close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Гадецкая Елена Олеговна. Агрессия в структуре социальных коммуникаций современной молодежи

код для вставки
4
АННОТАЦИЯ
Тема выпускной квалификационной работы – «Агрессия в структуре
социальных коммуникаций современной молодежи».
Выпускная квалификационная работа изложена на 86 страницах, включает
5 рисунков, 1 таблицу, 71 литературных источников.
Ключевые
слова:
АГРЕССИЯ,
АГРЕССИВНОЕ
ПОВЕДЕНИЕ,
МОЛОДЕЖЬ, СОЦИАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ, СРЕДСТВА МАССОВОЙ
ИНФОРМАЦИИ,
ЦЕННОСТНЫЕ
ОРИЕНТАЦИИ,
ИНТЕРНЕТ,
МОЛОДЕЖНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ, ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, СУИЦИД,
БУЛЛИНГ, КИБЕРБУЛЛИНГ.
Объектом исследования является агрессия как социальное явление.
Предмет исследования: агрессия современной российской молодежи.
Цель данной работы: изучить агрессию в молодежной среде.
Теоретико-методологической основой работы являются труды российских
и зарубежных социологов и социальных психологов, занимающихся изучением
агрессии как социального явления и состояния агрессии молодежи. Кроме того,
в основу положены данные российских исследовательских и аналитических
социологических центров по теме исследования.
Эмпирической базой выпускной квалификационной работы являлись
данные
авторского
исследования:
«Агрессия
в
структуре
социальных
коммуникаций молодежи (на примере студентов ФГБОУ ВО «Орловский
государственный университет имени И. С. Тургенева)». В качестве основного
метода сбора эмпирических данных применялось контактное анкетирование.
Методы,
общенаучный
используемые
метод;
в
выпускной
квалификационной
структурно-функциональный
анализ;
метод
работе:
анализа
документов; метод опроса; графические методы, метод сравнительного анализа.
Структура дипломной работы состоит из введения, трех глав, заключения,
списка используемой литературы.
5
Содержание
Введение........................................................................................................................ 6
Глава 1. Теоретические основы исследования агрессии…………………………...10
1.1.
Агрессия как социальный феномен: понятие, сущность, виды…….10
1.2.
Теоретические подходы к изучению агрессии………………………...16
Глава 2. Условия и детерминанты агрессии российской молодежи………………32
2.1.
Молодежь
особенности,
в
современной
ценностные
России:
ориентации,
социально-демографические
характеристика
социальных
коммуникаций…………………………………………………………………………32
2.2. Социально-экономические, психологические и культурные факторы,
влияющие на состояние агрессии в молодежной среде……………………………39
Глава 3. Социологический анализ агрессии в молодежной среде в современной
России………………………………………………………………………………….51
3.1.
Агрессия
современной
российской
молодежи
как
социальная
проблема……………………………………………………………………………....51
3.2.
Социологическое
исследование
агрессии
в
структуре
социальных коммуникаций молодежи (на примере студентов ФГБОУ ВО
«Орловский государственный университет им. И. С. Тургенева)…………………65
Заключение……………………………………………………………………….75
Список литературы…………………………………………………………………..80
6
Введение
Актуальность темы. В современном мире наблюдается тенденция роста
агрессии в различных сферах жизни социума: экономике, политике, искусстве,
международных отношениях и т. д., что нашло отражение и в структуре
социальных коммуникаций молодежи. Так, по данным опроса ВЦИОМ,
проведенного 27 июня 2017 года, 18-24-летние стали характеризовать самих себя
(современную российскую молодежь) как более циничных (с этим сегодня
соглашаются 56% против 43% в 2014 г.), а 25-34-летние – как более агрессивно
настроенных (52% - против 41% соответственно) людей [49].
Повышенная
конфликтность,
совершение
различного
рода
правонарушений, войны, убийства, терроризм и экстремизм – все эти явления
представляют собой негативные формы проявления агрессии, кроме того,
постоянно усиливается рост различных форм проявления аутоагрессии, таких как
алкоголизм, наркомания, суицидальное поведение. При этом в «группу риска»
попадают, в первую очередь, представители молодежи, более того, все чаще
с вышеуказанными проблемами сталкиваются несовершеннолетние и даже дети.
Так, нападения на школы в январе 2018 года в городе Пермь и Республике
Бурятия вновь обратили внимание исследователей и общественности на проблему
высокого уровня насилия среди детей и подростков. С начала 2017 года
зафиксировано более десяти инцидентов, связанных в нападениями и массовыми
расстрелами в российских школах. Результаты проведенного ИОМ «Анкетолог»
в январе исследования продемонстрировали, что ровно четверть россиян уверены
в высоком уровне агрессии современных детей и подростков [53].
Стоит
отметить,
что
дискурсом
агрессивности
пронизан
контент,
предлагаемый современными средствами массовой информации: телевидением
(фильмы, реклама, новостные каналы), информационно-коммуникационной сетью
Интернет (социальные сети, онлайн-игры). Также в последние годы в связи
с
возрастающим
распространением
сети
Интернет
и
ее
влиянием
на коммуникативные процессы в молодежной среде появилась такая форма
7
агрессивного поведения, как кибербуллинг, в том числе рост количества
и активности в социальных сетях так называемых «групп смерти» (таких
как суицидальная игра «Синий кит»). Развитие сети Интернет способствовало
виртуализации процессов коммуникации, в том числе и проявлений агрессии,
кроме того, росту отчужденности и появлению проблем в межличностном
общении, связанных с недостатком навыков построения коммуникации
в реальной жизни.
Глобализация, трансформация политической, экономической, социальной
систем,
идеологии,
информатизация
общества,
изменение
ценностных
ориентаций поставили новые вызовы и угрозы. Все вышеуказанное отражает
актуальность и масштаб исследуемой проблемы, таким образом, подтверждая
необходимость ее всестороннего изучения и анализа.
Степень
разработанности
исследования.
Агрессия
является
междисциплинарной проблемой, которая представляет собой объект изучения
многих теоретических направлений, таких как этологический подход К. Лоренца
[23], классический психоаналитический подход З. Фрейда [45 - 47], теория
агрессии Э. Фромма [48 - 50], фрустрационная теория агрессии Д. Долларда,
теория социального научения А. Бандуры и Л. Берковитца [3, 5].
Основные причины и формы агрессии среди молодежи рассматриваются
в работах различных отечественных и зарубежных социологов, психологов
и педагогов: Р. Бэрона и Д.Ричардсон [11], А. Басса [4], Б. Крэйхи [22],
С. Н. Ениколопова [15 - 19], А. А. Налчаджяна [29], А. Л. Реана [34],
Т. Г. Румянцевой [36].
Парамоновой Ю. А. была изучена взаимосвязь уровня социального агрессия
и состояния агрессии у студенческой молодежи [31].
Г. Э. Турганова, Н. С. Фонталова, А. О. Шишкина проанализировали
влияние средств массовой информации на уровень агрессии молодых людей [44].
8
Сотрудниками сектора социологии девиантного поведения Института
социологии Российской академии наук М. Е. Поздняковой и В. В. Брюно [32]
анализировалось противоправное поведение подростков и молодежи.
А. А. Бочавер и К. Д. Хломов исследовали такие формы агрессивного
поведения, как буллинг и кибербуллинг [9 - 10].
Т. А. Хагурова и Н. А. Хагуровой изучали в своих работах такое явление,
как молодежный экстремизм [14].
Объектом выпускной квалификационной работы является агрессия как
социальное явление.
Предметом выпускной квалификационной работы агрессия современной
российской молодежи.
Цель
выпускной
квалификационной
работы:
изучить
агрессию
в молодежной среде.
Для достижения поставленной цели в работе поставлены следующие
задачи:
1. Проанализировать понятие, сущность и виды агрессии.
2. Рассмотреть теоретические подходы к изучению агрессии.
3.
Изучить социально-демографические особенности, ценностные
ориентации, структуру социальных коммуникаций молодежи в современной
России.
4. Выявить социально-экономические, психологические и культурные
факторы, влияющие на состояние агрессии в молодежной среде.
5. Проанализировать агрессию современной российской молодежи.
6. Исследовать агрессию в структуре социальных коммуникаций
молодежи (на примере студентов ФГБОУ ВО «Орловский государственный
университет имени И. С. Тургенева).
Методологической
основой
настоящего
исследования
является
сравнительный метод, системный подход, структурно-функциональный анализ,
метод
анализа
документов.
В
рамках
данной
курсовой
работы
также
использованы такие общетеоретические методы исследования, как анализ, синтез,
9
аналогия, классификация, абстрагирование. Эмпирическую базу выпускной
квалификационной работы составляет анкетирование студентов ФГБОУ ВО
«Орловский государственный университет имени И. С. Тургенева».
Структура выпускной квалификационной работы включает: введение,
три главы, шесть параграфов, заключение и список литературы.
Практическая значимость работы связана с возможностью использования
ее в практике работы по снижению уровня агрессии молодых людей
и предотвращению различных негативных форм агрессивного поведения всеми
субъектами профилактики.
10
Глава 1. Теоретические основы исследования агрессии
1.1.
Агрессия как социальный феномен: понятие, сущность, виды
Социологический энциклопедический словарь определяет агрессию
как действие, поведение, нацеленное на причинения ущерба (морального,
физического и т.д., вплоть до полного уничтожения) другому существу
или объекту [42, с. 7]. Согласно Большому толковому социологическому словарю
агрессия – это враждебное отношение или действие [7, с. 17]. Е. М. Бабосов дает
следующее определение понятия агрессия: «враждебная внутренняя установка,
враждебный тип действий индивида, социальной группы или страны
по отношению к другому индивиду, группе, стране, выражающиеся в нанесении
вреда, ущерба, поражения сопернику в конфликтных взаимодействиях [2, с. 11].
Различные
определения
агрессии
приводит
С.
Н.
Еникопов
в монографии «Агрессия в обыденной жизни». Так, «Толковый словарь русского
языка С. И. Ожегова» дает следующую дефиницию: «агрессия – это открытая
неприязнь, вызывающая враждебность». Словарь французского языка Поля
Робера
определяет ее как «нападение на индивида с использованием силы»;
оксфордский словарь английского языка как «неспровоцированное нападение
на индивида» [19, с. 10].
В настоящее время существует множество различных определений
агрессии, при этом ни одно из них не может считаться исчерпывающим.
Рассмотрим основные концепции содержания понятия агрессии.
1.
Агрессия как сильная активность и стремление к самоутверждению.
Например, Л. Бендер описывает агрессию как тенденцию приближения к объекту
или удаления от него, а Ф. Аллан понимает ее как внутреннюю силу (не объясняя
11
ее происхождения), которая предоставляет человеку возможность противостоять
внешним силам [19, с. 10].
2.
Агрессия интерпретируется как стремление к подчинению других
людей себе либо обладанию какими-либо объектами. Она понимается как акт
присвоения, насильственного овладения материальным или идеальным объектом,
в том числе властью над другими людьми.
3.
Агрессию определяют как акты разрушения, атаки, враждебности,
какие-либо действия, которые наносят вряд другому объекту или лицу.
К примеру, Х. Дельгадо полагает, что человеческая агрессивность представляет
собой
поведенческую
реакцию,
характеризующуюся
проявлением
силы
посредством попытки нанести какой-либо вред или ущерб личности и обществу
[19, с. 10].
Многие
авторы,
определяя
агрессию,
стремятся
дать
дефиницию,
основываясь на изучении явлений, поддающихся объективному наблюдению
и измерению, таких как акты поведения. Например, А. Басс определяет агрессию
как «реакцию, в результате свойств которой другой организм получает болевые
стимулы», а Э. Уилсон – как «физическое действие или угрозу такого действия
со стороны одной особи, которые уменьшают свободу или генетическую
приспособленность другой особи» [19, с. 10]. Аналогичное определение агрессии
дает А. Бандура: «Агрессия – это не всегда целенаправленная реакция одного
индивида, наносящая другому индивиду физический или моральный ущерб»
Л. Хьюсмен и Л. Ирон, являющиеся последователями А. Бандуры, понимают
ее как «поведение, имеющее целью нанесение повреждений или раздражение
другого субъекта». Существует и противоположная точка зрения, сторонники
которой исходят из позиции активного субъекта. Так, Дж. Доллард определяет
агрессию как «намеренное действие, направленное на причинение вреда
определенному организму или другому организму, его замещающему»,
Л. Берковиц – как «намерение ранить или причинить ущерб другому»,
а Д. Зиллман – как «попытку нанести ущерб другому субъекту, который
мотивирован избежать этого воздействия» [19, с. 10].
12
По мнению С. Н. Еникопова, агрессией является «целенаправленное
деструктивное и наступательное поведение, нарушающее нормы и правила
сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения
(одушевленным или неодушевленным), причиняющее физический ущерб людям
или
вызывающее
у
них
психологический
дискомфорт
(отрицательные
переживания, состояния напряженности, страха, подавленности) [19, с. 11].
Ряд исследователей разделяют понятия агрессии как специфической формы
поведения и агрессивности как психического свойства личности. Так, агрессия
интерпретируется ими как процесс, имеющий специфическую функцию
и организацию, а агрессивность - как некоторая структура, являющаяся
компонентом более сложной структуры психических свойств человека [15, с. 62].
По мнению некоторых авторов, поведение с намерением выразить свое
превосходство или уверенность в себе – ассертивность – не является
разновидностью агрессии. Так, в психологической энциклопедии, авторами
которой являются
Роберт
Чалдини, Дуглас
Кенрик и Стивен
Нейерг,
утверждается следующее: «Агрессия характеризуется поведением, которое
направлено на причинение вреда другому. Гневные чувства, неумышленное
причинение вреда, ассертивность или шутливая агрессия при таком определении
не характеризуются как агрессия» [52, с. 413].
Как отмечает Н. Д. Субботина, агрессия представляет собой одну
из возможных форм проявления естественно-групповых отношений. Так, спорт
позволяет если не полностью преодолеть естественность данных отношений,
то хотя бы заключить их в социокультурные рамки [43, с. 97].
Существуют различные классификации агрессии. Так, биологи выделяют
в животном мире два вида агрессии: социальную (начинается с демонстративной
вспышки ярости и, как правило, ей и ограничивается) и молчаливую (хищник
подкрадывается к жертве и убивает ее). Экспериментально доказано,
что вышеуказанные виды агрессии взаимосвязаны с функционированием
различных отделов головного мозга. У людей психологи также классифицируют
два вида агрессии: враждебную и инструментальную. По мнению Д. Майерса,
13
«враждебная агрессия проистекает из злости. Ее единственная цель – причинить
вред. В случае инструментальной агрессии причинение вреда не самоцель,
но средство достижения какой-либо иной позитивной цели» [24, с. 485.].
Наиболее развернутой классификацией агрессивного поведения является
классификация, которая дана А. Бассом. Он выделяет три основных параметра,
по которым характеризует формы агрессивного поведения: 1) физическая —
вербальная агрессия; 2) активная — пассивная агрессия; 3) прямая — косвенная
агрессия. Комбинирование этих форм дало ему возможность выделить 8 видов
агрессивного поведения [15, с. 64].
Еще одну классификацию предложил С. Фешбах. Он ввел важный
критерий, связанный с мотивированием поведения, и на основании него выделил
три типа агрессивного поведения: враждебная агрессия (ее цель – причинение
другому
субъекту
неприятных
или
психологических
ощущений);
инструментальная агрессия (ее целью является не причинение вреда другому
субъекту, а решение определенной проблемы); экспрессивная агрессия (форма
выражения себя посредством применения насилия) [15, с. 65].
Третья значимая классификация агрессии — классификация Д. Зиллмана.
Основным критерием ее построения является позиция агрессора по отношению
к жертве и их взаимоотношения по схеме «стимул — реакция». Д. Зиллман
выделяет восемь типов агрессивного поведения [15, с. 65]:
1. наступательная агрессия — нанесение физических или психических
повреждений другому, который не применял по отношению к нему насилия;
2. защитная агрессия — нанесение повреждений другому субъекту
в ответ на применение им насилия;
3. ответная — нанесение повреждений другому субъекту с целью
отмщения за нанесенные ему этим субъектом повреждения;
4. спровоцированная агрессия — подвергание атакующего нападению
или другим действиям, которое повлекло за собой его ответные агрессивные
действия;
14
5. неспровоцированная агрессия — агрессивные действия нападающего
по отношению к жертве, не вызванные никакими поступками жертвы, которые
могли бы подтолкнуть нападающего на такие действия;
6. агрессия,
первичная
функция
вызванная
которых
раздражением,
—
—
редуцирование
агрессивные
или
снятие
действия,
состояния
раздражения;
7. побудительная агрессия — агрессивные действия, первичная причина
которых — получение внешней стимуляции;
8. санкционированная агрессия — агрессивные действия, служащие
социальным нормам и не выходящие за их рамки.
Э. Фромм выделяет два основных вида агрессии: доброкачественную
(биологически
адаптивная,
способствующая
поддержанию
жизни),
и злокачественную (не связанная с сохранением жизни) [49].
Теория дифференциальных эмоций К. Изарда рассматривает агрессию как
враждебное поведение или действие. Он полагает, что агрессия представляет
собой акт, который иногда может запускаться и поддерживаться эмоциями,
входящими в комплекс враждебности, направленный на причинение ущерба,
оскорбление или стремление победить. При этом ущерб может быть
и физическим, и психологическим. По его мнению, агрессия определяется
враждебностью, а агрессивное действие может оказать на враждебность
противоположное воздействие, ослабив ее либо усилив. Таким образом, агрессия
рассматривается им как следствие враждебности [15, с. 67].
Как отмечает С. Н. Ениколопов, большинство функционирующих
в современном социуме ценностей способствуют тому, что «агрессия и насилие
активно проявляются и воспроизводятся в социуме» [15, с. 62]. В основном это
относится
к
ценностям,
которые
касаются
статусных,
возрастных,
имущественных отношений и создают основу для серьезных социальных
напряжений, переживаемых большим количеством индивидов, и наиболее
существенно проявляется в модернизирующихся странах, где в процесс
перераспределения ресурсов и статусов явно или неявно вовлечены большое
15
количество
людей.
«Люди,
чувствующие
себя
униженными,
зажатыми,
подавленными, начинают использовать прямое насилие для своего освобождения
и изменения своего положения, а также контрнасилие для сохранения
существующего положения, т. е. насилие порождает насилие», - пишет
С. Н. Ениколопов [15, с. 62]. При этом исследования насилия и агрессивного
поведения показывают, что рост в обществе насильственных действий
взаимосвязан с резкими и крупными социальными переменами и нарушениями
традиционной организации общества как их последствиями, в результате чего
люди обращают внимание на собственные индивидуальные проблемы.
Стоит отметить, что механизм агрессии носит биотический характер
и обусловлен сложными биохимическими процессами организма. Кроме того,
существует такое явление, как патологическая страсть к агрессии и насилию
(в качестве исключения).
Таким образом, существуют различные дефиниции термина «агрессия»,
подходы к содержанию данного понятия и классификации видов агрессии.
Причины агрессии людей гораздо более разнообразны, чем у животных.
Так, кроме биотических причин, выработанных на досоциальном уровне
и сохранившихся до настоящего времени (например, голод, желание защитить
своих близких, в первую очередь детей, инстинкт самосохранения), существует
множество социальных причин, порожденных обществом, такие как потребность
в частной собственности, стремление к власти, желание скрыть от других людей
собственные незаконные и аморальные поступки. При этом многие из этих
причин не являются чисто социальными, в них имеются также и биотические
предпосылки.
Одновременно людьми выработано гораздо больше различных способов
сдерживания
агрессии,
такие
как
мораль,
регулирование
государством
человеческих отношений, правовые механизмы. Кроме того, на инстинктивном
уровне у людей также обнаруживается противовес агрессии: чувство эмпатии,
взаимопомощи, заботы. Исходя из вышеизложенного, существует необходимость
16
данных
амбивалентных
качеств
в
функционировании
социума,
в
его
изменчивости и устойчивости.
1.2.
Теоретические подходы к изучению агрессии
В настоящее время разработан ряд концепций об истоках, функциях и видах
агрессии и агрессивного поведения, каждая из которых отражает определенные
аспекты данной проблемы, кроме того, существуют различные классификации
вышеуказанных концепций.
Одним из основных существующих подходов к объяснению агрессивного
поведения
является
биологический
подход,
в
основе
которого
лежит
предположение о том, что причины агрессии заключаются в биологической
природе людей, но не в их психологических свойствах. Биологические принципы
объяснения агрессии применяются в рамках различных моделей, таких как
этологический подход, социобиологический подход и генетика поведения.
Рассматривая биологические подходы к пониманию агрессии, следует
отметить этологию, занимающуюся сравнительным исследованием поведения
животных и поведения людей. Одним из основоположников этологии является
К.
Лоренц,
предложивший
анализировалось,
каким
модель
образом
агрессии,
агрессивная
в
которой
энергия
конкретно
формируется
и высвобождается у животных и у людей. Согласно основной гипотезе К. Лоренца
процесс накопления агрессивной энергии организмом происходит беспрерывно.
По его мнению, приведет вышеуказанная энергия к какому-либо проявлению
агрессивного поведения или не приведет, зависит, во-первых, от количества
накопленной агрессивной энергии в организме к определенному моменту,
а во-вторых, от силы внешнего воздействия (такого как запах или вид хищника),
вызвавшего
агрессивную реакцию. При этом данные факторы обратно
пропорциональны: более низкий уровень энергии требует наличия более сильного
стимула для вызова агрессивной реакции, и наоборот. Слишком высокий уровень
17
энергии не способен к высвобождению посредством внешнего стимула,
что приводит к переполнению. Результатом такой ситуации становится
спонтанная агрессия. К. Лоренц проводит аналогию между вышеуказанным
процессом и работой парового котла, давление в котором повышается
непрерывно до того момента, пока котел либо контролируемым образом
не выпустит скопившийся в нем пар, либо не взорвется.
Анализируя причины ограничений на убийство представителей своего вида,
которые широко распространены среди животных, однако к людям неприменимы,
К. Лоренц пришел к следующему выводу: значительные ограничения на убийства
представителей собственного вида в ранний исторический период развития
человеческого общества являлись излишними, так как в то время единственным
и при этом относительно безвредным оружием, с помощью которого люди могли
нападать друг на друга, были кулаки и зубы. Развитие более сложных
и опасных средств нападения, появление различных видов оружия при отсутствии
механизма, который мог бы эффективно сдерживать потенциальную возможность
уничтожения представителей своего вида, привело к проявлениям насилия
и неконтролируемого агрессивного поведения.
Согласно теории Лоренца, агрессию следует рассматривать как глубоко
проникающее и неизбежное свойство человеческой натуры [22, с. 40]. Несмотря
на это, по его мнению, существуют контролируемые и социально приемлемые
способы, позволяющие высвободить агрессивную энергию, такие как спортивные
соревнования. Это позволит удерживать уровень агрессивной энергии ниже того
критического порога, превышение которого может привести к вспышкам насилия
и другим деструктивным формам проявления агрессивного поведения.
Однако стоит отметить, что теория К. Лоренца и экстраполяция
им на людей тех выводов, которые он сделал на основе исследования животных,
активно критиковалась и с концептуальной точки зрения, и с эмпирической. Так,
критикуется
отсутствие
работающего
определения
агрессивной
энергии:
невозможно измерить количество агрессивной энергии, которой обладает
индивид в определенный момент времени [22, с. 40].
Кроме того, подвергается
18
критике и гипотеза, согласно которой в случае израсходования запаса
агрессивной энергии в агрессивном поведении до момента установления
достаточного
уровня
энергии
отсутствует
возможность
вызова
нового
агрессивного поступка. Так, существует множество фактов, опровергающих
вышеуказанную гипотезу и доказывающих, напротив, способность людей
выполнять друг за другом несколько агрессивных действий. Более того,
достаточно часто агрессивный поступок не подавляет дальнейшее агрессивное
поведение, а наоборот, стимулирует его.
С биологической точки зрения рассматривают феномен агрессии
и
представители
социобиологического
подхода.
Социобиология
является
подотраслью эволюционной биологии и для нее характерно применение
для объяснения особенностей социального поведения логики эволюционной
теории. Как и этология, объяснение агрессии в рамках социобиологии относится
к поведению и животных, и людей. Как отмечает Б. Крэйхи, «при этом акцент
делается на длительном формировании в процессе эволюции» [22, с. 41]. Данный
подход основывается на теории «происхождения видов» Ч. Дарвина, согласно
которой для сохранения у вида какого-либо свойства либо вида поведения
им необходима хорошая приспособляемость. Таким образом, поведение является
адаптивным настолько, насколько оно повышает способность отдельных особей
и вида в целом на выживание.
Основоположниками
эволюционистского
подхода
являются
Дейли
и Уилсон, а также Басс и Шейклфорд. Согласно данной концепции агрессивное
поведение,
которое
направлено
на
сопротивление
как
нападающим,
так и соперникам, претендующим на того же партнера, интерпретируется как
адаптивное поведение, позволяющее проявившей его особи увеличить свою
репродуктивную успешность. Исходя из вышеизложенного, способность более
агрессивных особей того или иного вида контролировать доступ к самкам
позволяет им успешнее передавать следующему поколению свои гены, а значит,
способствует естественному отбору агрессивных форм поведения. В процессе
эволюции генетические характеристики данных особей будут получать
19
в популяции все большее распространение за счет тех представителей вида,
которые менее агрессивны и, соответственно, менее репродуктивно успешны.
Согласно данной теории причины агрессивного поведения могут быть не только
«непосредственные»
(социальные условия, какие-либо непродолжительные
процессы в организме), но и те факторы, которые в процессе эволюции
формируют поведение животных и людей.
В рамках современных исследований проблемы агрессии вышеуказанный
подход оказал наибольшее влияние при интерпретации появления сексуальной
агрессии. Так, сексуальная агрессия понимается как добровольная, хотя
и рискованная стратегия половых сношений, применяемая мужчинами,
чьи возможности воспроизводства в рамках обоюднодобровольных сексуальных
отношений ограничены [22, с. 42]. Данная теория доказывает потенциальную
возможность совершения изнасилования всех мужчин как часть их эволюционной
наследственности. Таким образом, основным функциональным основанием
изнасилования, имеющим большое эволюционное значение в поведении
насильника, служит его стремление к воспроизводству вне зависимости от того,
понимается ли это им на сознательном уровне. Доказывая данную гипотезу,
представители
социобиологического
подхода
к
проблеме
изнасилования
используют в качестве аргументов исследования, которые в интерпретации
вышеуказанных ученых свидетельствуют о насильственном характере отношений
между особями противоположного пола животных различных видов. Еще одним
аргументом, по их мнению, представляется статистика преступности, согласно
которой молодые женщины репродуктивного возраста составляют основную
часть жертв изнасилования, при этом наибольшее количество подобных
преступлений
совершается
мужчинами,
имеющими
низкий
социально-
экономический статус. Критиками данной теории была коренным образом
поставлена под сомнение достоверность вышеуказанных источников данных.
Таким образом, сторонники социобиологического подхода понимают
агрессию как определенную форму поведения, развившуюся у животных и людей
вследствие
ее
потенциальной
способности
увеличить
репродуктивную
20
успешность особи и поэтому способствующую передаче ее генов в процессе
естественного отбора будущим поколениям [22, с. 42].
В настоящее время
биологи и социальные психологи еще не пришли к общему мнению о том,
в какой степени вышеуказанный эволюционный процесс формируется культурой,
результатом чего становится появление межкультурных различий в агрессивном
поведении.
Основные положения социобиологического подхода к агрессии получили
развитие в генетике поведения, изучающей значение генетических сходств
в объяснении различных особенностей поведения и личностных характеристик
индивидов. По мнению сторонников данного подхода, те индивиды, которые
являются генетически родственными, имеют больше сходств и по отношению
к их склонности к агрессии. В связи с тем, что основную массу детей
воспитывают их биологические родители, влияние генетики и воспитания
в онтогенезе, как правило, совпадают. Соответственно, для того, чтобы
объективно оценить, в какой степени на индивида влияет генетика, а в какой –
окружение
его
семьи,
необходимо
использовать
специальные
методы
исследования.
Так, один из подобных методов основан на исследовании склонности
к агрессии приемных детей в сравнении с их родителями (как с родными,
так и с приемными).
По мнению сторонников данного подхода, этот метод
позволяет дать объективную оценку степени воздействия на индивида генетики
и его окружения: сходство детей с их биологическими родителями показывает
влияние генетических факторов, не искаженных семьей как социальной средой,
а с приемными, напротив, демонстрирует особенности воздействия на него
семейной среды. В рамках рассматриваемого подхода существует еще один
исследовательский
метод,
основанный
на
сравнении
склонности
к агрессии близнецов, как однояйцевых, генетическая конституция которых
стопроцентно совпадает, так и разнояйцевых, у которых только в 50 % случаев
отмечается генетическое сходство. На основании вышеизложенного сторонники
генетики поведения делают следующий вывод: большее сходство агрессивного
21
поведения
однояйцевых близнецов является подтверждением гипотезы
о передаче агрессии по наследству.
В результате обобщения Майлзом и Кэри данных по итогам исследований
близнецов и приемных детей и проведения ими метаанализа двадцати двух
исследований оценки агрессивного или асоциального поведения (либо самими
детьми, либо их родителями) был сделан вывод о том, что «общая генетика
в
значительной
степени
отвечает
за
сходства
как
в
самооценках,
так и в родительских оценках агрессивности и объясняет до 50 % расхождений»
[22, с. 43] . С учетом возрастных различий изученных групп ученые
предположили, что степень влияния в формировании агрессии генетики
и социальной среды может изменяться в процессе онтогенеза. Исследования
показали, что в объяснении агрессивного поведения взрослых большее значение
имеют общие гены, чем одинаковые внешние условия, а для детей - наоборот.
Однако по результатам других исследований, изучающих агрессию посредством
наблюдения, влияние общей социальной среды является более сильным,
чем влияние генетики.
Исследователями
Ди
Лаллой
и
Готтесманом
отмечено
сходство
особенностей наследования асоциального поведения: при использовании
в качестве метода исследования опроса генетическое родство в большей степени
проявляется, чем при изучении поведенческих показателей. При этом они делают
вывод о том, что в преступности вместе с факторами социальной среды играют
роль
и
генетические
факторы.
Исследования
показали,
что
наличие
криминального прошлого у родителей (как биологических, так и приемных)
повышает риск совершения индивидом преступлений, причем в тех случаях,
когда преступниками были именно их биологические родители, вероятность
у детей аналогичным образом стать преступниками была гораздо выше.
В результате был сделан вывод о том, что гены имеют большее значение,
чем социальная среда.
Резюмируя, стоит отметить, что генетическая конституция представляет
собой потенциальный источник индивидуальных особенностей в агрессии, однако
22
дать точную оценку степени влияния генетических факторов по сравнению
с социальной средой в связи с наличием различных методологических трудностей
достаточно
проблематично.
Сторонники
генетики
поведения
отрицают
детерминизм, согласно которому наличие у индивида агрессивных генов априори
делает его человеком с агрессивным поведением, деструктивным и склонным
к агрессии. Они полагают, что генотип человека может способствовать тому,
чтобы он стал агрессивным, однако ключевую роль здесь играют факторы
социальной среды, благодаря влиянию которых данная предрасположенность
будет либо усилена, либо, напротив, нейтрализована.
Анализируя различные психологические объяснения агрессии, стоит
отметить, что наиболее раннее направление в рамках данной традиции –
психоанализ З. Фрейда – как и биологические концепции, интерпретировало
агрессивное поведение как проявление инстинкта, часть природы человека. Более
того, А. Налчаджян объединяет понимание агрессии К. Лоренцом и З. Фрейдом
в теорию инстинктивных влечений, отмечая, что К. Л. Лоренц, в отличие
от
З.
Фрейда,
считал
агрессивное
поведение
скорее
адаптивным,
чем саморазрушительным [29, с. 31].
Интерес
представляет
трансформация
взглядов
Зигмунда
Фрейда
на проблему агрессивности человека. Взгляды З. Фрейда на данную проблему
являются весьма неоднозначной частью его концепции: они противоречат друг
другу, не системны и, таким образом, не представляют собой единой логичной
теории. При этом в его трудах для обозначения рассматриваемого явления
используются различные термины, такие как «деструктивное влечение»,
«влечение
к
разрушению»,
«влечение
к
смерти»,
«инстинкт
смерти»,
«агрессивное стремление».
В работах З. Фрейда до 1920-х годов практически не встречается термин
«агрессивность» (за исключением работ «Инстинкты и их судьбы» и «Три очерка
по теории сексуальности»). В своих ранних трудах он рассматривает
агрессивность как часть сексуального инстинкта (анально-садистическую стадию
развития либидо), а не как самостоятельное влечение.
23
З. Фрейд обнаружил различные проявления амбивалентности желаний
и влечений человека. В 1905 году в работе «Три очерка по теории сексуальности»
он рассматривает агрессивность как компонент сексуального инстинкта. Фрейд
полагал, что в сексуальности большинства мужчин содержится элемент
агрессивности.
Садизм
здесь
соответствует
агрессивному
компоненту
сексуального влечения, а мазохизм - наоборот. В ходе ретроспективного анализа
человеческой культуры Фрейд приходит к выводу, что жестокость и половое
влечение взаимосвязаны. Фрейд предположил, что к агрессивному компоненту
сексуального влечения приводит интеграция различных мотивов поведения
человека.
В
работе
«Тотем
и
табу»
Фрейд
рассматривает
психологические
особенности первобытных народов и формирования у них различных запретов табу, впоследствии трансформировавшихся в моральные нормы современного
общества. Согласно его мнению, идею об агрессивности природы человека
содержат представления о комплексе Эдипа. Также Фрейд доказывает наличие
агрессивного компонента в ряде табу, используя в качестве аргументов работы
Д.–Д. Фрэзера. Ученый делает вывод о том, что «в душевных движениях
примитивных
народов
приходится
вообще
допустить
большую
степень
амбивалентности, чем ту, какую можно найти у современного культурного
человека» [46, с. 98].
З. Фрейд доказывает, что стихийные инстинктивные влечения, целью
которых является удовлетворение первоначальных потребностей, являются
сущностью природы человека, при этом они не являются ни хорошими,
ни плохими. Жестокие и эгоистичные побуждения – первобытные, примитивные
влечения, которые длительное время не проявляли себя и развивались латентно,
а значит, будучи подавленными, направляли их энергию в другие сферы
человеческой деятельности. Данные примитивные могут трансформироваться
в свои противоположности: так из жестокости возникает сострадание,
а из эгоизма – альтруизм. В течение жизни индивида внешнее социокультурное
принуждение трансформируется во внутреннее: под влиянием культуры
24
эгоистические влечения с помощью их эротического компонента превращаются
в социальные и альтруистические. По мнению Фрейда, совершение добрых
поступков как следствие подчинения культурным нормам противоречит
человеческой природе. Таким образом, культурное давление приводит
к формированию у людей постоянной готовности к удовлетворению подавленных
инстинктивных влечений при наличии благоприятных условий. Фрейд полагает,
что именно в этом заключается причина Первой мировой войны, интерпретируя
ее
как
попытку
освободиться
от
культурного
давления
и удовлетворить подавленные эгоистические влечения. Господство эгоистичных
влечений у людей в период военных действий Фрейд интерпретирует
как регрессию, полагая, что в мирное время у этих людей произойдет
«облагораживание влечений».
Работа «По ту сторону принципа удовольствия» представляет собой начало
нового этапа эволюции теории агрессивности З. Фрейда. В данной работе
он
пересмотрел
свою
концепцию
влечений:
деструктивное
влечение
рассматривается как самостоятельное, независимое от сексуального и равное ему.
Изначально влечение к деструкции направлено на «Я», впоследствии оно
перенаправляется на окружающую среду и трансформируется в агрессивность.
Подавление
направленной
вовне
индивида
агрессивности
приводит
к ее накоплению в «Сверх-Я», вследствие чего появляются страхи, неврозы,
чувство вины и другие негативные последствия (по аналогии с сексуальным
инстинктом). Фрейд полагал, что агрессивность является неотъемлемой чертой
природы человека, которую невозможно полностью преодолеть с помощью
каких-либо социальных норм, а значит, результатом сдерживания внешней
агрессивности может стать лишь возрастание немотивированного насилия.
В качестве научной основы для обоснования тенденции к повторению
неприятных переживаний и саморазрушению Фрейд использует механикогидравлическую модель «редукции напряжения» и учение об инертности
материи. Новая концепция помогла Фрейду объяснить самодеструктивные
побуждения (например, самоубийство), агрессию по отношению к другим
25
(например,
война)
и
компульсивные
наклонности
к
повторению
ранее
болезненного опыта. Все психические феномены, таким образом, получали
объяснение в понятиях слияния или смешения двух инстинктов [6, с. 39].
Впоследствии в своей работе «Я и ОНО» [47] Фрейд развивает данные
тезисы, анализируя феномен трансформации направленного внутрь индивида
деструктивного инстинкта в деструктивность, направленную на внешний мир.
При этом агрессивность рассматривается в качестве инстинкта разрушения,
направленного вовне индивида.
В книге «Психология масс и анализ человеческого Я» [45] Фрейд отмечал
наличии в человеческом поведении готовности к агрессивности, имеющей
примитивный характер.
В
работе
«Недовольство
культурой»
З.
Фрейд
утверждал,
что агрессивность человека царила в древнейшие времена, заявляет о себе
в детском возрасте у всех людей и является неискоренимой чертой человеческой
натуры. «Агрессивное влечение – потомок и главный представитель инстинкта
смерти, обнаруженного рядом с Эросом и разделяющего с ним власть
над миром» [33, с. 138], - пишет Фрейд. Культура и инстинкты противостоят друг
другу, а значит, в качестве способа сдерживания агрессивности выступает
ее интроецирование. Все, что способствует развитию культуры, приводит
к интернализации склонности к агрессии. Фрейд
критикует точку зрения,
согласно которой агрессивность связана с материальной неудовлетворенностью,
это всего лишь одна из форм проявления влечения к разрушению. Если все
материальные
потребности
индивидов
будут
удовлетворены,
уровень
агрессивности в социуме останется прежним, но поводом для ее проявления
станут иные факторы. Он доказывает, что сплоченности внутри сообщества
способствует конфликт данного сообщества с другим сообществом.
В позднем творчестве Фрейда агрессивное влечение человека является
главным представителем инстинкта смерти и, следовательно, смысл культурного
развития
состоит
в
борьбе
между
инстинктом
жизни
и
инстинктом
деструктивности. Человек направляет свою агрессию или вовне, разрушая
26
и уничтожая других людей, или вовнутрь, приводя к саморазрушению,
обусловленному углублением конфликтов между Я и Сверх-Я, поскольку СверхЯ в виде совести использует против Я свою готовность к агрессии.
Таким образом, З. Фрейд придерживается концепции биологической
(инстинктивной) природы агрессивности человека и, исходя из этого, доказывает
невозможность ее полного преодоления. Его взгляды на данную проблему
во многом трансформировались под влиянием последствий Первой мировой
войны.
Так,
изначально
Фрейд
рассматривал
агрессию
как
компонент
сексуального влечения, впоследствии же им была выдвинута теория
о существовании двух амбивалентных влечений: влечения к жизни (Эроса)
и деструктивного влечения (Танатоса). Внешнее проявление негативных эмоций,
которые сопровождают агрессию, способствует разрядке деструктивной энергии,
тем самым уменьшая потенциальную возможность более опасных проявлений
влечения к разрушению. Кроме того, влечение к агрессивности и деструктивности
возможно частично регулировать социально-политическими и культурными
нормами, что позволит придать ему более конструктивные и социализированные
формы.
Теория агрессивности З. Фрейда активно критиковалась различными
авторами. Так, представители неофрейдизма опровергают идею Фрейда
о врожденном характере влечения к смерти и разрушению, доказывая,
что на формирование деструктивности в человеке влияют различные социальные
и культурные факторы. Так, Э. Фромм рассматривает концепцию агрессивности
Фрейда как последний этап в истории развития инстинктивизма и одновременно
первый этап преодоления прежних теорий. Он утверждает, что Фрейд «сделал
очень важный шаг вперед от механического физиологизма к биологическому
воззрению на организм как целое и к анализу биологических предпосылок
феноменов любви и ненависти. Однако его теория опирается на чисто
абстрактные спекулятивные рассуждения и не имеет убедительных эмпирических
доказательств» [49, с. 37]. Также он полагает, что Фрейд распространил понятие
агрессии на разные ее типы, тем самым свел их к одному инстинкту, стремясь
27
дуалистически противопоставить основополагающие человеческие инстинкты –
любовь и ненависть, вследствие чего ученый был вынужден «расположить все
человеческие страсти либо на одном, либо на другом из двух полюсов» [49, с. 38].
К. Хорни также критикует теорию Фрейда, поскольку считает необходимым
различать агрессивность и самоутверждение, природа которого конструктивна.
По мнению Хорни, применение теории Фрейда приводит к негативным
последствиям, так как она «освобождает от чувства ответственности и вины,
а заодно и от необходимости смотреть в лицо реальным причинам собственных
деструктивных побуждений» [33, с. 244].
Автором наиболее полной психоаналитической концепции агрессивности
являлся один из основателей неофрейдизма, немецкий социолог, философ,
психоаналитик, представитель Франкфуртской школы Эрих Фромм.
Э. Фромм выделяет два вида агрессии: доброкачественную (биологически
адаптивную, способствующую поддержанию жизни) и злокачественную
(не связанную с сохранением жизни). В работе «Анатомия человеческой
деструктивности» [49] он исследовал феномен псевдоагрессии, включающей
в себя игровую, непреднамеренную, оборонительную агрессию, а также агрессию,
связанную
с
самоутверждением.
Доброкачественную
агрессию
Фромм
рассматривал как нормальный феномен, целью которого является выживание
индивида и сохранение популяции, представляющую собой поведение человека,
предусматривающее ответную реакцию на угрозу. Злокачественную агрессию
ученый определяет как специфическую страсть человека к господству над другим
живым существом, желание разрушить его и убить. При этом он подчеркивает,
что злокачественная агрессия не является порождением животного инстинкта:
она свойственна только людям и является значимой составляющей человеческой
психики. По мнению Э. Фромма, только человек склонен влечению мучить и даже
уничтожать подобных себе, испытывая при этом удовольствие.
Фромм подчеркивает, что как подчинение, так и доминирование имеют
симбиотическую природу принадлежности. Одновременно из симбиотических
отношений вытекает враждебность (может быть и осознанная, и неосознанная).
28
В работе «Бегство от свободы» Фромм анализирует такой феномен, как
склонность «отказаться от независимости своей личности, слить свое «я» с кемнибудь или с чем-нибудь внешним, чтобы таким образом обрести силу,
недостающую самому индивиду» [50, с. 119].
Индивидов, которые обладают
такой склонностью, Фромм определяет как людей с авторитарным характером.
По отношению к сильным людям личность с авторитарным характером
испытывает уважение и любовь, а к слабым - презрение и агрессию. Проявлением
садистских черт характера является желание иметь неограниченную власть
над другими и агрессия по отношению к подчинившимся им людям,
мазохистских - готовность подчиняться и следовать указаниям внутренней или
внешней власти. Садизм в наиболее разрушительных формах не является
тождественным жажде власти, однако жажда власти представляет собой наиболее
существенное проявление садизма. Фромм утверждал, что у одного и того
же индивида, как правило, присутствуют обе тенденции, которые имеют одну
и ту же основную причину – его неспособность вынести слабость собственной
личности
и
изоляцию.
По
мнению
Фромма,
именно
распространение
авторитарного типа личности в Германии между двумя войнами привело
к массовой поддержке фашизма. Таким образом, в качестве важнейшей
предпосылки установления тоталитарных обществ является формирование
в обществе авторитарной структуры характера
Второй способ бегства — деструктивность, которая подразумевает
стремление индивида преодолеть чувство неполноценности, покоряя других или
уничтожая. Деструктивность - приобретенное свойство психики, реакция
человека на разрушение нормальных условий человеческого бытия [49, с. 566].
Доказывая данную концепцию, Фромм анализирует положение человека
в различные исторические эпохи. Он рассматривает агрессивность не как
отдельную черту индивида, а как характеристику социума. По его мнению,
причиной
формирования
разрушительности
от собственной уникальности.
является
отказ
человека
29
Интерес представляет взгляд Фромма на проблемы этноцентризма
и
расизма
как
проявления
патологического
группового
нарциссизма.
По его мнению, нарциссическая гордость принадлежности к группе развивается
у людей, бедных в хозяйственном и культурном отношении, не имеющим
возможность развивать свои интересы, поскольку она является для них
единственным источником удовлетворения.
Философ уделил большое внимание исследованию так называемой
«человеческой базы» фашизма и психологических особенностей личностных черт
индивидов, поддержавших данный режим. Фромм определяет нацистскую
идеологию как «дух слепого повиновения вождю, ненависть к расовым
и политическим меньшинствам, жажду завоевания и господства, возвеличение
немецкого народа и «нордической расы»» [50, с. 170].
Садо-мазохистский характер соответствует и бюрократической личности.
Философ обращает внимание на то, что «как только условия сводят живого
человека к простому порядковому номеру в списке, настоящий бюрократ
получает возможность совершать над ним акты величайшей жестокости –
и не потому, что его кто-то доводил до такой меры жестокости,
а потому что он утратил всякую человеческую связь со своей жертвой»
[48, с.283].
Э. Фромм в своих работах впервые предложил системное понимание
влияния различных социокультурных факторов на формирование авторитарных
черт личности. По его мнению, злокачественные формы агрессии, включая садизм
и некрофилию, не являются врожденными. Изменение обстоятельств социальноэкономической жизни людей в значительной мере будет способствовать
снижению вероятности их возникновения. Создание условий, направленных
на развитие творчества, человеческих способностей и активности индивидов
противостоят возникновению злокачественных форм агрессии и деструктивности
и служат цели их преодоления.
Исследователи
также
выделяют
в
отдельную
группу
социально-
психологические теории агрессии, основной из которых является теория
30
фрустрации-агрессии, предложенная Дж. Доллардом. Данная теория утверждает,
что агрессивное влечение является следствием воздействия на человека
неприятных факторов социальной среды - фрустраторов, блокирующих
его целенаправленную деятельность, для устранения которых и возникает
агрессия. Фрустрация – это уже психическое состояние, в котором человек
оказывается, когда его целенаправленная деятельность блокируется [29, с. 31].
Результатом возникшего агрессивного влечения становятся либо прямые, либо
косвенные агрессивные действия.
Джон Доллард полагал, что фрустрация всегда приводит к агрессии;
в экспериментах Леонарда Берковица было доказано, что фрустрация
порождает агрессивные поступки только в определенных случаях: когда тот,
кто вызвал фрустрацию, мог этого не делать; если попыткам человека сдержать
гнев противостоят агрессивные «подначки» и когда в его поле зрения находится
оружие [43, с. 94]. Так, последний факт представляет собой серьезный аргумент
против свободы владения оружием: практически половина всех убийств в США
совершена посредством личного оружия, при этом в основном оружие было
направлено не на грабителей, а на близких людей. Подобные фрустрации явления
наблюдались
также
в
экспериментах
над
животными.
Исходя
из вышеизложенного, теорией фрустрации экспериментально доказано,
что агрессия – нормальная реакция на неблагоприятные условия. Данные
исследования не противоречат теории естественного происхождения агрессии
Фрейда и Лоренца, но уточняют, в каких ситуациях человек поступает агрессивно
[43, с. 94].
Вышеуказанные теории показывают влияние в феномене агрессии
естественного
на
социальное.
Теория
социального
научения,
напротив,
показывает воздействие социального на естественное. Сторонники данной теории
утверждают, что агрессия достаточно часто приносит людям пользу. Так, в тех
случаях, когда в экспериментах животных вознаграждали за агрессивные
действия, они становились драчливее. Альберт Бандура обращает внимание
на то, что наблюдение индивида за агрессивным поведением других увеличивает
31
его агрессивность. Другие эксперименты показали, что дети, наблюдающие
агрессивное поведение взрослого, когда тот, к примеру, бьет молотком куклу,
повторяют эти действия [43, с. 94].
Теория социального научения демонстрирует, каким образом в феномене
агрессии социальное воздействует на естественное, тогда как предыдущие теории,
напротив,
показывали
противоположное
воздействие
естественного
на социальное. Однако социальное воздействие не сводится к виду, описанному
в данной теории: основным направлением влияния общества является запрет
проявления агрессивных реакций. При анализе противоположного поведения,
в основе которого лежит альтруистическая мотивация, также можно описать
данные факторы, что свидетельствует о существовании возможности регуляции
человеческого поведения.
Таким образом, существуют различные концепции содержания понятия
агрессии и теоретические подходы к рассматриваемому явлению. Агрессия
являлась объектом изучения многих теоретических направлений, представляя
собой междисциплинарную проблему. В данной главе были рассмотрены
следующие
теоретические
этологический
подход,
подходы
к
пониманию
социобиологический
подход,
феномена
генетика
агрессии:
поведения,
психоаналитический подход З. Фрейда, теория агрессии Э. Фромма, теория
фрустрации-агрессии, теория социального научения. Наиболее распространенной
считается классификация агрессии, согласно которой подходы к ее исследованию
делятся на две группы: теории биологической и социальной обусловленности
агрессии, основанные на соотношении в этиологии агрессивного поведения
биологических и социальных факторов. Однако ни одна из рассмотренных
концепций агрессии не является исчерпывающей, поскольку существует
множество и биологических, и социальных факторов, способствующих, либо,
напротив, препятствующих агрессии. Агрессия представляет собой сложное
многоуровневое
явление,
включающее
в
себя
различные
аспекты
и детерминируемое множеством факторов, имеющих как биологическую,
так и социальную природу.
32
Глава 2. Условия и детерминанты агрессии российской молодежи
2.1. Молодежь в современной России:
социально-демографические особенности, ценностные ориентации,
характеристика социальных коммуникаций
В первую очередь рассмотрим различные определения, данные социологами
понятию «молодежь». Так, Е. М. Бабосов определяет молодежь как «социальнодемографическая группа людей, находящихся в процессе становления и развития
социальной,
психологической,
социокультурной
и
гражданской
зрелости,
приспособления к использованию социальных статусов и ролей, свойственных
взрослым людям» [2, с. 265]. Согласно другому определению, молодежь –
«социально-демографическая
группа,
переживающая
период
становления
социальной и психолого-физиологической зрелости, адаптации к использованию
социальных ролей взрослых» [42, с. 187]. Возрастные границы данной социальнодемографической группы подвижны и размыты. Чаще всего к молодежи относят
индивидов в возрасте от 14 до 30 лет.
В соответствии с Основами государственной молодежной политики
Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденными распоряжением
Правительства Российской Федерации от 29 ноября 2014 года № 2403-р,
молодежь – «социально-демографическая группа, выделяемая на основе
возрастных
особенностей,
социального
положения
и
характеризующаяся
специфическими интересами и ценностями. Эта группа включает лиц
в возрасте от 14 до 30 лет, а в некоторых случаях, определенных нормативными
правовыми актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, до 35 и более лет, имеющих постоянное место жительства в Российской
Федерации или проживающих за рубежом (граждане Российской Федерации
33
и соотечественники)» [69]. Так, например, в соответствии с Законом Орловской
области от 3 декабря 2010 года № 1154-ОЗ «О государственной молодежной
политике в Орловской области» молодежью являются лица в возрасте
от 14 до 35 лет, проживающие на территории Орловской области [59].
По утверждению известного советского психолога Б. Г. Ананьева, «именно
этот возрастной период является сензитивным периодом для развития основных
социогенных потенций человека» [56, с. 404].
Е.
и
А.
Маркова
переходным
собственным
подчеркивает,
возрастным
положением,
что,
периодам
протестное
как
правило,
сопутствуют
поведение,
кризисным
неудовлетворенность
неуравновешенностью
и капризность. При этом возрастные кризисы сопровождаются естественным
ростом уровня агрессивности. Кроме того, существующие отношения и умения
не удовлетворяют возникающие новые потребностей [26, с. 11].
Как отмечают Н. А. Кобзева и О. В. Самсонова, подростки и молодежь
легко могут оказаться под влиянием какого-либо авторитарного лидера.
В том случае, если при этом они группируются в соответствии со своими
ценностями и интересами, у них может возникнуть ярко выраженное
противостояние между «своими» группами и «чужими», что способствует
возникновению агрессии и в результате может привести к ксенофобии
и экстремизму [21, с. 40].
Исследуя
проблему
агрессивности
молодежи,
важно
понимать
ее основные особенности и ценностные ориентаций. Проанализируем данные,
полученные
в
последние
годы
по
итогам
проведения
исследований
социологическими аналитическими центрами.
Так, в 2014 году Фондом общественного мнения (ФОМ) было проведено
социологическое исследование молодежи, согласно которому большинство
респондентов
считает
современную
молодежь
в
большей
степени
целеустремленной и трудолюбивой, чем молодежь 2000-х годов. По мнению
опрошенных,
она
ставит
перед
собой
преимущественно
такие
цели,
как «карьера, образование, деньги и материальный достаток» [64]. Достаточно
34
большой процент опрошенных, напротив, отмечает такие черты молодежи
в современной России, как «невоспитанность, наглость, безнравственность» [64].
По мнению 1% испытуемых, в современной России молодежь более агрессивна
и жестока, чем представители более старшего поколения. Отвечая на вопрос
о качествах, отличающих современную молодежь от молодежи СССР, только
2% опрошенных назвали агрессивность и жестокость.
В 2016 году ФОМ снова провел аналогичное исследование образа жизни
и ценностных ориентаций российской молодежи, в котором приняли участие
молодые люди в возрасте от 18 до 30 лет. По мнению респондентов, современная
российская молодежь существенно отличается от тех людей, которые старше
на 10–15 лет: «нынешняя молодежь имеет другие взгляды и традиции» [60].
Однако только 1 % опрошенных молодых людей считает, что современная
молодежь в России является намного более агрессивной и жестокой,
чем представители старшего поколения. Отвечая на вопрос о возможностях
для самореализации молодежи, две трети опрошенных утверждают, что «сегодня
молодым трудно добиться успеха в жизни, реализовать себя» [60], при этом
в качестве основных причин данной проблемы, как правило, указывают
безработицу,
бедность
респондентов
-
и
личные
коррупцию,
качества
относительно
молодежи,
небольшой
такие
как
процент
отсутствие
целеустремленности и инертность.
Социологом Вадимом Радаевым в 2016 году было проведено исследование
поколения
«миллиниалов»
(люди
1982
–
2000
годов
рождения),
в котором приняли участие 15 тысяч респондентов в возрасте от 15 лет.
Результаты исследования опровергли ряд стереотипов о взаимоотношениях
поколений и развитии. Так, результаты проведенного исследования доказали, что
поколение «миллениалов» не спешит взрослеть и не стремится завести семью,
детей и трудоустроиться. По сравнению с ранее полученными данными
по результатам опросов предшествующего поколения («реформеров), среди
«миллениалов»
значительно
возрос
процент
тех
индивидов,
которые
еще не вступили в брак и не имеют детей, а также тех, кто еще не начал работать.
35
Кроме того, большая часть «миллиниалов» являются активными пользователями
компьютеров, социальных сетей, практикуют покупки онлайн. Они значительно
реже смотрят телевизор, напротив, «миллиниалы» выбирают здоровый образ
жизни, читают книги и гораздо чаще посещают различные культурные
мероприятия [62].
Исследование ФОМ социальной и политической активности молодежи,
проведенное в апреле 2017 года, показало, что среди молодых людей достаточно
распространено обсуждение новостной повестки с друзьями и знакомыми
(45% опрошенных часто участвуют в таких обсуждениях). Примерно треть
опрошенных
представителей
молодежи
«публично
высказываются
по новостными поводам в интернете, участвуют в волонтёрстве, подписывают
петиции», 16% молодых россиян «когда-либо участвовали в митингах, акциях
протеста», 36% респондентов «допускают, что примут участие в протестах» [70].
В 2017 году Центром социального проектирования «Платформа» было
проведено исследование, посвященное особенностям, страхам и ценностям
современной российской молодежи, ее эмоциональному восприятию настоящего
и будущего России. В рамках данного исследования использовался метод
«тепловой карты», позволяющий избежать социально желательных ответов.
Результаты исследования показали, что молодежь в современной России –
«сознательное поколение, пытающееся понять свое место в новом мире»,
для которых важно понимание ответа на вопрос: «Насколько мое место
мне подходит?». Автор данного исследования, социолог Дмитрий Серёгин
утверждает,
что
каждый
из
представителей
сегодняшней
молодежи
«воспринимает себя как часть волны изменений: не отделяет себя от этой волны,
а чувствует, что он и есть эта волна. Им незачем конфликтовать
со старым миром, как море не конфликтует с песком: они просто смоют
препятствие — и все» [63]. По мнению Дмитрия Серёгина, современные молодые
люди
несут
слом
«традиционной
иерархии
на
массовом
уровне»,
при этом окружающий их мир «становится интеллектуально всё более
беззащитным и как-то скукоживается, социальных гарантий с точки зрения
36
обеспеченного будущего становится всё меньше», и единственной позитивной
альтернативной подобной реальности становится мораль [63].
В июне 2018 года Всероссийским центром изучения общественного мнения
(ВЦИОМ) также было проведено социологическое исследование, посвященное
анализу ценностных характеристик молодежи в современной России, в котором
приняло участие 1200 респондентов. Для проведения данного исследования
использовался метод телефонного интервью [57].
По
итогам
проведенного
исследования
наиболее
распространены
следующие характеристики молодежи в России: «общительность, аккуратность,
любовь к спорту, ориентация на материальные ценности» [57]. Большинство
респондентов определяет молодежь современной России как законопослушную
и позитивно относящуюся к российским властям. По мнению опрошенных,
ей
также
свойственны
патриотизм,
храбрость,
отзывчивость,
честность,
культурность.
Так,
согласно
полученным
данным
18-24-летние
молодые
люди
характеризуют себя как «более циничных (с этим сегодня соглашаются 56%
против 43% в 2014 г.), а 25-34-летние – как более агрессивно настроенных
(52% - против 41% соответственно) людей» [57].
Анализируя
результаты
вышеуказанного
исследования,
генеральный
директор ВЦИОМ Константин Абрамов пришел к выводу о том, что «молодые
люди стали внимательнее относиться к своему здоровью, больше заниматься
спортом, ведут себя более благожелательно и дружелюбно. Среди молодых людей
больше патриотов, они чуть более вовлечены в общественную жизнь,
но, при этом, по их собственному мнению, более честны и циничны» [57].
При этом он выразил надежду, что активность современной российской молодежи
«будет направлена в русло созидания, а не разрушения» [57].
Анализируя структуру социальных коммуникаций современной российской
молодежи, стоит отметить, что согласно данным проведенного ФОМ в 2016 году
опроса, для основной массы молодых людей источником информации,
как правило, служит телевидение. Так, «телевизор смотрят 77% молодежи,
37
доверяет ему значительно меньшая доля опрошенных (36%), но у остальных
источников информации этот показатель еще ниже» [66]. Однако в Москве
доверяют телевидению только 17% опрошенных, а в качестве надежного
источника информации используются «информационные и новостные сайты
в интернете» [66]. В других городах с численностью населения более миллиона
человек респонденты называли такие сайты в качестве надежных средств
информирования немного чаще, чем телевидение.
Другой проведенный ФОМ опрос молодежи показал, что, как правило,
интернет молодые люди используют для общения в социальных сетях
(3/4 респондентов). Так, приблизительно трети опрошенных «за последний месяц
доводилось высказывать в интернете своё мнение о каких-либо событиях,
как правило – на своей странице в соцсети». Кроме того, достаточно
распространено среди молодежи использование сети Интернет «для поиска
информации и чтения новостей» [65].
В соответствии с полученными «Левада-центр» данными по итогам
проведения в 2017 году всероссийского социологического опроса за последние
шесть лет
доля россиян,
пользующихся
социальными сетями, выросла
практически в два раза (с 35 % респондентов до 59 %. При этом основная часть
опрошенных
пользователей
сети
Интернет
(54%)
утверждают,
что на мессенджеры и социальные сети тратят не более часа в сутки, «26% —
от одного до четырех часов, 3% — от четырех до восьми часов и еще 3%
«зависают» постоянно». Самой популярной соцсетью оказалась «ВКонтакте».
В декабре 2017 году ее посещали 65% пользователей, на втором месте —
«Одноклассники» (63%). Третье и четвертое место заняли Instagram (23%)
и Facebook (20%). Далее следуют «Мой мир» (9%), Twitter (7%), «Живой Журнал»
(3%) и другие сети (1%)» [68].
Одновременно большая часть россиян полагает, что в интернет (в первую
очередь – в социальные сети) людьми избыточно выкладывается личная
информация. В качестве основной причины этого феномена эксперты называют
дефицит общения в реальном мире. Так, как отметил доктор психологических
38
наук Марк Сандомирский, «в условиях индивидуализации и все большей
разобщенности, характерных для современного общества, люди испытывают
дефицит
общения
и
пытаются
восполнить
его
образом,
молодежь
представляет
за
счет
виртуальной
коммуникации» [68].
Таким
собой
особую
социально-
демографическую группу, переживающая период становления социальной
и психолого-физиологической зрелости. Возрастные границы молодежи являются
довольно размытыми, в соответствии с Основами государственной молодежной
политики Российской Федерации на период до 2025 года они включают в себя
возраст от 14 до 30 лет. Именно в этом возрастном периоде происходит
становление и самоопределение личности в профессиональной и в социальной
сферах.
В
и
данной
аналитических
главе
проведен
социологических
анализ
данных
исследовательских
центров
особенностей
и
ценностных
ориентаций молодежи в нашей стране. Так, несмотря на тенденцию роста
различных форм агрессивного поведения и девиаций среди молодых людей
в современном российском социуме, значительная часть молодежи ориентирована
на здоровый образ жизни, патриотизм, семейные ценности.
Все большее распространение среди современной российской молодежи
приобретает Интернет как особое глобальное и интерактивное средство
социальной коммуникации, в том числе серьезную роль в коммуникации молодых
людей играет активное использование ими социальных сетей и мессенджеров.
Стоит отметить, что наличие склонности к агрессии в структуре личности
может значительным образом повлиять на ее жизнь и благополучие в обществе.
Кроме того, социальные характеристики молодежи и острота восприятия
ею окружающей ситуации делает данную социально-демографическую группу
той частью социума, в которой наиболее быстро происходят процессы
накопления, а также реализации протестного потенциала.
Исходя
из
вышеперечисленных
особенностей
данной
социально-
демографической группы населения следует, что, несмотря на рост проявления
39
агрессии в различных формах ее проявления среди населения различных
возрастных категорий и в обществе в целом, особенно важным и актуальным
является изучение агрессии именно у молодёжи.
2.2. Социально-экономические, психологические
и культурные факторы, влияющие на состояние агрессии
в молодежной среде
Как было показано в первой главе данной выпускной квалификационной
работы,
агрессия
является
сложным
многокомпонентным
феноменом
и включает в себя различные аспекты. Исходя из этого, на состояние агрессии
в
молодежной
среде
оказывают
влияние
и
социально-экономические,
и психологические, и культурные условия и факторы. Рассмотрим подробнее
различные причины, детерминирующие возникновение агрессии у современной
российской молодежи.
Так, Ю. А. Парамоновой было проведено исследование, посвященное
проблеме влияния на показатели состояния агрессии уровня социального
интеллекта. По результатам полученных в ходе исследования данных ей был
сделан вывод о существовании корреляционной взаимосвязи между социальным
интеллектом и состоянием агрессии личности: чем выше уровень социального
интеллекта, тем ниже состояние враждебности, и наоборот. При этом
респонденты с более низким социальным интеллектом в большей степени
способны проявлять агрессивность с применением физической силы, в то время
как к вербальному выражению негативных эмоций в одинаковой степени склонны
люди с заниженным уровнем социального интеллекта, и с высоким. В целом при
более высоком уровне социального интеллекта студенты – более сдержанны,
спокойны, менее конфликтны, не настроены враждебно, практически не склонны
к проявлению агрессии и зависти [31, с. 127].
В
качестве
значимых
факторов,
влияющих
на
формирование
у современной молодежи агрессии, следует отметить влияние средств массовой
40
информации. Так, полученные данные по итогам проведенного Г. Э. Тургановой,
Н. С. Фонталовой, А. О. Шишкиной исследования показали, что демонстрация
СМИ агрессии оказывает на эмоциональное состояние молодых людей
негативное влияние: «они не могут управлять своими эмоциями, мотивировать
себя и осознавать свои эмоции, т. е. их эмоциональное состояние ухудшается»
[44, с. 55]. Кроме того, они исследовали физиологические изменения в организме
человека под воздействием демонстрации агрессивной информации в СМИ,
в результате чего было подтверждено, что «просмотры фильмов, роликов
с агрессивным содержанием влияют на физиологические показатели организма»
[44, с. 55].
Кроме того, в настоящее время у подростков и молодых людей в возрасте
от 14 до 20 лет весьма востребованы фильмы жанра ужасы. Одновременно
большая часть из них проходит через кризис подросткового возраста, которому
свойственны различные проявления душевной дезадаптации, недовольство собой
и своим окружением, ярко выраженная раздражительность, плохо подавляемая
либо не подавляемая агрессия. Кроме того, в последние годы привлекают особое
внимание фильмы, которые демонстрируют устрашающее и агрессивное
поведение. При этом научно доказано, что трансляция сцен насилия
по телевидению приводит к небольшому, но статистически значимому
увеличению агрессивности зрителей, что может негативным образом влиять
на подростков и молодежь, в первую очередь на тех представителей данной
социально-демографической
группы,
которые
испытывают
какие-либо
личностные либо эмоциональные проблемы [35, с. 103].
Резюмируя
«Федеральный
результаты
исследования,
научно-исследовательский
научные
сотрудники
социологический
центр
ФГБУН
РАН»
Позднякова М. В. и Брюно В. В. пришли к выводу о том, что «негативное
отношение к другим людям – яркий показатель склонности к противозаконным
действиям» [32, с. 373]. В целях изучения корреляции между девиантным
поведением и враждебностью по отношению к людям в анкету был включен блок
(«склонность к насилию»), состоящий из высказываний, отражающих восприятие
41
агрессии и насилия подростком. Данные опроса девиантных подростков,
являющихся воспитанниками специализированных учреждений и колонии,
свидетельствуют о том, что «степень одобрения враждебности и насилия
повышается по мере приобретения подростками девиантного опыта» [32, с. 374].
Так, 23% респондентов из спецучреждений и 51% опрошенных, находящихся
в колонии, одобряют агрессию. При этом по результатам проведения
исследований школьников 7-11 классов были получены следующие данные:
«средний показатель одобрения насилия у «законопослушных» подростков, без
девиантных наклонностей, – 13%, у школьников с элементами отклоняющегося
поведения – 20%, у «девиантных» школьников – 40%» [32, с. 374].
Вышеуказанные данные показывают, «как враждебное отношение к людям
становится основой криминального поведения» [32, с. 374].
Исследования, проведенные сектором социологии девиантного поведения
ИС РАН исследования, доказали, что агрессивность, которая представляет собой
одну из форм девиантного поведения, «закладывается в раннем детстве,
становится устойчивой чертой характера и сохраняется на протяжении всей
дальнейшей жизни или сглаживается в более позднем возрасте» [32, с. 374].
При этом полученные в ходе исследования данные подтверждают высокую
степень подвижности нижней возрастной границы отклонений в поведении. Как
отмечают исследователи, «агрессивность как личностная черта отдельных людей
превратилась в агрессивность как социальное явление» [32, с. 374].
В формировании и поддержании среди подростков агрессивного поведения
особое значение принадлежит молодёжной субкультуре: чаще демонстрируют
депрессивное,
агрессивное,
гедонистическое
либо
рисковое
поведение
те подростки, которые разделяют субкультурные ценности. Характерные
для подростковой среды бесконтрольность и жестокость подталкивают молодых
людей к таким «немотивированным» поступкам, как преследования, шантаж,
драки, самоубийства. При этом положение подростков как объектов воспитания
ни в семье, ни в школе не способствует конструктивному взаимопониманию
между ними и взрослыми людьми. Анализируя результаты исследования,
42
Позднякова М. В. и Брюно В. В. пришли к выводу о том, что «конкретная
микросреда,
в
которой
находятся
подростки
девиантного
поведения,
ориентирована на воспроизводство тех норм социального взаимодействия,
которые противоречат культуре социума» [32, с. 375]. Исследования подростков,
состоящих на учёте в пенитенциарных
и/или специальных учреждениях,
продемонстрировали, что асоциальные группы подростков являются первичной
ступенью десоциализации и криминализации несовершеннолетних. В подобных
группах, как правило, собираются те подростки, которые воспитываются
в неблагополучных семьях, находятся в трудной жизненной ситуации
и изолированы в собственных классных коллективах. В основном это стихийные,
возникающие
по
месту
жительства,
асоциальные
группы
подростков,
ориентированных на антиобщественную деятельность, для которых характерны
формы
поведения,
правонарушения,
ситуативно
азартные
неодобряемые
игры,
социумом
пьянство),
а
(незначительные
также
бесцельное
времяпрепровождение. Как показало проведенное в рамках рассматриваемого
исследования изучение жизненных целей подростков и их ценностных
ориентаций, для ценностного сознания современной российской молодёжи
характерны
противоречивость,
неустойчивость
и
отсутствие
чёткой
дифференциации. Так, данные опросов свидетельствуют о том, что молодые люди
позиционируют себя как высоконравственных и придерживающихся норм,
одобряемых социумом. Однако при более глубоком анализе полученных
материалов, а также анализе сообщений в социальных сетях и глубинных
интервью исследователи обратили внимание на «рассогласованность в оценках
тех
или
иных
определённых
явлений,
действий
расширение
или
норм
допущениях
относительно
незаконных
допустимости
поступков
при определённых условиях» [32, с. 375]. Таким образом, социальные установки,
которые
подростки
декларируют
на
словах,
не
подкреплены
при этом внутренними установками. Как показал проведенный сравнительный
анализ групп подростков, находящихся в благополучных жизненных условиях и,
напротив, неблагополучных, вопреки общепринятой точке зрения, проблема
43
социализации существует среди и тех, и других. Так, по данным исследования
дети испытывают дефицит «поддержки в семье, достойного примера
для подражания, надлежащих навыков преодоления трудностей и укрепления сил
в трудных ситуациях» [32, с. 376]. Результаты исследования показывают,
что весьма распространённая дезадаптация как подростков, так и взрослых
представляет собой «состояние сниженной способности (нежелания, неумения)
принимать и выполнять требования среды как личностно-значимые, а также
реализовывать свою индивидуальность в конкретных социальных условиях»
[32, с. 376]. По мнению исследователей, именно это является основной причиной
«криминализации населения и ухода от современной действительности
в различные формы девиантности» [32, с. 376].
Как отмечает Т. А. Хагуров, социальная действительность современной
России характеризуется существенным увеличением на всех уровнях форм
и масштабов различных девиаций: «социально-институциональном, социальнопсихологическом, личностно-психологическом» [14, с. 4]. Эта тенденция
относится и к росту агрессии в различных формах ее проявления, в том числе
аутоагрессии. Так, в нашей стране за последние десятилетия в кратном масштабе
увеличились
преступности,
в
том
числе
«беловоротничковой»,
а уровень самоубийств среди подростков один из наиболее высоких в мире,
что свидетельствует о глубоком кризисе «институтов социального контроля
и социальных регуляторов» [14, с.4].
Т.
А.
Хагуров
прагматическая
полагает,
деформация
что
мотивов
основой
людей,
данного
кризиса
являющихся
является
участниками
социальных практик [14, с.5]. Он утверждает, что в современной России
и на индивидуальном, и на макро- уровне практически полностью доминирует
эгоистическая мотивация, при этом, напротив, «идеальная мотивация» разрушена,
вследствие чего в социуме постепенно возник социальный коллапс.
Ученый обращает внимание на кризис семьи как основного института
социализации, ее потребительскую деформацию, искажение отношений между
детьми и родителями. В результате возросло одиночество детей и подростков,
44
что способствует как высокому уровню подростковых суицидов, так и росту
различных форм аддикциктивного поведения, в том числе и информационных
аддикций (например, зависимость от социальных сетей) [14, с. 9].
О. А. Альмяшкина также отмечает, что значительное влияние на рост
у подростка агрессивного поведения оказывают степень сплоченности его семьи,
характер взаимоотношений между ее членами, стиль семейного руководства.
Основным примером агрессивного поведения для подростков являются
его родители, агрессивность которых во многом предопределяет будущее
ребенка, копирующего подобное поведение. Даже в том случае, если родители
стремятся при ребенке не выражать свою агрессию, он при этом хорошо
ее чувствует. В первую очередь это относится к подросткам, которые находятся
на этапе становления личности [1, с. 84].
Влияние семейных отношений на формирование агрессивного поведения
молодежи изучалось в рамках проведенного в 2013 году исследовательской
группой кафедры «Политология, социология и связи с общественностью»
Ульяновского
государственного
технического
университета
исследования
«Социальные причины роста агрессивности подростков и юношества». Учеными
в тех семейных условиях, которые могут порождать агрессию и способствуют
формированию агрессивного поведения подростков, были выделены ряд
показателей:
помощь родителей детям, причины ссор между детьми
и родителями, характер семейных отношений, участие подростков в решении
каких-либо семейных проблем [1, с. 84].
Согласно
полученным
данным
практически
половина
опрошенных
подростков (47%) оценивает отношения в собственной семье как дружные,
спокойные, комфортные. Результаты аналогичного федерального исследования
показали, что в спокойных семьях живут 56% российских подростков.
При этом семьям, живущим в сельской местности, значительно чаще свойственна
дружная атмосфера и минимальный уровень напряженности, в то время
как в исследуемых городских семьях чаще встречались различные напряженные
и конфликтные ситуации, у подростков преобладало тревожное и подавленное
45
настроение. Только 20% опрошенных подростков утверждает, что ссоры
в их семье практически отсутствуют. Анализируя полученные результаты, стоит
отметить, что ссоры между детьми и их родителями происходят во всех семьях
и являются естественным процессом, однако имеют значение их причины.
Несмотря
на
то,
что
существенная
часть
подобных
ссор
основаны
на функциональных проблемах, таких как проблемы в учебе, в поведении,
несоблюдение режима, 46% опрошенных в качестве основных проблем детскородительских отношений называют личностно-психологические проблемы:
неуважение, непонимание родителями проблем детей, отказ от участия в делах
семьи. Следствием такого рода диссонанса становится эмоциональная агрессия:
«Когда не понимают меня, я не хочу понимать других» [1, с. 85].
Проведенное исследование показало, что моральное наказание в семье
испытывают постоянно две трети подростков. Как правило, это происходит
в семьях, в которых дети обучаются в классах и школах с учебными программами
с
повышенным
уровнем
сложности,
такими
как
гимназии
и
лицеи
(75% респондентов), а также в семьях, в которых растут мальчики
(78% опрошенных), и в семьях, воспитывающих одного ребенка (76%).
При этом три четверти подростков отметили, что в их семьях регулярно
применяется психическое наказание, особенно среди подростков 14-15 лет
(80%) [1, с. 85].
В основном родители прислушиваются к детям в семьях, проживающих
в сельской местности, являющихся материально благополучными, а также
к подросткам в возрасте 16-17-лет, учащихся в 10 и 11 классах, в отличие
от школьников 14 и 15 лет, которых члены семьи воспринимают как детей
и не прислушиваются к ним. Результаты опроса показали, что в 20% семей
при принятии решений не учитывается мнение подростков в тех вопросах,
которые касаются принципиально важных для них проблем. В первую очередь
в группе риска находятся семьи бедные и малообеспеченные семьи, а также
те семьи, где каждый сам по себе. Большая часть опрошенных в рамках
исследования
подростков
отметили,
что
родители
психологически
46
не поддерживают их. В первую очередь это подчеркнули подростки из семей,
уровень жизни которых ниже среднего, а также в тех семьях, где у детей есть
проблемы в учебе [1, с. 86].
Таким образом, результаты исследования показали, что современные
российские подростки по разным причинам не могут в полной мере рассчитывать
на поддержку родителей и взаимопонимание с ними, следствием чего могут стать
отклонения в психике подростков и их поведении, в том числе асоциальные.
На основании вышеизложенного, в целях предотвращения агрессивности
подростка родителям необходимо уделять своему ребенку повышенное внимание
с учетом особенностей подросткового периода [1, с. 86].
При этом если в СССР дисфункции семьи частично компенсировала школа,
в
современном
и
подростков
обществе
учителя
значимыми
также
взрослыми,
перестают
быть
становясь
лишь
для
детей
носителями
образовательных услуг, что представляет собой разрушение действительно
продуктивных отношений между учащимися и учителями, основанных
на иерархии и любви [14, с. 9].
По мнению Т. А. Хагурова, в современном массовом искусстве также
наблюдается разрушение идеального начала и нормативная инверсия: раньше оно
выступало агентом социализации, транслируя социальные ценности, однако
в настоящее время транслируемые им ценности и нормы перевернуты.
Так, «традиционный герой – обаятельный защитник социально-значимых
ценностей уступает место новому герою – симпатичному негодяю, который
и
становится
образцом
для
подражания
сегодняшних
подростков,
да и взрослых» [14, с. 10]. Таким образом, транслируемые современным массовым
искусством социальные нормы и ценностные ориентации способствуют росту
агрессии и насилия в социуме.
Еще одной характерной особенностью современного общества является
«экзистенциальный вакуум» (по определению В. Франкла): невротически
вытесняемая, однако весьма ощущаемая утрата смысла существования.
Как утверждает Т. А. Хагуров, данное состояние социума имеет ряд
47
«индикаторов-следствий»,
индикаторам
(особенно
относятся
среди
которые
измеряются
следующие:
подростков
и
увеличение
молодых
эмпирически.
количества
людей),
К
таким
самоубийств
уровня
потребления
психоактивных веществ, аддиктивного поведения, в том числе различных форм
информационных и развлекательных аддикций, восприимчивость социума
(в первую очередь молодежи) экстремистским и радикальным идеям
и движениям [14, с. 10].
Резюмируя результаты исследования, стоит отметить, что молодежь
как социально-демографическая группа представляет собой часть социума,
а значит, она «отражает своеобразие каждого этапа его развития» [14, с. 136],
а значит, ее причины коренятся не только в особенностях молодежного сознания,
но и в несовершенстве самого общества.
Важную роль в формировании личности у молодых людей, в том числе
и агрессивного поведения, играет их окружение: друзья и знакомые, которые
представляют собой «референтную группу» для подростков и молодежи.
Согласно полученным в рамках исследования данным в окружении «трудных»
подростков достаточно часто присутствуют люди с агрессивными формами
поведения: выясняющие отношения с помощью агрессии; драк, активные фанаты,
болельщики, отбывавшие срок в местах лишения свободы. Сравнительный анализ
«трудных»
и
«обычных»
подростков
демонстрирует,
что
в
окружении
респондентов обеих групп есть носители большинства видов поведенческих
девиаций, однако у «трудных» подростков данные показатели значительно выше.
У большей части подростков в окружении встречаются молодые люди
с агрессивными формами поведения. Таким образом, в компаниях сверстников
от 10 до 20% опрошенных весьма распространены различные девиантные формы
поведения вплоть до противоправных. При этом, как утверждают ученые,
«различные «бытовые» формы агрессивного поведения – общепризнанный
«трамплин» к более радикальным и «идейным» формам насилия» [14, с. 152].
По мнению Н. В. Мелешко, девиантное поведение подростков
в современной России обусловлено затянувшимся экономическим, социальным,
48
идеологическим кризисом, проявлениями которого являются культ силы, успеха
любой ценой, безудержная реклама, доступность алкоголя и наркотических
средств, переориентация жизненных ценностей большинства населения, развитие
бизнеса развлечений, распространение печатной, кино- и видео- продукции,
пропагандирующей насилие и жестокость. Одновременно семья как важнейший
институт социализации выполняет свою воспитательную функцию неэффективно.
Кризисные явления современного российского общества влияют, в том числе,
на семью, снижая ееn воспитательный потенциал [41, с. 176].
Директор специальных программ ВЦИОМ Елена Михайлова отметила,
что в современном социуме «сформирован устойчивый миф, что риски суицида
детей и подростков обусловлены социальным неблагополучием или склонностью
к девиациям» [58]. Она обращает внимание на то, что активная социализация
практически всегда сопровождается стремлением подростков к проявлению
индивидуальности и повышенной эмоциональностью, однако их близкое
окружение далеко не всегда относится с пониманием к особенностям данного
возрастного периода. В результате подростки оказываются под давлением
завышенных ожиданий со стороны как родителей, так и образовательной
системы, однако далеко не всегда они способны оправдать эти ожидания.
При этом в качестве критерия успеха выступает система оценок, которая
с каждым годом все в большей степени формализована. Это приводит к тому,
что подростки воспринимают собственное окружение как агрессивное
по отношению к ним и начинают искать в социальных сетях поддержку,
понимание, ответы на волнующие их вопросы. При этом в связи с отсутствием
у них достаточного социального опыта подростки, как правило, неспособны
к критической оценке качества получаемой информации, они оказываются
не в состоянии найти из проблемной ситуации адекватные выходы. По мнению
Елены Михайловой, «решение задачи по снижению количества детских суицидов
предполагает
реализацию
продуманной
системы
мер,
направленных
на обеспечение возможностей для самореализации детей, а также оказание
49
психологической помощи детям и подросткам, находящимся в трудной
жизненной ситуации»[58].
По мнению директора специальных программ ВЦИОМ Елены Михайловой,
для профилактики суицидального поведения молодых людей необходимо
совершенствовать систему духовного воспитания молодежи, формировать
представления
об
универсальных
ценностях,
в
первую
очередь
–
о ценности человеческой жизни [71]. Она подчеркивает, что социализации
подростков сопутствуют не только гормональные изменения, но и желание какимто образом заявить о себе, возрастающая потребность в самовыражении. Этот
период для многих семей становится достаточно сложным. Несмотря
на то, что основным агентом социализации служит семья, те модели поведения,
которые выбирают подростки, определяются множеством различных внешних
факторов.
«Наличие
возможностей
для
самореализации,
включенность
в социально значимую деятельность – важные условия успешной социализации
молодежи. В ситуации социальной неопределенности риски выбора подростками
девиантных моделей поведения увеличиваются», - отмечает Е. Михайлова [71].
Как отмечают сотрудники Сектора социологии девиантного поведения
Института социологии Российской академии наук (ИС РАН), в современном
обществе несовершеннолетние и молодежь испытывают «духовный прессинг
потребительской
культуры,
которая
становится
важным
регулятором
мировоззрения и поведения подростков» [32, с. 371].
Таким образом, агрессия молодежи в современной России детерминирована
как социально-психологическими особенностями данной группы населения,
так и разнообразными экономическими, социокультурными, психологическими
и иными
факторами. Во-первых, уровень агрессии молодых людей зависит
от психологического климата семьи как важнейшего института социализации,
непосредственно
влияющего
формирование его ценностных
на
эмоциональное
состояние
человека,
ориентаций и социально-психологических
установок. Другим важнейшим институтом социализации, оказывающим влияние
на
состояние
агрессии
представителей
рассматриваемой
социально-
50
демографической группы, является школа, а впоследствии – образовательная
организация профессионального или высшего образования, в которой обучается
молодой человек. При этом в СССР дисфункции семьи как микросреды индивида
частично
компенсировались
школой,
однако
в
современной
России
образовательные организации оказываются неспособными выполнять свою
воспитательную функцию оптимальным образом. Также большое значение
в формировании личности у молодых людей, в том числе и агрессивного
поведения,
принадлежит
их
окружению:
друзья
представляют
собой
«референтную группу» для подростков и молодежи.
Кроме того, существенное влияние на формирование у молодежи
склонности к агрессии оказывают СМИ: демонстрация ими сцен насилия
и
жестокости,
распространенность
фильмов
жанра
ужасы
оказывают
на эмоциональное состояние молодых людей негативное влияние. Социальные
нормы и ценностные ориентации, транслируемые современным массовым
искусством, также способствуют росту агрессии и насилия в социуме. Особую
роль в формировании у молодежи агрессивного поведения играет молодёжная
субкультура: гораздо чаще демонстрируют агрессивное поведение молодые люди,
которые разделяют те или иные субкультурные ценности. Одновременно научно
доказано существование корреляции между социальным интеллектом личности
и уровнем агрессии: чем выше социальный интеллект, тем ниже уровень
враждебности, и наоборот.
Однако молодежь является частью общества и во многом представляет
собой
проекцию
общественных
проблем,
а
значит,
причины
агрессии
представителей молодого поколения коренятся не только в особенностях
молодежного сознания, но и в несовершенстве самого социума. Экономические,
социальные,
духовно-нравственные
проблемы
современного
российского
общества служат детерминантами роста различных форм агрессивного поведения
современной российской молодежи.
51
Глава 3. Социологический анализ агрессии
в молодежной среде в современной России
3.1. Агрессия современной российской молодежи как социальная проблема
В современном обществе кроме количественного увеличения различных
форм проявления агрессивного поведения наблюдается возрастание жестокости,
цинизма, увеличение числа преступлений, происходящих под воздействием
ситуативных,
импульсивных
поведенческих
реакций,
характеризующихся
неадекватностью повода и степени причиненного жертве ущерба.
Как отмечают Шкилев С.В., Одрына О.В., Парамонова Ю.А. в статье
«Особенности проявления агрессии у студенческой молодёжи», «укорененность
агрессивной модели поведения среди молодых людей выступает в качестве
маркера деформированного образа жизни и отражает одну из острейших
психологических и социальных проблем» [56, с. 404]. Как показало проведенное
ими на базе факультета психологии Педагогического института НИУ «БелГУ»
исследование студентов возрасте от 17 до 19 лет, большая часть респондентов
(53,4%) характеризует индекс агрессивности в границах нормы. Это означает,
что агрессивность не является для данной социально-демографической группы
устойчивой чертой личности, однако она может проявляться в различных
ситуациях как реакция на какой-либо фрустратор. Так, по результатам
исследования студенческая молодежь в большей мере склонна проявлять
косвенную
в
и
вербальную
недоброжелательных
выраженными
в
группе
агрессию,
слухах,
которая
клевете,
студентов
может
проявляться
раздражительности.
являются
такие
формы
Наименее
агрессии,
как подозрительность и негативизм [56, с. 410]. По мнению исследователей, этот
феномен
можно
объяснить
наличием
у
молодых
людей
большей
52
самостоятельности, обретением ими более «взрослого» социального статуса студента, следствием чего становится повышение уверенности в себе.
При этом исследователи отмечают, что количество молодых людей
с высоким уровнем агрессивности среди респондентов больше, чем количество
девушек. Одновременно в выборке испытуемых женского пола больший процент
опрошенных с низким уровнем агрессивности. Исследователи
различия
социокультурной обусловленностью проявления
объясняют эти
агрессивности
и ограничениями гендерных установок относительно норм поведения [56, с. 410].
Так, представительницы женского пола в большей степени склонны к такого рода
проявлениям
агрессии,
как
обида,
чувство
вины,
подозрительность,
а представители мужского пола, как правило, имеют склонность проявлять
агрессию в форме раздражительности и даже физической агрессии.
Полученные
в
результате
проведенного
исследования
агрессивного
поведения студентов на базе историко-филологического факультета НИУ
«БелГУ» данные показали, что к особенностям проявления агрессии
у студенческой молодежи относятся такие качества, как копромиссность,
подозрительность, проявление вербальной агрессии, и расплаты за нее
[30, с. 56].
Как отмечает Э. В. Шакирова, основная особенность агрессивного
поведения молодежи – «зависимость от группы сверстников на фоне
пренебрежения к авторитету взрослого поколения» [54, с. 178]. При этом она
акцентирует внимание на том, что именно у молодежи в связи с отсутствием
у нее закрепленного социального статуса и не полностью сформированной
жизненной позицией агрессия принимает наиболее разрушительные и тяжёлые
формы. По мнению Э. В. Шакировой, повышенная восприимчивость молодежи
и ее склонность к протесту способствуют тому, что представителей данной
социально-демографической группы для достижения собственных политических
целей часто использует политическая оппозиция, следствием чего становится
дестабилизация социальной и политической систем и дальнейший рост агрессии
как среди молодежи, так и в целом в социуме. Для решения обозначенной
53
проблемы Э. В. Шакирова предлагает три способа: «формирование в обществе
отрицательного отношения к насилию как инструменту политики, создание
адекватных правовых принципов и механизмов преследования тех, кто
способствует росту агрессии в обществе, совершенствование механизма
легального и легитимного политического участия молодежи» [54, с. 179]. Однако
стоит отметить, что, как показало исследование ФОМ 2016 года, уровень
протестного потенциала молодежи в России достаточно низкий: «только 14%
говорят, что у них возникает желание принять участие в митинге или другой
политической акции, и лишь 4% уже в них участвовали» [67].
Всероссийское исследование, проведенное в январе 2018 года Институтом
общественного мнения «Анкетолог», продемонстрировало, что 25% россиян
уверены в наличии у современных детей и подростков высокого уровня агрессии,
48% респондентов считает уровень агрессии в детской и подростковой среде
в современной России «скорее высоким», а 24% – средним. При этом менее
процента (0,5%) опрошенных не считают современных подростков агрессивными.
Исследование также показало значительные различия в определении уровня
агрессии детей и молодежи в зависимости от материального благосостояния
опрошенных: 78% россиян с низким уровнем доходов считают уровень агрессии
детей и молодежи высоким, в то время как среди россиян со средним уровнем
достатка имеют аналогичное мнение 73% опрошенных, а среди россиян
с высоким доходом — 69% испытуемых. По мнению респондентов,
на проявления агрессии детей и подростков провоцируют следующие факторы:
распространенность насилия в интернете (41%), издевательства со стороны
сверстников (40%), жестокое обращение со стороны родителей (39%), увлечении
кровавыми компьютерными играми (38%), одиночество и (11%), а стресс или
переутомление (10%) [61].
В качестве наиболее эффективной меры предотвращения насилия среди
детей 60% опрошенных называют построение между детьми и родителями
доверительных отношений. При этом всего лишь 28% россиян поддерживает
в качестве подобной меры государственную цензуру в сети Интернет
54
и в социальных сетях. Также респонденты считают эффективными способами
профилактики насилия и агрессии детей и подростков такие, как ужесточение
мер безопасности в учебных заведениях (17%), введение более жестких
возрастных ограничений на просмотр кино и телепередач (16%). Значительное
большинство опрошенных (88%) считают родителей и семью ответственными
за насилие среди детей и подростков, и только 43% респондентов возлагает
на самих детей основную ответственность за их агрессивное поведение.
По мнению 40% россиян, ответственность за это лежит на обществе в целом,
а, по мнению 36% - на друзьях и знакомых детей и подростков. Только 26%
опрошенных полагает, что за проявление насилия детей и подростков несет
ответственность школа, и лишь 23% утверждает, что за подобные проявления
является ответственным государство [61].
По мнению практически всех опрошенных, родителям следует обращать
внимание на такие формы девиантного поведения детей и подростков,
как издевательства над животными, проявления вербальной агрессии, применение
физической силы к младшим по возрасту, драки со сверстниками, участие
в
травле
и
издевательствах,
употребление
наркотиков
и
алкоголя.
При этом только 3% респондентов полагают, что на драки со сверстниками
обращать внимание не стоит. По мнению опрошенных, в случае появления
у детей вышеуказанных форм девиантного поведения родителям следует
попытаться выяснить у ребенка причину подобного поведения, провести с ним
воспитательную беседу либо обратиться к психологу. В соответствии
с полученными данными россияне не считают оптимальным способом поведения
в такой ситуации физическое воздействие или иное наказание детей. Кроме того,
исследование показало, что россияне предпочитают противостоять воздействию
насилия на детей в СМИ, телевидении и интернете следующими способами:
воспитательные беседы (70%), непосредственный контроль над содержанием
потребляемой детьми информации (65%), осведомленность о том, с кем дети
общаются в интернете (51%), контроль содержания сайтов, которые посещают
их дети (47%). При этом используют для этих целей специальные программы
55
родительского контроля только 12% опрошенных
и лишь 6% респондентов
обращаются за помощью к психологу [61].
Одной из серьезных проблем современного российского общества является
все
возрастающая
распространенность
суицидов
среди
представителей
подростков и молодежи, которые по своей сути являются одной из форм
аутоагресии.
В мае 2016 года ВЦИОМ проведен всероссийский опрос посредством
личных формализованных интервью, изучающий мнения россиян по вопросу
причин детских суицидов и способов их предотвращения. Объем выборки
составил 1600 человек.
Результаты исследования показали, что в настоящее время в числе наиболее
острых проблем детей и подростков 39% россиян называют алкоголизм
и наркоманию, 23% - низкий уровень жизни семей, 14% - вопрос проведения
досуга, 15 % -
детскую и подростковую преступность. По мнению 13%
респондентов детские суициды представляют собой острую социальную
проблему, при этом их причинами 35% россиян считает употребление алкоголя
и наркотиков, 25% - зависимость подростков от компьютерных игр, 21% семейные конфликты, 17% - одиночество, 17% -несчастную любовь. Согласно
полученным данным основными мерами по профилактике самоубийств детей
и подростков 30% респондентов считает создание близких и доверительных
отношений между детьми и родителями, заботу со стороны родителей, в качестве
эффективных превентивных мер со стороны государства 14% опрошенных
называют обеспечение возможностей для проведения детьми и подростками
досуга. С точки зрения 73% испытуемых, при освещении СМИ детских
и подростковых суицидов и их попыток необходимо давать информацию
максимально корректно, осторожно и без подробностей [58].
14 ноября 2016 года в Псковской области совершили суицид двое
подростков. ВЦИОМ провел социологическое исследование с использованием
метода личных формализованных интервью об отношении россиян к данному
трагическому инцинденту. Опрос показал, что трагедия получила достаточно
56
широкую известность среди респондентов: 65% из них слышали о ней,
при этом в большей степени информированы о случившемся высокообразованные
и пожилые люди, чем молодежь и граждане с более низким уровнем образования.
Основной причиной произошедшей трагедии те респонденты, которые слышали
о суициде, считают семейные проблемы: 51 % опрошенных назвали виновниками
случившегося родителей погибших подростков. Последних ответственными
за собственную смерть считает только 15 % испытуемых. Кроме того, в качестве
других причин произошедшего опрошенные называют «негативное влияние
Интернета (11%), несовершенство воспитательных программ в школах (8%)» [71].
Акцентируя внимание на необходимости профилактики подростковых суицидов,
респонденты предлагают для их предотвращения следующие меры: «близкое
общение родителей с детьми (34%)», «изменение подходов к воспитательному
процессу в общеобразовательных учебных заведениях, а также усиление контроля
за воспитанием детей (11%)», «обеспечение досуговой деятельности подростков
(8%)», «введение цензуры и/или ограничение доступа несовершеннолетних
к интернет-пространству (8%)» [71] и другие.
Сектором социологии девиантного поведения Института социологии
Российской академии наук (ИС РАН) были проведены исследования «трудных»
подростков, состоящих на учете в инспекциях и комиссиях по делам
несовершеннолетних,
а
также
подростков
с
девиантным
поведением,
находящихся в пенитенциарных учреждениях и/или в специальных учреждениях.
Согласно
полученным
данным
уровень
криминогенности
современных
подростков является высоким. При этом «девиации несовершеннолетних
выражаются не только в форме правонарушений, но главным образом в форме
противостояния нормам и ценностям, образу жизни предыдущих поколений»
[32, с. 369].
Как показало исследование, подросткам, находящимся в специальных
учреждениях и в колонии, свойственны «агрессивное поведение, облегчённое
отношение к чужой собственности, терпимость к частому употреблению
57
алкоголя, к употреблению психоактивных веществ», а также «возрастание
интереса к проявлениям, которые граничат с преступными» [32, с. 371].
Для девиантных подростков характерны внешний локус контроля, отрицание
ответственности,
значительные
дефекты
правосознания.
Более
того,
у большинства девиантных подростков криминальные ценности не вызывают
отторжения, что способствует формированию у данной группы подростков
противоправной установки и рецидивам противоправного поведения.
Сравнение материалов исследований показало увеличение в последние
годы процента подростков, которые считают нормальным формы поведения,
характеризующиеся взрослыми людьми как отклонение от общепринятых норм
поведения.
По
мнению
представителей
современной
молодежи,
многие
моральные нормы устарели и ограничивают их свободу, индивидуальность
и волю. У тех подростков, которые склонны к девиантному поведению,
достаточно
ярко
выражены
значительные
особенности
во
взглядах
по отношению к праву собственности, чести и достоинству, другим людям.
Значительная
часть
правонарушений
сопровождается
какими-либо
агрессивными действиями. Так, агрессия способствует усилению воздействия для
реализации тех или иных целей (например, в случае применения физического
насилия при ограблении, угроз с целью вымогательства средств). Вызывает
тревогу тенденция роста в современном обществе преступлений против личности,
сопровождающихся
тяжкими
телесными
повреждениями,
совершаемых
несовершеннолетними, а также жестоких групповых драк, вызывающего
и демонстративного поведения подростков по отношению к взрослым.
Для склонных к жестокости подростков характерна повышенная криминальная
активность, среди них гораздо более распространено совершение преступлений,
сопряженных с жестокостью. При этом совершаемые несовершеннолетними
жестокие преступления, как правило, «сочетаются с цинизмом, глумлением
над людьми, садизмом» [32, с. 373]. Особенность сознания данной категории лиц
заключается в том, что они не считают грубость и хамство чем-то особенным,
для них агрессивная реакция на какие-либо психологические и социальные
58
раздражители, жестокость и даже насилие воспринимаются как обычная форма
поведения. Так называемые «трудные» подростки весьма терпимы к насилию.
Старший научный сотрудник Института социологии РАН Л. Н. Рыбакова,
проанализировав полученный ею эмпирический материал, сделала вывод
о
«кумулятивном
усиливающего
характере
санкционирующего
стигматизацию
социального
несовершеннолетних
контроля,
правонарушителей»
[39, с. 39]. По ее мнению, у несовершеннолетних правонарушителей наблюдается
рассогласованность между их потребностями и способами социального контроля.
Так, социальный контроль заключен в мониторинге и санкционировании,
вследствие
чего
нарастает
десоциализация
рассматриваемой
категории
подростков, которая обостряется социальной изоляцией подростка в колонии
и
в
дальнейшем
приводит
к
формированию
у
подростка
девиантной
идентичности. Как отмечает Л. Н. Рыбакова, на практике в процессе работы с
российскими
подростками
наиболее
распространено
применение
стигматизирующего варианта социального контроля. Это является причиной того,
что
«девиантные
карьеры
колонистов
можно
назвать
кумулятивными,
накапливающими негативный потенциал» [39, с.45].
Одной
из
наиболее
деструктивных
форм
проявления
агрессии,
распространенных в молодежной среде, является экстремизм, который
в современном мире представляет собой одну из серьезных угроз стабильности
общества и имеет глобальный характер. Так, в последние годы молодежный
экстремизм продемонстрировал свой деструктивный потенциал в большинстве
основных социальных потрясений: на Украине, во время «арабской весны»
на Ближнем Востоке и в Северной Африке, в этнических столкновениях
в Москве на Манежной площади и в Бирюлево, в деятельности исламистов
на Северном Кавказе. Вопреки распространенной точке зрения, по мнению
Т. А. Хагурова и Н. А. Хагуровой, причины молодежного экстремизма
заключаются не в социальной и политической неудовлетворенности, которые
представляют собой лишь поводы, а в том национальном и государственно-
59
патриотическом сознании молодежи, которое формирует образовательная
политика государства [14, с. 82].
Результаты вышеуказанного опроса показали, что к наиболее эффективным
средствам профилактики экстремизма среди молодежи эксперты относят
внеурочную
занятость
молодых
людей,
позволяющую
переключить
их интересы и внимание, просветительскую и пропагандистскую деятельность,
близкий контакт с семьей, участие родителей в жизни детей [14, с. 135].
По
мнению
ученых,
профилактика
молодежного
экстремизма
должна
осуществляться в рамках патриотического воспитания молодежи.
По результатам проведенного экспертного опроса исследователями были
выработаны
следующие
методические
рекомендации
по
профилактике
экстремизма в молодежной среде:
отнести
профилактику
ксенофобии
к
приоритетному
направлению
молодежной политики на всех уровнях с соответствующим ресурсным,
методическим, информационным и экспертным обеспечением;
способствовать поиску и разработке различных социальных технологий
и инновационных методик в данной сфере, адаптировать лучший международный
опыт к российским условиям;
осуществлять
на
постоянной
основе
мониторинг
ксенофобии
и нетерпимости в молодежной среде;
оказывать содействие совместным действиям по профилактике ксенофобии
различных религиозных, этнических, культурных общностей, способствовать их
конструктивному диалогу [14, с. 136].
В 2013 – 2014 годах сотрудниками Кубанского государственного
университета
был
проведен
экспертный
опрос,
посвященный
проблеме
молодежного экстремизма. У опрошенных экспертов отсутствует единство
в понимании определения феномена молодежного экстремизма и его причин.
Результаты исследования показали, что в современном обществе молодежный
экстремизм обусловлен различными объективными и субъективными факторами.
Так, к объективным факторам, способствующим росту экстремизма среди
60
молодежи, относятся «условия глобализации информационно-коммуникационной
среды общественной жизни, в которых происходит социальное взросление
молодежи» (информатизация, глобализация, быстрое развитие сети Интернет,
информационное неравенство, массовая культура, духовный и нравственный
кризис, процесс виртуализации повседневных взаимодействий). К субъективным
факторам
молодежного
экстремизма
эксперты
относят
эмоциональность,
аффективность и экстремальность сознания молодежи, несформировавшуюся
систему социокультурных координат молодых людей при наличии у них
потребности в поиске себя, самовыражении и самоактуализации [14, с. 104].
При этом объектом агрессии, как правило, становятся те или иные национальные
или религиозные группы, власть, субкультуры. По мнению опрошенных
экспертов, агрессия может и не иметь конкретного объекта. В качестве наиболее
распространенной формой молодежного экстремизма опрошенные эксперты
называют националистический экстремизм.
Основным каналом распространения среди молодых людей экстремистских
идей, организации и мобилизации деятельности экстремистских организаций
большинство экспертов считают сообщества в сети Интернет. Они отмечают,
что появление в современном мире новых средств и способов коммуникации,
упрощенный доступ к информационным ресурсам существенно повлияли
на масштаб распространения экстремизма в молодежной среде. Таким образом,
возникновению
условий
для
экстремизма
способствует
глобализация
информационно-коммуникационной среды при ослаблении контролирования
информационных потоков. Распространение современных информационнокоммуникационных технологий (в первую очередь Интернета) привело,
в
том
числе,
к
расширению
масштабов
экстремистской
деятельности.
Межличностная и групповая коммуникации трансформировались до масштабов
массовой коммуникации. У членов различных экстремистских групп появилась
возможность распространять свои убеждения и пропагандировать собственные
идеи на электронных ресурсах, численность аудитории которых может составлять
тысячи и даже миллионы пользователей. По воздействию на молодежное
61
сознание электронные ресурсы сравнимы с традиционными СМИ, однако
при этом они не контролируются в полном объеме государством и обществом.
Полученные сотрудниками Кубанского государственного университета
в ходе стандартизированных интервью данные показывают, что более
10% опрошенных подростков испытывают ярко выраженную неприязнь
к представителям других национальностей. Результаты стандартизированных
интервью хорошо согласуются с теми данными, которые были получены
в рамках проведения фокус-групп. Так, проведенный анализ видеозаписей
групповых интервью демонстрирует, что аналогичного характера неприязнь
испытывают более 50% подростков-участников интервью [14, с. 145].
Как утверждают Н. А. Кобзева и О. В. Самсонова, профилактика такого
рода деструктивных проявлений агрессивности в молодежной среде должна быть
основана на формировании «единого образовательного пространства «семьяшкола-вуз»,
главной
задачей
которого
становится
информационное
противодействие экстремизму и терроризму в процессе воспитания молодеnжи».
Кроме того, следует внедрить в систему образования «единую комплексную
программу воспитательной работы, нацеленную на формирование духовнонравственных ценностей, в центре которой должен находиться человек
с его разумными потребностями, здоровым образом жизни, гуманными
наклонностями и интересами, чувствами высокой ответственности перед собой и
другими людьми» [21, с. 40].
Т. П. Скрипкина полагает, что росту насилия и агрессии способна
противостоять поликультурная образовательная политика, которая направлена
на «формирование гуманистических ценностей, связанных с признанием
равенства всех людей, живущих в многополярном мире, независимо
от их вероисповедания, этнической, национальной или расовой принадлежности»
[41, с. 8].
Особую актуальность в современной подростковой и молодежной среде
приобрело такое явление, как буллинг (травля). В 1993 году норвежский психолог
Д. Ольвеус дал следующее определение этому понятию: буллинг (травля) —
62
«преднамеренное
систематически
повторяющееся
агрессивное
поведение,
включающее неравенство социальной власти или физической силы» [9, с. 149].
Исследователи выделяют как прямую травлю (жертву обзывают, дразнят, бьют,
портят ее вещи либо отбирают у нее деньги), так и косвенную (распространяют
слухи и сплетни, бойкотируют, избегают, манипулируют дружбой). Кроме того,
могут применяться расистские прозвища, угрозы, сексуально окрашенные жесты
и комментарии. В большей степени в травле склонны участвовать мальчики,
чем девочки. Для мальчиков также больше характерно участие в прямой травле,
когда как для девочек – в косвенной.
А. А. Бочавер и К. Д. Хломов выделяют следующие основные подходы
к исследованию буллинга:
1)
«диспозициональный» (изучение индивидуальных особенностей
и внутриличностных предпосылках участников травли, способствующих тому,
что ребенок становится или агрессором или жертвой);
2)
на
«темпоральный» (исследование неравномерности реализации рисков
протяжении
жизни,
периодов
сензитивности,
связанных
с различными жизненными событиями, переживание которых повышает
уязвимость ребенка и риск освоения им ролей агрессора или жертвы).
3)
«контекстуальный» (анализ влияния среды, микроклимата малой
группы, различных системных процессов в ней, так как именно контекст
актуализирует
имеющиеся
внутриличностные
предпосылки,
переводя
тем самым буллинг из потенциальных рисков в реальную действительность).
А. А. Бочавер, К. Д. Хломов утверждают, что в России существует
серьезный дефицит исследований буллинга, отношение к данной проблеме весьма
амбивалентно. Они подчеркивают, что «дискурс принуждения и насилия
не рождается в конкретной семье или школе, за ним стоят пласты политики
и культуры, и нужно помнить, что эти уровни взаимосвязаны» [9, с. 155].
Исследователи полагают, что для противодействия буллингу в первую очередь
необходима просветительская работа с педагогами.
63
Распространение Интернета способствовало появлению новой формы
травли посредством современных технологий (электронной почты, социальных
сетей, СМС) — кибербуллинга. Существуют различные формы кибербуллинга,
такие как флейминг, троллинг, гриферство, исключение/остракизм, киберсталкинг
клевета, выдача себя за другого, раскрытие секретов и мошенничество, секстинг).
Наиболее распространена травля в Интернете в развитых странах Северной
Америки, Европы и Азии.
В 2014 году Pew Research Center было проведено исследование, которое
показало, что около 40% пользователей сети Интернет хотя бы однократно
на своем опыте сталкивались с кибербуллингом, а 73 % были либо его жертвами,
либо свидетелями. При этом согласно исследованиям данного центра доля
«буллеров» среди подростков – от 11% до 20%, то есть в среднем каждый шестой
подросток занимался травлей в глобальной сети. Одновременно около 9%
респондентов признались, что писали в Интернете оскорбительные комментарии
о других людях, а 5% - угрожали кому-либо [55, с. 22].
В отличие от традиционной травли, для кибербуллинга характерны
анонимность
преследователя,
наличие
у
него
постоянного
доступа
к возможности преследования, анонимность и бесчисленность свидетелей.
Возможность в процессе агрессивного взаимодействия личного контакта
приводит к обезличиванию его участников, ощущению у преследователя
нереальности происходящего, вследствие чего преследование становится еще
более жестоким. Анонимность в сети Интернет (во многом иллюзорная),
возможность не быть идентифицированным изменяет поведение людей, приводя
к феномену растормаживания. Как полагают А. А. Бочавер и К. Д. Хломов,
перенос в «реальную жизнь» подобного коммуникативного опыта, для которого
характерны утрата чувствительности и отсутствие опоры на обратную связь,
приводит к совершенно иному ответу социальной среды, встреча с которым
продемонстрирует подростку его социальную некомпетентность. В настоящее
время
развиваются
технические
приспособления,
ограничивающие
нежелательный контент (цензура и фильтры), различные кнопки тревоги
64
в
социальных
сетях
конфиденциальности
и
на
персональных
сайтах
(«пожаловаться»),
аккаунтов,
в
настройки
неприятные
ситуации
включаются администраторы сайтов. Одновременно необходима разработка
психологических программ по развитию коммуникативных навыков в роли
пользователей среди подростков и молодежи, «системы безопасности» поведения
в Интернете и отчетливых этических стандартов. Особенно важно развитие
в подростковой и молодежной среде осознанного и ценностного отношения
к своему поведению в сети Интернет, трансляция последовательной системы мер
предосторожности с целью снижения риска того, что подросток или молодой
человек станет предметом или инициатором киберпреследования [10, с. 188].
Резюмируя
вышеизложенное,
можно
сделать
вывод
о
том,
что в современной России наблюдается тенденция роста агрессии молодежи
в различных формах ее проявления. В данной главе были рассмотрены различные
формы проявления агрессии: противоправное и делинквентное поведение,
молодежный экстремизм, суицидальное поведение как аутоагрессия, буллинг.
Также было изучено такое новое явление в молодежной среде, получившее
развитие в последние годы в связи с возрастающим распространением сети
Интернет и ее влиянием на коммуникативные процессы, как кибербуллинг.
Развитие сети Интернет способствовало виртуализации процессов коммуникации,
в том числе и проявлений агрессии, кроме того, росту отчужденности
и появлению проблем в межличностном общении, связанных с недостатком
навыков построения коммуникации в реальной жизни.
Проведенный социологический анализ агрессии современной российской
молодежи показал, что исследуемая проблема представляет собой сложное
явление, включающее в себя множество аспектов различной природы, в том числе
немалая роль здесь принадлежит особенностям социализации подрастающего
поколения и его ценностным ориентация. В целях предотвращения негативных
последствий роста агрессии и агрессивного поведения представителей молодого
поколения
необходимо
создание
эффективной
и
комплексной
системы
профилактических мер. Так, вышеуказанный комплекс мер должен быть
65
направлен как на создание благоприятного психологического климата
в микросреде молодого человека и затрагивать его семью, друзей, окружение,
так
и
создавать
условия
образовательными
для
институтами
наиболее
их
оптимального
воспитательной
выполнения
функции
с
целью
формирования у молодежи такой системы ценностных ориентаций, в центре
которой находится человек, а также высокой ответственности перед собой
и другими людьми. Кроме того, профилактика агрессии молодежи должна
предусматривать меры по снижению негативного влияния СМИ и искусства
на рост уровня агрессивности молодых людей, включая меры противодействия
распространению опасного контента в сети Интернет, а также способствовать
созданию
возможностей
для
самореализации
молодежи
оказанию
психологической помощи подросткам и молодым людям, находящимся в трудной
жизненной ситуации.
Возрастающая агрессия молодежи отражает тенденцию роста уровня
агрессии в социуме в целом, а значит, противодействие данной тенденции
предусматривает
необходимость
изменения
социально-психологических
установок и духовно-нравственных основ всего общества и формирования в нем
негативного отношения к любым проявлениям насилия и жестокости.
3.2. Социологическое исследование агрессии в структуре
социальных коммуникаций молодежи (на примере студентов ФГБОУ ВО
«Орловский государственный университет имени И. С. Тургенева)
С целью изучения агрессии в молодежной среде было проведено
социологическое исследование на тему: «Агрессия в структуре социальных
коммуникаций молодежи (на примере студентов ФГБОУ ВО «Орловский
государственный университет имени И. С. Тургенева)». Указанная цель
предполагает решение следующих задач:
66
1. анализ особенностей проявления, причин, условий формирования
агрессии (на примере студентов ФГБОУ ВО «Орловский государственный
университет им. И. С. Тургенева).
2. Разработка рекомендаций/методических указаний по профилактике
негативных проявлений агрессии молодежи.
Объектом данного исследования является агрессия как социальное явление.
При этом предметом исследования является агрессия современной молодежи
(на примере студентов ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет
имени И. С. Тургенева).
Индикаторы
проведенного
социологического
опроса
представлены
в таблице 1.
Таблица 1. Индикаторы социологического исследования на тему: «Агрессия
в структуре социальных коммуникаций молодежи (на примере студентов ФГБОУ
ВО «Орловский государственный университет имени И. С. Тургенева)».
№
вопроса
анкеты
п/п
Наименование индикатора исследования
Способ
измерения
(шкала
измерения)
1
Оценка восприятия ситуации
номинальная
2
Оценка уровня агрессии молодежи
номинальная
3
Оценка
агрессии
распространенности
проявлений номинальная
4
Оценка
агрессии
распространенности
проявлений номинальная
5
Оценка факторов, способных спровоцировать номинальная
агрессию
6
Оценка факторов, способных спровоцировать номинальная
агрессию
67
7
Оценка факторов, способных спровоцировать номинальная
агрессию
8
Оценка распространенности среди молодежи порядковая
различных видов агрессивного поведения
9
Оценка
в России
10
Оценка уровня агрессии респондента
номинальная
11
Оценка уровня агрессии респондента
номинальная
12
Оценка уровня агрессии респондента
номинальная
13
Оценка факторов
агрессии молодежи
14
Оценка мер по снижению уровня агрессии номинальная
молодежи
15
Пол
номинальная
16
Возраст
интервальная
17
Образование
номинальная
18
Проживание
номинальная
роста
агрессии
риска,
молодежи
номинальная
способствующих номинальная
В ходе проведения социологического исследования было опрошено
360 респондентов (студенты философского, исторического, экономического
и
юридического
факультетов
ФГБОУ
ВО
«Орловский
государственный
университет им. И. С. Тургенева»). Из них: 68% - женщины, 32% - мужчины;
4% - 17-18 лет, 85% - 18-22 лет, 11 % - 23 – 27 лет.
По результатам исследования, большинство опрошенных считает агрессию
в России социальной проблемой (21% респондентов выбрали вариант ответа
«определенно да», 60% - «скорее да», 19% - «скорее нет»). При этом 18%
респондентов оценивает уровень агрессии молодежи в России как определенно
68
высокий, 62 % - скорее высокий, 20% - средний. Одновременно большинство
опрошенных полагает, что в последние годы в поведении молодежи стало больше
агрессии (рис. 1).
Считаете ли вы, что в последние годы в поведении молодежи стало больше агрессии?
Определенно да
Скорее да
Скорее нет
Определенно нет
Рис. 1. Считаете ли вы, что в последние годы в поведении молодежи стало
больше агрессии?, %
Большинство опрошенных сталкивались с проявлениями агрессии
со стороны молодежи (15 % респондентов – «определенно да», 55 % – «скорее
да», 25 % - «скорее нет», 5 % - «определенно нет»). При этом 17% респондентов
часто сталкивались с проявлениями агрессии молодежи, 53% респондентов –
иногда, 21% - редко, 9% - практически никогда.
Мнения респондентов на вопрос о том, что может спровоцировать молодого
человека на проявление агрессии, распределились следующим образом (можно
было выбрать несколько вариантов ответов):

Увлечение «жестокими» компьютерными играми – 35%.

Демонстрация насилия в СМИ – 28%.

Распространение насилия в Интернете – 43%.

Издевательства со стороны сверстников – 40%.

Издевательства со стороны преподавателей – 5%.

Жестокое обращение со стороны родителей – 30 %.
69

Одиночество, изоляция – 9%.

Деформация ценностных ориентаций – 25 %.

Избыток свободного времени – 12%.

Стремление самоутвердиться – 32%.

Стресс, переутомление – 11%.

Психические заболевания, расстройства – 32 %.

Толерантное отношение к насилию в обществе – 23%.

Просмотр телепередач и фильмов, демонстрирующих насилие
и жестокость – 34%.

Увлечение музыкой с текстами, описывающими насилие – 4%.

Влияние сверстников, коллектива – 33%
При этом большинство опрощенных считает, что освещение случаев
насилия в СМИ и в сети Интернет влияет на возможность совершения
представителями
молодого
поколения
подобных
преступлений
с
целью
подражания (рис. 2).
Как вы считаете, влияет ли освещение случаев насилия в СМИ и сети Интернет на возможность совершения молодежью подобных преступлений с целью подражания?
Скорее да
Определенно да
Скорее нет
Определенно нет
Рис. 2. Как вы считаете, влияет ли освещение случаев насилия в СМИ
и в сети Интернет на возможность совершения представителями молодого
поколения подобных преступлений с целью подражания, %
70
Большинство
опрошенных
не
увлекается
просмотром
телепередач,
фильмов, демонстрирующих сцены насилия, игрой в «жестокие» компьютерные
игры (24% респондентов выбрали вариант ответа «определенно нет», 53% «скорее нет», 23 % - «скорее да»).
По мнению опрошенных, в наибольшей степени среди молодежи
распространены следующие виды агрессивного поведения: вербальная агрессия
(18% опрошенных выбрали вариант ответа «определенно да», 41% - «скорее да»,
22% - «скорее нет», 19% - «определенно нет»), нецензурная брань (26%
опрошенных выбрали вариант ответа «определенно да», 48% - «скорее да», 19% «скорее нет», 7% - «определенно нет»), проявление злобы и агрессии
в общественном транспорте и на дорогах (21% опрошенных выбрали вариант
ответа «определенно да», 52% - «скорее да», 18% - «скорее нет», 9% «определенно нет»), проявление агрессии в торговых центрах, на концертах,
в местах массового скопления людей (11% опрошенных выбрали вариант ответа
«определенно да», 47% - «скорее да», 27% - «скорее нет», 15% - «определенно
нет»). В меньшей степени среди молодежи распространены следующие виды
агрессивного поведения: издевательства над животными (3% опрошенных
выбрали вариант ответа «определенно да», 12% - «скорее да», 60% - «скорее нет»,
25% - «определенно нет»), физическое насилие по отношению к младшим или
более слабым (8% опрошенных выбрали вариант ответа «определенно да», 11% «скорее да», 64% - «скорее нет», 17% - «определенно нет»), драки
(10% опрошенных выбрали вариант ответа «определенно да», 31% - «скорее да»,
53% - «скорее нет», 5% - «определенно нет»), участие в травле, издевательствах
(8% опрошенных выбрали вариант ответа «определенно да», 29% - «скорее да»,
56% - «скорее нет», 7% - «определенно нет»).
У большинства респондентов поведение незнакомых людей не вызывает
злобу или агрессию (11% опрошенных выбрали вариант ответа «определенно
нет», 52% - «скорее нет») (рис. 3). При этом только 12% тех респондентов,
которые признались, что поведение незнакомых людей вызывает у них злобу
или агрессию, отметили, что подобное явление случается в их жизни часто,
71
при этом 67% испытывают данные чувства редко и 21% опрошенных
затруднились ответить (рис. 4).
Бывает ли, что поведение незнакомых людей вызывает в вас злобу или агрессию?
Определенно да
Скорее да
Скорее нет
Определенно нет
Рис. 3. Бывает ли, что поведение незнакомых людей вызывает в вас злобу
или агрессию?, %
Если бывает, то как часто
Часто
Редко
Затрудняюсь ответить
Рис. 4. Если бывает, то как часто?, %
В качестве наиболее распространенных причин, вызвавших у них агрессию
или злобу, респонденты назвали следующие (можно было выбрать несколько
вариантов ответа):
поведение пьяных (18% опрошенных), невоспитанность,
хамство других людей (32%
опрошенных), давка, грубость в транспорте
(26% опрошенных), поведение водителей, пробки, несоблюдение ими ПДД
72
(34% опрошенных), нецензурная брань (19% опрошенных), конфликты
в коллективе (42% опрошенных), конфликты в семье, с близкими людьми
(56% опрошенных), хулиганство (12% опрошенных).
Результаты
опроса
показали,
что
большинство
респондентов
придерживаются общепринятой точки зрения, согласно которой агрессивное
поведение, как правило, распространено молодежи из неблагополучных семей
и представителей молодежных субкультур (рис.5).
Считаете ли вы, что агрессивное поведение распространено преимущественно среди молодежи из неблагополучных семей и представителей молодежных субкультур?
Определенно да
Скорее да
Скорее нет
Определенно нет
Рис. 5. Считаете ли вы, что агрессивное поведение распространено
преимущественно среди молодежи из неблагополучных семей и представителей
молодежных субкультур?, %
На вопрос о мерах, которые помогут снизить уровень агрессии и жестокости
среди молодежи, мнения респондентов распределились следующим образом
(можно было выбрать один или несколько вариантов ответа):

Ужесточение мер безопасности - 18%.

Возможность квалифицированной психологической помощи – 26%.

Ужесточение наказания за насилие, доведение до самоубийства,
другие проявления агрессии и жестокости, нарушающие права и свободы другого
человека – 29%.

Повышение психологической грамотности молодежи – 24%.
73

Цензура фильмов и телепередач со сценами насилия – 18 %.

Цензура в сети Интернет, в том в социальных сетях – 27%.

Увеличение бесплатных форм досуга среди молодежи и возможностей
для ее самореализации – 60%.

Активизация работы с представителями «группы риска»: подростками
из неблагополучных семей, состоящих на учете в комиссии по делам
несовершеннолетних, молодежью, попавшей в трудную жизненную ситуацию –
45%.

Снижения уровня насилия в обществе – 41%.

Прививание нетерпимости к любым проявления насилия и жестокости
в обществе – 36%.

Выстраивание
доверительных
отношений
с
родителями,
сверстниками, преподавателями, коллегами – 41%.
Таким образом, резюмируя результаты проведенного социологического
опроса, стоит отметить, что в качестве основных факторов, провоцирующих
молодых людей на различные проявления агрессии, большинство респондентов
называют распространенность насилия в интернете, а также издевательства
со стороны сверстников. Кроме того, многие опрошенные считают причиной
агрессии молодежи увлечение кровавыми компьютерными играми и агрессивное
поведение родителей. Одновременно большинство респондентов в качестве
наиболее эффективных мер предотвращения агрессии среди молодежи называют
увеличение бесплатных форм досуга среди молодежи и возможностей
для ее самореализации, активизацию работы с представителями «группы риска»:
подростками из неблагополучных семей, состоящих на учете в комиссии по делам
несовершеннолетних, молодежью, попавшей в трудную жизненную ситуацию,
снижение уровня насилия в обществе, выстраивание доверительных отношений
с родителями, сверстниками, преподавателями, коллегами. При этом гораздо
меньше опрошенных в качестве действенных мер профилактики агрессии
молодежи
называют
ужесточение
мер
безопасности,
цензуру
фильмов,
телепередач и сети Интернет. Таким образом, полученные данные коррелируют
74
с данными всероссийских социологических опросов по данной проблеме.
Результаты
проведенного
опроса
подтвердили
первоначальную
гипотезу
исследования о большом значении институтов социализации и социальной среды
в процессе
формирования
агрессии
молодежи, а также необходимости
формирования эффективной системы мер профилактического характера
для преодоления ее негативных последствий.
Заключение
75
В настоящей выпускной квалификационной работе была изучена агрессия
в молодежной среде. Для достижения поставленной цели были рассмотрены
различные дефиниции термина «агрессия», подходы к содержанию данного
понятия, причины и классификации видов агрессии. Агрессия является объектом
изучения
многих
теоретических
направлений,
представляя
собой
междисциплинарную проблему. В данной выпускной квалификационной работе
были рассмотрены следующие теоретические подходы к пониманию феномена
агрессии:
этологический
подход,
социобиологический
подход,
генетика
поведения, психоаналитический подход З. Фрейда, теория агрессии Э. Фромма,
теория фрустрации-агрессии, теория социального научения. Было отмечено,
что наиболее распространенной считается классификация агрессии, согласно
которой подходы к ее исследованию делятся на две группы: теории
биологической
на
и
соотношении
социальной
в
этиологии
обусловленности
агрессивного
агрессии,
поведения
основанные
биологических
и социальных факторов. Однако ни одна из рассмотренных концепций агрессии
не является исчерпывающей, поскольку существует множество и биологических,
и социальных факторов, способствующих, либо, напротив, препятствующих
агрессии. Агрессия представляет собой сложное многоуровневое явление,
включающее в себя различные аспекты и детерминируемое множеством
факторов, имеющих как биологическую, так и социальную природу.
Молодежь - особая социально-демографическая группа, переживающая
период
становления
Возрастные
границы
социальной
и
молодежи
психолого-физиологической
являются
довольно
зрелости.
размытыми,
в соответствии с Основами государственной молодежной политики Российской
Федерации на период до 2025 года они включают в себя возраст от 14 до 30 лет.
В работе были рассмотрены особенности данной социально-демографической
группы населения, исходя из которых особенно важным и актуальным
представляется изучение агрессии именно у молодёжи. Так, в вышеуказанном
периоде
происходит
становление
и
самоопределение
личности
76
в профессиональной и в социальной сферах. Социальные характеристики
молодежи и острота восприятия ею окружающей ситуации делает данную
социально-демографическую группу той частью социума, в которой наиболее
быстро происходят процессы накопления, а также реализации протестного
потенциала.
В
выпускной
квалификационной
работе
проведен
анализ
данных
исследовательских и аналитических социологических центров особенностей
и ценностных ориентаций молодежи в нашей стране. Так, несмотря
на тенденцию роста различных форм агрессивного поведения и девиаций среди
молодых людей в современном российском социуме, значительная часть
молодежи ориентирована на здоровый образ жизни, патриотизм, семейные
ценности.
Все большее распространение среди современной российской молодежи
приобретает Интернет как особое глобальное и интерактивное средство
социальной коммуникации, в том числе серьезную роль в коммуникации молодых
людей играет активное использование ими социальных сетей и мессенджеров.
Агрессия молодежи в современной России детерминирована как социальнопсихологическими
особенностями
данной
группы
населения,
так и разнообразными экономическими, социокультурными, психологическими
и иными
факторами. Во-первых, уровень агрессии молодых людей зависит
от психологического климата семьи как важнейшего института социализации,
непосредственно
влияющего
на
формирование его ценностных
эмоциональное
состояние
человека,
ориентаций и социально-психологических
установок. Другим важнейшим институтом социализации, оказывающим влияние
на
состояние
агрессии
представителей
рассматриваемой
социально-
демографической группы, является школа, а впоследствии – образовательная
организация профессионального или высшего образования, в которой обучается
молодой человек. При этом в СССР дисфункции семьи как микросреды индивида
частично
компенсировались
школой,
однако
в
современной
России
образовательные организации оказываются неспособными выполнять свою
77
воспитательную функцию оптимальным образом. Также большое значение
в формировании личности у молодых людей, в том числе и агрессивного
поведения,
принадлежит
их
окружению:
друзья
представляют
собой
«референтную группу» для подростков и молодежи.
Кроме того, существенное влияние на формирование у молодежи
склонности к агрессии оказывают СМИ: демонстрация ими сцен насилия
и
жестокости,
распространенность
фильмов
жанра
ужасы
оказывают
на эмоциональное состояние молодых людей негативное влияние. Социальные
нормы и ценностные ориентации, транслируемые современным массовым
искусством, также способствуют росту агрессии и насилия в социуме. Особую
роль в формировании у молодежи агрессивного поведения играет молодёжная
субкультура: гораздо чаще демонстрируют агрессивное поведение молодые люди,
которые разделяют те или иные субкультурные ценности. Одновременно научно
доказано существование корреляции между социальным интеллектом личности
и уровнем агрессии: чем выше социальный интеллект, тем ниже уровень
враждебности, и наоборот.
В современной России наблюдается тенденция роста агрессии молодежи
в различных формах ее проявления. В данной работе были рассмотрены
различные формы проявления агрессии: противоправное и делинквентное
поведение, молодежный экстремизм, суицидальное поведение как аутоагрессия,
буллинг. Также было изучено такое новое явление в молодежной среде,
получившее
развитие
в
последние
годы
в
связи
с
возрастающим
распространением сети Интернет и ее влиянием на коммуникативные процессы,
как кибербуллинг. Развитие сети Интернет способствовало виртуализации
процессов коммуникации, в том числе и проявлений агрессии, кроме того, росту
отчужденности и появлению проблем в межличностном общении, связанных
с недостатком навыков построения коммуникации в реальной жизни.
На основании вышеизложенного особенно значимым является развитие
в подростковой и молодежной среде осознанного и ценностного отношения
к своему поведению в сети Интернет. Необходимо разработать и внедрить
78
социально-психологические программы по развитию коммуникативных навыков
в роли пользователей сети Интернет среди подростков и молодежи, «системы
безопасности» поведения в Интернете и отчетливых этических стандартов.
Проведенный социологический анализ агрессии современной российской
молодежи показал, что исследуемая проблема представляет собой сложное
явление, включающее в себя множество аспектов различной природы, в том числе
немалая роль здесь принадлежит особенностям социализации подрастающего
поколения и его ценностным ориентациям. В целях предотвращения негативных
последствий роста агрессии и агрессивного поведения представителей молодого
поколения
необходимо
создание
эффективной
и
комплексной
системы
профилактических мер. Так, вышеуказанный комплекс мер должен быть
направлен как на создание благоприятного психологического климата
в микросреде молодого человека и затрагивать его семью, друзей, окружение,
так
и
создавать
образовательными
условия
для
институтами
наиболее
их
оптимального
воспитательной
выполнения
функции
с
целью
формирования у молодежи такой системы ценностных ориентаций, в центре
которой находится человек, а также высокой ответственности перед собой
и другими людьми. Кроме того, профилактика агрессии молодежи должна
предусматривать меры по снижению негативного влияния СМИ и искусства
на рост уровня агрессивности молодых людей, включая меры противодействия
распространению опасного контента в сети Интернет, а также способствовать
созданию
возможностей
для
самореализации
молодежи
оказанию
психологической помощи подросткам и молодым людям, находящимся в трудной
жизненной ситуации.
Резюмируя
результаты
проведенного
в
рамках
данной
работы
социологического исследования, стоит отметить, что в качестве основных
факторов, провоцирующих молодых людей на различные проявления агрессии,
большинство респондентов называют распространенность насилия в интернете,
а также издевательства со стороны сверстников. Кроме того, многие опрошенные
считают причиной агрессии молодежи увлечение кровавыми компьютерными
79
играми и агрессивное поведение родителей. Одновременно большинство
респондентов в качестве наиболее эффективных мер предотвращения агрессии
среди молодежи называют увеличение бесплатных форм досуга среди молодежи
и возможностей для ее самореализации, активизацию работы с представителями
«группы риска»: подростками из неблагополучных семей, состоящих на учете
в комиссии по делам несовершеннолетних, молодежью, попавшей в трудную
жизненную ситуацию, снижение уровня насилия в обществе, выстраивание
доверительных отношений с родителями, сверстниками, преподавателями,
коллегами. При этом гораздо меньше опрошенных в качестве действенных мер
профилактики агрессии молодежи называют ужесточение мер безопасности,
цензуру фильмов, телепередач и сети Интернет. Таким образом, полученные
данные коррелируют с данными всероссийских социологических опросов
по
данной
проблеме.
Результаты
проведенного
опроса
подтвердили
первоначальную гипотезу исследования о большом значении институтов
социализации и социальной среды в процессе формирования агрессии молодежи,
а
также
необходимости
формирования
эффективной
системы
мер
профилактического характера для преодоления ее негативных последствий.
Однако молодежь является частью общества и во многом представляет
собой
проекцию
общественных
проблем,
а
значит,
причины
агрессии
представителей молодого поколения коренятся не только в особенностях
молодежного сознания, но и в несовершенстве самого социума. Экономические,
социальные,
духовно-нравственные
проблемы
современного
российского
общества служат детерминантами роста различных форм агрессивного поведения
современной российской молодежи. Возрастающая агрессия молодежи отражает
тенденцию роста уровня агрессии в социуме в целом, а значит, противодействие
данной тенденции предусматривает необходимость изменения социальнопсихологических установок и духовно-нравственных основ всего общества
и формирования в нем негативного отношения к любым проявлениям насилия
и жестокости.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
80
1.
Альмяшкина О. А. Рост семьи в росте и снижении агрессии
подростков//Система
Общество
с
ценностей
ограниченной
современного
ответственностью
общества.
«Центр
–
Издательство:
развития
научного
сотрудничества», Новосибирск. – № 33. – 2014. – С. 83 - 87.
2.
Бабосов Е. М. Социология: Энциклопедический словарь (от классики
до современности). - М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 480 с.
3.
Бандура А., Уотерс Р. Подростковая агрессия. Изучение влияния
воспитания и семейных отношений. – М: Апрель Пресс, 2000. – 508 с.
4.
Басс А. Психология агрессии // Вопросы психологии. – 1967. – № 3. –
С.27-28; С.60-67.
5.
Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль/Л. Берковиц.
– СПб.: Прайм- Еврознак, 2002. – 512 с.
6.
Блюм
Дж.
Психоаналитические
теории
личности.
–
М.: Академический Проект; Культура, 2009. – 222 с.
7.
Большой толковый социологический словарь (Collins). Дэвид Джери,
Джулия Джери. Том 1 (А – О): Пер. с англ. - М.: ВЕЧЕ, АСТ, 1999. – 544 с.
8.
Борисова Д. П. Гендерные факторы формирования агрессивного
поведения в подростковом возрасте // Психология и право. – 2011.- № 3.- С. 52-54.
9.
Бочавер А. А., Хломов К. Д. Буллинг как объект исследований
и культурный феномен // Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2013. –
Т. 10. – № 3. – С. 149–159.
10.
Бочавер А. А., Хломов К. Д. Кибербуллинг: травля в пространстве
современных технологий // Психология. Журнал Высшей школы экономики,
2014. – Т. 11. – № 3. – С. 177–191.
11.
Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. – СПБ.: Питер, 1997. – 336 с.
12.
Гриднева Т. В. Агрессия у подростков // Вестник психосоциальной
и коррекционно-реабилитационной работы. – 2011. – № 4. – С. 80 – 86.
81
13.
Гуггенбюль А. Зловещее очарование насилия. Профилактика детской
агрессивности и жестокости и борьба с ними. – СПб.: Академический проспект,
2000. – 220 с.
14.
Девиантное поведение в современной России: алкоголь, наркотики,
молодежный экстремизм (концепции и исследования) / Т. А. Хагуров,
М. Е. Позднякова, В. Н. Ракачев, Л. Н. Рыбакова, Т. В. Чекинева, А. П. Резник,
С. Ю. Любин, Е. А. Войнова, Н. В.Мелешко, Н. Е. Хагурова. – М.: Институт
социологии РАН, 2014. – 200 с.
15.
Ениколопов С. Н. Понятие агрессии в современной психологии //
Прикладная психология. –2001. –№ 1. – С. 60-72.
16.
Ениколопов С.Н. Проблемы семейного насилия // Прикладная
психология. –- 2002. – №5-6. – С.2-10.
17.
Ениколопов С. Н. Психология агрессии: основные подходы // Вестник
Псковского Вольного университета. – 1994. – № 1. – С 62—68.
18.
Ениколопов
С.
Н.
Специфика
агрессии
в
интернет-среде
//
Психологический журнал. –2006. – №6. – С.65-73.
19.
Еникопов С. Н., Кузнецова Ю. М., Чудова Н. В. Агрессия в обыденной
жизни – М.: Политическая энциклопедия, 2014. – 495 с.
20.
Зоря Н. А. Особенности влияния детско-родительских отношений
на агрессивность детей подросткового возраста // Концепт. – 2015. – № 6. –
С. 216 – 220.
21.
Кобзева Н. А., Самсонова О. В. Профилактика ксенофобии
и агрессивности в молодежной среде // Психология и педагогика: методика
и
проблемы
практического
применения.
Издательство:
«Общество
с
ограниченной ответственностью «Центр развития научного сотрудничества»
(Новосибирск).–2016. – № 53. – С. 38 - 43.
22.
Крэйхи Б. Социальная психология агрессии. – СПб.: Питер, 2003. –
23.
Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»). – М.: Прогресс: Универс,
336 с.
1994. – 272 с.
82
24.
Майерс Д. Социальная психология. – СПб.: Питер, 1997. – 684 с.
25.
Магомедова Р. М. О причинах проявления агрессии и агрессивного
поведения студентов современного вуза // КПЖ. – 2012. – №2 - C.131-137.
26.
Маркова А. К. Психология профессионализма // М.: Б.и., 2010. – 203 с.
27.
Мельников В.М. Агрессивность в контексте психологической науки //
Вестник БГУ. – 2013. – №2. – С.184-187.
28.
Меньшикова Т. И. Специфика агрессивного поведения подростков //
Вестник Таганрогского института имени А. П. Чехова. – 2017. - №2.- С.106-115.
29.
Налчаджян А. А. Агрессивность человека / А. А. Налчаджян. – СПб.:
Питер, 2007. – 736 с.
30.
Нефедова С. С. Особенности проявления агрессии у студенческой
молодежи // Международный студенческий научный вестник. – 2017. – № 1. –
С. 52 – 56.
31.
Парамонова Ю. А. Взаимосвязь уровня социального агрессия
и состояния агрессии у студенческой молодежи // Международный журнал
гуманитарных и естественных наук. - Издательство: Общество с ограниченной
ответственностью «Капитал». –2016. –Том 6. – № 1. – С. 125 – 127.
32.
подростков
Позднякова М Е, Брюно В. В. Изменение нормативного сознания
как
фактор
криминализации
//
Социальная
безопасность
в евразийском пространстве: материалы всероссийской научной конференции
с
международным
участием
(15
декабря
2017
года)
/
Под
ред.
И. А. Грошевой. – Тюмень: Филиал Московского института государственного
управления и права в Тюменской области, 2018. – С. 369-376.
33.
Психоаналитические концепции агрессивности. Текст в 2-х книгах /
сост. и науч. ред. С.Ф. Сироткин. – Ижевск: Издательский дом «Удмуртский
университет», 2004. – 474с.
34.
Реан А. Л. Агрессия и агрессивность личности // Психологический
журнал. – 1996. – № 5.– С. 3–16.
35.
Родькина З. В. Влияние хоррер-контента на уровень агрессивности
современной молодежи // Человек-природа-общество: теория и практика
83
безопасности жизнедеятельности, экологии и валеологии. – Издательство: ГБОУ
ВО Республики Крым «Крымский инженерно-педагогический университет,
Симферополь. – 2017. – № 3(10). – С. 102 – 104.
36.
Румянцева Т. Г. Агрессия: проблемы и поиски в западной философии
и науке. – М.: Университетское, 1991. – 150 с.
37.
Румянцева Т. Г. Понятие агрессивности в современной зарубежной
психологии // Вопросы психологии.– 1991. –№ 1.– С. 81-87.
38.
Ручкова Н. А. Дефиниция «Агрессивности» в контексте научного
психологического знания // Science Time. - 2015. - №3. - С.473-476.
39.
Рыбакова Л. Н. Способы социального контроля в профилактике
подростковых девиаций // Конфликты в социальной сфере: сборник материалов
IХ Всероссийской научно-практической и научно-методической конференции;
М-во образ. и науки России, Казан. нац. исслед. технол. ун-т. – Казань: Изд-во
КНИТУ, 2015. – С. 39-45.
40.
Сербина Л. Ф. Особенности агрессивного поведения подростков //
Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С.Пушкина. –
2011.– № 4. – С. 98-106.
41.
Скрипкина Т. П. Поликультурное образование – альтернатива
культуре насилия, агрессии и нетерпимости // Вестник Университета Российской
академии образования. Издательство: Университет РАО. Москва. 2014. № 3 (71).
С. 8- 15.
42.
Социологический
энциклопедический
словарь.
На
русском,
английском, немецком и чешском языках. Редактор-координатор – академик РАН
Г. В. Осипов. – М.: Издательская группа ИНФРА. М – НОРМА, 1998. – 488 с.
43.
Субботина
Н.
Д.
Естественные
и
социальные
составляющие
агрессии // Гуманитарный вектор. Серия: Педагогика, психология. – 2010. – № 4
(24).
–
С. 88 -99.
44.
Турганова Г. Э., Фонталова Н. С., Шишкина А. О. Влияние
демонстрации агрессии в средствах массовой информации на эмоциональное
84
состояние молодежи // Психология в экономике и управлении. – Иркутск:
Байкальский государственный университет, 2017. – Т. 9, № 1. – С. 42 – 55.
45.
Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого «Я». - М.: АСТ:
Астрель, 2011. – 192 с.
46.
Фрейд З. Тотем и табу. - М.: АСТ: Астрель, 2008. – 640 с.
47.
Фрейд З. Я и Оно. По ту сторону принципа удовольствия. -
М.: АСТ: Астрель, 2011. – 160 с.
48.
Фромм Э. «Иметь» или «быть». – М.: АСТ: АСТ Москва, 2008. –
49.
Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. – М.: АСТ: АСТ
314 с.
Москва: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – 621 с.
50.
Фромм Э. Бегство от свободы. - М.: Академический Проект, 2008. –
51.
Цыренов В. Ц. Агрессивное поведение молодежи как социально-
254 с.
педагогическая проблема // Вестник Бурятского государственного университета.
Педагогика. Филология. Философия. – Выпуск 1. – 2010. – С. 49 – 53.
52.
Чалдини Р., Кенрик Д., Нейберг С. Новейшая психологическая
энциклопедия. Законы и тайны поведения человека. Психологический атлас
поведения человека. – СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2008. – 575 с.
53.
Шагако Д. С. Агрессия и насилие в контексте социальных
взаимодействий // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1:
Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология,
культурология. – Майкоп, 2010. – № 10. – С. 124-141.
54.
Шакирова Э. В. Политическая оппозиция как фактор увеличения
агрессии среди молодежи // Исторические, философские, политические
и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории
и практики. – Тамбов: Грамота, 2013. – № 4 (30): в 3-х ч. – Ч. III. – C. 177 – 179.
55.
Шевко Н. Р., Исхаков И. И. Особенности проявления кибербуллинга
в социальных сетях // Ученые записки Казанского юридического института МВД
России. – 2017. – Том 2(3). – С. 19 – 22.
85
56.
Шкилев С. В., Одрына О. В., Парамонова Ю. А. Особенности
проявления агрессии у студенческой молодёжи // Синергия наук. – 2017. – № 13. −
С. 403-414.
ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ
Даешь, молодежь! // Пресс-выпуск ВЦИОМ от 27 июня 2017 года.
57.
[Электронный ресурс]. – 2017. – Режим доступа: https://wciom.ru/index.php?
id=236&uid=116284. – Дата доступа: 12.03.2018.
Детские самоубийства: кто виноват и что делать? // Пресс-выпуск
58.
ВЦИОМ № 3122 от 8 июня 2016 года [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим
доступа:
https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115721.
–
Дата
доступа:
12.05.2018.
Закон Орловской области от 3 декабря 2010 года № 1154-ОЗ
59.
«О государственной молодежной политике в Орловской области» [Электронный
ресурс]. – 2010. – Режим доступа: http://oreloblsovet.ru/law/1154-oz-o-gosudarstvennoymolodejnoy-politike-v-orlovskoy-oblasti.shtml. – Дата доступа: 20. 04. 2018.
Молодежь о молодежи // Фонд общественного мнения [Электронный
60.
ресурс]. – 2016. – Режим доступа: http://fom.ru/Obraz-zhizni/12832. – Дата доступа:
12. 03. 2018.
61.
Насилие в подростковой среде: кто виноват и что делать? // ИОМ
«Анкетолог»
[Электронный
ресурс].
–
2018.
–
Режим
https://iom.anketolog.ru/2018/01/22/vliyanie-kommunikativnoy-sredyi.
доступа:
–
Дата
доступа: 21.04.2018.
Не пьют, не верят, не взрослеют: какими будут россияне завтрашнего
62.
дня // Проект «Россия будущего: 2017 → 2035» [Электронный ресурс]. – 2018. –
Режим
доступа:
http://2035.media/2018/01/24/millenials/.
–
Дата
доступа:
13.05.2018.
63.
«Новые русские» морально чистоплотнее, чем их родители // Проект
«Россия будущего: 2017 → 2035» [Электронный ресурс]. – 2017. – Режим доступа:
http://2035.media/2017/12/12/seregin-interview/. – Дата доступа: 12.05.2018.
86
64.
О молодежи: возрастные границы, ценности, особенности // Фонд
общественного мнения [Электронный ресурс]. – 2014. – Режим доступа:
http://fom.ru/TSennosti/11748. – Дата доступа: 6. 03. 2018.
65.
Опрос
молодежи:
досуговые
и
интернет-практики
//
Фонд
общественного мнения [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа:
http://fom.ru/Obraz-zhizni/13103 . – Дата доступа: 14. 02. 2018.
66.
Опрос молодежи: источники информации // Фонд общественного
мнения [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа: http://fom.ru/SMI-iinternet/12873. – Дата доступа: 5. 02. 2018.
67.
Политические взгляды и протестный потенциал молодежи // Фонд
общественного мнения [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа:
http://fom.ru/Politika/13045. – Дата доступа: 14. 03. 2018.
68.
Пользователей соцсетей в России стало больше // Левада-центр
[Электронный ресурс]. – 2018. – Режим доступа: https://www.levada.ru/2018/01/18/
polzovatelej-sotssetej-v-rossii-stalo-bolshe/. - Режим доступа: http://pedagogikacultura.narod.ru/private. – Дата доступа: 19. 05. 2018.
69.
Распоряжение Правительства Российской Федерации от 29 ноября
2014 года № 2403-р - Интернет-версия. [Электронный ресурс]. – 2014. – Режим
доступа: http://nasha-molodezh.ru/wp-content/uploads/osnovi-mgp-2014.pdf. – Дата
доступа: 15. 02. 2018.
70.
Социальная
и
политическая
активность
молодежи
//
Фонд
общественного мнения [Электронный ресурс]. – 2017. – Режим доступа:
http://fom.ru/TSennosti/13286. – Дата доступа: 6.05.2018.
71.
Трагедия в Псковской области: подростки как группа риска // Пресс-
выпуск ВЦИОМ № 3257» [Электронный ресурс]. – 2016. – Режим доступа: https://
wciom.ru/index.php?id=236&uid=115975. – Дата доступа: 20. 05. 2018.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа