close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Прокопова Валерия Викторовна. Фразеологические единицы в повести А. Приставкина "Ночевала тучка золотая"

код для вставки
АННОТАЦИЯ
на выпускную квалификационную работу Прокоповой Валерии
Викторовны на тему: «Фразеологические единицы в повести А. Приставкина
«Ночевала тучка золотая» по направлению подготовки 45.03.01 Филология
(Отечественная филология), квалификация (степень) – бакалавр.
Предметом исследования является семантика и структура ФЕ.
Для полного раскрытия темы была выделена цель – выяснение роли
ФЕ в раскрытии идеи повести, в формировании индивидуально-авторского
стиля А. Приставкина. Цель исследования определила следующие задачи:
1) установить фонд фразеологических единиц, насыщенность ими
повести;
2) выяснить роль в тексте ФЕ, различных по степени семантической
слитности;
3) определить значение стилистически маркированных ФЕ в тексте;
4) показать значимость в тексте ФЕ, соотнесѐнных ФЕ с разными
частями речи;
5) установить способы преобразования ФЕ в повести и их роль в
повествовании.
В работе использовались следующие методы исследования:
описательный, метод анализа, метод количественного анализа, метод
классификации.
Практическое значение выполненной работы состоит в возможности
использования полученных результатов на уроках литературы в школе.
Выпускная квалификационная работа расположена на 82 страницах, для еѐ
написания использовано 33 источника.
Работа состоит из введения, шести глав, заключения и списка
литературы.
Ключевые слова: ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА, РУССКИЙ
ЯЗЫК, СТИЛЬ, ЧАСТЬ РЕЧИ, ПРЕОБРАЗОВАНИЕ, ГЕРОИ ПОВЕСТИ, А.
ПРИСТАВКИН, ТИПЫ, ГРУППЫ.
2
Оглавление
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………4
1. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА, ЕЁ СУЩНОСТЬ И ПРИЗНАКИ….6
2. ФОНД ФЕ В ПОВЕСТИ А.И. ПРИСТАВКИНА «НОЧЕВАЛА ТУЧКА
ЗОЛОТАЯ»………………………………………………………………………10
3. ТИПЫ ФЕ ПО СТЕПЕНИ СЕМАНТИЧЕСКОЙ СЛИТНОСТИ В
ПОВЕСТИ
А.И.
ПРИСТАВКИНА
«НОЧЕВАЛА
ТУЧКА
ЗОЛОТАЯ»…………………15
3.1. Фразеологические сращения……………………………………………….20
3.2. Фразеологические единства………………………………………………..20
3.3. Фразеологические сочетания………………………………………………22
3.4. Фразеологические выражения……………………………………………..23
Выводы…………………………………………………………………………...23
4. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ОКРАСКА ФЕ В ПОВЕСТИ А.И. ПРИСТАВКИНА
«НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ»…………………………………………….25
4.1. Понятие о стилевой окраске ФЕ…………………………………………..25
4.2. Стилистически маркированные ФЕ в повести А.И. Приставкина
«Ночевала тучка золотая»……………………………………………………...28
4.2.1. Нейтральные ФЕ………………………………………………………….28
4.2.2. Разговорные ФЕ…………………………………………………………..29
4.2.3. Просторечные ФЕ………………………………………………………....31
4.2.4. Книжные ФЕ………………………………………………………………37
4.2.5. Жаргонные ФЕ……………………………………………………………39
Выводы……………………………………………………………………….…..42
5. СООТНЕСЁННОСТЬ ФЕ С ЧАСТЯМИ РЕЧИ В ПОВЕСТИ А.И.
ПРИСТАВКИНА «НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ…………………………44
5.1. История вопроса……………………………………………………………44
5.2. Соотнесѐнность с существительным……………………………………...47
5.3. Соотнесѐнность с глаголом………………………………………………..48
5.4. Соотнесѐнность ФЕ с прилагательным…………………………………...50
3
5.5. Соотнесѐнность ФЕ с наречием……………………………………………51
5.6. Соотнесѐнность с числительным………………………………………..52
5.7. Соотнесѐнность ФЕ с местоимением……………………………………52
5.8. Соотнесѐнность ФЕ с категорией состояния……………………………53
5.9. Соотнесѐнность ФЕ с междометиями…………………………………...55
5.10. Соотнесѐнность ФЕ с модальными словами…………………………..55
Выводы…………………………………………………………………………56
6. СПОСОБЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ФЕ В ПОВЕСТИ А.И. ПРИСТАВКИНА
«НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ»………………………………………….58
6.1. Вариантность и трансформация ФЕ……………………………………..58
6.2. Лексические преобразования…………………………………………….63
6.3. Морфологические преобразования………………………………………72
6.4. Конструктивные преобразования………………………………………..74
Выводы…………………………………………………………………………76
Заключение…………………………………………………………………….78
Список литературы……………………………………………………………80
4
ВВЕДЕНИЕ
Изучение фразеологических единиц в отечественном языкознании
начинается в 30-е годы XX века. Как известно, фразеологизмы принадлежат
речи народа, чем они и интересны. В ФЕ может отражаться культура, быт,
обычаи – всѐ, что нужно для понимания языковой среды определѐнного
этноса. Слова не обладают такой образностью и точностью значения, как
фразеологизмы. Изучением устойчивых словосочетаний занимались многие
языковеды: Л.И. Ройзензон, Ю.Ю. Авалиани [1967], Н.М. Шанский [1972],
А.И.
Молотков
[1977],
В.В.
Виноградов
В.Г.
Костомаров [1983], Р.Н. Попов [1986], Ю.А. Гвоздарѐв, [1988],
[1977],
Е.М.
Верещагин,
В.Н. Телия [1996].
Вопросу функционирования ФЕ в художественном тексте посвящено
значительное
количество
работ:
Н.Н.
Кычѐва
«Особенности
функционирования фразеологических единиц в художественном тексте (на
материале
«Сказок»
М.Е.
Салтыкова-Щедрина»),
М.В.
Орехова
«Фразеологические единицы как элемент идиостиля Б. Зайцева (на материале
романов)», И.Ю. Третьякова «Окказиональная фразеология (структурносемантический и коммуникативно-прагматический аспекты)» и др.
Нам встретилась только одна работа, посвящѐнная фразеологическим
единицам
в
творчестве
А.И.
Приставкина.
Это
научная
статья
Л.Ш. Миграновой «Интерпретация фразеологического образа в повести
А. Приставкина «Ночевала тучка золотая»», в которой рассматривается узкая
группа
ФЕ
с
компонентом-зоонимом.
Больше
работ,
посвящѐнных
функционированию ФЕ в повести А.И. Приставкина «Ночевала тучка
золотая» нам не встретилось, поэтому тема данной работы представляется
актуальной.
Целью данной работы является выяснение роли ФЕ в раскрытии идеи
повести, в формировании индивидуально-авторского стиля А. Приставкина.
5
Для достижения цели необходимо было решить следующие задачи:
1) установить фонд фразеологических единиц, насыщенность ими
повести;
2) выяснить роль в тексте ФЕ, различных по степени семантической
слитности;
3) определить значение стилистически маркированных ФЕ в тексте;
4) показать значимость в тексте ФЕ, соотнесѐнных ФЕ с разными
частями речи;
5) установить способы преобразования ФЕ в повести и их роль в
повествовании.
Объектом изучения являются ФЕ в повести А.И. Приставкина
«Ночевала тучка золотая».
Предметом исследования является семантика и структура ФЕ.
Материалом послужили 243 фразеологические единицы в 362
употреблениях, извлечѐнные путѐм сплошной выборки из текста повести.
В
работе
использовались
следующие
методы
исследования:
описательный, метод анализа, метод количественного анализа, метод
классификации.
Практическое значение выполненной работы состоит в возможности
использования полученных результатов на уроках литературы в школе.
6
1. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА, ЕЁ СУЩНОСТЬ И
ПРИЗНАКИ
Фразеологизм (фразеологическая единица) – устойчивое сочетание
слов, обладающее образностью и единым значением. «Фразеологизм –
воспроизводимый в речи оборот, построенный по образцу сочинительных
или подчинительных словосочетаний (непредикативного или предикативного
характера), обладающий целостным (или реже – частично целостным)
значением и сочетающийся со словом» [Жуков, 1986, с. 5]. Фразеологизмы
образуются путѐм утраты самостоятельного значения слова, входящего в
состав фразеологизма. Свободное слово как бы привязывается к тому, с
которым всѐ чаще употребляется и расценивается уже не как свободное.
Стоит отметить, что во фразеологизмах часто встречаются преобразования
(некоторые из них являются окказиональными), что говорит о возможных
изменениях, приводящих к появлению новых ФЕ.
«Фразеологизм наделѐн целым рядом существенных, определяющих
признаков:
устойчивостью,
целостностью
значения,
(раздельнооформленным
воспроизводимостью,
расчленѐнностью
строением),
семантической
своего
незамкнутостью
состава
(открытостью
структуры)» [Жуков, 1986, с. 5].
Развитие проблем фразеологии пришлось на вторую половину ХХ века,
когда языковедов стали интересовать вопросы о фразеологизме как значимой
самостоятельной единице языка. Для исследователей важным было
разобраться
с
ясностью
определения
признаков
фразеологизма,
его
соотношением с другими частями речи и местом в системе языка, которое
отводится наиболее образным единицам. Ещѐ в начале исследований
появилось широкое и узкое понимание определения фразеологизмов. Так,
В.Н. Телия, В.П. Жуков, Н.М. Шанский и др. включают во фразеологию
всевозможные устойчивые сочетания, признавая поговорки и пословицы в
7
качестве фразеологических единиц. Иной точки зрения придерживаются
В.В. Виноградов, Н.Н. Амосова, А.М. Бабкин, которые принимают узкое
понимание фразеологии: в еѐ состав входят только единицы равные слову.
По их мнению, пословицы и поговорки занимают особое место в языке:
«Пословицы и поговорки имеют структуру предложения и не являются
семантическими эквивалентами слов» [Виноградов, 1986, с. 3]. Границы
фразеологии зависят от принятого исследователями главного признака. По
поводу этого также ведутся споры, поэтому возникают различные точки
зрения. «В качестве главного дифференциального признака выдвигаются:
непереводимость
на
другие
языки,
образность,
воспроизводимость,
сочетание лексем и семем, внутрикомпонентные связи, идиоматичность,
целостность
номинации,
характер
отношения
к
действительности,
семантическая целостность, лексическая неделимость» [Жуков, 1986, с. 34].
«Б.А. Ларин, Р.Н. Попов, М.И. Сидоренко в качестве одного из самых
важных признаков фразеологического оборота называют метафоричность»,
но это свойство мало проявляется, например, во фразеологических единствах
[Шанский, 1996, с. 34]. В.В. Виноградов считал, что самым важным является
соответствие ФЕ слову (синонимия), но это также не работает для всех типов
ФЕ.
Признаки фразеологизмов:
1) воспроизводимость. Фразеологизмы не создаются вновь в речи, как
свободные сочетания, а употребляются как готовые единицы;
2) устойчивость – неразложимость фразеологизма в целом. Этот параметр
связан со степенью семантической слитности. Устойчивость позволяет
фразеологизму держаться на собственной ступени в языке (как отдельная
значимая единица) и не становиться близким к словосочетанию;
3) семантическая целостность. В этом фразеологизм больше похож на
слово. Он имеет собственное значение независимое от его составляющих
компонентов. Каждая единица, входящая в состав ФЕ теряет собственное
лексическое значение. Степень семантической целостности может быть
8
разной.
«Высшей
фразеологизмы
с
степенью
семантической
утраченной
внутренней
целостности
формой.
обладают
Такого
рода
фразеологизмы имеют закрытую, непроницаемую структуру» [Жуков 1986, с.
7]. Чем больше можно подобрать синонимических словосочетаний,
заменяющих ФЕ, тем степень семантической целостности ниже;
4) «расчленѐнное строение, неоднословность». Словосочетание и ФЕ
могут
быть
«построены
по
одному
образцу,
являться
раздельнооформленными единицами и не отличаться друг от друга по своим
внешним признакам» [Жуков, 1986, с. 9];
5) незамкнутая, открытая структура. Несмотря на то, что фразеологизм
– устойчивое словосочетание, он может употребляться рядом с различными
единицами: свободными и служебными частями речи.
Отдельное место отводится изучению содержательности фразеологизма
(соотнесение его со словом или предложением). Фразеологизм не может
быть соотнесѐн со словом, т.к. он состоит из более, чем одного слова и
обладает раздельнооформленностью. Однако, значение фразеологизма часто
имеет сходство с лексическим значением слова. Также сходство со словом
фразеологизм имеет в том, что любое внедрение в его структуру изменит ФЕ
ровно также, как морфема видоизменит слово. «Любая модификация в
составе фразеологизма, любое – пусть самое небольшое – изменение порядка
следования компонентов осознаѐтся говорящим как новообразование,
лежащее за пределами системы языка точно так же, как и неологизмы
лексические» [Шанский, 1996, с. 24].
Структура и значение фразеологического оборота.
Если слова не изменяются, не имеют грамматических форм, то они
обладают высокой структурной слитностью. «С точки зрения их значения
следует выделить две группы в зависимости от того, со словом или
предложением они соотносятся» [Шанский, 1996, с. 39]. Фразеологизмы,
соответствующие по значению предложению, составляют одну группу, а те,
что проявляются как слова или словосочетания – другую. «Фразеологические
9
обороты, эквивалентные слову или словосочетанию, обладают значением,
аналогичным значению слова» [Шанский, 1996, с. 39]. Это приводит к тому,
что, как и у слова, у ФЕ возникает единственное значение (однозначное, либо
многозначное). У ФЕ, которая имеет 2 и более значений, реализация одного
из значений происходит в контексте.
10
2. ФОНД ФЕ В ПОВЕСТИ А. И. ПРИСТАВКИНА «НОЧЕВАЛА ТУЧКА
ЗОЛОТАЯ»
В повести А.И. Приставкина используется значительное количество
ФЕ. Нами было выделено 243 фразеологические единицы (ФЕ) в 362
употреблениях. Степень употребительности приблизительно средняя, т.к.
плотность ФЕ на 1 страницу составляет 1,1 единиц. Сравним, по данным
М.В. Ореховой, в романах Б. Зайцева частота использования ФЕ составляет
5,4 ФЕ/стр. [Орехова, 2009, с. 24]. В работе Н.Г. Михальчук, где объектом
исследования послужила фразеология романов "Белая гвардия" и "Мастер и
Маргарита"; повестей "Роковые яйца", "Собачье сердце", "Багровый остров",
"Похождения Чичикова", "Дьяволиада"; пьес "Иван Васильевич", "Багровый
Остров", "Полоумный Журден"; а также рассказов, очерков и фельетонов,
авторское использование ФЕ составляет в среднем более чем 2 ФЕ/стр.
В некоторых произведениях частотность ещѐ выше (2,8; 3,2), что уже само по
себе является свидетельством значимости этих языковых единиц для
авторского
повествования
[Михальчук,
2001,
с.
22].
Частотность
употребления ФЕ невелика по сравнению с Б. Зайцевым, но больше, чем у
М.А. Булгакова.
Наряду с единичным использованием ФЕ, некоторые употребляются по
2 и более раза. Это такие единицы, как: на ходу (13); сам по себе (9); как раз
(7); прийти в себя (7); слава богу (6); про себя (5); с оглядкой (5); с ходу (5);
может быть (4); белый свет (3); в голос (3); во весь голос (3); во все горло
(3); затаить дыхание (3); к стенке (3); как резаный (3); как по команде (3);
кто во что горазд (3); ловить ворон (3); мать честная (3); на глазах (3); не
дай бог (3); по очереди (3); сойти с ума (3); боже мой (2); было плевать (2);
в меру (2); валять дурака (2); голова варит (2); дохлый номер (2); живая
вода (2); закатить глаза (2); к примеру (2); к счастью (2); куда угодно (2); на
11
всякий случай (2); на глазах (2); на корточках (2); не сводить глаз (2); не
спускать глаз (2); ни при чем (2); от ворот поворот (2); прийти в голову (2);
прийти на ум (2); рот открыть (2); сам собой (2); со стороны (2); тем паче
(2). В том числе выделяются и жаргонизмы: на хрена (2); стоять на атасе
(2).
ФЕ на ходу в значении – «продолжая двигаться, не останавливаясь»
употребляется 11 раз, а в значении «попутно, быстро» – 2 раза (всего 13
употреблений). Данная ФЕ важна для автора, т.к. она подтверждает
динамичность жизни подростков, вечно находящихся в движении.
ФЕ сам по себе в значении «самостоятельно» употребляется 6 раз, в
значении «взятый в отдельности, как таковой» – 3 раза (всего 9
употреблений). Взятая для подсчѐта ФЕ введена для того, чтобы подчеркнуть
чрезмерную самостоятельность, появившуюся у мальчиков в связи с ранним
взрослением. Именно первое значение в большей степени подчѐркивает
«борьбу за выживание», с которой им придѐтся столкнуться уже в раннем
возрасте.
ФЕ как раз с единственным значением «именно, точно» используется в
тексте 7 раз, с тем чтобы обратить внимание на точность повествования,
подчеркнуть реальность происходящих событий.
ФЕ прийти в себя используется почти одинаковое количество раз как в
первом значении – «очнуться после обморока», так и во втором –
«опомниться, успокоиться», что говорит нам о тяжелом физическом и
моральном состоянии героев повести.
ФЕ про себя употребляется 2 раза в значении – «тихо, еле слышно» и 3
раза в значении – «не вслух, в уме, мысленно». Как оказывается, есть
разность в этих двух значениях. Во 2 значении – «не вслух, в уме»
подчѐркивается то, что герои даже не высказывались, а мужественно
переносили трудности.
ФЕ с оглядкой с единственно возможным значением в контексте –
«с осторожностью, осмотрительностью» говорит о том, что с детства
12
мальчики неосознанно приобретут такие черты характера, как замкнутость,
сдержанность в виду сложившейся ситуации – заселение территории Кавказа
московскими детдомовцами.
ФЕ на ходу часто используется в повести в значении «продолжая
двигаться, не останавливаясь» (6 раз), «сразу, тотчас» (5 раз), «попутно,
быстро» (2 раза). Приведенные значения указывают на динамичность в
повести, совпадая этим с ФЕ на ходу.
ФЕ слава богу употребляется 6 раз: 4 раза в значении «к счастью» (в
значении вводного слова) и 2 раза в значении «хорошо». Чаще всего данная
единица используется в авторской речи, что подсказывает нам отношение
писателя к Кольке и Сашке – он переживает за них и каждый раз «благодарит
Бога» за то, что всѐ обошлось.
При анализе ФЕ, содержащихся в повести А. И. Приставкина
«Ночевала тучка золотая», было выделено несколько единиц с похожим или
одинаковым значением. На наш взгляд, такие единицы можно объединить в
семантические группы, т.к. они представляют особый интерес.
Автор 1) многократно употребляет некоторые ФЕ, поскольку они называют
важные для повествования явления; 2) использует группы ФЕ с одинаковым
значением, которое, видимо, тоже важно; 3) использует определенные
тематические группы ФЕ для того, чтобы высказать то, что ему важно.
Некоторые ФЕ можно объединить в группы по значению:
1) ФЕ со значением быстроты происходящих событий: с ходу, на ходу,
со скоростью молнии. Автору важно показать динамику жизни подростков,
именно поэтому он использует данные единицы, которые подчѐркивают
важность сообразительности, быстроты реакции, т.е. являются основными
качествами для выживания в этой среде.
2) ФЕ со значением образа действия: не спускать глаз, не сводить глаз,
смотреть во все глаза, краем глаза. Здесь важна степень проявления
признака, которая зависит от ситуации: там, где требуется внимательно
слушать, вникать, признак проявляется сильнее – смотреть во все глаза, не
13
спускать глаз. В ситуации, не представляющейся настолько важной для
подростков, можно смотреть и краем глаза, как бы быть замешанным в этих
событиях, но не настолько глубоко. Пялить глаза – преобразование от
пожирать глазами – «страстно, жадно, с напряженным вниманием
всматриваться в кого-либо, что-либо», вытаращить глаза – «широко
раскрыть глаза от удивления, страха, неожиданности и т.п; выпучить», одним
глазком – «хоть немного, недолго», глазком поглядеть – «хоть немного,
недолго».
3) ФЕ со значением «плохого самочувствия»: голова идѐт (пошла
кругом) – 1) о головокружении; мутиться в голове (в глазах) – «о состоянии
болезненной дурноты или опьянения»; живот скрутило, схватило живот –
варианты ФЕ живот (желудок) подвело – «хочется есть». Когда автор
описывает состояние голода детдомовцев, он вспоминает свои детские годы,
которые прошли также, как у Кольки и Сашки. От отсутствия съестных
припасов в голове мутнело. Эта единица является разговорной, т.к.
используется в устной речи (создаѐтся ощущение, что это рассказ, история об
определенном периоде жизни), и потому что слово «мутнеть» носит
разговорный характер. «Слюна накипала во рту. Схватывало живот. В
голове мутнело».
Также автор пытается передать состояние души Демьяна, когда он
пошѐл в речке топиться, потому что узнал о гибели своей семьи, в которой
виноваты фашисты. «Он нагнулся к реке, посмотрел на скорость течения, и
голова кругом пошла». Здесь разговорная ФЕ необходима для создания
близости автора к миру своих героев. Он ставит себя с ними на один уровень,
он тоже простой человек, переживший трудности, герой своей повести.
4) ФЕ со значением «степени изумления»: рот открыть – вариант
разинуть рот – «прийти в изумление, недоумение»; хлеборезку раззявить.
Стоит отметить, что рот открыть – единица более литературная, а разинуть
рот более разговорная. Преобразованная ФЕ хлеборезку раззявить – имеет
явные признаки жаргонной единицы: она употребляется в устной речи, имеет
14
дополнительный эмоционально-экспрессивный оттенок (неодобр.) К этому
выводу можно прийти, если посмотреть на компонент «раззявить». Здесь
содержится отрицательная оценка.
5) ФЕ со значением оценки происходящего: чѐрт с ним – «пусть будет
так, ладно, можно оставить без внимания; к чѐрту – «употребляется для
усиления иронической или риторической интонации вопросительных
местоимений и наречий, к которым относится»; пропади пропадом –
«выражение гнева, досады и т.п.».
6) ФЕ со значением мыслительной деятельности: голова варит, в башке
заваривалось, крутить мозгами, отрастивший мозги, мозгой шевельнуть,
ворочать мозгой. Данные ФЕ употреблены чаще всего в речи Кольки.
Мальчик говорит о сообразительности Сашки, восхищаясь ею. Интересно,
что многие единицы из группы преобразованы. Во фразеологическом словаре
А.И Молоткова содержится ФЕ шевелить мозгами – «думать, соображать», у
которой имеется помета прост. В тексте, например, встречается ворочать
мозгой. Шевелить, ворочать, вращать – близкие по значению слова, но всѐ же
у слова «шевелить» - второе значение – «слегка сдвигать» (толковый словарь
С.И. Ожегова), а у слов крутить и ворочать нет семемы «слегка», что
позволяет сказать о степени проявления признака – значение шевелить
мозгой, можно сказать, имеет оттенок – слегка, т.е. немного подумать, а вот
ворочать мозгой, например, – погрузиться в раздумья, т.е. думать больше и
сильнее.
7) ФЕ со значением степени проявления голоса: в голос, во весь голос,
во всѐ горло, как резаный. Употребление ФЕ с одинаковым значением, но с
разной степенью проявления признака важно для автора. Эмоциональное
состояние мальчишек и других героев постоянно колеблется, поэтому важно
показать разницу в отношении их к определѐнным ситуациям. Например,
«Ура! Да здравствуют горы! – заорал Колька во всѐ горло». Колька не просто
крикнул (в голос), а во всѐ горло. Употребление этой единицы добавляет
оттенок усиленного действия, что показывает проявление сильных эмоций
15
Кольки. Во втором примере степень проявления голоса обозначена ещѐ
сильнее благодаря использованию ФЕ как резаный: «К кресту на кладбище
на ночь привязали: орал как резаный!». Действительно, чтобы максимально
передать испуг, который ощутил один из дмитровских детдомовцев, автору
необходимо было употребить эту ФЕ.
3. ТИПЫ ФЕ ПО СТЕПЕНИ СЕМАНТИЧЕСКОЙ
СЛИТНОСТИ В ПОВЕСТИ А.И. ПРИСТАВКИНА
«НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ»
Неразложимые
сочетания
слов
издавна
привлекали
внимание.
А.А. Шахматов считал, что такие единицы важны и для грамматики, т.к.
лексическая неделимость впоследствии приводит и к синтаксической. Он
пытался доказать, что не все слова, взаимодействуя друг с другом, остаются
свободными. Есть такие случаи, когда сочетания невозможно разложить
лексически либо грамматически. "Под разложением словосочетания, —
писал А.А. Шахматов, — разумеем определение взаимных отношений
входящих в его состав элементов, определение господствующего и
зависимых от него элементов. Между тем, подобное разложение для
некоторых словосочетании оказывается невозможным» [Шахматов, 1925,
с. 271].
В качестве воспроизводимой языковой единицы фразеологический
оборот всегда представляет собой единое смысловое целое, однако степень
семантической слитности составляющих его компонентов может быть
различной. С этой точки зрения фразеологические обороты современного
русского литературного языка можно разделить на следующие группы:
фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические
сочетания, фразеологические выражения. Фразеологические сращения и
единства похожи на слово, фразеологические сочетания и выражения
являются семантически делимыми, поэтому их значение зависит от значения
составляющих компонентов ФЕ. Стоит отметить, что эта классификация
16
является
общепризнанной.
Фразеологические
выражения
как
самостоятельная группа были подробно описаны Н.М. Шанским. В его
работе «Фразеология современного русского языка» внимание уделяется
такому типу фразеологизмов, который не выделял В.В. Виноградов
(фразеологическим выражениям). Интересен взгляд на классификацию ФЕ
по степени семантической слитности Р.Н. Попова. В его учебном пособии
«Современный русский язык», в разделе фразеология, говорится о
существовании двух разрядов ФЕ: номинативно-экспрессивные (спустя
рукава) и номинативно-терминологические (дом отдыха). Приведенные
разряды фразеологических единиц имеют различное происхождение:
номинативно-экспрессивные
возникают
не
только
для
того,
чтобы
обозначить явление, но и для создания образности выражения; номинативнотерминологические
появляются
по
экономической
культурной
жизни
и
мере
развития
общества.
социальной,
«Номинативно-
терминологические фразеологические единицы состоят, во-первых, из
общеупотребительных составных наименований типа детский сад и, вовторых, из специальных устойчивых составных наименований: научнотехнического, железнодорожного и авиационного транспорта, медицинских,
военных» [Попов, 1986, с.127].
Номинативно-экспрессивные единицы в свою очередь образуют три
группы: фразеологические сращения, единства и сочетания. Эти группы
выделены по семантике, функциональным особенностям ФЕ и по степени
семантической слитности компонентов.
Основной
будем
считать
классификацию
В.В.
Виноградова,
дополненную Н.М. Шанским группой фразеологических выражений.
«Легче и естественнее всего выделяется тип словосочетаний абсолютно
неделимых, неразложимых, значение которых совершенно независимо от их
лексического состава, от значений их компонентов и также условно и
произвольно, как значение немотивированного слова-знака» [Виноградов,
1977, с. 140-161]. Эта группа называется фразеологические сращения.
17
Значение компонентов, из которых состоит ФЕ, не влияет на общее значение
фразеологизма.
Фразеологические
сращения,
как
и
любые
другие
фразеологизмы, состоят из двух и более компонентов. По определению В.В.
Виноградова, фразеологические сращения – «семантические единицы,
однородные
со
словом,
лишенные
внутренней
формы»
[Виноградов, 1986, с. 25]. Если разбить фразеологизм на независимые друг
от друга слова, то посредством трактовки этих значений, общее значение не
будет определено, т.к. отсутствует мотивировка. Несмотря на то, что все
сращения обладают немотивированностью, некоторые из них содержат
архаизмы, что еще больше препятствует выводимости фразеологического
значения из суммы значений компонентов. Во фразеологических сращениях
архаизмы играют важную роль: благодаря их наличию порядок слов во
фразеологизме становится закрепленным, т.к. единица была создана давно. В
таких
случаях
лексические
вставки
во
фразеологизм
практически
невозможны. Обладая такими признаками как немотивированность значения
и высокая степень семантической слитности, фразеологические сращения
становятся
неделимыми
единицами
с
точки
зрения
синтаксиса.
«Фразеологические сращения являются только эквивалентами слов. Они
образуют своеобразные синтаксические составные слова, выступающие в
роли
либо
частей
предложения,
либо
целых
предложений»
выше,
полностью
[Виноградов, 1986, с. 140 - 161].
У
ФЕ,
о
которых
говорилось
отсутствует
мотивировка общего значения, но, если есть хотя бы небольшая связь общего
значения ФЕ с мотивировкой его компонентов, то можно говорить о
фразеологических
единствах.
Фразеологические
единства
наделены
образностью, которую можно считать потенциальной. Образный смысл чаще
всего не соотносится с этимологией, а сами выражения имеют конкретное
значение и наделены экспрессивностью (положить зубы на полку –
«голодать»).
Во фразеологических единствах
большое значение отведено синтаксической функции. Их грамматические
18
формы устойчиво закреплены в языке и редко подвергаются изменениям.
Они часто являются эквивалентами слов, потому и сближаются со
сращениями. С другой стороны, единства похожи на словосочетания,
которые не имеют образности и не становятся фразеологизмами (намылить
голову, вымыть голову), т.е. на словосочетания в прямом значении. Их
внутренняя форма становится наиболее устойчивой из-за того, что в них
часто содержится контраст (из мухи слона делать). Самым главным отличием
фразеологических единств от сращений является наличие мотивированности
значения. В составе фразеологических единств содержатся слова, которые
приобретают переносное значение. Так формируется образность, которая
впоследствии придает фразеологизму метафорический характер. Интересно,
что сращения могут формироваться на основе единств. Если получается так,
что компонентный состав сокращается и закрепляется в таком виде, а
мотивированность уменьшается, то можно говорить о явлении переходности:
единство преобразуется в сращение. Фразеологические единства и сращения
являются экспрессивными единицами. «И те, и другие обладают значением,
которому свойственен оценочный характер» [Попов, 1986, с. 130].
Существуют фразеологические группы, которые были образованы
устойчивыми
сочетаниями,
а
позже
названы
фразеологическими
сочетаниями. Особым отличием от других фразеологических типов является
то, что у этих ФЕ слово с несвободным значением может быть заменено на
синонимичное, а значит, возможны вариации фразеологизмов. Также
интересно, что во фразеологическом сочетании значение несвободного
компонента может быть описано вне зависимости от других. Для
фразеологических сочетаний существует ряд синонимичных слов, которые
могут заменить один из компонентов ФЕ (затронуть гордость, задеть
гордость). В языке может произойти такое явление, как переход
фразеологических сочетаний в единства, что достигается благодаря
синтетическим тенденциям [Виноградов, 1986, с. 140-161]. С точки зрения
синтаксиса фразеологические сочетания являются словосочетанием, но в
19
отличие от вышеуказанных типов фразеологизмов, сочетания являются
семантически членимыми. В их структуре содержатся как слова со
связанным значением, так и со свободным. Степень слитности не так высока,
как в сращениях и единствах, что приводит к сохранению важности
индивидуального
сочетаниях
значения
можно
компонентов
выделить
слово
ФЕ.
со
Во
фразеологических
свободным
значением
и
с
несвободным, или фразеологически связанным. Например, щекотливый
вопрос. Слово вопрос – имеет свободное лексическое значение и, сочетаясь с
другими лексемами, может образовывать другие словосочетания. Слово
щекотливый – несвободный компонент, имеет степень слитности с лексемой
вопрос. Во фразеологических сочетаниях существуют подразделения на
группы: 1) с фразеологически связанным и свободным значением; 2) с
фразеологически ограниченным употреблением, которые не создают новых
словосочетаний в языке (кромешный ад, выместить обиду); 3) ФЕ с
узколексическим
значением.
«Признак
предмета
или
его
действия,
обозначаемый словом с узколексическим значением, всегда связан с какимлибо
одним
определенным
предметом»
[Попов,
1986,
с.
131].
Узколексическое значение направлено на создание повторяемых сочетаний
слов, что формирует такой признак фразеологизмов как воспроизводимость.
Фразеологические
выражения
от
фразеологических
сочетаний
«отличаются тем, что в них нет слов с фразеологически связанным
значением. Составляющие их слова не могут иметь синонимических замен,
которые возможны
для
слов с несвободным значением в группе
фразеологических сочетаний» [Шанский, Иванов, 1987, с. 77]. Они
воспроизводятся, как готовые единицы с постоянным составом и значением,
а не создаются говорящим. Они состоят целиком из слов со свободными
значениями (любви все возрасты покорны, всерьез и надолго) [Шанский,
Иванов., 1987, с. 77].
О фразеологических
выражениях писал Н.М. Шанский. Они состоят из слов со свободным
значением и отличаются от простых словосочетаний лишь тем, что обладают
20
воспроизводимостью.
«Среди
фразеологических
выражений
следует
различать фразеологические выражения коммуникативного и номинативного
характера» [Шанский, 1996, с. 63]. Первые по структуре соотносятся с
предложением,
выражают
суждение,
а
фразеологические
выражение
номинативного характера соотносятся с частью предложения, больше
похожи на слова, т.к. что-то называют, т.е. выполняют номинативную
функцию. При определении фразеологизма в ту или иную группу по степени
семантической слитности нужно учитывать степень мотивированности и
образность (в случае со сращением и единством). «Если фразеологизм имеет
немотивированное значение, образностью не обладает – перед нами
фразеологическое сращение. Если фразеологизм семантически мотивирован,
обладает определенной образностью – перед нами фразеологическое
единство» [Шанский, 1996, с. 71].
Рассмотрим, на какие группы делятся ФЕ в повести А.И. Приставкина
«Ночевала тучка золотая».
3.1. Фразеологические сращения
К фразеологическим сращениям из текста повести относятся: свой в
доску, лясы точить, мать их, мать честная, к такой-то матери.
Свой в доску – «очень близкий по взглядам, чувствам человек».
Словарь синонимов даѐт следующие синонимы этой ФЕ: близкий по духу,
наш человек, свой парень, свой человек, родственная душа и пр. Эта ФЕ
является сращением, т.к. непонятно, почему о родном человеке говорят, что
он «свой в доску». Значение компонентов фразеологизма не позволяет
объяснить общее значение единицы. «Славный и покладистый парень Илья!
Свой парень в доску!»
Лясы точить (прост.) – «заниматься пустыми разговорами, болтать
пустяки». У данной ФЕ нет мотивировки значения, более того, лясы –
компонент, который используется только в выражении лясы точить. Также
21
ФЕ имеет помету прост., что говорит о дополнительной эмоциональной
окраске (признак сращения). «Давайте, давайте работать! Некогда лясы
точить!»
3.2. Фразеологические единства
К фразеологическим единствам относятся: на часах стоять, кровью
даваться, как воду решетом, собака на сене, каша заваривается, свивать
полумалину, дым столбом, пробовать на зуб, как угорелый, как пить дать,
приступом взять, ни за какие коврижки, отвести душу, сдать с руки на
руки, не было сил, сжить со свету, сбить с толку, в голос, во весь голос,
крепкое словцо, не остаться в долгу, мороз до косточек, вверх дном, ломать
язык, выбиться из сил, запутать след, мертвая тишина, с пустыми руками,
развести руками, как в воду глядеть, как отрезал, себе на уме, кровь ударила
в голову, золотая башка, смотреть во все глаза, с глаз долой, как резаный, не
спускать глаз, не сводить глаз, наш брат, на одно лицо, прийти на ум, сойти
с ума, выдать с головой, пустить в дело, глазком поглядеть, во все горло,
всунуть нос, сунуть под нос, как мальки в воде, зубы на полку, грош цена, в
голову прийти, носиться в голове, в глаза не видеть, с оглядкой, ловить
ворон, носиться в воздухе, рукой подать, сложить косточки, попадаться
под руку, плохо лежит, дать маху, морить голодом, одним махом, пятки
мылить, хлеборезку раззявить, рот открыть, в голове мутнеть, голова
кругом идет, душу отвести, к стенке, на голос взять, не валять дурака,
голова варит, мозгами крутить, ворочать мозгой, обдирать как липку,
свариться в котелке, навострить пятки, без задних ног, волосы дыбом
поднялись, ноги протянуть, с руками оторвать, заткнуть рот, зубы
скалить, шевелить мозгами, мозгой шевелить, стоять на атасе, стоять на
стреме, острый глазок, все дороги ведут к хлеборезке, не по себе, на
жалость бьет, не к добру, как труба архангела, живой водой, сам собой,
кто во что горазд, куда угодно, изо всех сил, не до смеху, по очереди, на всѐм
22
белом свете, на тот свет, ясно как божий день, на корточках, белый свет, с
разбегу, адресные столы, упускать из виду, не впрок, за версту, что есть
мочи, не молвить ни словца, мурашки забегали, на цыпочках, быть начеку, из
угла в угол, не сахар, не было в мыслях, в упор, не счесть, по душе, за душой,
не было и в помине, про себя, видать виды, махнуть рукой, не в новинку,
плоть от плоти, не с руки, про запас, по твоей милости, со стороны, на вид,
ни с места, на глазах, чего доброго, другое дело, поднять глаза, плечом к
плечу, как по команде, в меру, пропади пропадом, чѐрт с ним, к чѐрту, где
наша не пропадала, на днях, не светит, под мышки, там и сям, на примете,
подобру-поздорову; то бишь, перекати-поле, слезу пустить, до отвала,
невесть каким образом, тем паче, земля обетованная, святая святых, на
карачках, глаз-ватерпас.
Зубы на полку класть – «голодать, испытывать нужду». Данная ФЕ
обладает высокой степенью образности, общее значение метафорично. Его
можно объяснить благодаря содержащейся мотивировке. «Завод-то на месяц,
на два: для откорма! А потом? Зубы на полку?»
Собака на сене – «о человеке, который не пользуется чем-л. и другим
не даѐт». Степень семантической слитности довольно велика, но представив
картину, можно объяснить общее значение с помощью значения каждого
компонента, которые связаны друг с другом. Значение ФЕ метафорично, его
можно объяснить, т.к. есть мотивировка. «Не пьет, не спит, ему дня не
хватает. Не сторож – собака на сене».
3.3. Фразеологические сочетания
К фразеологическим сочетаниям относятся: в глазах искры побежали,
затаить дыхание, по ветру пустить, водой не разлить, пялить глаза,
вытаращить глаза, скрипеть зубами, от сердца оторвать, живот
скрутило, схватило живот, обобрать до нитки, закатить глаза.
23
Затаить дыхание – «задержать дыхание» (напряженно, вслушиваясь,
притаившись). Степень семантической слитности данного фразеологизма не
так велика, как у сращения, например. В данном случае компоненты могут
существовать отдельно друг от друга, вне этой ФЕ. Однако один из
компонентов является фразеологически связанным – затаить. Есть другие
единицы с этим компонентом, но их немного (затаить обиду). «Мы затаили
дыхание, старались не кашлять, не чихать».
Вытаращить глаза (разг.) – «широко раскрыть (глаза) от удивления,
страха, неожиданности, т.е. выпучить». Лексема вытаращить – имеет
фразеологически связанное значение, в отличие от компонента глаза,
который может участвовать в формировании бесконечного множества
словосочетаний. «Ухмылялся пьяно, единственный глаз его вытаращивался,
прихохатывая, он говорил: «Как насчѐт этого дела?»»
3.4. Фразеологические выражения
К фразеологическим выражениям относятся следующие ФЕ: слава богу,
боже мой, бог знает, не дай бог, от ворот поворот, ни ходко ни валко,
плевать было, хрен с ней, ни хрена, ни фига себе, на хрена, на хрен, ни при
чем, под боком, бок о бок, на днях, в меру, ни за что ни про что, на самом
деле, может быть, к счастью, к слову, к примеру, на всякий случай, как раз,
в свою очередь, ни к чему, ни при чем, с ходу, на ходу, как раз, голодной куме
всѐ куры на уме, чужими руками жар загребать, два сапога пара; не до
жиру, быть бы живу; Москва слезам не верит, в первую очередь, как баран
на новые ворота, чѐрт знает.
С ходу – «сразу, тотчас». Эта единица почти лишена образности, часто
используется в обиходной речи, как уже существующее выражение,
поэтому принадлежит к данной фразеологической группе. «Хоть и знали
колонисты, свято верили в то, что нет для них невозможного, если это
касается жратья. Не съели с ходу, животы малы».
24
Как раз – «именно, точно». Выражение лишено образности, его
компоненты имеют свободное значение и абсолютно независимы друг от
друга. «А жрать как раз наоборот. Сами смотрят, где бы что урвать».
Выводы
В
повести
А.
И.
Приставкин
использует
больше
всего
фразеологических единств. Они помогают создать яркую образность, т.к.
содержат метафоричность и мотивировку, что позволяет выяснить общее
значение, не разделяя при этом ФЕ на части. Степень семантической
слитности не так велика, как у сращений, которых в повести употребляется
относительно малое количество, но именно поэтому читателю легче понять,
о чѐм хочет сказать автор, который выражается образно. Всѐ-таки текст
повести – художественное произведение и писателю важно с помощью
языковых средств передать своѐ отношение к происходящим событиям.
Немало в тексте содержится фразеологических выражений (больше, чем
сочетаний), т.к. они часто используются в обиходной речи из-за того, что
практически лишены образности. Они часто являются вводными словами,
которые позволяют логично оформить речь (в свою очередь, в первую
очередь) либо выражают эмоцию, наделены экспрессивностью (слава богу,
боже мой). Необходимость в использовании фразеологических выражений
связана с последовательностью изложения авторской мысли и с разрушением
барьера между читателем, героями и автором. Одной из главных задач
писателя является изобразить жизнь детдомовцев такой, какая она есть.
Чтобы это прочувствовать читателю, А.И. Приставкин использует разные
группы фразеологических единиц.
25
4. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ОКРАСКА ФЕ В ПОВЕСТИ
А. И. ПРИСТАВКИНА «НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ»
4.1. Понятие о стилевой окраске ФЕ
Фразеологические единицы состоят из лексем, которые употребляются
в разных стилях речи. Фразеологизмы больше находят применение в
разговорной речи, но это не значит, что они не употребляются в других
стилях.
Стиль зависит от сферы общения, он представляет собой систему
лексических, фразеологических и грамматических средств. Каждый стиль
наделен отличительными чертами, присущими только ему, но тем не менее
стили имеют и общие языковые средства. Лингвистам трудно составить
единое мнение о стиле, поэтому он трактуется по-разному. С этим связано и
то,
что
нет
общих
маркированности
разговорную
и
критериев
фразеологизма.
просторечную
для
определения
Так,
трудно
единицу.
При
иногда
стилистической
разграничить
определении
стилевой
принадлежности мы руководствуемся пометой в словаре, но лингвисты
определяют эти границы по-разному.
26
Фразеологизмы сами по себе характеризуются устойчивостью, однако
это не значит, что с ними не происходит никаких изменений. Возможно, что
с течением времени изменится значение ФЕ или еѐ принадлежность к стилю
речи. На данный момент «нет точных данных для стилистической и
историко-временной оценки как отдельных фразеологизмов, так и целых
разрядов и разновидностей фразеологизмов» [Молотков, ФСРЯ, с. 19]. Легче
всего выделить устаревшие фразеологизмы, которые относятся к пассивной
лексике. А.И. Молотков в предисловии к фразеологическому словарю
выдвигает положение, что фразеологизмы принадлежат к разговорной речи,
поэтому нет смысла наделять их пометой разг. Они не особо отличаются от
нейтральных единиц, зато сразу заметны на фоне просторечных и грубопросторечных. Есть фразеологизмы, которые отмечены торжественностью –
книжные. Они тоже выделяются автором ФСРЯ. «Во фразеологический
словарь,
состав
фразеологизмов
которого
ограничен
пределами
литературного языка, не попадают фразеологизмы из народных говоров и
диалектной речи, из арго и профессиональных жаргонов» [Молотков ФСРЯ,
с. 20]. Вопрос о стилистической окрашенности ФЕ остаѐтся открытым и в
современной
лингвистике.
Важно
понимать,
что
эмоционально-
экспрессивная оценка не зависит от того, какому стилю принадлежит
фразеологизм. В словаре встречаются пометы шутл., ирон., пренебр., бран. и
др., что говорит «о попытке практически подойти к решению вопроса об
эмоционально-экспрессивной окрашенности фразеологизмов» [Молотков,
ФСРЯ, с. 20].
Несколько другого взгляда придерживается И.А. Федосов, который
считает необходимым обозначить разговорные типы фразеологизмов:
«Разграничение стилистических пластов ФЕ имеет большое теоретическое
значение. В теории языка, в исследованиях по фразеологии важно
разграничивать ФЕ разного стилистического достоинства, с различной
степенью
литературности:
книжные
ФЕ,
обладающие
повышенной
литературностью, стилистические приподнятые; нейтральные, имеющие
27
среднюю
степень
литературности,
стилистически
нейтральные
в
функциональном плане, но не в плане эмоционально-экспрессивном;
разговорные ФЕ, литературно сниженные, непринужденные; и просторечные
ФЕ, внелитературные, грубоватые и грубые, ограниченные в употреблении»
[Федосов, 1977, с. 7]. Интересно, что в его определении классификации
просторечные уже являются грубыми и грубо-просторечными и объединены
в одну группу. Насчѐт эмоциональной окраски его точка зрения совпадает с
предположением А.И. Молоткова.
И. Б. Голуб в «Стилистике русского языка», говоря о фразеологической
стилистике,
выделяет
разговорную,
просторечную,
книжную
и
общеупотребительную фразеологию [Голуб, 2010. URL: http://www.hiedu.ru/e-books/xbook028/01/part-013.htm#i3123].
Разные
лингвисты
по-
разному определяют стиль определенных ФЕ. Так, например, Н.Н. Амосова
говорит о стилистически окрашенных и нейтральных ФЕ. «По мнению Л.М.
Васильева, ФЕ имеют еще эмоциональную окраску: торжественную,
ироническую, шутливую и др» [Федосов 1977, с. 44]. Н.М. Шанский говорит
о наличии межстилевых, разговорно-бытовых и книжных ФЕ. Просторечные
единицы он не выделяет. Л.И. Ройзензон пишет, что определить стиль
лексемы проще, чем фразеологизма, по той причине, которая уже была
указана
выше
(для
ФЕ
нет
чѐтких
признаков
стилистической
маркированности). Р.Н. Попов отмечает, что стилистическая окраска
определяется этимологией. Некоторые ФЕ имеют неразрывную связь с
фольклором, а некоторые отличаются церковной книжностью.
Эта дифференциация выработана крупными советскими языковедами,
поэтому еѐ принимают за основу с некоторыми уточнениями. Степень
стилистического разграничения различна, т.к. ФЕ может быть, например,
более книжной и менее книжной. Соответственно, менее книжные
становятся нейтральными, используются в обиходе, более книжные отходят к
высокому стилю. Чтобы определить стилевую принадлежность ФЕ, часто
нужно обращаться к компонентам ФЕ. Если вычленить слово из ФЕ и оно
28
будет иметь помету прост. в словаре, то и сама ФЕ, скорее всего, будет
просторечной. Для разграничения просторечных и разговорных единиц тоже
нет определенных критериев. Если ФЕ содержит бранное слово, то она
приближается к просторечию, но если само устойчивое сочетание не
приобретает грубую форму, то оно остаѐтся в разговорном пласте. ФЕ может
занимать промежуточное положение, например, в одном словаре единица
может быть дана как разговорная, в другом как просторечная. Из-за
отсутствия четкого разграничения, а также с течением времени, возможны
переходы ФЕ из одного стилистического пласта в другой. «Для нашего
времени характерно расширение нейтральных ФЕ за счет книжных и
разговорных»
[Федосов ,1977, с. 45].
4.2. Стилистически маркированные ФЕ в повести
А. И. Приставкина «Ночевала тучка золотая»
Повесть А. И. Приставкина «Ночевала тучка золотая» чрезвычайно
разнообразна с точки зрения стилевой маркированности фразеологизмов.
Наибольшее количество ФЕ в повести относится к нейтральным.
4.2.1. Нейтральные ФЕ
Это следующие ФЕ: сдать с рук на руки, на жалость бить, не было
сил, ни при чем, по себе, на часах стоять, дороги ведут, острый глазок, в
глазах искры побежали, как труба архангела, ни за что ни про что, не к
добру, со стороны, само собой, на днях, бок о бок, под боком, затаить
дыхание, на счастье, к счастью, может быть, в самом деле, на самом деле,
живая вода, к слову, куда угодно, кто во что горазд, по очереди, на всякий
случай, к примеру, изо всех сил, не до смеха, ясно как божий день, белый
свет, тот свет, сжить со свету, сбить с толку, пустить по ветру, прийти
в себя, в голос, во весь голос, сесть на корточки, как раз, с разбегу, упустить
29
из виду, адресные столы, не остаться в долгу, крепким словцом, не впрок, за
версту, кровью давался, до нитки, как воду решетом, собака на сене, в свою
очередь, замолвить словечко, что есть силы, не к чему, мурашки бегают по
спине, мороз по коже, быть начеку, на цыпочках, манна небесная, водой не
разлить, вверх дном, из угла в угол, не сахар, выбиться из сил, ломать язык,
каша заварилась, свить свою полумалину, лишний человек, не иметь в
мыслях, в упор, не счесть, со скоростью молнии, с ходу, на ходу, за душой, по
душе, сам по себе, про себя, запутать след, видать виды, мертвая тишина,
козья ножка, в помине нет, плоть от плоти, не в новинку, с пустыми
руками, развести руками, в меру, махнуть рукой, не с руки, про запас, по
твоей милости, на вид, ни с места, как в воду глядел, как отрезал, другое
дело, чего доброго, на глазах, как по команде, золотая башка, ударило в
голову, себе на уме, как резаный, не спускать глаз, не сводить глаз,
смотреть во все глаза, с глаз долой, с ног до головы, краем глаза, поднять
глаза, наш брат, свой брат, дух захватило, с чужого плеча, на одно лицо,
плечом к плечу, прийти на ум, прийти в голову, сойти с ума, сам не свой,
выдать головой. Итого, в повести содержится 126 нейтральных единиц.
Например, ФЕ со стороны – нареч. «минуя данное место, местность в
обход» является нейтральной, т.к. в словаре не дано помет и можно
предположить, что она может быть использована в любом стиле речи, в
любой ситуации, у нее нет дополнительной эмоциональной окраски. «Да ведь
со стороны, из-за лесов казалось».
ФЕ по команде не имеет пометы, следовательно, может употребляться
в разных стилях речи, т.к. не имеет эмоциональной окраски. По команде –
«разом, дружно», употребляется в речи автора. «Братья, как по команде,
проснулись».
ФЕ в меру – «столько, сколько нужно» тоже является нейтральной, т.к.
не содержит дополнительного эмоционального оттенка. Эта единица
употреблена Сашкой, что свидетельствует о том, что в речи детдомовцев
30
были
не
только
эмоционально
окрашенные
фразеологизмы,
но
и
нейтральные: «Брать надо. В меру. Колька сообразит, какая это мера».
Выдать головой – «отдать на расправу кому-л; предать». ФЕ имеет
помету устар. «А вдруг ремешок, старинный чеченский, и выдал Сашку с
головой?»
4.2.2. Разговорные ФЕ
В повести употребляются следующие разговорные единицы: грош
цена, пробовать на зуб, скрипеть зубами, живот скрутило, живот подвело,
как мальки в воде, чужими руками жар загребать, слава богу, голодной куме
всѐ куры на уме, не светит, пыль столбом, рот открыть, сунуть под нос,
всунуть нос, хлеборезку раззявить, на днях, где наша не пропадала, во всѐ
горло, не дай бог, бог знает, боже мой, то бишь, приступом взять, пятки
мылить, одним махом, Москва слезам не верит, морить голодом; не до
жиру, быть бы живу; дать маху, как пить дать, подобру-поздорову, под
мышки, да пропади пропадом; где что плохо лежит; спишь да видишь, как
угорелый, до отвала, чѐрт с ним, попасться под руку, рукой подать, от
сердца оторвать, на примете, к чѐрту, сложить свои кости, перекати-поле,
пустить в дело, в воздухе носиться, там и сям, свой в доску, ловить ворон,
глазком одним, глазком поглядеть, пялить глаза, вытаращить глаза, в глаза
не видать, с оглядкой, закатить глаза, два сапога пара, в голове мутиться,
не пришло в голову, носиться в голове, пустить слезу, голова кругом идѐт.
Итого 63 разговорных ФЕ.
ФЕ до отвала (наесться, накормить) – «до пресыщения» в словаре
стилистической пометы не имеет. Однако судить о том, что это ФЕ
разговорного характера, можно благодаря внутренней форме фразеологизма
и частотного его употребления в устной речи. «Рассказывал, что в садах
растет желтый плод алыча. Прям на улицу перевешивается, рви да жри до
отвала». ФЕ употребляется в несобственно-прямой речи, в рассказе Кольки.
31
Автор использует такую форму повествования, чтобы объективно передать
характер этой речи.
Перекати-поле – (ФЕ имеет помету разг., неодобр.) «о человеке,
склонном к частой смене местожительства, работы, обычно одиноком».
Помимо того, что единица используется явно в разговорной речи, имеется
помета неодобр., что говорит о наличии дополнительного экспрессивноэмоционального оттенка. «Колонисты, они как перекати-поле, куда ветер
повернет, туда их гонит». ФЕ используется в речи автора, позволяя ему
высказать мнение о чуждых его любимым Кузьмѐнышам колонистах. Тем
самым ФЕ помогает нам понять, каково отношение писателя к ним. Он
сходится с мальчиками в том, что ни они, ни автор не понимают и не
принимают образ жизни колонистов.
То бишь – «то есть». ФЕ содержит помету разг., устар. Действительно,
в настоящее время единица употребляется крайне редко и, что интересно, – в
разговорной речи. «Как эти идеи воплотить в жизнь. Извлечь, то бишь,
доход». ФЕ используется в несобственно-прямой речи, что позволяет автору
одновременно передать характер поступка Кольки и выполнить функцию
художника – рассказать о судьбе детдомовцев.
В тексте есть ФЕ слезу пустить, которая имеет помету шутл., значение
– «заплакать, поплакать». «Внизу пискнули, как бы понимая, что на
прощание положено ту, которой не поверят, слезу пустить». В данной
речевой ситуации автор описывает переезд в Москву героев повести, других
людей. Он как бы посмеивается над теми, кто думает жалеть о
произошедшем, ведь некуда всѐ равно возвращаться, везде нет светлого
будущего. Данная единица является
разговорной, т.к. у нее
есть
дополнительная эмоциональная окраска – шутл., что помогает выразить и
авторское отношение к происходящему.
ФЕ скрипя зубами – «с трудом, с ненавистью, с болью; испытывая
сильные негативные эмоции, подчиняться через силу, заставляя себя» имеет
помету перен. Интересно, что в тексте повести употребляется одновременно
32
и в прямом, и в фразеологическом значении (скрипеть зубами от злости) –
«Весѐлый, прыщавый, нескладно длинный татарин Муса. Он любил всех
разыгрывать, но, когда ярился, мог и зарезать, становился белым и скрипел
зубами», т.е. увеличивается семантический объѐм фразеологизма.
4.2.3. Просторечные ФЕ
К группе просторечных ФЕ относятся: чѐрт знает, взять на голос,
скалить зубы, заткнуть рот, было наплевать, дохлый номер, как баран на
новые ворота, ободрать как липку, лясы точить, ни ходко ни валко, мать
честная, ни за какие коврижки, гнуть своѐ, с руками оторвать, свариться в
котелке, протянуть ноги, волосы дыбом, без задних ног, навострить пятки,
к стенке, дурака валять, на карачках, от ворот поворот, голова варит, в
башке заваривалось, крутить мозгами, отрастивший мозги, мозгой
шевельнуть, ворочать мозгой, шалая голова. Итого 30 просторечных единиц.
Чѐрт знает – ФЕ употребляется в речи автора, в которой он даѐт
оценку жителям станицы через восприятие мальчиков: «По улицам не
шатаются, скотину не гоняют, песен не поют. Чѐрт знает, как они могут так
жить, но живут». Можно сказать, что это вывод Кольки и Сашки, но
высказанный устами писателя, поэтому он не может обойтись здесь без
просторечия, ведь так говорят детдомовцы, а мысль о том, что станица не
станет для них родной, что здесь как будто бездуховный образ жизни – это
мысль братьев, а никак не автора.
Взять на голос – преобразованная единица от взять на испуг – (прост)
«испугав,
заставить
действовать
в
желательном
для
пугающего
направлении». Данная единица использована в речи автора, пытающегося
сделать акцент на том, что испугать мальчик решил криком: «Колька
сопротивлялся, не уходил, даже пытался на голос взять». Тем самым
создаѐтся образ бесстрашного подростка, способного управлять другими.
Зубы скалить – «улыбаться, смеяться», употребляется писателем при
встрече Кольки с проводником Ильѐй, знакомым братьев. Он пробежал мимо
33
мальчика и поздоровался с ним: «-Ха! Привет! – кричит. Зубы скалит».
Автору важно косвенно подчеркнуть отношение к этому герою. В выражении
скалить зубы есть оттенок пренебрежения. Действительно, Илья появляется
резко и ненадолго, он не может понять, кто перед ним – Колька или Сашка, а
значит, уж точно не способен искренне улыбаться, увидев кого-то из них, не
способен проникнуть в ту тяжесть жизни, с которой столкнулись герои.
Данная ФЕ абсолютно точно передаѐт то ощущение, которое важно в этом
эпизоде. ФЕ является просторечной, т.к. употребляется, в основном, в
разговорной речи и потому что компонент скалить имеет эмоциональноэкспрессивную окраску.
Заткнуть рот – «заставить замолчать кого-либо». «Во даѐт! –
воскликнул Колька и тут же оглянулся, заткнул себе рот». В приведенном
контексте герой сам себя заставляет молчать. ФЕ употребляется в авторской
речи для того, чтобы точно передать действие героя. Заткнуть рот
подразумевает – быстро замолчать, поэтому к этой ФЕ и обращается
писатель. Она является просторечной, т.к. слово «заткнуть» приближенно к
грубой лексике, следовательно, выполняет дополнительную эмоциональную
функцию.
Было наплевать – ФЕ употребляется в ситуации отправления состава
до Москвы: «Да плевать всем было!», «Нашим героям было наплевать на
Москву». Такое настроение сопутствовало детдомовцам, которым обещали
новую светлую жизнь, фрукты и то место, где «Все есть. И хлеб там есть. И
картошка». А.И. Приставкин использует данную просторечную форму,
чтобы максимально отразить моральное состояние всех пассажиров. Они не
знали точно, что ждѐт их в дальнейшем, а лишь верили на слово.
Дохлый номер – «безнадежное дело». Таким признаѐт автор объяснение
колонистам того, что с деревенскими нужно строить дружбу, мир. «О мире, о
дружбе и прочем таком до колонистов не дошло. Дохлый номер, как они
понимали». Единица является просторечной из-за наличия компонента
34
«дохлый» – слабосильный, хилый (прост., пренебр.) (толковый словарь
А.И. Ожегова).
Как баран на новые ворота – выражение, использованное Сашкой в
контексте: «Чево, как баран на новые ворота-то… Батон это!» Мальчики
увидели недалеко от себя батон, который им приходилось видеть редко. Это
толкает ребят на преступление. Сашка упрекает брата в бездействии,
произнося данную ФЕ со значением «стать в тупик, столкнувшись с чем-либо
новым, неожиданным». Никакая другая реплика, произнесенная героем, не
передала бы с точностью пренебрежения, которое в этот момент и хотел
выразить Сашка Кольке (единица имеет помету пренебр. в словаре).
Ободрать как липку – «отобрать, отнять всѐ, ограбить дочиста». Это
выражение употребляется в диалоге Кольки и продавщицы, которую он в
итоге обманул: «– Кусок – тридцатка! И мед – тридцатка! – Беру! Хоть
обдираешь меня как липку». В значении ФЕ главным является – «ограбить
дочиста», т.е. оставить без всего. Такая образная единица как раз помогает
детально представить положение Кузьмѐнышей. Несмотря на то, что они
детдомовцы, продавщица не жалела их, не уступала в цене, стоя на своѐм.
Лясы точить – «заниматься пустыми разговорами, болтать пустяки».
Эту фразу произносит тетка Зина, которая поведала Сашке о чеченцах,
оставшихся в горах. Как только мальчик задал вопрос, который не является
пустяком, она прервала его: «Давайте, давайте работать! Некогда лясы
точить!». Тем самым женщина ушла от ответа, не желая наводить панику и
говорить, что поджог осуществили чеченцы.
Ни ходко ни валко – преобразованная единица из ни шатко ни валко –
«ни хорошо ни плохо». Эта единица используется в речи автора, который как
бы передвигается вместе с героями повести, поэтому ему важно с точностью
передать атмосферу, в которой они находятся, образ жизни: «Ни ходко ни
валко добрались они к обеду до станции».
Ни за какие коврижки – «ни за что». Это несобственно-прямая речь, в
которой автор выражает мысли удивлѐнного Кольки: «А в руках у нее – вот
35
уж сказали бы, так не поверил ни за какие коврижки – самая настоящая
папироска!» Просторечная форма, содержащая эмоционально-экспрессивную
окраску, используется для того, чтобы с наивысшей точностью передать
чувство героя.
Мать честная – «восклицание, выражающее удивление, радость, испуг
и т.д.». Значение не ограничивает эмоции, которые может передать данная
ФЕ. «Захожу я туда… Мать честная! Кругом навалом барахла!» (Колька). В
речи мальчишки благодаря этому фразеологизму выражается изумление.
Есть и другой пример, где данная ФЕ употребляется в речи автора: «Ах,
мать честная, и это не жизнь, если всѐ внутри и снаружи выгорело!». Здесь
выражено сожаление, сочувствие по отношению к мальчикам и их
жизненному пути.
Гнуть своѐ – «направлять свои действия, вести речь к определенной
цели; клонить к чему-либо. Автор, рассказывая о судьбе героев, определяет
поведение Ильи: «Братья были народ ученый и в милиции бывали не только
из-за огурцов. Но Илья настойчиво гнул своѐ».
С руками оторвать – «с большой охотой взять, приобрести что-либо».
Обратимся к контексту: «Показаться бы – да в заначку! А потом на
барахолку! С руками спекулянты оторвут!» Это несобственно-прямая речь,
писатель выражает мнение Кузьмѐнышей.
Протянуть ноги – «умереть». При описании судьбы подростковдетдомовцев используется данное просторечие: «Накопилось в колонии
подростков тысячи две. Голодуха. Пока всех просеют, пока разберутся – ноги
протянешь». Также здесь показано бездействие власти, неготовность решать
проблемы.
Волосы дыбом – «о чувстве ужаса, сильного страха, испытываемом
кем-либо». Звучит данная фраза в связи с ситуацией появления страха у
Кольки
перед
колонистами.
Автор
пытается
максимально
передать
напряженную атмосферу, используя данную просторечную единицу. «У
Сашки волосы поднялись дыбом. Ноги, руки онемели».
36
Без задних ног – «не в состоянии двигаться от усталости или болезни,
опьянения и т.п.» Речь идѐт об уставших бойцах, потерявших силы: «Знали
бы бойцы, близ какого богатства они тут храпели без задних ног!» Писатель
делает акцент на том, что уставшим бойцам было ни до чего, что происходит
вокруг.
Навострить
пятки
–
производное
от
навострить
лыжи
–
«отправиться, уйти куда-либо или решить, намериться уйти, уехать кудалибо». Данной фразой писатель бросает вызов, т.к. ФЕ звучит в речи автора:
«Куда бы ни навостряли они пятки, а ждут их, без своего запаса, голод, да
попрошайничество, да кражи…» А.И. Приставкин указывает на безысходное
положение. Хочется, нужно было бы уезжать отсюда, но это всѐ иллюзия.
Нет такого места, где всѐ будет идеально, где всегда будет что поесть, где
будет светлая комфортная жизнь.
К
стенке
–
«расстрелять».
Данная
ФЕ
употребляется
в
восклицательных предложениях, которые звучат из уст героев произведения
– Сашки, раненого бойца, Виктора Ивановича: «Всех Сталин к стенке
велел!» (Сашка), «Они другого языка не понимают, мать их так…Всех, всех к
стенке! Не зазря товарищ Сталин смел их нахрен и под зад!» (речь бойца). В
экспрессивной речи героев эта ФЕ используется для того, чтобы с точностью
передать неодобрительное отношение к врагам (как например, к бандитам, в
речи раненого).
Валять дурака – 1) «бездельничать», 2) «дурачиться, притворяться не
знающим, не понимающим чего-либо». В тексте ФЕ используется дважды и
реализуется в двух разных значениях. В первом значении употребляется в
речи Кольки, который не сразу понимает, что Сашки больше нет: «Скажи,
мне плохо без него. Чего он дурака валяет, не идѐт». Кузьмѐныш говорит
чужому мальчику, который поначалу кажется Сашкой, чтобы тот вразумил
его и привѐл к брату. Во втором значении – в речи Регины Петровны: «– Не
валяй дурака…Кстати, ху из ху…Ты и вправду Колька?»
37
В данном примере ФЕ как нельзя лучше показывает отношение
женщины к Кольке – она как бы по-доброму посмеивается над его
состоянием, не понимая того, что действительно случилось, потому так
пренебрежительно просит не валять дурака, т.е. перестать притворяться. А
ведь детдомовец и не думал этого делать – он потерял брата.
На карачках – «на четвереньках, на четвереньки». Употребляется в
речи Кольки, когда он теряет сознание и приходит в себя, понимая, что
ползти недалеко: «Березовская! Вот она! На карачках да доползу…» Помимо
того, что автор хочет показать, что до объекта недалеко, т.е. можно доползти
(а не добежать, например), здесь отражено и то, что мальчик может лишь
доползти на карачках, идти у него нет сил, а значит, он беспомощен.
Просторечие в данном случае как нельзя лучше передаѐт эмоцию,
заложенную автором повести, сближает читателя с героем, помогает
прочувствовать его моральное состояние.
От ворот поворот – «употребляется для обозначения решительного
отказа кому-либо в чем-либо» (первоначально об отказе при сватовстве).
«Братья догадались сразу, отчего молчит: ему от ворот поворот сделали!
Хоть он и поѐт мирово, но не жених! Ясно!». В несобственно-авторской речи
как раз отражѐн старый обряд (отказ при сватовстве). Мальчики понимали,
что Демьян обижен и оттого молчит. Автор соглашается с подростками, что
подтверждает использованная ФЕ.
4.2.4. Книжные ФЕ
Следующие единицы относятся к книжным: святая святых (высок.),
волею случая, тем паче, кануть в неизвестность, невесть каким образом, в
первую очередь, отвести душу, земля обетованная, до поры до времени.
Всего 9 книжных ФЕ в повести.
Святая святых – «о самом дорогом, заветном». Пометы книжн. в
словаре нет, но есть помета высок., которая свидетельствует о наличии
дополнительного оттенка торжественности, что позволяет предположить
38
сферу употребления данного ФЕ и определить еѐ функционально-стилевую
принадлежность. «Проникнуть в святая святых детдома: в Хлеборезку». ФЕ
употребляется в речи автора, которому важно показать отношение к
Хлеборезке – самому дорогому месту для обделенных подростков.
Волею случая – «случайно, в силу обстоятельств». ФЕ употребляется в
авторской речи при описании смены обстановки, расселения детей: «Никто
никого не знал, и не было возможности сразу учесть эту полутысячную
махину, сведенную волею случая вместе». Данная единица, будучи книжной,
придаѐт
строгую
чѐткость
предложению,
подчѐркивая
серьѐзность
происходящего.
Тем паче – «более того, тем более». ФЕ имеет книжный характер,
используется в произведении два раза, оба раза в авторской речи: «Чем
голодный человек, тем паче, если он детдомовец» и «Не лучше ли самим на
неведомый Кавказ отчалить? Тем паче – и два места освободилось». Это не
размышления героев, переданные автором, а мысли писателя. Как известно,
он и сам был детдомовцем, поэтому складывается ощущение, что он
рассказывает историю из далѐкого прошлого. ФЕ тем паче придает
контексту дополнительный оттенок, предложение становится интересно тем,
что в нѐм сочетаются, как разговорные (отчалить), так и книжные
компоненты (тем паче).
Кануть в неизвестность – преобразованная единица, происходящая от
кануть в лету – «быть забытым, бесследно исчезнуть».
«Может и не
прорасти, а навсегда кануть в неизвестность». Здесь автор говорит о тех,
кто ехал на поезде в годы войны, и это были не только Кузьмѐныши.
Книжная единица использована для торжественности выражения. Само
повествование ведется автором в форме, похожей на легенду, это и
обеспечивает данная ФЕ.
Невесть каким образом – «неизвестно, непонятно каким образом».
«Ребят не заметили. Они возились с машиной, которая невесть каким
образом сползла на обочину». Данная единица не имеет пометы книжн., но
39
компонент невесть помогает отнести еѐ к этой группе фразеологизмов. Всѐтаки «невесть» – слово, которое нечасто замечено в речевом обиходе.
Прочитав предложение, приведѐнное для примера, можно отметить
дополнительный оттенок, который внесла ФЕ – приподнятость изложения.
В первую очередь – «прежде всего». Сферой употребления этой ФЕ
чаще всего является книжный стиль речи (научные и публицистические
статьи). Это позволяет отнести данную ФЕ к группе книжных без
стилистической пометы. В разговорной речи имеется эквивалент – «сначала»,
«сперва», который используется часто. «Все, что было в землянке, забрали, в
первую очередь бацилу, то есть мясо, сало, консервы». Однако автор
выбирает книжную единицу, которая подчѐркивает последовательность
изъятия запасов, указывает, что было наиболее важным, подлежащим
первоочерѐдному изъятию.
Отвести душу – ФЕ, использованная в речи автора, который даѐт
оценку целому классу людей – продавцам. Он говорит об одной «девахе», но
мысленно обобщает еѐ с другими, ведь им всем не понять того голода,
который испытывали ребята, что привело их к воровству: «Тут и другие
торговцы подхватили, для них гон воришки – развлечение. А бить – так и
вовсе душу отвести…» Писателем создаѐтся ощущение ужаса бытия,
которое с точностью передано читателю: отвести душу – «удовлетворить
какое-то сильное желание», а этим сильным, возвышенным желанием было –
бить беззащитных.
Земля обетованная – «место, куда страстно кто-либо желает попасть,
т.к. оно представляется ему воплощением изобилия, довольства, счастья».
Данная ФЕ употребляется в несобственно-прямой речи. Писатель согласен с
мыслями Сашки, и его точка зрения совпадает с рассуждениями мальчика:
«Девчонки идут, голосят на всю округу свои девчоночьи сплетни. Про
директора, про Гудермес, куда он уехал. Дался им этот Гудермес, земля
обетованная, где булки на деревьях зреют». Сашке и автору это место не
кажется счастьем, как всем другим, поэтому они как будто упрекают людей,
40
уезжающих туда. Тем самым, книжная единица, можно сказать, приобретает
дополнительную эмоциональную окраску – пренебрежение.
До поры до времени – (ФЕ, наделенная пометой устар.) «до
определенного момента, до известного случая». ««Ген смерти», который дан
всем живым людям, но до поры до времени он себя не выявляет». Благодаря
данной единице появляется образность, речь автора становится богаче с
точки зрения стилистики. Приведѐнное выше предложение – лишь часть
авторского отступления (он вспоминает свои годы на Кавказе). Язык
писателя не сложен, т.к. ему важно добиться легкости изложения, показать,
что он находится вместе с нашими героями, однако единица наделена
пометой устар., что относит еѐ к разряду книжных.
4.2.5. Жаргонные ФЕ
Особенностью повести является употребление жаргонных ФЕ. К ним
относятся следующие ФЕ, находящиеся за пределами литературного языка:
к такой-то матери, мать их так, стоять на стреме, стоять на атасе, хрен
с ней, ни хрена, ни фига себе, на хрена, на хрен, хлеборезку раззявить, глазватерпас. В тексте встретилось 11 жаргонизмов.
К
такой-то
матери
–
единицу
можно
употребить
как
преобразованную к чертовой матери. ФЕ встречается в речи Ильи, с
которым знакомятся Сашка и Колька: «Да, смотрю, чтобы меня отсюда не
шуганули к такой-то матери!» Использование жаргона в речи подростка
позволяет понять, каков уровень их культурного общения и воспитания.
Скорее всего, с детства герои говорят именно так, ведь они выросли в той
среде, где многие общаются грубо и эмоционально.
Мать их так производная от «ѐб твою мать» – матерное ругательство;
(грубовато). В тексте употреблена ФЕ близкая к обсценной лексике,
использована в речи раненого бойца, которому оказывали первую помощь:
«Они другого языка не понимают, мать их так…» (говорит о басмачах,
изменниках родины). Его речь насыщена экспрессивными восклицаниями. В
41
момент сильной боли (раненый кричал и стонал) самым важным для него
остаѐтся – выразить душевное состояние, ненависть к ненужной никому
войне. Он считает правильным решение Сталина (всех к стенке). С этими
надо также поступить, чтобы солдаты не гибли, не получали ранения из-за
них.
Стоять на стреме – «караулить во время совершения преступления»
(воровской жаргон). Колька говорит Сашке шѐпотом, что они накопили
одиннадцать банок, в тот момент, когда брат сторожит территорию.
Употребление автором данной единицы свидетельствует об образе жизни
мальчиков. Им не раз приходилось стоять на стреме, чтобы не попасться на
глаза тем, кто так и хочет наказать мальчишек, не желая понять, что они
принимают решение украсть, например, не от того, что у них нет совести, а
от безысходности. «– Одиннадцать! – сказал он шепотом брату, который, как
всегда, когда лазали они в нору, стоял на стреме».
Стоять на атасе – жарг. угол., мол. – «стоять на сторожевом посту,
страхуя кого-либо». Данная единица имеет сходство с выше приведенной.
Обе единицы относятся к воровскому жаргону и нашли распространение в
речевом обиходе, т.к. их внутреннее содержание как нельзя точнее
определяет образ детдомовской жизни. Эта единица необходима для
правильного понимания среды, в которой находятся подростки. «Отбежал,
оглянулся, не следит ли кто, юркнул в кусты стоять на атасе».
Хрен с ней – грубо. Ну и пусть, ладно… «Хрен с ней, с этой
недосягаемой мечтой – банкой!» Это выражение про себя произносит Сашка.
Он понимает, что надежды на предоставления им пайка уже нет, именно
поэтому использует данное выражение.
Ни хрена – мест. 1. Ничего. 2. в зн. част. ««Библейские горы». Что это
означает, братья не поняли. Но догадывались: пусто. Так Сашка Кольке и
объяснил: «Ни хрена нет, одно название, и то неприличное». Обратим
внимание, что мальчики активно используют в речи жаргонизмы. Это
говорит об их высокой эмоциональности и отражает отсутствие знаний
42
правил поведения в обществе, культуры общения. Явно, что еще в детдоме
они стали так выражаться, ведь среда, в которой они жили, не могла оказать
другого влияния на Кузьмѐнышей.
Ни фига себе – предик. разг. сниж. – «оценочная характеристика чеголибо как вызывающего удивление, восхищение и т.п. «Колька посмотрел на
Сашку и зажмурился. Ни фига себе, подумалось, каждый день так ходить».
Опять же жаргонизм с пометой сниж. встречается в речи героя повести –
подростка. Ни фига себе – менее грубая единица по сравнению с выше
приведенными, но тем не менее выразить своѐ удивление мальчику удаѐтся с
помощью этого выражения.
На хрена, на хрен – в зн. местоим. нареч. или союзн. сл. зачем, незачем,
для чего, почему. «На хрена она нам, белокаменная сдалась!» (несобственнопрямая речь), автор высказывается по поводу Москвы. Он приводит аргумент
– «Дома каменные, люди железные», поэтому нечего жалеть, если сюда не
вернутся. ФЕ на хрена использован для того, чтобы достичь максимальной
экспрессивности
выражения.
Способствует
этому
и
восклицательная
интонация, что передает высокую степень эмоциональности. Употребление
единицы на хрен тоже свидетельствует о высокой степени экспрессивности,
агрессии: «Не зазря товарищ Сталин смел их на хрен под зад!».
Глаз-ватерпас – «Такой опытный глаз-ватерпас у нее». Здесь писатель
использует окказионализм с пометой прост., жарг. для того, чтобы детально
изобразить образ продавщицы, у которой ребятам удалось украсть хлеб. В
приведѐнном примере А.И. Приставкин с помощью жаргона подчеркнул
особенность еѐ поведения, черты характера. Она не испытывает жалости к
мальчикам, а ждѐт обмана с их стороны, выслеживая зорким взглядом как бы
они не украли еѐ товар.
Выводы
В повести наибольшее употребление имеют нейтральные ФЕ, их
количество составляет 53 % от общего количества ФЕ, выделенных в тексте.
43
Они не обозначены в ФСРЯ, но нельзя сказать, что они не предоставляют
никакой информации с точки зрения стилистики. Нейтральная единица
может употребляться в любом стиле речи. Некоторые ФЕ имеют несколько
значений, которые и раскрываются в повести.
Немаловажную роль играют в тексте просторечные единицы (12%),
некоторые из них имеют дополнительную помету: неодобр., шутл., пренебр.
А.И. Приставкину важно использование эмоционально-окрашенных единиц,
т.к. они придают высказыванию дополнительный оттенок, что часто
показывает отношение субъекта речи к тому, о чем он говорит.
Просторечные фразеологизмы необходимы, чтобы максимально достигнуть
достоверности изложения. Единицы такого рода экспрессивно снижены,
грубы, в основном, встречаются в речи подростков, т.к. они выросли среди
грубости и жестокости.
Разговорные ФЕ (26% от общего количества фразеологизмов)
употребляются в обиходной речи, близки больше к нейтральным, чем к
просторечным. А. Приставкину важно показать, что наличие в тексте
просторечных и разговорных единиц не говорит о том, что герои мало
образованы. Они были воспитаны в такой среде, которая не могла не
отразиться на их манере общения.
Процентное соотношение книжных единиц с общим количеством ФЕ в
повести составляет 3,7 %. С одной стороны, книжные единицы чаще звучат в
речи автора для того, чтобы придать повествованию торжественность и
благородство. С другой стороны, стоит отметить, что в речи автора
просторечия используются чаще, чем в речи героев повести. Это говорит об
отсутствии границ между автором и детдомовцами и об автобиографичности
повествования.
Особое место занимают жаргонизмы (4,5%). Они употребляются как в
авторской речи, так и в речи персонажей. Это говорит о стремлении автора
показать жизнь такой, какая она есть. Воспитание, нормы поведения, забота,
44
любовь к детям – все эти понятия вряд ли знакомы подросткам. Они
встречались лишь с рассудительностью и безнравственностью. Каково
окружение мальчишек, таков и образ жизни, и речь героев. Мир детдомовцев
передан с такой искренностью, что проникаешь в их израненную душу,
понимаешь, почему они поступают так, а не иначе. Тем не менее нельзя
сказать, что если детдомовцы используют чуть ли не обсценную лексику, то
они аморальные люди без будущего. Тем они и приятны, что в их характере
такие черты, как честь, долг и эмоциональность (открытость души) останутся
навсегда.
5. СООТНЕСЁННОСТЬ ФЕ С ЧАСТЯМИ РЕЧИ В ПОВЕСТИ
А.И. ПРИСТАВКИНА «НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ»
5.1. История вопроса
Прежде чем говорить о соотнесѐнности фразеологизмов и частей речи,
нужно сказать о части речи в целом и о принципах классификации.
Считается, что каждое слово в языке принадлежит какой-либо части
речи. История частей речи, основанная на материале русского языка,
начинается с Российской грамматики М. В. Ломоносова, в которой выделено
45
восемь частей речи: главные: имена (изображение вещей) и глаголы (деяния);
местоимения для сокращения именований; причастие; наречие; предлог;
союз; «междуметия». Проблема частей речи интересовала А.А. Потебню.
В «Записках о русской грамматике» (1873г.) он пишет, что главное в языке –
предложение. Слово и часть речи (категория грамматическая) существует
лишь в предложении. В ХХ веке большой вклад в учение о части речи внѐс
А.А. Шахматов («Синтаксис русского языка»). Он считал, что в части речи
необходимо соединение основного и сопутствующего значения (род, число,
падеж).
Так,
важно
учитывать
синтаксические,
морфологические
и
семантические особенности. В труде «Русский язык. Грамматическое учение
о
слове»
(1947г.)
академик
В.В.
Виноградов
представил
свою
классификацию, где указывал на важность лексических, морфологических и
синтаксических особенностей слова. На основе выдвинутых положений были
выделены следующие части речи: части речи, частицы речи, модальные
слова и междометия. ««Составители русской грамматики» придерживаются
традиционной
точки
зрения
и
выделяют
10
частей
речи,
однако
нетрадиционным является определение объѐма некоторых частей речи
(числительного,
местоимения,
наречия),
поскольку
при
определении
грамматической принадлежности слова авторы исходят из его формальных
показателей и грамматических категорий, которые ему свойственны, т.е. на
первое место выходит морфологический принцип выделения частей речи»
[Орехова, 2009, с. 30]. Итак, стоит отметить, что в настоящее время все
лингвисты принимают системность частей речи и выделяют среди них две
большие группы – самостоятельные и служебные. Особой частью речи
остаѐтся междометие, т.к. не примыкает ни к одной из групп.
Для
выяснения
соотнесѐнности
ФЕ
и
частей
речи
выбрана
классификация В.В. Виноградова: имена существительное, прилагательное,
числительное; местоимение, глагол, наречие, категория состояния, предлог,
союз, частица, междометие. Особняком стоят модальные слова.
46
Части речи – «это грамматические классы слов, характеризующиеся
совокупностью следующих признаков: 1) наличием обобщѐнного значения,
абстрагированного от лексических и морфологических значений всех слов
данного класса; 2) комплексом определѐнных грамматических категорий; 3)
общей системой (тождественной организацией) парадигм и 4) общностью
основных синтаксических функций» [Русская грамматика, 1980, с. 457].
Соотношение ФЕ с частями речи остаѐтся открытым и в настоящее
время. В.П. Жуков говорит о том, что «для соотнесения фразеологизма с той
или иной частью речи» нужно учитывать грамматические, синтаксические и
семантические аспекты. Он считает, что в русском языке большинство ФЕ
соотносится с глаголами и наречиями. Все фразеологизмы можно разделить
на две категории: «В одну группу входят обороты, категориальные свойства
которых
определяются
сравнительно
свободно;
в
другую
группу
объединяются фразеологизмы, совмещающие категориальные признаки
нескольких частей речи и обладающие нередко на этой основе размытостью
категориальных границ» [Жуков, 1986, с. 204].
Н.М. Шанский в «Фразеологии современного русского языка» говорит
о том, что при «отнесении фразеологического оборота к той или иной части
речи большое значение имеет характер стержневого компонента» [Шанский,
1996, с. 52], но нужно учитывать и значение, которое может не зависеть от
главенствующего слова в ФЕ. Помимо семи групп, о которых говорил
В.П. Жуков, Н.М. Шанский выделяет союзные фразеологизмы (несмотря ни
на что, между тем как).
Вызывают
споры
фразеологизмы,
которые
соотносятся
с
незнаменательными частями речи. В.В. Виноградов не расценивал такие ФЕ
как неважные. Он говорил, что они также имеют признаки фразеологизма –
воспроизводимость, устойчивость и не важно, что образность почти
отсутствует. Языковед полагал, что ФЕ, представляющие по структуре
составные союзы, обладают высокой степенью семантической слитности.
47
В.Н. Телия отмечает, что фразеологизмы могут быть эквивалентны не только
знаменательным, но и служебным словам [Телия, 1996, с. 62].
Сторонники другой теории считают, что ФЕ можно соотнести с
частями речи. Стоит отметить, что фразеологизмы и части речи соотносят по
семантическому,
морфологическому
и
синтаксическому
критериям.
С грамматической точки зрения части речи и фразеологизмы соотносятся
условно. Между словом и ФЕ, рядом с которым она употребляется,
согласование в роде, например, может не происходить (Он словно сидоровая
коза бегал по улице). Местоимение 3 лица, м.р. (он) употребяется в контексте
с ФЕ (сидорова коза – ж.р.) [Гришанова, 1981, с. 95-98].
В.Н.
Гришанова
считает,
что
поддерживать
точку
зрения
Ф.Ф. Фортунатова, Л.В. Щербы, В.В. Виноградова и др. о приравнивании ФЕ
к слову нельзя, т.к. это самостоятельная единица. При определении
соотнесѐнности ФЕ с частью речи нужно руководствоваться в первую
очередь семантическим и синтаксическим параметром. При соотнесении ФЕ
с частью речи морфологические параметры учитываться не будут, т.к. они
важны для компонента, но не для фразеологизма в целом, который состоит из
нескольких слов.
Таким образом, мы пришли к выводу, что правильнее говорить о
соотнесѐнности ФЕ и частей речи.
Рассмотрим
частеречную
соотнесѐнность
ФЕ
в
повести
А.И. Приставкина «Ночевала тучка золотая». Нами было выделено 9 групп
ФЕ:
1) ФЕ, соотносящиеся с существительным;
2) ФЕ, соотносящиеся с глаголом;
3) ФЕ, соотносящиеся с прилагательным;
4) ФЕ, соотносящиеся с наречиями;
5) ФЕ, соотносящиеся с числительным;
6) ФЕ, соотносящиеся с местоимениями;
7) ФЕ, соотносящиеся с категорией состояния;
48
8) ФЕ, соотносящиеся с междометиями;
9) ФЕ, соотносящиеся с модальными словосочетаниями.
5.2. Соотнесѐнность с существительным
В повести А. И. Приставкина «Ночевала тучка золотая» используется
небольшое количество ФЕ, соотнесѐнных с существительным: адресные
столы, мѐртвая тишина, козья ножка, белый свет, тот свет, святая
святых, на всѐм белом свете, живая вода, манна небесная, собака на сене,
земля обетованная.
Земля обетованная (книжн.) – «место, куда страстно кто-либо хочет
попасть, т.к. оно представляется ему воплощением изобилия, довольства,
счастья». Значение указывает на предмет, называет желаемое место, в
предложении земля обетованная является приложением. Таким образом, ФЕ
соотносится
с
существительным.
«Дался
им
этот Гудермес,
земля
обетованная, где булки на деревьях зреют».
Адресные столы – «учреждение, регистрирующее живущих в данном
городе лиц и выдающее справки об их местожительстве». Значение
свидетельствует о том, что ФЕ называет преlмет, в предложении выполняет
функцию
обстоятельства,
что
позволяет
соотнести
фразеологизм
с
существительным. «На адресные столы сотню, не меньше, разослал – и ни
одна не принесла адреса».
Козья ножка – «самодельная папироса, свѐрнутая в виде воронки и
согнутая пополам». ФЕ обозначает место, где человек находится после
смерти, в предложении является дополнением, следовательно, соотносится с
существительным. «Рядом, присев на корточки, покуривал козью ножку
старенький машинист».
Тот свет – «потустороннее, загробное существование человека в
противоположность земному». Местоимение тот указывает на то, что
49
предмет находится далеко от названного. В предложении тот свет является
обстоятельством, чем может являться и существительное с предлогом. «Ну,
там до весны, орден дали, а потом татар переселял… Больше на тот свет…»
Святая святых – «о самом дорогом, заветном». ФЕ соотносится с
существительным,
т.к.
это
метафоричное
название
хлеборезки.
В предложении выполняет функцию обстоятельства. «Проникнуть в святая
святых детдома: в хлеборезку».
Стоит отметить, что в эту группу входят ФЕ, имеющие структуру
сущ.+прил. или сущ + местоимение, однако самая важная функция у них не
характеризующая, а номинативная, что позволяет соотнести эти единицы с
существительными.
5.3. Соотнесѐнность с глаголом
Гораздо больше в повести ФЕ, соотносящихся с глаголом: не молвить
ни словца, голова не варит, в глаза не видеть, пустить в дело, стоять на
стрѐме, мозгой шевельнуть, стоять на атасе, заткнуть рот, поднять
глаза, прийти в голову, прийти на ум, маху дать, закатить глаза, не было
и в помине, не сводить глаз, глаз вытаращивать, свариться в котелке, в
башке заваривалось, приступом взять, пялить глаза, морить голодом, на
жалость бить, на часах стоять, ловить ворон, сдать с рук на руки, от
сердца оторвать; ловить, как воду решетом; пробовать на зуб, пятки
мылить, животы скрутило, схватывало живот, мозгами крутить,
навострить
пятки,
запутать
след,
ворочать
мозгой,
свивать
полумалину, зубы на полку, слезу пустить, не остаться в долгу, не
спускать глаз, сунуть под нос, по ветру пустить, носиться в воздухе,
попасться под руку, душу отвести, зубы скалить, лясы точить, гнуть
своѐ, упускать из виду, быть на примете; не до жиру, быть бы живу; где
наша не пропадала, выдать с головой, обдирать как липку, с руками
50
оторвать, всунуть нос, кануть в неизвестность, отрастивший мозги, от
ворот поворот, валять дурака, чужими руками жар загребать, как в воду
глядеть, ударить в голову, к стенке, смотреть во все глаза, присесть на
корточки, на голос взять, ни с места.
Обдирать как липку – «отобрать, отнять всѐ, ограбить дочиста». ФЕ
соотносится с глаголом, т.к. метафорично выражает происходящее действие,
а также потому, что еѐ синтаксическая роль – сказуемое. «Беру! Хоть
обдираешь меня как липку».
К стенке! – «расстрелять». ФЕ соотносится с глаголом, т.к. в значении
выражено действие и в предложении выступает в качестве составного
глагольного сказуемого: «Всех Сталин к стенке велел!». В предложении ФЕ к
стенке не стоит воспринимать в прямом значении в качестве обстоятельства,
т.к. это предложение обладает образностью.
От ворот поворот (прост., шутл.) – «употребляется для обозначения
решительного отказа кому-либо в чѐм-либо». ФЕ можно заменить на глагол
«отказать», что позволяет соотнести еѐ с этой частью речи. Также стоит
отметить синтаксическую роль единицы – сказуемое и процессуальное
значение. «Братья догадались сразу, отчего молчит: ему от ворот поворот
сделали!» (ему отказали).
5.4. Соотнесѐнность ФЕ с прилагательным
ФЕ, соотносящиеся с прилагательными: по себе, сами по себе, лишние
люди, два сапога пара, земля обетованная, шалая голова, грош цена, с
чужого плеча, себе на уме, дохлый номер, золотая башка, водой не
разлить, на одно лицо, перекати-поле, глаз-ватерпас, свой в доску, не
сахар.
Не сахар (в значении сказуемого) – «не сладко; мало приятного, мало
удовольствия». Есть помета – в значении сказуемого, это доказывает пример
51
из текста повести: «Муж ссыльный тут, при ней, а может быть, она при нѐм,
на лесоповале вкалывал. Тоже не сахар жизнь у них». Подлежащее жизнь
характеризуется ФЕ не сахар, т.е. ФЕ обозначает признак существительного
и может быть идентифицирована прилагательным тяжѐлая.
Водой не разлить – «о тесной дружбе между кем-либо». ФЕ обозначает
признак такого абстрактного предмета как дружба, отвечает на вопрос какие?
«Ишь какие дружные! Водой не разлить!»
На одно лицо – «об очень похожих людях, предметах». Несмотря на то,
что в ФЕ содержится числительное, разумно соотнести единицу с
прилагательным, т.к. возможна замена фразеологизма на одинаковые (дети).
«Иных и морочить не надо, им все дети на одно лицо».
Сами по себе – «самостоятельно». Значение узуальной ФЕ выражено
наречием, т.е велика вероятность, что синтаксическая функция единицы –
обстоятельство. Однако, в контексте ФЕ обозначает признак: «Братья
уставились на тѐтку Зину. Не сразу поняли, как это можно привезти
взрослых, которые вроде сами по себе». ФЕ сами по себе отвечает на вопрос
(какие?), что изменяет еѐ категориальное значение с адвербиального на
адъективное. ФЕ соотносится в тексте с прилагательным.
5.5. Соотнесѐнность ФЕ с наречием
Очень большое количество в повести ФЕ, соотнесѐнных с наречием:
не впрок, быть начеку, плечом к плечу, про запас, на всякий случай,
по очереди, в меру, сами по себе, до отвала, как резаный, как угорелый,
на ходу, на цыпочках, по душе, в упор, за версту, до поры до времени,
как пить дать, без задних ног, одним махом, рукой подать, в голос,
с оглядкой, во всѐ горло, глазком одним, с глаз долой, как отрезал,
52
с пустыми руками, вверх дном, обобрать до нитки, крепким словцом,
ломать язык, не с руки, не в новинку, кровью давался, из угла в угол, краем
глаза, пыль столбом, со скоростью молнии, волею случая, живой водой, с
ходу, плоть от плоти, как по команде, со стороны, на глазах, на вид,
про себя, с разбегу, на корточках, куда угодно, кто во что горазд,
под боком, бок о бок, на днях, под мышки, подобру-поздорову, на
карачках, ник чему, там и тут, к такой-то матери.
На ходу – «продолжая двигаться, не останавливаясь». ФЕ можно
соотнести с наречием, т.к. синтаксическая функция единицы в предложении
– обстоятельство, значение указывает на образ действия, на ходу примыкает к
глаголу,
помогая
характеризовать
процесс:
«Пробегали
озабоченные
женщины в синих грязноватых халатах, оглядывались на ходу на
горланящую ребятню».
С разбегу – «разбежавшись, набрав большую скорость в беге». ФЕ,
соотнесѐнная с наречием, позволяет придать действию точность описания
(каким образом, как и в какой степени происходило это событие),
синтаксическая роль в предложении – обстоятельство: «Брать подобно
десяткам других пацанов, вскачь ринулись к рынку. Вонзились в него с
разбегу».
Там и сям – «в разных местах, повсюду». В значении ФЕ
прослеживается соотнесѐнность со значением наречия (место действия), в
предложении единица выступает в роли уточняющего обстоятельства:
«Кругом, там и сям, полыхали огни, но рядом с Кузьмѐнышами на этот раз
никого не было». Эти параметры позволяют соотнести ФЕ с наречием.
Сами по себе – «самостоятельно». ФЕ соотносится с наречием, т.к.
обозначает признак действия, в предложении является обстоятельством,
дополняющим глагол и способствующим характеристике действия: «Губы
тонкие, чуть кривые, жили как бы сами по себе».
Во всѐ горло – «очень громко». Данная единица обозначает степень
проявления признака (насколько громко). Синтаксическая функция ФЕ в
53
предложении – обстоятельство образа действия: «Ура! Да здравствуют горы!
– заорал Колька во всѐ горло».
5.6. Соотнесѐнность с числительным
Единичные ФЕ в повести, соотносятся с числительными: ни за какие
коврижки, не счесть.
Ни за какие коврижки – «ни за что». ФЕ соотносится с числительным, т.к.
выражает количество, в предложении является дополнением: «А в руках у
неѐ – вот уж сказали бы, так не поверил ни за какие коврижки».
Не счесть – «очень много». ФЕ соотносится с числительным, т.к.
обозначает количество, в предложении является сказуемым: «А уж
комбинаций всяких из двух Кузьмѐнышей не счесть!». Не счесть легко
заменяется на такие числительные как миллион, тысячи.
5.7. Соотнесѐнность ФЕ с местоимением
ФЕ, соотносящихся с местоимениями в повести мало: по твоей
милости, ни за что ни про что, ни при чѐм, свой брат, наш брат.
Наш брат – «я и мне подобные». Функция местоимения – заменять
слово. В примере из текста это и происходит, к тому же синтаксическая
функция
ФЕ
–
подлежащее,
что
способствует
соотнесѐнности
местоимения и этого фразеологизма: «Да это наш брат беспризорный на
белый свет выполз! От него говорят, вся зараза».
По твоей милости – «по вине кого-либо». ФЕ употребляется вместо
слова, называющего персонаж, указывает на собеседника, но не называет его,
т.е.
выполняет
определением.
функцию
местоимения,
в
предложении
является
«А мне она теперь долго не понадобится. Мне по твоей
милости рыбкин суп хлебать!».
54
5.8. Соотнесѐнность ФЕ с категорией состояния
Значительное количество ФЕ в повести соотносится с категорией
состояния: дух захватывает, с ума сходить, пробирает мороз до косточек, в
голове мутнеет, ни ходко ни валко, как мальки в воде, в глазах искры
побежали, не к добру, сам по себе, не до смеху, прийти в себя, за душой,
волосы поднялись дыбом, не было сил, выбиться из сил, плевать было,
скрипеть зубами, не по себе, сам не свой, изо всех сил, что есть мочи, где
что плохо лежит, как баран на новые ворота, ясно как божий день, каша
заваривается, махнуть рукой, ноги протянешь, не светит, не было в мыслях,
развести руками, затаить дыхание, мурашки забегали, сложить свои
косточки, носиться голове, хлеборезку раззявить, рот открыть, спать да
видеть, сбить с толку, Москва слезам не верит, голова кругом пошла,
вытаращить глаза, видать виды, чѐрт знает, слава богу.
Голова кругом пошла – «о головокружении». Значение даѐт представление
о физическом состоянии человека, у которого кружится голова. Это весьма
примечательно, т.к. автор постоянно останавливает внимание читателя
именно на состоянии своих героев – физическом, душевном, эмоциональном.
Синтаксическая роль ФЕ в предложении – сказуемое, что соотносит единицу
с категорией состояния. «Наклонился – голова кругом пошла».
Развести руками – «повести руками в разные стороны, выражая
недоумение, удивление». В значении сказано об эмоциональном состоянии,
которое испытывает герой повести, в предложении ФЕ является сказуемым.
По данным параметрам можно сказать о соотношении ФЕ с категорией
состояния: «Все пришли к ним сами. Демьян озадаченно развѐл руками и
произнѐс чудное».
Было плевать – «употребляется для выражения полного равнодушия,
безразличия
к
кому-либо,
чему-либо».
Равнодушие
–
это
эмоция,
55
сопутствующая подросткам на протяжении жизни. Это состояние, с которым
они живут из года в год. «Нашим героям было наплевать на Москву». В
предложении было наплевать выступает в роли сказуемого.
Дух захватило – «затруднилось, остановилось дыхание». Подростки
потерпели такое эмоциональное состояние, что в дальнейшем было трудно
дышать. Синтаксическая функция единицы (сказуемое) и значение позволяет
соотнести еѐ с категорией состояния: «Тут откашлялся Демьян, прочистил
горло и вдруг вступил, да так пронзительно тонко, высоко, что у братьев дух
захватило».
Чѐрт знает – «неизвестно кто». В повести ФЕ выступает в роли
безличного
сказуемого,
может
быть
заменѐн
словом
неизвестно,
соответственно этому значение ФЕ в тексте можно определить «об
отсутствии сведений о чѐм-либо». ФЕ соотносится с категорией состояния:
«По улицам не шатаются, скотину не гоняют, песен не поют. Чѐрт знает,
как
они
могут
так
жить,
но
живут».
Слава богу – «(в значении сказуемого) – хорошо». В данном случае ФЕ
выступает в значении сказуемого – «очень удобно, кстати». Эти слова
выступают как идентификаторы фразеологизма в контексте, что позволяет
расценивать ФЕ в этом случае как соотносящуюся с категорией состояния:
«Слава богу, что у него не один, много вагонов!». Это позволяет говорить о
том, что в данном предложении она соотносится с модальным словом.
5.9. Соотнесѐнность ФЕ с междометиями
Несколько больше в повести ФЕ, соотносящихся с междометиями:
на хрена, на хрен, ни фига себе, ни хрена, хрен с ней, боже мой, мать
честная, слава богу, не дай бог, чѐрт с ней, пропади пропадом, к чѐрту, мать
их так.
56
Боже мой (в знач. межд.) – «употребляется для выражения удивления,
негодования, радости и т.п.». ФЕ выражает эмоцию, выделяется запятой на
письме. Эти параметры позволяют соотнести еѐ с междометием: «Боже мой,
как жизнь коротка и как тяжело думать наперѐд». В данной ситуации
междометие выражает негодование.
Мать честная! (прост.) – «восклицание, выражающее удивление, радость,
испуг, злость и т.п.». «Захожу я туда…Мать честная! Кругом навалом
барахла!» В предложение ФЕ выражает удивление. Конструкция произнесена
с восклицанием, спонтанно, она ничего не называет, а указывает на эмоцию,
что соотносит единицу с междометием.
Слава богу! – «в значении сказуемого – хорошо». Другое значение этой
единицы – значение вводного слова не позволило бы отнести ФЕ к
междометию. В значении хорошо проявляется эмоция, настигшая героиню.
«Ну, слава богу! Жив, значит… - вырвалось у неѐ».
5.10. Соотнесѐнность ФЕ с модальными словами
Относительно частотны в повести ФЕ, соотносящиеся с модальными
словами: слава богу, само собой, к счастью, к примеру, другое дело, чего
доброго, как раз, к слову, на самом деле, может быть, невесть каким
образом, тем паче, в первую очередь, в свою очередь, бог знает, то бишь.
К счастью (на счастье, по счастью) – «выражает удовлетворение по
поводу чего-либо». ФЕ обозначает отношение говорящего к тому, о чѐм
он говорит, это позволяет соотнести ФЕ с модальным словом: «Что, если
Колька начнѐт голос изнутри подавать? К счастью, чьи-то крики
раздались, колонисты отпрянули».
К примеру – «например». ФЕ используется для последовательности
выражения мысли и при аргументации: «Если бы Сашка, к примеру,
произнѐс, почѐсывая белобрысую макушку».
57
В первую очередь – «прежде всего». ФЕ лишена образности, ничего не
называет и не характеризует, а указывает на последовательность, что
свидетельствует о соотношении еѐ с модальными словами: «Всѐ, что было
в землянке, забрали, в первую очередь бацилу, то есть мясо, сало
консервы».
Выводы
Наиболее обширную группу в повести составляют ФЕ, соотнесѐнные с
глаголами – 69 ФЕ, что составляет 28, 3%, с наречиями – 61 ФЕ (25 %) и
категорией состояния – 42 ФЕ (17, 2%).
Соотношение с глаголом говорит о том, что повесть насыщена
событиями, движением. Характеры ребят соответствуют быстрому ритму
жизни – мальчишки сообразительные, ловкие, принимающие быстро
решение и чересчур самостоятельные. Однако, не только динамика
повести важна для автора.
Частая сменяемость событий отражается на состоянии мальчиков, они
тоже меняются, подстраиваются под жизненные ситуации. Какими они
становятся и как происходят изменения помогают передать наречия и
категория
состояния. ФЕ, соотнесѐнные с категорией
состояния,
выражают моральное, физическое и душевное состояние мальчиков. Всѐ
это помогает создать общий колорит повести. ФЕ, соотнесѐнные с
наречием, отличаются тем, что они передают и образ действия, и место
действия, и время, но автору важнее всего показать, что чувствуют
мальчики,
что
находится
у
них
на
душе,
поэтому
наиболее
распространены ФЕ, соотнесѐнные с наречиями образа действия.
Важную роль в тексте играют ФЕ, соотнесѐнные со служебными
частями речи, хотя их не так много, как ФЕ, соотносящихся с
самостоятельными частями речи (6,5 %). Модальные слова, как правило,
не обладают образностью. Они используются в речи для создания
логичности повествования, выражения субъективной мысли.
58
Примечательно, что многие ФЕ, соотносящиеся с междометиями,
относятся к жаргонной лексике. Высокая экспрессивность, которой
наделены жаргоны, позволяет максимально точно передать ощущение или
эмоцию. Интересно отметить и то, что фразеологизмов с отрицательной
оценкой намного больше, чем с положительной – это подчѐркивает
нелѐгкую жизнь мальчиков.
ФЕ, соотнесѐнных с именем существительным, прилагательным,
числительным не так много в тексте, поскольку они не передают той
атмосферы постоянно меняющейся жизни, о которой уже было сказано.
Таким образом, главным для автора остаѐтся возможность показать,
как происходящее в жизни отражается на, казалось бы, еще не взрослых
людях, как они справляются с проблемами и переживают тяжѐлое
моральное и физическое состояние. Автор часто поддерживает ребят и
подчѐркивает, что детдомовская судьба – не приговор. У подростков ещѐ
стоит поучиться честности, ловкости, сплочѐнности и способности верить
в лучшее.
6. СПОСОБЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ФЕ В ПОВЕСТИ
А.И. ПРИСТАВКИНА «НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ»
6.1. Вариантность и трансформация ФЕ
59
Большинство фразеологизмов устойчивы по структуре, они легко
узнаваемы, чем и отличаются от свободных словосочетаний, которые каждый
раз создаются заново. Но существуют и те фразеологизмы, которые обладают
свойством вариантности.
В.П. Жуков в «Русской фразеологии» выделяет следующие варианты:
фонетические,
морфологические,
видовые,
конструктивные,
словообразовательные, лексические [Жуков, 1986, с. 167].
Фонетические варианты формируются путѐм замены компонента на
схожий с ним по звучанию: посыпать голову (главу), между (меж) двух
огней, одним (единым) махом и др.
Морфологические варианты возникают вследствие изменения форм:
а) числа (подвести мины и подвести мину); б) употребления разных
падежных форм (палец о палец не ударить и пальцем о палец не ударить); в)
изменение вида (сам черт не разберет и сам черт не разберется); г)
вариации в глагольных компонентах с точки зрения временного пласта
(глазом не моргнул, глазом не моргнет); д) употребление компонентаприлагательного в полной или краткой форме (легкий на подъем и легок на
подъем).
«Довольно широко распространены видовые варианты компонентов.
Варьируемые компоненты отражают здесь наиболее распространенные
способы
образования
видов:
суффиксальный,
префиксальный,
суффиксально-префиксальный, супплетивный: садиться на голову (кому) и
сесть на голову (кому) и др» [Жуков, 1986, с. 167].
Существуют так называемые конструктивные варианты, которые
занимают особое место в системе. В их число входят: а) личные и безличные,
действительные и страдательные конструкции: сжечь корабли и корабли
сожжены; б) обобщенно-личные и инфинитивные построения типа каши не
сваришь, каши не сварить; в) фразеологические варианты с частицей не или
без нее: не по плечу, по плечу; г) варианты с союзом и и без него: и след
60
простыл, след простыл; д) фразеологические единицы, которые отличаются
полнотой состава компонентов (рвать на себе волосы и рвать волосы).
Не исключено, что варианты фразеологизмов могут отличаться друг от
друга словообразовательно (существительное приобретает уменьшительноласкательный суффикс, изменяется вид глагола). Отдельное место в языке
отведено лексическим вариантам. Изменения у таких единиц происходят в
компонентном составе. Однако смысловое значение ФЕ может и не меняться.
При замене одного компонента на другой, фразеологизм может приобрети
дополнительный оттенок, т.к. новый компонент эмоционально окрашен
(взять в голову, вбить в башку). Благодаря этому ФЕ может занять новое
место в стилистической системе фразеологизмов.
«Важной
причиной
лексической
вариантности
служит
раздельнооформленное строение фразеологизма. Каждый компонент в
отдельности,
наподобие
слова
внутри
свободного
словосочетания
потенциально может вступить в ассоциативные отношения без ущерба для
смысла фразеологизма и без нарушения его структуры другим компонентом»
[Жуков, 1986, с. 169]. Но, как говорилось выше, не все ФЕ могут изменяться:
не подвергаются изменениям фразеологизмы с архаичным компонентом
(бить баклуши) и часто наречные (душа в душу). Варьирование компонентов
контролируется в языке, т.к. появление новой ФЕ должно быть закреплено,
следовательно, должно соотноситься видоизменение и постоянство состава
ФЕ.
«Пользуясь
методом
фразеологической
аппликации,
все
фразеологизмы, характеризующиеся вариантностью компонентов, можно
разделить на три основные группы» [Жуков, 1986, с. 169]:
1)
«фразеологизмы,
которые
могут
быть
противопоставлены
свободным словосочетаниям такого же лексического состава». Варианты
чаще всего возникают благодаря замене в именной или глагольной части
(играть в прятки – играть в жмурки, закручивать гайки – завинчивать
гайки). В этой группе можно выделить и подгруппы: а) «ФЕ с варьируемыми
61
компонентами, в образовании которых участвуют близкие или совпадающие
по смыслу слова» (смотреть сквозь пальцы – глядеть сквозь пальцы); б)
фразеологизмы, в образовании которых участвуют не близкие по значению
слова (с головы до ног – с головы до пят);
2) «неапплицируемые (неналагаемые) фразеологизмы, в составе
которых один из компонентов является смыслообразующим» (без дальних
слов – без лишних слов);
3)
«неапплицируемые
фразеологизмы,
состоящие
только
из
смыслообразующих компонентов» (вылетать из головы – выскакивать из
ума). Возможность вариаций ФЕ данной группы возрастает.
Стоит отметить, что варьируются в основном, фразеологизмы, которые
обладают мотивированным значением. Чаще всего варианты возникают в
глагольных фразеологизмах. Чем больше вариантов, тем больше ряд ФЕ.
Важно, чтобы при внедрении новой лексемы в фразеологизм не происходило
нарушение семантики, иначе это приведѐт к синонимии, что уже не будет
являться вариантом одной фразеологической единицы.
«Периферийное положение занимают фразеологизмы, имеющие в
своем составе такие варьируемые компоненты, которые ассоциируются со
словами разного значения, но объединенные в одно семантическое поле»
[Жуков, 1986, с. 172]. Такие ФЕ принадлежат второй группе (вынуть сердце
– вынуть душу).
По мнению Н.М. Шанского, большинство вариантов возникает из-за
изменений в структуре, когда происходит замена одного компонента на
другой: взять себе в голову и забрать себе в голову. Измененный
фразеологизм забрать себе в голову приобретает дополнительный оттенок
длительности [Шанский, 1996, с. 154].
Лексические варианты фразеологизма – такие варианты ФЕ, у которых
происходят видоизменения без нарушения смыслового содержания.
Наряду
с
варьированием
существует
трансформация,
или
преобразование фразеологизмов. При варьировании семантика ФЕ не
62
изменяется, варианты семантически взаимозаменяемы. При трансформации
семантика ФЕ может изменяться, хотя способы трансформации известны
такие же, как и способы варьирования.
В составе фразеологизмов может изменяться структура, состав и
значение. Чаще всего встречаются следующие изменения: 1) замена одного
компонента на синонимичный; 2) возникновение не существующих вне
фразеологизма
слов;
3)
возникновение
незначимых
компонентов;
4) сокращение состава; 5) добавление новых слов в состав ФЕ.
Изменения в составе могут произойти, т.к. слово-компонент вышло из
употребления (бить в глаза – от «бить в очи») или произошла замена
южновеликорусских диалектизмов на северновеликорусские. Помимо того,
что слово входит в состав фразеологизма, оно должно активно употребляться
в речи вне ФЕ. Как только слово теряет своѐ самостоятельное значение, оно
становится незначительным и в составе фразеологизма. Возможно и
возникновение не существующих вне фразеологизма слов. Например,
Ни до жиру быть бы живу – в составе ФЕ слово жир имеет другое
лексическое
значение
относительно
существующего
в
свободном
употреблении. В ФЕ может содержаться слово, которое носит характер
усилительной частицы: часто это пара существительного с глаголом или
прилагательным (Лиса Патрикеевна). Изменение в таком фразеологизме
происходит с изменением степени семантической слитности. Случается так,
что состав фразеологизма сокращается. Чаще всего первая часть остаѐтся без
изменений и сохраняется, а вторая за ненадобностью отпадает: мокрая
курица (при существовавшей ФЕ – Мокрая курица, а тоже петушится).
Этот процесс называют эллипсизацией.
Трансформация фразеологизмов по отношению к структуре может
происходить путѐм эллипсиса, а также в
связи с невозможностью ФЕ
образовывать грамматические формы и т.д. Встречается «изменение
структуры,
связанное
с
эвфонической
обработкой
фразеологизма»
[Шанский, 1996, С. 133]. Например, существовала ФЕ сам с усам. Такая
63
предложно-падежная форма употреблялась в северных говорах и имела
четкое разграничение с дательным падежом, чего нельзя сказать о южных
говорах, где границы творительного и дательного падежа стирались. «Чтобы
сохранить художественно-поэтический характер, пришлось и местоимение
сам употреблять в форме множественного числа [Шанский, 1996, с. 133].
По мнению Р.Н. Попова вариантность ФЕ часто возникает по причине
расширения состава фразеологизма. Если в единицу внедряется числительное
или местоимение, то оно не разрушает качество ФЕ, а способствует
появлению вариантов (тянуть канитель – тянуть эту канитель). Если же
единица дополняется контрастным компонентом, то ФЕ приобретает
индивидуально-авторский
статус
и
теряет
такой
признак
как
воспроизводимость (точить лясы и точить любовные лясы), представляя
собой не вариантную, а трансформированную ФЕ [Попов, 1986, с. 163].
В.Н. Телия в работе «Русская фразеология», говоря об идиомах,
подчеркивает их высокую экспрессивность. «Эта номинативная интенция не
считается с тем, что полностью или частично «вошло» в метафору сочетания
слов» [Телия, 1996, с. 61]. Таким образом, возникают идиомы, в которых
одна часть переосмыслена, а другая сохраняет прямое значение (на скорую
<быструю> руку – идиоматично только сочетание на руку).
Такого рода единицы актуальны в изучении на данный момент. «Их
предлагается
объединить
в
особую
категорию
«фразеологической
переходности» (на скорую руку, между двух огней, шутить с огнем).
Переходность может быть результатом варьирования (облупить <ободрать>
как липку) или обретения аспектных значений глаголом (заварить –
расхлебывать кашу) [Телия, 1996, с. 61].
Т.С. Гусейнова, исследуя материал современных газет, отмечает такие
способы преобразования как графические (многоточие, кавычки, тире) и
синтаксические (парцелляция, вопросно-ответная форма).
Рассмотрим
трансформацию
фразеологизмов
А.И. Приставкина «Ночевала тучка золотая.
в
повести
64
6.2. Лексические преобразования
1)
Достаточно
широко
представлена
группа
лексических
преобразований в повести: в башке заваривалось, приступом взять, пялить
глаза, морить голодом, все дороги ведут к хлеборезке, на жалость бить, на
часах стоять, в глазах искры побежали, как мальки в воде, в голову не
прийти, носиться в голове, ловить ворон, сдать с рук на руки, от сердца
оторвать; ловить, как воду решетом; свивать свою полумалину, пыль
столбом, пробовать на зуб, со скоростью молнии, волею случая, кануть в
неизвестность, пятки мылить, хлеборезку раззявить, рот открыть,
животы скрутило, схватывало живот, на голос взять, мозгами крутить,
навострять пятки, ни ходко ни валко, дохлый номер, отрастивший мозги,
запутать след, золотая башка, пробирает мороз, ворочать мозгой, глазватерпас, голодной куме всѐ куры на уме!
Узуальная ФЕ голова (котелок) варит у кого (прост.) – «голова
хорошо работает у кого-либо, кто-либо сообразителен, умѐн», в тексте
трансформирована в ФЕ в башке заварилось. В преобразованной ФЕ
глагольный компонент осложнѐн приставкой и постфиксом, а субстантивный
компонент голова заменѐн на башка. С одной стороны, это отражает манеру
общения в детском доме, где выросли герои повести. С другой стороны, у ФЕ
возникает дополнительный оттенок значения – сема возникновения,
зарождения (мысли).
Узуальная ФЕ брать (взять) измором – «2) перен. добиваться чеголибо настойчиво и надоедливым действием» преобразована в приступом
взять. Слово измором заменено на приступом – 2. «разг. атакой, штурмом».
«И хлеборезку забыли приступом взять». Компонент измором и приступом
формируют разный исходный образ, лежащий в основе значения ФЕ. Вводя
компонент приступ («атака», «штурм»), автору важно показать, что
65
мальчики были готовы на всѐ ради хлеба, ради того, чтобы хотя бы
ненадолго насытиться.
Узуальная ФЕ пожирать глазами – «страстно, жадно, с напряжѐнным
вниманием всматриваться в кого-либо, что-либо» трансформирована в
пялить глаза. Единица пялить глаза всѐ-таки отличается большей
продолжительностью действия, чем пожирать глазами. Пялить глаза можно
бесконечно, особенно на недосягаемую хлеборезку. Чтобы подчеркнуть это и
производится трансформация. «Пялят глаза – что за чудо, земля осела под
стеной хлеборезки!»
Узуальная ФЕ сидеть голодом – «голодать» преобразована в морить
голодом. Ребята из детдома не просто голодали, они часто находились в
поисках еды, потому что не могли сидеть сложа руки и ждать помощи от
директора. «Он был директор Таловского интерната, и владел нашими
судьбами, и морил нас голодом». Лексическая трансформация помогает
понять, что скорее всего, директор мог что-то сделать, но его безразличие
привело к измождению подростков.
Все дороги ведут в Рим преобразована во все дороги ведут к хлеборезке
– пословица со значением «один итог при разных решениях какой-либо
задачи». Все мысли мальчиков сводились к одному – не умереть от голода.
Компонент Рим заменѐн на хлеборезку, потому что она имеет такое же
значение, как в древности Рим для других государств. Хлеборезка как бы
приобретает статус священного места.
Узуальная ФЕ давить на жалость преобразована в на жалость бьѐт
(словарь синонимов). Компонент бьѐт отличается максимальной степенью
проявления действия по сравнению с давить. «Один из братьев ноет, вопит,
на жалость бьѐт». В результате преобразования ФЕ приобретает значение
более интенсивного действия.
Стоять
на
страже
(на
часах
стоял)
–
«подстерегать,
подкарауливать». Выражение употребляется в речи солдата, который был
часовым, поэтому для него привычнее сказать, что он стоял на часах, а не
66
книжное – на страже. «А я-то слышу вчерась, будто разговаривают… Я на
часах стоял… А ведь знаю, что кругом никого…». Преобразование
необходимо для речевой характеристики персонажа.
Искры из глаз посыплись (в глазах искры бежали) – «о действии
оглушающем, сильном». В этом преобразовании изменения коснулись не
только одного компонента, но и всего выражения. «Колька при еѐ имени, так
исковерканном, подскочил и башкой о вагон стукнулся. В глазах искры
побежали». Заметно, что искры «остались в глазах», а не посыпались из них,
как в исходной ФЕ. Автору важно было передать ощущение в глазах, которое
появилось при услышанном имени – Регина! (воспитательница и последняя
надежда Кольки и Сашки). Преобразованная ФЕ более точно, чем узуальная,
передаѐт состояние героя.
Как рыба в воде (как мальки в воде) – «хорошо, свободно,
непринуждѐнно». Компонент рыба был изменѐн на мальки (т.е. подмена
родового и видового понятий). Как известно, малѐк – «маленькая рыбка,
моллюск, недавно вышедшие из личинки, из яйца» (Толковый словарь
С.И. Ожегова). Подростки сравниваются именно с мальками прежде всего
потому, что они маленькие и беззащитные, но ещѐ и потому, что им не было
знакомо чувство свободы даже когда они не были ничем заняты.
«Начиналось дуракавалянье, а уж в нѐм Кузьмѐныши чувствовали себя как
мальки в воде». (т.е. они всѐ равно были напряжены, чувствовали
беззащитность).
Взбрести в голову (или на ум) (в голову не пришло) – «случайно прийти
в
голову,
вздуматься».
Взбрести
–
лексема,
наделѐнная
большей
экспрессивностью, в отличие от прийти. Взбрести может внезапная, а не
обдуманная мысль. «Это первый раз фашистам в голову не пришло, что мы
осмелимся к ним летать». ФЕ использована в речи Регины Петровны, которая
рассказывает о судьбе лѐтчиков и жѐн лѐтчиков. Используя слово пришло
вместо
взбрести,
Регина
тем
самым
показывает
рассудительность и точность в принятии решений.
черту
немцев
–
67
Вертеться в голове (носились в голове) – «о тщетном усилии вспомнить
что-либо известное, но забытое в данный момент». Компонент носиться ярче
выражает быстроту действия. Сашка думал настолько много, что поток
мыслей в голове не прекращался. «Хотя такие варианты носились в голове
Сашки».
Считать
ворон
(ловить
ворон)
–
«глазеть
по
сторонам,
ротозейничать». Считать ворон можно стоя, особо не прилагая усилий, чего
не скажешь о ловить. Возможно, трансформация происходит, чтобы показать
занятость бесполезным делом. «На его глазах продукт национализируют, а
ему бы только ворон ловить» (автор рассказывает о ситуации, когда
мальчики решили украсть на рынке хлеб, а муж продавщицы в это время
спал).
С рук сбыть (сдала с рук на руки) – «избавиться, отделаться, получив
возможность более не заботиться, не беспокоиться о чѐм-либо ком-либо».
Сбыть означает не просто отдать, а «стараться избавиться, отделаться».
Воспитательница просто выполняет то, что ей говорят, дети ей безразличны.
Заменяя компонент сбыть на сдать, автор убирает из значения сему
«отделаться», в результате более очевидным становится безразличие
воспитателя к судьбе мальчишек. «Довезла братьев на электричке до
Казанского вокзала и сдала с рук на руки вместе с бумагами».
От себя оторвать (от сердца оторвал) – «лишить себя чего-либо
необходимого, отдав другому». ФЕ от сердца оторвать наводит на мысль о
том, что Илья лишается последнего, самого дорогого, что у него осталось, но
выбирает это, чтобы помочь изголодавшим друзьям. «Сразу видно –
последнее оторвал. От сердца оторвал, как говорят».
Носить воду решетом (лови, как воду решетом) – «заниматься чем-то
бесполезным, попросту тратить время». Замена компонента носить на
ловить подчѐркивает, что бесполезным будет собрать детдомовцев, а не
просто удерживать их в вагоне. «Сыпанут голодранцы во все стороны на
первом же перегоне и лови, как воду решетом!»
68
Дым столбом (пыль столбом) – «шум, гам, суматоха, беспорядок». ФЕ
употребляется в несобственно-прямой речи: автор пересказывает анекдот
Ильи, где говорится о внезапно убежавшем животном, поэтому пыль
уместнее в структуре ФЕ, чем дым. В значении ФЕ ничего не меняется, но
описание выглядит достовернее. «Тот, задрав хвост, понесся аж пыль
столбом».
Положить на зуб (устар. прост.) (пробовать на зуб) – «съесть чтолибо» (ФСРЛЯ). Компонент пробовать имеет более обобщѐнное значение,
чем положить. Замена компонента несколько изменяет значение ФЕ. Сашка
не ест, а словно проверяет ощущение, что всѐ находящееся на складе, в его
распоряжении. Он вкушает это ощущение, испытывает чувство, как если бы
он что-то ел. «Ходишь барином посреди своего царства, щупаешь, пробуешь
разве что на зуб».
С быстротой молнии (со скоростью молнии) – «очень быстро».
Понятие быстрота более абстрактное, чем скорость, поэтому возможность
представить скорость молнии выше, чем вообразить еѐ быстроту. Автору
важно
доказать,
что
детдомовец
Колька
обладает
невероятной
сообразительностью, поэтому А.И. Приставкин использует трансформант:
«Колька, оборотистый, хваткий, практичный, со скоростью молнии
соображал, как эти идеи воплотить в жизнь».
Волею
судеб
(книжн.)
(волею
случая)
–
«случайно,
в
силу
обстоятельств». В контексте говорится о заселении детдомовцев, которое
требовало системности и подготовки. Автор верит, что не судьба такая у
подростков, а лишь случай (одно событие, которое должно скоро
закончиться), поэтому использует преобразованную единицу. «Никто никого
не знал, и не было возможности сразу учесть эту полутысячную махину,
сведѐнную волею случая вместе».
Кануть в лету (кануть в неизвестность) – «быть забытым, бесследно
исчезнуть». Вместо отвлечѐнного компонента автор использует компонент с
конкретным значением, что привносит конкретность в целостную семантику
69
ФЕ, усиливая ощущение неизвестности будущего. А.И. Приставкин говорит
об ощущении людей, которые ехали «в сорок четвѐртом году через войну».
Писатель сопоставляет чувства подростков и людей, вовлечѐнных в войну.
«Может и не прорасти, а навсегда кануть в неизвестность. И тоже никто не
спросит». Колька и Сашка совершенно одни и никому не нужны.
Неизвестность – их будущее.
Показать пятки (пятки мылили) – «поспешно убежать». Компонент
показать заменѐн на мылить – однокоренной с просторечно-жаргонным
намылиться, т.е. «намереваться что-то сделать». Преобразованная ФЕ
отражает намерения детдомовцев, к тому же соответствует их речевой
практике. Преобразование фразеологизма способствует точности описания и
речевой характеристике героев. «А если бы без обеда не оставляли, они все
давно бы из хора пятки мылили».
Разинуть рот (хлеборезку раззявил)
–
«отвлечься каким-либо
зрелищем, рассматриванием чего-либо, стать невнимательным, рассеянным».
Замена компонента рот на хлеборезка отражает речь детдомовцев, которые
постоянно испытывают чувство голода, поэтому в их жаргоне рот
обозначается словом хлеборезка, поскольку в их сознании – это главная
функция рта. «Чего, мол, хлеборезку раззявил, если у тебя у самого
потянули!» (имеется ввиду, что нужно быть на чеку и сторожить за двоих).
А.И. Приставкин даѐт пересказ «их языком».
Разинуть рот (открыл рот) – «прийти в изумление, недоумение».
Сашка ел в то время, когда увидел женщину у входа в вагон, в которую
впоследствии они с Колькой влюбились, как во что-то неземное. «Сашка
даже рот открыл от удивления, и оттуда вывалилась белая каша». Компонент
разинуть уместнее, чем открыть, т.к. здесь описывается состояние
мальчика.
Живот подвело (живот скрутило) и схватывало живот – «хочется
есть». Компоненты скрутило и схватывало вносят в семантику ФЕ
дополнительный оттенок усиления чувства голода. Преобразованные ФЕ
70
наиболее точно передают ту степень голода, которую испытывают дети,
поэтому когда
учительница читала отрывок из Толстого, где Кутузов с
неохотой ест крылышки, у детдомовцев в голове не укладывается, как
возможно при этом быть ещѐ и недовольным. «После такого громкого чтения
вслух ещѐ больше животы скрутило, и они навсегда потеряли веру в
писателей».
Взять на испуг (прост.) (на голос взять) – «испугав, заставить
действовать в желательном для пугающего направлении». Благодаря
преобразованию значение расширяется – испугать голосом (приказным,
громким и т.п.). «Колька сопротивлялся, не уходил, даже пытался на голос
взять».
Узуальная ФЕ шевелить мозгами (прост.) – «думать, соображать»
подвергается двоякому изменению. В первом случае она преобразуется в
мозгами крутить – «думать соображать. Компонент крутить выражает
более интенсивное действие, привнося этот оттенок в целостную семантику
ФЕ. «Отрастили руки, а тут головой надо работать! Мозгами больше
крутить». Во втором случае – в ворочать мозгой. Интересно преобразование
компонента мозгами в мозгой и шевелить на ворочать, т.е. делать с трудом.
Выражение используется в речи Сашки, сообразительность которого не раз
хвалит писатель. Сашка не понимает, как Колька «не додул чеченов-то на
коне обдурить». Он не упрекает брата, но по-доброму высказывается об
отсутствии у него смышлѐности в этот момент: «Теперь-то я понимаю, как
тебе было нелегко ворочать мозгой».
Навострить лыжи (навостряли пятки) – «отправиться, уйти кудалибо или решить, намериться уйти, уехать куда-либо». Говоря о
планировании побега, автор заменяет лыжи на пятки, т.к. побег
ассоциируется в сознании мальчишек с уходом ногами, а не на каких-то
лыжах. «Куда бы ни навостряли они пятки, а ждут их, без своего запаса,
голод, да попрошайничество, да кражи…»
71
Ни шатко ни валко (ни ходко ни валко) – «ни хорошо ни плохо». «Ни
ходко ни валко добрались они к обеду до станции». ФЕ используется в речи
автора. Преобразование способствует усилению разговорного стиля.
Дохлое дело (прост.) (дохлый номер) – «безнадѐжное дело». Директор
предложил устроить концерт для местного населения колхоза, чтобы
искоренить вражду между колонистами и деревенскими. Предлагалось
выступить, получая за это угощение от жителей, а также для возникновения
дружбы: «О мире, о дружбе и прочем таком до колонистов не дошло. Дохлый
номер, как они понимали. Крали и будут красть». Трансформация ФЕ
ситуативно обусловлена. В концерте должны быть представлены номера
самодеятельности,
номера
эти
осознаются
детдомовцами
абсолютно
бесполезными для достижения поставленной администрацией цели, поэтому
вместо компонента дело в ФЕ использован компонент номер.
Замести след (запутать след) – «перен. уничтожить, скрыть то, что
могло быть уликой в чѐм-либо». Автор трансформирует ФЕ замести след,
заменив замести на запутать, конкретизируя семантику. «Важно сбить с
толку окружающих, запутать след тем самым».
Мороз по коже (или по спине) подирает (пробирает мороз до
косточек) – «о неприятном ощущении холода или от внезапного страха,
ужаса, волнения, возбуждения». ФЕ используется в значении, связанном со
страхом. Преобразование происходит для того, чтобы максимально
изобразить, как проникаются исполнением песни Демьяна детдомовцы. При
трансформации важна замена субстантивного компонента кожа на косточки.
Эта замена подчѐркивает глубину волнения, возбуждения, связанного не с
поверхностными ощущениями (кожа, спина), а с глубинными (косточки – то,
что глубоко внутри человека). «Оказывается, и не тюремную песню, а про
какую-то там вдову можно петь так, что пробирает мороз до косточек».
А.И. Приставкину важно, чтобы читатель представил, насколько богат
внутренний мир мальчишек, насколько они человечны, честны.
72
Глаз-алмаз (прост.,жарг.) (глаз-ватерпас) – «быстроглазый, зоркий,
глаз-ватерпас» (словарь синонимов). Ватерпас – инструмент для проверки
угла между заданной линией или поверхностью и горизонтальной
плоскостью. Глаза, помогающие сторожить местность, искать дорогу к
хлеборезке и т.п., для мальчиков, действительно, инструмент, благодаря
которому они и выживают. Таким же инструментом должны обладать зоркие
продавщицы, следя за тем, чтобы у них ничего не украли «Такой опытный
глаз-ватерпас у неѐ».
Голодной куме всѐ хлеб на уме (голодной куме всѐ куры на уме)
(пословица). Это выражение употребляется в речевой ситуации, когда
разговор идѐт о стихах, песнях. Информация об этом не воспринимается
подростками, т.к. они всегда хотят есть и думают только об этом, о хлебе.
Свить себе гнездо (свивая свою полумалину) – «устроить уютное жилище;
завести семью». «Много разных блатяг прошло через детдом, свивая вдали от
родимой милицию тут на зиму свою полумалину». Компонент гнездо изменѐн
на полумалину. Это слово из воровского жаргона, обозначающее место, где
собираются и ведут свои дела воры. В тех обстоятельствах, которые
описываются в повести, детдом – это нечто похожее на воровскую малину,
поэтому использован компонент полумалина. Замена соответствует речи
детдомовцев и их пониманию того, чем для них оказался детский дом.
Интересно
использование
окказионализмов:
золотая
башка
и
отрастивший мозги.
Отрастивший мозги (от шевелить мозгами (прост.)) – «думать,
соображать». Автор создаѐт окказиональный фразеологизм, используя образ
узуального. В этом выражении автору важно подчеркнуть, что подростки не
глупые мальчишки, и они стали сообразительнее благодаря работе над собой.
А.И. Приставкин использует окказионализм отрастивший мозги, который с
точностью характеризует ребят, изменившихся в силу времени, в котором
они жили. «Нет на свете изобретательней и нацеленней человека, тем паче,
если он детдомовец, отрастивший за войну мозги на том, где и что достать».
73
Золотые руки (золотая башка) – «о том, кто умело, искусно всѐ делает,
справляется
с
любой
работой».
Здесь
происходит
трансформация
фразеологизмов однотипной конструкции баранья голова, дубовая голова,
дурья голова, дырявая голова, которые называют глупых людей. Использовав
в этой структуре компонент золотая, имеющий положительную семантику в
свободном употреблении, автор создаѐт окказиональную ФЕ со значением
«умный человек». При характеристике Кольки и Сашки автор нередко
пытается подчеркнуть их сообразительность и развеять мысль о том, что
детдомовцы глупы, т.к. живут в среде, не требующей развития. «Золотая у
Сашки башка, не башка, а Дворец Советов»».
6.3. Морфологические преобразования
2) По сравнению с лексическими, морфологических преобразований в
тексте встречается меньше.
Среди них можно выделить видовые
преобразования и словообразовательные.
1.
Когда
изменяется
вид
глагольного
компонента,
изменяется
категориальное значение ФЕ. При этом в одних случаях происходит
замена совершенного вида на несовершенный, а в других – наоборот,
несовершенный заменяется на совершенный. К видовым изменениям
относятся: котелок варит (в котелке свариться), мурашки бегают по
спине (мурашки забегали), сойти с ума (с ума сходить), сжить со свету
(сживал со свету), прийти в себя (приходил в себя), каша заварилась
(каша заваривается).
Котелок варит (в котелке свариться) – «голова хорошо работает у
кого-либо, кто-либо сообразителен, умѐн. Это преобразование относится к
видовым, т.к. присоединение приставки -с- способствовало изменению
вида глагола. Благодаря этому действие приобрело завершѐнный характер.
«Где-то, в каком-то котелке все это должно заранее свариться… Без
надѐжного плана». Завершѐнность важна в данном контексте, т.к. речь
идѐт об умственной деятельности, и думать нужно быстро.
74
Мурашки бегают по спине (мурашки забегали) – «об ощущении
покалывания, озноба, дрожи». В этом примере также использован
префиксальный
способ
образования,
что
привело
к
изменению
несовершенного вида на совершенный. «У Сашки по спине вверх-вниз
мурашки забегали, холодно от волнения стало». Это действие имеет
завершѐнный характер – мурашки «пробегают» быстро и ощущение от
них сразу пропадает.
В ФЕ прийти в себя (приходил в себя) – «опомниться, успокоиться» и
сойти с ума (с ума сходить) – «потерять рассудок, стать помешанным,
сумасшедшим» меняется вид: приходил в себя – действие незавершѐнное.
«Он прилѐг в уголке, ничего про себя не подстелив, свернулся в клубочек
и впал в забытье. Временами он приходил в себя». Автору важно
подчеркнуть, что состояние Кольки не улучшается долгое время, поэтому
он употребляет форму несовершенного вида. ФЕ с ума сходить, наоборот,
обозначает действие, которое завершилось. У Кольки произошло
помутнение рассудка, это уже совершилось, прежним он не станет.
Сжить со свету (сживал со свету) – «уморить, погубить». Вид
изменился
благодаря
наличию
суффикса
-ва-,
который
является
показателем незавершѐнности. «Запах колбасы сживал со свету». Автору
важно показать, что запах колбасы преследует мальчишек всегда и
повсюду.
2. Выделяются словообразовательные изменения.
В этой группе происходят как суффиксальные преобразования: острый
глаз (острый глазок), дух захватило (дух захватывало); так и префиксальносуффиксальные: совать нос (всунуть нос).
Острый глаз (острый глазок) – «(у кого) хорошее зрение». В
преобразовании компонента ФЕ участвует уменьшительно-ласкательный
суффикс –ок, который в очередной раз подчѐркивает незрелость главных
героев. Подростки зачастую выживали благодаря ловкости, хитрости и
75
способности хорошо видеть, наблюдать. «У нас и за погляд деньги берут! А у
шакалов детдомовских острый глазок за вторую пайку почитается».
Совать нос (всунуть нос) – «вмешиваться (не в свое дело)».
Преобразованный
префиксально-суффиксальным
способом
компонент
всунуть передаѐт завершѐнность, краткость действия. Попасть на склад для
подростков задача не из лѐгких, да и удавалось попасть туда нечасто,
поэтому и используется единица всунуть нос. «На складе же, куда удалось
всунуть нос, кроме мешков с тряпками стояла лишь фляга с постным
маслом».
Дух захватило (дух захватывало) – «затруднилось, остановилось дыхание
(вследствие сильного волнения при быстром движении и т.п.)». Мальчикам
приснился сон настолько похожий на правду, что он вызвал бурю эмоций, от
которых подростки долго отходили, поэтому компонент захватило заменѐн
на захватывало, для того чтобы показать длительность действия: «Куда-то
скакали на лошадях, и дух захватывало от этой скачки».
6.4. Конструктивные преобразования
2) Конструктивных преобразований в тексте встречается немного, при
этом они делятся на две группы:
а) трансформация утвердительной ФЕ в отрицательную с помощью
частицы не: не с руки, не в новинку, не молвив ни словца, голова не варила, не
светило, не по себе. Значение всех единиц изменилось на отрицательное.
Например, ФЕ по себе обозначает состояние уверенности, внутреннего
комфорта и не предполагает беспокойства. Появления отрицания говорит о
том, что мальчики испытывают совершенно противоположные чувства:
«Было почему-то не по себе от этой тишины и одиночества» (т.е. было
жутко).
Наиболее интересными с точки зрения преобразования в данной
подгруппе являются: не молвив ни словца и голова не варила.
76
Замолвить словечко (не молвив ни словца) – «сказать что-либо в пользу
кого-либо, чего-либо». В данном примере трансформация способствовала
изменению вида с помощью префикса –за- в компоненте замолвить
(замолвить – молвить); в изменении компонента словцо на словечко с
пренебрежительным значением; и в появлении частицы не, что выражает
отрицание. «Не молвив ни словца, братья направились прямиком к
ближайшему сарайчику». Все эти преобразования помогают создать
впечатление о подростках: они шли в полной тишине, не пустословя; шли
долгое время – на что указывает несовершенный вид.
Голова (или котелок) варит у кого (прост.) (голова не варила) –
«голова хорошо работает у кого-либо, кто-либо сообразителен, умѐн.
Помимо появления частицы не, изменяется и время глагола, которое
указывает на то, что действие уже произошло, но это не мешает автору
детально изобразить картину. «Колька после болезни совсем отупел, голова
не варила».
б) трансформация, влияющая на полноту состава, связанная с
уменьшением и увеличением состава.
В ФЕ чаще происходит уменьшение состава (компонент опущен и
легко восстанавливается): во все глаза смотрел (во все глаза), как угорелый
бежать (как угорелый), потом и кровью давался (кровью давался), до поры
до времени (до поры), хоть одним глазком посмотреть (глазком поглядеть),
идти впрок (впрок). Это явление происходит в целях экономии речи, тем
более стоит отметить, что может утрачиваться как начальный компонент ФЕ,
так и конечный. Чаще всего может быть опущен компонент, в котором
содержится парный союз или предлог, инфинитив, частица. «Каждый
кусочек кровью давался» (от потом и кровью). Потом и кровью (добывать и
т.п.) – «величайшими усилиями, с большим трудом». Компонент пОтом
менее важен, т.к. речь идѐт о подростках, которые ещѐ не работали в своей
жизни, поэтому и говорить о физическом труде немного неуместно.
77
Увеличение состава происходит только в ФЕ да пропади пропадом (от
пропади пропадом) и сложить кости (сложили свои косточки). Появление
усилительной частицы да в выражении, произнесѐнном автором «Да пропади
пропадом, задарма, этот неуютный, немытый, проклятый, вымощенный
войной край!» привносит в высказывание экспрессивный элемент. Во втором
ФЕ добавлен компонент, представленный местоимением свои, которое
выражает принадлежность, усиливая эту семантику у единицы. «Видно на
пути в далѐкую Сибирь сложили свои косточки. Остался он с бабкой, так и
жил, бедствовал, словом».
Выводы
Фразеологические преобразования придают тексту дополнительную
образность и креативность. Многие единицы преобразованы автором, чтобы
достаточно точно выразить отношение к происходящему. Чаще всего этому
способствуют словообразовательные трансформации и лексические, которых
в тексте больше всего, где новый компонент помогает выразить то
отношение, которое раньше даже не предполагалось.
Лексические
трансформанты
иногда
способствуют
появлению
эмоционально-экспрессивной окраски, которая не содержалась в исходной
ФЕ, а также изменяет стилевую окраску ФЕ. Это помогает передать
атмосферу и быт, которые окружали героев повести, манеру общения,
поведение.
искренности
А. И. Приставкину важно с высокой степенью
передать
читателям,
как
строится
жизнь
детдомовцев.
Интересно, что преобразуются и пословицы, которые, казалось бы, более
устойчивы в обиходной речи. Часто единицы трансформируются для того,
чтобы более образно и точно выразить задуманное.
Важны
и
конструктивные
преобразования,
среди
которых
обнаруживаются отрицание, увеличение/уменьшение состава. Появление
отрицания способствует логичности изложения мысли, изменение состава
происходит в силу речевой экономии (уменьшение) или с целью расширить
78
значение (появлением нового компонента). Но всѐ же самым важным для
автора остаѐтся подчеркнуть черты характера мальчиков, выразить своѐ
отношение к ним или к тем, кто находится рядом. Это позволяют сделать
лексические трансформанты. В повести содержатся преобразованные
единицы, мотивировку которых сложно определить. Иногда компонент
настолько отдалѐн от исходного, что трудно понять, почему именно его
выбрал автор. Тем не менее, трансформации повышают образность и
обращают внимание на авторскую позицию (если употребляются в его речи),
на отношения героев к чему-либо/кому-либо (если используются в их речи).
79
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Целью данной работы являлось выяснение роли ФЕ в раскрытии идеи
повести, в формировании индивидуально-авторского стиля А.И Приставкина.
Объѐм ФЕ, содержащихся в повести, свидетельствует о важности их
употребления.
Были
выделены
тематические
группы
ФЕ,
которые
использованы автором для передачи душевного и эмоционального состояния
мальчиков (степень изумления, значение образа действия и т.д.), для
характеристики
ритма
жизни
детдомовцев
(значение
быстроты
происходящих событий). ФЕ с неоднократным употреблением важны в
повести т.к. в очередной раз подтверждают важность описываемого. Чаще
всего повторяются ФЕ со значением душевного состояния героев, что имеет
наибольшую значимость для автора.
В повести используются все виды ФЕ, различающихся по степени
семантической слитности. Наибольшее количество среди них – единств
(68%), которые обладают метафоричностью благодаря высокой степени
семантической слитности. Эти ФЕ интересны образностью. Немало
используется
фразеологических
акцентирования
внимания
выражений,
на
эмоциях
которые
важны
для
героев
(большинство
фразеологических выражений являются междометиями).
Что касается преобразованных ФЕ, то их встречается немного, больше
всего
из
существующих
видов
–
лексических
(15,6%).
Изменения
компонентного состава в большинстве случаев ведут к появлению
дополнительного оттенка значения. Иногда замена приводит к уменьшению
образности, но всегда к точности выражения мысли. Автору важно передать,
как подростками выполняется любое действие, что они ощущают при этом.
Встречаются
и
окказионализмы,
которые
придают
тексту
неповторимость. Неологизмов встречается немного, т.к. основной задачей
автора было не создание новых ФЕ, а правдивое изображение образа жизни
80
детдомовцев.
Среди
морфологических
преобразований
встречаются
словообразовательные трансформации, что чаще приводит к изменению вида
(у глагола) или появлению суффикса с дополнительным оттенком значения.
Особенностью повести является использование в ней единиц,
разнообразных со стилистической точки зрения. Автор использует в большей
степени нейтральные (53%) и разговорные (26%) единицы, но не так мало
книжных (3,7%) и жаргонных ФЕ (4,5%). Такой обширный стилистический
состав ФЕ помогает автору справиться с главной задачей – показать жизнь
мальчиков максимально достоверно. Нейтральные единицы используются в
речи героев и автора. Они придают повествованию объективность. В
диалогах между героями часто используются жаргонные ФЕ, т.к. подростки
находятся в окружении, где так привыкли общаться. В авторской речи наряду
с единицами других стилистических пластов, встречаются и книжные.
Книжные ФЕ употребляются и в несобственно-прямой речи, где автор
соглашается с мыслями своего героя. Важно, что в речи автора частотны
просторечия, что возвращает к биографии писателя (к тому, что он один из
детдомовцев) и к высокой степени искренности повести: А.И. Приставкин не
ставит себя выше своих героев, он их товарищ, который как бы живѐт среди
них.
В повести используются ФЕ, соотносящиеся почти со всеми частями
речи, но преобладают ФЕ, соотносящиеся с глаголами, наречиями,
категорией состояния. Именные части речи не так важны для автора, т.к. его
основная задача не назвать предметы, окружающие мальчиков, а передать
ритм жизни подростков, их душевное, эмоциональное и физическое
состояние, которое меняется с быстротечностью времени. В их невзрослой
жизни происходит много событий, которые не могут оставить их
равнодушными.
Таким образом, можно сделать вывод, что главным назначением ФЕ в
тексте является не формирование образности, а наиболее точная передача
81
динамики жизни подростков, их внутреннего состояния, переживаний,
формирования их характера.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Приставкин А.И. Ночевала тучка золотая. – СПб.: Азбука. – 2016. – 320 с.
2. Авилиани Ю.Ю., Ройзензон Л.И. К семантическим основам фразеологии
специальных
сфер //
Вопросы
семантики фразеологических
единиц
славянских, германских и романских языков. – Новгород, 1972. – Вып.2. –
С. 3-6.
3. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. – М.: Индрик, 2005. —
1038 с.
4. Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. – М.:
Наука, 1977. – 312 с.
5. Гвоздарѐв Ю.А. Фразеологические сочетания современного русского
языка. – Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета, 1973. –
104 с.
6. Гусейнова Т.С. Трансформация фразеологических единиц как способ
реализации газетной экспрессии: на материале центр. газ., 1990-1996 гг. –
Махачкала, 1997. – С. 188.
7. Жуков В.П. Русская фразеология: учеб. пособие для филол. спец. вузов. –
М.: Высш. школа., 1986. – 310 с.
8. Кычѐва Н.Н. Особенности функционирования фразеологических единиц в
художественном тексте (на материале «Сказок» М.Е. Салтыкова-Щедрина) //
Материалы
Международной
конф.
студентов
и
аспирантов
по
фундаментальным наукам «Ломоносов». – Вып. 4. – М.: Изд-во МГУ, 2000. –
С. 379-380.
9. Лебединская В.А. Процессуальные фразеологизмы современного русского
языка: учебное пособие по спецкурсу. – Челябинск: ЧГПИ, 1987. – 80 с.
82
10. Мелерович А.М., Мокиенко В.М. Фразеологизмы в русской речи.
Словарь. М.: – Астрель, 2005. – 864 с.
11. Мигранова Л.Ш. Фразеологический образ как источник культурной
коннотации (на материале повести А. Приставкина «Ночевала тучка
золотая»//
–
С.
30-35
[Электронный
ресурс]
URL:
http://doc.knigi-
x.ru/22kulturologiya/144806-1-30-migranova-udk-81-119-frazeologicheskiyobraz-kak-istochnik-kulturnoy-konnotacii-na-materiale-povesti.php
12. Михальчук Н.Г. Фразеологические единицы как средство формирования
идиостиля М.А. Булгакова: дис. канд. филол. наук. – Орѐл, 2001. – 220 с.
13. Мокиенко В.М. Славянская фразеология. – М.: Высшая школа, 1980. – 207
с.
14. Молотков А.И. Основы фразеологии русского языка. – Л.: Наука, 1977. –
283 с.
15. Молотков А.И. Предисловие к фразеологическому словарю русского
языка // Фразеологический словарь русского языка. – М.: Советская
энциклопедия, 1968. — С. 18-24.
16. Орехова М.В. Фразеологические единицы как элемент идиостидя Б.
Зайцева (на материале романов): автореф. дис. канд. филол. наук. – Орел, 2009.
– 24 с.
17. Орехова М.В. Фразеологические единицы как элемент идиостиля Б.
Зайцева: на материале романов : дис. канд. филол. наук. – Орел, 2009. – 235 с.
18. Попов Р.Н. Ответы на вопросы № 1 — 6 // Проблемы устойчивости и
вариантности
фразеологических
единиц:
материалы
межвузовского
симпозиума. – Тула, 1972. – С. 195.
19. Попов Р.Н. Валькова Д.П Маловицкий Л.Я. Федоров А.К. Современный
русский язык: учеб. пособие. – М.: Просвещение, 1986. – 464 с.
20. Попов Р.Н. Фразеологическая система языка как объект особой
лингвистической дисциплины // Фразеологизмы современного русского языка
с архаичными значениями и формами слов: учебное пособие для
83
филологических специальностей педагогических институтов. — М.: Высшая
школа, 1976. — 200 с.
21. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. – Том 3. – М.:
Просвещение, 1968. — 551 с.
22. Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и
лингвокультурологический аспекты. – М.: Школа «Языки русской культуры»,
1996. – 288 с.
23. Телия В.Н. Что такое фразеология. – М.: Наука, 1966. – 86 с.
24.
Третьякова
И.
Ю.
Окказиональная
фразеология
(структурно-
семантический и коммуникативно-прагматический аспекты). – Ярославль,
2011. – 379 с.
25. Фѐдоров А.И. Развитие русской фразеологии в конце XVIII – начале XIX
века. – : Наука. Сибирское отделение. – Новосибирск, 1973. – 171 с.
26. Федосов И.А. Функционально – стилистическая дифференциация русской
фразеологии. – Ростов-на-Дону, 1977. – 212 с.
27. Шанский Н.М., Иванов В.В. Современный русский язык. – Часть 1. – 2-е
изд., испр. и доп. — М.: Просвещение, 1987. — 192 с.
28. Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка.: учебн. пособие
для вузов по спец. «Русский язык и литература». – 4-е изд., испр. и доп. –
СПб.: Специальная литература, 1996. – 192 с.
29. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. – М., 1941. – 271 с.
Словари
1. Абрамов Н. (Переферкович Н. А.) Словарь русских синонимов и
сходных по смыслу выражений: около 5000 синонимических рядов, более
20 000 синонимов / – 8-е изд., стер. – М.: Русские словари, 2008. – 667 c.
2. Большой толковый словарь синонимов русской речи: Идеографическое
описание 2000 синонимических рядов, 10 500 синонимов / под общ. ред.
Л. Г. Бабенко. – М.: АСТ-ПРЕСС, 2008. – 753 c.
3. Молотков А.И. Фразеологический словарь русского языка. – М., 1986. –
543 с.
84
4. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка. – издание 4-е, доп. –
М.: ИТИ Технологии, 2015. – 944 c.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа