close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Шалаева Анна Владимировна. Свобода договора в гражданском праве Российской Федерации: механизм реализации.

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки 40.03.01 Юриспруденция
Студента Шалаевой Анны Владимировны
шифр 131218/П
Институт заочного и очно-заочного образования
Тема выпускной квалификационной работы
«СВОБОДА ДОГОВОРА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ: МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ»
Студент
А. В. Шалаева
Научный
руководитель
Е. Е. Сметанина
к.ю.н.
Нормоконтроль
Н.Н. Мельников
д.ю.н., доцент
Зав. кафедрой гражданского права
д.ю.н., доцент
_________
Орел 2018
Н.Н. Мельников
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
Институт заочного и очно-заочного образования
Кафедра гражданского права
Направление подготовки 40.03.01 Юриспруденция
УТВЕРЖДАЮ:
J3as. кафедрой
.Н. Мельников
«24» ноября 2017 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студента Шалаевой Анны Владимировны шифр 131218/П
фамилия, имя, отчество
1. Тема ВКР: «Свобода договора в гражданском праве Российской Федерации:
механизм реализации»
Утверждена приказом по институту от «24» ноября 2017 г. № 2-3420/1
2. Срок сдачи студентом законченной работы «25» июня 2018 г.
3. Исходные данные к работе действующее законодательство Российской
Федерации, специальная литература по теме выпускной квалификационной
работы, материалы судебной практики.
4. Содержание ВКР (перечень подлежащих разработке вопросов): принцип
свободы договора - основной принцип гражданского права: понятие принципа
свободы договора и его место в системе принципов гражданского права России;
содержание принципа свободы договора; сущность и значение принципа
свободы договора; ограничение свободы договора и проблемы реализации
принципа свободы договора: случаи ограничения принципа свободы договора;
пределы ограничения принципа свободы договора; непоименованные и
смешанные договоры как реализация принципа свободы договора;
злоупотребление свободой договора: сущность, типы и формы, правовые
последствия; злоупотребление субъективным правом и злоупотребление
свободой договора
Дата выдачи задания «24» ноября 2017 г.
Научный
^
$
______ Е. Е. Сметанина
руководитель ВКР
(подпись) /
Задание принял к исполнению
(И.О.Ф.)
_____ А. В. Шалаева
(подпись)
(И.О.Ф.)
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Свобода договора в
гражданском праве Российской Федерации: механизм реализации»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.03.01 Юриспруденция
Студент: А. В. Шалаева
Научный руководитель: к.ю.н., доцент кафедры гражданского права
Е.Е. Сметанина.
Объем ВКР: 75
Количество использованных источников: 52
Ключевые слова: свобода договора в Российской Федерации, принцип
свободы договора, ограничение свободы договора, непоименованный договор,
смешанный договор, злоупотребление свободой договора.
Краткая характеристика ВКР: в данной выпускной квалификационной
работе проанализированы понятие принципа свободы договора, специфика
содержания принципа свободы договора; определены сущность и значение
принципа свободы договора; проведен анализ случаев ограничения принципа
свободы договора; исследованы пределы ограничения принципа свободы
договора; определено место непоименованных и смешанных договоров ы
системе гражданского законодательства России; исследованы типы и формы
злоупотребления свободой договора.
Методологическую основу исследования составляют общие, специальные
и частные методы: формально-юридический метод, исторический метод,
сравнительно-правовой метод, метод анализа, метод экспертных оценок.
По
результатам
проведенного
теоретического и практического характера.
исследования
сделаны
выводы
4
Содержание
ВВЕДЕНИЕ........................................................................................................... 5
ГЛАВА 1. ПРИНЦИП СВОБОДЫ ДОГОВОРА - ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП
ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА................................................................................ 10
1.1 П онятие принципа свободы договора и его место в системе
ПРИНЦИПОВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА РОССИИ..................................................................... 10
1.2 С одержание принципа свободы договора ...................................................15
1.3 Сущность и значение принципа свободы договора ................................ 25
ГЛАВА 2. ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ ДОГОВОРА И ПРОБЛЕМЫ
ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ДОГОВОРА..............................................................30
2.1 Случаи ограничения принципа свободы договора .................................. 30
2.2 П ределы ограничения принципа свободы договора ................................ 36
2.3 Н епоименованные и смешанные договоры как реализация принципа
СВОБОДЫ ДОГОВОРА..............................................................
41
ГЛАВА 3. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ СВОБОДОЙ ДОГОВОРА.........................54
3.1 З лоупотребление субъективным правом и злоупотребление свободой
ДОГОВОРА: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ.....................................
54
3.2 Типы и формы злоупотребления свободой договора . П равовые
ПОСЛЕДСТВИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ......................................................................................... 61
ЗАКЛЮЧЕНИЕ................................................................................................... 69
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.................................................................................. 73
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
темы
исследования. Принцип свободы договора
определен в ст. 1, 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также
отражен в иных нормах ГК РФ, касающихся договорных обязательств.
Ценность исследования данной тематики заключается в том, что договор
невозможно отменить или вовсе исключить из гражданского оборота и в
целом из законодательства. Многогранность договора позволяет ему служить
гибким инструментом регулирования отношений на всех этапах истории
России. На современном этапе развития законодательства нашей страны
практически невозможно найти более необходимую в правовой жизни
конструкцию. Законодатель точно определил принцип свободы договора,
выделив в статье свободу заключения договора (п.1), свободу выбора типа
договора (п.2), свободу условий договора и определения содержания договора
(п.4). Однако внимательное ознакомление со ст.421 ГК РФ не даёт
однозначного ответа о том, что свобода договора может быть ограничена или
изменена. Но ведь договорная свобода не может быть неограниченной, и
более того, установление рамок и пределов в этой сфере - это огромная
теоретическая и практическая задача.
Для того чтобы решить существующие проблемы осуществления и
ограничения действия принципа свободы договора необходимо глубокое
изучение существующих правовых конструкций и категорий с учетом
динамично развивающихся гражданско-правовых отношений, а так же их
анализ.
Степень разработанности темы. Вопросы юридической природы
принципа
свободы
договора,
его
сущности
и
гражданско-правового
регулирования исследовали: Е.А. Суханов, В.П. Мозолин, А.И. Масляева, А.Н.
Танага, Ю.Л. Ершов и К.И. Забоев, М.Ю.Щетинкина и др. Также ряд статей и
монографий С.С. Алексеева, О.А. Красавчикова, В. Ансона, М.И. Брагинского
6
М.И., Витрянского В.В., Мухамедовой Н. Ф., Б.И. Новицкого, Б.И.
Пугинского, Р.О. Халфиной, И.А. Покровского, Г.Ф. Шершеневича, О.Н.
Садикова, посвященных свободе договора в гражданском праве, оказали не
меньший вклад в развитие теоретических основ принципа свободы договора.
Основная
направленность
существующих
работ
заключается
в
исследовании места и роли принципа свободы договора в системе принципов
гражданского права России, однако практические моменты рассмотрены
недостаточно
или
частично.
Поэтому
и
существует
необходимость
комплексного исследования не только теоретической сущности принципа
свободы договора, но и его практических аспектов.
Целью данной работы является исследование основ принципа свободы
договора, а так же критериев его ограничения и механизма предотвращения
злоупотреблений на основании действующего российского законодательства,
зарубежного
опыта
правового
регулирования,
научных
исследований,
складывающейся судебной практики.
Поставленная цель предопределила решение следующих задач:
изучить понятие принципа свободы договора и определить его
место в системе принципов гражданского права России;
рассмотреть специфику содержания принципа свободы договора,
провозглашенного в гражданском законодательстве России;
определить сущность и значение принципа свободы договора;
выявить проблемы применения принципа свободы договора;
проанализировать
случаи
ограничения
принципа
свободы
договора;
рассмотреть пределы ограничения принципа свободы договора;
определить место непоименованных и смешанных договоров в
системе гражданского законодательства России;
исследовать типы и формы злоупотребления свободой договора.
Предмет исследования - гражданское законодательство, регулирующее
7
принцип
свободы
договора,
материалы
судебной
практики,
научные
публикации по теме исследования.
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
складывающиеся и развивающиеся в сфере реализации принципа свободы
договора и ограничения договорной свободы сторон.
Методологическая основа исследования. В процессе исследования
использовались
общие,
специальные
и
частные
методы:
формально-
юридический метод, исторический метод, сравнительно-правовой метод,
метод анализа, метод экспертных оценок и другие.
Нормативная
база
исследования:
Конституция
Российской
Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Закон РФ «О защите
прав потребителей» и другие акты федерального законодательства.
Эмпирическая база исследования:
правовые позиции Высшего
Арбитражного Суда РФ (сложившиеся до его упразднения), нижестоящих
арбитражных судов по конкретным делам.
Решение поставленных перед исследованием задач позволяет нам
вынести на защиту следующие положения:
1.
Содержанием принципа свободы договора являются следующие
существенные признаки: это
сугубо отраслевой гражданско-правовой
принцип; это принцип-норма, то есть прямо закреплённое в законе (ст.ст.1 и
421 ГК) основное начало; содержание этого принципа включает ряд
элементов:
предоставляет возможность свободы заключения договора,
свободы выбора контрагента, вида договора, условий договора.
2.
Значение принципа свободы договора проявляется в том, что он
является основой для ряда принципов гражданского права (таких как принцип
равенства,
принцип
неприкосновенности
собственности,
принцип
недопустимости вмешательства в частные дела и другими).
3.
случаи
Наряду с принципом свободы договора важное значение имеют
его
ограничения
и пределы таких ограничений.
В ГК РФ
8
предусмотрено исключение из правил о договорной свободе, допускающее
возможность требовать заключения договора в обязательном порядке. Прежде
всего это связано со специальными конструкциями предварительных и
публичных договоров. Различие между этими двумя конструкциями прежде
всего проявляется в том, что в первом случае понуждать к заключению
договора может любой контрагент, а во втором - лишь одна из сторон контрагент коммерческой организации.
4.
может
Ограничить свободу выбора содержания (условий) договора
прямое указание правовых актов. Законодательно это может
выражаться в следующих формах: а) определяя предмет обязательным
существенным условием любого гражданско-правового договора (п.1 ст.432
ГК); б) четко указывая какие именно условия относятся к существенным,
перечисляя их в конкретной статье (например, в ст.
1016 ГК РФ
«Существенные условия договора доверительного управления имуществом»);
в) наоборот не касаясь и не перечисляя существенных условий, но включая их
в понятие соответствующего гражданско-правового договора (например, в
ст.535 ГК «Договор контрактации»); г) перечисляя условия, необходимые для
договоров данного вида (п.1 ст.339 ГК).
5.
Применение к непоименованным договорам по аналогии закона
императивных норм об отдельных поименованных видах договоров возможно
в исключительных случаях, когда исходя из целей законодательного
регулирования, ограничение свободы договора необходимо для защиты
охраняемых законом интересов слабой стороны договора, третьих лиц,
публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов
сторон.
6.
Специфика злоупотребления свободой договора заключается в
том, что многие формы злоупотребления прямо запрещены законом,
например, продавцу (исполнителю) запрещается навязывать потребителю
дополнительные товары (работы, услуги), а также включать в договор
9
условия, ущемляющие законные интересы потребителя, хозяйствующим
субъектам запрещается заключать соглашения, направленные на ограничение
или устранение конкуренции на товарном рынке.
Поставленные цели и задачи предопределяют структуру выпускной
квалификационной работы,
которая состоит из введения, трех глав,
заключения и списка использованной литературы.
10
ГЛАВА 1. ПРИНЦИП СВОБОДЫ ДОГОВОРА - ОСНОВНОЙ
ПРИНЦИП ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
1.1 Понятие принципа свободы договора и его место в системе принципов
граэвданского права России
Для определения понятия принципа свободы договора необходимо
исходить из разработок общей теории права, используя при этом формально­
логические и специальные юридические методы анализа.
В.В. Ярков отмечает, что «принципы определяют содержание норм
отрасли права, её место, роль и назначение в системе права, характеризуют
уровень в целом правореализационного процесса, а так же имеют огромное
значение для выстраивания нормативной базы отрасли и её применения»
[2.25, с. 96].
Общее понятие принципов выработано в общей теории права. В самом
широком смысле они чаще всего определяются как основополагающие начала
базис или основание. Принципы права - это его основополагающие начала,
выражающиеся в правовых идеях, нормах и общественных отношениях.
В.В.Долинская же даёт более глубокое понятие правовых принципов. Под
принципами права она понимает «руководящие положения, идеи, основные
начала права, выражающие объективные закономерности, тенденции и
потребности общественного развития, определяющие сущность всей системы,
отрасли или института права, закрепляемые в нормах действующего
законодательства
и
имеющие
в
силу
их
правового
закрепления
общеобязательное значение» [2.7, с. 18]. Оба эти определения не являются
идеальными: первое - недостаточно, второе обладает чрезмерным объёмом.
Научное полное определение правового принципа должно позволять
выделить его из числа иных правовых явлений. Речь идёт о правовой
категории, отражающей множество общественных явлений, именно поэтому
необходимо определить общие существенные признаки, присущие любому из
11
принципов права. К таким признакам относятся:
1.
Принципы - это объективно присущие праву качества.
2.
Принципы права - общеобязательные формально - определенные
юридические нормы.
3.
Правовые принципы - руководящие положения, фундаментальные
идеи, основные начала права (его конкретной отрасли или совокупности
отраслей).
Принципы
права
делятся
на
общеправовые,
межотраслевые
и
отраслевые.
Принцип свободы договора - это отраслевой гражданско-правовой
принцип. Н.Д. Егоров определяет свободу договора как «одно из основных
начал гражданско-правового регулирования общественных отношений» [2.8,
с. 14].
Для того чтобы дать определение понятия принципа свободы договора
необходимо выявить,
что представляет собой свобода в широком смысле
слова. Самые различные источники предоставляют ряд смысловых значений
этого слова:
1.
Свобода - способность человека действовать в соответствии со
своими интересами и целями;
2.
Свобода
-
отсутствие
стороннего
влияния,
ограничений
в
общественно-политической, экономической жизнедеятельности какого-либо
человека или общества и в целом.
3. Свобода - независимость, самостоятельность, способность поступать
по своему усмотрению и желанию без ограничений и запретов [2.28, с. 52].
С. С.
Алексеев
отмечает,
что
именно
«право
предназначено
упорядочивать свободу, придавать ей определенность и обеспеченность» [2.1,
с. 94-95].
Для точного и более полного определения понятия принципа свободы
договора, его необходимо
соотнести с иными гражданско-правовыми
12
принципами.
Основополагающие начала гражданского права закреплены в п.1 ст.1
ГК РФ. Указанная норма закрепляет следующие основные гражданскоправовые принципы:
•
равенство,
•
неприкосновенность собственности,
•
свобода договора,
•
недопустимость
произвольного
вмешательства
кого-либо
в
частные дела,
•
беспрепятственное осуществление гражданских прав,
•
обеспечение восстановления нарушенных прав,
•
судебная защита нарушенных прав.
Данная система принципов отражена в ГК РФ. В юридической же
литературе существует ряд спорных моментов относительно определения
системы принципов гражданского права. Отдельные правоведы выделяют
лишь
«принципы:
государства
в
невмешательства
(минимального
гражданско-правовые
отношения,
вмешательства)
инициативы
и
диспозитивности участников, самостоятельной ответственности, судебной
защиты прав» [2.13, с. 308].
Принцип свободы договора и принцип равенства. В гражданском праве
данный принцип определен как самостоятельный и основополагающий.
Равенство вообще является конституирующим признаком гражданского
отношения и закреплён также в качестве принципа отрасли. Принцип
равенства отражает, что стороны любого отношения вступают в него как
свободные,
юридически-
равноправные
лица.
В
действительности
контрагенты вступают в правоотношения обладая необходимыми качествами
- свободой и равенством.
А значит, реализация и существование вообще принципа свободы
договора без принципа равенства невозможны. Эти принципы взаимосвязаны,
13
очень близко касаются друг - друга, но их объёмы не пересекаются - каждый
из этих
Принцип
свободы
договора
и
принцип
неприкосновенности
собственности. Принцип неприкосновенности собственности основан на
закреплённом в п.З ст.35 Конституции РФ принципе: «Никто не может быть
лишён своего имущества иначе как по решению суда». Принудительное
изъятие имущества у лица допускается только по решению суда. А значит что
собственник
может по своему усмотрению распорядиться имуществом,
которое является неприкосновенным для других. Право распоряжения своим
имуществом - главное в характеристике правомочий собственника. В итоге,
существование принципа свободы договора и его реализация невозможны в
условиях отсутствия принципа неприкосновенности собственности. Иначе
каждый из этих принципов оказался бы не более чем просто лозунгом или
декларацией.
Принцип свободы договора и принцип недопустимости вмешательства в
частные дела. Связь между данными принципами наиболее теснейшая, так как
оба принципа являются проявлением такого элемента гражданско-правового
регулирования общественных отношений, как автономия воли сторон. Именно
автономия воли является следствием наличия свободы (свободы выбора
варианта поведения). Отсутствие властного произвола со стороны участников
правовых отношений, дает возможность реализации принципа свободы
договора [2.7, с. 20].
Принцип
свободы
договора
и
принцип
беспрепятственного
осуществления гражданских прав. Соотношение данных принципов - это
соотношение части и целого. То есть, беспрепятственное осуществление
гражданских прав в гражданско-правовых отношениях вообще реализуется в
договорных отношениях в форме свободы договора.
Принцип свободы договора и принцип судебной защиты нарушенных
прав.
14
Защита прав и свобод гарантируется ч.1 ст.46 Конституции РФ [1.1, ч. 1
ст. 46]. В гражданском же праве проявлением данного принципа является
принцип, установленный в ст. 1 ГК - принципа судебной защиты нарушенных
прав. Значение его для договорных отношений огромно, так как лишь
независимый
от
контрагентов
суд
может
объективно
рассмотреть
возникающие споры. С некоторыми принципами объективно невозможно
провести соотношение (например, с принципом восстановления нарушенных
прав).
Из всего выше сказанного можно приступить к формированию
определения
свободы
договора.
Для
начала
необходимо
определить
содержание и объём понятия «принцип свободы договора».
Содержанием принципа свободы договора являются существенные
признаки:
1. Свобода договора - это
сугубо отраслевой гражданско-правовой
принцип.
2. Это принцип-норма, то есть прямо закреплённое в законе (ст.ст.1 и
421 ГК) основное начало.
3. Принцип свободы договора предоставляет возможность свободы
заключения договора, свободы выбора контрагента, вида договора, условий
договора.
Объёмом же понятия «свобода договора» являются его элементы:
1. Свобода выбора формы и вида договора ;
2. Свобода заключения договора;
3. Свобода условий договора.
Иные же элементы являются производными из указанных основных
либо входящими в их содержание.
Итак, основополагающим началом принципа свободы договора является
свобода
заключения
договора.
Поэтому
в
юридической
литературе
рассмотрение свободы заключения договора происходит в двух аспектах:
15
- в широком смысле (в данном случае свобода выбора формы и вида
заключаемого договора и свобода определения его условий рассматриваются
как составные элементы свободы заключения договора.)
- в узком смысле (свобода заключения договора, наряду со свободой
выбора формы и вида заключаемого договора и свободой определения его
условий, является лишь одним из элементов принципа свободы договора).
На основе всего выше сказанного можно дать следующее понятие
принципа свободы договора:
Принцип
свободы
договора
-
это
«установленное
в
законе
основополагающее начало гражданско-правовой отрасли, определяющее для
субъектов
договорных
заключаемого
договора,
отношений
свободу
выбора
свободу
определения
его
формы
условий,
и
вида
свободу
заключения договора» [2.29, с. 37].
Данный принцип существует для реализации функций обеспечения
свободы контрагентов договора.
1.2 Содержание принципа свободы договора
Договорные отношения субъектов гражданского оборота основаны на их
взаимном юридическом равенстве, которое исключает властное подчинение
одной стороны другой. А значит, заключение договора и определение его
условий должно носить добровольный характер, основа которого будет только
на взаимном соглашении сторон, согласно их интересов. На этой конструкции
формируется
одно
из
основополагающих
начал
частноправового
регулирования - принцип свободы договора (п. 1 ст. 1 ГК), который по своему
социально-юридическому значению занимает равную ступень с принципами
законности, равенства, признания и неприкосновенности права частной
собственности
[1.2
п.
1 ст
1]. Свобода договора — это один из
основополагающих принципов гражданского права.
Согласно юридической литературе свобода договора проявляется в
16
различных аспектах.
Во-первых, это - свобода в заключении договора, (п. 1 ст. 421 ГК).
Свобода заключения договора означает, что понуждение к заключению
договора не допускается. Иначе говоря, граждане и юридические лица сами
вправе решать, заключать им или не заключать тот или иной договор. Свобода
заключения договора предполагает и свободу выбора контрагента. Однако
существуют и исключения, когда обязанность заключить договор прямо
предусмотрена в законом (для публичных договоров в соответствии с п. 3 ст.
426 ГК),
либо добровольно
принятым
на
себя
обязательством
(по
предварительному договору в соответствии со ст. 429 ГК). В настоящее время
нет ранее распространенной в законодательстве обязанности заключения
договора на основе планов и других административно-правовых актов, как и
самой категории «хозяйственных договоров» (которые ранее заключались по
административному принуждению и на условиях, установленных указанными
актами, а не определенных волей сторон).
Во-вторых, свобода договора проявляется в свободе определения вида
заключаемого договора. То есть субъекты гражданского оборота свободны в
определении какой именно договор им заключить. Они вправе заключить
договор как предусмотренный (поименованный), так и не предусмотренный
(непоименованный) законом или иными правовыми актами. Однако такое
правомочие возможно только тогда, если этот договор не противоречит
существующему законодательству, общим правовым принципам и началам и
смыслу гражданского законодательства (п. 1 ст. 8, п. 2 ст. 421 ГК). Настоящее
гражданское законодательство не имеет закрытого перечня договоров. Так же
в законе нет нормы, прямо обязывающей заключать договоры только в
известным закону формах. А значит всё это даёт право на совершение
различных сделок, которые далеко не всегда имеют прямые законодательно
определенные формы, (например, сделки, совершаемые на фондовых и
валютных биржах). И даже более того стороны вправе заключать смешанные
17
договоры,
содержащие различные элементы других известных видов
договоров (п. 3 ст. 421 ГК).
В-третьих, свобода договора - это свобода определения его условий
(содержания) (п. 2 ст. 1, п. 4 ст. 421 ГК). «Контрагенты договора своими
волевыми действиями определяют его содержание, его конкретные условия.
Однако исключения составляют случаи, когда содержание определенного
условия прямо предписано в законе или ином правовом акте. Например,
условие о цене продаваемого товара определяется самими сторонами, но в
отдельных случаях цена будет устанавливаться согласно определенным
законам и правовым актам, (например, в случаях реализации продукций
«естественных монополий»)» [2.9, с. 88-89].
В соответствии со ст. 434 ГК договор может быть заключен в любой
форме предусмотренной для формы сделок, а следовательно, форма договора
может быть только устной или письменной (ст. 159 ГК). Письменная форма
договора может быть простой, либо нотариальной. А так же кроме этого
письменные сделки с землей или другим недвижимым имуществом подлежат
обязательной государственной регистрации. Надо отметить, что требования,
касающиеся формы договоров разбросаны по разным частям ГК и содержатся
в нормах, посвященных как сделкам (гл. 9 ГК), так и договорам. Кроме того
эти положения содержатся не только в нормах об общих положениях о
гражданско-правовом договоре (гл. 28 ГК), так и в нормах, которые
затрагивают своим правовым регулированием договоры отдельных видов,
содержащихся как в ГК так и в иных законах и правовых актах. А значит
справедливо положение ГК, которое устанавливает возможность заключить
договор в такой форме во всех случаях, если в законе или соглашении сторон
не установлена письменная форма (п. 1 ст. 159 ГК). Кроме того в устной
форме могут заключаться и договоры, для которых закон требует письменной
формы в соответствии с п. 1 ст. 160 ГК, если факт исполнение такого договора
происходит в момент его заключения. Поэтому нельзя с полной уверенностью
18
согласиться с мнением М.И. Брагинского, который считает, что «из ст. 161 ГК
вытекает недопустимость заключения договора в устной форме, и, прежде
всего между юридическими лицами и между юридическим лицом и
гражданином» [2.3, с. 275]. В итоге можно сделать такое заключение, что
письменная форма договора устанавливается законом, как основная форма для
большинства договоров, а в случаях прямо указанных в нем, является строго
обязательной,
без
которой
соглашение
субъектов
гражданского
правоотношения не будет иметь юридической силы. Поэтому «письменная
форма», как указывал
Шершеневич Г.Ф., «имеет двоякое значение. Во-
первых, такая форма договора является преимущественным средством
доказательства заключенного соглашения, а во- вторых, без нее сам договор
не приобретает юридической силы» [2.32, с. 111]. В первом значении, в случае
отсутствия письменной формы законодательство просто лишает стороны
права ссылаться в подтверждение заключения сделки на свидетельские
показания в случае спора, но не лишает приводить им письменные и другие
доказательства (п. 1 ст. 162 ГК). По общему правилу, установленному в п. 1
ст. 161 ГК в письменной форме должны заключатся договоры юридических
лиц между собой и с гражданами, а также сделки граждан между собой на
сумму, превышающую десять тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных
законом, - независимо от суммы сделки. Так как в соответствии с п. 2 ст. 162
ГК несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность
только тех договоров, о которых специально указывает закон или об этом
имеется соглашение сторон, значение письменной формы проявляется в ее
обязательности,
специально
установленной ГК
для
отдельных видов
договоров, к которым относятся: соглашение о неустойке (ст. 331 ГК), о
поручительстве (ст. 362 ГК), а также кроме этого договоры: залога (ст. 339
ГК), продажи недвижимости (ст. 550 ГК), дарения движимого имущества (п. 2
ст. 574 ГК) и так далее., Для одних договоров ГК РФ говорит об: их
ничтожности
при
несоблюдении
письменной
формы,
а для других,
19
устанавливает
их
недействительность,
не
уточняя
при
этом,
какая
недействительность имеется ввиду: оспоримая или ничтожная. Кроме этого не
смотря на общее закрепление требований об обязательной регистрации сделок
и прав на недвижимое имущество в ст. 131 и 164 ГК, в последующих нормах
регулирующих
отдельные
виды
договоров,
вопрос
связанный
регистрацией решается неоднозначно и даже вовсе по-разному.
с
их
Так
обязательной государственной регистрации подлежат договоры: куплипродажи жилого помещения (п. 2 ст. 558 ГК), продажи предприятия (ст. 560
ГК), дарения недвижимого имущества (п. 3 ст. 574 ГК) и так далее. А так же
кроме
регистрации
ранее
названных
договоров
законодательство
предписывает проводить и регистрацию прав, которые возникаю у сторон по
договорам, касающимся недвижимого имущества. Однако, в то же время
согласно ст. 550 ГК договор продажи недвижимого имущества (нежилого) не
подлежит государственной регистрации, а регистрируется только переход
права собственности на объект недвижимости (ст. 551 ГК). Такой договор,
отличается от ранее названных, так как считается заключенным с момента
достижения сторонами соглашения в письменной форме, в виде одного
документа, подписанного сторонами. Однако, само право собственности у
покупателя на недвижимый объект по такому договору произойдет только
после государственной регистрации перехода права собственности.
Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что на сегодняшний
день государственной регистрации в одном случае подлежит только переход
прав на недвижимое имущество, а в другом- как переход права, так и сам
договор, заключенный между контрагентами по сделке, лежащий в основе
такого перехода. Это всё по своей сути создает ряд проблем и препятствий к
нормальному гражданскому обороту недвижимости.
В современном развитом обществе свобода договора не может иметь
неограниченного характера и в любом случае подвергается тем или иным
изъятиям, которые устанавливаются для защиты публичного интереса.
20
Всегда любой договор подчинен императивным нормам закона, а значит
практически всегда и в любой сфере существуют те или иные ограничения
свободы договора. Возможны ситуации когда закон принимается после
заключения договора. В этом случае императивные нормы закона не должны
распространяться на ранее заключенные договоры, если только сам этот закон
не придаст им обратную силу(п. 2 ст. 422 ГК).
Нередко ограничения свободы договора вызваны необходимостью
интересов общества, которое не сможет нормально функционировать при их
отсутствии. Ограничиваются возможности монопольных производителей
товаров или услуг, которые пытаются навязывать своим контрагентам
определенные условия договоров, используя то, что потребители не могут
уйти к другим производителям, т.е. тем самым полностью не соблюдают
принцип конкуренции. Ровно так же в защите нуждаются и граждане,
которые выступают в качестве заведомо менее сильной стороны в их
взаимоотношениях с предпринимателями.
В этой области действует и общий принцип запрета злоупотребления
правом (п. 1 ст. 10 ГК), в том числе и свободой договоров [2.6, с. 77].
Применение данного принципа оправданно, например, в таких ситуациях,
когда банк в качестве одной стороны кредитного договора самопроизвольно
навязывает своему клиенту огромную неустойку за просрочку в возврате
кредита, а затем требует ее принудительного взыскания, ссылаясь на
возможность свободы договора.
В ГК РФ предусмотрены случаи обязательного заключения договора для
одной из сторон - это институт «публичного договора».
Коммерческая организация как субъект публичного договора не вправе
уклоняться от его заключения. Продавец, осуществляющий розничную
продажу, не имеет права отказать кому-либо из покупателей - граждан в
продаже товара, который имеется у него в наличии. К случаям обязательного
заключения договора можно отнести случаи, предусмотренные законом.
21
Обязанность заключить договор может быть предписана законом, например,
при поставке товаров для государственных нужд.
В ГК РФ обязанность заключить договор предусмотрена добровольно
принятым ранее обязательством. Это обязательство принимается обеими
сторонами, которые в будущем будут
контрагентами. Тем самым,
предварительные договоры порождают обязанность заключить договор в
будущем. В современном законодательстве существует уже ряд таких
договоров, заключаемых на валютных аукционах, при залоге товаров в
обороте.
Если
сторона
предварительного
договора
любыми
способами
уклоняется от заключения договора, то другая сторона вправе обратиться в
суд с иском о понуждении заключить этот договор. Да и плюс к этому,
сторона необоснованно уклоняющаяся от заключения договора должна
возместить контрагенту убытки, которые возникли вследствие просрочки
[2.29, с. 18]. Стороны свободны сами определить условия договора (ст. 421 ГК
РФ).
При этом мера свободы в рассматриваемом праве определяется
соотношением императивных и диспозитивных норм. А значит, определяя
меру дозволенной свободы в установлении условий (содержания) договора,
необходимо рассмотреть это соотношение.
Условия договора устанавливаются по усмотрению сторон. Однако эта
свобода
в
самостоятельном
определении
условий
договоров
имеет
определенные рамки. Законодательство предписывает, что договор должен
соответствовать
императивным
нормам,
действующим
в
момент
его
заключения (п.1 ст.422 ГК).
Ограничить свободу выбора содержания (условий) договора может
прямое указание правовых актов. Законодательно это может выражаться в
следующих формах:
а) определяя предмет обязательным существенным условием любого
22
гражданско-правового договора (п.1 ст.432 ГК).
б) четко указывая какие именно условия относятся к существенным,
перечисляя их в конкретной статье (например, в ст.
1016 ГК РФ
«Существенные условия договора доверительного управления имуществом»).
в) наоборот не касаясь и не перечисляя существенных условий, но
включая их в понятие соответствующего гражданско-правового договора
(например, в ст.535 ГК «Договор контрактации»). Так п.1 ст.432 ГК не
называет
такой
группы
существенных
условий,
но
отвергать
её
существование нельзя.
г) перечисляя условия, необходимые для договоров данного вида (п.1
ст.339 ГК).
Нередко возникают спорные ситуации соотношения соглашения сторон
и: закона. Иными словами, в предусмотренных законом случаях в договоре
должны быть применены цены или тарифы, которые установлены вовсе не по
соглашению сторон. Установленные цены и тарифы используются на
внутреннем рынке Российской Федерации. Эти цены и тарифы должны
соблюдаться всеми организациями и предприятиями независимо от их
организационно-правовых форм и форм собственности.
Нормы закона могут быть и в форме не только предписаний на
обязательное включение в договор определенных условий, но и в форме
запретов на включение каких-либо условий в договор.
По общему правилу нормы гражданского законодательства не имеют
обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в
действие. Однако, действие норм может распространяться и на отношения,
которые
возникли
до
введения
их
в
действие
только
в
случаях,
предусмотренных законом.
Ряд авторов отмечает еще один важный момент принципа свободы
договора - то, что «стороны вправе заключить договор как предусмотренный
так и не предусмотренный законом» [2.9, с. 88-89]. Выделение данного
23
критерия, как отдельного и не менее важного, чем остальные, связано с
динамически развивающимся обществом и правовой практикой. В реальной
жизни появляется всё больше и больше различных по форме и содержанию
правоотношений, возникающих между субъектами права. Естественно, что ни
один закон не в силах предугадать это заранее и создать новые правовые
конструкции, которые еще не известны. В результате чего контрагенты сами
своими волевыми действиями создают смешанные договоры, используя
отдельные элементы уже известных правовых конструкций. Так, согласно ч.З
ст.421 ГК РФ стороны могут заключить договор, в котором содержатся
элементы различных договоров. Принцип свободы договора предусматривает
правило, согласно которому к отношениям сторон по смешанному договору
применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы
которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из
соглашения сторон или существа смешанного договора (ч.З ст.421 ГК РФ).
Коммерческие организации, например, заключают договор под названием
«франчайзинг». Однако правовой анализ данного договора показывает, что в
действительности речь идет о договоре поставки с элементами комиссии,
подряда, кредита, банковского вклада и т.д.
В современной правовой жизни стороны заключают договоры в которых
сливаются элементы договоров разных типов или групп. Такие договоры
«именуются как: "конгломерированный", "интегрированный", "комплексный",
"синтезированный" и др» [2.3, с. 164].
Анализируя правовую природу смешанных, комплексных договоров, т.е.
договоров, сочетающих несочетаемые элементы иных других договоров,
важно отметить, что с точки зрения правовой грамотности и юридической
техники все эти договоры необходимо заключать отдельно, чтобы точно было
возможно определить санкции за их неисполнение или ненадлежащее
исполнение.
Существует еще один очень важный аспект принципа свободы договора.
24
Из текста ст. 450 ГК РФ следует, что изменение и расторжение договора
возможно по соглашению сторон, а стороны свободны в установлении
оснований изменения или расторжения договора. Проблема в том, что в
реальной жизни нередки ситуации, которые невозможно предотвратить,
именуемые также термином «форс-мажор» или «форс-мажорные обстоя­
тельства». А значит, что эти обстоятельства могут быть указаны в договоре в
качестве основания изменения или расторжения данного, конкретного
договора.
В современной правовой жизни, именно благодаря появлению принципа
свободы договора, все более и более растет удельный вес случайных условий,
которые включены в договор по волеизъявлению сторон. Сами эти условия в
юридической
литературе
именуются
«специальными».
Аналогичная
классификация условий договора содержится в законодательстве стран
континентальной
Европы,
где
все
условия
договоров
делятся
на
существенные, обычные и случайные.
Так,
существенными
условиями
являются
такие,
без
которых
невозможно существование договора, например в договоре имущественного
найма обязательно должна быть поименована вещь, сдаваемая внаем.
Существенным
положением
договора
признаются
его
условия,
соответствующие закону, регулирующему данный вид договора, а также
договоренности между сторонами либо в силу торгового обычая.
Обычными условиями являются такие, которые не могут быть
квалифицированы как существенные, однако их содержание соответствует
диспозитивной норме закона. При отсутствии такого условия в договоре
спорные отношения между сторонами регулируются в соответствии с
диспозитивными нормами.
Случайные
условия
обычно
отражают
какие-то
специфические
особенности данного конкретного договора. Такие условия включаются в
25
договор сторонами для удовлетворения какой-либо особой цели, например
обязательного получения банковской гарантии.
Таким образом, принцип свободы договора является неотъемлемой
частью современной правовой цивилистической системы России, но при этом
нельзя забывать, что постоянно развивающаяся и усложняющаяся система
общественных отношений
может потребовать введения
определённых
ограничений или пределов действия этого принципа гражданского права. А
значит, всё это требует от нормотворческих органов наличия высокого уровня
правовой
культуры,
великолепного
знания
юридической
сферы
и
действующих нормативных актов.
1.3 Сущность и значение принципа свободы договора
Принцип свободы заключения гражданско-правовых договоров отнесен
в
гражданском
законодательстве
к
числу
основополагающих
начал
гражданского права (ст. 1 ГК РФ). Содержание основных элементов
указанного принципа закреплены в нормах ст. 421 ГК РФ. В юридической
литературе нет единого мнения о природе принципа свободы договора.
Различные правоведы выделяют несколько сторон проявления принципа
свободы договора.
Так,
по
мнению И.А.
Покровского,
«существует
позитивное и негативное содержание указанного принципа. Отрицательная
сторона заключается в том, что, в широком смысле, никто не обязан заключать
договор против своей воли, положительная же сторона - субъекты вправе
заключать договор с совершенно любым содержанием, но конечно кроме
случаев
противоречия его нормам закона» [2.22, с. 251]. Не вызывающей
сомнения является точка зрения о трех критериях принципа свободы договора:
1) свобода в заключении договора и отсутствие принуждения к вступлению в
договорные отношения; 2) свобода в определении формы и вида договора; 3)
свобода в определении условий (содержания) договора.
М.И. Брагинский утверждает, что «все эти три проявления свободы
26
договора необходимы в совокупности участникам оборота; и только это
позволяет
реализовать
свою
имущественную
самостоятельность
экономическую независимость» [2.3, с. 175-177].
и
Однако вовсе не все
исследователи согласны с М.И. Брагинским. Так М.Н. Марченко выделяет
четыре элемента принципа свободы договора, вместо трех: 1) контрагенты
свободны в решении вопроса: заключать или не заключать договор; 2)
контрагенты самостоятельно выбирают партнера по договору; 3) контрагенты
свободны в выборе того или иного вида и формы договора; 4) контрагенты
самостоятельно определяют условия (содержания) договора [2.18, с. 14,15].
В.В. Калемина выделяет еще более широкий перечень критериев
свободы договора: 1) право самостоятельно решать, вступать в договор или
нет; 2) свобода в определении условий (содержания) договора; 3) право
свободного выбора контрагента по договору; 4) право заключать договоры как
предусмотренные, так и не предусмотренные ГК РФ; 5) право выбирать вид
договора 6) право заключать смешанный договор по своему волеизъявлению;
7) право выбора формы договора; 8) право контрагентов в любое время
своими волевыми действиями изменить или расторгнуть существующий
договор; 9) право самостоятельно выбрать способ обеспечения исполнения
договора. При этом В.В. Калемина данный перечень оставляет открытым для
дополнения, подчеркивая это тем, что невозможно в современном мире успеть
за постоянно меняющейся правовой природой тех или иных действий и
правовых категорий [2.12, с. 8].
Иные же исследователи - цивилисты
дополняют объем содержания
принципа свободы договора другими элементами, такими как: 1) право
контрагентов по договору самостоятельно вести переговоры для достижения
своих
целей
любыми
правомерными
способами;
2)
урегулирование
отношений сторон диспозитивными нормами [2.26, с. 14].
Н.И. Клейн так же в своих трудах говорит о необходимости более
подробного изучения принципа свободы договора.
27
Несмотря на достаточно широкий перечень элементов принципа
свободы договора, встречающийся в юридической литературе, анализ
действующего законодательства позволяет его дополнить. В содержание
данного принципа можно включить еще следующие элементы: 1) право сторон
договора своими волевыми действиями самостоятельно определять (изменять)
порядок и основания изменения и расторжения договора;
контрагентов
самостоятельно
определять
размер
2) право
ответственности
за
неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных обязательств; 3)
право контрагентов устанавливать в договоре дополнительные формы
ответственности, а так же соотношение различных форм гражданско-правовой
ответственности (например, штрафная неустойка, соотношение процентов (ст.
395) и неустойки).
В самом же широком смысле элементы принципа свободы договора
классифицировала Н.В. Кузнецова. Она разделила их на три большие группы.
К первой относятся элементы принципа свободы, отражающие процесс
заключения гражданско-правового договора. К ним можно отнести: 1) свободу
в выборе заключать ли договор или нет; 2) свободу выбора вида договора,
форму договора; 3) право контрагентов на заключение смешанных или
комплексных договоров; 4) свободу выбора контрагента по договору; 5)
юридическое равенство сторон при заключении договора; 6) свободу выбора
формы договора в пределах, установленных законодательством; 7) свободу
определения момента заключения договора (условие договора); 8) свободу
выбора способа заключения договора;
Вторую группу элементов свободы договора составляют те, которые
относятся к содержанию заключаемого договора, а именно: 1) свобода
определении условий договора; 2) право контрагентов
в
изменять условия,
установленные законодательством для данного вида договора; 3) свобода
выбора способа обеспечения исполнения обязательства по договору; 4)
свобода
установления
мер
гражданско-правовой
ответственности
за
28
нарушение договорных обязательств и их соотношение друг с другом
(например, неустойка и убытки, проценты за неправомерное пользование
чужими
денежными
средствами
и
неустойка);
5)
установление
в
законодательстве отдельных договорных условий оценочными понятиями.
Третью группу элементов принципа свободы договора составляют права
сторон договора, связанные с изменением и (или) расторжением договоров.
Сюда
можно
отнести:
1)
свободу
установления
в
договоре
не
предусмотренных законом оснований изменения и расторжения договора; 2)
свободу установления сроков для уведомления о расторжении или изменении
договора. 3) свободу в установлении дополнительных гарантий обеспечения
прав при расторжении договора одной из сторон; 4) свободу в определении
конкретных
форс-мажорных
обстоятельств,
являющихся
основанием
расторжения или изменения договора контрагентами; 5) и ряд других
элементов [2.17, с. 90]. Стоит отметить, что в юридической литературе по
вопросу элементов принципа свободы договора нет единого мнения, которое
бы было поддержано всеми исследователями - цивилистами.
Значение принципа свободы договора переоценить сложно, ведь этот
принцип является основой для ряда принципов гражданского права. Таких как
принцип равенства, принцип неприкосновенности собственности, принцип
недопустимости вмешательства в частные дела и другими. Все принципы
тесно связаны между собой. Принцип свободы договора вовсе превращается в
фикцию в случае, если все другие принципы не будут реализованы
установленным законом способом . Особенно актуальным этот принцип стал
в условиях построения рыночной экономики в современной России, что
предопределило его закрепление, как одного из основных начал гражданского
законодательства
(п. 1
ст.
1 ГК),
который
по
своему
социально-
экономическому значению стоит в одном ряду с принципом признания и
неприкосновенности частной собственности. В свою очередь, свобода
договора никогда не имела абсолютизированного значения, она является чисто
29
юридической категорией. Индивидуальная свобода субъектов гражданского
права, составляющая основу свободы договора, всегда относительна, так как
их существование нельзя рассматривать оторвано от общества, в котором они
существуют, и, следовательно, они должны подчинятся законам этого
общества. При этом свобода одних не должна нарушать свободу других.
Отшлифованные
в
течение
веков
законы,
определяющие
правила
функционирования рынка развитых стран, которые призваны обеспечить
соблюдение основных требований морали, справедливости, ценностных
ориентаций в обществе, давали возможность свободного выражения воли
участников рынка, не нарушая интересов общества. Однако в современных
рыночных условиях этого не достаточно, и свобода договора является
разумным общественным идеалом лишь в той степени, в какой можно
предполагать равенство сил при заключении договора.
Из всего выше сказанного можно сделать вывод о том, что принцип
свободы договора - это установленное в законе основополагающее начало
гражданско-правовой отрасли, определяющее для субъектов договорных
отношений свободу выбора формы и вида заключаемого договора, свободу
определения его условий, свободу заключения договора. Содержанием
принципа свободы договора является: во-первых, свобода в заключении
договора, (п. 1 ст. 421 ГК); во-вторых, свобода договора проявляется в свободе
определения вида и формы заключаемого договора; в-третьих, свобода
договора - это свобода определения его условий (содержания) (п. 2 ст. 1, п. 4
ст. 421 ГК). Значение принципа свободы договора проявляется в том, что он
является основой для ряда принципов гражданского права (таких как принцип
равенства,
принцип
неприкосновенности
собственности,
принцип
недопустимости вмешательства в частные дела и другими). Между тем все
принципы очень тесно связаны между собой и принцип свободы договора
вовсе превращается в фикцию в случае, если все другие принципы не будут
иметь юридической силы и не будут реализованы.
30
ГЛАВА 2. ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ ДОГОВОРА И ПРОБЛЕМЫ
ПРИНЦИПА СВОБОДЫ ДОГОВОРА
2Л Случаи ограничения принципа свободы договора
Термин «свобода договора» в Гражданском кодексе РФ изначально
упоминается в его первой статье как один из основополагающих принципов
гражданского права (ст.1, п.1 ГК). При буквальном толковании приведенного
термина можно прийти к выводу: граждане и юридические лица, все и без
исключения, вправе заключать (или не заключать) любые договоры с кем
угодно и на каких угодно условиях. Никто не вправе принудить их заключить
договор или отказаться от его заключения.
Однако свобода договора даже в самом широком смысле не может быть
абсолютной и безграничной, так как человек - это элемент общества и он не
может быть полностью свободен во всем. Человек в любом случае обязан
соблюдать правила,
по которым живет это общество. Иными словами он
должен соблюдать нормы по которым свобода поведения одного человека не
должна нарушать свободу других субъектов социума.
Исходя из этого закон принимает нормы, ограничивающие свободы
одних в целях защиты прав других.
Всё это связано с необходимостью
защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных
интересов других лиц. Но в то же время государство при установлении таких
ограничений должно определить их пределы, иначе возможен возврат к
существовавшим ранее командно-административным методам управления
экономикой [2.5, с. 11-13].
В общем виде содержание ограничения свободы договора изложено в
статье 421 ГК. Этой правовой нормой допускается понуждение к заключению
договора (что вполне правомерно назвать ограничением свободы его
заключения), когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК, другим
законом или добровольно принятым обязательством.
31
Так же, законодатель закрепляет случаи обязательного заключения
договора, что по своей сути является способом ограничения свободы договора
(договор для
соблюдать
обеспечения государственных нужд обязывает стороны
императивные
нормы,
которые
должны
учитываться
контрагентами по договору). Кроме того в ГК РФ есть статья 445, которая
называется «Заключение договора в обязательном порядке» [1.2 ст. 445]. Из
самой сути её названия понятно, что она является исключением из общего
правила наличия свободы договора и автономии воли сторон. Ранее в нашей
стране длительный срок говорить о свободе договора в широком смысле не
приходилось вовсе и общим правилом являлось обязательное заключение
договоров, а свобода договора в узком смысле была лишь исключением. По
своей сути заключение договоров было свободным лишь при заключении
договоров во взаимоотношениях с участием граждан. В других же случаях
свободное заключение договоров было возможным только в крайне редких
случаях (когда предмет договора - это товары, работы и услуги, изъятые из
планового распределения).
В ГК РФ предусмотрено исключение из правил о договорной свободе,
допускающее возможность требовать заключения договора в обязательном
порядке. Прежде всего это связано со специальными конструкциями
предварительных и публичных договоров. Различие между этими двумя
конструкциями прежде всего проявляется в том, что в первом случае
понуждать к заключению договора может любой контрагент, а во втором лишь одна из сторон - контрагент коммерческой организации, который
удовлетворяет предусмотренным в ст. 426 ГК признакам.
Субъекты
правоотношений, на которых лежит обязанность заключить договор с каждым,
кто к ним обратится, названы в статье 426 и других статьях ГК. В законе
содержится прямой запрет на отказ от заключения публичного договора. Если
сторона, для которой в соответствии с настоящим Кодексом или иными
законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения,
32
другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении
заключить договор. А так же сторона, необоснованно уклоняющаяся от
заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим
убытки. Таким образом прямые отсылки к ст. 445 ГК содержатся в ст. 426 ГК
(«Публичный договор») и ст. 429 ГК («Предварительный договор»). Кроме
того прямая отсылка есть так же и в ст. 846 ГК ( « Заключение договора
банковского счета»), в которой сказано, что банк обязан заключить договор
банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на
объявленных
банком
для
открытия
счетов
данного
вида
условиях,
соответствующих требованиям, предусмотренным законом и установленными
в соответствии с ним банковскими правилами. Банк не вправе отказать в
открытии счета, совершение соответствующих операций по которому
предусмотрено законом, учредительными документами банка и выданной ему
лицензией, за исключением случаев, когда такой отказ вызван отсутствием у
банка возможности принять на банковское обслуживание либо допускается
законом или иными правовыми актами [1.3, ст. 846]. В случае же
необоснованного уклонения банка от заключения договора банковского счета
клиент вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить
договор.
Всякий раз, когда ГК называет определенные типы (виды) договоров
публичными
-
это
означает,
что
на
них
распространяется
режим,
установленный в ст. 445 ГК.
Свобода договора ограничена также в нормах ГК, устанавливающих
преимущественное
право
на заключение договора.
ГК устанавливает
преимущественное право:
1.
участников общей собственности на покупку доли в праве общей
собственности (ст. 250 ГК);
2.
участников ООО на покупку доли при продаже (уступке) одним из
участников общества своей доли в уставном капитале (ст. 93 ГК);
33
3.
акционеров ЗАО на приобретение акций, продаваемых другими
акционерами этого общества (ст. 97 ГК);
4.
арендатора
заключить договор
аренды на
новый
срок
предусмотрено ст. 621 ГК;
5.
нанимателя заключить договор найма жилого помещения на
новый срок - ст. 684 ГК, а аналогичное право заключения договора
коммерческой концессии - ст. 1035 ГК.
А так же Абз. 4 п.З ст. 7 ФЗ "Об акционерных обществах"содержит
норму о преимущественном праве приобретения всех акций, предлагаемых
для продажи, в течение двух месяцев со дня такого извещения, если более
короткий срок не предусмотрен уставом общества [1.4, ст. 7].
Во всех этих случаях обладатель преимущественного права пользуется
правом
судебной
защиты,
если
контрагентом
допущены
нарушения,
связанные с заключением договора.
Законодатель не оставил без внимания и условия, которые включаются
сторонами в договоры. По общему правилу, согласующемуся с законным
принципом свободы договора, эти условия включаются в него по усмотрению
сторон. Но в случае если конкретное содержание соответствующего условия
предписано законом или иным нормативным актом, усмотрение сторон не
может иметь места. Во многих случаях закон предоставляет сторонам выбор:
включить в договор условие, отличающееся от условия, предусмотренного
правовой нормой, либо вообще исключить ее применение. Такая норма будет
применяться только в том случае, если стороны не достигнут соглашения ни
об
исключении
нормативного
условия,
ни
о
принятии
условия,
отличающегося от нормативного. Речь здесь идет о диспозитивных нормах,
т.е.
правовых
нормах,
в
которых
содержится
несколько
вариантов
осуществления сторонами своих прав и обязанностей. В тех случаях, когда
условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой,
соответствующие
условия
определяются
обычаями
делового
оборота,
34
применимыми к отношениям сторон.
Особую
группу
ограничений,
касающихся
именно
свободы
в
формировании условий договора, составляют случаи, когда, несмотря на
возможность сторон самостоятельно устанавливать для себя договорные
условия допускаются случаи отступления от условий договора, согласованных
сторонами. К ним прежде всего относится норма ст. 333 ГК РФ, которая
закрепляет право суда по своему усмотрению, сочтя, что размер неустойки,
предусмотренный договором, явно несоразмерен последствиям нарушения
обязательства, уменьшить этот размер. В качестве примера ограничения
свободы в формировании условий договора можно привести Апелляционное
определение Свердловского областного суда от 24.10.2013 по делу N 3312014/2013 [1.16]. Согласно этому определению общество "Центр по защите
прав" в интересах О. обратилось в суд с иском к ОАО "Номос-Банк" о защите
прав потребителей. Из обстоятельств дела известно, что что между О. и ОАО
"Номос-Банк" был заключен кредитный договор, с условием уплаты
процентов за пользование кредитом. Предоставление кредита обуславливалось
обязанностью заемщика осуществить страхование жизни и здоровья (п. 2.2,
4.1.7). В связи с чем, О. вынуждена была заключить договор комплексного
ипотечного страхования сначала с ОАО "КапиталЪ Страхование", на
следующий год - с ООО "Росгосстрах", а в последующем - с ЗАО "ГутаСтрахование". По мнению истца, эти условия договора направлены на
злоупотребление свободой договора, являются навязанной дополнительной
услугой, повлекшей причинение ей убытков в виде выплаченных страховых
взносов на дополнительную денежную сумму. Разрешая спор и признавая
недействительными данные условия кредитного договора, суд исходил из
того, что включение в кредитный договор условий об обязанности заемщика
застраховать свою жизнь и здоровье, свидетельствует о злоупотреблении
свободой договора, поскольку обуславливает предоставление одних услуг
обязательным предоставлением других услуг, что прямо противоречит
35
требованиям пункта 2 статьи 16 Закона "О защите прав потребителей" [1.6, п.
2 ст. 16]. Делая такой вывод, суд установил, что О. не имела возможности
заключить кредитный договор без данных условий, которые фактически
являлись обязательным для получения кредита. Судебная коллегия считает
данный вывод суда первой инстанции правильным, поскольку такие действия
банка, как верно указал суд, являются злоупотреблением свободой договора в
форме навязывания потребителю несправедливых условий договора.
Весьма своеобразное
ограничение права свободного заключения
договора представляет собой такая договорная конструкция, как договор
присоединения (ст. 428 ГКРФ). Здесь ограничения одной из сторон в выборе
условий договора проявляются в том, что она не может принимать участие в
выработке договорных условий вообще, а вправе лишь присоединиться к тому
договору,
который
ей
предложен
в
целом.
Ограничением
свободы
формирования условий договора в части изменения его условий являются
случаи, предусмотренные подпунктом 1 п.2 ст. 450 ГК РФ - в
качестве
санкции при существенном нарушении договора одной из сторон, а также ст.
451 ГК РФ при существенном изменении обстоятельств.
Содержание
договора
соответствовать закону.
и
действия
обязанной
стороны
должны
Так, например, должны соответствовать закону
договоры и условия участников полного товарищества об отказе от права
участвовать в распределении прибыли и убытков указанного товарищества (п.
1 ст. 74 ГК) или об отказе от права знакомиться с любой документацией и
отчетностью по ведению дел этого товарищества (п. 3 ст. 71 ГК) и так далее.
Кроме того ограничение содержания договоров связано так же с
изменением условий, которые касаются ответственности за нарушение
договоров.
Так,
невозможно
установление
условий
об
устранении
ответственности за умышленное нарушение обязательства (п. 4 ст. 401 ГК)
или условий об ограничении размера ответственности должника по договору,
в случае если размер ответственности уже определен законом (п. 2 ст. 400 ГК).
36
Одно из ключевых значений для ограничения принципа свободы
договора имеет правило о недействительности сделок, противоречащих
закону, а так же мнимых и притворных сделок и сделок, которые
противоречат основам правопорядка и нравственности.
Кроме того в ГК РФ запрещено использование гражданских прав в целях
ограничения здоровой конкуренции, а также злоупотребление доминирующим
положением на рынке (п. 1 ст. 10 ГК) [2.3, с. 176-177].
В конечном счете ограничение свободы договора направлено на
достижение одной из трех целей. Это, во-первых, защита слабой стороны. Вовторых, защита интересов контрагентов- кредиторов. В настоящее время для
нашей экономики характерна проблема, именуемая «кризис неплатежей», что
подтверждает нуждаемость кредиторов в правовой защите. И наконец, втретьих, защита интересов всего государства и его правовой системы, в общем
виде затрагивающего интересы всего общества в целом.
В итоге можно сказать, что свобода договора была бы абсолютной
только тогда, когда Кодекс и все изданные в соответствии с ним правовые
акты содержали бы исключительно диспозитивные и факультативные нормы,
которые предоставляли бы только ряд прав. Но совсем очевидным является то,
что такое развитие событий в результате привело бы к гибели экономики
страны, её социальной сферы, а в целом и к хаосу в самом обществе.
Неслучайно законодательство ни одной из существовавших в истории стран
не пошло по этому пути.
2.2 Пределы ограничения принципа свободы договора
В современном гражданском праве де-факто существует формула
«право на право» (ограничения свободы договоров), которую чаще всего
определяют
через
понятие
«пределы
осуществления
субъективного
гражданского права». «Законодательством физические и юридические лица
наделяются набором прав и обязанностей через формализованные правовые
37
режимы как специальных, так и общих норм гражданского права. По сути это
есть внешние, писанные, объективные границы, определяющие основное
содержание субъективного гражданского права» [2.6, с. 75].
В данном случае речь идет о п. 2 ст. 1 ГК, в котором провозглашена
свобода участников оборота в установлении своих прав и обязанностей, но
также допущено ограничение гражданских прав только на основании
федерального закона и вместе с тем содержится определенный перечень
целей, для которых такие ограничения вводятся. В этот перечень входят
защита основ конституционного строя, нравственности, прав и законных
интересов других лиц, обеспечение безопасности государства и так далее.
Закрепление в ГК РФ конкретных рамок для введения ограничений
может иметь значение, в случае, когда законом
введены запреты, полное
соблюдение которых исключает для должника возможность исполнить
обязательство.
В
такой
ситуации
может,
например,
оказаться
предприниматель, который был лишен лицензии.
Значение принципа свободы договора сводится к тому, что субъектам
гражданского правоотношения предоставляется возможность решить, будет
ли заключен между ними договор, а если будет, то какой именно, в какой
фюрме и каким будут его условия (содержание). Закон в данном случае
выступает в роли важного элемента правоотношения - ограничителя свободы
договора.
Существующие в законодательстве правовые нормы устанавливают
необходимость облекать отношения субъектов гражданского права в форму
договора и обеспечивать соблюдения порядка его заключения. А в отдельных
случаях нормы закона прямо или косвенно определяют содержание (условия)
договора (например, о цене, качестве и др.), а также устанавливают
последствия нарушения, неисполнения или ненадлежащего исполнения
сторонами принятых на себя обязательств.
38
Все существующие
в нормах закона ограничения свободы договора
могут быть разделены на две большие группы. Во- первых, такие ограничения
могут являться негативными в одних случаях (в законе определяются случаи,
при которых заранее уже предусматривается, между кем и какие именно
договоры заключаться не могут). Во- вторых, в других случаях они могут быть
позитивными, то есть имеют в виду обязательное заключение договоров и
(или) обязательное включение в такие договоры определенных условий [2.3, с.
160].
Ограничения в нормах закона могут быть установлены как в отношении
субъектов, так и в отношении объектов. Таким образом ограничения по
субъектам связаны с тем, что конкретные виды договоров направлены только
на участие в них предпринимателей (например, договор розничной купли продажи, в котором предприниматели должны выступать на стороне
продавца, а в договоре поставки - на обеих сторонах). Ограничениям, о
которых идет речь в перечисленных случаях, придается огромное значение,
что они включены в определения (имеются в виду соответственно п. 1 ст. 492,
п. 1 ст. ст. 730, 506 и п. 1 ст. 1027 ГК).
Особое значение имеют ограничения, связанные с лицензированием
субъектов определенной деятельности, то есть заниматься определенной
деятельностью могут только те, кто получил специальное разрешение лицензию. А значит, только они могут заключать определенные договоры.
Хотя указанное обстоятельство специально выделено лишь в п. 1 ст. 49 ГК и
тем самым применительно только к юридическим лицам, это в равной мере
относится и к предпринимателям - гражданам. Так кредитные организации
вправе осуществлять свою деятельность только после получения лицензии на
эту деятельность.
В иных же случаях в обязательно порядке в роли одной из сторон
обязательно должен быть гражданин, (например, наниматель в договоре
жилищного (п. 1 ст. 677 ГК). В случае если же такой договор заключен с
39
нанимателем - юридическим лицом, то данный договор не может быть
признан договором жилищного найма, а будет являться договором аренды (п.
2 ст. 671 ГК). И значит к этому договору должны применяться нормы гл. 34
ГК «Аренда», а не гл. 35 ГК, касающейся найма жилого помещения.
В иных же статьях ГК РФ вообще исключается право выступления в
качестве контрагента по договору определенных видов юридических лиц.
(например, в п. 1 ст. 1015 ГК не допускается участия в договоре
доверительного управления имуществом органа государственной власти или
органа местного
самоуправления).
В данном
случае
не
соблюдение
установленного законом требования влечет за собой признание заключенного
договора недействительным. Те же последствия наступят и в случае
заключение договора дарения с лицами, которым в силу ст. 575 ГК запрещено
выступать в роли дарителей.
Нарушение всех этих требований, которые предъявляются к субъектам
договоров, может при определенных условиях влечь за собой вместо
признания договора недействительным (в зависимости от обстоятельств оспоримым или ничтожным) подчинение этого договора иному, чем
рассчитывали стороны правовому режиму (например, если на стороне
продавца в договоре розничной купли - продажи будет выступать иное другое
лицо, кроме предпринимателя, то на этот договор будет распространен общий
режим, который установленный для договоров купли - продажи). И тогда
специальные правила о розничной купле - продаже по отношению к нему
действовать не будут.
В гражданском законодательстве предусматривается в некоторых
случаях только строго конкретный вид договора (например, по ст. 43 ГК - для
управления имуществом безвестно отсутствующего гражданина орган опеки и
попечительства должен заключать с лицом договор, представляющий собой
«договор о доверительном управлении»).
40
В ГК РФ, а именно в п. 1 ст. 260 содержится норма, которая допускает
распоряжение, что влечет и право на заключение договоров, только по
отношению земель, которые не изъяты из оборота или не ограничены в
обороте. Виды объектов гражданских прав, которые не могут находиться в
обороте
должны быть прямо указаны в законе (п. 2 ст. 129 ГК). Иными
словами говориться об ограничении оборотоспособности определенных
объектов.
Так, Законом от 13 декабря 1996 г. «Об оружии» конкретно
определены виды гражданского и служебного оружия, оборот которого на
территории РФ является ограниченным. Кроме того, в данном законе
определены права на приобретение оружия государственных специальных
организаций, юридических лиц с особыми уставными задачами, а также
граждан РФ и иностранцев.
В соответствии с нормами ст. 1.2 Закона «О недрах» участки недр
запрещается использовать в качестве предмета купли - продажи, дарения,
залога или отчуждения в иной форме [1.8, ст. 1.2]. А соответственно право на
пользование недрами может переходить от одного субъекта к другому или
отчуждаться одним контрагентом другому в той мере, в какой их оборот
является допустимым в соответствии с федеральными законами.
Нередко, возможны ситуации когда в одном и том же договоре
используются и те и другие ограничения (например, нормы о договоре залога,
когда в роли залогодателя вещи может выступать только собственник той
вещи, или же тот, кому эта вещь принадлежит на праве хозяйственного
ведения, а в роли залогодателя прав - тот субъект, у которого есть это право
(ст. 335 ГК)
И наконец, установление пределов принципа свободы договора может
касаться их основания. Смысл в том, что стороны могут заключать договоры
по выбранному ими существенному признаку- их цели и только при условии,
если основание определенного договора будет полностью соответствовать той
цели, которая относится применительно к данной модели (например, для
41
договоров розничной купли - продажи обязательным является то, что данный
договор должен быть направлен на удовлетворение соответствующих
потребностей (п. 1 ст. 492 ГК и п. 1 ст. 730 ГК). В ином же случае данный
договор не может рассматриваться как розничная купля - продажа, что влечет
за собой такие последствия, когда к отношениям субъектов будут применяться
лишь общие нормы о договоре купле - продажи.
Позитивное же ограничение свободы направлено на то, чтобы
заключение договора или включение в него определенного условия было
обязательным для одной стороны или обоих контрагентов.
Гражданский
кодекс
РФ,
а
именно
статья
421
устанавливает
возможность понуждать заключать договор только при наличии прямых
указаний в кодексе, в законе или в добровольно принятом обязательстве.
Таким образом, из всего выше сказанного можно сделать вывод, что в
цивилистической науке и практике не существует абсолютного характера
принципа свободы договора.
Созданные ограничения императивного
характера , затрагивающие свободу договора направлены на защиту прав и
законных интересов субъектов хозяйственной деятельности и гражданского
оборота в целом, в тех ситуациях, когда есть реальная возможность
ущемления или нарушения интересов одного из контрагентов договорных
отношений. В этом случае само такое ограничение всегда является
направленным на защиту законных интересов данного субъекта.
2.3 Непоименованные и смешанные договоры как реализация принципа
свободы договора
Система гражданских договоров постоянно развивается и меняется.
Появляются новые типы (виды, подвиды) договоров. Причина этого - в
непрерывном развитии экономического оборота, в развитии имущественных
и экономических отношений, регулируемых договорным правом. Иоффе О.С.
пишет - «Как только оборот принимает новые формы, так сразу же рождаются
42
новые типы обязательств» [2.15, с. 146]. Однако не всякое договорное
отношение, характеризующееся новыми свойствами, требует формирования
нового договорного института.
Необходимость в его создании возникает лишь в том случае, когда
новый признак приобретает правовое значение, т.е. требует законодательного
отражения. «Там, где некоторые различия в экономическом содержании
договоров не влекут за собой различных юридических последствий, не
отражаются в юридическом содержании, нет необходимости в создании новых
группировок обязательств. Дело в том, что не любое изменение в
экономическом содержании влечет за собою появление нового вида
правоотношения. Для этого необходимы существенные количественные
изменения, приводящие к новому скачку - к изменению формы» [2.4, с. 196].
Законодательство
всегда
должно
обеспечивать
юридическим
механизмом именно те договорные отношения, которые того требуют. В этом
- одна из составляющих эффективности правового регулирования. Поэтому
необходимо стремиться к тому, чтобы законодатель своевременно создавал
новые типы (виды, подвиды) договоров, отражающие юридически значимое
разнообразие
стремиться,
экономического
чтобы
оборота.
законодатель
Иными
успевал
за
словами
необходимо
меняющейся
правовой
реальностью.
Статьей 421 ГК РФ в рамках принципа свободы договора закреплена
возможность заключать как поименованные, так и непоименованные
договоры, а также совмещать в одном договоре элементы различных
договоров (смешанные договоры). Каждое из указанных соглашений имеет
свои
особенности
правового
регулирования,
ввиду
чего
правильная
квалификация заключенного между сторонами договора крайне необходима.
Как совершенно справедливо отмечает Д.В. Огородов, «сложность
квалификации
гражданско-правовых
договоров
носит
объективный,
неустранимый характер, поскольку сложность правовой квалификации
43
конкретного договора — оборотная сторона одного из основополагающих
начал гражданского права — принципа автономии воли (ст. 1 ГК РФ),
включая принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ)» [2.20, с. 65-73].
Ввиду развития гражданского оборота все больше усложняются
хозяйственные
связи
между
субъектами.
Договоры
становятся
более
объемными и сложными по содержанию, что подчас вызывает трудности при
их квалификации. Нельзя сказать, что проблематика смешанных договоров
разработана в заслуживающей того степени. Данный факт вызван тем, что
институт смешанных договоров зародился относительно недавно ввиду
развития рыночных отношений и усложнения договорных связей между
субъектами гражданского права [2.31, с. 146-147].
Вместе с тем набор поименованных договоров всегда, в любой стране
отстает от потребностей оборота. Такое отставание закона от жизни
неизбежно,
поскольку
всякий
акт,
посвященный
гражданским
правоотношениям, отражает потребности практики, которые определяются
лишь на момент его издания.
Экономическая, жизнь, и деловой оборот всегда шире закрепленных в
законодательстве правовых форм. Как следствие, при любом, самом
современном гражданском законодательстве будут возникать договоры, им не
урегулированные (непоименованные договоры).
В связи с этим, большое значение приобретает вопрос о том, стоит ли
признавать такие договоры законными или нет. В различное время и в разных
странах законодательство и судебная практика по-разному подходили к его
решению. В настоящее время в теории гражданского права России прочно
утвердился принцип, согласно которому стороны вправе заключить договор,
не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Но при этом есть
единственное
условие,
требующееся
для
признания
такого
договора
действительным. Заключается оно в том, что его содержание не должно
противоречить общим принципам и положениям гражданского права.
44
Соответствующая норма закреплена в п. 2 ст. 421 ГК.
Гражданское право должно способствовать развитию имущественных
отношений, а не ограничивать законную инициативу их участников.
При появлении непоименованного договора, естественно, возникает вопрос о
том, какими нормами он должен регулироваться.
Непоименованный договор, на простом языке, означает не что иное, как
соглашение, содержание которого закону не известно, то есть все его условия
являются новыми. А внедрение нового, как известно, всегда порождает
относительную неизвестность результата, в данном случае неизвестность
судебного толкования условий подобных соглашений. Писчиков В.А.
отвергает термин «непоименованный» договор, именуя такую правовую
категорию «нетипичный». Он под нетипичным договором понимает такой
договор,
«который
не
противоречит
действующему
гражданскому
законодательству, содержит в себе признаки одного или нескольких типичных
договоров, специфическое сочетание которых позволяет относить его к
самостоятельному гражданско-правовому договору» [2.30, с. 45].
А.В. Мыскин выделяет три группы нетипичных договоров. Первая
группа - абсолютных нетипичных договоров, не предусмотренных и не
урегулированных гражданским законодательством. В качестве примера из
современной юридической
практики
сюда
относятся
обязательства с
нематериальным содержанием (договор об использовании голоса человека),
договор об установлении «заранее оцененных убытков». Согласно которому,
один участник обязывался не причинять телесных повреждений другому. Если
первый участник нарушал
обязательство,
он был
обязан выплатить
согласованную и установленную компенсацию. Вторая группа - договоры,
указанные в законодательстве косвенно. В сфере имущественных отношений к
этой группе можно отнести договор преимущественной купли-продажи, где
продавец-поставщик обязуется направлять свое предложение избранному им
покупателю. Третья группа - относительно нетипичные договоры, где
45
возможность
заключения
и название
определяет законодательство,
а
юридическое содержание - участники правоотношения. Например, договор о
прохождении студентами практики, заключаемый между образовательным
учреждением и профильной организацией [2.19, с. 51 - 53].
Данные классификации можно считать условными, так как цивилисты
не определили круг признаков нетипичного договора, который служит
основой для выделения в рамках единого целого различных типов (видов)
договоров.
Признак,
требующий
формирования
типа
договора
со
специфической правовой базой, объединяет все договоры, обладающие этим
признаком. Объединение договоров в определенный тип позволяет создать
механизм правового регулирования.
Однако другой цивилист Е.А. Батлер указывает, что «модель данного
договора не может быть разделена по классификационным признакам четырех
договорных типов: передача имущества, выполнение работ и оказание услуг,
учреждение предприятий»
[2.2,
с.
81-82].
Автор
приводит примеры
неурегулированных новых договоров в каждой из групп, выделяя унитарные
непоименованные договоры и непоименованные смешанные.
Смешанный договор по вариативности и стабильности результата
занимает
среднее
место
между
поименованным
и
непоименованным
договором. Непоименованный договор предельно гибок, но его практическое
оформление и стабильность с учетом соответствующей судебно-арбитражной
практики носят нередко почти непредсказуемый характер.
В п. 3 ст. 421 ГК РФ законодателем дается исчерпывающее определение
понятия «смешанный договор», главная суть которого состоит в том, что он
включает различные элементы уже известных праву договоров. Кроме того,
согласно указанной норме: - к каждому элементу договора применяются
соответствующие правила; - соглашением сторон может быть изменено
применение соответствующих норм; - существо смешанного договора также
может изменять применение соответствующих норм.
46
Несмотря на ясность и простоту содержания указанной нормы, на
практике она реализуется довольно неодинаково. Такое положение дел
связано в первую очередь с тем, что различные виды договоров, соединяясь в
один - смешанный, не всегда соотносятся как равнозначные элементы. В этих
случаях образуется неделимое своеобразное соглашение, к элементам
которого, фактически, невозможно применять независимо друг от друга
нормы о соответствующих видов договоров согласно правилу, указанному в п.
3 ст. 421 ГК РФ.
Названная проблема является ключевой при рассмотрении судебных
споров связанных со смешанным договором. В таких ситуациях главное
установить действительную волю сторон, не допустить злоупотребления
какой-либо из них и найти компромисс такой воли и закона. Четкое
разъяснение компетентного подхода к делу со стороны суда и учета им всех
факторов возникших правоотношений на основе смешанного договора
содержится в п.
13 Информационного письма Президиума Высшего
Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 2001 г. № 59.
В этом Информационном письме отмечается следующее: «поскольку
заключенный сторонами смешанный договор, содержащий элементы договора
купли-продажи предприятия как имущественного комплекса, подлежащего
обязательной
государственной
регистрации,
и
договора
поставки
оборудования, устанавливает единую совокупность обязательств, то такой
смешанный договор подлежит обязательной государственной регистрации,
при отсутствии которой должен считаться незаключенным» [1.12].
Так, истец (покупатель) обратился в суд с иском к ответчику (продавцу)
о признании смешанного договора в целом незаключенным по причине
отсутствия его государственной регистрации ввиду обязательности такой
процедуры для одного входящего в него элемента - купли-продажи
предприятия. В ходе рассмотрения этого дела было выяснено, что договор
поставки
предназначался
для
оснащения
купленного
предприятия
47
необходимым оборудованием и поэтому такой договор оказался зависимым от
договора купли-продажи предприятия, что нашло отражение в решении суда.
Таким образом, из решения следует, что несоблюдение формальностей,
которые
относятся
к
одному
виду
договора,
может
повлечь
недействительность элементов договора, которые относятся к другому виду.
Можно предположить, что это решение в определенной степени
противоречит положениям ст. 421 ГК РФ, согласно которой к отношениям
сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях
правила
о
конкретных
незаключенным
договорах.
смешанный
договор
Логичным
лишь
в
было
части
бы
признать
купли-продажи
предприятия. Тем не менее, в данном случае это решение видится вполне
справедливым, поскольку отсутствие первого договора лишает смысла
существование
второго.
Таким образом,
закономерным и важным в
практическом смысле видится тот момент, что только часть смешанного
договора можно признать незаключенной или недействительной. Используя
весьма удобную конструкцию смешанного договора, сторонам не всегда
удается учесть все необходимые формальности и спрогнозировать возможные
последствия заключения такого соглашения для каждой из них. Из реальных
примеров разрешения споров становится очевидным, что подготовка,
разработка смешанного договора должна носить компетентный характер, дабы
избежать ситуации с нежелательными последствиями для одной из сторон.
При заключении договора всегда важно знать, какими нормами права
будут в дальнейшем регулироваться отношения по нему. Со смешанным
договором всё обстоит гораздо сложнее и человеку, не связанному в
профессиональной сфере с юриспруденцией, оценить возможные риски
практически невозможно. Нужно заметить, что ситуация осложняется еще и
тем, что действующий закон не запрещает заключать соглашения, в которых
элементами могут быть договоры из различных отраслей права. Но ведь
известно, что каждая отрасль российского права имеет свои особенные
48
принципы регулирования отношений.
К непоименованным договорам применяются нормы о наиболее
сходном с конкретным договором виде или типе договоров, а также общие
положения обязательственного (договорного) права, т.е. правило об аналогии
закона, а при невозможности этого - аналогия права [2.9, с. 91]. Этим
непоименованные
(нетипичные)
договоры
отличаются
от
смешанных
договоров, которые представляют собой определенный «набор» известных
договорных обязательств, что в соответствии с п.З ст. 421 ГК РФ влечет
применение к ним в соответствующих частях конкретных правил об этих
поименованных договорах и тем самым исключает всякую аналогию.
Принятой схемой правового регулирования данного института является
позиция доктора юридических наук Брагинского М.И., который предлагал к
непоименованным договорам применять, прежде всего, нормы сходного типа
договоров, а при его отсутствии - нормы, регулирующие гражданскоправовые
договоры.
«Если
аналогия
закона
и
общие
нормы
обязательственного права не приводят к желаемым результатам, остается
последняя возможность - воспользоваться аналогией права, т.е. вынести
решение исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства и
требований добросовестности, разумности, справедливости» [2.3, с. 409].
Таким образом, к непоименованным договорам применяются: 1) нормы
наиболее сходных договоров одного вида или типа с непоименованным
договором; 2) общие положения обязательственного договорного права
(правило об аналогии закона или аналогии права).
При таком отношении к конструкции непоименованного договора,
совершенно
теряется
грань
между
смешанным
и
непоименованным
договором. И это объясняется почему. Во-первых, к данным договорным
конструкциям применяются нормы сходного договора такого же вида или
типа. Вид и тип договора, элементы которого подлежат применению по
аналогии, уже зафиксированы в действующем законодательстве. Таким
49
образом, смешанный и непоименованный договор слагается из договорных
элементов, предусмотренных в гражданском законодательстве. Во-вторых,
гражданским законодательством предусмотрен ряд типов договоров. Каждый
тип договора является основой для дальнейшего деления договорных
обязательств - в данном случае на виды, которые также зафиксированы в
гражданском законодательстве.
Так, договорные обязательства делятся на следующие основные типы: 1)
обязательства по передаче имущества в собственность; 2) обязательства по
передаче имущества во владение и пользование; 3) обязательства по
производству работ; 4) обязательства по реализации результатов творческой
деятельности; 5) обязательства по оказанию услуг; 6) обязательства из
многосторонних сделок.
Основанием разграничения договоров на типы является цель сделки.
Тем самым можно утверждать, что гражданскому законодательству известно 6
основных типов целей, для которых заключаются договоры.
Непоименованный договор, для того, чтобы считаться самостоятельным
договором,
не
предусмотренным
гражданским
законодательством,
отличающимся от смешанного договора, должен иметь свою цель, не
известную ГК РФ.
В отечественной теории существует ряд мнений по поводу применимых
положений к непоименованным договорам. И.Б. Новицкий полагал, что к
непоименованным
договорам
надлежит
применять
общие
положения
обязательственного права и, кроме того, в соответствующих случаях и в
соответствующих частях, к ним могут быть применены нормы, установленные
законом для типичных договоров. Наконец, к непоименованным договорам
может быть применена аналогия права. О.С. Иоффе исходил из того, что «при
заключении не противоречащего закону, но и не предусмотренного им
договорного
обязательства
нового
типа,
его
нормирование
должно
осуществляться по аналогии закона или в подлежащих случаях по аналогии
50
права» [2.3, с. 410].
Не ясно, как можно применять аналогию закона, если непоименованный
договор не подпадает под уже предусмотренную законом договорную
конструкцию определённого типа.
Признание спорного правоотношения договором непоименованным
означает отсутствие урегулирования не только вида, но и соответствующего
ему типа. Однако и здесь, авторы делают странный вывод: «к таким договорам
необходимо применять, прежде всего, нормы сходного типа договоров, а при
его отсутствии - нормы, регулирующие гражданско-правовые договоры, т.е.
статьи, помещенные в разделе III ГК «Общая часть обязательственного права»
- указывают авторы. При этом, какой должен быть критерий определения
«сходности» типа договора, учитывая то, что непоименованный договор
создаёт новый тип договорной конструкции, авторы не поясняют.
В
связи
с
отсутствием
устоявшейся
теории
относительно
непоименованного договора, неминуемо возникают проблемы в судебной
практике.
В одном из определений ВАС РФ также коснулся проблемы
применимых норм и правил к непоименованным договорам (Определение
ВАС РФ от 03.03.2011 N ВАС-2032/11 по делу N А27-24785/2009). По фабуле
дела стороны заключили договор о предоставлении в пользование каналов
кабельной канализации. Суд первой инстанции, посчитав, что кабельная
канализация относится к линейно-кабельным сооружениям связи, которые, в
свою очередь, относятся к недвижимому имуществу, а правоотношения
сторон подпадающими под договор аренды, на основании того, что истец не
представил документы, подтверждающие его право собственности на объект,
признал договор ничтожным.
Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции
отменил, придя к выводу о том, что стороны заключили непоименованный в
ГК РФ договор, который не противоречит кодексу и ФЗ от 07.07.2003 № 126-
51
ФЗ «О связи», а отношения сторон регулируются общими положениями об
обязательствах и условиями самого договора. Представляется, что Коллегия
судей верно указала, что к непоименованному договору надлежит применять
общие положения об обязательствах и условия самого непоименованного
договора, без ссылки на некие абстрактные «сходные» договоры, которых в
данном случае нет и быть не может.
В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях
обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, вытекающих из
договоров, было принято Постановление от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе
договора и её пределах». В настоящее время существует ряд проблем при
разрешении вопросов, связанных с
регулированием непоименованных и
смешанных договоров, а так же с злоупотреблением субъективными правами.
Данное постановление частично разрешает эти вопросы. Так пробелы,
связанные с непоименованными договорами разрешаются таким образом, что
принимается во внимание не название непоименованного договора, а его
предмет,
действительное
содержание
прав
и
обязанностей
сторон,
распределение рисков и т.д. В таких случаях судам следует учитывать, что к
непоименованным договорам при отсутствии в них признаков смешанного
договора (пункт 3 статьи 421 ГК РФ) правила об отдельных видах договоров,
предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются
[1.11]. Однако в том же постановлении говорится, что нормы об отдельных
видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами,
могут быть применены к непоименованному договору по аналогии закона в
случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования
соглашением сторон (пункт 1 статьи 6 ГК РФ).
Применение к непоименованным договорам по аналогии закона
императивных норм об отдельных поименованных видах договоров возможно
в исключительных случаях, когда исходя из целей законодательного
регулирования ограничение свободы договора необходимо для защиты
52
охраняемых законом интересов слабой стороны договора, третьих лиц,
публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов
сторон.
В итоге стоит подчеркнуть, что свобода договора даже в самом широком
смысле не может быть абсолютной и безграничной, так как человек - это
элемент общества и он не может быть полностью свободен во всем. Так,
законодатель закрепляет случаи обязательного заключения договора, что по
своей сути является способом ограничением свободы договора. Кроме того
ограничение содержания договоров связано так же с изменением условий,
которые касаются ответственности за нарушение договоров.
В ГК РФ запрещено использование гражданских прав в целях
ограничения здоровой конкуренции, а также злоупотребление доминирующим
положением на рынке (п. 1 ст. 10 ГК) В конечном счете ограничение свободы
договора направлено на достижение одной из трех целей. Это, во-первых,
защита слабой
стороны.
Во-вторых,
защита интересов
контрагентов-
кредиторов. В настоящее время для нашей экономики характерна проблема,
именуемая «кризис неплатежей», что подтверждает нуждаемость кредиторов в
правовой защите. И наконец, в-третьих, защита интересов всего государства и
его правовой системы, в общем виде затрагивающего интересы всего
общества в целом [2.3, с. 158]. В гражданском законодательстве существует не
только ограничения свободы договоров, но и пределы таких ограничений.
Такие пределы свободы договора могут быть разделены на две большие
группы. Во- первых, такие ограничения могут являться негативными в одних
случаях (в
законе
определяются
случаи,
при
которых заранее уже
предусматривается, между кем и какие именно договоры заключаться не
могут). Во- вторых, в других случаях они могут быть позитивными, то есть
имеют в виду обязательное заключение договоров и (или) обязательное
включение в такие договоры определенных условий. Ограничения в нормах
53
закона могут быть установлены как в отношении субъектов, так и в
отношении объектов.
Система гражданских договоров постоянно развивается. Появляются
новые типы (виды, подвиды) договоров. Так в современном правовом
обществе известны поименованные и смешанные договоры. Поименованный
договор— договор, который прямо обозначен в Гражданском кодексе
(например: договор
купли-продажи),
непоименованный —
договор,
который прямой ссылки в ГК нет (например: договор аутсорсинга).
на
54
ГЛАВА 3. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ СВОБОДОЙ ДОГОВОРА
3.1 Злоупотребление субъективным правом и злоупотребление свободой
договора: общее и особенное
Злоупотребление субъективным правом — особый вид правового
поведения, которое состоит в использовании гражданами своих прав
недозволенными
способами,
противоречащими
назначению
права,
в
результате чего наносится ущерб (вред) обществу, государству, отдельной
личности.
корыстных
Злоупотребление
побуждениях
субъективным
поведение
правом —
основанное
управомоченного
на
субъекта,
противоречащее природе субъективного права, закрепленной в его нормах
цели, либо связанное с привлечением неправовых (незаконных) средств для ее
достижения.
Злоупотребление
управомоченным
таких
средств,
правом
связано
форм,
способов
с
привлечением
для
осуществления
принадлежащего ему права, которые выходят за пределы объема данного
права. Особенность злоупотребления правом проявляется в том, что оно
возникает в связи с осуществлением субъективных прав; субъект выходит за
установленные законом пределы реализации права; при употреблении права
наносится ущерб интересам общества, государства, правам и законным
интересам граждан. Что очень важно, при злоупотреблении правом вредные
последствия, в конечном счете, обращены и на самого правопользователя,
поскольку такое поведение всегда вызывает по отношению к нему
нежелательную правовую реакцию [2.33, с. 406]. Так, избирательная комиссия
отменяет решение о регистрации кандидата, действия которого в ходе
избирательной кампании квалифицируются как злоупотребление им правом
на предвыборную агитацию.
Можно назвать два вида злоупотребления правом:
1. не характеризующееся явной противоправностью
55
2. характеризующееся явной противоправностью, т. е. относящееся к
разряду правонарушений
— выражается в социально вредном поведении управомоченного лица,
опирающегося на принадлежащее ему субъективное право;
— выражается в выходе лица за пределы установленного законом
объема субъективного права, влекущем искажение назначения права.
В юридической литературе выделяются и признаки злоупотребления
правом:
1) наличие у лица субъективного права;
2) деятельность по осуществлению этого права;
3) использование этого права не по его социальному назначению, а с
причинением вреда общественным или личным интересам;
4) отсутствие нарушения конкретных юридических запретов (т.е. их
соблюдение) или невыполнения обязанностей (т.е. их исполнение);
5)
установление
факта злоупотребления
правом
компетентными
правоприменительными органами;
6) наступление юридических последствий.
Без субъективного права лицо не может злоупотреблять им. Любое
субъективное право имеет границы, поскольку субъективное право есть мера
возможного поведения управомоченного лица в правоотношениях [2.27, с.
464-465].
Во
избежание
злоупотребления
правом
в
законе
очень
часто
определяются пределы реализации права (свободы). Пределы реализации
субъективного права связаны с допустимыми формами (способами) его
осуществления. В соответствии со ст. 34 Конституции РФ каждый имеет
право на экономическую деятельность, но лишь такую, которая не запрещена
законом
и
не
направлена
на
монополизацию
и
недобросовестную
конкуренцию. Часть 4 ст. 37 Конституции признает за работниками право на
индивидуальные и коллективные споры, но лишь с использованием
56
установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право
на
забастовку.
По
действующему
трудовому
законодательству
индивидуальные трудовые споры разрешаются комиссиями по трудовым
спорам и в судебном порядке; для рассмотрения коллективных трудовых
споров используются примирительные комиссии, трудовые арбитражи, а
также Государственные органы по урегулированию коллективных трудовых
споров (ст.ст. 381—409 Трудового кодекса РФ) [2.33, с. 405 - 407].
Злоупотребление субъективным правом относится к числу проблемных
и очень обсуждаемых тем в теории гражданского права. Высказываются
различные мнения относительно того, корректно ли использовать подобный
термин в законодательстве, относится ли злоупотребление правом к числу
противоправных
действий
(правонарушений),
какие
санкции
могут
применяться в отношении лица, злоупотребившего правом [2.16, с. 14].
Еще в 70-е гг. XX в. проф. В.П. Грибанов предложил рассматривать
злоупотребление правом как особый тип гражданского правонарушения, при
котором
управомоченное
лицо
«осуществляет
принадлежащее
ему
субъективное право с использованием недозволенных конкретных форм в
рамках дозволенного ему законом общего типа поведения» [2.10, с. 62-63]. Эта
концепция получила признание в отечественной науке, вошла во многие
учебники по гражданскому праву, послужила отправной точкой для
последующих научных исследований.
Согласно иному подходу идея о злоупотреблении правом неверна,
поскольку размывает четкую границу между осуществлением субъективного
права (действием правомерным) и правонарушением. Действия, называемые
злоупотреблением правом, в действительности находятся за пределами
субъективного права. Использование конструкции злоупотребления правом
чревато судебным произволом, противопоставлением "буквы" и "духа" закона,
отрицанием в конечном итоге самих субъективных прав [2.21, с. 116-117].
Споры относительно юридической природы злоупотребления правом
57
продолжаются и в современной литературе не затихая. Предусмотренные в
законе санкции в отношении лица, злоупотребляющего принадлежащим ему
правом, наглядно свидетельствуют об отрицательном отношении законодателя
к подобному поведению (ст. 10 ГК РФ).
Дня
признаков,
злоупотребления
с
помощью
свободой
которых
в
договора
характерна
литературе
часть
описывают
тех
случай
злоупотребления субъективным правом: видимость легальности поведения
субъекта; использование недозволенных средств и способов осуществления
права (свободы); осуществление права вопреки его социальному назначению;
осознание лицом незаконности своих действий (наличие умысла); причинение
ущерба другим лицам вследствие совершения вышеуказанных действий.
Сходны
и
предпосылки
возникновения
на
практике
случаев
злоупотребления субъективным гражданским правом и свободой договора:
неурегулированность гражданским законом или недостаточная четкость
правовой регламентации тех или иных отношений, обусловленная всеобщей
дозволенной направленностью и диспозитивностью гражданско-правового
метода регулирования [2.6, с. 211-225].
Специфика злоупотребления свободой договора заключается в том, что
многие формы злоупотребления прямо запрещены законом, например,
продавцу
(исполнителю)
запрещается
навязывать
потребителю
дополнительные товары (работы, услуги), а также включать в договор
условия, ущемляющие законные интересы потребителя, хозяйствующим
субъектам запрещается заключать соглашения, направленные на ограничение
или устранение конкуренции на товарном рынке.
Несоблюдение
указанных
запретов
является
основанием
для
привлечения субъекта, допустившего злоупотребление, к гражданской,
административной и даже уголовной ответственности. В отличие от
злоупотребления субъективным гражданским правом, которое относят к
особому типу правонарушений, злоупотребление свободой договора в
58
большинстве случаев является правонарушением безусловным (обычным) и
влечет
применение
соответствующих
мер
гражданско-правовой
ответственности. В целом злоупотребление свободой договора можно
определить
как
умышленное
несоблюдение
одним
из
контрагентов
предусмотренных законом ограничений договорной свободы, повлекшее
причинение ущерба другому контрагенту, третьим лицам или государству.
Несмотря на отмеченные выше особенности злоупотребления свободой
договора, в литературе встречаются попытки рассматривать данное явление с
позиции классического злоупотребления субъективным правом. Поводом
служит то обстоятельство, что в ст. 10 ГК РФ упоминается о злоупотреблении
доминирующим
положением
на
товарном
рынке.
С
точки
зрения
терминологии, по мнению В.Н. Даниленко, правильнее было бы говорить о
злоупотреблении
занимающим
гражданским
доминирующее
правом
положение
хозяйствующим
на
рынке.
субъектом,
Иными
словами,
доминирующее положение - это лишь средство для злоупотребления правом
[ 2 . 11].
Как представляется, неточность формулировки ст. 10 ГК РФ гораздо
существеннее. Злоупотребление доминирующим положением на товарном
рынке не может быть отнесено к числу злоупотреблений субъективным
гражданским
правом,
поскольку
образует
состав
гражданского
и
административного правонарушений (или уголовного преступления - в случае
причинения
крупного
ущерба).
Действия
или
бездействие,
прямо
запрещенные законом под угрозой применения соответствующих мер
ответственности, не могут рассматриваться ни при каких обстоятельствах в
качестве осуществления субъективного права. Так, на основании статьи 10 ГК
в
связи
с
допущенным
недействительным
договор
злоупотреблением
купли-продажи
правом
должником
был
признан
(продавцом)
недвижимого имущества, по цене, более чем в 48 раз ниже рыночной,
направленный на уменьшение конкурсной массы должника и совершенный во
59
вред интересам кредиторов, к числу которых относились и участники
долевого строительства (Постановление ФАС Восточно- Сибирского округа
от
21.06.2012
постановлению
по
в
делу
№A33-3111/2009к1258д).
арбитражный
суд
поступило
Согласно
заявление
этому
внешнего
управляющего Ганчукова Е.В., в котором внешний управляющий просит
признать недействительным договор купли-продажи, заключенный между
ООО
"Стройтехника"
и
Нестеровой
Верой
Дмитриевной.
Внешний
управляющий полагал, что оспариваемая сделка совершена по заниженной
цене, что свидетельствует о злоупотреблении правом как со стороны
ответчика, так и со стороны должника. Согласно вынесенному решению
требование
было
удовлетворено,
поскольку
оспариваемая
сделка
не
соответствует рыночным условиям, сделка была направлена на ухудшение
платежеспособности должника в части уменьшения стоимости активов, за
счет которых могли быть удовлетворены требования кредиторов.
Под
понятие
злоупотребления
правом
подпадают
также
акты
недобросовестной конкуренции, то есть действия хозяйствующих субъектов,
противоречащие
законодательству
и
обычаям
делового
оборота,
и
направленные на получение прибыли за счет других хозяйствующих
субъектов. Правовые санкции за недобросовестную конкуренцию включают в
себя комплекс мер различного характера, и одним из них является отказ в
защите гражданского права как результат злоупотребления правом. В качестве
примера данного злоупотребления можно привести Постановление ФАС
Московского округа от 24.04.2014 N Ф05-157/14 по делу N А40-22114/13-130217. Согласно данному постановлению ЗАО "Русское море" обратилось в
Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным
решения и предписания Федеральной антимонопольной службы России от
03.12.2012 г. N 1 14/83-12. Решением Арбитражного суда города Москвы от
02.07.2013
г.,
оставленным
без
изменения
постановлением
Девятого
арбитражного апелляционного суда от 31.10.2014 г., в удовлетворении
60
заявленных требований отказано. Не согласившись с вынесенными судебными
актами, общество обратилось в Федеральный арбитражный суд Московского
округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить. Представитель
ФАС России против доводов жалобы возражал, отметив законность
вынесенных судебных актов. Просит оставить решение и постановление без
изменения, а поданную жалобу без удовлетворения. Из обстоятельств дела
известно, что в действиях общества установлен факт недобросовестной
конкуренции, противоречащей закону, выдано предписание об устранении
нарушений. Представитель третьего лица, участвующего в деле - ООО
"Торговый дом "Раптика" позицию антимонопольного органа поддержал.
Просит оставить поданную жалобу без удовлетворения, а вынесенные по делу
решение и постановление без изменения. Изучив материалы дела, доводы
кассационной жалобы, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд
кассационной инстанции не находит оснований для отмены принятых
судебных актов. В результате чего судом было вынесено решение, что в
удовлетворении
требования
отказано,
поскольку
продукция
общества
выведена на товарный рынок позднее продукции третьего лица, что в
совокупности с иными доказательствами свидетельствует о нарушении
требований закона, кроме того, общество не представило доказательств,
свидетельствующих о его невиновности при вводе в оборот товара, отсутствии
нарушения прав третьего лица и не введении в заблуждение, относительно
производителя, потенциальных покупателей.
Итак, нормы о злоупотреблении правом закреплены всего лишь в одной
статье ГК. И, тем не менее, можно утверждать о достаточно широком спектре
возможностей по использованию этой правовой конструкции в различных
видах правовых споров как истцами, при обосновании своих исковых
требований, так и ответчиками, при формулировании и оформлении
возражений на исковые требования.
61
3.2 Типы и формы злоупотребления свободой договора. Правовые
последствия злоупотребления
В
литературе
существуют
различные
классификации
форм
злоупотребления свободой договора. Чаще всего упоминают о шикане
(осуществлении права исключительно с намерением причинить вред другому
лицу), злоупотреблении доминирующим положением на товарном рынке и
недобросовестной конкуренции, что вполне соответствует буквальному
смыслу положений ст. 10 ГК РФ. Ряд авторов рассматривают в качестве
самостоятельной формы злоупотребления использование недозволенных
средств защиты субъективного права,
в том числе процессуальных:
«применение собственником опасных для окружающих охранных устройств
(источников электроэнергии высокого напряжения, капканов и проч.)» [2.8, с.
227], «умышленное затягивание ответчиком судебного разбирательства по
делу
(заявление
заведомо
необоснованных ходатайств,
уклонение
от
получения судебных извещений и проч.)» [2.24, с. 120].
Использование единого критерия для классификации позволяет, по
мнению О.А. Поротиковой, говорить лишь «о двух формах злоупотребления
свободой: шикане и иных случаях злоупотребления правом, где причинение
вреда другому лицу не является основной целью. В рамках второй формы
автор
выделяет
злоупотребления
(злоупотребление
доминирующим
конкуренция,
ненадлежащее
в
предпринимательской
положением,
использование
сфере
недобросовестная
товарного
знака),
злоупотребления при осуществлении права собственности (злоупотребления
сособственников
в отношении друг друга,
негуманное обращение с
животными, бесхозяйное содержание жилого помещения или культурных
ценностей),
злоупотребления
при
осуществлении
родительских
прав,
злоупотребления при осуществлении исключительных прав на объекты
интеллектуальной собственности» [2.23, с. 75-83]. Как видно из данного
перечня, разграничение злоупотреблений правом внутри второй формы
62
проведено по субъектному составу отношений и характеру субъективного
права, которым злоупотребляют. К злоупотреблениям субъективным правом
отнесены и те случаи, когда лицом не исполняются возложенные на него
законом
обязанности
- бремя
содержания
определенного
имущества,
родительские "права-обязанности" по содержанию и воспитанию детей. Такой
подход представляется некорректным, поскольку нивелирует различие между
субъективным
правом
и
субъективной
обязанностью,
между
злоупотреблением правом и правонарушением.
А.В. Волков отмечает, что классификация форм злоупотребления
свободой может быть проведена по следующим критериям: форма вины,
характер причиненного вреда, субъектный состав отношений, источник
(предпосылки) злоупотребления, преследуемая цель, используемые для
злоупотребления средства и проч. Наибольший практический интерес, по
словам автора, представляют классификации с использованием последних
двух критериев: средства злоупотребления и преследуемой цели. Под
средством злоупотребления автор понимает то или иное субъективное
гражданское право и, соответственно, выделяет:
а) злоупотребление правом собственности;
б) злоупотребление неимущественными правами (требования ми), в том
числе правом на свободу заключения договора и определение его условий;
в) злоупотребление гражданско-правовыми обязанностями;
г) злоупотребление правом на защиту.
Заслуживает внимания проводимая А.В. Волковым классификация
злоупотребления правом в зависимости от преследуемой цели:
а) злоупотребления, направленные исключительно на причинение вреда
другому лицу;
б) злоупотребления, направленные на получение имущественной
выгоды (обогащения);
в) злоупотребления, совершенные с целью уклонения от исполнения
63
обязанностей (в том числе публично-правовых);
г)
злоупотребления,
совершенные
с
целью
воспрепятствовать
кредиторам реализовать их права и законные интересы [2.6, с. 296, 299].
Автором перечислены основные мотивы, которыми руководствуются
недобросовестные участники гражданского оборота при совершении разного
рода злоупотреблений. Установление таких мотивов (истинных намерений
сторон) существенно облегчает доказывание факта злоупотребления в ходе
судебного разбирательства.
Классификация форм злоупотребления свободой договора может быть
построена по сходным критериям: преследуемая цель, используемое средство
для злоупотребления, субъектный состав отношений и проч. Так, в
зависимости от используемого средства большинство цивилистов выделяют
три основных типа злоупотребления:
- злоупотребление свободой заключать или не заключать договор с
отдельными контрагентами;
- злоупотребление свободой выбора вида заключаемого договора;
- злоупотребление свободой в определении условий договора. Каждому
из вышеуказанных типов злоупотребления соответствует один из элементов
свободы договора (ст. 421 ГК РФ). Внутри каждого из перечисленных типов
существуют конкретные формы злоупотребления свободой договора (частные
случаи) [2.14, с. 27-28].
Злоупотребление свободой заключать или не заключать договор может
проявляться в следующих действиях или бездействии:
- ведение переговоров без цели заключить договор (с намерением
отвлечь контрагента от других коммерческих предложений, с целью
получения информации, составляющей коммерческую тайну);
- уклонение коммерческой организации от заключения публичного
договора (п. 3 ст. 426 ГК РФ);
экономически
или
технологически
не
обоснованный
отказ
64
хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на
товарном рынке, от заключения договора с отдельными покупателями или
заказчиками;
- заключение мнимых сделок с целью сокрытия имущества от
кредиторов, получения необоснованной налоговой выгоды (п. 1 ст. 170 ГК
РФ).
Злоупотребление свободой выбора вида заключаемого договора, как
правило, находит свое выражение в форме притворных сделок (п. 2 ст. 170 ГК
РФ).
Кроме
того,
не
исключена возможность
злоупотреблений
при
заключении смешанного договора, когда соединение элементов нескольких
договоров производится с целью ограничения прав одной из сторон договора
или ущемления ее законных интересов.
Внутри последнего типа злоупотребления можно выделить следующие
формы:
- включение в договор присоединения условий, явно обременительных
для присоединяющейся стороны (ст. 428 ГК РФ);
- заключение кабальной сделки (ст. 179 ГК РФ);
- заключение сделки на крайне невыгодных условиях для одной из
сторон (в ущерб интересам ее кредиторов);
- включение в договор с потребителем условий, ущемляющих его права
по сравнению с правилами, предусмотренными законами и иными правовыми
актами в области защиты прав потребителей;
- продажа потребителю одних товаров при условии обязательного
приобретения потребителем других товаров;
- навязывание субъектом, занимающим доминирующее положение на
товарном рынке, своему контрагенту условий договора, невыгодных для него
или не относящихся к предмету договора;
заключение
хозяйствующими
конкуренцию соглашений.
субъектами
ограничивающих
65
В
зависимости
от
формы
злоупотребления
свободой
договора
различаются правовые последствия, т.е. санкции в отношении лица,
допустившего злоупотребление. Это может быть классический отказ в защите
права,
которым
злоупотребляют
(например,
отказ
в
удовлетворении
требования, основанного на несправедливых условиях договора), применение
последствий
недействительности
сделки,
изменение
или
расторжение
договора по требованию потерпевшего и проч [2.6, с. 282-284].
В тех случаях, когда злоупотребление свободой договора направлено
против публичных интересов (злоупотребление доминирующим положением
на товарном
рынке,
извлечение
необоснованной
налоговой
выгоды),
последствия злоупотребления не исчерпываются гражданско-правовыми
санкциями. Лицо может быть привлечено к административной, налоговой и
уголовной ответственности.
Кроме выделения типов и форм, злоупотребления свободой договора
могут быть классифицированы в зависимости от субъектного состава
отношений:
-
злоупотребления
продавцов
(исполнителей)
в
отношениях
с
потребителями;
- злоупотребления хозяйствующих субъектов на товарном рынке;
- злоупотребления налогоплательщиков при составлении налоговой
отчетности и уплате налогов (извлечение необоснованной налоговой выгоды).
Типы
и
формы
злоупотребления
свободой
договора
во
всех
перечисленных сферах могут совпадать или иметь много общего, однако
правовые последствия злоупотреблений будут различными. Например,
навязывание несправедливых условий договора может иметь место как в
отношениях продавца и потребителя, так и в отношениях между двумя
хозяйствующими субъектами, один из которых занимает доминирующее
положение на товарном рынке. В первом случае такие условия договора
признаются ничтожными как указано в п. 1 ст. 16 Закона о защите прав
66
потребителей.
Во
втором
случае
по
требованию
пострадавшего
хозяйствующего субъекта или антимонопольного органа договор может быть
изменен или расторгнут судом, согласно п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона о защите
конкуренции.
Сложно
объяснить, чем
обусловлен различный
подход
законодателя к определению правовых последствий одного и того же типа
злоупотребления свободой договора, тем более, что в общих положениях ГК
РФ предпочтение отдается такому способу защиты, как изменение или
расторжение договора по иску присоединившейся стороны (ст. 428).
Точно так же доказывание факта совершения мнимой сделки при
рассмотрении спора между двумя частными субъектами, либо спора между
налогоплательщиком
и
налоговым
органом
(по
поводу
извлечения
необоснованной налоговой выгоды) имеет незначительные отличия. В обоих
случаях суд
устанавливает,
исполнялась
ли
соответствующая
сделка
сторонами: изменилось ли место нахождения имущества, которое было
предметом спорной сделки, есть ли доказательства его оплаты. Несмотря на
сходство в доказывании факта злоупотребления, последствия разрешения
вышеуказанных споров будут различными: в первом случае суд констатирует
недействительность сделки и тем самым аннулирует ее юридический
результат (переход права собственности, возникновение обязательства и
проч.), во втором случае налоговый орган вправе произвести перерасчет
суммы соответствующего налога, после чего взыскать с налогоплательщика
сумму задолженности, пени и штрафные санкции.
Постановление от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и её
пределах»
разрешает
существующие
проблемы,
связанные
с
злоупотреблением субъективными правами, следующим образом: в случаях,
когда будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим
из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего
ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на
императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного
67
злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права
полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные
законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ). При этом возможны ситуации, когда
злоупотребление
правом
допущено
обеими
сторонами
договора,
недобросовестно воспользовавшимися свободой определений договорных
условий в нарушение охраняемых законом интересов третьих лиц или
публичных интересов.
Таким образом, в теории гражданского права тема злоупотребления
правом
является
весьма
дискуссионной.
Специфика
злоупотребления
свободой договора заключается в том, что многие формы злоупотребления
прямо запрещены законом и не предоставляют возможности обойти их.
Несмотря на отмеченную выше особенность злоупотребления свободой
договора, некоторые исследователи - пытаются рассматривать данное явление
с точки зрения злоупотребления субъективным правом. Поводом для этого
служит то обстоятельство, что в ст. 10 ГК РФ упоминается о злоупотреблении
доминирующим положением на товарном рынке. Но злоупотребление
доминирующим положением на товарном рынке никак не может быть
отнесено к числу злоупотреблений субъективным гражданским правом, так
как образует состав гражданского и административного правонарушений, а
так же и уголовного (в случае причинения крупного ущерба). Действия или
бездействие, которые являются прямо запрещенными законом под угрозой
применения определенных неблагоприятных санкций, никак не могут быть
рассмотрены
как
способы злоупотребления
субъективным правом.
В
юридической литературе большинство исследователей делят злоупотребления
свободой договора на три основных типа злоупотребления, с их последующей
подробной классификацией и выделением частных случаев:
- злоупотребление свободой заключать или не заключать договор с
отдельными контрагентами;
- злоупотребление свободой выбора вида заключаемого договора;
68
- злоупотребление свободой в определении условий договора. Каждому
из вышеуказанных типов злоупотребления соответствует один из элементов
свободы договора (ст. 421 ГК РФ).
69
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Из проведенного исследования можно сделать вывод о том, что принцип
свободы договора является по своей сути многогранной правовой категорией
и конструкцией гражданского права. Всё это и определяет его особое место в
системе гражданского законодательства. В связи с этим его особое место в
гражданском праве не вызывает сомнений. Принцип свободы договора по
своей правовой сущности направлен на обеспечение нормального правового,
демократического
общества,
развития
экономики,
товарооборота
и
нормального функционирования гражданского законодательства.
Закрепление в российском гражданском законодательстве данного
принципа позитивно сказалось на формировании действительно свободных
договоров - свободных от вмешательства третьих лиц, в том числе
государства. Является бесспорным тот момент, что принцип свободы договора
проистекает
из
конституционного
принципа
свободы
экономической
деятельности (ст. 8 Конституции РФ).
Принцип свободы договора заключается в том, что граждане и
юридические лица свободны в заключении договора, и понуждение его
заключить допускается только в случаях, предусмотренных ГК и иными
законами или добровольно принятым обязательством.
Принцип
свободы
договора
-
это
установленное
в
законе
основополагающее начало гражданско-правовой отрасли, определяющее для
субъектов
договорных
заключаемого
договора,
отношений
свободу
выбора
свободу
определения
его
формы
условий,
и
вида
свободу
заключения договора. Данный принцип существует для реализации функций
обеспечения свободы контрагентов договора. Кроме этого свобода договора
означает, что стороны самостоятельно определяют своих партнеров с учетом
имеющейся
информации
предлагаемых ими условиях.
об
их
профессиональности,
надежности
и
70
Содержанием понятия «свобода договора» являются его элементы:
1. Свобода выбора формы и вида договора;
2. Свобода заключения договора;
3. Свобода условий договора.
Значение принципа свободы договора проявляется в том, что он
является основой для ряда принципов гражданского права (таких как принцип
равенства,
принцип
неприкосновенности
собственности,
принцип
недопустимости вмешательства в частные дела и другими).
Наряду с самим принципом свободы договора не маловажное значение
имеют случаи его ограничения и пределы таких ограничений. Очевидно, что
стоит подчеркнуть, что свобода договора даже в самом широком смысле не
может быть абсолютной и безграничной, так как человек - это элемент
общества и он не может быть полностью свободен во всем. При этом
абсолютная свобода может
превратиться в свою противоположность -
анархию и хаос. А значит, что для правильного функционирования правовой
системы и экономики необходимо ограничение такой свободы договора в
целях защиты не только основ правопорядка и нравственности общества в
целом, но и в целях защиты прав и свобод отдельного человека. В случае если
субъектами
правоотношений
происходит
выход
за
пределы
таких
ограничений, то имеет место говорить о злоупотреблении свободой договора.
Такое злоупотребление может проявляться в разных типах и формах. Так,
согласно общепризнанной точки зрения большинство цивилистов выделяют
три основных типа злоупотребления:
- злоупотребление свободой заключать или не заключать договор с
отдельными контрагентами;
- злоупотребление свободой выбора вида заключаемого договора;
- злоупотребление свободой в определении условий договора. Внутри
каждого
из
перечисленных
типов
существуют
конкретные
формы
злоупотребления свободой договора (частные случаи). В зависимости от
71
формы различаются правовые последствия, т.е. санкции в отношении лица,
допустившего такое злоупотребление. Это может быть классический отказ в
защите права, которым злоупотребляют (например, отказ в удовлетворении
требования, основанного на несправедливых условиях договора), применение
последствий
договора
недействительности
по
требованию
установленных
запретов
сделки,
потерпевшего
и
ограничений
изменение
и
или
другое.
свободы
расторжение
Несоблюдение
договора
является
основанием для привлечения субъекта, допустившего злоупотребление, к
гражданской, административной и даже уголовной ответственности.
Тема принципа свободы договора только начинает разрабатываться в
России, а значит на данном этапе существует еще немало пробелов в
законодательстве. Всё это связано с тем, что система гражданско-правовых
договоров постоянно развивается, появляются новые типы (виды, подвиды)
договоров, что влечет появление новых проблем для их правового
регулирования.
Таких как, например: нет единой точки зрения о формах
злоупотребления правом, закрепленных в законе,
нет точно очерченного
круга случаев ограничения и пределов ограничения реализации принципа
свободы договора.
В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях
обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, вытекающих из
договоров, было принято Постановление от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе
договора и её пределах». В настоящее время существует ряд проблем при
разрешении вопросов, связанных с
регулированием непоименованных и
смешанных договоров, а так же с злоупотреблением субъективными правами.
Данное постановление является шагом к разрешению имеющихся проблем.
Однако
оно
не
затрагивает
вопросов
о
правовых
последствиях
злоупотребления свободой договора, не дает закрытого перечня случаев
ограничения
свободы
договора,
не
определяет
конкретных
пределов
ограничения, а представленные пути решения вопросов, связанных с
72
непоименованными
договорами
лишь
только
более
усложняют
их
регулирование.
Тем самым можно с уверенностью утверждать, что законодательство на
данном этапе просто не успевает за меняющейся правовой реальностью
современного общества. Единственным возможным способом решения данной
проблемы является своевременное внесение необходимых поправок в
гражданское законодательство. В условиях современного гражданского строя
- во всех странах мира, принцип свободы договора никак не может остаться
без определенных ограничений, потому как человечество к этому не готово,
хоть и считает, что полная свобода обернется демократией. На самом же деле
полная свобода может привести к неравенству и уничтожить саму свободу
договора.
73
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативно-правовые акты и судебная практика
1.1
Конституция
Российской
Федерации
(принята
на
всенародном
голосовании 12 декабря 1993 года) (с учетом поправок, внесенных
законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6 - ФКЗ, от
30.12.2008 №7 - ФКЗ, от 05.02.2014 №2 - ФКЗ, от 21.07.2014 № 11 ФКЗ) // Российская газета. - 1993. - № 237; Российская газета. - 2009. - №
7; СЗ РФ. - 2014. - № 9. - ст. 851; СЗ РФ. - 2014. - № 31. - ст. 4398.
1.2
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994
№ 51-ФЗ (ред. от 23.05.2018) // Собрание законодательства РФ.
05.12.1994. N32. ст. 3301.
1.3
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996
№ 14-ФЗ (ред. от 23.05.2018) // Собрание законодательства РФ.
29.01.1996.N5. ct. 410.
1.4
Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ (ред. от 23.04.2018) «Об
акционерных обществах» // Собрание законодательства РФ. 01.01.1996. N
1. ст. 1.
1.5
Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ (ред. от 04.06.2018) «О
защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ. 31.07.2006. N 31.
(1 ч.). ст. 3434.
1.6
Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от 18.04.2018) «О защите прав
потребителей» // Собрание законодательства РФ. 15.01.1996. N 3. ст. 140.
1.7
Федеральный закон от 13.12.1996 № 150-ФЗ (ред. от 07.03.2018) «Об
оружии» // Собрание законодательства РФ. 16.12.1996. N 51. ст. 5681.
1.8
Закон РФ от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» (ред. от 31.05.2018) //
Собрание законодательства РФ. 06.03.1995. N 10. ст. 823.
1.9
Федеральный закон от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» (ред. от
18.04.2018) // Собрание законодательства РФ. 14.07.2003. N 28. ст. 2895.
74
1.10
Постановление Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 №22 «О некоторых
вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением
статьи 169 Гражданского кодекса РФ» // Вестник ВАС РФ. 2008. №5.
1.11
Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе
договора и ее пределах» // Экономика и жизнь (Бухгалтерское
приложение). 25.04.2014. N 16.
1.12
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 №59 //
Вестник ВАС РФ. 2001. N 4.
1.13
Определение ВАС РФ от 03.03.2011 № ВАС-2032/11 по делу N А2724785/2009 // СПС «КонсультантПлюс».
1.14
Постановление ФАС Восточно- Сибирского округа от 21.06.2012 по делу
№A33-3111/2009к1258д // СПС «КонсультантПлюс».
1.15
Постановление ФАС Московского округа от 24.04.2014 N Ф05-157/14 по
делу N А40-22114/13-130-217. // СПС «КонсультантПлюс».
1.16
Апелляционное
определение
Свердловского
областного
суда
от
24.10.2013 по делу N 33-12014/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
Специальная литература
2.1
Алексеев С.С. Философия права. М.: Норма. 1998.
2.2
Батлер Е.А. Непоименованные договоры. М.: Экзамен. 2008.
2.3
Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая.
Общие положения. М.: Статут. 2009.
2.4
Братусь С. Н. Предмет и система советского гражданского права. М.:
Государственное издательство юридической литературы. 1963.
2.5
Богданова Е.Е. Понуждение к заключению договора // Право и
экономика. 2005. № 1.
2.6
Волков А.В. Злоупотребление гражданскими правами. Проблемы теории
и практики. М.: Волтере Клувер. 2009.
2.7
Гражданское право. Учебник / под ред. А И. Калпина, А И. Масляева. М.,
75
Проспект, 2011.
2.8
Гражданское право. Учебник. Т. 1/ под ред. А.П. Сергеева, Ю.К.
Толстого. М., Проспект, 2011.
2.9
Гражданское право. Учебник. Т. 3 / под ред. Суханов Е.А. М., Волтере
Клувер, 2008.
2.10
Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут .
2001.
2.11
Даниленко
В.Н.
Гражданско-правовая
ответственность
за
злоупотребление доминирующим положением на товарных рынках.
Диссертация на соискание ученой степени канд. юрид. наук. М., 2005 //
URL:http://www.dissercat.com/content/grazhdansko-pravovayaotvetstvennost-za-zloupotreblenie-dominiruyushchim-polozheniem-na-tova.
2.12
Калемина В.В., Рябченко Е.А. Договорное право. Учебное пособие. 5 изд.
М.: Омега-Л. 2014.
2.13
Кашанина Т.В., Кашанин А.В. Российское право. 2-е изд. М.: Норма.
2009.
2.14
Кратенко М.В. Злоупотребление свободой договора: частноправовые и
публичноправовые аспекты. М.: Волтере Клувер. 2010.
2.15
Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории
цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории
«хозяйственного права». 3 изд. М.: Статут. 2009.
2.16
Кратенко М.В. Злоупотребление свободой договора: частноправовые и
публичноправовые аспекты. М.: Волтере Клувер. 2010.
2.17
Кузнецова Н.В. Свобода договора и проблемы классификации её
ограничений в Гражданском праве РФ // Экономика и право. 2011. Вып.2.
2.18
Марченко М.Н. Общая теория договора: основные положения (статья
первая) // Вести. Моек, ун-та. Сер. 11. Право. 2003. № 6.
2.19
Мыскин А.В. Непоименованные договоры в системе договорно-правовых
конструкций // Закон. 2011. №6.
76
2.20
Огородов Д.В. О правовой квалификации отдельных договоров, сходных
со
смешанными
договорами //
Комментарий
судебно-арбитражной
практики / под ред. В.Ф. Яковлева. М., 2010. Вып. 17.
2.21
Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. 6-е изд. М.:
Статут. 2013.
2.22
Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. 3-е изд. М.:
Статут. 2009.
2.23
Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским
правом. М.: Волтере Клувер. 2007.
2.24
Радченко
С.Д.
Применение
арбитражном процессе
запрета
злоупотребления
правом
в
// Проблемные вопросы гражданского и
арбитражного процессов / Под ред. Л.Ф. Лесницкой, М.А. Рожковой. М.:
Статут. 2008.
2.25
Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс
в современной России. М.: Норма. 1999.
2.26
Синельникова
В.Н.,
Пучков
Е.А.
Договор
как
условие
предпринимательской деятельности. М.: Викор-Медиа. 2007.
2.27
Скакун О.Ф. Теория государства и права: Учебник. X.: Консум. 2000.
2.28
Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. Исследований /
Под ред А.П. Евгеньевой — Т. IV. М., 1999 .
2.29
Танага А.Н. Принцип свободы договора в гражданском праве России. М.:
Юридический центр Пресс. 2003.
2.30
Тордия И.В.Непоименованные договоры // Закон и право. 2010. №7.
2.31
Фетисова Е.М. Смешанные договоры как реализация принципа свободы
договора // Закон. 2013. № 2.
2.32
Шершеневич Г.Ф. Российское гражданское право. М.: Статут. 2005.
2.33
Элементарные начала общей теории права. Учеб, пособие для вузов / под
ред. В. И. Червонюка. М., Право и закон, КолосС, 2003.
2.34
Юридические лица в гражданском праве зарубежных стран: монография /
77
О.В. Гаврилюк, Н.И. Гайдаенко Шер, Д.О. Грачев и др.; отв. ред. Н.Г.
Семилютина. М.: ИЗиСП, ИНФРА-М, 2015. 432 с.
2.35
Юридические лица в гражданском праве зарубежных стран: монография /
О.В. Гаврилюк, Н.И. Гайдаенко Шер, Д.О. Грачев и др.; отв. ред. Н.Г.
Семилютина. М.: ИЗиСП, ИНФРА-М, 2015.432 с.
2.36
Я.А. Юкша. Гражданское право. Часть вторая : учеб, пособие / Я.А.
Юкша. — 4-е изд. — М. : РИОР : ИНФРА-М, 2018. — 232 с. — (ВО:
Бакалавриат).
_ АНТИПЛАГИАТ
%
Орловский государственный
университет имени И.С. Тургенева
ТВОРИТЕ СОБСТВЕННЫМ УМОМ
СПРАВКА
о результатах проверки текстового документа
на наличие заимствований
Проверка выполнена в системе
Антиплагиат.ВУЗ
Автор работы
Шалаева Анна Владимировна
Факультет, кафедра,
номер группы
Юридический институт, кафедра гражданского права
Тип работы
Выпускная квалификационная работа
Название работы
СВОБОДА ДОГОВОРА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ
Название файла
ВКР Шалаева А. В. (l).docx
Процент заимствования
58,42%
Процент цитирования
3,90%
Процент оригинальности
37,68%
Дата проверки
22:37:08 24 июня 2018г.
Модули поиска
Сводная коллекция ЭБС; Коллекция РГБ; Цитирование; Коллекция eLIBRARY.RU;
Модуль поиска Интернет; Модуль поиска перефразирований eLIBRARY.RU; Модуль
поиска перефразирований Интернет; Модуль поиска общеупотребительных
выражений; Модуль поиска "ФГБОУ ВО ОГУ им. И.С.Тургенева"; Кольцо вузов
Работу проверил
Сметанина Елена Евгеньевна
ФИО проверяющего
Дата подписи
е~>
t>
£ ?{? /2? г
Подпись проверяющего
Чтобы убедиться
в подлинности справки,
используйте QR-код, который
содержит ссылку на отчет.
Ответ на вопрос, является ли обнаруженное заимствование
корректным, система оставляет на усмотрение проверяющего.
Предоставленная информация не подлежит использованию
в коммерческих целях.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа