close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Жидковоа Виктория Владимировна. Треугольник Рим-Берлин-Токио в нацистской внешней политике

код для вставки
4
АННОТАЦИЯ
выпускной квалификационной работы
«Треугольник Рим-Берлин-Токио в нацистской внешней политике»,
выполненной Жидковой В.В.
на кафедре всеобщей истории и регионоведения ФГБОУ ВО «Орловский
государственный университет имени И.С. Тургенева» по специальности:
44.03.05 Педагогическое образование
направленность (профиль) История и Обществознание
Исследование посвящено проблеме нацистской внешней политики в
отношении треугольника Рим-Берлин-Токио. Работа состоит из 92 страниц. Цель
работы – изучение треугольника Рим-Берлин-Токио как важнейшего направления
нацистской внешней политики.
Методологической основой работы служат метод системного анализа,
аналитический
и сравнительно-исторический
методы, которые позволили
подойти к предмету исследования как к комплексу проблем, составляющих
единое целое, выявить наиболее характерные особенности каждого этапа
развития нацистской внешней политики в отношении треугольника Рим-БерлинТокио, установить их логическую взаимосвязь и взаимозависимость.
Первая
глава
работы
посвящена
складыванию
представлений
о
перспективных союзниках нацистской внешней политике в период с 1920 по 1936
гг. Вторая глава раскрывает немецкой политике по созданию «оси Рим-Берлин» и
подписанию Антикоминтерновского пакта. В третьей главе рассказывается об
эволюции отношений внутри блока агрессивных держав в 1938-1939 гг. Четвертая
глава позволяет изучить политику нацистской Германии в период оформления
военно-политического союза трех держав.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что материалы
работы можно использовать для проведения дальнейших исследований проблем
5
внешнеполитической деятельности нацистской Германии, эволюции отношений
военно-политического блока.
Практическая значимость работы состоит в возможности использования
материалов данного исследования для преподавания исторических дисциплин,
при подготовке учебных пособий, а также лекций и семинаров по новейшей
истории стран Запада.
Ключевые слова: Германия, Гитлер, внешняя политика, «ось Рим-Берлин»,
треугольник Рим-Берлин-Токио, Антикоминтерновский пакт, Стальной пакт,
Тройственный пакт.
6
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………………..7
ГЛАВА 1. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПЕРСПЕКТИВНЫХ СОЮЗНИКАХ В
НАЦИСТСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ В 1920-1936 ГГ………………………..18
ГЛАВА 2. СОЗДАНИЕ «ОСИ БЕРЛИН-РИМ» И АНТИКОМИНТЕРНОВСКОГО
ПАКТА
КАК
ГЛАВНЫЙ
УСПЕХ
НАЦИСТСКОЙ
ВНЕШНЕЙ
ПОЛИТИКИ…………………………………………………………………………...37
ГЛАВА 3. ЭВОЛЮЦИЯ ОТНОШЕНИЙ ВНУТРИ БЛОКА АГРЕССИВНЫХ
ДЕРЖАВ В 1938-1939 ГГ…………………………………………………………….54
ГЛАВА 4. ГЕРМАНИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ ТРОЙСТВЕННОГО ПАКТА…...70
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………………..81
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………….87
7
ВВЕДЕНИЕ
Главная человеческая трагедия в памяти большинства стран мира – это
Вторая мировая война. Она стала результатом неудачно оформленных итогов
Первой мировой войны, в результате которых появились державы, целью которых
стала ревизия системы международных отношений.
В условиях нарастания противоречий в империалистской системе,
вызванных мировым экономическим кризисом, в 1933 г. в Германии установилась
национал-социалистическая диктатура, которая стремилась к реваншу за
поражение и унижение Версаля. Но для осуществления своих намерений Гитлеру
нужны были союзники. Поэтому по инициативе немцев в 30-е гг. начался процесс
объединения ревизионистских государств – нацистской Германии, фашистской
Италии и милитаристской Японии, которые были не довольны своим положением
и стремились к созданию нового мирового порядка. События, которые
происходили в межвоенное время, показали нестабильность существующей
Версальско-Вашингтонской
системы
и
неудачу
попыток
регулирования
международных отношений.
Совпадение планов нацистской Германии с целями Италии и Японии
способствовали образованию «треугольника мировой политики Рим-БерлинТокио». Оформление блока агрессоров, взаимоотношения внутри него, его
идеологический
компонент
представляют
собой
одну
из
существенных
составляющих частей предыстории Второй мировой войны.
Актуальность данной работы заключается, прежде всего, в том, что
внешняя политика Адольфа Гитлера является, пожалуй, одной из наиболее
интересных исторических проблем ХХ в. Внешнеполитические цели и
деятельность нацистской Германии привели к развязыванию глобального
мирового конфликта и к изменению системы международных отношений, правда
совсем не так как планировали нацисты. Так что историки до сих пор спорят по
многим вопросам эволюции нацистской внешней политики, именно этот сюжет
является
одним
из
наиболее
востребованных
альтернативной
историей.
Дополнительный интерес вызван тем, что данные отношения являются, как это
8
уже упоминалось, примером идеологического союза, и вопрос об особых
отношениях между нацистской Германией и фашистской Италией, а также
проблема причисления Японии к числу фашистских государств, родственных не
только духом, но и общей идеей и внешнеполитической миссией все еще требует
настоятельного внимания.
Таким образом, понимание исторических явлений, событий и их причинноследственных связей в период между мировыми воинами имеет большую
научную значимость. Оно подталкивает и к размышлениям о том, что нарастание
кризисных
ситуаций
в
международных
отношениях
должно
усиливать
предсказуемость и управляемость международных процессов, сотрудничество и
готовность к компромиссу ведущих мировых держав, иначе повторение истории
станет возможным.
Объектом исследования является история нацистской Германии.
Предметом исследования – политика нацистской Германии по созданию и
укреплению треугольника Рим-Берлин-Токио.
Хронологические рамки исследования охватывают период с 20-х гг. XX
века, то есть с момента формирования внешнеполитической доктрины НСДАП, и
до 1940 г., заключения военно-политического союза Германии, Италии и Японии
– Тройственного пакта.
Историография. К теме создания и развития треугольника Рим-БерлинТокио обращались многие специалисты, на данный момент изучены многие
аспекты проблемы, однако комплексное рассмотрение немецких усилий по
созданию военно-политического союза трех держав пока отсутствует.
Для написания работы использовались исследования зарубежных и
отечественных авторов. Изученные работы стоит разделить на четыре группы: в
первую группу входят работы, посвященные истории Германии и феномену
социал-национализма и фашизма в целом; во вторую – работы, рассматривающие
международные отношения в описываемый период; третья группа представлена
работами, изучающие итало-германские и японо-германские отношения в
9
контексте образования треугольника Рим-Берлин-Токио; четвертую группу
составляют биографические работы.
К первой группе следует отнести работы отечественных и зарубежных
исследователей Пленкова О.Ю.1, Бонвеча Б.2, Бросцата М.3, Нольте Э.4, а так же
Фрая Н.5 В этих трудах изучается история нацистской Германии, благодаря чему
можно создать полный образ истории страны в период нахождения нацистов у
власти, а также ознакомиться с внешними и внутренними процессами в
государстве в интересующий период.
В двухтомном труде американского журналиста У. Ширера «Взлет и
падение
Третьего
рейха»6
рассматриваются
этапы
развития
немецкого
государства. Автор описывает все события, которые связаны с кровавой историей
германского фашизма, начиная с образования нацистской партии и заканчивая
падением державы. Также большое внимание уделялось и вопросу разработки
стратегических планов нацистов и методов претворение их в жизнь, особенностям
функционирования органов Третьего рейха. В работе Б. Бонвеча показаны
основные этапы развития истории Германии и проблемы путей становления
национального государства, описывается их экономическая, политическая,
социальная и культурная сфера общества.
Ко второй группе относятся работы, исследующие международные
отношения изучаемой эпохи. К числу исследователей, занимавшихся данным
вопросом, можно отнести Богутарова А.Д.7, Овсяного И.Д.8, Павлова Н.В.9,
Ржешевского О.А.10, Сиполса В.Я.11, Э. ди Нольфо12, Якобсен H.A.13, Комптон Д.14
1
Пленкова О.Ю. Третий рейх. Социализм Гитлера. СПб, 2004.
Бонвеч Б. История Германии. От создания Германской империи до начала XXI века. М., 2008. Т. 2. URL:
http://www.k2x2.info/uchebniki/istorija_germanii_tom_2_ot_sozdanija_germanskoi_imperii_do_nachala_xxi_veka/index.
php
3
Бросцат М. Закат тысячелетнего рейха. М., 2005.
4
Нольте Э. Фашизм в его эпохе. Новосибирск, 2001.
5
Фрай Н. Государство фюрера. Национал-социалисты у власти: Германия, 1933-1945. М., 2009.
6
Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. М., 1991. Т. 1-2. URL:
http://www.razlib.ru/istorija/vzlet_i_padenie_tretego_reiha_tom_1/index.php
7
Богатуров А.Д. Кризис и война: Международные отношения в центре и на периферии мировой системы в 30-40- х
годах. М., 1998. URL: http://militera.lib.ru/research/bogaturov/index.html
8
Овсяный И.Д. Тайна, в которой война рождалась. М., 1971. URL: http://militera.lib.ru/research/ovsyany/index.html
9
Павлов Н.В. История внешней политики Германии. От Бисмарка до Меркель. М., 2012.
10
Ржешевский О.А. 1939 год. Уроки истории. М., 1985. URL:
http://militera.lib.ru/research/1939_uroki_istorii/index.html
2
10
и др. Благодаря их работам можно проследить дипломатические особенности
подготовки к войне, а также узнать о возможных альтернативах развития событий
и
о
нарастании
международной
напряженности,
вызванной
политикой
фашистских государств.
В
монографии
советского
и
российского
историка
Сиполса
В.Я.
анализируются сложные проблемы международных отношений, причины и
предпосылки развязывания войны. Автор уделяет особое внимание агрессивным
планам фашистских держав и методам борьбы Советского Союза с захватчиками.
Кроме того, в работе рассматривается политика стимулирования руководств
Германии, Италии и Японии западными правительствами.
Зарубежный исследователь Э. ди Нольфо в своем труде раскрывает
основные тенденции международных отношений в межвоенный период,
рассматривается
экономические,
военные
и
психологические
факторы
дипломатической борьбы, также дает оценку Версальско-Вашингтонской системе.
Работы Павлова Н.В., Якобсена H.A. непосредственно посвящены внешней
нацистской политике Германии. Так в монографии Павлова Н.В. дается
масштабная характеристика внешнеполитической деятельности Германии в
рассматриваемый мною период, а также анализ происходящих событий. Якобсен
в своей работе исследует эволюцию нацистской внешней политики, в том числе
обращает
большое
внимание
на
развитие
итало-германских
отношений,
анализирует культурное сотрудничество двух стран.
Третью группу представляют работы, изучающие итало-германские и
японо-германские
отношения
в
рамках
треугольника
Рим-Берлин-Токио,
например, труды таких исследователей как Кошкина А.15 и Ульриха В.16 В своих
11
Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне Второй мировой войны. М., 1979. URL:
http://militera.lib.ru/research/sipols1/index.html
12
Нольфо ди Э. История международных отношений. 1918-1999. М., 2003. URL:
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/nolfo/
13
Jacobsen H. A. Nationalsozialistischtische Aussepolitik 1933–1938. Fr.a; M, 1968.
14
Комптон Д. Свастика и орел. Гитлер, Рузвельт и причины Второй мировой войны. 1933-1941. М., 2007. URL:
http://www.e-reading.club/download.php?book=1003565
15
Кошкин А. Россия и Япония: Узлы противоречий. М., 2010. URL: http://www.ereading.mobi/book.php?book=1030804
16
Ульрих В. Ось Берлин-Рим. Союз Муссолини и Гитлера. М., 2008. URL: http://velesovasloboda.vho.org/rhall/ullrich-os-berlin-rim.html
11
работах они описывают особенности и выгоды двухсторонних отношений, все их
противоречия и преграды на пути к партнерству. Ульрих уделяет внимание
установлению особых отношений между Германией и Италией, созданию «оси»,
не обходит стороной и личностные отношения между двумя диктаторами, хотя
небольшой объем работы не дает возможность подробно рассмотреть все аспекты
отношений.
Кроме того, нужно сказать, что в данных трудах предпринята
попытка глубокого анализа двухсторонних отношений, но не анализируется
взаимовлияние
внешнеполитических
процессов
в
рамках
трехстороннего
сотрудничества.
Особо стоит отметить работу Молодякова В.Э.17 «Несостоявшаяся ось:
Берлин-Москва-Токио» Это, пожалуй, практически единственный труд, в котором
был применен геополитический подход и это единственное отечественное
исследование по данной тематике, в том числе параллельно рассматривающее
итало-германский и германо-японский компоненты. Основываясь на концепции
К. Хаусхофера, И. фон Риббентропа, Т. Сиратори, автор высказал свое видение
континентального блока. В своей работе он подробно описал отношения между
Германией, Италией и Японией. Детально изучил все подписанные ими пакты, в
частности, Антикоминтерновский, Стальной и Тройственный. Также рассмотрел
и возможность присоединения СССР к Тройственному пакту. Но, надо сказать,
что Молодяков В.Э. как известный японист скорее рассматривал проблему
именно со стороны японской внешней политики, меньше внимания уделяя
европейскому компоненту. В этом плане очень показательным моментом является
посвящение им своей книги памяти Карла Хаусхофера и Рихарда Зорге.
К четвертой группе относятся библиографические работы. К ней следует
отнести исследования Белоусова Л.С.18, Колье Р.19, Смита Д.М.20, Толанда Дж.21,
17
Молодяков В.Э. Несостоявшаяся ось: Берлин-Москва-Токио. М., 2004. URL:
http://bourabai.kz/molodiakov/bmt.htm
18
Белоусов Л.С. Муссолини: диктатура и демагогия. М., 1993. URL: http://na5ballov.pro/lib/istlic/644-belousov-lsmussolini-diktatura-i-demagogiya.html
19
Колье Р. Дуче! Взлет и падение Бенито Муссолини. М., 2001. URL: http://fanread.ru/book/4048063/?page=1
20
Смит Д. М. Муссолини. М., 1995.
21
Толанд Дж. Адольф Гитлер. М., 1993. URL: http://rushist.com/index.php/toland-adolf-gitler
12
Ржевскую Е.М.22 В этих монографиях описывается жизнь лидеров фашистских
режимов: А. Гитлера, Б. Муссолини, Й. Геббельса от рождения до смерти, их
заслуги и роль в истории.
Работа филолога Е.М. Ржевской «Геббельс: портрет на фоне дневника»
носит двойственный характер, так как важна и ценна не только исследованием
биографии Геббельса, сколько цитатами из его дневников, в том числе
позволяющих понять отношение к союзным государствам и к ее лидерам.
В работе Ричарда Колье «Дуче! Взлет и падение Бенито Муссолини»
рассказывается о жизни одной из главных фигур в истории Италии. Также
большой интерес у автора вызывают личные отношения фюрера и дуче.
Многочисленные визиты, пышность приема, все разговоры и многое другое
детально описывается в труде автора.
Джон Толанд, американский журналист, в своей двухтомной монографии
повествует о самой загадочной и известной фигуре в истории XX века – Адольфе
Гитлере. Свой рассказ он ведет из первых уст, уверяя, что Адольф Гитлер –
личность, которая изменила всю мировую историю. Отношение к нему двоякое: с
одной стороны, это человек, который погубил жизни миллионов человек, с
другой, он вызывает восхищение и является кумиром большого количества
людей. В данной работе автор описал все этапы жизни фюрера, его становление
как личности, его политику, победы и неудачи, также уделяя внимание и теме
дружбы двух диктаторов, их особым отношениям.
В итоге необходимо признать, что сложилась ситуация, когда есть много
работ зарубежных и отечественных авторов по различным аспектам темы, но нет
объединяющего исследования, попыткой проведения которого и стала данная
работа.
В
современной
литературе
изучены
либо
межгосударственные
отношения: договоры, встречи, либо отношения партийные, идеологический
компонент. Однако совместить две данных важных стороны отношений в рамках
треугольника Рим-Берлин-Токио никто не попытался, хотя именно для немецкой
22
Ржевская Е.М. Геббельс: портрет на фоне дневника. М., 1994. URL: https://www.litmir.me/br/?b=227355&p=1
13
внешней политики это наиболее важно, так как именно нацистская Германия
была инициатором подобных многофакторных отношений.
Целью данной исследовательской работы является изучение треугольника
Рим-Берлин-Токио как важнейшего направления нацистской внешней политики.
Для выполнения поставленной цели необходимо решить ряд задач:
 выявить причины и время возникновения представлений об Италии и
Японии как естественных союзниках Германии в нацистской внешней
политике;
 изучить роль идеологического фактора в сближении Германии с
Италией и Японией;
 выделить основные проблемы и перспективы развития италогерманских и германо-японских отношений в 1933-1936 гг.;
 рассмотреть
процесс
создания
«оси
Берлин-Рим»
и
Антикоминтерновского пакта, специфику заключенных соглашений;
 изучить эволюцию трехсторонних отношений в 1938-1939 гг.;
 проанализировать особенности оформления военно-политического
союза трех держав.
Источниковая база работы состоит из нескольких групп источников:
официальные договоры; работы лидеров и идеологов НСДАП; дневники и
воспоминания видных нацистских деятелей; воспоминания современников и
пропагандистские материалы.
Первая
группа
источников
–
официальные
договоры,
например,
Антикоминтерновский пакт23, Стальной пакт24, Тройственный пакт25, а также
секретные и дополнительные договоры к ним.
Данная группа источников помогает нам подробно оценить ключевые вехи
сотрудничества
в
рамках
треугольника
Рим-Берлин-Токио,
а
также
международную обстановку, условия, на которых были заключены соглашения.
23
Соглашение против Коммунистического Интернационала, 25 ноября 1936 г. // Канун трагедии. Документы. М.,
2008. Т. 1.
24
Пакт о дружбе и союзе между Италией и Германией, 22 мая 1939 г. // Канун трагедии. Документы. М., 2008. Т.
1.
25
Пакт трех держав, 27 сентября 1940 г. // Канун трагедии. Документы. М., 2008. Т. 1.
14
Стоит отметить и изданные документы из сборника материалов и
документов «СССР в борьбе за мир накануне Второй мировой войны»26, а также
«Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй мировой
войны»27, «Документы и материалы кануна Второй мировой войны 1939-1940
гг.»28, помогают нам глубже понять действия нацистской Германии в отношении
Советского Союза, сильно повлиявшие на развитие партнерства внутри
треугольника.
Опубликованные международные документы сыграли важную роль при
изучении темы. Но все же официальные документы эпохи сложно считать
источником, который позволил бы изучить проблему, так как большинство
документов держав «оси» было или уничтожено самими немцами, итальянцами и
японцами или засекречено до сих пор. Поэтому более важную роль в изучении
данной темы сыграли иные источники.
Вторая группа источников – это работы лидеров и идеологов НСДАП. Так
как отношения были оформлены как союз братских фашистских народов, крайне
важны аргументы, приводившиеся как обоснование союза в немецкой внешней
политике.
Во всемирно известной работе Адольфа Гитлера «Mein Kampf»29 подробно
описаны возможные союзники нацистской Германии и планы фюрера по
завоеванию территории. Продолжением этой работы является так называемая
«Вторая книга»30, которая содержит внешнеполитические идеи фюрера.
К этой же группе источников следует отнести и «Застольные разговоры
Гитлера»31 Генри Пикера, который являлся доверенным лицом фюрера. В его
работе содержатся высказывания вождя по многим темам, начиная от положения
на фронте, заканчивая идеалом женской красоты и темами искусства.
26
СССР в борьбе за мир накануне Второй мировой войны: Документы и материалы. М., 1971.
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй мировой войны. М., 1990. URL:
http://militera.lib.ru/research/coalitions/index.html
28
Земсков И.Н. Документы и материалы кануна Второй мировой войны 1939-1940. М., 1981.
29
Гитлер А. Моя борьба. Ростов-на-Дону, 1992. URL: http://mirror6.ru.indbooks.in/?page_id=155341
30
Гитлер А. Вторая книга. Берлин, 1934. URL: https://www.libfox.ru/404621-adolf-gitler-vtoraya-kniga.html
31
Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск, 1993.
27
15
Работа главного идеолога нацистской партии А. Розенберга32 является
одним из ключевых идеологических компонентов национал-социализма. В своем
произведении он превозносит арийскую расу и описывает пути достижения ее
лучшего будущего. В другой работе Розенберга «Политический дневник»33
описывается период от становления фашистского режима до его падения. Также
автор затрагивает и тему оформления «оси», не оставляет без внимания и
подготовку к ведению захватнической войны.
Также как источник данной группы стоит расценивать выдающуюся
работу, принадлежащую немецкому геополитику К. Хаусхоферу34, являвшегося
основоположником идеи континентального блока. Он оказывал огромное влияние
через Р. Гесса на Гитлера и Риббентропа. Именно его взгляды повлияли на выбор
партнеров для создания военно-политического союза. Благодаря его идеям
нацисты стали рассматривать Японию в качестве союзника.
Третья группа источников представлена многочисленными дневниками и
воспоминания видных нацистских деятелей эпохи. Особый интерес вызывают
работы посла Г. фон Дирксена35, министра иностранных дел И. фон
Риббентропа36, Пауля Шмидта37, личного переводчика Гитлера, который был в
курсе происходящих событий и планов фюрера, также работы адъютанта Гитлера
Н. Белова38, немецкого государственного деятеля А. Шпеера39.
Пауль Шмидт – человек, который был собственно причастен ко всем
событиям предвоенной и военной истории нацисткой Германии. Он был личным
переводчиком Гитлера при всех важных переговорах, свидетелем встреч Гитлера
и Муссолини. Его достоверные записи позволяют оценить всю внешнюю
политику нацистской Германии.
32
Розенберг А. Миф XX века. Мюнхен, 1934. URL: https://knigogid.ru/books/384199-mif-xx-veka/toread
Розенберг А. Политический дневник. 1934 - 1944 гг. М., 2015.
34
Хаусхофер К. О геополитике: Работы разных лет. М., 2001. URL: http://grachev62.narod.ru/haushofer/content.htm
35
Дирксен Г. Москва, Токио, Лондон. Двадцать лет германской внешней политики. М., 2001. URL:
http://militera.lib.ru/research/dirksen_h/index.html
36
Риббентроп И. фон. Между Лондоном и Москвой: Воспоминания и последние записи. М., 1996.
37
Шмидт П. Переводчик Гитлера. Смоленск, 2001. URL: http://militera.lib.ru/memo/german/schmidt/index.html
38
Белов Н. Я был адъютантом Гитлера. Смоленск, 2003. URL: https://biography.wikireading.ru/150057
39
Шпеер А. Воспоминания. Смоленск, 1998. URL: http://lib.ru/MEMUARY/GERM/shpeer.txt
33
16
Работа Г. фон Дирксена – это в некоторой степени отчет о внешней
политике нацисткой Германии в межвоенный период, который позволяет понять
все особенности той политической ситуации. Мемуары Риббентропа, министра
внутренних дел, интересны тем, что он являлся непосредственным участником и
организатором важнейших дипломатических акций фашистского режима.
Четвертая группа – это воспоминания современников, которые позволили
рассмотреть
некоторые
важные аспекты
нацистской внешней политики,
альтернативные точки зрения.
Следует выделить в этой группе воспоминания японского дипломата С.
Того40, отличающегося обдуманным и критичным изложением своих мыслей.
Американский посол в Берлине У. Додд41 в своем дневнике писал о
германском руководстве, о его жизни, употребляя при этом довольно резкие
высказывания о существующем режиме. Кроме того, он уделял внимание
описанию разных сторон империалистической политики не только Германии, но и
Англии, Франции, США. В дневнике американского военного корреспондента У.
Ширера42 подробно рассказано о планомерной милитаризации страны, об успехах
пропагандистской машины в канун Второй мировой войны. Работа французской
журналисты Ж. Табуи «Двадцать лет дипломатической борьбы»43 повествует о
внешнеполитических событиях межвоенного периода.
Пятая группа представлена пропагандистскими материалами. Нужно
отметить, что пропаганда занимала особое место в нацистской политике в
отношении треугольника Рим-Берлин-Токио. Союз трех держав представлялся
идеологическим
и
антикоммунистическим,
поэтому
важную
роль
на
международной и внутриполитической арене играла его пропаганда. Особо стоит
отметить такое средство пропаганды как плакаты. Они широко использовались
нацистским руководством, с помощью них можно было быстро донести нужную
информацию до населения
40
не только своей страны. Для обеспечения
Того С. Воспоминания японского дипломата. М., 1996.
Додд У. Дневник посла Додда. М., 2005. URL: https://www.libfox.ru/638750-32-uilyam-dodd-dnevnik-posladodda.html#book
42
Ширер У. Берлинский дневник. М., 2012.
43
Табуи Ж. Двадцать лет дипломатической борьбы. М., 1960.
41
17
пропагандистского воздействия с помощью плаката не надо знать иностранные
языки, плакат обеспечивает сильное эмоциональное воздействие. Эта группа
представлена плакатами японского правительства44, немецкого45, итальянского46,
а также материалами Антибольшевистской выставки НСДАП в Берлине47, и
значками и медалями держав «оси». 48
Таким образом, данная источниковая база в сочетании с материалами
исторических исследований позволяет реализовать цель и задачи работы.
Методологическая база исследования. Основу методологической базы
работы определил системный подход, который позволил подойти к предмету
исследования как к комплексу проблем, составляющих единое целое, выявить
наиболее характерные особенности каждого этапа развития нацистской внешней
политики
в
отношении
треугольника
Рим-Берлин-Токио,
установить
их
логическую взаимосвязь и взаимозависимость.
При изучении источников и литературы для получения более достоверной и
полной информации о нацистской внешней политике в отношении треугольника
Рим-Берлин-Токио применялись аналитический и сравнительно-исторический
методы.
Апробация работы прошла в рамках конференций «Неделя науки – 2017» и
«Неделя науки
– 2018
гг.» на историческом факультете «Орловского
государственного университета имени И.С. Тургенева», по итогам которых были
подготовлены статьи «Образ фашистской Италии в идеологии и пропаганде
Третьего рейха» и «Антикоминтерновский пакт в идеологии и пропаганде
Третьего рейха».
Структура дипломной работы построена по хронологическому принципу и
состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и литературы.
44
Platform and Propaganda Posters. URL: http://www.nsjap.com/en/introduction/intro.html
Советский ад глазами немецких карикатуристов 1930-х годов. URL:
http://maxpark.com/community/4375/content/1925566
46
Фашизм в борьбе с коммунизмом и его союзниками. URL: http://maxpark.com/community/5325/content/2338685
47
Антибольшевистская выставка НСДАП в Берлине «Большевизм без маски». URL:
http://lebendeinberlin.blogspot.ru/2014/03/deutsch-russischesmuseum-berlin.html
48
Значки и медали держав «оси». URL: http://www.imperialjapanmedalsandbadges.com/axisbadges.html
45
18
ГЛАВА 1. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПЕРСПЕКТИВНЫХ СОЮЗНИКАХ В
НАЦИСТСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ В 1920-1936 ГГ.
С середины 30-х годов началось сближение «ревизионистских» держав –
нацистской Германии, фашистской Италии и милитаристской Японии, которые
были недовольны своим текущем положением. Их целями были пересмотр
послевоенных договоров и создание нового мирового порядка, который учитывал
бы их интересы и желания.
Ключевым элементом изменения истории международных отношений стал
приход к власти в 1933 г. НСАДП и установление фашистского режима, что
значительно ухудшило международную обстановку.
Гитлер стал открыто
пропагандировать свои агрессивные идеи, высказывался за отмену Версальского
договора и создание «Великой Германии», означавшее воссоединение всех
немцев в границах одного государства. Таким образом, нацистская доктрина
полностью противоречила положениям международного документа.
Вся будущая немецкая политика была спланирована Гитлером заранее, еще
в «эру борьбы», ее основы были прописаны в «Mein Kampf». Особое внимание
было направлено на «решение правильного пути укрепления мощи Германии на
континенте посредством завоевания новых земель в Европе».49 И нужно заметить,
что сразу было четко прописано о каких конкретно землях могла идти речь.
Гитлер в своей книге писал, что мы «возобновляем движение в том направлении,
в котором оно было приостановлено шесть веков тому назад. Мы прекращаем
вечное германское движение на юг и запад Европы и обращаем взор на земли на
Востоке».50 Также он отметил, что «мы, наконец, завершаем колониальную и
торговую политику довоенных лет и переходим к территориальной политике
будущего. И если сегодня мы говорим о новых землях в Европе, то думаем в
первую очередь только о России и подвластных ей окраинных государствах».51
49
Гитлер А. Моя борьба.
Там же.
51
Там же.
50
19
«Смертельным врагом немецкого народа» нацисты представляли и
Францию, которая утратила «арийскую кровь» в результате войн и теперь
является угрозой для Европы и «белой расы». Они выступали за то, чтобы
«очистить Европейский материк от распространяемых Францией болезнетворных
микробов из Африки и Сирии».52
Не обходили стороной нацисты и Польшу, которая, по их мнению,
сковывала
их
нацию
и
не
давала
расширить
Германии
«жизненное
пространство».53 Уничтожение Польши как государства стояло в приоритете у
германской верхушки. Таким образом, разгром СССР, Франции и Польши
должны гарантировать господствующее положение в Европе.
Чтобы достигнуть этих целей, Германии надо было найти страны, готовые
оказать ей поддержку. Для нацистского государства преимущественное значение
имело
установление
дружеских
отношений
с
Италией.
Не
исключало
гитлеровское правительство контактов и с Венгрией, которая имела враждебные
отношения с Югославией, также и с Испанией, с ее не дружелюбностью к
колониальной деятельности
Франции на севере Африки и Великобританию,
которая была против усиления позиций Франции и выступала тоже за
антисоветскую направленность. Не скрывал фюрер и симпатии к действиям
Японии, которые были направлены «на подрыв статус-кво в Азии».54
Начиная еще с 1920 г. фюрер прямо говорил, что потенциальным
соратником для нацистской Германии может быть Италия. Его выбор
обосновывался наличием разнонаправленных национальных интересов, что,
соответственно, исключало возможные противоречия. Спустя некоторое время
Гитлер выразил идею, что «интересы Италии преимущественно лежали на
Средиземноморском направлении, в Африке и на Балканах, а Германию,
следовательно, интересовала Центральная и Восточная Европа».55
52
Розенберг А. Миф XX века.
Ржешевский О.А. Указ. соч.
54
Гитлер А. Вторая книга.
55
Свечникова С.В. Итало-германские отношения в 1936-1939 гг.: идеология и практика // Ученые записки
Орловского государственного университета. Серия: «Гуманитарные и социальные науки». 2010. № 3 (37). Ч. 1. С.
112.
53
20
Немаловажным фактором, способствующим к сближению стран, являлась
Франция. Гитлер во «Второй книге» писал: «Италия естественный враг Франции,
поэтому Германия естественный союзник».56 Таким образом, отсутствие
вероятных точек пересечения интересов способствовало бы претворению в жизнь
намерений великих держав.
Но, следует сказать, что существовала лишь одна часть региона, Южный
Тироль, по которой были некие разногласия. В этой провинции проживало
большое количество немцев. Гитлер считал, что из-за 200 тыс. тирольских немцев
неразумно терять такого важного внешнеполитического партнера, он посоветовал
«отступиться от пустых мечтаний о возврате Южного Тироля и провозгласить его
итальянской территорией».57
Параллельно Гитлер свято верил в особые дружеские отношения между
странами. Он еще в 1922 г. откровенно говорил о своей профашистской
направленности и озвучил идеи, что национал-социализм должен развиваться по
такой же линии, как и в Италии. Воодушевленный успешным «маршем на Рим»
чернорубашечников, фюрер назвал себя фашистом. Идея о необходимости союза
оставалась у немецкого руководства практически до начала Второй мировой
войны, но со временем нацистские представления о дружбе стали иметь ноту
цинизма.
Нужно отметить и то, что Гитлер лично восхищался Муссолини. Он
говорил, что дуче спас свое отечество, когда уничтожил интернационализм от
марксистской опасности. «Когда я читаю историю фашизма, я чувствую себя так,
как будто я читаю историю нашего движения… Я чувствую глубокую дружбу к
этому исключительному человеку».58 Он восхвалял Муссолини, который смог
«поразить большевизм в самое сердце и продемонстрировал всему миру, что и в
XX веке народ можно сплотить на основе национальной идеи»59 и также отмечал,
что «эту его заслугу ничто не может умалить».60
56
Гитлер А. Вторая книга.
Свечникова С.В. Итало-германские отношения в 1936-1939 гг. С. 112.
58
Гитлер А. Вторая книга.
59
Пикер Г. Указ. соч. С. 459.
60
Там же.
57
21
Это восхищение проявлялось и в личных поступках: в 1926 и 1927 гг.
Гитлер неоднократно просил Муссолини о его фотографии с автографом. Эту
просьбу он передавал в письмах Д. Ренцетти, который в то время являлся главой
итальянской торговой палаты в Берлине. Но дуче оставался глух к просьбам
будущего фюрера. Крупными буквами Муссолини начертал поперек текста
письма: «Отказать».61 Ответ Гитлеру было поручено смягчить итальянскому
посольству в Германии: «Просим вас поблагодарить вышеупомянутого господина
за проявленные им чувства… и сообщить ему в той форме, в какой вы сочтете
необходимым, что Дуче считает несвоевременным удовлетворить его просьбу».62
Следует сказать, что первая попытка наладить особые отношения между
партиями и в будущем странами была сделана еще в 1923 г. Карл Людеке,
эмиссар Гитлера, добился встречи с Муссолини, в беседе с которым он говорил о
вероятном сотрудничестве двух стран. Итоги встречи были неоднозначны, но
интерпретировались в равной степени довольно положительно. Нацистское
руководство было удовлетворено тем, что их планы, касающиеся установления
близких отношений двух стран при наличии подтверждения согласия на отказ от
Южного Тироля, поддержало итальянское правительство.
Итальянцы же были заинтересованы. По просьбе Муссолини А. Тедальди
подготовил всю информацию о вожде и его режиме. По его словам Гитлер –
«фюрер фашистов, молодой человек, по темпераменту, голосу и жестам больше
латинянин, чем немец».63 В его сообщении много говорилось о положительном
отношении к Италии, о желании установления контактов. Подводя итог, он
говорил о многообещающем, подающем большие надежды сотрудничестве.
Внешнеполитические планы дуче не были такими четкими. В его мечтах
было величие страны, возрождение Римской империи. Муссолини на протяжении
долгого времени не мог определиться в выборе союзника, путей, и методов,
которые помогли бы восстановить Римскую империю. В перспективе он видел
61
Колье Р. Указ. соч.
Хибберт К. Бенито Муссолини. М., 1996. С. 93.
63
Свечникова С.В. Взаимоотношения Гитлера и Муссолини. 1922–1939 // Вопросы истории. 2005. № 6. С. 93.
62
22
союз или с Германией или с Францией. И только в 1937-1940 гг. он сделал свой
конечный выбор.
Гитлер надеялся, что некоторая сдержанность со стороны Муссолини была
из-за его сомнений в силе национал-социализма, что должно было изменить
завоевание власти.
В 1931-1932 гг. после первых успехов казалось, что данный расчет фюрера
верен. Между фашистской партией и национал-социалистами были установлены
полуофициальные отношения. Идеологическое родство заставляло нацистов
надеяться на партийно-государственные контакты и поддержку. Итальянцы
начали принимать делегации из Германии. Герман Геринг, который с 1932 по
1945 гг. являлся председателем рейхстага, был посредником между движениями и
в период 1931-1932 гг. регулярно совершал визиты в Италию.
Дуче в знак
расположения все же послал Гитлеру свою фотографию с автографом. В письме,
сопровождавшем фотографию фюрера, посланную в ответ на аналогичный
подарок
дуче,
Гитлер
распространялся
о
«духовной
близости»
между
«фундаментальными канонами и принципами фашизма и нацизма».64
Однако между движениями не было той близости, на которую рассчитывали
немцы, так как итальянцы в них видели не соратников, а последователей. Дуче
говорил, что «если немцы хотят избежать непростительных ошибок, то они
должны смириться с тем, что правильный путь указывать им буду я. Нет никаких
сомнений в том, что в политике я разбираюсь лучше, чем Гитлер». 65 Дуче как
человеку самолюбивому и горделивому, несомненно, льстило внимание к своему
режиму. Он считал, что «идея фашизма овладевает миром. Я подсказал Гитлеру
много хороших идей. И вот теперь он следует за мной».66 Но националсоциалисты, несмотря на свои заявления о симпатиях к фашизму явно не были
готовы подчиняться или просто следовать итальянскому курсу, поэтому долго
хорошие отношения при такой разнице в подходах сохраняться не могли.
64
Белоусов Л.С. Указ. соч.
Хибберт К. Указ. соч. С. 83
66
Там же.
65
23
Хотя став во главе государства, фюрер приступил к установлению «особых»
отношений
с
Италией.
После
вступления
в
должность,
он
направил
приветственное письмо Муссолини. Итальянским журналистам он сообщил, что
«необходимо установление дружественных отношений между Германией и
Италией»67, ведь «близкие отношения между обоими народами есть непременное
условие для мира в Европе».68
А нацистская пропаганда стала создавать позитивный образ Италии. Одним
из важных средств пропаганды этого периода были речи идеологов и рядовых
партийных ораторов, находившие сходство национал-социалистического рейха с
фашистской
Италией.
Также
немаловажными
были
и
явные
внешние
заимствования у Италии. Германское руководство старалось уподобить себя с
итальянскими фашистами не только на словах, но и в подсознании. Особенно
заметно это проявлялось в копировании итальянской формы, приветствия,
лозунгов.
Но дуче по-прежнему не сильно хотел идти им навстречу. Его возмущали
некоторые позиции фюрера, в частности, расовая теория. Муссолини был
итальянским националистом, который часто возвращался к славе и триумфам
Древнего Рима. Поэтому он презирал высказывания Гитлера об арийском
превосходстве. Муссолини был крайне обеспокоен тем, что нацисты своими
деяниями «замарают его детище – фашизм».69 По этой причине дуче так долго
откладывал визит фюрера в Италию.
Фюрер же, подпитывая сомнения дуче, в свою очередь еще в «Mein Kampf»
обозначил и далее утверждал, что на самом деле Муссолини был антисемитом.
«Борьба, которую ведет фашистская Италия, хотя, возможно, в конечном счете,
неосознанно (во что я лично не верю), против трех главных орудий евреев,
является
самым
лучшим
показателем
того,
что
ядовитые
зубы
этой
надгосударственной силы будут вырваны».70 И далее он заявлял, что «запрещение
67
Свечникова С.В. Итало-германские отношения в 1936-1939 гг. С. 113.
Там же.
69
Там же.
70
Гитлер А. Моя борьба.
68
24
тайных масонских обществ, преследование супернациональной прессы, а также
продолжающееся уничтожение интернационального марксизма и, наоборот,
постоянное укрепление концепции фашистского государства через несколько лет
побудят итальянское правительство все в большей степени служить интересам
итальянского народа, невзирая на мнения еврейской всемирной гидры».71
Таким образом, немцы, надеясь на сотрудничество, представляли себе
фашистов отнюдь не так, как те сами думали о себе.
Но все же, несмотря на некоторые сложности, Гитлер стал потихоньку
претворять в жизнь свои планы. Показательно, что веря в идеологическую
близость, он предпочитал по-прежнему устанавливать контакты через партийные
каналы, а не государственные.
В апреле 1933 г. в Рим прибыли с официальным визитом Герман Геринг и
фон Папен, а в мае – Йозеф Геббельс с целью изучить итальянский опыт. Внешне
встречи были дружескими, но на деле они лишь усилили взаимное недоверие.72
Нужно сказать, что в этот период времени образ фашистской Италии был
для нацистов примером. Руководство Германии признавало «старшинство»73
итальянского режима. А вот Муссолини повторял, что Гитлер – это «идеолог,
который больше говорит, чем руководит», что он «просто бестолковый малый;
его мозги забиты затасканными бессвязными фразами из философии и политики»,
а подлинность нацистской революции опровергается тем, что националсоциалисты завоевали власть через парламент, а не путём насилия.
С другой стороны были также успехи, главным из них была итальянская
идея «пакта четырех», которая могла бы стать для Германии шансом на рост
авторитета и прав на международной арене. Идея дуче заключалась в том, чтобы
ведущие державы – Англия, Франция, Германия и Италия объединились между
собой и заключили соглашение, по которому они будут «проводить политику
сотрудничества и поддержания мира в развитие пакта Бриана-Келлога и других
71
Гитлер А. Моя борьба.
Колье Р. Указ. соч.
73
Свечникова С.В. Образ фашистской Италии в нацистской пропаганде: механизм воздействия на немецкое
общество. 1933-1939. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 2006. С. 154.
72
25
антивоенных договоров».74 Хотя пакт ратифицировать не удалось, тем не менее
примеры итало-германского сотрудничества прослеживаются на международной
арене.
В октябре 1933 г. Германия заявила о своем уходе из Конференции по
разоружению и выходе из Лиги наций. Эти действия поддержали германские
монополисты. Владелиц военной индустрии Крупп адресовал фюреру письмо, в
котором от имени «германской промышленности» выразил ему благодарность за
решение, которое помогло Германии открыть прямой путь к вооружению.
Следовательно, гитлеровское правительство стало усиливать гонку вооружений –
формировались новые дивизии, возобновлялось строительство нового флота,
крупных военно-воздушных сил. Все это не соответствовало условиям
Версальского договора, но Гитлера это не смущало.
Германия объявила о создании люфтваффе и введении всеобщей воинской
повинности в марте 1935 г.
В июне 1935 г. было заключено англо-германское соглашение, по которому
Великобритания фактически предоставила право иметь полноценный военноморской флот.
Уверенными шагами Гитлер начал подготовку к ведению захватнической
войны. Однако все эти действия были осложнены наметившимся ухудшением
отношений с Италией, а ведь фюрер рассматривал эту страну «как союзника в
первую очередь».75
Проблемы были связаны с вопросом, который быстро и надолго
приостановил итало-германское сотрудничество – аншлюс Австрии.
В 20-е гг. австрийское государство находилось в сфере влияния Италии.
Кроме того для итальянского правительства Австрия была некоторым барьером,
который препятствовал вторжению Германии в «свою» сферу влияния, т.е.
бассейн Средиземного моря и Балканы. Были опасения и по поводу Южного
74
75
Павлов Н.В. Указ. соч. С. 426.
Гитлер А. Вторая книга.
26
Тироля, прежней австрийской территории, на который, по мнению Италии, фюрер
предъявил бы права.
Еще в 1933 г. во время отдыха на вилле в Риччионе Муссолини заявил
австрийскому канцлеру Э. Дольфусу: «Я дам понять в Берлине, что Австрию
следует оставить в покое»,76 и передал ему 2 млн. шиллингов на антинацистскую
пропаганду.
Поэтому в 1934 г. было сделано предупреждение правительству Германии
по поводу излишней активности нацистов в Австрии, чтобы оно изменило свою
внешнюю политику, иначе Италия начнет противодействие и сотрудничество с
Францией.
Однако Германия все же надеялась, что идеологическое родство поможет
преодолеть проблемы. Кроме того, на лето 1934 г. была запланирована встреча на
высшем уровне, которая должна была прояснить большинство вопросов. Гитлер
давно ее ждал и надеялся на встречу двух единомышленников, однако
нацистским надеждам не суждено было сбыться.
14-15 июня 1934 г. в Венеции состоялась встреча двух лидеров. Дуче,
ожидавший прилета немцев, по свидетельству очевидцев был не в духе. Он
планировал серьезно поговорить с фюрером о том, что нацисты в Австрии уже
несколько месяцев терроризировали правительство канцлера Энгельберта
Дольфуса, с которым, к тому же, у дуче сложились теплые приятельские
взаимоотношения. Поэтому ожидания от встречи были совсем разные. Гитлер
дуче сразу не понравился. Муссолини, впервые увидев фюрера, сказал «а он мне
не нравится».77
Денис Смит писал, что переговоры между двумя лидерами не имели
особого успеха, в основном потому, что Гитлер направлял тему разговора, а
Муссолини, отказавшись от услуг переводчика, казалось, не понимал некоторых
важнейших моментов. Гитлер говорил о своих планах развязать европейскую
76
77
Колье Р. Указ. соч.
Там же.
27
войну, которая начнется внезапным нападением на Францию и захватом Парижа
до того как эта страна сможет произвести мобилизацию.78
Также на этой встречи Гитлер предложил Муссолини убрать канцлера Э.
Дольфуса с поста, снять запрет на существование нацистской партии, а также
согласовать все нюансы экономических интересов Италии и Германии в Австрии.
Более того Гитлер заверил Муссолини, что «аншлюс не является неотложным
делом».79 Дуче не дал однозначного ответа на выдвинутые условия фюрером.
Гитлер расценил это уже как «большой успех» и заявил, о том, что больше, «по
крайней мере, из-за Австрии с Италией не возникнет нового конфликта».80
Таким образом, встреча в Венеции не принесла никаких результатов. Гитлер
сообщил своему народу, что официальный визит в Венецию прошел успешно.
Фюрера особенно впечатлила «любовь народа к дуче, склонявшегося перед ним
как перед божественным посланником».81 Муссолини же, наоборот, отметил, что
это была не встреча, а скорее «столкновение». Позже он отзывался о Гитлере как
о «фигляре с мозгами набекрень», лишённом интеллигентности и динамизма: «Он
подобен граммофону, который, едва закончив играть, начинает всё сначала».82
Но реально и нацисты были вынуждены признать, что их представления об
особом союзе двух фашистских стран сильно преувеличены. Фактически все
попытки немцев построить свою внешнюю политику на идейных основаниях
оказались неудачны. Данный визит не оказал никакого влияния на развитие
отношений кроме негативного, поэтому вместо решения вопросов, отношения
между двумя диктаторами накалились. Особенно остро встал австрийский вопрос.
В июле 1934 г. в Австрии был совершен государственный переворот,
организованный нацистами, в результате которого был смертельно ранен Э.
Дольфус. Муссолини воспринял это событие как личное оскорбление. По словам
78
Колье Р. Указ. соч.
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
80
Там же.
81
Смит Д. М. Указ. соч. С. 113.
82
Белоусов Л.С. Указ. соч.
79
28
Р. Колье: «Муссолини сидел с мрачным лицом. У него не было никаких иллюзий.
Он слишком хорошо знал Адольфа Гитлера».83
После случившегося дуче описывал Гитлера такими словами как
«ужасное…дегенеративное создание, чрезвычайно опасный идиот»,84 а его
движение – «пародийная, скотская имитация фашизма, проявление варварской и
дикарской системы, способной только на убийство и шантаж».85 Германский
посол в Риме Ульрик фон Хассель сообщил в Берлин, что в Италии «атмосфера
стала столь же опасной, как при возникновении войны 1914-1915 гг.».86
Дуче на попытку нацистов совершить переворот ответил концентрацией
итальянских войск вблизи австрийской границы и заявил о своей решимости
сохранить независимость Австрийской республики.
Но все же итальянское правительство прекрасно понимало, что нацисты
добьются поставленных задач в отношении Австрии, потребуется только время,
чтобы нарастить военную мощь. Поэтому Муссолини принял решение
переориентироваться на Францию. В подтверждение этому 7 января 1935 г.
между Италией и Францией был заключен Римский пакт, который ознаменовал
начало проведение политики умиротворения в Европе. Также итальянское
правительство ускорило приготовление к захвату Абиссинии (Эфиопии), чтобы
быть готовым к нападению Германии, которое может случиться в скором
времени.87 Гитлер, в свою очередь, взял курс на сближение с Англией.
Нужно сказать, что за счет этих внешнеполитических изменений Италия
скорее станет противодействовать Германии. Доказательство тому – фронт
Стреза, созданный при участии Англии, Франции и Италии в результате
нарушений обязательств нацистского государства. Но война в Абиссинии вместо
усиления Италии возродила ее заинтересованность в Германии.
3 октября 1935 г. Италия без объявления войны напала на Абиссинию. М.М.
Литвинов на Совете Лиги заявил, что «налицо несомненная угроза войны, угроза
83
Колье Р. Указ. соч.
Цит. по: Свечникова С.В. Взаимоотношения Гитлера и Муссолини... С. 98.
85
Там же.
86
Ржешевский О.А. 1939 год. Указ. соч.
87
Там же.
84
29
агрессии, которую не только не отрицает, а, наоборот, подтверждает сам
представитель Италии. Можем ли мы пройти мимо этой угрозы?»88 Также он
предложил «не останавливаться ни перед какими усилиями и средствами, чтобы
предотвратить вооруженный конфликт между двумя членами Лиги».89 Через
несколько дней после нападения на Абиссинию Лига Наций признала Италию
агрессором.
Против Италии были введены экономические и финансовые санкции.
Гитлеру была выгодна эта война, так как она подорвала бы позиции итальянского
государства в Центральной Европе. Кроме того ослабленная экономической и
политической изоляцией Италия нуждалась в помощи, которую ей оказал фюрер.
К этому времени гитлеровское государство имело мощь и влияние. Германия не
поддержала европейские санкции и снабдила ее поставками сырья. «Гитлер смог
сделать всепрощающий вид, который означал, что, несмотря на все унижения, он
готов сыграть роль доброго отца, принимающего в свои объятия вернувшегося
блудного сына».90
Но нужно сказать, что он был действительно рад тому, что все его планы
начали реализоваться. Ведь в итоге, несмотря на победу в войне, итальянская
авантюра закончилась неудачно. Все осознавали, «что это была «пиррова победа»,
которая принесла много унижений фашистскому государству. Дуче выразил
желание наладить германо-итальянские отношения и наконец-то разрешить
единственную проблему – австрийскую. Гитлер, естественно, желал начать
сближение с Италией и «был не прочь заплатить за это Эфиопией»,91 так как
хотел отвлечь внимание Италии от Центральной и Юго-Восточной Европы, где
пересекались их интересы. Таким образом, история итало-германских отношений
в 1933-1935 г. показала, что прагматические факторы все же преобладают в
межгосударственных отношениях.
88
Сиполс В.Я. Указ. соч.
Там же.
90
Цит. по: Свечникова С.В. Взаимоотношения Гитлера и Муссолини... С. 98.
91
Гроссман А.С. Итало-германские отношения в 1939 году // Вопросы истории. Май 1967. №5. С. 52.
89
30
Поэтому к концу 1935 г. германское руководство смогло вернуться к своим
первоначальным замыслам и снова начало восхваление Муссолини и его режима.
Для это применялись «громкие лозунги и броские факты, которые представляли
дуче как величайшего политика, воплощающего в себе все силы итальянской
партии, народа и государства».92
Это возвеличивание будущих союзников было весьма предусмотрительным.
Между лидерами чувствовалась нота недоверия, в то время как на официальном
уровне они показывали взаимное уважение и интерес друг к другу.
11 июля 1936 г. было подписано «джентельменское соглашение»93 между
Германией и Австрией, в результате которого нацистское правительство имело
огромные возможности в отношении этой страны. Гитлер обещал соблюдать
независимость Австрии, а она, в свою очередь, признавала себя германским
государством. Этот судьбоносный шаг австрийского руководства, в конечном
счете, привел к утрате суверенитета. По словам немецких деятелей: «Германоавстрийское соглашение устранило важное препятствие для итало-германского
сближения».94 Италия на соглашение не отреагировала.
Начавшаяся гражданская война в Испании и военная помощь Франко
окончательно закрепила дружбу двух стран. По словам немецкого посла в Италии
У. фон Хасселя: «Роль испанского конфликта, можно сказать, похожа на роль
абиссинского конфликта. Он дает Италии понять желательность тесного союза с
Германией против западных стран».95 Нельзя не отметить, что война в Испании
помогла
направить
Италии
свое
внешнеполитическое
внимание
в
Средиземноморье, позволив мирным путем решить австрийский вопрос в
интересах гитлеровского государства.
Таким образом, ко второй половине 1936 г. престиж и мощь нацистского
государства возросли. Италия же была вынуждена несколько умерить свои
амбиции. Сложились все условия для реализации внешнеполитических идей
92
Цит. по: Свечникова С.В. Взаимоотношения Гитлера и Муссолини... С. 99.
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
94
Богатуров А.Д. Указ. соч.
95
Ширер У. Указ. соч. Т. 2.
93
31
Гитлера. Международные отношения помогли возродить идеологические и
усилить прагматические соображения по поводу необходимости и крепости
итало-германского союза.
В июне 1936 г. был сделан первый шаг на пути к сближению, благодаря
усилиям Геринга, заключено соглашение по военно-воздушным силам между
Германией и Италией.
К числу вероятных союзников относилась и милитаристская Япония,
которая стремилась к установлению своего господства в Азии. Гитлер не
случайно остановил выбор именно на этой стране. Япония была враждебно
настроена к СССР, это сближало ее с рейхом.
После Вашингтонской конференции Япония, фактически, оказалась
изолированной и проигравшей, лишившейся прежних позиций в Китае. Это
привело к росту агрессивности японской внешней политики после 1926 г.
В начале 30-х гг. после захвата Маньчжурии, проникновения на
территорию Северного Китая, а также создания марионеточных «независимых»
режимов в отдельных районах Китая произошло ухудшение отношений с
Англией, США, усилилась ее изоляция. Япония нуждалась в поддержке и в
союзниках, чтобы в дальнейшем развернуть свою агрессию против СССР и Китая.
Нужно сказать, что в 20-е гг. отношения Германии с Японией были в целом
натянутыми, и оснований для заключения союза не было. «Взаимоотношения с
Японией были ни тесными, ни сердечными».96 К ее жителям Гитлер относился не
как к создателям культуры, а как к ее носителям. Он был уверен, что японцы
полностью полагаются на западную культуру и технологии. В некой степени был
высокомерен к «желтой» расе.
Карл Хаусхофер, который оказал немалое влияние на Гитлера и
Риббентропа через заместителя фюрера Рудольфа Гесса,
в своих трудах
отстаивал возможный союз Германии с Японией, Италией и СССР. «Только
прочная связь государств по оси Германия-Россия-Япония позволит нам всем
подняться и стать неуязвимыми перед методами анаконды англо-саксонского
96
Комптон Д. Указ. соч.
32
мира…Только идея Евразии, воплощаясь политически в пространстве, дает нам
возможность
для
долговременного
расширения
нашего
жизненного
пространства».97 Также он выдвигал идеи и довольно сильного проникновения
немецкой культуры в японскую.
Но, в отношении Советского Союза позиция нацистов была расовой, тут
про сотрудничество речь не шла, а вот идеи в отношении Японии Гитлеру
понравились. Геополитик считал, что эти государства должны сплотиться в союз,
чтобы никто не смог одержать победу над ними. Он писал: «Япония и Германия
имеют общих врагов…Они стремятся разорвать одни и те же цепи».98 Позже
Гитлер и Риббентроп взяли за основу его идеи, они считали, что Германия не
должна упускать возможность связи с государством, находящемся в Тихом
океане.
Со
временем
фюрер
рассмотрел
в
японцах
жертву
Версальско-
Вашингтонской системы, которые мечтали отомстить, а также увидел в Японии
угрозы, которые исходили от еврейства. Совместно с Германией она увидела в
большевизме еврейский заговор. В частности, говорилось: «мы должны
исключить интернационализм, который идет вразрез с государственным
устройством Японии… Мы должны… защищать ее от иностранных держав,
которые в сговоре с евреями хотят установить контроль над миром. Мы должны
подтвердить превосходство японской расы, сохраняя чистоту нашей крови…».99 И
именно наличие общего врага-еврея усилило интерес к данному государству.
В «Mein Kampf» Гитлер писал: «Евреи стараются разрушить японское
национальное государство, использовав для этого силы пока еще существующих
других национальных государств…».100 Далее он говорил, что «…евреи боятся
Японии, ибо в нынешнем ее виде она совершенно не укладывается в рамки
тысячелетнего еврейского господств».101 Таким образом, нацисты рассматривали
это государство в качестве главного пункта для борьбы с коммунизмом и
97
Хаусхофер К. Указ. соч.
Там же.
99
Platform and Propaganda Posters.
100
Гитлер А. Моя борьба.
101
Там же.
98
33
еврейством и не маловажно то, что интересы их не совпадали. Япония стремилась
к доминированию в Азиатском регионе. Геббельс так говорил о сотрудничестве с
данной страной: «Япония разгромит Россию. Этот колосс рухнет. Тогда и
настанет наш великий час».102
Германское правительство узнало, что Япония, после захвата Маньчжурии в
1931-1932 гг., занялось подготовкой создания военного плацдарма для нападения
на Советский Союз. Начали разрабатываться военные планы захвата территории
СССР от Владивостока до озера Байкал. После выхода Японии из Лиги Наций, Э.
Кордт отмечал, что «Гитлер испытывал сочувствие к этой стране».103
Руководство Японии еще до прихода нацистов к власти размышляло над
тем, кто сможет стать их союзником. Правительство понимало, что в одиночку
оно не сможет нанести сокрушительный удар СССР, для этого нужны западные
державы.
В сентябре 1933 г. немецкий посол Герберт фон Дирксен был направлен в
Японию с целью сближения двух стран. По словам военный министр В.
Бломберга:
«Фюрер
был
готов
установить
с
Японией
более
близкие
отношения».104 В результате переговоров обе стороны пришли к заключение, что
Германия и Япония являются «бастионом против коммунизма» и их связывает
общность интересов. Дирксен докладывал в Германию, что в результате войны,
Япония окажет необходимую помощь в борьбе с СССР.
Однако этот шаг не был простым, так как значительная часть немецкой
экономической и политической элиты больше была заинтересована в Китае.
Несмотря на все разногласия между прокитайскими и прояпонскими кругами в
Берлине, с Японией развивался технический и культурный обмен, происходили
контакты военных кораблей обоих стран, при этом демонстрируя уважение друг
другу.
В 1933 г. было подписано германо-японское торговое соглашение, создано
Германо-японское общество в Берлине, в Японии был открыт Германо-японский
102
Ржевская Е.М. Указ. соч.
Комптон Д. Указ. соч.
104
Дирксен Г. Указ. соч.
103
34
институт, в Токио был направлен военный инструктор подполковник А.
Хаусхофер. Таким образом, из этих отношений обе стороны хотели извлечь как
можно больше выгоды, чтобы реализовать свои агрессивные цели.
В 1934 г. генерал Х. Осима был послан в Берлин, чтобы выяснить позицию
Германии в случае нападения Японии на Советский союз. «Хоть и многие
офицеры японской армии восхищались военной машиной Германии, Осима
воплощал крайнюю милитаристскую точку зрения, он буквально преклонялся
перед вооруженными силами Третьего рейха».105 Такое открытое выражение
своей точки зрения впоследствии привело к установлению им тесных отношений
с немецкой верхушкой. Нужно сказать, что генерал Осима был важной фигурой
при разработке политики «оси Берлин-Токио». Геббельс в своем дневнике писал:
«Осима является одним из наиболее выдающихся поборников политики оси.
Следовало бы воздвигнуть в Германии памятник в его честь».106
После интенсивных переговоров Осимы с немецким руководством, военный
атташе США в Берлине Вуст отмечал, что «имеются данные, показывающие
наличие необыкновенно тесных и дружественных отношений между Германией и
Японией вплоть даже до военного союза».107
Гитлер, начиная с осени 1934 г., планировал создать германо-японский
военный союз. И. Риббентропу, советнику по внешней политике, было дано
распоряжение создать все условия для близкого сотрудничества с Японией. Р.
Гесс, заместитель фюрера, наложил запрет на появление различных высказываний
о превосходстве «арийской» немецкой расы над «неполноценными» японцами в
прессе, публичных выступлениях. Как отмечал Альфред Розенберг: «Мы не
можем надеяться на то, что в политике все наши друзья сделают нам одолжение и
обзаведутся голубыми глазами и светлыми волосами».108 Поскольку в расовом
отношении имелись некоторые проблемы, то немецкое правительство старалось
105
Boyd C. The extraordinary envoy: General Hiroshi Oshima a. Diplomacy in the Third Reich, 1934-1939. Wash.; Univ.
press of America, 1982. URL: http://militera.lib.ru/research/coalitions/03.html
106
Ibidem.
107
Пуляев А.В. Дипломатия войны: геополитическое сближение Японии и Германии в 1920-1941 годы // Вестник
Череповецкого государственного университета. 2014. №2. С. 47.
108
Комптон Д. Указ. соч.
35
придать Японии идеологические черты фашизма. «Опыт Японии показал, что
фашистский способ борьбы за существование далеко превосходит других».109
По словам Гесса: «целесообразно уклоняться от всех выражений, которые
могли бы быть восприняты как обида и презрение другими народами и
государствами земного шара, с которыми германский народ и фюрер желают
жить в мире».110 Также он указал, что «мы не должны повторять ошибок старой
Германии. Известно, например, какой тяжелый ущерб нанес бывший кайзер
взаимоотношениям между Германией и Дальним Востоком».111 Гитлер в своей
главной книге писал, что был упущен шанс заключить военный союз с Японией
перед Первой мировой войной. Таким образом, постепенно расовая проблем стала
разрешаться.
Но
это
была
не
единственная
преграда,
препятствующее
складыванию германо-японского сотрудничества.
Главным препятствием являлись одинаковые цели в Азии и Тихом океане.
После поражения Германии в Первой мировой войне Япония захватила сферу
влияния в Китае, а также Маршалловы, Марианские и Каролинские острова, т.е.
бывшие германские владения. Для Японии Германия – это проигравшая страна и
что-то возвращать она ей не собиралась. Но такое положение не совсем
устраивало фюрера.
Кроме
того,
после
войны
вся
немецкая
промышленность
снова
подключилась к конкурентной борьбе за сферы влияния в Китае. Наладилось и
военное сотрудничество с режимом Чан Кайши. После прихода Гитлера к власти
оно шло ускоренными темпами. «К 1936 г. Германия по объему экспорта в Китай
среди европейских стран перешла с седьмого на третье место. Захват
германскими
монополиями
прочных
экономических
противоречил
стремлению
японских
милитаристов
господствующего положения».112
109
Комптон Д. Указ. соч..
Табуи Ж. Указ. соч. С. 395.
111
Там же.
112
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
110
позиций
в
к установлению
Китае
там
36
Гитлер понимал, что быстро разрешить эти противоречия не удастся, но все
же делал ставку на Японию, для него политические факторы были важнее
экономических. Поэтому было решено провести секретные переговоры о военном
союзе с Японией. И. Риббентроп, занимавший тогда пост советника Гитлера по
вопросам внешней политики, предложил японскому военному атташе в Берлине
Х. Осима данный план. На повестке стоял вопрос о том, какую форму будет иметь
текст договора. Позже был подключен к переговорам посол Японии в Германии
В. К. Мусякодзи и представители японского генерального штаба.
Договаривающие стороны пришли к решению, что еще не пришло время
для подписания договора о военном союзе в его классической форме. По
инициативе
немецкого
руководства
было
принято
решение
закрепить
антисоветскую солидарность Германии и Японии против СССР в
форме
соглашения о борьбе против Коммунистического Интернационала. 9 июня 1936 г.
Гитлер и Мусякодзи пришли к выводу, что «задача обеих сторон состоит в том,
чтобы бороться против большевизма и коммунистических идей».113 Спустя
несколько дней фюрер в беседе с Осима публично сообщил, что, на его взгляд,
«Россия должна быть раздроблена на части».114
Уже в начале июля 1936 г. немецкая версия соглашения была готова.
Название Антикоминтерновский пакт предложил Г. фон Раумер, сотрудник
Риббентропа. Осима порекомендовал данный текст разделить на две части, т.е.
основная часть договора и секретный протокол к нему, ведь изначально он
представлял собой нацистский манифест.
21 сентября 1936 г. японским правительством были утверждены проекты
германо-японских соглашений. Эта новость воодушевила Гитлера и к принятию
решения продолжать и активизировать германо-итальянские переговоры, а в
дальнейшем заключить соглашение о сотрудничестве на мировой арене.
113
114
Jacobsen H. A. Op. cit. S. 189.
Ibidem.
37
ГЛАВА 2. СОЗДАНИЕ «ОСИ БЕРЛИН-РИМ И
АНТИКОМИНТЕРНОВСКИЙ ПАКТ КАК ГЛАВНЫЙ УСПЕХ
НАЦИСТСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
Итак, в октябре 1936 г. все проведенные переговоры оформляются в
конкретные международные соглашение, в свою очередь формирующие будущий
блок агрессоров.
23 октября 1936 г. Чиано и Нейрат положили начало установлению
германо-итальянского союза, поставив подписи под секретным протоколом. Под
этим протоколом подразумевалось признание Германией захвата Эфиопии
Италией. Итальянское руководство должно было проводить нужную для Гитлера
политику в Лиге Наций, т.е. одобрить ее «старания, направленные на
приобретение колоний».115
Также обе стороны обязались координировать политику в отношении
Англии и Франции, увеличить военную помощь Франко в Испании.
На следующий день состоялась встреча Гитлера с министрами иностранных
дел. Фюрер вновь признал Средиземное море сферой влияния Италии, заверил в
готовности начать войну через 3 года, максимум 5 лет против «демократии»
совместно с итальянским правительством. Также Гитлер сделал акцент на том,
что желает установить отношения с Японией и рекомендовал Муссолини
признать марионеточное государство Маньчжоу-Го.
Таким образом, с этого момента отношения двух держав получили с легкой
руки дуче названия «ось Берлин-Рим», участники стали называться державы
«оси». Муссолини всенародно объявил о наличии особых отношений между
Римом и Берлином. Он говорил: «Результатом берлинских встреч стала согласие
между обеими странами по некоторым конкретным проблемам... Это соглашение
... эта линия Берлин-Рим - это не перегородка, а скорее ось, вокруг которой могут
объединиться все европейские государства, которые хотят сотрудничать и
115
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
38
мира.116 Если говорить о создании «оси», то это, скорее всего, громкий лозунг, так
как Муссолини еще не до конца сделал выбор в пользу Германии, поскольку были
некоторые разногласия по австрийскому вопросу. Но пройдет чуть больше года
регулярных переговоров и дуче уступит.
Стоит
сказать,
что
итало-немецкое
сотрудничество
все
же
было
приоритетнее японского, так как их связывало много общего, прежде всего
реальное идеологическое сродство и личные симпатии лидеров. Однако и
антикоммунистический компонент был достаточно мощный, что сделало
возможным справиться со всеми проблемами на пути к образованию
«треугольника Рим-Берлин-Токио».
25 ноября 1936 г. в Берлине было подписано «Соглашение против
Коммунистического Интернационала» между Германией и Японией, состоящее из
трех статей и дополнительный протокол к нему.117 Японская версия названия
соглашения: «Японо-германский договор о совместной обороне». Данный
документ включал в себя рассуждения о подрывной деятельности Коминтерна,
угрожающей «общественному благосостоянию и социальному строю»118 и «миру
во всем мире».119 Именно этот документ станет базовым для будущего союза трех
держав.
Союзники дали обещание, что в течение пяти лет будут сотрудничать в
деле обмена информацией о деятельности Коминтерна, принимать строгие меры
против лиц, прямо или косвенно действующих в пользу Коминтерна. Нужно
отметить, что Германия сразу предупредила японское правительство, что
заключенные ранее и ныне действующие соглашения с Советским Союзом,
начиная с Рапалльского договора 1922 г., никак не противоречат пакту и будут
одновременно с ним существовать.
Стороны
заключили
военно-политический
союз
против
СССР,
но
толкование пакта сторонами было различное. Японский дипломат М. Сигемицу,
116
Свечникова С.В. Итало-германские отношения в 1936-1939 гг. С. 114.
Соглашение против Коммунистического Интернационала, 25 ноября 1936 г. С. 332-333.
118
Яковлев Н.Н. США и Англия во второй мировой войне. М., 1961. URL:
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000025/
119
Там же.
117
39
позже министр иностранных дел Японии говорил, что «японская армия
поддерживала секретное приложение, рассматривая Антикоминтерновский пакт
как военное соглашение. Немцы, с другой стороны, очевидно, придавали большее
значение
использованию
японской
мощи
в
широком
плане,
им
пакт
представлялся как компонент их дипломатической стратегии»,120 иначе говоря, и
для осуществления общей политики против крупных капиталистических держав.
По словам японского дипломата Того: «Истинная цель пакта – в создании
оборонительного союза против СССР. Учитывая нацистскую тактику взрывных
действий, я считаю сотрудничество с Германией затруднительным, так как
радикальные действия Гитлера обещали стать источником крупных потрясений в
Европе и даже во всем мире. Поэтому я возражал против того, чтобы Япония
связывалась с Германией».121 Одна японская газета вполне удачно отметила
принятый пакт «рамой, в которую можно вставить любую картину. Но союзники
никак не могли определиться, что это за картина: Япония хотела вставить
морской пейзаж, а Гитлер – пейзаж континентальной Европы».122
Нужно
сказать,
что
западные
политики
приветствовали
«Антикоминтерновский пакт» и считали его успехом политики «баланса сил». 123
Советский дипломат Я.З. Суриц, проанализировав многие детали, сказал, что
Германия и Япония «с договором или без договора…будут действовать
солидарно в конфликте против СССР. В отношении нас Япония и Германия
спаяны кровной связью, общностью интересов и круговой порукой».124
Гитлеровское правительство довольно аккуратно маскировало настоящую
цель
этого
пакта.
Германский
МИД
направил
в свои
дипломатические
представительства сообщение, в котором им устанавливалось объяснить, что
подписание пакта является всего лишь «оборонительным мероприятием
120
Яковлев Н.Н. Указ. соч.
Того С. Указ. соч.. С. 211.
122
Комптон Д. Указ. соч.
123
Яковлев Н.Н. Указ. соч.
124
Сиполс В.Я. Указ. соч.
121
40
с внутриполитическим защитным характером»,125 которое «не имеет никакой
союзной направленности против третьих держав».126
В своем дневнике, написанном после войны во время Нюрнбергского
процесса, бывший министр иностранных дел И. Риббентроп заявил, что это было
не просто соглашением о совместной борьбе против идеологического противника
в лице Коминтерна. По его словам: «разумеется, Антикоминтерновский пакт
скрывал в себе и политический момент, причём момент этот был антирусским,
потому что носителем идеи Коминтерна являлась Москва».127
Антисоветская
направленность
пакта
заключалась
и
в
том,
что
единовременно с ним в Берлине было подписано и дополнительное секретное
германо-японское соглашение к пакту. В нем обе стороны договорились «не
принимать каких-либо мер»,128 которые способствовали бы послаблению
положения Советского Союза в результате его неспровоцированного нападения
на Германию или Японию. Также участники обязались без общего согласия не
подписывать с СССР каких-либо соглашений, которые бы противоречили духу
соглашения. Вдобавок было принято решение проводить консультации между
сторонами, «чтобы охранять свои обоюдные интересы».129
Японо-германская дипломатия, очевидно, тяготела к тому, чтобы пакт,
заключённый в Берлине 25 ноября 1936 г., воспринимался международным
общественным мнением как соглашение, направленное исключительно против
России. В день подписания пакта все послы иностранных держав были
приглашены в германское Министерство иностранных дел. «Мы ещё не успели
сесть, – записывал посол Соединённых штатов Америки Додд в своём дневнике
от 25 ноября 1936 г., – как Нейрат вручил мне копию договора между Германией
и Японией. Этот договор я предвидел и предсказывал ещё два года тому назад».130
Далее он спросил: «Надеюсь, что договор имеет целью предотвратить войну?»
125
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
Там же.
127
Риббентроп И. фон. Указ. соч. С. 169.
128
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
129
Там же.
130
Додд У. Указ. соч.
126
41
«Да, – ответил Нейрат, – в этом его суть, но он направлен против русского
Коминтерна». «Вы пытаетесь положить конец пропаганде?» – спросил я.
Последовал утвердительный ответ...».131 Через некоторое время он произнес:
«Весь мир будет оповещён сегодня через печать о заключённом между Германией
и Японией соглашении, предназначенном для того, чтобы положить конец
коммунистической деятельности России и ещё раз припугнуть Англию и
Францию».132
Новость о заключение пакта распространилась на все мировое сообщество.
Как отмечал американский корреспондент в Европе У. Ширер «…нас собрали в
министерстве пропаганды…Риббентроп сказал, что помимо всего прочего,
документ («Антикоминтерновский пакт» - прим. авт.) означает, что Германия и
Япония объединились для защиты «западной цивилизации».133
В это же время в своей статье У. Черчилль говорил о том, что «угроза
русско-германского соглашения за счет западных стран определенно исчезла».134
Иными словами, британский политик также полагал, что «Антикоминтерновский
пакт» вписывается в генеральную стратегию Запада – изолировать Советский
Союз в преддверии крестового похода против коммунизма.
В своем выступлении 28 ноября 1936 г. советский дипломат М. М.
Литвинов заявил, что «авторы этих международных соглашений по борьбе с
коммунизмом не замечают, очевидно, в какое смешное положение они себя
ставят, когда они просят действительно поверить в идеологический характер этих
соглашений».135 Далее он говорил: «Соглашение это действительно не имеет
никакого смысла по той простой причине, что оно является лишь прикрытием для
другого соглашения, которое одновременно обсуждалось и было парафировано, а,
вероятно, и подписано, и которое опубликовано не было и оглашению не
подлежит».136 М.М. Литвинов утверждал, что «с сознанием всей ответственности
131
Додд У. Указ. соч.
Там же.
133
Ширер У. Берлинский дневник. C. 91.
134
Яковлев Н.Н. Указ. соч.
135
Там же.
136
Там же.
132
42
моих слов, что именно выработке этого секретного документа, в котором слово
коммунизм даже не упоминается, были посвящены 15-месячные переговоры
японского военного атташе с германским сверхдипломатом».137
Пакт
не
ограничился
двусторонним
форматом.
Почти
сразу
же
заинтересованность выразила Италия. Возвратившись домой после заключения
«оси», Чиано в свою очередь начал вести переговоры с Японией.
18 ноября 1936 г. итальянское правительство получило сообщение о том,
что японское руководство признало захват Эфиопии Италией. В скором времени
Чиано оповестил правительство Германии, что они практически одобрили
оккупацию Японии Маньчжоу-Го и намерены создать там свое посольство.
Развитие итало-японских отношений были направлено на то, чтобы обездвижить
Советский Союз на европейском пространстве и существенно усилить положение
Германии и Италии по отношению к Англии.
Итальянское
руководство
сразу
же
после
заключения
Антикоминтерновского пакта стремилось начать совместную работу с Германией
в области «восточной политики». Статс-секретарь МИДа Италии Дж. Бастианини
писал А. Розенбергу: «Если фюрер во время предстоящего визита затронет вопрос
о принципиальном урегулировании политики в смысле раздела Советского
Союза, то он не встретит со стороны Муссолини возражений. Муссолини, по
моему мнению, считает, что Советскому правительству можно причинять ущерб
путем поощрения самостоятельности различных народов».138
Но Италия колебалась. Во время визита дуче в Германию в сентябре 1937 г.
Гитлер показал всю мощь Третьего рейха, его способность вести победоносную
войну. Из поездки по Германии Муссолини вынес впечатление, что она лучше
кого бы то ни было подготовлена к войне, что именно фюрер в скором времени
станет вершителем судеб Европы, так что с ним лучше сотрудничать, чем
враждовать. Тем более что основа для сближения была: обе державы мечтали
построить свою великую империю. В итоге один личный визит окончательно
137
138
Яковлев Н.Н. Указ. соч.
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
43
определил характер итало-германских отношений на следующие годы и дал
толчок отсчету последних мирных лет. Но, надо сказать, Муссолини в ходе
встречи так и не удалось узнать планов в отношении Советского Союза, впрочем,
как и фюрер не получил удовлетворительного ответа по вопросу аншлюса
Австрии.
Пресса Италии и Германии подробно освещала визит, подчеркивала
выдающуюся роль обоих диктаторов в мировой политике. Так, немецкие газеты
за последние месяцы перед встречей обрушили на читателей поток статей,
которые были посвящены Муссолини. Они характеризовали его с различных
сторон. В них Муссолини описывался «как журналист, летчик, политик,
примерный семьянин, хороший отец, любящий брат, великий политик, блестящий
дипломат и т.д.».139
Гитлер в полной мере взял реванш за неблагоприятное впечатление,
оставленное им у дуче после встречи в Венеции. Он устроил Муссолини такой
прием, который по пышности и торжественности аналогов до сих пор не имел. Он
должен был изобразить очень близкую дружбу. В ходе встречи упор был сделан
не на переговоры и обсуждения планов действий, а на эффектные мероприятия и
декорации.
Нужно сказать, что визит Муссолини в Германию был очень важен для
немецкой внешней политики. Германское правительство ощущало итальянскую
нерешительность и желало привязать Италию как можно крепче, так как она
нужна была как союзник. Вследствие этого немцы приложили гигантские усилия,
чтобы произвести впечатление на дуче своей мощью, организованностью,
парадностью и т.д. И им это удалось. В ходе встречи Муссолини громко заявил,
что «когда фашизм выбирает друга, он идет с ним до конца».140
22 октября 1937 г. Риббентроп посетил Италию по поручению Гитлера для
проведения особо важных переговоров с Муссолини и Чиано по поводу
присоединение Италия к пакту. Чиано попросил содержание секретного
139
140
Свечникова С.В. Взаимоотношения Гитлера и Муссолини... С. 100.
Ридли Д. Муссолини. М., 1999. URL: https://profilib.net/chtenie/50418/dzhasper-ridli-mussolini.php
44
дополнительного соглашения к договору, на что Риббентроп заявил, что у них нет
никаких тайн от итальянского правительства, существует «джентльменское
соглашение»
антисоветского
характера,
которое
основывается
на
«мировоззренческой общности».141
В итоге, почти через год после подписания соглашения между Германией и
Японией,
6
ноября
1937
г.
к
Антикоминтерновскому
пакту
добилась
присоединения Италия на правах «первой великой державы, осознавшей угрозу
большевизма».142 Правительства Германии и Японии заявили о согласии принять
нового участника в качестве одной из сторон, «первоначально подписавших»143
это соглашение, что они признают настоящий протокол «равноценным
подписанию оригинального текста упомянутого Пакта и дополнительного
протокола».144 Как отмечал Риббентроп: «Это поворотный пункт в борьбе всех
чтящих законы, цивилизованных стран против сил разрушения»,145 указав снова
идеологический характер данного соглашения. Таким образом, сближение
агрессоров привело к образованию, как говорил Гитлер, «великого треугольника
Weltpolitik», который растянулся от Атлантики до Тихого океана. И именно
антикоммунизм являлся главным элементом образа треугольника Рим-БерлинТокио в пропаганде Германии.
Теперь Италия стала осознавать, что будет втянута в пересмотр всей
системы международных отношений. Чиано в своих мемуарах писал: «Три нации
обязались идти одним и тем же путем, который, вероятно, приведет к войне. К
неизбежной войне…».146 Италия также объявила о выходе из Лиги Наций. Таким
образом, произошло оформление блока агрессоров под лозунгом борьбы с
«коммунизмом», получившего название «ось Берлин-Рим-Токио».
Тремя участниками соглашение не ограничилось. Был принят ряд мер по
расширению Антикоминтерновского пакта. Риббентроп писал: «Я выражал
141
Ржешевский О.А. Указ. соч.
Там же.
143
Там же.
144
Там же.
145
Молодяков В.Э. Указ. соч.
146
Там же.
142
45
надежды на то, что остальные культурные государства тоже осознают
необходимость своего объединения против Коммунистического Интернационала
и пожелают присоединиться к данному соглашению».147 Первой страной, готовой
присоединиться к державам «оси», была Венгрия. 24 февраля 1939 г. она
присоединилась к пакту. Подобную точку зрения имело и марионеточное
государство в Китае Маньчжоу-Го. 27 марта 1939 г. Испания пополнила ряды
присоединившихся государств.
Таким образом, Антикоминтерновский пакт был выгоден трем его
участникам тем, что он был созвучен антикоммунистическим настроениям
правящих кругов других капиталистических стран, создавал у них впечатление,
что нацистская Германия вместе с ее партнерами по этому пакту действительно
представляет собой «бастион антикоммунизма» и внушал им надежду, что путем
уступок им удастся направить их агрессию против СССР. На практике же этот
пакт служил, с одной стороны, оправданием вмешательства трех агрессивных
держав во внутренние дела других стран, маскировкой их военных приготовлений
с целью подготовки и ведения захватнических войн, не только против СССР, но
и других стран в интересах расширения сферы своего господства также и в
капиталистической части мира.
В
связи
с
этим
отдельно
стоит
сказать
об
особой
роли
Антикоминтерновского пакта в пропаганде Третьего рейха. Традиционно
кажется,
что
пропаганда
внешнеполитической
арене
это
она
феномен
работает
внутренней
разве
что
политики,
на
на
обеспечение
внешнеполитического авторитета, но немцы именно в данном вопросе сумели
разорвать границы и шаблоны и активно использовали пропаганду как
инструмент деятельности Антикоминтерновского пакта. Для Гитлера пропаганда
– это особое средство и правильное применение этого оружия настоящее
искусство. Ее успех зависит от настойчивого, равномерного и длительного
использования.
147
Свечникова С.В. «Образ «оси Берлин-Рим» в нацистской пропаганде. 1936-1939 гг. Воронеж, 2012. URL:
http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2011/Istoria/2_88577.doc.htm
46
Антикоммунизм и образ советского врага являлись существенными
элементами
идеологии
нацистской
Германии,
фашистской
Италии
и
милитаристской Японии. Антибольшевизм был знаком многим европейским
странам, и его использование способствовало сокрытию истинной сути
соглашений.
Также
будущие
агрессоры
смогли
пропагандировать
свое
соглашение в открытой и популярной форме, не думая, что это может вызвать
некие опасения. Ситуация, сложившаяся в мире, например, Гражданская война в
Испании, благоприятствовала усилению распространения упреков на Советский
Союз, Коминтерн, большевизм. Поэтому немцы в рамках создания и затем
существования оси активно использовали в своих целях антикоммунистическую
пропаганду.
Еще начиная с 1935 г. происходили тайные встречи представителя Б.
Муссолини Э. Инсабато с Г. Лейббрандтом, который отвечал за антисоветскую
пропаганду в Германии. Основным предметом дискуссий была совместная борьба
с большевизмом.
В свое время Риббентроп говорил, что «для Гитлера одним из решающих
факторов его политики были расхождение между национал-социализмом и
коммунизмом и нужно найти некий способ, чтобы привлечь страны к
совместному противоборству с коммунизмом».148 Поэтому Риббентроп считал,
что его проект союза агрессивных держав был именно для «общей борьбы против
большевизма»149. Так на страницах немецкой газеты «Völkischer Beobachter» в
сентябре 1936 г. говорилось о том, что наступит тот день, когда все страны
согласятся, «что Германия и Италия спасли Европу»150 от коммунизма.
Поэтому после подписания протокола началась совместная работа и на
пропагандистском этапе. Для демонстрации официальной цели пакта была
создана «антикоминтерновская комиссия», которая изготавливала в Германии
148
Молодяков В.Э. Указ. соч.
Михайленко В.И. На пути к формированию фашистской «оси» Рим-Берлин (по материалам итальянского
Центрального государственного архива) // Проблемы итальянской истории. М., 1983. С. 87.
150
Цит. по: Свечникова С.В., Бойцова Д. Антикоммунизм как ключевой элемент нацистской пропаганды в
контексте формирования образа «оси Берлин-Рим-Токио» // Россия и Запад. Идеи, политика, культура. Конфликтдиалог-взаимовлияние. Сборник статей исторического факультета. Орел, 2017. Вып. 2. С. 19.
149
47
антисоветские листовки, а затем с помощью воздушных шаров с территории
дружественной Германии Польши забрасывались на территорию СССР. По
инициативе Х. Осима, включенного в состав «антикоминтерновской комиссии»,
предпринимались попытки распространять антисоветские пропагандистские
материалы в Крыму с территории Румынии.151
После заключение пакта в Токио было официальные торжества. 300 немцев,
которые проживали в столице, прошлись строем по улицам города со значками с
изображением свастики. В этом мероприятии приняли участие министр
иностранных дел Японии Арита и немецкий посол в Токио Дирксен. В своем
выступлении японский министр затрагивал тему «красной опасности», которая,
по его мнению, являлась причиной гражданской войны в Испании и
способствовала обострению японо-китайских отношений.152 Нужно сказать, что
подписание пакта торжественно вещали в Германии, также и в Италии. В Японии
заключение соглашения было встречено резко отрицательно. Политики, члены
парламента и бизнесмены обнаружили в пакте угрозу усиления контроля военных
над японской политической жизнью.153
Подписание
пакта
способствовало
расширению
в
Германии
разведывательной деятельности с целью изучения экономического и военного
потенциала Советского Союза. По инициативе рейхсфюрера СС Г. Гиммлера
и начальника службы эсэсовской службы безопасности (СД) Р. Гейдриха был
создан в предместье Берлина Ванзее секретный «восточный институт». Гиммлер
и Гейдрих при открытии этого института 20 сентября подчеркивали: «Изучение
Востока – это изучение Советского Союза».154 Институт Ванзее, в котором
работали профессиональные разведчики, регулярно предоставлял различный
материал о Советском Союзе, включая и военное значение. Уже к концу 1938 года
была готова полная карта железнодорожных сообщений в западных районах
СССР. Также в институте практиковалась деятельность по организации
151
Цит. по: Свечникова С.В., Бойцова Д. Указ. соч. С. 19.
Ржешевский О.А. Указ. соч.
153
Пуляев А.В. Указ. соч. С. 48.
154
Ржешевский О.А. Указ. соч.
152
48
подслушивания радиообмена на территории Советского Союза, обнаружению
запасов сырья, разработке основ нацистской пропаганды на русском языке
и языках народов СССР.
Однако не все было гладко. Следует отметить, что Муссолини был
противником антисемитизма, а немцы обобщали коммунистическую и еврейскую
угрозу, что затрудняло работу на этом уровне. Дуче говорил, что в Италии нет
еврейской проблемы, отмечая тем самым, что его «меньше тревожат 70 тыс.
итальянских евреев, чем миллионы черных новой итальянской империи в Африке.
Важно заставить итальянцев осознать превосходство белой расы над черной».155
Дуче полагал, что добился результата, «так как только три итальянки опозорили
себя сексуальными связями с черными»,156 после чего дали распоряжение «их
избить и сослать на 5 лет в концентрационный лагерь».157
Но после визита Муссолини в Германию в 1937 г. ситуация изменилась. Для
Италии выпуск расовых законов с виду приходит в норму. В июле 1938 г.
«Джорнале д’Италиа» выпустил статью «Фашизм и проблемы расы», позже
известная как «Расовый манифест», в которой говорилось о том, что итальянцы
долгое время были арийской расой, а также то, что евреи не являются членами
итальянской расы. Нужно сказать, что данный манифест вызвал положительный
отклик у нацистской Германии. Также было принято постановление, согласно
которому «лица еврейской расы не назначались преподавателями и учителями и
не принимались студентами в высшие учебные заведения».158 Издавались
расистские журналы подобно «Защиты расы». Особенно популярны были курсы,
которые читались по таким темам как «Сохранение расовой целостности»,
«Опасность смешанных браков», «Чистота итальянской расы со времен Римской
империи», «Евреи и современная культура» и многие другие. Эти лекции были
освещены в прессе и на радио, некоторые из них печатались в виде книг, и по ним
происходило преподавание в школе. Муссолини говорил Чиано, что «положено
155
Ридли Д. Указ. соч.
Там же.
157
Там же.
158
Там же.
156
49
начало воспитанию в итальянском народе антисемитизма и когда настанет
подходящий момент, он твердой рукой введет самые жесткие меры против
евреев».159
После приобщения Италии к расовой политике пропагандистская работа
пошла еще более активно.
Нацисты за небольшой промежуток времени достаточно ловко смогли
применить антикоммунистические настроения, царившие тогда в широких слоях
населения Европы. Гитлер представлял себя и свой режим оплотом борьбы
против коммунизма, а позже, видя в большевиках главную угрозу, провозгласил
Германию единственной надеждой «всего цивилизованного человечества»160
избежать большевистской заразы. Риббентроп отмечал, что «Германия и Япония,
будучи не в состоянии более терпеть махинации коммунистических агитаторов,
перешли к активным действиям»161 и, можно сказать, требовал, чтобы другие
страны включались в эту борьбу.
Наиболее
эмоциональное
наглядное
средство
пропаганды
«оси»
представлял собой плакат. В «Mein Kampf» Гитлер писал: «Как плакат сам по
себе не является искусством, так и пропаганда по содержанию своему не является
наукой. Все искусство плаката сводится к умею его автора при помощи красок и
формы приковать к нему внимание толпы».162 И действительно, это наглядное
средство позволило создать некий эмоциональный образ и воплотить его в
мифологическую картину мира. Также при помощи плаката можно умело обойти
некоторые проблемные вопросы, например языковой барьер, или разное
восприятие символики.
Следует сказать, что плакаты как наглядное средство пропаганды были
выбраны неспроста. В своей книге Гитлер также писал о мощи плакатов:
«Рисунок во всех его формах… имеет большие шансы на влияние. Здесь человеку
уже не приходится много шевелить мозгами. Ему достаточно взглянуть на
159
Ридли Д. Указ. соч.
Гитлер А. Моя борьба.
161
Молодяков В.Э. Указ. соч.
162
Гитлер А. Моя борьба.
160
50
рисунок и самое большее прочитать краткий пояснительный текст к нему…
Рисунок действует на человека быстро, можно сказать, одним ударом».163
Очень часто использовался такой прием в создании плакатов как
изображение крови. Этот цвет ассоциировался с агрессией, коммунизмом. Так на
одном из плакатов Германии был изображен коммунист в виде насоса, который
выкачивал кровь из планеты в еврейскую кружку.
Нужно сказать, что еще в 30-е годы XX века «образ врага-большевика»
объединился
с
«образом
врага-еврея»
и
превратился
в
«образ
еврея-
большевика».164 Сам же большевизм объединялся Гитлером с антисемитизмом,
ведь по его словам, именно евреи основали штаб-квартиру в Москве и оттуда
пропагандируют свои идеи.165 В итальянских плакатах образ крови немного в
иной форме представлялся. Например, рука большевизма со звериными когтями,
на рукаве которой изображен серп и молот, тянется к Пизанской башне и другим
архитектурным сооружениям различных городов Европы, но в нее вонзается
штык с символикой нацистской Германии.166
Помимо изображения крови был популярен такой прием, как использования
образов крушения, гибели и т.д. Так, например, на немецком плакате,
посвященном Гражданской войне в Испании, разъяренный большевик на фоне
советского флага бьет прикладом винтовки по Европе. Внизу надпись: «Красные
штыки против Европы. Испания – первая жертва».167 Аналогичные плакаты были
и в Италии.
Следует сказать, что образ разрушения понимался по-разному. Плакат с
надписью «Антикоминтерн», посвященный заключению пакта, иллюстрировал
немецкого рабочего, который разбивает кувалдой советскую пятиконечную
звезду с изображением серпа и молота. Другие плакаты показывали образ
военного, который уничтожал коммунизм. Например, немецкий солдат запускает
две молнии, напоминающие символ СС, в умирающего красного дракона со
163
Гитлер А. Моя борьба.
Советский ад глазами немецких карикатуристов 1930-х годов.
165
Буллок А. Гитлер и Сталин. Жизнь и власть. Сравнительное жизнеописание. Смоленск, 1998. Т. 1. С. 81.
166
Фашизм в борьбе с коммунизмом и его союзниками. URL: http://maxpark.com/community/5325/content/2338685
167
Советский ад глазами немецких карикатуристов 1930-х годов.
164
51
звездой на лбу. Выбор животного был не случаен, он показывал всю опасность
Советского Союза.168
Кроме того, популярным вариантом отображения большевизма в наглядных
материалах, как в немецкой, так и в итальянской и японской пропаганде стал
«звериный облик»: волка, когтистой лапы, дракона, паука, спрута и т.д. Несмотря
на разные его обличия, суть большевизма всеми виделась одинаково: он затянет
мир в хаос, сети неразберих, принесет море крови и уничтожит развитую
европейскую цивилизацию.169 Таким образом, немецкой пропаганде удалось
создать полный образ советско-еврейского врага, что являлось доказательством
необходимости создания треугольника Рим-Берлин-Токио.
В ноябре 1937 г. в Берлине проходила антибольшевистская выставка
НСДАП, приуроченная к годовщине Антикоминтерновского пакта и вступлению
в него Италии, на которой был представлен весь комплекс материалов
антибольшевистской пропаганды: от плакатов и фотографий до книг и
кинофильмов.170 Стоит отметить и сатирический журнал «Lustige Blätter», в
котором публиковались язвительные карикатуры на евреев и коммунистов.
Большое внимание в пропаганде
Германии и Италии уделялось образу
Советского Союза. Фюрер еще в начале своей политической карьеры говорил, что
СССР – это основной враг. И НСДАП представляла себя как защитницу против
коммунизма и большевизма. Гитлер откровенно заявлял, что «националсоциалистическое движение знает только одного смертельного врага: марксизм и
его интернационализм».171 Его поддерживали и союзники. «Эта Россия, которую
мы
видим,
погружается
в
бездну
своей
абсурдной
утопии,
своего
сверхкапиталистического социального хаоса и своих бесконечно чудовищных
преступлений»172 – отрывок речи Б. Муссолини, опубликованный в 1937 г. в «Il
popolo d’Italia». В этом же году в Германии вышла книга «Und du Siehst die
Sowjets Richtig» (И ты увидишь Советы правильно), в которой была показана в
168
Советский ад глазами немецких карикатуристов 1930-х годов.
Свечникова С.В., Бойцова Д. Указ. соч. С. 22.
170
Антибольшевистская выставка НСДАП в Берлине «Большевизм без маски».
171
Ржешевский О.А. Указ. соч.
172
Фашизм в борьбе с коммунизмом и его союзниками.
169
52
фотографиях вся жизнь Москвы. Эта книга получила широкое распространение
среди немецкого населения, теперь оно еще негативнее стало относиться к
Советскому Союзу. Хотя значительная часть работы была подлогом, например,
многие фотографии голода и нищеты советского населения принадлежали к
Первой мировой и Гражданской войне в России. Но союзники очень хотели
показать повседневную жизнь страны с элементами голода, бедности, беззакония
еврейско-большевистского руководства.
Не обходили стороной и образ Сталина, которого настойчиво относили к
евреям. На антисталинских карикатурах журнала «Simplicissimus» он изображался
как тиран и прихвостень капиталистов.173
Нужно
также
отметить,
что
в
рамках
нацистской
пропаганды
распространялся как «образ врага»: коммунизм, Советский Союз, так и «образ
друга»: Италия, Япония. Следует заметить, что ни итальянская, ни японская
пропаганда не имела в данном аспекте столь мощного проявления в отличие от
нацистской Германии. «Образ врага» в лице СССР у них не получил такого
широкого распространения, но все же присутствовала. Например, в честь
заключения Антикоминтерновского пакта в Италии была выпущена специальная
медаль, на которой, с одной стороны, были изображены три державы в виде
солдат, убивающих спрута с человеческим лицом и, с другой стороны, три
кентавра, поднявшихся на дыбы, со знаменами в руках. Под их копытами можно
увидеть извивающуюся змею. В Японии было выпущены различные значки, на
которых изображены или флаги держав оси, или лица лидеров государств.174
Таким
образом,
продемонстрировав
став
наличие
«бастионом
верных
против
сторонников,
большевизма»
и
поддерживающих
ее,
Германия нашла способ реализации как внутренней, так и внешней пропаганды и
политики своего режима. «Все искусство должно заключаться в том, чтобы
заставить массу поверить: такой-то факт действительно существует, такая-то
необходимость
173
174
действительно
неизбежна,
Советский ад глазами немецких карикатуристов 1930-х годов.
Значки и медали держав «оси».
такой-то
вывод
действительно
53
правилен и т.д. Вот эту простую, но и великую вещь надо научиться делать самым
лучшим,
самым
совершенным
образом».175
И
следует
сказать,
что
антикоммунистический элемент сохранялся на протяжении всего существования
треугольника, но его было недостаточно для подтверждения прочных и тесных
контактов. Поэтому реальные двусторонние отношения были гораздо проблемнее,
чем выглядели в изображении пропаганды.
175
Гитлер А. Моя борьба.
54
ГЛАВА 3. ЭВОЛЮЦИЯ ОТНОШЕНИЙ ВНУТРИ БЛОКА АГРЕССИВНЫХ
ДЕРЖАВ В 1938-1939 ГГ.
Развитие оси после 1937 гг. прошло через ряд побед и кризисов, которые
касались как немецко-итальянских, так и немецко-японских отношений.
Нужно отметить, что серьезной проверкой на прочность для италогерманских отношений стала Австрия. После того, как Италия присоединилась к
пакту, ее правительство ослабило позиции по вопросу о будущем австрийского
государства. Чиано заявил, что независимость Австрии «ничего не стоит», 176 так
как сохраняется только при содействии западных держав.
12 февраля 1938 г. было подписано Берхтесгаденское соглашение, по
которому руководство Австрии обязано было поддерживать внешнюю политику
нацистской Германии, разрешить свободно действовать австрийским националсоциалистам и т.д. Но это соглашение вызвало возражение у руководства и
населения страны. Были предприняты попытки проведения референдума о
независимости Австрии, в результате чего нацистское руководство прибегло к
вторжению немецких войск на территорию австрийского государства. Так ровно
через месяц после подписания соглашения гитлеровские вооруженные силы
произвольно вступили в Австрию. Было сформировано новое нацистское
правительство, Австрия объявлялась «немецкой землей».177
Германское руководство в самый последний момент предупредило Италию
о намеченном событии, в результате чего у Муссолини не было выбора, как
одобрить его действия. Чиано писал, что «он был зол на то, какими методами
Германия решает австрийский вопрос. Они (немцы) должны были вначале
оповестить нас, а потом действовать».178 Но надо сказать, что публично дуче не
выразил
своего
возмущения,
«заявив
о
верности
союзническим
обязательствам».179 В ответ Гитлер отправил ему письмо, в котором говорил:
176
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
Там же.
178
Наумов А.О. Фашистский интернационал. Покорение Европы. М., 2005. С. 258.
179
Свечникова С.В. Итало-германские отношения в 1936-1939 г. С. 115.
177
55
«Муссолини, я вам этого никогда не забуду».180 Таким образом, аншлюс
подтвердил преданность итальянского государства принимаемым на себя
обещаниям, а также показал совсем иное отношение немцев к союзнику.
После
австрийской
уступки
наблюдался
процесс
углубления
сотрудничества. Одним из наиболее ярких примеров тому стал ответный визит
Гитлера в Италию, в рамках которого немцы надеялись и согласовать новый
договор.
Уже к апрелю 1938 г., по распоряжению Гитлера, началась подготовка к
заключению итало-германского военного договора. Переговорщиком был новый
немецкий посол в Риме Г. Макензен, который должен был учитывать, что
Германия обязана отказаться от требований на вхождение Южного Тироля в
состав Италии, должна признать неприкосновенность границ с Италией, Венгрией
и Югославией, отступиться от продвижения в район Средиземного моря, но
приступить к решению «польского коридора», Судетской области и начать свое
наступление в Прибалтику.181
Заключение договора планировалось реализовать во время встречи Гитлера
и Муссолини в Италии, которая прошла в мае 1938 года. Дуче старался сделать
все, чтобы «не ударить в грязь лицом»182 и продемонстрировать свой режим с
лучшей стороны. И нужно сказать, что ему это удалось, хоть и были некоторые
отрицательные моменты. В частности, Гитлера поразил тот факт, что Муссолини
не обладал всей полнотой власти, а должен считаться с мнением короля.
Германское руководство в рамках поездки стремилось сделать акцент на
идеологическую составляющую «оси». Об этом свидетельствует сам состав
делегации Германии, которая, как потом оказалось, «по протоколу была слишком
большой для государственного визита».183 П. Шмидт, переводчик МИДа Третьего
Рейха, писал: «Наша
делегация, состоявшая примерно из пятисот человек,
путешествовала в трех специальных поездах. В этом «вторжении в Италию», как
180
Ульрих В. Указ. соч.
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
182
Свечникова С.В. Итало-германские отношения в 1936-1939 гг. С. 115.
183
Там же.
181
56
некоторые из нас его называли, приняли участие половина членов правительства,
большинство партийных лидеров, известные журналисты, жены министров,
включая фрау фон Риббентроп».184 Италию посетили такие видные политические
деятели как Риббентроп, Гесс, Кейтель, Франк, Геббельс, Гиммлер и др.
Во время визита фюрер заявил о нерушимости германо-итальянской
границы, об укреплении отношений и т.д. Риббентроп начал вести переговоры с
Чиано, предоставив ему текст будущего итало-германского военного союза. Но
точка зрения правительства Италии была иная. Как отмечал статс-секретарь
германского
МИДа
Вейцзер:
««Муссолини
ответил
нам
пощечиной
–
импровизированным проектом договора, который походил больше на заключение
мира с противником, нежели на пакт о верности с другом. Мы возвратили этот
абсолютно негативный контрпроект и без всякого соглашения снова отправились
на север».185
Но нужно заметить, что поездка Гитлера в Рим не была напрасной.
Муссолини высказался о своей «незаинтересованности» в Чехословакии и о цели
вступить немного позже в войну с Францией за Тунис.186 Для немцев это было
достаточно, чтобы удостовериться в том, что со стороны Италии не будут
приняты никакие меры, препятствующие расширению агрессии в Центральной
Европе. Таким образом, именно идеологический взгляд вместе с разграничением
сфер влияния упрочил союз двух государств и придал итало-германским
отношениям «особый» характер. Но следует отметить и то, что во многом визит в
Италию изменил отношение немцев к союзнику, так как показал всю военную
слабость итальянского государства.
Идеальным
проявлением
надежности
фашистского
братства
была
Мюнхенская конференция, которая прошла в 29-30 сентября 1938 г. На ней
присутствовали главы правительств Германии (Гитлер), Англии (Чемберлен),
Франции (Даладье) и Италии (Муссолини).
184
Шмидт П. Указ. соч.
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
186
Там же.
185
57
Гитлер сказал Муссолини, что конференция будет или успешная, или все
решится силой оружия. В рамках этого заседания немцы попытались всем
продемонстрировать существование особого фашистского блока.
Гитлер, желая подкрепить убежденность Муссолини и всего мира в
крепости итало-германского союза, показал все свои актерские способности.
Фюрер уважительно смотрел на дуче в ходе диалога, его интересовало мнение по
любому поводу. В результате чего все подумали, что именно Муссолини сможет
воздействовать на Гитлера. «Он может сдерживать немецкого фанатика, и
сохранением мира вся Европа обязана великому дуче, а Чехословакия не столь уж
и большая цена за мир».187 Таким образом, дуче расценивал Мюнхен как личный
успех, Гитлер был крайне доволен, что его авантюра удалась.
На конференции было достигнуто Мюнхенское соглашение, по которому
Чехословакия должна была освободить Судетскую область от своей армии и
управленческих структур и передать немцам. Это был совместный триумф оси.
В 1938 г. между Италией и Германией было заключено культурное
соглашение. Германское руководство открыто заявляло, что «данное соглашение
единственное в своем роде и мир не видел ранее свидетельств подобного согласия
между народами»,188 но в действительности еще 1936 г. было заключено подобное
соглашение с Венгрией, а чуть позже и с Японией.
В рамках достигнутого культурного сотрудничества было осуществлено
немало проектов. В частности, «во время Судетского кризиса удачно прошла
согласованная
Геббельсом
и
Алфиери
совместная
деятельность
прессы,
состоялись визиты журналистов, в 1939 г. прошли циклы радиопередач».189 Также
были проведены некоторые соглашения по вопросам театра, кино и прессы.
Говорилось об обмене школьниками, студентами, преподавателями, об обучении
немецкого и итальянского языков и т.д.
Важным показателем в этот период стало увеличение количества личных
контактов представителей двух стран, прежде всего, рабочих и юношеских
187
Свечникова С.В. Итало-германские отношения в 1936-1939 г. С. 116.
Там же.
189
Там же.
188
58
организаций: «Балилла» и «Гитлерюгенд»; «Дополаворо» и «Сила через радость».
Нужно отметить, что приезжали они не как «гости в чужую страну, а как друзья к
друзьям».190
В 1938 г. состоялась совместная поездка лидеров рабочих организаций Лея
и Кьянетти в Судетскую область, 1939 г. – велосипедный пробег «Балилла» и
«Гитлерюгенд».191 Любая встреча превращалась в театрализованное шоу,
срежиссированное нацистской пропагандой.
Также
важным
фактором
развития
двусторонних
отношений
и
демонстрации союза на международной арене, как уже упоминалось, стала
дружба двух вождей. Апогеем подобных действ явились личные встречи Гитлера
и Муссолини в 1937 г. в Германии и в 1938 г. в Италии, ставшие фантастическом
спектаклем и внушительной демонстрацией дружбы двух вождей. Нацистская
пропаганда неустанно подчеркивала, что Бенито Муссолини – верный друг
Адольфа Гитлера, который его никогда не предаст, и наоборот, после аншлюса
Австрии, на который Италия закрыла глаза, Гитлер сказал: «Скажите,
пожалуйста, Муссолини, что я никогда не забуду этого. Никогда, никогда,
никогда, что бы ни случилось!».192 Также в рамках различных событий на
международной арене Гитлер всячески демонстрировал какое особое влияние на
него оказывает Муссолини.
Нужно сказать, что действительно после визитов 1937 и 1938 гг., несмотря
на дальнейшее сближение, на Мюнхен и культурное соглашение, реальное
отношение немецкого руководства к «оси» и союзникам изменилось, оно стало
двойственным. Муссолини переполняла ревность и зависть от успехов Гитлера,
ведь он считал себя единственным «Александрийским маятником XX века»,193 а
теперь ему приходится признать, что их два: он и Гитлер. За 1938 г. немцы не раз
столкнулись с тем, что Италия является слабым и необязательным партнером и
рассчитывать на реальную поддержку с их стороны бесполезно. Ныне
190
Свечникова С.В. Итало-германские отношения в 1936-1939 г. С. 116.
Свечникова С.В. Образ фашистской Италии в нацистской пропаганде… С. 190.
192
Ульрих В. Указ. соч.
193
Свечникова С.В. Взаимоотношения Гитлера и Муссолини… С. 102.
191
59
руководство Германии стало воспринимать ее как ведомого партнера. Теперь
Муссолини играл роль «младшего брата».194 Но все же Гитлер понимал, что-то
менять уже поздно и «ось» была в центре немецкой политики.
Отношение к Японии, которая не считалась с мнением Германии и Италии,
восхищавшейся
деятельность
нацистов,
также
поменялось.
Риббентроп
сомневался в надежности Японии как партнера, но здесь взаимозависимость была
меньшей, так что Германия имело большее пространство для маневра.
Однако Гитлер сомневался в решительности союзников воевать, поэтому
показательно, что он предпочел не делиться реальной информацией о планах
Третьего рейха.
Так при оккупации Чехословакии в марте 1939 г. руководство Германии
вновь «забыло» предупредить Италию, как это было с аншлюсом Австрии. Успех
аннексии Чехословакии вдохновил Гитлера на дальнейшие военные действия.
Итальянцы были крайне недовольны поведением союзника и обвинили его в
«вероломстве и ненадежности».195 Но на совещании Большого Фашистского
Совета Муссолини пришлось согласиться с тем, что «у Италии нет альтернативы
союзу с Германией».196 И чтобы как-то выровнять соотношение сил «оси», в
марте 1939 г. Муссолини оккупировал Албанию. Как говорил Чиано: «В данный
момент мы не встретим ни локальных помех, ни серьезных международных
осложнений во время нашего вступления», а также «наше вторжение в Албанию
значительно поднимет моральное состояние страны, принесет значительную
пользу оси, после чего мы сможем пересмотреть нашу политику в отношении
Германии, гегемония которой начинает приобретать тревожную форму».197
Но, все же, желая сохранить итало-германский союз, Германия формально
подтвердила разграничение сферы экспансии с Италией и Гитлер «признал
194
Свечникова С.В. Взаимоотношения Гитлера и Муссолини… С. 102.
Cмит Д. М. Указ. соч. С. 262.
196
Лопухов Б.Р. Германский и итальянский фашизм на пути к мировой войне // Европа между миром и войной
1918-1939. М., 1992. С. 48.
197
Цит. по: Гроссман А.С. Указ. соч. С. 57.
195
60
итальянские исключительные права на Средиземное море, на Адриатику и на
прилегающие районы».198
Параллельно немецкое руководство устанавливало диалог по вопросу о
заключении
германо-итало-японского
военного
союза
с
Японией.
Антикоминтерновский пакт, естественно, усилил агрессивность Японии в Азии.
Летом 1937 г. она начала войну против Китая. В ход пошло и химическое и
бактериологическое оружие,199 начались расправы над населением. Все эти
действия зачастую оправдывались борьбой против Коминтерна.
В скором времени Китай заключил с Советским Союзом пакт о не
нападении, чтобы обезопасить себя от агрессии Японии. Все это привело к
обострению отношений между державами. Германию не устраивало то, что
японское правительство своими поступками может привести к сближению Китая
с СССР. Япония, в свою очередь, требовала прекращения поставки оружия в эту
страну и возвращения военных советников. Гитлер понимал, что в данной
ситуации нужно уступить, он не хотел, чтобы его оружие способствовало победе
китайского народа. Фюрер также понимал, что «японское поражение в Восточной
Азии никогда не принесло бы пользы ни Европе, ни Америке, а лишь
большевитской России».200 В 1938 году Германия прекратила поставки и отозвала
своих советников.
Еще в ноябре 1937 г. после завоевания Китая японское правительство
предложило Гитлеру заключить военный союз. Данное предложение было
отклонено фюрером в связи с тем, что он опасался быть привлеченным к
непреднамеренным
событиям,
вызванными
японскими
радикалами
в
нестабильной обстановке на Дальнем Востоке.
Но, вступив в феврале 1938 г. на должность министра иностранных дел, И.
фон Риббентроп высказал идею соглашения о взаимной помощи с Японией.
И уже летом 1938 г. Гитлер был готов к рассмотрению проекта фашистскомилитаристского военного союза, так называемого Тройственного пакта. По
198
Цит. по: Гроссман А.С. Указ. соч. С. 57.
Ржешевский О.А. Указ. соч.
200
Там же.
199
61
словам Риббентропа: «Италия и Япония столь же серьезно заинтересованы в
сильной Германии, как мы – в сильной Италии и сильной Японии».201 Инициатива
находилась в руках японского руководства. Подписав Антикоминтерновский
пакт, Япония полагала, что ускорится приготовление нацистской Германии к
нападению на Советский Союз, следовательно, уменьшится и помощь Китаю.
Гитлер был готов заключить такой военный союз, так как он смог бы повысить
угрозу СССР со стороны Японии и избежать войны на два фронта. Также он
сдержал бы способность Советского Союза противостоять расширению агрессии
со стороны Германии в Европе.
И вот уже в сентябре 1938 г., накануне Мюнхенской конференции, МИД
Германии подготовил первый проект Тройственного пакта. Риббентроп отправил
для ознакомления текст военного соглашения Муссолини и Чиано. Через
несколько дней он приехал в столицу Италии, чтобы подтолкнуть дуче
к
заключению итало-германо-японского союза. Нужно сказать, что Муссолини не
высказывался против трансформации трехстороннего Антикоминтерновского
пакта в военный пакт, но сохранял неуверенность по поводу уместности его на
данном этапе. И к тому же он не хотел подписывать данное соглашение до тех
пор, пока не скоординируют тактику расширения агрессии. Крайне не доволен он
был и тем, что текст пакта был составлен в форме оборонительного союза. По
словам дуче: «Мы не должны заключать чисто оборонительный союз. В этом нет
необходимости, так как никто не думает нападать на тоталитарные государства.
Мы должны заключать союз для того, чтобы перекроить карту мира».202
Но был еще один факт, который останавливал Муссолини. Италоанглийское соглашение 1938 г., ставшее возможным благодаря войне в Испании,
признающее аннексию Эфиопии английским правительством и гарантирующее
проход итальянских кораблей через Суэцкий канал, не было еще ратифицировано
парламентом Англии. Согласно этому договору оба государства дали обещания
не вести пропагандисткую войну в отношении друг друга, а также договорились
201
202
Молодяков В.Э. Указ. соч.
Кошкин А. Указ. соч.
62
докладывать о действиях военных кораблей в Средиземном море. По этим
причинам дуче и не желал ухудшения «дружеских» отношений с Англией.
После ратификации итало-английского соглашения в ноябре 1938 г. из Рима
стали вновь доноситься агрессивные призывы. Чиано потребовал от депутатов
активнее
добиваться
осуществления
«естественных
чаяний
итальянского
народа».203 Не обошло стороной руководство и немецкую восточную политику.
Оно вновь заговорило о разделе СССР на сферы влияния и заявило, что «Италия
хотела бы защищать свои интересы в районе Черного моря».204 Таким образом,
интерес к сближению с Германией и Японией с целью изменению карты мира у
итальянского правительства очевидно возрос. Поменялось и отношение к
заключению Тройственного пакта, которое планировалось провести в Риме
только после подписания в декабре 1938 г. германо-французской декларации, в
результате чего германское руководство согласилось поддерживать дружеские
отношения с Францией. Но продлилось это недолго.
Уже в начале января 1939 г. Чиано передал письмо Риббентропу с
согласием дуче заключить Тройственный пакт в конце месяца. В скором времени
началась доработка проекта пакта в лице Риббентропа, Чиано и Осима.
Надо сказать, что в результате столкновения Осима с тогдашним японским
послом в Берлине Того, противником объединения с нацистской Германией,
считавшего, «что этот союз ничего не даст для победы Японии в войне с Китаем,
но сможет вовлечь Японию в конфликт с европейскими противниками
Гитлера»,205 тот был смещен с должности и переведен на должность посла в
Москву. Новым послом в Берлине стал Осима, который итак до этого держал под
личным контролем все контакты с Риббентропом о союзе. Нельзя не отметить,
что назначение на должность способствовало доминированию милитаристской
точки зрения на отношения с Германией накануне Второй мировой войны.
Разногласия были связаны с тем, что, когда проект пакта был почти
одобрен, Япония согласилась подписать его только в том случае, если будет
203
Ржешевский О.А. Указ. соч.
Там же.
205
Международные коалиции и договоры накануне и во время второй мировой войны.
204
63
включена поправка об исключительной направленности против СССР. Японское
руководство «выражало желание прекратить операции в Южном и Центральном
Китае, сохранив за собой лишь Северный Китай как базу развертывания войны
против СССР».206
Желание внести оговорку было вызвано неготовностью Японии вести войну
на море против Англии и США. Также правительство страны не хотело портить
японо-американские отношения и лишаться экспорта из США нефти и других
материалов.
Руководство Японии продолжало ставить условия, считая, что, «если
Гитлер не намерен тратить драгоценное время, то не должен рассчитывать на
быстрое заключение договора с участием Японии».207
Нужно сказать, что фюрера такая позиция японского руководства совсем не
устраивала. Он считал, что если внести требуемые японским правительством
поправки, то с немецкой стороны смысл существования пакта был бессмыслен.
Поэтому терпению Гитлера пришел конец, и он заявил, что «поведение японцев
становится все более и более непонятным».208 Но отказываться от союза с
японским государством полностью он не планировал.
Риббентроп через дипломата Отту сообщал японскому руководству, что
«боязнь войны с Америкой это не повод для откладывания подписания
соглашения, поскольку оно станет самым надежным средством удержания
Америки от вступления в войну»,209 а также «заставит Америку и СССР остаться
нейтральными».210
И таким образом, отсутствие единой точки зрения у правящих кругов
Японии по вопросу военного союза привела к тому, что Германия будет
вынуждена в скором времени заключить итало-германский союз без японского
компонента.
206
СССР в борьбе за мир накануне второй мировой войны: Документы и материалы. С. 169-170.
Бонвеч Б. Указ. соч.
208
Там же.
209
Там же.
210
Там же.
207
64
Заключение
пакта,
как
выяснилось,
было
трудоемким
процессом.
Гитлеровское руководство желало предельно привязать Италию к себе, но
итальянское правительство хотело обратного. Германия уверяла Чиано, что в ее
планы не входило использовать военные средства для решения противоречивых
вопросов с Польшей, также и о нежелании быть вовлеченной в войну на два
фронта.
Дуче опасался чрезмерной агрессивности со стороны Германии, так как был
еще не готов к войне. Он просил фюрера дать ему обещание, что наступление не
начнется раньше, чем через 3 года. Но Гитлер воздержался прописывать этот
пункт в пакте, хотя неофициально дал согласие не торопиться. Оставались
некоторые нерешенные вопросы и по поводу сферы влияния на Балканах, а
именно где все же будут проходить границы Римской империи.
Разработать текст проекта было поручено немецкому правительству. Чиано
не придал значения правильности формулировки пунктов, призванных защищать
интересы итальянской стороны. Следует отметить, что Муссолини был даже не
знаком с точным текстом обязательств по договору, который его министр
готовился подписать и который значительно разнился с предварительным
обсужденным материалом.
Коварная тактика нацистов содействовала согласию Италии заключить
военный союз с Германией. 22 мая 1939 г. в Берлине был подписан «Пакт о
дружбе и союзе между Германией и Италией», т.е. «Стальной пакт»211 сроком на
10 лет. Муссолини, придумавший слово «ось», изначально хотел назвать
соглашение
«Кровавым
пактом»,212
но
хорошо
подумав,
отказался
от
первоначального варианта. И с этого момента союзники в конечном итоге
оказались
связанными
определенными
взаимными
договоренностями.
Ознакомившись с текстом германского протокола Чиано сказал: «Я никогда не
видел подобного договора - это подлинный динамит».213 В преамбуле говорилось
о наличии общих целей, в частности, совместной работе в области обеспечения
211
Пакт о дружбе и союзе между Италией и Германией, 22 мая 1939 г. С. 345-346.
Смит Д. М. Указ. соч. С. 168.
213
Овсяный И.Д. Указ. соч.
212
65
мира в Европе, борьбе за сохранение основ европейской культуры и т.д. Договор
гласил, что две державы, «спаянные внутренним родством идеологий… полны
решимости действовать рука об руку объединенными силами в целях обеспечения
жизненного пространства».214
Основная часть пакта содержала 7 статей. Согласно договору союзники
обязались координировать свои позиции по совместным вопросам, оказывать
помощь друг другу, «если безопасность или иные жизненные интересы одной из
договаривающихся сторон подвергнутся угрозе извне».215 Также говорилось и о
том, что если один из союзников подвергнется нападению, то другой
незамедлительно окажет любую помощь. Не обошли стороной и вопросы
военного и военно-экономического сотрудничества и постановили, что, «будут
проводить текущие консультации и по другим вопросам, необходимым для
практического осуществления положений этого пакта».216 Италия и Германия
высказались за то, что они готовы и в дальнейшем развивать дружеские
отношения со странами, имеющие схожие интересы, так что лазейка для Японии
и других была оставлена.
Что касается секретного дополнительного протокола пакта, то союзники
дали согласие «как можно скорее договориться о структуре, месте пребывания и
методах работы подчиненных им военных и военно-экономических комиссий»,217
вдобавок обязались урегулировать совместную работу, которая будет отвечать
целям пакта, в области прессы, пропаганды и информации.
В честь заключения Стального пакта Чиано наградил Риббентропа цепью
ордена Святой девы, что привело Геринга в бешенство, и он даже прослезился. По
его мнению, этот орден нужно дать было ему, ведь именно он способствовал
быстрому заключению союза. Собственно он обсуждал многие проблемы
двухстороннего сотрудничества, в том числе и вопрос европейского конфликта. А
также заверил итальянское правительство, что «в текущем году не собирается
214
Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. Т. 1.
Ржешевский О.А. Указ. соч.
216
Там же.
217
Там же.
215
66
предпринимать какой-либо крупой акции в Европе».218 Чиано рассказывал: «Я
обещал Макензену попытаться сделать так, чтобы и Герингу дали орден».219
Пропаганда Германии и Италии широко восхваляла новую эру в италогерманских отношениях, эру «вечной дружбы».220 Немцы на весь мир детально
описывали праздничную обстановку подписания договора, присутствовавших лиц
и в итоге провозглашали создание «нерушимого блока силы, воли и интересов»221
между Италией и Германией. В честь этого события в Берлине Геббельс также
развесил плакаты, провозглашавшие: «Могущественный друг стоит на стороне
немецкого народа – фашистская Италия», «Да здравствует итальянский народ и
его дуче Бенито Муссолини!» и «Да здравствует наш немецкий народ и наш
фюрер Адольф Гитлер!».222
Итальянцы же иной раз со страхом наблюдали за усилением отношений
союзных государств. По словам Чиано: «Пакт воспринят лучше в Германии, чем
Италии. Но итальянские империалисты все же довольны, для них пакт означал
дальнейший рост военных прибылей».223 Итальянский политик П. Тольятти в
своих воспоминаниях отмечал: «В дни, когда Муссолини в качестве главы
государства подписывал пакт военного союза с Германией, семья МуссолиниЧиано, занимающая господствующее положение в стальной индустрии Италии,
справляла фамильный праздник: ее состояние достигло миллиарда лир. Не зря же
пакт дружбы с Германией именуется фашистами «стальным» пактом!»224
Угроза пакта заключалась в том, что интересы Италии практически не были
защищены и причиной тому была невнимательность итальянского руководства,
которое не включило соответствующие статьи, обязующие союзников не
начинать военное столкновение в ближайшее время (как Риббентроп уверил
Чиано перед заключением пакта), также не были прописаны положения и о
218
Гроссман А.С. Указ. соч. С. 59.
Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. Т. 1.
220
Гроссман А.С. Указ. соч. С. 59.
221
Цит. по: Свечникова С.В. «Образ «оси Берлин-Рим» в нацистской пропаганде…
222
Там же.
223
Там же.
224
Цит. по: Гроссман А.С. Указ. соч. С. 59.
219
67
Балканском полуострове, Польше. Таким образом, документ был триумфом
именно немецкой дипломатии.
Муссолини осознавал, что тексты документов разнятся и поэтому
необходимо
внести
некоторые
уточнения.
Он
приказал
подготовить
пояснительную записку, где оговариваются все нюансы военных обязательств.
Документ, известный как «Памятная записка Каваллеро», названном по имени
составившего его генерала, расценивался дуче как составная часть соглашения о
союзе. В записке он указывал, что «Италия не намерена ускорить войну
общеевропейского характера, но убеждена, что она неизбежна»,225 так как
прогнозирует, что «треугольник Лондон-Париж-Москва будет стремиться и в
мирное время, всячески нанести ущерб державам оси».226
Чиано сделал уточнение для Риббентропа: «Генералу Каваллеро я поручил
конфиденциальный документ, подготовленный дуче, который особенно важен для
развития военного и экономического сотрудничества между нашими двумя
странами».227 Говоря другими словами, устные обязательства должны быть
подтверждены письменно, чтобы теоретически составлять единое целое со
Стальным пактом.
Но после подписания пакта руководство Германии не торопилось
раскрывать истинные планы. Отношение к союзнику, надо сказать, становилось
все более пренебрежительным. Вслед за Австрией и Чехословакией Италию вновь
«забыли» предупредить о пакте Молотова-Риббентропа, также и о планах
нападения на Польшу. Фюрер на одном из совещаний, предназначенному
вторжению на территорию польского государства, сообщил: «Сохранение тайны –
решающая предпосылка успеха. Цель должна сохраняться в тайне даже от Италии
и Японии».228
Такое поведение немцев было оправдано неспособностью Италии оказать
реальную поддержку Германии в случае военных действий. Гитлер сгоряча
225
Нольфо ди Э. Указ. соч.
Там же.
227
Там же.
228
Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма: Исторические очерки. Документы и материалы. M.,
1973. Т. 1. С. 137.
226
68
заявлял: «в этом нереальном мире есть лишь она реальная вещь – ненадежность
Италии и Муссолини».229 Но, нужно сказать, что обе страны, лидера и МИДа
осознавали тот факт,
что нуждаются друг в друге и намеренно шли на
заключения союза и реализацию своих планов по созданию великих империй:
Германской и Итальянской. И как мы видим, их политические интересы
вынудили обратить внимание друг на друга в качестве вероятных союзников, а
идеологическая составляющая упростила установление тесных контактов и
придала этим отношениям особую глубину.
В свою очередь правительство Италии, уже на правах союзника, тяготело к
контролю действий Германии. В конце мая 1939 г. дуче адресовал фюреру
письмо, в котором изложил план действий союзных государств.
Германия и
Италия обязаны были любыми способами подготовиться до 1943 г. к
победоносной войне европейского характера против Англии, Франции и
Советского
Союза.
Такую
спешку
он
объяснил
незавершенностью
усовершенствования вооружения, еще не до конца были стабилизированы
захваченные территории в Африке, на Балканском полуострове. Так же
Муссолини планировал увеличить и денежные сбережения Италии. Надеялся и на
то, что «в течение трех лет Япония доведет до конца свою войну в Китае»230 и это,
тем самым, ускорит присоединение японского государства к итало-германскому
союзу.
Данный план не вызвал заинтересованности у германского руководства,
поскольку Италия, сравнительно слабое государство, уже мало ценилась как
союзник и ее активность в разработке планов вызывала опасения. Кроме того, для
немцев эти даты были не спешкой, а опозданием. Также правительство Германии
предполагало, что в результате войны, со стороны Италии пользы никакой не
будет.
Надо отметить, что нападение гитлеровского государства на Польшу было
неизбежно. В силу неуступчивости польского государства, Гитлер решил
229
230
Колье Р. Указ. соч.
Ржешевский О.А. Указ. соч.
69
претворить в жизнь свои планы, т.е. напасть на эту страны, чтобы «она уже не
могла приниматься в расчет как политический фактор».231 Но это его решение
могло привести к военному столкновению с Англией и Францией, а,
следовательно, и вынудило бы Италию включиться к боевым действиям, к
которым она была абсолютно не готова. Дуче предлагал отсрочку, считая, что,
будучи старше по возрасту Гитлера, соответственно, и опытнее, он мог бы взять
на себя определение дня для этого жизненно важного события. Но Муссолини
был неправ, все было решено заранее.
Таким образом, несмотря на развитие и углубление отношений, их реальное
содержание отчасти ухудшалось. Интересы сторон не полностью совпадали, а
ныне полностью подконтрольное нацистам министерство иностранных дел
вместо достижения компромисса оформляло различные варианты договоров.
Немцам было важно не добиться итальянского партнерства, а обеспечить себе
свободу рук. Поэтому постоянно оставалось «окно возможностей» для
двусмысленного толкования обязательств по договору, окно, которое итальянцы
пытались закрыть, а немцы, наоборот, старательно держали открытым, потому
что это давало им невероятную свободу маневра. Муссолини наивно полагал, что
его главная политическая проблема решена подписанием договора с отсроченным
введением его в действие, но ни Гитлер, ни Риббентроп даже не планировали
соблюдать эти гарантии. Теорема внешней политики дуче была разрушена его
собственным решающим шагом. Прогресса в отношениях с Японией также не
наблюдалось, стороны явно по-разному представляли своих приоритетных
соперников, а в отличие от идеологического союза с Италией, с Японией
Германию более ничто не объединяло.
231
Ржешевский О.А. Указ. соч.
70
ГЛАВА 4. ГЕРМАНИЯ И ФОРМИРОВАНИЕ ТРОЙСТВЕННОГО ПАКТА
После заключения Стального пакта с Италией 22 мая 1939 г. Германия была
заинтересована в расширении его формата и активно стала добиваться
подписания Тройственного пакта без каких-либо оговорок против кого он
направлен. Но японское руководство стояло на своем. Как отмечал Риббентроп:
«Кабинет в Токио обосновывал необходимость подобного ограниченного
толкования пакта тем, что Япония в данный момент по политическим и особенно
экономическим соображениям еще не в состоянии открыто выступать в качестве
противника трех демократий».232 Руководство Японии изъявляло готовность
вступить в войну на стороне Германии в том случае, если «в составе
противостоящей ей группировки государств окажется Советский Союз».233
Следует отметить, что в планах Гитлера пока не было военного
столкновения с СССР, планировалось сначала обеспечить «свободу тыла»234 на
Западе. По словам фюрера: «Советский Союз – крепкий орешек. Не с него я буду
начинать».235 Переговоры, которые вел СССР с Англией и Францией, оказались
бессмысленными. Поэтому советское правительство было склонно к началу
сближения с Германией. Но и нацистское правительство имело большую
заинтересованность в Советском Союзе, так как Гитлер не был убежден в том, что
Англия и Франция не выполнят своих обязательств в отношении Польши, а ему
необходим был прочный тыл на случай войны с ними. Не нужно исключать и
выгодное экономическое сотрудничество.
Таким образом, учитывая все сложившиеся условия, немцы фактически
оказались перед выбором: договор с СССР или Японией, война на Западе
(включая Польшу сюда) против Версальского договора или на Востоке за
жизненное пространство.
Имея некоторые противоречия в отношении Советского Союза с одной
стороны и Англии и Франции с другой стороны, гитлеровское правительство
232
Цит. по: Молодяков В.Э. Указ. соч.
Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч.
234
Там же.
235
Бонвеч Б. Указ. соч.
233
71
воспользовалось ситуацией, выбрав первый вариант, и заключило с Советским
правительством пакт о ненападении. Можно согласиться с тем, что, не
дождавшись ответа от японского правительства, Гитлер стал решать польскую
проблему, чтобы обеспечить «нейтралитет Советского Союза заключением пакта
о ненападении, в котором на основании секретного протокола Польша была
разделена на две сферы влияния».236
На переговорах с Советским Союзом Гитлер говорил о «неполноценности»
Японии. По его словам: «Япония не хочет заключать с нами союз без
дополнительных условий. В связи с этим я решил объединиться со Сталиным».237
Также же он довольно резко высказался о своем союзнике. По его мнению, теперь
японцы уже не были для него арийцами Азии, они превратились в «лакированных
полуобезьян, которые нуждаются в кнуте».238
23 августа 1939 г. был подписан пакт Молотова-Риббентропа. Согласно
этому договору страны обязались не применять силу в отношении друг друга,
советоваться по противоречивым вопросам и не защищать третью державу в
случае нападения на одну из сторон. Договор включал в себя также и секретный
протокол о разделе сфер влияния за счет Польши, Финляндии, прибалтийских
стран и стран юго-восточной Европы.
Многие единомышленники фюрера трактовали этот поступок как «ревизию
политики Германии по отношению к большевистской России, которую Гитлер
всегда рассматривал как своего главного врага».239 Но нужно сказать, что для
гитлеровского государства этот пакт означал, по словам российского историка
Д.М. Проэктора, «… во-первых, формой нажима на Англию и Францию… и
одновременно демонстрацией Польше безнадежности ее положения. Во-вторых,
средством обеспечения тыла в случае войны на европейском Западе. В-третьих,
способом дезориентации Советского Союза перед неминуемой войной с ним».240
236
Boyd C. Op. cit.
Комптон Д. Указ. соч.
238
Там же.
239
Boyd C. Op. cit.
240
Ibidem
237
72
Следует отметить, что при любых обстоятельствах даже временный (о чем
никто не догадывался) договор разбивал надежды не только Японии, но и планы
Муссолини. Таким образом, можно сказать, что немцы фактически предали своих
союзников.
Пакт о ненападении вызвал неоднозначную реакцию у Японии, так как она
до последнего была не осведомлена планами своего вероятного союзника.
Геббельс писал в своем дневнике: «Японцы опоздали на автобус. Сколько раз
фюрер убеждал их присоединиться к военному союзу, даже заявил им, что иначе
будет вынужден объединить силы с Москвой… Теперь Япония полностью
изолирована».241
Риббентроп выразил сожаление Осиме, что Германии пришлось прибегнуть
к столь решительным действиям. Он заявил, что «наилучшей политикой для нас
будет заключить японо-германо-советский пакт о ненападении, а затем двинуться
против Англии».242 Японское правительство, стремившееся к заключению
антисоветского союза с Германией, ушло в отставку. Новое руководство
понимало, что нужно пересмотреть политику в отношении Советского Союза, так
как иначе сражаться с ним предстоит в одиночку. Переговоры о подписании
Тройственного пакта приостановились на некоторое время.
Заключение пакта вызвало шок у западных стран, у антифашистов,
коммунистов и даже у некоторых нацистов. Пропаганда гитлеровской Германии
перестала говорить о «еврейском большевизме»243 и борьбе с ним.
Итальянское руководство, узнав о заключении пакта о ненападении между
Германии и СССР, было поражено «коварством» союзника. По словам
Макензена: «В связи с подписанием советско-германского пакта государственный
секретарь Италии выразил глубокое чувство обиды, вызванное третированием
Италии со стороны Германии, которое испытывают итальянцы, особенно те, кто
был убежден в общности судеб Германии и Италии».244 Муссолини боялся, что
241
Цит. по: Молодяков В.Э. Указ. соч.
Там же.
243
Бонвеч Б. Указ. соч.
244
Там же.
242
73
это пакт повысит вероятность Германии сосредоточить все силы на агрессию в те
районы, которые были сферой влияния Италии. Английский посол в Риме
утверждал, что «Италия не присоединится к Германии, если Гитлер начнет
войну».245
Нельзя не отметить позицию Италии в этом этапе войны. 25 августа 1939 г.
Гитлер направил письмо Муссолини, в котором говорилось о нападении на
Польшу. В обратном послание дуче заявил, что Италия не готова к войне, а может
принять в ней участие только при условии, что если на нее нападет Франция или
Англия, то Германия непременно поддержит союзницу. Это сообщение
«произвело на фюрера впечатление разорвавшейся бомбы».246
Посол в Италии Аттолико приехал со следующим письмом, в котором
Муссолини просил предоставить ему для участия в войне «6 млн. тонн угля, 7
млн. тонн нефти, 2 млн. тонн стали и множество другого стратегического
материала».247 Было понятно, что эти условия невыполнимы. На вопрос
Риббентропа, когда нужно доставить этот материал, посол ответил: «Конечно,
сразу, до начала военных действий».248 Фюрер смог сдержать себя, выразив
Муссолини извинения, что нет возможности предоставить весь груз к началу
боевых действий.
В этот же день было доставлено новое послание от дуче, в котором он
извинялся, что его просьбу неправильно преподнесли. Доставка стратегического
материала предполагалась в течение годового периода. Муссолини искренне
сожалел, что «в такой критический час не в состоянии оказать союзнику более
весомую помощь, и неожиданно призвал к мирному разрешению конфликта».249
Так что после немецкого поступка с подписанием пакта итальянское руководство
предпочло также позаботиться о своих интересах, а не о союзнике. Несмотря на
то, что Италия фактически тоже бросила своего союзника, Гитлер сохранил свое
хладнокровие и дал Муссолини примирительный ответ.
245
Бонвеч Б. Указ. соч.
Толанд Дж. Указ. соч.
247
Там же.
248
Там же.
249
Там же.
246
74
Дуче честно признался французскому послу в Берлине, что на данный
момент ему 50 лет и, выбирая войну в 50 или 55 лет, он остановился бы на
втором. Также он объявил, что склонен провести в 1942 г. в Риме всемирную
выставку. Но у фюрера были другие сроки на войну.
1 сентября 1939 г. немецкие войска вторглись на территорию Польши, тем
самым положили начало Второй мировой войны. Практически не встретив
сопротивления, гитлеровская Германия довольно быстро покончила с этой
страной и направила свой взгляд на Западную Европу. Мечта Гитлера «стереть
Польшу с лица земли»250 сбылась.
Следует отменить, что в первых числах января 1940 г. дуче отправил
письмо Гитлеру по поводу сближения Германии и СССР. Муссолини
подчеркивал, что «имея сорокалетний политический опыт, хорошо понимает
необходимость тактических маневров, но это должно сопровождаться твердой
приверженностью основным принципам в качестве долговременной цели»251 (это
был явный намек вернуться к прежним целям). Также в данном письме он
поздравил Гитлера с подписанием соглашения с советским руководством,
«которое оградит Германию от нападения Советского Союза во время войны с
Польшей и западными демократиями».252 Но особо дуче акцентировал внимание
на том факте, что их главной целью является уничтожение большевизма и не
следует забывать против кого они вместе сражались в Испании. Ответное письмо
Муссолини получил лишь в марте 1940 г., в котором фюрер писал, что «в вопросе
об отношениях с Россией он должен учитывать общеевропейскую ситуацию, а
также тот факт, что Сталин преобразует большевизм в русский национализм».253
Также Гитлер не исключал возможность близкого сотрудничества двух стран,
которые будут рука об руку работать вместе ради мира.
Через несколько дней Риббентроп посетил Рим. Во время визита дуче вновь
выразил свои опасения по поводу советско-германского пакта.
250
Бонвеч Б. Указ. соч.
Ридли Д. Указ. соч.
252
Там же.
253
Там же.
251
Но министр
75
иностранных дел подчеркивал, что советско-германские отношения улучшились и
стали более тесными. И также отметил, что «Германия сожалеет об отсутствии
близких отношений между Италией и Россией».254
Италии осталось только смириться, сама она была довольно слаба и 18
марта 1940 г. на перевале Бреннер произошла встреча Гитлера и Муссолини, на
которой дуче заявил, что понимает и приветствует германо-советское сближение.
По словам Гитлера: «между Германией и СССР не только нет никаких
противоречий, но что обе страны дополняют друг друга политически и
экономически».255 Также дуче упомянул и о том, что он первый, после Германии,
пошел на официальное сближение с СССР и считает нужным наладить италосоветские отношения.
Надо сказать, что Италии пришлось не только заявить об улучшении
отношений с Советами, но и вступить в войну с Францией гораздо раньше
планированного времени.
10 июня 1940 г. с балкона Палаццо Венеция дуче был вынужден объявить о
вступлении Италии в войну против Франции и Великобритании на стороне
Германии. Он руководствовался своими корыстными целями, ведь Гитлер не
нуждался в помощи Муссолини. Но дуче боялся все пропустить, он утверждал,
что «вступим мы в войну или нет, немцы всё равно займут всю Европу. Если мы
не заплатим свою дань кровью, они одни будут диктовать свои условия в Европе.
А это будет означать конец латинской культуры».256
И вот итальянцы напали на юг Франции, в то время как французская армия
была практически разгромлена, и Париж попросил Третий рейх о прекращении
огня. Для Гитлера это было скорее не подмогой, а обременяющим фактором из-за
нехватки техники в итальянской армии. Муссолини же был в полном восторге и
был уверен в успехе.
Победа немецкой армии над Францией произвела и на Японию большое
впечатление и, нужно сказать, намного усилила политическое влияние японских
254
Молодяков В.Э. Указ. соч.
Там же.
256
Колье Р. Указ. соч.
255
76
военных кругов, которые были ориентированы на Германию. Того, бывший посол
в
Германии,
писал:
«большинство
японцев
невероятно
возбуждено
поразительными победами в Северной и Западной Европе вслед за завоеванием
Франции и вот-вот ожидавшимся вторжением в Англию»257 и далее «у
представителей политических и правительственных кругов превалировало
желание «вскочить на поезд», пока не поздно».258 В июне 1940 г. возобновились
переговоры с японским правительством по вопросу заключения Тройственного
пакта.
Гитлер понимал всю необходимость союза с Италией и Японией для
отвлечения сил Англии и США от европейского театра войны в район Тихого
океана и Африки. Риббентроп, сомневаясь в надежности союзников, заявлял, что
если бы Германия не заключила с ними союз, «то, вне всякого сомнения, Япония
и Италия вскоре перешли бы на сторону наших врагов, как они сделали в Первую
мировую войну».259
Таким
образом,
к
началу
Второй
мировой
войны
фашистско-
милитаристский блок, несмотря на свою незавершенность оформления, имел уже
реальную силу, которая ставила под угрозу безопасность почти всех стран и
народов. Экономика, политика и идеология Германии, Италии и Японии были
ориентированы на ведение агрессивных войн. Нужно сказать, что военные
расходы держав «оси» в период с 1935 г. по 1938 г. превысили более 25 млрд.
долл., что во много раз превзошли затраты их конкурентов – Англии, Франции и
США.
Отказываться от таких партнеров было нельзя.
4 сентября 1940 г. были разработаны положения военного союза. Будущее
соглашение было направлено против Англии и США, как действующих на тот
момент противников, в отличие от Антикоминтерновского пакта, имевшего
антисоветскую направленность.
257
Того С. Указ. соч. С. 211.
Там же.
259
Риббентроп И. фон. Указ. соч. С. 169.
258
77
27 сентября 1940 г в Берлине, в имперской канцелярии, был заключен
Тройственный пакт или, как его еще называют Берлинский пакт или пакт трех
держав между Германией, Италией и Японией в лице министров иностранных дел
И. фон Риббентропа, Г. Чиано и Сабуро Курусу.260 Он был подписан в условиях
уже начавшейся войны в Европе и был настоящим военно-политическим союзом
трех стран. Заключенный договор содержал 6 статей, согласно которому Япония
признавала главенствующее положение Германии и Италии в установлении
«нового порядка» в Европе, а они в свою очередь признавали руководящую роль
Японии в Великой Восточной Азии.
Союзники
дали
обещание
оказывать
взаимную
экономическую,
политическую, военную помощь, «если одна из договаривающихся сторон
подвергнется нападению со стороны какой-либо державы, которая в настоящее
время не участвует в европейской войне и японо-китайском конфликте».261
Следует отметить, что в 5 статье пакта специально делалась оговорка об
отношения с Советским Союзом. «Япония, Германия и Италия подтверждают, что
указанные выше статьи никоим образом не затрагивают политического статуса,
существующего в настоящее время между каждой из трех участников пакта и
Советским Союзом».262 Таким образом, это открывало возможность для
присоединения СССР к Пакту трех держав.
Также было принято и несколько секретных соглашений о сотрудничестве в
деле обмена нот между германским и японским правительствами. Говорилось, что
в случае возникновения вооруженного конфликта между Англией и Японией,
«Германия сделает все от нее зависящее, чтобы помочь Японии всеми средствами,
находящимися в ее распоряжении».263 Также были затронуты и вопросы о
бывших германских колониях, находящихся под контролем Японии. Было
260
Пакт трех держав, 27 сентября 1940 г. С. 360-361.
История войны на Тихом океане. В 5 томах. М., 1957. URL:
http://militera.lib.ru/h/istoriya_voyny_na_tihom_okeane/index.html
262
Там же.
263
Кутаков Л.Н. Внешняя политика и дипломатия Японии. М., 1964. С. 168.
261
78
решено, что они останутся во владениях японского правительства при условии,
что «Германия каким-нибудь образом будет компенсирована за это».264
Определяя
намерения
нацистской
Германии,
Риббентроп
отмечал
следующее: «Для нас главной целью Пакта трех держав было не допустить
вступления в войну все более враждебно противостоящих нам США. Но наши
связи с Токио были и оставались не жестко закрепленными».265
В течение пары лет к Тройственному пакту присоединилось ряд государств,
находившихся в зависимости от государств, которые его заключили и следовали
их внешней политике. В частности, вошли в состав следующие европейские
государства: Венгрия, Румыния, Словакия, Болгария, Испания, Финляндия,
Хорватия; азиатские: Маньчжоу-Го, Таиланд (Сиам), правительство Ван Цвинвэя
в Китае. Националистические правители присоединившихся стран стали затем
прямыми сообщниками агрессивных гитлеровских планов против Советского
Союза.
Таким
образом,
германскому
руководству
удалось
обеспечить
консолидацию своих союзников.
Отдельной проблемой
является вопрос о возможном членстве СССР в
Тройственном пакте.
По поводу заключения пакта Советский Союз высказался следующим
образом: «Пакт не являлся для СССР чем-либо особенно неожиданным, потому
что советское правительство было информировано германским правительством о
предстоящем заключении Тройственного пакта еще до его опубликования».266
Надо сказать, что подписание соглашения означало уже вступление в совсем
иную фазу войны. Союзники отказались от политики невмешательства и,
следовательно, стали расширять свои сферы влияния, что в конечном итоге, как
говорил Молотов, создало «опасность дальнейшего расширения и дальнейшего
разжигания войны, с превращением ее во всемирную империалистическую
войну».267
264
Кутаков Л.Н. Указ. соч. С. 168.
Риббентроп И. фон. Указ. соч. С. 169.
266
Цит. по: Молодяков В.Э. Указ. соч.
267
Доклад Молотова на ВС 1.08.1940. С. 4.
265
79
Нужно сказать, что идея привлечь Советский Союз к пакту появилась еще
во время подготовки проекта договора. В ноябре 1940 г. Молотов В.М. приехал в
Берлин для ведения переговоров. От результатов беседы зависела судьба «Пакта
четырех», т.е. дальнейшее отношение СССР с державами «оси». По мнению
фюрера, историческая задача пакта заключалась в том, чтобы «согласовать свои
долгосрочные политические цели и, разграничив между собой сферы интересов в
мировом масштабе, направить по правильному пути будущее своих народов».268
Но данное решение не было принято. Молотов и Гитлер не смогли найти
компромисс по некоторым вопросам, а в частности по Финляндии и Болгарии.
Советский Союз рассчитывал на такие же права в Европе, как и Германия,
но фюрер был готов только на подвластное ему положение. Хозяином положения
Гитлер считал только себя. Таким образом, позиция, которую занял Сталин, для
фюрера была неприемлема. И находясь на вершине славы, он был опьянен своими
успехами и свято верил в собственную непогрешимость. Советское правительство
рассчитывало на продолжение переговоров и разрешение всех дипломатических
проблем. Но «блицкриг» Гитлера в Югославии дал понять обратное. Риббентроп
вспоминал: « В течение зимы и весны 1941 г. при всех моих доклад по русскому
вопросу Адольф Гитлер постоянно занимал все более отрицательную позицию…
У меня уже тогда было чувство, что в своей русской политике я одинок».269
К «Пакту четырех» относились серьезно в Берлине и Москве, но и в Токио.
В феврале 1941 г. Мацуока направился в Москву, его визит был зондажом по
вопросу заключения четырехстороннего пакта с четко определенными позициями
в отношении Советского Союза. Решение основных проблем планировалось после
поездки в Берлин. Там он выяснил, что произошло ухудшение отношений с
Советским Союзом, и сделал намек о ближайшем развертывании военных
действий. После второй поездки в Москву в апреле был подписан пакт о
нейтралитете между СССР и Японией. Можно сказать, что заключенное
268
269
Цит. по: Молодяков В.Э. Указ. соч.
Там же.
80
соглашение помогло снять напряжение и убрать взаимное недоверие в
отношениях между государствами.
По словам советского и российского историка В.Я. Сиполса: «Ни Германия,
ни Италия, ни Япония не имели в виду заключать военный союз с СССР,
напротив, Тройственный военный союз был заключен ими, в частности, для
совместной войны против СССР».270 Также он утверждал, что Гитлер и
Риббентроп все это делали «в целях дезинформации СССР о действительных
планах Германии, осложнения отношений Советского Союза с Англией путем
организации «утечки» сведений о переговорах по этим вопросам».271 Как видим,
предложенный ими договор был «чистейшей демагогией».272
В итоге, нужно сказать, что геополитическая разнонаправленность и
наличие общей цели привели к образованию сильного военного блока.
Оформление этого союза было бы невозможно без идей К. Хаусхофера, И. фон
Риббентропа, Ф. Коноэ и др., которые внесли существенный вклад в создание
Тройственного
пакта.
Нацистская
Германия,
фашистская
Италия
и
милитаристская Япония, несмотря все разногласия, смогли реализовать идею в
международной политике.
Таким
образом,
заключение
Тройственного
пакта
способствовало
оформлению агрессивного военного блока, который стремился к установлению
господства во всем мире. И именно осуществление своих планов предопределило
развитие событий на начальном этапе военных действий Второй мировой войны.
22 июня 1941 г. Германия без объявления войны напала на Советский Союз.
Начался тяжелейший период в жизни каждой страны, который унес миллионы
человеческих жизней. После победы над странами «оси» во Второй мировой
войне, Тройственный пакт был ликвидирован, «великий треугольник Weltpolitik
Берлин-Рим-Токио» прекратил свое существование.
270
Цит. по: Молодяков В.Э. Указ. соч.
Там же.
272
Там же.
271
81
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
За период нахождения нацистов у власти Германия превратилась в
сильнейшее государство с мощной армией и ресурсами. Внешняя политика
гитлеровского государства была направлена на установление господствующего
положения в Европе и мире, но справиться в одиночку с такой задачей было
довольно сложно. Поэтому поиск союзников был первоочередной целью
нацистского руководства Германии. Список вероятных друзей зависел от
нескольких причин: во-первых, это перечень предполагаемых противников, вовторых, отсутствие серьезных противоречий и в-третьих, это идеологические
соображения.
Именно поэтому для нацистской партии и государства преимущественное
значение имело установление дружеских отношений с Италией. Этот выбор
обосновывался наличием разнонаправленных национальных интересов. Немцы
устремляли свой взор на Центральную и Восточную Европу, итальянцы – на
Средиземноморье, Африку и Балканы. Существовал лишь один небольшой
регион, по которому были разногласия – это Южный Тироль, где проживало
довольно
большое
немецкое
меньшинство.
Еще
более
важными
были
идеологические мотивы, так как немцы искренне называли себя фашистами,
восхищались фашистским режимом в Италии и его лидером.
Поэтому еще до прихода к власти в 20-х гг. XX века были сделаны первые
попытки сближения с Италией. Идеологическое родство заставляло нацистов
надеяться
на
партийно-государственные
контакты
и
поддержку.
Но
многочисленные визиты видных политических деятелей в лице К. Людеке,
Геринга, фон Папена, Геббельса не принесли особых результатов. Из-за
неуверенности в Гитлере и его нацистской диктатуре Муссолини долго не хотел
идти нацистам навстречу, кроме того, его возмущали некоторые идеи НСДАП, в
частности, расовая теория.
Придя в 1933 г. к власти нацисты старались наладить отношения с
фашистской Италией, причем параллельно по государственным и партийным
82
каналам, причем последние даже преобладали, что еще раз доказывает важность
идеологического компонента итало-германского союза. Но расчет нацистов на
быстрое сближение был неверным, ибо идеологическая близость ощущали только
они, итальянцы были польщены и готовы оказать покровительство, но не
сотрудничать на равных и тем более идти на уступки.
Кроме того, анализируя потенциальные болезненные точки италогерманских отношений нацисты недооценили австрийский вопрос, а точнее его
важность для итальянцев, считавших Австрию своей сферой влияния, а ее
канцлера своим последователем. Поэтому выбирая между Австрией и Германией,
Италия выбрала Австрию, что стало причиной крушения первоначальных
нацистских внешнеполитических планов и вызвало серьезное ухудшение
отношений двух стран.
И только итальянская авантюра в Эфиопии и начавшаяся гражданская война
в Испании в 1936 г. способствовали сближению союзников, то есть
прагматическая заинтересованность и возрождение идеологического компонента
в виде надежды на фашизацию Европы вернули нацистской Германии шанс на
реализацию гитлеровских планов.
Вторым перспективным союзником считалась милитаристская Япония, хотя
в данном случае обоснование необходимости союза носило не столько
идеологический, сколько геополитический характер. Нацистское руководство
преследовало прагматические цели – им нужен был партнер в Азиатском регионе
как противовес Англии и США и союзник против СССР. Вместо идеологического
сходства
обоснованием
германо-японского
союза
стало
заимствование
геополитических идей К. Хаусхофера, которые разделяли многие соратники
Гитлера. Но тезис о союзе укрепился в нацистской внешней политике уже после
завоевания власти.
В 1933 г. в Японию был направлен новый посол Г. фон Дирксен. Японское
правительство было также заинтересовано в дальнейшем сближении, в отличие от
сомневающейся Италии, поэтому сотрудничество развивалось гораздо более
плавно и быстро. Причем усилия по его продвижению предпринимали не только
83
немцы, но и сами японцы. В результате визита Х. Осима в Берлин обе стороны
пришли к заключению, что Германия и Япония являются «бастионом против
коммунизма»
и
их
связывает
общность
интересов.
Территориальные
противоречия (бывшие немецкие колонии) и экономические (прибыли немецких
корпораций в Китае) решено было игнорировать, Гитлеру был важнее союзник
против СССР и Запада. Зато фюрер распространил на Японию свои идеи об
идеологическом характере союза, японцев перестали критиковать за желтую расу,
наоборот, наделив развитым расовым сознанием, всячески подчеркивался
японский милитаризм и духовные параллели с фашизмом.
Поэтому в 1936 г. сложились условия для подписания параллельно двух
соглашений: 25 октября 1936 г. была создана «ось Рим-Берлин» и 25 ноября 1936
г. в Берлине был подписан Антикоминтерновский пакт между Германией и
Японией.
Хотя
звучный
термин
«ось»
гораздо
более
известен,
именно
Антикоминтерновский пакт стал базовым соглашением для будущего союза трех
держав и 6 ноября 1937 г. к Антикоминтерновскому пакту присоединилась
Италия. Нацистам пришлось приложить для этого значительные усилия,
использовав для реализации цели визит Муссолини в Германию, убедивший дуче
как в силе рейха, так и в общности интересов немецких и итальянских фашистов.
Содержание договора и его явная антикоммунистическая и скрытая
антисоветская направленность были очень выгодной находкой нацистской
внешней политики. Во-первых, пакт вызвал положительную реакцию на Западе
своим антикоммунизмом, во-вторых, универсальные цели позволяли объединять
очень разные государства, в-третьих, идеологический формат нацистской
партийной внешней политике был ближе. Не случайно, все договоры
реализовывались не столько через МИД, сколько через личного посланника
фюрера Риббентропа. Хотя надо сказать, что реально осуществить трехсторонний
формат сотрудничества не удалось, скорее, параллельно сосуществовали германояпонский и германо-итальянский союзы.
84
Все эти причины привели к тому, что трехсторонний союз имел отдельный
пропагандистский формат. Немцы именно в данном вопросе сумели разорвать
границы и шаблоны и активно использовали пропаганду как инструмент
деятельности пакта. Антикоммунизм и образ советского врага являлись
существенными элементами идеологии нацистской Германии, фашистской
Италии и милитаристской Японии, антибольшевизм был популярен во многих
европейских странах, поэтому нацисты повышали к своей выгоде агрессивность
на международной арене при полном одобрении их действий западными
демократиями.
1938-1939 гг. несмотря на совместную антикоминтерновскую работу
оказались сложным временем для нацистской внешней политики. Серьезной
проверкой на прочность отношений между Германией и Италией вновь стала
Австрия. Расчет на верность союзника оказался верным и был победой
нацистской дипломатии, но немцы до последнего сомневались в итальянской
реакции и поэтому германское руководство в самый последний момент
предупредило итальянское правительство о намеченном аншлюсе, чтобы у
Муссолини не было иного выбора, как одобрить его действия.
Далее успехи продолжились: поддержка в Судетском вопросе, развитие
партийное сотрудничества, подписание соглашения о сотрудничестве в сфере
культуры, но немцев все же ждало разочарование – все данные подтверждали
неготовность итальянцев воевать и их слабость, продемонстрированную в ходе
визита Гитлера в Италию в 1938 г. Поэтому ценность союза и его углубления все
падала.
С Японией тоже были разногласия, в частности, при попытках Германии
заключить трехсторонний военный союз, ее руководство согласилось подписать
его только в том случае, если будет включена поправка об исключительной
направленности против СССР, что для нацистов обесценивало пакт.
Таким образом, у немецкого руководства менялся подход к союзникам: к
Италии как к слабому государству, неспособному оказать военную поддержку и к
Японии как союзнику лишь в очень узкой сфере.
85
Поэтому в мае 1939 г. вместо трехстороннего военного союза, способного
начать скорую войну в Берлине был подписан лишь Стальной пакт, согласно
которому Италия и Германия обязались координировать свои позиции по
совместным вопросам и оказывать помощь друг другу, но немцы были
вынуждены прямо соврать союзнику, что не начнут войну в ближайшие три года.
В итоге, Германия фактически начинает действовать в одиночку, причем, не
ставя партнеров в известность, чтобы не помешали. 23 августа 1939 г. был
подписан пакт Молотова-Риббентропа. Это был удар и по Италии, и по Японии,
которых никто не оповестил заранее и для которых антикоммунизм много значил.
Только победа немецкой армии над Францией произвела на итальянское и
японское руководство большое впечатление, заставив Италию наконец-то
выполнить союзные обязательства и вступить в войну, а Японию согласиться на
переговоры по вопросу заключения Тройственного пакта.
27 сентября 1940 г в Берлине в имперской канцелярии, был заключен
Тройственный пакт между Германией, Италией и Японией, который и был целью
нацистской внешней политики. Он был подписан в условиях уже начавшейся
войны в Европе и был настоящим военно-политическим союзом трех стран.
Заключенный договор содержал 6 статей, согласно которому Япония признавала
главенствующее положение Германии и Италии в установлении «нового порядка»
в Европе, а они в свою очередь признавали руководящую роль Японии в Великой
Восточной Азии, то есть даже в рамках долгожданного союза стороны
фактически возвратились к тому, с чего начинали: разграничение сфер влияния.
Таким образом, разнообразное сочетание двух факторов: геополитических
выгод и идеологического партнерства привели к образованию сильного военного
блока, но сроки его реализация слишком затянулись, что показывало отсутствие
реального тесного сотрудничества. Оформление этого союза было бы невозможно
без идей А. Гитлера, К. Хаусхофера, И. фон Риббентропа, Ф. Коноэ и др., которые
внесли существенный вклад в создание Тройственного пакта. Однако Италия так
и осталась сомневающимся союзником, а Япония продолжала ограничивать
масштабы и направления сотрудничества. Во многом именно подобное неполное
86
осуществление нацистских внешнеполитических планов и предопределило
развитие событий Второй мировой войны.
87
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
Источники:
Официальные договоры
1.
Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма: Исторические
очерки. Документы и материалы. M., 1973. Т. 1. 766 с.
2.
Доклад Молотова на ВС 1.08.1940 // Военная мысль. №8. С. 3-9. URL:
http://zhistory.org.ua/vm840rm.htm (дата обращения: 28.04.2018).
3.
Земсков И.Н. Документы и материалы кануна Второй мировой войны 19391940 гг. М., 1981. Т. 2. 415 с.
4.
Канун трагедии. Документы. М., 2008. Т. 1. 475 с.
5.
Международные коалиции и договоры накануне и во время Второй мировой
войны. М., 1990. URL: http://militera.lib.ru/research/coalitions/index.html (дата
обращения: 27.04.2018).
6.
СССР в борьбе за мир накануне Второй мировой войны: Документы и
материалы. М., 1971.
Работы лидеров и идеологов НСДАП
1.
Гитлер А. Вторая книга. Берлин, 1934. URL: https://www.libfox.ru/404621adolf-gitler-vtoraya-kniga.html (дата обращения: 25.03.2018).
2.
Гитлер
А.
Моя
борьба.
Ростов
н/Д.,
1992.
URL:
http://mirror6.ru.indbooks.in/?page_id=155341 (дата обращения: 25.03.2018).
3.
Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. Смоленск, 1993. 459 с.
4.
Розенберг
А.
Миф
XX
века.
Мюнхен,
https://knigogid.ru/books/384199-mif-xx-veka/toread
(дата
1934.
URL:
обращения:
25.03.2018).
5.
Розенберг А. Политический дневник. 1934-1944 гг. М., 2015. 448 с.
6.
Хаусхофер К. О геополитике: Работы разных лет. М., 2001. URL:
http://grachev62.narod.ru/haushofer/content.htm (дата обращения: 24.04.2018).
Дневники и воспоминания нацистских деятелей
88
1.
Белов
Н.
Я
был
адъютантом
Гитлера.
Смоленск,
2003.
URL:
https://biography.wikireading.ru/150057 (дата обращения: 6.05.2018).
2.
Дирксен Г. Москва, Токио, Лондон. Двадцать лет германской внешней
политики. М., 2001. URL: http://militera.lib.ru/research/dirksen_h/index.html
(дата обращения: 26.03.2018).
3.
Риббентроп И. фон. Между Лондоном и Москвой: Воспоминания и
последние записи. М., 1996. 332 с.
4.
Шмидт
П.
Переводчик
Гитлера.
Смоленск,
http://militera.lib.ru/memo/german/schmidt/index.html
2001.
(дата
URL:
обращения:
25.04.2018).
5.
Шпеер
А.
Воспоминания.
Смоленск,
1998.
URL:
http://lib.ru/MEMUARY/GERM/shpeer.txt (дата обращения: 5.05.2018).
Воспоминания современников
1.
Додд У. Дневник посла Додда. М., 2005. URL: https://www.libfox.ru/63875032-uilyam-dodd-dnevnik-posla-dodda.html#book (дата обращения: 25.03.2018).
2.
Табуи Ж. Двадцать лет дипломатической борьбы. М., 1960. 467 с.
3.
Того С. Воспоминания японского дипломата. М., 1996. 278с.
4.
Ширер У. Берлинский дневник. М., 2012. 508 с.
Пропагандистский материал
1.
Platform
and
Propaganda
Posters.
URL:
http://www.nsjap.com/en/introduction/intro.html (дата обращения: 15.04.2018).
2.
Антибольшевистская выставка НСДАП в Берлине «Большевизм без маски».
URL:
http://lebendeinberlin.blogspot.ru/2014/03/deutsch-russischesmuseum-
berlin.html (дата обращения: 25.03.2018).
3.
Значки
и
медали
держав
«оси».
http://www.imperialjapanmedalsandbadges.com/axisbadges.html
URL:
(дата
обращения: 25.05.2018).
4.
Советский ад глазами немецких карикатуристов 1930-х годов. URL:
http://maxpark.com/community/4375/content/1925566
24.03.2018).
(дата
обращения:
89
5.
Фашизм
в
борьбе
с
коммунизмом
и
его
http://maxpark.com/community/5325/content/2338685
союзниками.
(дата
URL:
обращения:
18.04.2018).
Литература:
1.
Boyd C. The extraordinary envoy: General Hiroshi Oshima a. Diplomacy in the
Third Reich, 1934-1939. Wash.; Univ. press of America, 1982. URL:
http://militera.lib.ru/research/coalitions/03.html (дата обращения: 18.04.2018).
2.
Jacobsen H. A. Nationalsozialistischtische Aussepolitik 1933–1938. Fr.a; M, 1968.
425 s.
3.
Бакланов В.И. Геополитическое соперничество индустриальных империй XX
века
накануне
Второй
мировой
войны.
URL:
http://secondwar.historick.ru/italy/italy_1.html (дата обращения: 6.05.2018).
4.
Белоусов Л.С. Муссолини: диктатура и демагогия. М., 1993. URL:
http://na5ballov.pro/lib/istlic/644-belousov-ls-mussolini-diktatura-idemagogiya.html (дата обращения: 5.06.2018).
5.
Богатуров А.Д. Кризис и война: Международные отношения в центре и на
периферии
мировой
системы
в
30-40-
х
годах.
М.,
1998.
URL:
http://militera.lib.ru/research/bogaturov/index.html (дата обращения: 25.04.2018).
6.
Бонвеч Б. История Германии. От создания Германской империи до начала
XXI
века.
М.,
2008.
Т.
2.
URL:
http://www.k2x2.info/uchebniki/istorija_germanii_tom_2_ot_sozdanija_germansk
oi_imperii_do_nachala_xxi_veka/index.php (дата обращения: 27.04.2018).
7.
Бросцат М. Закат тысячелетнего рейха. М., 2005. 288 с.
8.
Буллок А. Гитлер и Сталин. Жизнь и власть. Сравнительное жизнеописание.
Смоленск, 1998. Т. 1-2. 528 с.
9.
Гроссман А.С. Вступление Италии во Вторую мировую войну // Вопросы
истории. Февраль 1970. №2. С. 63-84.
10. Гроссман А.С. Итало-германские отношения в 1939 году // Вопросы истории.
Май 1967. №5. С. 51-69.
90
11. История
войны
на
Тихом
океане.
В
5
томах.
М.,
1957.
URL:
(дата
http://militera.lib.ru/h/istoriya_voyny_na_tihom_okeane/index.html
обращения: 27.04.2018).
12. Колье Р. Дуче! Взлет и падение Бенито Муссолини. М., 2001. URL:
http://fanread.ru/book/4048063/?page=1 (дата обращения: 24.03.2018).
13. Комптон Д. Свастика и орел. Гитлер, Рузвельт и причины Второй мировой
войны.
1933-1941.
М.,
2007.
URL:
http://www.e-
reading.club/download.php?book=1003565 (дата обращения: 28.04.2018).
14. Кошкин А. Россия и Япония: Узлы противоречий. М., 2010. URL:
(дата
http://www.e-reading.mobi/book.php?book=1030804
обращения:
27.04.2018).
15. Кутаков Л. Н. Внешняя политика и дипломатия Японии. М.,1964. 535 с.
16. Лопухов Б.Р. Германский и итальянский фашизм на пути к мировой войне //
Европа между миром и войной 1918-1939. М., 1992. С. 20-56.
17. Михайленко В.И. На пути к формированию фашистской «оси» Рим-Берлин
(по материалам итальянского Центрального государственного архива) //
Проблемы итальянской истории. М., 1983. С. 80-100.
18. Молодяков В.Э. Несостоявшаяся ось: Берлин-Москва-Токио. М., 2004. URL:
http://bourabai.kz/molodiakov/bmt.htm (дата обращения: 27.04.2018).
19. Нольте Э. Фашизм в его эпохе. Новосибирск, 2001. 568 с.
20. Нольфо ди Э. История международных отношений. 1918-1999. М., 2003.
URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/nolfo/ (дата обращения:
28.04.2018).
21. Овсяный
И.Д.
1939:
последние
недели
мира.
М.,
1981.
URL:
http://booksonline.com.ua/view.php?book=120385&page=17 (дата обращения:
24.03.2018).
22. Овсяный И.Д. Тайна, в которой война рождалась. М., 1971. URL:
http://militera.lib.ru/research/ovsyany/index.html (дата обращения: 28.04.2018).
23. Павлов Н.В. История внешней политики Германии. От Бисмарка до Меркель.
М., 2012. 800 с.
91
24. Пленкова О.Ю. Третий рейх. Социализм Гитлера. СПб, 2004. 476 с.
25. Пуляев А.В. Дипломатия войны: геополитическое сближение Японии и
Германии в 1920-1941 годы // Вестник Череповецкого государственного
университета. 2014. №2. С. 46-49.
26. Ржевская Е.М. Геббельс: портрет на фоне дневника. М., 1994. URL:
https://www.litmir.me/br/?b=227355&p=1 (дата обращения: 15.04.2018).
27. Ржешевский
О.А.
1939
год.
Уроки
истории.
http://militera.lib.ru/research/1939_uroki_istorii/index.html
М.,
1985.
URL:
(дата
обращения:
1999.
URL:
25.03.2018).
28. Ридли
Д.
Муссолини.
М.,
https://profilib.net/chtenie/50418/dzhasper-ridli-mussolini.php (дата обращения:
25.03.2018).
29. Свечникова С.В., Бойцова Д. Антикоммунизм как ключевой элемент
нацистской пропаганды в контексте формирования образа «оси Берлин-РимТокио» // Россия и Запад. Идеи, политика, культура. Конфликт-диалогвзаимовлияние. Сборник статей исторического факультета. Орел, 2017. Вып.
2. С. 15-23.
30. Свечникова С.В. Взаимоотношения Гитлера и Муссолини. 1922–1939 //
Вопросы истории. 2005. № 6. С. 91-103.
31. Свечникова С.В. Итало-германские отношения в 1936-1939 гг.: идеология и
практика // Ученые записки Орловского государственного университета.
Серия: «Гуманитарные и социальные науки». 2010. № 3 (37). Ч. 1. С. 112-117.
32. Свечникова С.В. «Образ «оси Берлин-Рим» в нацистской пропаганде. 19361939
гг.
http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2011/Istoria/2_88577.doc.htm
URL:
(дата
обращения: 29.03.2018).
33. Свечникова С.В. Образ фашистской Италии в нацистской пропаганде:
механизм воздействия на немецкое общество. 1933-1939. Диссертация на
соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 2006. 270 с.
92
34. Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне Второй мировой войны. М.,
1979. URL: http://militera.lib.ru/research/sipols1/index.html (дата обращения:
25.04.2018).
35. Смит Д. М. Муссолини. М., 1995. 377 с.
36. Табуи Ж. Двадцать лет дипломатической борьбы. М., 1960. 467 с.
37. Толанд Дж. Адольф Гитлер. М., 1993. URL: http://rushist.com/index.php/tolandadolf-gitler (дата обращения: 25.04.2018).
38. Ульрих В. Ось Берлин-Рим. Союз Муссолини и Гитлера. М., 2008. URL:
http://velesova-sloboda.vho.org/rhall/ullrich-os-berlin-rim.html (дата обращения:
29.03.2018).
39. Фрай Н. Государство фюрера. Национал-социалисты у власти: Германия,
1933-1945. М., 2009. 255 с.
40. Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. М., 1991. Т. 1-2. URL:
http://www.razlib.ru/istorija/vzlet_i_padenie_tretego_reiha_tom_1/index.php (дата
обращения: 28.04.2018).
41. Хибберт К. Бенито Муссолини. М., 1996. 211 с.
42. Яковлев Н.Н. США и Англия во второй мировой войне. М., 1961. URL:
http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000025/ (дата обращения: 25.03.2018).
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа