close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Олянич Данила Владимирович. Обеспечение конституционности гражданского законодательства Российской Федерации

код для вставки
АННОТАЦИЯ
Выпускная
квалификационная
работа
на
тему
«Обеспечение
конституционности гражданского законодательства Российской Федерации»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.04.01 Юриспруденция
Направленность (профиль): Государственно – правовая деятельность
Студент: Д.В. Олянич
Научный руководитель: к.ю.н., доцент кафедры Конституционного,
административного и финансового права Н.И. Костенко
Объем выпускной квалификационной работы – 81 страница
Количество использованных источников: 68
Ключевые слова: конституционность правового акта, признание нормы
неконституционной, критерии конституционности, Конституционный Суд РФ.
Краткая характеристика ВКР: в данной выпускной квалификационной
работе рассмотрены этапы становления и развития конституционного контроля в
Российской Федерации; определены критерии конституционности нормативно –
правовых актов; рассмотрены последствия признания нормативно – правового
акта неконституционным.
Методологическую
основу
исследования
составляют
специально-
юридический, функциональный, логический, системный методы и другие приемы
обобщения научного материала и практического опыта.
Научная новизна работы: исследование, представленное в работе
представляет комплексный анализ теоретических и практических вопросов,
касающихся проблем правового регулирования обеспечения конституционности
гражданского законодательства. Сформулированные положения и выводы
могут найти применение в исследовании проблем в указанной сфере.
Практическая значимость исследования: сформулированные теоретические
положения и выводы могут быть использованы при изучении вопросов правового
регулирования обеспечения конституционности действующего законодательства,
в учебном процессе и научно-исследовательской деятельности.
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ….…………………………………………………………………….5
ГЛАВА
1.
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ
ОСНОВЫ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ……………….10
1.1. Правовая природа конституционности нормативных правовых актов в
юридической науке: исторический аспект……………………..……………....10
1.2. Критерии конституционности правовых актов в сфере гражданского
законодательства………………………………………………………………...17
1.3.
Признание
нормативного
правового
акта
неконституционным:
юридические последствия и проблемы………………………………………...21
ГЛАВА 2. РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ В СФЕРЕ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА……..38
2.1. Проблемы конституционности института права собственности и иных
вещных прав………………………………………………………….…………..38
2.2. Конституционность правовых норм, регулирующих обязательственные
правоотношения………..………………………………………………………..44
2.3.Проверка на конституционность нормативных правовых актов в сфере
наследственного права ……………………………………..…………………...54
2.4. Анализ конституционности действующего законодательства в сфере
защиты авторских прав………………………………………………………….59
ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………72
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………….75
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы обуславливается тем, что на современном этапе
развития российского общества, защите прав и свобод человека и
гражданина
уделяется большое внимание, в связи с чем,
рассмотрение
проблем обеспечения конституционности нормативно – правовых актов в
сфере гражданско – правовых отношений, приобретает особую остроту и
необходимость. Норма статьи 2 Конституции Российской Федерации,
определяющая высшей ценностью любого правового государства права и
свободы человека и гражданина и закрепляющая их соблюдение и защиту,
является исходной единицей при исследовании комплекса нормативных
проблем, связанных с реализацией конституционных гарантий прав человека
в современном российском обществе. Именно конституционные нормы
являются основой правовой системы любого государства. Конституция
Российской Федерации – это своего рода фундамент, правовая основа для
развития государства и общества в целом. Нормативные положения
Конституции Российской Федерации являются основой всей правовой
системы нашего государства, основные конституционные положения
определяют не только вектор развития действующего законодательства, но и
конституционного развития государства в целом.
На законодательном уровне закреплена высшая юридическая сила
Конституции Российской Федерации в системе нормативно – правовых
актов, таким образом, определено ее место в правовой системе, закреплен
приоритет ее соблюдения в обществе и государстве. Кроме того,
законодательно закрепляется прямое действие Конституции Российской
Федерации, что означает непосредственное исполнение и соблюдение
конституционных
положений
органами
государственной
власти
и
населением в целом.
В связи с чем, проверка действующего законодательства на предмет
соответствия Конституции Российской Федерации, в настоящее время
6
набирает обороты. 2017 год получился для Конституционного суда РФ
значительно более продуктивным, чем предыдущий. И хотя количество
обращений граждан практически не изменилось, по сравнению с 2016 годом,
в некоторых аспектах своей деятельности судьи проявили значительно
большую активность. Если в 2016 году судьи вынесли 28 постановлений, то в
2017 году их набралось целых 40. Все они затрагивали различные
вопросы. Некоторые рассмотренные дела имели социальную значимость, а
правовые
позиции
суда
по
другим
существенно
повлияют
на
бизнессообщество. С начала 2017 года в суд поступило 13 423 обращения.
При этом самой популярной тематикой обращений в Конституционный Суд
Российской Федерации на протяжении всех четырех кварталов являлись
уголовно – правовые вопросы. За ними с некоторым отставанием следовали
обращения о конституционно – правовом статусе личности, замыкают
«тройку»
вопросы
относительно
гражданского
и
гражданско
–
процессуального права.
Таким
образом,
обеспечение
конституционности
гражданского
законодательства – весьма сложная и острая проблема, которая зависит от
политической, социальной и экономической ситуации в стране, и для
ликвидации которой нужно провести колоссальную работу не только на
законодательном,
путем
реформирования
законодательства,
но
и
практическом уровне.
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
складывающиеся в сфере осуществления конституционного контроля норм
гражданского законодательства Российской Федерации.
Предмет
Конституции
исследования
Российской
составляют
Федерации,
нормативные
федеральных
положения
конституционных
законов, регламентирующие обеспечение соответствия
гражданского
законодательства
Гражданского
Конституции
кодекса Российской Федерации,
Российской
Федерации,
научные взгляды и представления,
имеющие отношения к данной проблематике, материалы судебной практики.
7
Цель исследования заключается в том, чтобы на основе всестороннего
анализа действующего законодательства комплексно исследовать проблемы
обеспечения конституционности гражданского законодательства, и на
основании
сделанных
выводов
сформулировать
предложения
по
совершенствованию действующего законодательства, в том числе и с
позиции правоприменения на практике.
Указанная цель обусловила постановку и решение следующих задач:
-
изучить общетеоретические представления о конституционности
нормативно – правовых актов в юридической науке;
- проанализировать юридические последствия и проблемы признания
нормативного правового акта неконституционным;
- определить критерии конституционности нормативных правовых актов, с
учетом положений юридической науки;
- проанализировать судебную практику Конституционного суда Российской
Федерации в сфере гражданского законодательства Российской Федерации;
- охарактеризовать проблемы проверки конституционности правовых норм,
регулирующих правоотношения в сфере вещного, обязательственного,
наследственного, интеллектуального права, в Российской Федерации;
- сформулировать проблемы в сфере обеспечения конституционности
гражданского законодательства в Российской Федерации и предложить
варианты их решения.
Степень научной разработанности темы. Проблемам правовой
регламентации конституционной законности нормативных правовых актов,
в том числе в сфере гражданского законодательства, в Российской
Федерации посвящено большое количество работ, в частности, М.В. Баглая,
А.А. Белкина, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, В.А. Кряжкова, Б.М. Лазарева,
Л.В. Лазарева, В.О. Лучина, М.Г. Мойсеенко, Л.А. Окунькова, Б.А. Страшуна
О.Я. и др. Изложенные в этих работах научные воззрения послужили
основой для работы.
8
Методология исследования. Для достижения поставленной цели и
решения задач использовался общенаучный диалектический метод познания,
и частно – научные методы: исторический применялся для изучения
правового становления конституционно – судебного контроля в России,
логико – юридический
использован при осуществлении раскрытия
критериев конституционности нормативных правовых актов в Российской
Федерации, особенностей признания нормативных
правовых актов
неконституционными и юридические последствия такого признания на
основе законодательной базы. Статистический и социологический методы
были необходимы при изучении обширной судебной практики.
Нормативную
основу
исследования
составили:
Конституция
Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации,
Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О
судебной системе Российской Федерации», Федеральный конституционный
закон от 21.07.1994г. №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации», Конвенция о защите прав человека и основных свобод и др..
Эмпирическая база исследования представлена данными, поученными в
процессе изучения и обобщения материалов опубликованной судебной
практики.
Теоретическая и практическая значимость диссертационного
исследования заключается в том, что в комплексе рассматриваются
проблемы обеспечения конституционной законности актов гражданского
законодательства в Российской Федерации. Собранный, обобщенный и
проанализированный материал определяет приоритетные направления его
использования: сформулированные в данном исследовании положения и
выводы могут найти применение в дальнейшем научном исследовании
проблем конституционности гражданского законодательства в Российской
Федерации, а также могут использоваться в процессе преподавания учебных
дисциплин по конституционному праву и гражданскому праву.
9
Положения выносимые на защиту:
- судебный конституционный контроль имеет ключевую роль, он является
одной
из
концептуально
значимых
проблем
современного
конституционализма. Формирование современной модели конституционного
контроля
в
России
особенностями,
определенно
определенным
политическими
подходом
к
и
экономическими
пониманию
сущности
Конституции, конституционного контроля на каждом этапе его становления.
- критерии конституционности нормативных правовых актов можно
классифицировать
с
интерпретационные
правовых
актов
Федерации
на
позиции
и
позитивного
доктринальные.
предмет
права
Критерии
соответствия
на
легальные,
конституционности
Конституции
Российской
можно условно разделить на две группы: содержательные и
формальные.
- в целях получения правовой оценки действующей системы права, принятия
высшим
законодательным
органом
государства
качественных
законодательных правовых актов, минимизации возможных трудностей в
правоприменительной практике, эффективной работы каждым носителем
законодательной ветви государственной власти необходимо ввести судебный
акт в форме послания о состоянии конституционной законности, что являет
собой основанный на анализе и обобщении конституционно-судебной
практики за предыдущий период деятельности Конституционного Суда РФ .
-
в
ходе
осуществления
проверки
норм
на
конституционность
Конституционным Судом РФ определены основные направления развития
гражданского права России в сфере защиты права собственности и иных
вещных
прав при рассмотрении некоторых дел, имеющих отношение к
нарушению владения имуществом собственника.
- огромный массив судебных актов приходится на урегулирование
обязательственных правоотношений, так как именно в этой сфере выяснение
правового содержания нормы приобретает важное значение, затрагивающие
права огромного количества лиц.
10
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
1.1. Правовая природа конституционности нормативных правовых
актов в юридической науке: исторический аспект
Институт конституционного контроля в России берет свое начало с
момента официального закрепления в Основном Законе (Конституции) СССР
от 31 января 1924 года полномочий Верховного Суда СССР, которые
сводились к «вынесению заключений о законности постановлений союзных
республик, разрешение судебных споров между союзными республиками и
рассмотрение дел по обвинению высших должностных лиц Союза в
преступлениях по исполняемой должности»1. Необходимость составления
заключений определялась ЦИКом СССР. Проблема контроля и надзора за
конституционностью правовых актов не подвергалась каким – либо
ощутимым изменениям вплоть до 1980-х годов.
Следующий этап развития конституционного контроля в нашей стране
следует датировать с момента учреждения Комитета конституционного
надзора СССР – это 80-е годы прошлого века. Согласно статьи 125
Конституции СССР: «Комитет конституционного надзора избирался Съездом
народных депутатов СССР сроком на 10 лет из числа специалистов в области
политики и права в составе председателя, заместителя председателя и 21
члена Комитета, включая представителей от каждой союзной республики.
Лица, избранные в Комитет, не могли одновременно входить в состав
органов, акты которых были поднадзорны Комитету. При выполнении своих
обязанностей члены Комитета считались независимыми и должны были
подчиняться только Конституции СССР»2.
Рассматривая полномочия Комитета по конституционному надзору,
Постановление II Съезда Советов СССР от 31.01.1924 «Об утверждении Основного Закона (Конституции)
Союза Советских Социалистических Республик»(утратил силу)// Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. – 1924. № 2. - ст. 24.
2
Закон СССР от 01.12.1988 № 9853-XI «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона)
СССР»// Ведомости ВС СССР. – 1988. - № 49. - ст. 727.
1
11
можно констатировать, что изначально роль данного органа весьма мала.
С.А. Белов и О.А. Кудряшова справедливо отмечали, что «важнейшей
особенностью этой «позднесоветской» модели конституционной охраны
были отсутствие права граждан и полномочий судов непосредственно
возбуждать дела о конституционности правовых актов и недопустимость
рассмотрения вопросов о конституционности правоприменительных актов, в
том числе судебных решений»3.
Страшун Б.А отмечает, что «деятельность комитета критиковалась за
недостаточную решительность в содействии демократическим реформам»4.
Следующим этапом развития конституционного судопроизводства
является переход от контрольной модели к судебному институту.
15 декабря 1990г. статьей 119 Конституции было провозглашено, что
создание
Конституционного
Суда
является
признаком
суверенитета
Российской Федерации, который получил свое юридическое закрепление в
Декларации о государственном суверенитете РСФСР.
В
статье
58
Закона
РСФСР
от
12.07.1991г.
№1599-1
«О
Конституционном Суде РСФСР» закреплялись на законодательном уровне
критерии конституционности нормативных правовых актов. Их правовое
содержание не претерпело изменений до настоящего времени. Проверка
нормативных правовых положений на конституционность осуществляется по
содержательным и процедурным моментам, а именно – анализу подлежит
содержание, форма акта, полномочие органа на принятие данного акта,
соблюдение процедуры принятия, подписания, опубликования.
Обязательность решений Конституционного Суда РСФСР для всех
органов была неоспорима.
Кроме того, на законодательном уровне были сформулированы и
закреплены условия изменения ранее принятого решения Конституционного
Белов С.А., Кудряшова О.А. Заимствование моделей конституционного контроля в правовой системе
России // Журнал конституционного правосудия. - 2012. - № 6 (30). - С. 25 - 38, 27
4
Страшун Б.А. Эволюция института конституционного контроля в России: от надзора к правосудию//
Сравнительное конституционное обозрение. - 2016. - №1.
3
12
Суда РСФСР. Решение Конституционного
Суда РСФСР подлежало
изменению, во – первых, в случае, если при вынесении решения был нарушен
порядок судопроизводства; во – вторых, если спустя некоторое время
появились обстоятельства, которые ранее были не известны
Суду при
вынесении решения; и в – третьих, если по каким – либо причинам была
изменена конституционная норма на основании которой было постановлено
решение Конституционного Суда РСФСР.
Исходя из исторической справки, как отмечает Витрук Н.В. «с января
1992 года по октябрь 1993 года Конституционный Суд принял ряд решений,
имевших большой общественный резонанс (решение по вопросу о
конституционности
конституционности
прокуратуры
актов,
актов,
обжаловать
касавшихся
ограничивавших
в
судебном
деятельности
возможность
порядке
КПСС,
о
работников
налагаемые
на
них
дисциплинарные взыскания, о конституционности правоприменительной
практики, связанной с индексацией доходов и сбережений населения, о
конституционности актов, допускавших выселение граждан из занимаемых
ими помещений в административном порядке, о конституционности актов
Президиума
Верховного
Совета
РСФСР,
изданных
с
превышением
предоставленных ему полномочий, и др.)5.
Это явилось в свою очередь своеобразной исторической основой для
принятия Указа Президента РФ № 1400 от 21 сентября 1993г. Согласно
данного нормативного правового акта Конституция РСФСР, принятая в 1978
г., утрачивала свою юридическую силу, а также подлежали роспуску высшие
государственные органы – Съезд народных депутатов и Верховный Совет
РСФСР. Именно этот период в юридической доктрине принято считать
зарождением конституционной реформы уже Российской Федерации. «В тот
бурный и смутный период ходило немало слухов о предстоящем якобы
роспуске Конституционного Суда, однако Суд распущен не был, лишь была
Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособ. 3-е
изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. С. 71.
5
13
приостановлена его деятельность. Указ Президента от 7 октября 1993 года
отмечал необходимость внесения существенных изменений и дополнений в
Закон о Конституционном Суде РСФСР до принятия новой Конституции.
Указом Президента от 24 декабря 1993 года данный Закон был признан
недействующим»6.
Конституция
голосованием
12
Российской
декабря
1993
Федерации
года
принятая
по-новому
всенародным
определила
статус
Конституционного Суда.
На основании части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации
определены
субъекты,
Конституционный
нормативных
Президент
Суд
правовых
Российской
Правительство
обладающие
Российской
правомочием
Федерации
с
обращения
целью
в
проверки
актов на конституционность. Это прежде всего
Федерации,
Российской
палата
Федерации,
Федерального
Верховный
Суд
Собрания,
Российской
Федерации, органы законодательной и исполнительной власти субъектов
Российской Федерации. На конституционном уровне помимо субъектного
состава установлен перечень нормативных правовых актов, подлежащих
проверке: федеральные законы, нормативные правовые акты Президента,
палат Федерального Собрания, Правительства, конституции республик,
уставы, законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации.
Кроме того, подлежат проверке на конституционность и ряд актов, не
устанавливающих
на
законодательном
уровне
правила
поведения,
обязательные на всей территории Российской Федерации, то есть носящие
ненормативный характер - это договоры между федеральными органами
государственной власти и органами государственной власти субъектов
Российской Федерации и не вступившие в силу международные договоры
Российской Федерации»7.
Страшун Б.А. Эволюция института конституционного контроля в России: от надзора к
правосудию//Сравнительное конституционное обозрение. - 2016 - № 1, 3.
7
Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом
поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)
// Российская газета. - 1993. - 25 декабря. - Российская газета. - № 163. - 23.07.2014.
6
14
Н.В. Витрук полагает, что «практика первых лет деятельности
Конституционного Суда в столь сложный период истории России
свидетельствовала о необходимости введения таких законодательных мер,
которые независимо от состава судей и их личных убеждений исключали
или, во всяком случае, максимально затрудняли бы использование
Конституционного Суда в качестве инструмента политической борьбы»8.
Анализируя мнение Витрука Н.В. Страшун Б.А. полагает, что речь идет о
том факте, что сам Конституционный Суд лишался права инициировать
самостоятельно проверку
любой нормы права. Это была исключительно
прерогатива иных органов9.
В
статье
1
Федерального
конституционного
закона
«О
Конституционном Суде Российской Федерации» «Конституционный Суд
определяется
как
самостоятельно
посредством
и
судебный
независимо
конституционного
вышеуказанного
федерального
орган
конституционного
осуществляющий
судебную
судопроизводства»10.
конституционного
контроля,
В
власть
статье
закона11
36
определено
требование, предъявляемое для инициирования проверки нормативного
правового акта Конституционным Судом Российской Федерации, а именно –
должна
быть
выявлена
неопределенность
в
вопросе
соответствия
Конституции Российской Федерации принятого нормативного правового
акта, а также противоречия в применении положений действующего
нормативного правового акта, отраженные в позициях сторон судебного
спора.
Как
правило,
если
рассматривать
судебную
практику
Конституционного Суда, то при проверке положений действующего
Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособие. 3-е
изд., перераб. и доп. М.: Норма; ИНФРА-М, 2010. С. 83-84.
9
Страшун Б.А. Эволюция института конституционного контроля в России: от надзора к
правосудию//Сравнительное конституционное обозрение. - 2016 - № 1, 3.
10
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации»// Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - ст. 1447. - 02.01.2017. - № 1 (Часть I). ст. 2.
11
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации»// Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - ст. 1447. - 02.01.2017. - № 1 (Часть I). ст. 2.
8
15
законодательства на конституционность ряд судебных споров объединяется в
одно дело, подлежащее рассмотрению Конституционным Судом Российской
Федерации.
Анализируя судебную статистику Конституционного Суда Российской
Федерации
в
части
обращений,
поступающих
на
рассмотрение
в
Конституционный Суд Российской Федерации, можно констатировать, что
количество поступающих обращений варьируется в пределах пятнадцати
тысяч, а именно за последние пять лет это выглядит следующим образом: в
2013 году поступило 15101 обращение, 2014 году – 16005 обращений, 2015
году – 14622 обращения, 2016 году – 14031 обращение, 2017 году – 14638
обращений, первом квартале 2018 года поступило 3863 обращения.
Основный пик поступления обращений в Конституционный Суд Российской
Федерации наблюдался в 2010 году – поступило 20629 обращений. Основная
масса обращений поступила в сфере уголовного права и процесса – всего
6664 обращения, по делам о нарушении конституционных прав и свобод –
5157 обращений, в гражданско-правовой и гражданско-процессуальных
сферах рассмотрено 4596 обращений.
Если рассматривать обращения, поступившие в целях осуществления
проверки
нормативных
правовых
актов
в
сфере
гражданского
законодательства, то можно отметить, что, например, в первом квартале 2018
года в Конституционный Суд поступило 368 обращений в сфере
гражданского права и во втором квартале поступило 266 обращений. Из 368
обращений касаются права собственности и иных вещных прав
- 78
обращений, сферы обязательственного права – 147 обращений, возмещение
вреда – 48 обращений,
в сфере наследственного права 15 обращений,
интеллектуального права – 5 обращений, банкротства - 27 обращений, иных
вопросов – 48 обращения.
Во втором квартале 2018 года из 266 обращений: в сфере права
собственности и иные вещные права пришлось 59 обращений, в сфере
обязательственного права – 91 обращение, возмещение вреда – 27
16
обращений,
в
сфере
наследственного
права
15
обращений,
интеллектуального права – 13 обращений, банкротства - 19 обращений, иных
вопросов – 42 обращения.
В то время как, в 2017 году, если анализировать разбивку по кварталам,
в сфере гражданского законодательства
за первый квартал 2017 года
поступило 304 обращения, во втором квартале – 295 обращений, в третьем
квартале - 364 обращения и в четвертом квартале 381 обращение. В связи с
чем, можно констатировать, что динамика обращений, поступающих в
конституционный
Суд
Российской
Федерации
для
рассмотрения,
относительно стабильна за последние пять лет.
Таким
образом,
в
историческом
становлении
конституционно-
судебного контроля в России можно условно выделить три этапа. Этапы
развития конституционно-судебного контроля, судя по периодизации,
практически полностью совпадают с периодами действия той или иной
политической системы (политического режима) в России.
Виды конституционного контроля на каждом этапе исторического
развития зависят от сложившейся на тот момент политической и
экономической
ситуации
в
стране,
а
следовательно,
и
являются
определенным подходом к пониманию сущности Конституции и механизма
ее действия.
Конституционно-судебный контроль обеспечивает прямое действие
Конституции, а также выполняет немаловажную функцию поддержания
режима конституционности действующих нормативных правовых актов, что
в свою очередь способствует комплексному развитию всей государственноправовой системы, опирающейся на верховенство права и конституционной
законности в Российской Федерации.
17
1.2 Критерии конституционности правовых актов в сфере
гражданского законодательства
«Условием качественного развития правовой системы является
эффективно работающий основной документ государства - Конституция,
которая является ее ядром, закладывает правовые основы для гармоничного
развития государства и общества в целом. Конституция Российской
Федерации - универсальный правовой документ, обладающий юридическим
верховенством и высшей юридической силой. Смысл юридического
верховенства Конституции обусловлен ее высшей юридической силой,
прямым действием и центральным местом в правовой системе»,12 справедливо отмечает А.В. Безруков.
Однако, как отмечает Шафиров В.М., «вместе с тем, соглашаясь с тем,
что высший уровень верховенства права обеспечивается верховенством
Конституции13, трудно согласиться с усеченным пониманием принципа
верховенства Конституции РФ (ч. 2 ст. 4), сводящим его к обеспечению
приоритета Конституции РФ по отношению к другим нормативным
правовым актам»14.
«Верховенство
Конституции
РФ
изначально
означает
ее
доминирование в общественно-политической жизни государства и общества,
но вместе с тем оно развивается в других ее юридических свойствах высшей юридической силе, прямом действии, особом содержании и правовой
охране Конституции РФ (ст. 15)»15.
Исходя из позиций, озвученных в юридической литературе, можно
констатировать, что основная функция Конституции Российской Федерации,
Безруков А.В. Обеспечение верховенства Конституции Российской Федерации в контексте
конституционализации отраслей национального права//Конституционное и муниципальное право. - 2017. № 9. С.13-17.
13
Шафиров В.М. Конституция, отраслевое право, правоприменение // Российская юстиция. - 2016. - № 3. С. 2 - 3.
14
Чиркин В.Е. Правовое государство и верховенство права: язык и содержание // Государство и право. 2016. - № 9. - С. 6 - 7.
15
Безруков А.В. Обеспечение верховенства Конституции Российской Федерации в контексте
конституционализации отраслей национального права// Конституционное и муниципальное право. - 2017. № 9. – С.13-17.
12
18
как
юридического
документа,
это
прежде
всего
обеспечение
конституционализации всех отраслей права, в том числе и гражданского, и
как следствие, формирование правоприменительной практики
укрепление
правопорядка.
Таким образом, практически единого мнения в научной среде
придерживаются большинство исследователей, и сводится оно к одному –
обеспечение верховенства Конституции в Российской Федерации по
отношению ко всем нормативным правовым актам обеспечивает в стране
правопорядок и стабильное развитие во всех сферах жизнедеятельности. А на
Конституционный Суд Российской Федерации возлагается обязанность по
обеспечению конституционности всего действующего законодательства, с
чем он эффективно справляется и задает вектор всего правотворчества на
территории Российской Федерации. В своих позициях Конституционный Суд
Российской Федерации неоднократно отражал и тем самым закрепляя
юридическую силу своих актов.16
Обеспечение конституционности всех отраслей права происходит, в
том числе,
посредством осуществления проверок на соответствие
Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов. Проверка
нормативных правовых актов на конституционность осуществляется с
помощью определенных критериев конституционности правовых актов.
Учитывая,
что
на
законодательном
уровне
перечень
критериев
конституционности не установлен, целесообразно изучить научные позиции.
Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1999 г. № 14-П «По делу о проверке
конституционности статьи 2 Федерального закона о внесении изменений и дополнений в Закон Российской
Федерации «О налоге на прибыль предприятий и организаций" в связи с жалобой ОАО Энергомашбанк»//
Собрание законодательства РФ. - 08.11.1999. - № 45. - ст. 5478. Постановление КС РФ от 9 января 1998 г. №
1-П «По делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации»// Собрание
законодательства РФ. - 19.01.1998. - № 3. - ст. 429. Определение Конституционного Суда РФ от 27 мая 2004
г. № 210-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Черничкина А.С. на нарушение его
конституционных прав постановлением Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 года по делу о
проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 ГК РФ»// Вестник Конституционного Суда
РФ. – 2004. - № 6.
16
19
Акты конституционно-судебного контроля обеспечивают устранение
различных коллизий законодательства, так как их основной целью являются
требования приоритета прав человека и недопустимости их нарушения.
Таким образом, не только теоретиками, но и практиками, в частности,
речь идет о судьях, правомерно поднималась проблема отсутствия единой
системы критериев конституционности правовых актов в законодательстве
нашей страны. Однако, учитывая тот огромный массив правовых актов,
находящихся
ежегодно
на
рассмотрении
в
Конституционном
Суде
Российской Федерации, возникает острая необходимость в их формулировке
и закреплении именно единообразных критериев проверки на соответствие
Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов.
В
юридической
литературе
предложена
общая
классификация
критериев конституционного правосудия Бондарем Н.С.17.
«Акт,
который
по
содержанию соответствует
Конституции
и
органическим законам, международным правовым договорам, текущим
законам (для подзаконных актов), а также принят, опубликован и введен в
действие в соответствии с установленной в Конституции процедурой
управомоченным
на
то
субъектом
нормотворчества
в
пределах
конституционно закрепленной за ним компетенции согласно принципа
разделения властей является конституционным»18 - такое определение дает
Лифшиц Ю.П. в своем научном труде.
Самая
нормативных
общая
классификация
критериев
конституционности
правовых актов в юридической литературе выглядит
следующим образом: критерии конституционности правовых актов делятся
на легальные, зафиксированные в законодательстве Российской Федерации
правила оценки нормативных правовых актов на соответствие Конституции
РФ; непосредственно сами акты органов конституционного правосудия –
Бодарь Н.С., Джагарян А.А. Прямое действие конституции: генерация и гарантирование
конституционным правосудием // Сравнительное конституционное обозрение. - М.: Институт права и
публичной политики, 2016, № 3 (112). - С. 52-78.
18
Лифшиц Ю.П. Критерии оценки конституционности нормативных актов. - М.: ИГП РАН, 1994. С. 5.
17
20
именуемые
интерпретационными
и
доктринальные,
которые
сформулированы в научных работах и используемые для оценки результатов
конституционного правосудия.
По мнению профессора Ю.А. Тихомирова, «к общим критериям
законности можно отнести: 1) правомочность субъекта, принимающего акт;
2) соответствие содержания акта объему полномочий субъекта; 3)
правильный выбор формы акта; 4) соблюдение установленной процедуры
подготовки, принятия и вступления акта в силу»19.
Интерпретируя научную позицию профессора Ю.А. Тихомирова,
можно следующим образом классифицировать критерии конституционности
правовых актов, а именно – первоначально необходимо проанализировать
правовую норму на предмет отражения в ней конституционных принципов,
своего рода выяснения «духа закона»; затем необходимо выяснить
правильность применения конституционных понятий и терминов. Основным
критерием, на наш взгляд, является выяснение правомочности субъекта на
принятие того или иного акта, а также соблюдение формы документа,
соблюдение установленной процедуры подготовки, принятия и вступления
акта в силу, место его положения в иерархии нормативных правовых актов.
Также необходимо выяснить толкование данной нормы с точки зрения
правопримененителя и официальное разъяснение данной правовой нормы и
пересечение
юридического
содержания
норм
правового
акта
и
соответствующих норм Конституции20.
Руководствуясь вышеприведенной позицией, можно с уверенностью
констатировать, что при проверке нормативных
правовых актов на
конституционность применяются критерии двух видов: содержательные и
формальные.
Содержательные критерии применяются для уяснения
нормативных
19
20
содержания
правовых актов с точки зрения их конституционности,
Тихомиров Ю.А. Критерии законности правовых актов // Право и экономика. - 1997. - №№ 19 - 20. - С. 3.
Тихомиров Ю.А. Критерии законности правовых актов // Право и экономика. - 1997. - №№ 19 - 20. - С. 3.
21
соблюдения конституционных норм и принципов, а также сопоставления
проверяемых правовых норм с сопутствующими нормами Конституции
Российской Федерации.
Формальные критерии при своем рассмотрении не носят субъективного
акцента, как вышеприведенные, так как, как правило, они зафиксированы на
материальных носителях, а именно - это правомочие субъекта, принявшего
акт, форма принятия акта, место в иерархии нормативных актов, порядок
принятия нормативного правового акта и вступление в силу, а также его
действие во времени, пространстве и по кругу лиц (в большинстве случаев
речь идет о действии во времени).
Таким образом, можно критерии конституционности нормативных
правовых актов классифицировать с позиции позитивного права на
легальные,
интерпретационные
и
доктринальные.
Критерии
конституционности правовых актов на предмет соответствия Конституции
Российской Федерации
можно условно разделить на две группы:
содержательные и формальные.
1.3. Признание нормативного правового акта неконституционным:
юридические последствия и проблемы
Современная правовая система не подразумевает наличие единой
системы
подходов
к
проблеме
совершенствования
действующего
законодательства, а также принимаемых концепций и стратегий развития
законодательства, что на практике приводит к
бессистемному принятию
правовых норм в различных отраслях права, а также их дублированию.
Функция Конституционного Суда Российской Федерации заключается
в том, что при принятии решения он обязан прежде всего выяснить смысл
правовой нормы, исходя из сложившейся судебной практики, далее
необходимо
выяснить
реальную
позицию
законодателя
или
иного
нормотворческого органа при принятии ими акта, а также соотнести ее с
действительным смыслом, выявленным самим Конституционным Судом
22
Российской Федерации. Кроме того, Конституционный Суд РФ также обязан
выяснить, руководствуясь сложившейся судебной практикой, правильно ли
данная норма понимается правопримененителем, исходя из специфики ее
изложения.
Последствиями
признания
нормативного
правового
акта
не
соответствующим Конституции Российской Федерации, то есть признание
Конституционным
Судом
Российской
Федерации
его
положений
неконституционными, посвящена статья 79 Федерального конституционного
закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации»21. Согласно которой законодателем четко установлено, что
нормативные правовые акты утрачивают свою юридическую силу, в случае
признания
их
неконституционными.
Кроме
того,
признание
акта
неконституционным, либо вывод Конституционного Суда Российской
Федерации о наличии пробелов в действующем законодательстве, порождает
возникновение
обязанностей
у
органов
государственной
власти
соответствующей компетенции по отмене акта, внесению изменений в
действующий нормативный правовой акт, либо принятие акта в целях
устранения пробельности. В случае, если органу государственной власти
соответствующей компетенции необходимо время на устранение фактов,
выявленных Конституционным Судом Российской Федерации, то прямое
действие в этот период времени с момента признания нормативного
правового
акта
неконституционным
в
любых
отраслях
права
и
законодательства имеют нормы Конституции Российской Федерации.
Эти аспекты реализации постановлений Конституционного Суда, как
показывает российская судебная практика, в принципиальном плане не
вызывают разночтений. Конституционный Суд постоянно указывал на
одинаковое значение для практики постановлений о признании нормы
неконституционной
21
и
постановлений
о
выявлении
конституционно-
Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде
Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ- 25.07.1994. - № 13. - Ст. 1447.
законодательства РФ. - 02.01.2017. - № 1 (Часть I). - Ст. 2.
-
Собрание
23
правового смысла нормы, а внесение Федеральным конституционным
законом от 28 декабря 2016 г. № 11-ФКЗ22 изменений в Федеральный
конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном
Суде Российской Федерации» в статью 87 путем дополнения новой частью
6, установило окончательную ясность в этом вопросе. При этом необходимо
подчеркнуть,
что,
по
существу,
закрепление
в
Федеральном
конституционном законе статуса постановлений Конституционного Суда,
которыми
норма
признается
конституционной,
но
выявляется
ее
обязательный для практики конституционно-правовой смысл, не была
правовой новеллой. Это лишь фиксация того, что было выявлено
Конституционным Судом на основе толкования Конституции Российской
Федерации при разрешении конкретных дел.
Так, в Определении от 11 ноября 2008 г. № 556-О-Р предельно четко
сказано: «Решение Конституционного Суда Российской Федерации, которым
подтверждается
конституционность
нормы
именно
в
данном
им
истолковании и тем самым исключается любое иное, т.е. неконституционное,
ее истолкование, а, следовательно, и применение в неконституционной
интерпретации, имеет в этой части такие же последствия, как и признание
нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации» 23.
Исходя из правового содержания вышеуказанного судебного акта,
следует констатировать, что признание положений нормативного правового
акта или отдельной правовой нормы неконституционной выявляет прежде
всего дефект со стороны законодательной власти, так как указывает именно
на ошибку при принятии данной нормы. И совсем иная ситуация
складывается при признании нормы конституционной с отметкой «в
Федеральный конституционный закон от 28 декабря 2016 г. № 11-ФКЗ «О внесении изменений в
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» // Собрание
законодательства РФ. - 2017. - № 1 (ч. I). - Ст. 2
23
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11 ноября 2008 г. № 556-О-Р «О
разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П
по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387,
388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»// Собрание законодательства РФ.
- 2008. - № 48. - Ст. 5722.
22
24
определенном конституционно-правовом смысле», это говорит о том, что в
данном случае допускается ошибка именно правоприменителем, и с его
стороны происходит нарушение конституционных прав.
Таким образом, несмотря на то, что Конституционным Судом
Российской
Федерации
издаются
судебные
акты
с
различной
формулировкой, такой как «признать неконституционной норму» или
«признать
соответствующей
Конституции
Российской
Федерации
в
определенном конституционно-правовом смысле», последствия их издания
практически идентичны, правовая норма не подлежит применению без
выявленного конституционно- правового смысла.
Пересмотр дела заявителя в связи с принятием постановления
Конституционного
Суда
о
неконституционности
нормы
или
о
ее
конституционном истолковании по существу является возвращением к
рассмотрению конкретного дела. Конституционный Суд не исследует все
обстоятельства дела заявителя, он оценивает конституционность нормы. Не
исключена ситуация, когда в результате пересмотра дела с учетом
обстоятельств выяснится, что заявитель или его ситуация не подпадают под
критерии, при соответствии которым его притязания должны быть
удовлетворены. Соответственно, процессуальный пересмотр, являющийся
обязательным
следствием
позитивного
для
заявителя
постановления
Конституционного Суда, не означает, что судебное решение обязательно
изменится в его пользу. Именно поэтому обыкновением практики
Конституционного Суда стало дополнение в пункте резолютивной части,
содержащем указание на пересмотр, что дело подлежит пересмотру.
В связи с этим необходимо отметить, что не в каждом случае возможен
пересмотр дела в отношении заявителя, так как соответствующий этап
правоотношений уже завершен. Например, гражданин оспаривал нормы,
которые касались содержания под стражей в качестве меры пресечения на
стадии расследования и впоследствии были признаны неконституционными
или получили конституционное истолкование, однако в отношении него уже
25
началось судебное рассмотрение уголовного дела или даже вынесен и
вступил в силу приговор. В силу пункта 12 части 1 статьи 75 Закона о
Конституционном Суде, в постановлении Конституционного Суда в
зависимости от характера рассматриваемого вопроса и применительно к
конкретным
правоотношениям
может
быть
определен
порядок
его
вступления в силу, а также порядок, сроки и особенности исполнения не
только в целом, но и в отношении заявителя.
Так, в Постановлении от 19 июля 2016 г. № 16-П было установлено,
что
«дело
гражданина
Карпекина
Виктора
Николаевича
подлежит
пересмотру в установленном порядке после внесения в действующее
правовое
регулирование
необходимых
настоящего Постановления»
24
отношении
установления
заявителя
до
изменений,
вытекающих
из
, т.е. имела место отсрочка исполнения в
правового
регулирования
в
соответствии с правовыми позициями, содержащимися в постановлении
Конституционного Суда.
Самая, однако, сложная проблема касается возможности применения
обратной силы постановлений Конституционного Суда (имея в виду, что в
современных условиях это правило относится и к решениям, основанным на
актах (нормах), получивших конституционно-правовое истолкование). Также
Конституционный Суд отметил, что имеется возможность пересмотра
судебных актов, даже если лицо не являлось заявителем по делу,
рассматриваемому Конституционным Судом Российской Федерации,
за
исключением судебных решений, которые исполнены в полном объеме, по
этому основанию пересмотрены быть не могут.
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июля 2016 г. № 16-П «По делу о
проверке конституционности частей первой и третьей статьи 7 Закона Российской Федерации «О
пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел,
Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и
психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, Федеральной службе
войск национальной гвардии Российской Федерации, и их семей» в связи с жалобой гражданина В.Н.
Карпекина»// Собрание законодательства РФ. - 2016. - № 31. - Ст. 5087.
24
26
Таким образом, Конституционный Суд сделал вывод, что признание
акта неконституционным (а с учетом его последующих правовых позиций и
законодательных изменений - и признание акта конституционным с его
конституционным истолкованием) является правовым основанием для
повторного
рассмотрения
решения
суда,
которое
основывается
на
положениях принятого судебного акта, даже если лицо не является
участником
судопроизводства
в
Конституционном
Суде
Российской
Федерации. Причем в данном случае совершенно не имеет значение в какой
процессуальной стадии находится данное решение суда, а именно –
исполнено или нет. Но в исключительных случаях, обусловленных
необходимостью соблюдения баланса конституционно значимых интересов,
в
постановлении
Конституционного
Суда
может
быть,
в
порядке
своеобразной отсрочки исполнения, указан момент, утраты юридической
силы нормативным правовым актом, признанным неконституционным, и
тогда это правило не применяется.
Например, Судебной коллегией по гражданским делам Омского
областного суда 22 марта 2018 года было рассмотрено дело о пересмотре
решения суда по новым обстоятельствам. Решением Кировского районного
суда г. Омска от 04 августа 2015 г. были удовлетворены исковые требования
прокурора г. Омска к Кочубею А.А. об истребовании земельных участков из
незаконного владения и возложении обязанности по передаче земельных
участков. 30 мая 2017 г. Из незаконного владения Кочубея А.А. истребованы
земельные
участки
с
кадастровыми
номерами
55:36:130126:4654,
55:36:130126:4592, 55:36:130126:4345, 55:36:130126:4355, 55:36:130126:4265,
55:36:130126:4487, 55:36:130126:4238, 55:36:130126:4252, 55:36:130126:4432,
55:36:130126:4548, местоположение которых установлено относительно
жилого
дома,
имеющего
почтовый
адрес:
г.
Омск,
Кировский
административный округ, ул. Сакена Сейфуллина, д. 72. На Кочубея А.А.
возложена
обязанность
передать
в
распоряжение
муниципального
образования городской округ город Омск Омской области названные
27
земельные участки. Решением суда также исключены из ЕГРП записи о
государственной регистрации права собственности за Кочубеем А.А. на
указанные объекты недвижимости. С Кочубея А.А. в доход местного
бюджета взыскана государственная пошлина в размере 900 рублей. Судебной
коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ рассмотрено
гражданское дело по жалобе Кудинского Р.А. и отменены решения
Кировского районного суда г. Омска от 04 апреля 2016 г. и апелляционное
определение судебной коллегии по гражданским делам Омского областного
суда от 20 июля 2016 г. Указанный спор являлся аналогичным спором,
рассмотренным Кировским районным судом г. Омска с его участием,
Верховным Судом РФ дана новая оценка применению ст. ст. 301-302
Гражданского кодекса РФ. Судебная коллегия установила, что спорные
земельные участки выбыли из муниципальной собственности по воле
собственника. На момент вынесения постановления Конституционного Суда
РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П решение по делу с его участием полностью не
исполнено, в связи с чем подлежит пересмотру в связи с принятием
вышеуказанного акта Конституционного Суда РФ на основании п. 3 ч. 4 ст.
392 Гражданского процессуального кодекса РФ. Разрешая заявленные
Кочубеем А.А. требования, суд первой инстанции правильно указал, что
применительно к положениям п.3 ч.4 ст. 392 Гражданского процессуального
кодекса РФ Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2017 г. №
16-П не относится к новым обстоятельствам, которые могут повлечь отмену
решения Кировского районного суда г. Омска от 04 августа 2015 г., так как
исходя из положений п. 3 ч. 4 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса
РФ для признания Постановления Конституционного Суда РФ новым
обстоятельством необходимо, чтобы данное Постановление было вынесено
по делу, рассмотренному с участием заявителя на основании поданного им
заявления в Конституционный Суд РФ. В данном случае Постановление
Конституционного Суда РФ от 22.06.2017 вынесено в связи с жалобой
Дубовца А.Н. и новым по настоящему делу признано быть не может. Также
28
не относится к новым обстоятельствам, влекущим отмену решения,
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Омского областного суда от 12 июля 2017 г., принятое по делу, ответчиком
по
которому
выступало
иное
лицо,
Кудинский
Р.А.,
так
как
в
исчерпывающем перечне, приведенном в ч. 4 ст. 392 Гражданского
процессуального кодекса РФ, основания для отмены решения по новым
обстоятельствам в связи с принятием судебного постановления по
аналогичному спору в отношении иного предметы спора и с участием иных
лиц не приведено25.
Помимо этого, в качестве исключения нужно рассматривать случаи,
когда физическое или юридическое лицо обратилось в Конституционный
Суд по тому же вопросу, по которому было вынесено постановление, до его
вынесения, но его жалоба не была соединена с уже находящимся в
производстве делом, т.е. это лицо, условно говоря, «не попало в
постановление». В такой ситуации Конституционный Суд, отказывая в
принятии дела к рассмотрению в связи с наличием вынесенного
постановления по данному вопросу, может указать в соответствующем
определении на право такого заявителя на пересмотр. Тогда к нему в полном
объеме будут применяться правила пересмотра дела, установленные для
заявителей в Конституционный Суд, выигравших дело. Сложившаяся в
последние годы практика показывает, что такое указание по общему правилу
включается в определение, если заявитель обратился в Конституционный
Суд до принятия обращений, по которым вынесено постановление, к
рассмотрению.
Например, Судебной коллегией по гражданским делам Омского
областного суда 22 марта 2018г. рассмотрено дело по заявлению Тувашева
И.В. о пересмотре по новым обстоятельствам вступившего в законную силу
решения Кировского районного суда города Омска от 29.03.2016, которым
Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам от 22 марта 2018г.//
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rospravosudie.com/court-omskij-oblastnoj-sud-omskaya-oblasts/act-581258303/. – Дата доступа:02.04.2018.
25
29
удовлетворены исковые требования прокурора г. Омска в интересах
муниципального образования, из владения Котенко И.В. истребован
земельный участок. В обоснование причин пересмотра судебного акта
заявитель указал на то, что 30.05.2017 судебной коллегией по гражданским
делам Верховного Суда РФ отменены решения Кировского районного суда
города Омска от 04.04.2016 и апелляционное определение судебной коллегии
по гражданским делам Омского областного суда от 20.07.2016 по
аналогичному делу, Верховным Судом РФ дана новая оценка применения
положений ст.ст. 301, 302 ГК РФ, на вынесение Конституционным Судом РФ
Постановления от 22.06.2017 по делу о проверке конституционности
положения ч. 1 ст. 302 ГК РФ. Решение Кировского районного суда г. Омска
от 04.04.2016 не исполнено в части обязанности передать земельные участки
с кадастровым номером в распоряжение МО городской округ г. Омск;
ссылается на отмену апелляционным определением Омского областного суда
от 12.07.2017 решения Кировского районного суда г. Омска от 04.04.2016;
указывает на нарушение единообразия судебной практики. В ходе судебного
заседания установлено, что вступившим в законную силу 22.06.2016
решением Кировского районного суда г. Омска от 29.03.2016 разрешены
исковые требования прокурора города Омска, действующего в интересах
муниципального образования городской округ город Омск Омской области и
неопределенного круга лиц, об истребовании имущества из чужого
незаконного владения, из владения Котенко И.В. истребован земельный
участок, на Котенко И.В. возложена обязанность по передаче земельного
участка в распоряжение муниципального образования городской округ город
Омск Омской области. Проанализировав доводы заявителя, которыми
обоснована необходимость пересмотра вступившего в законную силу
судебного постановления, сопоставив их с процессуальными положениями
главы 42 ГПК РФ, районный суд правомерно указанные заявителем
обстоятельства в качестве влекущих пересмотр вступившего в законную силу
судебного акта по настоящему делу не квалифицировал и верно указал на
30
отсутствие правовых оснований для удовлетворения заявления о пересмотре
решения суда по новым обстоятельствам. Постановление Конституционного
Суда Российской Федерации, вынесенное по заявлению Дубовца А.Н.,
районным судом в качестве нового обстоятельства так же правомерно не
расценено,
поскольку
изложенное
в
нем
конституционно-правовое
толкование нормативных положений, примененных в конкретном деле,
отношения к рассмотренному Кировским районным судом г. Омска спору не
имеет. Помимо прочего суд отметил, что заявление о пересмотре решения по
новым обстоятельствам подано 06.10.2017, Конституционным Судом РФ
Постановление вынесено 22.06.2017, в связи с чем срок для подачи данного
заявления пропущен. Ссылка в жалобе на то, что решение подлежит
пересмотру так же в том случае, если к моменту издания соответствующего
акта Конституционного Суда РФ оно частично исполнено, при том, что
указанное
Постановление
Конституционного
Суда
РФ
новым
обстоятельством в рамках рассматриваемого дела во всяком случае не
является, судебной коллегией отклоняются как не имеющие правового
значения26.
Рассматривая значение постановлений Конституционного Суда для
судебной практики, нельзя обойти вниманием то, что некоторое время назад
была попытка установить для лиц, не являющихся заявителями по делу,
механизм компенсации расходов, обусловленных законом, признанным
неконституционным, через гражданско-правовой механизм27. Ряд истцов
оспорили в Конституционном Суде положения статьи 16 Гражданского
кодекса Российской Федерации28.
Апелляционное определение Омского областного суда от 22.03.2018г.//[Электронный ресурс]. – Режим
доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-omskij-oblastnoj-sud-omskaya-oblast-s/act-581258307/. – Дата
доступа:02.04.2018г.
27
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ//Собрание
законодательства РФ. - 05.12.1994. - № 32. - ст. 3301. - 01.01.2018. - № 1 (Часть I). - ст. 43.
28
Определение Конституционного Суда от 27 июня 2017 г. № 1358-О «По запросу группы депутатов
Государственной Думы о проверке конституционности положений статьи 30 Федерального закона «Об
основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской
Федерации» и статей 32 и 35 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы
Федерального Собрания Российской Федерации»// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: СПС
«Консультант Плюс». – Дата доступа:02.04.2018.
26
31
Кроме того, в статье 87 Федерального конституционного закона от
21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»
содержится норма, согласно которой, в случае, если правовая норма,
содержащаяся в нормативном правовом акте признается неконституционной,
то правовые последствия в части отмены настигают и те правовые акты,
которые приняты на основе неконституционного положения29.
Такие правовые последствия признания нормы неконституционной
влекут за собой обязанность органов государственной власти, в том числе на
уровне субъектов, отменить не соответствующее Конституции Российской
Федерации положение.
Аналогичная норма принята и в отношении
судебного акта, которым выявляется конституционно правовой смысл
нормы. Ранее в Постановлении от 26 апреля 2016 г. № 13-П30
Конституционный Суд выразил свою правовую позицию, что явилось
основанием в последующем для законодательного закрепления данного
положения в ч. 6 ст. 87 Закона о Конституционном Суде, а именно – «в
случае признания нормативного акта органа государственной власти
соответствующими
Конституции
Российской
Федерации
в
данном
Конституционным Судом Российской Федерации истолковании при их
применении исключается любое иное их истолкование»31.
Таким образом, поскольку не всегда просто определить сходство
нормы
с
иной,
признанной
неконституционной
или
получившей
конституционное истолкование нормой (тем более что оно
может
заключаться как в абсолютном сходстве всех элементов регулируемого
правоотношения, так и в использовании такой же, как оцененная
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской
Федерации»// Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - ст. 1447. - 02.01.2017. - № 1 (Часть I). ст. 2.
30
Постановление от 26 апреля 2016 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 18 части 1
статьи 14 и пункта 14 части 1 статьи 15 Федерального закона «Об общих принципах организации местного
самоуправления в Российской Федерации» в связи с жалобой администрации муниципального образования
«Нерюнгринский район»//Собрание законодательства РФ. -2016. - № 19. - Ст. 2774.
31
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 28.12.2016) «О Конституционном
Суде Российской Федерации»// Собрание законодательства РФ. - 25.07.1994. - № 13. - ст. 1447. - 02.01.2017.
- № 1 (Часть I). - ст. 2.
29
32
Конституционным
Судом,
регулятивной
модели
в
несколько
иных
правоотношениях), судам, по существу, предложен компромиссный вариант:
при наличии сомнений не отказываться самостоятельно от применения такой
же нормы, которая уже была предметом рассмотрения Конституционного
Суда Российской Федерации и правовая позиция по которому уже
сформирована, а приостановить производство по делу и обратиться с
запросом в Конституционный Суд о проверке конституционности спорной
нормы.
И
главное:
не
применять
без
учета
правовой
позиции
Конституционного Суда норму, которая с высокой долей вероятности
является
такой
же,
как
признанная
Конституционным
Судом
неконституционной или получившая его конституционное истолкование32.
Признание акта неконституционным влечет за собой определенные
правовые последствия, а именно - акты или их отдельные положения,
признанные неконституционными, утрачивают силу.
«Обязательность решений Конституционного Суда в значительной
степени заключается именно в обязательности их правовых последствий.
Вполне очевидно, что если правовые последствия конкретного решения не
могут быть определены, то оно не может действовать как общеобязательный
правовой акт, ибо нельзя требовать исполнения неопределенных по своему
содержанию предписаний»33.
Таким образом, как справедливо отмечает Петров А.А., «правовое
качество
решений
Конституционного
Суда
РФ
имеет
не
только
теоретическое значение в плане концептуального осмысления вопросов
организации и осуществления судебного конституционного контроля. Это
необходимо и с практической точки зрения, поскольку позволит предложить
и осуществить реальные шаги по повышению эффективности деятельности
этого института судебной власти»34.
Сивицкий В.А. Некоторые аспекты значения принятия постановления Конституционного Суда
Российской Федерации для судебной практики//Судья. - 2017. - № 12.
33
Жевак И.И. Решение арбитражного суда: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 108
34
Петров А.А. Правовое качество решений Конституционного Суда Российской Федерации: постановка
вопроса и некоторые практические проблемы//Сравнительное конституционное обозрение. – 2014. - № 2.
32
33
Вместе с тем следует отметить, что своеобразной формой проверки
нормативных правовых актов на конституционность являются позиции
Конституционного Суда Российской Федерации, которыми придается
определённый смысл правовой норме, хотя она
и не теряет свою
юридическую силу, который принимается за основное конституционноправовое толкование, не подлежащее дальнейшей корректировке в иных
судебных инстанциях. Однако, в российской юридической науке до
настоящего времени отсутствует единый подход к осмыслению понятия
правовой позиции Конституционного Суда РФ, а также ее места в правовой
системе России; формам и методам воздействия на различные отрасли права,
а также юридическую практику.
Конституционный Суд РФ неоднократно отказывал заявителям в
рассмотрении обращения по существу, а значит, и в формировании правовой
позиции на том основании, что «...решение вопроса, поставленного
заявителем перед судом, не может быть выведено из буквы и смысла
закрепленных
в
Конституции
РФ
положений,
не
затрагивает
конституционные права и свободы граждан и по своему характеру и
значению не относится к числу конституционных. Оценка оснований, по
которым законодатель счел необходимым установить определенные нормы
права,
находится
за
рамками
полномочий
Конституционного
Суда
Российской Федерации»35.
Поэтому более правильной представляется точка зрения А.Н. Кокотова,
указывающего на то, что «обладает свойствами нормы права только
резолютивная
часть
решения
Конституционного
Суда,
лишающая
юридической силы статью нормативного правового акта, признанную
неконституционной»36. Конституционный Суд РФ отмечает, что его
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванова Александра Владимировича как не
соответствующей требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде
Российской Федерации»: Определение Конституционного Суда РФ от 1 апреля 1996 г. № 9-О. //URL:
http://www.consultantplus.ru.
36
Кокотов А.Н. Решения конституционных (уставных) судов как источники права (на примере Уставного
суда Свердловской области) // Конституционная юстиция в Российской Федерации: Сб. ст. Екатеринбург,
2003. С. 187.
35
34
«решения о неконституционности правовых актов имеют такую же сферу
действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как нормативные акты, и
такое же общее значение, не присущее правоприменительным по своей
природе актам других судов»37.
В практике самого Конституционного Суда его правовые позиции
рассматриваются как толкование Конституции РФ. Так, например, в
Определении от 7 октября 1997 г. № 88-О непосредственно указывается на
то, что «правовые позиции, содержащие толкование конституционных норм
либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны
выводы Конституционного Суда РФ в резолютивной части его решений,
обязательны для всех государственных органов и должностных лиц».
Таким образом, как справедливо отмечает А.Э. Святогорова, «правовая
позиция
Конституционного
Суда
РФ
может
быть
определена
как
правоположение, содержащее разъяснение им норм Конституции РФ
применительно к положениям нормативных правовых актов высших органов
государственной власти, которые (акты) выступали предметом рассмотрения
в Конституционном Суде РФ. Правовые позиции Конституционного Суда РФ
(в отличие от правовых позиций иных судебных органов) формулируются на
основании норм Конституции РФ, они разъясняют смысл и содержание норм
Конституции, использованных судом при проверке конституционности норм
отраслевого законодательства. Конституция РФ отражает в себе весь спектр
юридических, политических, иных отношений государства, задает им
известный импульс. Однако динамизм и многоплановость общественных
отношений влекут необходимость адаптации к ним положений Конституции
РФ. Поэтому, не изменяя текст Конституции, Конституционный Суд
констатирует изменения правоотношений, интерпретируя их и задавая вектор
развития современной конституционно-правовой доктрины»38.
Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.1998 № 19-П «По делу о толковании отдельных
положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1998. - № 25. - Ст. 300.
38
Свистунова Л.Ю., Святогорова А.Э. Содержательная характеристика правовых позиций
Конституционного Суда Российской Федерации //Ленинградский юридический журнал. – 2017. - № 2.
37
35
Таким образом, в целях устранения выявленных Конституционным
Судом РФ несоответствий действующего законодательства Конституции
Российской Федерации, требуется настоятельная необходимость получения
правовой оценки действующей системы права высшего государственного
органа конституционного судопроизводства - Конституционного Суда РФ в
целях
принятия
высшим
законодательным
органом
государства
качественных законодательных правовых актов, минимизации возможных
трудностей
в
правоприменительной
практике
в
интересах
граждан
Российской Федерации, лиц без гражданства, иностранных граждан,
юридических лиц и организаций, а также в целях эффективной работы
каждым носителем законодательной ветви государственной власти. В связи с
чем, целесообразно установить своеобразную форму контроля путем
принятия послания о состоянии конституционной законности, что являет
собой судебный акт, основанный на анализе и обобщении конституционносудебной практики за предыдущий период деятельности Конституционного
Суда РФ и выявленных несоответствиях Конституции РФ в системе права
России. И на основе данного послания предусмотреть обязанность обеих
Палат Федерального Собрания РФ - Совета Федерации и Государственной
Думы - рассматривать на своих пленарных заседаниях вопрос о мерах в связи
с посланием Конституционного Суда РФ Федеральному Собранию РФ и
вносить коррективы в планы законотворческой деятельности, вытекающие из
послания.
ВЫВОДЫ: В историческом становлении конституционно – судебного
контроля в России можно условно выделить три этапа. Этапы развития
конституционно – судебного контроля, судя по периодизации, практически
полностью совпадают с периодами действия той или иной политической
системы (политического режима) в России.
Виды конституционного контроля на каждом этапе исторического
развития зависят от сложившейся на тот момент политической и
экономической
ситуации
в
стране,
а,
следовательно,
и
являются
36
определенным подходом к пониманию сущности Конституции и механизма
ее действия.
Конституционно-судебный контроль обеспечивает прямое действие
Конституции, а также выполняет немаловажную функцию поддержания
режима конституционности действующих нормативных правовых актов, что
в свою очередь способствует комплексному развитию всей государственноправовой системы, опирающейся на верховенство права и конституционной
законности в Российской Федерации.
Критерии
конституционности
классифицируются
с
интерпретационные
правовых
актов
Федерации
и
позитивного
доктринальные.
предмет
права
Критерии
соответствия
правовых
на
актов
легальные,
конституционности
Конституции
Российской
можно условно разделить на две группы: содержательные и
формальные.
содержания
на
позиции
нормативных
Содержательные
нормативных
критерии
правовых
применяются
актов
с
для
точки
уяснения
зрения
их
конституционности, соблюдения конституционных норм и принципов, а
также сопоставления проверяемых правовых норм с сопутствующими
нормами Конституции Российской Федерации.
Формальные критерии при своем рассмотрении не носят субъективного
акцента, как вышеприведенные, так как, как правило, они зафиксированы на
материальных носителях, а именно - это субъект, принявшим акт, форма
принятия акта, его местом в иерархии нормативных актов, порядок принятия
нормативного правового акта и вступление в силу, а также его действием во
времени, пространстве и по кругу лиц.
В целях принятия высшим законодательным органом государства
качественных законодательных правовых актов, минимизации возможных
трудностей
в
правоприменительной
практике
в
интересах
граждан
Российской Федерации, лиц без гражданства, иностранных граждан,
юридических лиц и организаций, а также в целях эффективной работы
каждым
носителем
законодательной
ветви
государственной
власти
37
необходим постоянный контроль. В связи с чем, целесообразно установить
своеобразную форму контроля путем принятия послания о состоянии
конституционной законности, что являет собой судебный акт, основанный на
анализе и обобщении конституционно-судебной практики за предыдущий
период
деятельности
Конституционного
Суда
РФ
несоответствиях Конституции РФ в системе права России.
и
выявленных
38
ГЛАВА 2. РЕШЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СФЕРЕ ГРАЖДАНСКОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
2.1. Проблемы конституционности института права собственности и
иных вещных прав
Исходя из фундаментальных принципов верховенства права и
юридического
равенства
вмешательство
государства
в
отношения
собственности не должно быть произвольным и нарушать равновесие между
требованиями интересов общества и необходимыми условиями защиты
основных прав.
Конституционный Суд Российской Федерации наметил основные
направления развития гражданского права России в сфере защиты права
собственности и иных вещных
прав при рассмотрении некоторых дел,
имеющих отношение к нарушению владения имуществом собственника.
Рассматривая конституционность института права собственности,
прежде всего, следует выявить нормы гражданского законодательства,
которые признавались неконституционными, а также проанализировать
позиции, выносимые Конституционным Судом Российской Федерации с
целью выявления конституционно-правового смысла норм гражданского
законодательства.
А именно – «22» июня 2017 года Конституционный Суд Российской
Федерации
вынес Постановление № 16-П по делу «о проверке
конституционности пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской
Федерации по жалобе гражданина А.Н. Дубовца»39. Предмет рассмотрения
Конституционного Суда РФ
- регулирование особенностей истребования
имущества у добросовестного приобретателя. Так, согласно пункту 1 статьи
Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2017 года № 16-П по делу о проверке
конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с
жалобой гражданина А.Н. Дубовца // Официальный интернет-портал правовой информации. Номер
опубликования:
0001201706270037.
Дата
опубликования:
27.06.2017.
URL:
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201706270037 (дата обращения: 28.02.2018)
39
39
302 Гражданского кодекса Российской Федерации «собственник имущества
вправе истребовать его от добросовестного приобретателя, возмездно
приобретшего имущество у лица, не имевшего права его отчуждать, в
нескольких случаях: если имущество утеряно собственником или лицом,
которому оно было передано собственником во владение, либо похищено у
того или другого, либо выбыло из их владения помимо их воли»40.
Фабула дела заключается в том, что «в 1994 как выморочное
имущество квартира переходила в собственность публичного образования. В
2007 году на основании поддельных документов было оформлено право
собственности на квартиру, и в течение менее чем года она стала предметом
трех сделок купли-продажи. В 2008 году квартиру приобрел А. Дубовец, но в
2015 году Департамент городского имущества города Москвы обратился в
суд с иском об истребовании квартиры от Александра Дубовца на основании
пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса, выселении его из квартиры и ее
передаче в собственность города Москвы. Решением Никулинского
районного суда от «26» мая 2015 года иск ДГИ был удовлетворен»41.
В деле, рассматриваемом Конституционным Судом Российской
Федерации собственник - публичное образование - никогда не завладевал
имуществом, поэтому и выбыть помимо воли оно в принципе не могло. Как
отмечает Н. Рассказова, «в этом случае КС РФ просто хорошо сделал работу
суда общей юрисдикции, который, видимо, стремясь изо всех сил защитить
публичное образование (а суды в последнее время все более открыто
занимают пробюджетные позиции), просто не захотел подумать и применить
закон так, как следовало его применить. Никакого конституционноправового аспекта, по моему мнению, у этого дела нет»42.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ//Собрание
законодательства РФ. - 05.12.1994. - № 32. - ст. 3301. - 01.01.2018. - № 1 (Часть I). - ст. 43.
41
Информация о деле N 2-1125/2015-М-7751/2014, рассмотренном Никулинским районным судом города
Москвы.
URL:
https://nikulinsky-msk.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=case&case_id=213675137&delo_id=1540005
42
Рассказова Н., Иванов А., Скловский К., Латыев А., Бевзенко Р., Петров Е. Виндикация у добросовестного
приобретателя: еще одно исключение?//Закон. - 2017. - № 7.
40
40
Однако, при рассмотрении вышеизложенной ситуации, следует
отметить, что конституционно-правовой смысл статьи 302 Гражданского
кодекса Российской Федерации выявлялся еще в 2006 году. Так, в
Определении от «21» декабря 2006 года № 554-О «Об отказе в принятии к
рассмотрению жалобы гражданки С.А. Аленцевой» Конституционный Суд
сослался на свою более раннюю правовую позицию43.
Таким образом, изначально Конституционный Суд РФ не вмешивался в
сферу
гражданского
права,
не
подвергался
реформированию
цивилистический подход с учетом конституционных норм и принципов.
Однако, в суды все чаще стали поступать споры, связанные с защитой прав
добросовестного приобретателя недвижимого имущества, и после того, как
данный вид споров достиг Европейского суда по правам человека, стало
очевидным, что позиция Конституционного Суда РФ нуждается в
переосмыслении.
И как результат полностью кардинальное решение в 2017 году, подход к
оценке положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса изменен
полностью. Так, Конституционный Суд пришел к выводу о том, что «данное
положение не соответствует Конституции, ее статьям 8 (часть 2), 19 (части 1
и 2), 35 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой оно допускает
истребование, как из чужого незаконного владения жилого помещения,
являвшегося
выморочным
имуществом,
от
его
добросовестного
приобретателя, который при возмездном приобретении этого жилого
помещения полагался на данные Единого государственного реестра
недвижимости и в установленном законом порядке зарегистрировал право
собственности на него, по иску публично-правового образования в случае,
когда
данное
публично-правовое
образование
не
предприняло
Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 года № 6-П «По делу о проверке
конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в
связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М.
Ширяева»//Собрание законодательства РФ. - 28.04.2003. - № 17. - ст. 1657.
43
41
своевременных мер по его установлению и надлежащему оформлению на
него права собственности»44.
Особую важность приобретает момент, какие правовые последствия
последовали с принятием Постановления № 16-П, что породило это в
российской законотворческой и правоприменительной практике для других
граждан. Изначально, что следует отметить, Конституционный Суд прямо
указал на необходимость судебного пересмотра дела Александра Дубовца в
установленном законом порядке. Суд города Москвы постановил, что «право
собственности Александра Дубовца на ранее истребованную у него квартиру
должно быть восстановлено, а само судебное решение - являться основанием
для вселения заявителя в квартиру»45.
Кроме того, Постановление № 16-П для тех граждан, которые
обратились в Конституционный Суд до вынесения данного постановления
также возникает право на пересмотр их дел46.
Вместе с тем, некоторые граждане пытались использовать данное
решение в свою пользу, переиначивали смысл, вложенный судом.
Судебной коллегией по гражданским делам Липецкого областного суда
рассматривалась «09» октября 2017 года жалоба на решение Советского
районного суда г.Липецка от 08.12.2015 года по иску прокурора Советского
района г.Липецка в интересах муниципального образования г.Липецк к
Копылову И.А., Синдюкову В.М., которым
постановлено: «Признать
договор передачи в собственность квартиры, заключенный 25.03.1993 года
между Копыловым Игорем Анатольевичем и Управлением ЖКХ НЛМК, недействительным. Истребовать квартиру из чужого незаконного владения
Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2017 года № 16-П по делу о проверке
конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с
жалобой гражданина А.Н. Дубовца // Официальный интернет-портал правовой информации. Номер
опубликования:
0001201706270037.
Дата
опубликования:
27.06.2017.
URL:
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201706270037 (дата обращения: 28.02.2018)
45
Решение Никулинского районного суда города Москвы от 3 октября 2017 года № 02-5800/2017.//Режим
доступа: URL: https://www.mos-gorsud.ru/rs/nikulinskij/cases/docs/content/d093b2c9-c884-4ac8-bcec-e85afd94a563 (дата обращения: 25.02.2018).
46
О юридическом значении таких определений для пересмотра дел заявителей см., например: Определения
Конституционного
Суда
РФ
от
15
января
2016
года
№
186-О.//
URL:
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision223461.pdf (дата обращения: 25.02.2018).
44
42
Синдюкова
Валерия
Махмудовича.
Аннулировать
(погасить)
регистрационную запись № от 05.03.2015 года о праве собственности
Синдюкова Валерия Махмудовича на квартиру в Едином государственном
реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Передать квартиру в
собственность муниципального образования г. Липецк»
В разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации,
содержащимся в пункте 9 Постановления от «11» декабря 2012 г. № 31 «О
применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре
по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную
силу судебных постановлений» раскрывается правовая сущность понятия
«вновь открывшиеся обстоятельства».
Обращаясь с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся
обстоятельствам,
Синдюков
В.М.
ссылается
на
Постановление
Конституционного Суда РФ от «22» июня 2017 г. №16-П «По делу о
проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского
кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н.
Дубовца».
Отказывая в удовлетворении заявления, суд учел вышеназванное
Постановление Конституционного Суда РФ от «22» июня 2017 г. №16-П,
правомерно исходил из того, что приобретенная Синдюковым В.М. квартира
имела собственника - муниципальное образование г. Липецк, была включена
в
реестр
муниципальной
собственности,
не
являлась
выморочным
имуществом. Ссылка заявителя на добросовестность его действий также
правильно отклонена судом, поскольку при рассмотрении дела судом была
дана оценка действиям Синдюкова В.М. и сделан вывод о том, что он не
проявил должной разумной осторожности и осмотрительности, при которых
мог узнать об отсутствии у отчуждателя права.
Учитывая
изложенное,
оснований,
указанных
в
статье
392
Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с которыми
43
закон связывает возможность удовлетворения заявления о пересмотре
судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам, в данном
случае
не
имеется.
Доводы
частной
жалобы
являлись
предметом
рассмотрения суда первой инстанции и получили надлежащую оценку, с
которой соглашается и судебная коллегия. Нарушений норм процессуального
права, которые бы привели или могли привести к принятию неправильного
определения, судом не допущено47.
Кроме
того,
исходя
из
особенностей
действия
решений
Конституционного Суда во времени и по кругу лиц принятое по жалобе
Александра Дубовца Постановление не может иметь для таких граждан
процессуальное значение, как справедливо отмечается в юридической
литературе, «нельзя считать справедливым, однако разрешение ситуации
лежит уже за рамками непосредственно конституционного правосудия, в
первую очередь в плоскости законодательного совершенствования системы
защиты прав добросовестных приобретателей»48.
Данное Постановление оказало воздействие также и на сферу
законодательной деятельности. В частности, в пояснительной записке к
законопроекту №301924-7 «О внесении изменений в Гражданский кодекс
Российской Федерации» со ссылкой на выводы Конституционного Суда,
изложенные им в Постановлении № 16-П, предлагается предусмотреть
механизм
компенсации
приобретателям
объектов,
признанных
самовольными постройками, за утрату прав на такие объекты49.
В связи с чем, в юридической литературе М.В. Антоновым предложено
«обратиться к экономическому анализу рассматриваемого юридического
конфликта. Следует оценить экономическую эффективность того или иного
Апелляционное определение Липецкого областного суда от 09.10.2017г.//[Электронный ресурс]. – Режим
доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-lipeckij-oblastnoj-sud-lipeckaya-oblast-s/act-560051830/. – Дата
доступа:02.04.2018г.
48
Подоплелова О.Г., Степанов Д.И. Добросовестные приобретатели против недобросовестного государства:
дело Александра Дубовца в Конституционном Суде России. Комментарий к Постановлению от 22 июня
2017 года № 16-П//Сравнительное конституционное обозрение. - 2017. - № 6.
49
Подоплелова О.Г., Степанов Д.И. Добросовестные приобретатели против недобросовестного государства:
дело Александра Дубовца в Конституционном Суде России. Комментарий к Постановлению от 22 июня
2017 года № 16-П//Сравнительное конституционное обозрение. - 2017. - № 6.
47
44
варианта юридической модели с точки зрения минимизации издержек и
рисков, а также исследовать стимулирующие эффекты для собственника и
добросовестного приобретателя похищенного имущества»50.
В содержании конституционного права частной собственности и
правомочие требовать от других участников правоотношения выполнения
юридических обязанностей. «С этими конституционными положениями
корреспондируют ряд
правомочий субъекта конституционного права
собственности - требовать от государства издания законов, обеспечивающих
реализацию и охрану права частной собственности»51, а также обязанностью
государственных органов является создание условий, направленных на
недопущение нарушений права собственности, в случае необходимости,
направленных на восстановление утраченного права.
2.2.
Конституционность правовых норм, регулирующих
обязательственные правоотношения
В научном сообществе на протяжении ни одного десятилетия
постоянно возникают дискуссии о юридической силе и роли актов судебной
практики в правоприменительной деятельности в сфере гражданских
правоотношений. Старилов Ю.Н. полагает, что «судебным актам можно
придать статус источников права, так как в ходе правоприменения
выявляются пробелы и коллизии права, что в свою очередь порождает
внесение изменений в действующие правовые акты»52. Низамиева О.Н. в
соавторстве полагает, что, так как право Российской Федерации не
прецедентное, то и ставить в зависимость от постановляемых судебных
актов изменение гражданского законодательства в различных
сферах,
Антонов М.В. О некоторых теоретических проблемах применения экономического анализа права в России
// Право. Журнал Высшей школы экономики. - 2011. - № 3. - С. 10 - 25
51
Постановление Конституционного Суда РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П «По делу о проверке
конституционности части 1 статьи 21, части 2 статьи 22 и части 4 статьи 46 Федерального закона «Об
исполнительном производстве» в связи с жалобой гражданина М.Л. Ростовцева» // Собрание
законодательства РФ. - 2016. - № 12. - Ст. 1707.
52
Старилов Ю.Н. Публичные интересы в создании и осуществлении административного судопроизводства //
Интересы в публичном и частном праве. - М., 2002. С. 20.
50
45
нецелесообразно и незаконно53. Рогожкин Н.А. придерживается совсем иной
точки зрения, согласно которой, акты, принимаемые в ходе рассмотрения
конкретных дел в суде, хоть и не являются источниками права, не носят
нормативное
содержание,
являются
своеобразными
регуляторами
гражданских правоотношений54.
Однако,
следует
Конституционного
Суда
констатировать,
Российской
что
Федерации
правовые
позиции
формируют
правила
определенного правового поведения как регулятивного, так охранительного
характера. Регулирование общественных отношений, происходит путем
принятия решений высших судов, которыми разъясняются нормы права в
ходе правоприменения.
«Обобщение практики применения судами налогового и гражданского
законодательства позволило разработать в теории новый термин «судебная
доктрина как источник права», - это совокупность прецедентных подходов к
решению
правовых
ситуаций,
позволяющих
комплексно
оценить
деятельность субъекта правоотношений, выявить фактическое и волевое
содержание его действий
как
субъекта экономического
отношения,
структурированного отношениями правовыми»55.
Достаточно
огромный
массив
судебных
актов
приходится
на
урегулирование обязательственных правоотношений, так как именно в этой
сфере выяснение правового содержания нормы приобретает важное
значение, затрагивающее права огромного количества лиц. Как неоднократно
указывал Конституционный Суд РФ, «конституционное равноправие может
быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования
всеми правоприменителями правовой нормы, которая, следовательно,
должна отвечать требованию определенности, ясности и недвусмысленности;
Низамиева О.Н. Роль постановлений Пленума Верховного Суда РФ в механизме правового регулирования
имущественных отношений в семье // Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник. - М.,
2006. С. 162
54
Рогожкин Н.А. Судебная практика и ее роль в правовом регулировании предпринимательской
деятельности.- М., 2005.
55
Корнаухов М.В. Недобросовестность налогоплательщика как судебная доктрина // СПС "Гарант", 2006.
53
46
неопределенность содержания правовой
нормы, напротив, допускает
возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и
ведет к произволу, а значит, к нарушению не только принципов равенства и
верховенства закона, но и установленных статьями 45 и 46 (части 1 и 2)
Конституции Российской Федерации гарантий государственной, включая
судебную, защиты прав, свобод и законных интересов граждан...»56.
Конституция Российской Федерации, признавая Россию социальным
государством,
политика
которого
направлена
на
создание
условий,
обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 7,
часть 1), и определяя в качестве одного из основных направлений социальной
защиты обеспечение государственной поддержки инвалидов (статья 7, часть
2), закрепляет в числе основ правового статуса личности право каждого на
социальное обеспечение, в частности в случае инвалидности (статья 17, часть
1; статья 39, часть 1; статья 64), и относит определение условий и порядка
реализации данного конституционного права к компетенции законодателя
(статья 39, часть 2). Одним из важнейших элементов социального
обеспечения для инвалидов является пенсионное обеспечение, основное
содержание которого заключается в предоставлении человеку средств к
существованию. При рассмотрении дел, связанных со взысканием излишне
выплаченных
сумм
пенсий,
в
том
числе
если
это
обусловлено
представлением признанной впоследствии недействительной справки об
установлении инвалидности, правоприменители исходят из того (дело Н.Н.
Горностаевой),
что
для
целей
защиты
имущественных
интересов
Пенсионного фонда Российской Федерации существует возможность
применения закона о трудовых пенсиях и положений гражданского
законодательства
об
обязательствах
вследствие
неосновательного
обогащения. В главе 60 Гражданского кодекса Российской Федерации
содержится
правовое
регулирование
обязательств
неосновательного обогащения.
56
Постановление от 18 ноября 2014 г. № 30-П// СПС «Консультант Плюс»
вследствие
47
Конституционность приведенных законоположений, а также статьи 7
Федерального закона от «24» ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной
защите инвалидов в Российской Федерации» оспаривается в жалобе
гражданки Н.Н. Горностаевой, которой решением бюро медико-социальной
экспертизы по Вологодской области № 8 от «14» декабря 2009 года была
установлена инвалидность III группы бессрочно, а решением того же бюро от
«12» октября 2010 года - инвалидность II группы бессрочно и с которой в
2016 году по судебному решению были взысканы суммы пенсии по
инвалидности и ежемесячной денежной выплаты, назначенной ей на
основании выданных этим бюро справок об установлении инвалидности.
Противоречие оспариваемых законоположений Конституции Российской
Федерации, заявительница усматривает в том, что по смыслу, придаваемому
правоприменительной
практикой,
эти
законоположения
позволяют
взыскивать с гражданина - без установления признаков недобросовестности
или противоправности в его действиях - ранее полученные им суммы пенсии
по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты только на том
основании, что при проведении повторной медико-социальной экспертизы
выявлены допущенные в ходе ранее проведенной медико-социальной
экспертизы
процедурные
недействительными
нарушения
выданные
и
в
гражданину
связи
с
этим
документы
признаны
(справки)
об
установлении инвалидности, необходимые для назначения пенсии и выплат.
В судебной практике решения вопроса о взыскании в качестве
неосновательного обогащения денежных средств, полученных гражданином
в виде пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты, если они
были назначены на основании справки об установлении инвалидности,
которая впоследствии признается недействительной, как следует из
материалов,
исследованных
Конституционным
Судом
Российской
Федерации при рассмотрении настоящего дела, самому факту представления
гражданином в территориальный орган Пенсионного фонда Российской
Федерации такой справки в ряде случаев придается значение достаточного
48
подтверждения недобросовестности его действий - независимо от того, в
связи с чем такая справка была признана недействительной.
Именно такая трактовка имела место в деле заявительницы по
настоящему делу: нарушения, допущенные в отношении нее учреждением
медико-социальной экспертизы, носили формально-процедурный характер,
выплаты заявительнице производились в течение продолжительного времени
(с 2009 года по 2014 год), а сама она вновь была признана инвалидом II
группы вскоре после отмены соответствующих решений учреждения медикосоциальной экспертизы.
Конституционный Суд Российской Федерации признал положения
пунктов 1 и 2 статьи 25 Федерального закона «О трудовых пенсиях в
Российской Федерации», статей 1102 и 1109 Гражданского кодекса
Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской
Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу они не
могут служить основанием для взыскания с гражданина, признанного
инвалидом, полученных им сумм пенсии по инвалидности и ежемесячной
денежной выплаты, в случае если представленная им для получения
названных выплат справка об установлении инвалидности, составленная по
результатам медико-социальной экспертизы, признана недействительной
вследствие
наличия
лишь
формальных
(процедурных)
нарушений,
допущенных при ее проведении, притом что такие нарушения не повлияли
(не
могли
повлиять)
на
оценку
ограничений
жизнедеятельности
освидетельствуемого гражданина и не обусловлены недобросовестностью
(противоправностью) с его стороны.
Постановлением от «6» декабря 2017 года № 37-П Конституционный
Суд дал оценку конституционности абзаца тринадцатого статьи 12
Гражданского кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 13
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оспоренные
положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их
основании арбитражный суд при рассмотрении гражданского дела разрешает
49
вопрос о проверке нормативного правового акта, включая утративший
юридическую силу, на соответствие иному нормативному правовому акту,
имеющему большую юридическую силу, и о его применении, в том числе
если о противоречии между этими актами заявляет лицо, участвующее в
деле.
Конституционный
Суд
признал
спорные
законоположения
не
противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку они
предполагают
обязанность
арбитражного
суда,
рассматривающего
гражданское дело, проверить нормативный правовой акт, подлежащий
применению в данном гражданском деле (включая утративший юридическую
силу), на соответствие иному нормативному правовому акту, имеющему
большую юридическую силу, и в случае установления такого противоречия вынести решение в соответствии с нормативным правовым актом, имеющим
большую юридическую силу.
Постановление от «10» марта 2017 года № 6-П «По делу о проверке
конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1
статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации»57. Поводом к
рассмотрению конституционности вышеуказанных норм гражданского
законодательства послужила масса судебных дел, рассмотренных судебными
органами Краснодарского края. Все рассмотренные дела касались размера
возмещения материального ущерба транспортному средству, полученными
вследствие дорожно-транспортного происшествия. Так как исходя из
перечисленных норм гражданского законодательства возникает правовая
неопределенность в части возможности взыскания по действующей методике
лишь средств на восстановительный ремонт автомобиля, В то время как
исключается возможность потребовать возмещения причиненного вреда в
полном объеме, чем, несомненно, нарушаются права собственника,
закрепленные в том числе в Конституции Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации, рассматривая данный
Постановление от 10 марта 2017 года № 6-П «По делу о проверке конституционности статьи 15, пункта 1
статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации»// Собрание
законодательства РФ. - 20.03.2017. - № 12. - ст. 1780.
57
50
гражданский спор, отталкивался от того, что на цель гражданского
законодательства в совокупности с конституционным сводится к тому, что
первоначально необходимо закрепить систему охраны права частной
собственности58.
Поэтому
институт
страхования
гражданской
ответственности владельцев транспортных средств, в части размера
возмещаемого вреда не может собой заменить нормы главы 59 Гражданского
кодекса Российской Федерации, которыми закреплено, что потерпевший на
основании общих положений гражданского законодательства имеет право на
полное
возмещение
действующего
причиненного
законодательства
вреда.
Проанализировав
Конституционный
Суд
нормы
Российской
Федерации пришел к следующему выводу: «Таким образом, положения
статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 ГК
Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в
системе действующего правового регулирования предполагают возможность
возмещения лицом, гражданская ответственность которого застрахована по
договору
обязательного
страхования
гражданской
ответственности
владельцев транспортных средств, потерпевшему, которому по указанному
договору страховой организацией выплачено страховое возмещение в
размере, исчисленном в соответствии с Единой методикой определения
размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного
транспортного средства с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и
агрегатов транспортного средства, имущественного вреда исходя из
принципа полного его возмещения, если потерпевшим представлены
надлежащие доказательства того, что размер фактически понесенного им
ущерба превышает сумму полученного страхового возмещения»59.
Постановление от 10 марта 2017 года № 6-П «По делу о проверке конституционности статьи 15, пункта 1
статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации»// Собрание
законодательства РФ. - 20.03.2017. - № 12. - ст. 1780.
59
Постановление от 10 марта 2017 года № 6-П «По делу о проверке конституционности статьи 15, пункта 1
статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации»// Собрание
законодательства РФ. - 20.03.2017. - № 12. - ст. 1780.//[Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision264523.pdf. - Дата доступа: 02.04.2018г.
58
51
Следует отметить, что решение, принятое Конституционным судом
Российской Федерации, явилось основанием для пересмотра ранее принятых
решений судами различных уровней. А именно Судебной коллегией по
гражданским
делам
Краснодарского
краевого
суда
было
принято
апелляционное определение 16.05.2017г. по делу №33-14944/17, согласно
которому: Аринушенко А.С. обратился в суд с иском к ОАО «Страховое
общество «ЖАСО» о взыскании страхового возмещения, неустойки,
компенсации морального вреда, штрафа. Также истец обратился в суд с
иском к Индовицкому А.В. о взыскании ущерба в размере 177 794,46 руб.,
ссылаясь на то, что 03.04.2015г. в результате ДТП, произошедшего по вине
Индовицкого А.В., автомобилю истца «БМВ» причинены механические
повреждения. Страховая компания ОАО «Страховое общество «ЖАСО»
выплатила истцу страховое возмещение в общей сложности 124957 руб.
Ленинский районный суд г. Краснодара решением от 08.12.2015г.
взыскал с ОАО «Страховое общество «ЖАСО» в пользу Аринушенко А.С.
страховое возмещение в размере 31 284,40 руб., неустойку в размере 30 000
руб., компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб., штраф в размере
15 106,69 руб. судебные расходы в размере 2 495,04 руб. Суд также взыскал с
Индовицкого А.В. в пользу Аринушенко А.С. убытки в размере 177 794,46
руб., судебные расходы в размере 5 450,96 руб.
Судебная коллегия Краснодарского краевого суда по апелляционной
жалобе Индовицкого А.В. решение Ленинского районного суда г.
Краснодара от 08.12.2015 г. отменила в части взыскания ущерба в пользу
Аринушенко А.С. с Индовицкого А.В. в размере 177 794,46 руб. и судебных
расходов в размере 5 450,96 руб., в иске Аринушенко А.С. к Индовицкому
А.В. о взыскании ущерба – отказала, в остальной части решение суда
оставила без изменения. Судебная коллегия Краснодарского краевого суда по
апелляционной жалобе Индовицкого А.В. решение Ленинского районного
суда г. Краснодара от 08.12.2015 г. отменила в части взыскания ущерба в
пользу Аринушенко А.С. с Индовицкого А.В. в размере 177 794,46 руб. и
52
судебных расходов в размере 5 450,96 руб., в иске Аринушенко А.С. к
Индовицкому А.В. о взыскании ущерба – отказала, в остальной части
решение суда оставила без изменения.
Аринушенко А.С. в заявлении просит пересмотреть определение
судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от
19.07.2016г. по новым обстоятельствам, ссылаясь на то, что в Постановлении
Конституционного Суда РФ от 10.03.2017г. правоприменительное решение
по делу Аринушенко А.С. к ОАО СК «ЖАСО» подлежит пересмотру.
Проверив материалы дела, изучив доводы заявления, судебная
коллегия полагает, что определение судебной коллегии по гражданским
делам Краснодарского краевого суда от 19.07.2016г. в части отмены решения
Ленинского районного суда г. Краснодара о взыскании ущерба в пользу
Аринушенко А.С. с Индовицкого А.В. в размере 177 794,46 руб. и судебных
расходов в размере 5 450,96 руб., и об отказе в иске Аринушенко А.С. к
Индовицкому А.В. о взыскании ущерба подлежит пересмотру.
В судебном заседании установлено, что 03.04.2015г. в результате ДТП,
произошедшего по вине водителя Индовицкого А.В., транспортному
средству истца «БМВ», причинены повреждения. ОАО «Страховое общество
«ЖАСО» выплатило истцу страховое возмещение в общем размере 124957
руб. Однако согласно заключению судебной автотехнической экспертизы
стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца с учетом износа
составляет 136 170,99 руб., без учета износа составляет 313 965,45 руб.;
величина утраты товарной стоимости более 35 %.
В Постановлении Конституционного Суда РФ от 10.03.2017г. указано,
что при исчислении размера расходов, необходимых для приведения
транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до
повреждения транспортного средства, должны приниматься во внимание
реальные и достоверно подтвержденные расходы, в том числе расходы на
новые
детали.
Исходя
из
смысла
указанного
постановления
Конституционного Суда РФ следует, что размер ущерба, подлежащий
53
взысканию с причинителя вреда определяется без учета Единой методики и
без учета износа деталей, узлов, агрегатов.
Поскольку размер реального ущерба, причиненного Аринушенко А.С.
виновником ДТП Индовицким А.В. определен с учетом заключения
судебной экспертизы, суд правомерно взыскал с Индовицкого А.В. сумму
ущерба, превышающую страховую выплату в размере 177 794,46 руб., а
также суд правомерно взыскал в пользу истца судебные расходы в размере 5
450,96 руб. Таким образом, необходимо отменить по новым обстоятельствам
определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского
краевого суда от 19.07.2016г. в части отмены решения Ленинского районного
суда г. Краснодара от 08.12.2015 г. о взыскании ущерба в пользу
Аринушенко А.С. с Индовицкого А.В. в размере 177 794,46 руб. и судебных
расходов в размере 5 450,96 руб., и об отказе в иске Аринушенко А.С. к
Индовицкому А.В. о взыскании ущерба60.
Таким образом, исходя из вышеприведенных случаев судебной
практики
можно
Конституционного
констатировать
Суда
колоссальное
Российской
Федерации
значение
для
выводов
гражданского
законодательства в части обязательственных правоотношение, так как
несомненно огромное количество судебных споров приходится именно на
эту сферу гражданского законодательства. Постановления Конституционного
Суда Российской Федерации
даже подтверждающие конституционность
ряда актов гражданского законодательства, тем не менее содержит выводы,
вследствие которых пересматриваются ранее принятые судебные акты и
граждане Российской Федерации, таким образом, восстанавливаются в
конституционных правах.
Апелляционное определение от 16.05.2017г. №33-14944/17[Электронный ресурс]- Режим доступа: URL:
https://kraevoi--krd.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&name_op=case&_uid=0851FB4A-8A1A-47A7-A66FFE8CF4E7DEC3&_deloId=1540005&_caseType=0&_new=5&_doc=1&srv_num=1. – Дата доступа. –
02.04.2018г.
60
54
2.3. Проверка на конституционность нормативных правовых актов в
сфере наследственного права
В соответствии со статьей 35 Конституции Российской Федерации
право наследования гарантируется. Порядок реализации субъективного права
наследования
регулируются
гражданским
законодательством.
Нормы
гражданского законодательства в сфере наследственного права неоднократно
подвергались проверке на конституционность.
Конституционным Судом Российской Федерации проверялся на
конституционность первый абзац пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса
Российской Федерации, так как заявитель гражданин М.В. Кондрачук
полагал, что нормативные положения имеют неопределенное содержание,
допускающее произвольное применение норм права, вследствие их
неоднозначного толкования. По результатам проведенной проверки было
принято постановление Конституционного Суда Российской Федерации от
«23» декабря 2013 г. № 29-П «По делу о проверке конституционности в связи
с жалобой гражданина М.В. Кондрачука», которым вышеуказанный пункт
признан не соответствующим Конституции Российской Федерации.
Одним из принципов российского гражданского законодательства
является принцип равенства участников гражданских правоотношений.
Однако в отдельных случаях российское законодательство отступает от
данного принципа, наделяя некоторых субъектов преимуществами перед
другими. В юридической доктрине вопрос о преимуществах в российском
наследственном законодательстве исследован неполно. Преимущество есть
выгода, превосходство (в сравнении с кем-чем-нибудь другим) и как
исключительное право на что-нибудь, привилегия61.
Основой для рассмотрения данной проблемы на высшем уровне – в
Конституционном
Суде
Российской
Федерации,
явился
спор,
рассматриваемый судебными органами разных уровней города Москвы. А
Ожегов С., Шведова Н. Толковый словарь русского языка: 120 000 слов и фразеологических выражений.
М.: А Темп, 2015. 896 с.
61
55
именно – в связи со смертью «27» февраля 2010 года Кондрачука В.В.
открылось наследство; в состав наследственного имущества после смерти
Кондрачука В.В. входят: квартира, расположенная по адресу: город Москва,
Ружейный пер., д. 3, кв. 251 (строительный адрес: город Москва
Земледельческий пер., владение 20, 9 секция на 15, 16 этаже, №43); квартира,
расположенная по адресу: город Москва, ул. Врубеля, д. 8, кв. 59; денежные
средства, внесенные на счета в банках; автомобиль «Мерседес – Бенц ГЛ
500»; машино – место № 90, расположенное по адресу: город Москва, ул.
Врубеля, д. 8; незавершенное строение – жилой дом со вспомогательными
строениями, сооружениями, расположенный по адресу: Московская область,
Красногорский район, д. Гольево, дачное хозяйство «Архангельское»;
газопровод среднего давления, расположенный по адресу: Московская
область,
Красногорский
район,
д.
Гольево,
дачное
хозяйство
«Архангельское», ул. Садовая, 3-я линия, д. 1; земельный участок и жилой
дом
с
хозяйственными
постройками,
расположенные
по
адресу:
Астраханская область, Володарский район, Мултановский сельсовет, с.
Мултаново, тоня «Контрольная»; акции; доли
в уставных капиталах;
бриллианты; наследниками Кондрачука В.В. по закону первой очереди
являются: родители Кондрачук В.М. и Кондрачук Л.Н., супруга Кондрачук
Е.А., дети Кондрачук И.В., «27» мая 2000 года рождения, Кондрачук Ф.В.,
«29» августа 2003 года рождения, Кондрачук М.В., «20» декабря 1983 года
рождения, Кондрачук А.В., «19» декабря 1994 года рождения, Сафронов
М.В., «25» июня 2008 года рождения; брак между Кондрачук (до брака
Прохоровой Е.А.) и Кондрачуком В.В. зарегистрирован «13» февраля 1999
года; с заявлением о принятии наследства, открывшегося в связи со смертью
Кондрачука В.В., к нотариусу города Москвы в установленный ст. 1154 ГК
РФ срок обратились: сын Кондрачук А.В., супруга Кондрачук Е.А.,
действующая от своего имени и имени несовершеннолетних детей
Кондрачука И.В., «27» мая 2000 года рождения, Кондрачука Ф.В., «29»
августа 2003 года рождения, отец Кондрачук В.М., дочь Кондрачук М.В.,
56
законный представитель Сафронова М.В., «25» июня 2008 года рождения Сафронова О.Е., а также родной брат наследодателя Кондрачук М.В. В
судебном заседании установлено, что наследственное дело № 122/2010 №
13368/122/2010 к имуществу умершего «27» февраля 2010 года Кондрачука
В. В. было открыто у нотариуса Блиновой Е.С., что подтверждается
наследственным делом, приложенным к материалам гражданского дела.
Судом установлено, что наследниками по закону первой очереди являются
следующие родственники умершего Кондрачука В. В.: супруга Кондрачук Е.
А., дети Кондрачука В.В., отец Кондрачук В. М.; сын Сафронов М. В., мать
Кондрачук Л. Н.. Наследство было принято в срок всеми наследниками.
Ответчик Кондрачук Л.Н. (мать умершего) «30» апреля 2010 года
написала в адрес нотариуса города Москвы Блиновой Е. С. заявление,
согласно которому она отказывается от причитающейся ей доли на
наследство после умершего «27» февраля 2010 года сына – Кондрачука В.В.
в пользу брата умершего – Кондрачука М. В. (л.д. 8 Наследственного дела).
Суд находит данный отказ соответствующим требованиям закона,
совершенным в надлежащей форме и адресованным надлежащему лицу –
нотариусу, ведущему наследственное дело62.
Именно правомерность отказа наследника первой очереди в пользу
наследника второй очереди и послужило основанием для проверки данного
пункта на соответствие Конституции Российской Федерации.
Проанализировав действующую правовую норму Конституционный
Суд Российской Федерации в своем постановлении подытожил, что отказ от
наследства возможен только в отношении наследников призванных по закону
одной очереди, так как в данном случае речь идет лишь о перераспределении
долей наследуемого имущества. Признав в своем постановлении абзац
первый пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации
Кассационное определение Московского городского суда от 22 сентября 2017 года по делу №4г/29560/2014//[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
URL:
//https://www.mosgorsud.ru/mgs/services/cases/cassation-civil/details/19fffd64-4423-491d-99fcb80dd224e801?participants=%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B0%D1%87%D1%83%D0
%BA&courtInternalName=mgs. – Дата доступа: 02.04.2018г.
62
57
не
соответствующим
Конституции
Российской
Федерации,
в
части
произвольного применения правового института отказа от наследства,
Конституционный
Суд
Российской
Федерации,
в
свою
очередь,
предусмотрел в своем акте обязанность законодательного органа привести
действующее гражданское законодательство в соответствие с Конституцией
Российской Федерации63.
Федеральным законом от 15.02.2016 № 22-ФЗ «О внесении изменения в
статью 1158 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»
были внесены соответствующие изменения в гражданское законодательство.
Вместе
с
тем,
толкование,
содержащееся
в
вышеуказанном
постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, до сих пор в
судебных инстанциях сторонами истолковываются по-разному, например,
Судебной коллегией по гражданским делам Московского областного суда
«27» ноября 2017 года в порядке апелляционного обжалования был
рассмотрен спор, также касающийся вступления в наследство. Из материалов
дела следует, что Брылов А.В. является единственным наследником по
закону после смерти своего отца Брылова В. А., проживал вместе с
наследодателем и ухаживал за ним до его смерти. Истец имеет дочь Брылову
Е.А., которая приходится наследодателю внучкой и является наследником по
праву представления.
Установлено, что из заявления Брылова А.В. к нотариусу Ленинского
нотариального округа
следует, что он отказывается от наследства,
открывшегося со смертью его отца Брылова В. А. в пользу его внучки
Брыловой Е.А., содержание статей 1157 и 1158 ГК РФ разъяснено и понятно.
Одновременно с заявлением об отказе от наследства Ершовой А.В. было
принято заявление о включении ответчика Брылову Е.А. в список
наследников по закону к имуществу Брылова В.А.Однако, внучка не является
наследницей первой очереди, к наследованию к имуществу умершего
Блинков О.Е. О правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации в толковании норм о
направленном отказе от наследства//Наследственное право. - 2014. - № 1.
63
58
дедушки не призывалась, она может наследовать только по праву
представления, т.е. только после смерти своего отца (истца по настоящему
делу). Таким образом, отказ от наследства не соответствует требованиям
закона, о чём также указано в ответе нотариуса (л.д. 28).
Доводы апелляционной жалобы о том, что наследник вправе был
отказаться от наследства в пользу наследников любой очереди независимо от
призвания к наследованию, основаны на неверном толковании норм права.
Таким образом, в отношении наследника по праву представления
наследник вправе отказаться от наследования только в том случае, если он
был призван к наследованию64.
Вместе
с
тем,
помимо
вышеуказанного
судебного
акта,
Конституционным Судом Российской Федерации был принят ряд правовых
позиций в сфере наследственного права, которые так или иначе повлекли за
собой корректировку действующего гражданского законодательства:
- Определение Конституционного Суда РФ от «30» сентября 2004 г. № 316-О
«По жалобам гражданки Балакир Елены Марковны на нарушение ее
конституционных прав положениями пункта 1 статьи 3 Закона Российской
Федерации «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования
или дарения» и граждан Наумова Дмитрия Владимировича и Соболевой
Юлии Владимировны на нарушение их конституционных прав теми же
положениями Закона Российской Федерации «О налоге с имущества,
переходящего в порядке наследования или дарения», а также положениями
статьи 1111 и пункта 2 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской
Федерации»;
- Определение Конституционного Суда РФ от «18» декабря 2003 г. № 506-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зутлера Аркадия
Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьями 383 и 1112
Гражданского кодекса Российской Федерации»;
Апелляционное определение Московского областного суда от 27.11.2017г. //[Электронный ресурс]. –
Режим
доступа:URL:
https://rospravosudie.com/court-moskovskij-oblastnoj-sud-moskovskaya-oblast-s/act561215397/. – Дата доступа:02.04.2018г.
64
59
- Определение Конституционного Суда РФ от «02» ноября 2000 г. № 228-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Горшковой Анны
Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи
532 ГК РСФСР»;
- Определение Конституционного Суда РФ от «09» декабря 1999 г. № 209-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Куркиной Елены
Анатольевны на нарушение ее конституционных прав статьей 535 ГК
РСФСР» и др..
- Определение от «21» сентября 2017 года № 1795-О «Об отказе в принятии к
рассмотрению жалобы гражданки Исаевой Марины Михайловны на
нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 168, статьями 301 и
302 Гражданского кодекса Российской Федерации». Конституционный Суд
разъяснил, что в случае истребования выморочного имущества от его
добросовестного приобретателя справедливым было бы переложение
неблагоприятных последствий в виде утраты такого имущества на публичноправовое образование, такой вывод был сделан Конституционным Судом в
отношении добросовестных приобретателей жилых помещений и сам по себе
не предполагает, что такое же определение баланса интересов справедливо
для случаев истребования от добросовестных приобретателей земельных
участков.
2.4. Анализ конституционности действующего законодательства в сфере
защиты авторских прав
В
последнее
время
проблемы
правового
регулирования
интеллектуальной собственности являются одними из наиболее актуальных в
правовой
сфере.
Современный
правовой
режим
интеллектуальной
собственности является относительно новым для Российской Федерации, с
чем и связано постепенно нарастающее внимание к данной области. Одним
из факторов, свидетельствующих о развитии института интеллектуальной
60
собственности,
является
создание
специализированного
Суда
по
интеллектуальным правам.
Как и в любой другой сфере гражданских правоотношений основной
объем судебных споров, и как следствие, разночтений и различных
толкований норм права, приходится на сферу гражданско-правовой
ответственности за нарушение интеллектуальных прав, в том числе
рассмотрения вопросов, находящихся в материальной плоскости.
Основным нормативным источником правового регулирования форм
гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных прав
является часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации,
положения которой предоставляют правообладателям комплекс гражданскоправовых способов защиты нарушенных (оспариваемых) исключительных
прав.
Следует отметить, что нормы части четвертой Гражданского кодекса
Российской
Федерации
Конституционного
Суда
не
раз
являлись
Российской
предметом
Федерации
и
рассмотрения
при
проверке
нормативных положений на конституционность выяснялось их правовое
содержание.
Рассматривая по степени значимости регулирования гражданскоправовых отношений, можно отметить постановление Конституционного
Суда РФ от «13» декабря 2016 г. № 28-П «По делу о проверке
конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и
подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской
Федерации»65.
Причиной
направления
обращения
в
Конституционный
Суд
Российской Федерации с целью осуществления проверки нормативных
положений Гражданского кодекса РФ на конституционность послужил спор
рассмотренный Арбитражным судом Алтайского края «08» июня 2015 года.
Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. № 28-П «По делу о проверке
конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515
Гражданского кодекса Российской Федерации»// http://www.doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision255022.pdf
65
61
А именно - ООО «Квадро-Паблишинг» принадлежат исключительное права
на использование фонограмм и произведений, автором и исполнителем
которых является Михайлов Станислав Владимирович и истец имеет право
предъявлять исковые требования, связанные с защитой исключительных прав
на эти музыкальные произведения.
Между Михайловым Станиславом Владимировичем (правообладатель)
и
ООО
«Квадро-Паблишинг»
(правоприобретатель)
заключено
ряд
договоров, касающихся передачи исключительных прав на музыкальные
произведения. Согласно условиям указанных договоров индивидуальный
предприниматель Михайлов С.В., являясь обладателем исключительного
права на произведения, указанные в приложениях к указанным договорам,
как правообладатель, отчуждает в полном объеме принадлежащее ему
исключительное авторское право на пользование произведений, указанных в
приложениях к договору, правоприобретателю, права которого согласно
условиям
договора
приобретает
ООО
«Квадро-Паблишинг»,
а
правоприобретатель принимает исключительное право на использование
произведений, указанных в приложениях, в полном объеме и обязуется
выплатить правообладателю обусловленное
договором вознаграждение,
указанное в приложении. В договорах содержится положение о передаче
правообладателю, в том числе прав на получение вознаграждения за любой
из способов использования произведения.
В судебном заседании установлено, что 19.06.2013 ответчик в своей
торговой точке, находящейся по адресу: Алтайский край, г. Барнаул, п.
Южный ул. Белинского,12 продал товар – диск формата МР3 «Стас
Михайлов»,
содержащий
исполняемых
Михайловым
фонограммы
С.В.
музыкальных
Продажа
товара
произведений,
ответчиком
подтверждается:- товарным чеком от 19.06.2013 (т. 1 л.д. 25 - товарный чек),
содержащим сведения о наименовании и стоимости товара, об основном
государственном
номере
индивидуального
предпринимателя,
идентификационный номер налогоплательщика, о дате продажи товара и
62
просмотренной в судебном заседании видеозаписью, фиксирующей процесс
покупки товара у ответчика (т. 1 л.д. 140 - видеозапись). В материалы дела
также
представлено
вещественное
доказательство:
приобретённый
у
ответчика диск формата MP3 «Стас Михайлов». После поступления диска в
суд он был запечатан в прозрачную пленку. Секретарем судебного заседания
диск был распечатан для проверки наличия в боксе диска, о чем составлена
соответствующая справка. В судебном заседании 03.06.2015 указанный диск
прослушан судом. Таким образом, совокупностью доказательств по делу
подтверждается факт нарушения ответчиком исключительных прав истца на
музыкальное произведение.
При определении суммы денежной компенсации суд учитывает
следующее. Во втором полугодии 2014 года были внесены изменения в
содержание пункта 3 статьи 1252 ГК РФ. Прежняя редакция указанной
нормы права предусматривала, что компенсация полагается потерпевшей
стороне за каждый случай неправомерного использования результата
интеллектуальной деятельности, однако новая редакция предполагает, что за
нарушение права как такового суд вправе взыскать компенсацию в разумных
пределах. Таким образом, из нормы права исключено уточняющее
нормативное
содержание
положение,
которое
фиксирует
количество
нарушений исключительного права.
Как отметил в своем акте суд, стоимость реализованного товара
составила 75 руб., в то время как истцом заявлена ко взысканию сумма
компенсации в размере 859000 руб., что явно не соответствует принципам
разумности
и
справедливости, а также
соразмерности
компенсации
последствиям нарушения. При прослушивании аудиодиска судом было также
установлено, что размещенные на диске фонограммы частично повторяются,
что, по мнению суда, также позволяет снизить сумму денежной компенсации.
Таким образом, с учетом незначительной степени вины ответчика, характера
и последствий нарушения, исходя из принципов справедливости и
соразмерности
компенсации
последствиям
нарушения,
а
также
с
63
учетом новой редакции пункта 3 статьи 1252 ГК РФ (о том, что размер
компенсации напрямую не связан с числом нарушений и о возможности
снижения суммы компенсации в два раза), а также с учетом того,
что ответчиком реализован лишь один товар, суд удовлетворяет заявленные
исковые требования в размере 15 тысяч рублей. Данная сумма будет
достаточной
для
того,
чтобы
возместить
возможные
материальные
потери истца вследствие однократного нарушения его исключительных прав
ответчиком, а также достаточной для того, чтобы ответчик впредь не
нарушал исключительные права истца66.
Сложность рассмотренного спора и аналогичных правоотношений
состоит в том, что объекты интеллектуальной собственности имеют
нематериальную природу, в связи с чем достаточно сложно определить как
для правообладателей, так и для иных участников процесса величину
понесенных убытков.
Аналогичное дело рассматривалось Арбитражным судом Саратовской
области «02» февраля 2015 года
по заявлению Закрытого акционерного
общества «Аэроплан» к индивидуальному предпринимателю Глуховой Ольге
Алексеевне о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на
товарные знаки в размере 50 000 рублей. Суть нарушения права заключается
в том, что Ответчик в нарушение исключительных прав правообладателя
(истца) на товарный знак в виде словесного обозначения «Фиксики» и в виде
изображения образа персонажей анимационного сериала «Фиксики» (в
рассматриваемом случае - словесное обозначение «Фиксики» и «Папус»,
«Мася», «Симка», «Нолик» - игрушки; «ДимДимыч Кусачка» - изображение
(рисунок) персонажа на коробке товара) произвел действия по вводу в
гражданский оборот на территории Российской Федерации товара (набор
игрушек «Фиксики», маркированный указанными товарными знаками.
Истцом был выявлен факт нарушения ИП Глуховой О.А. исключительных
Решение Арбитражного суда Алтайского края от 08 июня 2015 года по делу №А0322533/2014 //[Электронный ресурс]. – Режим доступа:URL: https://rospravosudie.com/court-as-altajskogokraya-s/judge-kulik-m-a-s/act-319859034/. – Дата доступа:02.04.2018г.
66
64
прав истца на товарные знаки, выразившийся в хранении, предложении к
розничной продаже и продажи (реализации) ответчиком контрафактного
товара.
«17» апреля 2014 года представители истца приобрели у ответчика по
адресу: Саратовская область, г. Саратов, ул. Аткарская, д. 31, магазин, отдел
игрушек - контрафактный набор игрушек «Фиксики», в котором содержатся
четыре игрушки «Папус», «Мася», «Нолик», «Симка», также на коробке
изображены в виде рисунков указанные персонажи игрушек и персонажи в
виде рисунка «ДимДимыч Кусачка», сходные до степени смешения с
товарными знаками истца, а также на товаре содержится словесное название
(обозначение) «Фиксики».
Истец
считая,
что
ответчик
осуществил
реализацию
товара,
маркированного товарными знаками «Фиксики», обратился в суд с
соответствующими исковыми требованиями. Рассмотрев представленные
доказательства, суд приходит к выводу о том, что факт реализации
ответчиком товара - набора игрушек «Фиксики» - с изображением товарных
знаков ЗАО «Аэроплан», правообладателем которого является истец,
доказан. Обозначение «Фиксики» ответчиком использовано в отношении
товара, товарный знак которого зарегистрирован в установленном порядке.
При этом, исключительные права на использование товарного знака ЗАО
«Аэроплан» в отношении товаров и услуг принадлежат истцу. В абзаце 2
пункта 29 Постановления № 5/29 от 26.03.2009 г. «О некоторых вопросах,
возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского
кодекса Российской Федерации» содержится правовая расшифровка, что
именно входит в понятие персонаж.
В судебном заседании ответчик ИП Глухова О.А. суду подтвердила тот
факт, что лично ею 17.04.2014г. был продан товар - набор игрушек
«Фиксики»
стоимостью
200
руб.
на
торговой
точке
ответчика,
расположенной по адресу: г. Саратов, ул. Аткарская, д.31, магазин, что
подтверждается товарным чеком, а также видеозаписью покупки товара.
65
Экземпляр товара, приобщенного
использованием
сериала
образа
«Фиксики»,
к материалам дела, изготовлен с
персонажей
обладает
«Фиксики»
сходством
мультипликационного
с указанным
персонажем,
правообладателем которого является истец. Оценив степень схожести
изображенного
на
товаре
персонажа
с
персонажами
«Фиксики»
мультипликационного сериала «Фиксики», тождественность графического
изображения, внешней формы, сочетания цветов и тонов, суд приходит к
выводу о том, что спорные изображения сходны до степени смешения.
При просмотре видеозаписи судом в судебном заседании установлено,
что набор игрушек на видеосъемке идентичен товару, представленному в
материалах дела. Видеозапись покупки отображает внешний и внутренний
вид торгового пункта ответчика (магазина), процесс выбора приобретаемого
товара, процесс его оплаты, выдачи товарного чека. В ходе судебного
заседания, опираясь на нормы права, суд приходит к выводу, что реализация
товара, на котором размещены изображения нескольких персонажей одного
аудиовизуального
следует
произведения
рассматривать
как
(детского
одно
мультсериала
правонарушение.
«Фиксики»),
При
обозрении
вещественного доказательства в судебном заседании судом установлено, что
реализованный ответчиком товар представлен в виде набора игрушек
«Фиксики» - персонажей мультипликационного сериала «Фиксики», то есть
ответчиком нарушены права истца на одно произведение в виде
мультипликационного
сериала
«Фиксики».
Таким
образом,
размер
компенсации составляет сумму в 10 000 руб. Истец просит взыскать
компенсацию в сумме 50 000 рублей из расчета 10 000 рублей за каждый
персонаж изображения «Фиксики» (10 000 руб. х 5 (4 персонажа (игрушки) +
персонажи «ДимДимыч Кусачка» изображены на упаковке товара) = 50 000
руб.).
Поскольку
подтверждена,
материалами
длительность
дела
особая
тяжесть
правонарушения
не
нарушения
не
подтверждена,
обстоятельства неоднократности нарушения прав истца не установлены,
66
оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи,
арбитражный суд считает отвечающим требованиям о разумности и
справедливости взыскание компенсации в минимальном размере – 10 000
руб. В остальной части в удовлетворении иска истцу следует отказать.
Истец просит суд возместить ему стоимость контрафактного товара набор игрушек «Фиксики» стоимостью 200 руб. Набор игрушек был
представлен истцом в суд, и он обозревался в ходе судебного заседания.
Поскольку товар является контрафактным и он приобщен к материалам дела,
покупка данного товара послужила основанием для обращения истца в суд с
настоящим иском, то истец правомерно требует от ответчика возмещения
ему понесенных расходов по оплате за приобретение товара у ответчика в
размере 200 руб., в связи с чем суд принимает решение о взыскании с
ответчика в пользу истца также и стоимости приобретенного товара в сумме
200 руб67.
Следует отметить, что требования защиты своих интеллектуальных
прав ЗАО «Аэроплан» на территории Российской Федерации носили
массовый характер и решения судов были не идентичны. Например,
Арбитражным судом Краснодарского края было рассмотрено «16» июля 2015
года исковое заявление к индивидуальному предпринимателю Симаковой
Виктории Александровне, г. Гулькевичи Краснодарского края, о взыскании
компенсации за нарушение исключительного авторского права на персонажи
произведения, а также компенсации за незаконное использование товарных
знаков. Истцом был заявлен иск о взыскании с ответчика компенсации за
нарушение исключительных авторских прав в размере 10 000 (десять тысяч)
рублей, взыскании компенсации за незаконное использование 5 товарных
знаков в размере 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей, взыскании уплаченной
госпошлины в размере 2 400 (две тысячи четыреста) рублей, а также
судебных издержек в размере 240 (двести сорок) рублей. Судом утверждено
Решение Арбитражного суда судом Саратовской области 02 февраля 2015 года //[Электронный ресурс]. –
Режим доступа:URL: https://rospravosudie.com/court-as-altajskogo-kraya-s/judge-kulik-m-a-s/act-319859034/. –
Дата доступа:02.04.2018г
67
67
мировое соглашение, согласно которому ответчик обязуется оплатить истцу
сумму требований в размере 35 000 (тридцать пять тысяч) рублей, на
условиях и в порядке, предусмотренных настоящим мировым соглашением68.
Именно такая разнообразная судебная практика явилась поводом для
обращения
в
Конституционный
Суд
Российской
Федерации.
Проанализировав поступившие материалы, а так же проверив на предмет
соответствия Конституции Российской Федерации нормы гражданского
законодательства, которые являлись основанием для вынесения судами
различных инстанций судебных актов, Конституционный Суд Российской
Федерации пришел к ряду основополагающих выводов. В частности,
проанализировав
нормы
статей
Гражданского
кодекса
Российской
Федерации формулируется вывод о том, что целью компенсации лицу
исключительное право которого нарушено является вовсе не возмещение
причиненных убытков в полном объеме, а все-таки носит больше штрафной
характер и не требует представление расчета по формированию убытков.
Однако, компенсация подлежит взысканию не за нарушение прав, как в
случае со штрафом, а за каждый случай неправомерного действия лица в
отношении его исключительных прав 69.
Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации пришел
к выводу, что положения подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и
подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации не
противоречат Конституции Российской Федерации в той части, в которой
установлено, что компенсация носит штрафной характер и может превышать
фактически понесенные убытки лицом и подлежит взысканию за каждый
случай нарушения исключительных прав. Однако, в резолютивной части
решения суд предусмотрел, учитывая экономическое положение субъектов,
Решение Арбитражного суда судом Краснодарского края от 16 июля 2015 года //[Электронный ресурс]. –
Режим
доступа:URLhttps://rospravosudie.com/court-as-krasnodarskogo-kraya-s/judge-grigoreva-yu-s-s/act319574300/. – Дата доступа:02.04.2018г
69
Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. № 28-П «По делу о проверке
конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515
Гражданского кодекса Российской Федерации»// http://www.doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision255022.pdf
68
68
возможность снижения размера компенсации ниже низшего предела,
руководствуясь при этом принципами разумности и справедливости.
В связи с чем, в этой части интересен пример из судебной практики.
Судебной
коллегией
по
гражданским
делам
Нижегородского
областного суда «04» апреля 2017 года было рассмотрено гражданское дело
общества с ограниченной ответственностью «Маша и Медведь» к Г.С.
Шумилиной и первоначально просило взыскать с ответчицы компенсацию за
нарушение исключительных авторских прав на изображение персонажей
«Маша» и «Медведь» из аудиовизуального произведения «Ловись рыбка!»
(прокатное удостоверение №) и компенсацию прав на товарный знак «Маша
и Медведь» (по свидетельству №). Размер компенсации за каждое из трех
нарушений (два объекта авторских прав и одно средство индивидуализации) .
Исковые требования обоснованы тем, что ДД.ММ.ГГГГ в объекте розничной
торговли ответчицы предлагался к продаже товар — детская кофточка,
содержащая изображения (в том числе словесное) до степени смешения
схожие с вышеупомянутыми объектами исключительных прав истца. Суд
первой инстанции,
исходя из имущественного положения ответчицы, и
факта продажи единичного экземпляра контрафактной продукции, ссылаясь
на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации,
изложенную в Постановлении от «13» декабря 2016 года № 28-П «По делу о
проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи
1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской
Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края»,
определил размер компенсации за нарушение исключительных прав на
товарный знак «Маша и Медведь» ниже низшего предела, установленного
подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской
Федерации. Вместе с тем, при определении размера подлежащей взысканию
с ответчицы компенсации, суд первой инстанции, как уже было отмечено
ранее,
уменьшил
размер
компенсации
ниже
низшего
предела,
69
установленного подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, сославшись на
правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации.
Между тем, судом первой инстанции не было учтено, что предметом
конституционного нормоконтроля являлись нормы ГК РФ, регулирующие
порядок определения компенсации правообладателю в случае, когда одним
действием нарушаются права на ряд результатов интеллектуальной
деятельности или средств индивидуализации правообладателя.
До вынесения вышеназванного Постановления от 13 декабря 2016 года
№ 28-П, суды могли руководствоваться лишь общим правилом абзаца
третьего пункта 3 статьи 1252 ГК РФ.
Анализируя
соблюдения
достаточность
правовых
вышеназванного
принципов
правила
справедливости
и
для
целей
соразмерности
юридической ответственности в правовом государстве, недопустимости
ущемления права на свободное использование своих способностей и
имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом
экономической деятельности, Конституционный Суд Российской Федерации
пришел к выводу, что возможны правовые коллизии, когда при определении
размера компенсации за совершенное одним действием нарушение прав на
несколько результатов интеллектуальной деятельности, даже с учетом
применения правила абзаца третьего пункта 3 статьи 1252 ГК РФ не
обеспечивается соблюдение конституционных принципов справедливости и
соразмерности юридической ответственности, что может привести к
существенному ухудшению материального положения нарушителя вплоть до
фактического прекращения предпринимательской деятельности нарушителя
– индивидуального предпринимателя. В силу чего, Конституционным Судом
Российской Федерации и была принята вышеприведенная правовая позиция.
Однако в упомянутом Постановлении от «13» декабря 2016 года № 28-П,
Конституционный Суд Российской Федерации не указывал на чрезмерность
и
несоответствие
определения
Конституции
компенсации
Российской
нарушителю
Федерации
–
возможности
индивидуальному
70
предпринимателю за совершенное нарушение права на один результат
интеллектуальной деятельности или одно средство индивидуализации в
минимальном размере.
В данном деле истец просил взыскать с ответчицы компенсацию за
нарушение права на товарный знак «Маща и Медведь», т.е. за действие,
содержащие
одно
нарушение
исключительного
права
на
средства
индивидуализации товаров и услуг. В связи с чем, ссылки суда первой
инстанции на вышеназванное Постановление Конституционного Суда
Российской Федерации от «13» декабря 2016 года № 28-П являются
ошибочными.
С учетом установленных судом первой инстанции обстоятельств
совершения ответчицей нарушения прав на средства индивидуализации
(впервые, наличие единичного экземпляра контрафактной продукции,
отсутствие у ответчицы знания о признаках контрафактности спорного
товара, имущественного положения ответчицы), компенсацию следует
назначить по минимальному пределу подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК
РФ70.
Исходя из представленных
материалов судебной
практики, к
сожалению, можно отметить, что вывод, сделанный Конституционным
Судом Российской Федерации не носит универсального характера и при
рассмотрении каждого судебного спора, до внесения соответствующих
изменений в действующее законодательство, суду необходимо устанавливать
смысл принятой позиции Конституционного Суда Российской Федерации.
ВЫВОДЫ: Таким образом, Конституционный Суд Российской
Федерации наметил основные направления развития гражданского права
России в сфере защиты права собственности и иных вещных
прав при
рассмотрении некоторых дел, имеющих отношение к нарушению владения
имуществом собственника.
Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда
от 04.04.2017г. //[Электронный ресурс]. – Режим доступа:URL: https://rospravosudie.com/court-nizhegorodskijoblastnoj-sud-nizhegorodskaya-oblast-s/act-555144520/. – Дата доступа:02.04.2018г
70
71
Акты высших судебных инстанций, в том числе Конституционного
Суда
РФ,
осуществляют
правовое
регулирование
гражданских
правоотношений, путем разъяснения норм действующего гражданского
законодательства и заполнения пробелов правового регулирования, и , как
следствие, являются своего рода основой для правотворчества.
Конституционный Суд сделал вывод о том, что использование
официального судебного толкования не обеспечивает определенность
нормативного содержания, т.е. официальное судебное толкование нужно для
обеспечения
единообразия
неопределенности
в
судебной
содержании
нормы
нормативно-правового регулирования.
практики,
права
в
случае
требуется
же
изменение
72
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Конституция России провозгласила права и свободы человека и
гражданина высшей ценностью, обеспечиваемой правосудием, и возложила
на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и
свободы человека и гражданина. Указанные правовые положения являются
логическим продолжением конституционных норм, согласно которым
государственная защита прав и свобод человека и гражданина в России
гарантируется71.
Таким образом, конституционная стабильность есть важнейшее
условие установления и поддержания конституционного правопорядка,
эффективного его созидания и обеспечения. Обеспечение конституционности
гражданского законодательства - весьма сложная и острая проблема, которая
зависит от политической, социальной и экономической ситуации в стране, и
для ликвидации которой нужно провести колоссальную работу не только на
законодательном,
путем
реформирования
законодательства,
но
и
практическом уровне.
В России существует разветвленная и многоуровневая система защиты
прав человека, включающая в себя четыре судебные инстанции в рамках
гражданского
судопроизводства,
уголовного
судопроизводства
и
административного судопроизводства, а также производства по делам об
административных
правонарушениях,
которые
дополняются
конституционным судопроизводством, осуществляемым Конституционным
Судом Российской Федерации.
Проведенное исследование показало, что проблемы обеспечения
прямого действия Конституции
на протяжении всего исторического
развития
научных
являлись
предметом
дискуссий
и
постоянно
предпринимались попытки их решения.
Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий (постатейный) / под ред. Ю.А.
Дмитриева. - М., 2009.
71
73
В ходе исследования были выявлены различные проблемы, связанные с
осуществлением
конституционно-судебного
контроля
действующего
гражданского законодательства, который обеспечивает прямое действие
Конституции.
Виды
исторического
конституционного
развития
зависят
от
контроля
на
сложившейся
каждом
на
тот
этапе
момент
политической и экономической ситуацией в стране, а следовательно, и
определенным подходом к пониманию сущности Конституции и механизму
ее действия.
Критерии
конституционности
классифицируются
с
интерпретационные
правовых
актов
Федерации
позитивного
доктринальные.
предмет
права
Критерии
соответствия
правовых
на
актов
легальные,
конституционности
Конституции
Российской
можно условно разделить на две группы: содержательные и
формальные.
содержания
на
и
позиции
нормативных
Содержательные
нормативных
критерии
правовых
применяются
актов
с
для
точки
уяснения
зрения
их
конституционности, соблюдения конституционных норм и принципов, а
также сопоставления проверяемых правовых норм с сопутствующими
нормами Конституции Российской Федерации.
Формальные критерии при своем рассмотрении не носят субъективного
акцента, как вышеприведенные, так как, как правило, они зафиксированы на
материальных носителях, а именно - это субъект, принявший акт, форма
принятия акта, его местом в иерархии нормативных актов, порядок принятия
нормативного правового акта и вступление в силу, а также его действием во
времени, пространстве и по кругу лиц
В целях принятия высшим законодательным органом государства
качественных законодательных правовых актов, минимизации возможных
трудностей
в
правоприменительной
практике
в
интересах
граждан
Российской Федерации, лиц без гражданства, иностранных граждан,
юридических лиц и организаций, а также в целях эффективной работы
каждым носителем законодательной ветви государственной власти. В связи с
74
чем, целесообразно установить своеобразную форму контроля путем
принятия послания о состоянии конституционной законности, что являет
собой судебный акт, основанный на анализе и обобщении конституционносудебной практики за предыдущий период деятельности Конституционного
Суда РФ и выявленных несоответствиях Конституции РФ в системе права
России.
Конституционный Суд Российской Федерации наметил основные
направления развития гражданского права России в сфере защиты права
собственности и иных вещных
прав при рассмотрении некоторых дел,
имеющих отношение к нарушению владения имуществом собственника.
Акты высших судебных инстанций, в том числе Конституционного
Суда
РФ,
осуществляют
правовое
регулирование
гражданских
правоотношений, путем разъяснения норм действующего гражданского
законодательства и заполнения пробелов правового регулирования, и , как
следствие, являются своего рода основой для правотворчества.
Конституционный Суд сделал вывод о том, что использование
официального судебного толкования не обеспечивает определенность
нормативного содержания, т.е. официальное судебное толкование нужно для
обеспечения
единообразия
неопределенности
в
судебной
содержании
практики,
нормы
права
в
случае
требуется
же
изменение
нормативно-правового регулирования.
Таким
образом,
осуществление
диссертационного
исследования
привело к результатам, оправдывающим актуальность и важность выбранной
темы. Хотелось бы, чтобы выявленные проблемы в ближайшем будущем
были рассмотрены и разрешены, а предложения по разрешению таких
проблем могли стать полезными при дальнейшем изучении обеспечения
конституционности норм гражданского законодательства.
75
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Нормативные правовые акты и иные официальные документы
1.1.
Конституция
Российской
Федерации.
Принята
всенародным
голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ,
от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) //
Российская газета. - 1993. - 25 декабря. - Российская газета. - № 163. 23.07.2014.
1.2. Всеобщая декларация прав человека или Билль о правах (1948г.) //
Российская газета. – 10.12.1998.
1.3. Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.) //
Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 12. – 1994.
1.4. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950
г.) // Собрание законодательства РФ. – 08.01.2001. - № 2. – Ст. 163.
1.5. Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 №1-ФКЗ «О судах
общей юрисдикции в Российской Федерации» // Собрание законодательства
РФ. – 14.02.2011. - № 7. – Ст. 898. – Собрание законодательства РФ. –
28.07.2014. - № 30 (Часть I). – Ст. 4204.
1.6. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О
судебной системе» // Собрание законодательства РФ. – 06.01.1997. - № 1. –
Ст. 1. – Собрание законодательства РФ. – 10.02.2014. - № 6. – Ст. 551.
1.7. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О
Конституционном
Суде
Российской
Федерации»
//
Собрание
законодательства РФ. – 25.07.1994. - № 13. – Ст. 1447. – Собрание
законодательства РФ. – 02.01.2017. - № 1 (Часть I). – Ст. 2.
1.8.
Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об
арбитражных судах в Российской Федерации» // Собрание законодательства
РФ. – 01.05.1995г. - №18. Ст.1589. – Собрание законодательства РФ. –
15.02.2016. - № 7. – Ст. 896.
76
1.9. Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О
Верховном Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ.
10.02.2014г. №6. Ст.550. – Собрание законодательства РФ. – 15.02.2016. - №
7. – Ст. 896.
1.10. Федеральный конституционный закон от 28 декабря 2016 г. № 11-ФКЗ
«О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О
Конституционном
Суде
Российской
Федерации»
//
Собрание
законодательства РФ. – 2017. - № 1 (ч. I). – Ст. 2.
1.11. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от
30.11.1994 № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 05.12.1994. - № 32. –
ст. 3301. – 01.01.2018. - № 1 (Часть I). – ст. 43.
1.12. Постановление II Съезда Советов СССР от 31.01.1924 «Об утверждении
Основного Закона (Конституции) Союза Советских Социалистических
Республик» (утратил силу) // Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. – 1924. - № 2.
– ст. 24.
1.13. Закон СССР от 01.12.1988 № 9853-XI «Об изменениях и дополнениях
Конституции (Основного Закона) СССР» (утратил силу) // Ведомости ВС
СССР. – 1988. - № 49. - ст. 727.
1.14. Конституция РСФСР 1978 года (утратил силу) // Ведомости Съезда
народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. – 1990. - № 2. –
Ст. 22.
1.15. Закон РСФСР от 12.07.1991г. №1599-1 «О Конституционном Суде
РСФСР» (утратил силу) // Ведомости СНД и ВС РФ. - 25.03.1993.
2. Судебная практика
2.1. Определение Конституционного Суда от 27 июня 2017 г. № 1358-О //
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: СПС «Консультант Плюс». – Дата
доступа: 02.04.2018.
77
2.2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июля
2016 г. № 1435-О-Р // Вестник Конституционного Суда Российской
Федерации. – 2017. - №2.
2.3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 11
ноября 2008 г. № 556-О-Р // Собрание законодательства РФ. – 2008. - № 48. –
Ст. 5722.
2.4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля
2010 г. № 453-О-О: [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
http://www.ksrf.ru/Pages/Default.aspx. – Дата доступа: 10.03.2018.
2.5. Постановление Конституционного Суда РФ от 08 декабря 2017 № 39-П //
Собрание законодательства РФ. - 18.12.2017. - № 51. - ст. 7914.
2.6. Постановление от 10 марта 2017 года № 6-П // Собрание
законодательства РФ. – 20.03.2017. - № 12. – ст. 1780.
2.7. Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июня 2017 года № 16П
//
Официальный
интернет-портал
правовой
информации.
Номер
опубликования: 0001201706270037. Дата опубликования: 27.06.2017. –
[Электронный
ресурс].
–
Режим
publication.pravo.gov.ru/Document/View/
доступа:
URL:
0001201706270037.
http:
–
//
Дата
обращения: 28.02.2018.
2.8. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19
июля 2016 г. № 16-П // Собрание законодательства РФ. – 2016. - № 31. – Ст.
5087.
2.9. Постановление от 26 апреля 2016 г. № 13-П //Собрание законодательства
РФ. - 2016. - № 19. - Ст. 2774.
2.10. Постановление Конституционного Суда РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П //
Собрание законодательства РФ. – 2016. - № 12. – Ст. 1707.
2.11. Постановление Конституционного Суда РФ от 10 марта 2017 г. № 6-П
// Официальный интернет-портал правовой информации. [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.pravo.gov.ru. – Дата обращения:
12.03.2018.
78
2.12. Постановление Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2016 г. № 23-П
// Собрание законодательства РФ. – 2016. - № 47. – Ст. 6724.
2.13. Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. № 28П
//
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://www.doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision255022.pdf. – Дата обращения:
16.02.2018.
2.14. Постановление Конституционного Суда от 17 июня 2013 г. № 13-П //
Собрание законодательства РФ. - 2013. - № 25. - Ст. 3206.
2.15. Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 года № 6П //Собрание законодательства РФ. – 28.04.2003. - № 17. – ст. 1657.
2.16. Постановление Конституционного Суда РФ от 28 октября 1999 г. № 14П // Собрание законодательства РФ. – 08.11.1999. - № 45. – ст. 5478.
2.17. Постановление КС РФ от 9 января 1998 г. № 1-П // Собрание
законодательства РФ. – 19.01.1998. - № 3. – ст. 429.
2.18. Определение Конституционного Суда РФ от 27 мая 2004 г. № 210-О //
Вестник Конституционного Суда РФ. – 2004. - № 6.
2.19. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П
//Собрание законодательства РФ. - № 25. – 22.06.1998. – ст. 3004.
2.20. Решение Никулинского районного суда города Москвы от 3 октября
2017 года № 02-5800/2017. // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:
https://www.mos-gorsud.ru/rs/nikulinskij/cases/docs/content/d093b2c9-c884-4ac8bcec-e85af d94a563. – Дата обращения: 25.02.2018.
3. Научная и учебная литература
3.1. Авакьян С.А. Конституционное право России: Учеб. курс: В 2 т. 5-е изд.,
перераб. и доп. - М.: Норма; ИНФРА-М, 2014. - Т. 2. - 912с.
3.2. Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное
право и процесс: Учеб. пособ. 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма; ИНФРАМ, 2010. – 592с.
79
3.3. Жевак И.И. Решение арбитражного суда: Дис. … канд. Юрид. Наук. –
Саратов, 2005. – 185с.
3.4. Кокотов А.Н. Решения конституционных (уставных) судов как
источники права (на примере Уставного суда Свердловской области) //
Конституционная юстиция в Российской Федерации: Сб. ст. Екатеринбург,
2003.
3.5. Конституция Российской Федерации: доктринальный комментарий
(постатейный) / под ред. Ю.А. Дмитриева. – М., 2009. – 616с.
3.6. Лифшиц Ю.П. Критерии оценки конституционности нормативных актов.
– М.: ИГП РАН, 1994. – 22с.
3.7. Митюков М.А. Судебный конституционный надзор 1924 – 1933 гг.:
вопросы истории, теории и практики. – М.: Формула права, 2005. – 208с.
3.8. Ожегов С., Шведова Н. Толковый словарь русского языка: 120 000 слов и
фразеологических выражений. М.: А Темп, 2015. 896 с.
3.9.
Проблемы
законодательных
пробелов
в
конституционной
юриспруденции. Национальный доклад XIV Конгрессу Конференции
европейских конституционных судов. – Вильнюс, 2008, июнь.
3.10. Старилов Ю.Н. Публичные интересы в создании и осуществлении
административного судопроизводства // Интересы в публичном и частном
праве. – М., 2002. – С.18-27.
4. Публикации в периодических изданиях
4.1. Арановский К.В., Князев С.Д. Ненапрасное конституционное правосудие
// Судья. - 2017. - № 12. – С. 40-46.
4.2. Абраменков М.С. Источники регулирования наследственных отношений
// Наследственное право. – 2015. - № 3. – С. 8 – 11.
4.3. Белов С.А., Кудряшова О.А. Заимствование моделей конституционного
контроля в правовой системе России // Журнал конституционного
правосудия. – 2012. - № 6. – С. 25 – 38.
80
4.4. Блинков О.Е. О правовых позициях Конституционного Суда Российской
Федерации в толковании норм о направленном отказе от наследства //
Наследственное право. - 2014. - № 1. – С. 3-5.
4.5. Бодарь Н.С., Джагарян А.А. Прямое действие конституции: генерация и
гарантирование
конституционным
правосудием
//
Сравнительное
конституционное обозрение. – М.: Институт права и публичной политики. 2016. - № 3. – С. 52-78.
4.6. Безруков А.В. Обеспечение верховенства Конституции Российской
Федерации в контексте конституционализации отраслей национального
права // Конституционное и муниципальное право. - 2017. - № 9. С.13-17.
4.7. Виноградов Т., Манжосова Е., Иванов Л. Обзор постановлений,
вынесенных
Конституционным
Судом
Российской
Федерации
//
Сравнительное конституционное обозрение. – 2017. - № 1. – С. 134-141.
4.8. Дерюгина Т.В. Проблемы разрешения коллизий при регулировании
корпоративных отношений //Власть Закона. - 2017. - № 1. – С.28-36.
4.9. Должиков А.В. Толкование конституционных прав // Сравнительное
конституционное обозрение. – 2016. - № 4. – С. 125 – 151.
4.10. Запорожец С.А., Никитина А.П. Судебная практика при применении
отдельных норм законодательства о наследовании // Российский судья.- 2018.
- № 2. - С. 20 – 24.
4.11. Морозова Т.А. Защита интеллектуальной собственности: правовые
позиции Конституционного Суда Российской Федерации // Современное
право. – 2015. - № 8. – С. 75 – 80.
4.12. Нарутто С.В. Роль Конституционного Суда Российской Федерации в
определении парадигмы современного правопонимания // Конституционное
и муниципальное право. - 2016. - № 11. - С. 64 - 70.
4.13. Низамиева О.Н. Роль постановлений Пленума Верховного Суда РФ в
механизме правового регулирования имущественных отношений в семье //
Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник. – М., 2006.
– С.156-162.
81
4.14. Подоплелова О.Г., Степанов Д.И. Добросовестные приобретатели
против недобросовестного государства: дело Александра Дубовца в
Конституционном Суде России. Комментарий к Постановлению от 22 июня
2017 года № 16-П // Сравнительное конституционное обозрение. - 2017. - №
6. – С. 101-114.
4.15. Петров А.А. Правовое качество решений Конституционного Суда
Российской Федерации: постановка вопроса и некоторые практические
проблемы // Сравнительное конституционное обозрение. – 2014. - № 2. – С.
95-110.
4.16. Рассказова Н., Иванов А., Скловский К., Латыев А., Бевзенко Р., Петров
Е. Виндикация у добросовестного приобретателя: еще одно исключение? //
Закон. - 2017. - № 7. – С. 20-26.
4.17. Рогожкин Н.А. Судебная практика и ее роль в правовом регулировании
предпринимательской деятельности. – М., 2005. – 254с.
4.18. Свистунова Л.Ю., Святогорова А.Э. Содержательная характеристика
правовых
позиций
Конституционного
Суда
Российской
Федерации
//Ленинградский юридический журнал. – 2017. - № 2. – С. 84-90.
4.19. Сивицкий В.А. Некоторые аспекты значения принятия постановления
Конституционного Суда Российской Федерации для судебной практики //
Судья. – 2017. - № 12. – С. 47-54.
4.20. Страшун Б.А. Эволюция института конституционного контроля в
России: от надзора к правосудию // Сравнительное конституционное
обозрение. – 2016. - №1. – С. 106-120.
4.21. Тихомиров Ю.А. Критерии законности правовых актов // Право и
экономика. – 1997. - № 19 – 20. – С. 3-18.
4.22. Усов Г.В., Кабышев С.В. Конституционализация правового института
интеллектуальной
собственности
(опыт
сравнительного
анализа)
//
Юридический мир. – 2014. - № 11. – С. 15 – 18.
4.23. Чиркин В.Е. Правовое государство и верховенство права: язык и
содержание // Государство и право. – 2016. - № 9. – С. 6 – 12.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа