close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Лозовая Анастасия Викторовна. Составное именное сказуемое в художественной прозе И. С. Тургенева

код для вставки
АННОТАЦИЯ
на выпускную квалификационную работу А. В. Лозовой «Составное
именное сказуемое в художественной прозе И. С. Тургенева» по направлению
подготовки 44.03.05 Педагогическое образование, направленность (профиль) –
Русский язык и литература, квалификация (степень) «Бакалавр».
Предметом исследования в дипломной работе является функционирование
составного именного сказуемого в тексте романа И. С. Тургенева «Отцы и дети».
Объект исследования – составное именное сказуемое.
Для полного раскрытия темы была определена цель данной работы:
проанализировать способы выражения составного именного сказуемого в прозе
И.С. Тургенева. Цель исследования определила следующие конкретные задачи:
- изучить теоретический материал по теме «Составное именное сказуемое»;
-
методом
сплошной
выборки
выделить
в
анализируемом
тексте
предложения с составными именными сказуемыми;
- систематизировать собранный языковой материал по типам связок и
способу выражения именной части;
- описать способы выражения именного сказуемого;
- показать, как составное именное сказуемое характеризует героев романа.
В ходе написания работы были выполнены поставленные задачи. В ходе
изучения научных источников по теме исследования были сделаны следующие
выводы: специфика составного именного сказуемого заключается в тенденции к
раздельному выражению грамматического и вещественного значения предиката.
В
составном
именном
сказуемом
вещественное
значение
сказуемого
сосредоточено в именной части; связка является грамматическим показателем
времени и наклонения и обозначает лишь переход из одного состояния в другое.
Теоретическое значение выпускной квалификационной работы состоит в
том, что в научный оборот вводится новый языковой материал. Отсутствуют
глубокие научные исследования функционирования сказуемого в прозе И.С.
Тургенева.
2
Практическое применение выпускная квалификационная работа может
найти в школьной и вузовской практике.
Объем выпускной квалификационной работы составляет 87 страниц. При
написании использовалось 49 источников.
Ключевые слова: СКАЗУЕМОЕ, СОСТАВНОЕ ИМЕННОЕ СКАЗУЕМОЕ,
ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПРОЗА, ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ, СВЯЗКИ, СПОСОБ
ВЫРАЖЕНИЯ, ИМЕННАЯ ЧАСТЬ, ТУРГЕНЕВ.
3
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ............................................................................................................... 4
Глава 1.Некоторые вопросы теории составного именного сказуемого
1.1. Общее понятие о сказуемом. ...................................................................... 5
1.2. Система сказуемых в русском языке. ........................................................ 8
1.3. Общее понятие о составном именном сказуемом .................................... 9
1.4. Типы связок составного именного сказуемого ......................................12
1.5. Способы выражения именной части .......................................................19
1.6. Структурные разновидности составного именного сказуемого ...........30
Выводы ....................................................................................................................34
Глава 2. Составное именное сказуемое в художественной прозе И.С.
Тургенева
Вводные замечания ...........................................................................................35
2.1. Типы связок в составном именном сказуемом .......................................35
2.1.1. Конструкции с нулевыми связками..............................................36
2.1.2. Конструкции с материально выраженными (отвлеченными)
связками......................................................................................................37
2.1.3. Конструкции с полузнаменательными связками ........................38
2.1.4. Конструкции со знаменательными связками ..............................39
2.2. Способы выражения именной части ........................................................39
2.2.1. Выражение именной части именами существительными .........41
4
2.2.2. Выражение именной части именами прилагательными ............43
2.2.3. Выражение именной части причастиями ....................................46
2.2.4. Выражение именной части местоимением ..................................47
2.2.5. Выражение именной части наречиями и словами категории
состояния ....................................................................................................47
2.2.6. Выражение именной части числительным и междометием ......48
2.2.7. Выражение именной части устойчивыми сочетаниями ............48
Глава 3. Роль составных именных сказуемых в характеристике героев романа49
Выводы ....................................................................................................................57
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ......................................................................................................59
Список использованной литературы ....................................................................61
ПРИЛОЖЕНИЕ ......................................................................................................65
5
Введение
В синтаксисе русского языка традиционно одним из аспектов исследования
является учение о членах предложения. Для лингвистики члены предложения –
составные части предложения, которые различаются по своей функции. Набор
членов предложения определяет формальную организацию предложения и его
смысл. Различаются главные и второстепенные члены. К главным относятся
подлежащее и сказуемое.
В.А. Белошапкова пишет: «Большое достижение синтаксической науки
прошлого составляет учение о сказуемом. В основе его лежит представление о
том, что сказуемое – член предложения, обладающий двумя признаками: вопервых, это носитель предикативности, ее выразитель, во-вторых, это член
предложения, связанный с подлежащим, согласующийся с ним» [5, с.86].
Исследователи
постоянно
возвращаются
к
изучению
сказуемого,
расширяют и углубляют знания о нем, совершенствуют систематизацию и
описание, уточняют терминологию.
Выпускная квалификационная работа (далее – ВКР)
рассматривает
функционирование конструкций с составным именным сказуемым в романе И.С.
Тургенева «Отцы и дети».
Цель работы – проанализировать способы выражения составного именного
сказуемого в прозе И.С. Тургенева.
Для достижения поставленной цели необходимо:
1)изучить теоретический материал по теме «Составное именное сказуемое»;
2)методом
сплошной
выборки
выделить
в
анализируемом
тексте
предложения с составными именными сказуемыми;
3)систематизировать собранный языковой материал по типам связок и
способу выражения именной части;
4)описать способы выражения именного сказуемого;
5)показать, как составное именное сказуемое характеризует героев романа.
6
Глава I. Некоторые вопросы теории составного именного сказуемого
1.1. Общее понятие о сказуемом
Сказуемое – главный член предложения. Это утверждение раскрывается в
определениях школьных учебников. Например: I.) Сказуемое – это главный член
предложения, который зависит только от подлежащего и обозначает его признак
или действие. Сказуемое отвечает на вопросы что делает предмет? что с ним
происходит? каков он? что он такое? кто он такой? и др. [3, с. 62]; 2)
«Сказуемое – главный член предложения, обозначающий действие, состояние,
свойство подлежащего и отвечающий на вопросы что делает предмет речи? что
с ним происходит? каков он? что он такое? кто он такой? [23, с. 115].
Аналогичные определения сказуемого находим и в других школьных учебниках
[см.: 3, с. 207; 21, с. 36; 21, с. 58].
Н.С. Валгина подчеркивает значение сказуемого: «Сказуемое, выступая в
качестве определяемого по отношению к подлежащему, может обозначать
действие – Отряд пошел к реке (Толстой); состояние – Она стала его
женой; свойство – Неровные стекла окон отливают цветами радуги
(Тургенев); качество – Дорожные размышления мои были не очень приятны;
количество
–
Значит,
девятью
сорок
–
триста
шестьдесят,
так?
(Писемский); принадлежность – Вьется улица – змея. Дома вдоль змеи. Улица –
моя, дома – мои (Маяковский); родовое понятие – Солотча – извилистая
неглубокая река (Паустовский)» [7, с. 87].
А.Г. Руднев указывает, что сказуемое в составе предложения выполняет три
смысловые функции:
1.Устанавливает подлежащее как носителя признака в обладании во
времени тем или другим признаком, присущим ему: 1. Комната была чистая,
светлая (Гладков). 2. День был знойный (Панова). 3. Лица их были серьезны и
решительны (Коптяева).
7
2.Обозначает действие, которое производит подлежащее: 1. Потрясали
воздух далекие взрывы (Гладков). 2. Капитан Озеров раскрыл планшет
(Бубеннов).
3.Обозначает действие, которое подлежащее воспринимает со стороны: 1.
Окна были распахнуты (Гладков). 2. Все были огорчены его отъездом
(Панова)» [22, с. 69].
А.К. Федоров, говоря о сказуемом, акцентирует внимание на актуальности
семантики сказуемого: «В сказуемом заключено то новое, что говорящий
сообщает об известном, исходном понятии» [35, с. 35].
В.А. Белошапкова в определении сказуемого выделяет грамматические
признаки: «Сказуемое – член предложения, обладающий двумя признаками: вопервых, это носитель предикативности, ее выразитель, во-вторых это
член
предложения, связанный с подлежащим, согласующийся с ним» [5, с. 86].
Для Н.Ю. Шведовой важна только морфологическая природа сказуемого,
поэтому в определении она вводит только то, чем оно выражено: «Сказуемое –
это главный член, выраженный спрягаемой формой глагола или именем» [11, с.
54].
М.С. Панюшева при определение сказуемого отличает новый признак –
наличие координационной связи сказуемого с подлежащим. «Сказуемое –
главный
член
предложения
двухсоставного
предложения,
связанный
координацией с подлежащим и выражающий признак предмета, названного
подлежащим» [20, с. 34]. Координация, по мнению М.С.Панюшевой, – это
взаимонаправленная синтаксическая связь между подлежащим и сказуемым.
«Координация
характеризуется
следующими
признаками:
это
связь
взаимонаправленная, при координации объединяются только две определенные
словоформы: Я пишу. Она говорит; используется порядок слов и интонация;
возникают предикативные отношения: Весна ранняя»[20, с. 19].
8
М.С. Суханова считает, что «координация – синтаксическая связь главных
членов двусоставного предложения (подлежащего и сказуемого), при которой
происходит полное или частичное формальное уподобление словоформ,
выражающих эти члены. Координация не является подчинительной связью: она
не предопределена свойствами соединяющихся слов, а всегда является только
связью определенных
словоформ. В результате координации
возникают
предикативные отношения и формируется предложение» [23, с. 115].
М.С. Суханова дает перечень форм, в которых координируются подлежащее
и сказуемое [33, с. 115-116].
Эту же мысль развивает П.А. Лекант. По его мнению, грамматическая
зависимость сказуемого от подлежащего заключается в том, что сказуемому
принадлежит активная роль в формальном выражении предикативной связи
главных
членов
предложения:
формы
сказуемого
согласуются
или
координируются с формами подлежащего. В формах сказуемого в первую
очередь находят опору предикативные категории – модальность, время, лицо [17,
с. 289].
В.В. Бабайцева выделяет следующие свойства сказуемого как структурносематического компонента предложения: «1) входит в структурную схему
предложения (является главным членом предложения); 2) выражается спрягаемой
формой глагола и именами существительными, прилагательными и
др.; 3)
структурно подчиняется подлежащему; 4) занимает позицию после подлежащего;
5)
соответствует
логическому
предикату;
6)
обозначает
предикативный
(модульно-временной) признак предмета речи (субъекта мысли); 7) выражается
предикатными словами; 8) обозначает «новое» (рему)» [3, с. 315].
В то же время В.В. Бабайцева считает, что в конкретных высказываниях
сказуемое может не иметь полного набора указанных выше свойств. «Сказуемое
может обозначать не только «рему» («новое»), но и тему («данное»); сказуемое
9
может занимать позицию перед подлежащим: Заводь спит. Молчит
вода
зеркальная (Бельмонт)» [3, с. 315].
В.И. Чуглов пишет: «Сказуемое – это особый член предложения: никакой
другой член предложения не выражает предикативности, т.е.значений внешней
объективной модальности и времени» ‘[37, с. 87].
1.2. Система сказуемых в русском языке
В современной лингвистике известны два варианта классификации типов
сказуемого: семантическая и структурная. Эти классификации
различаются
иерархией (порядком) выделения свойств.
В семантической классификации сказуемое делится на глагольное и
именное. Глагольное сказуемое обозначает действие и состояние именное –
признак (свойство, классификацию).
Эта классификация сказуемого не зависит от свойств подлежащего, она
определяется тем, что именно говорится о предмете речи: сообщается ли о его
действии
или
о
его
признаке.
Эти
свойства
сказуемого
позволяют
дифференцировать подлежащее— как деятеля или как носителя признака [3, с.
321-322].
В зависимости от способа выражения модально-временных значений
сказуемое делится на простое, составное и сложное. Данная классификация
является «структурной», так как в ней на первом плане количественный состав
сказуемого, характер составляющих его словоформ [3, с. 322].
Основное отличие простого сказуемого от составного и сложного
заключается в том, что в простом сказуемом все компоненты семантики
выражены одним словом, а в составном и сложном — разными словами,
модально-временные значения выражаются спрягаемыми глагольными формами
(в том числе связками), а категориальные и лексические значения – инфинитивом
10
(в глагольном сказуемом) и именной частью (в именном сказуемом). Ср.: Он
учится. Он начал учиться. Он ученик. Он будет учителем [3, с. 322].
Традиционно выделяются следующие типы сказуемого: простое сказуемое,
составное и сложное, или двойное [См.: 26,с. 415].
А. Н. Гвоздев считает, что «Сказуемое, выступающее как подчиненный
подлежащему
член,
имеет
исключительно
разнообразное
выражение,
и
придерживается следующей классификации основных видов сказуемых: простое
сказуемое, составное, сложное» [10, с. 61].
А. Г. Руднев был согласен с точкой зрения А. Н. Гвоздева, он также
выделял простое, составное и сложное сказуемое [22, с. 71-80].
В настоящее время и в школьной, и в вузовской грамматике выделяются
следующие типы сказуемого: простое и составное глагольное, составное именное.
1.3. Понятие о составном именном сказуемом
Составное сказуемое, по наблюдениям А.М. Пешковского, «состоит из
глагольной связки и полнозначного слова, которое можно условно называть
«вторым» членом составного сказуемого, или вещественным членом» [20, с. 215].
Е.М. Галкина-Федорук так определяет составное именное сказуемое:
«Именным составным сказуемым называется такое сказуемое, в котором
вещественное и грамматическое значение выражены двумя самостоятельными
словами – связкой (иногда нулевой и присвязочным членом (последний
называется также предикативным членом). В составном именном сказуемом
грамматическое значение (времени, лица, наклонения) выражает связка, которая
вместе с тем служит способом соединения сказуемого. Например: Тогда он был
честный самоотверженный юноша» (Л.Толстой) [30, с. 327].
А.Г. Руднев при сопоставлении простого глагольного и составного
сказуемого отмечает: «Две функции простого сказуемого разделяются в
11
составном сказуемом: грамматические категории глагола находят выражение в
предикативной связке, а вещественное (лексическое) значение – в именной части»
[22, с.72-73].
А.Н. Гвоздев, определяя составное сказуемое, указывает, что оно «включает
два элемента: связку и присвязочный член» [10, с. 62].
В.С. Юрченко считает, что «именное сказуемое имеет основной тип и
варианты осложненного именного сказуемого» [39, с. 81].
Н.С. Валгина также отмечает состав именного сказуемого: «Именное
сказуемое состоит из глагольной связки в личной форме и именной части» [7, с.
99].
Е.С. Скобликова выявляет специфику именного сказуемого, отмечает его
отличие от глагольного: «По сравнению с другими типами сказуемого
грамматические и семантические разновидности именного составного сказуемого
наиболее многочисленны. Вместе с тем все они объединяются существенными
общими признаками. Общей семантической особенностью является выражение с
их помощью п а с с и в н о г о признака. Общей грамматической особенностью
– употребление в их составе глагольной связки, выражающей модальновременные отношения: слова именных частей речи не содержат грамматических
показателей наклонения и времени и потому не могут выразить сами ни степень
реальности признака, ни отнесенность его к определенному времени» [28, с. 88].
Л.А. Чернова отмечает, что «составное именное сказуемое –это главный
член предложения. который обозначает признак предмета речи, заключенного в
подлежащем, дополнении или обстоятельстве…» [36, с.79].
Авторы школьных учебников в определении составного именного
сказуемого выделяют состав сказуемого и роль его членов. Например: «Составное
именное сказуемое – это сказуемое, которое состоит из глагола-связки,
выражающего грамматическое значение сказуемого, и именной части (имени
12
прилагательного,
существительного
и
др.),
выражающей
его
основное
лексическое значение» [25, с.71]. «Составное именное сказуемое состоит
из
вспомогательной части и именной, которая является основной. Именная часть
выражает основное лексическое значение, а вспомогательная – грамматические
значения времени, наклонения и добавочные лексические значения» [2, с.211].
Подобная структура составного именного сказуемого отмечена и
другими авторами школьных учебников [23, с.41; 24, с. 115; 25, с. 64].
Таким образом, в отношении понимания природы составного именного
сказуемого, его значения в научной и учебной литературе нет расхождений.
При анализе языкового материала будем учитывать, что всякое сказуемое,
основное значение которого выражено 1) именными частями речи, а также 2)
причастием
и
3)
синтаксически
или
фразеологически
неразложимым
сочетанием слов именного типа, а грамматическое значение времени и
наклонения в таком сказуемом выражается связкой, является составным именным
[Современный русский язык 1986: 303-304]. Например: 1) Я сделался
нравственным
калекой
/Лермонтов/;
2)
Дорога
вдаль
устремлена
(Смирнов); 3) Мы тоже не лыком шиты (Бубеннов); 4/ Его сюртук, галстук и
жилет были постоянно черного цвета (Лермонтов).
В.И.Чуглов
сказуемого
считает,
тоже
употребительны
что
является
не
только
«название
неточным:
имена
самого
в
роли
составного
именного
присвязочной
существительные,
части
прилагательные,
числительные или местоимения, но и наречия, слова категории состояния,
слова других частей речи, сочетания слов и даже глаголы в неспрягаемых
формах» [37, с. 92].
1.4. Типы связок составного именного сказуемого
В грамматической системе русского языка связка занимает важное место. Она
является, по мнению П.А. Леканта, «одним из основных средств организации
13
грамматической формы простого предложения, для осмысления которой исходным
считается понятие предикативного минимума» [15, с. 90].
«Связками называются слова глагольного образования, утратившие в
большей или меньшей степени вещественное значение и выполняющие служебную
функцию: связь сказуемого с подлежащим» [32 с. 64].
«В составном именном сказуемом выделяется три вида связок:
1)связка н е з н а м е н а т е л ь н а я (отвлеченная). Это глагол быть в
различных формах времени и наклонения; связка называется отвлеченной
потому, что имеет чисто грамматическое значение и лишена вещественного
содержания. Haпример: «Все реже был слышен голос незнакомки (Пауст).» [7,
с.99].
«Глагол быть представляет собой предел отвлеченности, именно поэтому
он носит универсальный характер в том смысле, что может быть употреблен с
любым
прилагательным
и
любым
существительным.
Ни
одна
другая
предикативная связка не обладает таким свойством» [22, с.73].
В.В. Виноградов замечает следующее по поводу связки быть: «Существует
лишь одна связка – в строгом смысле этого слова – это быть, имеющая форму
лица (а следовательно, и числа, в прошедшем времени – также рода), времени и
наклонения. Связка быть – не глагол, хотя и имеет глагольные формы. Ей чуждо
значение действия (быть в значении глагола существования – лишь омоним
связки). Она мыслится вне категории вида и залога. Bсe остальные связки в
русском языке (стать, становиться, делаться и т.п.) представляют собою
гибридный тип слов, совмещающих функции глагола и связки» [8, с. 553].
«Для выражения настоящего времени иногда употребляется глагольная
форма связки быть – есть: Вся жизнь есть мысль и труд» [30, с. 304]
14
2) «связка п о л у з н а м е н а т е л ь н а я
глагол
с
ослабленным
грамматическое
значение
лексическим
значением,
(времени,
наклонения),
( полуотвлеченная). Это
такой
глагол
связывая
передает
сказуемое
с
подлежащим, кроме того, этот глагол вносит в сказуемое частично и
лексическое значение» [7, с. 107].
«Полузнаменательные (полуотвлеченные) глаголы-связки имеют
различные лексические значения:
а) проявления, обнаружения признака: бывать, оказываться и др.:
Черный голый утес…представлял почву этой пустыни (Обр.);
б) признака в чьем-либо представлении: казаться, показаться,
представляться, считаться, слыть
и др.: Настоящими приметами
считаются те, которые определяют погоду и время (Пауст.);
в) возникновение признака, перехода из одного состояния в другое или,
наоборот, сохранение прежнего состояния: стать, становиться, сделаться,
остаться и др.: Тени от кустов на лугax становились длиннее;
г) названия признака: зваться, почитаться, называться: Солонцами
обычно называются места в горах, куда приходят звери полакомиться солью
(Федосеев)» [21, с. 36].
3) «связка з н а м е н а т е л ь н а я ,
или вещественная. Это глагол,
полностью сохраняющий свое лексическое значение, обозначающий состояние,
движение: вернуться, идти, работать, сидеть, ходить и др.
Например:Мы расстались большими приятелями (Пушкин)» [7, с.100].
Впервые понятие вещественной связки встречаем у А.М. Пешковского.
«Говоря о составном именном сказуемом, он указывает, что глагольной
связкой является «глагол, потерявший дочиста свое вещественное значение. А в
сочетаниях он пришел веселый, он ходит сонный, он упал мертвый, он
15
спит одетый и т.д. в глаголах обозначена не только формальная их сторона
(создание признака, выраженного предикативным членом), а и самое настоящее,
хотя и побледневшее, хожденье, паденье, спанье и т.д. Здесь мы имеем один из
бесчисленных случаев переходных рубрик в языке, который вообще «не делает
скачков». И описывающему остается только
жертвовать в таких случаях
чистотой своих определений и схем ради верности передачи фактов и создавать
комбинационные группы и термины. Так поступим и мы, призвав здесь особый вид
связки в е щ е с т в е н н у ю
вещественное
связку и особый вид составного сказуемого:
составное
сказуемое», например: … и светел ты
сошел с таинственных вершин (Пушкин); Барыня бродит такая унылая (Некр.)»
[20, с. 250].
А.Н. Гвоздев отмечает, что «характерной чертой русского языка является
отсутствие связки быть, когда сообщается о чем-либо, происходящем в
настоящее время. В таких образованиях, как День жаркий, Он весел связка
отсутствует, но имеется присущее связке значение настоящего времени
изъявительного наклонения, которое получило название н у л е в о й ,
или
отрицательной связки» [10, с. 63].
Ю.Т. Долин считает, что: «нулевая связка является таким же носителем
грамматического значения времени, как и словесно выраженные формы глагола»
[13, с.98].
«Связка есть редко употребляется в настоящем времени и имеет оттенок
книжности, она характерна для стилей официального, научного, обычна в
логических определениях, в кратких и точных формулировках, но встречается и в
художественной речи: Лирика есть самое высокое и самое трудное проявление
искусства (Пис.). Однако обычно определения даются без связки или с частицей
это: Логика – это наука о формах мысли и законах связи мыслей в рассуждении»
[10, с.63].
16
Е.М.
Галкина-Федорук
указывает,
что
«при
нулевой
связке
предикативный член может присоединяться к подлежащему частицами это, все, значит и
др., например: Коммунизм – это молодость
предикативный
член
может
присоединяться
мира (Маяк.). При сравнении
к
подлежащему
при
помощи
сравнительных союзов как, точно, будто, например: Моя солдатская шинель как
печать отвержения (Лерм.)» [29, с.329].
Авторы школьных учебников выделяют все названные выше виды связок, в том
числе и нулевую, но не используют для их выделения термины «связка
знаменательная», «связка полузнаменательная» и др. [См. 23, с 71; 24, с. 211; 25, с.
41; 25, с. 115].
А.Н. Шрамм указывает функции связок: «Функция связки в составном
именном сказуемом сводится, во-первых, к выражению таких грамматических
значений, которые присвязочный член выразить не в состоянии. Это значение
времени и наклонения. Во-вторых, связки, имеющие общее лексическое
значение, дополнительно характеризуют признак, названный в присвязочном
члене, со стороны его отношения к предмету, названному в подлежащем» [38,
с.29].
П.А. Лекант считает, что «связка, как любой элемент грамматической
системы, есть двусторонний знак» [30, с. 93]. Он выделяет три функции связок:
«1) основная грамматическая функция связки – формальные
глагольные показатели
(форманты) выражают модально-темпоральный план предложения, а также (при
наличии показателей лица) персональность; 2) формальная /«связывающая»
функция – формы связки реализуют грамматическую связь с подлежащим (Дни
стали
короче) или формальную независимость главного члена (Теперь мне
станет тепло) 3) семантическая функция, которая заключается в обозначении
сущности отношений «предмет – признак», в их квалификации, без чего они, эти
отношения, не могут мыслиться как предикативные» [30, с. 93].
17
В составном именном сказуемом вспомогательный компонент может быть
двух- или трехэлементным.
«Двухэлементный компонент образуется из фазового, модального или
эмоционального глагола и инфинитива – связки: 1) После этих книг мое
сочинение начинало казаться мне довольно скучным; 2) Виктор даже
сознательно старается быть на Федю похожим; 3) Не бойся показаться
старомодным, зовя полынь полынью, медом мед.
Трехэлементный вспомогательный компонент такого сказуемого образуется
из краткой формы прилагательного с модальным значением или слова категории
состояния, нулевой либо глагольной связки и инфинитива – связки: 1) Волга
должна была быть похожа на Неву, но только гораздо больше; 2) В нынешнее
весеннее время человек расположен быть веселым; 3) Мне было страшно быть
убитым..; 4) Надо быть ясным умственно, чистым нравственно, опрятным
физически» [32, с.305].
«Связка есть устойчиво употребляется при лексическом совпадении
подлежащего и сказуемого: По понятиям Евдокии, инженер есть инженер и
потому должен уметь все (В. Б.). Такие предложения, характерные прежде всего
для разговорной речи, представляют собой крайне обобщенные определения
одного понятия через то же самое понятие. В самом определении не выделяются
конкретные признаки, свойства понятия; представление о них дает контекст,
предыдущий или последующий. Отвлеченный признак может быть уточнен
распространением
тавтологических
главных
членов: Эгоизм реалиста есть сознательный
расчетливый эгоизм зрелого
человека
(Пис.);
и
при
этом
глубоко
зависимые
слова
становятся смысловым центром высказывания» [10, с.63].
«Если сказуемое имеет значение настоящего времени, отвлеченная связка
есть может отсутствовать, сказуемое в таком случае называется либо простым
18
именным, либо составным с нулевой связкой: 1) Извозчик – малый удалой; 2)
Двадцать лет – хорошая вещь» [7, с.100]
[22, с.74].
«Вспомогательный компонент в составе сказуемого имеет определенную
связь с именной частью. Эта связь проявляется иначе, чем в словосочетании, и не
может быть истолкована как управление, примыкание. Форма именной части в
известной степени может мотивироваться связкой. По крайней мере, выбор
некоторых форм имени регулируется связкой. Это зависит и от степени
грамматизации связок. Одни связки достигли высокой степени грамматизации,
они не имеют ограничений ни в употреблении, ни в в сочетаемости с различными
формами имени. Это специализированные связки быть, являться, стать,
сделаться, казаться, слыть, представляться, считаться, оказаться и др.
Другие связки допускают употребление только определенных форм именной
части, притом может быть ограничен и лексико – семантический круг имен. Это
неспециализированные
связки.
Лексическое
значение
их
не
полностью
подверглось граматизации, оно более конкретно, чем значение связок первой
группы» [17, с.295-296].
«Так, связки отличаться, выделяться, славиться допускают употребление
только имен существительных с качественным значением, соотносительных с
именами
прилагательными,
и
только
в
форме
творительного
падежа.
Общественное мнение здесь не отличалось особенной придирчивостью (ср.: не
было придирчивым); Начальник шайки славился умом, отважностью и каким –
то великодушием (ср. : был умен, отважен, великодушен).
лексико
–
семантической
группой
существительных
С аналогичной
сочетается
связка
приобретать (обретать), но требует формы винительного падежа: Проблема
обучения сотрудников учреждений сейчас приобретает особую остроту (ср.:
становится острой). При связке представлять собой употребляются только
существительные в форме винительного падежа : Дом Колпаковой представлял
19
собой совершенную развалину. В число неспециализированных связок входят
аналитические глагольно – именные сочетания иметь (носить) вид (характер),
приобретать вид (характер, положение) и др. Они имеют целостное
грамматизованное значение, аналогичное значению связок быть, стать,
выглядеть и др. Вещественный компонент (обычно прилагательное) формально
согласуется с существительными, входящим в связку (вид, характер и др.), но
обозначаемый им признак соотнесен с подлежащим: Дело было гораздо сложнее и
носило отчасти политический и национальный характер (ср.: выглядело
политическим); Маленький трехоконный домик княжны имеет праздничный вид
(ср.: кажется праздничным); Строительная площадка вдруг пробрела новый вид
(ср.: стала выглядеть по-новому). Неспециализированные связки выражают те же
основные модально – оценочные значения, что и специализированные, хотя
проявляются и дифференцируются эти значения менее четко» [17, с.295-296].
«Сказуемое со специализированными и неспециализированными связками
образует полную парадигму модально – временных форм. Из всех связок только
быть имеет в составе парадигмы нулевую форму (т.е. значимое отсутствие) как
показатель формы изъявительного наклонения настоящего времени: Я весь в
тревоге (ср.: был (буду) в тревоге); Эта легенда едва ли справедлива (ср.: была
(будет) справедлива); Но большинство озер – черные (ср.: были (будут) черные)»
[17, с.296-297].
«Спорным является включение в ряд составного именного сказуемого
конструкций типа лежала в обмороке, вернулся помолодевшим. Спрягаемый
глагол частично выполняет функции связки, выражая модально – временные
значения и зависимость от подлежащего. Однако глагол не выражает модально –
оценочных значений, не грамматизуется, он обозначает действие: Вера
Дмитриевна встала грустная, заплаканная; После седьмого класса мы
расстались друзьями. В таких предложениях выражаются одновременно два
предикативных признака – активный и пассивный, следовательно, сказуемое
20
можно квалифицировать как «двойное». В иной трактовке данные конструкции
расцениваются как сложное сказуемое или как сочетание простого глагольного
сказуемого с предикативным определением. Бесспорно, они не представляют
составного именного сказуемого в строгом смысле термина, и спрягаемый глагол
не является связкой» [17, с.296-297].
«Связка непременно содержит показатели спрягаемых глагольных форм
(включая нулевую быть). Так называемые связки – частицы (это, вот, таков,
как, точно, словно и др.) не заменяют глагольной связки, а только сочетаются с
ней (в том числе с нулевой формой) и подкрепляют те или иные ее функции:
Знаки препинания – это как нотные знаки; Воспитать человека – это значит
воспитать у него перспективные пути» [17, с.297].
1. 5. Способы выражения именной части
Анализ работ по синтаксису показывает, что по вопросу о способах
выражения именной части сказуемого нет противоречий. Исследования в какой-то
мере дополняют друг друга.
В школьных учебниках названы лишь основные случаи выражения
именной
части:
существительным,
прилагательным,
числительным,
местоимением, причастием, наречием. Только в одном учебнике указывается,
что именная часть может быть выражена словами категории состояния (а это
очень частотный способ выражения, особенно в безличных предложениях!), в
трех учебниках (из пяти) отмечается, что именная часть может выражаться
неделимым сочетанием слов.
Чем же может выражаться именная часть, или присвязочный член,
сказуемого?
«Именная
часть
сказуемого
очень
разнообразна
по
формальному
выражению и по значению. Общее значение пассивного признака, свойственное
именной части как основному компоненту сказуемого, проявляется в различных
21
частных значениях. Они же опираются как на категориальные значения частей
речи, так и на формы, в которых употреблены те или иные из них в сказуемом.
Так, согласуемые слова (имена прилагательные) выражают признак как качество,
свойство. Однако отступление от согласования сопровождается появлением
нового значения или оттенка: Положение старшего сына, Семена, было не из
завидных.
При описании именной части нужно прежде всего отметить, что она
выражается как именными, так и другими категориями слов, обозначающих
пассивный признак, а также фразеологизмами с именной семантикой, хотя многие
из них имеют застывшую форму или ограниченное словоизменение: 1) Обломов
был не в своей тарелке; 2) И мы тоже не лыком шиты» [17, с.297].
«Все именные части речи (существительное, прилагательное, местоимение,
числительное)
могут
выступать
в
качестве
именной
части
сказуемого» [7, с.107].
«Именная часть выражается существительным. Сказуемое указывает
на родовой признак, дает качественную характеристику, обозначает состояние
человека, предмета» [30, с. 305]..
«При
нулевой
связке
существительное
употребляется
в
форме
именительного падежа. Например: Скука – надежный способ угасить ненужную
пытливость (Крон)» [30, с. 305].
А.К. Федоров считает, что «в таких конструкциях сказуемое, как правило,
состоит на втором месте. Например, ср.: Надежный способ угасить ненужную
пытливость – скука» [35, с. 305].
«Если же сказуемое имеет оценочное значение, оно может стоять в
препозиции: Какая прозрачная ясность – любовь! (Федин).
22
При связках быть, становиться, сделаться, казаться, являться
именная часть сказуемого выражается существительным в творительном падеже:
Она мне радугой явилась, она мне звездочкой была (Жаров).
Как отмечает Н.С. Валгина, «творительный предикативный является формой
развивающейся, активной. Эта форма постепенно вытесняет именительный
предикативный. Обе формы в настоящее время различаются семантически.
Именительный обозначает признак постоянный, устойчивый, обычно он
употребляется в сказуемом без связки, в сказуемом, мыслимом в настоящем
времени. Признак временный, непостоянный передается чаще при помощи формы
творительного падежа: Уж в Роще Огонек становится Огнем (Крылов)» [7, с.
108-109].
Н.С.
Валгина
указывает,
что
«употребление
формы
творительного
предикативного расширяется. В современном русском языке творительный возможен
даже без связки: Он в штабе дивизии связистом (Казак.)» [7, с. 109].
«Творительный предикативный является формой развивающейся, активной.
Эта форма постепенно вытесняет именительный предикативный. Обе формы в
настоящее время различаются семантически и стилистически. Именительный
обозначает признак постоянный, устойчивый, обычно он употребляется в
сказуемом без связки, мыслимом в настоящем времени: Брат — учитель, я —
инженер. При
воспринимается
отнесенности
как
к
плану
архаичный: Конечно,
прошлого,
мы были
такой
именительный
приятели.
Признак
временный, непостоянный передается чаще при помощи формы творительного
падежа: ...Уж в Роще Огонек становится Огнем. Однако такая семантическая
дифференциация постепенно исчезает в связи с расширением употребительности
творительного предикативного. В современном русском языке творительный
возможен даже без связки: Он в штабе дивизии связистом; А у нашего
солдата адресатом целый свет.
23
Показателем того, что творительный выражает нечто ограниченное во
времени, подверженное изменениям, служит его употребление со связками стать,
становиться, делаться и т.д., указывающим на становление, переход из одного
состояния в другое» [10, с.68].
«Для отдельных лексических групп существительных творительный
предикативный был активной формой еще в XIX в. — вина, причина, порука:
Ты, — говорит, — всему виной; Поверьте, совесть в том порукой, супружество
нам будет мукой.
Творительный предикативный без связки закрепился в разговорном стиле в
сказуемых со значением уподобления, особенно в тавтологических выражениях
усилительного характера: Дело делом, а любовь любовью. Творительный (со
связкой и без нее) может употребляться рядом с именительным в своеобразных,
разговорного типа сказуемых со значением оценочности: зверь зверем, молодец
молодцом, орел орлом, урод уродом. Например: На корвете он казался орел
орлом, особенно когда стоял на мостике; ...Вовсе из сил выбился, тень тенью
стал» [7, с.101-102].
«Именная часть может быть выражена и другими падежными формами. Эти
конструкции дают качественную характеристику, указывают на состояние.
Это следующие формы:
родительный падеж существительного с согласованным прилагательным:
Иван Иванович несколько боязливого характера (Гоголь); Философ Хома Брут
был нрава веселого (Гоголь);
Родительный падеж с предлогом без, выражающий характеристику по
отсутствию того или иного признака: А говорят – лилии без запаха /Федин/;
Брат – без дела.
Родительный падеж с предлогом для, устанавливающий назначение
предметов: Это общежитие – для студентов.
24
Творительный падеж с предлогом, выражающий характеристику или состояние:
Сделка будет с убытком.
Предложный падеж с предлогом в, на со значением состояния или
характеристики: От Вашего последнего рассказа я в большом восторге
(Письма Чехова); У меня деньги на исходе (Письма Чехова); Со связкой:
Авторы не будут в обиде (Письма Чехова).
Именная часть выражается именем прилагательным в полной и краткой
форме, в форме разных степеней.
1)Специфической формой, употребляемой только в сказуемом, является
краткая форма прилагательного: Как разнообразна палитра
самоцветного
камня! (Ферсман); Приблизительно около пяти тысяч лет тому назад стал
известен миру алмаз (Ферсман).
Имена прилагательные
в краткой
форме
в
современном русском
литературном языке служат морфологическим выражением сказуемого. Эту
форму А. А. Шахматов именует спрягаемой формой прилагательного, потому что
она выступает только в роли сказуемого, согласуясь с подлежащим в роде и
числе» [20, с.75].
«Для прилагательных
полной
формы
характерны
именительный
и
творительный падежи: Загадочны и потому прекрасны темные чащи лесов; — Я
ведь здешняя, — добавила
она; Изумительный наш
Слежка оказалась весьма изнурительной; Была ты
всех ярче,
народ;
верней
и
прелестней... Прилагательное в качестве именной части сказуемого может
присоединяться к подлежащему при помощи сравнительной частицы: Пустые
стены больших домов, выходивших на пустырь, были как бронзовые; Он был в
доме как чужой» [7, с.103].
«Употребление кратких и полных прилагательных иногда связано с разной
семантикой, т.е. в ряде случаев надо учитывать лексическую сторону кратких и
25
полных прилагательных. Она хороша собой – имеется в виду внешность. Она
хорошая – дается общая характеристика, отмечаются общие свойства.
В большинстве случаев краткая и полная формы прилагательного в составе
сказуемого допускают синонимические замены. Вместе с тем в современном
языке есть конструкции, в которых краткая форма – единственно возможный
вариант присвязочной части сказуемого: если значение краткой формы отлично
от значения полной формы того же прилагательного: обособление лексического
значения краткой формы прилагательного часто связано со способностью иметь
при себе дополнение: ср.: Комната плохая – Больной плох; Человек
богат…(например, умом) - Человек богатый…(обеспеченный).
Если краткая форма прилагательного обозначает относительный признак,
излишнюю степень признака (велик, длинен, короток, узок, широк): Силы
убывали, воротник рубахи стал широк – речь идет не вообще о широком
воротнике, а о таком, который широк только данному лицу.
Краткая форма прилагательного незаменима полной формой в устойчивых
словосочетаниях (все живы и здоровы, вопрос ясен, дорог каждый час, руки
коротки, совесть моя чиста и др.): Плохи его дела были, сам посуди: ни дроби,
ни пороха, ни спичек, ни еды; при подлежащем, выраженном местоимение это
или вопросительно – относительным местоимением что: Он там хозяин, это –
ясно; Все, что недосягаемо для него теперь, когда-нибудь станет близким,
понятным; при наличии слов как, так: Кто так чувствителен, и весел, и остер,
как Александр Андреевич Чацкий; Ты знаешь, как я счастлива!; краткая форма
прилагательного обычна и тогда, когда при сказуемом имеются слова,
подчеркивающие большую степень признака: Челн очень узок, поворотлив, на
нем можно пройти по самым мелким протокам.
В составе форм вежливости и в оборотах со значением предупреждения:
Будете любезны; Будь добр; Будьте осторожны!; Будьте внимательны!.
26
Часто встречается краткая форма прилагательного в сочетании с
инфинитивом: Готов ответить; Согласен работать» [21, с. 44-45].
«Краткая форма прилагательного в одних текстах воспринимается как
стилистически нейтральная, а в других – как присущая книжной речи.
2) Полное прилагательное
а) в именительном падеже: Роски холодные, серые (Пришвин); Час был не
слишком поздний (А.Толстой);
б) в творительном падеже: Был я молодым, горячим, искренним, неглупым
(Чехов);
Прилагательное в полной форме в именительном падеже – наиболее
активное средство выражения присвязочной части составного сказуемого. Только
в полной форме употребляются относительные прилагательные. Но встречаются в
краткой форме и некоторые качественные прилагательные в определенных
значениях: переулок глухой – «Безлюдный, пустынный»; Бедный ты –
«Несчастный, вызывающий сожаление»: Сестра у меня славная - «приятная,
милая» [21,с. 45].
«Полная форма прилагательного в именительном падеже употребляется
часто с полузнаменательными и знаменательными связками: Здесь в лавке
держат старую крупу, каша получается горькая; Лес стоит радостный,
праздничный. Однако в употреблении этой формы в составном сказуемом
наблюдаются и ограничения. Так, при полузнаменательных глаголах в форме
прошедшего времени, обозначающих временное пребывание в каком-либо
состоянии или переход из одного состояния в другое, чаще употребляется полное
прилагательное в творительном падеже; ср.: Разговор стал злой – …стал злым;
Друг сделался чужой – …сделался чужим.
27
Сравнительно
редко
употребляется
в
составе
сказуемого
полное
прилагательное в именительном падеже при глаголах будущего времени: Лицо
станет каменное; Сено нынче будет хорошее.
Полная форма прилагательного в сочетании с глаголом в сослагательном
или повелительном наклонении употребляется редко, и только в разговорной
речи: Будь я богатый, погнал бы я тебя учиться; До чего земля большая,
величайшая земля.
В разговорной речи полное прилагательное в именительном падеже в
составном сказуемом нередко употребляется с усилительными частицами какой,
такой, экий: Что ты такой грустный, неласковый?; Какой ты хороший, дядя,
какой умный.
Прилагательное в полной форме в творительном падеже в составе
сказуемого – активно развивающаяся синтаксическая форма, обозначающая
признак, присущий предмету в определенный момент: Может, он в солдатах-то
другим стал бы?; Чтоб ни один живым не ушел; Я помню в ваши годы я был
неприветливым,
хмурым.
При
связке
быть
полное
прилагательное
в
творительном падеже допускает синонимеческую замену краткой формой: ср.:
Работа была удачной - …была удачна; Небо было чистым - …было чисто» [21,
с.46].
«При полузнаменательных и знаменательных связках прилагательное в
составном сказуемом употребляется чаще в творительном падеже и обозначает
признак временный, непостоянный, что объясняется значением вспомогательных
глаголов: Новорожденный появился на свет здоровым; Вы пойдете старшим»
[21, с. 47].
3) «Форма степени сравнения: Черней и чаще бор глубокий (Тютчев);
Голос его стал уже глуше и слабее (Письма Чехова). Именная часть сказуемого
может быть выражена именами прилагательными в сравнительной или
28
превосходной степени: Одна маленькая похвала женщины для меня дороже
целого дифирамба со стороны мужчины; Онегин, я тогда моложе, я лучше,
кажется, была; Варавка был самый интересный и понятный для Клима» [22, с.
76; 21,с. 48].
III. «Именная часть может быть выражена причастием кратким и полным,
страдательным и действительным. Например: Брови ее были сдвинуты
(Тургенев); Чай стоял нетронутый (Достоевский); Сейчас сад стоял
облетевший, озябший (Паустовский).
Полное причастие может быть и в форме творительного падежа: Стаканы с
чаем стоят нетронутыми» [7, с.103].
«В роли сказуемого употребляется краткое причастие страдательного
залога, обычно прошедшего времени, без связки: На севере Урала создан крупный
центр производства алюминия; Подана лошадь. Со связкой: Первый завод на
Урале был сооружен три века назад; Телеграфные провода были порваны; Книга
будет отпечатана к лету на условиях, весьма выгодных для меня; Способ
образования алмазов долгое время не был разгадан.
Причастие без связки имеет значение перфекта, т.е. обозначает законченное
в прошедшем действие, результат которого сохраняется в настоящем, причем этот
результат и составляет главное в сообщении: предложение Дверь заперта
выражает не только
то, что дверь когда-то заперли, а то, что она остается
запертой. Причастие со связкой не делает такого указания на сохранение
результата: Дверь была заперта не дает сведений, остается ли она запертой или
нет.
Полные причастия крайне редко выступают сказуемым: Изобретение
серьезное и принадлежащее только ему одному; Журнал, как увидишь, умно
составляемый и ведомый, хорошо раскрашиваемый и слишком либеральный.
29
Обычно употребляемые в роли сказуемого полные причастия переходят в
прилагательные: Средство, повторяю, блестящее по результатам» [10, с.66].
IV. «Именная часть сказуемого может быть выражена местоимениями
различных
разрядов:
личными,
притяжательными,
вопросительными,
относительными, указательными, определительными, отрицательными и
неопределенными. Например: Вы ли это, вы ли это, Рудин? (Тургенев); Лиза в
несколько дней стала не та (Тургенев); Вот этот дом – наш (Письма
Чехова).
Каким прикинется, таким себя и покажет; Он ходил не как
все ; Легенда не ахти какая, но все-таки легенда.
Как и существительные, местоимения могут выступать в качестве
сказуемых в формах разных падежей с предлогами, представляя собой свободные
именные сочетания или сочетания фразеологизированного типа: Можешь
поселиться у меня, пока дом за мной;...Иногда я от него вне себя [Валгина, 2003:
104].
V. Именная часть может быть выражена числительным: Дважды два – четыре;
Мой сегодняшний прыжок – пятый; Первый пришел дед» [7, с.110-112].
«Числительное
выражает
установление,
выяснение
порядка:
Мой
сегодняшний прыжок – пятый; или количества: Пять, умноженное на
двенадцать, - шестьдесят; Десять минус два – восемь, а также: Домов –
двадцать; Учащихся в школе – триста сорок; Средний вес грузинских
халцедонов – один-пять килограммов; Всех мальчиков было пять» [10, с.69].
VI. «Именная часть может выражаться наречием или словами категории
состояния. Например: Ведь я ей несколько сродни (Грибоедов); Было сыро в
подвале.
Сказуемое в этих случаях выражает качественную характеристику: …в нем
играло что-то хорошее, весеннее, весь он был – набекрень; Страничка ничего
30
себе; Заметки опять не того; состояние: Бойцы были наготове; Мария Ивановна
замужем (аналогично Петр Иванович женат)» [10, с. 69].
«Однако большинству наречий эта функция не свойственна, поэтому в
составе именного сказуемого употребляется только небольшая группа наречий со
значением состояния (начеку, настороже, наготове, нараспашку, всмятку,
навыкате и др.): С тех пор при встречах с Федей я был настороже» [21, с.39].
VII. «Сказуемое, выраженное междометием, встречающееся в разговорной речи,
выражает действие лица или предмета или эмоционально оценивает предмет.
Такие междометия функционально сближаются с именами или глаголами: Подальше
от Вас. Нет, Вы, господа, ой-ой-ой! (Тургенев); Житье ваше –ой-ой!» [10,
с.49; 7, с.110-112; 29, с.306; 21, с. 64-69].
VIII. «Именная часть может быть выражена сравнительным оборотом: Двор что
город, изба что терем (Даль); Она как пирог с изюмом (Шолохов). Именной
частью сказуемого может быть сравнительный оборот, в составе которого нет
именительного падежа: Нос клювом, как у ястреба (Некрасов)» [35, с. 122-123].
1.6. Структурные разновидности составного именного сказуемого
В отечественном языкознании есть несколько точек зрения по вопросу о
структурных разновидностях именного сказуемого.
Е.М. Галкина-Федорук выделяет в зависимости от количества и качества
компонентов простое, составное и сложное именное сказуемое.
Н.С. Валгина считает возможным называть сказуемое с нулевой связкой
«либо простым именным, либо составным с нулевой связкой» [7, с.107-108].
II.А. Лекант отвергает понятие «простое именное сказуемое» и замечает:
«Материально»
представленная
именная
часть
не
может
выражать
собственными средствами ни одно из грамматических значений сказуемого. Они
находят выражение вне ее, отдельно, то есть в нулевой форме связки» [18, с. 97]
31
Авторы школьных учебников выделяют только «составное именное
сказуемое» [22, с. 175; 23,с. 178-179; 24, с.65-67].
В ряде исследований встречаем термин «сложное сказуемое».
Сложное сказуемое образуется из двух знаменательных слов, каждое из
которых потенциально может быть простым сказуемым.
«Первый компонент сложного сказуемого, кроме лексического значения,
выражает и грамматическое значение времени и наклонения, а второй является
носителем только лексического значения. «Я пришел усталый; Она вернулась
в родное село учителем» (Грамматика-60, 415). По мнению А.Н. Гвоздева,
сложное сказуемое «совмещает особенности простого и сложного сказуемого
именно сложное сказуемое, подобно простому, включает глагол с полным
лексическим значением и подобно составному, включает предикативный член.
Например: Он пришел угрюмый. Я притворился спящим.
Представляется более целесообразным выделение структурных типов
сказуемого: простое – один компонент, составное – два компонента, сложное –
три и более.
В.В. Бабайцева выделяет основные схемы предложений со сложным
сказуемым. Сложное сказуемое может быть как в двусоставных предложениях,
так и в односоставных. Например: Я должен был только передать вам письмо
(Паустовский); Ребенок должен быть ребенком (Сухомлинский); Одиноким
же никто из нас быть не может (Л.Т.); В наши дни нельзя быть
энциклопедистом (Брюсов); Хорошо было, зарывшись в теплое сено,
слушать звуки этой ночи (Паустовский)» [1, с. 126-127].
Анализ примеров показывает, что сложным сказуемым считается такое, в
котором более двух компонентов. Мы видим, что в сложном сказуемом
лексическое значение может быть выражено как глаголом, так и именем. В
32
связи с этим не представляется возможным четко отграничить составное
сказуемое (именное и глагольное) от сложного сказуемого
Более продуктивной нам кажется идея А.К. Федорова выделять «в
составном именном сказуемом двух- или трехэлементный вспомогательный
компонент. Например: Не бойся показаться старомодным, зовя полынь
полынью, медом мед (Рыленков); Надо быть ясным умственно, чистым
нравственно, опрятным физически (Чехов)» [35, с. 305].
Мы не будем выделять сложное сказуемое, а вслед за А.К. Федоровым
будем считать, что в составном сказуемом вспомогательный компонент может
быть двух- или трехэлементным.
Итак, именная часть составного сказуемого представлена упорядоченной
системой разнообразных форм. «Их предикативная функция (в отличие от
функций определения, приложения, дополнения, обстоятельства) проявляется
благодаря сочетанию со связкой. Сложным является вопрос об объеме и границах
сказуемого, вопрос о том, какие слова в том или ином конкретном предложении
входят, а какие не входят в состав сказуемого. Выше уже отмечалось возможность
выражения именной части словосочетанием. Это имеет место лишь в том случае,
если имя существительное не обладает семантической достаточностью для
обозначения признака. Оно лишь указывает на общий характер проявления
признака, а конкретное наименование признака дается с помощью согласуемого
слова
или
второго
существительного.
Так,
существительные
в
форме
предложного падежа с абстрактным значением состояния (в состоянии, в
положении, в настроении и др.) выполняют предикативную функцию только в
словосочетании: Корнет же в это время находился в весьма неприятном
положении.
Существительные
в
форме
именительного
падежа
или
в
творительном предикативном недостаточны для выражения признака, если
семантически соотносится с подлежащим как род и вид. Предикативный признак
обозначается согласуемым словом или вторым существительным: Ваня человек
33
застенчивый; Степан – человек с загадкой; Сейчас нам выход в космос кажется
рядовым делом» [30, с. 299-300].
«Осложненные формы составного именного сказуемого строятся на базе
основных и отличаются от них добавочными грамматическими значениями.
Вспомогательный компонент (связка) осложняется спрягаемыми формами
фазисных или модальных глаголов (или соответствующими конструкциями с
модальным значением).
Фазисные глаголы указывают на начало, продолжение или прекращение
обладания признаком: 1) Под конец лета мечта дойти д линии фронта начала
казаться им несбыточной; 2) Вообще Лоскутов для Привалова продолжал
оставаться загадкой.
Модальные глаголы вносят в именное сказуемое добавочное значение
оценки обладания признаком: 1) Издевательство над чужими страданиями не
должно быть прощаемо; 2) Привалов боялся сделаться пристрастным даже к
доктору.
Сказуемое может быть осложнено двумя модальными глаголами с
различным значением: После этого всякий может надеяться быть моим
зятем. В осложненной форме сказуемого собственно связка употребляется в
форме инфинитива; она не выражает грамматических значений времени и
наклонения (они передаются спрягаемым осложняющим глаголом), но сохраняют
модальную оценку признака. Таким образом, в осложняющих формах сочетаются
и взаимодействуют два модальных значения: модальное значение связки
представляет собой оценку, исходящую от говорящего, а модальное значение
осложняющего глагола – отношение субъекта к обладанию признаком: Я уже не
боялся быть и казаться чувствительным.
Осложненные формы сохраняют основные структурные особенности
составного именного сказуемого – функциональное разделение основного и
34
вспомогательного компонентов, те же средства и формы выражения именной
части; осложненные формы именного сказуемого остаются двухкомпонентными»
[29, с.40].
Выводы
При определении сказуемого авторы школьных и вузовских учебников
подчеркивают, что это главный член предложения, который связан с
подлежащим. Е.М. Галкина-Федорук, Н.С. Валгина перечисляет значения
сказуемого. А.К. Федоров в своем определении обращает внимание на
грамматическое значение этого члена предложения и его роль при актуальном
членении. А.Г. Руднев выделяет три основных значения сказуемого, но эти
значения
не охватывают всех случаев употребления сказуемого. В.А.
Белошапкова
в своем определении обращает внимание на грамматические
признаки сказуемого, для Н.Ю. Шведовой важна только морфологическая
природа сказуемого. В.В. Бабайцева отмечает структурно-семантические
свойства сказуемого.
В отношении понимания природы составного именного сказуемого, его
значения и способов выражения в научной и учебной литературе нет
расхождений.
Выделяется три вида связок: незнаменательная, полузнаменательная,
знаменательная. Отмечается наличие нулевой связки.
35
Все исследователи достаточно подробно рассказывают о способах
выражения именной части.
Выделяется именное сказуемое простое, составное и сложное. При
анализе
собранного
языкового
материала
традиционной точки зрения, т.е.
мы
будем
придерживаться
выделять только составное именное
сказуемое.
Глава 2 Составное именное сказуемое и способы его выражения в
романе И.С. Тургенева «Отцы и дети»
Материалом для анализа являются конструкции с составным именным
сказуемым, выписанные методом сплошной выборки из романа И.С. Тургенева
«Отцы и дети» ( I – XVI главы романа).
Объем анализируемого материала – 490 конструкций.
Для анализа мы использовали текст И.С. Тургенева, потому что, в данном
произведении
используются
все
виды
связок:
нулевая,
отвлеченная,
полуотвлеченная, знаменательная.
Автор употребляет различные части речи в качестве именной части: имена
существительные в различных падежах, имена прилагательные в различных
формах, имена числительные, причастия в различных формах, местоимения
разных разрядов, наречия, категорию состояния, междометия, устойчивые
сочетанияя.
В данном тексте при помощи составного именного сказуемого
можно
отметить, как герои произведения характеризуют друг друга, очень отчетливо это
можно наблюдать в речи Базарова и Павла Петровича.
Герои произведения характеризуют не только друг друга, но и самих себя.
36
При помощи составного именного сказуемого персонажи выражают свое
отношение не только друг к другу, но и к окружающему миру, дается авторская
оценка героев романа.
2.1. Типы связок в составном именном сказуемом
В анализируемой прозе И.С. Тургенева мы выделили те же группы
глаголов-связок, которые формируют составное именное сказуемое в русском
языке XX века: связки незнаменательные, полузнаменательные, знаменательные.
Выделенные в составе именного сказуемого связки распределены по группам.
Результаты этого анализа представлены в таблице 1.
Таблица 1
Типы связок в составном именном сказуемом
Связки
Количество
употреблений
Процентное
соотношение
Незнаменательная
363
74,1
70
14,3
Полузнаменательная
47
9,6
Знаменательная
10
2,0
Всего
490
100,0
нулевая
Незнаменательная
материально выраж.
2.1. Способ выражения вспомогательной части составного именного
сказуемого
2.1.1. Конструкции с нулевыми связками
37
Анализ показывает, что наиболее частотной являются формы составного
именного сказуемого с нулевой связкой:
«Он (Базаров) так любезен, что согласился погостить у нас» [34, с. 8].
«Извини, папаша, если мой вопрос тебе покажется неуместным, – начал он,
притом, я уверен, сын отцу не судья» [34, с. 23]. «Ну, ты, я вижу, точно
нигилист», – подумал Николай Петрович» [34, с. 32].
В рассматриваемом тексте конструкции с нулевыми связками встретились
363 раза или 74,1 % от всего количества сказуемых.
2.1.2. Конструкции с материально выраженными (отвлеченными) связками
В анализируемом тексте выделено 70 конструкций с составным именным
сказуемым, включающим материально выраженные связки с отвлеченным
значением (14,3% всех употреблений).
И.С. Тургенев в роли такой связки в составном именном сказуемом
использует глагол быть с отвлеченным значением.
«В несколько минут лошади были заложены; отец с сыном поместились в
коляске; Петр взобрался на козлы; Базаров вскочил в тарантас, уткнулся головой
в кожаную подушку – и оба экипажа покатили»[34,с. 9]. Глагол быть
использован в прошедшем времени и множественном числе – были.
«Но тот даже не пошевельнулся: это был человек старого закала, не
разделявший
новейших
воззрений»[34,с.10].
Глагол
быть
использован
в
прошедшем времени и мужском роде – был.
«Это и было Марьино, Новая слободка тож, или, по крестьянскому
наименованью, Бобылий хутор»[34,с.16]. Глагол быть использован в прошедшем
времени и среднем роде – было.
38
«Возможность презирать и выражать свое презрение было самым
приятным ощущением для Ситникова; он в особенности нападал на женщин, не
подозревая того, что ему предстояло, несколько месяцев спустя, пресмыкаться
перед своей женой потому только, что она была урожденная княжна
Дурдолеосова» [34, с.82]. Глагол быть использован в прошедшем времени и
женском роде – была.
«И охота же быть романтиком в нынешнее время!» [34, с.53]. Глагол
быть использован в инфинитиве.
В процессе анализа текста нам встретился 1 пример с отвлеченной связкой в
настоящем времени:
«Толстобородый и есть» [34, с.9 ].
Таким образом, глагол быть в качестве материально выраженной связки
используется в прошедшем времени в формах множественного и единственного
числа.
2.1.3. Конструкции с полузнаменательными связками
Полузнаменательные
связки
представлены
47
примерами
(9,5%
употреблений).
В ряде примеров связки выступают как признак в чьем-либо представлении
– показаться, представиться, слыть, считаться:
«Он низко поклонился, посмотрел ей вслед (как строен показался ему ее
стан, облитый сероватым блеском черного шелка!)» [34, с. 87].
«Она слыла за легкомысленную кокетку, с увлечением предавалась всякого
рода удовольствиям, танцевала до упаду, хохотала и шутила с молодыми
людьми, которых принимала перед обедом в полумраке гостиной, а по ночам
плакала и молилась, не находила нигде покою и часто до самого утра металась
по комнате, тоскливо ломая руки, или сидела, вся бледная и холодная, над
псалтырем» [34, с. 34].
39
«Подобно губернатору, которого н приехал судить, он считался
прогрессистом и, будучи уже тузом, не походил на большую часть тузов» [34, с.
45].
Связки
остаться,
сделаться,
стать
употребляются
в
значении
возникновения признака, перехода из одного состояния в другое или, наоборот,
сохранения прежнего состояния.
«Однако лицо ее приняло радушное выражение, когда она услышала
фамилию Аркадия» [34, с. 81].
«Она стала его женой, он был счастлив, как немногие на земле» [34, с. 76].
Связки зваться, называться, почитаться употребляются в значении
названия признака:
« Женщины от него с ума сходили, мужчины называли его фатом» [34,
с.33].
«И это называется нигилизмом», - повторил опять Базаров, на этот раз
с особенной дерзостью» [34, с. 61 ].
Связки бывать, оказаться употребляются в значении проявления,
обнаружения признака. В нашем материале встретился один пример со связкой
оказаться в подобном значении:
«В пруде воды набралось очень мало, и колодцы оказались солонковатого
вкуса» [34, с. 22].
2.1.4. Конструкции со знаменательными связками
Использование знаменательных связок в тексте крайне незначительно.
Знаменательная
количества.
Это
связка используется 10 раз, что составляет
обычно
глаголы
с
полным
2 % от общего
лексическим
значением,
обозначающие движение или состояние предмета:
«Погода стояла прекрасная, правда, издали грозилась опять холера, но
жители губернии успели уже привыкнуть к ее посещениям» [34, с.46].
40
«Энергия необходима, - говаривал он тогда, а со всем тем он обыкновенно
оставался в дураках и всякий несколько опытный чиновник садился на него
верхом» [34, с.70].
Анализ показывает, что в анализируемом тексте употребление глаголов с
полным
лексическим
значением
в
роли
знаменательной
связки
малоупотребительно.
2.2. Способ выражения именной части составного именного сказуемого
В
качестве
именной
части
И.
С.
Тургенев
использует
имена
существительные, прилагательные в полной и кратких формах, в сравнительной и
превосходной степени, причастия в полной и краткой форме, местоимения,
категорию состояния, наречия, числительные и междометия.
В процессе анализа текста нам не встретились примеры с именной частью,
выраженной инфинитивом и деепричастием. (См. таблица № 2)
Таблица № 2
Способы выражения именной части
Способы выражения
Количество
употреблений
Процентное соотношение
233
48
36
7,3
3
0,6
3
0,6
Полная форма
38
7,8
Краткая форма
118
24
Сравнительная степень
7
1,4
Имя существительное
Им.п.
Тв.п.
Р.п.
В.п.
%%
Имя прилагательное
41
Превосходная степень
2
0,4
Полная форма
4
0,8
Краткая форма
16
3,2
Местоимение
14
2,8
Категория состояния
6
1,2
Наречие
4
0,8%
Имя числительное
3
0, 6
Междометие
3
0, 6
Всего
490
100%
Причастие
2.2.1. Именная часть, выраженная именем существительным
В тексте романа нам встретилось 275 примеров или 56, 1 %
с именем
существительным, при этом связка часто опускается. Из них 233 примера (48 %) в
именительном падеже:
«Так вот как, наконец ты кандидат и домой приехал, – говорил Николай
Петрович, потрагивая Аркадия то по плечу, то по колену» [34, с. 9].
«Васька, слышь, барин говорит, что мы с тобой те же лягушки»[34, с.22].
«Притом, я уверен, ты не мог сделать другой выбор; если ты позволил ей
жить с тобой под одною кровлей, стало быть она это заслуживает: во всяком
случае, сын отцу не судья, и в особенности я, и в особенности такому отцу,
который, как ты, никогда и ни в чем не стеснял моей свободы» [34, с. 23].
В отрывке было найдено и проанализировано 36 (7,3 %) примеров с
именем существительным в творительном падеже:
«Зовут его Николаем Петровичем Кирсановым» [34, с. 3].
42
«Дамы находили его очаровательным меланхоликом, но он не знался с
дамами» [34, с.36].
Наименее
частотным
оказалось
употребление
существительного
в
родительном и винительном падежах – по 3 примера (0,6 %):
«Он был тоже из «молодых», то есть ему недавно минуло сорок лет, но он
уже метил в государственные люди и на каждой стороне груди носил по звезде»
[34, с.70].
«Вы последователь Домостроя» [34, с.82].
В данном примере словоформа последователь является сказуемым – сущ. в
Им.п., словоформа домостроя является несогласованным определением.
В именной части сказуемого И.п. существительного обозначает признак
подлежащего с временно-неограниченным значением.
И.п.
существительного
в
именном
сказуемом
используется
для
характеристики людей по их постоянным свойствам: национальности, профессии,
роду занятий, социальному положению.
Именная часть сказуемого в форме И.п.:
1) дает оценку подлежащего:
«Нет, брат, это все распущенность, пустота!» [34, с.43].
«Либо я глуп, либо это все – вздор» [34, с.60].
2) указывает на профессию, род занятий:
«Покажите-ка…да вы не бойтесь, я доктор» [34, с.54].
«Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать – его ученик»
[34, с.79].
«Разве ты дохтур?» [34, с.26].
3) указывает на родственные отношения:
«Она мать – ну и права» [34, с.55].
«Это отец» [34, с.57].
4)указывает на социальное положение:
«Притом же мы с тобой отставные люди» [34, с.61].
43
«Он был ловкий придворный, большой хитрец…» [34, с.77].
«Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном языке,
употребляли одни-эфто, другие- эхто: мы, мол, коренные русаки, и в то же
время
мы
вельможи,
которым
позволяется
пренебрегать
школьными
правилами» [34, с.62].
5)указывает, что подлежащее – имя человека:
«Ситников, Кирсанов, – проворчал, не останавливаясь, Базаров» [34, с.80].
«Меня зовут Аркадий Николаич Кирсанов, — проговорил Аркадий, — и я
ничем не занимаюсь» [34, с.85].
6)характеризует неодушевленные предметы:
«Главный предмет его – естественные науки» [34, с.14].
«Нет, брат, это все распущенность, пустота!» [34, с.44].
«Это все романтизм, чепуха, гниль, художество» [34, с.44].
Именная часть сказуемого в форме творительного падежа существительного
выражает временный, случайный признак подлежащего:
«На двадцать восьмом году от роду он уже был капитаном» [34, с.38].
«Он был тогда еще студентом» [34, с.73].
«Я бы теперь был генерал-адъютантом» [34, с.61].
2.2.2. Именная часть, выраженная именем прилагательным
В именной
части сказуемого в основном используются пять форм
прилагательного:
а) краткая:
«Зато мы теперь голодны, как волки» [34, с.22].
«А сами вы здоровы?» [34, с.54].
б) полная в именительном падеже:
«Николай Петрович был сам такой добрый и скромный» [34, с.48].
«Какой ребенок чудесный! – продолжал Базаров» [34, с.54].
в) полная в творительном падеже:
44
«…Но он переломил себе ногу в самый тот день, когда уже прибыло
известие об его определении, и, пролежав два месяца в постели, на всю жизнь
остался «хроменьким» [34, с.8].
«Выбор Николая Петровича оказался удачным» [34, с.47].
г) сравнительная степень:
«Это время было труднее для Павла Петровича, чем для всякого другого»
[34, с.48].
«И не говорите мне, что эти плоды ничтожны: последний пачкун, тапер,
которому дают пять копеек за вечер, и те полезнее вас, потому что они
представители цивилизации, а не грубой монгольской силы» [34, с.68].
д) превосходная степень:
«Он выше всего этого» [34, с.10].
«В теперешнее время полезнее всего отрицание – мы отрицаем» [34, с.67].
Автор использовал 165 примера (33,6 %) с именем прилагательным, из них
38 примеров (7,8 %) в полной форме, 118 (24 %) в краткой форме, 7 (1,4 %) в
сравнительной степени и 2 (0,4 %) в превосходной степени.
«Основное значение сказуемого с именительным падежом прилагательного
– обозначение признака постоянного, вневременного, данного в предмете,
пассивно в нем пребывающего» [21, с.41]. Полное прилагательное используется
при описании портрета персонажа, отдельных черт характера, подчеркивая
постоянный признак. Например:
«Все эти толки доходили до нее, но она пропускала их мимо ушей: характер
у нее был свободный и довольно решительный» [34, с.104].
«Потому что, сколько я могу судить, у вас нрав спокойный и холодный, а
для спора нужно увлечение» [34, с.98].
Краткая форма в процессе развития русского языка почти перестала
употребляться в роли определения и превратилась в специализированную форму
выражения сказуемого. Именно она обладает наиболее широкими возможностями
45
использования в сказуемом, чаще всего ею можно заменить любую из полных
форм:
«Флигелек-то плох – вот беда» [34, с.18].
«Хороша герцогиня, — возразил Аркадий, — с первого раза пригласила к
себе таких сильных аристократов, каковы мы с тобой» [34, с.102].
Краткая форма прилагательного в ряде случаев употребляется как
единственно возможная. Сферы преимущественного или исключительного
употребления этой формы связаны, с одной стороны, с ее семантическими, а с
другой – стилистическими свойствами.
Душевно рад, – начал он, – и благодарен за доброе намерение посетить
нас… [34, с.11]..
Предчувствуя неизбежную разлуку, он хотел, по крайней мере, остаться
ее другом, как будто дружба с такою женщиной была возможна [34, с.42].
«Эге! – подумал он, посмотрев кругом, – местечко-то неказисто» [34,
с.25].
«В семантическом отношении ее [краткой формы] своеобразие состоит в том,
что в основном именно с ее помощью выражается признак с ограниченными в
каком-либо отношении пределами проявления. Во-первых, только краткая форма
допускается, когда обозначается признак, проявляющийся в определенных
условиях. Во-вторых, только краткая форма употребляется при обозначении
временного состояния (у прилагательных, способных обозначать и временные
состояния и постоянные качества лица (при обозначении постоянных свойств
употребляются либо только полные формы; либо полные и краткие. Только
краткая форма возможна у таких
прилагательных, которые вообще не могут
выражать каких-либо устойчивых признаков предмета, а выражают оценку его
состояния или его отношение к кому-либо или к чему-либо. Это прилагательные
типа: готов, рад,
расстроен, доволен, озабочен, виновен,
виноват, прав,
согласен, склонен, достоин, благодарен, неразлучен, известен, неприемлем,
46
предпочтителен, виден, слышен, заметен, доступен, неузнаваем, чужд, нужен
и т. д» [28, с.96-97].
В тех случаях, когда по нормам языка допускаются как полные, так и
краткие формы, их употребление зависит от стилистических свойств этих форм.
Краткую форму характеризует книжность и большая категоричность выражаемой
характеристики:
«Ты говоришь, она холодна» [34, с.95].
«Я городским толкам не верю; но люблю думать, как говорит наш
образованный губернатор, что они справедливы» [34, с.96].
Именительному падежу полной формы свойственна непринужденность и
эмоциональная мягкость оценки:
«Николай Петрович был сам такой добрый и скромный» [34, с.46].
Полное прилагательное в форме Т.п. указывает на признак, присущий
предмету в определенный момент, т.е. признак временной, непостоянный.
Краткие прилагательные характеризуют черты характера человека, манеру
его поведения, отношение к вере, внешний вид, особенности ума:
«Павел Петрович взглянул на Аркадия, как бы желая сказать ему:
«Учтив твой друг, признаться» [34, с.34].
«Базаров умен и знающ» [34, с.59].
Примеры с именем прилагательным в сравнительной степени:
«Я нахожу, что Аркадий стал развязнее» [34, с.21].
Автор в этом примере характеризует манеру поведения Аркадия: стал
развязнее – степень проявления признака. «Развязный – выражающий излишнюю
непринужденность,
фамильярность,
бесцеремонность.
Развязные
манеры.
Развязный тон» [МАС, т.3. С.597].
На основании этой оценки мы можем сделать вывод. что Аркадию и раньше
была свойственна такая манера поведения, но сейчас, по мнению говорящего, она
стала более заметна.
«Она казалась еще моложе при свете весеннего солнца» [34, с.104].
47
В этом примере возраст героини – моложе – дается в представлении автора,
так как используется связка казалась.
Выделены две конструкции, в которых именная часть сказуемого –
прилагательное в превосходной степени:
«Он выше всего этого» [34, с.14].
«В теперешнее время полезнее всего отрицание – мы отрицаем» [34, с.67].
В этих конструкциях названные признаки проявляются в высшей степени.
2.2.3. Именная часть, выраженная причастием
В процессе анализа текста нам встретилось 20 примеров (4 %) с именной
частью, выраженной причастием – 4 примера (0,8 %) с полным и 16 (3,2 %) с
кратким.
Основная часть с причастием в полной форме:
«Между тем Николай Петрович тоже проснулся и отправился к Аркадию,
которого застал одетым» [34, с.26].
«Скот плохой и лошади разбитые» [34, с.56].
Основная часть с причастием в краткой форме:
«Да- с, занавески; Николай Петрович нам их пожаловал; да уж они давно
повешены» [34, с.45].
«Дом этот был также выкрашен желтою краской, и крышу имел зеленую,
и белые колонны, и фронтон с гербом» [34, с.101].
«Твой отец добрый малый, – промолвил Базаров, – но он человек
отставной, его песенка спета» [34, с.58].
2.2.4. Именная часть, выраженная местоимением
В анализируемом произведении мы нашли и проанализировали 14 (2,8 %)
местоимений. Нам встретились следующие разряды: личные, вопросительные,
относительные, притяжательные, указательные, неопределенные:
48
«Это я», – проговорил Павел Петрович и отворил дверь[34, с.40].
«Кто это?» – спросил его Базаров, как только они прошли мимо [34, с.53].
«Да и Москва теперь... уж я не знаю — тоже уж не то» [34, с.88].
2.2.5. Именная часть, выраженная категорией состояния и наречием
В качестве именной части категория состояния встретилась 6 раз (1,2 %):
«Базаров сам почувствовал, что сконфузился, и ему стало досадно» [34,
с.109].
«Иному от этого хорошо, а иному очень дурно» [34, с.30].
И.С. Тургенев в качестве именной части редко использует наречие, в
анализируемом отрывке мы обнаружили 4 (0,8 %) таких примера:
«Еще прежние туда-сюда; тогда у них были – ну, там Шиллер, что ли,
Гётте» [34, с.35].
2.2.6. Именная часть, выраженная числительным и междометием
Использование в тексте именной части, выраженной числительным и
междометием крайне незначительно. Числительное и междометие используется 3
раза, что составляет 0,6 %.
Именная часть, выраженная числительным:
«Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки» [34, с.55].
«Я же у них один» [34, с.75].
«Я не один, — промолвил Ситников, лихо, скидывая свою венгерку» [34,
с.83].
Именная часть, выраженная междометием:
«Мне сейчас сказывал один барин, что эта госпожа — ой-ой-ой; да баринто, кажется, дурак» [34, с.95].
49
«Ну?» — говорил он ему на улице, — «ты все того же мнения, что она —
ой-ой-ой?» [34, с.100].
2.2.7. Именная часть, выраженная устойчивыми сочетаниями
«При описании именной части нужно прежде всего отметить, что она
выражается как именными, так и другими категориями слов, обозначающих
пассивный признак, а также фразеологизмами с именной семантикой, хотя многие
из них имеют застывшую форму или ограниченное словоизменение» [17, с.297].
В тексте И.С. Тургенева нам встретилось 2 примера с устойчивыми
сочетаниями:
«Он начал появляться всюду, как только вышел в офицеры» [34, с.39].
«Он теперь в тузы вышел и пишет мне, что желает по-родственному
повидаться с нами и приглашает нас с тобой и с Аркадием в город» [34, с.61].
3. Роль составных именных сказуемых в характеристике героев романа
Анализ собранного языкового материала показывает, что составные
именные
сказуемые
активно
позволяют
действующим
лицам
романа
характеризовать друг друга, а И.С. Тургеневу очень лаконично, но точно
дополнять эти характеристики героев.
Очень ярко предстает Базаров в оценке окружающих. Так, по мнению
Аркадия, Базаров:
«Он (Базаров) так любезен, что согласился погостить у нас» [34, с.11].
«Он чудесный малый, такой простой – ты увидишь» [34, с.12].
«Что такое Базаров? – Аркадий усмехнулся. Он нигилист» [34, с.30].
«Строг же ты сегодня, Евгений Васильич» [34, с.56].
50
Павел Петрович выражает свое негативное отношение к Базарову в
следующих репликах:
«Павел Петрович взглянул на Аркадия, как бы желая сказать ему: «Учтив
твой друг, признаться» [34, с.6].
«Зато Павел Петрович всеми силами души своей возненавидел Базарова: он
считал его гордецом, нахалом, циником, плебеем» [34, с.57].
«Ненавижу этого лекаришку; по-моему, он просто шарлатан…» [34, с.59].
«И самолюбие какое противное, – перебил опять Павел Петрович» [34,
с.59].
«Нет, вы не русский после всего, что вы сейчас сказали!» [34, с.62].
«Ну да, да, вы обличители, – так, кажется, это называется» [34, с.63].
Николай Петрович оценивает Базарова положительно и говорит следующее:
«Приятель Аркаши, очень, по его словам, умный человек» [34, с.4].
«Ну, ты, я вижу, точно нигилист», – подумал Николай Петрович» [34,
с.6].
«Что ж? Может быть, Базаров и прав» [34, с.59].
«Базаров умен и знающ» [34, с.59].
«Да, – заметил Николай Петрович, – он самолюбив» [34, с.59].
«Со своей стороны, я очень рад, что вы занимаетесь естественными
науками» [34, с.36].
О Базарове говорят не только главные герои, но и второстепенные:
«Разве ты дохтур?» (мальчишки)
«Они (слуги) чувствовали, что он все-таки свой брат, не барин» [34, с.57].
«Один старик Прокофьич …называл его «живодером» и «прощелыгой» и
уверял, что он со своими бакенбардами – настоящая свинья в кусте» [34, с.58].
«Вы опасный господин: вы такой критик» (Кукшина) [34, с.85].
Свою оценку герои дают и Аркадию. Николай Петрович об Аркадии:
«Так вот как, наконец ты кандидат и домой приехал, – говорил Николай
Петрович, потрагивая Аркадия то по плечу, то по колену» [34, с.3].
51
Павел Петрович об Аркадии:
« Я нахожу, Аркадий стал развязнее. Я рад его возвращению» [34, с.23].
Базаров об Аркадии:
«Экой ты чудак! — небрежно перебил Базаров» [34, с.96].
Защищая своего дядю от нападок Базарова, Аркадий говорит
о Павле
Петровиче следующее:
«Да ведь ты не знаешь, – ответил Аркадий, – ведь он львом был в свое
время» [17, с.4].
«Ведь он красавцем был, голову кружил женщинам» [34, с.4].
«Пожалуй; только он, право, хороший человек» [34, с.4].
«Ты увидишь, что он не такой человек, каким ты его воображаешь» [34,
с.37].
«Он скорее сожаления достоин, чем насмешки» [34, с.37].
«Может быть, только у него сердце предоброе» [34, с.43].
«И он далеко не глуп» [34, с.43].
«Ну, словом, – продолжал Аркадий, – он глубоко несчастлив, поверь мне;
презирать его – грешно» [34, с.43].
О своем отце Аркадий говорит:
«Отец у меня золотой человек» [34, с.24].
«…Во всяком случае, сын отцу не судья, и в особенности я, и в особенности
такому отцу, который, как ты, никогда и ни в чем не стеснял моей свободы» [34,
с.28].
Из этого можно сделать вывод, что Аркадий испытывает теплые чувства по
отношению к своему отцу, а также выражает огромную благодарность.
Свою неприязнь к Павлу Петровичу Базаров выражает следующим
образом:
«А чудаковат у тебя дядя, – говорил Аркадию Базаров…» [34, с.4].
52
«Я все смотрел: этакие у него удивительные воротнички, точно каменные,
и подбородок так аккуратно выбрит. Аркадий, Николаич, ведь это смешно?»
[34, с.4].
«А я все-таки скажу, что человек, который всю свою жизнь поставил на
карту женской любви и когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того,
что ни на что не стал способен, этакий человек – не мужчина, не самец» [34,
с.43].
«Я уверен, что он не шутя воображает себя дельным человеком…»[34,
с.43].
К Николаю Петровичу Базаров относится весьма положительно, об этом он
говорит Аркадию:
«А отец у тебя славный малый» [34, с.4].
«Стихи он напрасно читает и в хозяйстве вряд ли смыслит, но он добряк»
[17, с.24].
«А он мне нравится, твой отец, ей-ей. Он молодец» [34, с.53].
Твой отец добрый малый, – промолвил Базаров, – но он человек отставной,
его песенка спета» [34, с.58].
«Ведь он не мальчик: пора бросить эту ерунду» [34, с.59].
«И охота же быть романтиком в нынешнее время!» [34, с.59].
Базаров о других героях:
«Какая хорошенькая!» (о Фенечке) [34, с.52].
«Одна только хорошенькая» (о Фенечке) [34, с.52].
«Какой ребенок чудесный! – продолжал Базаров» (о Мите) [34, с.54].
«А сами вы здоровы? Ну и прекрасно» (о Фенечке) [34, с.54].
«…А управляющий либо дурак, либо плут, я еще не разобрал хорошенько»
[34, с.56].
«Дрянь, аристократишко», – равнодушно заметил Базаров, который
встречался с ним в Петербурге» (о соседнем помещике) [34, с.61].
53
«Я сказал: «аристократишко», – проговорил Базаров, лениво отхлебывая
глоток чаю» (о соседнем помещике) [34, с.62].
«Они
у
меня
люди
хорошие,
особенно
отец:
презабавный»
(о
родителях)[34, с.75].
«Хорошенькая она? – перебил Базаров» (о Кукшиной)[34, с.80].
Стоит отметить отношение друг к другу второстепенных героев, таких как
Ситников и Кукшкина. В репликах обоих наблюдается некая симпатия,
положительная характеристика. Но в то же время автор оценивает героев,
раскрывает их сущность.
Стников о Кукшиной:
«Это замечательная натура, émancipée в истинном смысле слова,
передовая женщина» [34, с.81].
«Кукшина – человек чудный» [34, с.82].
«Ситников выскочил вслед за ними. — Ну что, ну что? — спрашивал он,
подобострастно забегая то справа, то слева, — ведь я говорил вам:
замечательная личность» [34, с.89].
«Вот
каких
бы
нам
женщин
побольше!
Она,
в
своем
роде,
высоконравственное явление» [34, с.89].
Кукшина о Ситникове:
«Сибарит, — промолвила Евдоксия и засмеялась» [34, с.84].
«Не правда ли, Базаров, он сибарит?» [34, с.84].
«Нет, я вижу, вы славянофил!» [34, с.88].
«Вы последователь Домостроя» [34, с.88].
«Victor, вы шалун» [34, с.89].
Обсуждая главную героиню романа – Одинцову персонажи говорят
следующее – Базаров:
«На остальных баб не похожа» [34, с.92].
«Ты говоришь, она холодна» [34, с.95].
54
«Герцогиня, владетельная особа. Ей бы только шлейф сзади носить да
корону на голове» [34, с.100].
«Потому что, сколько я могу судить, у вас нрав спокойный и холодный, а
для спора нужно увлечение» » (об Одинцовой) [34, с.104].
Аркадий:
«Хороша герцогиня, — возразил Аркадий, — с первого раза пригласила к
себе таких сильных аристократов, каковы мы с тобой» [34, с.104].
«А все-таки она прелесть, — промолвил Аркадий» [34, с.100].
«Одинцова очень мила — бесспорно, но она так холодно и строго себя
держит, что…» [34, с.94].
Кукшина об Одинцовой:
«Например, mon amie Одинцова — недурна» [34, с.87].
«К сожалению, она еще не довольно развита» [34, с.88].
Ситников об Одинцовой:
«Прелесть! прелесть! — запищал Ситников» [34, с.88].
«Я вас представлю. Умница, богачка, вдова» [34, с.88].
Герои дают оценку не только друг другу, но и себе. Базаров о себе говорит:
«Не волнуйся, проговорил Базаров, – народ мы тертый, в городах живали»
[34, с.53].
«Позвольте представиться, – начал он с вежливым поклоном, – Аркадию
Николаевичу приятель и человек смирный» [34, с.54].
«Я доктор» [34, с.54].
«Особенно я, будущий лекарь, и лекарский сын, и дьячковский внук… Ведь
ты знаешь, что я внук дьячка?..» [34, с.102].
«Какой я смирненький стал», — думал он про себя» [34, с.103].
Павел Петрович о себе:
«Я бы теперь был генерал-адъютантом» [34, с.61].
«Притом же мы с тобой отставные люди» [34, с.61].
55
«…Оказывается все это вздор, и тебе говорят, что путные люди этакими
пустяками больше не занимаются и что ты, мол, отсталый колпак» [34, с.36].
«Я был еще глуп и суетлив тогда, – отвечал Павел Петрович» [34, с.42].
Николай Петрович о себе:
«Я человек мягкий, слабый, век свой провел в глуши, – говаривал он…»[34,
с.45].
«…А они говорят, что песенка моя спета. Да что, брат, я сам начинаю
думать, что она точно спета» [34, с.60].
«Либо я глуп, либо это все – вздор. Должно быть, я глуп» [34, с.60].
Ситников о себе:
«Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать – его ученик»
[34, с.80].
«Я ему обязан моим перерождением» [34, с.80].
«Это не мешает мне быть либералом» [34, с.80].
Кукшина о себе:
«Я ведь тоже практическая» [34, с.81].
«Виктор, вы знаете, я на вас сердита» [34, с.82].
«Впрочем, я действительно помещица» [34, с.86].
«Слава Богу, я свободна, у меня нет детей…» [34, с.86].
Одинцова о себе:
«Предупреждаю вас, что я ужасная спорщица» [34, с.104].
«Я, во-первых, нетерпелива и настойчива» [34, с.105].
При помощи составного именного сказуемого И.С. Тургенев дает очень
яркие и колоритные характеристики действующим лицам романа. Например, о
Павле Петровиче он говорит так:
«Он с детства отличался замечательною красотой; к тому же он был
самоуверен, немного насмешлив и как-то забавно желчен - он не мог не
нравиться» [34, с.43].
56
«Женщины от него с ума сходили, мужчины называли его фатом
и
втайне завидовали ему» [34, с.37].
«На двадцать восьмом году от роду он уже был капитаном» [34, с.41].
«И те и другие считали его гордецом» [34, с.42].
«Дамы находили его очаровательным меланхоликом, но он не знался с
дамами» [34, с.43].
«Он не был рожден романтиком…» [34, с.75].
О Николае Петровиче говорит следующее:
«…Он переломил себе ногу в самый тот день, когда уже прибыло известие
об его определении, и, пролежав два месяца в постели, на всю жизнь остался
«хроменьким» [34, с.8].
«В 1835 году Николай Петрович вышел из университета кандидатом» [34,
с.9].
О Базарове:
«…Но он почел обязанностию скрыть свое чувство. Недаром же он был
нигилист!» [34, с.76].
О Кукшиной:
«Она, очевидно, сама себя считала за добродушное и простое существо»
[34, с.84].
Об Одинцовой:
«Одинцова была немного старше Аркадия, ей пошел двадцать девятый
год, но в ее присутствии он чувствовал себя школьником, студентиком, точно
разница лет между ними была гораздо значительнее» [34, с.94].
«Нос у ней был немного толст, как почти у всех русских, и цвет кожи не
был совершенно чист; и движения ее были особенно плавны и естественны в
одно и то же время» [34, с.93].
«Уходя, она обернулась, чтобы в последний раз улыбнуться и кивнуть
Аркадию. Он низко поклонился, посмотрел ей вслед (как строен показался ему ее
стан, облитый сероватым блеском черного шелка!)» [34, с.95].
57
«Она казалась еще моложе при свете весеннего солнца» [34, с.96].
Выводы
Изученный материал позволил прийти к следующим выводам: составное
именное
сказуемое
раздельным
как
выражением
подтип
непростого
вещественного
и
сказуемого
характеризуется
грамматического
Вещественное значение выражается основным именным компонентом.
значений.
58
Функцию выражения грамматических значений времени, лица, наклонения
несет связка вспомогательный компонент , которая вместе с тем служит способом
соединения сказуемого с подлежащим. Связка как вспомогательный компонент
составного именного сказуемого выражает грамматическое модально-временное
значение
сказуемого.
Поэтому она
представлена
спрягаемыми
формами
неполнозначного глагола.
Лексическое значение глагола-связки, заключенное в его основе, не
выражает никакого действия, а служит для передачи модальной оценки
отношения признака к субъекту. Отношения между признаком и субъектом могут
оцениваться как фактически существующие.
Все
связки
специализированные,
т.
е.
способны
сочетаться
с
разнообразными категориями слов, выступающих в роли именной части.
Именная часть составного именного сказуемого может быть представлена
разнообразными словоформами имен.
Именительный и творительный падежи имен являются универсальными
формами именной части. Выбор одной из падежных форм в составе сказуемого
определяется
многими
и
весьма
различными
факторами
значением
и
морфологическими особенностями связки, соотношением значений подлежащего
и сказуемого, взаиморасположением связки и именной части и т. п.
Имя существительное, выступающее в роли именной части составного
именного сказуемого может иметь форму именительного и творительного падежа.
В тексте романа эти формы могут употребляться как в сочетании с глаголомсвязкой быть в личных формах, так и с полузнаменательными глаголами,
выступающими в роли связки казаться, являться, становиться, делаться,
называться , считаться и другие.
Имя прилагательное может входить в составное именное сказуемое в
формах положительной и сравнительной степени, в полной и краткой форме.
В тексте произведения полное имя прилагательное в составном именном
сказуемом встречается в сочетании с формами прошедшего времени глагола быть
59
и полузнаменательных глаголов бывать, стать, сказаться, остаться, сделаться и
некоторые другие. Имя прилагательное в краткой форме употребляется в романе с
полузнаменательными глаголами с общим значением пребывания в состоянии и
переходе из одного состояния в другое бывать, делаться, становиться, казаться и
некоторые другие.
В качестве именной части также встретились причастия в полной форме и
краткой форме, местоимения, категория состояния, наречия, числительные и
междометия.
Заключение
Таким образом, И.С. Тургенев в своем тексте использует сказуемые с
различными типами связок. Нам встретились примеры с нулевой, отвлеченной,
полуотвлеченной и знаменательной связками.
Наиболее употребительной является нулевая связка -
363 примера, что
составляет 74,1 % от общего количества примеров. Конструкции с отвлеченной
60
связкой составляют 70 примеров – 14, 3 %. Отвлеченная связка используется в
прошедшем времени, единственном числе в мужском, женском, среднем родах, а
также во множественном числе. Встретился пример и с отвлеченной связкой в
настоящем времени.
Полуотвлеченные связки используются 47 раз (9,5 %). Наименее
употребительной оказалась знаменательная связка – 10 примеров (2 %).
В качестве именной части автор использует различные части речи. Имена
существительные употребляются 275 раз, а именно: в именительном падеже 233
примера (48 %), в творительном падеже – 36 примеров (7, 3 %), в родительном и
творительном падежах – по 3 примера (0,6 %).
Имена прилагательные используются в полной – 38 примеров (7,8 %) и
краткой формах – 118 примеров (24 %). В сравнительной – 7 примеров (14 %) и
превосходной степенях – 2 примера (0,4 %).
Причастия в полной форме встретились 4 раза (0,8 %) и краткой форме 16
раз (3,2 %).
Местоимения в качестве именной части выступают 14 раз (2,8 %).
Категория состояния встретилась 6 раз (1,2 %), наречия – 4 раза (0,8 %).
Наименее
употребительными
в
качестве
именной
части
оказались
что
наиболее
числительные и междометия – по 3 примера (0,6 %).
На
основе
употребительными
сказанного,
можно
компонентами
сделать
составного
вывод,
именного
сказуемого
в
анализируемом тексте являются нулевая связка и имена существительные.
Наименее
употребительными
–
знаменательная
связка,
числительные
и
междометия.
При помощи составных именных сказуемых действующие лица романа
дают друг другу характеристику, выражают свое отношение.
61
Список использованной литературы
1. Бабайцева В.В, Максимов Л.Ю. Современный русский язык. Ч. III. Синтаксис.
Пунктуация. − М.: Просвещение, 1981.
2. Бабайцева В. В. система членов предложения в современном русском языке. 2-е
изд, перераб.– М.: ФЛИНТА, Наука, 2011.
62
3. Бабайцева В.В. Русский язык: Теория: Учеб. для 5-9 кл. общеобразоват.
учреждений / В.В. Бабайцева. Л.Д. Чеснокова. – 17-е изд., перераб.– М.: Дрофа,
2008.
4. Бабайцева.В.В., Инфантова Г.Г., Николина Н.А., Чиркина И.П. Современный
русский язык: Теория. Анализ языковых единиц: В 3 ч.: Ч. 3. Синтаксис: Учебн.
для филолог. спец. высш. учебн. зав./ Под ред. Е.И. Дибровой. – 2-е изд., доп. и
перераб. – Ростов–на-Дону: Феникс, 1997.
5. Белошапкова В.А. Современный русский язык. Синтаксис. – М., 1977.
6. В. А. Белошапкова, Е. А. Брызгунова, Е. А. Земская и др.. Современный
русский язык: Учеб. для филол. спец. ун-тов. 2-е изд., испр. и доп.— М.: Высш.
шк.,1989.
7. Валгина Н.С. Современный русский язык. Синтаксис: Учебник. 4-е изд., испр. –
М.: Высшая школа, 2003.
8. Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове): Учебное
пособие для вузов/ Отв.ред Г.А.Золотова. – 3-е изд., испр. –М.: Высшая школа,
1986.
9. Вяткина С. В. Синтаксис современного русского языка. : учебник для студ.
высш. учеб. Заведений. М.: Академия, 2009.
10. Гвоздев А.Н. Современный русский литературный язык. Ч. II. Синтаксис:
Учебн. для студентов фак. рус.яз. и лит. пед. ин-тов. 2-е изд. − М.: Просвещение,
1961.
11. Грамматика русского языка. – Т.2. Синтаксис. Ч. 1. – М.: Изд-во АН СССР,
1960.
12. Грамматика современного русского литературного языка. – М.: Наука, 1970
13. Долин Ю.Т. К теории синтаксического нуля // РЯШ. – 1995. – № 2. – С.95-98.
63
14. Касаткин Л.Л. и др. Краткий справочник по современному русскому языку /
Л.Л. Касаткин, Е.В. Клобуков, П.А.Лекант / Под ред П.А.Леканта. – 2-е изд., испр.
и доп. – М.: Высшая школа, 1995.
15. Лекант П.А. Типы ии формы сказуемого в современном русском языке. Учеб.
пособие для студентов филолог. специальностей пед ин-тов. – М.: Высшая школа,
1976.
16. Лекант П.А. Синтаксис простого предложения в современном русском языке:
Учеб.пособие. 2-е изд., испр. – М.: Высшая школа, 1986.
17. Лекант П. А. Современный русский литературный язык. 2-е изд., испр. – М.:
Высшая школа, 1988.
18. Лекант П.А. Функции связок в русском языке //РЯШ.– 1995. – № 2
19. Опришко А.Я. Об одном способе разграничения простого глагольного
сказуемого быть и связки быть // РЯШ. – 1978. – № 5. С.98-99.
20. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – М., Учпедгиз,
1956.
21. Розенталь Д. Э. Современный русский язые. Ч 2. Синтаксис. 3-е изд., испр. –
М.: Высшая школа, 1979.
22. Руднев А.Г. Синтаксис современного русского языка. 2-е изд. − М.: Высшая
школа, 1968.
23. Русский язык. 8 класс: учеб.для общеобразоват. учреждений / [под ред. М. М.
Разумовской, П. А. Леканта].− 12-е изд. − М.: Дрофа, 2009.
24. Русский язык: Учеб. для 8 кл. общеобразоват. учреждений/ Л.А. Тростенцова,
Т.А. Ладыженская, А.Д. Дейкина, О.М. Александрова; науч. ред. Н.М. Шанский. –
М.: Просвещение, 2014.
64
25. Русский язык: Учебник для 8 кл. общеобразоват. учреждений / С.Г.
Бархударов, С.Е.Крючков, Л.Ю. Максимов, Л.А.Чешко. – 34-е изд. – М.:
Просвещение,2011.
26. Русская грамматика. – Т.2. Синтаксис. – М.: Наука, 1980.
27. Сергеева Ж.А. О некоторых приемах разграничения предложений со словом
быть в роли связки и в роли сказуемого // РЯШ. – 1971.– № 2.
28.
Скобликова
Е.С.
Современный
русский
язык.
Синтаксис
простого
предложения. – М.: Просвещение, 1979.
29. Современный русский язык. В 2-х ч. / Под ред. Д.Э.Розенталя , 3-е изд. –М.,
1979.– Ч.2.
30. Современный русский язык / Под ред. П.А. Леканта, 2-е изд. – М., 1988.
31. Современный русский язык. Ч.3. Синтаксис / В.В.Бабайцева, Л.Ю. Максимов,
2-е изд. – М., 1987.
32. Современный русский язык / Р.Н.Попов и др. – 2-е изд. – М., 1986.
33. Суханова М.С. Координация // Русский язык. Энциклопедия. – М.: Советская
энциклопедия, 1979. – С. 115-116.
34.Тургенев И.С. Отцы и дети: Рома. - СПБ.: «Лениздат», 2012.
35. Федоров А.К. Трудные вопросы синтаксиса. – М.: Просвещение, 1972.
36. Чернова Л.А. Составные именные члены предложения //РЯШ. – 2004. – № 1. –
С.78-81.
37. Чуглов В.И. О функциях и названиях составных сказуемых и их частей //
РЯШ. – 1999. – № 2. – С. 87-92.
65
38. Шрамм А.Н. Типы сказуемого в двусоставном предложении // РЯШ. – 1961. –
№ 2.
39. Юрченко В.С. Типы сказуемого // РЯШ. – 1973. –№ 4. – С. 79-83.
Приложение
1.
Зовут его Николаем Петровичем Кирсановым.
2.
…Но он переломил себе ногу в самый тот день, когда уже прибыло
известие об его определении, и, пролежав два месяца в постели, на всю жизнь
остался «хроменьким».
3.
Кстати, брат его о ту пору вышел офицером в гвардейский полк.
4.
В 1835 году Николай Петрович вышел из университета кандидатом,
66
5.
Он (Базаров) так любезен, что согласился погостить у нас.
6.
«Душевно рад», – начал он, – и благодарен за доброе намерение
посетить нас.
7.
Он чудесный малый, такой простой – ты увидишь.
8.
Он чудесный малый, такой простой – ты увидишь.
9.
Барин-то тебя как прозвал? Толстобородый и есть.
10.
В несколько минут лошади были заложены.
11.
«Так вот как, наконец ты кандидат и домой приехал», – говорил
Николай Петрович, потрагивая Аркадия то по плечу, то по колену.
12.
«А что дядя? здоров?» – спросил Аркадий.
13.
Здоров.
14.
Главный предмет его – естественные науки.
15.
«А! он по медицинскому факультету», – заметил Николай Петрович и
помолчал.
16.
Но тот даже не пошевельнулся: это был человек старого закала, не
разделявший новейших воззрений.
17.
Но ведь он – камердинер.
18.
Теперь у меня приказчик из мещан: кажется, дельный малый.
19.
Тебе известно.
20.
Он выше всего этого.
21.
Флигелек-то плох – вот беда.
22.
«Помилуй,
папаша», –
подхватил
Аркадий, –
«ты
как
будто
извиняешься; как тебе не совестно».
23.
«Конечно, мне должно быть совестно», – отвечал Николай Петрович,
все более и более краснея.
24.
Деньги были нужны.
25.
Это уж их дело.
26.
Места, по которым они проезжали, не могли назваться живописными.
27.
Как нарочно, мужички встречались все обтерханные.
67
28.
Преобразования необходимы .
29.
Весна брала свое.
30.
«Конечно», – промолвил Аркадий, – «но что за чудный день сегодня!»
31.
Я согласен с Пушкиным – помнишь, в Евгении Онегине.
32.
Это и было Марьино…
33.
Зато мы теперь голодны, как волки.
34.
«Кто сей?» – спросил Павел Петрович.
35.
Приятель Аркаши, очень, по его словам, умный человек.
36.
Аркадий стал развязнее.
37.
Я рад его возвращению.
38.
... но он ощущал небольшую неловкость, ту неловкость, которая
обыкновенно овладевает молодым человеком, когда он только что перестал быть
ребенком и …
39.
«А чудаковат у тебя дядя», – говорил Аркадию Базаров.
40.
Возвратился в место, где привыкли видеть … его ребенком.
41.
Возвратился в место, где привыкли считать его ребенком.
42.
«Да ведь ты не знаешь», – ответил Аркадий, – «ведь он львом был в
свое время».
43.
Ведь он красавцем был, голову кружил женщинам.
44.
…И подбородок так аккуратно выбрит.
45.
Аркадий Николаич, ведь это смешно?
46.
Пожалуй; только он, право, хороший человек.
47.
А отец у тебя славный малый .
48.
…Но он добряк.
49.
Отец у меня золотой человек.
50.
Разовьют в себе нервную систему до раздражения… ну, равновесие и
нарушено.
51.
«Эге! – подумал он, посмотрев кругом, – местечко-то неказисто».
68
52.
В пруде воды набралось очень мало, и колодцы оказались
солонковатого вкуса.
53.
Разве ты дохтур?
54.
Васька, слышь, барин говорит, что мы с тобой те же лягушки.
55.
Чудно!
56.
Между тем Николай Петрович тоже проснулся и отправился к
Аркадию, которого застал одетым.
57.
Федосья Николавна не совсем здоровы.
58.
«Извини, папаша, если мой вопрос тебе покажется неуместным», –
начал он.
59.
Притом, я уверен, сын отцу не судья.
60.
Сын отцу не судья.
61.
Он чувствовал себя великодушным.
62.
Федосья Николаевна, точно, сегодня не совсем здорова и придет
попозже.
63.
Он был прежде полковым доктором.
64.
«Ну, а сам господин Базаров, собственно, что такое?» – спросил он с
расстановкой.
65.
«Что такое Базаров?» – Аркадий усмехнулся.
66.
Он нигилист.
67.
« Он нигилист», – повторил Аркадий.
68.
Нигилист – это человек, который не склоняется ни перед какими
авторитетами, который не принимает ни одного принципа на веру.
69.
…Каким бы уважением ни был окружен этот принцип.
70.
«И что ж, это хорошо?» – перебил Павел Петрович.
71.
Иному от этого хорошо…
72.
…А иному очень дурно.
69
73.
Но вместо Дуняши на террасу вышла сама Фенечка. Это была молодая
женщина лет двадцати трех, вся беленькая и мягкая, с темными волосами и
глазами, с красными, детски-пухлявыми губками и нежными ручками.
74.
«Такой уж он Езоп», – сказал он между прочим.
75.
Всюду протестовал себя дурным человеком; поживет и с глупостью
отойдет».
76.
А вы не охотник?
77.
«Да, немцы в этом наши учители», – небрежно отвечал Базаров.
78.
« Вы столь высокого мнения о немцах?» – проговорил с изысканною
учтивостью Павел Петрович.
79.
Тамошние ученые дельный народ.
80.
Так, так. Ну, а об русских ученых вы, вероятно, не имеете столь
лестного понятия?
81.
Это очень похвальное самоотвержение, – произнес Павел Петрович.
82.
Павел Петрович взглянул на Аркадия, как бы желая сказать ему:
«Учтив твой друг, признаться».
83.
О русских немцах я уже не упоминаю: известно, что это за птицы.
84.
Еще прежние туда-сюда; тогда у них были – ну, там Шиллер, что ли,
Гётте.
85.
С своей стороны, я очень рад, что вы занимаетесь естественными
науками.
86.
«Ну, ты, я вижу, точно нигилист», – подумал Николай Петрович.
87.
…Оказывается, что все это вздор…
88.
…И тебе говорят, что путные люди этакими пустяками больше не
занимаются…
89.
…И что ты, мол, отсталый колпак.
90.
Что делать! Видно, молодежь, точно, умнее нас.
91.
Ты увидишь, что он не такой человек, каким ты его воображаешь.
92.
Он скорее сожаления достоин, чем насмешки.
70
93.
Надо быть справедливым, Евгений.
94.
Он с детства отличался замечательною красотой…
95.
…К тому же он был самоуверен…
96.
…Немного насмешлив (был) …
97.
…И как-то забавно желчен …(был)
98.
Он начал появляться всюду, как только вышел в офицеры.
99.
Мужчины называли его фатом .
100. На двадцать восьмом году от роду он уже был капитаном.
101. Она слыла за легкомысленную кокетку, с увлечением предавалась
всякого рода удовольствиям…
102. Она была удивительно сложена …
103. …Но красавицей ее никто бы не назвал..
104. И даже не самые глаза – они были невелики и серы..
105. И даже не самые глаза – они были невелики и серы…
106. «Что это? – спросила она, – сфинкс?»
107. « Да, – ответил он, – и этот сфинкс – вы».
108. «Знаете ли, что это очень лестно?» – прибавила она
109. Предчувствуя неизбежную разлуку, он хотел, по крайней мере,
остаться ее другом…
110. …Как будто дружба с такою женщиной была возможна…
111. ...Равнодушно поспорить в холостом обществе стало для него
потребностию…
112. Знак, как известно, плохой …
113. …Что крест – вот разгадка.
114. Различие в положении обоих братьев было слишком велико.
115. Это время было труднее для Павла Петровича, чем для всякого
другого.
116. «Я был еще глуп и суетлив тогда», – отвечал Павел Петрович.
117. «Я был еще глуп и суетлив тогда», – отвечал Павел Петрович.
71
118. И те и другие считали его гордецом.
119. Дамы находили его очаровательным меланхоликом.
120. «Известное дело: нервы», – перебил Базаров.
121. Может быть, только у него сердце предоброе.
122. И он далеко не глуп
123. « Ну, словом, – продолжал Аркадий, – он глубоко несчастлив, поверь
мне».
124. Презирать его – грешно.
125. …Что ни на что не стал способен…
126. …Этакой человек – не мужчина, не самец.
127. …Этакой человек – не мужчина, не самец.
128. …Что он несчастлив…
129. …Что он не шутя воображает себя дельным человеком.
130. Нет, брат, это все распущенность, пустота!
131. Нет, брат, это все распущенность, пустота!
132. Мы, физиологи, знаем, какие это отношения.
133. Это все романтизм, чепуха, гниль, художество.
134. Это все романтизм, чепуха, гниль, художество.
135. Это все романтизм, чепуха, гниль, художество.
136. Это все романтизм, чепуха, гниль, художество.
137. «Брат не довольно практичен, – рассуждал он сам с собою, – его
обманывают».
138. Николай Петрович, напротив, был высокого мнения о практичности
Павла Петровича …
139. «Я человек мягкий, слабый, век свой провел в глуши, – говаривал
он…
140. «Я человек мягкий, слабый, век свой провел в глуши, – говаривал
он…
141. «Это я», – проговорил Павел Петрович и отворил дверь.
72
142. … Да уж они (занавески) давно повешены.
143. Теперь у вас здесь очень хорошо.
144. « Вам здесь лучше, чем в прежнем флигельке?» – спросил Павел
Петрович вежливо, но без малейшей улыбки.
145. Конечно, лучше-с.
146. …И она стояла перед ним как вкопанная, слабо перебирая пальцами.
147. Небольшая, низенькая комнатка, в которой он находился, была очень
чиста и уютна.
148. Небольшая, низенькая комнатка, в которой он находился, была очень
чиста и уютна.
149. Они (стулья) были куплены еще покойником генералом в Польше, во
время похода.
150. «Экой бутуз», – снисходительно проговорил Павел Петрович и
пощекотал двойной подбородок Мити концом длинного ногтя на указательном
пальце.
151. «Это дядя», – промолвила Фенечка.
152. «Баловник», – проговорила Фенечка, не отодвигая лица от его пальцев
153. «Он похож на брата», – заметил Павел Петрович.
154. «Это дядя», – повторила она, уже шепотом.
155. «Славный у тебя мальчуган», – промолвил он.
156. Прелестно было выражение ее глаз…
157. «Уж не немка ли здесь хозяйка?» – пришло ему на мысль…
158. …Но хозяйкой оказалась русская, женщина лет пятидесяти, опрятно
одетая, с благообразным умным лицом и степенною речью.
159. Выбор Николая Петровича оказался удачным.
160. …Но она была так молода, так одинока…
161. …Но она была так молода, так одинока…
162. Николай Петрович был сам такой добрый и скромный…
163. Николай Петрович был сам такой добрый и скромный…
73
164. Ну, это хорошо. Дай-ка мне покачать Митю.
165. Он остался неподвижен, почти с отчаянием глядя в потолок.
166.
…Потому что акация да сирень – ребята добрые, ухода не требуют.
167. « Кто это?» – спросил его Базаров, как только они прошли мимо.
168. Какая хорошенькая!
169.
Известно о ком: одна только хорошенькая.
170. …Одна только хорошенькая.
171. Аркадий, не без замешательства, объяснил ему в коротких словах, кто
была Фенечка.
172. Он (отец) молодец.
173. «Он молодец,- проговорил Базаров, – народ мы тертый».
174.
«Позвольте представиться, – начал он с вежливым поклоном, –
Аркадию Николаевичу приятель и человек смирный».
175. «Позвольте представиться, – начал он с вежливым поклоном, –
Аркадию Николаевичу приятель и человек смирный».
176. « Какой ребенок чудесный!» – продолжал Базаров.
177. Что это у него щеки такие красные?
178. … Я доктор.
179. Ничего, все в порядке: зубастый будет.
180. А сами вы здоровы?
181. Здорова, слава богу.
182.
Ну и прекрасно.
183. « Как, бишь, ее зовут?» – спросил Базаров.
184. «Фенечкой… Федосьей», – ответил Аркадий.
185. Она мать – ну и права.
186. Она мать – ну и права.
187. «Она-то права», – заметил Аркадий…
188. … «И он прав», – перебил Базаров
189. Я не с этой точки зрения почитаю отца неправым…
74
190. «Эге-ге! –
спокойно
проговорил
Базаров. –
Вот
мы
какие
великодушные!»
191. Скот плохой…
192. …И лошади разбитые…
193. …И работники смотрят отъявленными ленивцами…
194. …А управляющий либо дурак, либо плут.
195. …А управляющий либо дурак, либо плут.
196.
Строг же ты сегодня, Евгений Васильич.
197. «Я начинаю соглашаться
с дядей, –
заметил Аркадий, –
ты
решительно дурного мнения о русских».
198. Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного
мнения.
199. …Что он сам о себе прескверного мнения.
200. Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки.
201. Важно то, что дважды два четыре ...
202. Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки.
203. «И природа пустяки?» – проговорил Аркадий.
204. И природа пустяки в том значении, в каком ты ее понимаешь.
205. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.
206. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.
207. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.
208. «Это что?» – произнес с изумлением Базаров.
209. Это отец.
210. Зато Павел Петрович всеми силами души своей возненавидел
Базарова: он считал его гордецом, нахалом, циником, плебеем.
211. Зато Павел Петрович всеми силами души своей возненавидел
Базарова: он считал его гордецом, нахалом, циником, плебеем.
212. Зато Павел Петрович всеми силами души своей возненавидел
Базарова: он считал его гордецом, нахалом, циником, плебеем.
75
213. Зато Павел Петрович всеми силами души своей возненавидел
Базарова: он считал его гордецом, нахалом, циником, плебеем.
214. Они чувствовали, что он все-таки свой брат, не барин.
215. Они чувствовали, что он все-таки свой брат, не барин.
216. Один
старик
Прокофьич
…называл
его
«живодером»
и
старик
Прокофьич
…называл
его
«живодером»
и
«прощелыгой»…
217. Один
«прощелыгой»…
218. …И уверял, что он с своими бакенбардами – настоящая свинья в
кусте.
219. Прокофьич, по-своему, был аристократ не хуже Павла Петровича.
220. Погода стояла прекрасная…
221. …И Аркадий обыкновенно оставался побежденным.
222. «Твой отец добрый малый, – промолвил Базаров, – но он человек
отставной, его песенка спета».
223. «Твой отец добрый малый, – промолвил Базаров, – но он человек
отставной, его песенка спета».
224. «Твой отец добрый малый, – промолвил Базаров, – но он человек
отставной, его песенка спета»
225. Ведь он не мальчик…
226. И охота же быть романтиком в нынешнее время!
227. – Вот как мы с тобой, – говорил в тот же день, после обеда Николай
Петрович своему брату, сидя у него в кабинете: – в отставные люди попали.
228. …Песенка наша спета.
229. Что ж? Может быть, Базаров и прав…
230. …Но мне, признаюсь, одно больно: …
231. …По-моему, он просто шарлатан.
232. Я уверен, что со всеми своими лягушками он и в физике недалеко
ушел.
76
233. Я уверен, что со всеми своими лягушками он и в физике недалеко
ушел.
234. Базаров умен и знающ.
235. Базаров умен и знающ.
236. «И самолюбие какое противное», – перебил опять Павел Петрович.
237. « Да, – заметил Николай Петрович, – он самолюбив».
238. …А они говорят, что песенка моя спета.
239. Да что, брат, я сам начинаю думать, что она точно спета.
240.
Либо я глуп, либо это все – вздор.
241.
Либо я глуп, либо это все – вздор.
242. Должно быть, я глуп.
243. Он теперь в тузы вышел.
244. Mathieu хочет показаться нам во всей своей славе; черт с ним!
245. И велика важность, тайный советник!
246. Я бы теперь был генерал-адъютантом.
247. Притом же мы с тобой отставные люди.
248. «Да, брат; видно, пора гроб заказывать и ручки складывать крестом на
груди, – заметил со вздохом Николай Петрович».
249. А в тот вечер он (Базаров) чувствовал себя не в духе….
250. «Дрянь, аристократишко», – равнодушно заметил Базаров, который
встречался с ним в Петербурге.
251. «Дрянь, аристократишко», – равнодушно заметил Базаров, который
встречался с ним в Петербурге.
252. « Я
сказал:
«аристократишко», –
проговорил
Базаров,
отхлебывая глоток чаю.
253. …Мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи
254. Мы, мол, коренные русаки ,и в то же время мы вельможи.
255. …А в аристократе эти чувства развиты.
256. Личность, милостивый государь, – вот главное.
лениво
77
257. Человеческая личность должна быть крепка, как скала.
258. Я очень хорошо знаю, например, что вы изволите находить смешными
мои привычки, мой туалет, мою опрятность…
259. …Аристократизм – принсип,
260. …Когда вы голодны.
261.
«Мы признаём полезным», – промолвил Базаров.
262. В теперешнее время полезнее всего отрицание – мы отрицаем.
263.
В этом вы правы.
264. А если я прав…
265. Да притом – он русский…
266. А разве я сам не русский?
267. Нет, вы не русский после всего, что вы сейчас сказали!
268. Вы порицаете мое направление, а кто вам сказал, что оно во мне
случайно, что оно не вызвано тем самым народным духом…
269.
Как же! Очень нужны нигилисты!
270. Нужны ли они или нет – не нам решать.
271. Ведь и вы считаете себя не бесполезным.
272.
Вы, может быть, думаете, что ваше учение новость?
273. Материализм, который вы проповедуете, был уже не раз в ходу и
всегда оказывался несостоятельным…
274. Материализм, который вы проповедуете, был уже не раз в ходу и
всегда оказывался несостоятельным…
275. Он начинал злиться, и лицо его приняло какой-то медный и грубый
цвет.
276. Он начинал злиться, и лицо его приняло какой-то медный и грубый
цвет.
277. – Во-первых, мы ничего не проповедуем; это не в наших привычках…
278. – Ну да, да, вы обличители, – так, кажется, это называется.
78
279. – А потом мы догадались, что болтать, все только болтать о наших
язвах не стоит труда.
280. И это называется нигилизмом?
281. « И это называется нигилизмом», – повторил опять Базаров.
282. И вы, вы наши избавители и герои.
283. И вы, вы наши избавители и герои .
284. «Чем другим, а этим грехом не грешны», – произнес сквозь зубы
Базаров.
285. «Мы ломаем, потому что мы сила», – заметил Аркадий.
286. Нам дорога цивилизация…
287. Да-с, да-с, милостивый государь; нам дороги ее плоды.
288. И не говорите мне, что эти плоды ничтожны.
289. …и те полезнее вас, потому что они представители цивилизации, а не
грубой монгольской силы!
290. …Потому что они представители цивилизации, а не грубой
монгольской силы!
291. …Потому что они представители цивилизации, а не грубой
монгольской силы!
292. Вы воображаете себя передовыми людьми.
293. Рафаэля считают чуть не дураком, потому что это, мол, авторитет.
294. Рафаэля считают чуть не дураком, потому что это, мол, авторитет.
295. …А сами бессильны и бесплодны до гадости.
296. …А сами бессильны и бесплодны до гадости.
297. И написана-то девушка прескверно.
298. По-вашему, они молодцы, не правда ли?
299. …Да и они не лучше его.
300. А теперь им стоит сказать: все на свете вздор! – и дело в шляпе.
301. И в самом деле, прежде они просто были болваны, а теперь они вдруг
стали нигилисты.
79
302. И в самом деле, прежде они просто были болваны ,а теперь они вдруг
стали нигилисты.
303. Вот они – наши наследники!
304. …И наши наследники могут сказать нам: вы, мол, не нашего
поколения, глотайте пилюлю
305. «Ты уже чересчур благодушен и скромен», – возразил Павел
Петрович.
306. «Ты уже чересчур благодушен и скромен», – возразил Павел
Петрович.
307. Я, напротив, уверен, что мы с тобой гораздо правее этих господчиков,
хотя выражаемся, может быть, несколько устарелым языком…
308. Я, напротив, уверен, что мы с тобой гораздо правее этих господчиков,
хотя выражаемся, может быть, несколько устарелым языком…
309. Он предчувствовал, что с каждым днем оно (разъединение с сыном)
будет становиться все больше и больше.
310. «Брат говорит, что мы правы,- думал он.
311. Мне самому кажется, что они дальше от истины, нежели мы.
312. Он(мужичок) весь был ясно виден, весь до заплаты на плече, даром
что ехал в тени.
313. Они (стволы осин) становились похожи на стволы сосен.
314. Представилась ему опять покойница жена, но не такою, какою он ее
знал в течение многих лет, не домовитою, доброю хозяйкою, а молодою девушкой
с тонким станом, невинно-пытливым взглядом и туго закрученною косой над
детскою шейкой.
315. Он был тогда еще студентом.
316. Она стала его женой.
317. Он был счастлив, как немногие на земле.
318. Ему не стало ни больно, ни совестно…
319. Ему не стало ни больно, ни совестно…
80
320. Ты бледен, как привиденье; ты нездоров?
321. Ты бледен, как привиденье; ты нездоров ?
322. Он не был рожден романтиком.
323.
Они у меня люди хорошие, особенно отец: презабавный.
324. Они у меня люди хорошие, особенно отец: презабавный.
325. Я же у них один.
326. Он...но почел обязанностию скрыть свое чувство.
327. Недаром же он был нигилист!
328. Министерство в Петербурге нашло необходимым послать доверенное
лицо с поручением разобрать все на месте.
329. Он был тоже из «молодых», то есть ему недавно минуло сорок лет.
330. Одна (звезда – награда), правда, была иностранная, из плохоньких.
331. … Он считался прогрессистом ….
332. Он имел о себе самое высокое мнение.
333. В важных случаях он умел, однако, как говорится, задать пыли.
334. «Энергия необходима», – говаривал он тогда.
335. …А со всем тем он обыкновенно оставался в дураках…
336. …И всякий несколько опытный чиновник садился на него верхом.
337. Все подобные слова были ему хорошо известны…
338. …Только приемы у него были другие, более современные.
339.
…Только приемы у него были другие, более современные.
340. Он был ловкий придворный, большой хитрец.
341. Он был ловкий придворный, большой хитрец…
342. …А ведь это главное.
343. «Чудак был твой папа всегда», – заметил он, побрасывая кистями
своего великолепного бархатного шлафрока.
344. Способы, к которым они прибегают для достижения этой цели,
довольно разнообразны.
345.
Что такое пятница? какая пятница?
81
346. Матвей Ильич все-таки был сановник, хоть и считался либералом.
347. Матвей Ильич все-таки был сановник, хоть и считался либералом.
348. «Я советую тебе, друг мой, съездить с визитом к губернатору, – сказал
он Аркадию, – ты понимаешь, я тебе это советую не потому, чтоб я
придерживался старинных понятий о необходимости ездить к властям на
поклон».
349. …А просто потому, что губернатор порядочный человек.
350. …Ведь ты не медведь, надеюсь?
351. Опять-таки я это говорю не в силу старинных понятий; я вовсе не
полагаю, что ум должен находиться в ногах, но байронизм смешон…
352. «Я познакомлю тебя с здешними барынями, я беру тебя под свое
крылышко, – перебил Матвей Ильич и самодовольно засмеялся. – Тебе тепло
будет, а?»
353. « Ситников, Кирсанов», – проворчал, не останавливаясь, Базаров.
354. «Ситников, Кирсанов», – проворчал, не останавливаясь, Базаров.
355. «Мне очень лестно», – начал Ситников…
356. Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать – его
ученик.
357. Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать – его
ученик.
358. Я ему обязан моим перерождением…
359. …И для которой ваше посещение будет настоящим праздником.
360. «Кто такая?» – произнес нехотя Базаров.
361. Кукшина, Eudoxie, Евдоксия Кукшина. Это замечательная натура,
émancipée в истинном смысле слова, передовая женщина.
362. Это замечательная натура, émancipée в истинном смысле слова,
передовая женщина.
363. Ну и прекрасно.
364. «Хорошенькая она?» – перебил Базаров.
82
365. Сейчас виден практический человек.
366. Кстати, ваш батюшка все по откупам?
367. Кукшина – человек чудный.
368. Известно, что наши губернские города горят через каждые пять лет.
369. «Я не один», — промолвил Ситников, лихо скидывая свою венгерку.
370. « Базаров, Кирсанов», — проговорил он отрывисто, в подражание
Базарову.
371. «Базаров, Кирсанов», — проговорил он отрывисто, в подражание
Базарову.
372. Невольно хотелось спросить у ней: «Что ты, голодна?»
373. И у ней, как у Ситникова, вечно скребло на душе.
374. Она, очевидно, сама себя считала за добродушное и простое существо.
375. Она, очевидно, сама себя считала за добродушное и простое существо.
376. Мы голодны ужасно.
377. «Сибарит», — промолвила Евдоксия и засмеялась.
378. Не правда ли, Базаров, он сибарит?
379. Это не мешает мне быть либералом.
380. Я уверена, вы разделяете мое мнение.
381. «Ну нет, — возразил Базаров, — кусок мяса лучше куска хлеба даже с
химической точки зрения»
382.
А вы занимаетесь химией? Это моя страсть.
383. Я ведь тоже практическая.
384. Но все это еще не готово.
385. Чем ваш приятель занимается?
386. Как его зовут?
387. «Меня зовут Аркадий Николаич Кирсанов, — проговорил Аркадий, —
и я ничем не занимаюсь».
388.
Вот это мило!
389. Виктор, вы знаете, я на вас сердита.
83
390.
Вы, говорят, опять стали хвалить Жорж Санда. Отсталая женщина и
больше ничего!
391. Она, я уверена, и не слыхивала об эмбриологии, а в наше время — как
вы хотите без этого?
392. Написал Елисевич! Это гениальный господин!
393.
Вы опасный господин.
394. Вы такой критик.
395. Мне смешно, я говорю, как какая-нибудь степная помещица.
396. Впрочем, я действительно помещица.
397. Я сама имением управляю, и, представьте, у меня староста Ерофей —
удивительный
тип,
точно
Патфайндер
Купера:
что-то
такое
в
нем
непосредственное!
398. «Город как город», — хладнокровно заметил Базаров.
399. Все такие мелкие интересы, вот что ужасно!
400. Да и Москва теперь... уж я не знаю — тоже уж не то.
401. Слава Богу, я свободна, у меня нет детей...
402. «Есть, — отвечала Евдоксия, — да все они такие пустые».
403. Например, mon amie Одинцова — недурна.
404. Жаль, что репутация у ней какая-то...
405. Я об этом уже думала; наши женщины очень дурно воспитаны.
406. Возможность презирать и выражать свое презрение было самым
приятным ощущением для Ситникова.
407. … Ему предстояло, несколько месяцев спустя, пресмыкаться перед
своей женой потому только, что она была урожденная княжна Дурдолеосова.
408. Нет, я вижу, вы славянофил!
409.
Нет, я не славянофил, хотя, конечно...
410.
Нет, нет, нет! Вы славянофил.
411. Вы последователь Домостроя.
412. «Плетка дело доброе», — заметил Базаров.
84
413. Не могу слышать равнодушно, когда нападают на женщин, —
продолжала Евдоксия. — Это ужасно, ужасно.
414.
Вместо того чтобы нападать на них, прочтите лучше книгу Мишле De
l'amour.
415. Это чудо!
416. Кто эта барыня?
417. «Прелесть! прелесть!», — запищал Ситников.
418. Я вас представлю. Умница, богачка, вдова.
419. Я вас представлю. Умница, богачка, вдова.
420. Я вас представлю. Умница, богачка, вдова.
421. К сожалению, она еще не довольно развита.
422. — Victor, вы шалун.
423. Много толковали они о том, что такое брак — предрассудок или
преступление, и какие родятся люди — одинаковые или нет?
424.
Много толковали они о том, что такое брак — предрассудок или
преступление…
425. …И в чем собственно состоит индивидуальность?
426. Аркадий не вытерпел наконец. «Господа, уж это что-то на бедлам
похоже стало», — заметил он вслух.
427. Ситников выскочил вслед за ними. — Ну что, ну что? — спрашивал
он, подобострастно забегая то справа, то слева, — ведь я говорил вам:
замечательная личность.
428. Вот каких бы нам женщин побольше! Она, в своем роде,
высоконравственное явление.
429. «А это заведение твоего отца тоже нравственное явление?», —
промолвил Базаров, ткнув пальцем на кабак, мимо которого они в это мгновение
проходили. Ситников опять засмеялся с визгом.
430. Он очень стыдился своего происхождения и не знал, чувствовать ли
ему себя польщенным или обиженным от неожиданного тыканья Базарова.
85
431. Он очень стыдился своего происхождения и не знал, чувствовать ли
ему себя польщенным или обиженным от неожиданного тыканья Базарова.
432. Матвей Ильич был настоящим «героем праздника».
433. «Вы с ней знакомы?» — спросил Аркадий Ситникова.
434. «Это что за фигура?» — проговорил он.
435.
На остальных баб не похожа.
436. Однако лицо ее приняло радушное выражение, когда она услышала
фамилию Аркадия.
437. Она спросила его, не сын ли он Николая Петровича?
438. Или я вам кажусь слишком стара?
439. Одинцова была немного старше Аркадия, ей пошел двадцать девятый
год.
440. Но в ее присутствии он чувствовал себя школьником, студентиком,
точно разница лет между ними была гораздо значительнее.
441. Но в ее присутствии он чувствовал себя школьником, студентиком,
точно разница лет между ними была гораздо значительнее.
442. Но в ее присутствии он чувствовал себя школьником, студентиком,
точно разница лет между ними была гораздо значительнее.
443. Нос у ней был немного толст, как почти у всех русских, и цвет кожи
не был совершенно чист.
444.
Нос у ней был немного толст, как почти у всех русских, и цвет кожи
не был совершенно чист.
445. …И движения ее были особенно плавны и естественны в одно и то же
время.
446.
…И движения ее были особенно плавны и естественны в одно и то же
время.
447. Это некто Базаров, мой приятель.
448. Правда, он в течение всего этого времени постоянно чувствовал, как
будто она к нему снисходила, как будто ему следовало быть ей благодарным…
86
449. Губернатор подошел к Одинцовой, объявил, что ужин готов, и с
озабоченным лицом подал ей руку.
450. Уходя, она обернулась, чтобы в последний раз улыбнуться и кивнуть
Аркадию. Он низко поклонился, посмотрел ей вслед (как строен показался ему ее
стан, облитый сероватым блеском черного шелка!)
451. Мне сейчас сказывал один барин, что эта госпожа — ой-ой-ой; да
барин-то, кажется, дурак.
452. Мне сейчас сказывал один барин, что эта госпожа — ой-ой-ой; да
барин-то, кажется, дурак.
453.
Ну, а по-твоему, что она, точно — ой-ой-ой?
454. Одинцова очень мила — бесспорно.
455. Она так холодно и строго себя держит, что... — В тихом омуте... ты
знаешь! — подхватил Базаров.
456.
Она так холодно и строго себя держит, что... — В тихом омуте... ты
знаешь! — подхватил Базаров.
457.
Ты говоришь, она холодна.
458. Вези меня. Кто бы она ни была — просто ли губернская львица, или
«эманципе» вроде Кукшиной, только у ней такие плечи, каких я не видывал
давно.
459. Ее самолюбие было глубоко уязвлено тем, что ни тот, ни другой не
обратил на нее внимания.
460. «Экой ты чудак!» — небрежно перебил Базаров.
461.
Она странно вышла замуж .
462. Я городским толкам не верю; но люблю думать, как говорит наш
образованный губернатор, что они справедливы.
463. Она казалась еще моложе при свете весеннего солнца.
464. Между тем как Одинцова оставалась совершенно спокойною, повчерашнему.
465. Базаров сам почувствовал, что сконфузился, и ему стало досадно.
87
466. Положение Анны после смерти отца было очень тяжело.
467. Ее случайно увидел некто Одинцов, очень богатый человек лет сорока
шести, чудак, ипохондрик, пухлый, тяжелый и кислый, впрочем, не глупый и не
злой; влюбился в нее и предложил ей руку.
468. Она согласилась быть его женой, — а он пожил с ней лет шесть и,
умирая, упрочил за ней все свое состояние.
469. Характер у нее был свободный и довольно решительный.
470. Характер у нее был свободный и довольно решительный.
471. «Ну? — говорил он ему на улице, — ты все того же мнения, что она
— ой-ой-ой? — А кто ее знает! Вишь, как она себя заморозила!» — возразил
Базаров.
472. Помолчав немного, прибавил: — помолчав немного, прибавил: —
Герцогиня, владетельная особа. Ей бы только шлейф сзади носить да корону на
голове.
473. Помолчав немного, прибавил: — Герцогиня, владетельная особа. Ей
бы только шлейф сзади носить да корону на голове.
474. «А все-таки она прелесть», — промолвил Аркадий.
475. Особенно
замечателен
своими
округленными
контурами
был
распростертый на первом плане смуглый воин в шишаке.
476. Господский дом был построен в одном стиле с церковью, в том стиле,
который известен у нас под именем Александровского.
477. Дом этот был также выкрашен желтою краской, и крышу имел
зеленую, и белые колонны, и фронтон с гербом.
478. В доме видимо царствовал порядок: все было чисто,
479. Хороша герцогиня, — возразил Аркадий, — с первого раза
пригласила к себе таких сильных аристократов, каковы мы с тобой.
480.
Хороша герцогиня, — возразил Аркадий, — с первого раза
пригласила к себе таких сильных аристократов, каковы мы с тобой.
88
481. Особенно я, будущий лекарь, и лекарский сын, и дьячковский внук…
Ведь ты знаешь, что я внук дьячка?..
482. «Благодарствуйте, что сдержали слово, — начала она, — погостите у
меня: здесь, право, недурно».
483.
«Какой я смирненький стал», — думал он про себя.
484. Все в ней было еще молодо-зелено: и голос, и пушок на всем лице, и
розовые руки с беловатыми кружками на ладонях, и чуть-чуть сжатые плечи…
485. Предупреждаю вас, что я ужасная спорщица.
486. Потому что, сколько я могу судить, у вас нрав спокойный и холодный,
а для спора нужно увлечение.
487. …А для спора нужно увлечение.
488. Я, во-первых, нетерпелива и настойчива.
489.
Я, во-первых, нетерпелива и настойчива.
490. Вам, мсье Базаров, это все равно.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа