close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Дурнева Екатерина Петровна. Социальная адаптация иностранных студентов в российских ВУЗах ( на примере ФГБОУ ВО "Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева")

код для вставки
1
2
3
4
АННОТАЦИЯ
Тема выпускной квалификационной работы – «Социальная адаптация
иностранных студентов в российских ВУЗах (на примере ФГБОУ ВО «Орловский
государственный университет имени И. С. Тургенева»)».
Выпускная квалификационная работа изложена на 85 страницах без учета
приложений, включает 11 рисунков, 14 таблиц, 1 приложение, 67 литературных
источников.
Ключевые
СТУДЕНТЫ,
слова:
СОЦИАЛЬНАЯ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ
АДАПТАЦИЯ,
МИГРАНТЫ,
ИНОСТРАННЫЕ
ИНКУЛЬТУРАЦИЯ,
ТОЛЕРАНТНОСТЬ, СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ.
Объектом
исследования
является
процесс
социальной
адаптации
иностранной студенческой молодежи в условиях российского ВУЗа (ФГБОУ ВО
«ОГУ им. И. С. Тургенева» г. Орла).
Предмет исследования: выявление особенностей и оценка эффективности
процесса социальной адаптации иностранных студентов в условиях российского
ВУЗа.
Цель данной работы: выявить особенности процесса социальной адаптации
иностранных студентов в условиях российского ВУЗа.
Теоретико-методологической основой работы являются труды российских и
зарубежных социологов и социальных психологов, занимающихся изучением
проблем социальной адаптации. Кроме того, в основу положены события и факты
о функционировании систем работы ВУЗов с иностранными студентами.
Эмпирической базой выпускной квалификационной работы являются
данные авторских социологических исследований: 1) «Особенности социальной
адаптации иностранных студентов в ФГБОУ ВО «Орловский государственный
университет им. И. С. Тургенева»» - метод анкетирования; 2) «Особенности
процесса инкультурации иностранных студентов в условиях российского ВУЗа» метод фокусированного интервью; 3) «Приемы адаптации личности к иной
культурной среде» - метод фокусированного интервью.
Методы, используемые в выпускной квалификационной работе: системный
и сущностный методы; графические методы, метод сравнительного анализа.
5
Структура дипломной работы состоит из введения, двух глав (по три пункта
в каждой главе), заключения, списка используемой литературы и приложения.
6
Содержание
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………………. 3
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРОЦЕССА СОЦИАЛЬНОЙ
АДАПТАЦИИ……..…………………………………………………………………....8
1.1. Понятие, сущность и классификации социальной адаптации…….….…......….8
1.2. Концептуальные разработки проблемы социальной адаптации..……………..19
1.3. Характеристика процесса социальной адаптации иностранных студентов в
инокультурной образовательной среде……………………….…………...……...…32
ГЛАВА 2. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРОЦЕССА
СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ В УСЛОВИЯХ
РОССИЙСКОГО ВУЗА ...……………………………………………………………46
2.1. Анализ процесса социальной адаптации иностранной студенческой молодежи
г. Орла………………………………………………………………………………….46
2.2. Анализ процесса инкультурации образовательных мигрантов г. Орла………55
2.3. Тенденции формирования процесса социальной адаптации в среде
иностранной студенческой молодежи и основные пути решения проблемы низкой
толерантной культуры российского общества……………………………………...66
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………..……77
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ………………………………….…..……………………..81
ПРИЛОЖЕНИЕ
7
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования
В свете активной глобализации общества проблема формирования
поликультурной среды выходит за рамки этнонациональных общностей и
приобретает социетальный характер. Данная проблема включает изучение
процессов социальной адаптации, а именно межкультурной коммуникации и норм
социокультурной компетенции, необходимых для полноценной социокультурной
деятельности студентов в поликультурной образовательной среде.
В различных зарубежных рейтингах учитывается число иностранных
преподавателей и иностранных студентов. Иногда появляется пункт о наличии
международного
факультета,
как
необходимого
условия
поддержки
академической мобильности и обучения иностранных студентов. Общепринято,
что в престижном вузе количество иностранных студентов должно составлять
около 10% от общего числа обучающихся.
Иностранцы поступают в российские ВУЗы по квотам Министерства
образования и науки Российской Федерации на основе межправительственных
договоров или самостоятельно на платной или бесплатной основе в соответствии
с законодательством Российской Федерации. Количество иностранных студентов
в
приведенном
контингенте
признано
одним
из
основных
критериев
эффективности международной деятельности ВУЗа. В международных рейтингах
обучение иностранных студентов в ВУЗе также является важнейшим показателем
качества и эффективности образовательной деятельности ВУЗа.
Привлечение иностранцев в ВУЗ позволяет получать дополнительные
денежные средства на развитие учебного заведения, совершенствовать систему
подготовки
специалистов с
учетом требований
мирового
рынка
труда.
Безусловно, ведется работа и по повышению качества обучения. Чтобы быть
конкурентоспособным, университет вынужден реагировать и на потребности
международного
рынка
труда
и
готовить
специалистов
востребованных
профилей. В этих целях разрабатываются новые образовательные программы.
8
Россия имеет богатый опыт подготовки специалистов для зарубежных
стран. За более чем 80 лет в образовательных учреждениях бывшего СССР и
России было подготовлено свыше 600 тыс. специалистов для 160 стран мира.
Присоединение России к Болонской декларации в 2003 году активизировало
академическую мобильность студентов, что способствовало вовлечению многих
отечественных ВУЗов в международное образовательное пространство.
Нельзя недооценивать значимость организации пребывания иностранных
студентов в ВУЗе. Проблемы социальной адаптации иностранных студентов
мотивируют ВУЗ к разработке стратегий для их решения и устранения.
Корректировка процесса адаптации требует определенного времени и усилий.
Университет как принимающая сторона должен ориентироваться на проблемы, с
которыми сталкиваются образовательные мигранты, и обеспечивать им активную
поддержку. Социальная адаптация является сложным многогранным процессом,
который должен быть организован и управляем, что необходимо для обеспечения
иностранцам в новом для них культурно-образовательном пространстве успешное
взаимодействие с местным населением и качественное обучения. В этом и
состоит актуальность данной темы ВКР.
Степень разработанности проблемы.
Объяснение
социальной
адаптации
при
помощи
собственно
социологического подхода наиболее структурно и системно представлено в
работах Т. Парсонса [42] [43] [44], Э. Дюркгейма [17] [18] [19], М. Вебера [8] [9],
Р. Мертона [37] [38]. Представитель французской школы социологии Ж. Гурвич
[58] так же социальную реальность как результат коллективного творчества и
волевых усилий.
Подход к рассмотрению социальной реальности как мобильной иерархии
глубинных уровней внутреннего устройства присущ Чикагской школе социологии
– Р. Парку, Ч. Кули [41], У. Томасу [25], Ф. Знанецкому [22], Дж. Мид [39].
Представители социального конструктивизма П. Бергер и Т. Лукман [29]
рассматривают социальную реальность как феномен «жизненного мира».
Русский и американский социолог П. Сорокин [55] обосновал идею
взаимопроникновения процессов адаптации и культуры. Г. Зиммель [41] –
9
представитель формальной социологии, считал, что в основе общества лежат
взаимодействия индивидов, а социальную адаптациию определяют позиции
целеполагания. По Г. Спенсеру [56] [57], общество - это «социальный организм»,
а адаптация проходит по аналогии с биологической адаптацией организма.
Французский социолог П. Бурдье [6], придерживающийся позиций философии
действия, рассматривал явление социального воспроизводства в современных
условиях как дополняющее концепцию социальной адаптации. По Э. Гидденсу
[11], адаптация - это «ответ на различимые изменения в естественной среде,
приводящий к модификации существующих органических и социальных
характеристик»,
и
к
стабильности
общества.
Американский
социолог-
бихевиорист Т. Шибутани [63] рассматривал социальную адаптацию как
совокупность приспособительных реакций, в основе которых лежит активное
освоение среды, её изменения и создание необходимых условий для успешной
деятельности. Канадский исследователь Г. Селье [52] исследовал социальную
адаптацию как выход и средство ситуации. Исследователь П.С. Кузнецов [34]
ввел в научный оборот понятие «комплексная адаптация», поскольку любой
адаптационный процесс является комплексным как по механизму возникновения,
так и по механизму реализации.
Российский социолог Т. И. Заславская [20], сторонник структурнодеятельностного подхода, предложила оригинальную теорию адаптации, которая
основана на необходимости ее рассмотрения с позиций индивидуальной и
групповой свободы выбора. Корель Л. В. [32] занималась разработкой
классификаций социальной адаптации. Доктор социологических наук Л. Л. Шпак
[29] выделил в структуре адаптации компоненты: адаптивные потребности, цель,
установку, ожидания, притязания, мотивы, адаптивные способности, ролевые
позиции и практические действия. Разработке концепции социальной роли и
определению этого понятия в контексте социальной адаптации уделял особое
внимание И.С. Кон [31].
Объект исследования – социальная адаптация.
Предмет исследования – выявление особенностей социальной адаптации
иностранных студентов в г. Орле.
10
Цель исследования - выявить особенности процесса социальной адаптации
иностранных студентов в условиях российского ВУЗа.
Задачи:
Рассмотреть
1.
понятие,
его
сущность
и
рассмотреть
классификации социальной адаптации;
Изучить концептуальные разработки проблемы социальной
2.
адаптации;
Охарактеризовать процесс социальной адаптации иностранных
3.
студентов в инокультурной образовательной среде;
Проанализировать процесс социальной адаптации иностранной
4.
студенческой молодежи г.Орла;
Проанализировать процесс инкультурации образовательных
5.
мигрантов г. Орла;
Выявить
6.
тенденции
формирования
процесса
социальной
адаптации в среде иностранной студенческой молодежи и выработать
основные
пути
решения
проблемы
низкой
толерантной
культуры
российского общества
Эмпирическая
квалификационной
база
работы
исследования.
представлена
Эмпирическая
авторскими
база
выпускной
социологическими
исследованиями.
Данные
были
получены
в
результате
исследований
на
тему:
1)
«Особенности социальной адаптации иностранных студентов в ФГБОУ ВО
«Орловский государственный университет им. И. С. Тургенева»» - методом
анкетирования опрашивались иностранные студенты численностью 253 человека;
2) «Особенности процесса инкультурации иностранных студентов в условиях
российского ВУЗа», опрашивались иностранные студенты ФГБОУ ВО «ОГУ им.
И. С. Тургенева» - методом фокусированного интервью общей численностью
респондентов 6 человек; 3) «Приемы адаптации личности к иной культурной
среде», опрашивались иностранные студенты философского факультета ФГБОУ
ВО «ОГУ им. И. С. Тургенева» - методом фокусированного интервью общей
численностью респондентов 6 человек.
11
Теоретическая
и
практическая
значимость
выпускной
квалификационной работы заключается в содержательном анализе понятия и
сущности
процесса
социальной
адаптации
иностранных
образовательных
мигрантов, синтезе основных этапов его прохождения, выделении тенденций
формирования социальной адаптации, а так же выработке путей преодоления
низкой толерантной культуры. Разработанные рекомендации и предложения
могут быть использованы для совершенствования адаптационной деятельности
ВУЗа. Полученные материалы могут использоваться преподавательским составом
при чтении дисциплин общей социологии, социологии конфликта и других
специализированных дисциплин.
Использованы системный и сущностный подходы.
Структура работы. Данная работа состоит из введения, двух глав (по три
пункта в каждой главе), заключения, списка литературы и приложения, содержит
11 рисунков, 14 таблиц.
12
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРОЦЕССА
СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ
1.1 Понятие, сущность и классификации социальной адаптации
Термин «адаптация» произошел от лат. «adaptation» - приспособлять,
прилаживать, устраивать. Изучение проблемы адаптации находится на стыке
многих отраслей знания и является одним из наиболее перспективных подходов к
изучению человека и общества [30, С. 56 – 57].
В философской мысли социальная адаптация определяется как процесс
«приспособление системы к условиям внутренней и внешней среды», так и его
результат – «наличие у системы приспособленности к некоторым факторам
среды» [53, С. 168].
Существует четыре вида адаптации, которые глубоко взаимосвязаны между
собой (Рисунок 1). Поле нашего исследования затрагивает преимущественно
социальный вид адаптации.
Рисунок.1. Виды адаптации [48, С.123]
Социальная адаптация как процесс протекает в обществе, которое является
весьма своеобразным видом деятельности коллективов, совокупностях людей,
групп. Механизм социальной адаптации как специфической формы социальной
активности выражается в адаптации индивида к имеющейся социальной среде
при помощи анализа актуальных социальных ситуаций, вывода о собственных
путях решения возникшей проблемы и осуществления действия с позиций
целеполагания. Личность и окружающие ее социальные образования (группы,
организации, институты) познаются только в контексте непрерывной социальной
динамики [21, С. 53].
Именно поэтому социология, как и любая другая гуманитарная наука, не
дает однозначного определения термину «адаптация». Относительно разных
13
точек зрения на данный процесс российский социолог Корель Л. В. [32] выделила
шесть черт данного процесса:
1)
Адаптация
–
это «приспособительная
изменчивость», процесс
приспособления субъекта к новой окружающей действительности;
2)
Адаптация как совершенный факт – результат приспособительного
процесса;
3)
Адаптация как темологичный и прагматичный процесс – процесс
приспособления, обусловленный исполнением конкретной цели во времени
(социально-биологическое
выживание,
повышение
социального
статуса,
достижение финансового благополучия и др.);
4)
Адаптация
предполагающий
как
адаптивность
соответствие
и
–
процесс
непротиворечивоть
приспособления,
между
целями
и
результатами деятельности;
5)
Адаптация – это отношение равновесия (относительной гармонии),
которое устанавливается между субъектом и средой (гомеостатический подход);
6)
Адаптация
–
процесс,
который
подвержен
гомеостатическим
закономерностям и обеспечивает возможность развития субъекта адаптации
(гомеорезис) [26, С.30].
Социальная адаптация – очень сложный процесс, имеющий внушительное
количество
стратегий,
которые
необходимо
каким-либо
образом
классифицировать. Они отражают диапазон адаптивного потенциала личности и
социальных групп и выявляет различные адаптивные ситуации, стимуляторы и
ограничители адаптации.
Выбор тех или иных стратегий зависит от конкретных адаптивных
барьеров, затрудняющих функционирование индивида в обществе и мешающих
его жизнедеятельности. Однако адаптация происходит только при условии, что
существующие барьеры адаптации распознаются личностью и идентифицируются
ею как барьеры [49, С. 154 – 155].
На особенности и типы социальной адаптации оказывают влияние три
группы факторов (Рисунок 2) [67, С. 56]:
14
Рисунок. 2. Три группы факторов, влияющих на социальную адаптацию
Одно из важнейших условий социальной адаптации личности является
принятие ею и трансляция социальных норм и ценностей. При рассмотрении
феномена социальной адаптации приоритетным становится не только количество
социальных связей, которые единовременно поддерживает личность, но и ее
компетентность [61, С. 165].
В. А. Марков создал классификационную систему, связывающую воедино
две стороны адаптации – процессуальную и результирующую. Адаптивные
формы им рассмотрены при помощи системы взаимосвязанных критериев и
предложено ряд классификационных оснований (Таблица 1) [67, С. 58].
Таблица. 1. Классификация адаптации по основанию
Основание
Область существования
Адаптивная форма
- биологические;
- социальные;
- технические.
Способ адаптации
- пассивное приспособление к среде;
- поиск «комфортной среды»;
- преобразование среды.
Объект адаптации
- внешняя;
- внутренняя;
- внутрисистемная.
Структура отношений
- односторонняя;
15
- двусторонняя;
- многосторонняя.
Степень регуляции
- случайная;
- регулярная.
Глубина процесса
- структурная;
- функциональная.
Знаковость
- позитивная;
- негативная.
Временная связь
- презентативная;
- прогностическая.
Достоверность
- натуральная;
- игровая.
Так же в связи с процессом социальной адаптации необходимо отметить
такой термин, как социальная адаптивность – деятельностное отношение,
формирующиеся, развивающееся и реализующееся в процессе социальной
адаптации индивида [64, С. 78 – 79].
Существует несколько подходов к рассмотрению данного процесса,
наиболее известные из которых: системный подход, культурологический и
информационный.
С точки зрения системного подхода, социальная система выступает
сверхсложной, адаптивной системой, чутко реагирующей на любые (внутренние и
внешние) нарушающие ее устойчивость факторы, поскольку они потенциально
могут привести к ее гибели. Причем социальная система приспосабливается так
же и к постоянно возрастающим собственным возможностям и последствиям
деятельности общества. Закономерности социальной системы диктуют правила
поведения индивидам как составным частям целого.
Культурологический подход имеет вес в аксиологическом аспекте: именно
ценности, транслируемые культурой, являются определяющим критерием
взаимодействия индивида и общества, а сознание при этом содержит систему
представлений
возникающие
об
этих
процессы,
ценностях.
Активное
достичь
актуальных
в
стремление
преодолевать
условиях
комфортного
16
существования
и
самореализации
сопровождается
социокультурной
трансформацией личностью продуктов культурной среды. Протекает процесс
инкультурации – одного из аспектов процесса социальной адаптации.
С ракурса информационного подхода любые образующиеся в процессе
жизнедеятельности
индивида
информационно-когнитивные
конструкты
интерпретируются как эффективное средство и условие адаптации. Здесь
происходит поиск необходимой и актуальной информации для конструирования
непротиворечивых и эффективных адаптационных моделей. Реализация данного
аспекта затрудняется обилием, разнообразием и постоянным пополнением объема
информации [50, С. 193 – 194].
В вопросах социальной адапатации значительный вклад внесла Л. В.
Корель. Вместе с разработками В. А. Петровского становится возможным
выделить такую классификацию по основанию содержания и процессуальности
[26, С. 31 – 32]:
1) Адаптация как гомеостаз – балансное состояние индивида и окружающей
действительности (внешней и внутренней). Ключевой в данном случае является
восприятие общества как высокоупорядоченного биологического организма.
Поэтому равновесие здесь означает жизнеспособность и процветание всей
системы. Дезадаптация же фактически означает смерть системы. «Принцип
адаптации выступает в форме требования к устранению конфликтности во
взаимоотношениях со средой, установлению равновесия. Фактор, выводящий из
состояния равновесия, рассматривается как независимая от субъекта ситуация,
поведение же сводится к реакции восстановления утраченного равновесия».
«Адаптация представляет собой баланс между взаимными ожиданиями индивида
и социальной среды» (Т. Парсонс) [42, С. 256 – 260]. В данной модели место
каждой единицы системы заранее установлено, каждый индивид исполняет свою
социальную роль.
2) Адаптация как приспособление очень близко к гомеостатическому
подходу. Суть приспособления в «одностороннем гомеостазе» - объект и субъект
здесь личность. Цель социальной адаптации в данном подходе – адаптирование
индивидума к постоянно меняющейся социальной среде. Причем объектом
17
адаптации в данном случае является среда или отдельные ее изменения, которые
первичны. Только затем идет адаптация личности к окружающей ее социальной
среде и ее изменениям.
К данному подходу можно отнести социальный дарвинизм (Г. Спенсер) [57]
с позиций заданного функционирования и позитивизм (Э. Дюркгейм) [18] –
усвоения норм. Динамика прогресса индивида выступает здесь как отражение
динамики социальных изменений среды. Индивид может адаптироваться как
пассивно (вынужденные изменения), так социально активно (воспитание
личности и ее формирование социальной средой). Фактически этот подход не
раскрывает всей совокупности особенностей социальной адаптации и сводит ее к
примитивному пониманию бихевиористской схемы «стимул-реакция».
3) Адаптация как включение. «В социологическом плане адаптация
представляет собой процесс «вхождения», «вживания» человеческого индивида в
некоторую целостную систему социальных отношений и связей». Зачастую это
реализуется адаптацией индивида к новой среде. Целью адаптации в данном
случае является обеспечение необходимых (или желаемых) для человека условий
существования в новой (измененной) социальной среде. Для этого характерно
постоянное сравнение старых комфортных условий с новыми. Таким образом,
включение является одной из типовых ситуаций приспособления личности к
новым (изменившимся) условиям социальной среды.
4) Адаптация как рациональность. Основа этого подхода (М. Вебер) [8] –
целерациональность личности, а не сопоставление с социальной средой.
Рациональный подход включает в социальную адаптацию потребностно –
мотивационную сферу человека. Однако критерий целерациональности и
прагматизма предстает недостаточным для обоснования всех адаптационных
приемов. Индивид беспричинно часто оставляет свой выбор не только за самыми
рациональными
путями
решения
проблем,
а
наоборот,
связанными
с
повышенным напряжением, риском, опасностью.
5) Адаптация как удовлетворение потребностей личности. Здесь первична
личность (Мак-Клелланд), а социальная адаптация понимается как переживание
индивидом удовольствия и избегание страдания. Адаптацией является не само
18
эмоциональное состояние (удовлетворенность), а то, что сопровождается этим
состоянием. Шкала «удовольствие – страдание» выступает как универсальный
критерий, побуждающий человека к занятию собственной адаптацией: его
истинной целью является не адаптация, а удовольствие.
6) Адаптация как взаимодействие. Понимание социальной адаптации как
взаимодействия берет свой исток в отечественной социологии 90-х годов. Все
рассмотренные выше подходы по критерию первичности можно четко разделить
на две группы с совершенно различным содержанием (Рисунок 3).
Рисунок. 3. Подходы к изучению социальной адаптации с различным
содержанием по критерию первичности
Естественно, возникает мысль об объединении этих различных, хотя и во
многом
взаимозависимых
процессов.
Эту
задачу
призван
решить
взаимодействующий подход: с одной стороны, взаимодействия – требования
общества (выраженные в нормах, ценностях), с другой – цели и потребности
личности, реализация которых возможна (и эффективна) только в социуме.
М. А. Шабанова выделяет четыре основных вида социальной адаптации
(Рисунок 4) [67, С. 59]:
Рисунок 4. Виды социальной адаптации по М. А. Шабановой
Существуют различные группировки факторов социальной адаптации:
ведущие и временные, объективные субъективные, личные и производственные,
глобальные (социально-экономическое политическое устройство общества) и
19
региональные (природно-климатические, степень развития социально-бытовой
инфраструктуры, напряженность баланса трудовых ресурсов) [45, С. 205].
Группа ученых (И.А. Милославова, Л.В. Корель, Е.С. Баланова и др.)
предлагают следующие виды социальной адаптации: адаптация в форме
приспособления, адаптация в форме приспосабливания.
Критерием первой группы является характер взаимодействия субъекта
адаптации и адаптивной среды.
Вторая группа – по видам адаптивной среды, к которой приспосабливается
(или которую приспосабливает к себе) индивид: производственная; брачная;
соседско-приятельская; политико-правовая; учебная.
Третья группа – по структурным компонентам адаптивной среды:
предметно-деятельностная; личностная.
Четвертая группа – по психологическому содержанию: предадаптация;
дезадаптация; реадаптация; дисадаптация.
В перечне видов социальной адаптации у Л.В. Корель «негативная
адаптация» представлена родовым понятием, которая включает девиантную,
иждивенческую, паразитическую адаптацию [65, С. 42-46].
Под адаптационным механизмом обычно понимается совокупность средств,
с помощью которых приводится в действие и самореализуется адаптационный
потециал субъекта для восстановления нарушенного равновесия в системе
«адаптант – адаптирующая среда».
Включение
адаптивного
механизма
наступает
при
возникновении
адаптивной ситуации, которая возникает под влиянием двух обстоятельств:
- Во-первых, изменения в среде, которые делают невозможным для
субъекта адаптации в новых условиях достижения старых жизненных целей и
ориентиров прежними средствами;
- Во-вторых, изменения
в субъекте адаптации, которые делают
невозможным для него достижения его новых целей в старых условиях среды.
Внутренняя напряженность присущи субъекту в момент обнаружения этих
несоответствий (рассогласование), вынуждает его начать поиск выхода из
дискомфортной среды.
20
В
процессе
определенные
социальной
способы
адаптации
социального
индивидом
функционирования,
вырабатываются
которые
можно
классифицировать следующим образом:
1) просоциальность – адаптированность в социальной среде, благоприятные
взаимоотношения с окружающими, позитивное, конструктивное и полезное
для общества поведение, проявление социальной активности, ориентация на
абсолютные социальные ценности и их реализацию в деятельности и
общении;
2) конформность – условная адаптированность в социальной среде, мимикрия,
скрытое
неприятие
социального
окружения,
внешнее
согласие
с
общепринятыми нормами и ценностями, изменение поведения или
убеждений вследствие реального или воображаемого давления группы,
приспособленчество, пассивное принятие существующего порядка и
господствующих мнений;
3) инертность
–
частичная
адаптированность
к
социальной
среде,
неустойчивая некритично принятая система ценностей, безответственность,
(допускается нарушение социальных и правовых норм по корыстным
мотивам либо в силу осознания безнаказанности), социальная пассивность,
попустительство, толерантность ко всему, что не касается лично;
4) асоциальность – слабая адаптированность в социальной среде, склонность к
дезадаптации, отклоняющееся от требований социальных норм поведение,
стремление
противоречить
мнению
большинства
и
поступать
противоположным образом, индивидуализм, приоритет личных целей и
ценностей, активность направлена на удовлетворение личностно значимого
интереса;
5) антисоциальность – дезадаптированность, выпадение из коммуникативных
сетей общества, множественное систематическое нарушение правовых и
социальных норм, проявление враждебности и негативных чувств по
отношению к окружающим, ориентация на антисоциальные ценности,
активность направлена против общества [2, С.133 - 134].
21
Социльно-психологические
условия
содержат
в
себе
когнитивно-
аксеологические (способность отбирать и правильно оценивать информацию,
критичность, логические навыки, познавательные алгоритмы, ценностные
ориентации и др.) и мотивационно-волевые (способность формулировать цели и
добиваться их осуществления) характеристики [48, С. 126 – 127].
Р. Мосс и К. Шэффер разработали свою классификацию стратегий
совладания с жизненными трудностями и адаптации личности (Рисунок 5):
Рисунок 5. Классификация стратегий социальной адаптация (Р. Мосс, К.
Шэффер).
Л. Перлин и К. Шулер классифицировали стратегии следующим образом:
 стратегии изменения проблемы;
 стратегии изменения способа ведения проблемы;
 стратегии управления эмоциональным дистрессом.
С. Фолкман и Р. Лазарус разработали следующую типологию стратегий:
 противостоящего совладания;
 дистанцирования;
 самоконтроля;
 поиска социальной поддержки;
 принятия ответственности;
 избегания;
 планового решения проблемы;
 позитивной переоценки [67, С. 58].
Л.
Гордон
выделяет
первичную
адаптацию,
которая
в
период
революционных преобразований выражается в принятии общей направленности
перемен и приспособлении к некоторому минимуму условий, при котором новая
22
жизнь предпочтительнее новых порядков. Восприятие перемен в качестве
терпимых - не терпимых может выступать показателем адаптированности неадаптированности. Также Гордон различает и вторичную адаптацию в условиях
перемен, которую, необходимо понимать как приспособленность к условиям
жизни,
продуцируемым
изменяющейся
социальной
средой
в
результате
кардинальных преобразований как приспособленность к последствиям новых
реформ.
В
данном
взаимозависимости
контексте
таких
целесообразно
понятий,
как
говорить
о
взаимосвязи и
«социальная
адаптация» и
«социальное самочувствие». Адаптационное социальное самочувствие как
обобщенная реакция личности на наиболее значимые для него общественные
процессы включает в себя совокупность различных его составляющих,
отражающих субъективное восприятие индивидом конкретной жизненной
ситуации в любой сфере социальной жизни. Оно имеет четыре типа:
1)
оптимистичное (активное) социальное самочувствие — целеустремленная
адаптация;
2)
приспособительное
(обыденное)
социальное
самочувствие
—
удовлетворенная (достиженческая) социальная адаптация;
3)
пассивное
(безучастное,
инертное)
социальное
самочувствие
—
непритязательная социальная;
4)
пессимистичное социальное самочувствие — фрустрационная социальная
адаптация (или дезадаптация) [14, С. 11 - 19].
Процессы социализации и адаптации органически связаны между собой.
Социальная адаптация является механизмом, формой социализации индивида.
Его развитие выступает, по существу, в виде процесса социализации. При этом
первоначально
человек больше действует
адаптационными
механизмами.
Посредством научения он усваивает социальные нормы и старается стать
полноправным членом группы, общества. Затем постепенно адаптационным
механизмам противопоставляются механизмы самоутверждения, выражения
собственной индивидуальности. Благодаря этому индивид превращается в яркую
23
личность, освоившую сложившиеся в обществе социальные нормы и ценности
[46, С. 150].
Подводя некоторый итог, следует отметить, что процесс социальной
адаптации
–
достаточно
сложный
процесс,
требующий
всестороннего
рассмотрения. Не существует единого определения данному процессу, поскольку
ему присущ широкий спектр характеристик. В наиболее общем плане можно
сказать, что социальная адаптация – это приспособление к окружающей
социальной среде.
Социальная адаптация включает в себя такой процесс как инкультурация. У
данного процесса множество факторов, степеней, видов и стратегий. Единой
классификации в рассмотрении адаптации так же не наблюдается, что
подтверждает сложность и глубину данной тематики.
1.2 Концептуальные разработки проблемы социальной адаптации
Понимание общества как социальной реальности должно быть исходным
при рассмотрении процесса социальной адаптации, несмотря на существенные
концептуальные различия трех основных социологических направлений мысли –
функциональной, конфликтной и бихевиористской.
С точки зрения функциональной концепции общество – это группа
человеческих существ,
представляющих собой самообеспечивающую систему
действия. Причем она имеет способность существовать более длительно во
времени, чем отдельный индивид или группа, рекрутируемая фрагментарно с
помощью естественного воспроизводства ее членов.
Разновидностью
структурно-функциональной
теории
является
«функциональное обоснование общества» [51, С. 76-77]. В теории конфликта
общество понимается как совокупность конкурирующих конфликтующих систем
[16, С. 101] и бихевиористской – как индивид с большой буквы. Базовое
связующее звено социальной реальности в структурном функционализме –
безличностные социальные структуры, в теории конфликта – социальные группы
и институты, в бихевиоризме – человек. Замыкающая идея данных концепций так
же является для них общей – идея достижения «социального порядка» (social
24
ordor). Данная мысль впервые была выражена америаканским социальным
психологом-интеракционистом Р. Г. Теркером с опорой на идеи Дж. Г. Мида.
Общественные отношения здесь продукт коммуникации.
Первые работы по изучению адаптации личности к социокультурной среде
были представлены в XVIII веке немецким философом и культурологом И. Г.
Гердером. Он отмечал, что человек адаптивно «недостаточен», поскольку у него
отсутствуют
ускоспециализированные
приспособительные
программы
и
адаптивные стратегии, которые передаются по наследству. Для преодоления этой
природной недостаточности общество создало культуру. Социокультурная среда
здесь – система «норм поведения, общения, деятельности и взаимодействия
людей», выступающая эффективным инструментом адаптации и обеспечивающая
саморазвитие общества [49, с. 22–23].
Объяснение
социальной
адаптации
при
помощи
собственно
социологического подхода наиболее структурно и системно наблюдается в трудах
Т. Парсонса, Э. Дюркгейма, М. Вебера, Р. Мертона. В их трудах социальная
адаптация «нормативна», «рациональна», «сбалансирована», «индивидуальна».
Американский
социолог
структурный
функционалист
Т.
Парсонс
осуществлял работу над всеобъемлющей теорией социального действия,
способной охватить всю социальную реальность и совокупность видов
социальной деятельности. С опорой на труды В. Парето, Э. Дюркгейма, теорию
действия М. Вебера, социальную антропологию Б. Малиновского и А. РедклиффБрауна, Т. Парсонсом была выявлена нормативная ориентированность как
особенность социального действия. Его концепция «равновесного общества»
заключается в «балансе взаимных ожиданий индивида и социальной среды».
Отсюда
его
гомеостатическое
осмысление
адаптации
как
социальной
стабильности, равнозначно продуктивной для социума и индивида. По Т.
Парсонсу социальная адаптация базируется на нормах, ценностях и ролях [43].
Он разработал общую модель социального действия – «единичный (unit)
акт» - обобщенная аналитически абстрактная модель любого человеческого
действия, включающую в себя:
25
– действующее лицо (actor) – индивид, действующий из соображений
осознанного целеполагания;
– ситуационное окружение – различные факторы окружения, по
отношению к которым направлено действие и от которых оно зависит,
которые ограничивают пространство выбора.
Т. Парсонс считал, что в ситуационном окружении присутствует в качестве
фактора
относительно
автономная
социальная
система.
Эти
факторы,
возникающие в процессе институционализации, являются системами действия
(культурной, биологической, социальной, личностной) и оказывают влияние на
«единичный акт». Любая система обязана адаптироваться к своему окружению
[44].
У истоков изучения социальной адаптации стоял французский социолог Э.
Дюркгейм. В своей работе «О разделении общественного труда» он впервые
выделил в качестве сущности процесса социальной адаптации «внутреннее
соответствие индивида существующим в обществе моральным нормам» [17, С.
48]. Так же ученый ввел понятие «аномия» для характеристики состояния
дезорганизации и дезадаптации, которое возникает при каких-либо резких
общественных изменениях. Аномический период характеризуется потерей
привычного образа жизни, невозможностью ориентации в новых социальных
условиях. Так же вследствие снижения значимости ценностей и норм,
транслируемых культурной средой, наблюдается тенденция к отклоняющемуся
поведению, что является последствием дезадаптации.
Э. Дюркгейм рассматривал общество как всеохватывающую социальную
реальность, обладающую самоценностью и определяющую все остальные
ценности. По Дюркгейму понятие «социальная адаптация» тесно с ней связано.
При этом социальная реальность представляет собой органическое единство и
остается реальностью sui generie. Таким образом, общество – надындивидуальная
духовная реальность, которая основана на «коллективных представлениях» и
«обосновывает и санкционирует нравственность», определяет в совокупности
коллективное (общественное) сознание [17, С. 323].
26
Немецкий социолог М. Вебер, стоящий у истоков развития социологии как
науки, понимал социальную адаптацию с позиций прагматизма. Он считал, что
одним из критериев адаптации является рациональность и эффективность в
достижении целей. Так же он выявил, что индивидуальная и групповая адаптация
едины, однако по М. Веберу они имеют естественные противоречия.
Вариативность норм, моделей поведения, способов достижения целей побуждают
личность к активному действию. Личность в процессе адаптации адаптирует
социальные нормы, корректируя их. Адаптация предстает не только как способ
существования личности, но и как важнейший механизм социального прогресса.
Неординарность подхода М. Вебера состоит в принятии за основу
социальной адаптации целерациональность поведения личности. Критерием
успешности адаптации здесь является величина затраченных усилий, взятая
относительно временного отрезка, необходимого для достижения конкретной
цели. От этого напрямую зависит интенсивность социальной адаптации.
М. Вебер выделяет четыре вида социального действия (Рисунок 6) [8]:
Рисунок 6. Виды социального действия по М. Веберу
Важнейшей составляющей рационализации действия является активная
адаптация нравов и обычаев к соображениям интереса: ценностно-рациональное
поведение вытесняется целерациональным с ориентацией не на ценности, а на
успех. Поэтому социальное действие всегда мотивировано и сознательно
ориентировано на социальное окружение [9].
Американский социолог Р. Мертон придерживался мнения, что позиция
равновесности общества ошибочна, поскольку она несовместима с диалектикой
развития. По Р. Мертону, социальной структуре всегда присуще внутреннее
противоречие и динамичность, она подвержена непрерывным трансформациям
даже в периоды относительной социальной стабильности. Отсюда исходит, что
процесс социальной адаптации изначально протекает в среде нестабильной,
27
противоречивой и конфликтной [38, С. 119 – 120]. Динамичность общества вновь
переводит адаптацию на индивидуальный уровень, выражающийся в выработке
индивидуального способа адаптации конкретным человеком, адекватного его
нормативно-ценностной
организации.
Эти
характеристики
описывают
разработанную Р. Мертоном теорию аномии. На ее основе он выявил пять видов
адаптационных стратегий индивидов в бифуркационной среде (Таблица 2), в
основе которых степень соответствия целей общества и индивидов в купе со
способами достижения этих целей и доказал, что адаптация личности
индивидуально-типична.
Таблица 2. Виды адаптационных стратегий по Р. Мертону
Стратегия
Конформизм
Описание стратегии
Цели
общества
и
способы
их
достижения
принимаются полностью;
Инновационность Принимаются
социальные
цели,
а
способы
их
достижения предлагаются новые;
Ритуализм
Социальные цели не осмысливаются, но способы их
достижения непоколебимы;
Ретритизм
Отрицаются и социальные цели, и способы их
достижения;
Мятеж
Выражается яркое стремление заменить и цели, и
способы.
Р. Мертон определял адаптацию как одновременное следование нормам и
отказ от них. Таким образом, данный процесс выступает и как рациональное
поведение, ведущее к достижению индивидуальных целей, и как иррациональное
поведение, заведомо лишающее человека такой возможности [37, С. 300].
Английский философ и социолог-позитивист Г. Спенсер придерживался в
описании общества натуралистической и эволюционной концепции. Общество по
Г. Спенсеру «социальный организм» [14, С. 263-307]. Социальная адаптация
проходит у него по аналогии с биологической адаптацией организма. Он
разработал «теорию равновесия», согласно которой социальная адаптация
является
устойчивым
равновесным
состоянием
организма
(индивида)
28
относительно
среды
(общества).
В
результате
этого
уравновешивания
общественное устройство усложняется и повышается его функциональность [56].
Представитель французской школы социологии Ж. Гурвич так же
социальную реальность как результат коллективного творчества и волевых
усилий. Он рассматривал социальную реальность в горизонтальном (Рисунок 7) и
вертикальном разрезе.
Рисунок 7. Горизонтальное деление социальной реальности на типы (Ж.
Гурвич).
Социальная макросистема продуцирует такие механизмы:
 цивилизация побуждает подсистемы и элементы адаптироваться к
актуальным условиям для жизнеспособности и прогрессирования;
 Адаптанты
(индивиды,
группы
и
общности)
вынуждаются
цивилизацией адаптировать поведение к ее нуждам;
 Нормативные механизмы (институты социализации, мораль и право)
осуществляют взаимную адаптацию общественной системы и социальных
субъектов друг к другу.
Благодаря социальным нормам протекает поиск приемлемых решений,
контролируется состояние динамического равновесия социальной системы, что
обеспечивает ее целостность [58, С. 63].
В вертикальном разрезе социальная реальность – это мобильная иерархия
глубинных уровней внутреннего устройства. Данный подход к рассмотрению
этого процесса присущ Чикагской школе социологии – Р. Парку, У. Томасу, Ф.
Знанецкому, Дж. Мид, Ч. Кули. Здесь анализируется природа и форма
социального взаимодействия.
Р. Парк считал, что общество есть «контроль» и «согласие», а социальное
изменение протекает в купе с переменой в плане моральных ценностей, сознания,
29
индивидуальных установок, «человеческой природы» в целом. Данные перемены
базируются на паттеральных биотических изменениях и связаны с различными
типами мобильности. Процессы, происходящие в обществе, по Парку, зависят от
условий среды обитания и влияют на изменения в ней.
Американский социолог и социальный психолог У. Томас рассмотрел
ситуативные («ценностные») характеристики социального поведения. Он выявил,
что мотивы поведения индивида не инстинктивны, прививаются культурой и
выявляются наблюдением за реакциями человека в различных ситуациях [41, С.
84 – 85].
Польский
философ
и
социолог
гуманистического
направления
Ф.
Знанецкий выявил, что социальная действительность состоит из социальных
систем. Он дифференцировал все социальные системы на четыре рода:
социальные действия, социальные отношения, социальные личности, социальные
группы. Так же он выдвинул принцип «человеческого коэффициента»,
требующего рассмотрения социальных явлений как результата сознательной
деятельности. По Ф. Знанецкому процесс социальной адаптации протекает при
помощи освоения индивидом социального опыта и собственного «социального
действия», что обусловлено его переживанием социальной ценности [22, С. 92].
У. Томас и Ф. Знанецкий как представители Чикагской школы социологии
внесли значительный вклад в изучение проблем этнических групп (совместный
пятитомный труд «Польский крестьянин в Европе и Америке» (1918-1920)). Ими
был впервые применен строгий качественный и количественный анализ личных
документов
(письма,
дневники,
автобиографии)
относительно
процессов
миграции и социальной адаптации. Так же они выявили, что процесс адаптации
личности прежде всего социален [25, С. 156].
Представитель символического интеракционизма американский социолог,
философ и социальный психолог Дж. Г. Мид опеделяя социальную реальность
выдвинул иной подход. С позиций натурализма и прагматизма он попытался
экстраполировать
их
основные
теоретические
концепции
на
общесоциологические парадигмы социальной действительности. Специфику
восприятия объективной реальности действующим субьектом определяет, по Дж.
30
Г. Миду, социальный акт. Он определял реальность как плюральность разного
рода актов взаимодействий. Это означает наличие многообразия относительно
вероятных перспектив. Людям для взаимодействия необходимо производить
интерпретацию значений и намерений других людей, что возможно благодаря
процессу «принятия роли». Он предполагает эмпатию во время общения
(воображаемую постановку себя на место собеседника). Реальность по Дж. Г.
Миду по своей природе социальна [39, С. 65].
Представитель чикагской школы социологии социолог и социальный
психолог Ч. Кули учитывал при рассмотрении социальной адаптации ментальный
характер социального организма, представляя его в качестве глубинного уровня
коллективного индивидуального сознания, содержащего в себе, как и личность,
бессознательное. Ментальность, по Ч. Кули, взаимодействует с традициями,
культурой, социальными структурами и средой обитания человека, определяет их
и сама ими определяется, что поддерживает культурно-историческую динамику.
Он сделал вывод, что ментальную целостность составляет и «социальное», и
«индивидуальное» одновременно, а личность и общество едины и неделимы.
«Социальное» здесь лишь кумулятивный (непрерывный) аспект целостности, а
«индивидуальное» – ее дискретный (прерывистый) аспект [41, С. 85].
Особенное видение относительно социологической теории представлено в
совместном труде американских социологов, представителей социального
конструктивизма П. Бергера и Т. Лукмана. В своей работе «Социальное
конструирование
реальности»
(1966
г.)
они
рассматривают
социальную
реальность как феномен «жизненного мира». Качественного отличия социальной
реальности, рассматриваемой в ключе автономного от сознания людей
существования, и социальной реальности как общественного сознания П. Бергер и
Т. Лукман не делают. Специфика развития личности здесь такова, что она
(личность) склонна самостоятельно создавать нечто, способное заменить ей
социальные
нормы
и
руководствоваться
ими
в
процессе
социального
взаимодействия. Таким образом, объективно существующий мир неэквивалентен
выдуманному
человеком
миру.
В
качестве
урегулирующего
данного
31
несоответствия фактора, по П. Берегеру и Т. Лукману, и должна выступать
социальная адаптация [29, С. 134].
Русский и американский социолог П. Сорокин, представитель интегральной
социологии, в своей работе «Социокультурная динамика и эволюционизм»
обосновал идею взаимопроникновения процессов адаптации и культуры. Все
элементы, интегрированные социокультурной системой, взаимозависимы [30, С.
56]. Общество по П. Сорокину нелинейно, а индивиды перемещаются в системе
социальных координат благодаря социальной мобильности. Информацию о
социальном положении индивидов и групп поставляют горизонтальные и
вертикальные параметры пространства. Социальная адаптация у П. Сорокина
является источником мобильности индивидов и групп в поле перемен
социального пространства [55, С. 380 - 383].
Г. Зиммель – немецкий философ и социолог, представитель формальной
социологии,
считал,
что
«общество
–
это
совокупность
форм
систем
взаимодействия; человек – «общественный атом», культура – совокупность
объективированных форм человеческого сознания». По Г. Зиммелю, в основе
общества лежат взаимодействия индивидов, которые определят позиции
целеполагания и наличие определенных вложений. «В результате взаимных
воздействий на основе индивидуальных побудительных импульсов и целей
образуется единство, которое он и называет «обществом» [41, С. 87].
Французский социолог П. Бурдье, придерживающийся позиций философии
действия, рассматривал явление социального воспроизводства в современных
условиях как дополняющее концепцию социальной адаптации. Основой
существования и воспроизводства социального порядка у него является
соотношение объективных усилий – реального положения индивидов в обществе
(позиции), а также субъективных – представлений индивидов о своем положении
(диспозиции). Социальное пространство понимается как множество полей, в
каждом из которых происходит адаптация индивида и он занимает определенную
позицию. Место индивида или группы и определения уровня адаптации
идентифицируется через анализ позиций в основных полях: социальноэкономическом, социально-политическом и социокультурном [6, C. 98].
32
Сторонник теории структурации, английский социолог Э. Гидденс,
рассматривая адаптационные процессы, выдвинул положение о неоднозначности
понятия «социальная адаптация». Адаптация, по Э. Гидденсу, - это «ответ на
различимые изменения в естественной среде, приводящий к модификации
существующих органических и социальных характеристик», и к стабильности
общества в целом. О ресурсах адаптации он писал, что «способ, которым люди
обеспечивают себе средства к существованию, определяет в конечном счете их
убеждения и создаваемые институты» [11, C. 327 - 328]. Социальная структура
устанавливает границы изменений и пределы случайного в адаптационных
системах. Однако остается пространство для вариаций и творчества индивидов,
использование которого зависит от профессиональной и общекультурной
составляющих. Таким образом адаптация становится лейтмотивом жизни
активного субъекта, а его творчество выступает средством достижения
продуктивного и конструктивного развития.
Американский социолог-бихевиорист Т. Шибутани понимал социальную
адаптацию как совокупность приспособительных реакций, в основе которых
лежит активное освоение среды, её изменения и создание необходимых условий
для
успешной
деятельности.
Социализация,
по
Т.
Шибутани,
-
это
продолжающийся всю жизнь процесс адаптации к новым условиям окружающей
личность среды. Социализация проходит всю жизнь, ее этапы привязаны к
возрасту и игнорирование значения социальных институтов не допускается.
Процесс социализации продолжается всю жизнь и жёстко нормирован [63].
Канадский исследователь Г. Селье понимал под социальной адаптацией
выход и средства ситуации. В обществе с бифуркациионым типом развития,
который иногда называют революционным, нестабильным, неустойчивом,
подразумевается возможность перехода системы в качественно новое состояние.
При этом адаптация проходит в три стадии:
1) социальный шок;
2) мобилизация адаптивных ресурсов;
3) ответы на вызов среды.
33
Такой переход не осуществляется синхронно: одни социальные группы
быстро осваиваются, другие отстают. Неравномерность адаптации разных групп
ломает социальную вертикаль, вызывает дестабилизацию, нарушает социальное
равновесие в обществе. В случае затянувшийся двух первых стадии образуется
маргинальные группы, нередко утрачивающие своей прежний социальнопрофессиональный и материальный статус [52].
Исследователь
П.С.
Кузнецов
вводит
в
научный
оборот
понятие
«комплексная адаптация», так как, по его мнению, любой адаптационный процесс
является комплексным как по механизму возникновения, так и по механизму
реализации. Однако данное понятие выглядит неправдоподобно: любой объект
может быть исследован при помощи различных методов, в том числе комплексно,
системно и т.д. При этом любой адаптационный процесс строго сконструирован,
однако он не является комплексным, поэтому требует объективного комплексного
методологического изучения. Социальная адаптация может нести в себе черты
функциональности в том случает, если изменение жизнедеятельности индивида,
группы или сообщества способствуют изменению форм существования [34, С. 5667].
Российский
социолог
Т.
И.
Заславская,
сторонник
структурно-
деятельностного подхода, предложила оригинальную теорию адаптации, которая
основана на необходимости ее рассмотрения с позиций индивидуальной и
групповой
свободы
выбора.
Возможности
индивида
в
рамках
своей
жизнедеятельности, по Т. И. Заславской, постоянно должны расширяться.
Во-первых, индивиды должны иметь возможность включаться в новые
модели поведения совершенно добровольно, по мере осознания личных
преимуществ от приобщения к новым ценностям и способам социальных
действий. Во-вторых, результаты адаптации в каждый момент времени
необходимо оценивать с позиций расширения свободы индивида в достижении
жизненно важных целей нового этапа [20, C. 125].
Доктор социологических наук Л. Л. Шпак выделяет в структуре адаптации
следующие компоненты: адаптивные потребности, цель, установку, ожидания,
притязания, мотивы, адаптивные способности, ролевые позиции и практические
34
действия. «Адаптивная установка» связывает все структурные элементы
социокультурной алаптации в органическое целое». Установка на достижение
цели, отражающая общие потребности, помогает человеку занять активную
позицию в адаптивной ситуации и затем реализовать ее (ролевую позицию) [29, С.
135].
Разработке концепции социальной роли и определению этого понятия
особое внимание уделял И.С. Кон. По его мнению, «социальная роль – это то, что
ожидается в данном обществе от всякого человека, занимающего определенное
место в социальной системе». Понятие социальной роли относится к таким
ситуациям социального взаимодействия, когда регулярно и на протяжении
длительного времени личность воспроизводит в определенных обстоятельствах
устоявшиеся
черты
поведения,
то
есть
его
определенные
стереотипы,
соответствующие ожиданиям других людей. И.С. Кон, подчеркивает, что в
реальной жизни индивиды не просто усваивают предлагаемые им социальные
роли и адаптируются к среде, но и учатся создавать нечто новое, преобразуя
самих себя и окружающий мир [31].
Подводя итог, получаем достаточно глубоко разработанную проблемную
область процесса социальной адаптации. Объяснение социальной адаптации при
помощи собственно социологического подхода наиболее структурно и системно
находим в трудах Т. Парсонса, Э. Дюркгейма, М. Вебера, Р. Мертона.
Представитель французской школы социологии Ж. Гурвич так же социальную
реальность как результат коллективного творчества и волевых усилий. Подход к
рассмотрению социальной реальности как мобильной иерархии глубинных
уровней внутреннего устройства присущ Чикагской школе социологии – Р.
Парку, Томасу, Ф. Знанецкому, Дж. Мид, Ч. Кули. Представителей социального
конструктивизма П. Бергера и Т. Лукмана рассматривают социальную реальность
как феномен «жизненного мира». Русский и американский социолог П. Сорокин
обосновал идею взаимопроникновения процессов адаптации и культуры. Г.
Зиммель – представитель формальной социологии, считал, что в основе общества
лежат взаимодействия индивидов, которые определят позиции целеполагания. По
Г. Спенсеру, общество - это «социальный организм», а адаптация проходит по
35
аналогии с биологической адаптацией организма. Французский социолог П.
Бурдье, придерживающийся позиций философии действия, рассматривал явление
социального воспроизводства в современных условиях как дополняющее
концепцию социальной адаптации. По Э. Гидденсу, адаптация - это «ответ на
различимые изменения в естественной среде, приводящий к модификации
существующих органических и социальных характеристик», и к стабильности
общества.
Американский
социолог-бихевиорист
Т.
Шибутани
понимал
социальную адаптацию как совокупность приспособительных реакций, в основе
которых лежит активное освоение среды, её изменения и создание необходимых
условий для успешной деятельности. Канадский исследователь Г. Селье понимал
под социальной адаптацией выход и средства ситуации. Исследователь П.С.
Кузнецов вводит в научный оборот понятие «комплексная адаптация», поскольку
любой адаптационный процесс является комплексным как по механизму
возникновения, так и по механизму реализации. Российский социолог Т. И.
Заславская,
сторонник
структурно-деятельностного
подхода,
предложила
оригинальную теорию адаптации, которая основана на необходимости ее
рассмотрения с позиций индивидуальной и групповой свободы выбора. Доктор
социологических наук Л. Л. Шпак выделил в структуре адаптации компоненты:
адаптивные потребности, цель, установку, ожидания, притязания, мотивы,
адаптивные способности, ролевые позиции и практические действия. Разработке
концепции социальной роли и определению этого понятия особое внимание
уделял И.С. Кон.
1.3. Характеристика процесса социальной адаптации иностранных
студентов в инокультурной образовательной среде
В
постоянно
глобализирующимся
мире
проблемная
область
сформированности поликультурного пространства любой страны мира становится
очень актуальной и, приобретая социетальный характер, выходит за пределы
этнонациональных общностей. Этот процесс включает в себя выявление
особенностей
межкультурной
коммуникации
и
норм
социокультурной
36
компетенции, которые необходимы для полноценного функционирования
студентов в этой поликультурной среде [54, С. 163].
В
международных
рейтингах
наличие
иностранных
студентов
в
университете также является важнейшим показателем качества и эффективности
образовательной деятельности образовательного учреждения Уже на протяжении
длительного времени ведутся разработки мер по увеличению образовательной
миграции
(например,
стипендиальная
поддержка
через
национальные
образовательные фонды или сами университеты и т.п.). В некоторых рейтингах
престижности за рубежом ведется учет количества иностранных преподавателей и
студентов. Достаточно часто в таких рейтингах сообщается о наличии
международного факультета, поскольку факт его присутствия в структуре
университета обеспечивает активную академическую мобильность и социальную
адаптацию иностранных обучающихся. Общепринято, что в престижном вузе
количество иностранных студентов должно составлять около 10% от общего
числа обучающихся.
Поступление иностранцев в российские ВУЗы осуществляется на основе
квот
Министерства
межправительственных
образования
договоров
и
или
науки
Российской
самостоятельно
на
Федерации,
платной
или
бесплатной основе в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Общий процент иностранных студентов в университетском контингенте признано
одним из основных критериев эффективности международной деятельности ВУЗа
[15, С. 112].
Привлечение иностранцев в ВУЗ позволяет получать дополнительные
денежные средства на развитие учебного заведения, совершенствовать систему
подготовки
специалистов с учетом требований
мирового
рынка
труда.
Непрерывно производится работа по повышению качества обучения. Чтобы быть
конкурентоспособным, университет вынужден реагировать и на потребности
международного
рынка
труда
и
готовить
специалистов
востребованных
профилей. В этих целях разрабатываются новые образовательные программы [12,
C. 309].
37
Россия имеет богатый опыт подготовки специалистов для зарубежных
стран. Так, А. И. Сурыгин пишет, что за более чем 80 лет в образовательных
учреждениях бывшего СССР и России было подготовлено свыше 600 тыс.
специалистов для 160 стран мира. Основные мировые тенденции в образовании
для иностранных граждан характерны и для России. В нашей стране, как и в
США, Франции, Германии и ряде других стран мира наибольшие контингенты
иностранных студентов обучаются по медицинским, инженерным и естественно научным специальностям.
Исторически в РФ сложилось так, что университеты, имеющие высокий
процент образовательных мигрантов, углубляли свою инфраструктуру для работы
с ними еще во времена Советского Союза. Именно тогда были созданы
подготовительные
факультеты,
строились
общежития
для
иностранцев,
устанавливались контакты с зарубежными ВУЗами. Был даже основан
специальный университет для обучения иностранных граждан: Российский
университет дружбы народов в Москве. Уже первый выпуск специалистов в 1965
г. включал представителей 47 стран мира. РУДН остается и сегодня
единственным на планете университетом, в котором ежегодно обучаются
представители свыше 450 народов и национальностей.
Присоединение России к Болонской декларации в 2003 году активизировало
академическую мобильность студентов и способствовало вовлечению многих
отечественных ВУЗов в международное образовательное пространство [35, С.
184].
Нельзя недооценивать значимость организации пребывания иностранных
студентов в вузе. Проблемы адаптации мотивируют иностранных студентов к
разработке стратегий для их решения и устранения. Корректировка процесса
социальной адаптации требует определенного времени и усилий. Университет как
принимающая сторона должен ориентироваться на проблемы, с которыми
сталкиваются
образовательные
мигранты,
и
обеспечивать
им
активную
поддержку [4, С. 526]. Адаптация является сложным многогранным процессом,
который должен быть организован и управляем, что необходимо для обеспечения
иностранцам в новом для них культурно-образовательном пространстве успешное
38
взаимодействие с местным населением и обучения. Учитывая различие в
культурах, большинство иностранцев проживает «культурный шок» [7, С. 225 –
226].
На адаптацию иностранных студентов к новой среде оказывает влияние
множество факторов, важную роль здесь играет культура, поскольку она
определяет ценностные установки и ориентиры в развитии личности в данном
социуме. Адаптируясь в ВУЗе, образовательные мигранты сталкиваются с
необходимостью интеграции в окружающий их социум и усвоения выработанных
обществом норм, моделей поведения, социально приемлемых ценностей, что
влечет за собой трудности адаптационного процесса [13, С. 100].
Адаптация студентов-иностранцев включает в себя несколько видов:
культурную,
социальную,
бытовую,
языковую,
психологическую,
интеллектуальную, межличностную и др. Как правило, в естественных условиях
на человека действует не отдельный фактор, а комплекс факторов среды [33, С.
124].
С одной стороны, социальная адаптация студентов выступает как процесс, с
другой же – как состояние, с одной стороны, она объективно несет в себе
структурно-функциональные, с другой – интерпретативные сущностные свойства
и характеристики.
Подобная онтология адаптации студента в образовательном пространстве
аргументируется тем, что в каждом реальном примере адаптации наблюдается:
1) диффузия процесса и результата социального приспособления;
2) нераздельность индивидуальной трактовки студентом условий в
образовательном пространстве и собственного места в нем;
3) влияние на студента социальных ожиданий и установок и его
интерпретация объективной реальности в контексте степени осознанности
реагирования на обозначенное влияние.
В
многообразных
экспликациях
социальной
адаптации
личности
подчеркивается динамическая характеристика изучаемого феномена [31, С.54].
Адаптация
тенденции:
образовательных
мигрантов
имеет
две
противоречивые
39
1. Потребность в сближении с культурой принимающей стороны;
2. Потребность образования и членства в национальных общественных
объединениях.
Первая
требуется
для
освоения
социокультурных
компетенций,
необходимых для социальной адаптации. Вторая тенденция возникает как ответ
на стрессовую агрессивную среду нового места пребывания [62, С.46].
Конструкт
«социальная
адаптация
студентов»
представлен
двумя
основными парадигмами: нормативной и интерпретативной (Таблица 3).
Таблица 3. Подходы к изучению социальной адаптации
Подход
Нормативный
Содержание подхода
Опирается на идею взаимодействия человека с миром
через его активную деятельность (деятельность человека
рпссмотривается как единственный показатель всей
совокупности
проявлений
процесса
социальной
адаптации).
Интерпретативный Социальная адаптация изучается с позиций непрерывной
интерпретации адаптирующимся субъектом объективного
социального
мира,
себя
в
объективном
мире
и
субъективного образа этого мира в себе, а так же
формирования на этой основе субъективно приемлемого
индивидуального
адаптивного
пространства
и
персональной идентичности.
Диверсификация
интерпретаций
условий,
задаваемых
социальным
пространством, неизбежно порождает множество значений в плане социального
взаимодействия,
опираясь
на
которые
личность
и
выстраивает
свое
мировоззрение и, в конечном счете, свою жизнь. Интерпретативная парадигма,
опирается на опосредующие социальную адаптацию социокультурные феномены
(язык, различные формы общественного сознания, нормы, стереотипы и
установки, социальные институты, роли и т. д.) [31, С. 53 – 53].
Социальная адаптация как процесс приспособления человека к новой
социокультурной среде условно можно подразделить на активную и пассивную.
40
Высокий социальный статус индивида в конкретной социальной среде – это
показатель его успешной социальной адаптации и сообщает о высокой степени
удовлетворенности данным положением. Однако не все индивиды встраиваются в
социокультурную действительность успешно. Индикатором малой успешности
процесса социальной адаптации является специфическая мобильность, связанная
с переменой социокультурной среды, либо отклоняющееся поведение. Процесс
социальной
адаптации
имеет
объективную
сторону
–
климатические,
географические, политические, экономические условия жизни определенной
страны пребывания, а так же субъективную сторону – ценностные ориентации и
индивидуальные особенности личности [27, С. 83].
Эффективность обучения напрямую зависит от успешности социальной
адаптации. Иностранный студент оказывается в трех социокультурных системах,
его личное социальное положение, может как способствовать адаптации, так и
тормозить ее (Рисунок 8) [5, С. 126].
Рисунок 8. Социокультурные системы, участвующие в процессе социальной
адаптации
От усвоения иностранного языка и приобретения коммуникативной
компетенции зависит проникновение в иной коллективный и индивидуальный
менталитет и культуру, что осуществляется вследствие приобщения к взглядам,
оценкам и опытом иной социокультурной общности, поскольку основой
национального
языка
является
культурно-национальная
специфика
мировоззрения. Она имеет структурные элементы и явления, являющиеся
неотъемлемыми и существенными для культуры данного народа. Отсутствие
41
социокультурных языковых знаний значительно затрудняет межкультурную
коммуникацию.
Из этого состоит социокультурная компетенция определяемая как комплекс
знаний о ценностях, верованиях, поведенческих образцах, обычаях, традициях,
языке, достижениях культуры, свойственных определенной культурной среде и
характеризующих ее.
Социокультурная
компетенция
позволяет
обеспечить
иноязычному
студенту – носителю другого языка как выразителя национальной ментальности
возможность
ориентации
в
культурных
явлениях
аутентичной
социолингвистической среды, а также осуществлять прогноз возможных
социокультурных барьеров в условиях межкультурного общения и вырабатывать
способы их устранения, которые дают представление о специфических
инокультурных паттерных для последующего развития ее специализированных
разновидностей, социокультурного познания соизучаемых стран и народов,
социокультурного самообразования в любых других сферах непосредственной и
опосредованной коммуникации [47, С. 107 – 108].
Социокультурная коммуникация выступает одним из базовых механизмов и
является неотъемлемой частью социокультурного развития, обеспечивающих
возможность формирования культурных связей внутри конкретных культур и
межкультурный
социальный
транзит.
Однако
необходимо
ограничить
социокультурную коммуникацию исключительно такими действиями, которые
имеют целенаправленный коммуникативный смысл – ориентированы на передачу
информации и используют адекватные цели [60, С. 423].
Нельзя не упомянуть и возникающие у образовательных мигрантов
барьеры, отрицательно влияющие на мотивацию к обучению и изучению
паттернов новой социальной среды. На начальных этапах приспособления к
культурной среде главная проблема – это коммуникативные неудачи. Существует
ряд барьеров коммуникации (Рисунок 9), отрицательно сказывающихся на общей
мотивации иностранного студента и могут стать серьезным барьером на пути
социальной адаптации студента [58, С. 62].
Нарушенное психологическое
42
Барьеры
коммуникации
Низкая степень восприятия
особенностей иной культуры
Несформированность иноязычной
вербальной сети
Рисунок 9. Барьеры коммуникации
Промежуточным между проблемами стадии образовательной деятельности
и стадии общения является социолингвистический барьер. Затруднения в
общении с преподавателями, одногруппниками, соседями по общежитию и
другими окружающими студента людьми является серьезным барьером на пути
социальной адаптации студента [58, С. 62].
На
стадии
коммуникации
принципиально
значимы
и
культурные
особенности: обычаи, традиции конфессиональные или этнонациональные
различия принимающей и родной стран. Не менее значимы и индивидуальнопсихологические
характеристики
стрессоустойчивость,
студента:
обучаемость,
готовность
открытость
к
сотрудничеству,
новому
опыту,
коммуникабельность [10, С. 15].
В целом, в процессе социальной адаптации студентов-иностранцев можно
выделить несколько взаимосвязанных уровней:
1) академическая адаптация;
2) культурная адаптация;
3) психологическая адаптация;
4) иные виды адаптации.
Нас интересует в особенности академическая адаптация, связаная с
трудностями привыкания
к
новым формам
преподнесения
информации,
организации учебного процесса, способностью к восприятию информацию на
чужом языке [58, С. 63].
43
В процесс освоения человеком новой социальной среды активно вступают
базовые институты социальной адаптации [23, С. 93], при помощи которых
происходит трансляция тех или иных социальных основ среды (Таблица 4).
Таблица 4. Базовые институты социальной адаптации и их функции.
Название
Функции
Институт
образования
Трансляция культурного опыта, формирование
ценностных ориентиров социальных групп и личности,
установление планок высоты профессионализма и
общекультурной
подготовки.
Высшее
профессиональное образование рассматривается здесь
как транслятор опыта профессии как деятельности.
Малая группа
Трансляция социальной иерархии, ознакомление с
равенством и отношениями господства и подчинения.
СМИ
Трансляция
пространства
паттернов
при
помощи
социокультурного
печатной
литературы,
кинофильмов, телевидения и интернета, на которые
индивиду необходимо ориентироваться в жизни.
Гражданские
организации
Трансляция опыта, при помощи специфических
вариантов
человеческой
деятельность
спортивной
деятельности
или
(через
политической
организации, кружка по интересам и т. д.).
Динамика мотивации к изучению культуры, в том числе и при помощи
института образования, у студентов-иностранцев связана с результатом поиска
ощущения
защищенности.
Это
связано
с
тем,
что
попадая
в
иную
социокультурную среду образовательные мигранты вынуждены опираться на
нечто им неизвестное для того, чтобы сохранить собственное эмоциональное
равновесие и этим неизвестным является процесс обучения. Первые два года
обучения иностранные студенты погружаются в учебный процесс как попытку
избегания враждебной социокультурной среды. К четвертому курсу они
адаптируются в новой социокультурной среде, растворяются в социальных
44
контактах и отдаляются от учебной деятельности, утеряв к ней мотивацию[2, С.
134].
Американский
исследователь
Г.
Триандис
выделил
четыре
этапа
социальной адаптации (Таблица 5), критерием которых выступает длительность
нахождения в новой среде. По его мнению, от адекватного прохождения данных
этапов зависит успешность адаптации в целом [24, С 237].
Таблица 5. Этапы социальной адаптации по Г. Триандису.
Этап
Характеристика
Ознакомление
1.
с
новой
воззрение
ее
культурной
достижений,
средой,
«Медовый
оптимистичное
активное
месяц»
движение, направленное на получение и усвоение новых
знаний о культуре.
Человек
2.
уже
накопил
знания
о
культуре,
«Культурный
проанализировал их и сопоставил со знаниями о своей
Шок»
«родной» культурной среде. Усвоенные ранее основы
своей культуры индивид признает эталонными, и новые
культурные ценности принимаются им крайне не охотно.
На этом этапе индивид осознает культурные различия и
видит их весьма гипертрофировано. Это кризисный этап.
Выбор
3.
«Примирение» отношению
стратегии
к
дальнейшего
культуре.
интегрированным
в
Человек
социальную
поведения
чувствует
жизнь.
по
себя
Депрессия
постепенно сменяется оптимизмом. Выход из кризиса
может проходить медленно, незаметно или бурно, с
посвящением в местную культуру и традиции.
Приобретение
4.
«Адаптация»
навыков
нахождения
в
новой
социальной среде, фаза активного функционирования
индивида в чужой культуре как компетентной личности.
М.
Беннет
предложил
свою
модель
освоения
новой
социальной
действительности – модель развития межкультурной чувствительности – DMIS
45
(Таблица 6), согласно которой человек в процессе адаптации переходит от
этноцентрических
стадий
(изоляция
и
неприятие
другой
культуры)
к
этнорелятивистским этапам (рассмотрение своей культуры в контексте чужой)
[36, С. 64]. Черты поведения индивидума при этом трансформируются в процессе
подражания новой культуре с одной стороны и осознанной работы по усвоению
новой культуры с другой. При этом у человека формируется социальная
компетентность, и он переходит от монокультурной стадии к бикультурной или
поликультурной.
Данный
процесс
характеризуется
выработкой
новой
идентичности.
Таблица 6. Модель развития межкультурной чувствительности (DMIS) М.
Беннета.
Этап
1.
Отрицание
Характеристика
Рассмотрение собственной культуры как эталонной.
Отрицание наличия существенных паттернов в чужой
культуре, характеризующееся физической или социальной
изоляцией от нее.
2.
Защита
Выработка негативно окрашенных стереотипов о
чужой культуре, часто открыто агрессивное поведение по
отношению к ее представителям.
3.
Нахождение сходств между своей и чужой культурой
Минимизация
с опорой на паттерны своей вследствие представления о
различий
них как о фундаментальных и абсолютных.
4.
Принятие
Признание существования культурных различий,
активное желание освоить чужую культуру.
различий
5.
Адаптация
6.
Интеграция
Приспособление к культурным различиям, нормам
поведения и паттернам чужой культуры.
Принятие
компетентности.
культуры,
приобретение
культурной
46
Однако, по мнению М. Беннета выделение каких-либо стадий весьма
относительно, так как в глобализированном мире является исключительно
сложным пребывание в рамках одной культуры и полной ассимиляции в чужой
среде так же добиться невозможно [36, С. 65].
Этапы Г. Триандиса и М. Беннета во многом схожи. Поэтому мы считаем
необходимым выведение синтезированной модели этапов социальной адаптации
(Рисунок 10).
Ознакомление
Отрицание
«Культурный
Шок»
Защита
Минимизация различий
«Пик
проявлений»
различий
Принятие
различий
Адаптация
Приспособление
Интеграция
Рисунок 10. Синтетическая модель стадий социальной адаптации на основе
этапов Г. Триандиса и модели DMIS М. Беннета
Адаптивная ситуация вызывает активизацию адаптационного потенциала
личности, который состоит из стимуляторов адаптации (могут выступать как
барьеры), когнитивных схем, реализующихся в эталонах, стереотипах и
представлениях о социальных нормах, адаптивных тактик и адаптивных
стратегий. Стимуляторами социальной адаптации являются физиологический
потенциал
личности,
выражающийся
в
выносливости,
высоком
уровне
работоспособности, готовности работать в любых, даже экстремальных условиях.
В
качестве
стимуляторов
реализации
адаптационного
потенциала
используется комплекс адаптивных качеств, к которым помимо отмеченных
47
относятся
прагматизм,
рационализм,
амбициозность,
способность
быстро
усваивать новые знания, находить не адаптационном потенциале необходимую
информацию, склонность к переобучению, освоение различных профессий,
смелость, уверенность в себе [66, С. 223].
Необходимо так же отметить, что коммуникация образовательных
мигрантов с туземцами протекает не только в русле взаимопонимания и
снисходительного отношения. Различного рода конфликтные ситуации являются
достаточно часто распространенным явлением. Причем их зачинщиками далеко
не всегда выступают туземное население, но часто и иностранцы. Стремясь
нивелировать накопившийся стресс от пребывания в незнакомой обстановке
образовательные мигранты могут прибегнуть к насилию [3, С. 127]. Но и среди
представителей туземных субкультур зачастую имеют место радикальные
течения, связанные с геноцидом или различного рода угнетением иностранцев.
Для их преодоления необходима выработка культуры толерантности, которая
является задачей государственной социальной политики при активном содействии
института высшего профессионального образования [28, С. 68].
Не будучи в достаточном объеме осведомленным о инокультурных нормах
и ценностях иностранный студент, имея при этом достаточно ограниченные
языковые возможности, объективно представляет собой виктимную личность, а
его поведение может рассматриваться как виктимное – предрасположенное к
образованию неблагоприятных ситуаций, опасных для его жизни и здоровья. При
этом сам студент этого не осознает и чувствует проблему только в процессе ее
возникновения [40, С. 45].
Социолог, исследовавшая проблемы адаптации на примере РУДН М. И.
Витковская приводит методику диагностирования, предложенную М. А.
Ивановой и Н. А. Титковой. Ими был разработан определенный инструментарий
для
оценки
проблемы
адаптации
иностранных
студентов
к
новым
социокультурным условиям. Так, целесообразно ввести целевое анкетирование,
которое поможет раскрыть проблемы иностранных студентов, начинающих свое
обучение. Таким образом, станет доступным выявление факторов, влияющих на
48
готовность иностранного студента включится в образовательный процесс и
социальную жизнь ВУЗа [40, С. 44].
Итак,
обозначим
основные
особенности
социальной
адаптации
иностранных студентов в российском вузе:
1. Необходимость приобретения коммуникативной компетенции. Несомненно,
это является серьезной проблемой, т. к. возникают трудности с восприятием
учебной информации, препятствия в контактах с русскими студентами,
преподавателями, местным населением и тем самым затрудняет адаптацию.
2. Необходимость инкультурации. Традиции и региональные особенности
поведения играют немаловажную роль в формировании адаптационных
навыков у иностранных студентов. Слабая степень инкультурации приводит
к конфликтам студентов-иностранцев с местным населением.
3. Необходимость академической адаптации. Это в первую очередь адаптация
к университету, структуре, образовательному процессу, университетской
структуре.
Таким образом, изучение особенностей адаптации иностранных студентов к
образовательному процессу в российском вузе – это предпосылка для
организации их эффективного обучения и пребывания в нашей стране.
49
ГЛАВА 2. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРОЦЕССА
СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ В УСЛОВИЯХ
РОССИЙСКОГО ВУЗА
2.1.
Анализ процесса социальной адаптации иностранной студенческой
молодежи г. Орла
Относительно
недавно
в
нашем
городе
произошло
слияние
двух
крупнейших университетов г.Орла – ФГБОУ ВО «ОГУ им. И. С. Тургенева» и
Приокского государственного университета (бывшего ГУ-УНПК) под началом
ОГУ. В итоге образовался один градообразующий супервуз с очень сложной
структурой, обширной научной и материальной базой, огромным количеством
студентов. И суммарный контингент иностранных студентов так же значительно
возрос (в 2016 г. в ОГУ насчитывалось 353 образовательных мигранта, а в 2018 г.
их количество насчитывает уже 1138). На данным момент на разных курсах и
факультетах в ОГУ обучаются представители 75 стран мира (Приложение).
Наибольшее количество студентов представлено из таких стран: Египет, Индия,
Йемен, Таджикистан, Туркменистан, Украина, Алжир, Афганистан, Белоруссия,
Бахрейн, Бенин, Вьетнам, Гаити, Гвинея-Биссау, Казахстан, Камерун, Китай,
Конго, Код-д’Ивуар, Ливан, Нигерия, Палестина, Сирия.
Нами было проведено социологическое эмпирическое исследование в
форме
анкетирования
«Особенности
социальной
адаптации
иностранных
студентов в ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет им. И. С.
Тургенева»». Было опрошено 253 иностранных студента, что составляет 22, 3% от
генеральной совокупности и является репрезентативным.
Собранные, обработанные и проанализированные эмпирические данные
помогли выявить:
1. Степень инкультурации;
2. Степень коммуникативной компетенции;
3. Степень социальной адаптации;
4. Степень академической адаптации;
5. Степень институциональной поддержки;
50
6. Культурную идентификациию студента;
7. Степень толерантности и наличие конфликтов;
8. Удовлетворенность пребыванием в России;
9. Социально-демографические данные респондентов (паспортичка).
Теперь осветим итоги данного исследования.
Первый блок был представлен вопросами о знании русской культуры и
мотивации к ее изучению. Так 38% опрошенных обладают высокой степенью
знаний о русской культуре, 45% респондентов считают, что хотели бы знать о
культуре больше, а 17 % оценивают уровень своих знаний о иной культурной
среде как низкий. Мотивированных на ее изучение студентов превалирующее
большинство – 42%. Слабая мотивация наблюдается у 22%. Еще 36 %
затруднились ответить.
Такие данные свидетельствуют о наличии у респондентов недостаточной
степени инкультурации, однако общая тенденция в среде образовательных
мигрантов прослеживается на повышение знаний. Низкая мотивация и скудные
знания инокультурной обстановки были выявлены в частности у студентов из
Китая, что является прямым отражением специфической национальной политики
данной страны, направленной на сохранение национальных традиций и
самобытности китайского населения. Высокий процент знаний о русской
культуре был представлен, прежде всего, иностранными студентами, которые
пребывают в России от четырех до шести лет, что соответствует старшим курсам.
Следующий
блок
вопросов
оценивал
уровень
коммуникативной
компетенции как главного показателя социальной адаптации иностранного
студента. Так, на вопрос о каналах получения знания русского языка 55 %
иностранцев – большинство ответили, что изучали его на нулевом курсе по
приезду на место обучения, 25 % учили русский, когда были на родине, для 16%
русский язык является вторым языком, используемым в стране и 4 % изучали его
в школе. Необходимо отметить, что большинство респондентов, учивших русский
язык будучи на родине, это студенты из Индии и Китая. Для студентов-индусов
характерна высокая степень мотивации к обучению за границей. Это особенно
важно в связи со спецификой их обучения на медицинском факультете.
51
Профессия врача очень востребована в Индии. Что касается студентов из Китая,
то язык дома изучали далеко не все, а только 20% опрошенных. Остальные
китайские студенты изучали русский на доп. факе.
Для
преодоления
коммуникативного
барьера
и
приобретения
соответствующей компетенции обязательно требуется вербальное общение с
носителями языка. Поэтому респондентам был задан вопрос: Сколько местных
друзей вы завели с момента приезда в Россию? Дифференциация ответов
выглядит следующим образом (Таблица 7):
Таблица 7. Дифференциация ответов на вопрос «Сколько местных друзей
вы завели с момента приезда в Россию?»
Вопрос
Сколько
местных
друзей вы завели с
момента приезда в
Россию?
Вариант ответа
0-1
2-5
5-8
n
94
70
36
%
37
28
14
Больше 8
53
21
Самое большое количество мнений отдано в пользу 0-1 друга, что
свидетельствует о малом количестве коммуникативных контактов у этих
студентов с туземным населением и слабой степени социальной адаптации.
Большинство студенты из Гвинеи Бисау, Камеруна и Кот-д’Ивуара и
преимущественно
девушки.
Это
обусловлено
главным
образом
расовой
принадлежностью (темнокожие). Большое же количество друзей обнаруживается
у студентов из Индии, Египта и Палестины, что обусловлено национальными
особенностями этих стран.
На вопрос о барьерах коммуникации иностранные обучающиеся отметили,
что им не хватает знания языка (42%), присутствует стеснение (23%), бояться
попасть в нехорошую ситуацию (16%), не имеют проблем в общении с русскими
(11%), затруднились ответить (8%). Такая дифференциация свидетельствует еще и
о психоэмоциональном стрессе, что характерно для состояния «культурного
шока», а так же дают понять о низкой толерантной культуре местного населения.
Отсюда получаем, что степень социальной адаптации невысока.
Далее выяснялась степень академической адаптации (Таблица 8).
52
Таблица 8. Дифференциация ответов в блоке «Степень академической
адаптации»
Вопрос
Варианты ответа
n
%
Хорошо ли вы
ориентируетесь в
пространстве ВУЗа
(зданиях,
факультетах,
кафедрах и т.д.)?
Хорошо ли вы
ориентируетесь во
времени и расписании
занятий?
Хорошо
135
53
Плохо
97
38
Затрудняюсь ответить
21
8
Хорошо
196
77
Плохо
50
20
Затрудняюсь ответить
7
3
Откуда вы получаете
информацию о ВУЗе?
Рассказал друг/одногруппникиностранец
Рассказал друг/одногруппникрусский
Я был на мероприятии, где
рассказывали о ВУЗе
Узнал у профессорскопреподавательского состава
38
15
26
10
80
32
69
28
Узнал на сайте ВУЗа
19
7
Затрудняюсь ответить
21
8
Из данной таблицы выводим, что университет как институт образования, от
которого зависит степень академической адаптации на этапе ознакомления
работает хорошо и со своей функцией на данном этапе справляется. Следует
отметить, что все факультеты каждый год проводят для первокурсников
мероприятия типа «Интеллектуальная эстафета по станциям», целью которых
помимо сплочения нового коллектива стоит еще и ориентация в зданиях ВУЗа,
своего корпуса и находящихся там объектов.
Далее
выяснялся
уровень
институциональной
поддержки.
ВУЗ
заинтересован в выпуске квалифицированных профессионалов, поэтому он
должен оказывать поддержку иностранным студентам по их приезду в Россию в
плане социальной адаптации. Такой поддержкой являются мероприятия, которые
53
организует ВУЗ, клубы и кружки по интересам в пределах университета. Мнение
респондентов по данному вопросу (Таблица 9):
Таблица 9. Дифференциация ответов на вопрос «Принимаете ли вы участие
в мероприятиях ВУЗа?»
Вопрос
Принимаете ли вы
участие в
мероприятиях ВУЗа?
Варианты ответа
n
%
Хожу на концерты,
спортивные мероприятия
Выступаю на концертах
92
36
11
4
Хожу в музеи, езжу на
59
23
экскурсии от университета
Состою в волонтерской
8
3
организации
Состою в университетском 18
7
спортивном клубе
Не принимаю участие, мне 14
6
это не интересно
Не принимаю участие,
51
20
потому что не знаю о
мероприятиях
Из данной таблицы примечательно, что большинство образовательных
мигрантов ходит на концерты и спортивные мероприятия, организуемые ВУЗом.
Достаточно высокий процент не информированных о мероприятиях ВУЗа
студентов свидетельствует «о информационном голоде» в университете. Это
стало особенно заметно после объединения двух орловских университетов – ОГУ
и ПГУ. Концерты и большие спортивные мероприятия (типа «Дня здоровья») же,
как правило, аудио-визуально заметны в повседневной студенческой рутине и
контингент на данных мероприятиях в своем большинстве случайный из числа
студентов и преподавателей. Так же высок процент студентов, участвующих в
экскурсиях. Чаще всего они проводятся в рамках некоторых учебных дисциплин и
адаптации на факультете довузовской подготовки («нулевой курс»). Процент
пассивных в плане участия в событиях ВУЗа студентов не высок.
Так же исследовалась проблема университетской поддержки иностранных
обучающихся. По мнения респондентов, университет не оказывает никакой
поддержки – 26 %, оказывает поддержку не в должном объеме – 52 %, поддержки
54
хватает – 14 %, затруднились ответить – 8 %. Данное распределение ответов
свидетельствует все же о осуществлении поддержки университетом, однако ее не
хватает. В условиях крупных супервузов данная тенденция прослеживается
достаточно часто вследствие очень сложной структуры. Однако тот факт, что
ощущение поддержки все же присутствует свидетельствует о положительной
динамике в плане решения данной проблемной области. Контингент довольных
университетской поддержкой был преимущественно выражен студентами из
ближнего зарубежья (вероятно, вследствие близости культур и изначально
высокой степени социальной адаптации) и индийцами (что свидетельствует о их
большом количестве контактов с туземцами и особенностями их культурного
воспитания). Достаточно низкий процент затруднившихся ответить относительно
общего числа сообщает о корректности задаваемого вопроса.
Следующий
блок
затрагивал
личную
этническую
идентификацию
образовательных мигрантов. Опрашиваемым была предложена гипотетическая
ситуация, в которой он представлял, что вступает в БРАК с местным жителем,
представителем российской культуры. Респонденту задавался вопрос о выборе
национального воспитания для детей от такого межкультурного союза. Воспитать
подрастающее поколения в своей культурной традиции намерены 28 %, позиции
ассимиляции наблюдаются у 34 % студентов, тогда как мультикультурализма в
воспитании собираются придерживаться 38 %. Такой процент соответствует
степени принятия русской культуры образовательными мигрантами и отражает
глобализационные процессы.
Еще в нашем исследовании освещалась проблема уровня толерантности и
наличие конфликтов. Низкий уровень толерантности и большое количество
конфликтных ситуаций является серьезным барьером для активной социальной
адаптации и тормозит данный процесс. Ответы распределились таким образом
Таблица 10):
Таблица 10. Дифференциация ответов блока «Толерантность и конфликты»
Вопрос
Вариант ответа
n
%
Возникали ли у
вас когда-
Возникают регулярно,
русские очень конфликтные
24
9
55
нибудь
конфликты с
местным
населением?
Иногда случаются по разным
причинам
Случались несколько раз изза непонимания языка
Таких проблем никогда не
возникало
1 (низкая)
Оцените
степень
толерантности 2 (ниже среднего)
местного
населения (от 3 (средняя)
1-низкая
4 (выше среднего)
толерантность,
до 5-высокая)
5 (высокая)
Самый
высокий
процент
опрошенных
35
14
57
23
137
54
64
25
49
19
91
36
30
12
19
8
наблюдается
относительно
отсутствия конфликтов с местным населением. Второй показатель сообщает о
наличии нескольких случаях конфликтов лингвосоциального характера. При этом
большинство оценивает уровень толерантности как средний и второе по
количеству процентов место занимает мнение о низкой толерантной культуре
русских. Это свидетельствует о специфически сложившейся ситуации по данному
вопросу: с одной стороны конфликтов наблюдается мало, однако общее
отношение местного населения к иностранцам достаточно негативное либо
базируется на позиции условного приятия. Таким образом, низкая толерантная
культура в данном случае наличествует и препятствует межкультурным
коммуникативным контактам, так необходимым для социальной адаптации.
Предпоследний
блок
вопросов
касался
изучения
общего
уровня
удовлетворенности пребыванием в России. На данный блок вопросов была
получена такая дифференциация ответов (Таблица 11):
Таблица 11. Дифференциация ответов на блок «Уровень удовлетворенности
пребыванием в России»
Вопрос
Варианты ответа
n
%
Хотели бы вы остаться
жить в России после
обучения?
Да, планирую остаться и
завести семью
Нет, после обучения
вернусь на родину
37
15
159
63
56
Да, планирую остаться из-за
перспектив в работе
Останусь по другим
причинам
Затрудняюсь ответить
Порекомендовали бы вы Да, учиться в России
своим
зарубежным престижно и интересно
друзьям обучаться в Не знаю, я расскажу
России?
друзьям о России, пусть
сами решают
Нет, рекомендовать не буду
Затрудняюсь ответить
21
8
8
3
28
67
11
27
97
38
72
28
17
7
Получаем высокий процент желания вернуться на родину после обучения,
что свидетельствует о наличии общей неудовлетворенности проживанием в
России у большинства респондентов. Общий процент желающих остаться – 26 %
распределен
преимущественно
между
представителями
стран
ближнего
зарубежья (Украина, Таджикистан). Среди китайских студентов большинство
планирует уехать, однако есть и те, которые желают остаться и завести семью.
Что касается второго вопроса данного блока большинство не уверены в том,
что следует обучаться в России вообще и предлагают принять взвешенное
решение относительно всего множества аспектов обучения в российском ВУЗе.
Мнения «за» обучение и «против» распределились примерно одинаково.
Последний блок содержал социально-демографичесткую информацию и
был представлен тремя вопросами: пол, родная страна и время пребывания в
России. Так студенток среди респондентов оказалось 59 %, а студентов 41 %. В
наибольшем количестве опрашиваемых представлены страны: Индия, Китай,
Египет, Таджикистан, Украина, Гвинея-Бисау, Кот-д’Ивуар, Афганистан. По
количеству времени пребывания в России данные такие: менее года – 21 %, 1-2
года - 32%, 3-5 лет – 31 %, более 5 лет – 15 %. Наибольший процент
образовательных мигрантов из числа опрашиваемых пребывают в России 1-2
года, что соответствует стадии «культурного шока». Тогда как второй по
численности показатель данного вопроса свидетельствует о выходе уже из этого
состояния либо процессе выхода и стадии сопоставительного анализа паттернов
57
своей и чужой культуры. Именно поэтому самый большой процент в вопросе о
обучении в России предыдущего блока занимает мнение относительно
взвешенного принятия решения.
В целом данное исследование успешно прошло апробацию и является
логичным продолжением изучения процесса социальной адаптации и его
характеристик у автора. Анкетирование прошло успешно. Данный метод показал
себя вполне валидным в данных реалиях жизни университета и глобализации в
целом.
Подводя итог данному эмпирическому исследованию отметим, некоторые
выводы относительно специфических черт социальной адаптации иностранных
студентов:
 Присутствует высокая степень мотивации к изучению новой среды и
культуры при недостаточной инкультурации;

Достаточно низкий уровень коммуникативной компетенции при
небольшом
количестве
коммуникативных
контактов
из-за
лингвосоциальных проблем и личного психологического стеснения;
 Степень академической адаптации достаточно высока;
 Уровень институциональной поддержки средний, не достигает
состояния
полной
удовлетворенности
ею
превалирующим
большинством;
 В среде иностранных студентов наблюдается «информационный
голод» относительно проводимых ВУЗом мероприятий;
 Относительно идентификации и принятия паттернов инокультурной
среды большинство образовательных мигрантов придерживается
позиций мультикультурализма, тогда как стратегия ассимиляции так
же весьма часто встречается;
 Наблюдается низкая толерантность при небольшом общем количестве
конфликтов с местными населением, что подтверждает о наличии
напряженности в данном вопросе;
 Общая удовлетворенность от пребывания в России ниже среднего.
58
Процесс социальной адаптации иностранных обучающихся в России
проходит с невысокой степенью интенсивности вследствие наличия барьеров
адаптации и напряженностью в сфере толерантности и конфликтов.
2.2 Анализ процесса инкультурации образовательных мигрантов г. Орла
Как уже было сказано ранее, социальная адаптация иностранных студентов
– достаточно сложный и весьма своеобразный процесс, направленный на
освоение чужой социальной среды. В данном случае наиболее важным является
овладение навыком коммуникативной деятельности, поскольку язык является
ключом к пониманию культурных и социальных основ. Для этого необходим
высокий уровень мотивации к изучению культуры, определенная степень
принятия культурных паттернов и содействие университета как института
социальной адптации и главного заинтересованного лица. Помимо этого задачей
ВУЗа является еще и снятие стресса «культурного шока», в котором находится
студент вскоре после прибытия на место обучения. От его преодоления и зависит
эффективность социальной адаптации индивида и как следствие успешность
овладения профессией – академическая адаптация.
Для проведения анализа процесса социальной адаптации в целом и
инкультурации в частности как немаловажной части процесса адаптации и
выявления особенностей его протекания нами было проведено эмпирическое
социологическое
исследование
в
форме
фокусированного
интервью
«Особенности процесса инкультурации иностранных студентов в ФГБОУ ВО
«ОГУ им. И. С. Тургенева»». Участники для его осуществления были выбраны из
числа студентов-иностранцев данного ВУЗа. Исследование проводилось с
применением технических средств – аудио и видеозаписи в 2016 году.
Исследование носит прикладной характер и призвано оказать помощь ВУЗам в
облегчении процесса инкультурации иностранных студентов. Собранные данные
несут информацию качественного характера.
В состав фокус-группы вошли два представителя из ближнего зарубежья и
четыре представителя из дальнего зарубежья проживающие в России разное
59
количество времени и находящиеся на различном уровне инокультурной
адаптации – всего шесть человек.
Обработанная
информация,
собранная
в
течение
фокусированного
интервью, помогла выявить:
1.
Существует ли заинтересованность (мотивация) к изучению культуры
у иностранных студентов и какова ее степень;
2.
Какие из институтов социальной адаптации оказывают на него
наибольшее влияние;
3.
Какова степень идентичности культуры иностранного студента по
отношению к местной культуре;
4.
Какова степень принятия иной культуры иностранными студентами;
5.
Какова степень поддержки, оказываемая иностранному студенту
ВУЗом;
6.
Какова степень влияния ВУЗа на инкультурацию иностранного
студента;
7.
Какова
степень
освоения
коммуникативной
компетенции
иностранным студентом;
8.
Какова степень толерантности местного населения по отношению к
иностранным студентам (по мнению иностранных студентов) и часто ли
возникают конфликтные ситуации с местными.
Теперь осветим итоги по каждому направлению вышеозначенных аспектов.
Что касается заинтересованности иностранных студентов в изучении
культуры, то такая тенденция в целом отмечается. Данная тематика представлена
вопросами:
1. Интересуетесь ли вы культурой России?
2. Что интересного вы для себя отметили в российской культуре?
3. Для чего вы используете эту информацию?
Для студентов-представителей стран ближнего зарубежья существует
достаточно сильная мотивация к изучению культуры России, что обусловлено их
желанием в дальнейшем остаться жить в нашей стране и завести семью. Они
60
концентрируют
свое
внимание
на
изучении
исторических
событий
и
сопричастности наших стран в историко-культурном контексте.
Для студентов стран дальнего зарубежья мотивация так же присутствует, но
в меньшей степени и скорее в порядке ознакомления, чем глубокого погружения.
Для них более важным является коммуникативно-досуговый аспект культуры:
общение с инокультурными представителями, участие в массовых праздниках и т.
д. Иностранные студенты отмечают, что информация о культуре им нужна для
адаптации в новой инокультурной среде, что свидетельствует об их высокой
степени осознанности и, соответственно, мотивации в целом.
Для выяснения института социальной адпатции в наибольшей степени
воздействующего на образовательных мигрантов, респондентам был задан вопрос
«Каким образом вы получаете информацию о культуре?». Соответственно
студенты-иностранцы из ближнего зарубежья чаще всего сознательно прибегают
к такому институту адаптации, как институт образования (в частности изучение
истории России и чтение литературных произведений русской классики).
Представители дальнего зарубежья прибегают более к СМИ и малой группе как
институтам адаптации (просмотр русскоязычного телевидения, общение с
русскими и участие в массовых межкультурных мероприятиях ВУЗа и т. п.).
Такое положение вещей проистекает из того, что представители ближнего
зарубежья уже так или иначе взаимодействовали с русской культурой ранее,
находят ее след в своей культуре и таким образом не имеют серьезных проблем в
плане коммуникации. И соответственно институт СМИ и общение в малой группе
студенту из дальнего зарубежья помогает приобрести коммуникативную
компетентность и тем самым повысить степень адаптации, что соответствует
изначально поставленной ими цели: получить высшее образование в России.
Следующий блок вопросов касался идентификации иностранного студента
в пространстве иной культуры и был представлен вопросами:
1.
Принято ли в вашей стране соблюдать национальные традиции и
соблюдаете ли их вы?
2.
Чем похожи наши культуры и чем различаются?
61
3.
Представьте ситуацию: Ваш(а) супруг(а) представитель русской
культуры. В какой национальной традиции вы воспитаете ребенка?
По большей части респонденты сообщают, что некоторые культурные
традиции в их стране уже не соблюдаются, однако те, что все-таки остались,
поддерживаются повсеместно. Необходимо отметить, что опрашиваемые так же
ощущают активные процессы глобализации по отношению к их культурным
паттернам и видят в этом положительное последствия и влияние западной
культуры. Поэтому они и не наблюдают существенных культурных различий.
Как уже было сказано ранее, культура представителей стран ближнего
зарубежья, по их мнению, достаточно сильно схожа с культурой России и
поэтому они охотно принимают ее и приобретают черты бикультурности. Со
студентами-иностранцами из дальнего зарубежья ситуация обстоит несколько
сложнее. Разница культурных сред намного сильнее, однако, в целом иностранцы
открыты для новой культуры. Выработка бикультурности у них обусловлено
целеполаганием: если они останутся жить в России, то в таком случае
бикультурность, по их мнению, обязательна. И дети от браков с русскими так же
будут воспитываться в обеих культурных традициях.
Особняком выступают студенты из КНР. В силу обширной национальной
политики их страны бикультурализм ими, как правило, отвергается. Даже если у
китайского студента будет ребенок от брака с представителем русской культуры,
он все равно будет воспитываться исключительно в китайских традициях. В
вопросе культуры образовательные мигранты из КНР придерживаются, таким
образом, позиций сохранения своей культурной идентичности.
Было выявлено мнение по данному вопросу так же и относительно расовой
принадлежности респондента. Темнокожий студент подчеркнул в своем ответе на
третий вопрос этого блока свои внешние отличия от превалирующей массы
русских и высказал мнение, что своего ребенка, даже если он будет рожден от
русской женщины, мигрант будет воспитывать в культуре своей страны и в своей
стране, поскольку таким образом он убережет его от предстоящих трудностей,
связанных с низкой толерантностью и расизмом, встречающимся у населения
62
России. В данном случае мы так же наблюдаем позицию сохранения культурной
идентичности, но ее причины уже носят характер здорового прагматизма.
Затем в ходе исследования нами была выяснена степень реального участия
университета в инкультурации образовательного мигранта. Данный блок был
представлен вопросами:
1.
Помогает ли вам университет в повседневной жизни? Чем?
2.
Принимаете ли вы участие в мероприятиях ВУЗа? В каких?
3.
Каких мероприятий на ваш взгляд не хватает?
По мнению респондентов, ВУЗ недостаточно помогает иностранному
студенту в его повседневной жизни, что не способствует в должной степени
познанию иной культуры. Была выявлена такая дифференциация мнений:
«университет помогает мне с образованием, в ВУЗе я знакомлюсь с людьми
другой культуры» и «университет мне ничем не помогает, всю нужную
информацию я получаю на улице в процессе общения». Это свидетельствует о
недостаточно сформированной базе для адаптации в ВУЗе.
Что касается второго вопроса данного блока, то студенты отмечают, что в
университете проходят какие-то межкультурные мероприятия, иностранцы ездят
в поездки, повышающие уровень знаний о новом месте пребывания, но зачастую
респонденты узнают о них в прошедшем времени, просматривая отчеты в
социальных сетях. Это свидетельствует о наличии «информационного голода» в
среде образовательных мигрантов, что является барьером инкультурации и
адаптации в целом.
Студенты иностранцы подметили низкую общую активность университета
и студентов. По их мнению «у нас вообще все спят, не активные». Это
свидетельствует о низкой степени привлечения иностранных студентов к жизни
ВУЗа. Так же сообщалось, что представление об обучении в университете не
оправдало ожиданий. Как отметили сами респонденты оно было сформировано
главным образом на основе просмотренных американских фильмов, что
подтверждает наличие у образовательных мигрантов ложных стереотипов
относительно обучения в другой стране.
63
На вопрос «Каких мероприятий, на ваш взгляд, не хватает?» респонденты
высказали мнение, что сильнее всего не хватает крупных мероприятий, в которых
были бы задействованы все студенты-иностранцы, межкультурных конкурсов,
направленных на инокультурное познание и объединение, а так же мероприятий
типа «показ культур».
Респонденты сетовали по поводу того, что местные жители имеют неверное
представление об укладе жизни в их странах и что на самом деле он мало
отличается от европейского. Так же в процессе проживания на территории России
иностранцы отметили, что окружающие их туземные студенты по большей части
считают, что приезд на обучение из другой страны обусловлен отсутствием у
иностранцев на Родине университетов, а это на самом деле не соответствует
действительности. На основании этого делаем вывод, что у иностранных
студентов существует высокая степень актуализации и желания наладить
межкультурный диалог. А так же подмечаем наличие у местного населения
стереотипизированного мышления относительно образовательных мигрантов.
Следующая
тематика
касалась
степени
освоения
коммуникативной
компетенции и наличия барьеров коммуникации. Она была представлена
вопросом «Есть ли у вас проблемы в общении с местным населением?».
Респонденты отметили, что с представителями русской культуры они
общаются очень мало, поскольку считают их закрытыми, не общительными. Ими
было подмечена тенденция к тому, что многие русские студенты общаются со
студентами-иностранцами исключительно в университете, а сами иностранцы
первыми на контакт выходить стесняются. Поэтому многие иностранные
студенты в недостаточной степени овладели коммуникативной компетенцией.
Наблюдается
наличие
таких
барьеров
коммуникации,
как
подавленное
психоэмоциональное состояние у иностранного студента и недостаточная
сформированность языковой базы.
Что касается степени толерантности местного населения и конфликтов с
окружающими русскими, то стоит отметить, что у многих иностранцев такие
конфликты отсутствуют вовсе, поскольку у них очень мало друзей среди россиян
и их повседневная жизнь проходит весьма однообразно: «университет-
64
общежитие». Некоторые сознательно выбрали позицию отстраненности, опасаясь
негативного отношения со стороны местного населения. Один респондент
рассказал, что часто попадает в конфликтные ситуации, так как он «не такой
человек, который может услышать что-то неправильное и не возразить». Однако
он придерживается мнения, что это помогает ему лучше узнать культуру местного
населения.
Из вышеперечисленного можно сделать вывод о том, что для исключения
конфликтных ситуаций многие образовательные мигранты выбрали позицию
отстраненности и избегания межкультурных контактов без необходимости. Это
происходит по большей части потому, что иностранные студенты по отношению
к процессам адаптации находится на стадии «культурного шока», который
характеризуется активным неприятием чужих культурных норм и повышенным
уровнем стресса.
На заключительном этапе мы задали вопрос «Порекомендовали бы вы
своим друзьям, знакомым, когда вернетесь на Родину приехать сюда учиться?».
Образовательные мигранты из ближнего зарубежья высказали мнение, что
«обязательно посоветуют», потому что в России возможностей для роста намного
больше.
Что же касается студентов из дальнего зарубежья, то здесь ситуация не так
радужна, как ожидалось. Выражалось мнение, что в России хорошая система
образования и если ехать только для его получения, то посоветовали бы, но, по
мнению респондентов, «здесь жизни нет, кроме учебы». Студенты отмечали, что
их повседневная жизнь скучна и ограничивается только домом и учебой. Кроме
этого высказывались мнения относительно того, что жить в подобных условиях
очень сложно. Иностранцы сетовали на отсутствие денег и на то, что их друзья на
Родине сейчас на десять шагов впереди, многие уже имеют свой бизнес,
постоянный доход. Высказывалось мнение, что пребывание в России на учебе
бессмысленно, поскольку общения с местными слишком мало, а знаний по
профессии усвоено не много.
Все это происходит вследствие того, что ВУЗ хоть и заинтересован в
выпуске
квалифицированных
профессионалов,
но
этого
оказывается
65
недостаточно для адаптации иностранных студентов. Инфраструктура для
активного и адекватного прохождения ими адаптационных процессов в
университете представлена в недостаточной степени. Это и является проблемной
областью и полем для дальнейших разработок.
Из всего вышеперечисленного делаем вывод о низкой интенсивности
течения у иностранных студентов адаптационных и инкультуративных процессов.
Образовательные мигранты по большей части плохо воспринимают культуру
России, а из-за малого числа межкультурных контактов обучение превращается в
физическое пребывание на парах в учебные часы.
В 2015 году нами было проведено близкородственное эмпирическое
исследование в рамках курсовой работы по теме «Приемы адаптации личности к
другой культурной среде». Сбор данных так же проходил при помощи
фокусированного интервью. Участники для его проведения были отобраны из
числа студентов философского факультета ФГБОУ ВО «ОГУ им. И. С.
Тургенева» (Таблица 12).
Таблица 12. Сведения о контингенте иностранных студентов философского
факультета ФГБОУ ВО «ОГУ им. И. С. Тургенева».
Направление
подготовки
Политология
Религиоведение
Философия
Теология
ОРМ
Социология
Пед. образование
Искусство
Изящные искусства
Общее число:
Бакалавриат
1
2
Курс курс
12(1) 10
10
9
10
17
10
27
24(1)
5
6
3
3
87(1) 59(1)
магистратура
3
4
5
1
2
Курс курс курс курс курс
11(5) 6(1) 10(2) 1
2
1
5
4
3
17
20
9
29(5) 23
1
6
6
69(10) 64(1) 20(2) (1)* -
Всего 16 иностранных
студентов.
*В скобках указано количество иностранных студентов.
Хотелось бы отметить ряд дополнений, выведенных на основе данного
исследования.
66
В вопросе мотивации следует принимать во внимание и тот факт, что сам
приезд иностранца на обучение еще не означает наличие у него какой бы то ни
было мотивации к изучению культурных особенностей страны пребывания. Так
респондентам был задан вопрос «Обучение в России – это ваш сознательный
выбор?». Было выявлено, что далеко не все образовательные мигранты поступили
в ВУЗ за рубеж благодаря собственному желанию. Некоторые иностранные
студенты сообщили, что им просто представилась такая возможность, тогда как
для других поступление в российский университет было обусловлено волей их
родителей. Соответственно только у тех, кто осуществил миграцию благодаря
собственному решению, присутствует индивидуальная установка на обучение и
познание новой культуры. А соответственно у них присутствует мотивация,
выраженная в достаточной степени, чтобы процесс адаптации проходил успешно.
В вопросе о институтах социальной адаптации, к которым студентиностранец более всего обращается, существенных различий с результатами
исследования 2016 года не выявлено. Наблюдается такая градация по частоте
прибегания: СМИ на первом месте, институт образования на втором и
замыкающим
институтом
является
малая
группа.
Однако
респонденты
единогласно отметили, что информации о культуре им не хватает, что
свидетельствует о малой мотивации к ее поиску (в отношении СМИ), о
недостаточно сильной степени функционирования института образования и о
малом количестве коммуникативных контактов в целом.
Что касается процесса обучения, то в данном отношении высказывались
мнения разделились. Некоторые образовательные мигранты сетовали по поводу
того, что преподаватели стараются требовать от иностранцев учиться на уровне
русских студентов и отмечали, что это дается им исключительно трудно. Тогда
как другие студенты-иностранцы высказывали мнение о том, что пользуются
снисхождениями со стороны преподавателей и прогуливают учебные пары,
сообщая о том, что приехали в Россию исключительно ради диплома, а не для
получения профессии. Первое свидетельствует о недостаточной степени
адаптации как процесса, второе же сообщает, опять же, о степени мотивации к
обучению, а именно о крайнем случае – полном ее отсутствии. Все это идет
67
вразрез с заинтересованностью университета в выпуске квалифицированных
профессионалов и требует от ВУЗа увеличения мотивационных и адаптационных
процессов, что позволит иностранным студентам осуществлять обучение на
уровне студентов-представителей местного населения.
Так же наиболее интересным для освещения является вопрос о
толерантности. Темнокожие иностранные студенты единогласно пришли к
выводу, что местное население предвзято к ним относится, а иногда даже
проявляет признаки расизма. Они отметили, что довольно часто в повседневной
жизни во время контактов с инокультурной средой чувствуют враждебный
настрой некоторых русских и особенно кавказцев. Темнокожие студенты
рассказали, что были случаи их избиения радикально настроенными туземцами.
Однако образовательные мигранты в большинстве своем избрали позицию
избегания,
поскольку
считают
адекватным
игнорирование
агрессии,
направленной в их сторону. Они сообщают, что в случае ответной реакции у них
могут возникнуть проблемы и так же отмечают, что «ответная агрессия
порождает еще большую агрессию». Это свидетельствует о высокой толерантной
культуре среди образовательных мигрантов с одной стороны и низкой общей
толерантностью российского общества в целом, а так же об отсутствии оказания
поддержки иностранцам в случаях применения насилия в их сторону (либо о
недостаточной их информированности о возможных способах решения данной
проблемы).
Так же следует отметить, что иностранные студенты в процессе
повседневной жизнедеятельности подмечают различного рода культурные
особенности иной культуры, наблюдая за местными жителями, осуществляют
сравнение привычных норм поведения с местными обычаями. Но при этом в
целом они ощущают нехватку информации о российской культуре.
Следует отметить, что оба этих эмпирических исследований прошло
успешно.
В качестве вывода нами были собраны воедино все результаты и
представлены в наглядном варианте (Таблица 13). На их основании становится
возможным выделение особенностей адаптации и инкультурации иностранных
68
студентов и проблем, связанных с этими процессами, а так же выработка
практических мер по их разрешению.
По итогам этих исследований нами была подмечена низкая мотивация к
обучению, поступлению в ВУЗ и изучению иной культуры. Это сообщает о
низкой интенсивности процессов социальной адаптации, а так же выявляет
проблемное поле, связанное с низкой общей толерантностью российского
общества, что является барьером со стороны социокультурных контактов.
Так же нами был выявлен основной критерий эффективности прохождения
процесса инкультурации
– формирование устойчивой бикультурности
у
образовательных мигрантов, что позволяет им комфортно ощущать себя в ином
культурном пространстве и эффективно в нем функционировать
Таблица 13. Степень освоения критериев процесса социальной адаптации
Дальность
родной страны
Критерий
Мотивация
Ближн. Дальн.
заруб.
заруб.
Степень
Высокая
Ближн.
заруб.
Средняя
Дальн.
заруб.
Ближн.
заруб.
Дальн.
заруб.
Низкая
Идентичность
культур
Принятие
иной
культуры
Поддержка ВУЗа
Влияние ВУЗа на
адаптацию
Коммуникативная
компетентность
Толерантность
в России
На основе всего вышесказанного в целом нами был сделан
вывод о
недостаточной степени течения процесса инкультурации в среде иностранной
молодежи в условиях получения высшего образования в России.
69
2.3. Тенденции формирования процесса социальной адаптации в среде
иностранной студенческой молодежи и основные пути решения проблемы низкой
толерантной культуры российского общества
В ситуации постоянных активных глобализационных процессов возрастает
необходимость в адаптации института образования как базового института
современного общества по отношению к его нуждам. В настоящий момент, на
наш взгляд, наблюдается серьезное отставание в развитии ВУЗа как института
социальной адаптации образовательных мигрантов, что требует принятия
скорейших мер урегулирования данной проблемной области. Для этого мы
выявили тенденции в формировании процесса социальной адаптации среди
образовательных
мигрантов.
Посредством
анализа
теоретического
и
эмпирического материала нами был составлен собирательный образ иностранного
студента, проходящего обучение профессии в России.
И этот образ иностранца, который находится в процессе социальной
адаптации, прорисовывается не самый радужный. Особенно применительно к
представителям дальнего зарубежья, поскольку их первичная степеньадаптации
значительно ниже, чем у иностранцев из ближнего зарубежья, но в целом сходств
достаточно, чтобы провести обобщение.
Это образ человека, не совсем понимающего, зачем он уехал из дома за
границу и не видящего перспектив в том, чтобы остаться жить дальше в России.
Он проживает в общежитии и у него не водится много денег, поскольку
стипендия чуть больше тысячи и ее ни на что не хватает, а из-за барьера в
коммуникации зачастую устроится на работу не представляется возможным.
Иногда ему приходят деньги, которые высылают образовательному мигранту его
родители. Соответственно он был вынужден поменять свои пищевые привычки,
поскольку дорогую еду ему купить не позволяют доходы, а привычной для него
еды здесь банально не продается.
Помимо этого у иностранного студента очень малый круг общения. Во
внеучебное время он сидит дома, в общежитии и мало куда выходит в принципе,
зачастую опасаясь негативного отклика населения в ответ на его появление в
чужеродном пространстве. Образовательный мигрант дружит с соседями по
70
общежитию – такими же иностранцами, как и он, а русских его друзей, как
правило, можно пересчитать по пальцам. Причем эти друзья в основном являются
членами его учебной группы, в которой он состоит на положении условно
принимаемого.
Соответственно, ситуация складывается достаточно тяжелая. И что
характерно, вследствие того, что университет в недостаточной степени оказывает
помощь и содействие в плане социальной адаптации студента-иностранца весь
период его обучения, а это 4-5 лет, проходит именно так: уныло, скучно,
однообразно.
А ведь иностранцу еще нужно ходить в университет, выполнять учебные
задания и сдавать сессии. И вот, спустя совсем небольшое время после его
приезда в Россию, иностранец начинает понимать, что он очень отличается от
местных жителей и глубоко погружается в «культурный шок». Причем из-за
скудных коммуникативных контактов с местным населением, он может
пребывать на данной стадии значительно дольше.
Такова картина сложностей, которые испытывает иностранец во время
обучения в России. А ведь для повышения активности адаптации и скорейшего
перехода на следующую стадию достаточно включения его в коммуникативные
процессы иной среды.
Следует отметить так же, что социальная адаптация обусловлена
коммуникативными процессами, которые в данный момент у иностранных
студентов находятся в низкой степени активности. Поэтому нами были
разработаны рекомендательные мероприятия по осуществлению межкультурной
коммуникации для применения в высших учебных заведениях. Благодаря данным
мероприятиям
появится
возможность
формирование
у
образовательных
мигрантов коммуникативной компетентности через снижение воздействия
барьеров
коммуникации.
В
данном
случае
барьером
выступает
низкая
сформированность языковой базы и подавленное психоэмоциональное состояние
мигранта. Так же общение поможет студентам реализоваться в отношении обмена
культурными ценностями и уничтожит стереотипы относительно акторов
71
коммуникации. Все эти меры призваны способствовать преодолению этапа
«культурного шока» и сформировать у иностранцев позиции принятия среды.
Теперь рассмотрим предложенные рекомендательные меры.
Взаимодействие иностранных студентов и русских студентов планируется к
осуществлению на базе факультета ВУЗа, где они проходят обучение.
Активистами факультета на каждом факультете ВУЗа формируется клуб под
названием,
например,
«Клуб
межкультурного
диалога»,
который
позиционируется как малая группа для неформального общения русских
студентов и иностранцев (Рисунок 11).
Рисунок 11. Схема взаимодействия различных структур с иностранными
студентами в «ОГУ им. И. С. Тургенева»
Собрания рекомендуется проводить 2-3 раза в неделю, что поспособствует
активному
вовлечению
иностранного
студента
в
общественную
жизнь
университета и снизит его стрессовую напряженность. Предполагаются походы в
музей, различного рода познавательные поездки, совместный просмотр картин
русского и зарубежного кинематографа с их последующим обсуждением,
чаепития с беседой на заранее заданную тему.
Процесс восприятия элитарной культуры (посещение музея) у иностранного
студента призван выработать представление о культурных образцах иной
культуры, а так же вследствие зачитывания экскурсионных программ мигрант
должен сформировать представление о фигурах речи и лингвосоциальных
нормах. Во время поездок иностранный студент делает вывод об укладе жизни
72
местного населения и так же воспринимает социальные паттерны и культурные
образцы новой среды. Совместный просмотр кинофильма с последующим
осуждением призван выработать поле осмысляемых и интерпретируемых
значений культурной среды.
Данному клубу станет возможным оказание материальной и технической
поддержки со стороны факультета, на котором студент-иностранец проходит
обучение, Центра сопровождения иностранных обучающихся и университета во
главе с ректором в целом.
На базе «Клуба межкультурного диалога» возможно создание различного
рода кружков по интересам и спортивных секций. Например, формирование
футбольной (волейбольной, шахматной, настольного тенниса, бадминтона и пр.)
секции, кружка рукоделия и т. д.
Благодаря реализации иностранного студента в творческой деятельности
снижается уровень стрессовой напряженности и повышается его уровень
открытости и восприятия иной культуры, а так же усваиваются социокультурные
образцы, а процесс социальной адаптации протекает скорее и успешнее.
С некоторой периодичностью на площадке актовых залов университета
необходимо проводить общие слеты клуба, в котором примут участие
представители «Клуба межкультурного диалога» всех факультетов и любые
желающие. Возможно проведение праздников, направленных на сплочение,
концертов самодеятельности, сделанных иностранцами для русских и русскими
для иностранцев и прочих мероприятий такого рода.
Крупные мероприятия в данном случае нужны для выработки чувства
общности и социальной защищенности вследствие осознания иностранца своей
причастности к большой социальной группе, восприятия социокультурных
образцов
чужой
культуры
и
самоактуализации
в
процессе
творческой
деятельности.
При помощи данных рекомендательных мер университет как институт
социальной адаптации наладит активную работу в направлении освоения
инокультурных образцов образовательными мигрантами. Вследствие повышения
коммуникативной компетентности в иноязычной культурной среде, ВУЗ намного
73
эффективнее достигнет своей цели, а именно сформировать профессионально
компетентных личностей, способных не только адекватно взаимодействовать с
окружающей их средой (иметь все признаки самостоятельности), но и активно
применять знания, полученные в процессе обучения, осуществляя практическую
деятельность (быть экспертом своей профессии).
Так же непосредственный контакт с представителями иной культуры для
русских студентов позволит расширить кругозор, сформировать позиции
толерантности и тем самым снять напряженность между иностранными и
русскими студентами вследствие удаления стереотипизированного представления
о культуре и быте представителей иной социальной реальности.
Однако для претворения в жизнь этих мер необходима выработка правил
поведения с инкультурными представителями. Ведь зачастую русские студенты
не выходят на контакт с иностранцами вследствие непонимания того, как завести
с мигрантом разговор и каких поведенческих позиций стоит придерживаться.
Поэтому необходим свод практических правил по общению с образовательными
мигрантами для увеличения заинтересованности русских в знакомстве с
иностранцами.
Барьером межкультурных контактов выступает еще и низкая толерантная
культура российского общества в целом. Для преодоления этого барьера
необходимо рассмотреть сущность понятия «толерантность», благодаря чему
станет
возможным
определить
проблемные
области
межкультурных
взаимодействий и выявить способы преодоления низкой степени толерантности.
Теперь рассмотрим данную проблемную область процесса социальной
адаптации иностранных студентов.
Толерантность – термин, трактующийся как культурообразующая категория
и означающий терпимое отношение к культурным различиям. Необходимо
подметить, что данное образование происходит исключительно в ключе культуры
современности: отражение реальности в контексте тенденций интеграции,
глобализации, мультикультурализма и т. д. В процессе глобализации стираются
географические
границы.
Среда
обитания
характеризуется
обилием
межкультурных контактов и культура должна поддерживать ситуацию, в которой
74
эти контакты проходили бы в социально безопасном режиме. Именно на
основании этого толерантность и играет культурообразующую роль.
Отношение современного общества к феномену толерантности включает в
себя негативную, позитивную и нейтральную тенденции развития, так же и сама
толерантность воспринимается как негативное, позитивное и нейтральное
отношению к чужому. Первая градация относится к видению границ
толерантности как термина в целом. Вторая же относится к самому подходу к
трактовке толерантности и различается как феномен в точке зрения на него. Оба
случая
существуют
проявляющуюся
в
одновременно
характере
и
имеют
понимания
и
некоторую
взаимосвязь,
осуществления
толерантного
отношения на бытовом уровне.
Ранее, при СССР, толерантность формировалась на основе классовых
интересов общества и основывалась на позициях принадлежности к трудящейся
массе. Во главенствующее положение вводилась принадлежность человека к
трудящейся массе, в которой не делалось различий на разницу культур, а
напротив, пропагандировалось толерантное отношение другим народам. Это
происходило благодаря обширной пропаганде со стороны правительства и было
основой строя Советского Союза [14, С. 12].
В данный момент толерантность возникает на базе выработки условий для
постоянного поиска способов взаиморазвития в процессе дальнейшего сближения
различных этносов в экономическом, политическом и культурном отношении.
Этот процесс намного сложнее обычной открытой пропаганды с советских
плакатов и полностью обоснован реалиями глобализированного мира.
В условиях современного российского общества обращает на себя внимание
проблема
преодоления
ксенофобии
как
проявления
экстремизма
в
межнациональных отношениях. Так же большой интерес представляет социальнофилософская трактовка толерантности. Здесь это понятие предстает как система
ценностей, система воззрений, включающая убеждения, идеалы и принципы, в
основе
которых
стремление
к
взаимопониманию,
взаимоуважению,
взаимосогласию и ненасилию для неконфликтного достижения мира в интересах
устойчивого развития [3, С. 126].
75
Активная толерантность, таким образом, есть не просто отсутствие
агрессии: она заключается в заинтересованном отношении к отличиям, в
одобрении самого факта их существования и в стремлении понять другого, найти
с ним общий язык. Пассивная же толерантность заключается в просто
нейтральном отношении к чему-то не похожему на своё. Это позиция
отстраненности, но при этом и ненападения тоже, благодаря чему так же имеет
место быть как вариант толерантного отношения.
Межкультурная коммуникация является одним из элементов в процессе
формирования толерантно-лингистической личности. Более того, межкультурную
коммуникацию можно определить как комплексно-речевую взаимосвязь и
взаимоотношение, в процессе которых люди, принадлежащие к разным
национальным общностям обмениваются опытом, духовными ценностями,
мыслями. Культура такого общения зависит от общего уровня обучающихся, от
их умения воспринимать и соблюдать общечеловеческие нравственные нормы и
при этом терпимо относится к особенностям других окружающих их в процессе
общения людей [60, С. 412].
Ценности внешнего обхождения или этикет служат формой выражения
интенций человека, в котором (выражении) проявляется понимание другого
человека, понимание его отношений к себе и к другим людям, понимание самих
отношений, переводимых в плоскость повседневной жизни, а так же в плоскость
межличностных отношений. Данный процесс характеризуется применением
определенного этикета речи, что оказывает помощь на начальном этапе общения
с перспективой его развития из знакомства в приятельство или дружбу. Так же
соблюдение форм этикета даёт возможность равного отношения ко всем людям
не зависимо от их социального статуса, демографических и национальных
характеристик, а это является одной из основополагающих характеристик
толерантного отношения в целом [5, С. 6].
Социальная адаптация человека к окружающему миру играет большую роль
в изменении функционального поведения, формирования «новых» стандартов
поведения,
способных
стать
практически
единственным
генератором
повседневных (ожидаемых обществом) образцов поведения. С одной стороны, это
76
должно стать «барьером на пути всеобщего распада», а с другой – способствовать
выработке новых моделей поведения и ценностных ориентаций. Взаимосвязь
толерантности и идентичности приобретает доминирующее значение, поскольку
толерантность проявляет себя через диалектику уравновешивания «слабого» и
«сильного» посредством «притяжения середины». Идентичность же позволяет
индивиду осознать самого себя, определять границы сосуществования с
«другими» и удерживать самого себя в этих границах.
Проявление толерантности зависит от наличия внешнего раздражителя, в
отношении которого необходимо транслировать сдержанность и соблюдать
нейтралитет. Был отмечен парадоксальный эффект, возникающий у русских как
носителей культуры вследствие выказывания им повышенной вежливости.
Выяснилось, что подобные формы обращения во многих случаях воспринимаются
как демонстрация лицемерия как инструмента извлечения материальной выгоды.
Однако с появлением другой стороны данного феномена – безразличия
обнаружилось понятие «кажущейся толерантности», которое подразумевает
неучастие в диалоге во избежание конфликтов. С этих позиций «кажущаяся
толерантность» во многом схожа с пассивной толерантностью и не всегда есть
возможность дифференцировать один вид от другого.
При этом очевиден тот факт, что толерантность не является абсолютной
общественной ценностью. При наличии угрозы жизни, например, проявление
толерантности перестает быть рациональным. Само толерантное отношение к
другим людям предполагает под собой принятие того факта, что любая личность
имеет право на культурную идентичность, то есть имеет право быть каким-либо
образом не похожей на других людей в плане воззрений, ценностей или культуры
в целом. В данном случае необходимо отметить наличие коммуникативной
толерантности. Она характеризуется использованием совершенно особого
способа осуществления взаимоотношений и межличностного взаимодействия с
другими людьми.
Постоянное обращение к различным точкам зрения и требование от всех и
каждого уважать другое мнение позволяет:
77
1.
Преодолевать
стереотипное
мышление
и
различного
рода
предубеждения относительно чужой идентичности;
2.
Развивать позитивные взгляды и ценности, включая толерантность,
уважение плюрности;
3.
Вносить вклад в улучшение взаимопонимания между культурными
сообществами.
Сформировавшаяся у человека толерантность помогает ему адекватно
осуществлять
коммуникативное
взаимодействие.
Она
выступает
главным
условием нормальной коммуникации, а так же является основополагающей
позицией, которую необходимо транслировать в культурное пространство.
Соответственно для нормальной коммуникации с условием наличия
толерантности необходимо соблюдение определенных принципов (Таблица 14).
Они призваны
облегчить процесс межкультурного диалога и снизить
напряженность [60, С. 421].
Таблица 14. Принципы коммуникативной толерантности.
Принцип
Сущность принципа
Принцип
Коммуникативный
кооперации
обоснованным данной коммуникативной ситуацией в
соответствии
вклад
с
актора
позициями
должен
являться
целеполагания
и
рациональности.
Принцип
Учет интересов партнера по коммуникации, его мнений,
вежливости
желаний и чувств.
Речевой
Соблюдение
этикет
специфичных правил, регулирующих коммуникативное
социально
заданных,
национально
поведение акторов.
Благодаря данным принципам коммуникации становится возможным
претворение в жизнь практических рекомендаций, выработанных нами и
освещенных
ранее.
На
их
основе
должно
проходить
взаимодействие
образовательных мигрантов и русских студентов.
Подводя
некоторый
итог,
следует
отметить,
совокупности проблем формирования процесса
что
для
отражения
социальной адаптации у
78
образовательных мигрантов нами был описан собирательный образ иностранного
студента. Для налаживания контакта между образовательным мигрантом и
университетом нами были предложены рекомендательные меры [см. рисунок 11].
Так же мы выявили пути преодоления низкой толерантности культуры местного
населения и охарактеризовали принципы коммуникативной толерантности [см.
таблицу 14].
Нами была выявлена картина «культурного шока», который испытывают
образовательные мигранты в инокультурной социальной среде. В целом на
основании всего вышесказанного можно сделать вывод, что успешность процесса
социальной адаптации определена индивидуальной установкой, которая присуща
только небольшой части студентов и не закладывается университетом.
Результаты исследования так же сообщают о том, что поле для
взаимодействия иностранного студента и университета обширное, а так же для
создания мер по преодолению негативно окрашенных этапов социальной
адаптации.
79
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Подводя итоги данной работы, мы делаем ряд выводов, которые
представляют собой систематизированный синопсис особенностей процесса
социальной адаптации иностранных студентов в условиях российского ВУЗа.
Таким образом, поставленная цель была достигнута: проведен теоретикометодологический анализ процесса социальной адаптации и предложены
тенденции формирования адаптационных процессов в среде образовательных
мигрантов. Достижение цели обусловлено выполнением указанных во введении
задач:
Нами было рассмотрено понятие процесса социальной адаптации, его
сущность, а так же некоторые классификации социальной адаптации. Корель Л. В.
выделила шесть различных понятий социальной адаптации, на основании
которых можно наиболее полно судить о вариабельности понятия социальной
адаптации. Были рассмотрены виды адаптации
[см. рисунок 1; 4], (И.А.
Милославовой, Л.В. Корель, Е.С. Балановой и др). Были выявлены три группы
факторов, влияющих на социальную адаптацию [см. рисунок 2]. Мы рассмотрели
классификации подходов к изучению социальной адаптации [см. таблицу 1] (по
содержанию и процессуальности Л. В. Корель и В. А. Петровский [см. рисунок
3]), так же были рассмотрены несколько классификаций стратегий социальной
адаптации [см. рисунок 5]. Рассмотрели подходы к изучению социальной
адаптации (культурологический, аксиологический и информационный). Так же
было освещено понятие адаптационного механизма, взаимосвязь понятий
«социальная адаптация» и «социальное самочувствие».
Мы изучили концептуальные разработки, которые велись для разрешения
проблемы процессов социальной адаптации. Мы рассмотрели воззрения на
адаптацию философа и культуролога И. Г. Гердера, выяснили, что социальной
адаптации
при помощи собственно социологического подхода наиболее
структурно и системно наблюдается в трудах Т. Парсонса, Э. Дюркгейма, М.
Вебера [см. рисунок 6], Р. Мертона [см. таблицу 2] и каким образом. Так же
охарактеризовали социальную адаптацию с позиций воззрения Ж. Гурвича [см.
рисунок 7], представителей Чикагской школы социологии Р. Парка, У. Томаса, Ф.
80
Знанецкого, Дж. Мид, Ч. Кули. Так же мы рассмотрели особенное видение
относительно социальной адаптации П. Бергера и Т. Лукмана, П. Сорокина, Г.
Зиммеля, Г. Спенсера, П. Бурдье, Э. Гидденса, Т. Шибутани. Рассмотрели три
стадии адаптации Г. Селье, понятие «комплексной адаптации» П. С. Кузнецова. А
так же изучили разработки проблемы социальной адаптации отечественных
социологов Т. И. Заславской, Л. Л. Шпака, И. С. Кона.
Нами был охарактеризован процесс социальной адаптации иностранной
студенческой молодежи г. Орла. Была выявлена общая почва для возникновения
образовательной миграции в России и некоторые механизмы взаимодействия
ВУЗов на мировой арене, описаны некоторые тенденции в этой связи. Так же мы
рассмотрели подходы к изучению социальной адаптации студентов-иностранцев в
университете [см. таблицу 3], виды адаптации иностранцев в ВУЗе и выяснены
социокультурные
системы,
участвующие
в
социальной
адаптации
образовательного мигранта [см. рисунок 8]. Мы выделили барьеры социальной
адаптации и барьеры коммуникации как социокультурной компетенции [см.
рисунок 9], уровни социальной адаптации и охарактеризованы институты
социальной адаптации [см. таблицу 4]. Так же нами была рассмотрена
характеристика этапов социальной адаптации Г. Триандиса [см. таблицу 5],
модель развития межкультурной чувствительности (DMIS) М. Беннета [см.
таблицу 6] и выведена на их основе синтетическая модель стадий социальной
адаптации [см. рисунок 10]. В данном пункте мы затронули тему толерантности и
виктимного поведения, стимуляторов адаптации.
Мы
проанализировали
процесс
социальной
адаптации
иностранной
студенческой молодежи г. Орла по итогам эмпирического социологического
исследования [см. таблицу 7 - 11]. Были сделаны такие выводы:
 Присутствует высокая степень мотивации к изучению новой среды и
культуры при недостаточной инкультурации;
 Достаточно низкий уровень коммуникативной компетенции при небольшом
количестве коммуникативных контактов из-за лингвосоциальных проблем и
личного психологического стеснения;
 Степень академической адаптации достаточно высока;
81
 Уровень институциональной поддержки средний, не достигает состояния
полной удовлетворенности ею превалирующим большинством;
 В среде иностранных студентов наблюдается «информационный голод»
относительно проводимых ВУЗом мероприятий;
 Относительно идентификации и принятия паттернов инокультурной среды
большинство
образовательных
мигрантов
придерживается
позиций
мультикультурализма, тогда как стратегия ассимиляции так же весьма часто
встречается;
 Наблюдается низкая толерантность при небольшом общем количестве
конфликтов с местными населением, что подтверждает о наличии
напряженности в данном вопросе;
 Общая удовлетворенность от пребывания в России ниже среднего.
Мы проанализировали процесс инкультурации иностранной молодежи г.
Орла. Нами были собраны воедино результаты двух эмпирических исследований
и представлены в наглядном варианте [см. таблицу13]. По итогам исследования
мы заметили низкую мотивацию к обучению, поступлению в ВУЗ и изучению
иной культуры. Так же нами был выявлен основной критерий эффективности
прохождения
процесса
инкультурации
–
формирование
устойчивой
бикультурности у образовательных мигрантов, что позволяет им комфортно
ощущать себя в ином культурном пространстве и эффективно в нем
функционировать. На основе данных анализа нами был сделан вывод о
недостаточной степени течения процесса инкультурации в среде иностранной
молодежи в условиях получения высшего образования в России.
Мы выявили тенденции формирования процесса социальной адаптации в
среде иностранной молодежи и обозначили основные пути решения проблемы
низкой
толерантной
культуры
российского
общества.
Для
отражения
совокупности проблем формирования процесса социальной адаптации у
образовательных мигрантов нами был описан собирательный образ иностранного
студента. Для налаживания контакта между образовательным мигрантом,
университетом
и
российскими
студентами
нами
были
предложены
рекомендательные меры, содержащие набор мероприятий, направленных на
82
повышение степени социальной адаптации [см. рисунок 11]. Так же мы выявили
пути преодоления низкой толерантности культуры местного населения и
охарактеризовали принципы коммуникативной толерантности [см. таблицу 14].
Нами была выявлена картина «культурного шока», который испытывают
образовательные мигранты в инокультурной среде. В целом на основании всего
вышесказанного можно сделать вывод, что успешность процесса социальной
адаптации определена индивидуальной установкой, которая присуща только
небольшой части студентов и не закладывается университетом.
В целом результаты проведенного теоретического и эмпирических
исследований сообщают нам о том, что поле для взаимодействия иностранного
студента и местного населения обширное и возможно для осуществления
посредством института социальной адаптации – университета и академической
адаптации. Так же следует отметить, что разработка вариантов по преодолению
негативно
окрашенных
этапов
социальной
адаптации
не
ограничена
и
специфицируется лишь особенностями менталитета конкретной местности
России и специализацией ВУЗа.
83
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Алексеевский А. А. Методологические основы изучения проблем социальной
адаптации. // Теория и практика общественного развития. – 2015. – № 17. – С. 18 –
20.
2. Анисимова Т. Социальная адаптация как объект управления. // Власть. – 2012. - №
7. – С. 132 – 135.
3. Архипов А. Ю., Рогова Т. М., Савченкова И. Н., Фурса Е. В. Высшие учебние
заведения в привлечении, обучении и адаптации иностранных студентов (на
примере Южного федерального университета). // Terra Economicus. – 2013. – Т.
11, № 1, Ч. 2. – С. 124 – 128.
4. Аскарова А. Е., Хожамкул Р. А., Курманова Г. М. Анализ социокультурной
адаптации студентов международного медицинского факультета. // Вестник
КазНМУ. – 2017. - № 1. – С. 526 – 532.
5. Берестнева О. Г., Марухина О. В., Мокина Е. Е. Роль личностно-ориентированной
среды ВУЗа в социально-психологической адаптации иностранных студентов. //
Интернет-журнал «Науковедение». – 2013. - № 4. – С. 1 – 9.
6. Бурдье П. Социология социального пространства / П. Бурдье. – М. : ИС РАН,
2007.
7. Ваулина Л. Н., Коношенко Н. А. Межкультурная адаптация иностранных
студентов. // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. – 2014. - № 3. – С. 225 – 227.
8. Вебер М. Избранные произведения / М. Вебер. – М. : Наука, 1990.
9. Вебер М. Образ общества // Избранное. Образ общества; пер. с нем. М., 1994. 704
с.
10.Воловская Н. И., Плюсина Л. К., Русина А. В. Студенческая молодежь и
социальная адаптация: результаты социологического исследования // Теория и
практика общественного развития, 2014. – № 21. – С. 15 – 18.
11.Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации / Э. Гидденс. – М.:
Академический проспект, 2005.
12.Глухова Т. П. Проблемы адаптации иностранных студентов в российском
обществе: образовательные инновации в исследованиях социологов СанктПетербургского государственного университета. // Известия Алтайского
государственного университета. - 2013. – № 3. – С. 309 – 311.
13.Гребенникова И. А. Адаптация иностранных студентов: механизмы и факторы. //
Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. – 2011. –
№ 3. – С. 98 – 100.
14.Гриценко Г. Д. Социальное самочувствие и социальная адаптация: соотношение
понятий. // Universum: Общественные науки: электрон. научн. журн. – 2014. - № 6.
(7) – С. 11 – 19.
15.Гущина Л. Н. Адаптация иностранных студентов к обучению и социальнокультурной среде в Гродневском государственном медицинском университете. //
84
Журнал Гродневского государственного медицинского университета. – 2016. - №
1. – С. 112 – 116.
16.Дарендорф Р. Класс и классовый конфликт в индустриальном обществе, 1959.
17.Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии / Пер. с
франц. А.Б. Гофмана – М.: Наука, 1990
18.Дюркгейм Э. Социология. – М., 1995.
19.Дюркгейм Э. Ценностные изречения и «реальные» суждения // социологические
исследования. 1994. № 2. С. 106 – 114.
20.Заславская Т. И. Социальная адаптация населения Сибири к рынку: критерии,
факторы / Т. И. Заславская, М. А. Шабанова. – Новосибирск : Изд-во НГУ, 2005.
21.Заякина Р. А. Нормативно-интерпретативный подход к изучению социальной
адаптации студентов. // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. – 2011. - № 5-6. – С. 52
– 55.
22.Знанецкий Ф. Исходные данные социологии // Американская социологическая
мысль. Тексты / под ред. В.И. Добренькова. – М.: Издание Международного
Университета Бизнеса и Управления, 1996. – С. 90 – 136.
23.Зыкова Н. Н., Полухина А. Н. Адаптация иностранных студентов в
университетской среде (по результатам социологического исследования). //
«Запад – Восток». Научно-практический ежегодник. – 2012. – С. 92 – 99.
24.Игнатова И. Б., Бурыкина В. Г. Культурный шок и пути его преодоления
иностранными студентами. // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. – 2010. – Т. 16, №
4. – С. 236 – 239.
25.Ихисонова В. В. Исследование этнических групп представителями чикагской
школы социологии 20 – 30-х гг. XX в. // Вестник Бурятского государственного
университета. – 2012. – № 5. – С.
26.Кайгородова Л. А. Понимание социальной адаптации в социологических
подходах. // Ученые записки. – 2013. – Т.2, № 2. – С. 30 – 33.
27.Камара И. Иностранные студенты в России: проблемы социальной адаптации //
Теория и практика общественного развития. – 2012. – №8. – С. 82 – 85.
28.Камара И. Стресс и его влияние на процесс адаптации в России студентов из
стран Африки. // Общество: социология, психология, педагогика. – 2012. - № 2. –
С. 66 – 70.
29.Капица С. И. Понятие социальной адаптации в социологии. // Вестник
Чувашского университета. – 2009. – № 4. – С. 132 – 138.
30.Карданов Р. Ш. Методологические основы изучения проблем социальной
адаптации. // Вестник Адыгейского государственного университета. – 2008. – № 1.
– С. 56 – 62.
31.Кон И.С. Личность как субъект общественных отношений. М., 1965.
32.Корель Л. В. Социология адаптаций: этюды апологии. – Новосибирск, 1997.
85
33.Кривцова И. О. Особенности адаптации студентов-иностранцев к
образовательному процессу в российском ВУЗе. // Вестник ТГУ. – 2010. – Вып. 6
(86). – С. 124 – 127.
34.Кузнецов П. С. Адаптация как функция развития личности. – Саратов. 1991.
35.Марзаева М. Б. Адаптация иностранных студентов (региональный опыт). //
Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. – 2015. - № 4.
– С. 184 – 191.
36.Меньшов И. В. Гуманитаризация образовательной среды как важное условие
социальной адаптации студентов. // Гуманитарный вектор. – 2015. – № 1 (41). – С.
62 -66.
37.Мертон Р. Социальная структура и аномия / Р. Мертон. – М. : Прогресс, 1996.
38.Мертон Р. Социальная теория и социальная структура // Социологические
исследования, 1992, № 2. – С. 118 – 124.
39.Мид Дж. От жеста к символу // Американская социологическая мысль. – М., 1994.
40.Муц Л.Ф. Методология исследования анализа проблем социализации
иностранных студентов: языковой контекст. // Теория и практика общественного
развития. – 2015. – № 23. – С. 43 – 45.
41.Овшинов А. Н. Общесоциологическая парадигма социальной адаптации. //
Вестник Калмыцкого университета. – 2014. – № 4 (24). – С. 81 - 96
42.Парсонс Т. О социальных системах / Т. Парсонс. – М.: Академический проспект,
2002.
43.Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия:
культура, личность и место социальных систем // Американская социологическая
мысль: Тексты / под ред. В.И. Добренькова. – М.: Издание Международного
Университета Бизнеса и Управления, 1996.
44.Парсонс Т. Структурно-функциональный анализ в современной социологии / Т.
Парсонс. – М.: Изд-во МГУ, 2003.
45.Пасовец Ю. М. К вопросу о понятии адаптационного потенциала. // Теория и
практика общественного развития. – 2013. - № 12. – С. 204 – 207.
46.Попов В. Г., Карпов В. В. К вопросу о соотношении понятий « социальная
адаптация» и «социализация». // Вестник Челябинского государственного
университета. – 2013. - № 33 (324). – С. 149 – 153.
47.Ременцов А. Н., Кременецкая Л. С. Формирование социокультурной компетенции
у иностранных учащихся из стран СНГ на этапе дополнительной довузовской
подготовки. // Вестник ФГОУ ВПО МГАУ. – 2012. – № 4/1. – С. 107 – 111.
48.Романова И. В., Романова Н. П., Шарова Т. В. Социальная адаптация как
феноменологическая категория. // Вестник Чит ГУ. – 2011. – № 6 (73). – С. 122 –
134.
49.Ромм М.В. Адаптация личности в социуме: Теоретико-методологический аспект.
– Новосибирск: Наука. Сибирская издательская фирма РАН, 2002.
86
50.Ростовцева М. В., Машанов А. А. Основные подходы к исследованию
адаптивности личности. // Вестник КрасГАУ. – 2012. – № 7. – С. 191 – 195.
51.Ростовцева М. В., Машанов А. А. Философский смысл понятия «Социальная
адаптация» // Вестник КрасГАУ. – 2012. – № 6. – С. 288 – 292.
52.Селье Г . Очерки
об
адаптационном синдроме: Пер. с
англ. М.:МЕДГИЗ, 1960.
53.Смелков М. Ю. Теоретический анализ проблемы социальной адаптации в
контексте социализации личности. // Вестник Ленинградского государственного
университета им. А. С. Пушкина. – 2011. – № 4. – С. 167 – 175.
54.Соколова Д. А. Межкультурная коммуникация в контексте интернационализации
высшего образования на примере международной школы бизнеса Солбридж
(Республика Корея). // Гуманитарные исследования в восточной Сибири и на
дальнем востоке. – 2012. – № 1. – С. 162 – 167.
55.Сорокин П. Социокультурная динамика и эволюционизм // Американская
социологическая мысль. – М. – 1996. – С. 372 – 392.
56.Спенсер Г. Недостаточность естественного подбора. – СПб., 1894.
57.Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. – Мн., 1998.
58.Степанова Б. Б. Социальная адаптация иностранных студентов в современной
России // Вестник БГУ. – 2014. – № 6 (2). – С. 62 – 64.
59.Сухова А. Н. Гендерные различия в адаптации иностранных студентов:
теоретические и практические аспекты. // Женщина в российском обществе. –
2013. – № 2 (67). – С. 53 – 59.
60.Чекишев Е. М., Чекишева А. А. Оценка роли высшего образования в социальной
адаптации и интеграции иностранных обучающихся в российскую среду. //
Современные исследования социальных проблем. – 2015. - № 8 (52). – С. 408 –
427.
61.Шабанов Л. В., Шелехов И. Л., Мороденко Е. В. Методологические подходы к
исследованию личностных аспектов социальной адаптации молодежи в
современном обществе. // Вестник ТГПУ. – 2011. – № 6 (108). – С. 165 – 168.
62.Шамне Н. Культурно – языковая и социальная адаптация мигрантов. // Власть. –
2013. - № 6. – С. 44 – 47.
63.Шибутани Т. Социальная психология. - М.: Прогресс, 1969.
64.Шиняева О. В., Клюева Т. В. Социальная адаптация гуманитарной
интеллигенции: теоретико-методологические основы исследования. // Известия
высших учебных заведений. Поволжский район. Общественные науки. – 2011. –
№ 2 (18). – С. 76 – 88.
65.Штомпка П. Социология: Анализ современного общества: Пер. с польск. С.М.
Червонной. – М.: Логос, 2005.
66.Щербакова В. П. Социально – психологический механизм адаптации. // Известия
ТулГУ. Гуманитарные науки. – 2010. – Вып. 1. – С. 215 – 225.
87
67.Щербакова В. П. Теоретическая и эмпирическая типологизация социальной
адаптации молодежи. // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. – 2015. – Вып. 3. –
С. 55 – 65.
88
ПРИЛОЖЕНИЕ
Таблица «Сведения о контингенте иностранных учащихся ФГБОУ ВО
«Орловский государственный университет имени И. С. Тургенева» за 2018 г.»
1. Азербайджан
- 6
2. Алжир
- 10
3. Ангола
- 1
4. Армения
- 1
5. Афганистан
- 15
6. Бахрейн
- 1
7. Беларусь
- 16
8. Бенин
- 26
9. Болгария
- 2
10. Ботсвана
- 1
11. Бразилия
- 1
13. Бурунди
- 3
14. Венесуэла
- 1
15. Вьетнам
- 12
16. Гаити
- 11
17. Гана
- 2
18. Гвинея-Бисау
- 46
19. Грузия
- 2
20. Донецкая Народная
- 1
Республика
21. Доминиканская Республика
- 2
22. Египет
- 113
23. Замбия
- 1
24. Израиль
- 3
25. Индия
- 223
26. Индонезия
- 1
27. Иордания
- 2
28. Ирак
- 9
29. Иран
- 1
30. Йемен
- 92
31. Казахстан
- 10
32. Камерун
- 12
33. Кения
- 5
34. Китай
- 19
35. Колумбия
- 1
36. Конго
- 24
37. Кот-д’Ивуар
- 17
38. Кыргызстан
- 6
39. Лаос
- 1
40. Латвия
- 1
42. Либерия
- 1
43. Ливан
- 27
89
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
Мадагаскар
Македония
Мали
Марокко
Мозамбик
Молдова
Монголия
Мьянма
Намибия
Нигерия
Пакистан
Палестина
Приднестровье
Румыния
Свазиленд
Сербия
Сирия
Сирия/Россия
Сомали
Судан
Таджикистан
Тунис
Туркменистан
Уганда
Узбекистан
Украина
Чад
Чили
Шри-Ланка
Эквадор
Эфиопия
ЮАР
Всего: 1138 чел.
-
1
1
3
2
3
7
1
1
2
10
3
13
6
1
1
1
36
1
1
2
65
1
144
1
13
81
2
1
1
1
1
1
90
91
92
93
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа