close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Юрлов Евгений Геннадьевич. Особенности защиты прав человека в период вооруженных конфликтов

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки 40.03.01 Юриспруденция
Студента Юрлова Евгения Геннадьевича
Институт заочного и очно-заочного образования
шифр 131251/П
Тема выпускной квалификационной работы
ОСОБЕННОСТИ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРИОД
ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ
Студент
Е.Г. Юрлов
Орел 2018
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
Институт заочного и очно-заочного образования
Кафедра истории правовых учений
Направление подготовки 40.03.01 Юриспруденция
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
\ ! .Z'
Д.В. Аронов
24 ноября 201 ^
ЗАДАНИЕ
на выпускную квалификационную работу студента
Юрлова Евгения Геннадьевича
фамилия, и. о.
1. Тема «Особенности защиты прав человека в период вооруженных конфликтов»
утверждена приказом по институту от 24 ноября 2017 г. № 2- 3420/1
2. Срок сдачи студентом законченной работы 20 июня 2018 г.
3. Исходные данные к работе: нормативно-правовые акты в сфере
международного гуманитарного права (права вооруженных конфликтов)
Всеобщая декларация прав и свобод человека 11948); Пакт о гражданских и
политических правах (1966): Пакт о социально-экономических и культурных
правах (1966Е Женевские конвенции (1948) и дополнительные протоколы к
ним; отдельные акты международного-публичного права ограничивающие
или запрещающие использование конкретных видов и средств
ведения
вооруженной борьбы.
4. Содержание работы (перечень подлежащих разработке вопросов):
международно-правовая регламентация института «защиты прав человека» в
период вооруженных конфликтов; понятие, виды, содержание прав человека
в период вооруженных конфликтов; международные механизмы защиты прав
человека в период вооруженных
конфликтов;
международно-правовая
защита прав комбатантов в период вооруженных конфликтов
Дата выдачи задания
24 ноября [ л 2017 г.
Научный руководитель
Д.В. Аронов
Задание принял к исполнению
Е.Г. Юрлов
(подпись)
календарный план
Наименование этапов ВКР
Обзор литературы
Написание введения
Глава первая
Глава вторая
Составление заключения
Оформление
списка
использованных источников и
выпускной
квалификационной
работы
Представление
работы
на
кафедру
Студент
20.06.2018
_ Е.Г. Юрлов
(подпись)
Научный
руководитель ВКР
Срок выполнения
этапов работы
24 Л 1.2017
10.12.2017
15.01.2018
25.02.2018
10.03.2018
15.05.2018
Примечание
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему «Особенности защиты
прав человека в период вооруженных конфликтов»
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.03.01 Юриспруденция
Студент: Е.Г. Юрлов
Научный руководитель: д.и.н., профессор Д.В. Аронов
Объем ВКР: 69
Количество использованных источников: 60
Ключевые
вооруженных
Протоколы
слова:
права
конфликтов,
к
ним,
запрет
человека,
Женевские
конкретных
гуманитарное
конвенции
и
способов
и
право,
право
дополнительные
средств
ведения
вооруженной борьбы, ответственность за военные преступления.
Краткая
характеристика
ВКР:
в
настоящей
выпускной
квалификационной работе рассмотрена специфика обеспечения защиты прав
человека в период вооруженных конфликтов. Актуальность данной темы
связана с росттом числа региональных вооруженных конфликтов различной
степени интенсивности в ходе которых процент жертв среди гражданского
населения от общего количества пострадавших в вооруженном конфликте в
конце XX в. превысило 90%.
Рассматриваются способы борьбы
с покушением на такое базовое
право человека как право на жизнь.
Методологическую основу исследования составляют диалектический метод
научного познания, общенаучные и частно-научные методы теоретического
анализа, такие, как исторический, логический, формально- юридический и
сравнительно-правовой.
По
результатам
проведенного
исследования
сделаны
возможности использования полученных в работе результатов.
выводы
о
4
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ .............................................................................................................. 5
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, СОДЕРЖАНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРИОД
ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ ...................................................................... 12
ГЛАВА 2. МЕСТО НОРМ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРИОД
ВООРУЖЕННЫХ
КОНФЛИКТОВ
В
СИСТЕМЕ
МЕЖДУНАРОДНОГО
ПРАВА.................................................................................................................... 33
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ...................................................................................................... 54
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ… .......................................... 60
5
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. В настоящее время для многих стран
мира одним из основных гуманитарных приоритетов является защита прав человека. Однако, к сожалению, межнациональные конфликты, политические
преследования, войны создают серьезные препятствия в достижении поставленных целей.
Война является неотъемлемой частью истории человечества: из 3400 лет
письменной истории было только 250 лет общего мира. ХХ в. стал свидетелем
и самых кровавых войн, и попыток покончить с вооруженным насилием путем
создания правовой базы сохранения мира и признания войны преступлением.1
Многие государства так и не смогли распрощаться со страданиями и бедами, приносимыми многочисленными вооруженными конфликтами.
Защита прав и свобод человека в ХХI в. является главным, жизнеутверждающим принципом для всех субъектов международного публичного права.
Во-первых, человек как субъект общепризнанных прав и свобод является субъектом международных отношений, связанных с защитой и реализацией этих
прав. Во-вторых, права человека даже без их официального признания в национальном и международном праве остаются естественными правами человека. У
человека космополитическое предназначение – гражданин мира, вселенной, а
не только какой-то отдельной страны.2
Поскольку войны всегда велись между государствами, защита жертв этих
войн относилась к области именно международного права. Поначалу речь шла
о нормах обычного права. 1864 г. был ознаменован началом кодификации, конкретизации и развития этих норм по инициативе Анри Дюпана и затем Международного Комитета Красного Креста, одним из основателей которого он являлся. В настоящее время основными источниками международного гуманитарного права являются четыре Женевские конвенции о защите жертв войны от
1
Дюпон П. Война и право: на что мы можем надеяться в ХХI веке? // Социальные и гуманитарные науки. Сер.4. Государство и право. 2002. № 1. С. 238-242.
2
Каргополов С.Г., Юшкарев И.Ю. Человек – субъект не только международного частного,
но и международного публичного права // Международное право и права человека. 2002.
№ 3(7). С. 20-26.
6
12 августа 1949 г., а также IV Гаагская конвенция 1907 г. и являющееся приложением к ней Положение о законах и обычаях сухопутной войны.
Наряду с универсальными международными договорами источниками
международного гуманитарного права являются региональные договоры, среди
которых наибольшее значение для нас имеет заключенное в рамках СНГ Соглашение о первоочередных мерах по защите жертв вооруженных конфликтов
от 24 сентября 1993 г. Большую кодификационную работу в этой области проводят межправительственные и неправительственные международные организации. Так, Международный Комитет Красного Креста подготовил текст IV
Женевской Конвенции и обоих Дополнительных протоколов, а в 1965 г. принял
резолюцию XXVIII под названием «Защита жертв гражданского населения от
бедствий войны». 19 декабря 1968 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла известную резолюцию 2444 (XXIII) «О правах человека в период вооруженных
конфликтов», послужившую толчком для принятия ряда уточняющих и развивающих международно-правовых актов, направленных на защиту жертв войны.
Наконец, следует обратить внимание на употребление терминов «война»
и «вооруженный конфликт». Для целей настоящей работы эти понятия будут
использоваться в дальнейшем произвольно, в качестве синонимов, для того
чтобы избежать ненужных повторов.
Некоторые юристы даже считают, что «понятия «война» и «вооруженный
конфликт» идентичны в международно-правовом смысле, равнозначны по
юридической силе и не имеют один перед другим главенствующего значения
по объему применения норм гуманитарного права». 1 Оговорюсь, что грань между «войной» и «вооруженным конфликтом» все-таки есть, хотя она достаточно условна. Выражение «вооруженный конфликт» охватывает любую ситуацию, независимо от ее правовой квалификации, в которой две или более сторон
противостоят друг другу с оружием в руках. Следовательно, термин «вооруженный конфликт» шире по объему, нежели термин «война»: любая война –
это, прежде всего вооруженный конфликт, но не всякий вооруженный кон1
Курс международного права. Т. 6 (под ред. Н.А. Ушакова). М., 2003. С. 243.
7
фликт можно назвать войной. И дело здесь не только в масштабах военного
противоборства. Война обладает рядом специфических признаков, которые не
присущи вооруженным конфликтам. С юридической точки зрения для войны
характерен такой признак, как формальный акт ее объявления, согласно III Гаагской конвенции 1907 г. Последствием такого объявления является, как правило, разрыв дипломатических отношений между воюющими государствами и
прекращение действия большинства международных договоров. Однако в
большинстве своем государства развязывали войны, формально не объявляя их,
при сохранении дипломатических и договорных отношений. Все это и привело
к широкому использованию термина «вооруженный конфликт». Далее, термин
«война», как вытекает из международно-правовых актов, употребляется при
вооруженном столкновении между суверенными государствами; в случае борьбы нации или народа за свою независимость употребляется термин «вооруженный конфликт». Признак «вооруженный», не определен в международноправовых актах. Некоторые юристы предлагают понимать под ним любые действия с применением военного насилия, в котором участвует значительное число военнослужащих, собранных для общей цели (коллективный характер), с
определенной степенью организации. По их мнению, конфликт является вооруженным, если при этом совершается хотя бы оно из следующих действий:
а) вторжение вооруженных сил одного государства на территорию другого государства;
б) захват в плен или ранение хотя бы одного комбатанта из состава вооруженных сил другой стороны;
в) интернирование или принудительный захват хотя бы одного гражданского лица другой воюющей стороны.
В общем, отграничение понятия «война» от понятия «вооруженный конфликт» имеет определенное значение, однако, на практике различие между ними носит скорее формальный характер, и в настоящей работе, повторюсь, указанные термины будут употребляться как равнозначные.
8
Выдвижение проблемы прав и свобод человека на передний план современного миропонимания – свидетельство огромных преобразований духовной
культуры и нравственности. Первоначально развитие института прав человека
осуществлялось исключительно внутригосударственным правом. Законодательное закрепление правового положения личности даже в первые годы после
принятия Устава ООН относилось к внутренней компетенции государства. В
настоящее время положение кардинальным образом изменилась: права человека регулируются как внутренним, так и международным правом. При этом все
более возрастает роль международного права, что выражается, во-первых, во
все более детальной разработке и конкретизации международных принципов и
норм, регулирующих основные права и свободы человека, которые должны соблюдаться государствами, во-вторых, в создании международных органов по
контролю над выполнением государствами взятых ими на себя обязательств.
Постановка научной проблемы, касающейся норм права, применяемых в
период вооруженной борьбы, обусловлена достигнутым уровнем развития данной отрасли международного права, так как назрела необходимость по-новому
подойти к научной характеристике отдельных ее положений.
Актуальность темы исследования обусловлена как теоретическими, так и
практическими проблемами обеспечения защиты прав человека в период вооруженных конфликтов. Необходимость выработки международного механизма,
эффективных мер для вовлечения государств в международные договоры, конвенции в настоящее время приобретает особую актуальность.
Важным фактором актуализации выбранной темы исследования является
то, что она имеет непосредственное отношение к проблематике прав человека.
Объектом исследования являются общественные отношения, урегулированные нормами национального права и международного права, возникающие в сфере международно-правовой защиты прав человека в период вооруженного конфликта.
Предметом исследования выступает международно-правовые нормы,
направленные на защиту прав человека в период вооруженного конфликта.
9
Методологическую основу работы базовые положения общефилософского диалектического метода познания, заключающееся во всестороннем изучении исследуемого объекта. Основой диссертационного исследования являются международные договоры, уставы международных организаций, акты международных конференций и совещаний.
В процессе исследования использовались методы историко-правового,
логико-юридического, структурно-функционального и сравнительно-правового
анализа.
Целью работы является исследование вопросов, связанных с международно-правовым обеспечением защиты прав человека в период вооруженного
конфликта.
В рамках указанной цели ставятся и решаются следующие задачи:
- исследовать и дать общую характеристику понятию международноправовая защита права человека в период вооруженного конфликта;
- определить место норм о защите прав человека в период вооруженных
конфликтов в системе международного права;
- обосновать правовой статус законных участников вооруженных конфликтов («комбатантов и «некомбатантов»);
- выявить пробелы и предложить пути совершенствования законодательства России в области международной защиты прав человека в период вооруженных конфликтов.
Положения, выносимые на защиту.
1. Международно-правовая защита прав человека в период вооруженных
конфликтов – совокупность правовых норм, определяющих и закрепляющих в
договорном порядке права и свободы человека, обязательства государств по
практическому претворению в жизнь этих прав и свобод, а также международные механизмы контроля за выполнением государствами своих международных обязательств в этой отрасли права и непосредственной защиты попранных
прав граждан и населения.
10
2. Нормы о защите прав человека в период вооруженных конфликтов являются комплексным институтом международного права. Их составляют, с одной стороны институты гуманитарного права (институт гражданства и др.), с
другой – институты других отраслей, затрагивающих отдельные аспекты правового статуса индивида (институт консульской защиты граждан за рубежом
др.).
3. Для полноценной защиты прав комбатантов необходимо акцентировать
внимание на том, что правовое положение комбатантов и некомбатантов различно. Различие правового статуса этих категорий законных участников вооруженных конфликтов связывается с правом непосредственного участия в боевых действиях.
4. На национальном уровне, в Уголовном кодексе РФ, имеется ряд статей,
посвященных международному гуманитарному праву: ст. 159 УК РФ «Применение запрещенных средств и методов ведения войны», которая имеет некоторые пробелы.
Исследования данной проблематики в разное время осуществляли известные представители российской и советской школ международного гуманитарного права: И.Н. Арцибасов, В.В. Алешин, В.А. Батырь, И.П. Блищенко,
С.А. Егоров, И.И. Котляров, Ю.М. Колосов, Г.И. Курдюков, И.И. Лукашук,
Ф.Ф. Мартенс, Г.М. Мелков, А.И. Полторак, В.В. Пустогаров, Л.И. Савинский,
О.И. Тиунов, Н.А. Ушаков и другие.
Возникновение, становление и развитие институтов международного гуманитарного права связано с именами таких известнейших юристов, философов
и международников, как И. Блюнчли, Ф. Бюньон, Х.П. Гассер, А.В. Гефтер, Г.
Гроций, Э. Давид, В.Ю. Калугин, Ф. Кальсховен, Г. Муанье, Л. Оппенгейм,
Л.В. Павлова, Ж. Пикте, М. Сассоли, А. Фердросс, И.В. Фисенко, В.В. Фуркало
и другие.
Однако в работах указанных авторов вопросы международно-правовой
защиты прав человека в период вооруженных конфликтов, затрагивают про-
11
блему лишь фрагментарно и освещают отдельные стороны проблемы международной защиты прав человека в период вооруженного конфликта.
Нормативной базой исследования послужили Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Послания Президента РФ Федеральному Собранию.
Использовано большое количество международных договоров, посвященных защите жертв международных вооруженных конфликтов.
Структура работы обусловлена постановленной целью и задачами диссертационного исследования. Выпускная квалификационная работа состоит из
введения, двух глав, включающих в себя четыре параграфа, заключения, списка
использованных источников и научной литературы.
12
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, СОДЕРЖАНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В
ПЕРИОД ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ
Международно-правовые средства обеспечения международной безопасности пока не стали гарантией мирных отношений между государствами. В современных международных отношениях продолжают существовать источники
вооруженных конфликтов. Научные достижения в развитии средств ведения
войны приводят к значительному росту мощности, скорости и дальности действия современных вооружений.
Одной из центральных проблем современных международных отношений
является проблема поддержания международного мира и стабильности на планете. Формирование такого миропорядка, при котором отсутствуют какие-либо
внешние угрозы, осуждаются посягательства на законные права и жизненно
важные интересы государства, не допускается вмешательство в их внутренние
дела, остается важнейшей задачей каждого государства.
В разные периоды исторического развития обеспечению международной
безопасности придавалось различное значение. Вплоть до середины XX века
государства заботились лишь о своей собственной безопасности в целях изменить в свою пользу соотношение сил на международной арене в целом или в
отдельном регионе. Положение изменилось лишь после создания в 1945 году
ООН.1
Диалектика современного мира такова, что от безопасности всех зависит
безопасность каждого государства. В свою очередь, безопасность каждого государства является условием мирного сосуществования всего мирового сообщества.
Такое понимание международной безопасности закреплено в Концептуальных документах. Определяющих основные направления внешней политики
Российской Федерации, при этом устойчивое развитие во внутренней и внеш-
1
Курс международного права. М.: Наука, 1992. Т. 6. С. 218, 220.
13
ней политике обеспечивается путем активного участия России в международных организациях, объединениях, форумах.
В современном мире действия государств должны направляться на активное сотрудничество в противодействии угрозам их безопасности, недопущении и локализации международных и не международных вооруженных конфликтов, которые могут поставить под угрозу существование цивилизации.1
К числу наиболее существенных факторов, оказывающих негативное
влияние на современный мир, следует отнести угрозы возникновения и распространения вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера, стремление отдельных государств принизить роль существующих механизмов обеспечения международной безопасности, показать свое военное
превосходство.
Современные исследователи отмечают, что войны становятся все более
политизированными, т.е. в них преследуются далеко идущие политические цели, они становятся более изощренными. Политика подгоняет совершенствование оружия. Так, например, в войнах 1950-1953 гг. в Корее было впервые использовано 9 ранее неизвестных видов боевой техники, во Вьетнаме (1964-1975
гг.) – 25, в вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке и Фольклендах – 30,
а в войне в Персидском заливе количество новых образцов оружия и боевой
техники возросло в несколько раз и составило более 100 разновидностей.2 Использование ВКС России в конфликте на территории Сирийской Арабской Республики позволило испытать в боевых условиях сотни видов военной техники,
боеприпасов, снаряжения, что привело к фактическому уничтожению запрещенного в РФ т.н. Исламского государства.
Современные исследователи к «глобальным проблемам современности»
справедливо относят: недопущение третьей мировой войны и упрочнение мира;
минимизация отрицательных экологического кризиса, закрепление в нацио1
Алешин А.А. Международное право вооруженных конфликтов. Монография. М.: Юрлитинформ. 2007. С. 5.
2
Серебрянников В.В. Социология войны. Научное издание / Институт социальнополитических исследований РАН. Центр социологии национальной безопасности. М.: «Научный мир», 1997. С. 14.
14
нальных правовых системах и реальное обеспечение правового статуса личности на основе естественных, прирожденных и неотчуждаемых прав и свобод
человека; международное сотрудничество в борьбе с преступностью, в том
числе терроризмом, наркоманией, организованной преступностью и т.д.1
Проблема защиты прав человека в период вооруженных конфликтов актуальна, роль международного сообщества играет здесь огромное значение.
Прежде чем говорить о защите прав человека в период вооруженных конфликтов необходимо рассмотреть и дать характеристику категорий права человека и
защита прав человека.
«В международном праве между правами человека и гуманитарным правом, которое можно рассматривать как широкий спектр сотрудничества в сфере
науки, культуры и образования, ставят знак равенства, поскольку в их центре
стоят права и свободы человека».2
ООН с момента своего образования является центром сотрудничества государств по защите прав человека. В статье 1 (пункт 3) Устава ООН говорится,
что одной из целей ООН является осуществление международного сотрудничества в деле поощрения и уважения к правам человека и основным свободам.
10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. Это одно из важнейших событий в истории человечества, оно ознаменовало собой начало новой эры во взаимоотношениях между
государствами и его гражданами.
Стоит задуматься, почему человечество, прожив на земле такой грандиозный промежуток времени, только лишь в ХХ в. создало международный правовой акт. В чем причины того, что людям потребовалось столько времени для
осознания истин, которые понятны и неоспоримы сегодня даже для ребенка.
Будет ошибочным считать, что правовые нормы в их современном представлении – это полностью продукт ХХ в. Основы Всеобщей декларации прав челове-
1
Абайдельдинов Е.М. Соотношение международного и национального права. Монография.
М.: Юридическая литература, 2002. 244 с.
2
Ашавский Б.М. Международное право: учебник. 5-е изд. М.: Статут, 2014. С. 344.
15
ка, а также смежные с ней документы были заложены еще такими мыслителями
как Сократ, Платон, Фома Аквинский, Макиавелли.
Во многом современная модель правового государства обязана своим появлением Римской республике. Современному человеку может показаться
странным сам факт появления римского права в древнем мире. Как могло
сформироваться государство со столь высокой для того времени правовой
культурой? Вряд ли дикарь сможет оценить ту свободу, которой обладает гражданин современного правового государства. Общество должно быть готово
для правильного восприятия международного правового акта. Римское государство благодаря своему долгому экономическому процветанию, смогло подготовить и создать платформу для поддержания законности. Неужели принятие
Всеобщей декларации прав человека говорит о готовности мирового сообщества к формированию демократических устоев? К сожалению этого нельзя утверждать. До сих пор в некоторых малоразвитых странах существуют тоталитарные и авторитарные режимы. Например, это такие страны как Таджикистан,
Куба, Узбекистан, КНДР.
На протяжении многих лет в центре мировой политики находится Ирак.
Это государство полностью пренебрегает всеми международными правовыми
актами, оно существует не по принципу государство ради человека, а человек
ради государства. Но насколько были правомерны действия США в отношении
этого государства? Возможно, ли установление прав и свобод личности силовыми методами, стоят ли они этого? Вряд ли иракский народ смог достойным
образом оценить желание Америки облагодетельствовать его. Формирование
демократического государства с помощью силы оружия противоречит его главным принципам.
После распада СССР грузинское руководство пыталось лишить Южную
Осетию и Абхазию реальной автономии, развязав против осетин и абхазов широкомасштабные боевые действия. Но и в том и в другом случае регулярные
грузинские войска столкнулись с ожесточенным сопротивлением, поднявшихся
на борьбу за свою национальную независимость.
16
«Наращивание грузинской боевой мощи идет полным ходом, военный
бюджет Грузии рос быстрее чем, гражданские отрасли экономики и финансирование социальных нужд. С 2004 г. 500 миллионов долларов, из которых 336
миллионов покрываются за счет государственного бюджета. Недостающие
средства поступают в виде спонсорской помощи в основном из Америки и Турции».1 Эта политика поощрения в конфликте одной из сторон привела к агрессии Грузии против Южной Осетии и гибелью находившихся там в соответствии с международными договоренностями российских миротворцев. Принуждение российскими Вооруженными силами Грузии к миру стимулировало провозглашение этих территорий в качестве самостоятельных государств.
Наряду с Ираком существует множество стран с развитыми правовыми
нормами и с высокой степенью защищенности. Однако, несмотря на последние,
эти страны не остановились в своем развитии, демократия – это не самоцель, к
которой должно стремиться любое государство, а форма общественного сознания, стремящаяся к самосовершенствованию. В таких странах, как Англия,
Швеция, Франция существует огромное количество правовых проблем. Периодически достоянием общественности становятся скандалы, в центре которых
находится нарушение свобод граждан государством, в ряде случаев оно не
только не в состоянии проконтролировать исполнение законов, но и само идет
на их нарушение. Это очень трудная проблема, поскольку очень трудно выдвигать и доказывать обвинение против государства. Мировая общественность
очень озабочена этим вопросом, и с целью его решения был создан Комитет по
правам человека при ООН.
Один из вопросов, который приходится решать этому комитету, – это законные ограничения свобод граждан. Допустимо ли это? Права незыблемы, получается противоречие. Но его нельзя избежать, введение ограничений необходимо, но оно возможно только в случае, если направлено на пользу общества. В
качества примера можно рассмотреть установление Законом РФ «О чрезвычай1
Федулова Н.Г. «Замороженные» конфликты в СНГ и позиция России // Мировая экономика
и международные отношения. 2008. № 1. С. 57-67.
17
ном положении» комендантского часа в случае чрезвычайной ситуации.1 Происходит нарушение свободы передвижений, но это делается во благо людей, с
целью сохранения жизней.
Во многих цивилизованных странах очень остро стоит вопрос приоритета
прав человека. Можно ли пренебречь одной из свобод общества ради выполнения другой? Это очень сложный вопрос, потому что государству, так или иначе,
приходится идти на ущемление прав гражданина. В подобных случаях необходимо выбирать из двух зол меньшее, то есть стараться сделать так, чтобы в результате их принятого решения был нанесен ущерб как можно меньшей группе
населения.
Говоря о правах человека, мы предполагаем, определенные нормативно
структурированные свойства и особенности бытия личности, которые выражают ее свободу и являются неотъемлемыми способами и условиями ее жизни, ее
взаимоотношений с обществом, государствами и другими индивидами.
Права человека неотчуждаемы. Никто не может лишить человека его естественных прирожденных прав – на жизнь, на личную неприкосновенность,
свободный выбор способов своей жизнедеятельности, свободу совести, мнений,
убеждений, автономию в сфере частной жизни и других прав. Современный
мир невозможно представить без прав человека, которые основаны на принципах свободы, равенства, справедливости и носят универсальный характер.
Отечественный ученый О.Н. Сафонова, отмечает, что право – это совокупность признаваемых в данном обществе и обеспеченных официальной защитой нормативов, регулирующих отношения его субъектов.2
Права человека – это ценностный ориентир, который позволяет применять «человеческое измерение» не только к государству, праву, закону, законности, правовому порядку, но и гражданскому обществу. Так степень зрелости
1
ФКЗ «О чрезвычайном положении» Одобрен Государственной Думой 26 апреля 2001 года;
Одобрен Советом Федерации 16 мая 2001 года. (в ред. Федеральных конституционных законов от 30.06.2003 N 2-ФКЗ, от 07.03.2005 N 1-ФКЗ, от 12.03.2014 N 5-ФКЗ, от 03.07.2016 N 6ФКЗ)
2
Сафонова О.Н. Соотношение международного права и национального права. Монография.
М., 2003. С. 17.
18
и развитости гражданского общества зависит в значительной мере от состояния
дел с правами человека, от объема этих прав и их реализации. Права человека
дают ему не только возможность участвовать в управлении государством, но и
дистанцироваться от него, самоопределяться в сфере частной жизни, выборе
убеждений, отношении к религии, собственности.
Наука о правах человека рассматривает их не только как явление юридической, она раскрывает связь этих прав с политикой, нравственностью, философией, религией, поскольку права человека – это сложное многомерное образование.1
В настоящее время принято называть все международные нормы в области прав и свобод личности международными стандартами. Этим термином охватываются весьма разнородные нормы, такие как правила международных договоров, резолюции международных организаций, политических договоренностей типа Хельсинского заключительного акта, документов Венской и Копенгагенской встреч, международные обычаи.2
Теория прав человека должна сформировать те основные принципы, которые являются ценностными ориентирами в современном мире. Такие принципы, формировались исторически, обогащались, совершенствовались, сегодня
они являются неотъемлемой частью человеческой культуры. Эти принципы закреплены в основном законе РФ, а также международно-правовых аспектах защиты прав человека, нашедшие отражение во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ряде других актов:
- Права человека принадлежат ему от рождения, поэтому они являются
естественными, неотъемлемыми, и неотчуждаемыми;
1
Мутагиров Д.З. Права и свободы человека: теория и практика. Учебное пособие для высших учебных заведений. М.: Логос, 2006. С. 17.
2
Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М.: Юридическая литература,
1991. С. 31.
19
- Права человека универсальны, основаны на принципе равенства, они гарантированы каждому, кто находится под юрисдикцией данного государства;
- Права человека – высшая ценность, а их уважение, соблюдение и защита
– обязанность государства;
- Права человека – средство контроля за властью, ограничитель всевластия государства, которое не должно переступать границ свободы, очерченных
правами человека;
- Обеспечение прав и свобод человека несовместимо с дискриминацией
по какому-либо признаку;
- Осуществление прав свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц;
- Основные права и свободы должны быть едины на всей территории государства;
- Личные, политические, экономические, социальные и культурные права
и свободы равноценны, в единой системе этих прав нет иерархии;
- Коллективные права неотделимы от прав индивида. Они не должны
противоречить индивидуальным правам, огранивать правовой статус личности;
- Права человека регулируются законом;
- Права человека и свободы могут быть ограничены Законом на основании обстоятельств, указанных в Конституциях и важнейших международноправовых актах: угрозы государственной и общественной безопасности, основам конституционного строя, здоровью и нравственности населения, правам и
законным интересам других лиц. Временные ограничения прав и свобод человека возможны в условиях чрезвычайного или военного положения.
Права человека в современном мире – мощный пласт общечеловеческой
культуры. Без его освоения, надлежащей защиты прав человека невозможно
оценивать всю систему сложных политических, социально-психологических,
социальны, экономических, международных отношений.
Итак, вернемся к вопросу о международно-правовой защите прав человека в период вооруженных конфликтов. Постановка научной проблемы, касаю-
20
щейся норм права, применяемых в период вооруженной борьбы, обусловлена
достигнутым уровнем развития данной отрасли международного права, так как
назрела необходимость по-новому подойти к научной характеристике отдельных ее положений.
Организация Объединенных Наций связывает вопрос о защите прав человека и основных свобод непосредственно с осознанием того, что «признание
достоинства, присущего всем членам человеческой семьи и равных, неотъемлемых прав является основной свобод, справедливости и всеобщего мира». В
перечне целей ООН осуществление международного сотрудничества в «поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех,
без различия расы, пола, языка и религии» отражает приверженность универсальной международной организации осуществлению прав человека. Опыт
Второй мировой войны подвел международное сообщество к мысли о том, что
эффективная международная защита прав человека является одним из важных
условий международного мира и прогресса.1
Современное международное права представляет собой сложную систему
юридических норм и принципов, в которых находят свое выражение объективные закономерности развития международных отношений. Система международного права, являясь отражением постоянно развивающихся отношений, сама постоянно развивается.
Российский учеый, юрист-международник Мутагиров Д.З. отмечает: «Как
бы ни складывалась жизнь человека, существуют права и свободы, которые
нельзя нарушать даже в самых чрезвычайных условиях, ибо отрицание или
попрание их равнозначно убийству. Условия считаются чрезвычайными, когда
они, изменившись неожиданным образом, оказываются целиком или частично
неподконтрольными человеку, создавая смертельную угрозу жизни больших
групп населения и даже целых обществ. Чрезвычайные условия могут
возникнуть в результате природных или социальных кризисов и катаклизмов,
1
Кулжабаева Ж.О. Международное публичное право. Часть Общая и Особенная. Юридическая литература, 2013. С. 228.
21
когда возможности отдельных людей и общества в целом резко сужаются,
привычные стандарты жизни нарушаются, а возможности для реализации
большей части прав и свобод человека исчезают или ограничиваются. Все чаще
чрезвычайные условия складываются как последствия неразумных действий
самого человека (пожары, наводнения и др.).
К естественным чрезвычайным условиям относится все то, что
происходит в мире независимо от непосредственных действий человека,
создает угрозу жизни, вынуждает людей максимально мобилизоваться, идти на
определенные ограничения своих потребностей, желаний, а соответственно,
некоторых прав и свобод (землетрясения, тайуны, засуха)».1
Искусственно порождаемым чрезвычайным условием является война
между народами и странами – обстоятельство в котором виновен сам человек.
Увы, но очень часто демонстрировал и продолжает демонстрировать такую
жесткость, пред лицом которой даже хищные звери ажутся агнцами. Если бы не
подобие наших лиц, не без оснований утверждал М. Монтель, невозможно
было бы отличить человека от животного.2
Под правами человека в чрезвычайных ситуациях пронимаются права и
свободы гражданского населения во время военных конфликтов, права военнослужащих, военнопленных, беженцев, людей без гражданства, и без государственности.
Всему живому в природе свойственно соперничество из-за среды обитания и пищи. Оно происходит как между видами, так между отдельными представителями внутри видов. Человек, именующий себя «разумным» или «разумным из разумных» существ, довел это соперничество до крайне жестких форм.
Сколько существует человек и человеческие общества, столько же они и воюют, истребляя друг друга из-за земель, природных богатств, добычи, рабов, с
целью возмездия, достижения превосходства, утверждения своей гегемонии в
1
Мутагиров Д.З. Права и свободы человека: теория и практика. Учебное пособие для высших учебных заведений. М.: Логос, 2006. С. 286.
2
Монтень
М.
Афоризмы
[Электронный
документ]
//
URL:
https://vuzlit.ru/1326321/mezhdunarodno_pravovaya_reglamentatsiya_instituta_zaschity_prav_chel
oveka_period_vooruzhennyh_konfliktov (Дата обращения: 14.06.2018)
22
регионе, на континенте или в мире в целом. Война – это крайнее проявление
жесткости людей, демонстрируемой с помощью оружия, вооруженные «драки»
между народами, нагнетание ненависти к соперникам, смертельная опасность
для жизни граждан всех воюющих стран, состояние неопределенности, постоянного страха и связанных с ним ограничений. Наибольшей опасности, естественно подвергаются те, кто первым вступает в непосредственный контакт с
противником. Это те люди, которые призываются государствами (часто против
их собственной воли) в ряды вооруженных сил, принуждаются к беспрекословному исполнению приказов властей.
Когда военнослужащие обеспечивают мир и безопасность своего собственного народа, защищают родную страну от иноземных агрессоров, они выполняют миссию защитников отечества. Столь высокая и опасная для жизни
миссия обуславливает и соответствующие права солдата и офицера. Эти права
и свободы примерно такие же, как и у любого другого человека и гражданина,
но реализуются они в специфических, предельно ограниченных условиях. На
период службы в вооруженных силах многие из этих прав и свобод, вопреки
желаниям самих военнослужащих, но в интересах всего общества, реализуются
лишь частично. Эти временные ограничения с негативными для военнослужащего последствиями должны компенсироваться в другой форме, как во время
военной службы, так и после ее завершения. Военнослужащие после демобилизации должны иметь приоритет в реализации тех прав, которые были ограничены или приостановлены на время службы в силу общественной необходимости.
Это права на выбор профессии, на жилье, на повышение образовательного
уровня, на социальное обеспечение и др.
Человек, находящийся на гражданской службе и проживающих постоянно в одном месте, имеет лучшие возможности для постепенного обустройства
своей жизни, нежели тот, кто находится на специальной службе. Гражданский
служащий может сделать соответствующие накопления, в том числе знания и
стаж работы, дающих ему привилегии при карьерном росте. Военнослужащий
23
же, во исполнении долга скитающийся по стране, а иногда и по всему миру,
лишен подобных возможностей.
Под особой угрозой оказываются человеческие права и свободы военнослужащих во время вооруженных конфликтов. Солдат не только превращается
в «пушечное мясо». Не только ограничиваются его возможности реализовать
свои естественные права (на отдых, досуг, информацию, пользование достижениями культуры и т.д.). Часто он подвергается нечеловеческому и деградирующему личность обращению, когда попадает в руки противника.
Люди всегда по-разному оценивали свои действия во время вооруженных
конфликтов, порой считая их бесчеловечными, неразумными и недопустимыми. Еще в древнейшие времена многие понимали, что враждебные отношения
между государствами не должны переноситься на население, что некоторые категории населения вообще должны быть свободны от ответственности за происходящее, что оружие, применяемое в бою, должно быть «гуманным», не причиняющим излишние страдания. Другие абсолютизировали право войны, отдавая все, что находится в зоне военных действий, воле победителей (право грабежа, распоряжение жизнью пленных, опустошения территорий противника и
т.д.).
По мере возрастания разрушительной силы используемого в войнах оружия международное сообщество вынуждено было выработать определенные
правила ведения войн, обращения с военнопленными и гражданским населением на оккупированных территориях. Особое место среди этих правил и норм в
Новое время занимают правила и нормы Гааги и Женевы, закрепленные Гаагскими (1899 и 1907)1 и Женевскими (1930 и 1949) конвенциями. Крайнее безрассудство homo sapiens особенно наглядно проявилось в XX в. Две мировые и
сотни локальных войн с применением наиболее изощренных средств взаимного
истребления, сотни миллионов убитых, раненых, лишенных крова и имущества
1
Конференция в Гааге, работавшая с 19 мая по 29 июля 1899 г., приняла три конвенции и три
декларации. Вторая международная конференция, состоявшаяся здесь же с 15 июня по 18
октября 1907 г., приняла еще 13 конвенций, развивающих гуманитарные принципы.
24
– таковы «сочные плоды цивилизации». Были в этом веке и тысячи конфликтов,
грозивших перерасти в вооруженную войну.
Миллионы военнопленных в годы мировых войн содержались в нечеловеческих условиях. Особенно жестоко обращались с ним в годы Второй мировой войны в странах «Оси Берлин – Рим», и прежде всего в Германии. Зверства,
творившиеся фашизмом в отношении пленных солдат и офицеров стран антигитлеровской коалиции, вынудили международное сообщество очертить круг
прав человека, который нельзя сужать ни при каких условиях, и в том числе во
время вооруженных конфликтов. Общая для всех четырех Женевских конвенций 1949 г. третья статья связывает подписавшие их государства определенным
числом минимальных стандартов, которые должны обязательно соблюдаться
при всех локальных конфликтах, и действий, которые должны быть запрещены
везде и всегда.
«Международно-правовое запрещение агрессивных войн само по себе
еще не ведет к искоренению из общественной жизни причин, порождающих
вооруженные конфликты. Несмотря на запрет обращаться к вооруженной силе
в международных отношениях, государства нередко еще прибегают к ней для
разрешения возникающих между ними споров и конфликтных ситуаций. Это
обуславливает необходимость правового регулирования, возникающих в ходе
вооруженного конфликта, в целях его максимально возможной гуманизации.»1
В международном гуманитарном праве получили развернутую и глубокую характеристику такие понятия и категории, как «война», «право войны»,
«правовая защита жертв войны», «вооруженный конфликт», «право вооруженного конфликта», «комбатанты», «некомбатанты», «военнопленные», «лицо,
находящееся под защитой», «гражданское лицо в вооруженных конфликтах»,
«защита гражданского населения и гражданских объектов», «гражданские объекты», «военные объекты» и др.
1
Татаринов Д.В. Некоторые проблемные аспекты защиты прав человека в условиях вооруженных конфликтов // Вестник КазНУ. Серия международные отношения и международное
право. 2006. № 3(23). С. 91-95.
25
Здесь, хотелось бы остановиться на основных подходах, взглядах и рассуждениях применительно к понятию и толкованию «война», «право войны».
Война во все периоды существования человечества являлась его неотъемлемым и самым жестоким спутником. Прошедшие войны, которые известны
современной исторической науке, всегда сопровождались человеческими страданиями, жертвами, разрушениями, подрывали экономические и политические
устои государственности, порождали неверие в справедливость и гуманизм.
Поэтому государства как основные субъекты международного права пытались
уменьшить пагубные последствия войн путем создания и правового закрепления общеобязательных норм с целью, во-первых, ограничения воюющих сторон
в средствах и методах ведения военных действий и, во-вторых, защиты жертв и
участников вооруженных конфликтов.
Вообще, проблема ограничения воюющих в средствах и методах ведения
войны, а также защиты жертв и участников вооруженного конфликта такая же
древняя, как и сама война. Ученые мыслители разных эпох и народов искали
пути смягчения ужасов войны, предлагали нормы, направленные на защиту
женщин, детей, раненых, больных и пленных, занимались созданием и разработкой «права войны», определяли источники, цели и задачи, а также способы
ограничения пагубных последствий.
Известный мыслитель Пеннафорт (1180-1275) пришел к выводу о том,
что основанием войн может быть или возврат законной собственности, или защита отечества. Он сформулировал четыре критерия для оценки войн: войну
может вести только светская власть; целью войны должен быть мир; война не
должна быть местью, преследованием, а должна быть решением спора о праве;
она должна быть объявлена государем.
В 1488 г. в «Книге о воинских и рыцарских подвигах» ученая Пизанская
указывала на правовые основания ведения войны: защита нарушенного права;
26
сопротивление действием, наносящим ущерб стране и ее жителям; ведение
войны для возврата незаконно захваченных земель.1
Философы и юристы придерживались противоположных взглядов относительно понятия войны. По мнению Б. Спинозы, война есть «осуществление
естественного права», принадлежащего сильному над слабым. Напротив, И.
Кант называет войну ужаснейшим бедствием, прерывающим закон человечности. Дж. Ст. Милль считает оскорблением читателя доказывать перед ним безнравственность завоевательных войн, на счет которых не может быть двух
мнений между «честными людьми».2
Жан Жак Руссо в работе «Об общественном договоре» писал: «Война –
это не отношения между людьми, но между государствами, и люди становятся
врагами случайно... Если цель войны – уничтожение враждебного государства,
то другая сторона имеет право истреблять его защитников, пока они держат в
руках оружие, но как только они его бросают и сдаются – они перестают быть
врагами или инструментом в руках врагов и вновь становятся людьми, чьи
жизни не позволено никому отнимать».3
Выдающийся голландский юрист Гуго Гроций в своем знаменитом труде
«О праве войны и мира» отмечает, что Ьеllum (война) происходит от более
древней формы – duellum (поединок), которая, в свою очередь, происходит от
duo – два. Из множества определений, содержащихся в этом труде, можно выделить, например, такое: война есть состязание силой, исключительно только
вооруженное столкновение государств.4
Карл Клаузевиц утверждал, что война не только вооруженная самопомощь, но и единоборство между государствами, или политическое орудие,
средство для достижения государством поставленных себе целей5.
1
Цит. по: Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. История международного права. М.: Международные
отношения, 1990. С. 92.
2
Цит. по: Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. М.:
Юридический колледж МГУ, 1996. Т. 2. С. 284-285.
3
Руссо Ж.Ж. Об общественном договоре. М.: Юридическая литература, 1989. С. 41.
4
Гроций Г. О праве войны и мира. М.: Ладомир, 1994. С. 94.
5
Клаузевиц К. О войне. М.: Логос, 1995. С. 12.
27
Известный русский юрист Ф.Ф. Мартенс право войны рассматривал в
объективном и субъективном смысле. В объективном смысле это совокупность
юридических норм, законов и обычаев, которые определяют действия государств и их вооруженных сил во время войны. В субъективном смысле право
войны определяет дееспособность воюющих государств к началу войны и пользованию правами, признаваемыми за каждой правильно воюющей стороной. 1
Австрийский юрист А. Фердросс считал, что право войны в собственном
смысле слова составляет содержание запретительных норм, основной целью
которых является гуманизация войны.2
Английский исследователь Л. Оппенгейм, в частности, писал, что война
есть столкновения между двумя или большим числом государств, осуществляемое посредством применения их вооруженных сил, в целях преодоления
друг друга и принуждение побежденного принять условия мира, желательные
победителю.3
По словам советского юриста Е.А. Коровина, право войны есть ограничение и регламентация военного насилия.4
Советский юрист Ф.И. Кожевников писал, что право войны представляет
собой международные правила, которыми должны руководствоваться государства в своих взаимоотношениях во время войны.5
Французский юрист М. Одема считает, что «право войны» уже в самой
своей терминологической основе содержит противоречие, так как война предполагает применение силы, а право ее отрицает, олицетворяя собой справедливость. Отечественные юристы И.Н. Арцибасов и С.А. Егоров справедливо отмечают, что «право войны» традиционно применялось к войнам между государствами. Сейчас же, когда право регламентирует различные виды вооружен-
1
Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. М.: Юридический колледж МГУ, 1996. Т. 2. С. 285.
2
Фердросс А. Международное право. М., 1959. С. 459.
3
Оппенгейм Л. Международное право. М., 1949. Т. 2. С. 230.
4
Коровин Е.А. Международное право переходного времени. М., 1926. С. 109.
5
Кожевников Ф.И. Великая Отечественная война и некоторые вопросы международного
права. М.: МГУ, 1954. С. 78.
28
ных конфликтов, термин «право войны» уже не отражает происходящих изменений.1
Ученые-юристы А.И. Полторак и Л.И. Савинский в работе «Вооруженные конфликты и международное право» справедливо утверждают, что приведенные определения (хотя и в разной степени) страдают существенными недостатками. Необоснованно в право войны включаются все правила, которыми руководствуются государства во время войны. Некоторые из правил (например, о
порядке дипломатической защиты интересов воюющих на территории противника) к праву войны не относятся. Многие определения не могут быть приняты
в связи с тем, что они полностью не раскрывают содержания и сущности данной системы правовых норм. Наконец, пробелом в этих определениях является
сведение норм лишь к области отношений, возникающих в процессе вооруженной борьбы между государствами.2
Нередко используется термин «право вооруженных конфликтов». Польский юрист С. Даброва считает, что целью права вооруженных конфликтов является уменьшение разрушительных последствий войны и облегчения судьбы
ее жертв. И.Н. Арцибасов и С.А. Егоров справедливо полагают, что право вооруженных конфликтов – это совокупность создаваемых путем международного
соглашения или обычая юридических норм, применяемых в войнах, международных или не между народных конфликтах, запрещающих использование определенных средств и методов ведения вооруженной борьбы, обеспечивающих
защиту и устанавливающих международно-правовую ответственность государств и уголовную ответственность физических лиц за их нарушения.3
Практически сходную позицию по определению основных начал права
вооруженных конфликтов занимают А.И. Полторак и Л.И. Савинский, при
1
Арцибасов И.Н., Егоров С.А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. М.:
Международные отношения, 1989. С. 7.
2
Полторак А.И., Савинский Л.И. Вооруженные конфликты и международное право. М.:
Наука, 1976. С. 77-78.
3
Цит по: Понятие, виды, содержание прав человека в период вооруженных конфликтов
[Электронный
документ]
//
URL:
https://vuzlit.ru/1326321/mezhdunarodno_pravovaya_reglamentatsiya_instituta_zaschity_prav_chel
oveka_period_vooruzhennyh_konfliktov (Дата обращения: 14.06.2018)
29
этом, существенно дополняя свой подход правовой формулой о необходимости
«распространить на сферу вооруженного конфликта начала гуманности».1
Международно-правовая защита прав и основных свобод человека в период вооруженных конфликтов является одним из аспектов сложной и многоплановой проблемы защиты прав человека в целом. При этом защита прав человека является, прежде всего, задачей внутригосударственного, национального правопорядка. Естественно, что права и основные человека на сегодняшний
день гарантируются на двух уровнях: международном и внутригосударственном. В свою очередь международный уровень защиты прав и основных свобод
человека можно рассматривать на примере универсальных и региональных
структур. Несмотря на это, все уровни защиты прав человека тесно связаны
между собой, взаимосвязаны и взаимообусловлены.2
Под международно-правовой защитой прав человека в период вооруженных конфликтов понимается совокупность правовых норм, определяющих и закрепляющих в договорном порядке права и свободы человека, обязательства
государств по практическому претворению в жизнь этих прав и свобод, а также
международные механизмы контроля за выполнением государствами своих
международных обязательств в этой отрасли права и непосредственной защиты
попранных прав граждан и населения.
При определении прав человека в период вооруженных конфликтов необходимо учитывать, что:
- различия и особенности в защите прав человека в период войны и в
мирное время;
- выделять специфику защиты прав человека во время вооруженного
конфликта;
- кроме того, не рассматривать изолированно международно-правовую
защиту жертв вооруженных конфликтов, в отрыве от достижений по междуна1
Полторак А.И., Савинский Л.И. Вооруженные конфликты и международное право. М.:
Наука, 1976.С. 80.
2
Баяндинова Ж.М., Гаврилова Ю.А. Понятие, виды и содержание прав человека в период
вооруженных конфликтов // Региональный вестник Востока. 2008. № 4. С. 62-66.
30
родно-правовому регулированию ведения войны и, в частности по ограничению и запрещению применения некоторых средств ведения войны.
Таким образом, права человека в период вооруженных конфликтов обеспечивают защиту прав индивида в ходе этой борьбы и устанавливающих международно-правовую ответственность государств и уголовную ответственность
физических лиц за их нарушение.
В вооруженном конфликте международного характера воюющие стороны
представлены, прежде всего, своими вооруженными силами.
Участников вооруженных конфликтов можно условно разделить на две
группы: сражающиеся (комбатанты) и несражающиеся (некомбатанты). Согласно Дополнительному Протоколу I, лица, входящие в состав вооруженных
сил стороны, находящейся в конфликте, и принимающие непосредственное
участие в боевых действиях, являются комбатантами. Только за комбатантами
признается право применять военную силу. К ним самим допустимо в ходе
боевых действий высшей меры насилия, то есть физического уничтожения.
Комбатанты, оказавшиеся во власти противника, вправе требовать обращения с
ними как с военнопленными.1
К несражающимся относится личный состав, правомерно находящийся в
структуре вооруженных сил воюющей стороны, оказывающий ей всестороннюю помощь в достижении успехов в боевых действиях, но не принимающие
непосредственного участия в этих действиях. Это интендантский и медицинский персонал, корреспонденты и репортеры, духовенство и другие. Несражающиеся не могут быть непосредственным объектом вооруженного нападения противника. В то же время, оружие, имеющееся у них, они обязаны использовать исключительно в целях самообороны и защиты вверенного им имущества.
Следовательно, деление вооруженных сил на сражающиеся и несражающиеся основывается на их непосредственном участии в боевых действиях с
1
Татаринов Д.В. Некоторые проблемные аспекты защиты прав человека в условиях вооруженных конфликтов // Вестник КазНУ. Серия международные отношения и международное
право. 2006. № 3(23). С. 91-95.
31
оружием в руках от имени и в интересах той воюющей стороны, в вооруженные
силы которой они правомерно включены.
Необходимо отметить, что защита прав человека в условиях вооруженных конфликтов немеждународного характера обусловлена рядом факторов.
Во-первых, государства, безусловно, поняли, что необузданное насилие и смертоносное оружие причиняют во время внутренних конфликтов такие же страдания, как и во время войн между государствами. Более того, в вооруженных
конфликтах, не носящих международного характера, особенно велико число
человеческих жертв и страданий, поскольку как ни в каких других военных катаклизмах в них наиболее широко втягивается гражданское население.
Предмет регулирования у «гуманитарного права в мирное время» и «гуманитарного права в период вооруженных конфликтов» в общем, един – осуществление, обеспечение и защита прав человека. Вооруженный конфликт приводит в действие, «включает» целую систему международных норм о защите
человеческой личности. Эти нормы устанавливают особый режим регулирования общественных отношений в период вооруженных конфликтов. Во время
вооруженных конфликтов появляются новые группы участников правоотношений – комбатанты, гражданское население, раненые и больные и другие лица,
права которых подлежат особой защите. Таким образом, отдельные категории
индивидов наделяются специальными правами и защитой, предусмотренными
нормами, т.е. физические лица приобретают специальные правовые статусы.
Поэтому можно говорить о том, что «право вооруженных конфликтов» состоит
главным образом из норм, имеющих «главную прописку» в других отраслях
международного права. Обобщая вышеизложенное международное гуманитарное право можно определить как совокупность международно-правовых принципов и норм, регулирующих вопросы обеспечения и защиты прав и свобод человека, как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов, регламентирующих сотрудничество государств в гуманитарной сфере, правовое положение всех категорий положений индивидов, а также устанавливающих ответственность за нарушение прав и свобод человека.
32
Подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующие выводы,
что: под международно-правовой защитой прав человека в период вооруженных конфликтов понимается комплекс правовых норм закрепляющих права и
свободы человека.
Содержание прав человека в период вооруженных конфликтов характеризуется тем, что каждый имеет право на основные юридические гарантии. Никто не должен подвергаться физическим и моральным пыткам, телесным наказаниям, а также жестокому или унизительному обращению. Ответственность за
нарушение прав человека в условиях вооруженных конфликтов можно рассматривать как коллективную ответственность, т.е. ответственность воюющей
стороны (чаще всего- государства) за все действия, совершаемые лицами, входящими в сосав ее вооруженных сил, или как индивидуальную ответственность
конкретных правонарушителей. Однако во всех случаях воюющие и гражданское население остаются под охраной и действием общепризнанных обычаев, а
также общих начал современного международного права, направленных на гуманизацию войны.
33
ГЛАВА 2. МЕСТО НОРМ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПЕРИОД
ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОГО
ПРАВА
Для совершенствования международного механизма обеспечения прав
человека в период вооруженных конфликтов необходимо определить место
норм о защите прав человека в период вооруженных конфликтов в системе международного права.
Прежде чем говорить о месте норм о защите прав человека в период вооруженных конфликтов в системе международного права, необходимо остановиться на таких понятиях как «норма международного права», «отрасль права»,
«правовой институт».
Международное право, – справедливо отмечал Монтескье, – естественно
основывается на принципе, заключающемся в том, что в периоды мира государства должны творить как можно больше добра, а в периоды войны – как
можно меньше зла1.
Лукашук И.И., дает следующее понятие «Международное право – это совокупность юридических норм и принципов, выработанных в результате соглашения между государствами и регулирующих отношения между участниками международного общения». В разных языках этот термин имеет смысловые
оттенки. В английском, французском и итальянском языках термины – «international law», «droit international», «diritto internazionale» имеют значения межгосударственного права (поскольку термин «nation» означает, в частности, «государство», «страна»). В литературе на этих языках используются и такие наименования: «law of nations», «droit des gens», «diritto delle genti». 2
Итак, система международного права имеет свою специфику и структуру.
Она представляет собой совокупность юридических норм, которые образуют
правовые институты, группирующиеся в подотрасли, а последние в отрасли
международного права.
1
2
Монтескье Ш.Л. О духе законов. Ч. I. Изд. второе. СПб., 1962. С. 9.
Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. Учебник. М.: Бек, 2005. С. 4.
34
Институты права являются самостоятельными структурными подразделениями не только системы права, но и соответствующих отраслей права, что
усиливает и укрепляет целостность системы права.1
Система международного права опирается на комплекс целей и принципов, обладает характерной для нее структурой, определенными методами формирования и функционирования. Международное право можно рассматривать
трояко: как отрасль права, как учебную дисциплину, как науку. Международное право носит нормативный характер. Оно регламентирует свои отношения
правовым методом.
«Международно-правовые нормы имеют свою природу, которая состоит
в особом характере их создания, применения, в специфической сущности их
обязательной силы, что, в конечном счете, проявляется в правовых отношениях, возникающих в результате реализации норм международного права».2
В.Н. Додонов дает следующее определение категории норма права – это
юридически обязательное правило поведения государств и других субъектов
международного права в их международных отношениях. Конвенционная (в
отличие от обычной нормы) норма международного права является результатом согласования воли государств (других субъектов международного права),
которые обязуются добровольно ее выполнять.
В необходимых случаях соблюдение нормы международного права обеспечивается соответствующими мерами, принимаемыми индивидуально или
коллективно самими субъектами международного права в соответствии с его
общепризнанными принципами и Уставом ООН.3
Существуют два основных способа создания нормы международного
права и одновременно два основных его источника – международный договор и
обычай международно-правовой.
1
Гаврилова Ю.А. Правовое регулирование охраны и использования трансграничных природных объектов. Монография. Алматы, 2007. С. 49.
2
Шуршалов В.М. Международные правоотношения. М.: Международные отношения, 1971.
С. 16.
3
Додонов В.Н., Ермаков В.Д., Крылова М.А. и др. Большой юридический словарь. М.: Инфра-М, 2001. С. 354.
35
Обязательная юридическая сила договорных (конвенционных) и обычных
норм международного права является одинаковой. Это закреплено практикой
государств, Уставом ООН, Статутом Международного Суда ООН, Венской
конвенцией о праве международных договоров 1969 г.
По числу субъектов международного права (главным образом государств), признающих данные нормы юридически обязательными для себя правилами поведения, нормы международного права могут быть классифицированы как универсальные, региональные, локальные.
По объему и содержанию заключающихся в нормах международного
права предписаний они подразделяются на общие, т.е. определяющие коренные
основы поведения государств (и других субъектов международного права) в
международных отношениях, и специальные, регулирующие более узкие вопросы, относящиеся к отдельным отраслям международных отношений. Среди
специальных норм выделяют индивидуальные нормы, регулирующие международные отношения по какому-либо отдельному вопросу и не создающие постоянных правил международного поведения.
В дипломатической практике и международно-правовой литературе нормы международного права нередко называют принципами международного
права.
К особой категории относятся общепризнанные нормы общего содержания, обладающие императивным характером.
«Норма международного права – это созданное соглашением субъектов
формально определенное правило, устанавливающее для них права и обязанности и обеспечиваемое юридическим механизмом».1
Элементный состав международного права образуют его нормы, создаваемые путем соглашений между субъектами международного права и регулирующие политические отношения междувластного характера.
1
Сафонова О.Н. Соотношение международного права и национального права / Монография.
М., 2003. С. 54.
36
Как справедливо отмечают современные теоретики конституционного
права, правовая норма – клеточка правовой материи.1 Она является первичным
элементом всей системы права, правилом, образцом поведения и деятельности
людей. «Причем, любое государственно-организованное общество не может
обойтись без норм права. Но это единичный феномен права, поэтому полное
научное определение понятия предполагает выяснение присущих норме права
специфических признаков (свойств).2 Необходимость рассмотрения особенностей норм права объясняется и разнообразием социальных норм, к последним
можно отнести нормы морали, нормы каких-то отдельных (негосударственных)
социальных общностей.
Профессор Алексеев С.С. уточняет, что «нормам права как разновидности социальных норм присущи черты, общие для всех социальных норм: они
представляют собой правила поведения людей в обществе; выступают правилами поведения общего характера; являются результатом сознательно-волевой
деятельности; обусловлены социально-экономическим строем …».3
Другим важным структурообразующим элементом системы международного права являются общесистемные институты.
Институт права – обособленная группа юридических норм, регулирующих однородные общественные отношения и входящих в соответствующую
отрасль права.4
В отличие от отраслей права институт права объединяет нормы, которые
регулируют лишь часть отношений определенного вида. В некоторых случаях
институты права могут образовывать нормы двух и более отраслей права.
1
Авакьян С.А. Конституционный лексикон: Государственно-правовой терминологический
словарь М.: Юстицинформ, 2015. С. 17 [Электронный документ] // URL:
http://www.consultant.ru/edu/student/download_books/rubr/konstitutsionnoe_gosudarstvennoe_pra
vo_rossii/
2
Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. 4-е изд., переработанное и дополненное. М.: Юрайт, 2008. С. 257.
3
Теория государства и права / Под ред. проф. С.С. Алексеева. М.: Юридическая литература,
2005. С. 334.
4
Большой юридический словарь / Под ред. Сухарева А.Я., Крутских В.Е. М.: Инфра-М.,
2002. С. 344.
37
В международном праве институт – это многоплановое явление, все многообразие которого теорий еще до конца не исследовано. Не все институты международного права являются подразделениями его отраслей.1
Для раскрытия системы международного права большое значение имеет
научно обоснованное решение вопроса об отраслях.
Отрасль международного права – совокупность юридических норм и
принципов, регулирующих отношения между субъектами международного
права в определенной области, которая составляет специфический предмет международного права и связана со специфической группой объектов международного права. Нормы и принципы каждой отрасли международного права в
совокупности являются составной частью международного права в целом. Они
базируются на основных принципах международного права, конкретизируют
их применительно к определенной области правоотношений, и не должны противоречить таким основным принципам международной права.
Именно специфика норм и принципов каждой отрасли международного
права, определяемая спецификой предмета и объекта международного права,
является критерием, с помощью которого различаются в международном праве
его отдельные отрасли. Для ряда отраслей международного права характерным
является то, что их нормы и принципы устанавливают правовой статус и режим
территорий и пространств (акватории Мирового океана, воздушного пространства и космического пространства). Всеобщее признание на практике получило
выделение таких отраслей международного права, как международное гуманитарное право, международное морское право, международное воздушное право,
международное космическое право, дипломатическое право, право международных договоров, международное уголовное право, право международных организаций и др.2
Вернемся к вопросу об определении места норм о защите прав человека в
период вооруженных конфликтов, в системе международного права.
1
Сафонова О.Н. Соотношение международного права и национального права: Монография.
М., 2003. С. 54.
2
Энциклопедический словарь Габлера. М.: Инфра – М, 1998. С. 233.
38
Нормы о защите прав человека в период вооруженных конфликтов входят
в такую отрасль как – международное гуманитарное право. Оно охватывает
принципы и правила, регулирующие средства и методы ведения войны, а также
гуманитарной защиты гражданского населения, больных и раненых военнослужащих, а также военнопленных. Правовым обеспечением рассматриваемых
норм являются Женевские конвенции по защите жертв войны 1949 г. и два Дополнительных протокола, заключенных в 1977 г. под эгидой Международного
Комитета Красного Креста.
В конце XX в. и начале XXI в. наиболее употребимым становится понятие «международное гуманитарное право». Данное понятие впервые было
предложено в 50-х гг. XX в. швейцарским юристом Жаном Пикте, а уже в 19741977 гг. вошло в название Женевской дипломатической конференции по вопросу о подтверждении и развитии международного гуманитарного права, применяемого в период вооруженного конфликта. Данное понятие используется и в
других международных документах. Так, в пункте 1 ст. 38 Конвенции о правах
ребенка 1989 г. закрепляется, что государства-участники обязуются уважать
нормы международного гуманитарного права, применяемые к ним в случае
вооруженных конфликтов и имеющие отношение к детям, и обеспечивать их
соблюдение.
В юридической литературе высказывались различные точки зрения относительно понятия «международное гуманитарное право». Одни исследователи
рассматривают его в широком смысле, другие, наоборот, в ограниченном, узком смысле.
Известный западный специалист в области гуманитарного права Жан
Пикте под международным гуманитарным правом понимает совокупность действующих обычных и конвенционных норм, обеспечивающих уважение человеческой личности и ее развитие.1
1
Пикте Ж. Развитие и принципы международного гуманитарного права. МККК // Военноюридический журнал. 2014. № 9. С. 27-30.
39
Ханс-Петер Гассер считает, что международное гуманитарное право
включает в себя международные правила, договорные или основанные на обычаях, которые «специально направлены на решение гуманитарных задач, возникающих непосредственно в результате вооруженных конфликтов..., и которые по соображениям гуманного характера ограничивают право... сторон выбирать методы и средства ведения войны или защищают лиц и имущество, которым нанесен или может быть нанесен ущерб конфликтом».1
Б. Мбатна утверждает, что международное гуманитарное право включает
в себя право вооруженных конфликтов, права человека и международноправовые нормы об ограничении и запрещении применения некоторых видов
оружия и о разоружении.2
И.Л. Блищенко в работе «Обычное оружие и международное право», в
частности, отмечает, что международное гуманитарное право включает в себя
три части: совокупность международно-правовых норм, определяющих режим
прав и свобод человека в мирное время; совокупность международно-правовых
норм, определяющих режим соблюдения элементарных прав и свобод человека
во время вооруженных конфликтов; совокупность правовых норм, касающихся
ограничения и запрещения применения и производства отдельных видов оружия.3
Другая группа юристов определяют международное гуманитарное право
достаточно ограниченно и считают его частью «прав человека» или понимают
его исключительно как «право Гааги», либо «право Женевы».
А. Робертсон полагает, что международное гуманитарное право является
лишь отраслью «прав человека», а сами права человека составляют основу гуманитарного права. Норвежский юрист А. Эйде считает, что международное
гуманитарное право состоит из права прав человека и права вооруженных кон-
1
Гассер Х.-П. Международное гуманитарное право. Введение. М.: МККК, 1995. С. 24.
Мбатна Б. Немеждународный вооруженный конфликт и международное право: Автореф.
дисс ....канд. юрид. наук. М., 1995. С. 6.
3
Блищенко И.М. Обычное оружие и международное право. М., 1984. С. 76.
2
40
фликтов и применимо как в мирное время, так и в период вооруженных конфликтов.1
В этой связи важно отметить, что международное гуманитарное право и
право прав человека тесно взаимосвязаны, но представляют различные отрасли
международного права. Их взаимосвязь базируется на общем объекте – человеке, что обусловило их единые философские и исторические основы. Однако
разные цели и условия, вызывавшие необходимость обеспечения защиты человека (в период войны максимально уменьшить ее губительные последствия, в
мирное время – оградить человека от произвола власти) привели к параллельному развитию двух отраслей права, получивших закрепление в международноправовых документах, не совпадающих ни по времени принятия, ни по содержанию.
Швейцарский юрист М. Ветэ заключает, что международное гуманитарное право состоит из «права Гааги» – нормы, которые регламентируют осуществление военных действий, а также средства ведения войны и «права Женевы»
– нормы, которые регулируют защиту раненых и больных, военнопленных и
гражданского населения в случае вооруженных конфликтов.2
Таковы основные подходы, взгляды и рассуждения применительно к понятию и толкованию международного гуманитарного права. Безусловно, все
обозначенные рассуждения представляют определенный интерес.
«Международное гуманитарное право – это система международноправовых принципов и норм, регулирующих отношения между субъектами международного права (воюющими сторонами) в период вооруженных конфликтов в целях ограничения применения жестоких методов и средств ведения войны, защиты ее жертв и устанавливающих ответственность за их нарушение».3
1
Цит. по: Арцибасов И.Н., Егоров С.А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. Москва: Международные отношения, 1989. С. 9.
2
Сущность и основные институты гуманитарого права [Электроный документ] // URL:
http://refbox.org/page,3,1543-suschnost-i-osnovnye-instituty-mezhdunarodnogo-gumanitarnogoprava.html {Дата обращения: 14.06.2018)
3
Котляров И.И. Международное гуманитарное право. Учебник для студентов ВУЗов. 3-е
изд., перераб. и доп. М.: Юнити-Дана: закон и право, 2009. С. 271.
41
Это
определение,
данное
известным
российским
профессором
И.И. Котляровым представляется наиболее правильным и полным.
Говоря о международном гуманитарном праве необходимо дать характеристику основным источникам международного гуманитарного права.
В июне 1859 г. швейцарский предприниматель Анри Дюпан, проезжая по
Ломбардии, был потрясен страданиями и муками 40 000 раненых и умирающих
французских и австрийских солдат, оставленных без помощи и ухода после
битвы при Сольферино. Армейские медицинские службы в тот период были
перегружены, не могли оказать срочной помощи, что повлекло гибель многих
раненых. Анри Дюпан выдвинул идею о создании в каждой стране добровольного общества помощи раненым на войне, обеспечении добровольцам нейтрального статуса. Четверо женевцев – Гюстав Муанье, генерал Гийом-Анри,
врачи Луи Аппиа и Теодор Монуар – присоединились к Анри Дюпану и основали вместе с ним Международный комитет помощи раненым, который впоследствии стал Международным Комитетом Красного Креста (МККК). Благодаря энтузиазму и настойчивости им удалось убедить швейцарское правительство созвать в 1864 г. международную конференцию, в которой приняли участие 12 государств.1
В 1864 г. в Женеве была подписана Конвенция об улучшении участи раненых на поле боя. Конвенция, состоящая из 10 статей, предусматривала, что
специально подготовленным персоналом раненым на поле боя будет оказываться помощь и доставка в госпиталь. Конвенция не проводит деления раненых на военнослужащих и гражданских лиц, а закрепляет принцип оказания
помощи всем нуждающимся. Персонал, оказывающий помощь раненым, нейтрален, неприкосновенен, не может быть взят в плен. Для его опознания был
утвержден отличительный знак – Красный Крест на белом поле (это обратные
цвета государственного флага Швейцарии – гельветического креста).
1
Бори Ф. Возникновение и развитие международного гуманитарного права. М.: МККК,
1994. С. 7-8.
42
Женевская конвенция быстро показала свою эффективность. Так, Пруссия подписала Конвенцию, и принятые ею меры в войне с Австрией спасли
жизнь сотням раненых. Австрия не подписывала Конвенцию, не принимала мер
по ее выполнению, и после одного из сражений потеряла около 800 солдат, которые не получили своевременной помощи. Первым военным конфликтом, в
котором обе стороны придерживались положений Женевской конвенции, была
сербско-болгарская война 1885 г. Смертность в ней от ран и болезней составила
2 %.1
Переломным моментом в формировании норм права вооруженных конфликтов стало принятие первой Гаагской конференцией мира 1899 г. (подтвержденной впоследствии второй Гаагской конференцией мира 1907 года) Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны.
В 1907 г. состоялась вторая Гаагская конференция мира. Итогом работы
конференции стало принятие 18 октября 1907 г. важнейших международноправовых документов, которые входят в состав источников международного
гуманитарного права, среди которых: Конвенция (I) о мирном решении международных столкновений; Конвенция (II) об ограничении в применении силы
при взыскании по договорным долговым обязательствам; Конвенция (III) об
открытии военных действий; Конвенция (IV) о законах и обычаях сухопутной
войны с прилагаемым к ней Положением (Гаагское положение) о законах и
обычаях сухопутной войны.; Конвенция (V) о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны; Конвенция (VI) о статусе судов
торгового флота противника в начале военных действий; Конвенция (VII) о
преобразовании судов торгового флота в военные корабли; Конвенция (VIII) о
постановке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновении
мин; Конвенция (IX) о бомбардировании морскими силами во время войны;
Конвенция (X) о применении начал Женевской конвенции 1864 года к морской
войне; Конвенция (XI) о некоторых ограничениях в пользовании правом захва1
Батырь А.В. Международное гуманитарное право: Учеб. для вузов. 3 –е изд., перераб. и
доп. М.: ЗАО Юстицинформ, 2016. С. 56.
43
та в морской войне; Конвенция (XIII) о правах и обязанностях нейтральных
держав в случае морской войны.
К источникам международного гуманитарного права относятся международные договоры, принятые около 150 лет назад, которые под влиянием исторических причин, высоких темпов развития научно-технического прогресса, а
также в результате качественных изменений в методах и средствах ведения
войны неоднократно пересматривались, дополнялись как естественный результат прогрессивного развития этой самостоятельной отрасли международного
публичного права. И этот процесс продолжается и сейчас. Уже в первом десятилетии XXI в. перечень международно-правовых актов, относящихся к международному гуманитарному праву, пополнился новыми документами: Третьим
Дополнительным протоколом 2005 г.1 к Женевским конвенция от 12 августа
1949 г. о защите жертв войны и Протоколом по взрывоопасным пережиткам
войны 2003 г. – Протоколом V к Конвенции о запрещении или ограничении
применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения и имеющими неизбирательное действие,
1980 г.
Нормы международного гуманитарного права достаточно кодифицированы. Начало такой кодификации было положено конвенциями 1899 и 1907 гг.,
что, как справедливо заметил профессор Ф.Ф. Мартенс, «представляется нам
никак не меньше настоятельною задачею цивилизованных государств, чем кодификация международных законов во время мира»2.
Четыре Женевские конвенции от 12 августа 1949 г. и два Дополнительных протокола к ним 1977 года – источники международного гуманитарного
права. События, происходящие в мире, международные и внутренние воору1
Третий Дополнительный протокол вступил в силу 14 янв. 2007 г. Им вводится дополнительная эмблема красного кристалла, которая символизирует приоритет гуманитарных
принципов над всеми остальными нормами, регламентирующими деятельность Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца. Возможность использования
красного кристалла облегчит процесс признания и вступления в члены Международного
движения Красного Креста и Красного Полумесяца национальных обществ, которые не желают использовать эмблемы красного креста и красного полумесяца.
2
Мартенс Ф.Ф. Восточная война и Брюссельская конференция 1874-1878. СПб, 1998. С. 50.
44
женные конфликты подтверждают значимость рассматриваемых международно-правовых документов.
Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях (Женевская конвенция I) закрепила и структурировала нормы,
регулирующие правовое положение раненых и больных, санитарных формирований и учреждений: санитаров, обеспечивающих розыск и подбирание, транспортировку раненых и больных; санитарного транспорта, а также использование отличительной эмблемы.
Женевская конвенция I подтверждает норму «Гаагского права» о том, что
постоянные санитарные учреждения и подвижные санитарные формирования
не могут быть подвергнуты нападению ни при каких условиях. Статья 22 дополняет это правило и устанавливает, что личный состав санитарного формирования в целях защиты раненых и больных может быть вооружен. Охрана санитарного учреждения может осуществляться пикетом, часовыми или конвоем.
Главным представляется требование о недопустимости нападения на санитарное подразделение.
Документ устанавливает, что воюющие стороны примут все возможные
меры к тому, чтобы разыскать мертвых и установить их личность, стороны проследят, чтобы умершие были погребены с честью, с соблюдением обрядов религии, а могилы отмечались таким образом, чтобы их всегда можно было разыскать.
Гарантией безопасности служат распространение на личный состав санитарных служб, занимающихся розыском, подбиранием, транспортировкой и лечением раненых и больных, личный состав национальных Обществ Красного
Креста и других, официально признанных и зарегистрированных добровольных
обществ помощи, в случае их пленения другой воюющей стороной, режима военного плена. Время нахождения в плену должно соответствовать необходимости исполнения ими санитарных обязанностей.
Среди положений Конвенции, регулирующих защиту санитарных транспортных средств, особого внимания заслуживают нормы, определяющие безо-
45
пасность санитарных летательных аппаратов. Они должны использоваться «исключительно для эвакуации раненых и больных для перевозки санитарного и
личного состава и имущества». Кроме того, все основные условия полета (высота, время и маршрут) устанавливаются специальными соглашениями между
заинтересованными сторонами. Любые несанкционированные полеты над территорией, где находится противник, запрещаются. Экипаж летательного санитарного аппарата подчиняется любому требованию о спуске на землю и не препятствует в проведении осмотра. Санитарное воздушное транспортное средство
должно иметь видимые отличительные знаки, установленные Конвенцией, сигнализацию и опознавательные знаки, установленные по соглашению между
воюющими.
Отличительной эмблемой является красный крест на белом фоне. В Конвенции упоминается также знак красного льва и солнца на белом поле, использовавшийся когда-то Ираном, но к настоящему времени эта эмблема отменена.
Израиль пользуется эмблемой в виде красного щита Давида на белом поле. Хотя она и не получила международного признания (и поэтому не упоминается в
Конвенции), но на практике она применяется.1 Мусульманские государства используют в качестве эмблемы красный полумесяц на белом фоне. С 2005 г. утверждена и используется еще одна эмблема в виде красного ромба на белом
фоне.
Женевская конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (Женевская
конвенция II), устанавливает правила обращения с указанными категориями
лиц. Документ закрепляет термин «кораблекрушение», который применяется ко
всякому кораблекрушению, независимо от обстоятельств, при которых оно
произошло, включая вынужденные посадки самолетов на море или падение в
море. При оказании помощи не существует различий между гражданскими лицами и военнослужащими, им обеспечивается гуманное обращение и уход. Любому военному судну разрешается передача раненых, больных и потерпевших
1
Кальсховен Ф. Ограничение методов и средств ведения войны. М.: МККК, 1994. С. 58.
46
кораблекрушение лиц, если это позволяет их состояние, стороне, которая способна обеспечить их безопасность.
Женевская конвенция II четко закрепляет различие между военными и
госпитальными судами. К последним относят суда, построенные или оборудованные с целью оказания помощи и переправки раненых, больных и потерпевших кораблекрушение, использующие специальные опознавательные знаки.
Такие суда не могут быть подвергнуты нападению или захвату неприятелем,
при условии, что их названия и характеристики сообщены воюющими друг
другу за 10 дней до их использования. Для обеспечения безопасности раненых
и личного состава на судне может быть необходимое вооружение.
Женевская конвенция об обращении с военнопленными (Женевская конвенция III) подробно регламентирует правила обращения с военнопленными с
момента попадания в плен до репатриации из плена. В ней закреплены правила
в отношении личных вещей военнопленного, создания лагерей для военнопленных, их интернирования, питания, одежды, гигиены и медицинской помощи, медицинского и духовного персонала для военнопленных, правила об отправлении религиозных обрядов. Специальные статьи посвящены дисциплине в
лагерях, сохранению воинских званий, привлечению военнопленных к работам
и оплате этого труда, сношения военнопленных с внешним миром.
Особая часть Конвенции посвящена взаимоотношениям военнопленных с
оккупационными властями. Она содержит правила подачи жалоб по поводу режима плена, причем военнопленные (кроме лагерей для офицеров) каждые 6
месяцев избирают доверенных лиц, которые представляют их интересы. В офицерских лагерях таковым является старший по званию.1
Рассматриваемая Конвенция подробно регламентирует наложение уголовных и дисциплинарных взысканий. Статья 82 закрепляет: «Военнопленные
подчиняются законам, уставам и приказам, действующим в вооруженных силах
держащей в плену Державы». Другие нормы устанавливают недопустимость
1
Краткий комментарий Женевской конвенции III: Пустогаров В.В, Международное гуманитарное право. М., 2017. С. 20.
47
коллективных наказаний за индивидуальные проступки, телесных наказаний,
лишения дневного света. Более того, нормы Женевской конвенции III ориентируют воюющих в каждом конкретном случае рассматривать возможность замены судебного преследования и наложения уголовного наказания мерами дисциплинарного взыскания.
Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны
(Женевская конвенция IV) подтверждает необходимость защиты медицинского
и духовного персонала, раненых, больных, женщин и детей, а также любых
гражданских лиц.
Женевская конвенция IV устанавливает, что гражданскими лицами являются все лица, которые не входят в состав вооруженных сил. Нормы Конвенции закрепляют строжайшие запреты на использование гражданского населения в качестве прикрытия от нападения неприятеля. Запрещены также коллективные наказания гражданских лиц, меры запугивания и террора населения, ограбление, взятие заложников и репрессалии в отношении гражданского населения. Специально подчеркивается недопустимость оказания физического и морального воздействия на гражданских лиц с целью получения от них или от
третьих лиц различных сведений. Значительное место Конвенция отводит вопросам интернирования. Подробно урегулированы нормы, связанные с местами
интернирования, питанием, одеждой, гигиеной, отправлением религиозных обрядов, интеллектуальной и физической деятельностью, перемещением интернированных, наказанием и т.д. В частности, закрепляется, что интернированные, пойманные после побега или при попытке к побегу, подлежат за этот проступок только дисциплинарному взысканию, даже в случае рецидива. Кроме
того, побег или попытка побега не рассматривается как отягчающее вину обстоятельство.
Конвенция ориентирует государства на создание Справочных Бюро с целью сбора сведений о лицах, находящихся в заключении более двух недель,
принудительно поселенных в определенном месте или интернированных, а
48
также сведений о перемещении, освобождении, репатриации, побеге, госпитализации, рождении и смерти.
Женевская конвенция IV определяет правила режима оккупированной
территории. Конвенция исходит из того, что оккупация не означает аннексии.1
Иными словами, оккупация не дает оккупирующему государству права на суверенитет над этой территорией. Запрещается угон и депортация населения из
оккупированной местности в оккупирующую державу. Оккупационные власти
не могут принуждать население служить в своих вооруженных силах. Специально отмечается, что население может быть использовано на принудительных
работах, не связанных с военными операциями, только в пределах оккупированной территории.
При подписании четырех Женевских конвенций 1949 г. Правительство
СССР сделало определенные оговорки. Смысл этих оговорок заключается в
том, что СССР не будет признавать законным обращение Державы, во власти
которой находятся лица, пользующиеся защитой, к нейтральному государству
или гуманитарной организации с просьбой принять на себя функции ДержавыПокровительницы, если на это не имеется согласия государства, гражданами
которого являются эти лица. 2
В 1977 году в результате большой нормотворческой работы были приняты два Дополнительных протокола к Женевским конвенциям 1949 г. Форма дополнительного протокола для этих документов была избрана не случайно. Они
имеют силу только для тех государств, которые их подписали и ратифицировали. Дополнительные протоколы не обязательны для стран, их не подписавших.
Последние остаются связанными только положениями Женевских конвенций.
Эти протоколы следует рассматривать как уточнение и дополнение Женевских
конвенций, в них решаются новые вопросы, а также те вопросы, которые были
недостаточно урегулированы в Женевских конвенциях. С помощью протоколов
устранен искусственный, не соответствующий современным условиям разрыв
1
Пустогаров В.В. Международное гуманитарное право. М., 2017. С. 23.
Международное право в документах / Сост. Л.А. Моджорян, В.К. Собакин. М.: ИМО, 1957.
Т. 3. С. 111-112, 185, 205-206, 261.
2
49
между нормами, гарантирующими защиту жертв войны и нормами, которые касаются средств ведения войны.1
Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г.
касается защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол
I). Подобно Женевским конвенциям, Протокол I обязывает воюющих соблюдать его и обеспечивать его соблюдение. Протокол применяется к ситуациям
вооруженного конфликта международного характера. Эти ситуации включают
также национально-освободительные войны.
Рассматриваемым документом нормативно закреплены определения,
имеющие важное значение для права вооруженных конфликтов, среди них:
«раненые» и «больные», «лица, потерпевшие кораблекрушение», «медицинский персонал», «медицинские формирования», «санитарная перевозка», «санитарно-транспортные средства», «санитарные суда», а также определены
функции Державы-Покровительницы.
Протокол I, подтверждая принципы ранее принятых документов, устанавливает, что право сторон выбирать методы или средства войны не является
неограниченным. Исходя из этого, воюющим запрещается применять оружие,
снаряды, вещества и методы, способные причинить излишние повреждения или
излишние страдания, а также обширный, долговременный и серьезный ущерб
природной среде. Значительная по объему статья закрепляет недопустимость
вероломства.2
Под вероломством в протоколе понимаются действия, направленные на
то, чтобы вызвать доверие противника, заставить его поверить, что он имеет
право на защиту или обязан предоставить такую защиту согласно нормам международного права, применяемого в период вооруженных конфликтов, с целью
обмана такого доверия. Примерами вероломства могут являться обманные действия, направленные на ведение переговоров под видом перемирия или капиту1
Арцибасов И.Н., Егоров С.А. Вооруженный конфликт: право, политика, дипломатия. М.:
Международные отношения, 1989. С. 67.
2
Сборник международных документов по правам человека. Т. VII. / Сост. Е.А. Жовтис.
Фонд «ХХI», 2001. С. 478.
50
ляции с целью подготовки и проведения широкомасштабной войсковой операции, нанесение противнику существенного урона в живой силе и материальных
средствах. Примером вероломства можно считать также использование знаков,
эмблем, форменной одежды ООН, нейтральных или других государств, не являющихся сторонами, находящимися в конфликте с Целью нанесения внезапного поражения противнику, который не готов к боевым действиям.
От вероломства следует отличать военные хитрости, которые применяются с целью введения противника в заблуждение и не нарушают норм международного права, поскольку не обманывают доверие другой воюющей стороны
в отношении предоставляемой защиты. По нашему мнению, к военным хитростям следует отнести использование маскировки, дезинформацию, проведение
военно-оперативных игр, тактических маневров и т.д.
Впервые в международно-правовых документах приводится подробная
разработка положений о гражданской обороне и выделяются ее задачи: оповещение, эвакуация, спасательные работы, борьба с пожарами, восстановление и
поддержание порядка в районах бедствия, а также проведение других организационных мероприятий. Подчеркивается, что организации гражданской обороны и их персонал пользуются уважением и защитой. Данный раздел представляется достаточно актуальным, так как от четкости и слаженности действий
служб гражданской обороны зависит своевременное оповещение и эвакуация в
бомбоубежище, обеспечение продовольствием, недопущение распространения
пожаров, инфекций и т.п.
Отличительной чертой является также более четкое определение характеризующих особенностей шпиона и наемника. Устанавливается, что они не
имеют права на статус комбатанта или военнопленного.
Вместе с тем, сфера действия Протокола I не распространялась на ситуации, связанные с внутренними вооруженными конфликтами.
Поэтому другим документом в 1977 г. был принят Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г. касающийся защиты
жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Протокол II).
51
Этот документ состоит из 28 статей и применяется в вооруженном конфликте,
происходящем на территории какого-либо государства между вооруженными
силами и антиправительственными вооруженными подразделениями. В нем закреплены основные гарантии для всех лиц, которые принимают или прекратили
принимать участие в военных действиях. В отношении них запрещаются любые
противоправные действия, связанные с посягательством на жизнь, здоровье,
применение коллективных наказаний, рабство и работорговля, грабеж и т.п.
Протокол II по сфере действия, разработанности и объему значительно
отличается от Протокола I. Вместе с тем он устранил существовавший пробел в
регулировании общественных отношений, связанных с военными действиями
внутри территории какого-либо суверенного государства.
Таким образом, можно утверждать, что все виды вооруженных конфликтов охвачены нормами права вооруженных конфликтов.
Женевские конвенции 1949 г. и Протоколы 1977 г. составляют основу современного права вооруженных конфликтов. Принципиальное значение имеет
тот факт, что участниками Женевских конвенций 1949 г. стали практически все
члены мирового сообщества. В настоящее время их ратифицировали свыше 190
государств.
В условиях, когда все мировое сообщество участвует в конвенциях, мало
вероятно, чтобы какое-либо государство денонсировало этот документ всеобщего действия.1
Нормы, регулирующие денонсирование, закреплены в ст. 63 Женевской
конвенции I, ст. 62 Женевской конвенции II, ст. 142 Женевской конвенции III,
ст. 158 Женевской конвенции IV и ст. 99 Протокола I. В указанных статьях, в
частности, отмечается, что заявление о денонсации для воюющей державы не
будет иметь силы до заключения мира, освобождении, репатриации и возвращения к месту жительства лиц, пользующихся покровительством этих международно-правовых документов.
1
Пустогаров В.В, Международное гуманитарное право. М., 2017. С. 15.
52
Международный обычай как источник международного гуманитарного
права применяется с древних времен и распространяется в основном на те отношения в период вооруженного конфликта, которые не урегулированы договорами. Их особенность состоит в том, что они, в силу всеобщности их признания, являются обязательными и для государств, которые формально не являются участниками конвенционных норм. Это подтверждается исследованием об
обычных нормах международного гуманитарного права, применяемых во время
международных и немеждународных вооруженных конфликтов, проведенным в
рамках МККК (2005 г.) с целью определить, какие нормы международного гуманитарного права стали частью обычного международного права и потому
связывают все стороны в конфликте независимо от того, ратифицировали они
или нет договоры. Результаты этого исследования показывают, что принципы и
нормы, содержащиеся в договорном праве, получили широкое признание на
практике и оказали сильное влияние на формирование обычного международного права. Став частью последнего, они связывают все государства независимо от того, ратифицировали они или нет соответствующие договоры.
Нормы международного гуманитарного права отличаются от норм права
международной безопасности. Право международной безопасности направлено
на решение задач, связанных с обеспечением мира и безопасности государств,
ограничением гонки вооружений и разоружением (т.е. ликвидацией материальных средств ведения войны), предотвращением, прекращением вооруженных
конфликтов. При этом необходимо отметить, что международное гуманитарное
право имеет более скромные цели: защиту жертв войны и непосредственных ее
участников, ограничение воюющих в выборе методов и средств ведения боевых
действий, когда вооруженного конфликта предотвратить не удалось и он стал
фактором международной и внутригосударственной жизни. Тем не менее, нормы международного гуманитарного и стандарты в области защиты прав и свобод человека взаимосвязаны, дополняют друг друга и имеют много общего в
силу того, что те и другие направлены на защиту прав личности, что дает осно-
53
вание некоторым ученым объединить их в одну отрасль современного международного права – международное гуманитарное право.
Таким образом, нормы о защите прав человека в период вооруженных
конфликтов являются довольно сложным нормативным комплексом.
Вооруженный конфликт приводит в действие, «включает» целую систему
международных норм о защите человеческой личности. Эти нормы устанавливают особый режим регулирования общественных отношений в период вооруженных конфликтов. Во время вооруженных конфликтов появляются новые
группы участников правоотношений – комбатанты, гражданское население, раненые и больные и другие лица, права которых подлежат особой защите. Поэтому, отдельные категории индивидов наделяются специальными правами и
защитой, предусмотренными нормами, т.е. физические лица приобретают специальные правовые статусы. Поэтому можно говорить о том, что «право вооруженных конфликтов» состоит главным образом из норм, имеющих «главную
прописку» в других отраслях международного права.
54
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В современных условиях проблема обеспечения международной защиты
прав человека, необходимость выработки международного механизма, эффективных мер для вовлечения государств в международные договоры, конвенции
в настоящее время приобретает особую актуальность.
Подводя итоги работы, мы пришли к следующим выводам.
1. При исследовании понятия, видов и содержания прав человека, сделан
вывод о том, что под международно-правовой защитой прав человека в период
вооруженных конфликтов понимается совокупность правовых норм, для которого характерны следующие отличительные признаки:
- права и свободы человека закрепляются в договорном порядке;
- государства берут на себя обязательства по претворению в жизнь правовых норм, касающихся защиты прав человека;
- регулируется международными механизмами контроля за выполнением
государствами своих международных обязательств;
- предоставление, соблюдение и обеспечение прав человека в период вооруженного конфликта, должна находить отражение как на международном, так
и на национальном уровнях.
При определении прав человека в период вооруженных конфликтов необходимо учитывать, что:
- особенности защиты прав человека в период войны и в мирное время
различны;
- не следует рассматривать изолированно международно-правовую защиту жертв вооруженных конфликтов, в отрыве от достижений по международноправовому регулированию ведения войны и, в частности по ограничению и запрещению применения определенных средств ведения войны.
Права человека в период вооруженных конфликтов должны обеспечивать
защиту прав индивида в ходе этой борьбы и устанавливать международно-
55
правовую ответственность государств и уголовную ответственность физических лиц за их нарушение.
Предлагается в ст. 2 «Определения», Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I, 1977 г.) включить понятие
международно-правовая защита прав человека в период вооруженного конфликта.
2. Нормы международного гуманитарного права отличаются от норм права международной безопасности. Право международной безопасности направлено на решение задач, связанных с обеспечением мира и безопасности государств, ограничением гонки вооружений и разоружением (т.е. ликвидацией материальных средств ведения войны), предотвращением, прекращением вооруженных конфликтов. При этом необходимо отметить, что международное гуманитарное право имеет более скромные цели: защиту жертв войны и непосредственных ее участников, ограничение воюющих в выборе методов и
средств ведения боевых действий, когда вооруженного конфликта предотвратить не удалось и он стал фактором международной и внутригосударственной
жизни. Тем не менее, нормы международного гуманитарного и стандарты в области защиты прав и свобод человека взаимосвязаны, дополняют друг друга и
имеют много общего в силу того, что те и другие направлены на защиту прав
личности, что дает основание некоторым ученым объединить их в одну отрасль
современного международного права – международное гуманитарное право.
Нормы о защите прав человека в период вооруженных конфликтов входят
в такую отрасль как – международное гуманитарное право. Оно охватывает
принципы и правила, регулирующие средства и методы ведения войны, а также
гуманитарной защиты гражданского населения, больных и раненых военнослужащих, а также военнопленных. Правовым обеспечением рассматриваемых
норм являются Женевские конвенции по защите жертв войны 1949 г. и два Дополнительных протокола, заключенных в 1977 г. под эгидой Международного
Комитета Красного Креста.
56
Таким образом, нормы о защите прав человека в период вооруженных
конфликтов являются комплексным институтом международного права. Нормы
о защите прав человека в период вооруженных конфликтов являются довольно
сложным нормативным комплексом. Их составляют, с одной стороны, нормы,
институты, принципы собственно гуманитарного права (права человека, институт гражданства и др.), с другой – нормы и институты других отраслей, затрагивающих отдельные аспекты правового статуса индивида (институт консульской защиты граждан за рубежом, правовое положение членов экипажа воздушных и морских судов и др.).
3. Для полноценной защиты прав комбатантов, необходимо акцентировать внимание на том, что правовое положение комбатантов и некомбатантов
различно. Различие правового статуса этих категорий законных участников
вооруженных конфликтов непосредственно связывается с правом непосредственного участия в боевых действиях и регулированием военного плена.
Комбатанты в процессе вооруженного конфликта вправе применять к неприятелю высшую меру насилия, т.е. уничтожать его личный состав, военные
объекты, сооружения и военную технику без риска быть привлеченным к уголовной ответственности.
На комбатантов распространяется режим военного плена при том непременном условии, что они отличают себя от гражданского населения (ст. ст. I, III
Гаагского положения, ст. 4 (А) Конвенции III, ст. 44 п. 1 Протокола I). Воюющий также сохраняет свой статус комбатанта и в тех исключительных случаях,
когда во время проведения военных действий не может отличать себя от гражданского населения, при условии, что в таких ситуациях открыто носит свое
оружие:
а) во время каждого военного столкновения;
б) в то время, когда он находится на виду у противника в ходе развертывания в боевые порядки, предшествующего началу нападения, в котором он
должен принять участие (ст. 44 п. 3 Протокола I). В случае невыполнения комбатантом требований об отличии, он лишается права считаться военнопленным.
57
Некомбатанты в отличие от комбатантов, будучи в составе вооруженных
сил воюющих государств, не имеют права участвовать непосредственно в ведении военных действий. Их деятельность направлена на обеспечение физического и духовного состояния личного состава вооруженных сил, а также, с учетом
деятельности военных судей и прокурорско-следственных работников (государственных служащих), на укрепление законности и правопорядка в войсках
(силах). Личное оружие они вправе применять только в целях самообороны.
Режим военного плена на некомбатантов не распространяется, за исключением
военных судей и прокурорско-следственных работников, обслуживающих Вооруженные Силы.
4. В уголовном законодательстве, как Казахстана, так и других стран мира должны найти отражение нормы международного гуманитарного права в
том виде, в каком они закреплены в соответствующих международных документах.
Специальные статьи Уголовного кодекса РФ (ст. 356, 359), посвященные
исследуемому вопросу, не охватывают ряда нарушений международного гуманитарного права.
В ст. 356 «Применение запрещенных средств и методов ведения войны»
(надо отметить, что она по названию совпадает, например с аналогичной статьей УК Республики Казахстан) не охватывает всех законных участников вооруженного конфликта, так диспозиция данной статьи не охватывает некомбатантов, которые тоже могут быть подвергнуты жестокому обращению с помощью
применения запрещенных средств и методов ведения войны.
Также данная статья Уголовного кодекса, определяя ответственность за
применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором, является отсылочной, так как уголовная ответственность устанавливается за деяния, конкретный перечень которых содержится не
в самом УК, а в соответствующем международном договоре.
Напротив, в УК республики Беларусь, этой проблематике посвящена целая глава под номером 18 «Военные преступления и другие нарушения законов
58
и обычаев ведения войны», регламентирующая ответственность за вербовку,
обучение, финансирование и использование наемников (ст. 132); само наемничество (ст. 133); применение оружия массового поражения (ст. 134); нарушение
законов и обычаев войны (ст. 135); бездействие либо отдание преступного приказа во время вооруженного конфликта (ст. 137); незаконное пользование знаками, охраняемыми международными договорами (ст. 138).
Особого внимания в контексте темы нашей работы заслуживает статья
136 УК Республики Беларусь, которая так и называется «Преступные нарушения норм международного гуманитарного права во время вооруженных конфликтов», которая содержит 6 составов, достаточно полно охватывающих основные объекты, которые защищает международнное гуманитарное право понимаемое как право вооруженных конфликтов или совокупность Женевского и
гаагского права
Институт запрещенных методов и средств ведения действий, на наш
взгляд нуждается в кодификации путем разработки отдельной конвенции.
На международном уровне необходимо усиление механизма вовлечения
государств в международные договоры, конвенции. Из анализа Приложений 1 и
2 видно, если Женевские Конвенции 1949 г. были ратифицированы 194 государствами мира, то Дополнительные протоколы I и II от 1977 г., касающиеся
защиты жертв войны, ратифицированы 168 и 164 государствами соответственно. А к Факультативному Протоколу к Конвенции о правах ребенка, касающегося участия детей в вооруженных конфликтах, ратифицировали лишь 126 государств мира. В этом списке нет таких государств как Бутан, Грузия, ОАЭ,
Сомали, Эстония, Россия, Иран, Пакистан, Корея, Либерия и многие др. Конвенция о правах ребенка 1989 г., подписана, но не ратифицирована такими
странами как США и Сомали.
Россия способствует осуществлению положений Женевских Конвенций о
законах и обычаях войны 1949 г., а также Конвенции о правах ребенка 1989 г.
Ратифицированы Женевские конвенции и Дополнительные протоколы к ним,
59
Конвенция о правах ребенка и Факультативный протокол к Конвенции о правах
ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах 2000 г.
Ратифицировав Конвенцию, Конвенция о правах ребенка страна тем самым приняла на себя обязательства по имплементации норм данного международного договора в свою национальную правовую систему.
Выводы не исчерпывают всего многообразия проблем правового обеспечения защиты прав человека в период вооруженного конфликта. Для дальнейшего
совершенствования
международных
норм
и
национального
законодательства, а также правовых механизмов, обеспечивающих надлежащее
соблюдение и защиту прав человека в условиях вооруженного конфликта, необходимы усилия многих ученых и практиков.
60
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА
1.1.
Конституция
Российской
Федерации
(принята
всенародным
голосованием 12.12.1993) (с учѐтом поправок, внесѐнных Законами Российской
Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 №
6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11ФКЗ // СЗ РФ. 2014. № 31. Ст. 4398
1.2 Федеральный конституционный закон от 30.01.2002 № 1-ФКЗ «О
военном положении» // СЗ РФ. 04.02.2002 № 5. Ст. 375.
1.3 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ //
СЗ РФ. - 17.06.1996 - № 25. - Ст. 2954.
1.4 Военная доктрина Российской Федерации (утв. Президентом РФ
25.12.2014 № Пр-2976) // РГ. – 30.12.2014. - № 298.
1.5 Проект Федерального закона № 630327-6 «О частных военноохранных компаниях» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на
22.10.2014) // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»
1.6 Постановление Конституционного Суда РФ от 31.07.1995 № 10-П «По
делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации
от 30 ноября 1994 г. № 2137 «О мероприятиях по восстановлению
конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской
Республики», Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. №
2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных
формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино ингушского конфликта», Постановления Правительства Российской Федерации
от 9 декабря 1994 г. № 1360 «Об обеспечении государственной безопасности и
территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и
свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на
территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного
61
Кавказа», Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. № 1833
«Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации» // РГ. 11.08.1995 - № 155.
1.7 Постановление Европейского суда по правам человека от 24 февраля
2005 г. по делу «Исаева, Юсупова и Базаева против России» (жалоба № 5794757949/00) // Справочно-правовая система «Гарант»
1.8 Статус Римского статута Международного уголовного суда (Рим, 17
июля 1998 года) // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»
1.9 Женевская Конвенция о защите гражданского населения во время
войны (Женева, 12 августа 1949 г.) // Справочно-правовая система «Гарант»
1.10 Женевская Конвенция об улучшении участи раненых и больных в
действующих армиях (Женева, 12 августа 1949 г.) // Справочно-правовая
система «Гарант»
1.11 Женевская Конвенция об улучшении участи раненых, больных и
лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море
(Женева, 12 августа 1949 г.) // Справочно-правовая система «Гарант»
1.12 Женевская Конвенция об обращении с военнопленными (Женева, 12
августа 1949 г.) // Справочно-правовая система «Гарант»
1.13 Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа
1949 года, касающийся принятия дополнительной отличительной эмблемы
(Протокол III) (Женева, 8 декабря 2005 г.) // Справочно-правовая система
«Гарант»
1.14 Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа
1949
года,
касающийся
защиты
жертв
международных
вооруженных
конфликтов, от 8 июня 1977 г. (Протокол I) // Справочно-правовая система
«Гарант»
1.15 Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа
1949
года,
касающийся
защиты
жертв
международных
вооруженных
конфликтов немеждународного характера, от 8 июня 1977 г. (Протокол II) //
Справочно-правовая система «Гарант»
62
1.16 Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны (Гаага, 18 октября
1907 г.) // Справочно-правовая система «Гарант»
1.17 Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1970 г. № 2675
(XXV) «Основные принципы защиты гражданского населения в период
вооруженных конфликтов» // Справочно-правовая система «Гарант»
2. СПЕЦИАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
2.1 Агапов П. В. Организация террористического сообщества и участие в
нем: проблемы криминализации и правоприменения // Российская юстиция.
2015. № 7. С. 23 – 25.
2.2 Ашавский Б.М. Международное право: учебник. 5-е изд., перераб. И
доп. М.: Статут, 2014. 1087 с.
2.3 Батырь А.В. Международное гуманитарное право: Учеб. для вузов. 2 –
е изд., перераб. и доп. М.:ЗАО Юстицинформ, 2016. 588 с.
2.4 Бадло М.С. уголовно-правовая охрана личности во время вооруженных конфликтов международного характера в режиме оккупации // Вестник
Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2014. № 4 (148). С. 146-149.
2.5 Богатов В.В. Социально-психологические последствия жертв военных
конфликтов // Вестник Московского государственного областного университета. 2015. № 2. С. 14-21.
2.6 Валеев Р. М. Международное право: Учебник для бакалавров / Отв.
ред. Р.М. Валеев, Г.И. Курдюков. М.: Статут, 2017. 496 с.
2.7 Воробьев Е.Г. Правовой статус частных военных компаний в военном
конфликте немеждународного характера: юридические ремарки к намерениям
легализации частных военных компаний в Российской Федерации // Военноюридический журнал. 2015. № 7. С. 15-19.
63
2.8 Воробьева С.В., Козина Я.А. Правовое положение участников вооруженных конфликтов // Современные тенденции развития науки и технологий. 2015. № 7-6. С. 44-46.
2.9 Голованов С.В. Средства ведения войны в международном гуманитарном праве и международно-правовой статус участников вооруженных конфликтов // Вестник Полоцкого государственного университета. Серия D: Экономические и юридические науки. 2012. № 14. С. 141-144.
2.10 Гулов С.А. Концепции современной войны (Вооруженные конфликты): взгляды на военную опасность, возможные войны и необходимость обеспечения оборонной мощи государства // Труды Академии МВД Республики
Таджикистан. 2014. № 1 (21). С. 159-163.
2.11 Гуриц С.Д. Актуальные вопросы применения международных гуманитарных норм в период военных международных и немеждународных конфликтов // Военно-юридический журнал. 2014. № 11. С. 28-32.
2.12 Гагарин Е. О. Что следует понимать под частными военными компаниями?// Право в Вооруженных Силах. 2015. № 6. С. 101-107.
2.13 Грищенко Л.Л. Проблема правового регулирования общественных
отношений в условиях внутренних вооруженных конфликтов // Публичное и
частное право. 2011. № 2. С. 158-164.
2.14 Джалилова А.М. Некоторые проблемные вопросы классификации
ситуаций населения в рамках международного гуманитарного права // Вопросы
российского и международного права. 2016. Т. 6. № 12А. С. 231-241.
2.15 Егоров С.А. Международное право: Учебник / отв.ред. д.ю.н., проф.
С.А.Егоров. 5-е изд., перераб. и доп., М.: Статут, 2014. 1087 с.
2.16 Зверев П.Г. Проблема вмешательства миротворческих сил ООН в
вооруженные конфликты и международное гуманитарное право // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2013. № 3 (33). С. 53-57.
2.17 Зверев П.Г., Зверева Е.А. Кипрский конфликт и вооруженные силы
ООН по поддержанию мира на Кипре: история и современность // Вестник Ка-
64
лининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2014. № 2 (36). С. 96-98.
2.18 Исупова М.В. Проблемы определения международного гуманитарного права // Российский юридический журнал. 2013. № 2. С. 71-76.
2.19 Кувырченкова Т.В. Некоторые основания классификации вооруженных конфликтов: особенности, проблемы // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Право. 2014. № 1. С. 129-135.
2.20 Колпащикова А.А. О некоторых аспектах международно-правового
регулирования участия детей в вооруженных конфликтах // Российский юридический журнал. 2011. № 2. С. 78-82.
2.21 Кувырченкова Т.В. К понятию вооруженных конфликтов: проблемы
определения // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Право. 2014. № 4. С. 240-246.
2.22 Кальченко Н.В. Некоторые проблемы правового регулирования деятельности, сопряженной с ограничением права на жизнь участников вооруженных конфликтов немеждународного характера // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2015. № 2 (33). С. 173-178.
2.23 Катун Е.С., Булай В.П. Международно-правовые аспекты регулирования деятельности частных военных компаний // Фундаментальные и прикладные исследования в современном мире. - 2016. - № 13-3. - С. 42-44.
2.24 Кремнев П.П. Участники международных вооруженных конфликтов:
еще раз о правовом статусе // Российский юридический журнал. 2016. № 5
(110). С. 48-60.
2.25 Карсуэлл, Э. Дж. Классификация конфликта: дилемма, стоящая перед военнослужащим // Военно-юридический журнал. 2013. № 10. С. 10–22.
2.26 Леншин С. И. Правовой режим вооружѐнных конфликтов и международное гуманитарное право: монография. Серия «Право в Вооруженных Силах - консультант» М.: «За права военнослужащих», 2009. Вып.94. 240 с.
2.27 Малышев В.А., Красавин А.Е., Ильин Ю.В. Особенности применения техники МЧС России при ликвидации последствий вооруженных конфлик-
65
тов
(на
примере
ликвидации
последствий
вооруженного
грузино-
южноосетинского конфликта) // ГосРег: государственное регулирование общественных отношений. 2015. № 1 (11). С. 24-30..
2.28 Михайлов Ю.И. Международное гуманитарное право, применяемое в
вооруженных конфликтах: особенности его функционирования и развития в современном мире // Вестник Международного юридического института. 2015. №
2 (53). С. 47-56.
2.29 Малышев В.Н., Руденко А.Е., Катун Е.С. Деятельность частных военных компаний и государственные интересы // Вестник Военной академии материально-технического обеспечения им. генерала армии А.В.Хрулева. 2015.
№ 3. С. 20-25.
2.30 Матчанова З.Ш. К вопросу о международно-правовых основах защиты прав человека в период вооруженного конфликта // Российское государствоведение. - 2016. - № 3. - С. 185-190.
3.31 Медовкина Л.Ю. Влияние средств массовой информации на проведение вооруженных конфликтов // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. 2016. Т. 40. № 22 (243).
С. 189-192.
2.32 Матвеев Д.Ю., Николаева Т.А. Право на уважение частной и семейной жизни в условиях вооруженного конфликта. // Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека. 2016. № 2.
2.33 Небольсина М.А., Никитин А.И. Перспективы международного регулирования деятельности частных военных компаний // Вестник МГИМО
Университета. 2016. № 2 (47). С. 145-160
2.34 Нестерова С.В. Включенность института обеспечения защиты участников вооруженного конфликта в современную международную нормативную
систему // Международное право и международные организации. 2016. № 2.
С. 180-199.
2.35 Новикова Ю.В. Роль СМИ во время вооруженных конфликтов Actualscience. 2016. Т. 2. № 11. С. 55-56.
66
2.36 Нестерова С. В. Включенность института обеспечения защиты участников вооруженного конфликта в современную международную нормативную систему // Международное право и международные организации. 2016. №
2. С. 180-199.
2. 37 Небольсина М.А. Частные военные и охранные компании в Ираке и
Афганистане: аспекты деятельности и механизмы контроля // Ежегодник Института международных исследований Московского государственного института международных отношений (Университета) Министерства иностранных
дел Российской Федерации. 2012. № 1. С. 288-306.
2.38 Померлян А.Н.Режим особого положения как разновидность специального правового режима в правовом регулировании вооруженных конфликтов // Гуманитарные проблемы военного дела. 2014. № 1 (1). С. 51-53.
2.39 Пчелкина Е.В. Некоторые проблемы определения правового статуса
комбатантов и некомбатантов в первую и вторую мировую войну // Успехи современной науки. 2016. Т. 6. № 11. С. 160-163.
2.40 Поплевина А.И., Лошкарев А.В. Мировое и российское регулирование деятельности частных военных организаций // Наука, образование и культура. 2016. № 12 (15). С. 56-61.
2.41 Русинова В.Н. Интернирование гражданских лиц в вооруженных
конфликтах немеждународного характера // Lex Russica. 2014. Т. XCVI. № 9.
С. 1043-1050.
2.42 Русинова В.Н. Обязанность государств расследовать случаи гибели
людей во время вооруженных конфликтов // Международное уголовное право и
международная юстиция.2014. № 4. С. 23– 26.
2.43 Ростокинский А.В. Наемничество-2014: парадоксы российского законодательства и его применение // Российский следователь. 2015. № 24. С. 44–
47.
2.44 Русинова В.Н. Права человека в вооруженных конфликтах: проблемы соотношения норм международного гуманитарного права и международного права прав человека: монография. М.: Статут, 2015. 384 с.
67
2.45 Репешко Е.А. Международные конфликты XX - начала XXI вв. как
фактор нестабильности в мировой политике // Вестник Брянского государственного университета. 2013. № 2. С. 83-86.
2.46 Русинова В.Н. Принцип военной необходимости в международном
гуманитарном праве: оправдано ли забвение? // Военное право: электрон. научн. изд. 2013. N 4. С.45-50.
2.47 Строителев А.Н. Источники права вооруженных конфликтов и их
современная правовая характеристика // Научно-аналитический журнал Обозреватель - Observer. 2012. № 6 (269). С. 14-23.
2. 48 Строителев А.Н. Принципы права вооруженных конфликтов и их
использование // Научно-аналитический журнал Обозреватель - Observer. 2012.
№ 7 (270). С. 15-22.
2.49 Саврыга К.П. Международный правовой статус наемников и проблема принадлежности сотрудников частных военных и охранных компаний к
наемникам // Современное право. - 2014. - № 8. - С. 138-142.
2.50 Салогуб Я.Л., Зимин В.В. Нарушение норм международного гуманитарного права как показатель кризисных явлений в международном праве //
Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. 2016. Т. 1. № 4. С. 36-43.
2.51 Савельев А.И. Особенности тактики общевойсковых формирований
в вооруженных конфликтах // Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук. 2016. Т. 2. № 10. С. 24-27.
2.52 Сидорова Г.М. Вооруженные конфликты в районе великих Африканских озер и преступления против человечности // Вестник Московского государственного лингвистического университета. Серия: Общественные науки. 2016. № 1 (764). С. 118-129.
2.53 Сильван Вите Типология вооруженных конфликтов в международном гуманитарном праве: правовые концепции и реальные ситуации // Международный журнал Красного Креста. 2009. № 873. С. 91-126.
2.54 Соколова Е.В. Возмещение вреда, причиненного при применении
Вооруженных Сил Российской Федерации для подавления внутренних воору-
68
женных конфликтов и борьбы с терроризмом // Военное права: электрон научн.
изд. 2015. № 1. .
2.55 Смирнов Г. Вооруженный конфликт немеждународного характера:
международно-правовой аспект. М.: Норма, Инфра-М, 2014. 208 с.
2.56
Трунцевский
Ю.В.
Расследование
обстоятельств
грузинско-
югоосетинского вооруженного конфликта: интервью со старшим следователем
по особо важным делам при Председателе Следственного комитета России генерал-майором юстиции А.А. Дрымановым // Международное публичное и частное право. 2013. № 6. С. 2 -7.
2.57 Халиуллина Л.Г. Вооруженные конфликты как катализатор торговли
людьми // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Политология. Религиоведение. 2013. № 21. С. 211-217.
2.58 Христофи В. Вооруженные силы ООН и урегулирование Кипрского
конфликта // Право и управление. XXI век. 2013. № 4 (29). С. 141-144.
2.59 Щербакова Е. Людские потери в вооруженных конфликтах в мире:
1946-2015 гг. // Демографическое обозрение. 2016. № 2. С. 69-102.
2.60 Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека.
2016. Вып. 2. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс»
69
ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ
ООН – Организация Объединенных Наций
ГА ООН – Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций
НАТО – Северо-Атлантический Альянс
ОДКД – Организация Договора о коллективной безопасности
ШОС – Шанхайская организация сотрудничества
ЖК I-IV 1949 г. – Женевские конвенции 1949 г., 4-ре Конвенции о защите
жертв войны от 12 августа 1949 г.
I Конвенция – Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях
II Конвенция – Конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц,
потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море
III Конвенция – Конвенция об обращении с военнопленными
IV Конвенция – Конвенция о защите гражданского населения во время
войны
ДП I 1977 г. – Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям от
12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв международных вооруженных
конфликтов, принятый в Женеве 10 июня 1977 г., открыт для подписания с 11
декабря 1977 г., вступил в силу 7 декабря 1978 г.
ДП II 1977 г. – Дополнительный протокол II к Женевским конвенциям от
12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера, принятый в Женеве 10 июня 1977 г., открыт для подписания с 11 декабря 1977 г., вступил в силу 7 декабря 1978 г.
Орловский государственный
университет имени И.С. Тургенева
СПРАВКА
о результатах проверки текстового документа
на наличие заимствований
Проверка выполнена в системе
Антиплагиат.ВУЗ
Автор работы
Аронов Дмитрий Владимирович
Факультет, кафедра,
номер группы
Юридический институт История правовых учений
Тип работы
Выпускная квалификационная работа
Название работы
VKR 400301 Urlov EG 2018
Название файла
04 VKR DIPLOMATICH DEIYTELNOST STATES.doc
Процент заимствования
46,77%
Процент цитирования
2,16%
Процент оригинальности
51,07%
Дата проверки
17:02:38 22 июня 2018г.
Модули поиска
Сводная коллекция ЭБС; Коллекция РГБ; Цитирование; Коллекция eLIBRARY.RU;
Модуль поиска Интернет; Модуль поиска перефразирований eLIBRARY.RU; Модуль
поиска общеупотребительных выражений; Модуль поиска "ФГБОУ ВО ОГУ им.
И.С.Тургенева"; Кольцо вузов
Работу проверил
Аронов Дмитрий Владимирович
ФИО проверяющего
Дата подписи
Подпись проверяющего
Чтобы убедиться
в подлинности справки,
используйте QR-код, который
содержит ссылку на отчет.
Ответ на вопрос, является ли обнаруженное заимствование
корректным, система оставляет на усмотрение проверяющего.
Предоставленная информация не подлежит использованию
в коммерческих целях.
Powered by TCPDF (www.tcpdf.org)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа