close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Шляхова Валерия Владимировна. Конституционно-правовая модель обеспечения безопасности личности

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки 40.04.01 «Юриспруденция»
направленность (профиль) Государственно-правовая деятельность
Студентки Шляховой Валерии Владимировны
Юридический институт
шифр 165553
Тема выпускной квалификационной работы
«КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ МОДЕЛЬ ОБЕСПЕЧЕНИЯ
БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ»
Студентка
В.В. Шляхова
Научный
руководитель
В.И. Астрахан
д.и.н., доцент
А. •
Нормоконтроль
В.И. Астрахан
д.и.н., доцент
Руководитель образовательной
программы
______
Т.А. Гусева
д.ю.н., доцент
Орел 2018
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И.С. ТУРГЕНЕВА»
Юридический институт
Кафедра национальной безопасности
Направление подготовки 40.04.01 «Юриспруденция»
Направленность (профиль) Государственно-правовая деятельность
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
_ В.И. Астрахан
А& ь& У
2017 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студентки _________ Шляховой Валерии Владимировны
шифр 165553
1. Тема ВКР «Конституционно-правовая модель обеспечения безопасности лич­
ности»
Утверждена приказом по университету от «24» ноября 2017 г. № 2-3416
2. Срок сдачи студентом законченной работы «2» июля 2018 г.
3. Исходные данные к работе действующее законодательство, материалы судеб­
ной практики, специальная литература по теме исследования.
4. Содержание пояснительной записки (перечень подлежащих разработке вопро­
сов): выявление системы конституционных ценностей в российском законода­
тельстве о национальной безопасности и определение места безопасности лично­
сти в ней: рассмотрение безопасности личности как отражения конституционного
принципа приоритетности прав и свобод личности: характеристика динамики
российского законодательства о национальной безопасности: раскрытие содержа­
ния принципов законодательства о национальной безопасности в контексте реа­
лизации конституционного принципа приоритетности прав и свобод личности:
рассмотрение законодательства о национальной безопасности в аспекте соблюде­
ния приоритета безопасности личности: конкретизация понятия конституционно­
правового механизма обеспечения безопасности личности и характеристика его
структуры: выявление и характеристика основных направлений совершенствова­
ния института конституционного контроля и надзора в сфере обеспечения без­
опасности личности: исследование системы взаимодействия институтов гражданского общества и государства в сфере обеспечения безопасности личности.
Дата выдачи задания «24» ноября 2017 г.
_
;
Научный руководитель ВКР
Задание принял к исполнению
_______
S
"
®
Астрахан
В.В. Шляхова
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование этапов ВКР
Получение задания
Срок выполнения
этапов ВКР
24.11.2017
Выполнено
Подготовка и утверждение предва­
25.11.2017-01.12.2017
Выполнено
02.12.2017-10.12.2017
Выполнено
11.12.2017-25.01.2018
Выполнено
26.01.2018-05.02.2018
Выполнено
Разработка второй главы ВКР
06.02.2018-10.04.2018
Выполнено
Корректировка второй главы ВКР
11.04.2018-29.04.2018
Выполнено
Примечание
рительного плана работы
Подбор, изучение и анализ основ­
ных источников информации
Разработка проекта первой главы
ВКР
Корректировка первой главы ВКР
по замечаниям научного руководи­
теля
по замечаниям научного руководи­
\
теля
Разработка введения и заключения
30.04.2018-10.05.2018
Выполнено
Предоставление ВКР (полного тек­
11.05.2018
Выполнено
Передача ВКР на рецензию
20.05.2018
Выполнено
Сдача ВКР на кафедру
25.06.2018
Выполнено
ста) научному руководителю
Студентка
В.В. Шляхова
[ПИСЬ
—-(подпись)
Научный
руководитель ВКР
--— -<7
_____ '
(подпись)
В. И. Астрахан
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Конституционно-правовая
модель обеспечения безопасности личности»
Год защиты: 2018
.
Направление подготовки: 40.04.01 «Юриспруденция»
Направленность (профиль): Государственно-правовая деятельность
Студентка: В.В. Шляхова
Научный руководитель: заведующий кафедрой национальной безопасности
доктор исторических наук, доцент В.И. Астрахан
Объем ВКР: 99
Количество использованных источников: 102
В выпускной квалификационной работе предпринята попытка осуществить
общетеоретическое и конституционно-правовое исследование конституционно­
правовой модели обеспечения безопасности личности.
Ключевые слова: национальная безопасность, конституционные ценности,
безопасность личности, приоритет прав и свобод личности, принципы националь­
ной безопасности, конституционно-правовой механизм обеспечения безопасности
личности.
В данной работе выявлена система конституционных ценностей в россий­
ском законодательстве о национальной безопасности и определено место без­
опасности личности в ней; безопасность личности рассмотрена как отражение
конституционного принципа приоритетности прав и свобод личности; охаракте­
ризована динамика российского законодательства о национальной безопасности;
раскрыто содержание принципов законодательства о национальной безопасности
в контексте реализации конституционного принципа приоритетности прав и сво­
бод личности; рассмотрено законодательства о национальной безопасности в ас­
пекте соблюдения приоритета безопасности личности; конкретизировано понятие
конституционно-правового механизма обеспечения безопасности личности и оха­
рактеризована его структуры; выявлены и охарактеризованы основные направле­
ния совершенствования института конституционного контроля и надзора в сфере
обеспечения безопасности личности; исследована система взаимодействия инсти­
тутов гражданского общества и государства в сфере обеспечения безопасности
личности.
Методологическую основу исследования составляют диалектический метод
научного познания, общенаучные и частнонаучные методы теоретического анали­
за. По результатам проведенного исследования сделаны выводы теоретического и
практического характера. По результатам проведенного исследования сделаны
выводы теоретического и практического характера.
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ................................................................................................................5
ГЛАВА 1. БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ КОН­
СТИТУЦИОНАЛИЗМА.................................................................................................. 11
1.1. Безопасность личности в системе конституционных ценностей............. 11
1.2. Содержание категории «безопасность личности» как отражение консти­
туционного принципа приоритетности прав и свобод личности............................... 21
ГЛАВА 2. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
КАК НОРМАТИВНАЯ ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ МОДЕЛИ
ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ...................................................... 31
2.1. Российское законодательство о национальной безопасности: динамика и
современное состояние.................................................................................................... 31
2.2. Соотношение принципов законодательства о национальной безопасности
с конституционным принципом приоритетности прав и свобод личности............. 40
2.3. Приоритет безопасности личности в законодательстве о национальной
безопасности......................................................................................................................48
ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ОПТИМИЗАЦИИ КОНСТИТУ­
ЦИОННО-ПРАВОВОГО
МЕХАНИЗМА
ОБЕСПЕЧЕНИЯ
БЕЗОПАСНОСТИ
ЛИЧНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ........................................................... 62
3.1. Понятие конституционно-правового механизма обеспечения безопасно­
сти личности и его структура...........................................................................................62
3.2. Совершенствование института конституционного контроля и надзора в
сфере обеспечения безопасности личности...................................................................70
3.3. Становление системы взаимодействия институтов гражданского обще­
ства и государства в сфере обеспечения безопасности личности.............................. 76
ЗАКЛЮЧЕНИЕ...................................................................................................... 86
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ...........................................90
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Существование и полноценное разви­
тие личности невозможно без обеспечения ее безопасности, т.е. создания ком­
плекса правовых, политических, социально-экономических и иных условий жизне­
деятельности, при которых личность чувствовала бы себя полностью защищенной.
Сегодня в России предпринимаются меры по созданию системы обеспечения
национальной безопасности, основанной на конструктивном взаимодействии орга­
нов государственной власти, организаций, общественных объединений для защиты
национальных интересов и обеспечения безопасности личности. Таким образом,
одним из приоритетных направлений правовой политики в современной России яв­
ляется разработка проблемы безопасности личности и ее обеспечение в контексте
стратегии национальной безопасности.
Безопасность личности относится к конституционным ценностям, позволяю­
щим интегрировать суверенитет государства, самодостаточное развитие россий­
ского общества и человека как высшую ценность.
Безопасность личности, несмотря на то, что она входит в конституционно­
правовую модель национальной безопасности Российской Федерации, является са­
мостоятельным социально-правовым явлением, требующим формирования отдель­
ной правовой концепции. Именно такой подход будет способствовать становлению
личности в качестве активного субъекта обеспечения собственной безопасности,
обладающего специальными механизмами защиты, наряду с общественными и гос­
ударственными институтами.
Создание действенного и эффективного конституционно-правового меха­
низма обеспечения безопасности личности, адекватного происходящим в России
процессам укрепления российской государственности, направленным на охрану
прав и свобод человека и гражданина, является весьма важной и актуальной зада­
чей правовой политики Российского государства.
В связи с изложенным, представляется актуальным и своевременным иссле­
дование и теоретическая разработка вопросов, связанных с формированием кон­
ституционно-правовой модели обеспечения безопасности личности.
Объектом исследования является совокупность общественных отношений,
складывающихся в процессе конституционно-правового регулирования обеспече­
ния безопасности личности в Российской Федерации.
Предметом исследования является конституционно-правовой механизм
обеспечения безопасности личности.
Цель работы заключается в общетеоретическом и конституционно-право­
вом исследовании конституционно-правовой модели обеспечения безопасности
личности.
Исходя из сформулированной цели, определены задачи исследования:
-
выявить систему конституционных ценностей в российском законодатель­
стве о национальной безопасности и определить место безопасности личности в
ней;
-
рассмотреть безопасность личности как отражение конституционного прин­
ципа приоритетности прав и свобод личности;
-
охарактеризовать динамику российского законодательства о национальной
безопасности;
-
раскрыть содержание принципов законодательства о национальной безопас­
ности в контексте реализации конституционного принципа приоритетности прав и
свобод личности;
-
рассмотреть законодательство о национальной безопасности в аспекте со­
блюдения приоритета безопасности личности;
-
конкретизировать понятие конституционно-правового механизма обеспече­
ния безопасности личности и охарактеризовать его структуру;
-
выявить и охарактеризовать основные направления совершенствования ин­
ститута конституционного контроля и надзора в сфере обеспечения безопасности
личности;
исследовать систему взаимодействия институтов гражданского общества и
государства в сфере обеспечения безопасности личности.
Методология и методика исследования. Основополагающим методом в
проводимом исследовании была избрана диалектика, раскрывающая закономерно­
сти взаимосвязи и развития таких явлений, как безопасность личности, общества и
государства. В интересах реализации цели и частных задач выпускной квалифика­
ционной работы использованы: системный метод, принцип историзма, структурно­
функциональный анализ, сравнительный метод.
Степень научной разработанности темы. Теоретической разработкой раз­
личных аспектов избранной темы занимались такие ученые, как: Александров
М.В., Ардашев А.И., Астрахан В.И., Бондарь Н.С., Витрук Н.В., Гаджиев Г.А., Зеленков М.Ю., Идрисов Р.Ф., Канина Ю.С., Кардашова И.Б., Крусс В.И., Мурадян
Э.Р., Никитин Д.А., Панченко А.В., Поздняков А .И , Прохожев А.А., Снежко О.А.,
Холод А.В. и другие. Труды указанных ученых составили теоретико-методологи­
ческую основу настоящего исследования.
Нормативной и эмпирической основой исследования явились Конститу­
ция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные
законы, указы Президента Российской Федерации, иные нормативно-правовые
акты, затрагивающие отдельные вопросы в сфере национальной безопасности.
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Конституционно-правовая модель обеспечения безопасности личности
представляет собой форму системного отражения правовой действительности, по­
строенную на основе анализа составляющих ее компонентов: гуманитарно-право­
вого, нормативно-правового, институционально-правового, находящуюся в отно­
шении соответствия с реально существующей системой безопасности личности,
позволяющую определить содержание и внутреннюю структуру такой системы.
2.
Под конституционными ценностями следует понимать совокупность
универсальных и приоритетных принципов, формализованных в Конституции Рос­
сийской Федерации, обеспечивающих наиболее оптимальное развитие личности,
общества и государства на основе баланса частных и публичных интересов. Иерар­
хия конституционных ценностей в рамках российского законодательства о нацио­
нальной безопасности содержательно опирается на три основополагающие поня­
тия: «безопасность личности», «безопасность общества», «безопасность государ­
ства». В то же время законодателем не всегда соблюдается конституционный им­
ператив о приоритете прав и свобод человека и гражданина как высшей ценности,
т.к. нередко им вовсе не применяется иерархический подход при перечислении со­
циальных ценностей, что допускается только в доктринальном или публицистиче­
ском смысле. Если же это закон, то принцип нормативизма предполагает наличие
иерархии во всем, что касается догмы права.
3.
Предназначение категории «безопасность личности» как отражение
конституционного принципа приоритетности прав и свобод личности заключается
в гарантировании соблюдения, защиты и поддержания прав и свобод личности гос­
ударством. Непосредственно право личности на безопасность представляет собой
«сквозное» право-гарантию, пронизывающее все правовые и конституционные га­
рантии. Таким образом, права личности выступают средством достижения интере­
сов общества и государства, поэтому составляют основу национальной безопасно­
сти России.
4.
В целях оптимизации содержательной стороны категории «националь­
ная безопасность» нами предлагается под национальной безопасностью понимать
механизм обеспечения защищенности основ конституционного строя Российской
Федерации от внешних и внутренних угроз. Тем самым безопасность представля­
ется как процесс, характеризующийся собственным механизмом, т.е. системностью
и стадийностью, а также преодолевается необходимость дифференциации понятий
«безопасность личности», «безопасность общества» и «безопасность государства»,
т.к. они объединяются общим понятием «защищенность основ конституционного
строя».
5.
Принципы национальной безопасности представляют собой исходные
определяющие идеи, положения и установки, составляющие концептуальную и ор­
ганизационную основу реализации правоотношений, складывающихся в связи с
обеспечением состояния защищенности личности, общества и государства от внут­
ренних и внешних угроз. Законодательное закрепление в перечне основных прин­
ципов национальной безопасности конституционных принципов, направленных на
признание, соблюдение и защиту прав и свобод личности, подтверждает положи­
тельную динамику законотворческого процесса в области национальной безопас­
ности и стремление законодателя к достижению высокой степени правовой защи­
щенности личности.
6.
Законодатель, закрепляя «юридическую формулу» безопасности лич­
ности, определяет защиту и обеспечение прав и свобод человека в качестве одного
из важнейших приоритетов государственной политики в сфере обеспечения наци­
ональной безопасности. Развивая свою мысль, законодатель в качестве важнейших
направлений обеспечения безопасности называет стратегические национальные
приоритеты, отражающие систему прав и свобод человека, установленную Консти­
туцией Российской Федерации, что способствует созданию эффективного меха­
низма их реализации.
7.
При формулировании определения конституционно-правового меха­
низма обеспечения безопасности личности следует учитывать уже существующие
и разработанные в теоретико-правовой науке понятия «механизм государства» и
«механизм правового регулирования». Поэтому представляется целесообразным
следующее определение данного механизма: «совокупность правовых средств, де­
ятельность субъектов государственной и негосударственной систем обеспечения
национальной безопасности, а также самостоятельных действий личности, направ­
ленных на защиту собственных прав и законных интересов, в целях реализации
права на безопасность».
8.
В качестве одного из направлений оптимизации конституционно-пра­
вового механизма обеспечения безопасности личности нами предлагается совер­
шенствование института конституционного контроля и надзора в указанной сфере
путем обеспечения социально-целевого единства и независимости контрольной и
надзорной деятельности; обеспечения правовой определенности в распределении
полномочий межу органами конституционного контроля и надзора; активизации
функционирования института общественного содействия.
9.
Характерной особенностью становления системы взаимодействия ин
ститутов гражданского общества и российского государства в сфере обеспечения
безопасности личности является направленность на взаимодополнение государства
и институтов гражданского общества с определением их иерархической зависимо­
сти при решении вопросов обеспечения безопасности. Дальнейшее совершенство­
вание такой модели взаимодействия будет способствовать стабильному развитию
демократического правового российского государства на основе соблюдения прин­
ципа баланса национальных интересов.
Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из введе­
ния, 3-х глав, которые включают в себя 8 параграфов, и заключения. В работе ис­
пользовалось 102 источника. Объем работы - 99 страниц.
ГЛАВА 1. БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ
КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА
1.1.
Безопасность личности в системе конституционных ценностей
Теория конституционализма как система знаний политике-правового харак­
тера, предметом исследования которой в том числе выступают фундаментальные
ценности демократии, не оставляет без внимания проблемы конституционной ак­
сиологии, что обусловлено существующей в настоящее время потребностью в раз­
работке конституционно-правовой доктрины, основанной на ценностном подходе
к Конституции Российской Федерации. Созданию такой конституционно-правовой
доктрины будет способствовать системное толкование текста Конституции, а
также выявление взаимного соотношения ее положений.
Как верно отмечается в юридической литературе, категория «ценность» многоплановое понятие, включающее в себя философский, социологический и пра­
вовой аспекты1. В философии под ценностями понимаются свойства объекта или
явления действительности, характеризующие, во-первых, его положительную или
отрицательную значимость (предметные ценности), во-вторых, нормативную (оце­
ночную) сторону явлений общественного сознания (субъектные ценности)2. Как
подчеркивает Г.Б. Ройзман, «указанные свойства не присущи предметам или явле­
ниям от природы. Они являются ценностями, т.к. служат объектами интересов че­
ловека»
С древности и по настоящее время в науке не был сформирован единый под­
ход к раскрытию понятия «ценность». Не стала исключением и правовая аксиоло­
гия, в рамках которой было разработано множество методологических подходов к
изучению этого феномена. В этом смысле наиболее предпочтительной, на наш
взгляд, представляется разработанная B.C. Нерсесянцем либертарно-юридическая
теория. С позиций данной теории, поиск социальных ценностей в праве приводит
1 Балаянц М.С. Фундаментальные правовые ценности современного общества: Автореф. дне. ... канд. юрид. наук.
Москва, 2007. 25 с.
2 Шохин В.К., Абушенко В.Л. Ценность. Гуманитарная энциклопедия [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных
технологий (последняя редакция: 16.03.2018). URL:http://gtmarket.ru/concepts/6895 (дата обращения: 16.04.2018).
3 Ройзман Г.Б. Понятие и юридическая природа конституционных ценностей // Вестник ЧелГУ. 2012. №1. С. 18-24.
к тому, что «проблематика правовой ценности закона и государства подменяется
их нравственной оценкой»4. В соответствии с данной теорией право представляет
собой совокупность равенства, свободы, справедливости, взятых в их формальной
характеристике. Поэтому с позиций правовой аксиологии равенство, свобода и
справедливость есть действительно правовые ценности, не сводимые к социальным
ценностям. Социокультурная динамика ценностей общества может приводить к
уточнению представлений об этих высших правовых ценностях, но не к их снятию
в ходе исторического процесса.
С момента закрепления в Конституции Российской Федерации положения о
том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью», юридикоаксиологический компонент стал частью конституционного правопонимания.
«Правоведы признали, что в основу правовой системы должна быть положена фи­
лософия восприятия общечеловеческих ценностей в качестве естественных прав
человека»5. Использование в нормативных актах категорий «цели», «ценности»,
«приоритеты», имеющих скорее философское содержание, чем правовое, порож­
дает необходимость в раскрытии особенностей указанных понятий, обусловленных
их правовой природой.
Говоря о законодательном закреплении правовых, в том числе и конституци­
онно-правовых, ценностей О.А. Снежко подчеркивает, что использование катего­
рии «конституционные ценности» не свойственно правовой науке, но в то же время
закрепление в тексте Конституции такой конструкции вызывает потребность в ее
научном осмыслении, что позволяет говорить о ряде признаках, характерных для
конституционных ценностей, а именно: верховенство, историчность, иерархич­
ность, стабильность, концентрированность, обновляемость содержания6.
Кроме того, актуальность изучения правовой природы конституционных
ценностей определена верховенством и прямым действием конституционных по­
4 Нерсесянц B.C. Философия права. 2-е изд., перераб. и доп. Москва: НОРМА, 2011. С. 57.
5 Ройзман Г.Б. Понятие и юридическая природа конституционных ценностей // Вестник ЧелГУ. 2012. №1. С. 18-24.
6 Снежко О.А. Правовая природа конституционных ценностей современной России // Сравнительное конституцион­
ное обозрение. 2005. № 2. С. 13-19.
ложений, что порождает научный интерес к выявлению в российском законода­
тельстве действенных механизмов гарантирования основных конституционных
ценностей, в том числе прав и свобод человека и гражданина, признанных консти­
туцией высшей ценностью, и определение соответствия действительности этому
конституционному императиву.
Под конституционными ценностями О.А. Снежко предлагает понимать «ос­
новополагающие, предельно обобщенные принципы (цели, установки), лежащие в
основе российской государственности»7, таким образом, автором ставится знак ра­
венства между понятиями «ценности», «принципы», «цели», «установки», что не
всегда верно, т.к. они имеют разное содержательное наполнение.
Схожей по содержанию к конструкции «конституционная ценность» явля­
ется категория «приоритет». Но при этом последняя имеет практическую направ­
ленность8, что вызывает потребность в создании механизма реализации установ­
ленных приоритетных направлений, тем самым способствуя воплощению консти­
туционных ценностей в реальной жизни общества и государства.
Систему явно выраженных и подразумеваемых принципов, выражающих
концепцию Основного закона государства, содержит любая конституция. На ос­
нове анализа конституций зарубежных государств И. А. Карасева приходит к вы­
воду, что «конституционные ценности содержатся во всех конституциях без ис­
ключения в виде: 1) декларированных ценностей, 2) фундаментальных прав и сво­
бод, 3) норм-принципов, 4) иных норм общего характера. При этом прямое закреп­
ление в тексте конституции определенных ценностей характерно для России и
стран СНГ». Многие конституции в том или ином виде закрепляют иерархическую
соподчиненность одних ценностей перед другими. Для стран СНГ такой список яв­
ляется двухуровневым: 1) права и свободы человека как высшая ценность, 2) все
иные ценности. Для других государств приоритеты расставлены между конкрет­
ными ценностями, при преобладании публичных ценностей9.
7 Снежко О.А. Правовая природа конституционных ценностей современной России // Сравнительное конституцион­
ное обозрение. 2005. № 2. С. 13-19.
8 Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М.: Мир и Образование. Оникс, 2011. С. 594.
9 См.: Карасева И.А. Конкуренция конституционных ценностей в практике Конституционного Суда Российской Фе­
дерации и конституционных судов зарубежных стран. Дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2014. 244 с.
В связи с этим возникает вопрос - можно ли говорить о наличии общечелове­
ческих правовых ценностей? По мнению М.В. Преснякова, «общество имеет соб­
ственные законы развития, и, несмотря на определенную поливариантность этих
законов в рамках различных культур, все же должны иметь место какие-то типиче­
ские закономерности»10.
Признанием системы некоторых конституционно-правовых ценностей кон­
кретным государством является принятие той или иной конституционной док­
трины. При этом необходимо выяснить, с одной стороны, какое значение имеет та­
кая система ценностей для государства, как она будет реализовываться на прак­
тике, с другой - насколько гражданское общество готово жить по ней11.
При анализе конституционно-правовой литературы мы видим, что авторы не
единогласны в перечне конституционных ценностей. Однако всеми учеными под­
черкивается иерархическая соподчиненность конституционных ценностей, уста­
новленная самим текстом Конституции.
Так, Н.В. Витрук приходит к выводу о том, что «Конституция Российской
Федерации определяет иерархию в системе конституционных ценностей, особенно
выделяя те ценности, которые квалифицированы в качестве основ конституцион­
ного строя (глава I)»12. Бесспорно, эта иерархия выстраивается в соответствии с
самой логикой текста Конституции, в котором конструкция «основы конституци­
онного строя» изначально раскрывается через содержание 2-й, 3-й и 4-й статей13.
Предлагаемая интерпретация:
1)
человек - высшая социальная ценность (базисное положение гуманисти
ческих основ конституционного строя);
111Пресняков М.В. Конституционная аксиология: к вопросу о сущности конституционных ценностей // Современное
право. 2009. № 10. С. 13-17.
11 Ройзман Г.Б. Понятие и юридическая природа конституционных ценностей // Вестник ЧелГУ. 2012. №1. С. 18-24.
12 Витрук Н.В. Конституция Российской Федерации как ценность и конституционные ценности: вопросы теории и
практики // Конституционные ценности: содержание и проблемы реализации. Материалы Международной научно­
теоретической конференции 4-6 декабря 2008 г.: В 2-х т. Т. 1. / Под ред. Н.В. Витрука, Л.А. Нудненко. М.: Россий­
ская академия правосудия, 2010. С. 9-20.
13 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
2) народ - единственный источник власти (читаем - «политической власти»).
Это базовая посылка к раскрытию политических основ конституционного строя;
3) суверенитет государства, который носит по преимуществу территори­
ально-юрисдикционный характер, является производным от суверенитета народа
(исходный тезис к раскрытию основ организации органов государственной власти).
Соответственно, иерархия конституционных ценностей отражается в законо­
дательстве о национальной безопасности через три базовые категории («безопас­
ность личности», «безопасность общества», «безопасность государства») - именно
в такой аксиологической последовательности. Необходимо обосновать конститу­
ционный характер этих категорий, а на этой основе выяснить, как законодатель (в
данном случае - народ) выстроил их иерархию.
В Конституции отсутствует прямое упоминание понятия «безопасность лич­
ности», вместе с тем косвенно оно употребляется неоднократно14: при деклариро­
вании принципа безопасности труда (часть 3 статьи 37); в конструкции «безопас­
ность граждан в условиях чрезвычайного положения» (часть 1 статьи 56); при обос­
новании необходимости обеспечения безопасности людей как основания для огра­
ничения перемещения товаров и услуг (часть 2 статьи 74). Это свидетельствует в
пользу тезиса о том, что категория «безопасность личности» является конституци­
онной; более того, во многих актах, которые относятся к источникам конституци­
онного права, она не только присутствует, но и содержательно раскрывается.
Что касается понятия «безопасность общества», то его конституционный ха­
рактер выявляется присутствием в конституционном тексте конструкций «обеспе­
чение общественной безопасности» (пункт «б» части 1 статьи 72) и «охрана обще­
ственного порядка» (пункт «е» части 1 статьи 114; часть 1 статьи 132)15.
Категория «безопасность государства» трижды (в различных контекстах, но
прямо) упоминается в Конституции: во-первых, как один из объектов присяги Пре­
зидента Российской Федерации, вступающего в должность (часть 1 статьи 82); во-
14 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ Рф ’. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.Там же.
15 Там же.
вторых, как основание для запрета создания и деятельности общественного объ­
единения (если эта деятельность несет в себе возможность подрыва безопасности
государства) (часть 5 статьи 13); в-третьих, как одно из оснований ограничения
прав и свобод человека и гражданина (предпосылка - необходимость защиты без­
опасности государства) (часть 3 статьи 55). Очевидна и синонимичность конститу­
ционных категорий «безопасность государства» и «государственная безопасность»
(последняя использована в перечне полномочий Правительства Российской Феде­
рации (пункт «д» части 1 статьи 114))16.
Таким образом, анализируемые категории, очевидно, носят конституцион­
ный характер. Проанализируем ценностную шкалу, примененную к ним в Консти­
туции Российской Федерации.
Выстраивая иерархию социальных ценностей совершенно четко и одно­
значно, Конституция ставит во главу аксиологической системы человека, его права
и свободы (статья 2), подчеркивая, что указанные ценности «определяют смысл,
содержание и применение законов» (статья 18)17. Так устанавливается конституци­
онный императив, которому должно следовать государство, осуществляя законо­
творческий процесс. На предмет реализации этого долженствования в текущем за­
конодательстве о национальной безопасности проанализируем последнее, рассмат­
ривая его в динамике - на всем протяжении законотворческой деятельности совре­
менного Российского государства.
В целях оценки динамики иерархичности анализируемых нами конституци­
онных категорий из актов, относящихся к законодательству о национальной без­
опасности выделим только те, в которых конструкция «безопасность личности, об­
щества и государства» используются и интерпретируются в прямой постановке. В
этом плане важно соблюдать хронологию актов, раскрывающих данные катего­
рии18.
16 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
17 Там же.
18 Астрахан В.И. Федеральное законодательство о национальной безопасности: динамика, содержание, принципы //
Современное общество и право. 2014. № 1 (14). С. 6-12.
Первая дефиниция безопасности присутствует в Законе Российской Федера­
ции «О безопасности», который был принят в 1992 г. и утратил силу в 2010 г.: «со­
стояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и госу­
дарства от внутренних и внешних угроз»19. При этом жизненно важные интересы
Закон определял как совокупность потребностей, удовлетворение которых
надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития
личности, общества и государства. Введение законодателем понятия «баланс жиз­
ненно важных интересов личности, общества и государства» (в контексте раскры­
тия принципов обеспечения безопасности) представляется полемичным, прежде
всего в силу явно бросающегося в глаза противоречия: если, согласно Конституции
Российской Федерации, «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека
и гражданина» является приоритетным «жизненно важным интересом государ­
ства», то остальные интересы следует воспринимать как производные, так как и
территориальная целостность, и единство системы государственной власти, и гос­
ударственный суверенитет - это, в конечном итоге, отражение жизненно важных
интересов личности20. Не случайно, опираясь на богатый опыт конституционного
правосудия, Б.С. Эбзеев считает, что «проблему конкуренции ценностей государ­
ства и личности сама Конституция решила адекватно»21.
Противоречие, характерное для Закона «О безопасности» 1992 г., можно
было устранить путем дальнейшей разработки конструкции «национальные инте­
ресы России». Первый шаг был сделан утверждением Концепции национальной
безопасности Российской Федерации (1997 г.), в которой это вновь введенное по­
нятие было определено следующим образом: «совокупность сбалансированных ин­
тересов личности, общества и государства». При этом каждая из групп указанных
интересов раскрывалась так: спектр интересов личности - конституционные права
и свободы, личная безопасность, качество и уровень жизни, физическое, духовное
19 Закон Российской Федерации «О безопасности» от 5 марта 1992 г. № 2446-1 в ред. от 26.06.2008 // Российская
газета. № 103. 06.05.1992. (Документ утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 28.12.2010 № 390ФЗ).
’
’
211Астрахан В.И. Безопасность личности как конституционно-правовая категория // Современное общество и право.
2013. № 1(10). С. 26-31.
’
’
21 Публичная лекция члена ЦИК РФ Бориса Сафаровича Эбзеева [Электронный ресурс] // Юридический факультет
МГУ [Офиц. сайт]. 25.10.2013. URL: http://www.law.msu.ru/node/28731 (дата обращения: 22.04.2018).
и интеллектуальное развитие; перечень интересов общества
демократия, созда­
ние правового, социального государства, общественное согласие, духовное обнов­
ление России; в сферу интересов государства были включены конституционный
строй, суверенитет и территориальная целостность России, политическая, эконо­
мическая и социальная стабильность, законность, правопорядок, равноправное и
взаимовыгодное международное сотрудничество22.
Однако введением в действие нового документа стратегического планирова­
ния противоречие не было устранено. Как видим, важнейшая гарантия прав и сво­
бод человека и гражданина - конституционный строй - оказался структурно отде­
ленным от личных и общественных интересов. Обоснованно возникал вопрос: мо­
жет ли кто-либо быть более заинтересованным в конституционном порядке, чем
субъект гражданского общества (личность с ее негосударственными интересами)
или народ (субъект прямой демократии, установивший этот порядок)? Этот вопрос
усиливала сама Концепция, давшая определение понятию «национальная безопас­
ность Российской Федерации»: «безопасность ее многонационального народа как
носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федера­
ции»23. Подтверждение конституционно закрепленного верховенства народного
суверенитета противоречило в Концепции позиционированию государства как но­
сителя специфических интересов. Это противоречило самому духу Конституции.
Снятию противоречия должно было способствовать утверждение Стратегии
национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. И это действи­
тельно произошло.
Первый аргумент. Стратегия определила национальные интересы России как
«совокупность внутренних и внешних потребностей государства в обеспечении за­
щищенности и устойчивого развития личности, общества и государства»24, а это
22 Концепция национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря
1997 г.) // Российская газета. № 247. 26.12.1997. (Документ утратил силу с 12 мая 2009 года в связи с изданием Указа
Президента РФ от 12.05.2009 № 537).
23 Там же.
24 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (утверждена Указом Президента Рос­
сийской Федерации от 12.05.2009 г. № 537) // СЗ РФ. 2009. № 20. Ст. 2444. (Документ утратил силу в связи с приня­
тием Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской
Федерации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ. 2016. № 1 (4. 2). Ст. 212.
что в значительно большей степени соответствовало духу статьи 2 Конституции
Российской Федерации.
Второй аргумент. Ведущее место в перечне угроз национальной безопасно­
сти заняла «прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституцион­
ным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан». Это - пря­
мое отражение сути правового государства как государства, связанного правом во
имя реализации законных интересов личности.
Третий аргумент. Главным направлением политики Российской Федерации в
области обеспечения национальной безопасности провозглашалось «усиление
роли государства в качестве гаранта безопасности личности», то есть Стратегия
утвердила взгляд на безопасность личности как на процесс реализации важнейшей
функции государства, а не просто как на некое «состояние защищенности».
Как видим, налицо оптимизация содержательной стороны анализируемых
конституционных категорий. И это не просто терминология, ведь следствием про­
извольного толкования правовых дефиниций зачастую является трансформацию
смысла материальных норм. А этого категорически нельзя допускать, особенно в
вопросах, напрямую связанных с реализацией прав и свобод личности.
Имел место и иной путь - исключение дефиниций из законодательного акта.
Этот путь был апробирован в декабре 2010 г. принятием Федерального закона «О
безопасности». Причем отсутствием в указанном законе определения безопасности
отнюдь не исчерпываются его особенности. Понятия «безопасность» и «националь­
ная безопасность» в Законе синонимизированы, а перечень объектов обеспечения
безопасности выглядит следующим образом: государство; общество; экология;
личность; «иное, предусмотренное законодательством» (статья 1 Федерального за­
кона)25. Следует предположить, что законодателя, принявшего Закон, вовсе не бес­
покоила задача установления аксиологической иерархии, несмотря на то, что с при­
веденным ранее перечнем в Законе соседствует утверждение о том, что «правовую
25 Федеральный закон «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЭ в ред. ФЗ от 05.10.2015 № 285-ФЗ // СЗ РФ.
2011. № 1. Ст. 2; 2015. № 41 (4. 2). Ст. 5639.
основу обеспечения безопасности составляют Конституция Российской Федера­
ции, общепризнанные принципы и нормы международного права» (статья 5) и что
первым из основных принципов обеспечения безопасности является «соблюдение
и защита прав и свобод человека и гражданина» (статья 2).
Итак, при перечислении социальных ценностей в Федеральном законе «О
безопасности» законодатель не применил то, что мы называем иерархическим под­
ходом. Но это допустимо только в доктринальном или публицистическом смысле.
В законе же, в соответствии с принципом нормативизма, должна присутствовать
иерархия во всем, касающемся догмы права (если при этом специально не оговари­
вается равенство перечисляемых элементов системы). Именно поэтому в перечне
конституционно установленных оснований ограничения прав и свобод человека и
гражданина «обеспечению обороны страны и безопасности государства» предше­
ствует «защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и
законных интересов других лиц» (часть 3 статьи 55), а в присяге, приносимой Пре­
зидентом при вступлении в должность, «защита суверенитета и независимости,
безопасности и целостности государства» предварена «уважением и охраной прав
и свобод человека и гражданина, соблюдением и защитой Конституции Российской
Федерации» (часть 1 статьи 82 )26.
Уместно в качестве вывода вновь обратиться к цитате из работы Н.В. Витрука о конституционных ценностях: «Существующая иерархия ценностей, возмож­
ность коллизии между ними вызывают на практике необходимость поиска их ба­
ланса, гармоничного сочетания»27. Этот тезис как нельзя более полно отражает
сущность рассматриваемых нами вопросов оптимизации законодательства о наци­
ональной безопасности.
26 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
27 Витрук Н.В. Конституция Российской Федерации как ценность и конституционные ценности: вопросы теории и
практики // Конституционные ценности: содержание и проблемы реализации. Материалы Международной научно­
теоретической конференции 4-6 декабря 2008 г.: В 2-х т. Т. 1. / Под ред. Н.В. Витрука, Л.А. Нудненко. М.: Россий­
ская академия правосудия, 2010. С. 9-20.
1.2.
Содержание категории «безопасность личности»
как отражение принципа приоритетности прав и свобод личности
Принятие в 1993 г. новой Конституции России ознаменовало начало актив­
ного реформирования правовых основ государства, что сопровождалось утвержде­
нием идеи верховенства прав и свобод человека как одного из основополагающих
принципов демократического правового государства. Закрепление в Конституции
нормы, в соответствии с которой человек, его права и свободы являются высшей
ценностью, а государство обязано признавать, соблюдать и защищать права и сво­
боды, стало одним из главных достижений отечественной правовой мысли.
Как верно отметил О.А. Снежко: «Права и свободы человека - единственная
ценность, которая признается в государстве высшей. Ни одна другая конституци­
онная ценность такой значимости не имеет, поэтому права граждан пользуются
приоритетом при осуществлении всей государственной деятельности»28. Таким об­
разом, законодатель закрепил базовый конституционный принцип приоритета прав
и свобод личности, тем самым подчеркивая, что государство существует для лич­
ности и ее права должны бать защищены от власти, переданной государству, неза­
висимо от одобрения данной власти гражданами.
В научной среде не прекращаются споры по поводу закрепления в Конститу­
ции положения о высшей ценности прав и свобод личности29. По справедливому
утверждению О.А. Снежко: «можно согласиться с тем, что на конституционном
уровне предпринята попытка уйти от всевластия государства и бесправия личности
с использованием имеющейся конституционной практики современных госу­
дарств. <... > Поэтому провозглашение прав и свобод человека и гражданина в ка­
честве высшей ценности можно рассматривать как созидательное, целенаправлен­
ное движение в сторону ломки сложившихся стереотипов и утверждения реальной
ценности человеческой личности»30.
28 Снежко О.А. Конституционные основы защиты прав и свобод человека и гражданина в России // Современное
право. 2008. № 3. С. 14-l’8.
29 См.: Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. Москва, 1999. С. 265-267; Права человека и правовое
социальное государство в России / Отв. ред.: Лукашева Е,А. М.: Норма, Инфра-М, 2011. С. 72-87
311 Снежко О.А. Конституционные основы защиты прав и свобод человека и гражданина в России. Современное
право. 2008. № 3. С. 14-18.
В настоящее время в научной литературе отмечается, что подобный подход
к определению приоритетов правовой политики вовсе не идеален. Категории «лич­
ность» и «государство» находятся «в разных весовых категориях», в связи с чем
ставится под сомнение обоснованность постановки их в один ряд. В то же время
В.Д. Зорькин отмечает, что «права и свободы не могут реализовываться без дееспо­
собной политической власти, т.е. вне государства как политического сообщества
народа, связанного правом и общей целью»31. Поэтому «неверно противопостав­
лять личность и государство, когда государственная власть исходит от народа, при­
надлежит и служит только ему»32. В этом проявляется главное содержание теории
и практики российского конституционализма - нахождение баланса государствен­
ной власти и свободы личности. Государство - это средство для защиты прав чело­
века, которые являясь целью, выступают приоритетным началом в этой парной ка­
тегории. В результате на современном этапе развития нашего государства права и
свободы граждан из одного из многочисленных объектов законности преобразу­
ются в приоритет национальных интересов.
Права и свободы личности, выступая высшей ценностью, являются общей
для всех субъектов конституционного права, выполняя интегрирующую функцию,
объединяя и направляя усилия всех участников конституционно-правовых отноше­
ний к достижению главной цели - созданию таких условий функционирования об­
щества и государства, когда права и свободы человека действительно являются
единственной «самоцелью» их деятельности33. По мнению Д.А. Никитина, «зало­
гом успешной реализации концепции «устойчивого развития», которая ассоцииру­
ется с национальной безопасностью, выступает неизменное соблюдение основных
прав человека, их расширение, а также совершенствование гарантий соблюдения
этих прав. Это ставит конституционные права и свободы личности в число объек­
тов обеспечения безопасности»34.
31 Зорькин В. Д. Верховенство права и конституционное правосудие // Журнал российского права. 2005. № 12. С. 30­
36.
32 Хабриева Т.Я. Конституционализм в России: 10 лет развития // Конституция и законодательство: по материалам
международной научно-практической конференции (Москва, 29 октября 2003 г.). 2003. С. 8-24.
33 Ройзман Г.Б. Ценности в конституционном праве Российской Федерации. Дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск,
2012. С. 176-198.
’
*
34 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 189-223.
Рассматривая права и свободы личности в качестве объектов обеспечения
безопасности, следует разграничивать категории «личная безопасность» и «без­
опасность личности»: личная безопасность включает в себя деятельность, направ­
ленную на защиту конкретного человека от противоправных посягательств, говоря
о безопасности личности, подразумевают абстрактную личность, неопределенный
круг лиц35.
Вместе с тем, в науке конституционного права нет единообразного подхода
к характеристике прав как высшей ценности. Выделяя те или иные группы прав и
свобод человека, которые тем или иным образом влияют на безопасность личности,
следует помнить об их особенностях, а именно, что эти права являются предопре­
деляющими все остальные, а также, что обеспечение, защита и охрана этих прав
является непосредственной обязанностью органов государственной власти.
Классифицируя продекларированные Конституцией весьма многочисленные
права и свободы по различным основаниям, мы видим, что прежде всего имеются
в виду те из них, которые можно отнести к естественным, неотъемлемым, - право
на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, считая все остальные производ­
ными от этих трех36. В.И. Астрахан предлагает добавить к этому перечню и право
на собственность.
Исходя из предложенного тезиса, им предлагается следующая классифика­
ция конституционных прав и свобод. Производными от права на жизнь являются:
защита семьи, право на жилище, право на охрану здоровья и благоприятную окру­
жающую среду, право на социальное обеспечение, а также право на образование.
Правом на свободу детерминированы: свобода совести, право определения нацио­
нальности, свобода передвижения и места жительства, право на пользование род­
ным языком, право на свободный труд и на отдых, право на предпринимательскую
деятельность, свобода творчества, а также весь комплекс политических прав и сво­
бод. Третий элемент системы естественных прав и свобод, помимо личной непри­
косновенности в собственном смысле, предполагает следующий спектр: достоин­
ство личности, неприкосновенность жилища и частной жизни, тайна переписки. И,
35 Мурадян Э.Р. Конституционно-правовые основы взаимодействия человека и государства в сфере обеспечения без­
опасности личности: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2011. 27 с.
36 Миронова Т.К. Основные права человека в Конституции и международно-правовых нормах //Гражданин и право.
2006. № 4. С. 3-9.
’
наконец, право на собственность, как естественное право, предполагает: право на
частную собственность и право на землю37.
Таким образом, закрепление Конституцией прав и свобод человека и гражда­
нина гарантирует соблюдение, защиту и поддержание прав и свобод личности гос­
ударством. Механизм защиты прав и свобод человека и гражданина в Конституции
Российской Федерации однозначно не определен, но контекстуально его можно
отождествить с такой категорией, как безопасность личности.
Однако А.И. Ардашев считает, что т.к. безопасность является нематериаль­
ным благом и ценностью, то она порождает соответствующее право, составляющее
одно из естественных прав человека38. Выделяя право личности на безопасность
как самостоятельное право, Д.А. Никитин отмечает, что оно «не является исклю­
чительно личным правом, а представляет собой «сквозное» право-гарантию»39,
обеспечивающую все остальные конституционные гарантии основных прав и сво­
бод. Свою позицию указанные авторы подтверждают ссылкой на положения части
1 статьи 45, статей 20-22, 27-29 Конституции, из которых следует, что «право на
безопасность личности предполагает обязанность государства защищать жизнь и
здоровье, честь и достоинство, физическую свободу гражданина»40.
Таким образом, Конституция Российской Федерации помимо того, что уста­
навливает права и свободы, также закрепляет обязательность их обеспечения. В
связи с этим в научной среде преобладает точка зрения, что система гарантий прав
и свобод человека и гражданина является составной частью конституционно-пра­
вового статуса личности. Основная роль конституционных гарантий заключается в
недопущении препятствий для осуществления прав, свобод и обязанностей и устра­
нении этих препятствий в случае их возникновения.
Исходя из особенностей тех или иных конституционных гарантий, среди
норм, их закрепляющих, можно обозначить две группы: первая группа - нормы в
виде жесткого запрета на совершение определенных действий (часть 2 статьи 30);
37 Астрахан В.И. Безопасность личности как конституционно-правовая категория // Современное общество и право.
2013. № 1(10). С. 26-31.
’
38 Ардашев А.И. Конституционно-правовое обеспечение права человека на безопасность в Российской Федерации //
Современное право. 2008. № 1. С. 39-44.
39 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 189-223.
411Холод А.В. Обеспечение безопасности личности как политическая проблема: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.
Москва, 2004. 26 с.
25
вторая группа
нормы, допускающие возможность изъятия из установленного
предписания (статья 40)41.
Среди множества подходов к типологизации конституционных гарантий,
наиболее интересной видится классификация, проведенная А.А. Уваровым. Все
конституционные гарантии он разделил на: гарантии-принципы, обеспечительные
гарантии, стимулирующие гарантии, охранительные гарантии, гарантии защиты42.
Конституционные гарантии-принципы (статьи 8 и 13) обращены скорее к за­
конодателю, поскольку позволяют на концептуальном и детальном уровнях со­
здать закон, отвечающий всем необходимым в демократическом обществе потреб­
ностям и интересам человека. Также гарантии-принципы активно используются в
практике деятельности Конституционного Суда Российской Федерации.
Обеспечительные конституционные гарантии подразумевают обязанность
государства материально обеспечить необходимый минимум бесплатных для граж­
дан социальных благ (часть 2 статьи 43) или обязанность не устанавливать какиелибо препятствия и запреты в реализации прав и свобод, не обусловленные их при­
родой и назначением (часть 1 статьи 44).
Стимулирующая функция конституционных гарантий заключается в поощ­
рении какой-либо деятельности людей, осуществляемой в общих с государством
интересах, (часть 3 статьи 39, часть 2 статьи 40 и др.).
Все охранительные конституционные гарантии по своему функциональному
назначению имеют упреждающее действие и содержат меры государства, направ­
ленные на предотвращение нарушения прав и свобод граждан.
Анализируя разновидности конституционных гарантий, целесообразно рас­
сматривать их в совокупности как условия, «делающие реальностью осуществле­
ния прав и свобод, исполнение обязанностей человека и гражданина и обеспечива­
ющие их охрану от незаконных ограничений и посягательств»43. Всякое умаление
41 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ)/ / СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
42 Уваров А.А. Конституционные основы обеспечения прав человека в Российской Федерации // Вестник ОГУ. 2005.
№3-11. С. 180-184.
43 Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: учеб. пособие: в 2 томах. 5-е изд., перераб. и доп.
М.: Норма: ИНФРА-М, 2014. Т. 1. С. 682-683.
(ограничение) прав и свобод должно быть основано на законе. Наличие исчерпы­
вающего перечня таких ограничений, предусмотренных федеральными законами,
является самостоятельной гарантией этих прав и свобод.
По мнению Б.С. Эбзеева, ограничение прав и свобод - это «допускаемые Кон­
ституцией и установленные федеральным законом изъятия из конституционного
статуса человека и гражданина»44. Пределы свободы личности определяются объ­
ективными закономерностями развития общества, а именно уровнем политиче­
ского, правового и нравственного сознания людей в обществе. Подобного рода
ограничения необходимы, т.к. в них проявляется общий принцип запрета злоупо­
требления правом.
Часть 3 статьи 55 Конституции вводит институт ограничения прав и свобод
при наличии определенных оснований. В Конституции установлено, что права и
свободы могут быть ограничены в целях защиты основ конституционного строя,
нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения
обороны страны и безопасности государства. Как верно отмечает В.А. Лебедев,
«сами по себе основания не вызывают сомнений, поскольку речь идет о защите
прав и интересов большинства людей от злоупотреблений со стороны меньшинства
или о создании необходимых условий для реализации прав и свобод»45. Возникает
вопрос, что должно быть вложено в эти основания, чтобы не допустить злоупотреб­
лений? Ответ содержится в той же статье Конституции, где предусмотрены усло­
вия таких ограничений: права могут быть ограничены только федеральным зако­
ном и только в той мере, в какой это необходимо.
В части 2 статье 55 Конституции закреплено, что «в Российской Федерации
не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы чело­
века и гражданина», что предполагает принятие только правовых законов, верхо­
венство которых и создает режим законности, являющийся признаком правового
государства. Следовательно, необходимо разграничивать понятия «ограничение
прав» и «умаление прав». По справедливому мнению Г.А. Гаджиева, «если законо­
датель принимает федеральный закон, ограничивающий права и свободы человека
44 Морозова Л. А. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законода­
тельству и международному праву: материалы круглого стола //Государство и право. 2008. № 7. С. 20-42.
45 Лебедев В.А. Конституционные основы ограничений прав и свобод человека и гражданина // Lex Russica. 2017.
№1 (122). С. 130-139.
27
и гражданина в той мере, какой это необходимо в социально-значимых целях, пе­
речисленных в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, имеет место
допустимое ограничение прав и свобод. Если же федеральный законодатель путем
принятия закона ограничивает права и свободы без учета указанных целей либо с
учетом этих целей, но не в той мере, в какой это необходимо, то тогда имеет место
умаление прав и свобод»46.
Анализируя решения Конституционного Суда Российской Федерации,
можно выделить следующие принципы ограничения прав: ограничения прав и сво­
бод должны быть соразмерны защищаемым Конституцией и законами ценностям;
должен учитываться необходимый баланс интересов личности, общества, государ­
ства; при допустимости ограничений того или иного права должны использоваться
только строго обусловленные этими целями меры. При этом всегда следует пом­
нить, что ограничение прав и свобод - это скорее исключение из правил, а не само
правило.
Исследование норм действующего законодательства позволяет говорить о
существовании определенных режимов ограничения конституционных прав и сво­
бод личности: общем, специальном и чрезвычайном.
Определение общего режима ограничения прав и свобод закреплено в части
3 статьи 55 Конституции47. Специальный режим касается отдельных категорий
граждан, чей профессиональный или иной статус вызывает необходимость возло­
жения на этих лиц дополнительных обязанностей или ограничения прав (часть 3
статьи 97 Конституции). Чрезвычайный режим предусмотрен статьей 56 Конститу­
ции, а также Федеральными конституционными законами «О чрезвычайном поло­
жении»48 и «О военном положении»49.
Рассматривая права и свободы человека и гражданина как объекты безопас­
ности, не стоит забывать и об обязанностях как условиях взаимодействия личности
46 Гаджиев Г. А. Основные экономические права (сравнительное исследование конституционно-правовых институ­
тов России и зарубежных государств): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Москва, 1996. 50 с.
47 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
48 Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» от 30 мая 2001 г. № З-ФКЗ в ред. ФКЗ от
03.07.2016 № 6-ФКЗ // СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2277; 2016. № 27 (4. 1). Ст. 4153.
49 Федеральный конституционный закон «О военном положении» от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ в ред. ФКЗ от
01.07.2017 № 2-ФКЗ // СЗ РФ. 2002. № 5. Ст. 375; 2017. № 27. Ст. 3924.
и государства во всех сферах жизнедеятельности, в том числе и в сфере обеспече­
ния безопасности. Конституция Российской Федерации закрепила основную обя­
занность государства - признавать, соблюдать и защищать права и свободы чело­
века и гражданина, из которой вытекают все остальные.
Таким образом, несмотря на то, что право на безопасность личности в совре­
менной России не признано неотъемлемым и неотчуждаемым правом человека и
гражданина, оно «контекстно» все же присутствует в Конституции Российской Фе­
дерации, пронизывая все правовые и конституционные гарантии. Тем самым, за­
крепляя безопасность личности как основной принцип правового государства50.
В то же время безопасность личности не следует понимать, как защиту лишь
частных интересов. В данной категории объективно проявляется баланс частных и
публичных интересов как основа конституционного правопорядка в обществе и
государстве. Соответственно, конституционная безопасность личности - неотъем­
лемая составляющая правового государства, а права личности - это одновременно
и средство достижения интересов общества и государства. Именно поэтому права
человека и гражданина составляют основу национальной безопасности России.
Сегодня многие исследователи говорят об утопичности теории защиты прав
человека как основной концепции системы ценностей современного мира. По вер­
ному утверждению О.А. Снежко, такая точка зрения в большей степени обуслов­
лена тем, что механический перенос системы ценностей, составляющих основу
международного права, на иную почву приведет к их деформации, правовому ни­
гилизму, абсолютизации власти, вследствие чего возможно разочарование населе­
ния в данных институтах51.
Провозглашение прав и свобод человека и гражданина высшей ценностью и
закрепление обязанности государства по их соблюдению, обеспечению и защите это тот правовой механизм, активное использование которого на сегодняшний день
не только целесообразно, но и необходимо.
511 Бондарь Н.С. Конституционный суд России - гарант конституционной безопасности личности, общества, госу­
дарства //Правовые вопросы национальной безопасности. 2010. № 5-6. С. 42-51.
51 Снежко О.А. Конституционно-правовая природа защиты прав граждан // Известия ВУЗов. Поволжский регион.
Общественные науки. 2007. №1. С. 104-113.
29
ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ
1.
Аксиологический компонент стал частью конституционного правопо-
нимания с момента закрепления в Конституции Российской Федерации положения
о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». По поводу
определения конституционных ценностей среди ученых ведутся непрекращающиеся споры. На наш взгляд, под конституционными ценностями следует понимать
совокупность универсальных и приоритетных принципов, формализованных в
Конституции, обеспечивающих наиболее оптимальное развитие личности, обще­
ства и государства на основе баланса частных и публичных интересов.
2.
Что касается аспекта иерархии конституционных ценностей в рамках
российского законодательства о национальной безопасности, то он содержательно
опирается натри основополагающие понятия - «безопасность личности», «безопас­
ность общества», «безопасность государства», которые, очевидно, являются кон­
ституционными категориями. Анализируя законодательство о национальной без­
опасности на всем протяжении его развития в современной России, мы видим, что
законодателем не всегда соблюдается конституционный императив о приоритете
прав и свобод человека и гражданина как высшей ценности, т.к. нередко им вовсе
не применяется иерархический подход при перечислении социальных ценностей,
что допускается только в доктринальном или публицистическом смысле. Если же
это закон, то принцип нормативизма предполагает наличие иерархии во всем, что
касается догмы права (если при этом специально не оговаривается равенство пере­
числяемых элементов системы).
3.
Закрепление в Конституции Российской Федерации прав и свобод че­
ловека и гражданина гарантирует их соблюдение, защиту и поддержание государ­
ством. В то же время механизм защиты прав и свобод личности в Конституции од­
нозначно не определен, но контекстуально его можно отождествить с такой кате­
горией, как безопасность личности.
4.
Классифицируя продекларированные Конституцией весьма многочис­
ленные права и свободы по различным основаниям, мы видим, что прежде всего
имеются в виду те из них, которые можно отнести к естественным, неотъемлемым
(право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, а также право на соб­
ственность), считая все остальные производными от них. Некоторые авторы пола­
гают, что безопасность, являясь нематериальным благом и ценностью, порождает
соответствующее право, составляющее одно из естественных прав человека. Од­
нако следует уточнить, что оно не является исключительно личным правом, а пред­
ставляет собой «сквозное» право-гарантию, пронизывающее все правовые и кон­
ституционные гарантии, таким образом, выступая одним из основных принципов
правового государства. Соответственно, безопасность личности - неотъемлемая со­
ставляющая правового государства, а права личности - это одновременно и сред­
ство достижения интересов общества и государства. Именно поэтому права чело­
века и гражданина составляют основу национальной безопасности России.
ГЛАВА 2. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
КАК НОРМАТИВНАЯ ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ
МОДЕЛИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ
2.1.
Российское законодательство о национальной безопасности:
динамика и современное состояние
Эффективность обеспечения национальной безопасности зависит от многих
факторов, в том числе немаловажное значение имеет разработанная в отечествен­
ной науке теоретико-методологическая основа понимания категории «националь­
ная безопасность» и ее законодательное закрепление. В настоящее время в Россий­
ской Федерации создана система правового обеспечения национальной безопасно­
сти, ядром которой является деятельность государственных органов по разработке
нормативно-правовой базы, регулирующей отношения в сфере безопасности лич­
ности, общества и государства. Указанная деятельность направлена на создание
«высокоупорядоченной совокупности норм законодательных актов и нормативноправовых документов подзаконного уровня, регулирующих деятельность государ­
ственных учреждений, служб и должностных лиц, а также правоохранительных ор­
ганов и судов по пресечению противоправных действий в сфере обеспечения наци­
ональной безопасности»52. При этом законодательство в сфере обеспечения нацио­
нальной безопасности находится в постоянном развитии.
Елфимова О.С. в процессе формирования отечественного законодательства о
национальной безопасности выделяет следующие этапы53:
1)
с начала перестройки до принятия Закона Российской Федерации «О
безопасности» от 05.03.1992;
52 Астрахан В.И. Федеральное законодательство о национальной безопасности: динамика, содержание, принципы //
Современное общество и право. 2014. № 1 (14). С. 6-12.
53 Елфимова О.С. Национальная безопасность в теории и законодательстве России // Lex Russica. 2016. № 10. С. 15­
28.
2)
с 1992 года до принятия Концепции национальной безопасности Рос­
сийской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от
17.12.1997;
3)
с 1997 года до принятия второй редакции Концепции национальной
безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Россий­
ской Федерации от 10.01.2000;
4)
с 2000 года до принятия Стратегии национальной безопасности Россий­
ской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента Российской Фе­
дерации от 12.05.2009, и Федерального закона «О безопасности» от 28.12.2010.
На наш взгляд, целесообразно выделить пятый этап в указанном процессе, в
связи с принятием в 2015 году обновленной Стратегии национальной безопасно­
сти, в которой были закреплены приоритетные направления обеспечения нацио­
нальной безопасности с учетом изменившейся геополитической обстановки.
Ряд исследователей в законодательном массиве о национальной безопасно­
сти выделяет три уровня: конституционный, законодательный и концептуальный54.
При этом ими упускается из виду совокупность общепризнанных принципов и
норм международного права, а также международные договоры Российской Феде­
рации, являющиеся неотъемлемой частью правовой системы обеспечения нацио­
нальной безопасности, т.к. последняя не может быть обеспечена вне международ­
ного контекста. Соответственно система правового обеспечения национальной без­
опасности распадается на два уровня: международно-правовой и национально-пра­
вовой. В свою очередь, в национально-правовом компоненте регулирования отно­
шений в сфере национальной безопасности Э.П. Григонис и В.М. Чибинёв предла­
гают выделять пять групп нормативно-правовых актов55:
1)
нормативно-правовые акты, регулирующие общие вопросы обеспече
ния национальной безопасности. К ним следует отнести Конституцию Российской
54 Реуф В .М., Удычак Ф.Н. Национальная безопасность России и механизм ее обеспечения: государственно-правовая
идеология и конституционные основы // Правовое поле современной экономики. 2012. № 1. С. 114-121.
55 Григонис Э.П., Чибинёв В.М. Система законодательства Российской Федерации о национальной безопасности //
Мир юридической науки. 2013. № 10-11. С. 64-68.
Федерации, Федеральный закон «О безопасности» и Стратегию национальной без­
опасности Российской Федерации;
2)
нормативно-правовые акты, регулирующие вопросы обеспечения от­
дельных видов национальной безопасности56;
3)
нормативно-правовые акты, регулирующие организацию и деятель­
ность государственных органов, которые характеризуются в Стратегии как силы
обеспечения национальной безопасности57. Здесь можно выделить отдельную под­
группу нормативно-правовых актов, затрагивающих вопросы прохождения
службы в указанных государственных органах58;
4)
акты, регулирующие отдельные виды деятельности по обеспечению
национальной безопасности, например, такие, как судебно-экспертная деятель­
ность, оперативно-розыскная деятельность59;
5)
иные акты в той или иной степени, затрагивающие вопросы обеспече­
ния национальной безопасности60.
В рамках настоящего исследования нас в большей степени интересуют пер­
вая группа нормативно-правовых актов национально-правовой системы обеспече­
ния национальной безопасности в аспекте динамики законотворческого процесса и
трансформации основных понятий в данной сфере.
Вершину российского законодательства о национальной безопасности воз­
главляет Конституция, в статьях которой неоднократно используется категория
56 Федеральный закон «О пожарной безопасности» от 21 декабря 1994 г. № 69-ФЗ в ред. ФЗ от 29.07.2017 № 216-ФЗ
// СЗ РФ. 1994. № 35. Ст. 3649; 2017. № 31 (Ч. 1). Ст. 4765. Федеральный закон «О транспортной безопасности» от 9
февраля 2007 г. № 16-ФЗ в ред. ФЗ от 23.06.2016 № 201-ФЗ // СЗ РФ. 2007. № 7. Ст. 837; 2016. № 26 (Ч. 1). Ст. 3870
и др.
57 Федеральный закон «О федеральной службе безопасности» от 3 апреля 1995 г. в ред. ФЗ от 07.03.2018 № 56-ФЗ //
СЗ РФ. 1995. № 15. Ст. 1269; 2018. № 11. Ст. 1591; Федеральный закон «О полиции» от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ в
ред. ФЗ от 07.03.2018 № 56-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 7. Ст. 900; 2018. № 11. Ст. 1591 и др.
58 Федеральный закон «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдель­
ные законодательные акты Российской Федерации» от 30 ноября 2011 г. № 342-Ф3 в ред. ФЗ от 01.07.2017 № 132Ф З//С ЗР Ф . 2011. № 49 (Ч. 1). Ст. 7020; 2017. № 27. Ст. 3929 и др.
59 Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая
2001 г. № 73-ФЗ в ред. ФЗ от 08.03.2015 № 23-Ф3 // СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2291; 2015. № 10. Ст. 1393; Федеральный
закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ в ред. ФЗ от 06.07.2016 № 374-Ф3
// СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349; 2016. № 28. Ст. 4558.
611Федеральный закон «О связи» от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ в ред. ФЗ от 18.04.2018 № 70-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 28.
Ст. 2895; Российская газета. 2018. № 85.
«безопасность». Конституция содержит общие положения, затрагивающие во­
просы обеспечения отдельных видов безопасности, выделяемых как по объекту:
безопасность личности (часть 1 статьи 56, часть 2 статьи 74), общественная без­
опасность (пункт «б» статьи 72), государственная безопасность (часть 5 статьи 13,
часть 3 статьи 55, пункт «м» статьи 71, часть 1 статьи 114), так и по сферам обще­
ственных отношений - экологическая безопасность (пункт «д» статьи 72) и др61.
Кроме того, в Конституции определен порядок создания Совета Безопасности62, яв­
ляющегося конституционным совещательным органом по вопросам обеспечения
безопасности.
В России первым правовым актом, заложившим основу теоретической и
практической деятельности в сфере обеспечения национальной безопасности, яв­
ляется Закон «О безопасности» 1992 г. В нем определялись такие понятия, как «без­
опасность», «жизненно важные интересы», «угроза безопасности». Безопасность
трактовалась как состояние защищенности жизненно важных интересов личности,
общества и государства от внутренних и внешних угроз63. Закон 1992 г. закрепил
принципиально новый для нашей страны концептуальный подход к проблеме без­
опасности, включив в ее содержание новые для России категории: «безопасность
личности» и «безопасность общества». Тем самым на законодательном уровне пре­
кратилось полное игнорирование интересов личности и общества. Но в то же время
законодатель не уточнял о какой именно безопасности идет речь, национальной
или государственной, и стоит ли вообще проводить между ними различие. Такая
ситуация сложилась, в связи с отсутствием на тот момент методологически-правового обоснования феномена «национальная безопасность».
Важным этапом в становлении системы правового обеспечения националь­
ной безопасности стало осознание законодателем необходимости концептуального
61 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
62 Там же.
63 Закон Российской Федерации «О безопасности» от 5 марта 1992 г. № 2446-1 в ред. от 26.06.2008 // Российская
газета. № 103. 06.05.1992. (Документ утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 28.12.2010 № 390ФЗ).
’
’
обоснования соответствующего организационно-правового механизма, что при­
вело к принятию Концепции национальной безопасности Российской Федерации.
В Концепции впервые употреблялся термин «национальная безопасность», под ко­
торой предлагалось понимать безопасность ее многонационального народа как но­
сителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации64.
В данном случае понятие «нация», «народ» и «Российская Федерация» совпадают.
Но как справедливо отмечает В.И. Астрахан, «если с идентичностью первых двух
еще можно согласиться, то понятие «Российская Федерация» может быть истолко­
вано либо через понятие «страна», т.е. «территория, населенная народом», либо че­
рез понятие «государство», т.е. «организация политической власти». И если в пер­
вом случае «безопасность Российской Федерации» отождествляется с понятием
«национальная безопасность», объединяя категории «безопасность личности»,
«безопасность общества» и «безопасность государства», то во втором случае госу­
дарство позиционируется как носитель специфических интересов, что противоре­
чит самому духу Конституции»65.
С учетом того, что Концепция представляет собой определенную систему
взглядов на проблемы национальной безопасности, но не содержит действенного
механизма по ее обеспечению, возникла необходимость в принятии иного норма­
тивного акта, который бы определял «долгосрочные, среднесрочные и краткосроч­
ные цели, приоритеты, задачи и механизмы реализации государственной политики
в области защиты национальных интересов, противодействия вызовам и угрозам
национальной безопасности»66. Таким актом стала Стратегия национальной без­
опасности Российской Федерации до 2020 года. В Стратегии четко определялось
64 Концепция национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря
1997 г.) // Российская газета. № 247. 26.12.1997. (Документ утратил силу с 12 мая 2009 года в связи с изданием Указа
Президента РФ от 12.05.2009 № 537).
65 Астрахан В.И. Безопасность личности как конституционно-правовая категория // Современное общество и право.
2013. № 1(10). С. 26-31.
’
66 Астрахан В.И. Федеральное законодательство о национальной безопасности: динамика, содержание, принципы //
Современное общество и право. 2014. № 1 (14). С. 6-12.
содержание категории «национальная безопасность» и ее составляющих компонен­
тов, закреплялась система обеспечения национальной безопасности с указанием
сил и средств, задействованных в ее реализации67.
Следующий шаг в правовом оформлении национальной безопасности связан
с принятием в 2010 году Федерального закона «О безопасности», который закрепил
основные принципы и содержание деятельности по обеспечению национальной
безопасности, полномочия и функции федеральных органов государственной вла­
сти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов
местного самоуправления, а также регламентировал статус Совета Безопасности
Российской Федерации. Однако анализ положений указанного закона показал
наличие в нем ряда недостатков, к важнейшим из которых можно отнести:
- отсутствие унифицированного понятийного аппарата, являющегося фунда­
ментальным для данной сферы, что привело к необоснованному отождествлению
категорий «безопасность» и «национальная безопасность»;
- несмотря на то, что правовые нормы, содержащиеся в указанном законе,
служат основой для последующего принятия федеральных законов, регулирующих
отдельные вопросы обеспечения безопасности (находящейся в исключительном ве­
дении Российской Федерации68), закон принят в форме федерального закона, а не
федерального конституционного закона, что является не вполне обоснованным;
- при буквальном толковании содержания часть 3 статьи 4 Федерального за­
кона «О безопасности» можно прийти к выводу, что государственная политика в
области обеспечения безопасности реализуется только лишь на основе подзакон­
ных нормативно-правовых актов, издаваемых в форме стратегий, концепций, док­
трин, что противоречит статье 5 того же Закона, закрепляющей правовую основу
обеспечения безопасности, которую составляют Конституция, общепризнанные
67 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (утверждена Указом Президента Рос­
сийской Федерации от 12.05.2009 г. № 537) // СЗ РФ. 2009. № 20. Ст. 2444. (Документ утратил силу в связи с приня­
тием Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской
Федерации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ. 2016. № 1 (Ч. 2). Ст. 212.
68 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ Рф ’. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
нормы и принципы международного права, федеральные конституционные законы,
федеральные законы и иные нормативно-правовые акты69;
-
анализ положений рассматриваемого Закона, закрепляющих полномочи
органов, задействованных в системе обеспечения безопасности (2 и 3 главы70), поз­
воляет говорить о фрагментарности его формулировок и противоречивости с дей­
ствующим законодательством.
Законодатель предпринял еще одну попытку предельно четко определить ба­
зовые понятия общей теории национальной безопасности в обновленной Стратегии
национальной безопасности. Среди причин, обусловивших потребность усовер­
шенствования действующей Стратегии, А.В. Шободоева называет71:
1)
рост политических и военных угроз национальный безопасности Рос­
сии, связанный с принятием в 2015 г. в США Стратегии национальной безопасно­
сти и Национальной военной стратегии, закрепляющих право США на односторон­
ние действия по защите и продвижению в мире собственных интересов и имеющих
явную антироссийскую направленность, а также приближением альянса НАТО к
российским границам;
2)
осложнение демографической ситуации, проблем окружающей при­
родной среды и продовольственной безопасности;
3)
в соответствии с положениями Федерального закона «О стратегиче­
ском планировании в Российской Федерации» Стратегия национальной безопасно­
сти должна обновляться каждые 6 лет72, последняя Стратегия была принята в 2009г.
В обновленной версии Стратегии под национальной безопасностью понима­
ется состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и
внешних угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и
свобод граждан Российской Федерации, достойные качество и уровень их жизни,
суверенитет, независимость, государственная и территориальная целостность,
69 Федеральный закон «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЭ в ред. ФЗ от 05.10.2015 № 285-ФЗ // СЗ РФ.
2011. № 1. Ст. 2; 2015. № 41 (Ч. 2). Ст. 5639.
711Там же.
71 Шободоева А.В. Стратегия национальной безопасности РФ и ее вклад в развитие понятийного аппарата общей
теории национальной безопасности РФ // Baikal Research Journal. 2016. № 1. С. 17.
72 Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ в
ред. ФЗ от 03.07.2016 № 277-ФЗ // СЗ РФ. 2014. № 26 (Ч. 1). Ст. 3378; 2016. № 27 (Ч. 1). Ст. 4210.
устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации73. В насто­
ящем определении законодатель акцентирует внимание не на обеспечении консти­
туционных прав и свобод, а на их реализации, кроме того, придерживаясь ранее
закрепленного подхода к пониманию безопасности через развитие, подчеркивает
важность именно социально-экономического развития, т.к. политическая и соци­
альная стабильность общества, а также обороноспособность государства определя­
ются прежде всего уровнем экономического развития страны.
Такое определение национальной безопасности можно считать наиболее
удачным из всех ранее существовавших. Однако в нем сохранился ряд недостатков,
присущих прежним трактовкам. Так, данное определение содержит уже устояв­
шийся в России подход о триедином объекте национальной безопасности: лично­
сти, общества и государства, но при перечислении видов национальной безопасно­
сти законодатель не соблюдает конституционный императив о приоритете безопас­
ности личности, называя ее в последнюю очередь. Кроме того, как справедливо от­
мечает В.И. Астрахан, «защищенность - это не состояние, а процесс, т.к. обеспече­
ние защищенности предполагает наличие соответствующих механизмов с их ста­
дийностью»74. В связи с этим, нами предлагается под национальной безопасностью
понимать механизм обеспечения защищенности основ конституционного строя
Российской Федерации от внешних и внутренних угроз. Тем самым безопасность
представляется как процесс, характеризующийся собственным механизмом, т.е. си­
стемностью и стадийностью, а также преодолевается необходимость дифференци­
ации понятий «безопасность личности», «безопасность общества» и «безопасность
государства», т.к. они объединяются общим понятием «защищенность основ кон­
ституционного строя».
В рассматриваемой Стратегии законодатель также не избежал логической
ошибки при перечислении отдельных видов национальной безопасности. Так, ис­
ходя из объекта, им выделяется: государственная, общественная безопасность, а
73 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Феде­
рации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ. 2016. № 1 (4. 2). Ст. 212.
74 Астрахан В.И. Безопасность личности как конституционно-правовая категория // Современное общество и право.
2013. № 1(10). С. 26-31.
’
также безопасность личности, в зависимости от сферы общественных отношений
названы: оборона страны, информационная, экологическая, экономическая, транс­
портная, энергетическая безопасность75. Таким образом, в действующей Стратегии
отсутствуют единые основания классификации видов национальной безопасности,
что способствует «размытию» понятия «национальная безопасность»76, а также
препятствует выработке наиболее эффективного механизма по выявлению и про­
тиводействию угрозам национальной безопасности.
Под системой обеспечения национальной безопасности в настоящей Страте­
гии понимается «совокупность осуществляющих реализацию государственной по­
литики в сфере обеспечения национальной безопасности органов государственной
власти и органов местного самоуправления и находящихся в их распоряжении ин­
струментов»77. Тем самым законодатель избежал существовавшей ранее чрезмер­
ной детализации сил обеспечения национальной безопасности, но в то же время
привел перечень субъектов обеспечения национальной безопасности в соответ­
ствие с Федеральным законом «О безопасности», дополнив его органами государ­
ственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного само­
управления.
Таким образом, мы видим, что принятие Стратегии национальной безопасно­
сти 2015 г. предопределило содержание нового этапа развития законодательства о
национальной безопасности. Несмотря на это, анализ действующего законодатель­
ства в указанной сфере позволяет обозначить ряд существующих проблем:
- наличие противоречий терминологического и содержательного характера;
- фрагментарность нормативно-правовой базы, обусловленная декларативно­
стью ряда положений;
- отсутствие механизма реализации общегосударственной политики обеспе­
чения национальной безопасности;
75 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Феде­
рации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ. 2016. № 1 (Ч. 2). Ст. 212.
76 Шободоева А.В. Стратегия национальной безопасности РФ и ее вклад в развитие понятийного аппарата общей
теории национальной безопасности РФ // Baikal Research Journal. 2016. № 1. С. 17.
77 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Феде­
рации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ. 2016. № 1 (Ч. 2). Ст. 212.
- избыточное дублирование требований юридического и нормативно-техни­
ческого характера по вопросам обеспечения отдельных видов безопасности;
- отсутствие системности изложения полномочий органов, входящих в си­
стему обеспечения национальной безопасности.
Подводя итог изложенному, можно утверждать, что в настоящее время в Рос­
сии сформирована определенная система правового обеспечения национальной
безопасности. Но в то же время действующее законодательство не решает всех су­
ществующих проблем в данной области. В связи с чем перспективным направле­
нием развития правовой системы обеспечения национальной безопасности видится
качественное совершенствование имеющегося законодательства как нормативной
основы конституционно-правовой модели обеспечения безопасности личности.
2.2.
Соотношение принципов национальной безопасности
с конституционным принципом приоритетности прав и свобод
личности
Обеспечение единой государственной политики в области национальной без­
опасности предполагает существование общих требований к правообеспечитель­
ным процедурам и организациям, осуществляющим деятельность в указанной
сфере78, под которыми понимается совокупность определенных принципов меха­
низма обеспечения национальной безопасности, представляющих собой исходные
определяющие идеи, положения и установки, составляющие концептуальную и ор­
ганизационную основу реализации правоотношений, складывающихся в связи с
обеспечением состояния защищенности личности, общества и государства от внут­
ренних и внешних угроз.
Традиционно в системе принципов любой отрасли права выделяют общие и
специализированные принципы, непосредственно воздействующие на норматив­
ное содержание соответствующих прав. Характерно, что в систему основных прин­
ципов обеспечения безопасности, закрепленных в статье 2 Федерального закона «О
78 Чапчиков С.Ю. Принципы механизма обеспечения национальной безопасности // Наука и образование: хозяйство
и экономика; предпринимательство; право и управление. 2017. № 6 (85). С. 70-73.
безопасности», законодатель помимо принципов, непосредственно направленных
на обеспечение безопасности и являющихся элементами организационно-право­
вого механизма реализации положений указанного закона, включил также консти­
туционные принципы, направленные на закрепление, соблюдение и защиту прав и
свобод личности. Такая позиция законодателя оправданна, т.к., действительно,
«без надлежаще сформированного и законодательно определенного механизма со­
блюдения и защиты основополагающих прав и свобод человека и гражданина
названная конструкция будет лишена необходимой правовой поддержки и превра­
тится в декларативно-формальную правовую фикцию»79.
Итак, рассмотрим более подробно принципы, закрепленные в законодатель­
стве о национальной безопасности, в их взаимосвязи с конституционным принци­
пом приоритета прав и свобод личности.
Закон «О безопасности» 1992 г. устанавливал в качестве принципов обеспе­
чения безопасности в России: законность; соблюдение баланса жизненно важных
интересов личности, общества и государства; взаимную ответственность личности,
общества и государства по обеспечению безопасности; интеграцию с международ­
ными системами безопасности80.
Новый закон «О безопасности» привел перечисленные принципы в соответ­
ствие с требованиями современности и существующим конституционным строем,
назвав в качестве основных принципов безопасности:
1) принцип соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина;
2) принцип законности;
3) принцип системности и комплексности применения федеральными орга­
нами государственной власти, органами государственной власти субъектов Рос­
сийской Федерации, другими государственными органами, органами местного са­
моуправления политических, организационных, социально-экономических, ин­
формационных, правовых и иных мер обеспечения безопасности;
79 Белокрылова Е.А., Бевзюк Е.А. Комментарий к Федеральному закону от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЭ «О безопас­
ности» (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2012.
811 Закон Российской Федерации «О безопасности» от 5 марта 1992 г. № 2446-1 в ред. от 26.06.2008 // Российская
газета. № 103. 06.05.1992. (Документ утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 28.12.2010 № 390ФЭ).
’
42
4) принцип приоритета предупредительных мер в целях обеспечения без­
опасности;
5) принцип взаимодействия федеральных органов государственной власти,
органов государственной власти субъектов Российской Федерации, других госу­
дарственных органов с общественными объединениями, международными органи­
зациями и гражданами в целях обеспечения безопасности81.
Первым в иерархии принципов назван принцип соблюдения и защиты прав и
свобод человека и гражданина. Указанный принцип является логическим продол­
жением конституционного императива, установленного статьей 2 Конституции
Российской Федерации, в которой говорится, что «человек, его права и свободы
являются высшей ценностью». Тем самым законодатель, называя права и свободы
личности в качестве высшей конституционной ценности, устанавливает их абсо­
лютный приоритет над всеми остальными общественными ценностями.
Следует также отметить, что включение указанного принципа в перечень ос­
новных принципов обеспечения безопасности обуславливается также его наличием
буквально в каждом специальном законе, затрагивающем вопросы обеспечения от­
дельных видов национальной безопасности. Так, например, основным принципом
противодействия терроризму является обеспечение и защита основных прав и сво­
бод человека и гражданина82; органы, осуществляющие противодействие экстре­
мисткой деятельности, руководствуются базовым принципом признания, соблюде­
ния и защиты прав и свобод человека и гражданина83; деятельность полиции осно­
вывается на соблюдении и уважении прав и свобод человека и гражданина84.
По справедливому замечанию Е.А. Белокрыловой, для повышения значения
правового статуса личности как важнейшего правового института в системе охра­
няемых законом стратегических национальных интересов правовую дефиницию
«соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина» следовало бы изло­
жить как «гарантии соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина».
81 Федеральный закон «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЭ в ред. ФЗ от 05.10.2015 № 285-ФЗ // СЗ РФ.
2011. № 1. Ст. 2; 2015. № 41 (Ч. 2). Ст. 5639.
82 Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 06 марта 2006 г. № 35-Ф3 в ред. ФЗ от 06.07.2016 № 374Ф З//С ЗР Ф . 2006. № 11. Ст. 1146; 2016. № 28. Ст. 4558.
83 Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ в ред. ФЗ от
23.11.2015 № 3 14-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3031; 2015. № 48 (Ч. 1). Ст. 6680.
84 Федеральный закон «О полиции» от 07 февраля 2011 г. № З-ФЗ в ред. ФЗ от 07.03.2018 № 56-ФЗ // СЗ РФ. 2011.
№ 7. Ст. 900; 2018. № 11. Ст. 1591.
В действующем российском законодательстве установлено рамочное между­
народно-правовое регулирование системы государственных гарантий личных прав
и свобод. Так, в статье 17 Конституции предусмотрено, что в Российской Федера­
ции признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно
общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с
настоящей Конституцией85. Своего рода уточнение данного положения содержится
в статье 45 Конституции, в которой закреплено, что каждому гарантируется госу­
дарственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.
Непосредственный механизм государственной защиты прав и свобод человека и
гражданина осуществляется через уполномоченные на то государственные органы.
Согласно пункту «а» статьи 71, пункту «б» части 1 статьи 72 Конституции, право­
вое регулирование в данной сфере отнесено к ведению Российской Федерации, за­
щита прав и свобод человека и гражданина - к совместному ведению Российской
Федерации и ее субъектов.
Принцип законности в системе принципов обеспечения безопасности сфор­
мулирован следующим, но это вовсе не означает его недооценки законодателем.
Под законностью в широком значении понимается «соблюдение законов и иных
нормативных актов гражданами, должностными лицами, общественными органи­
зациями». При узкой трактовке законности, она представляется в качестве прин­
ципа «осуществления властных государственных функций органами государствен­
ной власти и их должностными лицами»86. Говоря о принципе законности приме­
нительно к обеспечению безопасности, Е.А. Белокрылова отмечает: «принцип за­
конности представляет собой строгое соблюдение норм общепризнанных между­
народных принципов, договоров и соглашений Российской Федерации в области
обеспечения международной безопасности, Конституции Российской Федерации,
федеральных и федеральных конституционных законов, а также подзаконных ак­
тов, определяющих порядок деятельности всех органов государственной власти,
85 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
86 Безкоровайная Ю.Е. Легальность и законность: проблема определения категорий в теории права // Современное
право. 2009. № 9. С. 3-6
местного самоуправления, должностных лиц и граждан в области обеспечения без­
опасности, стабильности и правопорядка в государстве и обществе»87.
Названный принцип выражается в том, что специально уполномоченные ор­
ганы, осуществляющие полномочия в области безопасности, призваны обеспечи­
вать и гарантировать соблюдение конституционного статуса личности, ее прав,
свобод и законных интересов. Принцип законности проявляется также в нормах
действующего законодательства, закрепляющих, что права, свободы и законные
интересы граждан могут быть ограничены только в предусмотренных законом слу­
чаях. Указанные ограничения устанавливаются исключительно федеральными
конституционными законами, тем самым подчеркивается высокий статус и допол­
нительные гарантии конституционно-правового статуса личности.
Говоря о механизме обеспечения национальной безопасности, следует отме­
тить, что принцип законности содержится практически во всех нормативных актах,
закрепляющих основы военной, экономической, информационной и иных видов
безопасности.
Следующий принцип закрепляет «системность и комплексность применения
федеральными органами государственной власти, органами государственной вла­
сти субъектов Российской Федерации, другими государственными органами, орга­
нами местного самоуправления политических, организационных, социально-эко­
номических, информационных, правовых и иных мер обеспечения безопасно­
сти»88.
Настоящий принцип основан на понимании структуры и элементов нацио­
нальной безопасности как системы, не сводимый к простой совокупности ее частей,
а как упорядоченного целого, имеющего структуру, прямые и обратные связи, со­
стоящие из элементов, группировок в необходимое и достаточное число подсистем
со всесторонними связями между ними. Важным признаком, характеризующим си­
стемный объект, является его целостность, т.е. «такое единство, которое предпола­
гает усиление своих частей при сохранении их своеобразия в рамках целого, вне
87 Белокрылова Е.А., Бевзюк Е.А. Комментарий к Федеральному закону от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЭ «О безопас­
ности» (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2012.
88 Федеральный закон «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЭ в ред. ФЗ от 05.10.2015 № 285-ФЗ // СЗ РФ.
2011. № 1. Ст. 2; 2015. № 41 (4. 2). Ст. 5639.
которого невозможно их самостоятельное осуществление»89. Принцип системно­
сти предполагает, что мероприятия по обеспечению безопасности должны прово­
диться не обособленно друг от друга, а комплексно, охватывая все общественные
отношения в данной сфере.
Рассматривая указанный принцип, необходимо также выявить структуру си­
стемы национальной безопасности, в которой проявляются особые ценности и при­
оритеты. Их иерархия определяется взаимосвязью национальной безопасности с
другими уровнями безопасности: личности, общества, государства. При этом, как
утверждает А. А. Прохожев, «следует различать систему национальной безопасно­
сти и систему обеспечения национальной безопасности. Первая - функциональная
система, отражающая процессы взаимодействия интересов и угроз, вторая - орга­
низационная система органов, средств, призванных решать задачи по обеспечению
национальной безопасности»90. Этой точки зрения придерживается и И.Б. Кардашова91 .
Однако Т.В. Кикоть-Глуходедова, выделяет и иные принципиальные отличия
этих категорий. Система национальной безопасности - это статичная институцио­
нальная система, которая существует в идеальном состоянии, а вот система обес­
печения национальной безопасности как раз классический пример динамичной
функциональной системы92. Причем как указывает автор, эта функциональность
зафиксирована в самом названии системы, ведь ее основное предназначение - обес­
печение национальной безопасности.
Рассматривая систему национальной безопасности как классическую инсти­
туциональную систему, целесообразно выделить ее составляющие компоненты.
Многие авторы по-разному подходят к решению этого вопроса. Это в значительной
степени обусловлено тем обстоятельством, что объекты национальной безопасно­
89 Ирошников Д.В. Взаимодействие органов государственной власти с общественными объединениями в целях обес­
печения национальной безопасности Российской Федерации // Юридическая наука. 2012. № 3. С. 18-23.
90 См.: Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под общ. ред. А.А. Прохожева. Изд. 2. М.: Изд-во
РАГС, 2005. 344 с.
91 Кардашова И.Б. Современная система обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Адми­
нистративное право и процесс. 2013. № 9. С. 30-32.
92 Кикоть-Глуходедова Т.В. Анализ понятий «система национальной безопасности» и «система обеспечения нацио­
нальной безопасности» // Вестник Волгоградской Академии МВД России № 2 (33). С. 179 - 185.
сти и субъекты обеспечения национальной безопасности одни и те же. Налицо ин­
версия элементов триады при переходе от анализа определения национальной без­
опасности к ее обеспечению93.
Исходя из сформулированного в Стратегии национальной безопасности
определения национальной безопасности, система национальной безопасности по
объекту обеспечения включает в себя три подсистемы: безопасность личности, об­
щества и государства. Следует отметить, что при таком подходе система нацио­
нальной безопасности закрытая. Однако это не единственный подход к классифи­
кации. Так, Стратегия к ранее перечисленным видам безопасности добавляет меж­
дународную безопасность, военную безопасность, экономическую безопасность,
безопасность в сфере здравоохранения и здоровья нации, а также в иных сферах.
При этом в ней прямо указывается, что основанием такого подхода к классифика­
ции выступают сферы обеспечения безопасности. В этом же случае, система наци­
ональной безопасности открытая.
Важным принципом обеспечения безопасности, является принцип предупре­
дительных мер, который в последнее время все чаще закрепляется в нормативных
актах, касающихся вопросов обеспечения различных видов безопасности (напри­
мер, в федеральных законах «О противодействии терроризму», «О противодей­
ствии экстремистской деятельности», «О противодействии коррупции»94.
Принцип приоритета предупредительных мер в целях обеспечения безопас­
ности следует трактовать как необходимость превентивного характера деятельно­
сти всех субъектов обеспечения безопасности, выражающийся в недопущении ре­
ализации угроз основам конституционного строя, что является неотъемлемым
условием эффективности механизма обеспечения безопасности. При этом под превентивностью понимается «заблаговременное изучение, прогнозирование ситуа­
ции, моделирование ее развития, включая своевременное принятие мер, достаточ­
93 Идрисов Р.Ф. Правовые проблемы обеспечения безопасности Российской Федерации // Юрист. 2000. № 11. С. 43­
52.
94 Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ в ред. ФЗ от
23.11.2015 № 3 14-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3031; 2015. № 48 (Ч. 1). Ст. 6680; Федеральный закон «О противодей­
ствии терроризму» от 06 марта 2006 г. № 35-Ф3 в ред. ФЗ от 06.07.2016 № 374-Ф3 // СЗ РФ. 2006. № 11. Ст. 1146;
2016. № 28. Ст. 4558; Федеральный закон «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ в ред.
ФЗ от 28.12.2017 № 423-Ф3 // СЗ РФ. 2008. № 52 (Ч. 1). Ст. 6228; 2018. № 1 (Ч. 1). Ст. 7.
ных для устранения возникшей угрозы. В противном случае возникает необходи­
мость не столько в механизме обеспечения безопасности, сколько в механизме вос­
становления уже нарушенных параметров безопасности, что не всегда воз­
можно»95.
Заключительным принципом, лежащим в основе отношений в сфере обеспе­
чения безопасности, законодателем назван принцип взаимодействия федеральных
органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Рос­
сийской Федерации, других государственных органов с общественными объедине­
ниями, международными организациями и гражданами в целях обеспечения без­
опасности.
Указанный принцип соединил в себе ряд принципов, установленных Законом
«О безопасности» 1992 г., а именно, в него вошел принцип интеграции с междуна­
родными системами безопасности, а также принцип взаимной ответственности
личности, общества и государства по обеспечению безопасности. По мнению Д.В.
Ирошникова, к достоинствам нового принципа можно отнести замену термина «ин­
теграция» термином «взаимодействие», что более подходит для характеристики
данных отношений96, т.к. под интеграцией понимается объединение в целое какихлибо частей. В настоящей редакции указанного принципа словосочетание «взаим­
ная ответственность» было заменено категорией «взаимодействие», что также
можно отметить как преимущество нового закона. «Взаимная ответственность» ха­
рактеризует отношения в статике, в то время, как «взаимодействие» указывает на
активные действия субъектов обеспечения безопасности. Кроме того, в новой вер­
сии данного принципа более четко определен круг субъектов, задействованных при
обеспечении безопасности, к ним отнесены «гражданин», «общественные объеди­
нения», «органы государственной власти», «иные государственные органы», «меж­
дународные организации». Действительно, такая формулировка является более
точной, т.к. категории «личность», «общество», «государство» являются весьма аб­
страктными, что приводило к декларативности прежнего принципа.
95 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 82.
96 Пузиков Р.В., Ирошников Д.В. Принципы государственной безопасности Российской Федерации // Вестник ТГУ.
2 0 li. № 6. С. 227-232.
В то же время, как верно отмечает Е.А. Белокрылова, «система взаимодей­
ствия всех рассмотренных выше субъектов, вовлеченных в процесс обеспечения
безопасности, будет более эффективной, когда действующим законодательством
будут подробно регламентированы правовые формы и методы, а также процедура
такого взаимодействия, в противном случае, принцип будет носить формальный
характер и заявленные законодателем стратегические цели и задачи не получат
ожидаемого результата, что, в целом, не будет способствовать обеспечению наци­
ональной безопасности государства и общества»97.
Принципы национальной безопасности отражают наиболее существенные
стороны организации и функционирования не только безопасности самого государ­
ства, но и безопасности личности и общества в целом. Важнейшей характеристикой
рассматриваемых принципов выступает направленность на достижение высокой
степени правовой защищенности личности, что подразумевает их комплексное воз­
действие, учет интересов личности и общества, обусловленность общечеловече­
скими ценностями.
2.3. Приоритет безопасности личности в законодательстве
о национальной безопасности
Безопасность личности является существенным условием общественной и
государственной безопасности, в связи с чем проблема обеспечения безопасности
конкретного человека выступает приоритетным направлением государственной
политики в сфере обеспечения национальной безопасности.
В продолжение конституционного положения о том, что человек, его права и
свободы являются высшей ценностью, а также основных принципов обеспечения
безопасности, подтверждающих приоритетность прав и свобод личности, Страте­
гия национальной безопасности Российской Федерации закрепляет «юридическую
формулу» безопасности личности, которая заключается в достижении состояния
97 Белокрылова Е.А., Бевзюк Е.А. Комментарий к Федеральному закону от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЭ «О безопас­
ности» (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2012.
защищенности личности от внутренних и внешних угроз, при котором обеспечива­
ются реализация конституционных прав и свобод граждан, достойные качество и
уровень их жизни98. Таким образом, законодатель в качестве одного из важнейших
приоритетов национальной политики в сфере обеспечения безопасности называет
права и свободы человека, тем самым, подчеркивая, исключительное значение их
защиты и обеспечения.
Стратегия является базовым документом в сфере планирования перспектив
системы обеспечения национальной безопасности, в ней изложены меры, направ­
ленные на обеспечение национальной безопасности, и порядок соответствующих
действий. Основная задача Стратегии - формирование и поддержание силами обес­
печения национальной безопасности внутренних и внешних условий, благоприят­
ных для реализации стратегических национальных приоритетов.
Исходя из стратегических национальных приоритетов, закрепленных в СтраQQ
~
тегии , можно выделить следующие направления деятельности российского госу­
дарства в сфере обеспечения безопасности личности:
- государственная и общественная безопасность, которая достигается путем
усиления роли государства в качестве гаранта безопасности личности;
- повышение качества жизни российских граждан, что является необходимым
условием обеспечения экономической безопасности населения и государства;
- развитие национальной инновационной системы и инвестиций в человече­
ский капитал как залог экономического роста;
- наука, технологии, образование, здравоохранение и культура, которые раз­
виваются благодаря взвешенной государственной политики в этой области;
- экология живых систем и рациональное природопользование, поддержание
которых достигается за счет сбалансированного потребления, развития професси­
ональных технологий и целесообразного воспроизводства природно-ресурсного
потенциала страны.
98 Колоткина О. А. «Юридическая формула» обеспечения безопасности личности в действующем российском зако­
нодательстве // Теория и практика мировой науки. 2016. № 3. С. 71-72.
99 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Феде­
рации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ. 2016. № 1 (Ч. 2). Ст. 212.
Как видим, указанные приоритеты отражают систему прав человека, закреп­
ленную в Конституции Российской Федерации: право на личную безопасность, ко­
торое интегрирует ряд конституционных и иных субъективных прав и свобод, до­
стойную жизнь, право на образование, получение медицинской помощи, охрану
здоровья и др.
В целях более точного определения места безопасности личности в системе
национальной безопасности следует проанализировать общественные отношения,
складывающиеся в процессе обеспечения отдельных видов безопасности личности,
а также нормы права, регулирующие отношения в соответствующих сферах.
Большой интерес вызывает политическая безопасность личности, которая от­
ражает состояние защищенности политических прав и свобод граждан. В отличие
от личных прав и свобод, которые по своей природе неотчуждаемы и принадлежат
каждому от рождения как человеку, «политические права и свободы связаны с об­
ладанием гражданством государства»100. Подобная зависимость политических прав
от принадлежности к определенному государству, не означает их вторичность, производность от воли государства. Политические права и свободы являются есте­
ственными правами граждан демократического государства.
В области общественно-политической жизни Конституцией гарантируются:
право на объединение; право на манифестации; право на участие в управлении де­
лами государства и на осуществление местного самоуправления; избирательное
право; право на обращение101.
Первое место в системе политических прав и свобод личности отводится
праву каждого на объединение, включая право создавать профессиональные союзы
для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений
гарантируется (статья 30 Конституции). Именно это конституционное право лежит
в основе многопартийности, что является неотъемлемым признаком правового гос­
11111Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2003. С. 129.
101 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
ударства. Дальнейшее развитие право граждан на объединение нашло в федераль­
ных законах «Об общественных объединениях», «О профессиональных союзах, их
правах и гарантиях деятельности»102.
Конституция закрепляет право граждан Российской Федерации собираться
мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пи­
кетирование (статья 31). В целях реализации данного права, законодателем был
принят Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и
пикетированиях»103. При этом следует помнить, что при осуществлении права на
манифестации не допускается нарушение прав и свобод других лиц путем исполь­
зования его для насильственного изменения конституционного строя, разжигания
расовой, национальной, классовой, религиозной ненависти, для пропаганды наси­
лия и войны. Такие ограничения предусмотрены в статьях 13 и 29 Конституции.
Мирное проведение публичных мероприятий предполагает то, что они не должны
угрожать общественному порядку и общественной безопасности.
Пожалуй, важнейшим конституционным правом граждан в политической
сфере является право на участие в управлении делами государства, в том числе на
осуществление местного самоуправления (статья 32). В вышеуказанной статье
также предусмотрены и формы осуществления указанного права: непосредственно
(речь идет о непосредственной демократии, формами которой являются пассивное
избирательное право, референдум, петиции, манифестации) и через представите­
лей (т.е. подразумеваются формы представительной демократии: активное избира­
тельное право, право на объединение). В то же время не все граждане имеют право
избирать и быть избранными. Согласно части 3 статьи 32, таким право не обладают
граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах
лишения свободы по приговору суда104.
1112Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ в ред. ФЗ от 20.12.2017 № 404ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930; 2017. № 52 (Ч. 1). Ст. 7927; Федеральный закон «О профессиональных союзах, их
правах и гарантиях деятельности» от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ в ред. ФЗ от 03.07.2016 № 305-Ф3 // СЗ РФ. 1996. №
3. Ст. 148; 2016. № 27 (Ч. 1). Ст. 4216.
1113 Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19 июня 2004 г. №
54-ФЗ в ред. ФЗ от 07.06.2017 № 107-ФЗ // СЗ РФ. 2004. № 25. Ст. 2485; 2017. № 24. Ст. 3476.
1114 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
Конституцией также закреплено право граждан Российской Федерации на
равный доступ к государственной службе (часть 4 статьи 32), что подразумевает
возможность прохождения гражданином государственной службы на общих усло­
виях без необоснованных ограничений, однако подобного положения о муници­
пальной службе в Конституции не содержится, что является пробелом в конститу­
ционном законодательстве.
Граждане Российской Федерации имеют право на участие в отправлении пра­
восудия (часть 5 статьи 32). Данное право может быть реализовано либо путем за­
нятия судебных должностей, либо путем участия в судопроизводстве в качестве
заседателя.
В целях создания гарантий защиты политических прав личности Конститу­
ция закрепляет право граждан Российской Федерации обращаться лично, а также
направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы
и органы местного самоуправления (статья 33). В совокупности с иными мерами
защиты указанное право позволяет гражданам выразить свое отношение к деятель­
ности публичной власти, заявить о своих потребностях в эффективной организации
государственной и общественной жизни. Помимо того, что право на обращение
выступает средством осуществления и охраны прав и свобод граждан, с помощью
него выявляются конкретные проблемы, существующие в государстве, а также
определяются возможные пути их решения. Таким образом, право на обращение
является способом оптимизации деятельности органов публичной власти. Как
верно отметил Е.В. Киричёк, право на обращение - «это единственное право, по­
средством реализации которого можно оградить все остальные права от их нару­
шения, а если они нарушены, то прибегнуть к их восстановлению»105.
Реализация политических прав и свобод личности возможна при функциони­
ровании эффективной политике-правовой системы государства. Состояние защи­
щенности указанных прав, а также наличие механизма их беспрепятственной реа­
1115 Киричёк Е.В. Политические права и свободы граждан России: Федеральный и региональный уровни // Юридиче­
ская наука и правоохранительная практика. 2013. №2 (24). С. 21-29.
лизации, способствует сохранению основ конституционного строя России, что поз­
воляет говорить не только о безопасности личности, но и о национальной безопас­
ности в целом.
Одним из наиболее приоритетных функциональных направлений безопасно­
сти личности является обеспечение ее социально-экономической безопасности, что
подтверждается и положениями Стратегии экономической безопасности Россий­
ской Федерации на период до 2030 года106, разработанной в целях реализации стра­
тегических национальных приоритетов, определенных в Стратегии национальной
безопасности Российской Федерации.
Социально-экономическая безопасность личности отражает состояние защи­
щенности ряда конституционных прав и свобод граждан: свобода предпринима­
тельской деятельности (статья 34), право частной собственности (статья 35), право
иметь в частной собственности землю (статья 36), свобода труда (статья 37), право
на социальное обеспечение (статья 39), право на жилище (статья 40) и др.107 Дать
оценку эффективности реализации перечисленных конституционных прав воз­
можно через исследование правомочий, выступающих «экономической составля­
ющей гражданского общества»108 и формирующих основу безопасности личности
в социально-экономической сфере. К ним, на наш взгляд, следует отнести: свободу
предпринимательской деятельности, право частной собственности, право на труд.
В современных условиях наблюдается интенсивное развитие законодатель­
ства в сфере предпринимательской деятельности, относящееся в основном к част­
ноправовым отраслям. Однако регулирование предпринимательской деятельности
исключительно нормами частного права невозможно, в связи с чем возникает необ­
ходимость в разработке концепции взаимодействия государства и предпринимате­
лей в условиях рынка, направленной на органичное сочетание частного и публич­
1116Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года (утверждена Указом Пре­
зидента Российской Федерации от 13.05.2017 № 208) // СЗ РФ. 2017. № 20. Ст. 2902.
1117 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
1118 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 137.
ного права в заданной сфере. Принятие такой концепции будет способствовать ре­
шению проблемы взаимодействия государства и гражданского общества, государ­
ства, права и экономики109. Построение модели правового регулирования предпри­
нимательской деятельности в России должно происходить на основе мирового ци­
вилизованного процесса, с учетом уровня культурно-исторического развития рос­
сийского общества. В целях отражения закономерностей и особенностей взаимо­
действия государства и новых субъектов экономических отношений в условиях
свободного рынка в новой концепции целесообразно раскрыть базовые понятия в
указанной сфере; закрепить общие принципы регулирования предприниматель­
ской деятельности; определить основные направления развития предприниматель­
ства по конкретным сферам деятельности; установить формы и методы государ­
ственного воздействия в экономические процессы, в первую очередь, по созданию
рынка товаров, труда и капиталов; закрепить систему гарантий, стимулирующих
предпринимательскую и инвестиционную активность.
В главе, посвященной основам конституционного строя, содержится указа­
ние на признание и защиту равным образом частной, государственной, муници­
пальной и иных форм собственности (статья 8)110. Как видим, первое место отве­
дено частной собственности. Тем самым законодатель еще раз подчеркивает прио­
ритетность прав и интересов личности.
Ключевой статьей, закрепляющей право частной собственности, является
статья 35 Конституции, определяющая меру возможного поведения управомочен­
ного лица, охраняемого законом. При чем в соответствие с частью 2 данной статьи
это право принадлежит каждому, т.е. правом на защиту частной собственности по­
мимо граждан Российской Федерации, также обладают иностранные граждане и
лица без гражданства. Вместе с тем утверждение «каждый вправе иметь имущество
в собственности» позволяет говорить о неполноте конституционной формули­
ровки, т.к. имущество является одним из объектов собственности наряду с иными
1119Игнатьева С.В. К вопросу о правовом регулировании предпринимательской деятельности // Вестник Удмуртского
университета. Серия «Экономика и право». 2014. №1. С. 158-163.
1111 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
объектами, например, имущественными правами. Тем самым законодатель необос­
нованно исключает из сферы конституционно-правового регулирования иные объ­
екты собственности. Раскрывая содержание права собственности, Конституция
придерживается гражданско-правовой «триады» правомочий собственника: владе­
ние, пользование, распоряжение. Такой подход прослеживается и в иных консти­
туционных нормах (например, статья 36).
С учетом того, что правоотношения, возникающие при реализации права соб­
ственности, регулируются в основном нормами гражданского права, ряд ученых
предлагает разграничивать право собственности в гражданско-правовом смысле и
«субъективное конституционное право собственности»111. Основания, по которым
следует отграничивать данные категории, в большей степени, на наш взгляд, явля­
ются надуманными. В связи с этим более точным видится точка зрения, высказан­
ная Сауриным А.А., о существовании института частной собственности, создан­
ного на основе синтеза конституционного и гражданского права собственности,
элементами которого являются частные собственники, вступающие между собой в
различные отношения по поводу имущества (имущественных прав)112. По мнению
С.В. Степашина, именно такой «человек-собственник, обладающий финансовой
свободой и способный стать активным участником экономических отношений, и
составляет основу негосударственной системы обеспечения национальной безопасности»1 .
Еще одним фундаментальным социально-экономическим правом является
право на труд. Человеческий труд выступает основой финансового самообеспече­
ния личности и как следствие гарантом ее социально-экономической безопасности.
Вместе с тем действующая Конституция Российской Федерации текстуально не за­
крепила права на труд, а говорит лишь о свободе труда, что породило научные дис­
куссии относительно сохранения конституционного права на труд, традиционно
111 Гаджиев Г.А. Конституционные основы современного права собственности // Журнал российского права. 2006.
№ 12 (120). С. 30-41.
’
112 Саурин А.А. Право частной собственности: конституционные характеристики // Теория и практика обществен­
ного развития. 2013. № 4. С. 290-296.
113 Степашин С.В. Теоретико-правовые аспекты обеспечения безопасности Российской Федерации. Дис. ... док-ра
юрид. наук. СПб., 1994. С. 62
понимаемого как гарантированное государством право на трудоустройство. Соот­
ветственно свобода труда трактуется как отсутствие обязательств государства по
обеспечению права личности на труд. На наш взгляд, такой подход устарел. С уче­
том современных реалий конституционное положение о свободе труда следует рас­
сматривать как основополагающий принцип в сфере трудовых отношений, а право
на труд - как субъективное право, являющееся элементов правового статуса лич­
ности114. Такое прочтение конституционной нормы подтверждается логикой кон­
ституционного регулирования, закрепляющей механизм по обеспечению свободы
труда. Так, статья 7 Конституции провозглашает Российскую Федерацию социаль­
ным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечи­
вающих достойную жизнь и свободное развитие человека, кроме того, часть 2 ука­
занной статьи устанавливает обязанность государства по охране труда и здоровья
людей. Развивает это конституционное положение часть 2 статьи 37 Конституции,
закрепляющая право каждого на труд в условиях, отвечающих требованиям без­
опасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискри­
минации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера
оплаты труда, а также право на защиту от безработицы. Исходя из смысла приве­
денных конституционных норм, именно государство обязано создавать соответ­
ствующие условия правового регулирования трудовых отношений. Таким образом,
мы видим, что свободный, достойный и гарантированный труд является гарантом
достижения целей социального государства, определенных в статье 7 Конституции.
В целях оптимизации механизма правового регулирования общественных отноше­
ний в указанной сфере необходимо, в первую очередь, закрепить право на труд
непосредственно в тексте Конституции с указанием соответствующих гарантий.
Как нами уже неоднократно подчеркивалось, права и свободы человека явля­
ются фундаментом правового государства. Развитие информационно-коммуника­
114 Анишина В .И., Попонов Ю.Г. Свобода труда или право на труд? // Журнал российского права. 2007. №4 (124). С.
86-96.
ционных технологий сопровождается расширением возможностей их недобросо­
вестного использования, что создает угрозы информационный безопасности и мо­
жет привести к нарушению прав личности. В связи с этим особое значение приоб­
ретает защита прав человека, а прежде всего, права на неприкосновенность частной
жизни. К числу национальных интересов в информационной сфере Доктрина ин­
формационной безопасности Российской Федерации относит обеспечение и за­
щиту конституционных прав и свобод человека и гражданина в части, касающейся
получения и использования информации, неприкосновенности частной жизни при
использовании информационных технологий115.
В науке к конституционным правам человека в информационной сфере тра­
диционно относят: право свободно искать, получать, передавать, производить и
распространять информацию любым законным способом (часть 4 статьи 29); за­
прет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной
жизни лица без его согласия (часть 1 статьи 24); предоставление каждому возмож­
ности ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагиваю­
щими его права и свободы (часть 2 статьи 24); право на достоверную информацию
о состоянии окружающей среды (статья 42)116.
В то же время, как справедливо отметил А.В. Туликов, «влияние современ­
ных информационно-коммуникационных технологий проявляется прежде всего в
сфере личных прав, среди которых особое место занимает право на неприкосновен­
ность частной жизни»117. В связи с этим можно с уверенностью утверждать, что без
информационной безопасности не может быть неприкосновенности частной
жизни. Именно поэтому информационная безопасность личности является фунда­
ментом защиты права на неприкосновенность частной жизни.
В научной среде нет единого подхода к определению понятия «информаци­
онная безопасность личности». Чаще всего ученые раскрывают указанное понятие
115 Доктрина информационной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской
Федерации от 05.12.2016 № 646) // СЗ РФ. 2016. № 50. Ст. 7074.
116 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
117 Туликов А.В. Обеспечение информационной безопасности как гарантия прав человека // Право. Журнал Высшей
школы экономики. 2015. № 2. С. 50-60.
путем перечисления конкретных объектов информационной безопасности, а также
правовых принципов ее обеспечения, к которым относят: принцип конфиденциаль­
ности, целостности и доступности информации118. Осуществление указанных
принципов способствует достижению баланса частных и публичных интересов,
тем самым, являясь гарантией прав личности в сфере обеспечения информацион­
ной безопасности.
Принцип конфиденциальности предусматривает возможность ознакомления
с конфиденциальной информацией, ее обработку и предоставление только по тре­
бованию лица, которое обладает правом доступа к такой информации. Значение
указанного принципа заключается в предотвращении неправомерного предостав­
ления и распространения информации, составляющей тайну в силу ее значимости
для безопасности личности, общества и государства, также обеспечивается целевое
использование информации.
Принцип целостности информации предполагает право лица, обладающего
информацией или имеющим право на доступ к ней, требовать сохранение инфор­
мации в оригинальном виде. Указанный принцип направлен на обеспечение под­
линности информации, что выступает необходимым условием в достижении дове­
рительных отношений между участниками общественных отношений.
Принцип доступности входит в систему гарантий права человека на доступ к
информации. Реализация этого принципа осуществляется через размещение ин­
формации на официальных сайтах органов власти и организаций и направлена на
обеспечение доступа к информации о деятельности данных учреждений, а также
получение информации о состоянии окружающей среды.
Вышеперечисленные принципы являются элементом механизма защиты
права на неприкосновенность частной жизни, который закреплен в Федеральном
законе «О персональных данных» и заключается в правилах обработки персональ­
ных данных субъекта119. В то же время необходимость защиты информационной
118 Туликов А.В. Обеспечение информационной безопасности как гарантия прав человека // Право. Журнал Высшей
школы экономики. 2015. № 2. С. 50-60.
119 Федеральный закон «О персональных данных» от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ в ред. ФЗ от 29.07.2017 № 223-Ф3 //
СЗ РФ. 2006. № 31 (Ч. 1). Ст. 3451; 2017. № 31 (Ч. 1). Ст. 4772.
безопасности государства является основанием для ограничения права личности на
неприкосновенность частной жизни. Базовой гарантией информационной безопас­
ности личности выступает «соразмерность ограничений целям их установле­
ния»120. В целях обеспечения информационной безопасности личности в правовой
доктрине были разработаны специальные правовые принципы защиты права на
неприкосновенность частной жизни, а также разработаны механизмы его защиты,
связанные с установлением определенных требований в сфере сбора и обработки
персональной информации. При обеспечении национальной безопасности, вклю­
чающей в себя информационную безопасность государства, важнейшей гарантий
прав личности является соблюдение принципа соразмерности при их ограничении.
Итак, исходя из проведенного исследования, мы можем с уверенностью
утверждать, что приоритет безопасности личности соблюдается не только в базо­
вом законодательстве о национальной безопасности, но и в отраслевом законода­
тельстве, регулирующем вопросы обеспечения отдельных видов безопасности.
ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ
1.
Эффективное обеспечение национальной безопасности зависит от мно
жества факторов, в том числе от научного обоснования базовых понятий общей
теории национальной безопасности и их законодательного закрепления. При рас­
смотрении законодательства о национальной безопасности в аспекте динамики за­
конотворческого процесса наблюдается трансформация основных понятий в дан­
ной сфере, в том числе и категории «национальная безопасность». В целях оптими­
зации содержательной стороны рассматриваемой категории нами предлагается под
национальной безопасностью понимать механизм обеспечения защищенности ос­
нов конституционного строя Российской Федерации от внешних и внутренних
угроз. Тем самым безопасность представляется как процесс, характеризующийся
собственным механизмом, т.е. системностью и стадийностью, а также преодолева­
1211Туликов А.В. Обеспечение информационной безопасности как гарантия прав человека // Право. Журнал Высшей
школы экономики. 2015. № 2. С. 50-60.
ется необходимость дифференциации понятий «безопасность личности», «безопас­
ность общества» и «безопасность государства», т.к. они объединяются общим по­
нятием «защищенность основ конституционного строя».
2.
Анализ действующего законодательства в сфере национальной без­
опасности позволяет говорить о несовершенстве его положений, в связи с чем
можно обозначить следующие проблемы: отсутствие унифицированного понятий­
ного аппарата в базовом законе о национальной безопасности, что приводит к не­
обоснованному отождествлению понятий «безопасность» и «национальная без­
опасность»; отсутствие единых оснований для типологизации национальной без­
опасности, что препятствует выработке наиболее эффективного механизма по вы­
явлению и противодействию ее угрозам; государственная политика в области обес­
печения национальной безопасности преимущественно строится на основе подза­
конных нормативно-правовых актов; отсутствие системности изложения полномо­
чий органов, входящих в систему обеспечения национальной безопасности.
3.
Принципы национальной безопасности представляют собой исходные
определяющие идеи, положения и установки, составляющие концептуальную и ор­
ганизационную основу реализации правоотношений, складывающихся в связи с
обеспечением состояния защищенности личности, общества и государства от внут­
ренних и внешних угроз. Проведенный нами анализ основных принципов нацио­
нальной безопасности показал, что законодатель учел требования современности и
привел эти принципы в соответствие с установленным конституционным строем.
Так, в базовом законе о национальной безопасности в перечень основных принци­
пов безопасности, помимо принципов, являющихся элементами организационно­
правового механизма обеспечения национальной безопасности, включены также
конституционные принципы, направленные на закрепление, соблюдение и защиту
прав и свобод личности, что еще раз подтверждает стремление законодателя к до­
стижению высокой степени правовой защищенности личности.
4.
В Стратегии национальной безопасности закреплена «юридическая
формула» безопасности личности, которая заключается в достижении состояния
защищенности личности от внутренних и внешних угроз, при котором обеспечива­
ется реализация конституционных прав и свобод граждан, достойные качество и
уровень их жизни. Тем самым законодатель в качестве одного из важнейших при­
оритетов национальной политики в сфере обеспечения безопасности называет за­
щиту и обеспечение прав и свобод личности. Для создания эффективного меха­
низма реализации этих прав в Стратегии определены национальные приоритеты,
отражающие систему прав человека, установленную Конституцией РФ.
5.
Политическая безопасность личности отражает состояние защищенно­
сти ее политических прав и свобод, являющихся естественными правами гражда­
нина демократического государства. Политическая безопасность достигается через
поддержание равновесия всего комплекса политических прав, что является залогом
реализации права личности на участие в управлении делами государства.
6.
Реализация концепции устойчивого социально-экономического разви­
тия в контексте общей системы национальной безопасности невозможна без обес­
печения социально-экономической безопасности личности, отражающей состоя­
ние защищенности ряда конституционных прав и свобод граждан, среди которых
нами были выделены и охарактеризованы правомочия, выступающие «экономиче­
ской составляющей гражданского общества» и формирующие основу безопасности
личности в данной сфере.
7.
В условиях расширения возможностей информационно-коммуникаци­
онных технологий одной из важнейших гарантий конституционных прав личности
является обеспечение ее информационной безопасности. Система таких гарантий
базируется на соблюдении принципов конфиденциальности, целостности и доступ­
ности информации. Кроме того, выработаны специальные правовые средства за­
щиты права на неприкосновенность частной жизни, связанные с установлением
определенных требований в сфере сбора и обработки персональной информации.
Соблюдение принципа соразмерности при ограничении прав и свобод человека вы­
ступает самостоятельной гарантией информационной безопасности личности и за­
логом эффективности механизма обеспечения национальной безопасности в целом.
ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ОПТИМИЗАЦИИ
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ
БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЧНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
3.1. Понятие конституционно-правового механизма обеспечения
безопасности личности и его структура
По справедливому утверждению Д.А. Никитина, «процесс обеспечения без­
опасности личности, как и любая иная деятельность, нуждается в организацион­
ных, правовых, материальных и иных условиях, позволяющих достичь поставлен­
ных целей. Это делает весьма актуальными разработку и создание гармоничного и
эффективного механизма обеспечения безопасности личности, наиболее полно от­
ражающего ее специфику как комплексного социально-правового явления»121.
«Уровень обеспечения прав и свобод человека определяется развитостью механиз­
мов и разработанностью средств, мер и процедур, используемых при охране и за­
щите прав и свобод человека, что и позволяет говорить о защищенности и безопас­
ности личности в государстве»122.
Говоря об обеспечении прав и свобод личности как о составляющей общей
системы обеспечения национальной безопасности, следует определиться, что же
все-таки понимается под системой обеспечения национальной безопасности.
Впервые употребление категории «система безопасности Российской Феде­
рации» наблюдается в Законе «О безопасности» 1992 г.123 Содержательно она отож­
дествлялась с понятием «система национальной безопасности». В нормативной
конструкции, определяющей систему безопасности, закрепленной Законом «О без­
опасности» можно выделить ряд недостатков. Во-первых, система безопасности не
предусматривала четкого механизма взаимодействия граждан, а также их объеди­
нений с государственными институтами в ходе деятельности, направленной на
121 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 189-223.
122 Канина Ю.С. Механизм обеспечения прав человека в системе национальной безопасности // Вестник Тамбовского
университета. Серия: Гуманитарные науки. 2008. № 4 (60). С. 408-411.
123 Закон Российской Федерации «О безопасности» от 5 марта 1992 г. № 2446-1 в ред. от 26.06.2008 // Российская
газета. № 103. 06.05.1992. (Документ утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 28.12.2010 № 390ФЭ).
’
обеспечение безопасности. Во-вторых, из системы безопасности были необосно­
ванно исключены органы местного самоуправления, в деятельности которых
наиболее полно проявляется механизм обеспечения конституционных прав и сво­
бод личности. И наконец, не разграничивались такие понятия, как «система нацио­
нальной безопасности» и «система обеспечения национальной безопасности».
Указанные недостатки частично были устранены путем закрепления в Стра­
тегии национальной безопасности Российской Федерации понятия «система обес­
печения национальной безопасности», под которой понимается «совокупность осу­
ществляющих реализацию государственной политики в сфере обеспечения нацио­
нальной безопасности органов государственной власти и органов местного самоуправления и находящихся в их распоряжении инструментов»
104
.
Термин «обеспечение» можно рассматривать в двух аспектах: во-первых,
«как деятельность государственных органов, общественных организаций, долж­
ностных лиц и граждан по осуществлению своих функций, обязанностей с целью
создания оптимальных условий для строгой и неуклонной реализации правовых
предписаний и правомерного осуществления прав и свобод; во-вторых, как итог,
результат этой деятельности, выражающийся в фактической реализации правовых
предписаний прав и свобод граждан»125.
Исходя из наблюдений Ю.С. Каниной, «термин «механизм» стал использо­
ваться в юридической литературе в связи с тем, что субъективные права почти все­
гда реализуются и обеспечиваются в определенном порядке. Вообще, категория
«механизм» означает внутреннее устройство системы чего-либо, совокупность со­
стояний и процессов, из которых складывается какое-либо явление»126.
Законодатель в сфере национальной безопасности игнорирует научные раз­
работки и целесообразность использования категории «механизм обеспечения», в
связи с чем отсутствует и специальная категория «механизм обеспечения безопас­
124 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Фе­
дерации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ. 2016. № 1 (Ч. 2). Ст. 212.
125 Толкачев К. Б., Хабибулин А.Р. Органы внутренних дел в механизме обеспечения личных конституционных прав
и свобод граждан. Уфа: УВШ М ВДРФ, 1991. С. 195-196.
126 Канина Ю.С. Теория прав человека и ее отражение в концепции национальной безопасности. Дис. ... канд. юрид.
наук. Тамбов, 2009. С. 159-182.
ности личности», т.к. в большинстве случаев безопасность личности не рассматри­
вается отдельно от национальной безопасности, если речь идет о системе ее обес­
печения.
В настоящее время, по мнению Д.А. Никитина, «более адекватным обеспече­
нию безопасности личности видится использование уже существующего и разра­
ботанного в отечественной теоретико-правовой науке понятия «механизма» и про­
изводных от него понятий «механизм государства» и «механизм правового регули­
рования», а также «механизм обеспечения прав и свобод», формирование которого
рассматривается некоторыми правоведами как цель конституционного регулирова­
ния правового статуса и деятельности физических лиц»127. Правильность такого
подхода объясняется рядом авторов связанностью категории «механизм защиты» с
динамикой права128, что позволяет говорить об эффективности конституционно­
правового механизма обеспечения безопасности личности.
А.В. Панченко выделяет ряд специфических признаков, присущих конститу­
ционно-правовому механизму обеспечения безопасности личности129: обособлен­
ность и собственное предназначение в общей системе обеспечения национальной
безопасности, наличие определенной внутренней структуры рассматриваемого ме­
ханизма.
Структура названного механизма включает в себя следующие элементы:
«правовые нормы, государственную политику обеспечения безопасности лично­
сти, деятельность государственных органов и должностных лиц и негосударствен­
ных организаций, деятельность личности по осуществлению своего права на без­
опасность, гарантии охраны и защиты прав личности»1ад.
Таким образом, под конституционно-правовым механизмом обеспечения
безопасности личности следует понимать совокупность правовых средств, деятель­
ность субъектов государственной и негосударственной систем обеспечения нацио­
нальной безопасности, а также самостоятельных действий личности, направленных
127 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 189-223.
128 Крусс В.И. Теория конституционного правопользования. М.: Норма, 2007. С. 30.
129 Панченко А.В. Личная безопасность человека и гражданина и конституционно-правовой механизм ее обеспече­
ния в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2010. С. 17.
1311Канина Ю.С. Теория прав человека и ее отражение в концепции национальной безопасности. Дис. ... канд. юрид.
наук. Тамбов, 2009. С. 159-182.
на защиту собственных прав и законных интересов, в целях реализации права на
безопасность.
При всем многообразии средств и способов достижения режима безопасно­
сти важнейшее место в конституционно-правовом механизме обеспечения безопас­
ности личности занимают организационно-правовые средства защиты прав и сво­
бод человека и гражданина. Поэтому, «несмотря на выросшую в последнее время
политическую и гражданскую активность граждан и их объединений, ведущая роль
в данном механизме по-прежнему остается за органами государственной власти и
местного самоуправления»131.
Ведущую роль в конституционно-правовом механизме обеспечения безопас­
ности личности играет Президент Российской Федерации. В соответствии с частью
2 статьи 80 Конституции, Президент является гарантом прав и свобод человека и
гражданина. Интересной, но не бесспорной видится конструкция данного положе­
ния - права и свободы выступают отдельным объектом «гарантирования» вместе с
Конституцией. Это позволяет Президенту по собственному усмотрению опреде­
лять значимость перечисленных объектов: либо приоритетом будут пользоваться
интересы государства, либо те интересы, которые нашли свое отражение в системе
конституционных прав и свобод личности.
Кроме того, к недостаткам существующего в России института президент­
ства можно отнести отсутствие в тексте Конституции прямого указания на необхо­
димость определения основных направлений внутренней и внешней политики с
учетом интересов безопасности личности. В качестве основных ориентиров
названы их соответствие Конституции и федеральным законам, что в большей сте­
пени относится к охране Конституции в целом, чем к защите прав и свобод лично­
сти. В то же время ведущее место безопасности личности в системе национальной
безопасности обосновывает бесспорный приоритет обеспечения конституционных
прав и свобод человека и гражданина.
131 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 85.
Федеральное Собрание Российской Федерации участвует в механизме обес­
печения безопасности личности путем подготовки, рассмотрения и принятия феде­
ральных конституционных и федеральных законов по вопросам, находящимся в ве­
дении Российской Федерации. Как закреплено в пункте «в» статьи 71 Конституции
- регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находятся в исклю­
чительном ведении Российской Федерации. Из этого вытекает одна из главнейших
задач Федерального Собрания - «повышение качества принимаемых законов, воз­
можности их прямого действия, снижения «конкретизирующего» подзаконного
нормотворчества»132 в случаях, связанных с реализацией прав и свобод граждан.
К другим конституционным полномочиям Федерального Собрания, косвенно
связанным с обеспечением безопасности личности, можно отнести участие в фор­
мировании ряда органов, входящих в структуру конституционно-правового меха­
низма обеспечения безопасности личности133. По справедливому утверждению
Д.А. Никитина, «наличие в государстве высшего представительного органа само
по себе не является гарантией формирования конституционного государства и
обеспечения безопасности личности, прежде всего, политической»134.
Правительство Российской Федерации обладает общей компетенцией по ис­
полнению российского законодательства, а также по руководству федеральными
органами исполнительной власти. Среди широкого спектра правительственных
полномочий можно выделить те, которые непосредственно направлены на обеспе­
чение безопасности личности. К ним можно отнести135: в сфере экономики - при­
нятие мер к защите интересов отечественных производителей товаров, исполните­
лей работ и услуг; в социальной сфере - реализация конституционных прав граждан
в области социального обеспечения; принятие мер к реализации трудовых прав
граждан и мер по реализации прав граждан на охрану здоровья, по обеспечению
санитарно-эпидемиологического благополучия и т.д.; в сфере природопользования
132 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 91.
133 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
134 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 91.
135 Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации» от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ
в ред. ФКЗ от 28.12.2016 № 12-ФКЗ // СЗ РФ. 1997. № 51. Ст. 5712; 2017. № 1 (Ч. 1). Ст. 3.
и охраны окружающей среды - осуществление мер по реализации прав граждан на
благоприятную окружающую среду; в сфере обеспечения законности, прав и сво­
бод граждан, борьбы с преступностью - принятие мер по охране собственности и
общественного порядка, по борьбе с преступностью, а также ряд полномочий в
сфере науки, культуры, образования.
На сегодняшний день судебная власть выступает основным структурным
элементом конституционно-правового механизма обеспечения безопасности лич­
ности136. Уровень судебной защиты является основным показателем правового ха­
рактера государства и демократичности общества137. Однако не следует забывать о
превентивном характере безопасности личности, вследствие чего ее обеспечение в
большей степени должно быть направлено на предотвращение реализации угроз
безопасности личности, чем на восстановление и принудительное осуществление
прав и свобод личности. В связи с этим, роль судов в обеспечении безопасности
личности во многом определяется тем, насколько «судебные процедуры либо по­
тенциальная возможность их применения позволяют сохранить существо консти­
туционных прав и свобод, а также нейтрализовать возникающие угрозы»138.
Конституционный Суд Российской Федерации, осуществляя специализиро­
ванный конституционный контроль, занимает особое место в российской судебной
системе, что позволяет говорить об особенностях его решений, имеющих общеобя­
зательный характер и зачастую обладающих нормативностью139.
Одним из эффективных способов обеспечения прав и свобод личности явля­
ется прокурорский надзор, главной задачей которого выступает «обеспечение вер­
ховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод чело­
века и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государ­
ства»140. Безусловным приоритетом в деятельности органов прокуратуры высту­
пает надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, исполнением
136 Шевцов B.C. Права человека и государство в Российской Федерации. М., 2002. С. 367.
137 Фомин А.А. Судебно-правовая политика современной России в сфере обеспечения юридической безопасности
личности // Известия ПГУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 28 С. 164-168.
138 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 99.
139 Бондарь Н.С. Конституционный суд России - гарант конституционной безопасности личности, общества, госу­
дарства //Правовые вопросы национальной безопасности. 2010. № 5-6. С. 42-51.
1411Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17января 1992 г.№ 2202-1 вред. ФЗ от 20.12.2017
№ 406-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст.’ 4472; 2017. № 52 (Ч. 1). Ст. 7929.
68
законов, направленных на социальную защиту граждан, охрану трудовых, жилищ­
ных и иных конституционных прав и свобод личности. Одним из ведущих направ­
лений прокурорской деятельности по защите прав и интересов граждан является
работа с их письмами и обращениями.
К наиболее многочисленной группе субъектов обеспечения национальной
безопасности можно отнести федеральные органы исполнительной власти: мини­
стерства, службы, агентства. «Целью деятельности большинства этих органов яв­
ляется обеспечение государственной безопасности в целом или безопасности выс­
ших должностных лиц. Безопасность личности составляет лишь часть их компетен­
ции, что не всегда благотворно отражается на соблюдении «силовыми» структу­
рами прав и свобод человека и гражданина»141. Среди приведенных государствен­
ных органов органы внутренних дел занимают особое место в рассматриваемом
механизме, т.к. их деятельность непосредственно направлена на защиту прав и сво­
бод личности, а также охрану общественного порядка, обеспечение общественной
безопасности142.
Современные российские конституционалисты отводят ведущую роль в ме­
ханизме обеспечения безопасности личности государству и его органам. Однако
нельзя полностью исключать органы местного самоуправления из числа институ­
тов, участвующих в этом механизме143. В статье 18 Конституции можно найти фор­
мальное подтверждение участия муниципальных образований в данном механизме,
т.к. обязанность по обеспечению конституционных прав личности помимо органов
законодательной и исполнительной власти возлагается и на органы местного само­
управления144.
В целях совершенствования способов защиты прав и свобод личности в Рос­
сийской Федерации был создан институт Уполномоченного по правам человека,
141 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 105.
142 Федеральный закон «О полиции» от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ в ред. ФЗ от 07.03.2018 № 56-ФЗ // СЗ РФ. 2011. №
7. Ст. 900; 2018. № 11. Ст. 1591.
143 Сытников Д.О. Место и роль муниципальных органов в механизме реализации социально-экономических прав и
свобод человека и гражданина // Юридический мир. 2008. № 9. С. 70-73.
144 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ Рф’. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
целью деятельности которого является «обеспечение гарантий государственной за­
щиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными орга­
нами, органами местного самоуправления и должностными лицами»145.
В соответствие со статьей 6 Федерального закона «О безопасности» основ­
ные полномочия по координации деятельности в области обеспечения безопасно­
сти помимо Президента Российской Федерации возлагаются и на возглавляемый
им Совет безопасности146, который «можно охарактеризовать как коллегиальный
орган с общей компетенцией в сфере национальной безопасности, которая объеди­
няет личность, общество и государство. Поэтому проблематично выделить какиелибо отдельные его полномочия по обеспечению безопасности человека и гражданина» 147 .
На сегодняшний день в России сформирован и функционирует механизм
обеспечения национальной безопасности, в том числе и безопасности личности как
ее составляющей. Основу его формируют органы законодательной, исполнитель­
ной и судебной ветвей власти, государственные, общественные и иные организа­
ции и объединения, граждане, а также законодательство, закрепляющее положения
в сфере обеспечения безопасности. Вместе с тем анализ состояния безопасности
личности применительно к условиям, сложившимся в настоящее время, свидетель­
ствует о том, что созданный механизм обеспечения безопасности недостаточно эф­
фективен и не гарантирует надежной и действенной защиты личности.
Для повышения эффективности деятельности российского государства по
обеспечению безопасности личности необходима ее дальнейшая оптимизация, под
которой понимается комплекс мероприятий по приведению политической, право­
охранительной деятельности в состояние, обеспечивающее защищенность жизни и
здоровья человека, его целей, идеалов, ценностей, потребностей и интересов, прав
и свобод от разного рода опасностей и угроз.
145 Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» от 26
февраля 1997 г. № 1-ФКЗ в ред. ФКЗ от 31.01.2016 № 1-ФКЗ // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1011; 2016. № 5. Ст. 552.
146 Федеральный закон «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-Ф3 в ред. ФЗ от 05.10.2015 № 285-ФЗ // СЗ РФ.
2011. № 1. Ст. 2; 2015. № 41 (Ч. 2). Ст. 5639.
147 Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности личности в Российской Федерации. Дис. ... канд.
юрид. наук. Самара, 2005. С. 93.
70
3.2. Совершенствование института конституционного контроля
и надзора в сфере обеспечения безопасности личности
Одним из важнейших направлений оптимизации конституционно-правового
механизма в сфере обеспечения безопасности личности является совершенствова­
ние механизма конституционного контроля и надзора в указанной сфере. Но
прежде чем говорить о способах повышения эффективности данного механизма,
следует коснуться проблемы соотношения понятий «конституционный контроль»
и «конституционный надзор».
В правовой доктрине до сих пор не пришли к единому мнению относительно
данных понятий. Ученые высказывают различные точки зрения по этому вопросу,
которые нередко исключают друг друга. Обобщая все существующие на сегодняш­
ний день подходы к определению указанных понятий, среди них можно выделить
три основных: сторонники первого подхода считают, что конституционный надзор
является элементом конституционного контроля; второй подход основывается на
тождественности обозначенных понятий; группа ученых, придерживающихся
иного подхода, разграничивают понятия «конституционный контроль» и «консти­
туционный надзор», считая их самостоятельными категориями.
Являясь сторонниками последнего подхода, мы считаем, что между консти­
туционным контролем и конституционным надзором существуют определенные
различия, которые наиболее полно были охарактеризованы Н.В. Мельниковым и
заключаются в следующем148:
1)
возможность определения окончательной судьбы оспариваемого акта
Конституционный контроль включает в себя исключительное право решать вопрос
о конституционности нормативного акта, что влечет за собой утрату им юридиче­
ской силы, в случае признания его не соответствующим Конституции, а также воз­
можность привлечения к конституционной ответственности орган, принявший его.
Конституционный надзор предполагает лишь наблюдение и выявление нарушений
148 Мельников Н.В. О соотношении специализированного конституционного контроля и неспециализированного
конституционного надзора в России // Журнал конституционного правосудия. 2014. № 3 (39). С. 11-18.
конституционной законности, что не является основанием для привлечения к кон­
ституционной ответственности;
2)
наделение инициативой возбуждения и проверки конституционности
законов и иных актов. Проверка конституционности актов по собственной иници­
ативе - прерогатива органов конституционного надзора. Органы же конституцион­
ного контроля могут начать производство только по обращению управомоченных
субъектов и связаны при этом предметом обращения;
3)
в связи с этим конституционный контроль и надзор следует также раз­
граничивать по периодичности проводимых ими проверок. Надзорный орган дол­
жен осуществлять постоянное наблюдение за конституционностью нормативных
актов, что обеспечивается его правом проводить проверки по собственной иници­
ативе. Непосредственная проверка конституционности законов и иных актов осу­
ществляется только в случае обращения какой-либо стороны о неконституционности данного акта, т.е. такая проверка проводится не систематически, а разово;
4)
в качестве отличительной черты конституционного контроля и консти­
туционного надзора ряд авторов выделяет состав органов, обладающих полномо­
чиями по осуществлению соответствующей деятельности149. Конституционный
надзор в той или иной степени могут осуществлять все органы государства. Для
некоторых из них этот вид деятельности имеет приоритетное направление, напри­
мер, прокуратуры. В этом случае речь идет о неспециализированном конституци­
онном надзоре. В то же время конституционный контроль может осуществляться
исключительно государственными органами, созданными с этой целью, к числу ко­
торых относятся Конституционный Суд Российской Федерации, конституционные
(уставные) суды, т.е. имеется в виду специализированный конституционный кон­
троль.
Исходя из вышеизложенного, мы можем смело утверждать, что конституци­
онный контроль и конституционный надзор - это две самостоятельные функции
149 Бородин В.В. Конституционный контроль в Российской Федерации: понятие и сущность // Юридическая мысль.
2012. № 3 (71). С. 38-45. ’
’
государственного механизма, направленного на обеспечение верховенства и пря­
мого действия Конституции, а также на защиту прав и свобод личности, которые
имеют схожие цели и задачи, но осуществляются различными способами.
Итак, Конституционный Суд Российской Федерации осуществляет специа­
лизированный конституционный контроль, который представляет собой вид пра­
воохранительной деятельности, заключающийся в проверке соответствия законов
и иных нормативных актов конституции государства, в ходе которой контролиру­
ющий орган вправе устранять обнаруженные им несоответствия.
Непосредственно безопасность личности обеспечивается с помощью различ­
ных способов конституционного контроля в рамках полномочий Конституцион­
ного Суда, которые определены в статье 125 Конституции150, среди которых можно
выделить: толкование норм Конституции, в результате чего дается как конститу­
ционная оценка соответствующих сфер социальной действительности, так и разви­
тие содержания самих конституционных норм без изменения соответствующих
статей. В итоге речь идет о постепенном преобразовании Конституции151, что спо­
собствует повышению ее потенциала по защите конституционных прав и свобод
личности.
Можно выделить и такое направление деятельности Конституционного Суда,
как корректировка сложившейся правоприменительной практики, которая придает
неконституционный смысл нормам текущего законодательства. Например, в деле
о проверке конституционности части 2 статьи 5 Федерального закона «О прокура­
туре Российской Федерации»152 Конституционный Суд установил, что правопри­
менительной практикой искажается смысл данной нормы путем исключения самой
возможности проверки в судебном порядке законности отказа гражданину в озна­
комлении с материалами надзорных проверок, непосредственно затрагивающими
1511 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ Рф’. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
151 Бондарь Н.С. Конституционный суд России - гарант конституционной безопасности личности, общества, госу­
дарства //Правовые вопросы национальной безопасности. 2010. № 5-6. С. 42-51.
152 Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17января 1992 г.№ 2202-1 вред. ФЗ от 20.12.2017
№ 406-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст.’ 4472; 2017. № 52 (Ч. 1). Ст. 7929.
его права и свободы153. В результате наблюдается нарушение конституционного
права на доступ к информации и на судебную защиту, вследствие чего не выполня­
ется обязанность государства следовать установленным Конституцией целям и тре­
бованиям при введении возможных ограничений прав и свобод личности154.
Также Конституционный Суд на основе разрешенных им дел дает рекомен­
дации законодателю по совершенствованию правового регулирования в определен­
ных конфликтных сферах. Ярким примером данного направления деятельности
Суда является Постановление Конституционного Суда от 05.07.2001 № 11-П «По
делу о проверке конституционности Постановления Государственной Думы от 28
июня 2000 года № 492-III ГД «О внесении изменения в Постановление Государ­
ственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении
амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945
годов»155.
Обобщая все решения Конституционного Суда, которые тем или иным обра­
зом касались вопросов обеспечения безопасности, можно разделить их на не­
сколько групп: первую группу составляют решения, в которых обосновывается зна­
чение безопасности и она рассматривается как конституционная ценность, во вто­
рой группе решений акцентируется внимание на различных видах безопасности, и,
наконец, самую большую группу решений составляют постановления и определе­
ния Конституционного Суда, в которых безопасность рассматривается в качестве
правомерного основания ограничения прав и свобод человека и гражданина.
Что касается прокуратуры Российской Федерации, то согласно статье 129
Конституции полномочия, организация и порядок ее деятельности определяются
федеральным законом. Согласно Федерального закона «О прокуратуре Российской
153 Постановление Конституционного Суда РФ от 18.02.2000 № 3-П «По делу о проверке конституционности пункта
2 статьи 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б.А. Кехмана» // СЗ РФ. 28.02.2000. № 9. Ст. 1066.
154 Бондарь Н.С. Конституционный суд России - гарант конституционной безопасности личности, общества, госу­
дарства //Правовые вопросы национальной безопасности. 2010. № 5-6. С. 42-51.
155 Постановление Конституционного Суда РФ от 05.07.2001 № 11-П «По делу о проверке конституционности По­
становления Государственной Думы от 28 июня 2000 года № 492-III ГД «О внесении изменения в Постановление
Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 55летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов» в связи с запросом Советского районного суда
города Челябинска и жалобами ряда граждан» // СЗ РФ. 16.07.2001. № 29. Ст. 3059.
Федерации», на нее возложены обязанности по обеспечению верховенства закона,
единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина,
а также охраняемых законом интересов общества и государства156.
Осуществляя прокурорский надзор, являющийся разновидностью неспециа­
лизированного конституционного надзора, у прокуроров возникает необходимость
в устранении дефектов нормативных актов, выявленных в ходе их деятельности, в
том числе посредством участия в конституционном судопроизводстве. Однако на
сегодняшний день правовая регламентация участия органов прокуратуры в консти­
туционном судопроизводстве явно недостаточна.
В соответствии с частью 4 статьи 125 Конституции, частью 1 статьи 96 Фе­
дерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Фе­
дерации» и частью 6 статьи 35 Федерального закона «О прокуратуре Российской
Федерации» Генеральный прокурор Российской Федерации вправе обращаться в
Конституционный Суд по вопросу нарушения конституционных прав и свобод
граждан законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле.
Как видим, поводом для обращения в Конституционный Суд может явиться
как применение, так и возможность применения законодательного акта (федераль­
ного и регионального уровней), вызывающего сомнения в его конституционности,
в ходе судебного разбирательства в суде любого звена. В то же время, учитывая то
обстоятельство, что прокуроры принимают участие не в каждом судебном разби­
рательстве, поводом для обращения в Конституционный Суд может также являться
соответствующее заявление граждан в прокуратуры любого уровня. Задача же про­
курорских работников в этом случае будет заключаться в надлежащем исследова­
нии материалов и должной мотивации обоснования такого обращения.
Следует также обратить внимание на то, что в действующем законодатель­
стве не предусмотрено право прокурора на участие в заседаниях Конституцион­
ного Суда. Несмотря на это, представитель прокуратуры принимает участие в та­
156 Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17января 1992 г.№ 2202-1 вред. ФЗ от 20.12.2017
№ 406-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст.’ 4472; 2017. № 52 (Ч. 1). Ст. 7929.
ких заседаниях, в том числе для изложения и уточнения позиции Генеральной про­
куратуры по рассматриваемым обращениям. Поэтому целесообразно на законода­
тельном уровне наделить правом участия в заседаниях Конституционного Суда Ге­
нерального прокурора Российской Федерации и уполномоченного им представителя1 .
При всем отличии институтов конституционного контроля и прокурорского
надзора между ними имеется тесная взаимосвязь, выражающаяся в цели их дея­
тельности, заключающейся в обеспечении верховенства Конституции, что, в свою
очередь, обеспечивает юридическую защиту личности, общества, государства.
В целях укрепления конституционной законности, обеспечения конституци­
онных прав и свобод личности необходимо дальнейшее совершенствование ука­
занных институтов, основанное на разумном соотношении специализированного
конституционного контроля и неспециализированного конституционного надзора,
что приведет к наиболее рациональному их взаимодействию.
Нами предлагаются следующие пути повышения эффективности конститу­
ционного контроля и надзора:
1)
обеспечение социально-целевого единства и независимости контроль­
ной и надзорной деятельности. Результативность данного направления будет до­
стигаться действенной самостоятельностью контрольных и надзорных органов при
обеспечении их истинной независимости;
2)
обеспечение правовой определенности в распределении полномочий
межу органами конституционного контроля и надзора. В соответствии с данным
направлением необходимо четко разграничить контрольные и надзорные полномо­
чия с максимально детальной регламентацией деятельности соответствующих ор­
ганов;
3)
активизация функционирования института общественного содействия,
что выступает логическим продолжением принципа народовластия, закрепленным
157 Гальченко А.И. Актуальные вопросы участия прокурора в конституционном судопроизводстве //Научный поиск.
2015. № 1.3. С. 31-34. ’
.
.
.
.
в Конституции Российской Федерации и являющимся признаком правового госу­
дарства. Реализация данного направления будет способствовать открытости кон­
трольной (надзорной) деятельности государства, недопущению нарушений со сто­
роны субъектов конституционного контроля (надзора) и повышению эффективно­
сти контрольной (надзорной) деятельности в целом.
3.3.
Становление системы взаимодействия институтов
гражданского общества и государства в сфере обеспечения
безопасности личности
Государство прошло несколько этапов в своем развитии с момента становле­
ния его как политико-управленческого института. В настоящее время одним из
приоритетных направлений развития государств выступает их демократизация, в
том числе и эволюция идей гражданского общества. Подобные процессы оказы­
вают огромное влияние на институт государства, а также на реализацию его функ­
ций, важнейшей из которых по-прежнему остается обеспечение безопасности.
Обеспечение национальной безопасности России является целенаправленной
деятельностью государственных, негосударственных, т.е. общественных, институ­
тов, а также граждан, направленной на выявление и предупреждение угроз безопас­
ности личности, общества и государства и защиту национальных интересов Рос­
сийской Федерации. Таким образом, система обеспечения национальной безопас­
ности выступает как скоординированная деятельность государственных органов,
общественных объединений и граждан, основанная на российском законодатель­
стве. Как верно отмечает И.Б. Кардашова, «целостная система обеспечения нацио­
нальной безопасности состоит из двух основных взаимосвязанных и взаимодей­
ствующих элементов - государственной системы обеспечения национальной без­
опасности и негосударственной (общественной)»158. Как нами было отмечено ра­
нее, элементом общей системы обеспечения национальной безопасности является
система обеспечения безопасности личности, выделенная по объекту обеспечения.
158 Кардашова И.Б. Общественная система обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Ад­
министративное право и процесс. 2016. № 11. С. 21-25.
В государственную систему обеспечения безопасности личности входят гос­
ударственные органы, выполняющие задачи в области обеспечения безопасности,
о которых говорилось выше. К негосударственной системе обеспечения безопасно­
сти личности можно отнести органы местного самоуправления, частный нотариат,
адвокатуру, негосударственные охранные службы и детективные агентства, обще­
ственные объединения, а также самих граждан159.
Правовую основу общественной системы обеспечения безопасности лично­
сти составляют, во-первых, конституционные положения, закрепляющие принцип
народовластия (статья 3), основы местного самоуправления (глава 8)160, во-вторых,
ряд специальных федеральных законов «Об общественных объединениях», «Об ос­
новах общественного контроля в Российской Федерации»161, и, наконец, положе­
ния базового законодательства о национальной безопасности.
Так, в Федеральном законе «О безопасности» в части 5 статьи 2 сформулиро­
ван один из основных принципов обеспечения безопасности как «взаимодействие
федеральных органов государственной власти, органов государственной власти
субъектов Российской Федерации, других государственных органов с обществен­
ными объединениями, международными организациями и гражданами в целях
обеспечения безопасности»162, в части 4 статьи 4 также содержится указание на
участие граждан и общественных объединений в реализации государственной по­
литики в области обеспечения безопасности163. В Стратегии национальной безопас­
ности Российской Федерации, призванной консолидировать усилия органов госу­
дарственной власти, других государственных органов, органов местного само­
159 Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под общ. ред. А.А. Прохожева. Изд. 2. М.: Изд-во РАГС,
2005. С. 148-157.
1611 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
161 Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ в ред. ФЗ от 20.12.2017 № 404ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930; 2017. № 52 (Ч. 1). Ст. 7927; Федеральный закон «Об основах общественного
контроля в Российской Федерации» от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ в ред. ФЗ от 29.12.2017 № 455-ФЗ // СЗ РФ. 2014.
№ 30 (Ч. 1). Ст. 4213; 2018. № 1 (Ч. 1). Ст. 39.
162 Федеральный закон «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-Ф3 в ред. ФЗ от 05.10.2015 № 285-ФЗ // СЗ РФ.
2011. № 1. Ст. 2; 2015. № 41 (4. 2). Ст. 5639.
163 Там же.
управления, институтов гражданского общества по созданию благоприятных внут­
ренних и внешних условий для реализации национальных интересов и стратегиче­
ских национальных приоритетов Российской Федерации, пункте 30 закреплено, что
национальными интересами на долгосрочную перспективу являются в том числе
«развитие демократических институтов, совершенствование механизмов взаимо­
действия государства и гражданского общества»; в пункте 44 - «главными направ­
лениями обеспечения государственной и общественной безопасности являются...
развитие взаимодействия органов обеспечения государственной безопасности и
правопорядка с гражданским обществом»; в пунктах 53, 62, 75, 86 закрепляется
необходимость взаимодействия органов государственной власти и органов мест­
ного самоуправления с институтами гражданского общества в целях противодей­
ствия угрозам качеству жизни граждан, экономической безопасности, в сфере
охраны здоровья граждан, в области экологической безопасности и рационального
природопользования164.
В целях комплексного изучения места и роли институтов гражданского об­
щества в конституционно-правовом механизме обеспечения безопасности лично­
сти целесообразно охарактеризовать правовое положение и деятельность каждого
субъекта негосударственной системы обеспечения безопасности.
Правовые основы местного самоуправления определены в Конституции Рос­
сийской Федерации, Федеральном законе «Об общих принципах организации мест­
ного самоуправления в Российской Федерации», а также в конституциях (уставах)
и законах субъектов Российской Федерации.
В области обеспечения безопасности личности к ведению местного само­
управления отнесено: содержание и использование муниципального жилищного
фонда и нежилых помещений; регулирование планировки и застройки своих тер­
риторий; создание условий для жилищного и социально-культурного строитель­
ства; организация утилизации и переработки бытовых отходов165. Кроме того, на
164 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Фе­
дерации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ. 2016. № 1 (4. 2). Ст. 212.
165 Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от
6 октября 2003 г. № 131-Ф3 в ред. ФЗ от 05.12.2017 № 392-Ф3 // СЗ РФ. 2003. № 40. Ст. 3822; 2017. № 50 (4. 3). Ст.
7563.
местную администрацию возложены обязанности по выявлению и учету лиц, кото­
рым необходима социальная поддержка, осуществляемая за счет местного бюд­
жета. В этих целях местная администрация формирует фонд социальной защиты
населения, распоряжается его средствами с учетом целевого назначения. Колос­
сальная работа проводится органами местного самоуправления по созданию эколо­
гически безопасных условий жизнедеятельности граждан.
В законодательстве субъектов Российской Федерации, закрепляющих статус
муниципальных образований и правовое положение органов местного самоуправ­
ления, также можно найти ряд положений о полномочиях муниципальных образо­
ваний в области обеспечения безопасности личности. Так, в Уставе Орловской об­
ласти устанавливается обязанность органов местного самоуправления по призна­
нию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина (статья 2), за­
крепляется положение о том, что деятельность органов местного самоуправления
должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь
и свободное развитие человека и гражданина (статья 16).В целях обеспечения до­
полнительных гарантий защиты прав, свобод и законных интересов человека и
гражданина в Орловской области учреждаются должности Уполномоченного по
правам человека, Уполномоченного по правам ребенка, Уполномоченного по за­
щите прав предпринимателей (статья 22)166.
Обобщая приведенный перечень полномочий, который является далеко не
полным, можно сделать вывод, что вся деятельность органов местного самоуправ­
ления направлена прежде всего на обеспечение жизненно важных интересов лич­
ности.
В качестве одного из субъектов негосударственной системы обеспечения без­
опасности личности нами был назван частный нотариат, правовое положение кото­
рого закреплено в Основах законодательства Российской Федерации о нотариате167.
Основное предназначение нотариальной службы состоит в обеспечении защиты
166 Устав (Основной Закон) Орловской области от 26.02.1996 № 7-03 в ред. от 01.02.2016 № 1904-03 // Орловская
правда. № 43. 02.03.1996; № 11. 02.02.2016.
167 «Основы законодательства Российской Федерации о нотариате» (утвержденыВС РФ 11.02.1993 № 4462-1) вред.
ФЗ от 31.12.2017 № 486-ФЗ //Российская газета. № 49. 1993; СЗ РФ.’2018. № 1 (Ч. 1). Ст. 70.
прав и законных интересов граждан и юридических лиц, охране собственности пу­
тем совершения различных нотариальных действий, предупреждение правонару­
шений, что в общем итоге способствует укреплению законности. Деятельность
частных нотариусов строится на принципах самоуправления.
В соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и ад­
вокатуре в Российской Федерации», адвокатура является профессиональным сооб­
ществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему ор­
ганов государственной власти и органов местного самоуправления168. Адвокаты
вправе давать консультации по правовым вопросам; составлять документы юриди­
ческого характера; представлять в судах общей юрисдикции и арбитражных судах
по гражданским делам и делам об административных правонарушениях ответчиков
и истцов; осуществлять юридическое обслуживание организаций на договорной
основе; вести защиту граждан по уголовным делам и др. Все вышеперечисленные
функции адвокатуры направлены на охрану прав и законных интересов физических
и юридических лиц, способствование справедливому отправлению правосудия.
Частные детективные и охранные службы на основе договора оказывают фи­
зическим и юридическим лицам услуги по защите интересов граждан, охране иму­
щества собственников и др. Деятельность указанных служб дополняет работу пра­
воохранительных органов по защите прав и законных интересов граждан, предпри­
ятий и организаций.
В механизме обеспечения безопасности личности важное место занимают об­
щественные объединения, представляющие собой «добровольное, самоуправляе­
мое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объеди­
нившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных
в уставе общественного объединения»169. Общественные объединения вправе
участвовать в выработке решений органов государственной власти и органов мест­
168 Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. №
63-Ф3 в ред. ФЗ от 29.07.2017 № 269-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102; 2017. № 31 (Ч. 1). Ст. 4818.
169 Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ в ред. ФЗ от 20.12.2017 № 404ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930; 2017. № 52 (Ч. 1). Ст. 7927
ного самоуправления; проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пи­
кетирование; представлять и защищать свои права, своих членов и участников, а
также других граждан в органах государственной власти, органах местного само­
управления; вносить предложения по улучшению работы органов государственной
власти и др.
В настоящее время наблюдается увеличение количества различных обще­
ственных объединений, что, однако, не гарантирует повышение степени защиты
интересов личности. В связи с наличием в современном обществе многочисленных
социальных групп с различными ценностями, порой абсолютно противополож­
ными, возможно возникновение общественных структур, использующих в своей
деятельности противоправные методы воздействия. Для избегания возможного
конфликта интересов в Конституции Российской Федерации предусмотрен запрет
на создание и деятельность общественных объединений, цели или действия кото­
рых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и
нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства,
создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, нацио­
нальной и религиозной розни170.
Для наглядной демонстрации деятельности общественных объединений, за­
трагивающей вопросы обеспечения безопасности личности, приведем примеры
взаимодействия подобных объединений с органами государственной власти.
Итак, Межрегиональная общественная организация «Общественная акаде­
мия национальной безопасности», созданная при поддержке Аппарата Админи­
страции Президента и Аппарата Совета безопасности Российской Федерации. Дея­
тельность Академии затрагивает широкий спектр вопросов обеспечения различных
видов безопасности, в том числе и безопасности личности.
Московская городская организация Российского союза негосударственных
охранных, детективных, учебных, технических, юридических, информационно­
1711 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, вне­
сенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014
№ 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
аналитических предприятий и служб безопасности, объединяющая субъектов, ко­
торые имеют отношение к обеспечению комплексной безопасности предпринима­
тельства и личности.
Не стоит забывать и о возрожденной во многих регионах Российской Феде­
рации традиции создания добровольных народных дружин для оказания содей­
ствия правоохранительным органам в охране общественного порядка171.
С момента зарождения в России гражданского общества наблюдается рост
вовлеченности его институтов в отдельные процедуры государственного управле­
ния, что нередко приводит к противостоянию между институтами гражданского
общества и государственными структурами.
Из всего многообразия проблем, возникающих при взаимодействии государ­
ства и гражданского общества, учеными были выявлены основные172:
1)
конкуренция институтов гражданского общества и государственных
структур за достижение собственных целей и интересов;
2)
несогласованность действий государства в лице государственных орга­
нов с общественными организациями в одной и той же сфере;
3)
проблемы в сфере благотворительности, которые обусловлены ростом
случаев мошенничества в указанной сфере;
4)
столкновение интересов государства и гражданского общества.
Таким образом, одной из важнейших закономерностей становления граждан­
ского общества в России, непосредственно затрагивающей вопросы обеспечения
безопасности, является направленность на взаимодополнение государства и инсти­
тутов гражданского общества, а также на определение их иерархической зависимо­
сти. При такой форме взаимодействия гражданское общество будет связующим
звеном между свободной личностью и централизованной государственной вла­
стью.
171 Иропшиков Д.В. Взаимодействие органов государственной власти с общественными объединениями в целях
обеспечения национальной безопасности Российской Федерации // Юридическая наука. 2012. № 3. С. 18-23.
172 Авцинова Г.И., Супряга И.А. Взаимодействие государства и гражданского общества в контексте обеспечения
общественной безопасности России // PolitBook. 2016. № 1. С. 27-43.
83
ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ
1.
Несмотря на теоретическую обоснованность и довольно частое исполь­
зование термина «механизм обеспечения», в законодательстве о национальной без­
опасности он не используется. В связи с этим, на протяжении продолжительного
времени в правовой науке не было и специального понятия «механизм обеспечения
безопасности личности». В настоящее время более адекватным обеспечению без­
опасности личности видится использование уже существующего и разработанного
в отечественной теоретико-правовой науке понятия «механизма» и производного
от него понятия «механизм обеспечения безопасности личности», под которым, на
наш взгляд, следует понимать совокупность правовых средств, деятельность субъ­
ектов государственной и негосударственной систем обеспечения национальной
безопасности, а также самостоятельных действий личности, направленных на за­
щиту собственных прав и законных интересов, в целях реализации права на без­
опасность..
2.
Важнейшее место в конституционно-правовом механизме обеспечения
безопасности личности занимают организационно-правовые средства защиты прав
и свобод человека и гражданина. Поэтому, несмотря на выросшую в последнее
время политическую и гражданскую активность граждан и их объединений, веду­
щая роль в данном механизме по-прежнему остается за органами государственной
власти и местного самоуправления. Из всего многообразия субъектов, обеспечива­
ющих безопасность личности, можно выделить ряд органов, для которых данное
направление является приоритетным в их деятельности. К ним относятся: Прези­
дент РФ как гарант прав и свобод человека и гражданина; Уполномоченный по пра­
вам человека в РФ, основной целью деятельности которого является обеспечение
гарантий государственной защиты прав и свобод граждан; Конституционный Суд
РФ как орган конституционного контроля; органы местного самоуправления, т.к.
именно на местном уровне наиболее полно проявляется механизм обеспечения ос­
новных прав и свобод человека и гражданина.
3.
Для повышения эффективности конституционно-правового механизма
обеспечения безопасности личности необходима его дальнейшая оптимизация, под
которой понимается комплекс мероприятий по приведению политической, право­
охранительной деятельности в состояние, обеспечивающее защищенность жизни и
здоровья человека, его целей, идеалов, ценностей, потребностей и интересов, прав
и свобод от разного рода опасностей и угроз.
4.
Одним из важнейших направлений оптимизации конституционно-пра­
вового механизма в сфере обеспечения безопасности личности является совершен­
ствование механизма конституционного контроля и надзора в указанной сфере.
При этом следует помнить, что конституционный контроль и конституционный
надзор - это две самостоятельные функции государственного механизма, направ­
ленного на обеспечение верховенства и прямого действия Конституции, а также на
защиту прав и свобод личности, которые имеют схожие цели и задачи, но осу­
ществляются различными способами. Разграничить эти понятия можно по следую­
щим признакам: возможность определения окончательной судьбы оспариваемого
акта; принадлежность инициативы возбуждения и проверки конституционности за­
конов и иных актов; периодичность проводимых ими проверок; состав органов, об­
ладающих полномочиями по осуществлению соответствующей деятельности.
5.
Нами предлагаются следующие пути повышения эффективности кон­
ституционного контроля и надзора: обеспечение социально-целевого единства и
независимости контрольной и надзорной деятельности; обеспечение правовой
определенности в распределении полномочий межу органами конституционного
контроля и надзора; активизация функционирования института общественного со­
действия.
6.
Система обеспечения безопасности личности состоит из двух взаимо­
связанных элементов: государственной и негосударственной (общественной) си­
стем обеспечения безопасности. Негосударственная система обеспечения безопас­
ности личности представлена институтами гражданского общества, к которым от­
носятся органы местного самоуправления, частный нотариат, адвокатура, негосу­
дарственные охранные службы и детективные агентства, общественные объедине­
ния, а также сами граждане.
7.
Анализ деятельности субъектов негосударственной системы обеспече
ния безопасности личности позволил выявить закономерность в становлении граж­
данского общества в России, которая заключается в направленности на взаимодо­
полнение государства и институтов гражданского общества, определении их иерар­
хической зависимости при решении вопросов обеспечения безопасности. Такой
подход способствует стабильному развитию демократического правового россий­
ского государства на основе соблюдения принципа баланса национальных интере-
86
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Теоретическая разработка вопросов, связанных с формированием конститу­
ционно-правовой модели обеспечения безопасности личности, основывается на
выявлении ее закономерных связей с иными видами безопасности в контексте об­
щей системы национальной безопасности, а также основными формами и пробле­
мами конституционно-правового закрепления безопасности личности.
Проведенное исследование позволило нам сформировать собственное опре­
деление конституционно-правовой модели обеспечения безопасности личности,
под которой следует понимать форму системного отражения правовой действи­
тельности, построенную на основе анализа составляющих ее компонентов: гумани­
тарно-правового, нормативно-правового, институционально-правового, находящу­
юся в отношении соответствия с реально существующей системой безопасности
личности, позволяющую определить содержание и внутреннюю структуру такой
системы.
Необходимость гармонизации интересов личности, общества и государства
обусловлена потребностью в осмыслении и объективной оценке, происходящих в
России процессов становления правового государства и гражданского общества. В
связи с чем наибольшую значимость приобретает перевод конституционно-право­
вых норм в правовые ценности, которые позволяют определить действительное со­
циальное предназначение той или иной нормы. Под конституционными ценно­
стями следует понимать совокупность универсальных и приоритетных принципов,
формализованных в Конституции Российской Федерации, обеспечивающих наибо­
лее оптимальное развитие личности, общества и государства на основе баланса
частных и публичных интересов. При этом необходимо помнить о специфике кон­
ституционных ценностей, которая связана с системообразующей функцией консти­
туционного права по отношению к отраслевым системам правового регулирования.
В связи с чем иерархическая соподчиненность ценностей, выстроенная в Консти­
туции, должна соблюдаться и в отраслевом законодательстве.
Говоря об иерархии конституционных ценностей в рамках российского зако­
нодательства о национальной безопасности, можно утверждать, что она содержа­
тельно опирается на три основополагающие понятия: «безопасность личности»,
«безопасность общества», «безопасность государства». Однако мы видим, что за­
конодателем не всегда соблюдается конституционный императив о приоритете
прав и свобод человека и гражданина как высшей ценности, т.к. нередко им вовсе
не применяется иерархический подход при перечислении социальных ценностей,
что допускается только в доктринальном или публицистическом смысле. В законе
же всегда должен соблюдаться принцип нормативизма, который предполагает
наличие иерархии во всем, что касается догмы права.
Рассматривая категорию «безопасность личности» как отражение конститу­
ционного принципа приоритетности прав и свобод личности, мы видим ее предна­
значение в гарантировании соблюдения, защиты и поддержания прав и свобод лич­
ности государством. Непосредственно право личности на безопасность трактуется
нами как «сквозное» право-гарантия, пронизывающее все правовые и конституци­
онные гарантии. Таким образом, права личности выступают средством достижения
интересов общества и государства, поэтому составляют основу национальной без­
опасности России.
Эволюция взглядов в отношении категории «национальная безопасность»
обусловлена непрекращающимся развитием идей конституционализма в России.
До сих пор ни в среде научного сообщества, ни на законодательном уровне нет
единого подхода к определению данного термина. В целях оптимизации содержа­
тельной стороны рассматриваемой категории, нами предлагается под националь­
ной безопасностью понимать механизм обеспечения защищенности основ консти­
туционного строя Российской Федерации от внешних и внутренних угроз. Что поз­
волит представить безопасность как процесс, характеризующийся собственным ме­
ханизмом, т.е. системностью и стадийностью, а также преодолеть необходимость
дифференциации понятий «безопасность личности», «безопасность общества» и
«безопасность государства», т.к. они будут объединены общим понятием «защи­
щенность основ конституционного строя».
Анализ содержания принципов национальной безопасности, составляющих
концептуальную и организационную основу реализации правоотношений, склады­
вающихся в связи с обеспечением состояния защищенности личности, общества и
государства от внутренних и внешних угроз, позволяет говорить о целесообразно­
сти включения в перечень основных принципов безопасности, помимо принципов,
являющихся элементами организационно-правового механизма обеспечения наци­
ональной безопасности, также конституционных принципов, направленных на за­
крепление, соблюдение и защиту прав и свобод личности, что еще раз подтвер­
ждает стремление законодателя к достижению высокой степени правовой защи­
щенности личности и соблюдение им конституционного императива о приоритете
прав и свобод личности.
Рассматривая законодательство о национальной безопасности в аспекте со­
блюдения приоритета безопасности личности, мы приходим к выводу, что законо­
датель, закрепляя «юридическую формулу» безопасности личности, определяет за­
щиту и обеспечение прав и свобод человека в качестве одного из важнейших при­
оритетов государственной политики в сфере обеспечения национальной безопас­
ности. Развивая свою мысль, законодатель в качестве важнейших направлений
обеспечения безопасности называет стратегические национальные приоритеты, от­
ражающие систему прав и свобод человека, установленную Конституцией Россий­
ской Федерации, что способствует созданию эффективного механизма их реализа-
Конкретизируя определение конституционно-правового механизма обеспе­
чения безопасности личности, следует учитывать уже существующие и разработан­
ные в теоретико-правовой науке понятия «механизм государства» и «механизм
правового регулирования». Поэтому представляется целесообразным следующее
определение данного механизма: «совокупность правовых средств, деятельность
субъектов государственной и негосударственной систем обеспечения националь­
ной безопасности, а также самостоятельных действий личности, направленных на
защиту собственных прав и законных интересов, в целях реализации права на без­
опасность».
Анализируя способы повышения эффективности конституционно-правового
механизма обеспечения безопасности личности, нами предлагаются следующие
направления оптимизации деятельности российского государства в заданной
сфере: совершенствование института конституционного контроля и надзора в
сфере обеспечения безопасности личности; совершенствование модели взаимодей­
ствия российского государства и гражданского общества, основанной на взаимодо­
полнении государства и институтов гражданского общества с определением их
иерархической зависимости при решении вопросов обеспечения безопасности.
Таким образом, в современной России сущность национальной безопасности
сводится не только и не столько к защите государства и его политических институ­
тов, сколько в большей мере к обеспечению безопасности личности. В связи с чем
дальнейшее совершенствование конституционно-правовой модели обеспечения
безопасности личности относится к перспективным направлениям государствен­
ной политики в рамках стратегии национальной безопасности.
90
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ и с т о ч н и к о в
1.
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА
1.1.
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосова­
нием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Кон­
ституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. 04.08.2014. № 31. Ст. 4398.
1.2.
Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по пра­
вам человека в Российской Федерации» от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ в ред. ФКЗ
от 31.01.2016 № 1-ФКЗ//СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1011; 2016. № 5. Ст. 552.
1.3.
Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской
Федерации» от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ в ред. ФКЗ от 28.12.2016 № 12-ФКЗ //
СЗ РФ. 1997. № 51. Ст. 5712; 2017. № 1 (Ч. 1). Ст. 3.
1.4.
Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении»
от 30 мая 2001 г. № З-ФКЗ в ред. ФКЗ от 03.07.2016 № 6-ФКЗ // СЗ РФ. 2001. № 23.
Ст. 2277; 2016. № 27 (Ч. 1). Ст. 4153.
1.5.
Федеральный конституционный закон «О военном положении» от 30
января 2002 г. № 1-ФКЗ в ред. ФКЗ от 01.07.2017 № 2-ФКЗ // СЗ РФ. 2002. № 5. Ст.
375; 2017. № 27. Ст. 3924.
1.6.
Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 ян­
варя 1992 г. № 2202-1 в ред. ФЗ от 20.12.2017 № 406-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст.
4472; 2017. № 52 (Ч. 1). Ст. 7929.
1.7.
Закон Российской Федерации «О безопасности» от 5 марта 1992 г. №
2446-1 в ред. от 26.06.2008 // Российская газета. № 103. 06.05.1992. (Документ утра­
тил силу в связи с принятием Федерального закона от 28.12.2010 № 390-Ф3).
1.8.
«Основы законодательства Российской Федерации о нотариате»
(утверждены ВС РФ 11.02.1993 № 4462-1) в ред. ФЗ от 31.12.2017 № 486-ФЗ //Рос­
сийская газета. № 49. 1993; СЗ РФ. 2018. № 1 (Ч. 1). Ст. 70.
1.9.
Федеральный закон «О пожарной безопасности» от 21 декабря 1994 г.
№ 69-ФЗ в ред. ФЗ от 29.07.2017 № 216-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 35. Ст. 3649; 2017. №
31 (Ч. 1). Ст. 4765.
1.10. Федеральный закон «О федеральной службе безопасности» от 3 апреля
1995 г. в ред. ФЗ от 07.03.2018 № 56-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 15. Ст. 1269; 2018. № 11.
Ст. 1591;
1.11. Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995
г. № 82-ФЗ в ред. ФЗ от 20.12.2017 № 404-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930; 2017.
№ 52 (Ч. 1). Ст. 7927;
1.12. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12
августа 1995 г. № 144-ФЗ в ред. ФЗ от 06.07.2016 № 374-Ф3 // СЗ РФ. 1995. № 33.
Ст. 3349; 2016. № 28. Ст. 4558.
1.13. Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гаран­
тиях деятельности» от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ в ред. ФЗ от 03.07.2016 № 305ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148; 2016. № 27 (Ч. 1). Ст. 4216.
1.14. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятель­
ности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-Ф3 в ред. ФЗ от 08.03.2015
№ 23-Ф3 // СЗ РФ. 2001. № 23. Ст. 2291; 2015. № 10. Ст. 1393;
1.15. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Рос­
сийской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-Ф3 в ред. ФЗ от 29.07.2017 № 269-ФЗ
// СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102; 2017. № 31 (Ч. 1). Ст. 4818.
1.16. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельно­
сти» от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ вред. ФЗ от 23.11.2015 № 3 14-ФЗ//СЗ РФ. 2002.
№ 30. Ст. 3031; 2015. № 48 (Ч. 1). Ст. 6680.
1.17. Федеральный закон «О связи» от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ в ред. ФЗ от
18.04.2018 № 70-ФЗ // СЗ РФ. 2003. № 28. Ст. 2895; Российская газета. 2018. № 85.
1.18. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного са­
моуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. № 131-Ф3 в ред. ФЗ
от 05.12.2017 № 392-Ф3 // СЗ РФ. 2003. № 40. Ст. 3822; 2017. № 50 (Ч. 3). Ст. 7563.
1.19. Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях
и пикетированиях» от 19 июня 2004 г. № 54-ФЗ в ред. ФЗ от 07.06.2017 № 107-ФЗ
// СЗ РФ. 2004. № 25. Ст. 2485; 2017. № 24. Ст. 3476.
1.20. Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 06 марта 2006
г. № 35-Ф3 в ред. ФЗ от 06.07.2016 № 374-Ф3 // СЗ РФ. 2006. № 11. Ст. 1146; 2016.
№ 28. Ст. 4558.
1.21. Федеральный закон «О персональных данных» от 27 июля 2006 г. №
152-ФЗ в ред. ФЗ от 29.07.2017 № 223-Ф3 // СЗ РФ. 2006. № 31 (Ч. 1). Ст. 3451;
2017. № 31 (Ч. 1). Ст. 4772.
1.22. Федеральный закон «О транспортной безопасности» от 9 февраля 2007
г. № 16-ФЗ в ред. ФЗ от 23.06.2016 № 201-ФЗ // СЗ РФ. 2007. № 7. Ст. 837; 2016. №
26 (Ч. 1). Ст. 3870.
1.23. Федеральный закон «О противодействии коррупции» от 25 декабря
2008 г. № 273-Ф3 в ред. ФЗ от 28.12.2017 № 423-Ф3 // СЗ РФ. 2008. № 52 (Ч. 1). Ст.
6228; 2018. № 1 (Ч. 1). Ст. 7.
1.24. Федеральный закон «О безопасности» от 28 декабря 2010 г. № 390-Ф3
в ред. ФЗ от 05.10.2015 № 285-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 1. Ст. 2; 2015. № 41 (Ч. 2). Ст.
5639.
1.25. Федеральный закон «О полиции» от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ в ред.
ФЗ от 07.03.2018 № 56-ФЗ // СЗ РФ. 2011. № 7. Ст. 900; 2018. № 11. Ст. 1591.
1.26. Федеральный закон «О службе в органах внутренних дел Российской
Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской
Федерации» от 30 ноября 2011 г. № 342-Ф3 в ред. ФЗ от 01.07.2017 № 132-Ф3 // СЗ
РФ. 2011. № 49 (Ч. 1). Ст. 7020; 2017. № 27. Ст. 3929.
1.27. Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской
Федерации» от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ в ред. ФЗ от 03.07.2016 № 277-ФЗ // СЗ
РФ. 2014. № 26 (Ч. 1). Ст. 3378; 2016. № 27 (Ч. 1). Ст. 4210.
1.28. Федеральный закон «Об основах общественного контроля в Россий­
ской Федерации» от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ в ред. ФЗ от 29.12.2017 № 455-ФЗ //
СЗ РФ. 2014. № 30 (Ч. 1). Ст. 4213; 2018. № 1 (Ч. 1). Ст. 39.
1.29. Концепция национальной безопасности Российской Федерации (утвер­
ждена Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г.) // Российская газета. № 247.
26.12.1997. (Документ утратил силу с 12 мая 2009 года в связи с изданием Указа
Президента РФ от 12.05.2009 № 537).
1.30. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020
года (утверждена Указом Президента Российской Федерации от 12.05.2009 г. №
537) // СЗ РФ. 2009. № 20. Ст. 2444. (Документ утратил силу в связи с принятием
Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Ука­
зом Президента Российской Федерации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ. 2016. № 1
(Ч. 2). Ст. 212.
1.31. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утвер­
ждена Указом Президента Российской Федерации от 31.12.2015 № 683) // СЗ РФ.
2016. № 1 (Ч. 2). Ст. 212.
1.32. Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на пе­
риод до 2030 года (утверждена Указом Президента Российской Федерации от
13.05.2017 № 208) // СЗ РФ. 2017. № 20. Ст. 2902.
1.33. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации
(утверждена Указом Президента Российской Федерации от 05.12.2016 № 646) // СЗ
РФ. 2016. № 50. Ст. 7074.
1.34. Устав (Основной Закон) Орловской области от 26.02.1996 № 7-03 в
ред. от 01.02.2016 № 1904-03 // Орловская правда. № 43. 02.03.1996; № 11.
02.02.2016.
1.35. Постановление Конституционного Суда РФ от 18.02.2000 № 3-П «По
делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона «О
прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б. А. Кехмана»
// СЗ РФ. 28.02.2000. № 9. Ст. 1066.
1.36. Постановление Конституционного Суда РФ от 05.07.2001 № 11-П «По
делу о проверке конституционности Постановления Государственной Думы от 28
июня 2000 года № 492-III ГД «О внесении изменения в Постановление Государ­
ственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении
амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945
годов» в связи с запросом Советского районного суда города Челябинска и жало­
бами ряда граждан» // СЗ РФ. 16.07.2001. № 29. Ст. 3059.
2.
СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
2.1.
Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: учеб. по­
собие: в 2 томах. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Норма: ИНФРА-М, 2014. Т. 1. 864 с.
2.2.
Балаянц М.С. Фундаментальные правовые ценности современного об­
щества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2007. 25 с.
2.3.
Белокрылова Е.А., Бевзюк Е.А. Комментарий к Федеральному закону
от 28 декабря 2010 г. № 390-Ф3 «О безопасности» (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2012.
2.4.
Гаджиев Г.А. Основные экономические права (сравнительное исследо­
вание конституционно-правовых институтов России и зарубежных государств):
Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Москва, 1996. 50 с.
2.5.
Зеленков М.Ю. Теоретико-методологические проблемы теории нацио­
нальной безопасности Российской Федерации. М.: Юрид. ин-т МИИТа, 2013. 196
2.6.
Канина Ю.С. Теория прав человека и ее отражение в концепции наци­
ональной безопасности. Дис. ... канд. юрид. наук. Тамбов, 2009. 182 с.
2.7.
Карасева И.А. Конкуренция конституционных ценностей в практике
Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных судов зару­
бежных стран. Дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2014. 244 с.
2.8.
Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. 3-е изд.,
перераб. и доп. М.: Юристъ, 2003. 585 с.
2.9.
Крусс В.И. Теория конституционного правопользования. М.: Норма,
2007. 752 с.
2.10. Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. Москва, 1999.
419 с.
2.11. Мурадян Э.Р. Конституционно-правовые основы взаимодействия чело­
века и государства в сфере обеспечения безопасности личности: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. Челябинск, 2011. 27 с.
2.12. Нерсесянц B.C. Философия права. 2-е изд., перераб. и доп. Москва:
НОРМА, 2011. 835 с.
2.13. Никитин Д.А. Конституционно-правовые основы безопасности лично­
сти в Российской Федерации. Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2005. 223 с.
2.14. Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под общ. ред.
А.А. Прохожева. Изд. 2. М.: Изд-во РАГС, 2005. 344 с.
2.15. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М.: Мир и Образова­
ние. Оникс, 2011. 736 с.
2.16. Панченко А.В. Личная безопасность человека и гражданина и консти­
туционно-правовой механизм ее обеспечения в Российской Федерации: Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2010. 25 с.
2.17. Права человека и правовое социальное государство в России / Отв. ред.:
ЛукашеваЕ.А. М.: Норма, Инфра-М, 2011. 400 с.
2.18. Публичная лекция члена ЦИК РФ Бориса Сафаровича Эбзеева [Элек­
тронный ресурс] // Юридический факультет МГУ [Офиц. сайт]. 25.10.2013. URL:
http://www.law.msu.ru/node/28731 (дата обращения: 22.04.2018).
2.19. Ройзман Г.Б. Ценности в конституционном праве Российской Федера­
ции. Дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2012. 198 с.
2.20.
Степашин С.В. Теоретико-правовые аспекты обеспечения безопасно­
сти Российской Федерации. Дис. ... док-pa юрид. наук. СПб., 1994. 246 с.
2.21. Холод А.В. Обеспечение безопасности личности как политическая про­
блема: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2004. 26 с.
2.22. Шевцов B.C. Права человека и государство в Российской Федерации.
М., 2002. 437 с.
2.23. Шохин В.К., Абушенко В.Л. Ценность. Гуманитарная энциклопедия
[Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий (последняя редакция:
16.03.2018). URL:http://gtmarket.ru/concepts/6895 (дата обращения: 16.04.2018).
3.
ПУБЛИКАЦИИ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ
3.1.
Авцинова Г.И., Супряга И.А. Взаимодействие государства и граждан­
ского общества в контексте обеспечения общественной безопасности России //
PolitBook. 2016. № 1. С. 27-43.
3.2.
АнишинаВ.И.,ПопоновЮ.Г. Свобода труда или право на труд?/ / Жур­
нал российского права. 2007. №4 (124). С. 86-96.
3.3.
Ардашев А.И. Конституционно-правовое обеспечение права человека
на безопасность в Российской Федерации // Современное право. 2008. № 1. С. 39­
3.4.
Астрахан В.И. Безопасность личности как конституционно-правовая
категория // Современное общество и право. 2013. № 1 (10). С. 26-31.
3.5.
Астрахан В.И. Федеральное законодательство о национальной безопас­
ности: динамика, содержание, принципы // Современное общество и право. 2014.
№ 1 (14). С. 6-12.
3.6.
Безкоровайная Ю.Е. Легальность и законность: проблема определения
категорий в теории права // Современное право. 2009. № 9. С. 3-6.
3.7.
Бондарь Н.С. Конституционный суд России - гарант конституционной
безопасности личности, общества, государства // Правовые вопросы национальной
безопасности. 2010. № 5-6. С. 42-51.
3.8.
Бородин В.В. Конституционный контроль в Российской Федерации:
понятие и сущность // Юридическая мысль. 2012. № 3 (71). С. 38-45.
3.9.
Витрук Н.В. Конституция Российской Федерации как ценность и кон­
ституционные ценности: вопросы теории и практики // Конституционные ценно­
сти: содержание и проблемы реализации. Материалы Международной научно-тео­
ретической конференции 4-6 декабря 2008 г.: В 2-х т. Т. 1. / Под ред. Н.В. Витрука,
Л.А. Нудненко. М.: Российская академия правосудия, 2010. С. 9-20.
3.10. Гаджиев Г.А. Конституционные основы современного права собствен­
ности // Журнал российского права. 2006. № 12 (120). С. 30-41.
3.11. Гальченко А.И. Актуальные вопросы участия прокурора в конституци­
онном судопроизводстве // Научный поиск. 2015. № 1.3. С. 31-34.
3.12. Григонис Э.П., Чибинёв В.М. Система законодательства Российской
Федерации о национальной безопасности // Мир юридической науки. 2013. № 10­
11. С. 64-68.
3.13. Елфимова О.С. Национальная безопасность в теории и законодатель­
стве России // Lex Russica. 2016. № 10. С. 15-28.
3.14. Зорькин В.Д. Верховенство права и конституционное правосудие //
Журнал российского права. 2005. № 12. С. 30-36.
3.15. Игнатьева С.В. К вопросу о правовом регулировании предпринима­
тельской деятельности // Вестник Удмуртского университета. Серия «Экономика и
право». 2014. №1. С. 158-163.
3.16. Идрисов Р.Ф. Правовые проблемы обеспечения безопасности Россий­
ской Федерации //Юрист. 2000. № 11. С. 43-52.
3.17. Ирошников Д.В. Взаимодействие органов государственной власти с об­
щественными объединениями в целях обеспечения национальной безопасности
Российской Федерации // Юридическая наука. 2012. № 3. С. 18-23.
3.18. Канина Ю.С. Механизм обеспечения прав человека в системе нацио­
нальной безопасности // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные
науки. 2008. № 4 (60). С. 408-411.
3.19. КардашоваИ.Б. Общественная система обеспечения национальной без­
опасности Российской Федерации // Административное право и процесс. 2016. №
11. С. 21-25.
3.20. Кардашова И.Б. Современная система обеспечения национальной без­
опасности Российской Федерации // Административное право и процесс. 2013. №
9. С. 30-32.
3.21. Кикоть-Глуходедова Т.В. Анализ понятий «система национальной без­
опасности» и «система обеспечения национальной безопасности» // Вестник Вол­
гоградской Академии МВД России № 2 (33). С. 179 - 185.
3.22. Киричёк Е.В. Политические права и свободы граждан России: Феде­
ральный и региональный уровни // Юридическая наука и правоохранительная прак­
тика. 2013. №2 (24). С. 21-29.
3.23. Колоткина О.А. «Юридическая формула» обеспечения безопасности
личности в действующем российском законодательстве // Теория и практика миро­
вой науки. 2016. № 3. С. 71-72.
3.24. Лебедев В.А. Конституционные основы ограничений прав и свобод че­
ловека и гражданина // Lex Russica. 2017. №1 (122). С. 130 - 139.
3.25. Мельников Н.В. О соотношении специализированного конституцион­
ного контроля и неспециализированного конституционного надзора в России //
Журнал конституционного правосудия. 2014. № 3 (39). С. 11-18.
3.26. Миронова Т.К. Основные права человека в Конституции и междуна­
родно-правовых нормах //Гражданин и право. 2006. № 4. С. 3-9.
3.27. Морозова JI.А. Принципы, пределы, основания ограничения прав и сво­
бод человека по российскому законодательству и международному праву: матери­
алы круглого стола// Государство и право. 2008. № 7. С. 20-42.
3.28. Пресняков М.В. Конституционная аксиология: к вопросу о сущности
конституционных ценностей // Современное право. 2009. № 10. С. 13-17.
3.29. Пузиков Р.В., Ирошников Д.В. Принципы государственной безопасно­
сти Российской Федерации // Вестник ТГУ. 2011. № 6. С. 227-232.
3.30. Ройзман Г.Б. Понятие и юридическая природа конституционных цен­
ностей // Вестник ЧелГУ. 2012. №1. С. 18-24.
3.31. Реуф В.М., Удычак Ф.Н. Национальная безопасность России и меха­
низм ее обеспечения: государственно-правовая идеология и конституционные ос­
новы // Правовое поле современной экономики. 2012. № 1. С. 114-121.
3.32. Саурин А.А. Право частной собственности: конституционные характе­
ристики // Теория и практика общественного развития. 2013. № 4. С. 290-296.
3.33. Снежко О.А. Конституционные основы защиты прав и свобод человека
и гражданина в России // Современное право. 2008. № 3. С. 14-18.
3.34. Снежко О.А. Конституционно-правовая природа защиты прав граждан
// Известия ВУЗов. Поволжский регион. Общественные науки. 2007. №1. С. 104-
3.35. Снежко О.А. Правовая природа конституционных ценностей современ­
ной России // Сравнительное конституционное обозрение. 2005. № 2. С. 13-19.
3.36. Сытников Д.О. Место и роль муниципальных органов в механизме ре­
ализации социально-экономических прав и свобод человека и гражданина // Юри­
дический мир. 2008. № 9. С. 70-73.
3.37. Толкачев К. Б., Хабибулин А.Р. Органы внутренних дел в механизме
обеспечения личных конституционных прав и свобод граждан. Уфа: УВШ МВД
РФ, 1991. С. 195-196.
3.38.
Туликов А.В. Обеспечение информационной безопасности как гаран­
тия прав человека // Право. Журнал Высшей ттткольт экономики. 2015. № 2. С. 50­
3.39. Уваров А.А. Конституционные основы обеспечения прав человека в
Российской Федерации // Вестник ОГУ. 2005. № 3-II. С. 180-184.
3.40. Фомин А.А. Судебно-правовая политика современной России в сфере
обеспечения юридической безопасности личности // Известия ПТУ им. В.Г. Белин­
ского. 2012. № 28 С. 164-168.
3.41. Хабриева Т.Я. Конституционализм в России: 10 лет развития // Консти­
туция и законодательство: по материалам международной научно-практической
конференции (Москва, 29 октября 2003 г.). 2003. С. 8-24.
3.42. Чапчиков С.Ю. Принципы механизма обеспечения национальной без­
опасности // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство;
право и управление. 2017. № 6 (85). С. 70-73.
3.43. Шободоева А.В. Стратегия национальной безопасности РФ и ее вклад
в развитие понятийного аппарата общей теории национальной безопасности РФ //
Baikal Research Journal. 2016. № 1. С. 17.
АНТИПЛАГИАТ
ТВОРИТЕ СОБСТВЕННЫМ УМОМ
Орловский государственный
университет имени И.С. Тургенева
СПРАВКА
о результатах проверки текстового документа
на наличие заимствований
Проверка выполнена в системе
Антиплагиат.ВУЗ
Автор работы
Шляхова Валерия Владимировна
Факультет, кафедра,
номер группы
Юридический институт
Тип работы
Выпускная квалификационная работа
Название работы
Конституционно-правовая модель обеспечения безопасности личности
Название файла
VKR 400401 Shlyakhova V V 2018.docx
Процент заимствования
27,81%
Процент цитирования
11,72%
Процент оригинальности
60,47%
Дата проверки
15:39:37 22 мая 2018г.
Модули поиска
Модуль поиска ЭБС "Университетская библиотека онлайн"; Модуль поиска ЭБС
"Лань"; Модуль поиска ЭБС "Айбукс"; Коллекция eLIBRARY.RU; Модуль поиска
общеупотребительных выражений; Кольцо вузов; Модуль поиска ЭБС "Юрайт";
Модуль поиска "ФГБОУ ВО ОГУ им. И.С.Тургенева"; Модуль поиска ЭБС "Консультант
студента"; Модуль поиска Интернет; Цитирование; Коллекция РГБ; Модуль поиска
ЭБС "BOOK.ru"; Модуль поиска ЭБС "БиблиоРоссика"
Работу проверил
Астрахан Владимир Иванович
ФИО проверяю щ его
Дата подписи
Подпись проверяющего
Чтобы убедиться
в подлинности справки,
используйте QR-код, который
содержит ссылку на отчет.
Ответ на вопрос, является ли обнаруженное заимствование
корректным, система оставляет на усмотрение проверяющего.
Предоставленная информация не подлежит использованию
в коммерческих целях.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа