом, изменой новой советской стране и делу революции считался
Об уничтожении сословий и гражданских чинов : [декрет: принят ВЦИК, СНК РСФСР 10 ноября 1917 г.] //
СУ РСФСР. -1917. -№ 3. -Ст. 31. (утратил силу)
2
Алихаджаева, И.С. Уголовное право: история и современность. Вопросы Общей части: Учебное пособие. /
И.С. Алихаджаева, Т.Г. Даурова, О.А. Лиценбергер - Саратов, 2001. -С. 31.
3
Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении: [декрет: принят ВЦИК
20 июня 1919 г.] // Известия ВЦИК. - 1919. - № 134. (утратил силу)
1
50
сам факт службы царскому правительству. Карали, кстати, даже памятники,
поставленные царям и «царским слугам», к числу которых оказались
причислены, например. М.Д. Скобелев и П.С. Нахимов.
Наказание за измену было традиционно суровым, а в условиях
крупнейшего социального катаклизма, как правило, за нее применяли только
высшую меру, именовавшуюся «карой» иногда с дополнительным наказанием –
конфискацией имущества. Это было предусмотрено в декрете СНК от 23
сентября 1919 г. «Об обязательной регистрации бывших помещиков,
капиталистов и лиц, занимавших ответственные должности при царском и
буржуазном строе». Из содержания этого документа можно сделать вывод, что
объективная сторона этого деяния была максимально расширена: к измене
приравнивался отказ от обязательной регистрации. За совершение этого деяния
(в форме бездействия), которое в благополучные времена в европейском
государстве сочли бы даже не преступлением, а просто проступком,
предусматривалась и конфискация имущества, и расстрел.
В первом УК РСФСР 1922 г., который, с одной стороны, испытал влияние
германского законодательства, а с другой, содержал в себе отголоски
революционных
времен,
была
выделена
группа
контрреволюционных
преступлений, которые считались самой опасной и важной
преступлений
государственных.
Согласно
ст.
57
частью
указанного
акта,
контрреволюционное преступление - это «всякое действие, направленное на
свержение завоеванной пролетарской революцией власти рабоче-крестьянских
советов
и
существующего
Конституции
РСФСР
рабоче-крестьянского
правительства, а также действия в направлении помощи
той части
международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на
смену капитализму коммунистической системы собственности и стремится к ее
свержению путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования
прессы и тому подобными средствами»1. Частью именно таких деяний и стала
Уголовный кодекс РСФСР 1922 г [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://constitutions.ru/?p=5341 –
Дата доступа: 05.10.2018. (утратил силу)
1
51
«изменническая деятельность» и «шпионаж».
В УК РСФСР 1926 года, действовавшем до 1959 года, по свидетельству
А.С. Лаврива, был очень широкий адресат «измены». По этому поводу он
пишет: «УК 1926 г. в качестве адресата государственной измены и других
контрреволюционных
преступлений
называл
иностранное
государство,
находящееся с Союзом ССР в состоянии войны или ведущее с ним борьбу
путём интервенции или блокады, («.сношения с иностранным государством.»),
его отдельных представителей, часть международной буржуазии, стремящуюся
к
свержению
организации,
шпионажа
коммунистической
находящиеся
по
Кодексу
под
1926
системы,
влиянием
г.
были
общественные
этой
буржуазии.
иностранные
группы
и
Адресатом
государства,
контрреволюционные организации, а также, что весьма любопытно, «частные
лица»1.
Сама дефиниция «измены» в этом нормативно-правовом акте была еще
более расширена (туда были добавлены действия, направленные на подрыв или
ослабление советской власти, которые тоже сочли «изменническими»), но от
этого стала не менее, а только более расплывчатой. Так появилась знаменитая
58-я статья, которой посвящена отдельная глава в книге А. Солженицына
«Архипелаг Гулаг», и население советской страны, даже далекое от
юридической практики, ее отлично знало по одной только нумерации. Согласно
положениям ст. 58-1, «Контрреволюционным признается всякое действие,
направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабочекрестьянских советов и избранных ими на основании Конституции Союза ССР
и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза
ССР, союзных и автономных республик, или к подрыву или к ослаблению
внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и
национальных завоеваний пролетарской революции. В силу международной
солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются
Лаврив, А.С. Понятие адресата государственной измены по действующему УК РФ / А.С. Лаврив // Вестник
Омского университета. Серия «Право». -2008.- № 2 (15). -С. 151.
1
52
контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое
государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР»1.
Как видим, с точки зрения соблюдения интересов страны и ее внешней
безопасности уже наблюдается прогресс. Если в редакции ст.57 УК РСФСР
1922 года, вообще ничего не говорилось об интересах страны и ее
национальной безопасности (а только об интересах революции, которым мог
изменить контрреволюционер), то в статье 58 нового Уголовного кодекса
1926г. уже идет речь о подрыве или ослаблении внешней безопасности Союза
ССР, хотя и по-прежнему упоминается о «завоеваниях пролетарской
революции и международной солидарности интересов всех трудящихся».
Возникает
вопрос,
почему
вопросы
территориальной
целостности,
суверенитета молодого советского государства, его национальной безопасности
как объекты преступного посягательства в одном нормативно-правовом акте
вообще не упомянуты, а во втором объектом считается только часть из них?
Думается, ответ кроется в самой специфике Советской России, а затем и СССР,
в том, чем именно их считали большевики.
Д.и.н. С.В. Волков, например, полагает, что СССР был вообще не
государством, а только заготовкой земшарной республики трудящихся,
временно, по мысли большевиков, вынужденной существовать в форме
государства, которое впоследствии должно отмереть, но уже в нем ими была
представлена модель будущего земшарного союза национальных республикгосударств, сначала образованных большевиками в результате их произвольной
нарезки из «тела» погибшей Российской Империи (как пример), к ним в рамках
Союза республик впоследствии могли присоединяться и другие республики
трудящихся, в которых в результате революции победят революционные
рабочие и крестьяне. Считалось, что прибалтийские республики в конце 30-х
годов как раз именно так и присоединились. В таких условиях понятно, что
государственных интересов у советской России, которую предполагалось
сделать «дровами» для пожара мировой революции, и у СССР, который был
1
Уголовный кодекс РСФСР 1926 года/Редакция 05.03.1926 // СУ РСФСР. – 1926. - № 80. - Ст. 600.
53
квазигосударством, национальных интересов не было, и изменить этому
государству было нельзя в силу его малозначительной ценности по сравнению
с мировой революцией, измена которой как раз и каралась очень строго.
Конкретизация этого состава с новыми диспозицией и новыми санкциями
была в 18 пунктах специальных составов («примах»)1, часть из которых
обладали еще и квалифицированными составами, к содержанию которых
можно было отнести при желании любое действие любого гражданина страны.
Статья была действительно всеобъемлющей. Приведем здесь диспозиции
данной нормы в ее специальных составах.
К контрреволюционным действиям были отнесены следующие деяния
признанные преступными:

«организация в контр - революционных целях вооруженных
восстаний или вторжения на советскую территорию вооруженных отрядов или
банд, а равно участие во всякой попытке в тех же целях захватить власть в
центре и на местах или насильственно отторгнуть от Р.С.Ф.С.Р. какую-либо
часть ее территории или расторгнуть заключенные ею договоры;

сношение с иностранными государствами или их отдельными
представителями с целью их склонения к вооруженному вмешательству в дела
Республики, объявлению ей войны или организации военной экспедиции, равно
как способствование иностранным государствам уже после объявления им
войны или посылки экспедиции, в чем бы это способствование ни выразилось;

участие в организации или содействие организации, действующей
в направлении помощи международной буржуазии;

участие в организации путем возбуждения населения к массовым
волнениям, неплатежу налогов и невыполнению повинностей или всяким иным
путем в явный ущерб диктатуре рабочего класса и пролетарской революции,
хотя бы вооруженное восстание или вооруженное вторжение и не являлось
ближайшей задачей деятельности этой организации;
Ст.58.1-58.18 Уголовного кодекса РСФСР 1926 года/Редакция 05.03.1926 // СУ РСФСР. – 1926. - № 80. - Ст.
600.
1
54

противодействие
нормальной
деятельности
государственных
учреждений и предприятий или соответствующее использование их для
разрушения и подрыва государственной промышленности, торговли и
транспорта, в целях совершения действий, предусмотренных статьей 58.1
(экономическая контр - революция);

организация в контр - революционных целях террористических
актов, направленных против представителей Советской власти или деятелей
революционных рабоче - крестьянских организаций, а равно участие в
выполнении таких актов, хотя бы отдельный участник такого акта и не
принадлежал к контр - революционной организации;

организация в контр - революционных целях разрушения или
повреждения взрывом, поджогом или другим способом железнодорожных или
иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопроводов,
общественных складов и иных сооружений или строений, а равно участие в
выполнении указанных преступлений;

шпионаж, т.-е. передача, похищение или собирание с целью
передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контр революционным организациям или частным лицам;

передача или собирание с целью передачи экономических
сведений, не составляющих по своему содержанию специально - охраняемой
государственной
тайны,
но
не
подлежащих
оглашению
по
прямому
запрещению закона или по распоряжению руководителя ведомства, учреждения
и предприятия, за вознаграждение или безвозмездно;

активные действия или активная борьба против рабочего класса и
революционного движения, проявленные на ответственных или особо секретных должностях при царском строе или у контр - революционных
правительств в период гражданской войны;

укрывательство и пособничество всякого рода преступлениям,
предусмотренным в статьях 58.2 - 58.11, не связанные с непосредственным
55
совершением означенных преступлений или при неосведомленности о их
конечных целях;

недонесение о достоверно известных предстоящих и совершенных
преступлениях, предусмотренных статьями;

пропаганда и агитация, выражающаяся в призыве к свержению
власти Советов путем насильственных или изменнических действий или путем
активного
или
пассивного
противодействия
Рабоче
-
Крестьянскому
Правительству, или массового невыполнения возлагаемых на граждан воинской
или налоговой повинностей;

центральной
призыв к невыполнению или противодействию распоряжениям
или
местной
власти
при
неустановленности
контр
-
революционных целей;

свержения
использование
Рабоче
-
религиозных
Крестьянской
предрассудков
власти
или
для
масс
с
целью
возбуждения
к
сопротивлению ее законам и постановлениям;

пропаганда и агитация в направлении помощи международной
буржуазии;

самовольное возвращение в пределы Союза С.С.Р. в случае
применения меры социальной защиты;

изготовление,
хранение
с
целью
распространения
и
распространение агитационной литературы контр - революционного характера;

измышление и распространение в контр - революционных целях
ложных слухов или непроверенных сведений, могущих вызвать общественную
панику, возбудить недоверие к власти или дискредитировать ее»1.
Эту статью, включая её спецсоставы, очень сложно анализировать с
позиции юридической техники в силу ее крайнего несовершенства именно с
этой точки зрения, но вот что целью её появления было именно устрашение
населения – это видно абсолютно точно не только из диспозиций и санкций
Ст.58.1-58.18 Уголовного кодекса РСФСР 1926 года/Редакция 05.03.1926 // СУ РСФСР. – 1926. - № 80. - Ст.
600.
1
56
многочисленных спецсоставов, в конструкции которых не придается никакого
значения основным принципам нормального уголовного права, но и
в
последнем предложении этой обширной статьи, которое вообще за гранью
разумного (с уголовно-правовой точки зрения»): «При недоказанности контр революционности означенных действий, мера социальной защиты может быть
понижена до принудительных работ на срок до трех месяцев» 1. Т.е даже если
правоохранительные органы не сумели доказать виновность деяния, человек
все равно должен был быть в любом случае наказан. Таким образом, случаи
освобождения от уголовной ответственности не были предусмотрены в
принципе, даже если человек преступления не совершал (про деятельное
раскаяние и позитивное посткриминальное поведение как основания для
освобождения от ответственности говорить и просто бессмысленно).
Государственная измена в знаменитой статье не упоминалась, но
поскольку ее (измены) сутью считалось предательство революционных
интересов, то все вышеперечисленное трактовалось в правоприменительной
практике Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) как «измена
родины».
Такое
контаминации
словосочетание,
терминологических
образовавшееся,
сочетаний
по-видимому,
«измена
родине»
из-за
и
«предательство революции и интересов родины», отражала, тем не менее,
самую сущность этой нормы: родина действительно изменила субъектам,
осуждаемым по данной статье.
Историк
Алексей
Макаров,
сотрудник
архива
Международного
Мемориала, считает, что основное различие в применении статьи об измене при
Иосифе Сталине и других советских вождях— в количестве случаев: при
Сталине это была массовая практика, после него— отдельные дела2. Мы вполне
согласны с высказанным им мнением.
Уголовный кодекс РСФСР 1926 года/Редакция 05.03.1926 // СУ РСФСР. – 1926. - № 80. - Ст. 600.
Государство на измене: как применяется 275 статья УК [Электронный ресурс]. — Режим доступа:
https://ovdinfo.org/articles/2015/02/13/gosudarstvo-na-izmene-kak-primenyaetsya-275-statya-uk-Дата
доступа:
21.08.2018.
1
2
57
Реформирование этой статьи, осуществленное в 1958 году1, состояло в
уменьшении числа специальных составов до десяти, смягчении санкций,
уточнении (в сторону значительного сужения) дефиниции шпионаж, но
законодатель
по-прежнему
относил
эти
деяния
к
Особо
опасными
государственным преступлениями, хотя и не прояснял сущность этого
терминологического сочетания в законодательстве. Однако в уголовноправовой науке было выработано доктринальное определение этого понятия.
В авторской монографии С.В. Дьяков, А.А. Игнатьев, М.П. Карпушин
утверждают, что под ними понимались «предусмотренные общесоюзным
уголовным законом общественно опасные деяния, направленные на подрыв или
ослабление общественного строя СССР»2. В УК РСФСР 1960г.
3
была статья
64, называвшаяся «Измена родине», объективную сторону этого умышленного
состава
составляли:
переход
на
сторону
врага,
шпионаж,
выдача
государственной или военной тайны иностранному государству, бегство за
границу или отказ возвратиться из-за границы в СССР, оказание иностранному
государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР, а
равно заговор с целью захвата власти.
Адресат измены в УК РСФСР 1960г. был значительно сужен (по
сравнению не только с чрезвычайно обширной 58 статьей и обозначенными там
адресатами в прежнем кодексе, но и даже с современным российским
уголовным
законодательством),
им
могло
быть
только
иностранное
государство, иностранные неправительственные организации в качестве
такового не упоминались. Субъектом мог быть только гражданин СССР (позже
–РФ, так как кодекс действовал до введения в действие УК РФ 1996 года, т.е. до
01.01.1997г.),
объектом
преступного
посягательства
были
суверенитет,
территориальная неприкосновенность или государственная безопасность и
Об уголовной ответственности за государственные преступления: [Закон СССР от 25 декабря 1958г.] /
Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www.consultant.ru/ -Дата
доступа: 21.08.2018.
2
Ответственность за государственные преступления / Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпушин М.П.; общ. ред. и
введ.: Л.И. Барков. - М.: Юрид. лит., 1988.- С.146.
3
Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) // Ведомости ВС РСФСР. - 1960. -№ 40. -Ст. 591.
(утратил силу).
1
58
обороноспособность СССР. Этот состав по-прежнему относился к числу особо
опасных государственных преступлений и вызывал интерес со стороны
общественности.
Такой
вывод
мы
можем
сделать
из
обращения
в
конституционный суд РФ по поводу проверки конституционности данной
нормы. По её результатам такая форма измены родине, как бегство за границу
или отказ возвратиться из-за границы в СССР, была закономерно признана
неконституционной, из-за противоречия не только части 2 статьи 27
Конституции Российской Федерации, но и положениям основополагающих
международных документов (например, п. 2 статьи 12 Международного пакта о
гражданских и политических правах гарантирует каждому человеку
право
покидать любую страну, включая свою собственную, и отсутствие у него
какой-либо обязанности возвращаться в эту страну). Однако выдача
государственной или военной тайны иностранному государству, оказание
иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности
против СССР так и осталась формами измены, перейдя в таком качестве с
определенной корректировкой в ст. 275 УК РФ с изменением названия статьи
на словосочетание «Государственная измена».
Подводя итог рассмотрению дореволюционной регламентации уголовной
ответственности за государственную измену, можно говорить о ее важности
для государства и усилении ответственности за нее в периоды общественных
потрясений, войн, смут. Это преступное деяние всегда считалось чрезвычайно
опасным, и его совершение очень сурово наказывалось. Его оформление в
качестве состава преступления напрямую зависело от уровня юридической
техники
в
определенную
эпоху.
Постепенно
произошел
переход
от
казуистического регулирования к абстрактному, которое и подразумевало,
кроме всего прочего, формулировку легальных дефиниций.
Цивилизационная катастрофа, постигшая Российскую империю в 1917
году, привела к резкому провалу в уровне законодательной техники и
использованию
измены
как
чрезвычайно
расширительного
преступления, применявшегося в карательно-репрессивных целях.
состава
59
2.2 Уголовная ответственность за государственную измену по УК РФ:
общая характеристика состава преступления, правореализационные и
юридико-технические проблемы
В УК РФ, вступившем в действие с 01.01.1997 года такое опаснейшее
преступное
традиционно
деяние,
тесно
как
государственная
сопрягаясь
со
измена,
шпионажем.
также
присутствует,
Состав
преступления,
устанавливающий ответственность за данное деяние, находился в статье 275
УК РФ «Государственная измена» и был сформулирован как простой состав с
описательной диспозицией. Эта норма уголовного законодательства трижды к
настоящему времени подвергалась коррекции. Первые 2 редакционные правки1
касались изменения санкции, последняя по времени правка 2012 года изменила,
существенно расширив, саму диспозицию2. Примечание предусматривающее
освобождение не испытало на себе правок ни разу, и в актуальной редакции
существует именно в том вид, что и в редакции первоначальной.
В
первоначальной
редакции
диспозиция
была
сформулирована
достаточно лаконично: в ней были перечислена 2 формы государственной
измены
(шпионаж,
выдача
государственной
тайны),
однако
перечень
изначально был сформирован как открытый: в качестве объективной стороны
преступного деяния могло быть и «иное оказание помощи в проведении
враждебной деятельности».
Проф.
А.Ю.
Шумилов
определял
враждебную
деятельность
как
«вмешательство в дела страны, подрывающее её суверенитет, политические
акции явно негативного свойства, угрожающая России военная активность,
См.: О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации [Федер. закон № 162ФЗ: принят Гос. Думой 08 декабря 2003г.: по сост. на 07 декабря 2011г.] // Собрание законодательства РФ. 2003. -№ 50.- Ст. 4848; О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в
связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовноисполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы : [Федер. закон №
377-ФЗ: принят Гос. Думой 27 декабря 2009г.: по сост. на на 07 декабря 2011г.] // Собрание законодательства
РФ. – 2009. - № 52 (1 ч.). -Ст. 6453.
2
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации [Федер. закон № 190-ФЗ: принят Гос. Думой 12 ноября 2012г.] // Собрание
законодательства РФ. -2012.- № 47. -Ст. 6401.
1
60
провокация военного конфликта в отношении России, применение против
России неправомерных экономических санкций и др.»1.
Само словосочетание «враждебная деятельность» - это оборот, скорее,
присущий
художественно-публицистическому
стилю
речи,
тогда
как
юридический язык, являясь одним из языков специальностей, относится к
книжному функциональному стилю языка, в котором такие обороты
практически не применимы.
Для использования в сфере законодательной техники публицистического
оборота, на наш взгляд, должны быть достаточно веские основания. Полагаем,
что появился он как отголосок сталинских времен, оказавшись традиционным
для этой состава преступления в ее советской трактовке. Однако для
правоприменительной практики этой нормы в деятельности нормальных
правоохранительных
органов,
не
пользующихся
методами
ведения
следственных действий работников НКВД, был чрезвычайно вреден, поскольку
на практике доказать, что деятельность была именно «враждебной»,
практически невозможно из-за метафоричности самого этого оборота, что
является спецификой самого художественно-публицистического стиля. (В
актуальной редакции этот недостаток законодателем оказался устранен в 2012
году).
Таким
образом,
в
первоначальной
редакции
ст.
275
УК
РФ
государственной изменой считались шпионаж, выдача государственной тайны
либо «иное оказание помощи иностранному государству, иностранной
организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в
ущерб
внешней
безопасности
Российской
Федерации,
совершенная
гражданином Российской Федерации».
Формулировка диспозиции в первой редакции была изначально не
лишена недостатков, на которые справедливо указывали в юридическом
сообществе. Особенно много нападок было на формулировку объекта
Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства: Комментарий к главе 29 УК
РФ / авт.-сост. проф. А.Ю. Шумилов. - М.: Изд-ль Шумилова И.И., 2001. - С. 25.
1
61
указанного в статье. А.А. Игнатьев, например, полагал, что непосредственный
объект неправомерно сужен, так как «враждебная деятельность» может вестись
не только в ущерб внешней безопасности РФ, объектом преступного
посягательства может быть и внутренняя безопасность, говоря, что ликвидация
политических деятелей государства – это пример нарушения безопасности
именно внутренней»1. Его предложение об устранении из диспозиции этой
статьи сформулированного таким образом объекта нашло своё отражение в
новой редакции этой нормы 2012г., где объект сформулирован просто как
«безопасность». Выскажем предположение, что это произошло потому, что
«водораздел» между разными видами безопасности, охранять каковые призвана
эта норма, на практике весьма неопределенен и довольно расплывчат.
Особенно это касается внутренней и внешней безопасности. Версия, что
национальную безопасность нельзя было представить как объект, так как по
Конституции
Россия
–
многонациональное
государство,
нам
кажется
несостоятельной, потому что термин «национальная безопасность» активно
употребляется не только в научном политологическом обороте, но и в
нормативно-правовых
актах
(Концепция
национальной
безопасности,
Стратегия национальной безопасности и пр.)
Адресатами в первоначальной редакции становились иностранное
государство, иностранная организация, либо их представители. Отдельные
исследователи считали, что формулировка адресатов весьма неудачна по
целому
ряду
причин.
Во-первых,
неучтены
и
остались
за
рамками
криминализации гипотетические случаи совершения государственной измены в
пользу непризнанных государств или квазигосударственных образований, а
также тех стран, которые существуют как конфедерации (например,
Швейцария). Совершение государственной измены в таком случае, не будет
образовывать состава преступления, предусмотренного ст. 275 УК РФ, и при
наличии
опытного
адвоката,
умеющего
грамотно
использовать
такие
Игнатьев, А. Статьи 275 и 276 УК РФ нуждаются в совершенствовании / А. Игнатьев // Уголовное право. 2002. - № 1. - С. 16.
1
62
законодательные пробелы, уголовное дело в отношении такого субъекта будет
прекращено. Этот вопрос не решен до сих пор в правоприменительной
практике.
А.С.
Лаврив
обоснованно
указывал,
что
«различного
характера
международные политические организации, союзы, которые не являются
государствами, однако являются полноправными субъектами международного
права, обладают международной правоспособностью и могут быть вполне
заинтересованы в обладании государственными секретами»1. Фактически этот
исследователь говорил в 2008 году о необходимости исправления данного
недостатка, хотя и заявлял, что при исследовании этой темы ему не удалось
обнаружить ни одного примера такого рода, чтобы измена была совершена в
пользу международной организации или квазигосударственных образований.
Тем не менее, законодатель исправил вышеуказанный недостаток в 2012 году,
внеся в перечень адресатов государственной измены и международные
организации, и их представителей.
Наше исследование, результаты которого представлены в приложении 1.,
где приведены приговоры по статье 275 «Государственная измена» УК РФ в
правоприменительной практике, и кратко представлена, в числе прочего,
объективная сторона таких преступных деяний, как измена, по конкретным
уголовным делам, показывает, что в основном (до недавнего времени)
враждебной
деятельностью
признавали
выдачу
секретных
сведений
иностранным государствам (включая и те, с которыми РФ формально
находится
в
дружественных
отношениях),
спецслужбам
иностранных
государств (в абсолютном большинстве случаев). Спецслужбы также являясь
адресатом измены, представляют собой, по мнению А.Лаврива, «иностранную
разведку, орган или подразделение, наделенное государственно-властными
полномочиями
на
осуществление
разведывательной
(шпионской)
деятельности»2.
Лаврив, А.С. Понятие адресата государственной измены по действующему УК РФ / А.С. Лаврив // Вестник
Омского университета. Серия «Право». -2008.- № 2 (15). -С. 153.
2
Лаврив А. Указ. соч.
1
63
Приведем пример из судебной практики.
«Окружной военный суд, расположенный в поселке Власиха, под
председательством судьи А.А. Сбоева, рассмотрев 10.02.2012 г. уголовное дело
в отношении гражданина Российской Федерации военнослужащего войсковой
части
_
Нестерца
В.
В.,
обвиняемого
в
совершении
преступления,
предусмотренного ст. 275 УК РФ, установил, что _ года гражданин Российской
Федерации Нестерец инициативно встретился с представителями иностранного
государства и, намереваясь получить крупное денежное вознаграждение, выдал
им доверенные ему по службе секретные и совершенно секретные сведения о
Вооруженных Силах России, составляющие государственную тайну, нанеся тем
самым ущерб внешней безопасности государства. В судебном заседании
подсудимый полностью признал свою вину в содеянном и показал, что в начале
_ года, рассчитывая получить денежные средства на лечение матери, решил
передать иностранцам сведения, составляющие государственную тайну. Для
этой цели он изготовил компакт диск с копиями доверенных ему по службе
секретных и совершенно секретных документов о вооружении Ракетных войск
стратегического назначения, и, находясь в отпуске, _6 года по собственной
инициативе встретился с представителями иностранной разведки, которым
передал указанный диск. Нестерец в соответствии с занимаемой должностью
был допущен и постоянно работал с секретными и совершенно секретным
документами,
связанными
с
новыми
образцами
ракетной
техники
Вооруженных Сил России. По заключению комиссионной судебной экспертизы
эти
документы
являются
«секретными»
и
«совершенно
секретными».
Информация, которую они содержат, является достоверной, и на момент
выдачи, а так же в настоящее время составляет государственную тайну. Их
передача представителям иностранной разведки повлекла ущерб внешней
безопасности Российской Федерации. Согласно исследованным в судебном
заседании протоколам, Нестерец уверенно опознал по фотографиям лиц, с
которыми инициативно вступил в контакт _ года и передал им сведения,
составляющие государственную тайну. По сообщению компетентных органов,
64
опознанные подсудимым лица являются кадровыми сотрудниками одной из
иностранных разведок, и _ года они находились в том же самом населенном
пункте, где, по словам Нестерца, произошла их встреча.
Поскольку Нестерец совершил государственную измену в форме выдачи
государственной тайны, суд эти его действия квалифицирует по ст. 275 УК РФ
(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ).
При назначении наказания суд принимает во внимание, что Нестерец
выдал
значительное
количество
секретной
информации,
составляющей
государственную тайну, тем самым совершил особо тяжкое преступление, что
свидетельствует, по убеждению суда, о повышенной общественной опасности
подсудимого, в связи с чем его следует подвергнуть наказанию в виде лишения
свободы на длительный срок и в соответствии со ст. 48 УК РФ лишить
воинского звания «_».
Вместе с тем, суд учитывает, что Нестерец за период военной службы
характеризуется
положительно,
активно
способствовал
раскрытию
и
расследованию совершенного преступления, что является обстоятельством,
смягчающим наказание, и не позволяет при отсутствии отягчающих
обстоятельств на основании ч. 1 ст. 62 УК РФ определить ему более двух
третей от 20 лет - максимального срока наиболее строгого наказания,
предусмотренного ст. 275 УК РФ. Принимая во внимание изложенное, а также
семейное положение подсудимого, суд не применяет к нему дополнительное
наказание, установленное названной статьей.
В итоге суд решил признать В.В. Нестерца виновным в государственной
измене, то есть в преступлении, предусмотренном ст. 275 УК РФ (в редакции
Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ), на основании которой
лишить его свободы сроком на 13 (тринадцать) лет в исправительной колонии
строгого режима, без штрафа, лишив его воинского звания (На основании ст. 48
УК РФ)»1.
Приговор в отношении Нестерца В.В. — 3 окружной военный суд [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://ovs3.msk.sudrf.ru/modules.php?did=2&name=press_dep&op=4-Дата доступа: 02.09.2018
1
65
Наше исследование также показало, что в одном случае адресатом
оказались не определенные конкретно заинтересованные лица, поскольку
совершенно секретные сведения были выданы публично в книге, написанной и
опубликованной перебежчиком в США генералом КГБ О. Калугиным.
В редких случаях адресатом является иностранная организация (как
государственная, так и негосударственная), под которой следует понимать
добровольное объединение людей, сознанное по определенным правилам в
зарубежном государстве для реализации совместной цели или программы
действий, которых они достигают в процессе совместной деятельности. О
последней как об адресате измены пишет В.В. Вус, приводя в пример дело
бывшего
капитана
1-го
ранга
А.Никитина,
который,
по
версии
предварительного следствия, собрал и передал норвежской экологической
организации «Беллуна» материалы, содержащие совершенно секретные
сведения об атомной военно-морском флоте. В качестве ремарки отметим, что
именно
по
этому
делу
оказался
вынесен
единственный
в
России
оправдательный приговор по ст.275 УК РФ.
Таким образом, как видим, подтверждается мнение С.В. Дьякова, что
иностранное государство при совершении преступления, предусмотренного
ст.275 УК РФ, выступает в лице его официальных органов, прежде всего
спецслужб,
ведущих
разведывательную
и
контрразведывательную
деятельность. Однако, исходя из содержания статьи, возникает вопрос, кто,
кроме них, может еще быть представителем. По-видимому, это может быть и
иной правоохранительный орган государства, в вообще государственный орган
государства
(не
обязательно
правоохранительный).
Представитель
иностранного государства, по смыслу статьи - лицо, которое принимает
решения и (или) совершает действия от имени, по заданию (поручению) и в
интересах такого государства. Причем представительство может быть как
официальное, так и неофициальное. Гражданство указанного лица значения не
имеет, им может быть как иностранный гражданин или лицо без гражданства,
так и гражданин России.
66
Нельзя не отметить и того факта, что и организации, будь они хоть
международные,
хоть
иностранные,
действуют
с
помощью
своих
представителей. В цивилистической доктрине известны теория фикции и
теория реальности, применяемые к юридическим лицам, но независимо от того,
какой из них придерживается соответствующий правопорядок: воспринимается
ли юридическое лицо как особая союзная личность, или считается, что без
физических лиц, его представляющих, оно абсолютно недееспособно, - в
любом случае его интересы представляют лица физические. Поэтому,
возвращаясь к конструкции диспозиции ст. 275 УК РФ, следует задаться
абсолютно закономерным вопросом: зачем в статье дважды указывать одних и
тех же адресатов (государства и организации, и так действующие через
представителей, дополнительно к этому и отдельно упоминая ещё раз их
представителей). Отдельной проблемой, отмеченной исследователями (К.О.
Папеева), является отсутствие примечания, проясняющего, кого именно УК РФ
подразумевает под представителями. Актуальность его появления в УК РФ
зависит от того, будут ли «представители» в качестве отдельных адресатов
исключены из диспозиции, или останутся там, несмотря на наличие явного
дублирования, как нами было показано выше.
В юридической литературе не было дано однозначного ответа на вопрос
может ли являться адресатом государственной измены обычный апатрид или
иностранец, не имеющий отношения к спецслужбам, правоохранительным
органам или органам публичной власти. Можно ли его считать представителем
иностранного государства? По смыслу нормы ст.275 УК РФ (нормативного
толкования которой, напомним, со стороны высшей инстанции нет) гражданина
нельзя признать изменником в таком случае, если не применять при этом
расширительного
толкования
понятия
«представитель
иностранного
государства» (напомним также, что это понятие уголовным законодательством
не раскрыто, несмотря на то, что необходимость этого криминологами уже
отмечалась), однако вред такими действиями вполне может быть нанесен.
Иностранный гражданин может передать ставшие известными ему от
67
россиянина сведения своим разведывательным органам. Полагаем, что эта
ситуация
требует
пояснения
со
стороны
Верховного
Суда
РФ
или
совершенствования редакции самой статьи 275 УК РФ, а именно её
примечания. В настоящее время иностранные граждане не могут привлекаться
как субъекты преступления по ст. 275 УК РФ, однако их действия могут быть
квалифицированы как пособнические.
С момента введения УК РФ в действие и изменения названия ст. 275 УК
РФ на государственную измену вместо измены родине (ст.64 УК РСФСР) среди
криминологов неоднократно высказывались соображения о некорректности
нового названия статьи с точки зрения русского языка и необходимости его
изменения. Нам основная аргументация исследователей представляется весьма
обоснованной и логичной.
Исходя из содержания диспозиции ст. 275 УК РФ и по смысловому
толкованию данного состава преступления, под государственной изменой
составители УК РФ понимают измену гражданина Российской Федерации
государству - Российской Федерации. В то же время, по мнению К.Д.
Николаева, название ст. 275 УК РФ «Государственная измена» не соответствует
содержанию диспозиции рассматриваемой нормы, что делает ее уголовноправовой фикцией1. Он объясняет свою позицию следующим образом: «Так как
ст. 275 УК РФ устанавливает ответственность именно за измену Российской
Федерации как государству, а не за измену государства, то «государственная
измена» (измена государства) является уголовно-правовой фикцией»2.
Отметим, что этот вопрос неоднократно поднимался в юридическом
сообществе и не является уникальным мнением этого исследователя. Такой же
позиции
придерживаются,
например,
А.Н.
Нестеров
и
Д.В.
Царев.
Действительно, в словосочетании «государственная измена» «государственная»
- это относительное прилагательное, которое определяет существительное
Николаев, К.Д. Государственная измена как уголовно-правовая фикция / К.Д. Николаев // Вестник ОмГУ.
Серия.
Право.
-2012.№2
(31).
[Электронный
ресурс]
–
Режим
доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvennaya-izmena-kak-ugolovno-pravovaya-fiktsiyaДата
доступа:
03.10.2018.
2
Там же.
1
68
«измена» и в данном случае употребляется в значении «относящаяся к
государству
или
принадлежащая
государству».
Применительно
к
рассматриваемой ситуации «государственная» - это определение. Вообще
определение - это второстепенный член предложения, который отвечает на
вопросы «какой, чей, который?» и поясняет существительное, обозначая его
признак.
Например,
государственный
герб,
государственный
гимн,
государственный аппарат, государственный строй, государственная граница,
государственная собственность, государственная тайна.
В.И. Даль отмечал: «Государственный - до государства относящийся»1.
государственный герб -это герб государства, государственная собственность это
собственность
государства,
государственная
безопасность
-
это
безопасность государства, государственная измена -это измена государства, а
не государству. Точно так же, как государственная премия -это премия,
вручаемая от имени государства, а не государству.
Учитывая изложенное, в названии ст. 275 УК РФ речь идёт об измене
государства, а в диспозиции данной статьи говорится об измене государству Российской Федерации.
С этой точки зрения более верным названием соответствующей статьи
Уголовного кодекса, исходя из описания деяния в диспозиции, являлось
название «Измена Родине». «Измена Родине - по УК РСФСР, действовавшему
до 1 января 1997 г., особо опасное государственное преступление, представляло
собой деяние, умышленно совершённое гражданином РФ (до 1992 г. гражданином
СССР)
в
ущерб
суверенитету,
территориальной
неприкосновенности или государственной безопасности и обороноспособности
РФ (до 1992 г. - Союза ССР). В новом УК РФ сходное с И. р. по составу
преступление именуется государственной изменой»2.
Д.В. Царев, также считая название статьи 275 УК РФ некорректным,
полагает, что оно «смещает негативный статус внешнего акта посягательства на
Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: современное написание: в 4 т. - Т. 1: А-З. / В.И.
Даль - М. : ООО «Издательство АСТ» : ООО «Издательство Астель», 2004. -С. 636.
2
Большой юридический словарь / под ред. А. Я. Сухарева, В. Д. Зорькина, В. Е. Крутских. - М.: ИНФРА-М,
1998. - С. 237.
1
69
деяние
с
положительными
оттенками»1.
Этот
исследователь
вносит
предложение по изменению названия статьи 275 УК РФ на словосочетание
«Измена государству», полагая, что таким образом этот недочет законодателя
будет устранен.
Однако, по размышлении, следует признать, что предложенный этим
ученым вариант также не подходит в качестве названия для ст. 275 УК РФ.
Этот вывод нам позволяет сделать анализ денотата обеих лексем, входящих в
это словосочетание.
Во-первых, словарные статьи в разного рода словарях дают толкование
понятия «государство» как полисемичного термина. Единственное лексическое
значение данной дефиниции встречается довольно редко: «Государство.
Основной политический орган, форма организации общества, во главе с
правительством и его органами, осуществляющий управление обществом,
охрану его экономической и социальной структуры...»2.
Гораздо более типичная ситуация с толкованием значения понятия
«государство» представлена в словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, где
указано: «Государство. 1. Основная политическая организация общества,
осуществляющая его управление, охрану его экономической и социальной
структуры.
2.
Страна,
находящаяся
под
управлением
политической
организации, осуществляющей охрану её экономической и социальной
структуры»3.
Думается, что в такой трактовке этот термин вряд ли проясняет общее
значение терминологического сочетания «Измена государству», потому что в
этом случае есть смысл говорить не об измене «основному политическому
органу, форме организации общества» в контексте содержания ст.275 УК РФ, а
о совершении деяния, предусмотренного ст. 279 УК РФ «Вооруженный мятеж»,
Царев Д.В. Указ.соч.-С.10.
Большой толковый словарь русских существительных: идеографическое описание. Синонимы. Антонимы /
под ред. Л. Г. Бабенко. -М. : АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2005. - С. 742.
3
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка : 80000 слов и фразеологических выражений. М. : ООО «Издательство ЭЛПИС», 2003. - С. 141.
1
2
70
именно такие действия, на наш взгляд, направлены на изменение «формы
организации общества».
Дефиниция «измена» в словарных статьях тоже раскрывается как
многозначное понятие: «неверность, предательство, отметательство, коварный
переход, присоединенье к противнику; перемена в чувствах, мыслях, действиях,
в обратную сторону»1; «Измена. Поступок, характеризующийся нарушением
верности,
предательством,
вероломством.
Измена
присяге.
Совершить
измену»2; «Измена. Предательство интересов родины, переход на сторону
врага. И. родине.»3.
Из толкования значения этого слова
можно сделать вывод, что
понимание измены может быть как в широком, так и в узком значении.
Последнее и будет уголовно-правовым термином, проясняемым посредством
диспозиции ст.275 УК РФ. Тогда как в широком смысле для того, чтобы
состоялась измена, необходимо, чтобы субъект служил государству, присягал
ему и т.д. Что в отношении части даже законопослушных граждан, очевидно,
не так (бизнес-проекты предпринимателей, как и они сами, могут и совсем не
соприкасаться с государством, кроме уплаты налогового бремени), а действия
еще одного сегмента общества, чьи деятельность носит криминальный
характер,
и
вообще
противоположны
правопорядку,
не
способствуя
нормальному функционированию государственных структур.
С учётом приведённых выше значений слова «измена», ею в широком
смысле можно счесть даже любое выступление (или преступление) против
государственной власти (например, критика принятых в установленном
порядке нормативных правовых актов является изменой государству).
Думается, именно такой логикой и руководствовались в период действия ст. 58
УК РСФСР 1926г., что привело к широчайшему разгулу репрессий.
Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: современное написание : в 4 т. - Т. 2: И-О. - М. :
ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астель», 2004. -С. 41.
2
Большой толковый словарь русских существительных: идеографическое описание. Синонимы. Антонимы /
под ред. Л. Г. Бабенко. -М. : АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2005. - С. 722.
3
Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка : 80000 слов и фразеологических выражений.
- М. : ООО «Издательство ЭЛПИС», 2003. - С. 241.
1
71
Изменой в широкой смысле можно считать и преступления должностных
лиц. Трактовать ли таким образом данные составы преступлений, может
решить в рамках нормативного толкования только Верховный Суд РФ. Однако
этот судебный орган до сих пор не взял на себя труд не только подготовки
специального постановления пленума, но и просто разъяснений по проблемам
правоприменения ст. 275 УК РФ, хотя такая необходимость давно уже назрела.
Безусловно, должностные преступления и их часть, преступления
коррупционные, наносят ущерб безопасности государства, в связи с чем
предложение депутата Государственной Думы РФ от Орловской области
Н.Ковалёва, выступившего в 2016 году с инициативой рассмотрения в качестве
государственной измены взяточничества должностных лиц в особо крупном
размере, следует признать вполне логичным. Сам депутат так аргументировал
свою точку зрения: «Человек, занимающий серьезный пост, не может не
понимать, что своими коррупционными действиями предает интересы
государства.
Мы
работаем
над
законопроектом,
который
будет
квалифицировать взятки высокопоставленных чиновников, в том числе
губернаторов, а также следователей, прокуроров и судей, которые, кстати,
приносят присягу на верность Отечеству, как государственную измену»1.
Остаётся только сожалеть о том, что оно не было принято во внимание. В
качестве предположения выскажем мысль, что, возможно, это произошло из-за
того, что диспозиция ст. 275 УК РФ содержит открытый перечень иных деяний,
способных нанести ущерб безопасности российского государства, в виде
помощи иностранным государствам и международным и иностранным
организациям, и взяточничество может быть поглощено «иной» помощью
иностранному государству. Однако форм измены в диспозиции статьи 275 УК
РФ упомянуто всего две: шпионаж и выдача государственной тайны, что делает
наше предложение маловероятным. Гораздо ближе к истине версия, что это
предложение не было принято из-за того, что коррупция проникла на самую
Николай Ковалев предложил приравнять взятки к госизмене [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://tass.ru/politika/2638214– Дата доступа: 05.09.2018.
1
72
вершину властной пирамиды, и само появление такой новой формы
государственной измены может негативно сказаться на положении многих
высокопоставленных субъектов.
Полагаем, что деяния, закрепленные в качестве преступных в диспозиции
ст. 275 УК РФ, посягают на интересы Российской Федерации не только как
государства, а как части сложного многоуровнего социального образования в
целом.
В таком случае логичным будет ст. 275 УК РФ переименование статьи с
«Государственная измена» на «Измена Российской Федерации», которая здесь
рассматривается как страна, в которой защищены интересы российского
народа, а не только государства, как важнейшей части этого сложного
социального образования.
Учитывая изложенное, следует переименовать ст. 275 УК РФ, назвав её
«Измена Российской Федерации», заменив также в диспозиции данной статьи
слова «государственная измена» на «измена Российской Федерации». Это
позволит устранить несогласованность названия данной нормы с содержанием
её диспозиции.
Изменения, внесенные в диспозицию статьи 275 УК РФ в 2012 году,
требуют более пристального рассмотрения. В актуальной редакции УК РФ
государственной изменой считаются совершенные гражданином Российской
Федерации шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо
иностранной организации или их представителям сведений, составляющих
государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по
службе,
работе,
законодательством
учебе
или
Российской
в
иных
Федерации,
случаях,
либо
предусмотренных
оказание
финансовой,
материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному
государству,
международной
либо
иностранной
организации
или
их
представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской
Федерации.
Проанализируем состав этого преступления.
73
Объектом государственной измены являются общественные отношения,
складывающиеся во внешнеполитической сфере по поводу обеспечения
безопасности
суверенитета,
территориальной
целостности
и
неприкосновенности Российского государства. При этом в толковании понятия
«суверенитет» следует исходить из правовой позиции Конституционного суда
РФ,
который
трактует
независимость
и
его
следующим
самостоятельность
образом:
государственной
«…верховенство,
власти,
полноту
законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его
территории и независимость в международном общении и представляет собой
необходимый качественный признак Российской Федерации как государства,
характеризующий ее конституционно-правовой статус»1.
Б.С. Эбзеев, высказывая свои соображения о том, что следует понимать
под территориальной целостностью и неприкосновенностью РФ, отмечает их
тесную связь с государственным суверенитетом, подчеркивая, что эти понятия
раскрываются
«в
юридической
невозможности
уступки
Российской
Федерацией, ее органами и должностными лицами части территории России
иностранным
государствам;
в
запрете
на
создание
и
деятельность
общественных объединений, цели или действия которых направлены на
нарушение целостности Российской Федерации; в обязанности органов
государственной
власти
по
принятию необходимых мер
для охраны
суверенитета России, ее независимости и государственной целостности,
обороны страны, государственной безопасности; в невозможности выхода
субъекта Российской Федерации из ее состава; в возможности "федеральной
интервенции" в случаях угрозы территориальной целостности, исходящей от
субъекта Российской Федерации»2. Однако, заметим, что прямо упомянутой
«измены земле», аналогично странам, испытавшим влияние германского
уголовного законодательства и самой ФРГ, в РФ все же не предусмотрено.
По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и
Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и
исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»: [Постановление № 10-П:
принято Конституционным Судом РФ 7 июня 2000г.] // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2000. -№ 5.
2
Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. 2-е изд.,
доп. и перераб.- М., 2001. - С. 40 (автор - профессор Б.С. Эбзеев).
1
74
Положительным изменением стоит счесть и появление прямого указания
на субъект преступного деяния, т.е. субъект этого состава преступления –
специальный. Аналогично мировой практике, теперь и в РФ таким субъектом
может быть только гражданин России. Наличие у гражданина РФ двойного
гражданства не освобождает его от ответственности за совершение данного
преступления, бипатриды привлекаются к ответственности по данной статье
УК РФ. Иностранцы и апатриды являются субъектами преступления,
предусмотренного ст. 276 «Шпионаж» УК РФ.
Однако само появление указания на специального субъекта приводит к
рассогласованности диспозиции ст. 275 УК РФ, куда шпионаж включен как
одна из форм государственной измены, и положениями ст. 276 УК РФ, где он
же (шпионаж) выступает как самостоятельный состав преступления, поскольку
в диспозиции статьи 276 упомянут субъект – только иностранный гражданин,
то раскрытие (прояснение) понятия шпионажа как формы измены с помощью
дефиниции, приведенной в статье 276, невозможно. Разрешение возникшей
проблемы видится во включении дополнительного абзаца в приложение, в
котором бы была дана формулировка шпионажа, но без упоминания субъекта,
чтобы определение было применимо и в ст. 275 УК РФ и могло распространять
своё действие диспозицию ст. 276 УКРФ. Сформулировано оно может быть
следующим образом: «Под шпионажем в ст.ст. 275 и 276 настоящего Кодекса
понимается передача, а равно совершенные в целях такой передачи
иностранному государству, международной либо иностранной организации
собирание, похищение или хранение сведений, составляющих государственную
тайну, а также совершенные по заданию иностранной разведки или лица,
действующего в ее интересах, передача или собирание иных сведений для
использования
их
против
безопасности
Российской
Федерации».
Для
систематизации положений УК РФ с учетом предложенных изменений следует
также скорректировать диспозицию и ст. 276 УК РФ, сформулировав ее как
простую,
а
не
описательную:
«шпионаж,
совершенный
гражданином или лицом без гражданства, наказывается...».
иностранным
75
Предметом
государственную
преступления
тайну,
либо
выступают
иные
сведения,
сведения,
которые
составляющие
могут
быть
использованы иностранной организацией, международной организацией или
иностранным государством в ущерб безопасности Российской Федерации.
К позитивным моментам стоит отнести расширение круга адресатов
государственной измены за счет включения международных организаций в
число получателей выданной тайны, ранее отсутствие такого адресата мешало
квалификации такого деяния как преступления, если тайна выдавалась
международной организации, что позволяло виновным лицам из-за отсутствия
признаков состава преступления уходить от ответственности.
Нельзя сказать, что это дополнение вызвало энтузиазм у международных
организаций. Они, как и Совет по правам человека, их поддержавший,
опасаются, что в новой редакции уголовный закон может использоваться
правоохранительными органами и службами безопасности для оправдания
тщательного надзора за НКО (некоммерческими организациями, в том числе
международными) и их активистами под предлогом расследования, а также
может быть использован для возбуждения уголовного дела в отношении
предполагаемой
измены
в
качестве
способа
паралича
критики
или
политического противника. Однако пока такого не происходило, и, вполне
вероятно, что в этом плане их опасения беспочвенны.
Недостатком, однако, является отсутствие прояснения, кого именно
следует считать представителем иностранного государства, иностранной и
международной организаций. Об этом говорилось применительно к прежней
редакции ст. 275 УК РФ, но этот недостаток не исправлен и в новой редакции.
В связи с этим логично было бы дополнить ст. 275 УК РФ третьим
примечанием: «Под представителем иностранного государства, иностранной
или международной организации следует понимать лицо, наделенное такими
государством или организацией полномочиями действовать от их имени или в
их интересах».
76
Сама формулировка понятия государственной тайны, представляющей
собой легальную дефиницию, представленную в Законе РФ от 21 июля 1993 г.
N 5485-1 «О государственной тайне». Согласно этому нормативно-правовому
акту, государственная тайна - это «защищаемые государством сведения в
области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной,
контрразведывательной
и
оперативно-розыскной
деятельности,
распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской
Федерации»1. Конкретизация этих сведений осуществляется в подзаконном
акте Указе Президента РФ от 30 ноября 1995 г. № 12032. Гласность данного
перечня представляется очень важной, поскольку, согласно правовой позиции
Конституционного
суда
РФ,
«уголовная
ответственность
за
выдачу
государственной тайны иностранному государству правомерна лишь при
условии, что перечень сведений, составляющих государственную тайну,
содержится
в
официально
опубликованном
для
всеобщего
сведения
федеральном законе. Правоприменительное решение, включая приговор суда,
не может основываться на неопубликованном нормативном правовом акте, что
вытекает из ч. 3 ст. 15 Конституции РФ»3.
Стоит отдельно отметить возможность расширения данного перечня, изза
чего
ранее
государственной
свободно
тайной,
распространявшиеся
а
человек,
их
сведения
выдавший
могут
или
стать
публично
опубликовавший, субъектом преступления, предусмотренного ст. 275 УК РФ.
Приведем пример. Лефортовский суд Москвы 02.11.2018 арестовал
российского военного эксперта «Центра стратегической конъюнктуры» и
«Центра стратегических оценок и прогнозов» Владимира Неелова, который
Ст.2. См.: О государственной тайне: [Закон РФ №5485-1: принят Верх. советом РФ 21 июля 1993г.; по сост.
на 29 июля 2018г.] // Российская газета.- № 182. - 21.09.1993.
2
Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне: [Указ Президента РФ № 1203 от 30
ноября 1995г.; по сост. на 3 марта 2018г.] // Собрание законодательства РФ. -1995. -№ 49. -Ст. 4775.
3
См.: По делу о проверке конституционности ряда положений пункта "а" статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР
в связи с жалобой гражданина В.А. Смирнова: [Постановление № 17-П: принято Конституционным Судом РФ
20 декабря 1995г.] [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://sudrf.kodeks.ru/rospravo/document/9015418–
Дата доступа: 02.11.2018.; Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Финкеля Моисея
Зусмановича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 9 Закона Российской Федерации "О
государственной тайне: [Определение № 188-О: принято Конституционным Судом РФ 27 мая 2004г.]
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.pravo.ru/document/view/67164774/78293580/– Дата доступа:
02.11.2018.
1
77
подозревается в государственной измене. Постановлением Лефортовского суда
от 26 октября в отношении Неелова была избрана мера пресечения в виде
заключения под стражу в СИЗО «Лефортово».
В.М. Неелов, являющийся выпускником магистерской программы
«Стратегические
исследования»
факультета
международных
отношений
СПбГУ и принимавший участие в курсе по ядерному нераспространению и
разоружению Центрального института повышения квалификации «Росатома»,
специализируется на изучении частных военных компаний и феномена
«приватизации военной сферы», особенностей ведения современных войн,
военных доктрин и стратегий, революции в военном деле, контроль над
вооружениями; особенности ведения военных действий в современном мире и
войны четвертого поколения; военно-промышленная политика и мировой
рынок вооружений; глобальная безопасность. Ряд публикаций Неелова, в
частности, посвящен «ЧВК Вагнера».
В.М. Неелову вменяется совершение преступления по статье 275
Уголовного кодекса РФ («Государственная измена»). Как считает следствие,
Неелов
передавал
иностранному
государству
сведения,
составляющие
государственную тайну. Материалы уголовного дела имеют гриф «секретно»1.
Объективная сторона государственной измены состоит в активных,
враждебных, совместных с иностранным государством, иностранной или
международной организациями или их представителями действиях гражданина
РФ, направленных против безопасности Российской Федерации. Объективная
сторона государственной измены включает в себя шпионаж, выдачу
государственной тайны, иное оказание помощи иностранному государству,
иностранной
организации
или
международной
организации
или
их
представителям в проведении деятельности против безопасности РФ.
Как видим, несмотря на позицию некоторых криминологов (Д.В. Царев),
предлагавших исключить выдачу государственной тайны в качестве одной из
Суд арестовал военного эксперта Неелова по подозрению в госизмене. [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
https://www.vedomosti.ru/politics/news/2018/11/02/785550-sud-arestoval-voennogo-eksperta–
Дата
доступа: 02.11.2018.
1
78
форм измены потому, что это деяние уже охватывается составом преступления
«Шпионаж», такое предложение пока не нашло своей поддержки у
законодателя.
В
комментарии
к
ст.
275
УК
РФ
отмечается,
что
«выдача
государственной тайны как форма государственной измены состоит в передаче
соответствующих
сведений
иностранной
организации,
иностранному
государству или их представителям и может быть совершена лишь лицом,
которое располагает соответствующими сведениями по службе, работе или в
силу иных законных оснований»1. Добавим, что в уголовно-правовой науке
выдача сведений, составляющих государственную тайну, и передача указанных
сведений как действие, составляющее шпионаж, некоторыми учеными
признаются идентичными2, а их параллельное существование в ст. 275 УК РФ и
ст. 276 УК РФ является, по мнению этих исследователей (Ю.М. Ткачевский,
И.М. Тяжкова), дефектом законодательной техники. Нам тоже кажется
необходимым оставление единого термина для диспозиции обеих статей.
В новой редакции законодатель уточняет, что тайны была доверена или
стала известна «по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных
законодательством Российской Федерации». Думается, что в данном случае это
дополнение совершенно излишне. В уголовно-правовой доктрине никогда не
высказывались претензии о недостаточной детализации нормы в этой части, и
затруднений в правоприменительной практике это не вызывало. Зачем
законодатель применил в данном случае излишне громоздкую детализацию,
загромождающую
норму
и
делающим
ее
неудобочитаемой
и
плохо
воспринимаемой, если и так понятно выдать тайну может только лицо, которое
получило к ней доступ на законных основаниях. Вслед за С.С. Тихоновой, мы
тоже считаем, что
в том, что «усложнение юридического языка излишней
детализацией и многословием в рамках одного предложения затрудняет
Комментарий к статье 275. «Государственная измена» [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://ukrfkod.ru/statja-275/– Дата доступа: 06.10.2018.
1
См.: Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 5: Учеб. для вузов / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С.
Комисарова. - М., 2002. -С. 17 (авторы - Ю.М. Ткачевский, И.М. Тяжкова).
2
79
усвоение
соответствующего
нормативно-правового
предписания
его
адресатом»1. Нельзя не отметить, что в данном случае оказался нарушен
принцип «экономии текста» уголовного закона.
Избыточность текста наблюдается в диспозиции этой статьи и при
перечислении в ней видов помощи (финансовая, материально-техническая,
консультационная или иная), которую виновный может оказать иностранному
государству,
международной
либо
иностранной
организации
или
их
представителям в деятельности направленной против безопасности РФ.
Одновременно законодатель оставляет перечень такой помощи открытым,
указывая, что она может быть и «иной». Такую трактовку и пояснение, что
именно понимать под «иной» помощью, должен был бы дать Верховный суд
РФ в своем нормативном толковании нормы данной статьи уголовного
законодательства.
Стоит особо подчеркнуть, что для понимания правоприменителями и
обычными гражданами смысла нормы ст. 275 УК РФ усложненно-громоздкие
конструкции дают отрицательный эффект и при этом не несут смысловой
нагрузки.
Отсутствие
ясного
представления,
что
именно
составляет
объективную сторону состава преступления, приводит к возбуждению
уголовных дел по данной статье в отношении граждан, которые вообще не
подозревали, что в их действиях есть состав преступления.
С этим связаны многие резонансные дела, возбужденные по статье 275
УК РФ. В частности, дело Инги Тутисани, которая была приговорена к шести
годам колонии за два SMS грузинскому пограничнику о российских кораблях в
территориальных водах Абхазии. Срок сокращен до четырех лет и одного
месяца2. Есть и другие аналогичные дела, связанные с неопределенностью
формулировки диспозиции ст. 275 УК РФ и «размытостью» наполнения
понятия «иной помощи» иностранным государствам против безопасности РФ.
Тихонова, С.С. Юридическая техника в уголовном праве: Курс лекций. - Нижний Новгород, 2008. - С. 110.
Дело Инги Тутисани [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ovdinfo.org/story/delo-ingi-tutisani– Дата
доступа: 05.09.2018.
1
2
80
В 2013 году Краснодарский краевой суд приговорил М. Джанджгаву к 12
годам лишения свободы за государственную измену (ст. 275 УК). А.Кесян
осудили на 8 лет в 2015. Обе женщины написали сообщения своим знакомым
в Грузии о том, что видели передвижения российской военной техники
незадолго до начала войны с Грузией1.
Краснодарский краевой суд приговорил Оксану Севастиди к семи годам
заключения.
Поводом
послужили
SMS-сообщения,
которые
Севастиди
отправила в 2008 году, незадолго до войны с Грузией. Она писала своему
приятелю, что видела в Сочи поезд с военной техникой, идущий в сторону
Абхазии2. В марте 2017 года она была помилована главой государства и вышла
на свободу.
Имеются и другие уголовные дела, в которых объективная сторону
преступления - сомнительна. Они были прекращены. Прекращения случались
дважды - в делах многодетной матери Светланы Давыдовой, которую обвиняли
в госизмене за звонок в посольство Украины, и моряка Сергея Минакова,
который якобы передал украинцам сведения о черноморском флоте.
Таким образом, даже сведения, находящие в открытом доступе, могут, по
мнению ФСБ, к чьей подследственности отнесены данные дела, нанести ущерб
безопасности страны, и быть предметом интереса иностранных государств и их
спецслужб.
На
наш
взгляд,
следует
прислушаться
к
мнению
адвокатского
сообщества, представители которого считают, что субъектом преступления
могут быть только люди, допущенные к государственной тайне, а не жители
приграничных регионов страны, которые зачастую не знают, что сообщая
Осужденные за смс жительницы Сочи вышли на свободу [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://ovdinfo.org/express-news/2017/08/08/osuzhdennye-za-sms-zhitelnicy-sochi-vyshli-na-svobodu– Дата доступа:
05.09.2018.
2
Осужденная за SMS Оксана Севастиди вышла на свободу [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://ovdinfo.org/express-news/2017/03/12/osuzhdennaya-za-sms-oksana-sevastidi-vyshla-na-svobodu
–
Дата
доступа: 05.09.2018.
1
81
информацию, видимую наглядно или находящуюся в открытом доступе,
совершают преступления1.
Состав преступления - формальный: преступление считается оконченным
независимо от наступления вредных последствий.
Преступление это умышленное. Причем субъект должен осознавать, что
действует против безопасности государства, но по каким-либо причинам не
прекращает преступных действий. В качестве ремарки отметим, что еще и из-за
отсутствия этого элемента состава преступления резонансные дела о
«госизмене по SMS» не должны были возбуждаться. Граждане умысла на
совершение данного преступного деяния не имели.
Мотивы совершения данного преступного деяния могут быть самые
разные, включая корыстный мотив, трусость, идейные и политические мотивы
и пр. Этот элемент состава преступления имеет значение для определения
наказания судом, устанавливающим степень вины подсудимого, но для
квалификации значения не имеет.
Согласимся с исследователями, что редакционная правка ст. 275 УК РФ,
предпринятая законодателем в 2012 году, довольно неудачна. Данная уголовноправовая норма требует дальнейшей корректировки. Одним из её направлений
может быть путь образования новых квалифицированных составов, что
повлечет за собой и дифференциацию уголовной ответственности. Так, по
мнению И. Зайцева, уголовная ответственность за совершение государственной
измены, шпионажа может быть дифференцирована (с соответствующим
изменением структуры норм указанных статей УК РФ) в следующих случаях:
при создании опасности причинения или непосредственном причинении
ущерба безопасности государства; при совершении преступных действий в
военное время; при злоупотреблении виновного служебным положением, если
Адвокат Иван Павлов: за госизмену нельзя судить продавщиц с рынка и домохозяек [Электронный ресурс]. –
Режим
доступа:
https://ovdinfo.org/interviews/2018/09/04/advokat-ivan-pavlov-za-gosizmenu-nelzya-suditprodavshchic-s-rynka-i– Дата доступа: 05.09.2018.
1
82
в его обязанности входит охрана государственной тайны; при военном или
международном шпионаже и др1.
Итак, анализируя новую редакцию ст. 275 УК РФ, следует отметить
наличие как позитивных, так и негативных новаций законодателя.
Исследование показывает, что в новой редакции ст.275 УК РФ ряд
недостатков, отмеченных ранее криминологами, оказались исправлены, однако
в целом при конструировании диспозиции этой нормы оказался нарушен
принцип экономии законодательного текста, что в сочетании с применением
открытого перечня видов помощи адресатам измены и источников получения
сведений о государственной тайны, вообще не дало никакого положительного
эффекта, а, напротив, провело к громоздкости нормы, трудностям в ее
понимании и правоприменении.
Для устранения обозначенного недостатка диспозиции ст. 275 УК РФ
полагаем, что ее следует переформулировать следующим образом: «Шпионаж,
выдача государственной тайны либо иное оказание помощи иностранному
государству,
международной
либо
иностранной
организации
или
их
представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской
Федерации, совершенные гражданином Российской Федерации».
Понятие «иной помощи» следует прояснить высшей судебной инстанции,
выдав по этому поводу руководящие указания нижестоящим судам.
Целесообразно также изменить существующее примечание к статье,
дифференцировав меры
поощрения
в
зависимости
от
того,
был ли
добровольный отказ от совершения преступления (и тогда возможно
освобождение от ответственности), или было деятельное раскаяние (в этом
случае возможно предусмотреть только уменьшение наказания в виде
половинного срока лишения свободы, но не полное освобождение), а также
добавить два новых примечания, в которых раскрыть понятие представителей
иностранных государств, международных и иностранных организаций, и
Зайцев, И.А. Дифференциация уголовной ответственности за совершение государственной измены и
шпионажа в аспекте законодательства зарубежных стран / И.А.Зайцев [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://bstudy.net/665786/pravo/differentsiatsiya_ugolovnoy_otvetstvennosti_sovershenie_gosudarstvennoy_izmeny_sh
pionazha_aspekte_zakonoda– Дата доступа: 05.09.2018.
1
83
дефинировать понятие шпионаж, распространив его действие не только на ст.
275, но и 276 УК РФ.
Вывод
по
второй
главе.
Изучение
правовой
регламентации
ответственности за государственную измену показало, что это преступление
всегда сурово каралось и считалось имеющим большую степень общественной
опасности. Будучи известным еще в древности, изначально оно связывалось, с
одной стороны, с личностью царя (позже императора) и нарушением
безопасности государства, с другой. Таким образом, под изменой понимали как
предательство интересов страны, так и личную измену императору. И только в
советский период нашей истории на его начальном этапе на первый план
вышло предательство интересов мировой революции и только потом
советского государства.
Изначально проблемы с правоприменением норм, устанавливающих
ответственность за государственную измену, носили объективный характер.
Законодательная техника была далека от совершенства, и развитие правовых
предписаний исследуемого нами состава преступления носило, главным
образом, эволюционный характер. Казуистическое описание данных деяний в
законе
постепенно
конструирования
трансформировалось
соответствующих
в
абстрактные
уголовно-правовых
способы
предписаний
с
легальным закреплением понятия государственной тайны, а также самой
измены и шпионажа. Цель установления ответственности за государственную
измену в большинстве случае была карательно-репрессивной, в период
гуманизации общественной системы превращаясь, скорее, в превентивную.
Общественные дискуссии по вопросу поиска состава преступления
«Государственная измена» и высказанные в них мнения о необходимости
привлечения государственных деятелей РФ к ответственности по данной
статье, следует признать несостоятельными: анализ показал, что в настоящее
время «измены земле» как формы государственной измены в УК РФ не
существует, а применение уголовного закона по аналогии, как известно,
запрещено.
84
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
На основании проделанной работы можно сделать следующие выводы и
обобщения.
Измена как преступное деяние имеет длительную историю и всегда
считалась
особо
тяжким
преступлением,
имеющим
большую
степень
общественной опасности. Объективная сторона этого преступного деяния со
временем трансформировалась, и теперь в большинстве стран измена королю и
королевской семье не рассматривается как вид государственной измены (за
исключением государств, сохранивших не только монархическую форму
правления, но и архаичное законодательство в качестве действующего), однако
выдача государственной тайны, шпионаж криминализированы практически во
всех странах как формы государственной измены, шпионаж еще традиционно
составляет, помимо этого отдельный состав преступления. Цель установления
ответственности за преступное деяние, именуемое изменой, почти всегда была
карательно-репрессивная, и только со смягчением общественных нравов,
повлиявших на гуманизацию законодательства, она стала превентивной.
В
нашей
стране
граждане
наиболее
активно
привлекались
к
ответственности за измену в период сталинского правления, когда именно эта
статья (и обвинительные приговоры по ней) явились основой сталинских
репрессий. В настоящее время количество дел по этой статье малочисленно,
хотя наказания остаются довольно суровыми1. Можно с уверенностью
констатировать,
что
государства
активно
привлекают
граждан
к
ответственности за измену в периоды смуты и/или социально-политических
кризисов, усиливая уголовное преследование по данной статье и ужесточая ее
санкции.
Исследование современного состояния ответственности за данный состав
преступления позволяет выделить ряд юридико-технических недостатков в
В Приложении 3 представлено общее количество дел в судах по ст. 275 УК РФ в динамике за 2009-2014гг.; в
Приложениях 4,5 представлены сроки лишения свободы, к которым приговорены осужденные по ст. 275 УК
РФ.
1
85
статье 275 УК РФ, предложив следующие редакционные правки статьи 275 УК
РФ.
1)
Неудачное название, превращающее норму ст.275 УК РФ в
уголовно-правовую фикцию. Исправить ситуацию можно изменив название со
словосочетания
«Государственная
измена»
на
«Измена
Российской
Федерации», внеся соответствующие коррективы и в диспозицию нормы;
2)
Нарушение принципа экономии текста закона, порождающее
избыточность текста нормы и ее громоздкость, что вызывает сложности с
правоприменением и толкованием этой нормы, и в сочетании с применением
открытого перечня видов помощи адресатам измены и источников получения
сведений о государственной тайны с одновременной их конкретизацией,
вообще не даёт никакого положительного эффекта. Исправить ситуацию можно
путем редакционной правки диспозиции: «Государственная измена – то есть
шпионаж, выдача государственной тайны либо иное оказание помощи
иностранному государству, международной либо иностранной организации или
их представителям в деятельности, направленной против безопасности
Российской Федерации, совершенные гражданином Российской Федерации».
3)
Отсутствие
дифференцирования
поощрительных
мер,
установленных в примечании для лиц, совершивших добровольный отказ, и
субъектов, деятельно раскаивающихся. Исправить ситуацию можно, проведя
редакционную правку примечания. Примечание. 1. Лицо, совершившее
преступления, предусмотренные настоящей статьей, а также статьями 276 и 278
настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно
добровольно отказалось от совершения преступления на стадии его подготовки
и/или
своевременным сообщением органам власти или иным образом
способствовало полному предотвращению ущерба интересам Российской
Федерации со стороны других лиц и если в его действиях не содержится иного
состава преступления; при деятельном раскаянии лица, если оно добровольным
и
своевременным
сообщением
органам
власти
или
иным
образом
способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской
86
Федерации, по усмотрению суда наказание может быть смягчено. Суд вправе
не применять дополнительных наказаний, а также сократить срок лишения
свободы наполовину от установленного в санкции.
4)
Появление в ст. 275 УК РФ указания на специальный субъект
(только гражданин РФ) приводит к рассогласованности диспозиции ст. 275 УК
РФ, куда шпионаж включен как одна из форм государственной измены, и
положениями ст. 276 УК РФ, где он же (шпионаж) выступает как
самостоятельный состав преступления, поскольку в диспозиции статьи 276
упомянут субъект – только иностранный гражданин, то раскрытие (прояснение)
понятия шпионажа как формы измены с помощью дефиниции, приведенной в
статье 276, невозможно. Разрешение возникшей проблемы видится во
включении дополнительного пункта приложения, в котором бы была дана
формулировка шпионажа, но без упоминания субъекта, чтобы определение
было применимо и в ст. 275 УК РФ и могло распространять своё действие
диспозицию ст. 276 УКРФ. Сформулировано оно может быть следующим
образом: «Примечание. 2. Под шпионажем в ст.ст. 275 и 276 настоящего
Кодекса понимается передача, а равно совершенные в целях такой передачи
иностранному государству, международной либо иностранной организации
собирание, похищение или хранение сведений, составляющих государственную
тайну, а также совершенные по заданию иностранной разведки или лица,
действующего в ее интересах, передача или собирание иных сведений для
использования
их
против
безопасности
Российской
Федерации».
Для
систематизации положений УК РФ с учетом предложенных изменений следует
также скорректировать диспозицию и ст. 276 УК РФ, сформулировав ее как
простую,
а
не
описательную:
«шпионаж,
совершенный
иностранным
гражданином или лицом без гражданства, наказывается...».
5)
Неясность в толковании понятия представители иностранных
государств, иностранных и международных организаций требует третьего
примечания, редакция которого может быть следующая. «Примечание. 3. Под
представителем иностранного государства, иностранной или международной
87
организации следует понимать лицо, наделенное такими государством или
организацией полномочиями действовать от их имени или в их интересах».
Помимо
редакционных
правок,
можно
предпринять
ряд
шагов,
направленных на концептуальные изменения диспозиции статьи 275 УК РФ. К
числу
таких
можно
предложившего
отнести
считать
новой
предложение
формой
депутата
Н.
государственной
Ковалева,
измены
взяточничество в особо крупных размерах. Заслуживает внимания также
немецкий опыт криминализации государственной измены, а именно такая её
составляющая как «измена земле». Нарушение территориальной целостности
на федеральном уровне и на уровне субъектов Федерации, согласно уголовному
законодательству ФРГ, Австрии, Лихтенштейна, рассматриваются в качестве
государственной измены и караются очень сурово. В нашей стране публичные
призывы
к
осуществлению
действий,
направленных
на
нарушение
территориальной целостности Российской Федерации, криминализированы в
ст. 280.1, а само нарушение территориальной целостности, несмотря на то, что
оно входит в состав основ конституционного строя, защищаемых главой 29 УК
РФ –нет. Полагаем, что данная ситуация должна быть исправлена.
Отсутствие Постановления Пленума Верховного Суда РФ о практике
применения судами наказания за государственную измену также представляет
собой большую проблему для правоприменителей. Считаем, что многие
неясные вопросы толкования статьи и правореализационные проблемы могли
бы быть решены
нормативным толкованием, данным
высшей судебной
инстанцией. Отсутствие такого постановления ранее можно объяснить
малочисленностью уголовных дел по данной статье, но в период обострения
международной обстановки интерес к этому составу преступления повышается,
и руководящие указания Верховного Суда РФ будут более, чем востребованы.
Их необходимость является актуальной еще и потому, что в новой
редакции статью о государственной измене называют «каучуковой» нормой,
которая может быть применена государством по своему усмотрению не только
к субъектам, имеющим допуск к сведениям, составляющим государственную
88
тайну, но и к обычным гражданам (резонансные дела об «измене по SMS»), что
позволяет
некоторым
составляющей
данной
правозащитникам
статьи
и
говорить
применении
этой
о
политической
нормы
уголовного
законодательства как карательно-репрессивной.
По нашему мнению, диспозиция любого состава преступления должна
быть сформулирована таким образом, чтобы у обычного гражданина было
понимание объективной стороны конкретного состава преступления, несмотря
на недостаток правовых знаний. Все это не отменяет необходимости правового
просвещения
(незнание
закона,
как
известно,
не
освобождает
от
ответственности), но и не умаляет значимости корректного составления
законов и открытости (доступности) перечней секретных сведений. Наша
позиция основывается на мнении Венецианской комиссии, действующей при
Страсбургском суде по правам человека, которая в 2012 году, высказав свое
мнение о российских законах «О ФСБ» и «О противодействии экстремизму»,
применительно к понятию экстремизма и преступлений экстремистской
направленности указала именно на это. Сейчас инициативная группа
правозащитников собирается опять обратиться в Венецианскую комиссию по
поводу анализа диспозиции статьи 275 УК РФ. Думается, что этот орган
аналогично ситуации с экстремизмом снова укажет на «расплывчатость»
формулировки понятия государственной измены и на необходимость ее
коррекции. Полагаем, что законодателю, даже не ожидая заключения
Венецианской комиссии, следует прислушаться к мнению криминологов о
необходимости редакционной и/или концептуальной правки нормы статьи 275
УК РФ и изменить диспозицию данной нормы.
89
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные правовые акты и материалы судебной практики
1. Конституция
Российской
Федерации:
[принята
всенародным
голосованием 12.12.1993: по сост. на 12 июня 2017 г.] (с учетом поправок,
внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)
// Российская газета. – 25 декабря. - 1993. - № 237.
2. Модельный Уголовный кодекс для государств - участников СНГ
(принят
постановлением
Межпарламентской
Ассамблеи
государств
-
участников СНГ от 17 февраля 1996 г.) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
http://base.garant.ru/2566472/1/#ixzz51VrDwKZK–
Дата
доступа:
05.10.2018.
3. Модельный закон о государственных секретах от 16.06.2003 //
Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государствучастников Содружества Независимых Государств. 2003. № 31. С. 230 -261.
4. Уголовный кодекс Российской Федерации: [Федер. закон № 63-ФЗ:
принят Гос. Думой 13 июня 1996: по сост. на 12 ноября 2018 г.] // Собрание
законодательства РФ. - 1996. -№ 25. -Ст. 2954.
5. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в
статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [Федер.
закон № 190-ФЗ: принят Гос. Думой 12 ноября 2012г.] // Собрание
законодательства РФ. -2012.- № 47. -Ст. 6401.
6. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской
Федерации [Федер. закон № 162-ФЗ: принят Гос. Думой 08 декабря 2003г.: по
сост. на 07 декабря 2011г.] // Собрание законодательства РФ. -2003. -№ 50.- Ст.
4848;
7. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса
Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской
90
Федерации о наказании в виде ограничения свободы : [Федер. закон № 377-ФЗ:
принят Гос. Думой 27 декабря 2009г.: по сост. на на 07 декабря 2011г.] //
Собрание законодательства РФ. – 2009. - № 52 (1 ч.). -Ст. 6453.
8. О государственной тайне: [Закон РФ №5485-1: принят Верх. советом
РФ 21 июля 1993г.; по сост. на 29 июля 2018г.] // Российская газета.- № 182. 21.09.1993.
9. Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной
тайне: [Указ Президента РФ № 1203 от 30 ноября 1995г.; по сост. на 3 марта
2018г.] // Собрание законодательства РФ. -1995. -№ 49. -Ст. 4775.
10. По делу о проверке конституционности отдельных положений
Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах
организации законодательных (представительных) и исполнительных органов
государственной власти субъектов Российской Федерации»: [Постановление №
10-П: принято Конституционным Судом РФ
7 июня 2000г.] // Вестник
Конституционного Суда РФ. - 2000. -№ 5.
11. По делу о проверке конституционности ряда положений пункта "а"
статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А.
Смирнова: [Постановление № 17-П: принято Конституционным Судом РФ 20
декабря
1995г.]
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://sudrf.kodeks.ru/rospravo/document/9015418– Дата доступа: 02.11.2018.
12. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Финкеля
Моисея Зусмановича на нарушение его конституционных прав частью пятой
статьи
9
Закона
Российской
Федерации
"О
государственной
тайне:
[Определение № 188-О: принято Конституционным Судом РФ 27 мая 2004г.]
[Электронный
ресурс].
–
Режим
http://docs.pravo.ru/document/view/67164774/78293580/–
Дата
доступа:
доступа:
02.11.2018.
13. Уложение о наказаниях 1845 года / Сайт музея истории российских
реформ имени П.А. Столыпина [Электронный ресурс]. — Режим доступа:
http://музейреформ.рф/ node/13654 (дата обращения 15.08.2018).
91
14. Уголовное Уложение 22 марта 1903 года. С мотивами, изложенными
из объяснительной записки редакционной комиссии, представленной Мин.
Юстиции в Государственный Совет и журналов – особого совещания, особого
присутствия департаментов и общего собрания Государственного Совета.
Издание Н. С. Таганцева. СПб., 1904. -С. 1.
15. О суде: [декрет № 1: принят СНК РСФСР
24 ноября 1917 г.]// СУ
РСФСР. – 1917. - № 4. -Ст. 50. (утратил силу)
16. Руководящие начала по уголовному праву Р.С.Ф.С.Р.: [постановление:
принято Наркомюстом РСФСР 12 декабря 1919г.] // СУ РСФСР. - 1919. -№
66. - Ст. 590. (утратили силу)
17. Об уничтожении сословий и гражданских чинов : [декрет: принят
ВЦИК, СНК РСФСР 10 ноября 1917 г.] // СУ РСФСР. -1917. -№ 3. -Ст. 31.
(утратил силу)
18. Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на
военном положении: [декрет: принят ВЦИК 20 июня 1919 г.] // Известия ВЦИК.
- 1919. - № 134. (утратил силу)
19. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
http://constitutions.ru/?p=5341 – Дата доступа: 05.10.2018. (утратил
силу)
20. Уголовный кодекс РСФСР 1926 года/Редакция 05.03.1926 // СУ
РСФСР. – 1926. - № 80. - Ст. 600. (утратил силу)
21. Об уголовной ответственности за государственные преступления:
[Закон СССР от 25 декабря 1958г.] / Правовой Сервер КонсультантПлюс
[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www.consultant.ru/ -Дата
доступа: 21.08.2018.
22. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) // Ведомости
ВС РСФСР. - 1960. -№ 40. -Ст. 591. (утратил силу).
23. Свод законов США [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://constitutionallaw.ru/?p=1311&page=2– Дата доступа: 08.10.2018.
92
24. Уголовный кодекс Франции. Принят в 1992 году; вступил в силу с 1
марта
1994
года.
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243018&subID=100104265,100104267,
100104271,100104584#text – Дата доступа: 15.10.2018.
25. Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии от 15 мая
1871 года (в редакции от 13 ноября 1998 г.) [Электронный ресурс]. – Режим
доступа:
http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1242733&subID=100102942,100102944,
100103628,100103848#text– Дата доступа: 05.10.2018.
Специальная литература
26. Алихаджаева, И.С. Уголовное право: история и современность.
Вопросы Общей части: Учебное пособие. / И.С. Алихаджаева, Т.Г. Даурова,
О.А. Лиценбергер - Саратов, 2001. -212с.
27. Бендин, В.В. Защита государственной тайны Российской Федерации
уголовно-правовыми средствами: автореф. дис. ... канд-та юрид. наук: 12.00.08 /
Бендин Валерий Владимирович. - Ростов-на-Дону, 2004. - 34 с.
28. Большой
толковый
словарь
русских
существительных:
идеографическое описание. Синонимы. Антонимы / под ред. Л. Г. Бабенко. -М.:
АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2005. -1120с.
29. Большой юридический словарь / под ред. А. Я. Сухарева, В. Д.
Зорькина, В. Е. Крутских. - М.: ИНФРА-М, 1998. -980с.
30. Бошук, В.А. Теоретические основы уголовно-правовой политики
России в сфере государственной безопасности : дисс ... кандидата юрид. наук :
12.00.08 / Бошук, Виктор Аркадьевич. - Краснодар, 2006.-217с.
31. Гулямов, Р.П. Государственная измена в средневековой Англии до и
после статута 1352 года : автореф…дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 / Гулямов
Роман Петрович. - Ставрополь, 2004.- 26с..
93
32. Даль
В.И.
Толковый
словарь
живого
великорусского
языка:
современное написание : в 4 т. - Т. 2: И-О. - М. : ООО «Издательство АСТ»:
ООО «Издательство Астель», 2004. -720с.
33. Даль,
В.И.
Толковый
словарь
живого
великорусского
языка:
современное написание: в 4 т. - Т. 1: А-З. / В.И. Даль - М. : ООО «Издательство
АСТ» : ООО «Издательство Астель», 2004. -817с.
34. Дворников, А.А. Уголовно-правовая охрана государственной и
служебной тайны в органах внутренних дел: автореф. дис. ... канд-та юрид.
наук: 12.00.08 / Дворников Александр Александрович - Тюмень, 2007. - 22 с.
35. Дьяков,
C.B.
Государственные
преступления
(против
основ
конституционного строя и безопасности государства) и государственная
преступность. / C.B. Дьяков - М.: НОРМА, 1999. - 320 с.
36. Дьяков, C.B. Ответственность за государственные преступления /
Общ. ред. и введение Л.И. Баркова. / C.B. Дьяков, A.A. Игнатьев, М.П.
Карпушин - М.: Юрид. лит., 1988. - 224 с.
37. Есиков,
С.А.
История
отечественного
государства
и
права.
Методические рекомендации к изучению курса / С.А. Есиков, В.И. Попов. Тамбов: Изд-во ТГТУ, 2004.-44с.
38. Есипов В.В. Уголовное право. Часть особенная. Преступления против
государства и общества. / В.В. Есипов - М., 1906.-190с.
39. Курс уголовного права. Особенная часть. Т. 5: Учеб. для вузов / Под
ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. - М., 2002. -596с.
40. Кухоль, Ю.А. История развития уголовной ответственности за
государственную измену в зарубежных странах / Ю.А. Кухоль, С.С. Медведев //
Образование и наука в современных реалиях : материалы Междунар. науч.–
практ. конф. (Чебоксары, 4 июня 2017 г.). В 2 т. Т. 2 / редкол.: О.Н. Широков [и
др.] – Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2017. – С. 238-245.
41. Научно-практический
комментарий
к
Конституции
Российской
Федерации / Отв. ред. В.В. Лазарев. 2-е изд., доп. и перераб.- М., 2001. -240с.
94
42. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000
слов и фразеологических выражений. - М.: ООО «Издательство ЭЛПИС», 2003.
-890с.
43. Орлов, А.С. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до
наших дней. / А.С. Орлов, В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиева, Т.А. Сивохина - М.,
1999. -792с.
44. Ответственность за государственные преступления / Дьяков С.В.,
Игнатьев А.А., Карпушин М.П.; общ. ред. и введ.: Л.И. Барков. - М.: Юрид.
лит., 1988.- 364с.
45. Оценочные признаки в Уголовном кодексе Российской Федерации:
научное и судебное толкование: научно-практическое пособие / Ю. И. Антонов,
В. Б. Боровиков, А. В. Галахова и др.; под ред. А. В. Галаховой. — М.: Норма,
2014. – 458с.
46. Преступления против основ конституционного строя и безопасности
государства: Комментарий к главе 29 УК РФ / авт.-сост. проф. А.Ю. Шумилов.
- М.: Изд-ль Шумилова И.И., 2001. – 293с.
47. Российское законодательство Х-ХХ веков: в 9 т. / под ред. П.Р.
Вапренина. М., 1985. Т. 3.-851с.
48. Сборник нормативных актов по уголовному праву России X-XX веков.
/ Ю.И. Бытко, С.Ю. Бытко. -Саратов, 2006. –354с.
49. Серебренникова, А. В. Уголовный кодекс Лихтенштейна. / А.В.
Серебренникова - М., 2015. –124с.
50. Сравнительное правоведение: национальные правовые системы.
Правовые системы Западной Европы / Г. Н. Андреева, О. В. Белоусова, И. С.
Власов и др.; под ред. В. И. Лафитского. — М.: ИЗиСП, КОНТРАКТ, 2012. Т.
2.-527с.
51. Таганцев, Н.С. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных
1845 года (18-е изд., измен., пересмотр. и доп.). / Н.С. Таганцев - Пг., 1915. –
404с.
95
52. Тихонова, С.С. Юридическая техника в уголовном праве: Курс лекций.
- Нижний Новгород, 2008. – 185с.
53. Уголовное право зарубежных государств. Общая часть: Учебное
пособие / под ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. - М.: Омега-Л, Институт
международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 2003. – 549с.
54. Уголовное право. Особенная часть / отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А.
Незнамова, Г.П. Новоселов. -М., 2000. -704с.
55. Царёв, Д.В. Общее понятие и признаки преступлений против основ
конституционного строя и безопасности государства в России : дисс ... канд-та
юрид. наук : 12.00.08 / Царев, Дмитрий Вячеславович. – Иваново, 2005. – 260с.
Материалы периодической печати
56. Голованова,
Н.А.
К
вопросу
о
классификации
источников
современного английского уголовного права / Н.А. Голованова // Журнал
российского права. - 2014. - № 11. - С. 96-100.
57. Дорохов, Н.И. Зарождение и развитие нормативно-правовой базы,
обеспечивающей защиту сведений, составляющих государственную тайну /
Н.И. Дорохов, Т.В. Герасименко // Военно-юридический журнал. -2006. -№ 4.С.29-34.
58. Игнатьев,
А.
Статьи
275
и
276
УК
РФ
нуждаются
в
совершенствовании / А. Игнатьев // Уголовное право. - 2002. - № 1. - С. 16-21.
59. Лаврив,
А.С.
Понятие
адресата
государственной
измены
по
действующему УК РФ / А.С. Лаврив // Вестник Омского университета. Серия
«Право». -2008.- № 2 (15). -С. 151-155.
60. Тотоев, Р.Р. Государственные преступления в законодательстве
Российской империи / Р.Р. Тотоев // История государства и права. -2007. -№
22.- С.18-22.
61. Турсунбаева, Д.С. Институт ответственности за государственную
измену в законодательстве России и зарубежных стран / Д.С. Турсунбаева //
Молодой ученый. - 2017. - №48. - С. 276-279.
96
Электронный ресурс
62. Адвокат Иван Павлов: за госизмену нельзя судить продавщиц с рынка
и домохозяек
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://ovdinfo.org/interviews/2018/09/04/advokat-ivan-pavlov-za-gosizmenunelzya-sudit-prodavshchic-s-rynka-i– Дата доступа: 05.09.2018.
63. Болгова, В.В. Определение понятия преступления в законе: правовые
традиции и доктрина / В.В. Болгова // International scientific review. - 2015. - №
[Электронный
5(6).
ресурс].
—
Режим
доступа:
https://scienceproblems.ru/opredelenie-ponjatija-prestuplenij/2.html- Дата доступа:
01.10.2018.
64. Бородина, М.И. Отечественное законодательство о закреплении
государственной измены и шпионажа, как преступлений против государства в
период до 1917 г / М.И. Бородина // Вестник ТГУ. -2014. -№5 (133).
[Электронный
ресурс].
—
Режим
доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/otechestvennoe-zakonodatelstvo-o-zakrepleniigosudarstvennoy-izmeny-i-shpionazha-kak-prestupleniy-protiv-gosudarstva-vperiod-do-1917-g (дата обращения: 01.10.2018).
65. Государство на измене: как применяется 275 статья УК [Электронный
ресурс]. — Режим доступа: https://ovdinfo.org/articles/2015/02/13/gosudarstvo-naizmene-kak-primenyaetsya-275-statya-uk-Дата доступа: 21.08.2018.
66. Дело Инги Тутисани [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://ovdinfo.org/story/delo-ingi-tutisani– Дата доступа: 05.09.2018.
67. Зайцев,
И.А.
Дифференциация
уголовной
ответственности
за
совершение государственной измены и шпионажа в аспекте законодательства
зарубежных стран / И.А.Зайцев [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://bstudy.net/665786/pravo/differentsiatsiya_ugolovnoy_otvetstvennosti_soversh
enie_gosudarstvennoy_izmeny_shpionazha_aspekte_zakonoda–
05.09.2018.
Дата
доступа:
97
68. Игорь Стрелков и Константин Сивков: Южные Курилы - госизмена?
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://www.youtube.com/watch?v=zvZYI8akXW4-Дата доступа: 20.11.2018.
69. Комментарий к статье 275. «Государственная измена» [Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://ukrfkod.ru/statja-275/–
Дата
доступа:
06.10.2018.
70. Нестеров, А.В. Понятие государственной измены в уголовном
законодательстве России / А.В. Нестеров // Наука. Общество. Государство. 2017.
-№3
(19).
[Электронный
ресурс].
—
Режим
доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-gosudarstvennoy-izmeny-v-ugolovnomzakonodatelstve-rossii- - Дата доступа: 01.10.2018.
71. Николаев, К.Д. Государственная измена как уголовно-правовая
фикция / К.Д. Николаев // Вестник ОмГУ. Серия. Право. -2012.- №2 (31).
[Электронный
ресурс]
–
Режим
доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvennaya-izmena-kak-ugolovno-pravovayafiktsiya- Дата доступа: 03.10.2018.
72. Николай
Ковалев
предложил
приравнять
взятки
к
госизмене
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://tass.ru/politika/2638214– Дата
доступа: 05.09.2018.
73. Осужденная
[Электронный
за
ресурс].
SMS
–
Оксана
Режим
Севастиди
доступа:
вышла
на свободу
https://ovdinfo.org/express-
news/2017/03/12/osuzhdennaya-za-sms-oksana-sevastidi-vyshla-na-svobodu – Дата
доступа: 05.09.2018.
74. Осужденные
за смс
жительницы
[Электронный ресурс]. – Режим доступа:
Сочи
вышли
на свободу
https://ovdinfo.org/express-
news/2017/08/08/osuzhdennye-za-sms-zhitelnicy-sochi-vyshli-na-svobodu–
Дата
доступа: 05.09.2018.
75. Папеева,
К.О.
Модельное
законодательство
об
уголовной
ответственности за посягательство на государственную тайну: сравнительный
анализ / К.О. Папеева // Пробелы в российском законодательстве. -2016. -№3.
98
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/modelnoe-zakonodatelstvo-ob-ugolovnoyotvetstvennosti-za-posyagatelstvo-na-gosudarstvennuyu-taynu-sravnitelnyy-analiz –
Дата доступа: 05.10.2018.
76. Папеева, К.О. Уголовная ответственность за посягательства на
государственную тайну в Беларуси, Молдове, Украине и России: сравнительное
исследование / К.О. Папеева // Общество и право. -2017. -№1 (59).
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/ugolovnaya-otvetstvennost-za-posyagatelstva-nagosudarstvennuyu-taynu-v-belarusi-moldove-ukraine-i-rossii-sravnitelnoeissledovanie -Дата доступа: 02.12.2018.
77. Папеева, К.О. Уголовная ответственность за посягательства на
государственную тайну в России, Азербайджане, Армении и Грузии:
сравнительное исследование / К.О. Папеева // Пробелы в российском
законодательстве. -2016.- №8. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/ugolovnaya-otvetstvennost-za-posyagatelstva-nagosudarstvennuyu-taynu-v-rossii-azerbaydzhane-armenii-i-gruzii-sravnitelnoe -Дата
доступа: 02.12.2018.
78. Приговор в отношении Нестерца В.В. — 3 окружной военный суд
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://ovs3.msk.sudrf.ru/modules.php?did=2&name=press_dep&op=4-Дата доступа:
02.09.2018
79. Суд арестовал военного эксперта Неелова по подозрению в госизмене.
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://www.vedomosti.ru/politics/news/2018/11/02/785550-sud-arestoval-voennogoeksperta– Дата доступа: 02.11.2018.
80. Трефилов, А.А. Уголовная ответственность за государственную
измену и шпионаж в уголовном праве Австрии и Лихтенштейна (часть 1) / А.А.
Трефилов // Марийский юридический вестник. - 2016. - №1 (16). [Электронный
ресурс].
—
Режим
доступа:
https://cyberleninka.ru/article/n/ugolovnaya-
99
otvetstvennost-za-gosudarstvennuyu-izmenu-i-shpionazh-v-ugolovnom-prave-avstriii-lihtenshteyna-chast-1 - Дата доступа: 02.09.2018.
100
Приложение 1.
Рис. 1. Приговоры по статье 275 "Государственная измена" УК РФ в
правоприменительной практике.
101
102
103
Приложение 2.
Новая редакция ст. 293 «Измена государству» и ст.296 «Шпионаж»
Модельного уголовного кодекса для государств - участников СНГ.
104
Приложение 3.
105
Приложение 4.
106
Приложение 5.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа