close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Никатова Аександра Владимировна. «Женский мир» правящего Дома Романовых 1881-1917 гг.: генеалогия, социализация, повседневность

код для вставки
NNililICTEPCTBOFIAYKVTI4BbICIIIEf OOBPA3OBAI*1fl.
-
POCCTM;TCKOIZ @EAEPAITfuT
@E,EPEJIbHOE f OCYNAPC TB EHHOE EFONXETHOE OEPA3 OB ATE JIbHOE
YqPExtT IilzF BbI CT T TFf O OBPA3 OB AHI4'
(oPJroBcKrfrTf ocyAAPCTBEHI{brIzyrumEPCI4TET
r{MeHr4 VLC. TYP|EHEBA)
BbINYCKHA-fl KBAJIZOI,IKAIII4OHHA' PAEOTA
rro HanpaBJreHLrro rroAroroB r<u: 4 4 .03. 0 5 lleaaroruqecKoe o6pason alrtue
naupanneHHocrb (npoQznr) Irlcropus u O6qecrBo3HaHuIe
CryAeHra Hzrarosofi AnercaHApbl Bla,4uvtzpoBHbl Ilrv$p
1
3
0985
@arymrer (zncrzryr): zcropzvecrzfi
Teua BbrrrycKHofi rcearu$uxaqzoHHofi pa6oru
<xtencrzfi
uup>>
rpaBrrrlero .{ovra PoMaHoerx 188I-1917 rr.: reHe€uolllt,
c
oqv alLr3 ar\vrfl., rIoB c eAHeBHo cTb
Cry4enr
Flzrarosa A.B.
Pyroeo4zreJrb
tlyeap4zH
f.C.
MuHaxos C.T.
3ane4yrorqzfi raQe4pofi
Open,2018
2
oErupAJrbHoE f ocyAApcTBEHHOE BTOAXETHOE OBPA3OBATEJIbHOE
YIIPEI{AEIil/F, BbICIIIEf O OEPA3OBAHZ'I
(oPJroBCr{Jfrrf ocvAAPcrBEHHbIitvt+nEPCI4TET
LIMeHTI Vl.C. TYP|EI{EBA)
Zcropz.reorufi Qarymrer
KaQe4pa Ilcropl{kI Poccuu
Hanp aBJreHLTro rroAroroBKLI 4 4 .03 .0 5 lle4arornqecKo e o6pasonauue
HarrpaBneHHocrb (upoSum) Zcropux u O6rqecrBo3HaHkIe
YTBEPXAAIO:
3an. KaQeApofi
(Mnnaron C.T.)
((
2017 r.
3A,IIAHr4E
Ha Bbr[oJrHeHkr e BblnycKHofi rcnaluSI{KaIII4 oHHofi
p
a6oru
Huraronofi AnercaHApbl BnaAnwpoBHbI IruQp 1 30985
l.Tevra BKP:
f e He aJr orl4rl,
Vrnepx4eHa
co
<<<<XencrrEfi MLrp))
rpaBrrrlero ,{orvra Pol{anosrrx 1881-1917 rr.:
qllzur v 3 arlkrfl,, n oB c e AH e BH o cTb )
rrpr,rK€rsoM
no yHuBepclrrery or
.
<<19>>
2.Cpor c4a'rrv cryAeHroM 3aKoHrrenuofi pa6oru
4era6pr 2017 r.
<<5>>
Jtlb
2-3688
urons 2018 r.
3.Irlcxo4Hbre AaHHbre r pa6ore: ropr{AuqecKo-[paBoBbre AoKyMeHTbr, 3arparl{Baloql4e
[paBoBoe noJrox(eHLre ]ceHrrlrrHbr B Pocczficrcofi uunepun 2-oit rroJroBrIHbI XIX n.,
apxlrBHbre Mareplr€IJrbr, cB.rr3aHHbre c MexaHLI3MaMLI coqpl€ull{3arrukr rrpeAcraButelrcit
orAenbHbrx coquaJrbHbrx rareropufi (or,qemnue Son4u P|I,IA), crarucruqecrzfi
Marepu€rJr, LrcrorrHLrKLT Jrr{qHoro rrpol,rcxoxAelanfl. (nocnorvruHaHvrfl, AHeBHIIKI4,
leperrr4cK a, 6norpaQu.re crue uarepuaru).
4.Co4epxanvre BKP (uepeuenb rroAJrexarqux paspa6orKe Borrpocon): aHanrvr3 npuaruH, a
TaKII(e oco6ennocrefi Bo3HrrKHoBeHlrrr kr pa3BLrrne reHAepnofi r4cropuv KaK HafrHoro
TerleHr4fl B r4cropkt.recKofi HayKe cepeAr.rHbr - nropofi rroJroBlrHbr XX n.; onpeAeJreHlIe
oco6ennocrefi o6rer<r u MeroAoJrorurqecKoro alnapara reHAepHbrx r4ccJreAoBasnit
rlpl4MeHurenbHo K r{croprl'recKofi HayKe; Bblf,BJreHrrr reMarvrrecKLtx cocraBJIrIoIrII4x
(I{cropI4I4 x(eHrrlr4HbD) B KoHTeKcre anaJr43a npo6neurr rroJra n XIX B.; u3freHue
rcpLIAI4rIecKra-rrpaBoBoro acrreKTa o6ecue.reHlrs rrpaBoBoro noJro)KeHLTf, pyccrofi
x{eHlru,rHbr s XIX - Harr. XX nn., c Qzrcaqzefi <<couzartrnofi rro3lrrlnw> u (cocJroBHbrx
npaB); Ll3yqurb poJrb rr Mecro xeHrrILrH s Poccrficroft klanepuu n nopeQopueunrrft
3
lepuoA, KoHrIe XIX -
HarraJre XX nera; lpocneAr{Tb gBoJrroqurc ()KeHcKr[x rrpaB),
((coquanbHoro o6nura>>, (corlLT€rJrbnofi peQneKclr[)) pyccrofi xreHrrllrHbr B 3arBJreHHbIX
xpoHoJrorlrqecKLrx paMKax; BbrrBLrrb oco6ennocru MLTpoBo33peHrrecKr,rx ycraHoBoK,
IIeHHOCTHbTX OpLIeHTrrpOB, MeHT€UrbHbIX IIepeX(LrBaHkrS; B KaqeCTBe OCHOBHbTX
cocraBJlrroqr4x rrpeAMerHoro rror.f, LrccneAoBaHtrfl. onpeAenr{Tb corlz€urnrrft o6rnr,
oco6eunocrz noBceAHeBHocrI4, cLIcreMy nepexznanzfi BeJII4KI{x KHt)KoH,
HerprrlrqHofi cpe4u xeHcKoro Mrrpa XIX - na.r. XX es.
5.llepeuenr rpaQuqecKoro Marepr{aJra: JlbraHrbr no BKP
LIEM OTHOC.f,IUI4XC' K HLTM
floAuzcr,
laraBblAarrlr
saAa:nlzs,
(19)
Aond
gerca6pt2017 r.
nn"
Hnrarona A.B.
KaK
4
KAJIEH.4APHbIIZ
IJIAH
HazuenoBaHr4e erarroB BKP
Cpor BbrrroJrHeHlrt
llpzvreua
9TATIOB PA6OTbI
HLIC
Zsyvenne Lrcroplrorp afuu rpo6JreMbr,
Hor6pr 2077 r.
cocTaBJIeHI4 e U KOppeKTI{pOBKA CfrVrCKa
nl{Teparypbr Lr krcroqH}rKoB rro reMe BKP
C6op AoKyMeHroB r{ Marepr4€rrroB, paspa6oma
MeTOAOJTO|LTqeCKOfO
[era6pr
2017 -f,HBapb 2018 r.
anlapaT, AHaJrLr3
I{crorrH?rKonofi 6asu
CocraereHue rrJraHa pa6orbr, onpeAeneHue
o6rerra u [peAMera rrccneAoBaHr4fl, rlenu 14
3Ap.a'r., XpOHOIoTLTIIeCKLIX paMOK BKP
llo4roronKa reKcra nepnofi
14
@enparlr 2018 r.
Bropofi rJraBbr BKP
llo4roronKa reKcra rperrefi u qerBeprofi rnaerr
BKP
floArorosKa reKcra BB e,rIeHZr u 3 aKJrrorr enkrfl,
BKP, [pLrBeAeHue pa6orbr B oKoHqarerbHbrir, r,u4
Mapr - arperrb 2018
f.
Aupenr-ir,rafi 2018 r.
Mafi 2018 f.
}4/'
Th
CrygeHr
Pyrono4urerrb
BKP
---':7
-'-- '"1
Hzrarosa A.B.
-'''
'
rlynap4zH
f.C.
5
АННОТАЦИЯ
выпускной квалификационной работы
«Женский мир» правящего Дома Романовых 1881-1917 гг.:
генеалогия, социализация, повседневность»,
выполненной Никатовой А.В.
на кафедре истории России
ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева» по
направлению подготовки: 44.03.05 Педагогическое образование направленность
(профиль) История и Обществознание
Ключевые слова: гендер,
гендерная
история,
феминистическое
движение/историческая феминология, «женский вопрос» в Российской империя,
великие княгини, великие княжны.
В качестве объекта нашего исследования выступает социальная история
женщины, как социальной категории и сложного системного явления русского
общества второй полвины XIX – начала ХХ вв.
Предметом
нашего исследования являются: базовые составляющие
методологического поля гендерной истории; правовая база, определяющая
социальные позиции женщины и идентификация этих позиций с поправкой на
сословный характер российского общества; эволюция места и роли женщины в
русском социуме рубежа XIX – начала ХХ вв.; основное содержание процесса
социализации
представительниц
женского
пола
в
Российской
империи;
особенности поведенческого стереотипа, мировоззренческих установок и системы
аттитюдов русской женщины (в заявленных хронологических рамках); социальнобытовое пространство и повседневность русской женщины в формате «сословной
фиксации»; проблема эволюции брака, семьи и семейных отношений; ментальные
переживания
и
поведенческие
проявление
представительниц
высшего
социального сословия империи.
Научная новизна работы включает в себя следующие основные
положения.
6
Выпускная
квалификационная
отечественной исторической науке
работа
посвящена малоизученной
в
проблеме социальной историй русской
женщины, как социального феномена и сложного системного явления, в России
второй полвины XIX – начала ХХ вв. В ходе всестороннего анализа нами были
определены
основные
этапы
эволюции
Идентифицированы и проанализированы
предмета
школы
гендерной
истории.
«гендерной истории» и
«исторической феминологии», указаны их представители. В ходе данной работы
был оформлен оригинальный методологический аппарат, необходимый для
анализа рассматриваемого явления в рамках его важнейших предметных
составляющих, включающий в себя как частнонаучные методы, характерные для
социальной истории, так совокупность методов, характерную для различных
школ гендерной истории.
На
основе
массива
источников,
включающего в себя, как ранее
опубликованные, так и впервые вводимые в научный оборот (отдельные фонды
РГИА), была осуществлен оригинальный анализ основных институтов и
механизмов процесса
первичной социализации женщины, с соблюдением
принципа ее сословной «фиксации», характерные для русского общества второй
половины XIX – начала ХХ вв. Был сделан вывод, что в пореформенный период
статус русской женщины начинает стремительно менять. Анализ ее правового
положения позволяет утверждать, что она получает дополнительные социальные
права, но процесс сближения с правовым положением мужчины идет медленно и
крайне болезненно и затрагивает исключительно высшие слои русского общества.
Процесс изменений начинает затрагивать низшие слои только к началу ХХ в.
В контексте анализа процесса социализации было проведено исследование
особенностей становления женского образования. Был сделан вывод о том, что
институализация данного социального пространства приобретает необратимый
характер только к концу первого десятилетия ХХ в. Наряду с женским
образованием
было
проведено
оригинальное
исследования
особенностей
трудовой деятельности и профессиональной реализации русской женщины в
условиях стремительного капиталистического и буржуазного перерождения
7
России начала ХХ в. Были проанализированы основные этапы эволюции
использования женского труда в рамках постепенного разрушения сословной
системы. Как следствие, был определен круг проблем связанных с «вливанием»
женщины в экономическую и политическую жизнь России, изучен механизм
осознания своего правового положения и вероятные механизмы борьбы за свои
права.
Авторская позиция была представлена в разделе, посвященном анализу
реакции общества и формирования общественного мнения на процесс изменения
положения женщины в рассматриваемых хронологических рамках.
В отдельном разделе работы была представлена оригинальная точка зрения,
опирающаяся
на
массив
убедительных
доказательств,
на
особенности
трансформации поведенческих кодов и стереотипов, изменение ценностных
ориентиров и мировоззренческих установок в рамках отдельных сред социальных
контактов: «женщина-мужчина», «женщина-власть», «женщина-общество» и др.
Также был проанализирован институт семьи, особенности его эволюции и
правового сопровождения указанного процесса.
В последнем разделе работы был осуществлен оригинальный авторский
анализ особенностей изменения социальной позиции наиболее консервативной
социальной среды – представительниц правящей Династии: великих княгинь и
княжон. Были изучены особенности «придворной педагогики» и процесс
социализации в великокняжеской среде в конце XVIII – начале XIX вв., а также
места «женщины во власти» в данном процессе. Как следствие, был проведен
анализ системы образовательных и воспитательных практик великих княжон и
выявлены
поведенческие
последствия
данного
процесса.
Общий объем работы составил 106 страниц.
социально
направленного
8
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………………..9
ГЛАВА
1.ГЕНДЕРНАЯ
ИСТОРИЯ
КАК
НАУЧНОЕ
ТЕЧЕНИЕ
В
ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА…………………...18
1.1.Основные
этапы
эволюции
предмета
гендерной
истории:
школы
и
представители…………………………………………………………………………20
1.2.Особенности
построения
методологического
аппарата
в
гендерной
истории………………………………………………………………………………...26
ГЛАВА 2.РОЛЬ И МЕСТО ЖЕНЩИН В СОЦИАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX - НАЧАЛА ХХ
ВЕКОВ…………………………………………………………………………………35
2.1.Гендерный аспект и основные институты первичной социализации в контексте
российской системы права XIX - начала ХХ вв…………………………………….36
2.2.Основные особенности женского образования в Российской империи во
второй половине XIX – начале ХХ вв……………………………………………….40
2.3.Профессиональная реализация женщины и сферы использования женского
труда во второй половине XIX – начале ХХ вв……………………………………..46
2.4.Политические и социальные права женщины в Российской империи
пореформенного периода: пути из реализации……………………………………..54
2.5. «Женский мир» в контексте общественного мнения во второй половине XIX –
начале ХХ вв.: социальные коды и этические установки…………………………..58
Глава
3.
ВЕЛИКИЕ
МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ
КНЯЖНЫ
КАК
ЧАСТЬ
УСТАНОВКИ,
ДОМА
РОМАНОВЫХ:
СОЦИАЛЬНЫЙ
ОБЛИК,
ПОВСЕДНЕВНОСТЬ…………………………………………………………………63
3.1.«Придворная
педагогика»
и
особенности
процесса
социализации
в
великокняжеской среде в конце XVIII – начале XIX вв……………………………63
3.2.Великие княжны, как особая социальная микросреда: идентификация
социальной позиции, особенности социализации (образование, воспитание)…...69
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………………..96
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………...100
9
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы. На современном отрезке времени идет процесс
дальнейшей модификации исторического знания, спровоцированный серьезной
модификацией
исследовательской
парадигмы
характерной,
как
для
отечественной, так и для зарубежной исторической науки. В условиях кризиса
практически во всех сферах социально-гуманитарного знания предпринимаются
попытки: с одной стороны, поиска новых методов извлечения и обработки
исторического
материала,
с
другой,
-
поиска
новых
тематических
исследовательских полей.
За
последние
25-30
лет
возникло
достаточное
количество
новых
исследовательских трендов, в первую очередь направленных на постепенный, но
последовательный уход из «большой истории» в область отдельных «локальных»
тематических исследований и разработок. Как следствие обозначился четко
прослеживающийся переход в сторону комплексной, по содержанию, и,
тяготеющей к межпредметности, «новой социальной истории». С другой стороны
ощущается серьезная и достаточно глубокая антропологизация исторического
знания, что очевидно прослеживается во внедрении новых моделей изучения
персональной составляющей отдельных исторических процессов. В данном
случае, особое место в потоке исследований занимает биографика и история
микросоциальных групп, замыкающихся на отдельных областях психологии,
психоанализа, социальной психологии и социометрии.
В свою очередь, важной составляющей второй половины ХХ в., в какой-то
мере
ее
симптомом,
стал
новый
виток
«сексуальной
революции»,
предполагающей выделение гендера в самостоятельную область социальной
идентификации и самоидентификации человека. При этом важное место в данном
процессе занимает борьба женщин за свои социальные и политические права.
Данное явление обозначилось еще в конце XIX в., но достигло своей
кульминации только после Второй мировой войны. Важнейшей вехой в этом
процессе стали такие документы международного права как «Конвенция о
10
политических правах женщин» 1952 г., «Конвенция о ликвидации всех форм
дискриминации в отношении женщин» 1979 г., Факультативный протокол ООН к
«Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» 1999
г.
Активная борьба женщин за свои права и, как следствие, признание ее
основных прав, уравнивающих ее социальное положение (как социальный статус)
с мужчиной, в свою очередь потребовали обоснования указанных процессов,
определение роли и места женщины в обществе в ранние исторические эпохи
вплоть до начала ХХ в. Как следствие новым исследовательским трендом,
обозначившимся еще в 60-х гг. ХХ в. стало изучение «истории женщины».
Именно данная тематика, вплоть до сегодняшнего дня, составляет существенный
сегмент гендерной истории. Данная область исследований занимает значимое
место в массиве зарубежных исторических работ последнего десятилетия.
Применительно к состоянию исторической науки в современной России
тема изучения «истории женщины», а также гендерной истории, как целостного
явления, только находится в стадии разработки. Данные исследования,
безусловно востребованы, и обладают актуальным характером.
В свою очередь, анализ истории женщины в пореформенной России
представляет собой важную составляющую процесса понимания тех сложных
политических, социальных, экономических изменений, которые породили
«великие либеральные реформы» Александра II. Проблема женщины в русском
обществе указанного периода слабоизучена и нуждается в дальнейшей глубокой
разработке. Таким образом, можно считать заявленную тему актуальной, как в
проблемном, так и в эпистемологическом плане.
Объект исследования. В качестве объекта исследования выступает
социальная история женщины, как системного явления, в русском обществе
второй полвины XIX – начала ХХ вв.
Предметное поле исследования. Предметное поле исследования включает
в себя определение социальной позиции женщины и идентификация этой позиции
с поправкой на сословный характер российского общества. В качества отдельных
11
составляющих предметного поля выступает менталитет женщины, система
аттитюдов, социально-бытовое пространство, правовой аспект, проблема семьи.
Хронологические рамки. Хронологические рамки работы охватывают
отрезок времени, последовавший за «великими либеральными реформами» и
вплоть
до
начала
Первой
мировой
войны.
Это
связано
с
очевидной
трансформацией российского общество, с переходом от патриархальных
традиционных установок (на определение места различных социальных категорий
в системе социальной иерархии), к более сложному и неоднозначному механизму
фиксации социальной позиции. Это, в свою очередь, обусловлено не только
меритократическим перерождением общества, возникновением вертикальных
социальных лифтов, порождающих эффект его «открытости», но и очевидной его
вестернизацией. Именно «западноевропейские» социокультурные установки, а
также стремление «догнать» Европу, в конечном счете, породили необходимость
признать право женщины на эмансипацию и эгалитарность.
Географический регион исследования носит неопределенный характер.
Нами
предпринимается
попытка
рассмотреть
совокупность
процессов
происходивших на территории всей России. По понятным причинам это желание
кажется неосуществимым, в силу невозможности рассмотрения громадного
количества этнокультурных групп (с их географической привязкой) и процессов
идентификации женщины в них, характерных для значительной территории
страны. Как следствие, мы затрагиваем процессы, характерных для зон высокой
концентрации населения, преимущественно в Европейской части стран. При этом
основной акцент делается на жизненный уклад в крупных городах (с характерной
для них применительно к России вялой, но поступательной урбанизацией), где
европейские современные веяния стали нормой, а не исключением их правила.
Степень разработанности темы.
Исследования по теме выпускной квалификационной работы можно
разделить на несколько групп, с применением системно-хронологического
принципа.
12
Работы первой группы освящают сложный процесс трансформации и
становления гендерной истории как научного течения в исторической науке, они
позволяют выявить ее предметное поле и методологическую базу исследования,
чтобы
исключить
феминистическую
идеологию,
с
которой
не
редко
ассоциируется это течение исторической науки. В этом направлении работало и
работает достаточно большое количество специалистов.
В первую очередь следует выделить работы западных авторов конца 70-х –
начала 80-х годов XX века. Именно тогда гендерная история перешла на путь
преодоления
своей изолированности
от социально-гуманитарного знания.
Основополагающей является работа американского историка Дж. Скотт «Гендер
– полезная категория исторического анализа»1 и большой спектр теоретических и
аналитических публикаций следующих авторов: Р. Хоф 2, У. Фреверт, Г. Бок, Дж.
Келли, Н.З. Дэвис, Г. Будде3, И. Шаберт, Р. Шартье4, П. Бурдье и др.
В отечественной литературе данная проблематика берет сове начало
сравнительно позже, в конце 80-х - начале 90-х годов ХХ в., и на сегодняшний
момент еще поспешно считать ее оформленной. Но, несомненно, присутствуют
работы, имеющие научную значимость, они представлены трудоемкими и
многолетними исследованиями Л.П. Репиной
5
, Н.П. Пушкаревой
6
, О. А.
Ворониной7 и др.
Теоретическая и методологическая обоснованность позволили открыть
новые грани исследования, поставили в число первостепенных вопросы
социальной истории различных групп общества, что позволяет совершенно с иной
стороны взглянуть на консервативные тенденции исследовательского обозрения.
1
Scott, J.W. Gender: A Useful Category of Historical Analysis // The American Historical Review. Dec. 1986. Vol. 91.
No. 5. Р. 1053-1075.
2 Хоф Р. Возникновение и развитие гендерных исследований // Пол. Гендер. Культура. Немецкие и русские
исследования. М., 1999. Вып. 1. С. 23-55.
3
Будде Г.Ф. Пол истории // Пол. Гендер. Культура. Немецкие и русские исследования. М., 1999. Вып. 1. С. 131155.
4
Шартье Р. История сегодня: сомнения, вызовы, предложения // Одиссей. Человек в истории. М., 1995. С. 192-205.
5
Репина Л.П. История исторического знания. М., 2004. 288 с.
66
Пушкарева Н.Л. Женская и гендерная история: итоги и перспективы развития в России // Историческая
психология и социология истории. М., 2010. № 2. С. 51-64
7
Воронина О. А. Формирование гендерного подхода в социальных науках // Гендерный калейдоскоп: курс лекций
/ под общ. ред. М. М. Малышевой. М., 2001 С. 8-33.
13
Сделано очень много, однако нельзя считать процесс становления гендерной
истории завершенным.
Вторую группу литературы и источников объединяет тема социальной
истории женщин в Российской Империи, ее роль и место в конце XIX - начале XX
вв. В разработке этой темы приняли участие многие общественные и научные
деятели. Особая активность начинается с XIX в. и до сих пор не перестает
интересовать современных исследователей. Но затрагиваемые ими вопросы
рассматриваются обособленно. Поэтому является важным систематизировать и
проанализировать литературу и источники разных периодов для воспроизведения
полной картины пореформенной истории России, основных процессов и их
последствий.
Работы конца XIX – начала XX вв. свидетельствуют о смене вех в истории
России, об изменении социальных устоев и о становлении общественнополитичекого участия женщины, оценку этим процессам современников:
«Женский вопрос: очерк» Л.М. Василевского 8 , «О женском равноправии» Л.И.
Петражицкого9, М.И. Покровской10, епископа Томского Макария11 и др. Выходят
первые выравнивающие их в правах с мужчинами законодательные акты 12. Эти
источники имеют большую научную значимость для достижения поставленных
задач исследования, раскрывают сложное идеологическое противостояние в
обществе и его явную необходимость в либерализации, отвечающую запросам
времени.
Советский период связан с критикой по многим вопросам царской
политики, выделяет главным несправедливость по отношению к женщинам, их
бесправное
и
подчиненное
положение.
Он
не
представлен
серьезными
аналитическими работами.
8
Василевский Л.М. Женский вопрос: очерк. СПб, 1906. 72 с.
Петражицкий Л.И. О женском равноправии. Речь, произнесенная в Государственной Думе 6 июня 1906 г. Пг.,
1915. 20 с.
10
Покровская М.И. О допущении женщин в русский университет // Женский вестник. 1911. № 2.
11
Макарий. Слова, речи и беседы. Вып. 3. - Томск, 1904. 483 с.
12
Высочайше утвержденное 8 февраля 1917 г. положение Совета Министров о допущении лиц женского пола к
занятию и временному исправлению некоторых должностей по ведомству Министерства юстиции //Журнал
Министерства юстиции.1917. № 2-3.
9
14
Современная литература освещает широкий круг вопросов позиций
подданных женского пола в обществе Российской Империи. Они позволяют
составить отрешенное от политической или идеологической составляющей
мнение о месте и роли женщин во второй половине XIX – начале XX вв. в
истории России. Стоит выделить следующих авторов: О.Б. Вахромеева 13 , Г.В.
Гарбуз14, Н.К. Мартыненко15, Н. А. Мицюк16, В.В. Тимофеев17 и др.
Третья группа работ и источников затрагивает аспекты мировоззренческих
и поведенческих особенностей женщин самой малой и особой среды великокняжеской,
позволяет
выделить
в
ней
качественные
перемены,
отличающиеся от предыдущих эпох. Данный вопрос не имеет конкретных
исследований,
он
отдельно
представлен
в
работах
биографического,
биобиблиографического, мемуарного, монографического и энциклопедического
характера. Они содержат ценные, хоть и отрывочные историко-биографические
сведения, воспоминания и впечатления. Их актуализация позволяет выявить
черты необходимые для анализа правящей среды Российской Империи.
Так, в личных воспоминаниях фрейлины императрицы Александры
Федоровны С. К. Буксгевден
18
содержатся воспоминания о настроениях и
тенденциях в данной среде.
Биобиблиографический сборник Ю. А.Кузьмина 19 и энциклопедический
В.И.Федорченко
20
открывают полный перечень женщин имеющих к ней
отношение и небольшой, но значимый очерк о каждой из них, об их социальном
13
Вахромеева О.Б. Основные факторы «женского вопроса» в России на рубеже XIX-XX вв. // Вестник СПб ун-та.
2006. Сер. 2. Вып. 3. С. 69-84.
14
Гарбуз Г. В. Женщины на государственной службе в России в начале ХХ в. // Известия высших учебных
заведений. Поволжский регион. 2009. № 2 (10). С. 22-29.
15
Мартыненко Н.К. Общественные инициативы женского образования как фактор иституциализации
гражданского общества в России в конце XIX начале XX веков // Вестник Волжского университета им. В.Н.
Татищева. 2014. № 1 (15). С. 208- 218.
16
Мицюк Н. А. Типы российских дворянок начала XX в. по отношению к собственной фертильности и
материнству // Женщина в российском обществе. 2014. № 2. С. 17—29.
17
Тимофеев В.В. Проблемы женской адвокатуры в России в конце XIX - начале XX веков // Марийский
юридический вестник. 2002. Т. 1. Вып. 2. С. 91-97.
18
Буксгевден С.К. Жизнь и трагедия Александры Федоровны, Императрицы России. Воспоминания фрейлены в
трех книгах. М., 2012. 800 с.
19
Кузьмин Ю. А. Российская императорская фамилия (1797-1917). Биобиблиографический справочник. Изд. 2-е,
доп. и испр. СПб, 2011. 440 с.
20
Федорченко В.И. Российский Императорский Дом и европейские монархии. – М., Красноярск, 2006. 606 с.
15
облике,
особенности
социализации,
интересах,
поведенческих
и
мировоззренческих установках. Интерес к этим работам вызван тем, что не
каждая из женщин не только не стала центральной фигурой мемуаров или
исследований, а даже не имела обстоятельного упоминания.
Информационной базой стали работы с множеством эпистолярных
источников и архивных данных Ю.В.Кудриной 21, В. Маеровой22, Д. Логиновой23 и
др. Так же были задействованы отдельные фонды Российского государственного
исторического архива (РГИА)24.
Обосновать
и
выделить
изменившиеся
черты
этой
закрытой
и
консервативной микрогруппы, в контексте общеевропейского преображения
женского статуса конца XIX – начала XX, позволили исследования Н.
А.Черкасской 25 ,
Н.Г. Струниной 26 , Д. Русина 27 , Р. Распоповича 28 , В.М.
Кадневского29 и др.
Таким образом, материалов по теме исследования достаточно много, но
такого полного анализа и систематизации выбранная нами тема еще не имела.
Целью исследования выступает определение социального положения
женщины, его институциализация и формализация, а также наполнение системой
устойчивых мировоззренческих и поведенческих составляющих, в русском
обществе второй полвины XIX – начала ХХ вв.
21
Кудрина Ю.В. Императрица Мария Федоровна (1847-1928 гг.). Дневники. Письма. Воспоминания. М., 2002. 317
с.
22
Маерова В. Елизавета Федоровна. Биография. М., 2001. 365 с.
Логинов Д. Королева из России: Ольга Константиновна Романова, дочь вел. кн. Константина, внучка рус.
императора Николая I // Смена. 2015. № 12. С. 4-17.
24
РГИА. Ф.1101. Оп.1. Д.606. Воспоминание о Карле Карловиче Мердере.
25
Черкасская Н. А. Представительницы дома Романовых и институт военного шефства (вторая четверть XIX –
начало XX в.) // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2017. №3 (15). С. 256–261.
26
Струнина Н.Г. Милица Николаевна и Анастасия Николаевна Романовы: от черногорских княжон до великих
княгинь при дворе Николая II // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2013. Т. 15. №5.
С. 36-42.
27 Русин Д. «Как бы я хотела быть по-настоящему умной, чтобы оказать Ники реальную поддержку!» // Родина.
2017. № 4. С. 115-118.
28
Распоповић Р. Милица Николаевна Романова као дипломатски заступник Црне Горе у Русиjи на почетку ХХ
виjека // Црна Гора и Русија. Огледи и есеји. Београд-Подгорица, 2005. С.383.
29
Кадневский В.М. Благотворительность дома Романовых в годы Первой мировой войны // Вестник Ом. Ун-та.
2014. №3. С. 109–112.
23
16
Основные задачи исследования. Для реализации поставленной цели мы
предполагаем решить следующие задачи:
1) изучить основные этапы эволюции предмета гендерной истории: школы и
представители, а также особенности построения методологического аппарата в
гендерной истории;
2) проанализировать гендерный аспект и основные институты первичной
социализации в контексте российской системы права XIX - начала ХХ вв.;
3) рассмотреть основные особенности женского образования в Российской
империи во второй половине XIX – начале ХХ вв.;
4) проанализировать особенности профессиональной реализации женщины и
сферы использования женского труда во второй половине XIX – начале ХХ вв.;
5) выявить политические и социальные права женщины в Российской империи
пореформенного периода: пути их реализации;
6) проанализировать основные особенности «женского мира» в контексте
общественного мнения второй половины XIX – начале ХХ вв. и определить
особенности социальных кодов и этические установки данного социокультурного
пространства;
7) рассмотреть особенности «придворной педагогики» и процесса социализации в
великокняжеской среде в конце XVIII – начале XIX вв.;
8) изучить особенности идентификации социальных позиций, особенности
социализации, как системы образовательных и воспитательных практик великих
княжон, как особой социальная микросреды.
Методологическая база исследования. В процессе написания работы мы
опирались на общие методы культурно-исторического анализа, исторического
описания, использовали методы компаративного и социометрического анализа.
Также использовались методы прикладной культурологии - отдельные
исследовательские элементы, характерные для системного и социокультурного
подходов.
Источниковая база исследования. Источниковой базой исследования
послужили как опубликованные, так и не опубликованные источники. К
17
последним
относятся
исторического
архива
архивные
материалы
Российского государственного
(РГИА),
связанные
с
механизмами
социализации
представителей отдельных социальных категорий. Задействован ряд юридическоправовых и статистических документов второй половины XIX – начала XX вв.,
затрагивающих правовое положение женщины Российской империи этого
периода. А также источники личного происхождения (воспоминания, дневники,
переписка, биографические материалы).
Структура работы. Работа включает в себя три главы, введение,
заключение и список использованной литературы и источников.
18
ГЛАВА 1. ГЕНДЕРНАЯ ИСТОРИЯ КАК НАУЧНОЕ ТЕЧЕНИЕ В
ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКА
В первой главе рассматривается особенности становления и эволюции
гендерной истории как самостоятельного течения в исторической науке.
Анализируются основные методы, характерные для данного научного течения.
Каждую эпоху характеризуют принципиально новые мировоззренческие
установки, изменяющиеся условия существования общества, которые по-своему и
по-новому раскрывает окружающую человека действительность.
Под условиями существования общества мы понимаем совокупность
взглядов на природу и возможности человека, формы и содержание социальных
взаимодействий, характер нормативно-ценностных систем, ведущие тенденции в
развитии культуры и др. Всякого рода изменения обусловлены, прежде всего,
вызовами и кризисами окружающей действительности, новые образы видения на
нее
преобразовывают
культуру,
модели
интеллектуального
опыта
и
социокультурное пространство в целом.
Так для современной культуры, стремительно вошедшей в ситуацию
«постмодерна» второй половины XX — начала XXI вв., стали характерны весьма
серьезные изменения, затрагивающие не только искусство, эстетику, но и
научную сферу.
В свою очередь, каждая самостоятельная область знания осуществляет свое
движение в соответствии не только присущей ей внутренней логики развития, но
и вызовам современности, требующих новых решений. Историческая наука,
являющаяся всегда базовой дисциплиной для сферы социально-гуманитарного
знания, в эпоху кризиса европейской культуры начала XX в. утрачивать свое
ведущее положение и, на рубеже XX — XXI вв., потеряла первенство, приобрела
новые дисциплинарные черты, и встала на второй план, уступив место новым
социальным наукам.
Особенностью философии постмодерна стала тенденция к субъективности передача
отдельному
сознанию
всех
прав
на
истину.
Такая
19
мультипарадигмальность, придала исторической науке «полипарадигмальные»
черты. На сегодняшний день в ней существует большое количество направлений,
течений и школ. В результате на фоне новых тенденций развития философскоисторической и методологической мысли все чаще стали раздаваться голоса о
кризисе
исторической
науки,
в
том
числе,
эпистемологического
и
методологического характера.
С этого момента история как наука встает на новый для себя этап, речь идет
о формировании новой культуры истории и нового образа исторической науки.
Произошло серьезное расширение взаимодействий истории с другими
науками, не только социально-гуманитарными, возникли новые объекты и методы
исторического исследования, вовлечен в оборот колоссальный объем новых
источников, выработан целый ряд принципиально новых подходов к анализу и
обработке
информации.
«Новая
историческая
наука»,
посредствам
междисциплинарной практики, открывает самые разные области социальноисторического бытия человека, помимо традиционных направлений формируются
современные, над-дисциплинарные по своему характеру: клиометрия, история
ментальностей, история повседневности, гендерная история и другие.
В контексте происходящих трансформаций произошло переосмысление
категории «социальное» (от структурного к культурному ее пониманию) и на базе
новой социальной истории, сформировалось одно из двух перспективных
направлений исторической науки – «новая культурная история» (второе - новая
интеллектуальная история, но многие не предпочитают их различать)30. Главным
ее отличием стала антропологизация методами культурной антропологии и
социальной
психологии.
Переориентация
предполагала
социального бытия через интерес к микроистории -
конструирование
изучению индивида,
отдельных жизненных ситуаций.
Проблематика новой культурной истории как истории представлений
проявилась в самых разных сферах современного исторического знания. Так,
30
Репина Л.П. История исторического знания. М., 2004. С. 243-254.
20
например, формирование гендерной истории было непосредственно связано с
вышеуказанным процессом, а последующие изменения отличались еще большей
интенсивностью.
1.1.Основные этапы эволюции предмета гендерной истории: школы и
представители
Гендерная
история
части
-
нового
междисциплинарного
научного
направления, сформировавшегося на Западе в конце 70-х – начале 80-х годов XX
века.
Под рубрикой «гендерная история», как одного из самых бурно
развивающихся научных течений в исторической науке, в последние десятилетия
выходит большое количество работ разного уровня. Это конкретно исторической
направленности
монографические
исследования,
охватывающие
широкие
хронологические рамки и регионы, теоретико – методологические работы,
вырабатывающие инструментарий исследования, что позволяет обосновано
судить о самостоятельности новой исторической дисциплины и еще большее
количество
статей.
Так
же
проводятся
конференции
регионального
и
международного уровня, посвященные гендерной проблематике.
Гендерная история представляет собой большое междисциплинарное поле,
которое
охватывает
социально-экономическое,
демографическое,
социологическое, культурно-антропологическое и психологическое измерения.
В ее тематике выделились свои принципиальные ключевые объяснительные
стратегии, сюжетные узлы и задачи:
 функциональное разделение человеческой деятельности по половому
признаку на частную и публичную сферы;
 представление системы власти и подчинения;
 возможность исторической периодизации и выявление ее динамики;
 проблема синтеза в гендерных исследованиях31.
31
Репина Л.П. Историческая наука на рубеже ХХ-ХХI вв.: социальные теории и историческая практика. М., 2011.
С. 503-559.
21
Согласно выработанной в 1970 гг. концепции «соединяющихся сфер», в
доиндустриальном и раннеиндстриальном обществах взаимосуществовали две
области бытия: публичная (социально-экономическая) и частная (сексуальнорепродуктивная), предопределенная для женщин 32.
Это послужило основой для новых тем исследования, ставящих в основу
дискриминацию или вовсе исключенность роли женщин в таких сферах как
семья, образование, профессиональная самореализация и др.
С момента возникновения исследований направленных на женщину и ее
место и роль в истории («женская история») возник вопрос о возможности
традиционной периодизации истории и ее переосмысление. Основанием для этого
стали одни из следующих работ: Дж. Келли «Было ли у женщин Возрождение?»,
где она приходит к выводам, что у женщин не было Ренессанса, а Великая
французская революция исключила их из завоеваний свободы, равенства,
братства; авторы коллективного исследования «Становясь видимыми. Женщины в
европейской истории» Р. Брайденталь и К. Кунз,
применив традиционную
периодизацию, делают выводы о том, что мужчинами и женщинами смены вех в
истории переживались по-разному.
В последней трети XX в. европейскими и американскими авторами
исторических исследованиях чаще стала употребляться дефиниция «гендер» (в
английском языке дословно переводится как род имени существительного, от лат.
genus – род), она в последствии стало производным для наименования
направления – «гендерная история». Чтобы лучше понять почему именно это
слово приобрело такую значимость, необходимо обратиться к его толкованию в
науках о человеке и обществе.
Но прежде отметим, что уже в 1955 г. сексолог Джон Мани, а потом в 1958
г. психоаналитик Роберт Столлер, впервые использовали термин «гендер» для
того, чтобы различать два понимания одного слова «пол»: пол в социальном
контексте и пол в традиционном биологическом понимании смысле слова.
32
Зайцева Т.И. К вопросу об исторических «Женских» и гендерных исследованиях в Германии в контексте общего
развития гендерной истории // ТГПУ. 2006. №1. С. 99.
22
Так сформировалась гендерная концепция, построенная на разделении
природного и культурного понимания слова «пол». Природное, связанное с
биологией и физиологией связали с термином «пол», а «гендер» – с явлениями
культуры, социальной психологии, социологии и социальной антропологии.
Социолог К.В. Шуршин в результате проведенного исследования, выделяет
следующие аспекты гендерной концепции:
1) гендер - неотъемлемый социокультурный феномен человеческого бытия,
который включает в себя три группы характеристик, определяющих личный,
социальный и правовой статус человека в обществе: биологический пол,
полоролевые
стереотипы
и
многообразие
проявлений
социокультурных
составляющих пола;
2)
взаимосвязь
социокультурных
и
биологических
характеристик
представляет собой не застывшее, а способное трансформироваться явление,
отражаясь в культуре и социальной реальности;
3) разработка классификации гендера по типам является необходимым
методологическим подходом, расширяющим возможности анализа структуры
общества и его динамики;
4)
анализ гендерной структуры общества включает в себя не только
изучение репрезентации гендера в социуме, но и исследование их отражения в
художественных произведениях, выявление гендерных стереотипов в массовом
сознании и культуре 33.
Другой подход к пониманию дефиниции «гендер» представлен в работах
О.А. Ворониной34. Она выделяет:
 гендер как инструмент социального анализа;
 гендер в рамках женских исследований;
33
См.: Шуршин К.В. Гендер как предмет социально-философского анализа // Рационализм и культура на пороге
третьего тысячелетия: материалы третьего Рос. филос. конгресса (16-20 сентября 2002 г.): в 3 т. Ростов на Дону,
2002. Т. 3.
34
См.: Воронина О. Введение в гендерные исследования // Материалы Первой Рос. летней школы по женским и
гендерным исследованиям «Валдай – 96». М., 1997 С. 29.
23
 гендер как культурная метафора в философских и постмодернистких
концепциях.
Она отмечает, что «гендер - не вещь и не предмет, а комплекс переплетения
процессов и отношений»35.
Даже такой небольшое перечень работ. отражающих содержание понятия
«гендер» ярко демонстрирует сложность и неоднозначность его понимания.
Таким образом, в целом «гендер» определяет объектом научного течения
сложный социокультурный процесс дифференциации обществом различий
мужских и женских ролей, стереотипных представлений о мужских и женских
качествах, поведения, ментальных и эмоциональных характеристик в связи с
принадлежностью к тому или иному полу. Раскрывает социальные и культурные
механизмы, с помощью которых в традиционном обществе формируется
неравенство людей на основе их биологического пола - все, что переводит
проблематику пола из области биологии в сферу социальной жизни и культуры.
Американский историк Дж. Скотт в своей статье «Гендер – полезная
категория исторического анализа» 36 ,
впервые определяет предмет и объект,
методический аппарат для гендерной истории, обозначает проблемы требующие
изучения.
Дж. Скотт предложила весьма серьезную и, как оказалось впоследствии,
основополагающую для направления схему анализа исторического материала
опираясь на термин «гендер» и четыре, основанных на нем, группы социальноисторических подсистем. Они и стали направлениями изучения, выделяя:
1. Культурно доступные символы и образы, которые задействуют
многочисленные репрезентации.
2. Нормативные концепции, которые дают интерпретации значений
символов, пытаются ограничить и удержать их метафорические возможности. Эти
концепции выражаются в религиозных, образовательных, научных, правовых,
публичных доктринах.
35
Там же. С. 32.
Scott, J.W. Gender: A Useful Category of Historical Analysis // The American Historical Review. Dec. 1986. Vol. 91.
No. 5. Р. 1053-1075.
36
24
3.
Социальные
отношения
и
институты,
которые
их формируют.
Признается, что гендер конструируется, помимо системы родства, в экономике и
политике.
4. Конструирование гендерной идентичности. Гендер, как аналитическая
категория, дает возможность обнаружить, каким образом, с помощью каких
способов и механизмов женщинами и мужчинами конструируется гендерная
субъективная идентичность в определенные исторические моменты 37.
Таким образом, историческое исследование строится на соотношении этих
четырех категорий в процессе конструирования пола в социальном контексте.
Заслугой Дж. Скотт является придание термину «гендер» значение равного с
наиболее важными аналитическими историческими категориями: класс и раса.
Первыми,
так
называемыми,
историками
-
гендерологами
стали
представительницы новой волны женского движения второй половины XX в. в
Европе и США. Там и были впервые сформированы теоретические установки.
Речь идет об аналитических публикациях Дж. Скотт, Дж. Келли и др. Научный
интерес представляют исследования Г. Бок, Л. Николсона, У. Фреверта, С.
Людесдорфа, рассматривающие процессы становления и развития гендерных
исследований в исторической науке. Важные положения нашли отражение в
работах Г. Будде38, И. Шаберт и Р. Хоф39. Ряд важных теоретических положений
были заложены представителем «новой культурной истории» Р. Шартье и
социологом П. Бурдье40.
Показали свою заинтересованность новым направлением в исторической
науке видные немецкие историки раннего Нового времени Х. Вундер и К. Хаузен,
французский медиевист Ж. Дюби, франковед Н. Дэвис и новист М. Перро.
Большую научную ценность носят: международный исследовательский проект в
пяти томах «История женщин на Западе» под редакцией Ж. Дюби и М. Перро;
37
Idid. Р. 1066-1070.
Будде Г.Ф. Пол истории // Пол. Гендер. Культура. Немецкие и русские исследования. М., 1999. Вып. 1. С. 131155.
39
Хоф Р. Возникновение и развитие гендерных исследований // Пол. Гендер. Культура. Немецкие и русские
исследования. М., 1999. Вып. 1. С. 23-55.
40
Шартье Р. История сегодня: сомнения, вызовы, предложения // Одиссей. Человек в истории. М., 1995. С. 192205.
38
25
научная серия «Женщина в истории» А. Кун и Й. Рюзена; коллективная
монография «Женщины в Европе. Мифы и реальность»; исследование Г. Бок
«Женщины в европейской истории. Со Средневековья до наших дней», «Пол и
Запад: эволюция отношений и поведения (XVI - XVIII вв.)» Ж.-Л. Фландрена;
«Мифология женщины в старой Франции» П. Дармона; «Женщины во
французском обществе XVI - XVIII вв.» Д. Годино и др.
В отечественной науке также представлено достаточно много публикаций
как теоретического, так и конкретно-исторического плана. Среди важных
аналитических работ в первую очередь необходимо назвать исследования Л.П.
Репиной41, Н.П. Пушкаревой42 и О. А. Ворониной43. Достаточно активно работают
в этом направлении М.Г. Муравьева, И.Р. Чикалова, И.В. Хайдер, И.И. Юкина, А.
Усманова и др. Гендерные аспекты истории находят освещение в публикующемся
с 2001 г. под общей редакцией Л.П. Репиной альманахе «Адам и Ева» 44. Начавшая
издаваться в 2004 г. под редакцией Л.П. Репиной и А.Г. Суприянович
многотомная хрестоматия по гендерной истории Средневековья и раннего Нового
времени ввела в широкий научный оборот тексты ранее не рассматриваемых
исторических источников.
Таким образом, гендерная история ставит в центр изучения следующие
проблемы: социальное конструирование половых различий, взаимосвязь и
влияние
этих
процессов
на
общую
картину
исторического
развития;
представление о каждом из полов в разные эпохи, самопредставлений мужчин,
женщин,
сексуальных
меньшинств;
изучение
неравного
распределения
материальных и духовных благ, власти и престижа между полами, а также
институтов социального контроля, регулировавших это распределение; изучаются
социальные иерархии.
Выделились новые когнитивные принципы: вместо «структур большой
длительности» интерес исследователей обратился к конкретным людским
41
Репина Л.П. Методология // Общественные науки и современность. 2000. № 4. С. 123-137.
Пушкарева Н.Л. Предмет и перспективы гендерного подхода в исторических науках // Пол и гендер в науках о
человеке и обществе. Тверь, 2005. С 19-44.
43
Воронина, О.А. Указ. соч.
44
Альманах гендерной истории / Под ред. Л.П. Репиной. М.
42
26
судьбам определенной эпохи; вместо цифр и графиков, стали популярны
историко-литературные эссе, в которых рассматриваются возможные варианты
воздействия индивида на ход истории.
1.2.Особенности построения методологического аппарата в гендерной
истории
Прежде чем стало возможным говорить о гендерной истории как о научном
направлении исторической науки, со своим специфическим методологическим
аппаратом, а пол стал социальным определением как класс и этнос, нужны были
определенные
социально-политические
и
теоретико-методологические
предпосылки.
Социально-политическими факторами выступили молодежные движения
конца 1960-х годов, поставившие под сомнение всю систему ценностей и
ориентиров старшего поколения и параллельно идущая им сексуальная
революция позволили говорить о проблемах пола, открыли для обсуждения ряд
ранее табуированных тем и не только в научной литературе, но и в СМИ. Таким
образом, научное сообщество и общество в целом оказались готовы к восприятию
новой концепции45.
Их дополнил еще один фактор, связанный с общественными изменениями –
обновленное оживление феминизма - «шестидесятницы» XX в. В научной
литературе оно упоминается как «вторая волна феминизма». Которая, в отличие
от первой волны в XIX в., где ключевым был вопрос о равенстве женщин (в
доступе к труду и образованию, например), открыла к вниманию различия опыта
женщин и мужчин в социокультурном пространстве - «феминизм различий» 46 .
Для сторонников этого движения стало актуальным во имя действительного
равенства полов признать их различия для обеспечения действительного
равенства жизненных возможностей.
Теоретико-методологической предпосылкой смены вех в исследовательских
полях истории выступили научно-теоретические учения. В первую очередь стоит
45
Алексеев В. В., Крадин Н. Н., Коротаев А. В., Гринин Л. Е.. Указ. соч. Теория и методология истории: учебник
для вузов. Волгоград, 2014. С 288.
46
Там же. С. 289.
27
отметить развитие психоанализа - одна из немногих теорий, в которой
осмысливаются
социально-культурные
основы
формирования
половой
идентичности.
В теории научных революций Т. Куна различия между полами предстали не
предопределенными, а исторически меняющими свои очертания47.
С критикой всеобщности и неизменности ценностей, реконструировавших
«макроисторию», выступил культуролог М. Фуко, его интерес к предметам, ранее
не считавшимися «историчными», разбил прежнюю всеобъемлющую историю на
множество «историй» 48.
Новая гуманистическая психология, или «движение за человеческий
потенциал» К. Роджерса и А. Маслоу включила во внимание исследователей
самоактуализацию, право на признание каждого человека быть самим собой. Так
же такие теории как структурный функционализм Т. Парсонса, теории
социального конструирования, концепции ситуативной драматургии И. Гофмана
и прочие тоже оказались созвучными феминистским идеям49.
Первым этапом развития научного течения можно выделить появление в
конце 60-х – начале 70-х гг. в
Европе и США, так называемых, «женских
исследований». Были основаны первые феминистские журналы второй волны
(«Signs», «Feminist Studies», «Women's Studies Quarterly») и спецкурсы. В 1969 г.
Шейла Тобиас предложила обобщающее название для спецкурсов – Female
Studies – женские исследования 50.
Несколько позднее Ф. Хоу и П. Лоутер учредили издательство «Feminist
Press»,
сыгравшее
огромную
роль
в
пропаганде
научного
знания
о
взаимоотношений полов. После долгих споров о терминологической окраске
нового направления, оно получило название «Women Studies» - «Женские
47
Пушкарева Н.Л. Женская и гендерная история: итоги и перспективы развития в России // Историческая
психология и социология истории. М., 2010. № 2. С. 52.
48
Гусева И.И. Историография Фуко: разрушение истории или её проблематизация? // Вестник СГСЭУ. 2006. № 13
(2). С. 132-133.
49
Алексеев В. В., Крадин Н. Н., Коротаев А. В., Гринин Л. Е. Указ. соч. С. 291-292.
50
Там же. С. 293.
28
исследования» – так определялись исследования любой проблемы, написанные на
«женскую тему» и чаще всего самими женщинами 51.
Несмотря на несомненный успех первого этапа, проводимые исследования
не всегда отличались научной объективностью. Это обуславливалось выбором
весьма ограниченного описательного подхода – восстановление угнетенных
забытых женщин в мужской истории. Это добавляло трудностей к стремлению на
академическое признание.
Шагом в сближении с наукой стал, сформулированный американской
исследовательницей Нин Коч, термин «феминология». Под ним стали понимать
совокупность проблем, связанных с социально-экономическим и политическим
положением женщины в обществе, эволюция ее социального статуса и
функциональных ролей. Так сформировался новый предмет для исследования в
рамках исторической феминологии (женской истории) – женщины в истории,
история изменений их социального статуса и функциональных ролей — это
история глазами женщин, написанная с позиций женского опыта 52.
Таким образом, в начале 1970-х - второй половине 1970-х гг. ситуация
начинает меняться. Опираясь на феминистские теории неомарксистского толка,
задача теперь виделась в изучении исторически сложившихся отношений
господства и подчинения между полами в патриархальных структурах классового
обществ. Они стремились связать «женскую историю» с историей общества,
объяснить наличие конфликтующих интересов и наличие альтернативного
жизненного
опыта
женщин
разных
социальных
категорий.
Вводили
в
традиционный социально-классовый анализ фактор различия полов и определяли
статус человека в истории как комбинацию индивидуальных, половых, семейногрупповых и классовых характеристик, половое неравенство обуславливалось
неравенством экономическим 53.
51
Там же. С. 293.
Пушкарева Н.Л. От «his-story» к «her-story»: рождение исторической феминологии // Адам и Ева. Альманах
гендерной истории. М., 2001. № 1. С. 20-45.
53
Репина Л.П. Методология // Общественные науки и современность. 2000. № 4. С. 123.
52
29
Тем самым, позиции «истории женщин» в исторической науке усиливаются,
выделяются черты для включения ее в структуру уже сложившегося «научного»
направления - «новой социальной истории», наряду с историей повседневности,
историей детства, вдовства и других течений, формирующих облик человека в
зависимости от форм его деятельности, самовыражения, представлений и др54.
Во второй половине 1970-х – начале 80-х гг. восприняв феминистскую идею
в создании истории женщин, в мировой исторической науке появилась «история
мужчин и мужественности» (историческая андрология).
Ее предметом стала
история изменений социального статуса мужчин и их функциональных ролей, это
история глазами мужчин, написанная с позиций осознанного мужского опыта 55.
Так сформировалось раздельное существование историй полов и отсутствие
собственной истории сексуальных меньшинств (квир-истории), что грозило стать
новым методологическим тупиком. Ко всему прочему, идеи противостояния,
которые владели умами в середине века, как в мировой политике, так и в науке к
началу 1980-х гг. стали уступать место идеям толерантности.
Так на рубеже 1970-х - 1980-х гг. потребовалось обновление теоретической
базы, чтобы стало возможным выстроить новую объяснительную модель,
объединяющую истории полов.
Тогда же ключевой специфической категорией анализа становится
«гендер», который Р. Хоф определяет как «социально-культурный конструкт
социальности» 56 . А Дж. Скотт в своей работе «Гендер – полезная категория
исторического анализа»
предложила положить конец противопоставлению
«мужской» и «женской» истории, то есть создать единую - гендерную историю.
Чтобы не создалось впечатления о еще более узком понимании «гендерной
истории» как истории «женской» необходимо систематизировать наиболее
важные определения: 1)женская история – направление в гуманитарном знании,
предметом изучения которого является история изменений женского социального
54
Репина Л.П. Указ. соч.
Алексеев В. В., Крадин Н. Н., Коротаев А. В., Гринин Л. Е. Указ. соч. С. 298.
56
Хоф Р. Указ. соч. С. 50.
55
30
статуса и функциональных ролей, это история, увиденная глазами женщин,
написанная с позиций женского опыта; 2) гендерная история – синтезирующее
звено
истории
женщин
(историческая
феминология),
истории
мужчин
(историческая андрология), история квир-сообществ и других, ранее считавшихся
«неважными» для полной проработки тем, направление исследований которого изучение системы отношений и взаимодействий, стратифицирующих общество по
признаку пола.
Часть историков - феминологов восприняли это позитивно, видя в этом
возможность преодолеть обособленность в ученом мире и неопределенное
положения «женской истории» в системе гуманитарного знания. Однако с
предложением Дж. Скотт согласились далеко не все исследователи женской
истории, опасаясь вновь вернуть предыдущее положение вещей в исторической
науке.
В 1980 гг. в исследования женщин приходят исследователи не связанные с
феминизмом. Н.Л. Пушкарева отмечает, что, например, среди немецкоязычных
специалистов по исторической феминологии появляются историки-мужчины 57 .
Тогда же приобрела широкий формат дискуссия по определению понятий «пол»,
«мужественность»,
предпринимались
дискурсивными
«женственность»
попытки
выяснить
понятиями:
класс,
в
как
разные
они
поколение,
исторические
пересекаются
возраст,
с
эпохи,
другими
вероисповедание,
региональная и этническая принадлежность58.
Становления «женских» и гендерных исследований в нашей стране имеет
несколько иной опыт и социокультурный контекст. Их особенностью является
тесная взаимосвязь женской и гендерной истории. Данный факт объясняется тем,
что, во-первых, в российской исторической науке существует пробел в виде
исследований о женщинах, проведенных самими женщинами и, во-вторых, это
объясняется отсутствием традиции к употреблению понятия «гендер», и, втретьих, определяется это и отсутствием женского движения в России.
57
58
Пушкарева Н.Л. Указ. соч. С 37.
Алексеев В. В., Крадин Н. Н., Коротаев А. В., Гринин Л. Е. Указ. соч. С. 302.
31
Необходимо отметить, что в 70-е годы ХХ в. в СССР стала развиваться
«социология пола», как одна из частных социологических теорий 59. До середины
80-х гг. ХХ в. она не имела эмпирической базы, в ее рамках не проводилось
самостоятельных социологических исследований женщин как особой социальнодемографической группы. Социологи изучали женщин либо как неотъемлемую
часть общего состава населения, нивелируя особенности женского сознания и
поведения, либо ограничивались анализом их ролевых функций в быту и на
производстве. И в том и в другом случае такие исследования обычно попадали в
разделы социологии семьи или социологии труда 60.
Принято считать, что гендерные исследования начали развиваться в России
в конце 80-х - начале 90-х гг. ХХ вв., когда стали возникать первые феминистские
группы и независимые женские организации, а в журналах появились первые
публикации и переводы статей по гендерной проблематике 61. Опубликованная в
1989 году в журнале «Коммунист» статья А. Посадской, Н. Рмашевской и Н.
Захаровой «Как мы решали женский вопрос» стала своего рода программным
документом начальной стадии формирования нового направления в российской
науке и общественного женского движения 62 . Тогда же появилось понятие «новая эра феминизма в России».
До
начала
1990-х
основные
задачи
направления
имели
скорее
организационный и просветительский, чем исследовательский характер, из-за
недостатка теоретического знания и практического опыта.
В этот же период начинается налаживаться взаимодействие зарубежных и
российских
научных
фондов,
направленных
на
поддержку
гендерных
исследований и оказание финансовой помощи исследователям. В рамках АН, в
Институте
59
социально-экономических
проблем
народонаселения
создается
Гурко Т. Социология пола и гендерных отношений // Социология в России / Под ред. В. Ядова. М., 1998. С.
173—195.
60
Безрукова А.А. Гендерные исследования в России: проблемы становления и развития // Новые технологии. 2011.
№ 1. С. 205.
61
Там же. С. 205.
62
Захарова Н., Посадская А., Римашевская Н. Как мы решаем женский вопрос // Коммунист. 1989. № 4. С. 56-65.
32
гендерная лаборатория (1990 г.), позднее - Московский Центр гендерных
исследований (МЦГИ).
Уже в первой половине 1990-х гг. стало расти число гендерных центров и
официальных регистраций как новых, так и ранее созданных научных
коллективов и организаций. За это время были официально зарегистрированы
Московский и Петербургский центры гендерных исследований и начали работу
Ивановский, Карельский и другие центры. На этом этапе началось создание
вузовских программ по феминологии 63.
В период второй половины 1990-х гг. наблюдается консолидация ученых и
преподавателей, начинается налаживание научных связей между гендерными
исследователями
из
России
и
других
стран.
В
этот
период
начали
организовываться конференции по гендерным исследованиям, и возросло число
публикаций на эту тему. Важным событием этого этапа было проведение
конференция в январе 1996 года «Гендерные исследования в России: проблемы
взаимодействия и перспективы развития»64. На ней российские ученые впервые
собрались для обсуждения институциональных, методологических, социальных и
других проблем, связанных с гендерными/женскими исследованиями и их
преподаванием в российской высшей школе.
С
того
периода
и
до
наших
дней
наблюдается
возрастающий
исследовательский интерес и поднимаются новые вопросы отечественной
истории. Создаются программы по гендерному образованию во многих вузах
страны65, регулярно проводятся конференции 66, создаются информационные сети,
в том числе сайты научных центров.
Поворот от «женской истории» к истории гендерной в мировом
пространстве сопровождался переосмыслением не только предмета, но и
концептуального и методологического аппарата.
63
Безрукова А.А. Указ. соч. С. 205.
См.: Гендерные исследования в России: проблемы взаимодействия и перспективы развития / Материалы
конференций. М., 1996.
65
См.: Основы гендерных исследований. Учебная программа / Под общ. ред. О.А. Ворониной, Н.С. Григорьевой,
Л.Г. Луняковой. М., 2000.
66
См.: Гуманитарное образование и социальный контекст: гендерные проблемы. Материалы международной
научной конференции / Отв. ред. О.В. Попова. СПб, 2007
64
33
Методология гендерной истории предполагает сотрудничество ученых
самых разных направлений и школ. Подходы и методы, заимствованные из иных
гуманитарных наук, сформировали особую систему гендерной экспертизы
социально-исторических
явлений
67
.
Представления
об
особенностях
аналитических методов в западной и отечественной историографии еще не
согласованы.
Большинство методов, используемых историками - гендерологами, принято
считать
заимствованными
из
психологии
или
социологии.
Эти
науки
гуманитарные науки уже имеют опыт изучения личностных и социальных
характеристик
женщин
и
мужчин.
А
метод
включенного
наблюдения
используемый в этнологических исследованиях (или метод инсайдера) позволяет
исследователю на основе максимального использования информации в виде
исторических источников, научных публикаций, художественных работ как
можно глубже погрузиться в мир прошлого, чтобы изучить его изнутри.
Сторонники
гендерного
направления
предпочитают
качественную
методологию формально-количественному описанию, также анализ биографий и
интервью, чем цифр и графиков. Отказ от «дизайна объективности» (Д.Смит) в
пользу
исследований
эмпатических,
то
есть
наполненных чувствами
и
сопереживанием, – еще один метод сторонников гендерной истории. Они уделяют
большое внимание авторским интерпретациям тех или иных событий или явлений
в истории68.
Однако не стоит забывать, что процесс формирования гендерного подхода в
истории вряд ли можно считать завершенным. Относительно специфики
гендерной исторической методологии Н.Л. Пушкарева обращает внимание на
синтезирующую функцию гендерного подхода в истории. Она пишет: «Гендерная
методология помогает преодолеть узость отдельных самостоятельных «историй» историй женщин, мужчин, - поскольку функция ее не комплементарная
(дополнительная),
67
68
не
компенсирующая
(нехватку
чего-либо),
Н.Н. Тарусина. Гендерная экспертиза российского законодательства. Ярославль, 2012. 44 с.
Алексеев В. В., Крадин Н. Н., Коротаев А. В., Гринин Л. Е. Указ. соч. С. 306-307.
не
34
пересматривающая (старые представления, старые подходы: все это были
функции феминологии), а именно синтезирующая» 69 . То есть она дополняется
обширными междисциплинарными методами сопредельных гуманитарных наук и
собственно традиционными историческими исследовательскими методиками.
Исследователи и их работы, претерпев трансформацию, связанною с
отделением от женской истории,
направленность исследований,
разграничив политическую и научную
позволили
рассчитывать на
академическое
признание самоопределяющемуся научному течению исторической науки второй
половины XX века.
Таким образом, процесс формирования гендерного направления в истории в
настоящее
время
находится
на
стадии
становления,
вырабатывается
инструментарий исследования, предметная область исследования, определяются
методы исследования. Развитие гендерной истории в западной и отечественной
исторической науке претерпело ряд трансформаций. Этот процесс привел к
выделению самостоятельного объекта исследования. Выделение самостоятельной
области
исследований
и
формирование
методологического
аппарата
свидетельствуют о складывании новой специальной исторической дисциплины –
гендерной истории.
69
Пушкарева Н.Л. Указ. соч. С. 40.
35
ГЛАВА 2. РОЛЬ И МЕСТО ЖЕНЩИН В СОЦИАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX - НАЧАЛА ХХ
ВЕКОВ
Во 2-ой главе рассматривается место женщины в социальном пространстве
Российской империи второй половины XIX – нач. ХХ вв.
Конец XIX – начало XX века в Российской Империи традиционно
характеризуется в отечественной исторической науке как переходный период,
ознаменовавшийся качественными изменениями экономической, политической,
социальной и культурной жизни. Анализ источников показывает, что это - время
сложных перемен, общественных трансформаций.
Выявление общих, наиболее значимых тенденций общественных изменений
исключает из фокуса исследовательского внимания проблемы микросоциальных
групп. Одной из таких областей мы выделяем, так называемый, «женский вопрос»
в Российской Империи в переходного периода, суть которого сводится к
серьезным изменениям положения женщин в общественных институтах70.
Традиционным элементом исследования положения различных социальных
групп является раскрытие их социокультурного статуса. Чтобы составить
представление о роли и месте женщины в Российской Империи указанного
периода внимание следует обратить на ее статусно-ролевые позиции и их
трансформацию в институтах семьи и народного образования, в системе
российского права, в сферах использования женского труда, а также в вопросах
профессиональной и политической реализации, с акцентом на ментальный и
сословный характер российского общества.
Все эти аспекты были обусловлены тремя основными факторами: 1)
стремлением к справедливости и пробуждением самосознания у женщин; 2) их
тягой к просвещению и 3) экономическими причинами 71.
70
Василевский Л.М. Женский вопрос: очерк. СПб, 1906. С.2.
Вахромеева О.Б. Основные факторы «женского вопроса» в России на рубеже XIX-XX вв. // Вестник СПб ун-та.
2006. Сер. 2. Вып. 3. С. 69.
71
36
По своей сути этот вопрос не является исключительно женским, так как он
включает в себя не только процесс эмансипации женщин, но и процессы
внутриобщественного взаимодействия, которые затрагивают интересы всего
общества. В России вначале XX в. «женский вопрос» затронул гражданскоправовую, социально-экономическую и морально-этическую общественные
категории.
2.1. Гендерный аспект и основные институты первичной социализации в
контексте российской системы права XIX - нач. ХХ в.
Семья – достаточно консервативный социальный институт, в котором
значительных изменений происходит сравнительно мало. В XIX – начале XX вв.
над подданными женского пола главенствовала патриархальная правовая
культура.
Считалось,
что
семья
должна
быть
основной
сферой
ее
жизнедеятельности, в рамках которой ей отведено подчинённое положение. Эта
концепция являлась основополагающей для законодательства, государственной
власти и значительной частью населения страны. Обосновывая ее, как с
теоретической, так и с нравственной точки зрения постулатами христианского
учения.
Так российское законодательство начала
частности,
основываясь
на
этой
XX в. и семейное право в
традиционной
мысли,
устарело
и
не
соответствовало требованиям времени. Поскольку статьи X тома Свода законов
Российской Империи практически повторяют законы Екатерининских времен,
которые были основаны на византийских воззрениях и взглядах Домостроя72.
Подтверждением этому является тот факт, что к концу XIX в. наметилась
такая тенденция среди женщин как стремление зарабатывать самостоятельно и
получать образование, но без позволения супруга поехать на работу или учиться в
другой город или деревню это становилось невозможным. Также ей не
разрешалось иметь свой земельный надел73.
Безобразов П.В. О правах женщины. М.т, 1895. С. 2.
Желдыбина Т.А., Лядащева-Ильичева М.Н. Личные и имущественные отношения супругов в России во второй
половине XIX – начале XX века: историко-теоретический аспект // Вестник Саратовской государственной
юридической академии. 2013. № 2 (91). С. 18.
72
73
37
Такое положение являлось важной, если не основной, по отношению к
супруге общественной установкой. Таким образом, мы можем говорить о
культурной, социальной и хозяйственной изоляции женщины.
Но, при этом, относительно западноевропейских взглядов на этот вопрос,
российская женщина было несколько дееспособнее. Например, она по своему
усмотрению
могла
приобретать,
владеть
и
распоряжаться
движимым
имуществом, так же как и мужчине, ей не было отказано в праве обращаться в суд
самостоятельно. В европейском практике она всю жизнь находилась под опекой
родителей или мужа, приравниваясь к несовершеннолетней.
В 60-е г. XIX в. в Российской Империи в среде просвещенной
интеллигенции начинает складываться «идеологическая концепция о равноправии
женщин».
Так период конца XIX – начала XX вв. приобрел первые черты постепенных
разрушений строгих норм патриархальности, а семья - черты эгалитарности.
Подобную модель семейного уклада в первую очередь усвоили представителями
дворянского сословия, а затем она вошла в быт остальных сословий России.
Этот процесс в крестьянской среде был обусловлен главным образом
модернизационным курсом страны этого периода. В деревне получили развитие
так называемые отхожие промыслы, в чем приняли активное участие женщины.
Так, например, в 1896 г. в Любимском уезеде Ярославской губернии по семейным
паспортам на отхожие промыслы отправились 472 мужчины и 541 женщина 74.
Эта тенденция затронули и другие стороны крестьянской жизни и его
уклада. Так, в отсутствие супруга женщиной самостоятельно стола вестись
хозяйство, платиться подати и повинности. А отходничество женщины
поспособствовало вложению собственных средств ей в семейный капитал.
Вследствие чего стала увеличиваться ее экономическая роль, повышая статус
женщины-крестьянки в личностном и социальном пространствах.
74
Русские крестьяне: Жизнь. Быт. Нравы: матер. «Этнографического бюро» кн. В. Н. Тенишева. Т. 2: Ярославская
губ. Ч. 2: Даниловский, Любимский, Борисоглебский уезды. СПб, 2006. С. 60.
38
Свидетельством растущего самосознания женщин являются участившиеся
случаи их жалоб в волостные суды на оскорбления и побои мужей. Они же чаще
всего стали выступать инициаторами разделов75.
Тенденции либерализации российского общества, распада ценностей
традиционной семьи и активизации деятельности женщин еще в большей степени
оказали влияние на дворянскую среду. Количество детей в дворянских семьях в
среднем по России уменьшилось на 30 %, что значительно опережало другие
сословия76.
Появление средств, ограничивавших деторождение, и распространение их в
большей мере в этой социальной группе, освобождало женщин от стихийных
беременностей, тем самым создавая условия для освоения ими иных сфер
деятельности.
Еще одним фактором выступает разорение дворянства, как следствия
отмены крепостного права в 1861 г. и мирового аграрного кризиса 1880-х гг.
Последовавшая за этим финансовая нестабильность подтолкнула дворянок к
поискам дополнительного заработка, а не поиску подходящей партии для
замужества.
В городской среде, стоит отметить, что быстрее размывались традиционные
установки, так как там было больше возможностей для реализации себя вне
семейной жизни. Так, врач В. Михневич отмечал «антисемейный» характер
Петербурга 1880-х гг. А в 1913 г. на съезде врачей П. Чухнин отмечал: «Теперь
редкая женщина только жена, мать и хозяйка, она часто при этом учительница,
акушерка, фельдшерица, врач, швея, кассирша и др.»77.
Доказательством серьезных перемен в женском менталитете и главных
устремлений в жизни являются строки активной участницы женского движения
либерального толка Н. В. Стасова, она писала: «Для меня исчезло очарование
75
Мухина З.З. Разводы в русской крестьянской семье в пореформенной России: гендерный аспект // Вестник
РУДН, серия История России. 2013. № 1. С. 54.
76
Пушкарева Н. Л., Мицюк Н. А. Модернизация репродуктивного поведения образованных россиянок второй
половины XIX — начала XX в. // Женщина в российском обществе. 2016. № 3 (80). С. 78.
77
Там же. С. 79.
39
семьи своей собственной, я почувствовала любовь к всемирной семье; это стало
моим идеалом, я с ним и умру!». 78
Эти процессы обуславливались и главными ориентирами в воспитании
девушки высшего сословия. В дореформенный период и отмены крепостного
права оно ставило своей целью слабое информирование о житейских проблемах и
умение держать себя в обществе. В своих воспоминаниях Е.А. Кропоткина
(Половцева) писала: «Воспитание наше было основано больше на манерах,
уменье держать себя comme il faut, отвечать вежливо, приседать после
выслушивания нотации от классной дамы или при вызове учителя, держать
корпус всегда прямо, говорить только на иностранных языках»
79
. То есть,
несмотря на воззрение о предназначении женщины быть достойной женой,
матерью и хозяйкой, воспитание не ставили своей задачей подготовку к
домашнему труду, ведь это можно было компенсировать наличием дворовых
(крепостных) людей.
Но в период последовавших изменений после крестьянской реформы,
осложнившееся положение дворянских семей, ограничивало
возможность
использования в домашнем хозяйстве прислуги, становилось необходимостью
причастность девушки к хозяйственному труду, но в образовательной среде
ценность как раз этой сферы деятельности была сглажена, а идея участия в
общественной жизни активно продвигалась80.
Тем самым если в дореформенной России представление о женщинехозяйке уживалась со слабой подготовленностью дворянской девушки к этому
образу, то во второй половине XIX - начале ХХ в. стала исчезать сама его
ценность. Общественное мнение стало значительно выше ценить публичную
занятость,
чем
личную.
Средняя
женская
школа
стала
заниматься
распространением общечеловеческих знаний и умений, не занимаясь при этом
подготовкой женщины к домашнему труду. Еще встречающийся в некоторых
78
Мицюк Н. А. Типы российских дворянок начала XX в. по отношению к собственной фертильности и
материнству // Женщина в российском обществе. 2014. № 2. С. 19-20.
79
Веременко В.А. Подготовка дворянок к хозяйственной деятельности в семье в России второй половины XIX –
начала ХХ вв. // Вестн. Ленингр. гос. ун-та им. А.С. Пушкина. 2014. Т. 4. № 4. С. 65.
80
Там же. С. 73.
40
учебных заведениях курс рукоделия был включен в группу «искусства» вместе с
рисованием и др. и был рассчитан на 1-2 ч в неделю с задачей эстетического
воспитания81.
В связи с этим становится логичным, что девушка, имея общее образование
и никаких навыков в быту, больше была склонна искать профессиональный
заработок, чем помогать семье в хозяйстве.
Это
находило
одобрение
в
прогрессивных
общественных
кругах,
изменивших взгляд на назначение женщины, это ставило необходимостью
кардинальную реформу женского образования. Его целью, по их мнению, должно
было стать воспитание не жены, матери, хозяйки, а «человека», что предполагало
постепенное уравнение программ мужских и женских учебных заведений, с
приоритетом на общегуманитарные ценности82.
Эти процессы можно смело назвать революционными, поскольку они
произошли в течение жизни одного поколения и оказали существенное влияние
на формирование новых ценностей и отношений в обществе.
Таким образом, разрушение старого патриархального мира, приобретение
женщиной самостоятельности, становление основ для развития женского
просвещения оказали ключевое влияние на трансформацию межличностных, в
том числе семейных отношений.
2.2.Основные особенности женского образования в Российской империи во
второй половине XIX – начале ХХ вв.
С середины XIX в. женщины из всех сословий все активнее стали
стремились получить образование. Становление организационно-правовых основ
женского образования в Российской Империи проходило в контексте борьбы
основ традиционного общественного уклада и новых тенденций, отвечающих
запросам модернизационного курса страны.
До реформ второй половины XIX века все женские учебные заведения
можно сгруппировать по сословному принципу.
81
82
Там же. С. 73-74.
Там же. С. 74.
41
К первой группе можно отмести учебные учреждения для дочерей
потомственных дворян: воспитательное общество благородных девиц (Смольный
институт), Петербургское и Московское училища и все институты благородных
девиц в губерниях.
Учебные учреждения второй группы были предназначены для дочерей
менее знатных дворян, почетных граждан и купцов: Павловский институт (1
отделение), Александровские училища (мещанское отделение Смольного) в
Петербурге
и
Москве
при
Екатерининском
институте;
Петербургский,
Московский дома трудолюбия, Астраханский и девичий институт в Восточной
Сибири.
Последняя
группа
объединяет
специальные
заведения,
они
была
предназначены для дочерей всех сословий, но важно, что они предоставили
возможность получить образование девочкам и их низших слоев: сиротские
институты воспитательных домов в Петербурге и Москве, повивальные
училища83.
На рубеже XIX-XX вв. в начальных школах всех ведомств Российской
империи и начальных училищах Министерства народного просвещения девочки
составляли до 30% общего числа учащихся.
В конце 1850-1860-х гг. была создана средняя женская школа, которая стала
сравнительно новой социально-педагогической моделью построения женского
образования. Она отвергала три основополагающие установки предшествующей
политики государства в образовательной сфере: жесткую сословность, закрытый
характер учебных заведений и влияние общественности84. Она включала женские
гимназии и прогимназии Министерства народного просвещения, женские
гимназии и Мариинского ведомства и др., в которых к традиционному обучению
женским рукоделиям добавилось общее образование, образование длилось в
пределах трех лет.
83
См.: Незнакомова Е.Ю. Женское образование в России в XIX—XX веках // Педагогический вестник. Издание
ЯрПГУ. 2004. № 1-2.
84
Днепров Э.Д., Усачева Р.Ф. Среднее женское образование в России. М., 2009. С. 135.
42
Со второй половины XIX в. по средствам общественной инициативы
появляются первые учебные заведения женского среднего профессионального
образования. При «Доме Анатолия Демидова» в Петербурге было создано первое
в России «женское коммерческое училище», где пять лет шло на общее
образование и три на специальное коммерческое, окончив курс, женщины
получали звание «ученых конторщиц». Получили развитие женские кустарные
промыслы при содействии М.К. Каблуковой, а также было организовано женское
профессиональное образование с целью развития легкой промышленности С.А.
Давыдовой85.
Интересно отметить, что по мере углубления и приближения образования к
высшей ступени инициатива государства существенно снижается.
Курсы начальных и средних ступеней женского образования приобрели
статус официальных, но существенно отличались от курсов мужских гимназий и
реальных училищ, значительно уступая им, что создавало препятствия на пути к
трудоустройству. Это стало залогом нового витка в общественном мнении в
вопросе совершенствования женского образования. Это была мысль о том, что
наличие серьезного, равного по объему мужскому, высшего профессионального
образования даст претенденткам его получившим дополнительные преимущества
на рынке труда86. Таким образом, доступ в высшую образовательную среду стал
главным новым аспектом в «женском вопросе» в Российской Империи.
В 1859 г. женщинам была предоставлена возможность посещение лекций в
университетах в статусе «вольнослушательниц». Но уже в 1863 г. уставы
Императорских Российских университетов воспретили им доступ к высшему
образованию и в университетские аудитории, это было подтверждено и уставами
1884 г., что стало причиной выезда большого числа девушек на учебу за границу:
85
Мартыненко Н.К. Общественные инициативы женского образования как фактор иституциализации
гражданского общества в России в конце XIX начале XX веков // Вестник Волжского университета им. В.Н.
Татищева. 2014. № 1 (15). С. 213.
86
Веременко В.А. Указ. соч. С. 70.
43
в Италию, Германию, Францию, Швейцарию, где первые женщины из России
получили высшее образование 87.
Большие
трудности
приходилось
преодолевать
женщинам,
которые
стремились получать высшее образование: многим девушкам часто приходилось
рвать отношения с семьей; в общественном мнении студентки стали считаться
«нигилистками»; представители власти видели в этом устремлении признаки
протеста против существующего строя.
По инициативе передовой общественности стали создаваться специальные
высшие женские курсы и с университетской программой, так с 70-х - 80-х годов
XIX века начался процесс развития системы высшего женского образования в
России.
Систему всех высших учебных заведений России, не только женских,
можно
классифицировать
на
государственные
и
общественно-частные
(негосударственные), которые составляли основную массу.
Первые курсы открылись в Москове и Петербурге (Бестужевские), позднее
к ним добавились курсы в Варшаве, Казани, Одессе, Томске, Харькове, Тифлисе,
Новочеркасске. Создавались они на основе историко-филологических и физикоматематических факультетов и готовили в основном учительниц для средней
школы88.
Высшее медицинское образование до открытия в 1872 г. профессором В.И.
Герье курсов «для приготовления ученых акушерок» при Императорской медикохирургической академии русским женщинам можно было получить только за
границей. В 1897 г. в Санкт-Петербурге открылся женский медицинский
институт, и уже в начале XX века они стали появляться в других городах. До
этого времени женщины были лишены права на лечение и занимались только
родовспомоществованием 89.
87
Руднева Я. Б. Русские студентки в университетах Западной Европы во второй половине XIX – начале XX века.
2011. 11 (113). С. 41-42.
88
Гуркина Н.К. Государство и общество в развитии высшего образования в России в начале ХХ века // Труды
Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. 2013. Т. 199. С. 121.
89
Там же. С. 121.
44
В 1903 г. на базе педагогических женских курсов по инициативе
общественности был открыт Женский педагогический институт в Петербурге. В
1906 г. в Петербурге были открыты женские политехнические курсы, лекции на
которых читали профессора Технологического и Политехнического институтов 90.
Многие курсистки (так стали называть женщин проходящих те или иные
курсы) отмечали неустойчивость и нестабильность их материального положения
этих образовательных учреждений. Удостоверения, выдаваемые женскими
курсами, не давали их обладательницам никаких прав, поскольку не были
признаны официально. В.К. Плеве говорил, что высшие женские курсы – это
«частное учебное заведение, не принадлежащее к числу высших учебных
заведений» и что «наименование «высшие» указывает лишь на их более высокий
уровень по сравнению с женскими гимназиями»91.
Этот факт делает очевидным желание женщин учиться именно в
университетах, но сама эта идея вызывала сильнейшее противостояние со
стороны правительства и консервативной части российского общества. Главным
образом они указывали на то, что доступ к нему подорвет семейные устои и
отрицательно скажется на нравственности женщин 92.
Несмотря на успех и социальную значимость высших женских курсов,
государственная политика продолжала оставаться противоречивой по этому
вопросу. Так, в 1886 г. в условиях политической реакции прием курсисток во все
созданные женские высшие учебные заведения был приостановлен. Александр III,
учитывая необычайные усилия общественности по их поддержанию, дал согласие
на возобновление их работы в 1889 г93.
Революцией 1905-1907 гг. можно отчертить новый этап в решении вопроса
о женском высшем образовании. В это время «женский вопрос» ставился
либерально-демократической общественностью в один ряд с насущными
политическими требованиями. Уже осенью 1905 г. российские университеты
90
Там же. С. 121-122.
Иванова З. С. Жизнь и министерство народного просвещения // Женский вестник. 1910. № 9. С. 163.
92
Макарий. Слова, речи и беседы. Вып. 3. - Томск, 1904. С. 357-382.
93
Патрикеева О.А. Курсистка или вольнослушательница Университета: выбор россиянок в начале ХХ столетия //
Вестник МГГУ им. М.А. Шолохова. 2012. №2. С. 41.
91
45
наряду
со
студентами-мужчинами
стали
принимать
и
женщин-
вольнослушательниц, так женщины официально приступили к занятиям в
университетах
94
государственных
.
Вышло
новое
Бестужевских
положение,
курсов,
для
подтверждающее
них
было
статус
составлено
соответствующее штатное расписание и финансирование95.
В январе 1910 г. были опубликованы «Временные правила о допущении к
экзаменам
в
испытательных комиссиях при
университетах
посторонних
слушательниц университетов, коим по Высочайшему повелению 29 октября 1908
года разрешено закончить начатое образование»96. А законом от 19 декабря 1911
г. программы негосударственных женских курсов официально признавались
равнозначными университетским и их выпускницам разрешалось проходить
«окончательные испытания» в государственных комиссиях при университетах
наравне с выпускниками-мужчинами. Сдав экзамен курсистки получали диплом и
могли пользоваться «всеми правами и преимуществами, предоставляемыми
дипломами
соответствующих
мужских
учебных
заведений,
кроме
прав
служебных и сословных» 97. Этот закон стал значительным шагом вперед в деле
разрешения женского вопроса в России, но не делал женщин равноправными
студентками.
В начале века появились частные вузы для «лиц обоего пола». Наиболее
популярным среди них был основанный в 1907 г. Психоневрологический
институт по инициативе выдающегося ученого-психиатра В.М.Бехтерева. Он
характеризовал его как: «ученое и высшее учебное заведение, имеющее целью
разработку и распространение знаний в области психологии и неврологии, а
также сопредельных с ним наук» 98. В его задачи входила подготовка педагогов
средней школы, юристов, врачей-психиатров и неврологов.
Таким образом, учреждения высшего женского образования на начальном
этапе своего становления не представляли слаженной системы в организационно94
Покровская М.И. О допущении женщин в русский университет // Женский вестник. 1911. № 2. С.34.
Мартыненко Н.К. Указ. соч. С. 215.
96
Патрикеева О.А. Указ. соч. С. 45.
97
Там же. С. 45.
98
Гуркина Н.К. История образовательных учреждений в России (Х - ХХ века). СПб, 2012. С. 40.
95
46
правовом плане, но ее основы были заложены. Специализация высших женских
курсов
в
основном
образованием.
C
ограничивалась
точки
зрения
педагогическим
профессиональной
и
гуманитарным
специализации,
среди
учреждений высшего женского образования конца XIX - начала XX вв. можно
выделить
следующие
группы:
педагогические;
медицинские;
сельскохозяйственные и инженерно-промышленные высшие женские учебные
заведения. В начале XX века, значительно преодолев общественное мнение,
женщины
составили
существенную
часть
всероссийского
школьного
и
студенческого контингента.
2.3.Профессиональная реализация женщины и сферы использования
женского труда во второй половине XIX в.
До начала ХХ в. возможности женщин профессионально себя реализовать в
той или иной сфере были крайне ограничены. Эта сторона «женского вопроса»
выступала не менее парадоксальной нерешенностью, сложилась ситуация, при
которой женщины не располагали законным правом на труд.
В уставе о гражданской службе статьей 156 категорично отмечалось: «На
канцелярские и другие должности во всех правительственных и общественных
учреждениях, где места предоставляются по назначению от начальства или по
выборам, воспрещен прием женщин даже и по найму». Но не во всех сферах
государственной деятельности можно было обойтись без участия женщин,
поэтому в 157 статье этого же Устава допускала их привлечение на службу в
женские благотворительные, медицинские, образовательные и в некоторые другие
учреждения
государственного
контроля,
почтово-телеграфного
ведомства,
адресных столах полицейских подразделений 99 . Но только по вольному найму
«без предоставления им каких-либо прав и преимуществ, государственной
службой приобретаемых, а равно и права замещения штатных должностей», не
признавая за ними, таким образом, полноправных государственных служащих100.
99
Гарбуз Г. В. Женщины на государственной службе в России в начале ХХ в. // Известия высших учебных
заведений. Поволжский регион. 2009. № 2 (10). С. 23.
100
Полянский, А. Русская женщина на государственной и общественной службе / А. Полянский. М., 1901. С.1.
47
Следует
отметить
противоречивость
данной
политики.
В
период
модернизации привлечение образованных женщин на государственную службу
могло стать способом решения создавшейся кадровой проблемы на низших
звеньях государственного управления, так как продворянская ориентация в этом
случае себя не оправдывала, а наличие квалифицированных кадров на этом
уровне
было
необходимо.
Руководители
различных ведомств
стали
по
собственной инициативе привлекать женщин к работе в них, создавая ситуацию
необходимости определения их правового статуса на этих должностях.
Причины важности пересмотра устоев в этом вопросе изложены в письме
чиновника особых поручений при
МВД А. Г. Кондратьева директору
департамента общих дел МВД А. Д. Арбузову. По мнению его мнению, практика
привлечения
женского
труда
может
быть
продуктивнее
мужского,
но
существующий порядок «ставит их в положение каких-то париев в ряду прочих
служащих и принижает личное достоинство выдающихся работниц перед
малопригодными к делу лицами мужского пола»101.
Так, в 1909 г. под руководством А. Д. Арбузова была создана специальная
комиссия, коротая главной задачей ставила: выяснить размеры применения
женского труда в подведомственных учреждениях и отношение их руководителей
к вопросу о рациональности привлечения женщин на государственную службу и
их правовом статусе.
По ее данным на службе в местных учреждениях МВД состояли 1459
женщин102. В семи административных территориях их не было вовсе 103. Эта цифра
сравнительно мала с общим с общим количеством служащих, но важна сама
тенденция.
Определяющую
роль
продолжали
играть
личное
отношение
руководителей к этому вопросу и местные традиции. Например, в казацких
областях и национальных окраинах женщины принимались реже.
Комиссией отмечалось различное их социальное происхождение, с
преобладанием выходцев из среды разночинцев и достаточно высокий их уровень
101
РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 103. Л 1.
Там же. Л. 68 об.
103
Там же. Л. 68, 70.
102
48
образования (среднее и незаконченное среднее образование). Лица с высшим
образованием почти не встречались или оно ими было получено за границей,
поскольку
в
России
женское
высшее
образование
было
практически
недоступным. Основными занимаемыми постами стали должности: писцов,
канцелярских
регистраторов,
служителей,
и
даже
делопроизводителей,
классных
чиновников:
столоначальников.
Не
архивариусов,
все
имели
постоянного жалованья, в остальных случаях оно соответствовала нормам,
существовавшим для низших служащих провинциальной администрации. В
отношении целесообразности привлечения женского труда из 94-х опрошенных
только десять высказались против этого104.
Итогами работы комиссии стали решения: узаконить допуск женщин на
службу с предоставлением им всех служебных прав, кроме права производства в
классные чины и награждения орденами; право на получение пенсии, которое
сохранялось и в случае замужества; право занимать должности во всех
подразделениях МВД, кроме губернских и уездных по воинской повинности
присутствий и низших полицейских учреждений; допускалось замещение
женщинами штатных должностей в канцеляриях до VII класса включительно. Но
была определена квота - не более 20 % женщин к общему числу служащих в том
или ином учреждении105.
В конце XIX – начале XX вв. участилась практика единоличного владения
женщиной или группой женщин торговым домом или ее нахождение на посту
главы правления акционерной компании. Предпринимательская среда была
относительно отрешенна от предрассудков. Она и сейчас является одной из
немногих областей относительно «равных возможностей», а в условиях сложной
иерархичной структуры российского общества она становилась наиболее
благоприятной для женщин средних и низших слоев населения, получивших
104
105
Там же. Л. 38-60.
Там же. Л. 62.
49
реальную возможность самостоятельно заниматься не только частной мелкой
торговлей, но и открывать весьма крупные предприятия 106.
Обратным был процесс адаптации женщин в медицинском сообществе.
Многие были убеждены, что «порядочный фельдшер может лечить лучше,
нежели самая ученая женщина-врач»107. Первые женщины - врачи до 1883 г. не
были включены в списки врачей, работали без официального документа и часто
без оплаты108.
Повелением Государя с 1883 г. им было официального разрешено занимать
должности врача в женских учебных заведениях, но в каждом отдельном случае
на это требовалось разрешение МВД. В 1895 г. было принято «Положения о
Санкт-Петербургском женском медицинском институте», в связи с чем был снят
ряд ограничений в отношении женщин-врачей и решением Государственного
Совета диплом «Женщина - врач» давал право свободной практики109.
В сфере образования в XIX — начале ХХ вв. женщинам доступны были
профессии домашних наставниц и домашних учительниц, наделяющие их правом
поступления на государственную службу. В остальных случаях установленный
для учителей-мужчин порядок поступления на должности учителей гимназий,
прогимназий, городских, уездных и приходских училищ на женщин-учителей не
распространялся 110.
В начале XX в. стало наблюдаться постепенное уравнивание в служебных
правах учителей мужчин и женщин. Прежде всего, это коснулось женщин с
высоким уровнем образования. В 1901 г. им было позволено, при наличии
высшего образования, преподавать в старших классах женских гимназий, с
предоставлением всех служебных и пенсионных правами (последние — при
106
107
Вахромеева О.Б. Указ. соч. С. 72.
Покровская М. И. Как я была городским врачом для бедных (Из воспоминаний женщины-врача). СПб, 1903. С.
24.
108
Хасбулатова О.А. Опыт и традиции женского движения в России (1860-1917). Иваново, 1994. С. 24.
Руднева Я.Б. Из истории высшего женского образования в Российской Империи во второй половине XIX –
начале XX века (по материалам Казанского учебного округа) // Известия саратовского университета. 2012. Т. 12.
Вып 3. С. 101.
110
Еремина Е. А. Законодательное регулирование поступления на гражданскую службу в государственной системе
просвещения Российской империи в XIX - начале XX века // Изд-во Российского государственного
педагогического университета (РГПУ). 2013. №159. С. 116.
109
50
наличии звания домашней наставницы и учительницы). В 1906 г. им стало
доступно, преподавание общеобразовательных предметов в четырех младших
классах мужских средних учебных заведений и во всех классах языки, но только
по найму. Это было исправлено уже в 1911 г. Теперь закон позволял им
официально занимать должность учительницы средних учебных заведений и
уравнивал их с учителями-мужчинами в вознаграждении111.
В начале XX в. стал актуальным новый вопрос в регулировании женской
трудовой деятельности: о занятии женщин адвокатской практикой. Он был
обусловлен тем, что в 1910 г. в Петербурге Бестужевские курсы впервые в России
выпустили дипломированных женщин - юристов.
По мнению А. Ф.Кони, к началу XX в. сложилась потребность российского
общества в допущении женщин в адвокатуру. Он считал, что женщина-адвокат
смогла бы внести положительные изменения в эту: «Женщина не будет сидеть в
трактирах, не будет в закоулках писать полуграмотных прошений. Она явится с
юридическим образованием, которого частные ходатаи не имеют, и эту
ближайшую к народу адвокатуру подымет технически и морально» 112.
Вопрос этот нашел свое освещение еще в 1897 г. в рамках заседания
Высочайшей учрежденной комиссии по пересмотру устройства адвокатуры.
В рамках выбранной темы внимания заслуживает особое мнение Н.Н.
Мясоедова. Он выступал за разрешении женщинам получать звание частного
поверенного, аргументы его в эту пользу были следующими: 1) если на момент
проведения судебных реформ государственная мера о недопущении женщин в
адвокатуру была обусловлена состоянием общества, то спустя 25 лет она являлась
явно устаревшей; 2) к началу XX века уровень общего образования и умственного
развития женщин существенно возрос. Из его утверждений следовало, что
целесообразно допустить женщин к этим полномочиям 113.
111
Там же.С. 121.
Кони А.Ф. Собрание сочинений. М., 1968. Т. 4. С. 441.
113
Особое мнение одного из членов комиссии по ст. 406-19 УСУ //Высочайше учрежденная при министерстве
юстиции комиссия для пересмотра законоположений по судебной части. Обсуждение вопроса об изменениях в
устройстве адвокатуры. Приложение № 7 Журнала МЮ. СПб, 1897.
112
51
Но такого мнения придерживались далеко не все. Так, голосованием
Государственного Совета в 1913 г. был отклонен законопроект «О допущении лиц
женского пола в число присяжных и частных поверенных»114.
Следующие изменения последовали с принятием положения Совета
министров от 8 февраля 1917 г., было утверждено допущение женщин к занятию
и временному исправлению некоторых должностей по ведомству Министерства
юстиции 115 . Дальнейшие перемены во взглядах законодателей на этот вопрос
последовали после Февральской революции.
Главным направлением модернизационного курса страны после отмены
крепостного права о второй половине XIX - начале XX вв. было развитие
капиталистического способа производства, оно сопровождалось ускоренными
темпами роста промышленности, созданием большого числа предприятий. Это
послужило началом формирования
значительной, но вместе с тем низшей
категории работников в российской фабрично-заводской системе - женщин –
работниц.
Уставом о промышленности 1893 г. отменял наличие особого позволения
супруга при найме замужних женщин. Фабричные законы начала XX в. имели
некоторые оговорки по поводу привлечения женщин к труду на предприятии. Они
не должны были работать между девятью часами вечера и пятью часами утра на
следующих
производствах:
хлопчатобумажных,
полотняных,
шерстяных,
льнопрядильных, льнотрепальных и смешанных тканей. Для них также не
допускался ночной труд в заведениях, занимающихся обработкой джута, пеньки,
шелка, на спичечных фабриках, по производству плавленых масс, в макальном
отделении и сушильне. Если по каким-либо причинам предприятию становилось
необходимым привлечь лиц женского пола к ночному труд, то на следующий
день они выходили на работу не ранее полудня. Особые ограничения были
114
Тимофеев В.В. Проблемы женской адвокатуры в России в конце XIX - начале XX веков // Марийский
юридический вестник. 2002. Т. 1. Вып. 2. С. 94.
115
Высочайше утвержденное 8 февраля 1917 г. положение Совета Министров о допущении лиц женского пола к
занятию и временному исправлению некоторых должностей по ведомству Министерства юстиции //Журнал
Министерства юстиции.1917. № 2-3. С. 51.
52
установлены для женщин в губерниях Царства Польского, где им воспрещалось
заниматься подземными работами в рудниках, копях и каменоломнях 116.
Обновленный в 1913 г. Устав о промышленном труде повторял ряд ранее
принятых законов, но статьей 65 определял, что на горных заводах и промыслах
женщины не должны были допускаться к ночным работам и к работам внутри
рудников117.
В целом российское законодательство не предусматривало регулирование
ряда вопросов связанных с физическими особенностями женского организма, в
частности, правовое положение женщин до и после родов.
В это время в западноевропейских странах произошли уже некоторые
изменения. Английское законодательство, например, предусматривало не только
сокращение рабочего времени для женщин или ограничение использования их
труда на некоторых производствах, но и устанавливало недопущение их до
работы в течение четырех недель после родов. Во Франции многие вопросы
регулировались внедрением инспекции труда с 1874 г., включившей в свой состав
инспекторов и инспектрис 118.
В России аналогичные органы были созданы в 1882 г. Результатом их
работы за 1900 г. стало выявление 18 234 правонарушений, из которых 236 были
связаны с нарушением правил о труде малолетних, подростков и женщин 119.
Оплата труда лиц женского пола была сравнительно ниже. Это было
следствием сложившихся в стране культурно-образовательных условий. Им не
доставало
профессиональной
подготовки.
По
данным
«Статистического
ежегодника» 1909 г. в империи было 32,6% грамотных мужчин и только 13,7%
грамотных женщин, это не могло позволить преодолеть низкий технический
уровень «женской дешевизны» на производстве 120.
116
Ярмонова Е.Н. Формирование трудовой дееспособности женщин (конец XIX – начало XX века) // Юридическая
наука. 2013. Вып. 2. С. 7.
117
Там же. С. 7.
118
Там же. С. 7.
119
Там же. С. 8.
120
Вахромеева О.Б. Указ. соч. С. 75.
53
Крестьянский труд все еще оставался одним из основных, а крестьянка была
незаменимой рабочей силой в сельском хозяйстве.
В 1906 г. профессиональные интересы женщин впервые стала отстаивать
одна из первых политических женских партий в России - Женская прогрессивная
партия. Ей стали акцентироваться многие вопросы, необходимые для смены вех
по отношению к «женскому миру» России. Главным образом внимание было
обращено на их правое положение, просвещение в своих правах, ломке
сложившихся в обществе стереотипов. Также в сферу своих прерогатив она
внесла решение вопросов трудоустройства, выработки законопроектов об
улучшении гигиены, условий жизни, государственного страхования служащих,
прислуги, ремесленниц. Партия занялась такими серьезными проблемами как торг
женщинами и отменой врачебно-полицейского надзора за проституцией,
ходатайствовала о предоставлении женщинам избирательных прав 121.
Появившиеся первые специфические женские журналы, такие как:
«Женский вестник», «Союз женщин», «Работница» добавили в политическую
картину начала XX в. тезисы о положении и роли женщины в российском
обществе.
О предоставлении женщинам достойных рабочих мест и о снижении числа
женщин, в виду их отсутствия, занимающихся незаконными видами деятельности
стали заботиться различные общественные женские организации. Так, при
поддержке Русского женского взаимноблаготворительного общества действовал
Клуб портных и модисток; в Обществе охранения здоровья женщин в С.Петербурге популяризировались идеи гигиены и физической культуры; Общество
поощрения женского профессионального образования и Общество поощрения
женского ремесленного образования в С.-Петербурге ставили перед собой
просветительские цели122.
К началу XX в. новым пунктом в нерешенности «женского вопроса» стала
обозначаться проблема охраны материнства. В либеральных кругах принимались
121
122
Там же. С. 72.
Там же. С. 74.
54
попытки
образовать
«Союз
охраны
материнства»
с
целью
поднять
в
Государственной Думе вопрос об интересах матерей-работниц и матерейкрестьянок. Так как, единственное что предусматривали законодатели в этом
плане это: «во-первых, во время беременности не надрываться и, во-вторых,
чтобы акушерская помощь не являлась для них исключительной» 123.
Не имея серьезных законодательных основ в этой области, положение
женщин-рожениц и матерей в системе общественных отношений сильно
осложнялось, и было опасным для их здоровья и здоровья детей.
С учреждением в 1913 г. «Всероссийского попечительства об охране
материнства и младенчества» стало проектироваться создание детских приютов,
яслей, центрального института материнства и младенчества для теоретического и
практического изучения правильных приемов по уходу за детьми.
Таким образом, во второй половине XIX - начале XX вв. вопросы
предоставления
мужчинами
в
женщинам
Российской
профессиональной
Империи
реализации
и
равного
положения
защищенности
в
с
сфере
использования женского труда, в виду либерализации российского общества и
слабой
заинтересованность
государства
в
их
разрешении,
приобрели
политический характер.
2.4.Политические и социальные права женщины в Российской империи
пореформенного периода: пути из реализации
Либеральным толком реформ второй половины XIX в. были заложены
основы для развития гражданского общества в России, это предполагало
равенство в правах всех его членов. Демократизация политических систем
развитых странах ставила на повестку дня вопрос о наделении женщин
Российской Империи политическими правами наравне с мужчинами.
Женщины не могли лично участвовать в сословных (дворянских) или
земских собраниях, реализовать свои избирательные права она могла только через
123
Новикова А. А. Деятельность государственных и общественных организаций в области охраны материнства в
конце XIX – начале XX века // Известия ПгПу им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 865.
55
доверенных лиц - близких родственников мужского пола. Такое же действовало
при выборах в Государственную Думу.
В конце XIX - начале XX вв. не было единой тенденции в решении этого
вопроса. Революционные партии предполагали полное равноправие, либеральные
- в общем не отвергали, но считали преждевременными такие шаги. В целом сама
эта мысль не могла долго получить популярность и в среде всех слоев населения
не только России124.
Ученый – правовед М.Н. Гернет отмечал, случайный характер требований
женщин равноправия, и серьезного внимания это не привлекало со стороны
мужчин - законодателей125.
В заметках Лили Браун по этому вопросу содержатся упоминания об
осуждении вступление женщины на арену общественной и политической
жизни126.
Впервые на государственном уровне «женский вопрос» был поставлен в
1906 г. в I Государственной Думе в рамках подкомиссии по вопросу о женском
равноправии под председательством юриста Л.И. Петражицкого, активного
сторонника эмансипации женщин. Выдвигаемый документ получил название
«Основные положения законов гражданских о гражданском равенстве»127.
Профессор Л.И. Петражицкий в работе «О женском равноправии» изложил
свою прогрессивную точку зрения на этот вопрос. Он писал о том, что:
«современная
культура
России
требовала
предоставления
женщинам
политических, т.е. общественных, прав и обязанностей» 128.
В 1907 г. специальной комиссии II Государственной Думы и специальной
комиссией, созданной под началом Союза равноправия женщин, были подробно
рассмотрены «Основные положения», в результате чего появился первый проект
124
Вострикова В. В. Проблема равноправия женщин в политической жизни: дискуссия в либеральной среде (19051907) / В. В. Вострикова // Государственная дума Российской империи: традиции прошлого и настоящего. Пенза,
2006. С. 184.
125
Гернет М. Н. Равенство. СПб, 1917. С. 28
126
Браун Л. Женщины и политика. СПб, 1905. С. 16
127
Вахромеева О.Б. Указ.соч. С 81.
128
Петражицкий Л.И. О женском равноправии. Речь, произнесенная в Государственной Думе 6 июня 1906 г. Пг.,
1915. 3, 16.
56
закона о гражданском равноправии женщин и сравнительная таблица изменений,
дополнений и отмен в действовавших законах129.
Но эта работа была лишь выполнением инструкции, авторы законопроекта
не ставили целью установление справедливости в правовом поле по «женскому
вопросу». Ряд вопросов ими упускался, но важна сама тенденция. Первый его
пункт провозглашал новый общественный принцип: «Лица женского пола
пользуются равными с лицами мужского пола правами». Второй пункт
устанавливал активные и пассивные избирательные права женщин в «выборных
общегосударственных, местных, общественных и иных». С третьего по пятый
пункт определялось равенство женщин и мужчин в занятии государственных,
общественных и выборных должностей. С шестого по девятый пункт говорилось
о праве женщин на равное с мужчинами получать специальное, низшее, среднее и
высшее образование. Десятый пункт касался равенства в вопросах наследства 130.
Но в российском обществе начала XX в. неоднозначно понимались понятия
права и свободы равных между собой людей, политическое равенство и поэтому
оно стало возможно лишь в 1917 г., в условиях смены политического курса.
Все
изменения,
произошедшие
в
пореформенный
период
стали
возможными во многом благодаря общественной инициативе и российскому
женскому движению в частности. Свое развитие оно получило преимущественно
в высших слоях общества, носило в целом прозападный характер и являлось
разновидностью феминизма.
Первой его ячейкой стал женский кружок М. В. Трубниковой, принявшей
участие в создании воскресных школ в Петербурге в 1859 г. Возникший в этом
кружке
«женский
триумвират»
(Н.В.
Стасова,
М.В.
Трубникова,
А.П.
Философова) на многие годы стал его инициативным центром. Они прилагали
значительные усилия к созданию общенациональной женской организации Всероссийский женский совет.
129
130
Вахромеева О.Б. Указ. соч. С. 82.
Там же. С. 82.
57
В условиях первой российской революции апреле 1905 г. в Москве
образовался «Союз равноправности женщин» («Всероссийский союз равноправия
женщин»), который провел 1-й Всероссийский съезд женщин, но с поражением
революции он распался. Им были заложены основы для образования «Женской
прогрессивной партии» и издание журнала «Женский вестник»131.
Основной организацией женского движения осталось «Русское женское
взаимноблаготворительное общество» (РЖВО). Оно подготовило и провело в
декабре 1908 г. 1-й Всероссийский женский съезд.
Он приобрел огромный резонанс, так как именно он презентовал новую
политическую силу - общероссийское женское движение, сплачивающееся под
идеями феминизма. Реакция политиков, прессы были самые разные: от
восторженных до презрительных. Лидером черносотенцев В.М. Пуришкевичем
были посланы личные письма оскорбительного характера его руководителям:
А.П. Философовой, М.И. Покровской, А.Н. Шабановой. Подав на него в суд, А.П.
Философова выиграла дело, что дало новый огонь руководительницам съезда и
подтверждало их мнение об изменившемся общем воззрении на женщин.
О.А. Хасбулатова выделяет следующие направления Российского женского
движения:
 либерально-демократическое, или реформистское, включающее в себя
женские организации с задачей достижения равноправия женщин в
общественной
жизни
и
выбирали
государственные
реформы
основным средством её осуществления;
 социал-демократическое направление характеризовало стремление к
более радикальным переменам. Как писала одна из лидеров
направления
революционерка
А.М.
Колонгай:
«добиваться
разрешения женского вопроса, значит, добиваться замены старого
мира новым миром общественного труда, братской солидарности и
радости свободы»;
131
Масалкина Д. А. Журнал «Женский вестник» (1904–1917) о правах женщин. 2012. №1 (44). С. 42.
58
 отдельным
направлением
выделяются
женские
общества,
образованные по национальному признаку. Сфера их деятельности
распространялась на благотворительность, развитие образования,
поддержку армии в годы I Мировой войны. Национал-патриотическое
направление женского движения функционировало автономно от
других132.
Поэтому есть все основания причислить их к прогрессивным социальным
движениям.
Следствием женского движения в Российской Империи во второй половине
XIX - начала XX вв. стало формирование нового типа российской женщины,
которую отличали стремление к полезной общественной деятельности и
профессиональному труду, преданность выбранному делу, жажда знаний,
инициативность.
А
их
объединение
для
защиты
своих
интересов
свидетельствовало о становлении ново самосознания.
Таким образом, XX в. начертил важную тенденцию развития гражданского
общества в России и вовлеченности в него все больших слоев населения.
Российская женщина XX в. приобретает все большую социальную значимость.
2.5. «Женский мир» в контексте общественного мнения второй половины
XIX – начале ХХ вв.: социальные коды и этические установки
Происходившие
изменения
в
российском
обществе
закрепили
за
женщинами новые понятия, такие как: нигилистка, вольнослушательница,
курсистка и другие. Российское общество тяжело принимало новые тенденции.
Это можно увидеть в произведениях русских писателей, например, в работах И.С.
Тургенева «Отцы и дети», Н.С. Лескова «Некуда», «Обойденные» и «На ножах»,
А.Ф. Писемского «Взбаламученное море», Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого. В
их повествовании женщина-нигилистка показана либо смешной в глазах
окружающих, либо несчастной.
132
Хасбулатова О.А. Опыт и традиции женского движения в России (1860-1917). Иваново, 1994. С. 59.
59
Интересно отражаются наметившиеся процессы во взглядах философа Н.А.
Бердяева, ему принадлежат слова: «Семейно-родовой взгляд на женщину
признает своеобразие женщины и особенность ее назначения», «пусть женщинам
будет открыт доступ во все сферы жизни, ко всем благам культуры, пусть она
будет образованна, как мужчина, пусть ей даны будут политические права»,
«женское вмешательство есть ограничение власти политики, только тогда начало
женственности становится оригинальным и творческим»133.
Демократически настроенные круги ратовали за полное освобождение
женщины. Нигилисты заняли крайнюю позицию, призывая в корне изменить
статус женщины в обществе. Примером положительного взгляда на новые
тенденции является роман Н.Г. Чернышевского «Что делать?», где главная
героиня Вера Павловна воплотила альтернативный путь решения таких насущных
проблем, как родительский деспотизм и неравные браки, выбрав самостоятельный
путь и сделав собственный выбор. Обратный взгляд встречается в произведении
И.С. Тургенева «Отцы и дети», в котором он карикатурно изобразил курящую,
небрежно одетую нигилистку Евдокию Кукшину. Радикальный критик М.А.
Антонович посчитал это несправедливым: «карикатурный образ Кукшиной может
быть использован как орудие для насмешки над всеми передовыми женщинами».
Он заявлял, что, какими смешными и незрелыми ни казались бы прогрессивные
женщины, обычные представительницы высших классов выглядят еще более
нелепо: «Лучше выставить напоказ книгу, нежели юбку», - писал он134.
Анализ работ показывает, что вопрос был действительно насущным,
разногласия по поводу женского вопроса оказали значительное влияние на
русскую культуру, отразились во множестве замечательных произведений
русской литературы и философских трудах, породил серьезные споры.
Добиваясь выравнивания своих прав, женщинам приходилось сталкиваться
с самыми разными ситуациями. Например, в фабрично-заводских коллективах
133
Бердяев Н.А. Метафизика пола и любви // Русский эрос, или философия любви в России. М., 1991. С. 232-256.
Ковальчук Н. М. «Женское» как гендерная проблема в русской литературе и философии XIX—XX вв. //
Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2009. № 4 С. 91—92.
134
60
были распространены случаи ходатайств
об увольнении работниц, успешно
справлявшихся с нормами выработки 135.
Столкновения с общественностью, неустойчивость заработка, тяжелые
условия женского труда, социальная незащищенность оказали непосредственное
влияние на рост проституции. На этой почве стали создаваться общества,
провозглашавшие борьбу с проституцией своей основной целью. Таковым
являлось российское общество защиты женщин (РОЗЖ). Его положение было
официально утверждено 13 января 1900 г. министром внутренних дел Д.С.
Сипягиным. На особенность его специфики и значимость указывал первый
параграф его устава: «...содействие предохранению девушек и женщин от
опасности быть вовлеченными в разврат и возвращению уже падших женщин к
честной деятельности». Общество выступало организатором судебных процессов
по искам о защите женской чести. РОЗЖ имело девять филиалов в России и
сотрудничало с международными женскими объединениями 136.
Ситуация была опасна тем, что само законодательство не достаточно полно
рассматривало эту общественную проблему. Закон от 25 декабря 1909 г. говорил
об отмене врачебно-полицейского надзора за проституцией и был направлен
против сутенеров и сводников, но оставил в стороне вопрос о законности
официально
зарегистрированных
домов
терпимости.
Таким
образом,
на
проституцию продолжали смотреть как на одну из сфер занятости женщины 137.
Программными
заявлениями
РОЗЖ
стала
резолюция
Первого
всероссийского съезда по борьбе с торгом женщинами и его причинами,
прошедшего в 1910 г. в Петербурге. Главными требованиями стали: охраны
женского труда; введения государственного страхования всех работниц, живших
своим трудом и вырабатывавших менее определенной суммы годового дохода;
учреждения женской фабричной инспекции во всех отраслях промышленности;
отмены всех ограничений, стеснявших женщин в пользовании общегражданскими
135
Вахромеева О.Б. Указ. соч. С. 79.
Мартыненко Н.К. Цели, задачи и структура российского общества защиты женщин в начале XX в. // Вестник
ТГУ. 2008. Вып. 4 (60). С. 36-37.
137
Вахромеева О.Б. Указ. соч. С. 78.
136
61
правами и унижавших ее человеческое достоинства; охраны материнства и
детства; привлечения женщин-работниц к участию в профессиональных,
культурных и других общественных организациях; обязательного всеобщего
обучения и устройства разного рода просветительских учреждений (библиотек,
рабочих клубов, театров и др.)138.
Многие из благотворительных обществ для не допущения попадания
женщин в проституцию, помогали им деньгами, приискивали места работы,
заботились о детях и т. д.
Княгиня М.Г. Долгорукова стала инициатором на основе РОЗЖ создания
отдела расследования истинного положения нуждавшихся в помощи женщин.
После проведенного расследования нейтрализовывалась причина поставившая
женщину в безысходное положение. Как правило, ежегодно отделом оказывалась
помощь до 350 женщинам, в том числе денежная на сумму более 700 руб.
На основе
высочайшего утверждения от 25 декабря 1909 г. В 1910 г.
комитет РОЗЖ образовал «Отдел борьбы с вовлечением женщин в разврат»,
занимающийся преследованием лиц, подозреваемых в сводничестве и получении
наживы от содействия проституции.
Члены отдела предупреждения считали, что гораздо важнее в деле спасения
«уже погубленных или погибающих меры предупреждающие». Так был
образован отдел предупреждения под председательствованием графини С.В.
Паниной. Отдел выполнял задачу недопущения состояния крайней нужды,
толкающей женщину на путь развратного промысла. Главным образом это
касалось женщин и девушек приезжавших из провинции в города на заработки,
они нуждались в недопущении складывания ситуации безвыходности, особенно
оказаться без места жительства. Отделом были организованы «дешевые
помещения» - временные общежития с недорогой столовой. Их попечительницей
стала фрейлина государынь-императриц М.А. Сабурова139.
138
139
Там же. С. 78.
Мартыненко Н.К. Указ. соч. С 41.
62
Так общественные организации в форме обществ и союзов закладывали
фундамент системы социально-правовой защиты, решали задачи повышения
культуры.
Таким образом, роль и место женщин в социальном пространстве
Российской Империи в последней трети
XIX – начале XX вв. оставались
противоречивыми, «женский вопрос» стал одним из волнующих широкую
общественность, главным образом, интеллигенции. Во многом благодаря именно
ее инициативе переосмысление женского положения стало реальностью,
преобразилась и значительно демократизировалась российская система права.
В институтах первичной социализации, как и в самом обществе,
заканчивалась эпоха патриархальных обычаев и взглядов на правовое положение
женщин. Стали заметнее тенденции к построению эгалитарной модели семьи.
Женское образование и профессиональная реализация стали одними из сложных
вопросов в процессе трансформации российского общества. Большими усилиями
инициативной его части, были приняты законодательные акты подтверждающие,
например,
право
женщин
на
высшее
образование
и
на
возможность
профессионально самореализоваться. В контексте этих изменений росла женская
грамотность и осознание своих возможностей. Приобретала свои черты
политическая и общественная активная позиция. Сформировались невозможные
до этого периода женские партии, общества, главной целью которых стало
улучшение положения женщин Российской Империи.
63
ГЛАВА 3. ВЕЛИКИЕ КНЯЖНЫ КАК ЧАСТЬ ДОМА РОМАНОВЫХ:
МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ, СОЦИАЛЬНЫЙ ОБЛИК,
ПОВСЕДНЕВНОСТЬ
3.1.«Придворная педагогика» и особенности процесса социализации в
великокняжеской среде в конце XVIII - XIXвв.
Становлением педагогики как научной дисциплины происходит в эпоху
Екатерины II, которая причину всех пороков видела в недостатке воспитания. По
сути, Екатерина становится создателем нового идеала воспитания. Екатерина II
явилась ярким примером просвещенного монарха-философа и педагога. Она
предпринимала
создание
национальной
системы
начального
и
среднего
образования (при этом следует учитывать его сословный характер), которая
должна была приучить воспитанников быть полезными гражданами. Однако
воспитание и образование великих князей и княжон происходило по своей
определенной модели.
В XVIII в. в текстах о воспитании акцентировалось внимание на
формировании
нравственных
качеств
и
интеллектуальных
сил.
Ценой
некомпетентного правления был крах государства.
Опираясь
на
единомышленников
педагогические
Екатерины
II,
принципы
Панин,
Лейбница,
разработал
один
план
из
привить
представителям правящего дома идею долга и гражданские добродетели. Проект
Панина
предусматривал
воспитание,
основанное
на
политической
нравственности, отводя небольшое значение религии (религии отводились скорее
формально религиозные рамки).
Общее руководство воспитанием и образованием великих князей и
отдельных
княжон
осуществлял
генерал-адъютант,
подполковник
л.-гв.
Семеновского полка граф Н.И. Салтыков. Князь И.М. Долгоруков отмечал, что
граф любил только себя и не способен был благодетельствовать.
64
Еще одним воспитателем и учителем представителей правящего дома можно
считать Екатерину II.
Последняя давала следующие наставления: во всех
сложных и затруднительных делах ссылаться на установленные законы,
налаживать с иностранными государствами мирные отношения, обходиться с
ними учтиво, но не позволять вмешательства во внутренние дела и избегать
военных действий. По поводу неизбежности войны писала: «не избегай ее со
стыдом, не покажи ни в каком случае боязливость надейся на Бога, у тебя
подданные храбрые и смелые пренебрегающие трусливых, ты же должен нравом
своим себя привести в почтение и любви»140.
Екатерина сама занялась проектами воспитания великих князей и княжон в
соответствии с идеалом гуманного правителя, свойственным Просвещению.
Императрица написала «Бабушкину азбуку», проникнутую педагогическими
идеями просветителей. Она излагала свои мысли, касающиеся здоровья и его
сохранения, развития умственных способностей, а также учтивости и накопления
знаний.
На экземпляре «Телемака» она сформулировала ряд максим, в которых
подчеркивала стоические принципы сдержанности и самоконтроля: «Будьте
мягки, человеколюбивы, доступны, сострадательны и либеральны» 141. В течение
всего своего царствования Екатерина в беседах как с Александром, так и с
другими великими князьями и княжнами защищала идеи Просвещения, читала и
объясняла им «Декларацию прав человека».
С середины 80-х гг. XVIII в. резко возрастает влияние как воспитателя и
учителя известного швейцарского просветителя господина Фредерика Сезара
Лагарпа, приглашенного ко двору по протекции барона Ф.М Гримма. Следует
отметить тот факт, что Лагарп разрабатывает оригинальную методику занятий и
уделял значительное внимание, прежде всего великому князю Александру
Павловичу, но при этом его «метода» активно использовалась и в отношении
других представителей правящего дома.
140
141
РГИА. Ф.878. Оп.1. Д. 557.
Уортман Р.С. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. М., 2002. Т.1. 608 с.
65
В данном случае целесообразно обратится к «Записке…» Лагарпа, поданной
Екатерине II. В ней он писал, что человек, связанный с управлением государством
должен быть не физиком, натуралистом или юристом, а только «честным
человеком и просвещенным гражданином»142. Он будет использовать свои знания,
чтобы осознать обязанности человека, отвечающего за судьбу миллионов. Лагарп
объяснял в своей записке, что философия поможет понять человеческие
общества, научит осознавать, что люди изначально равны. Чтобы достичь
добродетели управляющий государством человек должен изолироваться от своего
окружения и посвятить себя прилежному, уединенному труду. Лагарп надеялся,
что философские принципы и исторические примеры станут тем руководством,
которое позволит его воспитанникам избежать традиционных моделей поведения.
Лагарп учил понятию высшего разума, который поведет философскую элиту
к естественному закону. Он знакомил с понятием Монтескье об «истинной
монархии», правящей на основе неизменных учреждений и законов, соблюдаемых
правителем при осуществлении власти.
Применительно к Александру и Константину он составил значительный
список книг для чтения, который впоследствии использовался и отношении
других представителей династии. Основная часть книг была посвящена античной
истории и философии. Лагарп рекомендовал много историй древнего мира,
классических и новейших авторов, произведения греческих и римских поэтов, с
указанием, какие части латинских текстов надо прочесть в оригинале. Вписаны
были и многие книги по новой истории почти всех европейских стран. Лагарп
особо настаивал на «богатстве наций», говоря, что данный труд поможет понять
все, что касается мануфактур, ремесел, коммерции и налогообложения. Он также
рекомендовал сочинения Цицерона об обязанностях человека «Опыт истории
гражданского
общества»
Фергюсона,
Монтескье,
Мабли
и
Руссо.
Он
рекомендовал даже собрание речей, произнесенных в английском парламенте.
Примечательно, что духовным наставником великих князей и княжон был А.
Самборский, учивший их религии гуманности и разума, что в свою очередь
142
Там же. С. 40.
66
дополняло
республиканизм
Лагарпа.
В
результате
часть
представителей
правящего дома, воспитанный в традициях энциклопедистов,
приобрела
космополитическое мировоззрение. В период правления Александра I и в начале
царствования Николая I религиозная жизнь российского императорского двора в
полной мере воспроизводила традиции формальной религиозности эпохи
Екатерины Великой.
Лагарп также настаивал на необходимости знания нескольких иностранных
языков. Необходимость их изучения нескольких языков была составляющей
нормой дипломатической практики XVIII - начала XX вв. В XVIII в. в основу
филологического образования было положено прямое общение с носителями
языка, которых зачисляли в штат представителей правящего дома. Начало этой
практике было положено при дворе Екатерины.
Как показывают архивные данные, изучение французского языка проходило
следующим
образом:
«…для
приучения
к
явственному
произношению,
заставляли читать часто и громко: переменяя содержания чтений и преподавая
чувствовать необходимость сообразовать с ними и различныя наклонения
голоса»143. Они были «…также упражняемы в переводе и сочинении, сколь часто
обстоятельства времени позволяли, и им поручалося самим отдавать письменной
отчет о некоторых предметах учения их, а особливо об Исторических и
Географических чтениях» 144. «Что касается до Грамматических наблюдений, то до
сих пор довольствовалися только теми, к которым подали повод чтения и записки.
А для
показания
каким
образом
изыскивают и открывают различныя
знаменования слов, читаны были многия статьи из собрания синоним Г. Жирарда
и Рубо»145.
Примечательно,
то,
что
правящие
особы
обучались
географии
и
страноведению. Лагарп обращает внимание на то, что «…по окончании многих
преподаваний географии препровожденных рассматриванием карт, планов и
чтением путешествий, зачато снова последнее прохождение, в котором не настоя
143
РГИА. Ф.878. Оп.2. Д.478. Занятия Лагарпа с Александром. С. 56.
Там же. С.54.
145
Там же. С. 76.
144
67
более на топографические сведения и на именование городов и областей и проч.
уже довольно известных из прежних прохождений, за главное намерение принято
подать понятие о всех предметах о которых учит статистика, каковы суть:
количество народа, способ исчислить оное, произведения земли, рукоделья,
торговля, банки, монеты, государственное установление, правительство и
проч»146.
С географией в процессе преподавания Лагарп также связывал обязательное
изучение истории147.
Лагарп обращает внимание на историю ассирийцев, лидян, вавилонян. «Что
касается до Египтян, Персов, Финикиан, то взяты были за основание некоторые
места из Геродота, Диодора Сицилийскаго и Гогетовой книги о происхождении
законов и сравнены с описаниями новейших путешествователей Нибура Волнея и
Савария» 148 . Довольно подробно он останавливается на греческой истории:
«начале войны пелопонесской, Анталкидовым миром, битвою Херсонейскою,
Разделом владычества Александрова и взятием Коринфа», «начало было сделано
чтением Гиллиса, который кончит сочинение свое царством Александра великого
и разделом владений его»149.
Из европейских стран Лагарп обращал внимание на изучение истории
Польши, Пруссии, Дании, Швеции, Венгрии, Богемии и Голландии. «При
Испании и Португалии, необходимость требовала начертать происхождение
владычества Арапов и главныя преобращения онаго. Мимоходом коснулися
Италии, Франции и Англии. Но более остановилися над Немецкою землею.
Надлежало обратиться к преселениям варваров восточных и северных, с третьяго
века по десятой. Назначили путь их и заметили главныя происшествия их
истории, убегая темноты, которая особливо покрывает сию Эпоху. Записки,
писанныя о сем великими князьями, с поспешностию проходят царствования
королей франков перваго поколения и становятся подробнее при появлении меров
146
Там же. С. 78.
Там же. С. 77.
148
Там же. С. 80.
149
Там же. С. 81-82.
147
68
палатных и при возшествии Карловингов. Раздробление владычества франков при
сих последних потребовало сочинения многих изображений исторических и
родословных, которые способствовали выходу из сего лабиринта. Наконец при
помощи сочинений учёного Питтера, Шмидовой истории Немцов и Пфеффелева
хронологического сокращения, важнейших переобращений Немецкой Земли
изображены, по порядку царствований до Иосифа I. Вмещались также
отступления о происшествиях соседственных земель: что необходимо нужно
было для совершеннаго разумения Немецкой истории»150.
Что касается преподавания русской истории и русской географии у правящих
особ, то при Екатерине II они проходили на немецком языке, под руководством
учителя Г. Гакмана.
Началом служили предварительные понятия о древнем состоянии России.
Упомянуты были странствующие народы империи. Но большее внимание было
обращено на северные народы славенского и чудского племени, также были
обозначены и описаны их нравы и быт.
Продолжая Российскую историю, великие князья изучили происхождение
государства и происходившие войны со степными народами, южными ордами и
Императорами Константинопольскими. Они прошли подробности междоусобных
войн, обращая внимание на успехи просвещения некоторых государей.
В изучении географии России особое внимание уделялось особенностям
климата, свойствам земли, описанию городов.
Изучение немецкого языка проходило по историческим и географическим
книгам Форстера, Шпренгеля и Архенгольц 151.
С Самборским представители правящего дома обучались Закону Божьему. В
праздничные и воскресные дни практиковались в чтении Катехизиса и Евангелия
с толкованием и приложением на славянском языке на Российской.
По понятным причинам все представители правящей династии, как по
мужской, так и по женской линии, получали домашнее образование. В первой
150
151
Там же. С. 85-86.
Там же. С. 12.
69
половине XVIII в. оно носило фрагментарный характер или являлось результатом
самообразования. Начиная с внуков Екатерины II, домашнее образование
принимает системный характер в духе новаций, привнесенных в систему
образования России И.И. Бецким и Ф.-С. Лагарпом.
После гибели Павла I стратегия воспитания великих князей и княжон стала
полностью определяться вдовствующей императрицей Марией Федоровной. При
этом молодой император Александр I практически не проявлял интереса к своим
младшим родственникам.
Личности воспитателей и педагогов детей императорской семьи,
внесшие те или иные корректировки в их процесс обучения, показательны.
«Если мы дорожим памятью людей, гражданская деятельность которых могла
влиять на одну какую-либо часть Государственного управления и стараемся
объяснить себе те внутренние побуждения, которые руководили ими в
постоянном стремлении к благу общественному, то можно ли оставаться
равнодушными к памяти человека, которому Государь-Отец поручает
воспитание своего сына-Наследника»152.
3.2.Великие княжны, как особая социальная микросреда: идентификация
социальной позиции, особенности социализации (образование, воспитание)
Вполне объясним тот факт, что история имеет интерес к людям, которые в
силу своего положения влияли на ее ход. Это, как правило, высокопоставленные
члены общества, например, в Истории России это могут быть: императоры,
наследники престола, великие князья. И совсем мало нам известно о характере,
интересах и пристрастиях тех, кто был им близок, кто разделял с ними судьбы –
жены, дочери, сестры – императрицы, великие княгини и княжны. Не многие из
них являются центральными фигурами мемуаров и исследований, а вместе с тем
их судьбы не исчерпываются несколькими яркими событиями, например,
замужеством или рождением ребенка.
152
РГИА. Ф.1101. Оп.1. Д.606. Воспоминание о Карле Карловиче Мердере. С.3.
70
Период с 1881 по 1917 гг. затрагивает годы жизни двадцати семи женщин,
носивших титулы великой княгини или княжны, две их них стали императрицами
Российской Империи.
Это были частные родовые титулы женщин Императорской Фамилии и
были сопряжены с формой обращения «Ваше Императорское Высочество».
Великими княжнами по Учреждению об Императорской Фамилии от 2 июля 1886
года считались по праву рождения дочери императора, а так же внучки по
мужской линии, то есть дочери великих князей. Он за ними сохранялся до
замужества. До 1886 года, по учреждению от 5 апреля 1797 года, он принадлежал
еще и правнучкам императора. Титул великой княгини присваивался женам
великих князей153.
По указу от 1866 г. был создан новый семейный кодекс, согласно которому
супругами членов императорской фамилии могли стать только лица из
суверенных главенствующих княжеских домов, принадлежавших к христианским
конфессиям. Перед вступлением в брак невесты наследников российского
престола обязательно должны были перейти в православие, на будущих жен
великих князей это не распространялось 154.
Указом Священного синода Русской Православной Церкви от 19 января
1850 г. для всех слоев общества в России, в том числе лицам императорской
фамилии, близкородственные браки до 4-ой степени родства были запрещены.
Однако династические браки все-таки заключались между довольно близкими
родственниками. Особое разрешение Священным синодом было дано на брак
между великим князем Александром Михайловичем и великой княжны Ксении
Александровны155.
Фактически в конце XIX в. гражданские браки в царской семье стали
совершаться очень часто, а к началу XX в. и морганатические. Это послужило
поводом для проведения «Семейных Совещаний» и указом императора Николая II
153
Соловьев Б.И. Русское дворянство. СПб, 2003. С. 153, 161.
Танаков А. Как рожали русские царицы. Акушерские истории династии Романовых. СПб., 2011. С. 19.
155
Там же. С. 20.
154
71
от 11 августа 1911 г. великим княжнам, как и князьям, запрещалось вступать в
брак с лицами не имеющих соответствующего достоинства 156.
В приведенной ниже таблице представлен полный список великих княжон и
княгинь правящего дома Романовых периода: 1881 - 1917 гг. (см. таблица № 1).
Таблица № 1
Список великих княгинь и княжон правящего дома Романовых 1881-1917 гг.
ФИО
(годы
жизни)
Мария
Основная
информация
о
социальном
статусе
персоналии
Принцесса из германского владетельного дома Мария
Федоровна
София
Фредерика Дагмар Датская, после замужества
(1847-1928)
российская
цесаревна
великая
княгиня,
императрица.
Родилась в г. Копенгагене.
Вторая дочь принца Шлезвиг-Голштейн-ЗонденбургГлюксбургского, позднее короля Дании Христиана IX (18181906) и принцессы Луизы Вильгельмины Гессен-Кассельская
(1817-1898).
20 сентября 1864 была помолвлена со старшим сыном
имп. Александра II цесаревичем великим князем Николаем
Александровичем
(1843-1865).
После
скоропостижной
кончины жениха была помолвлена с его младшим братом
наследником цесаревичем великим князем Александром
Александровичем (1854-1894). Необычайно счастливый и
гармоничный брак.
12 октября 1866 г. перешла в православие.
В
браке
с
будущим
имп.
Александром
Александровичем; дата заключения 28 октября 1866 г.
Дети Марии: имп. Николай II (1868-1918), вел. кн.
Александр Александрович (1869-1870), вел. кн.
156
Там же. С. 24.
Георгий
72
Александрович (1871-1899),
вел.
Александровна (1875-1960),
вел.
Александрович (1878-1918),
вел.
кн.
кн.
Ксения
Михаил
кн.
Ольга
Александровна (1882-1960).
Александра
Принцесса из германского владетельного дома Аликс
Федоровна
Виктория
Елена
Бригитта
Луиза
Беатриса
Гессен-
(1872-1918)
Дармштадтская, после замужества российская цесаревна
великая княгиня, императрица. Родилась в г. Дармштадте.
Четвертая
дочь
великого
герцога
Людвига
IV
Гессенского и Рейнского (1837-1892) и великой герцогини
Алисы урожденной принцессы Великобритании (1843-1878),
второй дочери английской королевы Виктории.
Перешла в православие 21 октября 1894 г.
В браке с имп. Николая II; дата заключения 14 ноября
1894 г.
Дети: вел. кн. Ольга Николаевна (1895-1918), вел. кн.
Татьяна
Николаевна
(1897-1918) ,
Николаевна (1899-1918), вел. кн.
(1901-1918),
наследник
вел.
кн.
Мария
Анастасия Николаевна
цесаревич
вел.
кн.
Алексей
Датская,
после
Николаевич (1904-1918).
Александра
Принцесса
Греческая
и
Георгиевна
замужества российская великая княгиня. Родилась на о.
(1870-1891)
Корфу.
Старшая дочь греческого короля Георга I(1845-1913) –
брат имп. Марии Федоровны и русской великой княжны,
королевы греческой Ольги Константиновны (1851-1926). Оба
были прямыми потомками Николая I.
В браке с вел. кн. Павлом Александровичем (18601919); дата заключения 5 июня 1889 г. «Брак этот был очень
73
счастливым»
по
свидетельству
генера-адьютанта
А.А.
Мосолова.
Дети:
вел.
кн.
Мария (1890—1958)
и
вел.кн.
Дмитрий (1891—1942).
Александра
Принцесса
Иосифовна
Александра
(1830-1911)
Елизавета
из
германского
Фредерика
Генриетта
Саксен-Альтенбургская,
владетельного
дома
Паулина
Марианна
после
замужества
российская великая княгиня. Родилась в Альтенбурге.
Младшая дочь герц. Иосифа Саксен-Альтенбурского,
герц. Саксонского (1789—1868) и урожденной принцессы
Амалии
Терезы
Вюртембергской
Луизы
Вильгельмины
–
(1799—1848)
Филиппины
племянница
Марии
Федоровны (супруга имп. Павла I).
В браке с вел. кн. Константином Николаевичем (18271892); дата заключения 30 августа 1848 г. Супруги были
троюродными братом и сестрой. Семейная жизнь омрачилась
появление второй семьи и спруга.
Дети: вел. кн. Николай (1850-1918), вел. кн. Ольга
(1851-1921), вел. кн. Вера (1854-1912), вел. кн. Константин
(1858-1915), вел. кн. Дмитрий (1860-1919), вел. кн. Вячеслав
(1862-1879).
Александра
Принцесса
Александра
Фридерика
Вильгельмина
Петровна (1838- Ольденбургская, после замужества – российская великая
1900)
княгиня. Родилась в Санкт-Петербурге.
Старшая дочь генерел-адьютанта, члена Госуд. совета
принца Петра Георга (Георгиевича) Ольденбургского (18121881)
и принцессы Терезии Вильгельмины Фридерики
Изобеллы Шарлотты Нассау-Вейс-Бургской (1817-1871),
правнучки императора Павла I.
74
26 декабря 1855 г. перешла в православие.
В браке со своим троюродным братом вел.кн.
Николаем Николаевичем (старшим); дата заключения 25
января 1856 г. Брак состоялся по желанию родителей
великого князя. Семейная жизнь сложилась неудачно.
Супруг завел побочную семью с артисткой балета, и 03
ноября 1889 г. с согласия имп. Александра III А. П. приняла
монашество под именем Анастасия.
Дети: вел.кн. Николай Николаевич (младший) (18561929) и вел.кн. Петр Николаевич (1864-1931).
Анастасия
Великая княжна, после замужества великая княгиня,
Михайловна
герцогиня Макленбург-Шверинская.. Родилась в Петергофе,
(1860-1922)
все детство провела в Тифлесе.
Единственная
Николаевича
дочь
великого
(1832-1909) и великой
князя Михаила
княгини
Ольги
Федоровны (1839-1891), внучка Николая I и двоюродная
сестра Александра III по мужской линии.
В браке с наследным принцем, позднее герцогом
Мекленбург-Шверинским Фридрихом Францом III (18511897); дата заключения 12 января 1879. Брак состоялся из
династических соображений. Супруг приходился великой
княжне троюродным племянником, их общим предком был
российский император Павел I.
Дети в браке: Александрина (1879—1952), Фридрих
Франц IV (1882—1945), Цецилия (1886—1954).
Сын
от
В.
А.
Пальтова
(1874—1944)
Алексис
Луи (1902—1976), граф де Венден.
Анастасия
Николаевна
Анастасия (Стана) Петрович-Негош
принцесса
черногорская, после первого замужества -
герцогиня
75
(1867-1935)
Лейхтенбергская, второго - российская великая княгиня.
Родилась в Цетинье, Черногория. Воспитана была в России.
Третья дочь князя (с 1910 короля) Черногории Николая
I Петровича Негоша (1841-1921) и княжны Милены Вукотич
(1847-1923).
В браке с членом Российского императорского дома,
Светлейшим
князем
Георгием
Максимилиановичем
Романовским, герцогом Лехтенбергским (1852-1912); дата
заключения 16 августа 1889 г. 10 ноября 1906 г. супруги
развелись.
Второй брак с разрешения имп. Николаем II состоялся
29 апреля 1907 г. с вел. кн. Николаем Николаевичем
младшим.
Дети от первого брака: кн. Сергей и кн. Елена пр.
Лихтенбергские. Второй брак остался бездетным.
Анастасия
Великая княжна. Родилась в Петергофе.
Николаевна
Четвертая младшая дочь имп. Николая II (1868-1918) и
(1901-1918)
имп.
Александры
принцессы
Аликс
Федоровны
Виктории
(1872-1918)
Елены
урожденной
Бригитты
Луизы
Биатрисы Гессен-Дармштадская.
Вера
Великая княжна, после замужества – великая княгиня,
Константиновна герцогиня Вюртембергская. Родилась в СПб.
(1854-1912)
Младшая
дочь
великого
князя Константина
Николаевича (1827-1892) и великой княгини Александры
Иосифовны (1830-1911), внучка императора Николая I.
В браке с герцогом Вильгельмом Евгением Августом
Георгом Вюртембергским (1849-1877); дата заключения 26
апреля 1874 г.
Перешла в лютеранство в марте 1909.
76
Дети: принц Карл Евгений (1875-1875), принцесса
Эльза (1876-1936), принцесса Ольга (1876-1932).
Виктория
Принцесса Виктория-Мелита Саксен-Кобург-Готская,
Федоровна
великая герцогиня Гессенская и Прирейнская в первом браке
(1876-1936)
и российская великая княгиня во втором браке. Ролилась в
Ла Валетте, о. Мальта.
Вторая дочь Альфреда Эрнста Альберта (1844-1900),
принца Великобританского, герцога Эдинбургского, герцога
Саксен-Кобург-Готского (второго сына британской королевы
Виктории) и вел. княгини Марии Александровны (1853-1920)
(дочь имп. Александра II).
В браке с великим герцогом Эрнестом Людвигом
Гессен-Дармштадским, который состоялся по настоянию
родственников 07(19) апреля 1894 и уже в 1901 был
расторгнут.
25.09(08.10).1905 вступает против желания и без
разрешения Николая II в брак с великим князем Кириллом
Владимировичем.
В феврале 1907 перешла в православие.
Дети: принцесса Елизавета от первого брака (18951903), второй ребенок умер вскоре после рождения в 1900 г.
Во втором браке: княжна императорской крови Мария (19071951), княжна императорской крови Кира (1909-1967),
великий князь Владимир.
Екатерина
Михайловна
(1827-1894)
Великая княгиня, герцогиня Мекленбург-Стрелицкая.
Родилась в СПб.
Третья дочь великого князя Михаила Павловича (17981849) и великой княгини Елены Павловны (1806-1873),
внучка имп. Павла I, правнучка Екатерины II, с которой ее
77
впоследствии и сравнивали.
В браке с с герцогом Георгом августом Эрнстом
Адольфом Карлом Людвигом (Георгием Георгиевичем)
Мекленбург-Стрелицким (1824-1876); дата заключения 04
февраля 1851.
Дети: герцог Николай (род и умер 1854), герцогиня
Елена (1852-1936), герцог Георг (1859-1909), Герцогиня
Мария-Фредерика (родилась и умерла 1861), герцог Михаил.
Елена
Владимировна
(1882-1957)
Великая княжна, после замужества великая княгиня,
принцесса Греческая и Датская. Родилась в Царском селе.
Единственная
дочь
великого
князя
Владимира
Александровича (1847-1909) и великой княгини Марии
Павловны, герцогини Мекленбург-Шверинской (1854-1920),
внучка имп. Александра II, племянница Александра II,
двоюродная сестра Николая II.
В браке
со своим троюродным братом принцем
Николаем Греческим (1872-1938); дата заключения 16(29)
августа 1902. По мнению современников их брак был
счастливым.
Дети:
принцесса
Ольга
(1903-1997),
принцесса
Елизавета (1904-1955), принцесса Марина (1906-1968).
Елизавета
Принцесса Елизавета Августа Мария Агнесса Саксен-
Маврикиевна
Альтенбкргская из германского владетельного дома, после
(1865-1927)
замужества – российская великая княгиня. Родилась в г.
Альтенбурге.
Дочь принца Морица Саксен-Альтенбергского (18291907), правнук Павла I, двоюродный брат великой княгини
Александры Иосифовны и принцессы Августы Луизы
Саксен-Мейнингенской (1843-1919).
78
В браке с троюродным братом великим князем
Константином Константиновичем (поэт «К.Р.») (1858-1915);
дата заключения 15.04.1884. Семейная жизнь сложилась
счастливо.
В православие не переходила.
Дети : князь Иоан (1886-1918), князь Гавриил (18871955), княжна Татьяна 1890-1918), князь Константин (18921914), князь Олег (1892-1914), князь Игорь (1894-1918),
князь Георгий (1903-1938), княжна Наталья (родилась и
умерла в 1905), княжна Вера (1906-2001).
Елизавета
Принцесса Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-
Федоровна
Дармштадтская из германского владетельного дома, после
(1864-1918)
замужества – российская вкликая княгиня. Родилась в г.
Дармштадте.
Вторая из пяти дочерей великого герцога Людвига IV
Гессенского и Рейнского (1837-1892) и великой герцогини
Алисы, урожденной принцессы Великобританской (18431878), второй дочери английской королевы Виктории.
Старшая сестра имп. Александры Федоровны.
В браке с великим князем Сергем Александровичем
(1957-1905); дата заключения 03.06.1884 г. Общие предки —
Вильгельмина
Баденская
и
прусский
король Фридрих
Вильгельм II.
13.04.1891 перешла в православие.
Детей не было.
Ксения
Великая княгиня. Родилась в СПб.
Александровна
Старшая дочь имп. Александра III (1845-1894) и имп.
(1875-1960)
Марии Федоровны (1847-1928). Сестра имп. Николая II.
В браке с вел. кн. Александром Михайловичем (1866-
79
1933), ее двоюродный дядя; дата заключения 25.07.1894. С
1920 года проживали раздельно.
Дети: княжна Ирина (1895-1970), князь Андрей (18971981), князь Федор (1898-1968), князь Никита (1900-1974),
князь Дмитрий (1901-1980), князь Ростислав (1902-1978),
князь Василий (1907-1989).
Мария
Великая княжна, после замужества - герцогиня Саксен-
Александровна
Кобургская-Готская и Эдинбургская, российская великая
(1853-1920)
княгиня. Родилась в СПб.
Единственная дочь имп. Александра II (1818-1881) и
имп.
Марии
Александровны
(1824-1880),
урождённой
принцессы Максимилианы Вильгельмины Августы Софии
Марии Гессенской и Прирейнской. Любимица отца.
В браке со вторым сыном английской королевы
Виктории
-
принцем
Вилекобританским
Альфредом
Эристом Альбертом, герцогом Эдинбургским, герцогом
Ольстерским и Кентским, великим герцогом Саксен-КобургГотским (1844-1900); дата заключения 11.04.1874 вступила в
брак. Брак не был счастливым.
Дети:
принцесса
принц
Мария
Альфред
Александра
Александр
(1874-1899),
Виктория
(1875-1938),
принцесса Виктория Мелита (великая княгиня Виктория
Федоровна) (1876-1936), принцесса Александра Луиза Ольга
Виктория(1878-1942),
принцесса
Беатриса
Леопольдина
Виктория (1884-1966).
Мария
Георгиевна
(1876-1940)
Принцесса Греческая и Датская, после замужества
российская великая княгиня. Родилась в Афинах.
Вторая из трех дочерей греческого короля Георга I
(1845-1913) и королевы Ольги Константиновны (1851-1926),
80
российской великой княгини. Правнучка имп. Николая I и
внучка короля Дании Кристиана IX.
Была помолвлена со своим троюродным братом вел.
кн. Георгием Александровичем, который в 1899 г. скончался.
В браке со своим двоюродным дядей великим князем
Георгием Михайловичем (1863-1919); дата заключения
30.03.1900 г. Брак из политических соображений. Второй
брак состоялся 16.02.1922 с греческим вице-адмиралом
Периклом Иоанидисом (1881-1965), титул великой княгини
больше не использовала.
Дети:
от
первого
брака
две
дочери
княжны
императорской крови Нина (1901-1974) и Ксения (19031965).
Мария
Великая княжна. Родилась в Петергофе.
Николаевна
Третья дочь имп. Николая II (1868-1918) и имп.
(1899-1918)
Александры Федоровны (1872-1918) урожденной принцессы
Аликс Виктории Елены Бригитты Луизы Биатрисы ГессенДармштадская.
Мария
Павловна
Герцогиня из
германского
владетельного
дома
Александрина Элизабета Элеонора Мекленбург-Шверинская
старшая (1854- Мекленбург-Шверинская Мария, после замужества русская
1920)
великая княгиня. Родилась в г. Шверине.
Единственная
дочь
великого
герцога Мекленбург-
Шверинского Фридриха Франца II (1823-1883) и урожденной
принцессы Августы Матильды Вильгельмины Рейсс-ШлейцКестрицской (1822-1862).
В
браке
с
великим
князем
Владимиром
Александровичем (1847-1909); дата заключения 16.08.1874 г.
Семейная жизнь по свидетельствам протекала вполне
81
благополучно.
10.04.1908 перешла в православие.
Дети: великие князья Александр (1875-1877), Кирилл
(1876-1938), Борис (1877-1943), Андрей (1879-1956), великая
княжна Елена (1882-1957).
Мария
Павловна
младшая (18901958)
Великая княжна, после замужества великая княгиня,
герцогиня Зюдерманландская. Родилась в СПб.
Дочь великого князя Павла Александровича (18601919) и великой княгини, греческой принцессы Александры
Георгиевны (1870-1891). Внучка Александра II по отцовской
линии и праправнучка Николая I по материнской линии.
В первом браке с принцем Карлом Вильгельмом
Людвигом Шведским, герцогом Зюдерманландским (18841965); дата заключения 20.04.1908. Развелись 28.05.1914.
Во втором браке с князем Сергеем Михайловичем
Путятиным
(1893-1968);
дата
заключения
06.09.1917.
Супруги также развелись 29.04.1923.
Дети: от первого брака - принц Ленарт, гр. Барнадота
(1909-2004); от второго – князь Роман Сергеевич Путятин
(1918-1919).
Милица
Черногорская княжна из династии Петрович-Негош,
Николаевна
после замужества российская великая княгиня. Родилась в г.
(1866-1951)
Цетинье.
Вторая дочь черногорского князя Николы I Петровича
Негоша (1841-1921) и Милены Вукотич (1847-1923). Сестра
великой княгини Анастасии Николаевны.
В браке с великим князем Петром Николаевичем
(1864-1931); дата заключения 26.07. 1889 г.
Дети:
княжна
Марина
(1892—1981),
князь
82
Роман (1896—1978), княжна Надежда (1898—1988), княжна
Софья (родилась и умерла в 1898).
Ольга
Александровна
(1882-1960)
Великая княжна, после замужества великая княгиня.
родилась в Петергофе.
Младшая дочь имп. Александра III и имп. Марии
Федоровны. Сестра имп. Николая II.
В первом браке c принцем Петром Александровичем
Ольденбургским (1868-1924); дата заключения 27.07.1901.
Брак оказался неудачным и был расторгнут 27.08.1916.
Во
втором
браке
с
офицером
Кирасирского
полка Николаем Александровичем Куликовским (1881-1959);
дата заключения 04.11.1916.
Дети: от второго брака Тихона (1917-1993) и Гурия
(1919-1984).
Ольга
Великая княжна, после замужества королева Греции,
Константиновна российская великая княгиня. Родилась в г. Павловке.
(1851-1926)
Старшая
Константина
дочь генереал-адмирала
Николаевича
княгини Александры
императора Николая
(1827-1892) и
Иосифовны
I.
великого
(1830-1911).
Бабушка Филиппа,
князя
великой
Внучка
герцога
Эдинбургского — супруга Елизаветы II
В браке с королем Греции Георгом I, по рождению
принцем датским Кристианом Вильгельмом Фердинандом
Адольфом
Георгом
Шлезвиг-Гольштейн-Зондербург-
Глюксбургский (1845-1913); дата заключения 15.10.1867г.
Этот брак был большой дипломатической удачей России, но
несчастьем для О.К.
Дети:
король
Константин
I (1868—1923);
принц
Георг (1869—1957); принцесса Александра, великая княгиня
83
Александра Георгиевна (1870—1891); принц Николай, в
браке с великой княгиней Еленой Владимировной (1872—
1938);
принцесса
Мария,
великая
княгиня
Мария
Георгиевна(1876—1940); принцесса Ольга (родилась и
умерла в 1880); принц Андрей, его сын – принц Филипп –
супруг английской королевы Елизаветы II (1882—1944);
принц Христофор (1888—1940).
Ольга
Великая
княжна,
Николаевна
Вюртембергская,
(1822-1892)
СПб.
Вторая
после
замужества
королева
российская великая княгиня. родилась в
дочь императора Николая
I
(1796-1855) и
императрицы Александры Фёдоровны (1798-1860).
В браке с принцем Карлом Фридрихом Александром
Вюртембергским, позже Карл I король Вюртембергский;
дата заключения 01.07.1846 г.
Детей не имели.
Ольга
Великая княжна. Родилась в Царском Селе.
Николаевна
Старшая дочь имп. Николая II (1868-1918) и имп.
(1895-1918)
Александры Федоровны (1872-1918) урожденной принцессы
Аликс Виктории Елены Бригитты Луизы Биатрисы ГессенДармштадская.
Вопрос о замужестве поднимался неоднократно, но
всякий раз безрезультатно. 6 (19) июня 1912 года должна
была
состояться помолвка великого
Павловича.
Во
время Первой
князя
мировой
Дмитрия
войны имелся
неосуществлённый план брака Ольги с румынским принцем
(будущим Каролем
II).
В
январе 1916
года кандидатура Великого князя Бориса Владимировича
была отвергнута.
84
Ольга
Принцесса из старинного германского владетельного
Федоровна
дома Цецилия Августа Баденская,
после замужества
(1829-1891)
российская великая княгиня. Родилась в г. Карлсруэ.
Младшая дочь великого герцога Леопольда Баденского
(1790-1852) и принцессы Софии Вильгельмины Шведской
племянница
(1801-1865),
императрицы Елизаветы
Алексеевны.
В браке с великим князем Михаилом Николаевичем
(1832—1909); дата заключения 16.08.1857 г.
Перешла в православие 03.08.1857.
Дети: великий князь Николай (1859—1919, великая
княгиня
Анастасия (1860—1922),
великий
князь
Михаил (1861—1929), великий князь Георгий (1863—1919),
великий
князь
Александр (1866—1933),
великий
князь
Сергей (1869—1918), великий князь Алексей (1875—1895).
Татьяна
Великая княжна. Родилась в Петергофе.
Николаевна
Вторая дочь имп. Николая II (1868-1918) и имп.
(1897-1918)
Александры Федоровны (1872-1918) урожденной принцессы
Аликс Виктории Елены Бригитты Луизы Биатрисы ГессенДармштадская.
Сын сербского короля Петра I князь Александр (18881934) по некоторым данным мог стать женихом Татьяны
Николаевны.
Источники: Федорченко
В.И.
Российский
Императорский
Дом
и
европейские монархии. – М., Красноярск, 2006. 606 с.; Кузьмин Ю. А. Российская
императорская фамилия (1797-1917). Биобиблиографический справочник. Изд. 2е, доп. и испр. СПб, 2011. 440 с.
85
Каждая из женщин имела свой социальный облик, свой опыт социализации
в новой среде и багаж мировоззренческих установок первичной среды
воспитания.
Несомненными лидерами общества были императрица Мария Федоровна и
великая княгиня Мария Павловна – старшая. Императрица Мария Федоровна
была глубоко любима и почитаема в самых широких общественных кругах
России. По отзывам современников, она была властной женщиной, но любезной и
простой в обращении
157
. Мария Павловна старшая заслужила репутацию
передовой женщины, считавшейся с условиями времени, она состояла в
переписках и окружала себя видными деятелями. Двор ее первенствовал в
Петербурге. В царствование Николая II прозвучала фраза: « Вот кому бы быть у
нас царицей!»158.
Активные позиции также занимали черногорские принцессы Милица и
Стана. Они играли весьма заметную роль в аристократических кругах СанктПетербурга и отличались особой политической активностью159.
Екатерина Михайловна по свидетельству А.А. Половцова «добрейшая, но
скучнейшая…черезвычайно тяжеловесная», консервативных взглядов. В записях
А.Н.Бенуа она упоминается, как «дама строгая…очень следившая за соблюдением
своих прерогативов», к ее мнению прислушивались члены царствующего Дома 160.
Бесспорно, любимицей всего света и широких слоев общества стала
Елизавета Федоровна. Словами великого князя Александра Михайловича
выражается общее мнение о княгине: «редкая красота, замечательный ум, тонкий
юмор, ангельское терпение, благородное сердце…» 161.
Обо всех остальных княжнах мы встречаем, в основном, лестные отзывы.
Например, о Виктории Федоровне великий князь Кирилла Владимировича сказал:
«редко встречаются люди, наделенные всеми щедротами души, ума и физической
157
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 121.
Федорченко В.И. Указ. соч. С 116.
159
Струнина Н.Г. Милица Николаевна и Анастасия Николаевна Романовы: от черногорских княжон до великих
княгинь при дворе Николая II // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2013. Т. 15. №5.
С. 39.
160
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 77.
161
Там же. С. 87.
158
86
красоты»162. А о дочери Александра III- Ольге Александровне от великого князя
Александра Михайловича известны следующие строки: «Самые заклятые враги
династии не могли сказать ничего кроме самого хорошего…»163.
Как бы это не звучало странно, но императрица Александра Федоровна не
была популярной, а ее природная застенчивость, как отмечает фрейлина баронесса Буксгевден, была неправильно истолкована и воспринималась за
чрезмерную
гордость.
Сама
императрица
поделилась
с
ней
словами,
описывающими ее чувства, когда она находится в центре всеобщего внимания: «Я
становлюсь немой, видя ряд из шестидесяти дам, обращенных ко мне» 164 . А
многие ее стремления, например, в практичном, как было свойственно ей,
преобразовании
благотворительных
структур
встречали
не
одобрение
и
добавляли проблем с «большими дамами». Г.И. Шавельский отмечал, что
императрица «всегда серьезная, с постоянным оттенком грусти… Впервые
видевшие ее восторгались ее величием»165.
Стоит
отметить,
что
ее
отличительная
от
Марии
Федоровны
непопулярность могла быть связана с совершенно разными условиями прибытия в
Россию. Мария Федоровна была намного дольше знакома с обществом и
придворной жизнью до воцарения супруга, а Александра Федоровна, можно
сказать, «действовала вслепую», не успев заручиться поддержкой и узнать двор,
она стала императрицей, как только переехала в Россию.
Александра Петровна в императорской фамилии и дворцовом обществе не
нашла себе места, придворная жизнь ее тяготила, а встречавшийся с ней С.Ю.
Витте писал: «прекрасной души, очень почтенная и неглупая…была большая
ханжа»166.
162
Там же. С. 55.
Воррейс Й. Последняя Великая княгиня: [ Об Ольге Александровне, 1882-1960: Главы из кн. канад.
журналиста]: Перевод с англ. // Звезда. 1998. №9. С. 107.
164
Буксгевден С.К. Жизнь и трагедия Александры Федоровны, Императрицы России. Воспоминания фрейлены в
трех книгах. М., 2012. С. 623.
165
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 31.
166
Там же. С. 28.
163
87
В упоминаниях отмечается весьма сложный нрав у Ольги Федоровны. У
императора Александра III имеется запись: «Ольгу Фёдоровну все признают
умною женщиной. В чём же выражается этот ум? Сплетничает и читает
пустейшие романы, а никаким серьёзным делом заниматься не хочет». Ее
скверный характер, хитрость, бессердечность и амбициозность подчеркивается и
в других воспоминаниях. Она, по словам А.А. Половцева: «возбудила против себя
всеобщее нерасположение». Но также имеется и противоположные упоминания,
например, из дневников того же А.А.Половцева можно привести такие строки: «Я
защищаю память Ольги Федоровны от обвинений толпы. Она исполняла свой
долг и была лишь невоздержанна на язык»167.
В повседневной жизни многие уделяли время искусству или ему
покровительствовали. Например, музыкальными склонностями отлилась Ольга
Николаевна (дочь Николая II), по замечаниям преподавателей, обладала
абсолютно правильным слухом и могла сыграть все что угодно на слух. А Ольга
Александровна рисовала и позднее выставляла свои работы. В 1902 году она
поступила в художественную студию пейзажиста К.Я. Крыжицкого
Александра Иосифовна в течение многих лет возглавляла
168
.
Имп. Русское
музыкальное общество. Императрица Александра Федоровна так же хорошо
играла и брала уроки пения. У Анастасии Николаевны (дочери Николая II)
отмечали театральный талант. Мария Николаевна по заметкам Буксгевден имела
бесспорный талант к рисованию. Виктория Федоровна и Елизавета Федоровна так
же
любили
искусство
и
рисовали.
Екатерина
Михайловна
устраивала
музыкальные вечера и концерты, брала уроки рисования у И.Н. Крамского. Мария
Павловна старшая немало сделала для развития и пропаганды отечественного
искусства, была президентом Имп. Академии художеств. Почитательницей
искусства и любительницей творчества М.Ю. Лермонтова была и Ольга
Константиновна169.
167
Там же. С. 165.
Рожков А. Ольга: [О судьбе великой княгине Ольги Александровны, 1882-1960] // Нева. 1993. № 2. С. 270.
169
Логинов Д. Королева из России: Ольга Константиновна Романова, дочь вел. кн. Константина, внучка рус.
императора Николая I // Смена. 2015. № 12. С. 10.
168
88
Получив все хорошее образование, некоторые сохранили серьезный интерес
к науке. Милица Николаевна была женщиной с широкими интеллектуальными
интересами, хорошо знала восток, говорила на персидском языке, а также читала
и переводила книги по философии и религии 170 .
Императрица Александра
Федоровна увлекалась философией и теологией, с юных лет она проявляла
интерес
к
«сухим»
работам.
И
имела
степень
доктора
философии
Гейдельбургского (Кембриджского) университета 171 . Екатерина Михайловна и
Мария
Павловна
старшая
на
протяжении
всей
жизни
проявляли
любознательность, желание учиться и совершенствоваться 172.
Так же основной их деятельностью была благотворительность. Ими немало
уделялось внимания детям, например, внимание Александры Иосифовны было
приковано к детям-бродягам 173 . Ольга Александровна занималась вопросами
предотвращения
детской
смертности
и
родовспоможения
174
.
Елизавета
Маврикеевна возглавляла совет детских приютов 175 . Ольгу Николаевну (18221892)
в
Вюртемберге
называли
«великим
мастером,
виртуозом
благотворительности», она занималась организацией помощи раненым, вязала и
шила для бедных 176 . Сестрам Александре Федоровне и Елизавете Федоровне
матерью с детства были привиты стремления доставлять людям радость, с ней
они с юных лет посещали больница и готовили подарки для бедных и делали это
и потом 177 . Александры Петровны, по ее словам, восприняв от родителей
стремление помогать, так же осуществила определенный вклад в развитие
медицинской помощи нуждающимся людям в стране. В конце XIX - начале ХХ
170
Струнина Н.Г. Указ. соч. С. 36.
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 31.
172
Там же. С. 84, 115.
173
Кузьмин Ю. А. Указ. соч. С.102.
174
Там же. С. 328.
175
Там же. С. 168.
176
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 163.
177
Маерова В. Елизавета Федоровна. Биография. М., 2001. С. 26-27
171
89
вв. она стал широко известен своей высокопрофессиональной медицинской
помощью оказываемой населению178.
Великих княгинь заботил вопрос народного и женского образования. Ольга
Федоровна посвятила этому особое внимание, при ее участии существовала
первая осетинская школа для девочек, а в Тифлисе, в значительной степени на
личные средства, она организовала женское училище I-го разряда179. Анастасия
Николаевна (1867-1935) была попечительницей школы, которая предназначалась
для девочек из небогатых семей и должна была давать им общее, а также
профессиональное образование. В этой области отличилась и Екатерина
Михайловна. А Ольга Константиновка открыла медицинские курсы для женщин.
Организация народных ремесленных школ, мастерских и рукоделен также
не оставляли их равнодушными. Императрица Александра Федоровна, отличаясь
особой практичностью, первым делом считала своим долгом ввести в жизнь
женщин света более серьезные интересы. Попыталась создать рабочий союз, где
ведь работа его членов должна была выполнять своими руками. Швейная гильдия
английского образца должна была научить девушек высшего света что-то делать
руками. Настоящим делом Александры Федоровны стала идея создания «Дома
трудолюбия и работы» для бедных. Другой ее заботой стала организация школы
для нянь и сиделок180.
Так же в период конеца XIX - начала XX вв. практика создания
благотворительных учреждений под эгидой представительниц правящего Дома
Романовых только продолжала расширяться и множиться новыми структурами и
различными филиалами в губернских и уездных городах.
Особого внимания заслуживает деятельность княгинь в годы русскояпонской и Великой войны 181. Были приняты такие меры по оказанию помощи
пострадавшим от войны, которые не имели до этого аналогов в истории России.
178
Блохина Н.Н. Великая княгиня Александра Петровна (инокиня Анастасия) и деятельность киевского
покровского моностыря-больницы в конце XIX начале XX века // Казанский медицинский журнал. 2015. Т. 96. №3.
С. 172.
179
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 165.
180
Буксгевден С.К. Указ. соч. С. 637.
181
Блохина Н.Н. Деятельность сестер милосердия дома Романовых в годы Первой мировой войны (к 100-летию
начала Первой мировой войны) // Российский медицинский журнал. 2015. Т. 21. №1. С. 52-56.
90
Во времена русско-японской войны в дворцовом парке впервые в России, по
инициативе Александры Федоровны, было создано учреждение - дом для
искалеченных солдат, названный инвалидным домом, где они обучались разным
профессиям182.
Представительницы правящей династии и сама Императрица с началом
Первой мировой войны оканчивали медицинские курсы и в качестве сестер
милосердия лично промывали раны, перевязывали пострадавших, ассистировали
при операциях. Все они заведовали складами, госпиталями, санитарными
поездами, обществами помощи солдатским семьям.
По словам вел. кн. Кирилла Владимировича: «Даки (Виктория Федоровна)
немало сделала для того, чтобы ее отряд санитарного транспорта стал одним из
лучших вспомогательных служб России»
183
. Ксения Александровна имела
персональный санитарный поезд, с командой которого выезжала на места боевых
действий. Младшие дочери императора шили белье для солдат и их семей,
занималась приготовлением бинтов. В разных городах России по инициативе
Марии Павловны старшей были организованы питательные пункты для
нуждающихся. Она же организатор розыска военнопленных, об улучшении
условий их содержания, комитета по снабжению солдат 184. Ольга Константиновна
приехала в Россию и открыла лазарет для раненых и работала сестрой
милосердия. А в Пирее, где находилась база российского флота, основала военноморской госпиталь185.
Ольга Александровна «всегда одетая как простая сестра милосердия и
разделяя с другой сестрой скромную комнату, она начинала свой день в 7 часов
утра и часто не ложилась спать всю ночь, когда надо было перевязывать вновь
прибывших раненых. Иногда и солдаты отказывались верить, что сестра, которая
182
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 32.
Там же. С. 55.
184
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 116.
185
Логинов Д. Указ. соч. С. 10.
183
91
так нежно и терпеливо за ними ухаживает, была родною сестрою Государя и
дочерью Императора Александра III»186.
11 августа 1914 г. по инициативе Ольги Николаевны был создан и работал
под почетным ее председательством «Особый Петроградский комитет Ее
Императорского Высочества Великой Княжны Ольги Николаевны по оказанию
помощи семьям лиц, призванных на войну» 187.
Другой комитет при личном участии и управлении деятельностью получил
название «Комитет Её Императорского Величества Великой княжны Татьяны
Николаевны для оказания временной помощи пострадавшим от военных
действий». Организация начала активно работать с беженцами, прибывавшими в
столицу188.
Как уже отмечалось со второй половины XIX в. отношение к женщине в
целом изменяется, эти процессы оставили след и на довольно замкнутой и
строгой субкультуре императорского двора. Ко второй половине XIX в.
выделились совершенно новые формы их участия в разных сферах жизни страны,
расширение функций и личного выбора.
Например, интересно отметить трансформацию участия в делах армии.
Одним из самых интересных примеров является шефство великой княгини
Ольги Константиновны. Новаторским выглядит назначение великой княгини
шефом не сухопутного полка, ее интерес к вопросам не женскими по меркам того
времени: устройство кораблей и их назначение, навигация. И свои обязанности
она не ограничивала только парадными и представительскими функциями, как
это было ранее. Офицеры и матросы не просто так видимо называли её
«заступницей русских моряков» 189.
Письмо Николая II к матери от 3 ноября 1914 г., позволяет сделать вывод,
что она имела голос при решении кадровых вопросов в наиболее близких к ней
186
Воррейс Й. Указ. соч. С. 107.
Кадневский В.М. Благотворительность дома Романовых в годы Первой мировой войны // Вестник Ом. Ун-та.
2014. №3. С 111.
188
Там же. С. 111.
189
Черкасская Н. А. Представительницы дома Романовых и институт военного шефства (вторая четверть XIX –
начало XX в.) // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2017. №3 (15). С. 258.
187
92
полках: «В Кавалергардском полку за время войны отношения между
Долгоруковым и всеми офицерами сделались невозможными. Николаша... на его
место предлагает князя
Эристова...
Реши,
как знаешь,
и,
пожалуйста,
телеграфируй мне...»190.
Известно и о политических и дипломатических способностях Императрицы
Марии Федоровны, что встречается в упоминаниях Витте. А Феликс Юсупов
подчеркивал, что «по своему уму и политическому чутью Мария Федоровна
играла заметную роль в делах империи»
191
. В царствование Николая II она
пыталась активно влиять на дела политического и военного руководства страной.
С этого периода в Петербурге заговори о влиянии «женской политики», что
отмечено французским послом в Копенгагине Полем Камбоном
192
. Быть
помощницей императору хотела и Александра Федоровна, Баронесса Буксгевден
упоминает следующие слова императрицы: «Как бы я хотела быть по-настоящему
умной, чтобы оказать Ники реальную поддержку!» 193.
Так же подмечается и необычная политическая активность черногорских
принцесс, их дворы часто служили местом горячих политических споров194. По
замечанию историка Р. Распоповича: великие княгини являлись неофициальными
дипломатическими представителями Черногории в России. Милица постоянно
упоминала о «вопросах важных в глазах своего отца», о «поручении отца»,
«желании отца»195.
Еще стоит сказать об изменении отношения к вопросу замужества. Как
было представлено в таблице, они разводились и выходили замуж по
собственному желанию, заключая также морганистические браки.
Все действия являются отражением определенных мировоззренческих
установок.
190
Там же. С. 259.
Кудрина Ю.В. Указ. соч. С. 134.
192
Там же. С. 247.
193
Русин Д. «Как бы я хотела быть по-настоящему умной, чтобы оказать Ники реальную поддкржку!» // Родина.
2017. № 4. С. 116.
194
Распоповић Р. Милица Николаевна Романова као дипломатски заступник Црне Горе у Русиjи на почетку ХХ
виjека // Црна Гора и Русија. Огледи и есеји. Београд-Подгорица, 2005. С.383.
195
Струнина Н.Г. Указ. соч. С. 38-39.
191
93
О мировоззренческих установках императрицы Марии Федоровны можно
судить по сохранившемуся огромному эпистолярному наследию, имеющему связь
с ее личностью. Первые ученические тетради имеют примечательные записи,
расшифровывающие нравственные устои юной принцессы: «говори всегда
правду», «самые страшные враги человека суть часто его собственные страсти»,
самый великий герой должен быть и самым благородным человеком», «долг
каждого человека любить других людей», «враги не будут опасны нам, если не
кажется изменников между нами», «Сократ обычно говорил, что нет ничего
прекрасного, где нет ничего доброго», «любовь народа есть истинная слава
государя»196.
Елизавета Федоровна по слова Мориса Палеолога «неразрешимая загадка».
Особая жертвенность отмечается во взглядах Елизаветы Федоровны, по ее
словам, в ней можно найти столько успокоения. Вместе с тем в письмах к
Николаю II великая княгиня предстает сторонницей самых жестких и
решительных мер в отношении любого вольнодумства вообще и революционного
терроризма в частности197.
Не малозначимым увлечением для некоторых были мистицизм и спиритизм.
Александра Иосифовна увлекалась столоверчением, много времени проводила за
спиритическими сеансами 198 . Черногорские принцессы Милица Николаевна и
Анастасия Николаевна (1867-1935) верили в существование людей, которые
могут быть связующим звеном между человеком и богом. Они получили немало
обвинений в насаждении и распространении негативного влияния при дворе:
«фанатический
мистицизм»,
спиритизм
и
прочее
199
.
Они
же
стали
«первооткрывателями» Распутина. Можно найти немало подтверждений о
наличии таких склонностей и у императрицы Александры Федоровны. По
196
Кудрина Ю.В. Императрица Мария Федоровна (1847-1928 гг.). Дневники. Письма. Воспоминания. М., 2002. С.
15.
197
Маерова В. Указ. соч. С. 24,123.
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 24.
199
Струнина Н.Г. Указ. соч. С. 38.
198
94
заметкам баронессы Буксгевден ее очень привлекала идея исцеления через
молитву.
Также некоторые великие княгини отличались особой религиозностью.
Большая, если не все, часть писем императрицы Марии Федоровны содержали
обращение к Богу. Александра Петровна отличалась истовой набожностью,
окружила себя приживалками и богомолками, в конечном итоге, приняла постриг
под именем Анастасия и основала в Галерной гавани Покровскую общину сестер
милосердия200. Интерес к богословию проявляла и Елизавета Федоровна. После
трагической смерти мужа она не смогла вернуться к обычной мирской жизни и
основала Марфо-Мариинскую обитель сестер милосердия в Москве201.
Имеются упоминания о космопитических взглядах Марии Павловны
старшей. А великая княгиня Ольга Константиновна, воспитанная в духе русского
патриотизма, преданности православию и идеям славянофильства, поддерживала
славянофильские проекты А.А. Киреева. Она говорила: «Я не могу, не хочу
представить себя не русской и не православной - я только этим и горжусь на
земле» 202 . Похожую сохранившую связь с Россией мы найдем и у Марии
Александровны, по словам С. М. Волоконского она осталась совершенно русской,
часто и подолгу посещала Россию. А вот Вера Константиновна имеет обратный
образ, много лет проведя вдали от родины, по словам вел. кн. Константина
Константиновича: «Отвыкнув от России, от наших нравов и привычек, она много
осуждает без толку и разбору» и в конечном итоге перешла в лютеранство 203.
Таким образом, мы видим, что жизнь великих княгинь при дворе при
всеобщей регламентации не была одинаковой. Высший свет и общество
встречали и воспринимали их по-разному, даже если речь идет об императрицах.
Данная среда, являясь оплотом консерватизма, особо интересна с точки
зрения преображения места и роли ее женщин в контексте общеевропейского
200
Блохина Н.Н. Указ. соч. С. 472.
Маерова В. Указ. соч. С. 237.
202
Логинов Д. Указ. соч. С. 17.
203
Федорченко В.И. Указ. соч. С. 54.
201
95
изменения женского статуса в конце XIX – начале XX вв. Образование их уже
давно не находилось под вопросом, но правовой и социальный статус оказался
даже
более
неподвижным,
чем
у
иных
сословий,
имеющий
особую
регламентацию «придворной педагогикой».
Но как показывает исследование, начиная с XX в. представительницы
данной группы перебрели весьма серьезные позиции в публичной сфере, в
большинстве случаев проявляли себя активными участницами всех событий.
96
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В ходе исследования были изучены основные этапы эволюции гендерной
истории и выяснено, что на современном отрезке времени идет процесс
дальнейшей модификации исторического знания. Во второй половине XX в. берет
свое начало одно из перспективных направлений в исторической науке –
гендерная история. Претерпев ряд трансформаций, ее научное поле включило в
себя сложный и широкий круг вопросов общественного развития, такие как:
социальное конструирование половых различий, взаимосвязь и влияние этих
процессов на общую картину исторического развития человечества, изучение
неравного распределения материальных и духовных благ, власти и престижа
между полами, а также институтов социального контроля, регулировавших это
распределение. В рамках процесса ее становления сложились серьезные вопросы
о пересмотре истерической периодизации. Ее исследования основываются на
теоретических и методологических базах многих наук о человеке и обществе и не
дают ей больше быть вне научной обоснованности. Методология гендерной
истории сформировала особую систему гендерной экспертизы социальноисторических явлений. Создаются не только региональные, но и международные
площадки для дискуссий. Это свидетельствует о сформировавшемся авторитете и
серьезном потенциале нового исторического направления.
В проведенной работе было исследовано социальное положение женщины в
русском обществе второй полвины XIX – начала ХХ вв. Реформы переходного
периода мало или вообще не затрагивали вопросы, касающиеся женского
положения в тех или иных сферах, основываясь на нормах традиционного права.
Наблюдалась противоречивость, даже отсталость взглядов законодательства и
общественного мнения на положение женщины от требований времени и
модернизационного курса страны. Решение этих вопросов перешло в круг
интересов общественной инициативы и находилось у нее практически до самого
конца существования Российской Империи, лишь с некоторой уступчивостью
власти по некоторым вопросам. Так же следует отметить, что в Российской
Империи процесс преобразования женского статуса разительно отличался от
97
западных
тенденций
этого
направления,
замыкающихся
на
пересмотре
избирательного законодательства, в России же он включал широкий круг
аспектов
преодоления
изоляции
женщин
из
общественно-политической
деятельности.
В рамках поставленных задач были рассмотрены место и роль женщин
Российской Империи в конце XIX – начале XX вв. в институте первичной
социализации и системе права. Было выяснено, что над подданными женского
пола главенствовала патриархальная культура, а с переходом страны на
заложенную
реформами
Александра
II
либерализацию,
обновление
экономического лада и прочих изменений запустился процесс трансформации
модели семьи и женского самосознания, где она уже не только мать и хозяйка, а
человек, с выбранными для себя приоритетами, но это не в преобладающем
количестве. Стоит учитывать сословный характер российского общества и, что
подавляющая часть населения проживала в деревне, где процессы модернизации
проходили особо сложнее. Основной своей частью эти тенденции затронули
передовую общественность.
Не менее противоречивыми были изменения и в области образования,
профессиональной
реализации
и
сферах использования
женского
труда.
Наблюдалась явная неуступчивость законодательства и невосприимчивость
общества к смене тенденций по вопросу включения женской его половины в эти
социальные пространства. Но изменения были достигнуты. В начале XX в.,
значительно преодолев косность взглядов, женщины составили существенную
часть всероссийского школьного и студенческого контингента. Были в
значительной мере уравнены служенные права в деятельности врачей, учителей,
государственных служащих обоего пола. Особо сложным оставалось положение
женщин-работниц.
В 1906 г. профессиональные интересы женщин впервые стала отстаивать
одна из первых политических женских партий в России - Женская прогрессивная
партия и специфическая женская печать. К началу XX в. новым пунктом в
98
нерешенности «женского вопроса» стала обозначаться проблема охраны
материнства.
С появлением таких организаций наметилась активизация гражданской,
политической и социальной позиции женщин в России.
Неоднозначность восприятия этих тенденций отражение в художественной
литературе и философской мыли И.С. Тургенева, Н.Г. Чернышевского, Н.А.
Бердяева и др. Невосприимчивость и не желание повышения социокультурного
статуса женщины в условиях переходного курса страны ставили их в сложное
положение, что могло подтолкнуть на незаконные образы деятельности. Для
предотвращения этого были созданы разные структуры, главная из них
Российское общество защиты женщин. Так закладывался фундамент системы
социально-правовой защиты, решались задачи повышения культуры.
Особое место в процессе изменения правового и социального положения
женщины занимает набор социальных прав представительниц аристократического
слоя и, в первую очередь, представительниц правящей династии – великих
княгинь и княжон. Как это не покажется странным, но данная группа оказалась
наиболее консервативной в правовом плане, а правовое поле ее представительниц
определялось «Актом о престолонаследии», принятым еще в период правления
Павла
I
(5.04.1797
г.).
Данный
документ
очерчивал,
так
называемые
«традиционные права» русской женщины «во власти». В отличие от петровского
указа, который не предусматривал различий в правах для наследников мужского и
женского пола, акт вводил так называемую «австрийскую», «полусалическую
примогенитуру» при которой преимущество в наследовании имели потомки
мужского пола. Как следствие, после принятия акта на российском престоле не
было больше ни одной женщины. В то же время за представительницами женской
династической линии закреплялся строгий набор прав и обязанностей, который
они не могли нарушать. Как следствие, это порождало особые механизмы
социализации, получившие достаточно жесткую фиксацию в так называемой
«придворной педагогике». Примечательно, что эмансипации русской женщины во
власти не могла состоять еще и по той причине, что у российской власти было
99
«мужское лицо» - в указанный отрезок времени женщина не могла занять ни
одной административной должности.
Но в контексте общеевропейского преображения женского статуса в конце
XIX – начале XX вв. и их положение претерпевает изменения. Участие и позиции
великих княгинь в публичной сфере становятся все более «открытыми». Их
образование не было под вопросом, начиная с внуков Екатерины II, оно
принимает системный характер в духе новаций, что позволяет иметь широкую
осведомленность во многих делах и понимание значимости тех или иных
тенденций.
Таким образом, анализ места и роли женщин в Российской Империи
пореформенного
периода
конца
XIX
–
начала
XX
вв.
показывает
противоречивость политики государства и общественного мнения во взглядах на
«женский вопрос», показывает действительное неравноправие в распределении
общественных ролей, но имеет значение сама тенденция к изменениям. Под
влиянием тех или иных факторов меняется и законодательство, и общественное
мнение, и система ценностей, создается основа нового самосознания женщин и
общественно-политической ее активности.
100
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
Источники:
1. Безобразов П.В. О правах женщины. М., 1895. 162 с.
2. Браун Л. Женщины и политика. СПб, 1905. 64 с.
3. Буксгевден С.К. Жизнь и трагедия Александры Федоровны, Императрицы
России. Воспоминания фрейлены в трех книгах. М., 2012. 800 с.
4. Василевский Л.М. Женский вопрос: очерк. СПб, 1906. 72 с.
5. Высочайше утвержденное 8 февраля 1917 г. положение Совета Министров о
допущении лиц женского пола к занятию и временному исправлению
некоторых должностей по ведомству Министерства юстиции //Журнал
Министерства юстиции.1917. № 2-3.
6. Гернет М. Н. Равенство. СПб, 1917. 32 с.
7. Макарий. Слова, речи и беседы. Вып. 3. Томск, 1904. 483 с.
8. Особое мнение одного из членов комиссии по ст. 406-19 УСУ //Высочайше
учрежденная
при
министерстве
юстиции
комиссия
для
пересмотра
законоположений по судебной части. Обсуждение вопроса об изменениях в
устройстве адвокатуры. Приложение № 7 Журнала МЮ. СПб, 1897.
9. Петражицкий
Л.И.
О
женском
равноправии.
Речь,
произнесенная
в
Государственной Думе 6 июня 1906 г. Пг., 1915. 20 с.
10. Покровская М. И. Как я была городским врачом для бедных (Из воспоминаний
женщины-врача). СПб, 1903. 68 с.
11. Покровская М.И. О допущении женщин в русский университет // Женский
вестник. 1911. № 2.
12. Полянский, А. Русская женщина на государственной и общественной службе /
А. Полянский. М., 1901. 750 с.
13. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф.1101. Оп.1.
Д.606. Воспоминание о Карле Карловиче Мердере.
14. РГИА. Ф.878. Оп.1. Д. 557.
15. РГИА. Ф.878. Оп.2. Д.478. Занятия Лагарпа с Александром.
16. РГИА. Ф. 1282. Оп. 2. Д. 103.
101
Литература:
1. Scott, J.W. Gender: A Useful Category of Historical Analysis // The American
Historical Review. Dec. 1986. Vol. 91. No. 5. p. 1053-1075.
2. Алексеев В. В., Крадин Н. Н., Коротаев А. В., Гринин Л. Е.. Теория и
методология истории: учебник для вузов. Волгоград, 2014. 504 с.
3. Альманах гендерной истории / Под ред. Л.П. Репиной. М.
4. Безрукова А.А. Гендерные исследования в России: проблемы становления и
развития // Новые технологии. 2011. № 1. С. 203-206.
5. Бердяев Н.А. Метафизика пола и любви // Русский эрос, или философия любви
в России. М., 1991. 400 с.
6. Блохина Н.Н. Великая княгиня Александра Петровна (инокиня Анастасия) и
деятельность киевского покровского моностыря-больницы в конце XIX начале
XX века // Казанский медицинский журнал. 2015. Т. 96. №3. С. 477- 471.
7. Блохина Н.Н. Деятельность сестер милосердия дома Романовых в годы Первой
мировой войны (к 100-летию начала Первой мировой войны) // Российский
медицинский журнал. 2015. Т. 21. №1. С. 52-56.
8. Будде Г.Ф. Пол истории // Пол. Гендер. Культура. Немецкие и русские
исследования. М., 1999. Вып. 1. С. 131-155.
9. Вахромеева О.Б. Основные факторы «женского вопроса» в России на рубеже
XIX-XX вв. // Вестник СПб ун-та. 2006. Сер. 2. Вып. 3. С. 69-84.
10. Веременко В.А. Подготовка дворянок к хозяйственной деятельности в семье в
России второй половины XIX – начала ХХ вв. // Вестн. Ленингр. гос. ун-та им.
А.С. Пушкина. 2014. Т. 4. № 4. С. 62–75.
11. Воронина О. Введение в гендерные исследования // Материалы Первой Рос.
летней школы по женским и гендерным исследованиям «Валдай – 96». М.,
1997 С. 29-34.
12. Воррейс Й. Последняя Великая княгиня: [Об Ольге Александровне, 1882-1960:
Главы из кн. канад. журналиста]: Перевод с англ. // Звезда. 1998. №9. С. 107125.
102
13. Вострикова В. В. Проблема равноправия женщин в политической жизни:
дискуссия
в либеральной среде
(1905-1907) / В.
В.
Вострикова
//
Государственная дума Российской империи: традиции прошлого и настоящего.
Пенза, 2006. 220 с.
14. Гарбуз Г. В. Женщины на государственной службе в России в начале ХХ в. //
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. 2009. № 2 (10). С.
22-29.
15. Н.Н.
Тарусина.
Гендерная
экспертиза
российского
законодательства.
Ярославль, 2012. 44 с.
16. Гендерные исследования в России: проблемы взаимодействия и перспективы
развития / Материалы конференций. М., 1996.
17. Гуманитарное образование и социальный контекст: гендерные проблемы.
Материалы международной научной конференции / Отв. ред. О.В. Попова.
СПб, 2007
18. Гуркина Н.К. Государство и общество в развитии высшего образования в
России в начале ХХ века // Труды Санкт-Петербургского государственного
университета культуры и искусств. 2013. Т. 199. С. 119 – 127.
19. Гуркина Н.К. История образовательных учреждений в России (Х - ХХ века).
СПб, 2012. 64 с.
20. Гурко Т. Социология пола и гендерных отношений // Социология в России /
Под ред. В. Ядова. М., 1998. С. 173—195.
21. Гусева
И.И.
Историография
Фуко:
разрушение
истории
или
её
проблематизация? // Вестник СГСЭУ. 2006. № 13 (2). С. 129-133.
22. Днепров Э.Д., Усачева Р.Ф. Среднее женское образование в России. М., 2010.
275 с.
23. Еремина Е. А. Законодательное регулирование поступления на гражданскую
службу в государственной системе просвещения Российской империи в XIX начале XX века // Изд-во Российского государственного педагогического
университета (РГПУ). 2013. №159. С. 115 - 123.
103
24. Желдыбина Т.А., Лядащева-Ильичева М.Н. Личные и имущественные
отношения супругов в России во второй половине XIX – начале XX века:
историко-теоретический аспект // Вестник Саратовской государственной
юридической академии. 2013. № 2 (91). С. 11-21.
25. Зайцева
Т.И.
К
вопросу об
исторических
«Женских» и
гендерных
исследованиях в Германии в контексте общего развития гендерной истории //
ТГПУ. 2006. №1. С. 98-104.
26. Захарова Н., Посадская А., Римашевская Н. Как мы решаем женский вопрос //
Коммунист. 1989. № 4. С. 56-65.
27. Кадневский
В.М. Благотворительность дома Романовых в годы Первой
мировой войны // Вестник Ом. Ун-та. 2014. №3. С. 109–112.
28. Ковальчук Н. М. «Женское» как гендерная проблема в русской литературе и
философии XIX—XX вв. // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и
на Дальнем Востоке. 2009. № 4 С. 91—94.
29. Кони А.Ф. Собрание сочинений. М., 1968. Т. 4. 528 с.
30. Кудрина Ю.В. Императрица Мария Федоровна (1847-1928 гг.). Дневники.
Письма. Воспоминания. М., 2002. 317 с.
31. Кудрина Ю.В. Мария Федоровна. М., 2009. 513 с.
32. Кузьмин
Ю.
А.
Российская
императорская
фамилия
(1797-1917).
Биобиблиографический справочник. Изд. 2-е, доп. и испр. СПб, 2011. 440 с.
33. Логинов Д. Королева из России: Ольга Константиновна Романова, дочь вел. кн.
Константина, внучка рус. императора Николая I // Смена. 2015. № 12. С. 4-17.
34. Маерова В. Елизавета Федоровна. Биография. М., 2001. 365 с.
35. Мартыненко Н.К. Общественные инициативы женского образования как
фактор иституциализации гражданского общества в России в конце XIX начале
XX веков // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. 2014. № 1
(15). С. 208- 218.
36. Мартыненко Н.К. Цели, задачи и структура российского общества защиты
женщин в начале XX в. // Вестник ТГУ. 2008. Вып. 4 (60). С. 35-44.
104
37. Масалкина Д. А. Журнал «Женский вестник» (1904–1917) о правах женщин.
2012. №1 (44). С. 42-44.
38. Мицюк Н. А. Типы российских дворянок начала XX в. по отношению к
собственной фертильности и материнству // Женщина в российском обществе.
2014. № 2. С. 17—29.
39. Мухина З.З. Разводы в русской крестьянской семье в пореформенной России:
гендерный аспект // Вестник РУДН, серия История России. 2013. № 1. С. 49-63.
40. Незнакомова Е.Ю. Женское образование в России в XIX—XX веках //
Педагогический вестник. Издание ЯрПГУ. 2004. № 1-2.
41. Новикова А. А. Деятельность государственных и общественных организаций в
области охраны материнства в конце XIX – начале XX века // Известия ПгПу
им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 863–866.
42. Основы гендерных исследований. Учебная программа / Под общ. ред. О.А.
Ворониной, Н.С. Григорьевой, Л.Г. Луняковой. М., 2000.
43. Патрикеева О.А. Курсистка или вольнослушательница Университета: выбор
россиянок в начале ХХ столетия // ВЕСТНИК МГГУ им. М.А. Шолохова. 2012.
№2. С. 38-46.
44. Пушкарева Н.Л. Женская и гендерная история: итоги и перспективы развития в
России // Историческая психология и социология истории. М., 2010. № 2. С.
51-64
45. Пушкарева Н. Л., Мицюк Н. А. Модернизация репродуктивного поведения
образованных россиянок второй половины XIX — начала XX в. // Женщина в
российском обществе. 2016. № 3 (80). С. 73—89.
46. Пушкарева Н.Л. От «his-story» к «her-story»: рождение исторической
феминологии // Адам и Ева. Альманах гендерной истории. М., 2001. № 1. С.
20-45.
47. Пушкарева Н.Л. Предмет и перспективы гендерного подхода в исторических
науках // Пол и гендер в науках о человеке и обществе. Тверь, 2005. С 19-44.
105
48. Распоповић Р. Милица Николаевна Романова као дипломатски заступник Црне
Горе у Русиjи на почетку ХХ виjека // Црна Гора и Русија. Огледи и есеји.
Београд-Подгорица, 2005. С.383.
49. Репина Л.П. Историчекая наука на рубеже ХХ-ХХI вв.: социальные теории и
историческая практика. М., 2011. 560 с.
50. Репина Л.П. История исторического знания. М., 2004. 288 с.
51. Репина Л.П. Методология // Общественные науки и современность. 2000. № 4.
С. 123-137.
52. Рожков А. Ольга: [О судьбе великой княгине Ольги Александровны, 18821960] // Нева. 1993. № 2. С. 269-274.
53. Руднева Я. Б. Русские студентки в университетах Западной Европы во второй
аоловине XIX – насале XX века. 2011. 11 (113). С. 41-47.
54. Руднева Я.Б. Из истории высшего женского образования в Российской
Империи во второй половине XIX – начале XX века (по материалам
Казанского учебного округа) // Известия саратовского университета. 2012. Т.
12. Вып 3. С. 99-107.
55. Русин Д. «Как бы я хотела быть по-настоящему умной, чтобы оказать Ники
реальную поддержку!» // Родина. 2017. № 4. С. 115-118.
56. Русские крестьяне: Жизнь. Быт. Нравы: матер. «Этнографического бюро» кн.
В. Н. Тенишева. Т. 2: Ярославская губ. Ч. 2: Даниловский, Любимский,
Борисоглебский уезды. СПб, 2006.
57. Скотт Дж. Гендер: полезная категория исторического анализа // Введение в
гендерные исследования. СПб, 2001. Ч. 2 С. 405-436.
58. Соловьев Б.И. Русское дворянство. СПб, 2003. 302 с.
59. Струнина Н.Г. Милица Николаевна и Анастасия Николаевна Романовы: от
черногорских княжон до великих княгинь при дворе Николая II // Известия
Самарского научного центра Российской академии наук. 2013. Т. 15. №5. С. 3642.
60. Танаков А. Как рожали русские царицы. Акушерские истории династии
Романовых. СПб., 2011. 320 с.
106
61. Тимофеев В.В. Проблемы женской адвокатуры в России в конце XIX - начале
XX веков // Марийский юридический вестник. 2002. Т. 1. Вып. 2. С. 91-97.
62. Уортман Р.С. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. М., 2002.
Т. 1. 608 с.
63. Федорченко В.И. Российский Императорский Дом и европейские монархии.
М., Красноярск, 2006. 606 с.
64. Хасбулатова О.А. Опыт и традиции женского движения в России (1860-1917).
Иваново, 1994. 135 с.
65. Хоф Р. Возникновение и развитие гендерных исследований // Пол. Гендер.
Культура. Немецкие и русские исследования. М., 1999. Вып. 1. С. 23-55.
66. Черкасская Н. А. Представительницы дома Романовых и институт военного
шефства (вторая четверть XIX – начало XX в.) // Вестник Омского
университета. Серия «Исторические науки». 2017. №3 (15). С. 256–261.
67. Шартье Р. История сегодня: сомнения, вызовы, предложения // Одиссей.
Человек в истории. М., 1995. С. 192-205.
68. Шуршин К.В. Гендер как предмет социально-философского анализа //
Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: материалы третьего
Рос. филос. конгресса (16-20 сентября 2002 г.): в 3 т. Ростов на Дону, 2000. Т.
3.
69. Ярмонова Е.Н. Формирование трудовой дееспособности женщин (конец XIX –
начало XX века) // Юридическая наука. 2013. Вып. 2. С. 6-8.
Opnoacxri rocy4apcreexx uri
&Wtr$wfnfiAfHAT
yHxBepcxrer hMeHr
TEOP14TE COECTEEHHbIM YMOM
11,C,
Typrexeea
CNPABKA
o pe3yrbraTax npoBepKh TeKcToBoro AoKyMeHTa
Ha HanHqhe 3al,lMCTBOBaHhf
Ilpoeepxa BbrnonHeHa B chcreme
Axrrnnarrar.BY3
Aerop pa6orur
<Daryrurer, xaQegpa,
HoMep fpynnbl
Trn pa6orur
Hnxaroaa AneHcaHApa Bna4rnnrpoaxa
A
ct o p nt e cxvlh
BurnycxxaR
Ha:eaFtile pa6orur
Haseaxre Qafiaa
a
n n3a
xyr urer,
xa
Qe4 p a
u
cr o p v
n
P
occtv
xaannQrxaqroxnan pa6ora
HhKaroga A.B.
co \t4
Qa
Xencxri
\t4n,
no
BceAH
Mhp npaBflu-{ero,{ol\rra Pon aHoeurx 1BB1-1917 ff, teHea^oil4frt
eB
H
ocTb
Huxaroaa A.B. XeHcxrfi Mhp npaBf,t4ero,Qonira PoMaHoBbtx L881-1917 rr. teHea,norrr,
\AaAV3aWA, no BceAHeBHocru.docx
co
llpoqenr
3a
hMerBoBaHrr
22,74%
flpoqenr qhrhpoBaHhR
3,34%
llpoqenr ophruHarbHocrt4
73,92%
,Qara npoeepxu
7l:O2t46 23 ntoxn 2018r.
Mogyau nohcKa
CBoAHaR KonneKLIHfl
36C; KonneKqAAPfE, l_{nrrpoeanue; KonreKqhF eLIBRARY.RU;
Mo4yru norcxa 14Hrepuer; Mo4yru noncxa nepe$pa:rpoaannfi eLIBRARY.RU; Mo4ynu
nolrcxa nepeQparr po aa ri n i 14 HrepH er; Mo4yr u norcxa o6r4eynorpe6nrel uH urx
eurpaxexrfi; Mo4yru noracxa "Ql-Eoy BO Ory r,rrr.r. h.C.Typreneea"; Ko,nuqo oysoe
Pa6ory npoBephn
Purruu.tr,rx CtaxHcaa e Arexca
Q14O
lala
no4nrcu
x4poenr
npoBeptlo!.lero
21 06
2-0
{/
ero
a
9ro6st y6e4nrucn
Oreer Ha Bonpoc, nBrnercfl
B noAnuHHoCTh cnpasKh,
(oppeHTHbrM, chcTeMa
ncnoa u:yfi
coAepxhT
re QR-xo4, xoropuril
ccbt,nKy Ha oT'.teT,
nr o6xapyxennoe 3ahMcrBoBaHte
oclaerser Ha ycMoTpeHhe npoBepf, ot4ero.
llpe4ocraanennaR IxQopmaqrn He noAnexhr tlcno/lb3oBaHhto
B XOMMepqeCXhx qe/|8x,
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа