close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Моисеева Ольга Николаевна. Естественнонаучная и гуманитарная картины мира: взаимосвязь и различия

код для вставки
2
3
АННОТАЦИЯ
Объём выпускной квалификационной работы состоит из 91 страница, а
структура включает введение, две главы, состоящие из четырех параграфов,
заключение, 90 использованных источников.
Ключевые
ПОЗНАНИЕ,
слова:
КАРТИНА
МИРА,
ГУМАНИТАРНОЕ
ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОЕ
ПОЗНАНИЕ,
ПОЗИТИВИЗМ,
КРИТИЧЕСКИЙ РАЦИОНАЛИЗМ, ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНАЯ КАРТИНА
МИРА, ГУМАНИТАРНАЯ КАРТИНА МИРА.
Актуальность: сегодня научная картина мира включает такие категории,
функции и методы рефлексии, которые позволяют связать в единую систему
данные различных дисциплин с категориальным аппаратом философии, что
открывает новые возможности для формирования целостного общепринятого
научного мировидения. Ведь научная картина мира, испытывая на себе
воздействие всех форм современной культуры, аккумулирует в себе
понятийные выводы различных наук и обладает способностью к их
интеграции в иную образную форму выражения культуры современного
общества. Исследование данной проблемы представляет собой по существу
поиск эффективного научного мировоззрения «человека культуры» XXI века,
затрагивая при этом вопросы реализации современных научных методов,
подходов, ресурсов, достижений и технологий.
Объект
исследования
представление
о
мире,
-
научная
картина
сформированное
мира
на
как
целостное
основе
синтеза
естественнонаучных и гуманитарных представлений, понятий и принципов.
Предмет исследования - специфические особенности интерпретации
картины мира в естественных и гуманитарных науках
Цель
развития,
исследования
отличительных
заключается
в
особенностей
выявлении
и
закономерностей
принципов
взаимосвязи
естественнонаучной и гуманитарной картины мира.
Основные задачи:
4
- раскрыть специфику понятия «научная картина мира»;
- рассмотреть особенности структуры гуманитарной картины мира, выявить
её уровни и основные закономерности развития;
- выявить философские и научные предпосылки формирования современной
естественнонаучной картины мира, её методологические достоинства и
недостатки;
- проанализировать общее и особенное в структуре естественнонаучного и
гуманитарного знания;
- на основании анализа идей позитивизма и критического рационализма
указать
тенденции
и
перспективы
дальнейшей
взаимосвязи
естественнонаучной и гуманитарной картин мира.
Теоретический анализ и обобщение представлений отечественных и
зарубежных авторов об особенностях взаимосвязи естественнонаучной и
гуманитарной картины мира и их различий позволил нам установить, что
проблема формирования картины окружающего Мира, которая ложится в
основу мировоззрения человека, является актуальной в современном
обществе, пронизанном противоречиями и рядом практических проблем,
требующих неотложного, научно-обоснованного решения.
5
Содержание
...................................................................................................................................5
Введение...................................................................................................................6
Глава 1. Теоретико-методологические основы формирования идей
естественнонаучной и гуманитарной картины мира..........................................13
1.1.Понятие «картина мира»: сущность, структура, функции.............................................13
...................................................................................................................................................13
1.2. Структура и уровни гуманитарной картины мира.........................................................21
1.3. Формирование и сущность современной естественнонаучной....................................31
картины мира............................................................................................................................31
.................................................................................................................................45
Глава 2. Проблема взаимодействия естественнонаучной и гуманитарной
картин мира............................................................................................................45
2.1. Общее и особенное в основании естественнонаучного и гуманитарного познания..45
2.3. Границы современной научной картины мира и перспективы их дальнейшего
развития....................................................................................................................................67
Список использованных источников и литературы...........................................84
Введение
Актуальность исследуемой темы определяется тем, что сегодня научная
картина мира включает такие категории, функции и методы рефлексии,
которые позволяют связать в единую систему данные различных дисциплин с
категориальным аппаратом философии, что открывает новые возможности
6
для формирования целостного общепринятого научного мировидения. Ведь
научная картина мира, испытывая на себе воздействие всех форм
современной культуры, аккумулирует в себе понятийные выводы различных
наук и обладает способностью к их интеграции в иную образную форму
выражения
культуры
современного
общества.
Исследование
данной
проблемы представляет собой по существу поиск эффективного научного
мировоззрения «человека культуры» XXI века, затрагивая при этом вопросы
реализации современных научных методов, подходов, ресурсов, достижений
и технологий.
Сегодня крайне актуальной остается ситуация в современной науке, где
научная
картина
мира
взаимодействует
с
такими
разновидностями
системного отношения человека к миру, как картина жизни и картина
человека, что свидетельствует о непосредственной взаимосвязи научной
картины мира не только с наукой, но и с существованием современного
человека.
Актуальность темы заключается еще и в том, что ее необходимо
рассматривать не только на стыке традиционных и современных научных
подходов, но и как важнейшее направление фундаментального философского
исследования
особенностей
функционирования
и
взаимодействия
естественнонаучной и гуманитарной картины мира.
Взаимодействие естественнонаучной и гуманитарной картины мира
является продуктом философско-мировоззренческих изысканий многих
поколений ученых и мыслителей, формирующих знание во всем его
многообразии
представлений
действительности.
Проблема
построения
картины мира рассматривается со времен античных материалистов Левкиппа,
Демокрита,
Гераклита,
онтологическая
Парменида
проблематика.
В
как
сугубо
классической
натурфилософская
античности,
в
и
сфере
гносеологии картина мира излагается в мире «идей» Платона и Аристотеля,
которые осуществили интеллектуальный охват всех форм знания и культуры
7
в целом, так как эпоха античности это процесс возникновения и дальнейшего
формирования картин мира как таковых.
Применительно к средневековой ментальности можно говорить только
об одной подлинной ценности - Бог, так и для картины мира все другие
ценности - научные, нравственные, политические, экономические, да и сама
картина мира являются лишь отражениями Божества, манифестации
потустороннего
мира.
Например,
Фома
Аквинский
[80]
стремился
согласовать, интегрировать мировоззренческие знания античности (Платон
[62] и Аристотель [1]) с Богом, то есть достигнуть исторического
компромисса между теологией и наукой.
В
эпоху
Возрождения
и
начала
Нового
времени
сложилось
представление о земном характере миропонимания, а не мистической
природе при условии, что все ценности не зависят от Бога. Место человека в
картине мира приобретает антропоцентрический характер, возникают новые
предпосылки к формированию научных картин мира. Геоцентрическая
система
мира
К.
Птолемея
сменяется
на
противоположную
гелиоцентрическую систему мира Дж. Бруно, Н. Коперника и И. Кеплера. Г.
Галилей [49] и И. Ньютон начинают активно изучать свойства природы,
созданной системы мира и создают первую научную картину мира
-классическую механику.
Новая
проблематика
в
отношении гуманитарной картины
мира
была сформулирована в Германии в конце XVIII века. Великий немецкий
естествоиспытатель и философ И. Кант ввел понятие «мировоззрение» и
пришел к выводу, что если и существует наука, нужная человеку, то это та,
которая дает ему возможность знать, «как надлежащим образом занять свое
место в мире и правильно понять, каким надо быть, чтобы быть человеком».
Опираясь на диалектические идеи И. Канта, Г.В.Ф. Гегель, развивая их,
создал идеалистическую диалектику как философскую картину мира, в
которой научная картина мира выступала как частная.
8
Исследование научной картины мира в новейшее время (конец XIX в.
-начало XX в.) приобретает две тенденции: продолжение линии, связанной с
ориентацией на классическую научную картину мира (неокантианство,
гегельянство,
теология)
–
естественнонаучная
альтернативных
путей
(марксизма,
феноменологии,
экзистенциализма,
линия
позитивизма,
философской
и
разработка
иррационализма,
антропологии)
–
гуманитарная составляющая, где происходит переосмысление классической
научной картины мира и обоснование методологии социокультурных
исследований. Особенности проблемы социогуманигарных наук были в
центре внимания Баденской неокантианской школы Г. Риккерга, В.
Виндельбанда .
Заслугой представителей марксизма (К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин)
является
разработка
новой
форма
материализма
-
диалектического
материализма, который не только обосновывает научную картину мира с
материалистической точки зрения, но и воплощает гуманистические
принципы и идеи, то есть своеобразный синтез научных картин мира.
Сторонники позитивизма - О. Конт, Э. Мах, Г. Спенсер, [71]
утверждая
единственный метод познания - естественнонаучный, абсолютизируют роль
науки и научного прогресса в решении человеческих проблем, что ведет к
дисбалансу человеческого и научного, а следовательно к несовершенной
научной картине мира. Однако, уже в постпозитивизме такие исследователи
как И. Лакатос, [47] П. Фейрабенд, К. Поппер, [63, 64] Т. Кун выдвигается
общенаучный метод познания и выделяется роль философии в познании мира
и человека.
Антисциентизм философов-иррационалистов был плодотворным и
способствовал развитию методологии социокультурных наук (Ф. Ницше, В.
Дильтей). Феноменология оказала и оказывает значительное влияние на
развитие методологии социальных и гуманитарных наук XX века, особенно
работа Э. Гуссерля «Кризис европейских наук и трансцендентальная
феноменология». Так, с позиций различных подходов феномен картины мира
9
анализировали М. Вебер, А. Шюц, Л. Габора, У. Дархэм, К. Клакхон, Ф.
Клакхон, [46] Ф. Стродбек, Р. Редфилд, К. Гирц, М. Коул, Э. Сепир, Б. Уорф,
Ю. Лотман, Б. Успенский, С. Лурье, А. Лурия, А. Леонтьев, Д. Гачев, С.
Резванов и другие. Экзистенциализм, основываясь на феноменологии, оказал
огромное влияние на культуру того времени; в частности, М. Хайдеггер,
относя к сущностным явлениям Нового времени науку, фиксирует особый
характер картины мира Нового времени, которая становится собственно
миром для субъекта, что принципиально отсутствует в античной и
средневековых
картинах
мира.
Одним
из
влиятельных
направлений
исследования проблемы человека в научной картине мира является
философская антропология: М. Шелер, К. Леви-Строс, П. Тейяр де Шарден.
X. Ортега-и-Гассет, предметом которой становится человек и человеческие
способности, определяется способ постановки и решения касающихся его
философских проблем.
В отечественной философии, начиная со второй половины XX века,
одной из сторон выяснения сущности взаимодействия естественного и
гуманитарного являлись работы о соотношении научной картины мира,
мировоззрения
и
отдельных
наук.
Этой
проблематике
посвящены
исследования П.С. Дышлового, В.В. Казютинского, С.Т. Мелюхина, М.В.
Мостепаненко,
А.М.
Мостепаненко,
В.С.
Степина,
[75,76,77]
В.Ф.
Черноволенко [89].
Научная картина мира являлась выделенным объектом научного
интереса выдающихся ученых-физиков, таких как Н. Бор, Дж. Максвелл, В.
Гейзенберг, П. Дирак, М. План [62], А. Эйнштейн и др. Свой вклад в
формирование научной картины мира внесли отечественные космисты и
ученые-естествоиспытатели. Так К.Э. Циолковский [88]
рассматривает
космос как живое, одухотворенное целое, где мир и человек находятся в
процессе восходящего развития. В.И. Вернадский [14, 15, 16] помимо своих
исследований в области биохимии и геохимии обобщил совокупности
10
различных междисциплинарных гуманитарных и естественнонаучных знаний
в концепции развития ноосферы как определенной научной картины мира.
Объектом исследования является: научная картина мира как целостное
представление
о
мире,
сформированное
на
основе
синтеза
естественнонаучных и гуманитарных представлений, понятий и принципов.
Предметом
исследования
является:
специфические
особенности
интерпретации картины мира в естественных и гуманитарных науках.
Цель
исследования
развития,
отличительных
заключается
в
особенностей
выявлении
и
закономерностей
принципов
взаимосвязи
естественнонаучной и гуманитарной картины мира.
Основные задачи:
- раскрыть специфику понятия «научная картина мира»;
- рассмотреть особенности структуры гуманитарной картины мира, выявить
её уровни и основные закономерности развития;
- выявить философские и научные предпосылки формирования современной
естественнонаучной картины мира, её методологические достоинства и
недостатки;
- проанализировать общее и особенное в структуре естественнонаучного и
гуманитарного знания;
- на основании анализа идей позитивизма и критического рационализма
указать
тенденции
и
перспективы
дальнейшей
взаимосвязи
естественнонаучной и гуманитарной картин мира.
Методологическая основа. В магистерской диссертации использованы
методы, которые были необходимы для проведения исследования. Это
общенаучные методы, среди которых следует выделить характерные для
изучения проблем философии и развития науки в целом. При написании
данной работы использовался метод теоретического анализа, в ходе которого
полученные теоретические знания были систематизированы, синтезированы
и обобщены с целью полного раскрытия исследуемой проблемы.
11
Научная новизна исследования обусловлена актуальностью темы для
решения современных мировоззренческих проблем. Данное исследование
дает возможность многостороннего и, в какой-то мере, целостного
представления об истории формирования современной научной картины
мира.
Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том,
что положения и выводы данной работы могут послужить для дальнейших
исследований и систематизации вопросов данной тематики. Полученные
результаты могут быть использованы в дальнейшей исследовательской работе
по логико-методологическим и философским проблемам естествознания.
Структура
выпускной
квалификационной
работы
представлена
наличием двух глав основного содержания, введением, заключением и
списком используемой литературы.
12
Глава 1. Теоретико-методологические основы формирования идей
естественнонаучной и гуманитарной картины мира
1.1.
Понятие «картина мира»: сущность, структура, функции.
Исследование понятия «картины мира» как особого компонента
общенаучного знания предполагает соотношение двух методологических
подходов: с одной стороны, исследование взаимосвязей картины мира с
мировоззрением и философией, с другой – рассмотрение картины мира в
ракурсе специальных наук. Каждый из этих подходов выступает в качестве
особого аспекта исследования структуры и динамики научного знания, а их
соотношение соответствует интеграции социокультурных исследований.
Еще Т. Гоббс выдвигал совершенно справедливое требование каждое
исследование начинать с дефиниций. Поэтому если мы хотим выяснить,
какую роль играет картина мира и ее элементы в культуре, нам нужно
определиться с тем, что мы подразумеваем вообще под картиной мира.
Однако самый первый – и самый обескураживающий – вопрос, который
встает при попытке такого рода, звучит следующим образом: «А что же,
собственно, надлежит определять?» [17, С. 26]
С одной стороны, недостатка в концепциях нет: картину мира изучают
различные дисциплины. Отсюда в распоряжении исследователя имеются
определения «от философии», «от социологии», «от антропологии» и т.д., не
говоря уже о многообразных междисциплинарных дефинициях (картина мира
в психологической культурологии, в когнитивной антропологии и т.п.). За
редким исключением, эти определения противоречат друг другу.
В философской литературе термин «картина мира» как правило
встречается
вместе
с
понятием
«мировоззрение».
Мировоззрение
–
совокупность взглядов людей на мир и представление о собственном месте в
мире. [41, С. 284]
Мировоззрение строится на субъект-объектном
отношении, где субъектом выступает человек (индивид и все общество),
объектом – все окружающее человека.
13
Одними из фундаментальных категорий мировоззрения являются
категории «человек» и «мир». Они конкретизируются через систему
категориальных смыслов других универсалий культуры, выражающих
отношения человека к природе, обществу, другим людям и самому себе
(смыслы категорий «природа», «космос», «Я», «другие», «отношения»,
«свобода» и др.). [54, С. 12-13] Все эти мировоззренческие категории всегда
имеют
культурное
измерение
и
во
многом
определяют
характер
жизнедеятельности людей на том или ином историческом этапе социального
развития. Человек как и все человечество не располагает единым
мировоззрением.
В зависимости от дифференциации общества на группы, слои, классы,
этносы, нации и т.д. и теоретического выражения их идеалов в научной,
религиозной,
философской
формах
складывается
множество
типов
мировоззрений. При отсутствии единого взгляда на укоренение человека в
мире и обратной связи мировоззрение реализует известную софистическую
максиму: «Человек есть мера всех вещей, существующих, что они
существуют, и не существующих, что они не существуют» Вследствие этого,
мировоззрение покоится не на истине, а на убеждении, которое в
определенных, весьма узких пределах, помогает человеку обеспечить
минимально сносное существование. [17, С. 31]
Следует различать категорию «мир» в его философском значении, когда
речь идет о мире в целом, и те понятия мира, которые складываются и
используются в конкретных науках, когда речь идет, скажем, о «мире
физики», «мире биологии», «мире искусства» и т.д., то есть о той реальности,
которая составляет предмет исследования соответствующей конкретнонаучной дисциплины.
Мир – бесконечно сложная, развивающаяся действительность и всегда
значительно богаче, нежели представления о нем, сложившиеся на
определенном этапе общественно-исторической практики. А картина мира
как познавательный образ упрощает и схематизирует действительность. Еще
14
А. Эйнштейн писал, что «человек стремиться каким-то адекватным способом
создать в себе простую и ясную картину мира для того, чтобы в известной
степени попытаться заменить этот мир созданной таким способом картиной»
[74, С. 247] Вместе с тем, за счет упрощений и схематизации картина мира
выделяет из бесконечного многообразия реального мира именно те его
субстанциональные связи, познание которых и составляет основную цель
науки на том или ином этапе ее исторического развития. Эти связи
фиксируются в виде системы научных принципов, на которые опирается
данное исследование, и которые позволяют активно конструировать
конкретные теоретические и мировоззренческие модели, объяснять и
анализировать действительность.
Само содержание категорий «человек» и «мир» по мере развития
общественно-исторической практики и познания претерпевает постоянное
изменение.
В этом отношении мировоззрение предстает не как завершенный, раз и
навсегда сложившийся, а как подверженный радикальным трансформациям,
постоянно развивающийся способ духовно-практическою освоения мира, а
также,
мировоззрение
характеристика
может
человека.
антропоморфный,
И
быть
если
мифологический
рассмотрено
на
ранних
характер,
то
как
отличительная
этапах
с
оно
носило
возникновением
философии оно обретало статус теоретичности.
Философия как раз и составляет теоретическое ядро мировоззрения.
Осуществляя рефлексию над мировоззренческими универсалиями культуры,
она выявляет их и выражает в логически-понятийной форме как
философские категории. Оперируя с ними как с особыми идеальными
объектами, философия способна сконструировать новые смыслы, а значит, и
новые категориальные структуры. Тем самым она создает своеобразные
теоретические каркасы мировоззренческих установок, адресованные не
только и, более того, не столько к настоящему, сколько к возможному
будущему. С развитием культуры современного общества они способны
15
играть роль порождающего ядра нового мировоззрения. На их основе может
формироваться
система
политических,
религиозных,
нравственных,
эстетических идей и образов, непосредственно воздействующих на сознание
множества людей. Тем самым они превращаются в мировоззренческие
универсалии, в соответствии с которыми воспроизводится новый тип
социальности, новые структуры жизнедеятельности людей.
Анализ «картины мира» как особого компонента научного знания
предполагает предварительное выяснение смыслов исходных терминов —
«мир» и «картина мира». «Мир - это Вселенная во всей ее совокупности
форм
материи
в земном
и
космическом
пространстве, т.е.
все то,
что существует вокруг нас». [33, С. 41-42]
Картиной мира называется сложившаяся на конкретном этапе развития
человечества совокупность представлений о структуре действительности,
способах ее функционирования и изменения, сформировавшаяся на основе
исходных мировоззренческих принципов и интегрирующая знания и опыт,
накопленный человечеством.
Картина мира, как и любой познавательный образ, упрощает и
схематизирует
действительность.
Мир
развивающаяся
действительность
всегда
как
бесконечно
значительно
богаче,
сложная,
нежели
представления о нем, сложившиеся на определенном этапе общественноисторической практики.
В современной философской и специально-научной литературе он
применяется, например, для обозначения мировоззренческих структур,
лежащих в фундаменте культуры определенной исторической эпохи.
В нашей философско-методологической литературе термин «картина
мира» применяется не только для обозначения мировоззрения, но и в более
узком смысле - тогда, когда речь заходит о научных онтологиях, т.е. «тех
представлениях о мире, которые являются особым типом научного
теоретического знания» [64, С. 501] В этом значении научная картина мира
выступает как специфическая форма систематизации научного знания,
16
задающая
видение
мира
соответственно
определенному
этапу
ее
функционирования и развития.
Картина мира - это целостное миропонимание, синтезирующее знания
на
основе
систематизирующего
начала
(научного
принципа,
идеи,
религиозного догмата и т. д.), который определяет мировоззренческую
установку человека, его ценностные поведенческие ориентиры. Картина мира
означает как бы зримый портрет мироздания, образно-понятийную копию
Вселенной,
взглянув
на
которую,
можно
понять
и
увидеть
связи
действительности и свое место в ней. Она подразумеваем понимание того,
как устроен мир, какими законами он управляется, что лежит в его основе и
как он развивается. Поэтому понятие «картина мира» занимает особое место
в структуре естествознания. [17, С. 39-40]
Картины мира отводят человеку определенное место во Вселенной и
помогают ему ориентироваться в бытии. Они возникают как в рамках
повседневной жизни, так и в ходе духовной деятельности человеческих
сообществ. Различают несколько картин мира.
Философская картина мира возникла в середине первого тысячелетия
до нашей эры вместе с возникновением философских учений классической
поры. Мир и человек в философии изначально рассматривались в связи с
идеей Разума. В философской картине мира человек принципиально отличен
от всего сущего, в частности от других живых существ, ибо ему присуще
особое деятельностное начало - логос, разум. Благодаря разуму человек
способен познать мир и самого себя. Такое постижение рассматривается как
назначение человека и смысл его бытия.
Философская
картина
мира
-
это
обобщенная,
выраженная
философскими понятиями и суждениями, теоретическая модель бытия в се
соотнесенности
активностью
с
человеческой
и соответствующая
жизнью,
осознанной
социальной
определенному этапу историческою
развития. [76, С. 203]
17
Главная тема философии - соотношение человека и мира, взятое во всех
ракурсах: онтологическом, теоретико-познавательном, ценностном. Именно
поэтому философские картины мира множественны и не похожи одна на
другую.
Их
всегда
объединяют
между
собой
интеллектуальность
рассмотрения и вечное сомнение в собственных утверждениях, постоянная
критичность. Это резко отличает философское представление о мире от
обыденных или религиозных взглядов и роднит философию с наукой.
В качестве основных структурных элементов философской картины мира
можно выделить следующие виды знаний: о природе, об обществе, о
познании, о человеке. В рамках данной картины мира сформировались две
модели бытия:
1) нерелигиозная философская картина мира, формирующаяся на основе
обобщения данных естественных и общественных наук, осмысления
светской жизни; 2) религиозно-философская картина мира как система
догматически-теоретических взглядов на мир, в которой смешивается земное
и сакральное. Происходит удвоение мира, где вера считается выше истин
разума. [68, С. 90]
Пространство и время в философской картине мира выступают как
категории порядка и, следовательно, условия понимания мира. Пространство
- как способ упорядочения внешних восприятий, время - как способ
упорядочения внутренних переживаний. Человек в философской картине
мира есть, прежде всего, разумное существо, принципиально отличное от
неодушевленных объектов и живых существ.
Создаваемая
в
рамках
онтологии,
философская
картина
мира
определяет основное содержание мировоззрения индивида, социальной
группы, общества. Будучи рационально-теоретическим способом познания
мира, философское мировоззрение носит абстрактный характер и отражает
мир в предельно общих понятиях и категориях. Следовательно, философская
картина мира есть совокупность обобщенных, системно организованных и
теоретически обоснованных представлений о мире в целостном его единстве
18
и месте в нем человека. От того, какой в конкретный момент времени
представляется
общенаучная
картина
мира,
во
многом
завися!
мировоззренческие и методологические проблемы науки, а идеи и проблемы
господствующей философской картины мира определяют перспективные
направления развития научного знания. Например, в начале XX века
признавались очевидными бесконечность и вечность Вселенной по всем
четырем измерениям пространственно-временного континуума. Все явления
Вселенной - планеты, звезды, жизнь - возникают, проходят стадии своего
развития и погибают, а затем возникают в другом месте и так бесконечно,
мир вечен. Вопросы о «начале», о времени, «когда еще не было времени», о
мирах, не принадлежащих нашей Вселенной, считались схоластическими. Но
после
создания
Вселенной»
Л.А.Фридманом
подтверждения
теории
Э.Хабблом
«извергающейся
прямыми
из
точки
наблюдениями
предсказанное разбегание галактик вопрос о смысле пространства-времени
стал определяющим в методологических дискуссиях. Еще пример. Двадцать
лет назад одной из актуальнейших проблем была идея элементарности. Все
попытки выделить «наиболее элементарные» частицы оканчивались неудачей
и начало складываться представление об обнаружении своеобразного «дна»
мира, а, следовательно, о возможности создания «исчерпывающе полной»
теории физических явлений. Но открытие «суперэлементарных частиц» глюонов и кварков вновь отодвинуло возможный «конец физики» как
фундаментальной науки. [11, С. 67]
На смену идее «элементарности» пришли новые проблемы неожиданно тесной связи микромира и мегамира, общих характеристик и
тенденций во взаимодействиях элементарных частиц и глобальных свойств
Вселенной. Каждая ступень развивающейся философской картины мира
выдвигает перед наукой и философией задачу осмысления тех или иных
понятий, углубления, уточнения или принципиально нового определения
содержания фундаментальных философских категорий, посредством которых
и выстраивается философская картины мира.
19
Философские картины мира весьма многообразны, однако все они строятся
вокруг отношений «мир - человек» или «человек - мир». В этом различии
присутствуют две ведущие линии в философском знании, которые можно
условно назвать объективистской и субъективистской. [50, С. 177]
Объективистские концепции независимо от того, являются ли они
материалистическими или идеалистическими, отдают приоритет миру,
полагая,
что
он
так
или
иначе
объективен.
Субъективизм
в
противоположность объективизму мир, общий для всех живущих субъектов,
заменяет на множество миров. Я - сам себе вселенная, я вижу
действительность исключительно со своей точки зрения, пребывания в своих
ситуациях. Вся иная действительность преломляется через мое уникальное
субъективное «я», потому очень трудно выявить что-либо объективное. [17,
С. 47]
Огромная разница между объективностью и субъективностью как раз и
составляет
основу
философского
поиска.
Важнейшей
философской
проблемой в этом случае является вопрос: что в мире - от нас и что - от
самого мира? Что от субъективности и что от объективности? Что от человека
зависит и что не зависит?
20
1.2. Структура и уровни гуманитарной картины мира
В методологии науки давно существуют термин «картина мира», где
«мир» понимается в специфическом смысле - как обозначение некоторой
сферы действительности, изучаемой в данной науке. Образ научной картины
мира складывался почти исключительно на основе анализа естественных
наук,
из-за
чего
ее
долгое
время
практически
отождествляли
с
естественнонаучной картиной мира. Однако в конце XX века бурное развитие
гуманитарных наук, проникновение их понятий и методов в социальные и
естественные науки, заставили методологию науки все чаще обращаться к
категориальному базису и методам гуманитарных наук. В этой связи
вырисовывается проблема гуманитарной картины мира?
Термин «картина» применительно к миру возник не случайно и
является выражением определенного этапа развития человеческого познания,
осознанием раздельности, противопоставления человека и окружающего его
мира, субъекта и объекта, осмыслением определенного отношения к миру, а
именно дистанцирования от мира, а не включенности в него. Представление
о включенности человека в мир как космос было характерно для античности.
Этот взгляд во многом сохранился и в средневековье, хотя исподволь
набирала силу идея о господстве человека над природой. Она стала
определяющей в эпоху Возрождения и Нового времени. Тогда же сложилось
представление о субъекте и объекте и картине мира. [64, С. 19]
Видение
мира
как
картины
особенно
утверждается
в
ходе
формирования классической науки, прежде всего механики. С течением
времени образ мира как механических часов, сменился образом потока и
поля, в картину мира внедрились представления о генах и цивилизациях,
биосфере и ноосфере, нестационарной Вселенной и синергетических
процессах. Но по-прежнему едва ли не главной целью научной картины мира
является представление механизма
функционирования или развития
Вселенной, человека, общества. Подобное стремление омертвить мир имеет
21
известный смысл: такой мир проще объяснять, им легче управлять, морально
оправданно в нем господствовать и его использовать.
Попытки противостоять вышеозначенной картине мира имели место и
в Новое, и в Новейшее время, как в философии, так и в науке, а именно в
стремлении конституировать гуманитарные науки, что, с одной стороны,
подразумевало гуманитарную научную картину мира, а с другой – сеяло
сомнения в научности такой картины и таких отраслей знания по сравнению
с естественными науками. Последнее обстоятельство является одной из
причин того, что понятие гуманитарной научной картины мира не получило
развития. [57, С. 304]
Кроме того, как показал М. Бахтин, текстуальность объекта познания
гуманитарных наук, которым выступает именно субъект,
подразумевает
диалогическое познание. Включенность в диалог предполагает постоянное
изменение познающего субъекта и невозможность дистанцирования от
познаваемого субъекта. К тому же текстуальность гуманитарных наук
имплицитно предполагает неоднозначность и неопределенность, хотя бы
вследствие различных интерпретаций текста. [6, С. 58]
Аналогично этому, понятие дискурса, введенное Мишелем Фуко,
существенно
корректирует
традиционное
понимание
исследуемой
социокультурной реальности как некоторой независимой от субъекта
данности. [43, С. 207]
Например, гуманитарные науки вместе с другими
дискурсами не столько изучают авторов и их тексты как реальные
физические объекты, сколько эти объекты создают.
Концепции Бахтина и Фуко позволяет понять несостоятельность
наивного
натурализма
в
гуманитарном
знании,
выражающегося
в
представлении о том, что это знание относится к человеку, культуре, социуму
как
самоочевидной
реальности,
якобы
совершенно
независимой
от
процедуры построения знания о ней. Осознание ограниченности наивного
натурализма характерно и для современной психологии, культурологии,
политологии, истории. Действительно, объект исследования, например,
22
психология данного индивида или историческое событие обычно находится
под влиянием исследователя, и часто фактически конструируется им,
например, в психотерапии, когда корректируется личность пациента, или в
избирательных
технологиях,
когда
создается
имидж
кандидата
или
формируется общественное мнение.
Все больше осознается значимость понятия картины мира для
методологии гуманитарных наук и, в свою очередь, развитие социальногуманитарных наук все активнее вводит гуманитарную компоненту в НКМ.
Близость понятий НКМ и мировоззрения отмечал В.Дильтей, поскольку на
основе той или иной картины мира, возникающей в результате закономерной
последовательной работы нашего познания, решаются вопросы о значении и
смысле мира, выводятся основные принципы жизни. В целом среди
кажущейся случайности мировоззрений в каждом из них существует
постоянное отношение между КМ, оценкой жизни и целями. Однако
мировоззрения не являются только созданием мышления и не возникают в
результате одной лишь воли познания, хотя это важно. Они также результат
жизненного опыта и позиции, всей структуры психического целого. Дильтей
рассматривает типы мировоззрений в религии, поэзии и литературе, а также
особый
тип
-метафизику,
которая
возникает,
когда
мировоззрение
возвышается до связного рационального целого, научно оправдывается и
претендует на общезначимость, выходя за пределы методологических
приемов частных наук.
Значимым является то, что Дильтей понятие КМ применял при анализе наук
о духе (культуре) и поэтому включал в этот феномен такие базовые сущности,
как жизнь, цель, человек-субъект, что отсутствует в исследованиях
естественнонаучной КМ или рассматривается натуралистически. Его анализ
разных подходов и типов исследования человека - предметная метафизика
греков, волевая позиция римлян, религиозные жизненные идеалы и их смена,
«теория жизненного поведения», выявление основных типов антропологии в
культуре XVI - XVII веков - все это в конечном счете исследование
23
различных форм отношений человека к миру, к его месту в мире, способы
представленности человека в культурно-исторической КМ (Дильтей В.
Воззрение на мир и исследование человека со времен Возрождения и
Реформации. М., 2000). Все это говорит о том, что понимание КМ в науках о
культуре невозможно без ориентации на человека - понимания его места в
мире и способов видения им этого мира. Соответственно здесь нет такого
противо-поставления субъекта и мира, как в естественнонаучной КМ, но
описываются лишь типы понимания мира, включающего и самого человека.
Так, в ранневизантийской культуре, как показал С.С.Аверинцев, можно
выявить ситуацию, когда человек воспринимал «мир как школу», мир во
времени и пространстве был поставлен «под знак школы». Как историческое,
так и биографическое время отдельной жизни имело смысл лишь как время
«педагогической
переделки
человека»;
пространство
ойкумены
рассматривалось как место для всемирной школы. Ветхозаветная история при
этом могла быть интерпретирована как история смены «учителей» - Ноя,
Авраама, Моисея, премудрого Соломона, пророков. Бог сам был главным
учителем в этих школах. Не только история педагогический процесс, но и природа предстает как «дидактическое
пособие» для наглядного обучения, а главное - пособие по «курсу
нравственности», поскольку природа - творение Бога и ее законы, как и
законы морали, имеют единый источник. В таком мире человек — «школяр»,
старательно усваивающий уроки своего Учителя, вечно обучающееся дитя, а
священные тексты и тексты культуры всегда дают «уроки», и слово, книга
занимают особое место в такой КМ, что и в естествознании отражалось в
метафоре «Книги природы» (Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской
литературы. М., 1997).
Иной аспект фундаментальной проблемы «человек в культуре и КМ»,
близкий к личностному знанию, исследовался Л.Витгенштейном. Усвоенная
нами еще в детстве общая КМ принадлежит к сфере личностного знания и
представлена особым типом эмпирических высказываний, принимаемых на
24
веру как несомненные и сопутствующие нам всю жизнь. Они обладают
неотъемлемыми свойствами, прежде всего системностью, коррелирующей с
системностью общего знания, принадлежащего многим людям; и поэтому
единичное знание - индивидуальная КМ имеет содержание и значимость,
полученные в контексте общего знания. Другая особенность принимаемых на
веру эмпирических высказываний - это неявная форма их существования,
такова и КМ, поскольку она оказывается само собою разумеющимся
основанием
познания
и
как
таковая
даже
не
формулируется.
По
Витгенштейну, усвоение КМ в детстве, основанное на доверии взрослым, это не чисто познавательная процедура, но одна из «форм жизни» наряду,
например, с «языковыми играми», не просто знания, но основанные на них
реальные действия. Итак, усвоенная с детства КМ является для нас
достоверной не потому, что она специально обоснована, но потому, что
принята на веру при общении и обучении, как следствие «бытия среди людей». Сомнение приходит после веры и это выражается, в частности, в
усвоении
в
дальнейшем
научной
картины
мира
(НКМ),
степень
систематизации знаний в которой резко возрастает. Однако ее принятие также
будет содержать элементы веры, но не повседневной, а формирующейся в
рамках какой-либо научной парадигмы.
Потребность в научной систематизации знаний о культуре и обществе,
входящих в КМ, привела к специальным исследованиям в социальном
познании. В теоретико-социологических работах М.Вебера картины мира
также включают человека; прежде всего они понимаются как «стрелочники»,
определяющие пути, по которым интересы продвигают действия человека.
Осуществляя
сравнительно-историческое
исследование
типов
рациональности, он сопоставляет три наиболее общих и развитых КМ,
истолковывая их как определенные морально-практические отношения
человека к миру. Первая - это КМ, основанная на конфуцианском и
даосистском
типе
религиозно-философских
воззрений,
определяющая
отношение к миру как приспособление; вторая КМ основана на идеях
25
индуизма и буддизма, проповедующая отрешенность от мира; третья возникшая на основе идей иудаизма и христианства, с Ближнего Востока
пришедшая в европейскую культуру,
определяет отношение человека к миру как овладение им. Каждая из них
предполагала соответствующий тип рациональности, образ действия и стиль
жизни. Эти идеи были применены Вебером, в частности, при исследовании
сложных взаимоотношений протестантской этики и «духа капитализма». Он
положил начало постижению феномена КМ не только в философии и науках
о культуре, но и в «понимающей социологии», что существенно дополнило
представления о НКМ.
Новые аспекты понятия картины мира выявились в исследовании проблемы
«язык и научная картина мира». Так, введение понятия НКМ в лингвистику
позволяет выявить различные виды влияния человека на язык, в частности,
влияние на язык различных картин мира - религиозно-мифологической,
философской,
научной,
художественной.
Выясняется,
что
язык
непосредственно участвует в двух процессах: в его недрах формируется
языковая картина мира - один из наиболее глубинных слоев картины мира у
человека; сам язык вводит через специальную лексику другие картины мира,
соответственно, элементы иной культуры. Каждая из картин мира задает свое
видение языка и принципы его действия. Изучение и сопоставление
различных видений языка в разных картинах мира позволяет увидеть новые
пути познания природы языка. Особая проблема - степень совпадения и
различия, а также характер взаимодействия концептуальной и языковой
картин мира. Если первая имеет обобщенный теоретический и логический
характер, основана на различных типах мышления, то вторая содержит
самую различную, в том числе обыденную, информацию о мире,
закрепленную средствами живых разговорных языков.
Так, О.А. Корнилов предложил свое понимание отношения понятий
НКМ и языковой картины мира (ЯКМ), принципиально отличающихся
нетождественностью объектов и субъектов отражения, а также характером
26
соотнесенности каждой из проекций внешнего мира с самим этим миром.
Очевидно, что понятие НКМ по объему всегда меньше реального мира, но
стремится к совпадению с ним, постоянно изменяется с ростом научного
знания. В то же время ЯКМ не стремится к тождественности с объективным
миром, находится в отношении частичного пересечения и «достраивает» его
с помощью мифических и субъективно-оценочных категорий, становясь
больше
самого
отражаемого
мира.
Эти
категории
образуют
ЯКМ
национального языка, а совокупность их прототипов - национальный образ
мира, что дает основание для введения понятия «национальная языковая
картина мира» .
Для гуманитарного знания значимо то, что языковая и общенаучная
картины являются средством интеграции культуры, жизнедеятельности
человека в целом, составляют основание человеческого познания, поведения,
типа
хозяйствования,
образа
жизни,
«логики»
мировидения
и
мировосприятия. Это особо значимо для историко-культурных исследований,
историк культуры не может полагаться только на воображение и интуицию,
но должен обращаться к научным методам, гарантирующим объективный
подход.
Важнейший
«космических»
и
из
них
-
социальных
выявление
-категорий,
таких
как
универсальных
время,
-
пространство,
изменение, причина, судьба, свобода, право, труд,
собственность и др. Эти универсалии образуют «сетку координат», своего
рода «модель», или картину мира, при ее помощи воспринимается
действительность и строится образ мира в сознании человека.
Продуктивность данного подхода доказана целой серией фундаментальных
работ
известного
историка
А.Я.Гуревича,
осуществившего
анализ
ментальности - умственных установок, общих ориентаций и привычек
сознания - средневекового человека с помощью понятия картины мира и
категорий культуры. Одновременно получила развитие НКМ как базовое
понятие гуманитарных наук, что проявилось прежде всего в выявлении
дополнительных
смыслов
категорий
пространства
и
времени.
27
Отечественными историками они традиционно понимались как «формы
существования
материи»,
но
эти
категории
не
могли
равнозначно
применяться к природе и обществу, поскольку не только существуют
объективно, но и субъективно переживаются и осознаются по-разному в
разных цивилизациях, слоях общества, на разных стадиях его развития,
различными индивидами. Это подтверждается данными лингвистики,
этнологии, истории искусств, литературоведения, психологии и имеет
большое значение для исторической науки, истории культуры. Отношение
человека к природе, например, в Средние века, это не отношение субъекта к
объекту, но нахождение себя во внешнем мире, восприятие космоса как
субъекта. Сообщая природе собственные черты и качества, человек
чувствовал себя подобным ей, ощущал внутреннюю связь с частью
пространства, как бы обладал им как своей родиной. С работами Гуревича в
исследования по истории вошло понятие НКМ, дополненное ее социальнопсихологическими составляющими.
В последние годы разрабатывается понятие художественной КМ как
эмоционально-чувственного способа освоения мира и действительности,
обладающего наглядностью, сочетающего знания и образы, языковые,
вообще знаковые средства, присущие каждому виду искусства. Она
складывается при комплексном и системном изучении искусства; ее
синонимы - художественная модель мира, видение мира, образ мира. Как
внутренние константы КМ рассматриваются основная идея, жанр как тип
отношения к окружающей жизни, преобладающие темы и образы, системы
средств
художественной
выразительности.
Создается
множество
художественных абстракций на основе психической жизни и нового научного
образа
мира,
обогащаемого
воображением
художников;
формируется
эстетика интеллектуальной изобретательности, преобладает точка зрения на
мир изнутри сознания человека, в спонтанном движении образов сознания.
Открытые или искусственно созданные в науке новые «материалы»,
структуры, энергии, изменившие представления о мире, обогатили все виды
28
искусств, где новое видение мира стало воплощаться необычными
средствами
в
кинетических,
пластических,
живописных
решениях
художников, скульпторов, архитекторов, в эмансипации параметров звука и
электронной компьютерно-акустической музыке, в компьютерной графике.
Эти явления фундаментально исследованы Л.Г.Бергер в связи с
проблемой
соотношения
художественной
КМ
с
общенаучной
и
специальными НКМ с использованием близкого понятия «художественная
эпистема» как образного аналога картины мира. Это пространственный образ
мира, запечатленный в стиле искусства, в принципах и методах создания
художественной композиции и ее выразительности, при этом пространство
понимается в динамике - как единство пространство-время. Даже в науке
ученые выходят за пределы земной реальности в пространство воображения
на основе гипотез, теорий, математических моделей и формул. В
художественной эпистеме это привело к выражению глубинных и подвижных
восприятий сознания человека, рефлексии о мире, осознанию космического
пространства, его нестабильности и многозначности образа Вселенной - в
целом к множественности стилевых сочетаний, полистилистике.
Тем не менее, не вызывает сомнений возможность адекватного
описания, а значит и рационального представления познавательных
ситуаций, методов, проблем и способов их решения в гуманитарных науках, о
чем свидетельствуют их успехи. В этой связи положительный ответ на вопрос
о возможности построения научной гуманитарной картины мира не кажется
невозможным. Тем более, что история развития гуманитарного знания
свидетельствует о том, что общие представления и схемы исследуемой
реальности, напоминающие по своему строению и функциям картину мира,
подобную естественнонаучной, имели место. Они аккумулировали знания об
основных объектах реальности, строились коррелятивно схеме метода,
выражали идеалы и нормы науки, имели философские основания, то есть
соответствовали основным характеристикам научной картины мира. Поэтому
их можно назвать гуманитарной картиной мира. Главным объектом
29
исследуемой реальности, воплощенным в данной картине мира, поначалу
стал текст. Он остается таковым и сейчас, но специфицировался в концепции
Фуко как дискурс, а в трудах постструктуралистов и постмодернистов как
нарратив.
Адекватным
исследуемой
реальности
методом
было
провозглашено понимание, подвергнутое основательному и разностороннему
анализу
в различных герменевтических концепциях. Многообразие
философских доктрин, возникших в русле гуманитарной проблематики, хотя
и не отличается единством, представляет глубокие и перспективные идеи, не
только фундирующие гуманитарную картину мира, но и обеспечивающую ей
плодотворное применение, в том числе и за рамками гуманитарных
дисциплин. [38, С. 119-120]
Представляется важным в этой связи различать конструктивные и
познавательные функции гуманитарной картины мира. Их полезно различать
и в естественнонаучной картине, ведь уже вряд ли кто верит в зеркальное
отражение теорией объективной реальности. В гуманитарной деятельности
конструктивная функция распространяется не только на картину реальности,
но и на сам объект. Однако этот факт не отменяет необходимости изучения и
правильного познания такой конструкции, будь это описание исторического
события или «выправленная» психотерапевтом психология индивида, тем
более, что современными технологиями и психопрактиками возможно
создание любых мифов, внушение любых побуждений, формирование
потребности в любом товаре, манипулирование массовым сознанием. [38, С.
126]
Важная особенность гуманитарного познания состоит в том, что
сначала создается картина реальности или конкретного объекта, под которую
формируется сам объект. Можно привести много примеров из литературы и
искусства, психологии и истории. Это отнюдь не означает, что объект уже
познан до своего создания: вопрос о многих его свойствах остается
открытым,
ведь
картина
не
может
быть
полной
копией.
Просто
познавательные вопросы приобретает иную направленность. [15, С. 71]
30
Если в естественнонаучной картине правомерен вопрос о соответствии
картины реальности, то в гуманитарном познании наоборот: насколько
реальность соответствует картине? Картина в этом случае вполне может быть
объективной, т.е. не зависеть от произвола субъекта, выражать определенные
назревшие
потребности
общества,
человечества,
государства,
быть
признанной научным сообществом, интерсубъективной.
Таким образом, если естественнонаучная картина мира, даже при учете
влияния субъекта, так или иначе репрезентирует реальность, вторична по
отношению к ней, то гуманитарная картина двойственна. С одной стороны,
она репрезентирует социокультурную реальность, с другой стороны –
конструирует ее. В этом втором качестве она предшествует реальности,
первична по отношению е ней.
1.3. Формирование и сущность современной естественнонаучной
картины мира
Основными концептуальными задачами философии стало изучение
теоретических и концептуальных основ естественнонаучной картины мира,
31
что стало возможным через механизмы исследования научных теорий и
принцип универсального или глобального эволюционизма.
Рассмотрение
современной
естественнонаучной
картины
мира
наиболее широко раскрыто, в аспекте идей универсального эволюционизма,
отечественными теоретиками И. Пригожиным, Н.Н. Моисеевым и Э. Янгом.
Общенаучную картину мира они формировали через наличие автономных
блоков. [64, С. 62] Множество наработок в области физики, космологии и
биологических наук было положено в ее основу. Все данные наработки были
синтезированы в общий целостный концептуальный блок современных
взглядов на эволюцию.
Данные теоретики считали, что целостный подход к исследованию
развития современной научной картины мира возможен лишь через принцип
универсального
эволюционизма.
Изучение
современной
общенаучной
картины мира включало синтез и обобщение представлений о Вселенной от
развития и движения галактик до социокультурного компонента.
В настоящее время нельзя говорить, что концептуальные основы
универсального эволюционизма сформированы до конца, т.к. существует еще
множество различных дополнений и уточнений, а сама концепция скорее
представляет собой исследовательскую программу. Данная программа важна
тем, что она в онтологическом, гносеологическом и этическом аспектах
способна
представить
многомерность
исследования
современной
общенаучной картины мира. [14, С. 11]
Как считают исследователи, что принцип коэволюции человеческого
социума и созданной человеком среды обитания можно получить через
структурные механизмы концепции универсального эволюционизма. Данный
принцип важен тем, что он рассматривает природу не с точки зрения
механистического подхода, когда считалось, что природа – это не храм, куда
приходят молиться, а мастерская, где творят и чувствуют себя хозяевами, а
рассматривает природу как живой самоорганизующийся и целостный
организм, что в дальнейшем позволит человечеству избежать экологических
32
катастроф не через потребительское отношение к природе, а через
уважительное и доверительное отношение к ней.
Принцип универсального эволюционизма позволяет на эволюцию с
точки зрения универсальной истории, как целостных представлений о
происхождении и развитии Вселенной и космоса в едином научном
контексте, единой космологической триаде, которая рассматривает и
семантические протоструктуры квантового вакуума, и поле кручения
пространства, и некие процессоры, которые преобразуют антиэнтропийные
семантические импульсы в идеи и конечные продукты. Одним из таких
процессоров, по мнению ученых, является мозг человека, который принимает
данные импульсы и претворяет в реальность поставленные задачи.
Цивилизация здесь выступает как конечный продукт, т.к. практически все
необходимое для жизнедеятельности и развития человечества создано силами
и возможностью его ума, а следовательно его сознания. [14, С. 28]
Таким образом, благодаря принципу универсального эволюционизма,
изучение представлений об естественнонаучной картине мира стало основой
как философии, так и методологии науки.
Ученые на рубеже XIX-XX веков были схожи во мнении, что научные
абстракции, такие как мировой эфир, неделимый атом, или абсолютное
пространство и время не могут дать полного и объективного представления о
развитии эволюционный процессов Вселенной. Необходимо было выработать
некоторый механизм обоснования отдельных физических и химических
доказательств с позиций изучения эволюционных процессов, т.к. по
отдельности результаты таких исследований имеют мало смысла. Науке был
необходим единый целостный подход с набором инструментария для
изучения развития современной научной картины мира [76, с.129].
В ходе научной революции этого времени, которая в основном касалась
естественнонаучных исследований было выявлено, что научные абстракции
не могут быть окончательными, т.к. научные понятия изменяются на каждом
33
витке истории научных открытий и меняют трактовку, а иногда начинают
принимать и вовсе противоположный смысл.
Согласно умозаключениям М. Планка, современные научные знания не
уничтожают научные наработки прошлого, а лишь дополняют их, откидывая
ненужное, ошибочное, устаревшее. Благодаря появлению новых научных
знаний наука способна объяснить и отразить все большее многообразие
научных знаний.
В подтверждение идеям М. Планка можно назвать научные позиции
Эйнштейна, который полностью был согласен с тем, что теоретический
уровень научного познания существенно отличается от эмпирического или
исследовательского. Он считал, что физическая картина мира будет выглядеть
по-разному с теоретических позиций и практических исследований и
доказательств.
Эйнштейн полагал, что через эволюционную картину мира проще
увидеть всю систему знаний об эволюционном развитии и есть возможность
лучше понять и уловить некоторые важные детали [76, с.109].
Ученые-физики М. Борн, Н. Бор и В. Гейзенберг часто говорили о
необходимости систематизации представлений о физической картине мира,
которая могла бы быть гибкой и в любой момент включить в себя новые
научные познания, результаты исследований, которые не были учтены ранее.
Они считали, что разрозненных знаний о физической картине мира, какими
бы актуальными они не были, просто недостаточно, т.к. они мешают
формированию общих системных представлений о физических процессах
эволюции. Однако, они говорили о недостаточности существующих методов
и принципов, о необходимости поиска все новых и новых категорий и средств
проведения исследований и получения новых научных знаний [76, с.53].
Сам Н. Бор часто упоминал, что именно благодаря развитию и
совершенствованию
физики
произошло
изменение
классических
представлений о научной картине мира, а теория относительности в связи с
изменениями позволила ученым расширить кругозор и уйти далеко за рамки
34
прежних существовавших возможностей. Это позволило человечеству
получить совершенно новую картину мира, совершенно новые подходы к ее
исследованию и изучению, что сильно отличалось от представлений И.
Ньютона. Данная картина мира уже позволяла исследовать цивилизационные
и эволюционные процессы в разрезе с проблемами наличия экологической
катастрофы в следствии цивилизационного развития.
Для того чтобы выиграть время у предвидимой в близком будущем
катастрофы, человечеству необходимо прибегнуть к жестким мерам
социального
и
экономическим
экологического
санкциям,
контроля,
делающим
принуждения,
нерентабельными
к
строгим
некоторые
направления производства. К пропаганде более «человеческого» образа
жизни
необходимо
подключить
все
средства
массовой
пропаганды,
педагогику, государственное и частное финансирование, искусство, моду и
другие сферы. [50, С. 32]
Предсказывать конкретные формы политического, экономического,
идеологического устройства общества в период перестройки сознания,
наверное, не имеет смысла. Ясно, что будут промахи, частные катастрофы,
отступления, но общее направление движения к гуманитарной системе
сознания не вызывает сомнений, так как ничем не может быть заменено.
Мысль человеческая не может не стремиться проникнуть в будущее. Модели
будущего всегда расходятся с наступающей реальностью, но мобилизующая
сила
прогнозов
от
этого
не
снижается.
Можно
поэтому
сделать
предположения и об основных характерных чертах послекризисной
цивилизации. По закону маятника, который сразу не может прекратить свое
действие, можно ожидать перекосов в направлениях, противоположных
современным. Интерес к технике сменится преимущественным интересом к
развитию
способностей
и
сверхспособностей
человека.
От
материалистической науки общественное сознание повернется к мистицизму
и религии, от старых законсервировавшихся в системе догм вероучений - к
разработке новых религиозно-философских систем. Духовные интересы
35
получат перевес над материальными - в той степени, в которой будут
удовлетворены
первичные
жизненные
потребности.
Современной
воинственности и агрессивности будут противопоставлены терпимость и
пацифизм. Развитие личности постепенно освободится от уродующего
давления со стороны конкуренции, человек сможет полнее развивать свои
природные возможности. Руководящая роль мужчин в обществе сменится
перевесом женщин (маятник), на смену господствующему рационализму в
науке и в жизни придет приоритет эмоционального и интуитивного начала.
Путь
эволюции
никогда
не
был
прямым.
Следующий
этап
будет
поступательным шагом развития общества, но далеко еще не будет образцом
совершенства. Возникшие перекосы вновь придется исправлять. Идеальное
равновесие,
по
неустойчивым,
представлениям
маловероятным.
системологии,
Вся
должно
космическая,
быть
очень
биологическая
и
социальная эволюция демонстрирует попеременное движение то к хаосу
(кризисы), то ко все большему порядку. При этом тенденция постепенного
возрастания маловероятной гармонии все-таки берет верх.
В ходе формирования современной физической картины мира многие
исследователи
утверждали
о
необходимости
коренного
пересмотра
глубинных ориентаций исследований в физике и естествознании [75, с.202].
Этот
аспект
проблемы
достаточно
детально
анализировался
В.И.Вернадским, Н.Винером, М. Борном.
В.И. Вернадский в своих убеждениях был склонен к тому, что
физического представления о Космосе достаточно мало, чтобы иметь
должное представление о его происхождении, развитии и формировании. Он
считал, что необходимо в первую очередь изучать составные части
космических систем, к которой и относится планета Земля, но рассматривать
с
натуралистических
позиций,
что
уходит
за
рамки
физических
представлений, но дает достаточное представление о физических процессах и
их логическом осмыслении [16, С.68].
36
Аналогичные
идеи
высказывались
и
другими
выдающимися
естествоиспытателями XX века. Так, Вернадский писал о необходимости
построения такой картины мира, которая свяжет воедино достижения физики,
кибернетики, биологии и других наук.
Эта интегративная картина Вселенной (общенаучная картина мира)
рассматривалась естествоиспытателями как схема мира.
В XX веке человек попытался снова на основании тех сведений о мире,
которые естествознание ко времени нашей эпохи накопило, создать общую
картину мира, правда, мира чрезвычайно схематизированного и упрощенного
[15, С.75].
Итак, методологический анализ истории науки в период перехода от
классического к современному естествознанию, проделанный выдающимися
естествоиспытателями XX века, выявил ряд важных характеристик картины
мира как особой формы знания, объединяющей разнообразие важнейших
фактов и наиболее значительных теоретических результатов науки. Вопервых, было зафиксировано, что картину мира образуют фундаментальные
понятия и фундаментальные принципы науки, система которых вводит
целостный образ мира в его основных аспектах (объекты и процессы,
характер взаимодействия, пространственно-временные структуры).
Во-вторых, важной характеристикой естественнонаучной картины мира
является ее онтологический статус. Составляющие ее идеализации (понятия)
отождествляются с действительностью. Основанием для этого является
содержащийся в них момент истинного знания.
В-третьих, в методологических обобщениях классиков науки был
поставлен важный вопрос о соотношении дисциплинарных онтологии, таких
как
физическая
картина
мира,
с
общенаучной
картиной
мира,
вырабатываемой в результате междисциплинарного синтеза знаний.
Все
эти
важные
методологические
результаты,
к
сожалению,
достаточно долгое время не были ассимилированы западной философией
науки. Только после крушения позитивизма и критического преодоления его
37
принципов в западной философии науки были созданы определенные
предпосылки для исследования научной картины мира. В результате были
значительно расширены средства методологического анализа и сделаны
определенные шаги к изучению высших форм систематизации знания, к
которым принадлежит и научная картина мира [75, С.208].
Наиболее значительные
сдвиги в исследовании высших форм
систематизации знания, образующих глубинные структуры науки, были
осуществлены в концепциях Т.Куна, И.Лакатоса, Дж.Холтона, Л.Лаудана.
При исследовании процессов трансформации научной картины мира
важной является проблема преемственности в развитии. Эта проблема не
рассматривалась И. Лакатосом и, по существу, была устранена Т. Куном,
который трактовал смену парадигмы как гештальт-переключение. [38, С. 144]
Существенный вклад в решение этой проблемы внес Дж.Холтон. Он
рассматривал историю науки как трансляцию и встречу различных
тематических идей, которые реализуются через категориальные структуры,
принципы и конкретные знания о соответствующей предметной области и
методах ее исследования.
В составе тем Дж. Холтон особо выделял фундаментальные идеи о
структуре исследуемой реальности типа идей атомизма, представлений о
пространстве и времени, принципов лапласовского и квантовомеханического
детерминизма, принципов эволюции организмов и видов и т.д. [85, С.117].
Ряд
интересных
мыслей
относительно
динамики
глубинных
исследовательских традиций науки можно найти в концепции Л.Лаудана.
История науки предстает, с его точки зрения, как история становления,
функционирования и смены исследовательских традиций.
Понятие исследовательской традиции по смысловому содержанию
близко «парадигме» Куна, «исследовательской программе» Лакатоса, «теме»
Холтона. В качестве неотъемлемого компонента научной традиции Лаудан
выделяет онтологические допущения. Это особый слой знания, который по
38
своим функциям во многом совпадает с характеристиками научной картины
мира.
Все эти результаты, полученные в рамках западной философии науки
последних десятилетий, касающиеся структуры и исторической динамики
науки, были ассимилированы и развиты в отечественных методологических
исследованиях.
Причем
здесь
многие
идеи
были
сформулированы
независимым образом и получили более детальную разработку.
Изучение структуры и динамики научного знания в советской
методологической литературе 70—80-х годов привело к выявлению ряда
компонентов и структур, которые не были проанализированы в западной
философии.
И здесь возникает важная эпистемологическая и методологическая
проблема: что позволяет соотносить эти различные описания и модели с
одной и той же исследуемой реальностью? что связывает все эти языки
описания в целостную систему языка науки?
Ответ на эти вопросы и приводит к обнаружению в системе научного
знания особой подсистемы идеальных объектов, образующих в своих связях
дисциплинарную онтологию (специальную научную картину мира).
Она
вводит
представления
о
главных
системно-структурных
характеристиках предмета соответствующей науки. Отображение на нее как
эмпирических, так теоретических схем обеспечивает связь представлена в
этих схемах различных образов реальности и их отнесение к единой
предметной области. [38, С. 145]
Если кратко охарактеризовать современные тенденции синтеза научных
знаний, то они выражаются в стремлении построить общенаучную картину
мира на основе принципов универсального эволюционизма, объединяющих в
единое целое идеи системного и эволюционного подходов.
Универсальный
эволюционизм
позволяет
рассмотреть
в
диалектической взаимосвязи не только живую и социальную материю, но и
включить неорганическую материю в целостный контекст развивающегося
39
мира. Он создает основу для рассмотрения человека как объекта космической
эволюции, закономерного и естественного этапа в развитии нашей
Вселенной, ответственного за состояние мира, в который он сам погружен.
Принцип универсального эволюционизма становятся доминантой
синтеза знаний в современной науке. Это та стержневая идея, которая
пронизывает все существующие специальные научные картины мира и
является основой построения целостной общенаучной картины мира,
центральное место в которой начинает занимать человек.
Картина мира, как и любой познавательный образ, упрощает и
схематизирует
действительность.
Мир
развивающаяся
действительность
всегда
как
бесконечно
значительно
сложная,
богаче,
нежели
представления о нем, сложившиеся на определенном этапе общественноисторической практики. Вместе с тем, за счет упрощений и схематизаций
картина мира выделяет из бесконечного многообразия реального мира
именно те его сущностные связи, познание которых и составляет основную
цель науки на том или ином этапе ее исторического развития [9, С.63].
Необходимо учитывать, что благодаря человеческой деятельности
реализуются возможные и не противоречащие законам природы, но в то же
время маловероятные для нее, линии развития.
Структура картины мира задается через систему так называемых
категорий культуры (универсалий культуры). Расширительное толкование
термина «картина мира» дало основание ряду исследователей отождествить
понятие мировоззрения и картины мира. Так, например, А.Н.Чанышев
отмечал, что под мировоззрением мы понимаем общую картину мира, т.е.
более или менее сложную и систематизированную совокупность образов,
представлений и понятий, в которой и через которую осознают мир в его
целостности и единстве и (что самое главное) положение в этом мироздании
такой его важнейшей (для нас) части как человечество. [63, С. 221]
Четкого разграничения понятий «картина мира» и «естественнонаучная
картина мира» пока не проведено. В философско-методологической
40
литературе термин «картина мира» применяется не только для обозначения
мировоззрения, но и в более узком смысле - тогда, когда речь заходит о
научных онтологиях, т.е. тех представлениях о мире, которые являются
особым типом научного теоретического знания.
В этом значении естественнонаучная картина мира выступает как
специфическая форма систематизации научного знания, задающая видение
предметного
мира
науки
соответственно
определенному
этапу
ее
функционирования и эволюционного развития [19, С.62].
Научная картина мира может быть рассмотрена и как форма
теоретического
знания,
репрезентирующая
предмет
исследования
соответственно определенному историческому этапу развития науки, форма,
посредством которой интегрируются и систематизируются конкретные
знания, полученные в различных областях научного поиска.
Поскольку существуют различные уровни систематизации знания в
научной картине мира, различают три основных ее типа. Соответственно
можно указать на три основных значения, в которых применяется понятие
«научная картина мира» при характеристике процессов структуры и
динамики науки.
Во-первых, оно обозначает особый горизонт систематизации знаний,
полученных в различных науках. В этом значении говорят об общей научной
картине мира, которая выступает как целостный образ мира, включающий
представления и о природе, и об обществе. [63, С. 233-234]
Во-вторых, термин «естественнонаучная картина мира» применяется
для обозначения системы представлений о природе, складывающихся в
результате синтеза достижений эволюционного развития. Аналогичным
образом это понятие может обозначать совокупность знаний, полученных в
гуманитарных и общественных науках; в-третьих, им обозначается горизонт
систематизации знаний в отдельной науке, фиксируя целостное видение
предмета данной науки, которое складывается на определенном этапе ее
истории и меняется при переходе от одного этапа к другому. Соответственно
41
указанным
значениям
понятие
«естественнонаучная
картина
мира»
расщепляется на ряд взаимосвязанных понятий, каждое из которых
обозначает особый тип научной картины мира как особый уровень
систематизации научных знаний.
Наиболее обще понятие «научная картина мира» можно определить как
систематизированные, исторически полные образы и модели природы и
общества [23, С.82].
К числу функций естественнонаучной картины мира относятся
систематизирующая, объяснительная, информативная и эвристическая.
Систематизирующая функция естественнонаучной картины мира
определяется, в конечном счете, синтетическим характером научного знания.
Естественнонаучная картина мира стремится так организовать и упорядочить
научные теории, понятия и принципы, составляющие ее структуру, чтобы
большая часть теоретических положений и выводов была получена из
небольшого числа фундаментальных законов и принципов (это соответствует
принципу простоты). Так, оба варианта механической картины мира
упорядочивали систему знаний эпохи классической физики на основе законов
движения в их механически-динамической интерпретации (ньютоновский
вариант) или на основе принципа наименьшего действия (аналитикомеханический вариант).
В рамках естественнонаучной картины мира устанавливаются связи
между различными теориями, законами, принципами, понятиями, выявляется
общее в этих элементах научного знания, устанавливается субординация
между ними и определяются границы их применения. Кроме того,
уточняются ранее сформулированные законы, понятия и теории, которые
вошли в новую картину мира в качестве ее элементов. Систематизация
способствует также получению новых знаний, а тем самым расширению и
развитию самой научной картины мира. Но входящие в нее новые знания,
чаще
всего,
имея
характер
следствий,
лишены
фундаментальность.
42
Появление новых фундаментальных результатов обычно ведет к смене
картины мира [54, С.91].
Таким образом, естественнонаучная картина мира связана, с одной
стороны, с теоретическими схемами как ядром фундаментальных и частных
теорий,
а
с
другой
-
с
ситуациями
опыта.
Она
получает
как
непосредственную, так и опосредованную (через обоснованные опытом
теоретические схемы) связь с эмпирическими фактами. В результате этих
связей все эмпирические и теоретические знания предстают как сложная
системная
организованность.
В
каждой
науке
можно
обнаружить
дисциплинарную онтологию, определяющую видение предмета данной науки
и описываемую в системе онтологических принципов. Эта форма знания
была обозначена как специальная картина мира. Можно с этих позиций
говорить о физической картине мира, картине биологического мира, картине
социальной реальности.
Объяснительная
функция
естественнонаучной
картины
мира
определяется тем, что познание направлено не только на описание явления
или процесса, но и на выяснение его причин и условий существования. При
этом оно должно выходить на уровень практической деятельности
познающего субъекта, способствуя изменению мира. Данной функции
картины мира не признают позитивисты, убежденные в том, что научное
познание
предназначено
только
для
предсказания
и
описания,
систематизации, но с его помощью нельзя вскрыть причины явлений.
Подобный разрыв между объяснением и предсказанием, характерный не
только для позитивизма, но и для прагматизма, не соответствует
исторической практике. Считается установленным, что чем полнее и глубже
объяснение, тем точнее будет предсказание. [90, С. 46-47]
Информативная функция картины мира сводится к тому, что последняя
описывает предполагаемую структуру материального мира, связи между его
элементами, происходящие в природе процессы и их причины. Научная
картина мира предлагает целостный взгляд на него. В ней содержится
43
сконцентрированная информация, полученная в ходе научного исследования,
и, кроме того, потенциальная информация, создаваемая в ходе творческого
развития картины мира. Такая потенциальная информация проявляется в
новых предсказаниях.
Все эти функции связаны между собой и взаимодействуют, находясь
одновременно в определенной субординации [24, С.107].
Картина
мира,
рисуемая
современными
исследователями,
необыкновенно сложна и проста одновременно. Сложна она потому, что
способна поставить в тупик человека, привыкшего к согласующимся со
здравым смыслом классическим научным представлениям. Идеи начала
времени;
корпускулярно-волнового
дуализма
квантовых
объектов;
внутренней структуры вакуума, способной рождать виртуальные частицы, и
другие подобные новации придают нынешней картине мира немножко
«безумный» вид.
Но в то же время эта картина величественно проста, стройна и где-то
даже элегантна. Эти качества ей придают в основном уже рассмотренные
нами ведущие принципы построения и организации современного научного
знания:
системность,
глобальный
эволюционизм,
самоорганизация
и
историчность.
Данные принципы построения естественнонаучной картины мира в
целом соответствуют фундаментальным закономерностям существования и
развития самой Природы.
Системность означает воспроизведение наукой того факта, что
Вселенная предстает как наиболее крупная из известных нам систем,
состоящая из огромного множества элементов (подсистем) разного уровня
сложности и упорядоченности.
Под системой обычно понимают некое упорядоченное множество
взаимосвязанных
элементов.
Эффект
системности
обнаруживается
в
появлении у целостной системы новых свойств, возникающих в результате
взаимодействия элементов. Другой важной характеристикой системной
44
организации является иерархичность, субординация — последовательное
включение систем нижних уровней в системы более высоких уровней [60,С.
49].
Системный
способ
объединения
элементов
выражает
их
принципиальное единство: благодаря иерархичному включении систем
разных уровней друг в друга каждый элемент любой системы оказывается
связан со всеми элементами всех возможных систем. Подобным образом
организуются и научная картина мира, и создающее ее естествознание. Все
его части ныне теснейшим образом взаимосвязаны — сейчас уже нет
практически ни одной «чистой» науки. Все пронизано и преобразовано
физикой и химией.
Можно констатировать, что в современной науке есть все необходимые
естественнонаучные
данные,
позволяющие
обосновать
универсальный
характер эволюции. Причем эволюционный подход в науке второй половины
ХХ века оказывается тесно связанным с системным рассмотрением объектов.
С этих позиций универсальный эволюционизм, включающий в свой состав
принципы эволюции и системности, предстает как характеризующий
взаимосвязь самоорганизующихся систем разной степени сложности и
раскрывающий механизмы возникновения новых структур в процессе
развития.
Глава 2. Проблема взаимодействия естественнонаучной и гуманитарной
картин мира
2.1. Общее и особенное в основании естественнонаучного и
гуманитарного познания
45
Общество познается как наукой, так и с помощью вненаучных форм
познания, включающих в себя знания, которыми обладают люди в их
повседневной жизни, в специализированных формах деятельности —
политике, искусстве, правовой, религиозной и прочей деятельности. Вненаучное знание не может рассматриваться как ненаучное и тем более —
антинаучное.
Научное
познание
не
отвергает
вненаучных
форм
познавательной деятельности, укоренено в них и с ними взаимодействует. В
социально-гуманитарных науках ограничения накладываются не только
исследуемым объектом, но повседневностью, не допускающей произвольного
конструирования предмета социальных наук и одновременно ставящей
практическую и этическую границу научной деятельности в сфере познания
общества — нельзя бесцеремонно и разрушающим образом вторгаться в
исторически сложившиеся формы повседневности. В повседневном познании
познавательная деятельность не вычленена, а вплетена в контекст реальной
жизни. В практически-специализированном познании имеется ориентация на
овладение профессией, познание в ходе обучения, в том числе и научным
основам профессии. Тем не менее политик, юрист, художник не являются
учеными, а их знания и познание — научным, даже если они опираются на
научные источники. Наука, в том числе и социальная наука, является формой
специализированной деятельности по производству знания, осуществляемой
в социально-организованной форме и на основе исторически выработанных и
развиваемых собственных методов.
Общество отличается от природы наличием действующего субъекта —
человека. Поэтому научное социальное познание, в широком смысле
рассматриваемое
как
познание
общества,
имеет
как
общенаучные
закономерности, так и специфику. К числу общенаучных закономерностей
относится
научности
исходная
ориентация
естествознания,
социального
реализуемые
исследовательской программой. [33, С. 117]
познания
на
критерии
натуралистической
Однако элиминация субъекта
плохо согласуется с самой его представленностью в обществе как важной
46
составляющей объекта познания. К специфике социально-гуманитарных наук
относится то, что социальное познание ориентировано преимущественно на
нормы и идеалы неклассической и постнеклассической научности.
Итак, объект рассматривают как выделенную практикой часть
объективной
реальности.
Это
делает
объекты
науки
исторически
конкретными. По мнению ряда ученых, на выделение объекта науки также
оказывает
влияние
состояние
теоретической
деятельности.
Более
распространена точка зрения, состоящая в утверждении, что обработка
объекта, выделенного практикой, наличными теоретическими средствами
создает предмет познания. В соответствии с ней объект существует
независимо от теории как часть объективной реальности, данной в практике.
Он не представлен в теории в чистом виде, а преобразуется наличными
теоретическими средствами соответствующей науки в ее предмет. Подобной
процедуры нет во вненаучных формах познания.
Одна из целей научного познания — получить посредством адекватных
научных идеализаций предмет познания из его объекта. Такая позиция
отвергает наивно-реалистические представления и открывает еще одну
проблему теории познания—взаимоотношения объекта и предмета науки.
Именно
эта
проблема
является
определяющей
для
разделения
на
естественные, технические науки и науки об обществе. Первые изучают
присущие природе объективные закономерности, вторые осуществляют
проектирование средств деятельности. Социально-гуманитарные науки
анализируют как закономерности социальной жизни, так и ее ценностные
состояния и мотивы действующих субъектов. Здесь конструируются разные
предметы познания и различными способами.
Методология социально-гуманитарных наук имеет как общенаучное
содержание, так и специфику, характерную для нее в различных областях
знания. Методология определяется обычно как рационально-рефлексивный
анализ методов познания и практики. Такое определение необходимо, но
47
недостаточно для социально-гуманитарных наук. Оно ориентировано на
классическую модель научности естествознания с характерными для нее
субъект-объектными отношениями. В социально-гуманитарном знании
преобладают схемы неклассической и постнеклассической научности, в
которых учитывается включенность субъекта в изучаемый объект —
общество, а также включенность в него практики, представленной
деятельностью преследующих свои интересы групп. Поэтому методология
социально-гуманитарных наук является не только учением о методах
познания и практики, но и дисциплиной, изучающей все способы
деятельности
субъекта
познания
и
практики.
В
неклассических
и
постнеклассических формах естествознания это определение также является
более адекватным. Первоначально эти механизмы рассматривались на
материале
истории
взаимодействия
физики.
картины
мира
Была
с
предложена
теориями
и
следующая
опытом.
На
схема
основе
продуктивных философских идей и учета новых фактов в науке создается
картина мира (в рассматриваемом случае - физическая), которая представляет
собой идеальную модель природы, включающую в себя наиболее общие
понятия, принципы и гипотезы физики и характеризующие определенный
исторический этап ее развития. Эта картина целенаправляет построение
теорий. Каждая новая теория базируется на соответствующей ей картине
мира. [75, С. 294]
Отмеченные признаки содержали ряд конструктивных моментов,
проясняющих соотношение теории и научной картины мира, но вместе с тем
они нуждались в определенной корректировке.
В первую очередь это касалось проблемы исторических судеб картины
мира и теории. Сложившиеся фундаментальные теории по мере появления
новых фундаментальных теорий действительно сохраняются, но они не
только уточняют сферу своего применения, но, как правило, меняют свою
первоначальную форму, многократно переформулируются в процессе
развития науки. [49, С. 205]
48
Что же касается процесса смены естественнонаучной картины мира, то
между старой и новой системой представлений об исследуемой реальности
всегда существует определенная преемственность. Так, ломка механической
картины мира не отменила самой идеи атомистического строения вещества,
хотя и изменила старые представления об атомах как о неделимых
корпускулах. При переходе от механической к электродинамической картине
физического мира радикально изменились представления о взамодействии
(утвердилась идея близкодействия), но сохранились представления об
абсолютном пространстве и времени. В современной физической картине
мира значительно расширились представления о типологии физических
объектов, но представления о том, что существуют особые агрегатные
состояния вещества, сохранились и на современном этапе. Позднее идея
преемственности в развитии научной картины мира была прослежена не
только на материале физики, но и других наук и тем самым была обоснована
в общем виде [20, С.83].
Потребовало серьезных уточнений и различение картины мира и
теории исходя из особенностей их понятийной структуры. Большая степень
общности понятийной структуры картины мира по сравнению с конкретными
теориями выражается в ее непосредственной близости с категориями
философии, хотя в определенном смысле (если учесть, что философские
категории выражают универсальные формы мышления) любые научные
понятия выступают как своеобразная конкретизация философских категорий.
Но главная трудность состоит в том, что на уровне понятий невозможно четко
различить, где кончаются понятия картины мира и начинаются понятия
теории, поскольку понятийная структура теории всегда включает в себя
определенные понятия, характеризующие картину мира. Иначе говоря,
теорию нельзя рассматривать внеположно по отношению к картине мира,
поскольку она не может быть сформулирована без использования того языка,
которым описывается картина мира.
49
Проблема разграничения наук о природе и социально-гуманитарных
наук и определение предмета гуманитарного знания является важнейшей
методологической проблемой современной философии науки. Сложность ее
решения связана с тем, что относительно предмета социально-гуманитарных
наук не существует единства мнений. Чаще всего различные исследователи
пытаются выделить среди этих наук какую-то ключевую дисциплину, вокруг
которой можно было бы объединить все другие «науки о духе». Для Гадамера
такой ключевой дисциплиной выступает история (а потому все остальные
социально-гуманитарные науки он трактует как науки исторические);
структурализм
центральной
дисциплиной
признает
лингвистику,
постмодернизм — этнологию и т. д. [75, С. 302]
Наука как система знаний о мире, выраженных в концептуальнопонятийной форме, и как особый вид деятельности, функцией которой
является выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о
действительности, сложилась в Европе на рубеже XVI—XVII вв., когда
происходит отделение от спекулятивного философствования позитивных пут,
стремящихся объяснить объективные свойства вещей и законы природы. По
мере развития науки как особой сферы культуры она оформляется как
социальный институт и постепенно превращается в доминирующую форму
общественного сознания, в «решающий способ, каким для нас предстает все,
что есть». С этого времени наука претендует на исключительное положение в
культуре, и возникает убеждение, что «действительность, в которой живет
современный человек, определяется западноевропейской наукой».
При этом наука сформировалась в XVII в. в лице экспериментальноматематического естествознания и была представлена науками о природе,
которым присущ ряд особенностей:
1.
Утверждение экспериментально-опытного источника знаний, а также
требование эмпирической проверки положений теории.
2.
Использование математического языка в качестве средства описания
реальности.
50
3.
Стремление представить сложный и многообразный мир в виде
устойчивой
законообразной
выражаемого
структуры
математическими
(путем
уравнениями,
и
разделения
закона,
начальных
условий,
описывающих некоторое мгновенное состояние конкретной системы). Любой
процесс индивидуален и обусловлен бесчисленным множеством факторов,
однако в то же время он подчиняется универсальным, единым законам. Таким
образом, в науках о природе утверждается принцип простоты согласно которому видимая сложность мира лишь скрывает лежащую в его основании
простоту,
ибо
любое
многообразие
в
конечном
счете
сводимо
к
ограниченному числу фундаментальных законов природы.
4. Утверждение возможности причинного объяснения явлений.
5. Признание атемпоральности реальности, стремление абстрагироваться от
развития изучаемых объектов. Согласно принципу обратимости времени
исследуемые системы с течением времени не претерпевают качественных
изменений и в них происходит только развертывание количественных форм.
Господство механицизма утвердило разрыв между естественнонаучным
знанием
и
гуманитарной
культурологические
науки,
культурой.
В
занимающиеся
XIX
в.
исторические
исследованием
и
культурных
образований и сфер человеческой культуры (таких как искусство, религия,
государство, экономика, право и т. п.), начинают противопоставляться наукам
о природе. К наукам о духе, сфера которых очерчивается духовно-культурной
деятельностью человека, относятся история, философия, социология,
теология, этика, эстетика. Резкую грань между естественными науками и
науками о духе впервые провел В. Дильтей. Задачей наук о духе он считал
переживание проявлений общественно-исторической действительности, их
осмысление и понимание. С точки зрения Виндельбанда и Риккерта,
различие наук о природе и наук о духе состоит в том, что естественные науки
являются законополагающими (номотетическими), в то время как исторические науки описывают индивидуальные явления и должны быть отнесены
к разряду идеографических. [28, С. 15-18]
51
Несмотря на признание того, что принцип причинности имеет силу в
социально-гуманитарных
науках,
здесь
он
должен
быть
дополнен
представлениями о цели, ценности и смысле.
Можно говорить о том, что к настоящему времени сложились три
идеала научности: математический, естественнонаучный (сформулированный
на базе физики) и гуманитарный, причем последний находится еще в стадии
разработки. Каждый из этих идеалов научности включает в себя принятую в
той или иной области знания систему познавательных ценностей, способов
аргументации и доказательства и структурных принципов организации
знания. Для социально-гуманитарного знания характерна, во-первых, более
широкая трактовка субъекта познания, включающая в себя человека с его
способностями, знаниями и т. п. и, во-вторых, идеал гуманитарного знания
включает в себя не только познание, но и оценочную деятельность.
Объект исследования социально-гуманитарных наук отличается от
объекта естественных по нескольким позициям. Во-первых, поскольку конкретная история индивидуализирована, социальные и культурные процессы и
явления нельзя изучать в «чистом виде» или условиях социального
экспериментирования. Во-вторых, в структуру и содержание объекта
социально-гуманитарного познания с необходимостью входит субъект
познания. Объективация предмета познания оказывается в этом случае
неполной и сопряжена с большими методологическим трудностями. Втретьих, исследование объекта осуществляется в социально-гуманитарном
знании с ценностных позиций, поскольку субъект познания, будучи сам
частью социальной системы, оказывается нагруженным идеологическими
предпосылками, предрассудками, некритически воспринятыми установками
и т. п.
В настоящее время наблюдается конвергенция и взаимодействие
естественнонаучного и социально-гуманитарного знания. Логику развития
методологии гуманитарного познания можно представить следующим
образом: сначала проблематика методологии гуманитарных наук развивалась
52
в направлении выявления и обоснования их специфики по сравнению с
науками о природе. Главной на этом этапе является проблема идентификации
социально-гуманитарных наук и их демаркации от наук естественных.
Обоснованию специфики социально-гуманитарного познания посвящены
работы Дильтея («Описательная психология»), Гадамера («Истина и метод»),
Фуко («Слова и вещи»), Рикера («Герменевтика и метод гуманитарных
наук»), Деррида («Структура, знак и игра в дискурсе гуманитарных наук»).
Все они рассматривают специфику гуманитарных наук через оппозицию
естествознанию и позитивистским представлениям. Ключевым понятием
программы Дильтея является понятие индивидуальности. Отличие гуманитарных дисциплин он видит в том, что они занимаются индивидуальными
предметами и рассуждают не только о личностях, но и о народах,
государствах и культурах как об индивидуальностях, что ведет к
психологизации гуманитарных наук. Гадамер рассматривает социальногуманитарные науки прежде всего как исторические науки, укорененные в
человеческом бытии, а потому в них имеют первостепенное значение
жизненный опыт человека, а также воспитанный вкус и здравый смысл. [16,
С. 94]
В
дальнейшем
развивается
в
методология
рамках
социально-гуманитарного
структурализма,
который
познания
впоследствии
эволюционирует к постструктурализму и далее к постмодернизму. Суть этой
эволюции состоит в понимании гуманитарных наук как определенного
речевого ансамбля. Их объединяет общее проблемное поле, а также
совокупность правил и норм познания, которые вырабатываются общими
усилиями
и
являются
для
социально-гуманитарных
наук
междисциплинарными. В отличие от эмпирических наук о природе,
нацеленных на поиск причинных связей, эмпирические науки о языке и
социальной жизни направлены прежде всего на выявление структурных связей.
53
Другой
особенностью
социально-гуманитарных
наук
является
заимствование ими понятий и концептуальных моделей из различных
областей конкретно-научного знания (биологии, экономики, лингвистики).
С переходом к постмодернизму становится все более популярной идея
неразличимости гуманитарных и естественных наук и намечается тенденция
к отказу от демаркации научного и ненаучного знания.
Новые возможности решения вопроса о соотношении Научной картины
мира и теории открывались в процессе анализа структуры науки под углом
зрения организации идеальных объектов, образующих смысл различных
типов высказываний ее языка. В этом подходе язык науки рассматривался в
качестве
гетерогенной
иерархически
организованной
системы,
где
высказывания непосредственно формулируются относительно идеальных
объектов, репрезентирующих в познании реальные объекты, их свойства,
связи и отношения. [56, С. 11-13] Тогда различным слоям эмпирического и
теоретического языка должна соответствовать различные типы идеальных
объектов которые выступают в качестве абстракций, характеризующих
исследуемую
реальность.
Все
эти
идеальные
объекты
системно
организованы: они образуют сложную иерархическую систему, уходящую
корнями в практику.
На эмпирическом уровне изучаемая предметная область представлена
вначале структурой реальных экспериментов и ситуаций наблюдения,
которые неявно выделяют из переплетения множества связей и отношений
действительности отдельные связи, являющиеся предметом исследования.
Затем эти же связи фиксирует эмпирическая схема, посредством отношений
эмпирических объектов и формулируемых относительно этих объектов
фактофиксирующих высказываний. [68, С. 120]
Эти же связи представлены в теоретическом языке отношениями
конструктов
частных
и
фундаментальных
теоретических
схем
и
формулировками соответствующих знаков.
54
Получается, что на разных уровнях исследования одной и той же
реальности она предстает в качественно специфических образах и формах
описания.
Чем дальше движется познание от реальных экспериментов и
наблюдений к их теоретическим описаниям, тем сложнее и специфичнее
становится язык этого описания.
Несмотря на повышающийся статус интегративных тенденций в
естествознании и в науке вообще, английский писатель и физик Ч. Сноу
(1905-1980) сформулировал в середине ХХ столетия тезис об опасности
противопоставления естественнонаучной и гуманитарной культур. Речь шла о
том, что развитие естественных и гуманитарных наук не выходит на
желанный уровень интегративности. Мнения ученых на этот счет расходятся
[1-3]. Одни фиксируют дальнейший «разрыв» естественнонаучного и
гуманитарного знания, прогнозируя приближение эпохи «множественности»
культур, предсказывают усиление тенденции дифференциации знаний о
природе и человеке. Другие отмечают повышающийся статус дисциплин
гуманитарного профиля по отношению к наукам естественнонаучного и
технического цикла. Третьи доказывают, что сохраняется исторически
сложившееся
подчиненное
положение
отношению
к
занимающимся
наукам,
гуманитарных
дисциплин
выявлением
по
природных
закономерностей. Если более тридцатилетия назад, в период возникновения
полемики по проблемам «двух культур», речь шла, по существу, об
абсолютном доминировании в иерархии современного знания статуса
естествознания, то к концу ХХ века естествоиспытатели все чаще
обращаются к закономерностям, которые традиционно выявляются в рамках
человекознания. Причем это обращение связывается не только с поиском
ответов на вопросы философского, мировоззренческого или социального
характера, но и затрагивает непосредственно сферу их профессиональной
деятельности: выявление «пределов» проникновения биологических наук в
«тайны живого» или анализ социокультурных последствий развития
55
современной ориентации физического знания. Представители гуманитарных
наук
часто
утверждают
(их
позиция
нередко
поддерживается
естествоиспытателями, чувствующими «ограниченность» традиционных
естественнонаучных подходов к познанию природы и человека), что лишь
гуманитарная сфера знания, связанная с истинно духовными ценностями,
ведет к познанию природы и человека во всем многообразии. При всем этом
очевидным является усиливающаяся взаимосвязь и взаимозависимость
естествознания, техникознания, человекознания и искусства [3, С. 62].
Взаимосвязь естественных, технических и гуманитарных наук, а также
искусства
отнюдь
не
означает
отсутствия
между
ними
различий.
Совершенство теоретических построений Планка или Эйнштейна вызывает у
физика чувство восхищения, сравнимое, например, с созерцанием полотен
Тициана или Гогена. Более того, новые элементы, внесенные в музыку и
живопись, например, Вагнером или Сезанном, могут быть сравнимы с
открытиями в сфере естествознания, приведшими к научной революции.
Если бы не родился в свое время Ньютон, то соответствующие законы
механики были бы открыты, несомненно, раньше или позже другим физиком.
В то же время произведения искусства несут на себе абсолютный отблеск
личности творца (это характерно, но в меньшей степени, и для сферы науки).
Музыка Моцарта или Бетховена, живопись Веласкеса или Дали, сценические
образы Бернар или Ермоловой, романы Достоевского или проза Белля
связаны лишь с ними. Следовательно, «разрыв», с одной стороны, между
естественнонаучным и гуманитарным знанием, а с другой - между наукой и
культурой имеет под собой реальные основания. И если прежде различия
между
ними
абсолютизировались
(преувеличивались,
к
примеру,
объективность научного знания и субъективность гуманитарных наук), то к
концу ХХ века все в большей степени акцент ставится на элементах, их
объединяющих. Единая, или «третья культура» - это: 1) тип социокультурной
целостности, образующейся в процессе преодоления «разрыва» между
различными сферами современного научного знания, а также искусства и 2)
56
выход на такой уровень социокультурного развития цивилизации, при
котором выявляется единство и взаимосвязь естествознания, техникознания и
человекознания. Реальность «третьей культуры», то есть возможность
реализации интегративных тенденций в науке, подкрепляется уровнем
развития современного знания. Во-первых, традиционная дифференциация
научного
знания,
гуманитарных
наук,
характерная
для
подготовила
естественных,
основание
для
технических
и
междисциплинарной
взаимосвязи сложившейся системы. Во-вторых, аппарат современного
научного знания фактически приспособлен для реализации интегративных
представлений, которые обусловлены внутренней логикой формирования
науки, универсальностью структур и приемов научного мышления. Втретьих, общечеловеческие (глобальные) проблемы, возникающие в рамках
цивилизаций в конце ХХ века, требуют для их разрешения активизации
процессов, связанных именно с интегративными тенденциями в структуре
науки. Сбываются прогнозы Вернадского, который еще в 30-х годах ХХ века
отмечал
реальность
стирания
граней
между
отдельными
науками,
целесообразность для ученых специализироваться не по наукам, а по
проблемам. Во всяком случае, традиционный дисциплинарный подход,
выявляя свою определенную ограниченность, постепенно заменяется
проблемным
практических
подходом,
в
рамках
представлений
которого
происходит
в
обобщение
контексте
научных
и
разрешения
определенных задач (или их системы) социальной практики. Понятийное
мышление, доминирующее в науке, и образное мышление, определяющее
стиль художественного творчества, образуют взаимосвязанное единство,
выражая неразрывность и взаимозависимость науки и искусства. В основе
«третьей культуры» лежит представление о «единстве мира», которое и
обусловливает, в конечном счете, единство научного и гуманитарного знания.
Из единства естественнонаучного и социокультурного бытия выводится
единство знания о мире, основанное на единой системе методов. Тем самым
обозначается идея общности теоретических и социокультурных оснований
57
научного знания. Таким образом, в рамках «третьей культуры» единство
научного знания достигается не отрицанием специфики его различных
областей, но выражается в многообразии их форм.
2.2. Позитивизм и критический рационализм о взаимодействии
гуманитарной и естественнонаучных картин мира
На Западе с середины XIX века взаимоотношения философии и науки
активно развивались в рамках позитивизма (лат. positivus -положительный).
58
Позитивизм - учение, отрицающее, с одной стороны, познавательную
ценность философских исследований, а с другой стороны, утверждающее,
что
лишь
конкретные
(эмпирические)
науки
являются
источником
действительного знания. Основатель позитивизма французский философ
Конт (1798-1857) выдвинул тезис, в соответствии с которым метафизика
(философия) должна быть устранена, а наука -ограничиваться лишь
описанием конкретных явлений. Позитивизм, провозгласив лозунг «наука не
нуждается ни в какой философии», абсолютизировал значение конкретных
(позитивных) наук в познании объективной реальности. Неопозитивизм позитивизм ХХ века, в различных своих формах и направлениях (логический
позитивизм, научный эмпиризм и др.) продолжил изучение проблем
взаимоотношений философии и науки с позиций формальной логики, анализа
структуры
языка
и
др.
В
рамках
логического
позитивизма
был
сформулирован принцип верифицируемости (лат. verifacare - доказывать
истину). Этот принцип означает, что истинность всякого утверждения о мире
должна быть, в конечном счете, установлена путем его сопоставления с
чувственными данными. В соответствии с этим принципом познание не
может (и не должно) выходить за рамки чувственного опыта. Позднее был
сформулирован скорректированный вариант этого принципа, исходящий из
необходимости
частичной
согласованности
чувственных
данных
и
теоретических положений. [86, С. 37]
В противовес логическому позитивизму, возникший критический
рационализм пытался выявить фундаментальные механизмы связи между
теоретическим
и
эмпирическим
уровнем
познания,
преодолеть
односторонность позитивизма. В этом контексте один из основателей
критического рационализма английский философ Поппер (1902 - 1994)
разрабатывал идею о существовании «трех миров». А именно: «первый» мир физических объектов; «второй» - мир состояния сознания; «третий» мир объективного содержания мышления. В рамках традиционной концепции
науки (Декарт, Беркли, Юм, Кант) рассматривалась в основном взаимосвязь
59
отношений «второго мира» с «первым». Поппер относит науку к «третьему
миру», включающему совокупность научных проблем, спорных ситуаций,
гипотез, рациональных схем и т. п. Выделяется трехчленная структура
научного исследования: научная проблема - гипотеза - опытная проверка, что
позволяет рационально организовать познавательный процесс. [16, С. 110]
Другой принцип - принцип фальсификации
- проверка истинности
теоретических утверждений (гипотез, законов, теорий) в процессе их
опровержения при сопоставлении с полученными в результате эксперимента
данными. В основе этого принципа лежит формально-логическое отношение,
согласно которому теоретическое высказывание считается опровергнутым,
если его отрицание логически следует из множества совместимых между
собой учреждений наблюдения. Этот принцип научного познания, один из
тех,
который
позволяет
провести
разграничение
между
наукой
и
псевдонаукой.
Английский философ венгерского происхождения Лакатош (1922-1974)
в качестве альтернативы попперовской теории развития научного знания
предложил концепцию «научно-исследовательской программы». В ее рамках
выделяются теоретические и логические основания науки, включающие
совокупность наиболее важных идей, теорий и гипотез. Фиксируется три
элемента
«научно-исследовательской
программы»:
«жесткое
ядро»,
принимаемое конвенционально и поэтому «неопровержимо, как любое
заранее принимаемое решение»; «позитивная эвристика», которая диктует
выбор проблем исследования; «защитный пояс вспомогательных гипотез»,
выдвигаемых для обоснования научно-исследовательской программы и
объяснения познавательных действий ученых. Изменения парадигмы в науке
совершаются исходя не из смены отдельных теорий, а на основе изменения
программ исследований. История науки рассматривается как смена одних
научно-исследовательских программ другими (конкурирующими). Идея
«научно-исследовательской программы» трактуется как исходная единица
измерения динамики науки и познавательной деятельности. [89, С. 54]
60
В
рамках
постпозитивизма
получило
развитие
«историческое
направление» в философии науки. Его приверженцы (польский философ
Флек (18961961); американский философ Фейербенд (р. 1924) и др.),
придерживаясь различных точек зрения на проблему взаимоотношений
философии и науки, тем не менее, солидарны по крайней мере в том, что
традиционный позитивистский (или формально-структурный) подход к
динамике науки требует корректировки. Речь идет о том, что адекватное
изучение
научного
внутренних
феномена
процессов
науки,
предполагает
но
и
исследование
анализ
не
воздействия
только
на
нее
социокультурных факторов, связанных с условиями цивилизационного
развития. По существу, прежде альтернативные научно-исследовательские
программы - «философские вопросы естествознания» и «философия науки»
-в существенной мере сближаются. Идет преодоление традиционного
противопоставления
естествознания
и
человекознания,
а
также
формирование нового стиля научного мышления, ориентированного на
конструирование целостного образа объективной реальности, т. е. поиск
общенаучной картины мира. [16, С. 87]
Таким образом, конец ХХ и начало XXI века демонстрируют
повышение статуса философии в иерархии современного научного знания,
несостоятельность представлений о ее «смерти». Именно философия
привносит необходимый гуманистический элемент в динамику развития
естествознания, не давая науке впасть в сциентизм, позволяет всесторонне
оценить современное состояние науки и выявить основные направления ее
развития. Наконец, именно под эгидой философии осуществляется процесс
преодоления разрыва между «двумя культурами».
Формирование единой культуры означает не только чисто духовное единение
естественнонаучного и гуманитарного мышления. Это и формирование
единой социоприродной
системы глобального
и даже
космического
масштабов. В социоприродной системе в одно целое соединяются
компоненты, которые имеют и социальное, и природное происхождение и
61
сущность, они находятся в различного рода связях и отношениях, образуют
некую целостность. Это социоприродное целое может развиваться в разных
направлениях, либо гармонизируя свои отношения, либо их разрушая.
Особенно отчетливо эта проблема возникла в связи с формированием уже
упомянутых дисциплин «синтетического» естествознания и «смешанных»
социоестественных направлений научного поиска, к которым относятся,
например, социальная экология [16, С. 93] и другие области исследований,
связанных с взаимодействием природы и общества. В подобного рода
исследованиях прослеживаются два основных подхода. Один из них (его
можно
назвать
традиционным,
или
социоцентрическим)
акцентирует
внимание на обществе, воздействии отрицательных последствий его
взаимодействия с природой и мероприятиях, которые надлежит осуществлять
человечеству для гармонизации своих отношений с окружающей средой.
Второй подход (нетрадиционный, или натуроцентристский) обращает
основное внимание на воздействие общества на природу, на ее защиту от
губительного воздействия человека. Существование двух подходов, которые
имеют различные варианты и разновидности, связанные, в частности, и с
различными
философскими
интерпретациями,
обусловлено
тем,
что
взаимодействуют два объекта или системы - общество и природа. В
зависимости от того, какому элементу отдается приоритет, проявляется,
соответственно, тот или иной подход, каждый из которых в отдельности
является несистемным. Очевидно, что наряду с односторонними подходами
возможен и более общий подход, рассматривающий взаимодействие
общества (человека) и природы как определенную социоприродную систему.
При таком подходе уже нельзя считать, что законы, которые начинает
выявлять и изучать социальная экология, оказываются в отдельности либо
социальными, либо естественными, в связи с чем предлагается ввести новый
вид законов - социоестественные законы. Следует заметить, что проблема
более общих законов, чем социальные и чисто природные, существует не
62
только в области социальной экологии, но и во всех тех областях знания,
которые тесно связаны с взаимодействием общества и природы. [16, С. 107]
Законы
социальной
социоприродными,
естественными
экологии
которые
науками.
Во
следует
изучаются
считать
только
взаимодействии
не
просто
общественными
общества
и
и
природы
опосредствующим звеном выступает техника. Конечно, можно считать, что
техника взаимодействует с природой «на стороне» общества и по своей
сущности имеет социальный характер, а потому не следует вводить ее в
качестве «третьего члена» в характеристику законов взаимодействия
общества и окружающей его среды. Однако это неверно и введение техники
(производства)
существенно
меняет
естественные
процессы.
Главная
особенность происходящих в биосфере процессов связана с тем, что в
системе
круговоротов,
функциональных
связанных
элементов
с
биосферы
наличием
(продуцентов,
трех
основных
консументов
и
редуцентов), имеет место воспроизводство условий для существования
каждого из них. Однако если сюда добавляется производство (техника) как
следующий функциональный элемент, эволюция этой четырехэлементной
системы будет направлена к тому, чтобы «исключить» производственную
деятельность человека из системы или ограничивать сферу его действия.
Происходит своего рода реакция отторжения из организма биосферы
элемента, резко отличающегося от остальных ее элементов по своим
функциональным свойствам. Отсюда вытекают по меньшей мере две
возможности:
во-первых,
воздействия
производства
существенное
на
ограничение
биосферу;
разрушительного
во-вторых,
вынесение
производственной деятельности за пределы биосферы в космос. В
гносеологическом плане невключение техники в систему «общество природа» и науки, изучающей взаимодействие этих компонентов, также
неприемлемо. [11, С. 67] Игнорирование техники и технических наук лишь
по видимости упрощает ситуацию, ибо законы развития техники не сводятся
только к социальным закономерностям, так же как и к законам природы.
63
Таким образом, первоначальная система взглядов на устройство
окружающего мира постепенно усложнялась, исчезало первоначальное
представление о простоте картины мира, его структуре, геометрии,
представлениях, которые возникли в эпоху Просвещения. Но происходило не
только усложнение: многое из того, что раньше представлялось очевидным и
обыденным, оказалось на самом деле просто неверным. Осознать это было
наиболее трудным. Исчезло разграничение между материей и энергией,
между материей и пространством. Они оказались связанными с характером
движения.
Не надо забывать, что все отдельные представления – это части единого
неразрывного целого, а наши определения их являются крайне условными. А
отделение
человека-наблюдателя
от
объекта
исследования
вовсе
не
универсально, оно тоже условно. Это всего лишь удобный прием, хорошо
работающий в определенных условиях, а не универсальный метод познания.
Исследователь начинает привыкать, что в природе все может происходить
самым невероятным, алогичным образом, потому что в действительности все
между собой каким-то образом связано. Не всегда понятно как, но связано. И
человек тоже погружен в эти связи. В основе современного рационализма
лежит утверждение (или постулат системности, согласно Н.Моисееву):
Вселенная, Мир представляют собой некую единую систему (Универсум), все
элементы явления которой так или иначе связаны между собой. Человек
выступает
неотделимой
частью
Универсума.
Это
утверждение
не
противоречит нашему опыту и нашим знаниям и является эмпирическим
обобщением.
Современный рационализм качественно отличается от классического
рационализма XVIII в. не только тем, что вместо классических представлений
Евклида и Ньютона пришло гораздо более сложное видение мира, в котором
классические представления являются приближенным описанием очень
частных случаев, относящихся преимущественно к макромиру. Основное
отличие состоит в понимании принципиального отсутствия внешнего
64
Абсолютного наблюдателя, которому постепенно открывается Абсолютная
Истина, равно как отсутствие самой Абсолютной Истины. С точки зрения
современного
рационализма
исследователь
и
объект
связаны
нерасторжимыми узами. Это экспериментально доказано в физике и
естествознании в целом. Но при этом рационализм продолжает оставаться
рационализмом, ибо логика была и остается единственным средством
построения умозаключений. [28, С. 244]
В качестве приоритетной цели является переход к устойчивому
развитию общества, который во многом зависит от уровня образованности
его граждан, от их знания правовых и этических норм, регулирующих
отношения человека к природе и обществу, и умения учитывать эти знания в
повседневной и профессиональной деятельности, от их способности
понимать
сущность
преобразований,
их
происходящих
приверженности
социально-экономических
идеалам,
принципам
и
этике
устойчивого развития. Уровень образования населения и гарантированные
возможности его получения признаны мировым сообществом базовыми
показателями
развития
человеческого
потенциала.
Именно
благодаря
образованию происходит накопление и воспроизводство научных знаний,
культурных ценностей и этических норм. Основой образовательного
процесса должны стать концепция о развитии мира как единого целого,
представление о развитии человечества как части процесса взаимодействия
общества
и
природы,
гуманизм,
бережное
отношение
к
историко-
культурному наследию.
Формирование единой культуры скажется и на усилении связей науки и
образования
и
взаимосвязи
ныне
разобщенных
направлений
образовательного процесса. Это более системный подход, чем тот, который
сейчас реализуется в России и многих других странах. Системность,
например, образования для устойчивого развития заключается, помимо
прочего, еще и в том, что в одно целое должны объединиться социальногуманитарное, естественнонаучное и техническое образование [9, С. 10]. Это,
65
в частности, начало происходить в форме экологического образования.
Экологическое образование уже появилось несколько десятилетий тому
назад, но его недостаток был в том, что оно развивалось и развивается как
новая,
диверсифицированная
отрасль
образования,
пока
слабо
ориентированная на весь комплекс целей социоприродного устойчивого
развития. Будущее образование будет носить системно-опережающий
характер, выполняя социоприродную функцию подготовки человека к
опережающим
действиям
по
выживанию
цивилизации
в
условиях
продолжающегося глобального антропоэкологического кризиса и выхода из
него на пути перехода к устойчивому развитию. Назовем это новое
образование «образованием для устойчивого развития» или «ноосферным
образованием», которое состоится лишь в том случае, если свободная
научная
мысль
«повернется»
к
устойчивому
развитию
ноосферной
ориентации. Ноосферные преобразования в науке по-разному затронут
различные группы наук. Меньше всего они затронут науки естественные,
хотя и здесь задачи будут ставиться исходя из целей перехода к устойчивому
развитию. Кроме того, естественные науки испытывают влияние всех других
отраслей знания в процессе становления их ноосферного статуса, поскольку
усилятся интегративно-междисциплинарные взаимосвязи. Что касается
технических наук, то должна произойти их существенная экологизация и
гуманизация.
Характерной
чертой
будущего
ноосферной
науки,
как
отмечалось, окажутся мощные интегративные процессы, направленные на
решение
общенаучно-междисциплинарной
проблемы
перехода
к
устойчивому развитию. Это потребует фундаментальной перестройки
структуры и функций важнейших научных организаций и управления ими.
Новую ориентацию науки важно перенести и на образование, с тем чтобы
создать условия, которые обеспечили бы формирование новой системы
образования в XXI веке, адекватной новой цивилизационной стратегии,
имеющей целостную социоприродную направленность. Роль образования в
обществе состоит не только в передаче знаний из поколения в поколение, но и
66
в том, чтобы готовить человека к выходу из возможных глобальных кризисов
и катастроф, преодолеть которые можно лишь опережающими знаниями и
действиями. Включение в образование, наряду с передачей знаний, функции
опережения и ориентации на будущее меняет само его понимание.
2.3. Границы современной научной картины мира и перспективы их
дальнейшего развития.
В рамках современной культуры наука претерпевает трансформации, то
есть изменяется и научная картина мира, а также ее нормы и идеалы.
Следовательно, новые конструктивы, оформляемые сегодня наукой, будут
восприняты культурой в виде новых продуктов научной и технологической
деятельности. Современная научная картина мира имеет ряд характерных
внутренних
особенностей.
Во-первых,
возрастает
не
только
число
междисциплинарных и наддисциплинарных направлений в науке, но научные
67
исследования чаще организуются как проблемно-ориентированные. Вовторых, некоторые срезы науки сталкиваются с проблемой нагромождения
теоретических
построений
в
силу
трудностей
проверки
их
экспериментальным путем. В-третьих, современная наука имеет мощный
вычислительный инструмент, компьютер. В свою очередь, информационная
культура формулирует свои краевые условия существования современной
науки. Так положение дел в культуре современного общества характеризуется
тем,
что
возрастает
используемых
в
количество
коммуникации.
символически
Языковые
свернутых
средства
образов,
конструируются
непосредственно под задачи, возникающие в разных видах деятельности.
Сами предметы науки изменяются под воздействием изменения предметной
практики и коммуникации. [46, С. 14]
Современная форма научной картины мира - информационная картина
мира - является переходной от неклассической к пост неклассической.
Период неклассической науки отличается специализацией предметов наук,
дисциплинарной организацией системы науки. О современной системе науки
читаем: «Если кратко охарактеризовать современные тенденции синтеза
научных знаний, то они выражаются в стремлении построить общенаучную
картину мира на основе принципов универсального эволюционизма,
объединяющих в единое целое идеи системного и эволюционного подходов».
Системные и эволюционные идеи существуют действительно давно, но
именно сейчас они пересматриваются. Одной из существенных причин этого
является актуализация
привлечения
научных средств к разрешению
глобальных экологических проблем. Таким образом, положение научной
картины мира сегодня выражается в двух фактах: 1) в науке сложились
условия для интеграции научных дисциплин; 2) в науке возникли теории, не
отрицающие многообразие предметных видений, но инвариантных к ним.
[58, С. 79]
Новая проблематика, возникающая на фоне осознания наукой своих
смыслов, заставляет обращать внимание на научную рациональность, ее
68
идеалы и нормы. Сам факт возрастания числа работ, содержащих рефлексию
над наукой, свидетельствует о завершении этапа ее развития. Философская
рефлексия
научной
применяющим
рациональности
типологию
-
проводится
классическая,
B.C.
Степиным,
неклассическая,
пост
неклассическая - к классификации рациональности. По его мнению, пост
неклассическая рациональность учитывает соотнесенность знаний об объекте
не только со средствами (как неклассическая рациональность), но и с
ценностно-целевыми структурами деятельности. Аналогично М.Д. Ахундов
рисует пост неклассическую науку в трех аспектах: «Во-первых, пост
неклассическая наука, выделенная по классическим критериям, например,
неравновесная термодинамика, теория расширяющейся Вселенной и вообще
все нелинейные обобщения в современном естествознании. Во-вторых, это
наука
о
человеко-размерных
системах,
определенная
уже
по
«неклассическим» критериям, ибо здесь не выяснена сама структура
научного знания: на смену традиционным научным теориям приходят некие
комплексы, экспертизы и т.д. Наконец, в-третьих, это наука, в тело которой
введен
этический
компонент,
выделенная
сама
по
каким-то
«пост
неклассическим» критериям. Здесь революция связана с выходом за рамки
науки, с созданием новой формы общественного сознания – пост наукой».
Обозначенные идеи отмечают возникающие направления развития науки,
утверждают смену ориентиров современной науки, вновь обретающей
человека.
Выделение этапов в истории науки, предложенное B.C. Степиным,
укладывается в схему скачков, когда революционные изменения приводят к
появлению новых черт или существенному изменению старых, что приводит
к переходу целого в новое состояние. Переходы между такими этапами
растянуты по времени в масштабах человеческой жизни, но в масштабах
истории скачкообразны, моментальны. Идеи, знаменующие новый этап
мысли, рождаются предыдущим этапом. Следовательно, фундаментальные
предметы пост неклассической науки сформировались в последние 30-50 лет,
69
на
основе
которых
сегодня
формируется
информационная
культура
современного человека.
Информационную
культуру
сегодня
надо
рассматривать
не
в
психологическом и не в педагогическом контексте как определение
объективных
и
субъективных
условий
эффективного
овладения
информационной техникой, а также умением пользоваться персональными
компьютерами и информационными сетями со способностью адаптироваться
к механизмам их действия, а в социокультурном аспекте. Отсюда,
информационная культура - это социокультурная реальность, созданная
человеком и вместе с тем воздействующая на формы массового поведения,
все более определяющая их. Именно как таковая социокультурная реальность
информационная культура и становится предметом философии культуры.
Социокультурный
анализ
позволяет
выделить
три
основные
составляющие информационной культуры:
- информационная инфраструктура как система, позволяющая человеку в
окружающем его информационном пространстве получать необходимую ему
информацию в нужное время и в нужном месте;
- мультимедиа как система информационных механизмов, позволяющих
придавать индивидуальным образцам поведения и действия публичный
характер и на этой основе формировать общие ценностные ориентации
общества;
- метаобразование, то есть формирование понимания человеком своего места
и, соответственно, своей подлинной роли в мире, в котором он живет (в
отличие от образования - подготовку человека к тем видам деятельности,
которые необходимы обществу на данном этапе его развития). [37, С. 101102]
С этой точки зрения метаобразование оказывается за пределами
образования. Отстраненная точка зрения позволяет оценивать образование,
его значимость, его подлинность для жизни человека. Ведь наука не только
ищет самообоснование в классической мысли и идеях, но и приносит
70
возникающие изменения своей картины мира в современную этим
изменениями культуру, осуществляя таким образом не только внутри
научное, но и внешнее для науки взаимодействие идей. Наука как вид
деятельности, основанный, в частности, на принципах конструктивного
отношения к миру, изменения окружающего мира, по-своему программирует
и деятельность института образования, она моделирует необходимые
совокупности
знаний,
предназначенных
для
трансляции
обучаемым,
предъявляет свой образ человека, получающего и получившего образование.
Поскольку структура системы образования представляет собой группу
квазисамостоятельных уровней, то влияние науки имеет специализированный
характер по каждому из уровней. Наряду с наукой на образование влияют и
другие
социальные
институты,
неинституциальные
общности,
индивидуальные позиции. Современная российская система образования
стала более разнородной, включает множество связей между средним,
специальным высшим образованием и сферой использования выпускников в
практике. Так что существует спектр моделей обучившихся в системе
образования, предъявляемых на выбор учащемуся. Причем, в качестве
модели выступает образ, оформленный как стереотипное видение места
выпускника в общественной системе, а не совокупность знаний, средств.
Направление общих социальных ожиданий, в частности популярность сфер
деятельности, тенденция развития социальной системы, замысел социальных
изменений и определяют весомость тех или иных образов процесса обучения
и предпочтения в выборе варианта образования.
В основе актуального сегодня интегративного подхода к преподаванию
существует
учет
различий
функций
левого
(рациональный
тип
познавательной и творческой деятельности) и правого (эмоциональный тип)
полушарий мозга, а также гибкое сочетание, варьирование, выбор наиболее
эффективных (индивидуально для каждого ученика) форм, видов и методов
образовательной деятельности, которые способствуют сбалансированной
работе обоих полушарий. Интегративный подход в образовании призван
71
содействовать
проявлению
способностей
ученика,
гармонизации
его
личности, включая общение с природой, а также позволяет реализовать
комплексное - эмоциональное и рациональное - восприятие природы,
осуществить синтез естественнонаучных и гуманитарных знаний, целостное
восприятие научной картины мира.
Экологическое образование с позиций гуманистической модели
предстает
как
меж
предметная
область
знания
(включающая
как
естественнонаучные, так и гуманитарные дисциплины) и, с другой стороны, как
процесс
обучения,
самоактуализации,
образования,
ориентированный
саморазвития,
на
самореализации,
содействие
становлению
независимо, критически мыслящих, духовно состоятельных, социально
активных граждан, основывающихся в своих действиях на принципах
экологической этики, стремящихся к получению знаний об окружающей
среде, проявляющих заботу о ее состоянии, лично и в сотрудничестве
содействующих
решению
существующих
и
предупреждению
новых
социальных, экономических, экологических проблем. [52, С. 19]
Помимо спектра вариаций специального образования существует пласт
образовательной
программы,
обязательный
вне
зависимости
от
специализации. Специальный пласт, прилежащий к непосредственной
предметной практике, содержит специальные теоретические конструкции и
(или)
изложение
специальных
технологий
ведения
деятельности.
Актуальность этого пласта более очевидна, в то время как обязательная
программа включает более глубокие культурные знания, «выжимку»
достижений культуры, то основание, собственно на котором и возводится
здание специального знания. Процесс образования построен так, что
практикой с применением теоретических моделей, понятий является
выполнение упражнений, решение задач с использованием формул, знаков, то
есть формирование и закрепление ряда навыков по использованию готовых
культурных форм. Во-первых, навык есть автоматическое воспроизведение
действия
по
образцу,
следовательно,
не
рефлексируемое
действие.
72
Противоречие может возникнуть при пересечении различных навыков, но
сам процесс фиксации противоречия требует рефлексивного отношения. Сам
принцип критического мышления, на котором основано научное видение
предмета,
не
стыкуется
с
принципом
формирования
навыков,
их
соотношение не однозначно определяемо и носит скорее особенный характер.
Во-вторых, именно использование фиксированного набора образцов может
вызывать неприятие обучаемым самого навыка; если предшествующий
обучению опыт ученика, значимый для него, не пересекается со смыслами,
предъявляемыми в процессе обучения.
Если использовать модели нелинейной динамики для моделирования
процесса передачи научной картины мира, переоформленной наукой, в
культуру, то можно построить несколько сценариев. Так при благоприятных
условиях введение новых, пост неклассических моделей будет принято
обучаемыми, но может «слизаться» [41, С. 68] как незначительные
флуктуации, остаться несущественными, не запечатленными. С одной
стороны, как заметил Н.Н. Моисеев, в понимании человеком мира
происходит «расставание с простотой», то есть переход от простых
(линейных) моделей к более сложным (неклассическим динамическим и
далее к моделям с неустойчивостями и обострениями). С другой стороны,
современная наука обращается за образами к классической мысли, к
наследию не только западной, но и традиционной культур. В этом смысле
происходит встреча с простотой, очевидностью восточных моделей. Вся
сложность в понимании новых моделей заключена в необходимости
соединения восточных холистических мотивов, количественного метода и
преобразовательной интенции, взращенных западной цивилизацией. О
необходимости дополнения смыслов человека смыслами окружения читаем у
П.П. Гайденко: «Пока мы не освободимся от мысли, что смысл вносит в мир
только человек... пока не вернем и природе ее онтологическое значение... мы
не сможем справиться ни с проблемой рациональности, ни с экологическими
и прочими кризисами. Ибо экологический кризис есть... продукт особого,
73
характерного для Нового времени типа ментальности, определяющего наше
отношение к природе и понимание ее». [15, С. 94] Если высказанная здесь
постановка ориентиров рациональности может быть или уже осознанна
сегодня частью общества, то большая его часть все же руководствуется не
мыслями о мире, а мыслями в мире, то есть в данном случае
представлениями, вдавленными в материал. Так произведения современной
информационной цивилизации, прежде всего, носят отпечаток всеобщей
информативности, конструктивности и, одновременно, предназначены для
полного удовлетворения
потребностей
современного человека. Наука
значительно срослась с информационной деятельностью, осуществляя свою
связь с предметной практикой именно через соучастие в выдвижении
теоретических основ создания информационных технологий. Сложившийся
на этой основе тип рациональности можно обозначить как экономикоинформационный тип или как целерациональность, соответствующая
доминирующей деятельности. [17, С. 26]
Есть три принципиально отличающихся пути к пониманию новой
информационной
культуры
современного
человека
в
рамках
информационной картины мира. Первый - путь ученого, переходящего в
своих исследованиях от старых моделей к новым. Второй путь - путь
освоения всего пространства продуктов западной цивилизации, то есть путь
человека, постоянно находящегося в культурной среде техногенного
общества. Третий путь - освоение человеком новых научных моделей,
близких, как было отмечено, восточной холистической традиции, но
человеком с позицией на указанных основаниях восточной культуры.
Возможно, третий путь станет высоко эффективным. В этом смысле
представляет интерес прогнозирование распространения центров науки,
оперирующей новыми средствами и решающей новые задачи. Поскольку
наука приобретает более тесные взаимосвязи с социальным окружением, то
возможные
варианты
дальнейшего
развития
научной
картины
мира
соотносятся с типологией взаимовлияния науки и ее окружения в культуре
74
современного общества. Дополнительным ракурсом анализа является учет
фактора демографического кризиса в экономически и технологически
развитых государствах.
Наука как социальный институт испытывает трудности, связанные с
внутренним переустройством и реорганизацией своих внешних связей системный кризис. Наука решает все больше задачи, которые ставятся для
нее извне. Более того, система науки управляется на основании целей и норм
описания, оформленных в сфере других социальных интересов, нежели
познание миpa. Так, например, медицина сегодня не только использует
готовые технологические решения, но предъявляет свои задачи, проблемы,
вопросы. Медицина, одновременно используя возможности конструирования
задачно-ориентированных
инструментов
искусственного
живой
аналога
ткани,
и
средств,
коррекции
построения
неправильно
функционирующей подсистемы организма и предъявляя ценности здоровья,
жизни вообще, выявляет пути возможного соединения ценностного и
целевого аспектов технологической и научной деятельности. [58, С. 67]
Влияние современного человека сегодня на биосферу Земли катастрофически
велико, ухудшается экологическая обстановка. Так что модель соотношения
биосферы и ноосферы Земли, предложенная В.И. Вернадским, становится
отправной точкой одного из самых актуальных, если не наиболее важного
направлений современной научной картины мира. На экологическую
проблему накладывается демографическая проблема - рост населения
экономически слабых стран, причем увеличение численности населения
земного шара происходит только за счет неразвитых стран, еще раз всплывает
проблема подъема уровня образованности. ЮНЕСКО ставит одной из своих
задач способствовать повышению уровня образованности женщин и
особенно женщин в государствах с традиционным культурным складом.
Происходит столкновение традиционной и техногенной культур, так что
поверхностные образцы западной культуры накладываются на традиционные
мировоззренческие основания, резко возрастают потребительские установки
75
в странах Востока. Как результат этого встает проблема взаимосвязи
образования населения стран с традиционной культурой и регулирования
мировой экономики. Комплекс этих и других проблем привел сегодня к
возникновению концепции устойчивого развития и постановке перед
международными организациями первостепенных задач. На этом пути
возникает
требование
постоянного
сценирования,
прогнозирования,
моделирования деятельности систем, отдельных комплексов, имитации
процессов и потоков, что требует и технологической, и научной проработки
на современном информационном этапе развития общества.
Ведь каждая эпоха имеет свои особенные достижения в области
производства и культуры, которые являют собой то вечное и непреходящее,
что потом в качестве вех высвечивают пройденный человеческий путь. То ли
это пирамиды Хеопса, то ли это дымящийся паровоз или сверкающий
автомобиль. Возможно, и наша эпоха войдет в историю памятником не менее
потрясающим, чем великие храмы прошлого, - это микропроцессор, уже
сегодня предопределяющий необычное будущее человечества и настоящее
информационной технологии. [27, С. 19]
Долгие годы человечество было убеждено, что почти все проблемы
можно решить, накопив знания путем создания суперкомпьютеров, которые
смогут все систематизировать и все рассчитывать наперед. Человечеству
казалось, что проблемное поле в границах возможное-невозможное для науки
лежит лишь в традиционном кантовском смысле, то есть можно изучать «то,
что есть», и не претендовать на то, чтобы указывать «как должно быть».
Следовательно, речь шла не об ограниченности науки как способе
объединения знания, а о ее неспособности задавать ориентиры и идеалы.
Напротив, накопление и обработка знаний на микропроцессорной технике
вновь возвращает человечество не только к проблеме интеграции знания,
вливающегося в научную картину мира, а к детерминации будущего.
Автор
одной
из
таких
гипотез,
В.Н.
Фоменко,
исходит
из
предположения, что для глобальной системы идеальными носителями
76
информации
могли
бы
стать
так
называемые
глюонные
цепи,
беспрепятственно пересекающие любую толщу вещества. Действительно
глюоны
-
это
частицы,
осуществляющие
взаимодействие
между
элементарными частицами материи - кварками, поэтому они и оказываются
всепроникающими. [58, С. 61] По мысли ряда исследователей, по глюонным
цепям в принципе может циркулировать абсолютно вся информация о
реальности - начиная от перемещения атомов и до не вербализированных
замыслов
индивида.
исчерпывающая,
Возникающая
глобальная
при
информация
этом
всеобъемлющая,
может
перерабатываться
фантастически быстродействующими компьютерами под контролем сверх
интеллекта с неограниченной памятью. Естественно, что существенную роль
в такой интеграции знаний может сыграть автоматизация информационных
процессов и, следовательно, создание сверх интеллекта, охватывающего всю
нашу планету, целенаправленного на управление взаимодействием общества
и природы. [58, С. 74]
Научная картина мира, которая выступает синтетической моделью,
объединяя в своей целостности все многообразие современного научного
знания, чтобы стать достоянием общественного сознания, должна быть
выражена в конечном счете в естественной языковой форме. И вот
противоречие между естественным языком, на котором описывается
результат, и искусственным, на котором добывается последний, доверено
решать компьютеру, поскольку потенциально компьютерное моделирование
не
имеет
ограничений,
а
любая
познавательная
процедура
может
рассматриваться как моделирование. [67, С. 191-192]
Сложность
проблем,
связанных
с
построением
смысловой
модели
определенной предметной области в рамках современной концепции
информационной
технологии,
нашла
свое
отражение
в
концепции
«аппаратная парадигма». Автор этой концепции, американский профессор А.
Боргман, утверждает, что современный человек в отличие от человека
промышленного или до промышленного общества все в большей степени
77
имеет дело не с непосредственным объектом труда, а с техническими
средствами, устройство которых ему непонятно. Такой тип взаимодействия с
миром ведет, с его точки зрения, к максимальному отчуждению человека от
традиционных ценностей. Мы далеки от крайности такой позиции, но
информационная техника, конечно, погружает современного человека в
совершенно новую сферу - сферу информационного бытия.
Опыт XX в. наглядно показал, что тотальная реконструкция природы
затрагивает некий жизненный нерв современного человека. Разрушая
природу, человек разрушает и то место, в котором только и возможно его
существование. Человек разрушает некое целое, частью которого он является.
В этом контексте и происходит смена миропонимания: научная картина мира
дополняется картиной жизни. Для картины жизни, в отличие от научной
картины мира, характерны два принципиальных момента:
- стремление к получению всех необходимых знаний условий сохранения
жизни и реорганизации исторической практики в соответствии с этими
знаниями;
- рассмотрение действительности в образах виртуальной реальности и
определение таким образом реальных последствий деятельности человека
здесь и теперь, в данной исторической ситуации. [67, С. 201]
Картина жизни, являясь актуальной действительностью, триалектична,
то есть порождает функциональную триаду материального, духовного и
виртуального.
Научная
картина
мира
является
формальной
действительностью, отражает объективную и субъективную реальность в их
диалектике.
В известной степени здесь речь идет об определенном изменении
мотивов истинного поведения как оно понимается сегодня. Мотивы
истинного поведения сегодня имеют неосознанные или осознанные
предпосылки. Неосознанная предпосылка - это комплекс общинности,
требующий следовать за роем, социальный инстинкт которого не может
обманывать.
Осознанная
предпосылка
основывается
на
способности
78
личности все подвергать сомнению и критическому анализу, действовать
лишь в соответствии с собственным разумением.
Развитие информационных технологий ставит на поток создание
инженерно-технических решений, подлежащих практической реализации, с
огромной скоростью возникают созданные человеком новые искусственные
ареалы, конгломераты, автострады, аэродромы, предприятия, средства связи.
Происходит резкое сокращение времени между идеей и ее практической
реализацией. Процесс развития приобретает взрывной характер.
Постоянное
обучение,
необходимость
постоянного
усвоения
новой
информации превращает жизнь в путь, схожий с автострадой, где необходимо
мгновенно реагировать на динамику ситуаций, а жизнь тем самым
превращается в «калейдоскоп событий». Такое превращение жизни в
«калейдоскоп событий» [34, С. 18] освобождает ее от смысла жизни. В этой
ситуации фундаментальная цель современной научной картины мира возвращение смысла. Возвращение смысла представляется возможным через
сакрализацию связи индивидуального и социального в картине жизни,
которая существенным образом дополняет научную картину мира.
В целом сейчас трудно очертить определенные границы грядущих
изменений, однако совершенно ясно, что наряду с традиционными типами
информационной
культуры
-
личным
контактом
(культурой
непосредственного общения - базовым слоем человеческой цивилизации) и
книжной культурой уже складывается новый тип культуры, а именно
культура, основанная на микропроцессорной информационной технологии. О
специфичности складывающейся информационной культуры на основе
синтеза компьютера с видеотехникой, средств связи и каналов передачи
информации говорит даже тот факт, что качество усвоения информации
возрастает по мере перехода от просто визуальных к аудивизуальным
средствам.
Именно поэтому следует ожидать, что и продуктивное мышление
получит большие возможности для своей работы, поскольку новая
79
информационная техника освобождает человека от рабского следования
изначальным здесь и теперь, погружая его в необъятные просторы
информационного бытия. С философской точки зрения важно заметить, что
такой поворот в методологии - не новая ветвь в науке, а с точки зрения
информационного подхода - ступень осознания объективной области самой
себя как науки, адекватно рассматривающей свой предмет как сверхсложную
систему в рамках научной картины мира.
Таким образом, приходим к выводу, что сегодня:
- Современная наука существует уже в состоянии пост неклассической
рациональности преодолев переход от неклассической рациональности,
учитывая при этом взаимовлияние знаний о мире и человеке в научной
картине мира не только со сложными процессами в сегодняшней науке, но и с
социокультурными структурами деятельности человека и общества. Пост
неклассические концепции опираются на проблемные точки предыдущей
научной картины мира, особым образом снимая их противоречивость и
определяя новые междисциплинарные предметы.
- Интеграция различных областей знания и научных дисциплин позволяет
показать универсальный характер общих для мира культуры законов
природы, человека и общества. Социальная интеграция является ключевым
образующим понятием при характеристике становления многоструктурной и
многоуровневой информационной картины мира как социокультурной
реальности.
-
Информационная
картина
мира
как
социокультурная
реальность,
характеризуется тем, что основным продуктом и ресурсом здесь является
информация как новая категория материи и происходит информатизация
общества, которое определяется как общество, где большинство работающих
занято производством, хранением, переработкой и реализацией информации.
- В рамках формирующейся информационной цивилизации, изменился
массив
доступных
деятельностных
процедур
в
широком
спектре
человеческой деятельности, то есть меняется не только инструментальная
80
часть информационноной деятельности, но и сам человек. Следовательно,
трансформируется его информационная культура, под которой понимается
умение
целенаправленно
работать
с
информацией,
использовать
ее,
обрабатывать, хранить и передавать, то есть она определяет уровень
информационного общения; также в контексте информационной культуры
научно-информационная деятельность рассматривается с точки зрения того,
как и насколько она служит развитию и самореализации современного
человека.
Заключение
Проблема
ложится
в
формирования
основу
картины
мировоззрения
окружающего
человека,
является
Мира,
которая
актуальной
в
современном обществе, пронизанном противоречиями и рядом практических
проблем, требующих неотложного, научно-обоснованного решения.
В
данном
исследовании
мы
попытались
провести
теоретико-
методологический анализ современных достижений в области картин мира и
научных
картин
мира
с
позиций
актуальности
взаимосвязи
естественнонаучной и гуманитарной картины мира и ее роли в жизни
человека и общества.
В
диссертации
представлено
несколько
определений
естественнонаучной и гуманитарной картины мира раскрывающих разные
стороны их формирования, функционирования и практического применения.
Наиболее общее понимание гуманитарной картины мира, обоснованное
в нашей диссертации, следующее: ГКМ - это часть общей (научной и
вненаучной) картины мира, отражающая атрибутивность общей Гармонии в
81
теории и практике бытия Человека и общества в окружающем Мире. ГКМ
строится на сущностных духовно-нравственных законах человека как особой
активной системы, закономерно формирующих соответствующие законы в
обществе; она раскрывает атрибутивные духовно-нравственные и высшие
ценностные принципы, постулаты и ориентиры существования человека,
проявляющиеся в фундаментальных качествах Красоты, Добра, Любви,
Знания и Доброй Воли, в соответствующих ценностях и смыслах жизни,
которые
должны
с
необходимостью
выражено
преобладать
над
альтернативными качествами (безобразного, зла, ненависти, незнания, злой
воли, безволия), закономерно и неотвратимо разрушающих человека и
окружающий Мир.
Гуманитарная картина мира - это картина, наполненная прекрасным,
вследствие чего человек, человечество могут вести диалог с Миром и
работать
как
гармоничные
открытые
системы
с
развитыми
и
сбалансированными прямыми и обратными связями. ГКМ создает гармонию
в самом человеке, делая его открытой, духовно богатой системой, которая
вносит гармоничные отношения в окружающий мир. Следовательно, ГКМ
способна развивать, формировать самого человека, делая его духовно
богатым и облагораживать окружающий мир через разностороннюю
деятельность такого человека.
Естественнонаучная картина мира - система научных знаний и
представлений об окружающем мире, которая формируется на том или ином
этапе культурно-исторического развития общества в виде определенной
познавательной модели. Модее ль (фр. modèle, от лат. modulus — «мера,
аналог, образец») — это система, исследование которой служит средством
для
получения
информации
о
другой
системе[1],
это
упрощённое
представление реального устройства и/или протекающих в нём процессов,
явлений. Особенности: • системность (означает воспроизведение наукой того
факта, что Вселенная предстает как наиболее крупная из известных нам
систем, состоящая из огромного множества элементов (подсистем) разного
82
уровня сложности и упорядоченности) • глобальный эволюционизм (это
признание невозможности существования Вселенной и всех порождаемых ею
менее масштабных систем вне развития, эволюции) • самоорганизация
(наблюдаемая способность материи к самоусложнению и созданию все более
упорядоченных структур в ходе эволюции) • историчность (принципиальной
незавершенности настоящей, да и любой другой научной картины мира)
Точка зрения видения мира в современном естествознании - это точка зрения
развития. Все объекты рассматриваются в научной картине мира как
становящиеся и развивающиеся. Соответственно трактуются всеобщие
формы бытия этого мира и в этом мире, выступающие как онтологические
соответствия важнейших категориальных соотношений, воплощенных в
понятийных структурах теорий самоорганизации.
Нынешняя тенденция к осознанию единства человека и природы, природы и
общества дает шанс новому пониманию ответственности человека за свои
действия, поскольку и слабые флуктуации, вносимые им в природное
существование, усиливаясь, могут иметь планетарные последствия. В
качестве
особого
продукта
синтеза
достижений
наук
о
природе
рассматривают естественнонаучную картину мира (ЕНКМ). ЕНКМ - важный
элемент естественнонаучного знания. В отличие от других его компонентов
она воплощает в себе высший теоретический уровень естествознания.
Таким образом, разработка в системе картин мира, еще одной,
гуманитарной КМ - не просто добавляет к имеющимся КМ соответствующие
частные знания, а, напротив, выступает в виде интегрирующего блока общего
знания, непротиворечиво объединяющего научные и вненаучные знания,
гуманитарную и негуманитарную культуру на базе общих антропных и
социальных принципов гармонии.
83
Список использованных источников и литературы
1. Аристотель. Метафизика/ Пер. A.B. Кубицкого// Аристотель. Метафизика.
Переводы Комментарии. Толкования. СПб.: Алетейя, Киев: Эльга, 2002. - С.
29 - 472.
2.
Аршинов В.И. Когнитивные стратегии синергетики. В книге (Ред.
Аршинов В.И., Киященко Л.П.). Онтология и эпистемология синергетики. –
М.: ИФРАН. 2007. - С. 12-25
3. Аршинов В.И. Событие и смысл в синергетическом измерении. В книге.
( под ред. Киященко Л.П., Тищенко П.Д.) Событие и смысл. Синергетический
опыт языка - М.: ИФРАН 2009. - С. 11-37
4.
Аршинов В.И., Буданов В.Г., Войцехович В.И. Принципы процессов
становления в синергетике. Труды XI Международной конференции «Логика,
методология, философия науки». Секция 8. «Методологические проблемы
синергетики». Москва-Обнинск 1995. Т.YII. - С.3-7
84
5.
Аршинов В.И., Буданов В.Г.. Синергетика – эволюционный аспект.
Самоорганизация и наука: опыт философского осмысления ИФ РАН, Арго,
2007. – 246с.
6.
Аршинов, В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. –
М.: ИФРАН 2009. – 250с.
7.
Аршинов. В.И. На пути к квантовой эпистемологии. Проблемы и методы
постнеклассической науки. - М. 2008. – 340с.
8.
Бранский В.П. Теоретические основания социальной синергетики.//
Петербургская социология. №1. 1997.
9.
Буданов
В.Г.
Делокализация
как
обретение
смысла,
к
опыту
междисциплинарных технологий. В книге (Ред Аршинов В.И., Киященко
Л.П.) Онтология и эпистемология синергетики. – М.: ИФРАН. 2007. - С 87100
10. Буданов В.Г. О фрактальной природе времени эволюционирующих
систем. // Синергетика-2. Труды семинара по синергетики.(под ред. Буданова
В.Г., Иванова О.П.). - М.: МГУ, 2009. - 232с..
11.
Буданов В.Г. Синергетические аспекты информационных кризисов и
культура. Философия и наука. – М.: ИФРАН, 2006. – 315с.
12.
Буданов
В.Г.
Трансдисциплинарное
образование
и
принципы
синергетики. //Синергетическая парадигма. (под ред. Аршинова В.И.,
Буданова В.Г., Войцеховича В.Э.). Прогресс-Традиция. - М. 2000. - С. 285305.
13. Василькова В.В. Синергетика. Порядок и хаос в развитии социальных
систем. СПб.: Лань, 2009.. – 184с.
14. Вернадский В.И. Биогеохимические очерки. - М., 2000. – 436с.
15. Вернадский В.И. Начало и вечность жизни. /Сост., вступ. ст., коммент.
М.С. Бастраковой, И.И. Мочалова, В.С. Неаполитанской. - М.: Наука, 2009. –
280с.
16. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере. – СПб., 2005. – 180с.
17. Вернадский В.И. Проблемы биогеохимии. - М., 1994. – 220с.
85
18. Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Научная мысль как
планетное явление. - М., 1997. – 342с.
19. Витол Э.А. Научная картина мира и исследование будущего. – М., 2007. –
324с.
20. Владимирский Б. М., Темурьянц Н. А. Влияние солнечной активности на
биосферу и ноосферу. - М.: МНЭПУ, 2000. – 416с.
21. Водопьянов Г.А. К парадигме глобального эволюционизма. - М., 2009.
22. Галимов Э. М. Феномен жизни. Между равновесием и нелинейностью.
Происхождение и принципы эволюции. - М.: Эдиториал УРСС, 2004. – 280с.
23. Гейзенберг В. Физика и философия. - М.: Ин. лит-ра, 1957. – 237с.
24. Гленсдорф П., Пригожин И. Термодинамическая теория структуры
устойчивости и флуктуаций. - М., 2003. – 230с.
25. Гут А.Г., Стейнхардт П.Дж. Раздувающаяся Вселенная. – СПб.:
Перспектива, 2010. – 260с.
26. Девис П. Суперсила. - М.: Мир, 1989. – 246с.
27. Девятова С.В. Философия и методология науки / С.В. Девятова, А.В.
Кезин, Н.И. Купцова. – М.: Аргус, 2008. – 360 с.
28. Еремеева А.И. Астрономическая картина мира и ее творцы. - М., 2005.
29. Идлис Г. М. Закономерная циклическая повторяемость скачков в
развитии науки, коррелирующая с солнечной активностью. История и
методология естественных наук. Вып. 22. Физика, с. 61–75. - М., 1979.
30. Иорданский Н.Н. Эволюция жизни. Учебное пособие для студ. высш. пед.
учеб. заведений. - М.: Академия, 2011. - 432 с.
31. Казютинский В. В. Антропный принцип и мир постнеклассической
науки. Астрономия и современная картина мира / Отв. ред. В. В.
Казютинский, с. 144–182. М.: ИФ РАН, 1996.
32. Казютинский В. В. Вселенная. Новая философская энциклопедия: в 4 т. Т.
1, с. 460–461. - М.: Мысль, 2001.
33. Казютинский В. В. Идея Вселенной. Философские и мировоззренческие
проблемы современной науки, с. 49–95. - М., 1981
86
34. Казютинский В. В. О принципах типологии научных картин мира.
Научная картина мира как компонент современного мировоззрения, с. 65–82.
- М.; Обнинск, 1983.
35. Казютинский В. В. Понятие «Вселенная». Бесконечность и Вселенная:
сб. статей, с. 116–128. - М.: Мысль, 1969.
36. Казютинский В. В. Философское значение достижений современной
астрономии. Логика и методология науки, с. 332–338. - М., 1967.
37. Капица С.П., Малинецкий Г.Г., Курдюмов С.П. Синергетика и прогнозы
будущего. - М.: Наука, 2007. - 286с.
38. Климишин И.А. Открытие Вселенной. М.: Наука, Гл. ред. физ.-мат лит.,
1987. - 320 с.
39. Климонтович Н.Ю. Без формул о синергетике. - М., 2006. – 311с.
40. Климонтович, Ю.Л. Нелинейная динамика открытых систем. Наука. –
2005. – 430с.
41. Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Синергетическое расширение антропного
принципа. Синергетическая парадигма. Многообразие поисков и подходов /
Отв. ред. В. И. Аршинов, В. Г. Буданов, В. Э. Войцехович. М.: ПрогрессТрадиция, 2000. – 317с.
42. Коробкин В.И., Передельсикй Л.В. Экология науки. - Ростов н/Д: изд-во
«Феникс», 2009. – 346с.
43. Кохановский В. П. Основы философии науки / В.П. Кохановский [и др.].
– Ростов-на-Дону: Феникс, 2009. – 608 с.
44. Кричевский С. В. Аэрокосмическая деятельность (методологические,
исторические, социоприродные аспекты). - М.: Изд-во РАГС, 2007. – 284с.
45. Курашов В.И. Начала философии науки / В.И. Курашов. – Казань: Изд-во
Казан. гос. ун-та, 2011. – 516 с.
46. Курдюмов, С.П. Законы эволюции и самоорганизации. – М., 2001. – 320с.
47. Лавриненко
В.Н.,
Ратников
В.П.
Концепции
современного
естествознания. - М: изд-во «Юнити», 2009. – 220с.
87
48. Лебедев С. А. Философия естественных наук / С.А. Лебедев. – М.:
Академ. проект, 2006. – 556 с.
49. Мартынов Д. Я. Антропный принцип в астрономии и его философское
значение. Вселенная, астрономия, философия / Ред. Д. Я. Мартынов и др. М.:
Изд-во МГУ, 1988. – 511с.
50. Маслоу А.. Дальние пределы человеческой психики. - СПб., 2007. – 289с.
51. Матурана У. Биология познания / Пер.с англ
Ю.М. Мещенина.
М.
Прогресс, 1996. с.
52. Матурана У., Варела Ф. Древо познания /Пер. с англ. Ю.А. Данилова. М.
ПрогрессТрадиция, 2001. 224с.
53. Моисеев Н. Н. Современный рационализм. - М.: МГВП КОКС, 1995. –
328с.
54. Моисеев Н.Н. Коэволюция природы и общества. Пути ноосферогенеза. –
М.: Экология, 2010. – 462с.
55. Моисеев Н.Н. Логика универсального эволюционизма и кооперативность.
– М.: Наука, 2009. – 328с.
56. Моисеев Н.Н. Стратегия разума. – М.: Знание, 2011. – 318с.
57. Назаретян А. П. Цивилизационные кризисы в контексте универсальной
истории. - М.: ПЕРСЭ, 2004. – 256с.
58. Налимов В. В. В поисках иных смыслов. - М.: Прогресс, 1993. – 260с.
59. Налимов В. В. Спонтанность сознания. - М.: Прометей, 1989. – 310с.
60. Никифоров А.Л. Философия науки: история и теория / А.Л. Никифоров. –
М.: Идея-пресс, 2012. – 262 с.
61. Островский Э.В. История и философия науки / Э.В. Островский. – М.:
ЮНИТИ, 2007. – 160 с.
62. Платон. Протагор/ Пер. B.C. Соловьева/ЛХпатон. Апология Сократа.
Критон, Ион, Протагор. М.: Мысль, 1999. - С. 418 - 476.
63. Поппер К. Логика и рост научного знания: избранные работы /пер. с англ.
Общ.ред. и сост. В.Н. Садовского. – М.: Прогресс, 1983. – 604с.
64. Поппер К. Логика научного исследования. – М., 1959. – 340с.
88
65.
Пригожин И., От существующего к возникающему. - М.: Мир, 2009. –
246с.
66. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. - М.: Прогресс, 1986.
67. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. - М., 2005. – 226с.
68. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с
природой. - М.: Прогресс, 1994. – 270с.
69. Радугин А.А. Философия науки: общие проблемы / А.А. Радугин, О.А.
Радугина. – М.: Библионикс, 2009. – 313 с.
70. Романович А. Л., Урсул А. Д. Устойчивое будущее (глобализация,
безопасность, ноосферогенез). - М.: Жизнь, 2006. – 312с.
71. Рузавин Г.И. Концепции современного естествознания. - М.: Культура и
спорт, ЮНИТИ, 2009. -288 с.
72. Самыгин С.И. Концепции современного естествознания: Сер. «Учебники
и учебные пособия». - Ростов на Дону: «Феникс», 2007. - 448 с.
73. Силк Дж. Большой взрыв: рождение и эволюция Вселенной. - М., 2009.
74. Современная философия науки: знание, рациональность, ценности в
трудах мыслителей запада: хрестоматия. – М.: Логос, 2010. – 400 с.
75. Степин В. С. Теоретическое знание. - М.: Наука, 2002. – 246с.
76. Степин В.С. Философия науки и техники / В.С. Степин, В.Г. Горохов,
М.А. Розов. – М.: Контакт-Альфа, 2009. – 384 с.
77. Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Научная картина мира в культуре
техногенной цивилизации. - М., 2008. – 320с.
78. Степин. В.С. Теоретическое знание. М. Прогресс-традиция. 2009
79. Степин. В.С. Философская антропология и философия науки. - М.
Высшая Школа, 2012. – 380с.
80. Тейяр де Шарден П. Феномен человека. - М.: Наука, 1987. – 230с.
81. Тоффлер О. Наука и изменение. – СПб, 2010. – 430с.
82. Фома Аквинский. Сочинения / Сост., пер., ввод, статья и коммент. A.B.
Апполонова. М.: Едиториал УРСС, 2002.
83. Фридман А.А. Мир как пространство и время. - М., 2009. – 238с.
89
84. Фридман А.А. Мир как пространство и время. - М.: Наука, 1965. -110 с.
85. Хакен Г. Синергетика. Иерархия неустойчивостей в самоорганизующихся
системах и устройствах. - М., 2009. – 312с.
86. Хакен, Г. Синергетика. – М.: Мир. 2001. – 318с.
87. Хорошавина С.Г. Концепции современного естествознания. Курс лекций. Ростов н/Д: Феникс, 2011. - 480 с.
88. Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. М.: ПАИМС, 1992. - 255 с.
89. Чернавский Д.С. Мышление, как распознавание образов.//Синергетика.
Труды семинара по синергетики.( ред. Буданова В.Г., Иванова О.П.) - М. МГУ.
2000. - 343 с.
90. Чернавский, Д.С. Синергетика и информация. М. Наука. 2007. – 410 с.
90
91
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа