close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Чадаева Ахмед Имиранович. Мировоззрение «New Age» в современных молодежных субкультурах

код для вставки
4
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему: «Мировоззрение «New
Аge» в современных молодежных субкультурах».
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 47.04.03 Религиоведение
Студент: Чадаев А.И.
Руководитель: Доцент, кандидат педагогических наук Человенко Т.Г.
Объем ВКР: 88 с.
Количество использованных источников: 72
Ключевые слова: «квазирелигиозность», «культовая среда», «аудиторный
культ», «контркультура», «субкультура», «молодежная субкультура».
Краткая характеристика ВКР: актуальность проблемы обусловлена тем,
что современный мир и общество предоставляют богатую почву для зарождения и
развития религиозного многообразия. Наравне с устоявшимися мировыми
религиями, поднимаются и занимают свое место духовные и религиозные секты.
В свою очередь, на территории России движение «Нью-Эйдж» обретает все
больше последователей и стремительно проникает в общество, не обходя и
молодежные субкультуры.
Предмет исследования – "Нью-Эйдж" как проявление современной
контркультуры.
Целью исследования является макро- и микроанализ «Нью-Эйдж»,
прогнозирование различных вариантов его становления в массовом сознании и
его влиянии на молодежные субкультуры.
Для
исследования
работы
будет
применен
философский
анализ,
исследование основано на принципах историзм, сравнении и структурном
анализе.
В результате
исследования будет: установлена
корреляция
между
понятиями НРД и движением «Нью-Эйдж»; проведен анализ распространения
«Нью-Эйдж» на территории России; определен генезис мировоззрения
участников «Нью-Эйдж»; выявлена работа «Нью-Эйдж» в ракурсе массовой
5
молодежной культуры; проведен анализ общественных угроз со стороны новых
религиозных образований (как мелких бессистемных общин, так и сложных
крупных организаций).
Новизна исследования заключается в использовании малоизвестных в
России источников информации по «Нью-Эйдж».
6
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
7
ГЛАВА 1. Движение «Нью-Эйдж» в свете культурных трансформаций
современности: религиоведческий анализ
12
§1.1 Нетрадиционные религиозные организации и их актуализация в
теоретико-методологическом пространстве гуманитарных наук
12
§1.2 Характерные особенности «Нью-Эйдж» как культурно-религиозного
движения современности
26
ГЛАВА 2. «Нью-Эйдж» в свете мировоззренческих трансформаций
современной молодежи
40
§2.1 Современные молодежные субкультуры, их специфика
40
§2.2 Проблема выявлений характерных особенностей ньюэйджеровского
мировоззрения в молодежных субкультурах
55
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
76
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
79
7
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы.
Современные мир и общество предоставляют богатую почву для
зарождения и развития религиозного многообразия. Наравне с устоявшимися
мировыми религиями, поднимаются и занимают свое место новые религиозные
движения.
С принятием общечеловеческих прав и развитием конституций рухнули
последние преграды на пути религиозной свободы. В подавляющем большинстве
стран мира (в т. ч. России, с 90-х годов) обеспечивается свобода вероисповедания.
С переходом нашего государства на новые экономические рельсы, страна
впустила и "рынок духовных товаров". Этот западный термин Элвина Тоффлера
Россия переняла вместе со многими другими финансовыми, социальными и
политическими
веяниями.
Новая
культурная/культовая
среда
позволила
религиозным движениям развернуть активную деятельность на пространстве
бывшего СССР.
НРД (новые религиозные движения) изначально оказались в оппозиции к
официальным
государственным
религиям.
Их
идейные
установки
классифицировались как деструктивные, а их деятельность, прямо или косвенно,
как направленная на разрушение привычного общества.
Остро ставится вопрос понимания функционирования альтернативных
религиозных организаций.
Наряду с этим движение "«Нью-Эйдж»" все чаще проникает и воздействует
на молодежь, формируя особое мировоззрение молодежных субкультур.
Понятие «культовая среда» /cult milieu/ иногда переводят как оккультная
среда. Под этим термином понимается та среда, в которой постоянно рождаются
новые культы, вбирая в себя обломки мертвых, и появляется новое поколение
культистов, поддерживающих культовую среду. Данный термин был введен
Колин Кэмбел в 1972 году в работе C. Cаmpbell, [1, с.119-133].
И хотя явление подобной "религиозной онкологии" уже не раз обращало на
себя внимание ученых и философов, оно до сих пор не исследовано до конца. В
8
нашем исследовании мы обращаемся к движению «Нью-Эйдж».
Большинство религиозных новообразований, особенно это касается тех, в
чью программу входят духовные практики само- и миропознания, относятся к
этой субкультурной волне. Отсюда тема нашего исследования «Мировоззрение
«New Аge» в современных молодежных субкультурах».
Исследуя «Нью-Эйдж» и их воздействие на молодежные субкультуры,
необходимо ответить на следующие вопросы:
1. Истоки этого движения. Верна ли гипотеза, что виной стало ослабление
религиозного фактора в жизни человека, как следствие – метаморфозы в
отношении человека и религии.
2. Исходя из первого вопроса: какие векторы интереса образовались в
религиозной сфере.
3. Взаимодействие религиозных течений и культуры, информационный и
смысловой обмен.
4. Каким образмо «Нью-Эйдж» влияет на молодежные субкультуры и каким
образом это можно выявить.
5. Как итог: в какую форму разовьется «Нью-Эйдж»? Останется ли на уровне
духовных практик, распространенных в небольших группах, либо войдет в
число (а то и полностью заместит собой) основные мировые религии.
Степень разработанности проблемы.
НРД обратили на себя внимание в начале второй половины ХХ века и уже
тогда появились первые исследовательские работы по этой проблеме. Богатое
разнообразие материалов советских, российских и зарубежных авторов дает массу
информации по характеристикам и нюансам религиозных новообразований. База
работ пополняется до сих пор. Вот лишь краткий перечень фамилий людей,
работавших над проблематикой: Воронкова О.В., Л.И. Григорьева, А. Баркер, Дж.
Салиба, И.Я. Кантеров, П.С. Гуревич, П. Кларк, В.С. Бэйнбрайт, М. Йорка, Д.
Кемпа, А. Поссами.
Особого внимания заслуживает фундаментальная работа ««Нью-Эйдж» и
западная культура. Эзотеризм в зеркале светской мысли», за авторством Волтера
9
Ханеграафа. Она пришлась на расцвет течения в России и многие рассмотренные
процессы легко сопоставить с происходившим в нашей стране.
Построение нового культа невозможно без менеджмента и грамотной
организации. НРД с этой стороны изучили В. С. Бэйнбрайт и Р. Старк. Они
предлагают три структурных типа сект: институциональные, аудиторные,
клиентурные. В дополнение к этим понятиям идет термин "культовая среда",
разработанный и описанный Колин Кэмпбел.
Нельзя упускать из внимания взгляд на «Нью-Эйдж» непосредственно
заинтересованных авторов. Теологи наравне с учеными внесли свою лепту в
разбор НРД. Но, обращаясь к их трудам, следует учитывать некую долю
ангажированности, что не уменьшает пользы от их разбора и анализа
религиозных новообразований. В исследовании «Нью-Эйдж» следует обратить
внимание на публикации Дж. Макдауэлла, А. Кураева, Р. Родоса, У. Мартина, А.
Дворкина и других богословов.
Для полноты картины, в этом исследовании были использованы работы Г.
К. Ашина, Л. Г. Ионина, Н. Б. Кирилловой, Х. Ортеги-и- Гассета. Представленные
специалисты глубоко проникли в сплетение «Нью-Эйдж» и массовой культуры,
составив картину их корреляции между собой.
В частности, Ю.В. Рыжов рассмотрел феномен новой религиозности
порождаемой массовой культурой. Его труд по этой теме: «”Ignоtо Deо”: новая
религиозность в культуре и искусстве».
Под
всесторонним
рассмотрением
движения
«Нью-Эйдж»
мы
подразумеваем классическое религиоведческое исследование, основанное на
системном подходе. Данный подход включает в себя описание исторических
связей, основных мистических и ритуальных элементов, организационной
специфики и социокультурного значения конкретного НРД.
Для
научной
подразумевающий
работы
будет
классические
применен
исследовательский
религиоведческие
методы.
подход,
Система
исследований выглядит следующим образом:
Объект исследования – новые религиозные движения как феномен ХХ-
10
ХХI века.
Предмет исследования – "Нью-Эдж" как особое
миропонимание
эзотерического тип, как проявление современной контркультуры
Цель
исследования
–
макро-
и
микроанализ
«Нью-Эйдж»,
прогнозирование различных вариантов его становления в массовом сознании и
его влиянии на молодежные субкультуры.
К достижению этой цели приведет выполнение следующих задач:
− уточнение терминов: "культурно-религиозное движение", "«Нью-Эйдж»",
"культовая среда", "квазирелигиозность", "Новое религиозные движение",
что позволит выявить и проследить взаимосвязь "«Нью-Эйдж» и НРД;
− выработка методики исследования "«Нью-Эйдж»" и ее корреляци с
молодежными субкультурами;
− изучение
специфики
молодежных
субкультур
выявление
в
них
характеристик и/или идей "«Нью-Эйдж»".
Теоретико-методологические основы исследования. Многогранность
объекта исследования требует обращения ко множеству научных и философских
дисциплин. Присутствие уникальных особенностей в различных его аспектах
вынуждает выходить за рамки системной науки и черпать информацию из
сторонних источников/опыта.
Базисным методом для работы послужит философско-религиоведческий
анализ, основанный на принципах историзма, сравнении и структурном анализе.
Проведен анализ общественных угроз со стороны новых религиозных образований
(как мелких бессистемных общин, так и сложных крупных организаций).
Теоретическая и научно-практическая значимость исследования.
Представленная работа, как целиком, так и частично, может послужить
материалом для курсов по религиоведению, теологии культурологии, философии,
социологии.
Результаты работы могут быть развиты в дальнейшем изучении проблемы.
Структура работы.
Выпускная квалификационная работа состоит из введения, 2-ух глав,
0
11
каждая из которой состоит из двух параграфов, а также заключения и списка
литературы.
1
12
ГЛАВА 1. ДВИЖЕНИЕ «НЬЮ-ЭЙДЖ» В СВЕТЕ КУЛЬТУРНЫХ
ТРАНСФОРМАЦИЙ СОВРЕМЕННОСТИ:
РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
§1.1 Нетрадиционные религиозные организации и их актуализация в
теоретико-методологическом пространстве гуманитарных наук
Термин НРД довольно часто встречается в отечественной литературе
последних лет. К ним относят религии, которые возникли в 19 веке, которые
получили широкое распространение, в том числе и в России. Данный термин
может подразумевать различные направления. Но чаще всего,
этот термин
направлен на выявление неполноценности нетрадиционных религий. Довольно
часто его задачей является уплотнение и доминирование одной конкретной
конфессии.
Автор монографии "Оппозиционная религиозность России" Т.А. Бажан
выделяет 8 признаков, по которым можно отнести ту или иную организацию к
"оппозиционно-религиозной".
Проанализировав большее их число, можно увидеть, что их содержание
образуют
заимствования
из
концептуальных
построений,
терминологии,
антикультового движения, а конкретнее – утверждений о деструктивной природе
религиозных новооброзований.
В своих суждениях о многочисленных, возникавших в далеком прошлом и
во второй половине ХХ столетия, религиозных меньшинствах, Т. А. Бажан
фактически расценивает такие меньшинства как «формы отклоняющейся от
нормы» религиозной мысли и религиозной практики. Подобный подход
доминирует в интерпретации социальных ориентаций организаций, имеющих
признаки религиозной оппозиционности. Для таких организаций характерно
«определенное несовпадение интересов социума и религиозной организации по
политическим, гражданско-правовым, экономическим, этическим и др. мотивам».
Как поясняет автор, противостояние религиозной организации социальному
организму гораздо существенней ее противостояния стабильной церкви, как
2
13
лидирующему
в
обществе
идеологическому
институту.
При
этом
оппозиционность религиозной организации ко всему социальному организму
проявляется в стремлении религиозного сообщества «завоевать» свою нишу,
добиться определенного социального статуса».
Введение
в
оппозиционность»
терминологический
Т.А.
Бажан
оборот
объясняет
понятия
стремлением
«религиозная
воздержаться
от
односторонне отрицательных оценок религиозных движений как «культов» и
«сект», давно ставших неблагозвучными и оскорбительными для верующих. В то
же время не считается лучшим выходом и неоправданная идеализация подобных
организаций, безнравственное игнорирование негативных сторон отдельных
религиозных групп. Таким образом, классификация таких организаций, как
религиозно-оппозиционных позволяет преодолеть обе крайности, получить
адекватное
представление
о
религиозных
группах,
«выпадающих»
из
магистрального направления развития религиозных организаций, для которого
характерны не оппозиционность, а гармоничное вхождение в наличный социум.
Подобное суждение не подтверждается реальными процессами возникновения и
функционирования
организаций,
имеющих
признаки
«религиозной
оппозиционности». За редчайшим исключением, в своих начальных манифестах,
вероучительных
доктринах,
нравственных
наставлениях,
появляющиеся
объединения заявляют о себе, прежде всего (а точнее, исключительно), как
религиозные феномены. Но, поскольку они возникают и собираются действовать
в наличных социально-политических и иных реалиях, они формулируют (в
зависимости от множества самых различных факторов) и свое отношение этим
реалиям. И, как правило, оппозиционное отношение к господствующим
конфессиям и к существующим мирским порядкам неразрывно связаны между
собой. Более
того, оценка
«мира» обычно
продуцируется
из базовых
вероучительных постулатов. Поэтому, выделение в качестве главных признаков
«оппозиционности» стремления завоевать свою нишу в социуме и добиться
определенного социального статуса, по меньшей мере, не является корректным.
Во-первых,
такое
стремление
неверно
рассматривать
как
непременное
3
14
свидетельство оппозиционности; оно может быть отражением отхода от прежней
агрессивной модели взаимоотношения с существующими порядками и перехода к
компромиссной
модели.
Во-вторых,
«оппозиционность»
(господствующим
верованиям и социально-политическим реалиям) свойственна всем возникающим
религиозным группам, в том числе и ранним этапам существования мировых
религий. Поэтому, в историко-социологическом измерении появление таких
групп не является некоей аномалией; их возникновение обусловлено комплексом
самых различных факторов. Особое место в издании отводится иллюстрации
проявления данного феномена в России, начиная с крещения Руси и до 1917 г. В
специальном разделе дается оценка оппозиционной религиозности в советский и
постсоветский периоды. В то же время подробного анализа удостаиваются
религиозные объединения, возникшие в России и в зарубежных странах.
Примечательная черта этого анализа – причудливое сочетание противоположных
подходов к пониманию природы объединений такого типа. С одной стороны,
например, отмечается ориентация «закрытых» религиозных организаций не на
маргиналов,
а
на
весьма
благополучную,
социально
стабильную
часть
интеллигентной молодежи нашей страны; а c другой стороны, без какого-либо
обоснования
делается
следующий
вывод:
лишь
когда
потенциальный
последователь попадает в такую группу, он становится маргиналом в полном
смысле этого слова (утрата социальных связей, дезаптация личности, контроль
сознания,
психологическая
зависимость
от
руководителя,
неспособность
самостоятельно принимать решения и т.д.). Таким образом, автор отступает от
сформулированного им же предложения воздерживаться от использования
жестких определений – «культы», «секты». В перечне признаков состояния
маргинальности, в котором оказывается «представитель интеллигентной части
молодежи» добросовестно воспроизведены все основные признаки религиозной
организации, которые уже в середине 60-х гг. в странах Запада, а спустя три
десятилетия, в нашей стране стали именовать «культами». Правда, в отличие от
последователей идеологии антикультового движения, Т.А. Бажан не объясняет
механизма превращения социально благополучной и стабильной личности в
15
маргинала и члена религиозно-оппозиционной организации. Хотя книга в избытке
заполнена
сносками
на
работы
зарубежных
и
отечественных
авторов,
раскрывающих подобные метаморфозы при помощи теорий «зомбирования»,
«программирования», «промывания мозгов», «контролирования сознания» и т. д
Какая же из нетрадиционных религий заслуживает самого пристального
внимания и изучения? Это, несомненно, "Нью-Эдж".
Термин «Нью-Эйдж» в научных работах, начинает обращать на себя
внимание с 80-х годов прошлого века.
В различных вариациях, он проникает в религиозные, эзотерические и
философские дискурсы, но «несмотря на популярность термина, его значение
остается крайне размытым»[2, с. 3].
На самом деле, первые попытки исследователя изучить феномен «НьюЭйдж» приводят к неопределенности в подходах. Современное религиоведение
характеризует «методологический плюрализм, неопределенность используемых
терминов, отсутствие общепризнанных результатов» [3, с. 228].
Чтобы не загнать себя в тупик и не прийти к ошибочным выводам, прежде
следует определиться с понятиями: "оккультная среда", "религия", НРД,
"духовность".
Определения для термина "религия" разнообразны, но их можно свести в
несколько групп, из которых основными будут теологическая и научная.
Обратившись к энциклопедическому объяснению: «религия - мировоззрение,
миропонимание, мироощущение, а также сопряженное с ними поведение людей и
формы
его
концептуализации,
определяемые
верой
в
существование
сверхъестественной сферы» [4, с. 1280].
В работе не уделяется внимание понятию «сверхъестественное» – с его
разбором отлично справился тот же, Торчинов Е.А. [4].
Оперируя
этим
термином,
при
конкретизации
понятия
"религия",
автоматически исключается квазирелигиозность вместе с идеологией, но сужение
рамок изучения компенсируется введением сакральных текстов и верой в
единобожие.
16
Новые религиозные движения – или НРД – достаточно условное
обозначение ряда современных религиозных объединений. Но, как и со всеми
условными терминами в рамках исследования с ним необходимо определиться.
НРД (новые религиозные движения) – условное обозначение целого ряда
новорелигиозных
распространены
образований
аналоги
этого
современного
понятия:
мира.
В
России
"нетрадиционные
более
религиозные
движения", "внеконфесссиональные объединения/верования", "альтернативные
культы" и пр.
Чаще
всего
«религиозность,
встречается
которая
«нетрадиционная
–
противостоит
официальным
религиозность»
и
–
господствующим
религиям» [6, т.3,с.79].
В
подтверждение
достаточно
обратиться
к
новой
философской
энциклопедии, где отсутствует термин НРД, но есть "нетрадиционные религии".
Если копнуть глубже и изучить работы отечественных религиоведов, то
будет видно, что большая их
часть посвящена темам из категорий
традиционных/нетрадиционных религий, в ущерб понятию "новые религиозные
движения". НРД не рассматривались как отдельный феномен, что видно,
например, в диссертационной работе Бурлуцкой
Е.В.[7]. Другой пример,
Воронкова О.В. в диссертационном исследовании понимает нетрадиционные
религии как преобразование корневого религиозного базиса. Она указывает на
модернизацию
философиями
верования,
и
синкретизацию
уничтожении
границ
со
между
сторонними
религиями
религиозным
и
и
светским
общественным сознанием [8].
Новая философская энциклопедия в статье «Нетрадиционные религии
(«религии нового века», религиозные «культы», «новые религии», «тоталитарные
секты»)» [9, т.3], сводит в одну категорию очень разные по смыслу наименования.
В современном религиоведческом сообществе принято разводить в стороны
некоторые из них.
«Церковь»,
«деноминация»,
«секта»,
«культ»,
как
социологические
категории в отечественном религиоведении, подвержены субъективным оценкам.
6
17
Любое НРД на территории России гарантированно получает ярлык тоталитарной
секты и деструктивного культа.
Это связано с тем, что на территории нашей страны коннотация термина
"секта" всегда несет негативный оттенок. Цитируя Балагушкина Е.Г. «Термин
«тоталитарные секты» имеет в основном оценочное значение, и используется в
качестве однозначно негативной метки для обозначения конфессиональных
противников традиционных религиозных организаций» [10]. Его мысль развивает
Григорьева Л.И. «всесторонний анализ понятия "тоталитарные секты" показывает
его научную несостоятельность и необъективность. Этот термин, введенный
представителями
конкурирующих
действительности
качественных
религиозных
особенностей
течений,
новейшей
не
отражает
в
нетрадиционной
религиозности» [11,вып.2, с. 209]. Уточняя свое утверждение, она пишет: «в
русском языке понятие "секта" изначально уже само по себе несло негативный
эмоциональный оттенок» [11,вып.2, с. 206].
Критикуя злоупотребление термином «тоталитарные секты» Трофимчук
Н.А., считает что: «понятие «тоталитарные секты» с присущим ему политическим
оттенком возбуждает религиозную нетерпимость» [12, с. 21].
Соразмерный, в негативном ключе, "культ" является аналогом для западных
исследователей. Канадский профессор Лорне Давсон, занимающийся изучением
НРД описывает это так: "знание о том, что такое культ, к нам приходит из средств
массовой информации и в подавляющем большинстве случаев негативно» [13, с.
3].
То же подмечает и А. Баркер. «Всегда находятся люди, готовые обвинить
все «культы» без исключения в «промывке мозгов» и контроле над сознанием, в
финансовой нечистоплотности и мошенничестве, в эксплуатации и коррупции, в
обмане и сексуальных извращениях, а иногда, и в перевозке наркотиков,
незаконной торговле оружием, политических интригах, надругательствах над
детьми, подстрекательстве к самоубийству и убийствам». [14, с.9] Она уточняет,
что лишь часть религиозных культов действительно можно обвинить в
преступлениях, тогда как последователи других являются законопослушными
18
гражданами.
Возможно, во многом из-за негативной окраски данных терминов в
современном религиоведении принято использовать нейтральный, с точки зрения
оценки суждения, термин НРД.
Нейтральный термин НРД, позволяет сгладить негативное восприятие и
уменьшить субъективацию суждения при исследовании.
В работе данный термин используется еще и потому, что пионеры в области
изучения «Нью-Эйдж» закрепили это понятие (New religiоus mоvement, NRM). И
хотя, пока он имеет «слабую теоретическую обоснованность» [15, с. 21] термин
НРД являет собой полноценный вариант для обобщения.
Так же, работа основывается на удачной концепции географической
обусловленности в характеристике сект, культов и НРД, разработанной
Бейнбриджем и Старком: «для точного определения статуса религиозной
организации необходимо брать за основу конкретную страну, на территории
которой она действует и традиционные религии данной страны. Сектами, таким
образом,
будут
называться
религиозные
организации,
отделившиеся
от
традиционной для данной конкретно взятой страны религии, и только на
территориях тех стран, где доминирует та же традиционная религия, что и у них
на родине. В странах с иными традиционными религиями эти же секты
необходимо называть культами, так как они радикально отличаются от
доминирующей в стране религиозной среды» [16, с. 14].
Обращу внимание, что изучение НРД, на сегодняшний день, сталкивается с
несколькими проблемами.
Временные рамки. Как термин, движение «Нью-Эйдж» относительно
молодо, а входящие в него НРД могут быть гораздо старше и непонятно, после
какой временной границы их можно считать новыми.
Подлинная или квазирелигиозность. Тут примером послужат слова
современного
православного
богослова,
Коня
Р.М.:
«в
российском
религиоведении существует широкий спектр мнений о религиозности НРД. Одни
исследователи считают, что НРД являются религией, а другие им в этом
8
19
отказывают, предпочитая именовать их квазирелигией или псевдорелигией» [17,
с. 321]. Оперируя мнением большинства исследователей, можно нивелировать
расхождения по первой проблеме. «НРД – обозначение религиозных движений и
групп, получивших широкое распространение в 1960 – 1970 гг. в США, странах
Западной Европы и некоторых государствах Азии и в середине 1980-х гг. – в
России» [18, с. 7].
Мнение западного исследователя Айлин Баркер не сильно расходится с
представленным выше: «Термин «Новые религиозные движения» (НРД) принято
использовать применительно к самым разным организациям, большинство из
которых существует в своей нынешней форме, начиная с пятидесятых годов
уходящего века» [18, с. 8].
Отсюда видно, что религиоведы, в целом сформировали константу
временного промежутка НРД. Но с их религиозностью не все так гладко. Айлин
Баркер поясняет: «НРД называют религиозными движениями, поскольку они
предлагают религиозное или философское мировоззрение или средства, с
помощью которых может быть достигнута какая-либо высшая цель, например:
трансцендентальное знание, духовное просветление, самореализацию
или
«истинное» развитие» [18, с. 7]. Но в каком случае мировоззрение НРД можно
отнести к религиозности/квазирелигиозности?
Для решения этой проблемы, необходимо подвергнуть религиозный
феномен структурному разбору и найти в нем достаточно элементов, для
соответствия религии, а именно:
− религиозное сознание;
− религиозную деятельность;
− религиозное отношение;
− религиозную организацию [19].
При обнаружении каждого из этих признаков требуется подвергнуть их
исследованию на предмет квазирелигиозности, сопоставив с канонами и
традициями официальной религии.
В то же время не существует единого определения термина «квазирелигия».
9
20
Профессор Забияко А. П. предлагает такое определение: «квазирелигии - это
культурные формации, в которых типические элементы "нормативных",
"традиционных" религий хотя и присутствуют, но не определяют основного
содержания данной культурной системы. Доминирующее значение в них имеют
нерелигиозные элементы - этнические, политические, социальные, экологические,
сциентистские, этические, психологические и др.» [20, с. 84-91]. А профессор
Немировский
В.Г.
под
квазирелигиозностью
понимает
«совокупность
несистематизированных идей - веру респондентов в популярные на уровне
массового сознания представления, носящие идеалистический характер» [21, с.
96].
Позиция первого ученого схожа с мнением теолога Тиллиха П., в то время
как Немировский рассуждает о степени идейной систематизации, допуская
религиозность новых мировоззрений.
Подведу итог рассмотрения терминов "религиозные" и "новые" в контексте
НРД, т.е. социального движения со следующими характеристиками:
1. Применение коллективных действий для коллективных же целей.
2. Организации
формального/неформального
типа
включены
в
эти
коллективные действия.
3. «Единство» движения достигается за счет единства символа и цели, а не
единства организации.
Возникает вопрос: что кроме времени появления и институционализации
отличает НРД от официальных/традиционных религий. Разные религиоведы дают
одинаковый ответ:
А.П.
Забико:
«От
традиционных
верований
НРД
отличаются
нововведениями, существенно расходящимися с вероучительными установками
исторических религий» [23].
О.В.
Воронкова:
«Нетрадиционная
религия
–
это
религиозное
новообразование, демонстрирующие качественно новый тип религии» [24, с. 8].
Текущие понятия в современном религиоведении, которые можно отнести к
НРД, в разной степени раскрывают их аспекты.
0
21
Синкретические/эклектичные
религии,
синтетические
религии.
Называя НРД синкретическим, исследователь подразумевает «объективный
процесс соединения, слияния различных религиозных элементов, верований и
культов в ходе их взаимодействия друг с другом и образования новой целостной
системы мировоззрения, мироощущения и культуры со своей специфической
структурой» [25, с. 15].
Религиозная
эклектика
отличается
от
синкретической
только
искусственным процессом соединения и чем заметнее вмешательство в процесс
слияния, тем выше вероятность получить ярлык синтетической религии.
Неопределенность и отсутствие критериев для оценки процесса образования
нового мировоззрения, приводит к тому, что все три наименования можно
применить к одной религиозной группе.
Примером возникающих на этой почве споров послужит эта цитата:
«обвиняя Рерихов в синкретизме, авторы либо не улавливают разницы между
«синтетическим» и «синкретическим», либо намеренно стремятся принизить
Рерихов и их учение» [26, с. 97].
Разобрав термины "синкретизм" и "квазирелигиозность", в дальнейшем
будет
использоваться
термин
«квазирелигиозность»
как
совокупность
неупорядоченных популярных идей, синкретического типа, в которые введены
нерелегиозные элементы.
В объединениях, несущих эти представления, стандартные религиозные
каноны или культовые элементы уживаются со светскими, общественными или
философскими нерелигиозными наборами практик, убеждений и других
элементов.
Сюда
можно
отнести
политические,
этические,
социальные,
психологические и пр. сферы.
К НРД в данной работе будут отнесены религиозные и квазирелигиозные
образования второй половины ХХ века, расходящиеся с традиционной для
конкретного региона религией по одному или нескольким параметрам. Под этими
параметрами понимаются: религиозная организация, религиозное сознание,
религиозная деятельность, религиозные отношения.
1
22
Установив рамки исследования, можно переходить непосредственно к его
предмету, но перед этим необходимо обратить внимание на экуменизм, который
нельзя обойти стороной, изучая проблемы изменения религиозного сознания. Это
идеология всехристианского сближения с перспективой стирания границ между
конфессиями и образования единого христианского движения, общего для всего
мира.
Первые
экуменистические
тенденции
зародились
на
средневековом
Востоке, в христианской среде, как ответ на расцветающую культуру исламского
Халифата и продолжились в XVI-XVII вв. на территории Германии посредством
"совместных церквей", где попеременно совершались обряды различных
конфессий. Это привело к усилению религиозной толерантности, в т. ч.
появлению Аугсбургского религиозного соглашения о свободе вероисповедания
для имперских сословий.
Идеологическая основа экуменизма базировалась на "теории ветвей",
подразумевающей единоначалие всех христианских течений. Протестантская
среда, являвшаяся главным источником распространения идей экуменизма,
стремилась
наладить
межконфессиональную
коммуникацию,
посредством
совместных молитв, евхаристического служения.
Экуменистическое движение в современном виде образовалось в первой
половине ХХ века, три организации: Международный миссионерский совет,
"Жизнь и деятельность", "Вера и порядок", учредили Всемирный совет церквей.
Постулат экуменизма наконец конкретизировался: "ВСЦ не ставит своей целью
построение «сверх-Церкви» или стандартизацию стилей богослужения; скорее
речь идет о более глубоком общении христианских церквей и общин с тем, чтобы
они могли увидеть друг в друге истинное воплощение "единой, Святой, Соборной
и Апостольской Церкви". Это положено в основу совместного исповедания
апостольской веры, сотрудничества в миссионерском и человеческом служении и,
когда это возможно, совместного участия в таинствах."
Несмотря на видимое отсутствие противоречий и наследование основных
христианских идей, постулатов, экуменизм не получил единогласного одобрения
2
23
в христианской официальной среде.
В течение всего прошлого столетия, представители ряда конфессий
осторожно
высказывались
об
экуменистических
идеях,
признавая
их
благотворный посыл к налаживаю межконфессионального диалога, но вместе с
тем, обнаруживая критические недочеты в идее объединения Церквей.
Две главные идеологии христианского мира, католическая и православная
церкви, в равной степени признают друг друга, но не всегда видят возможность
принять иные ответвления и раскольнические движения, которые входят во
Всемирный совет церквей.
"Православная церковь не может принять тезис о том, что, несмотря на
исторические разделения, принципиальное, глубинное единство христиан якобы
нарушено не было и, что Церковь должна пониматься совпадающей со всем
„христианским миром“, что христианское единство якобы существует поверх
деноминационных
барьеров»,
«совершенно
неприемлема
и
связанная
с
вышеизложенной концепцией так называемая „теория ветвей“, утверждающая
нормальность и даже провиденциальность существования христианства в виде
отдельных „ветвей“», «Православная церковь не может признавать „равенство
деноминаций“. Отпавшие от Церкви не могут быть воссоединены с ней в том
состоянии, в каком находятся ныне, имеющиеся догматические расхождения
должны быть преодолены, а не просто обойдены».
"Католики
призваны
исповедовать,
что
существует
историческая
непрерывность — укорененная в апостольской преемственности — Церкви,
основанной Христом и Католической Церковью: «Это и есть единственная
Церковь Христова, … которую Спаситель наш по Воскресении Своем поручил
пасти Петру и ему же, как и другим апостолам, вверил ее распространение и
управление и навсегда воздвиг ее как столп и утверждение истины“. Эта Церковь,
установленная и устроенная в мире сем как сообщество, пребывает в
католической церкви, управляемой преемником Петра и епископами в общении с
ним». Словосочетанием «subsistit in» («пребывает в») II Ватиканский Собор
стремился уравновесить два вероучительных высказывания: с одной стороны, что
3
24
Церковь Христова, несмотря на разделения, существующие между христианами,
пребывает в полноте лишь в католической церкви; с другой стороны — то, что
«вне ее ограды также можно встретить множество крупиц святости и истины» (то
есть в Церквах и церковных общинах, не состоящих в совершенном общении с
Католической Церковью). Однако, принимая это во внимание, необходимо
утверждать, что «сила их исходит от той полноты благодати и истины, которая
вверена Католической Церкви».
Протестанты, англиканская церковь и адвентисты седьмого дня напротив,
активно внедряют экуменистические идеи среди своих последователей и
принимают ряд мер, способствующих развитию сотрудничества. Так, целый ряд
англиканских приходов ввел систему "открытых коммун", позволяющую любому
крещеному христианину принимать участие в обрядах и таинствах этих приходов.
В то же время, церковь адвентистов седьмого дня ограничивает свою работу
с ВСЦ только социальной сферой. Причиной служат серьезные религиозные
расхождения внутри адвентистской конфессии, слишком либеральная политика
которой привела к отделению от него самостоятельных движений, не желающих
налаживать межконфессионный диалог.
Прямая критика экуменизма, как правило, заключается в необходимости
объединения
с
еретическими,
по
мнению
традиционного
христианства,
верований. По этой причине, Католическая Церковь и РПЦ не участвуют в ВСЦ,
но для поддержания коммуникации, держат постоянных наблюдателей на совете.
В критике экуменизма православными религиозными деятелями иногда
используется термин "ересь": "Нападающим на Церковь Христову и учащим, что
она разделилась на ветви, которые отличаются между собою своим учением и
жизни, и утверждающим, что Церковь не существовала видимо, но от ветвей,
расколов и иноверий, должна соединиться во едино тело; и тем, которые не
отличают истинного священства и таинств Церкви от еретических, но учат, что
крещение и евхаристия еретиков достаточны для спасения; и тем, которые имеют
общение с этими еретиками или содействуют им, или защищают их новую ересь
экуменизма, под предлогом братской любви и объединения разделенных христиан
25
— Анафема."
Экуминистическую "ересь" с точки зрения православных теологов можно
конкретизировать, выделив два основных момента:
1. Адогматизм – отрицание полноты и истинности православного учения о
Боге.
2. Негативное восприятие прозелитизма и стремление заменить любую
просветительскую
деятельность
среди
иноверцев
экуменистическим
диалогом. Признание права на существование православных сект и
движений.
Несмотря на противоречия, коммуникация между РПЦ и ВСЦ существует
на постоянной основе: "Важнейшая цель православного участия в экуменическом
движении всегда состояла и должна состоять в будущем в том, чтобы нести
свидетельство о вероучении и кафолическом предании Церкви, и в первую
очередь, истину о единстве Церкви, как оно осуществляется в жизни Поместных
православных церквей». Членство РПЦ во Всемирном совете церквей, говорится
далее, не означает признания его церковной реальностью самого по себе:
«Духовная ценность и значимость ВСЦ обуславливается готовностью и
стремлением членов ВСЦ слышать и отвечать на свидетельство кафолической
Истины» (приложение к "Основным принципам отношения РПЦ к инославию").
Таким образом, мы наблюдаем проникновение синкретической идеи «НьюЭйдж» в христианскую религию и навязывание диалога с носителями этой идеи.
Представители традиционных католичества и православия поставлены в
ситуацию,
когда
идеологическая
религиозных догматов.
борьба
сильно
затруднена
единством
26
§1.2 Характерные особенности «Нью-Эйдж»
как культурно-религиозного движения современности
Как уже было сказано, с 80-х годов ХХ века в исследованиях новых
религиозных движений все чаще упоминается понятие, обозначаемое термином
«Нью-Эйдж», иногда его обозначают как «движение «New Аge», реже как
«религиозность «Нью-Эйдж»». Название движения «Нью-Эйдж» (англ. New Аge)
или, если использовать буквальный перевод, «Новая Эра» связано с его
ориентацией на наступающую новую астрономическую эпоху — «Эру Водолея»,
которая продлится около 2500 лет. Данная эпоха, по мнению последователей
движения «Нью-Эйдж», ознаменуется серьезной трансформацией в духовном и
ментальном развитии человечества.
«Нью-Эйдж», или "Новая Эра", соотносится с астрономической эпохой Эры
Водолея, о дате наступления которой до сих пор не могут договориться
астрологи, но она точно начнется в этом тысячелетии. Эта Эра продлится 2500
тысячи лет и в это время (по утверждениям мистиков НРД) произойдет
глобальное духовное обновление человека.
Несмотря на явное присутствие «Нью-Эйдж», как культурного феномена, в
информационном пространстве, оно до сих пор не получило границ применения и
это создает методологическую проблему. «Предметом споров до сих пор остается
не только большинство аспектов «Нью-Эйдж», но даже само его существование»
[27, с. 25].
При попытке разобраться во множестве определений «Нью-Эйдж» и
упорядочить их, получилось разбить их на три группы.
1. Движение «Нью-Эйдж» - это организации, не входящие в единую систему,
но основывающиеся на похожих религиозных представлениях.
2. Движение «Нью-Эйдж» – как культовая среда, либо часть среды,
основанной, по большей части на аудиторных культах, не обязательно
несущих религиозный элемент.
3. Движение «Нью-Эйдж» - это современное явление синкретизации сознания,
которое сплавляет мировоззренческие идеи из разных источников.
6
27
Определение из первой группы лаконично и относит «Нью-Эйдж» к НРД.
Как правило, оно сверяет признаки движения со списком специфических черт.
Тут необходимо ответить, что авторские списки имеют небольшие различия
между собой. Что касается типологизации, то тут дела обстоят хуже и градация
«Нью-Эйдж» может значительно скакать у разных авторов.
Одни [28,с.345] отнесут движение к оккультно-мистическим школам,
другие – к разновидности институциональной религии либо синкретическому
религиозному новообразованию [29, с.503].
Отечественные религиоведы стараются ориентироваться на западную
типологизацию термина, отслеживая частоту той или иной характеристики.
Например: «Основы
религиоведения» [29, с.503], в первом издании этого
учебника, раздел посвященный НРД называется «Современные нетрадиционные
культы», Там «Нью-Эйдж», как тип движения, не обосабливается.
Четвертое издание «Основы религиоведения» [30, с.171] предлагает этот
раздел под названием «Новые религиозные движения», он включает подраздел
«движения нового века», заменивший «новую магию и спиритизм».
По итогам анализа, руководствуясь указанной типологизацией, многие
известные НРД относятся к движению «Нью-Эйдж».
Головушкин Д.А., таким образом, обозначил саентологов. «Классическим
примером «Нью-Эйдж» выступает саентологическая церковь» [31, с.312]. Но
часть исследователей оспорит его анализ. Кантеров И.Я. определил церковь
саентологов к почти одноименному направлению – сайентологическому.
Отчасти соглашаясь с ним, Кениг обнаружил, что псевдонаучное сочинение
Р. Хаббарда, "Дианетика: современная наука о разуме", практически не
представлено в литературных магазинах, специализирующихся на «Нью-Эйдж».
К тому же, он описывал расхождения в организации работы и структуре: «В
Саентологии разработали сложную систему иерархии и требуют постоянного
участия, следовательно, запрещают членство в других организациях, данная
характеристика не является типичной для движения «Нью-Эйдж»» [31, с.503].
Альтернативные варианты корреляции НРД с «Нью-Эйдж» могут быть
28
проще в применении. МакДауэлл и Стюарт предложили размежевание культов на
три группы: западную, восточную и непосредственно культы нового века, тот
самый «Нью-Эйдж». Последняя группа отличается от остальных, во-первых
синкретизмом, во-вторых, ее участники отодвигают на второй план культовые и
знаковые символы традиционных религий (священные писания, божественные
персоналии, обряды). Таким образом, движение «Нью-Эйдж» «провозглашает
себя котлом, в котором варятся все верования с преобладанием монистического
пантеизма, что означает "все есть одно", а иногда и "все есть бог". От восточных
культов движение «Нью-Эйдж» отличает двухступенчатый план преобразования сначала себя, а затем мира».
Как уже говорилось выше, определения первого типа не содержат общих
знаковых отличий между НРД и «Нью-Эйдж». Для их выявления можно
обратиться к разработке Дж. Сайра, который привел несколько тезисовпринципов «Нью-Эйдж»:
1. Какова бы ни была природа бытия (идея или материя, энергия или частица),
во главе угла стоит личностное "Я", самость, которое и есть первичная
реальность. Все больше осознавая и постигая этот факт, человечество
приближается к порогу радикальных изменений в своей природе. Уже
теперь можно видеть провозвестников преображенного человечества и
прототип "Нового века".
2. Несмотря на то, что космос един в себе, он проявляется в двух измерениях:
видимом мире, доступном обыденному сознанию, и невидимом (свободном
духе или всемирном разуме), достигаемом посредством измененных
состояний сознания.
3. Главный опыт в философии "Нового века" - это "космическое сознание", в
котором обычные категории пространства, времени и морали имеют
тенденцию к исчезновению.
4. Физическая смерть не означает уничтожения "Я"; в момент переживания
"космического сознания" страх смерти исчезает.
Метафизический вопрос о природе реальности в рамках философии "Нового
8
29
века" решается в трех основных плоскостях: 1) согласно оккультной версии, все
существа и явления, воспринимаемые в измененном состоянии сознания, имеют
бытие, отличное от бытия сознающего "Я"; 2) согласно психоделической версии,
все это представляет собой проекцию познающего "Я"; 3) и, наконец, согласно
концептуальной релятивистской версии, "космическое сознание" - это осознание
активности разума, использующего одну из многих необычных моделей
реальности, ни одна из которых не является более "истинной", чем другая
[32,с.117].
1. Группа открыто призвана содействовать «новому времени», то есть эре
Водолея.
2. Группа открыто поддерживает характерные веяния нового времени (монизм
— «все едино», пантеизм — «все есть Бог», гностицизм — «спасение или
исцеление
приходит
с
помощью
особых
познаний»,
карма
и
перевоплощение, духовная эволюция, восшедшие учителя, равные Христу,
и т.д.).
3. Группа
открыто
отстаивает
оккультные
практики
нового
времени
(ченнелинг, медиумизм, астрология, психическое исцеление, нумерология,
магия, различные способы достижения измененного состояния сознания, то
есть медитация, монотонные песнопения, потеря чувствительности, гипноз
и т.д.; использование кристаллов и пирамид в психотерапевтических и
мистических целях).
4. Группа пользуется специфической терминологией «Нью-Эйдж» (чакры,
космическое
сознание,
самореализация,
всемирная
высшая
самость,
энергия,
сотвори
глобальная
свою
деревня,
собственную
действительность, сила Кундалини, Инь и Янь и др.).
Джон Ньюпорт, в свою очередь, определил корневые идеи движения «НьюЭйдж»:
1. Монизм мировоззрения адепта «Нью-Эйдж» характеризуется как "все
едино". Вселенная для него, это кристальное, единое, всеобъемлющее и
всеобщее.
Космос
-
процесс
коммуникации
энергий,
стирающий
9
30
противоречия. Для адепта «Нью-Эйдж» нет границ и деления между
человеческим родом и миром, природой, иногда отсутствует разделение
человека и бога.
2. Преобладающая идея пантеизма приводит к божественному принципу
"абсолютного объединения". Все сущее - все люди и растения есть лишь
часть единого бога. Бог – это энергия, либо сила.
3. Человек – носитель божественного начала, а его личность – одна из
множественных его манифестаций. «Мы боги в маскировке, только
невежество отделяет нас от осознания этого».
4. Вера в реинкарнацию и карму. Движение «Нью-Эйдж» утверждает личную
трансформацию, как цель и смысл жизни. Человек должен выбрать личный
путь своего духовного возвышения. Кармический путь через реинкарнации,
одну или множество – единственный способ достичь бога.
5. Стремление к расширению собственного сознания и мироощущения. «НьюЭйдж» постулирует иллюзорность границ и конечности чего-либо.
Просветление и выход за рамки сознания – это достижение бога [33].
Помимо этого, необходимо рассмотреть работу Л.И.Григорьевой которая
так описывает центральные идеи этого движения:
− Близость
"Нового
века"
-
эры
Водолея,
при
котором
будущее
рассматривается как «золотой век» для избранных. Избранными станут те
люди, которые смогут измениться, стать новой расой.
− Основа "новой духовности" - понимание единства всех религиозных
традиций и учений. Из этого следует создание эклектичных религиозных
учений, каждое из которых, претендуя на истину, тем не менее, призывает к
межрелигиозному диалогу
− Повышенное
внимание
к
проблемам
современности
(особенно
экологическим) Григорьева обозначает как мистический экологизм,
рассматривающий плачевное состояние планеты как следствие духовных
проблем человечества – культа потребительства, гедонизма и эгоизма.
− Изменение идеи Бога, спасения в рамках соотношения с человеком. Данное
0
31
движение антропоцентрично и посюстороннее, а способы спасения
ориентированны на «Здесь и сейчас».
− Григорьева
отмечает
значительное
место
космизма,
глобализма
и
оптимистической футурологии в движении «Нью-Эйдж».
− Увеличение роли женщины в обществе и религиозной жизни. Женщина не
только не уступает мужчине в вопросах религиозной жизни, но и
превосходит его [34,с.88-89].
Из приведенных списков можно отследить некое обобщение, приведение к
константе разнообразных критериев, относящих или отделяющих от движения
«Нью-Эйдж». Учитывая, что некоторые пункты в разных схемах концептуально
совпадают,
следует
отметить,
что
часть
из
них
относится
к
НРД
неоориенталистского направления.
Из-за широкого распространения в «Нью-Эйдж» культуре таких понятий
как
медитация,
аура,
карма,
чакры,
внутренняя
энергетика
человека,
заимствованных из восточного культурного наследия, изучаемое движение и
неоориенталистские НРД, порой трудноразличаемы.
В том числе, необходимо затронуть такую тему, как «Нью-Эйдж» и
неоязычество. Вторая группа, имея достаточно яркие, самобытные особенности,
при этом сохраняя концептуальность «Нью-Эйдж», формирует в движении
собственную субкультуру.
Одной
из
характеристик
неоязычества
является
нетипичная
для
ньюэйджевского движения магическая составляющая.
Российские религиоведы, в основном обозначают неоязычество как тип
НРД[35,с.171]. В «Нью-Эйдж»-группе неоязычество входит в оккультномистические течения. В различных исследованиях можно встретить такое
определение, как "современное неоязыческое течение" [36,с.105].
Институциональные НРД – приоритет для отечественных религиоведов. В
первую очередь, это обусловлено их классической структурой, свободно
поддающейся традиционным исследовательским методам. Такие группы, как
Свидетели Иеговы, Богородичный центр и Общество Сознания Кришны наглядно
1
32
разбираются на предмет религиозности и квазирелигиозности.
Центрические группы НРД, в движении «Нью-Эйдж», нередко имеют
лидера, это Е. Марченко у "Радастеи", В. Мегрэ у "Звенящих кедров России" и
другие. Они, как правило, имеют признаки, позволяющие отнести их к
религиозным образованиям и не считать квазирелигией.
Культовая среда(cult milieu) – широкое понятие, со своей спецификой не
задерживающееся в рамках отдельного НРД-течения. Это определение за
авторством К. Кэмпбел, исчерпывающе описывает феномен рождения и распада
культов нового времени.
Сама культовая среда – это поглощение исчезающих культов и образование
новых, нередко на материале поглощенных. Разнородность культов и даже
отсутствие коммуникации между некоторыми не мешает воспринимать их единой
средой.
Примером описания cult milieu можно взять высказывание Волтера
Ханегреафа: "«Нью-Эйдж» это культовая среда, осознавшая себя в 70-х и в своей
массе являющаяся единым движением. Оно проявляется в критике Западного
масскульта посредством западного секуляризованного эзотеризма."
Ханегреаф определяет «Нью-Эйдж» не синонимом культовой среды, а ее
состояние в конкретный временной промежуток.
Таким образом выходит, что «Нью-Эйдж» – это сознанная и единая
культовая среда. Во избежание неточностей, В. Ханегреаф ограничивает
временной порог для входящих в «Нью-Эйдж» групп с контркультурной
революции 60-х. При этом движение середины прошлого века отличается от
движения 80-х отсутствием политической борьбы и практикой наркотерапии для
освобождения сознания. Современный «Нью-Эйдж» для него родился в 70-х и
полностью сформировался в конце 80-х.
Для выделения адептов «Нью-Эйдж» из культовой среды можно
использовать характеристики, аналогичные для вычленения самого движения из
массы НРД. Пользуясь теоретическими положениями М. Фергюсона мы видим,
что для ньюэйджеров характерны следующие идеи:
2
33
− истина многогранна, мы можем называть ее различными именами (Бог,
Абсолют, Атман и т.п.), к ней ведет не одна дорога, а много;
− существует общечеловеческое духовное пространство,
все
границы
-
национальные, религиозные и всякие другие - условны;
− есть высшее «Я» и есть «эго», индивидуальное сознание есть переплетение
высшего «Я» и «эго», причем второе у большинства людей преобладает над
первым;
− самая важная эмансипация, к которой необходимо стремиться всем людям, духовная - освобождение высшего «Я»;
− высшее «Я» - часть Высшей реальности, и последняя познается через
первую;
− духовный рост начинается с веры в себя, с принятия себя;
− невозможно понять другого, если не понимаешь себя, невозможно понастоящему любить другого, если не любишь себя;
− каждый человек изначально добр, дурное в людях - нарушение внутреннего
развития;
− внутреннее развитие может избавить людей от большинства как личных,
так и социальных проблем;
− мир на земле наступит только тогда, когда он установится в душах;
− все связано со всем, Земля - живой организм;
− жизнь - это энергетический процесс, все происходящее и в природе, и в
обществе по сути - обмен энергии;
− помимо видимого, физического, каждое живое существо имеет еще
невидимые тела, одно из которых - энергетическое. Энергетическое тело не просто биополе, оно имеет структуру, поддерживается обменными
процессами и его состояние определяет состояние здоровья человека:
болезни - это нарушение энергетических процессов, а лечение - их
восстановление;
− смерть - изменение формы существования, за ней следует новое рождение
3
34
[37,с.7].
Российский исследователь НРД Е. Эгильский разбивает все движения на
два типа, для него существуют: «как высокоструктурированные, так и
слабоструктурированные,
более-менее
аморфные
движения.
Высокоструктурированные обладают, как минимум, сложившейся организацией,
существуют формальные акты вступления в движение и изменения статуса
внутри него». В первом случае он определяет движения как секты, а во втором –
как харизматические культы и культы-аудитории.
Отсутствие единого признанного лидера среди многочисленных духовных
наставников и гуру, гибкость либо организационная аморфность не позволяет
явно отнести «Нью-Эйдж» к религии. Пользуясь Концепцией государственной
религиозной
политики
РФ:
«общность,
членов
которую
объединяют
мировоззренческие установки, нравственные представления, поведенческие
ориентиры, способы внутри и внеобщинных отношений, языковые особенности»
[38], можно отнести это движение к квазирелигиозной субкультуре.
В формате этой диссертации, термин квазирелигиозная субкультура
разобран вполне исчерпывающе. А. Л. Дворкин пишет о «Нью-Эйдж» как о «ядре
в оккультной субкультуре, вокруг которого в зависимости от числа разделяемых
идей концентрируются самые различные оккультные группы. Это своего рода
аналог экуменического движения в оккультной среде» [39,с.721].
Поскольку
само
понятие
"оккультная
группа"
подразумевает
околомагические практики, это несколько расширяет наше понимание части
объединений внутри движения «Нью-Эйдж».
Вместе с понятием "оккультное", соседствует понятие "эзотерическое". В
книге "Эзотерика для непосвященных" [40], профессора Золотухиной, термин
эзотерика/эзотерическое используется для описания оккультных элементов.
Меркантилизация эзотерических идей уничтожила их смысл как "тайного
знания". Таким образом, под определенным взглядом «Нью-Эйдж» движение
становится "псевдоэзотерическим", ввиду его профанирования для "рынка
духовных услуг".
35
Термин "эзотерический" сложен в применении по трем причинам:
1. Утрата первоначального смысла самого термина.
2. Проблема с временными рамками и вытекающий отсюда вопрос:
существует ли пласт неоэзотерики?
3. Неопределенность в основных акцентах эзотерических идей.
Подводя итог в дефиниции движения «Нью-Эйдж», можно сделать вывод,
что более удобным и широким термином является "квазирелигиозное".
Понятие описывает выход феномена за границы традиционных религий,
если брать структурные аспекты. При этом признает его отношение к религиозной
сфере.
Но термин "эзотерическое" конкретизирует его генезис, раскрывая весь путь
развития идеологического базиса. Снова воспользовавшись исследованием
Волтера Ханегреафа - «движение «Нью-Эйдж» это секуляризированный
эзотеризм» [41,с.517].
Менее популярно определение «Нью-Эйдж», которое не подразумевает
приведение этого культурного феномена к узким рамкам. Широкое понимание
позволяет отнести подавляющее количество НРД к «Нью-Эйдж». На примере
А.Л. Дворкина «…можно говорить о НЭ и в расширительном смысле как о
социокультурном
феномене
—
идеологической
основе
современной
постхристианской цивилизации» [41,с.701-702]. В итоге получаем, что «НьюЭйдж» выражает всю культовую среду, не акцентируясь на отдельной ее части.
Такие исследователи, как С. Сатклиф, предлагают еще одну дефиницию
движения «Нью-Эйдж». Он размышляет в ключе деконструкции движения, как
эмблемы НРД второй половины 20 века [43].
Сатклиф определяет три категории "искателей духовности":
1. Одиночные искатели, с общим или уникальным опытом познавания
божественного.
2. Искатели, по мере развития, сменяющие духовный ориентир.
3. Искатели, чья идеология подразумевает синкретизацию ориентиров.
Третья категория наиболее характерна для большинства современных
36
адептов НРД.
Оперируя подходом Сатклифа, устраняется методологическое препятствие в
определении термина «Нью-Эйдж», при этом получая новую проблему. Она
заключается
в
необходимости
найти
понятие
для
позиционирования
идеологии/воззрений "духовных наследников" НРД. В исследовательских работах
встречается
множество
наименований,
преобладают
"духовность"
и
"альтернативная духовность".
Имеет
место
уточнение,
что
«Нью-Эйдж»,
по
мнению
многих
исследователей, представляет собой скорее мейнстримное обозначение для
некоторых культовых и религиозных явлений и личностей, чем непосредственно
религию. Эти исследователи оперируют расплывчатым пониманием движения.
Как пример, можно привести компромисс в названии западного журнала,
изучающего альтернативную духовность и «Нью-Эйдж» [44].
Я придерживаюсь позиции ряда исследователей, использующих часть
описанных понятий в качестве методологических ориентиров при исследовании
движения
«Нью-Эйдж».
П.
Кларк
описывает
«Нью-Эйдж»
как
зонт,
накрывающий множество НРД [45, с.2].Последователи этого движения несут
идеологию и мировоззрение, которое во многом сходится с позицией участников
общей квазирелигиозной субкультуры.
Исследование НРД сталкивается с методологическими проблемами в тех
эпизодах,
когда
авторские,
специфические
определения
«Нью-Эйдж»
накладывают на большинство религиозных течений. Например, Таевский Д. А
относит к движению около 50 миллионов жителей США: ««Нью-Эйдж» общее
название группы синкретических оккультных течений, зародилась после второй
мировой войны на базе теософского учения» [46, с.49].
Соотнося этот подход с первой группой определений «Нью-Эйдж»
выходит, что к движению относятся все люди, верящие в гороскопы, карму и
переселение душ, а это, по данным соц. опросов, 1/6 населения США.
Другой пример расхождения в идентификации НРД, это религиозные
движения
восточного
генезиса.
И.Я.
Кантеров
определяет
группу
6
37
неоориенатлистских НРД, в то время, как Л. П. Пендюрина пишет о них: «К числу
наиболее крупных течений «Нью Эйдж» в период с 60-х гг. по наше время можно
отнести Миссию Рамакришны, Общество божественной жизни, Общество
трансцендентальной медитации, Международное общество сознания Кришны,
Миссию божественного света, Международное бюро саньясинов, Сатья Саи Баба
Фаундейшн» [47,с.8].
Господство плюрализма в методологии современного религиоведения
препятствует принятию единого, универсального определения для движения
«Нью-Эйдж». Но, изложенное выше, дает возможность установить границы этого
понятия.
Поскольку,
объективно
оценивая
положение
сегодняшнего
религиоведения и перспективы развития сферы приложения данной науки, можно
не ожидать в ближайшем будущем большей ясности. Поэтому важно фиксировать
рамки понятия «Нью-Эйдж» в каждом исследованиии.
Итак, опираясь на предложенную типологию определений «Нью-Эйдж»движений, в дальнейшем в работе будут подразумеваться две категории:
− «Нью-Эйдж» в узком смысле – религиозные организации второй половины
ХХ века, чей мировоззренческий базис можно отнести к корневым идеям
«Нью-Эйдж». Это позволяет рассуждать о движении как о религии,
имеющей все необходимые для этого структурные элементы: религиозное
сознание, религиозная деятельность, религиозное отношение и религиозная
организация. «Нью-Эйдж» в узком смысле понимается как вид НРД.
− «Нью-Эйдж» в широком смысле – это общность людей в культовой среде,
так или иначе разделяющая мировоззрение «Нью-Эйдж» движения.
Широкое понимание описывает «Нью-Эйдж» как квазирелигиозную
субкультуру. Современное общество подхватывает его идеи, поэтому к
движению будут относиться не только последователи НРД, но и массовый
потребитель "духовного товара".
Также большой вклад в изучение «Нью-Эдж» внесла Четверикова О.Н.,
которая в одной из своих работ сформулировала основные положения,
отражающие мировоззрение ньюэйджеров:
38
1. Монестический понтеизм, сутью которого является понимание Бога как
абстрактного безличного Духа. Бог присутствует в каждом из нас, так как
общее едино. То есть каждый человек является равным Богу, но для этого
необходимо его в себе пробудить.
2. Гностицизм, который говорит о том, что спасение придет лишь с
познанием, а вера и милость не важны, так как не один человек не знает как
он воистину был сотворен. А потому, единственный путь к спасению –
просвещение, конечной целью которого является преображение своего «Я»
3. Реинкарнация, которая говорит о том, что душа человека с каждым
рождением стремится к совершенству, а перерождение и переселение души
– это очередной шаг в ее эволюции.
4. Холизм (от греч. «целый», «цельный»). Все окружающее нас – единое
целое, каждая составляющая часть жизни стремится к гармонии с другими
ее элементами.
5. Синкретизм не отрицает ни одну из религий. Но в то же время говорит о
том, что ни одна религии не является уникальной и истинно верной,
каждую из религий синкретизм воспринимает лишь как часть знаний,
которые позволят приобщиться к сокровенному знанию. В результате
произойдет объединение всех религий. Знания в наш мир приносят,
воплощенные в нашем мире высшие духи, а это: Будда, Кришна, Иисус
Христос, Конфуций, Магомет. Все их учения – это составные части общей
религии.
6. «Эволюционный
скачок»
и
его
ожидание,
которое
приведет
к
преображению человечества к расе сверхлюдей, это и будет вступление
человечества в новую эру.
7. «Глубинная экология», которая говорит о единстве человека с космосом; а
природе не просто поклоняются, но вступают с ней в некое мистическое
общение.
Основной целью «Нью-Эйдж» Четверикова О.Н. обозначила стремление
добиться безличного состояния, которое достигается путем изменения сознания с
8
39
помощью различных методик и технологий, носящих, как правило, оккультный
характер.
Главными чертами», благодари которым «Нью-Эйдж» так эффективно
пробивается в мировоззрение современности, являются плюралистический
универсализм и глобальное мышление. С помощью плюрализма «Нью-Эйдж»
стремится к объединению всех религий и рас. А глобализм говорит о единстве
мира как всего живого. И мир этот нуждается в установлении единой
коллективизации души и личности.
Помимо этого, затрагивается и политическая часть, ведь представители
«Нью-Эйдж» открыто говорят о новом политическом порядке, стирающим все
границы между государствами и нациями и стремятся к единому гражданству.
Эти идеи разделают представители ООН, в котором ньюэйджеры видят
основателей всемирного правительства, а потому ЮНЕСКО прибегают к ним для
продвижении своих целей.
9
40
ГЛАВА 2. «НЬЮ-ЭЙДЖ» В СВЕТЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ
ТРАНСФОРМАЦИЙ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ
§2.1 Современные молодежные субкультуры, их специфика
Отождествление понятий "субкультура" и "контркультура" вызывает
затруднения при проведении между ними границ. Для примера разберем вывод
В.К. Сергеева: «К явлениям субкультуры или контркультуры в современной
молодежной культуре относятся неформальное молодежное движение или
объединение. Это альтернативные формы культуры, связанные с процессом
создания и выработки нового отношения к миру». Этот исследователь видит в
молодежных неформальных объединениях альтернативные культурные или
контркультурные проявления.
Как правило, основной представитель этих групп – не нашедшие себя в
обществе молодые люди, которые пережили социальный перелом. После этого
наступает переосмысление традиционных ценностей, разноуровненвый отказ от
официальной идеологии и негативное восприятие официальной культуры.
Традиционные идеалы, ценности и образ жизни остаются за рамками их взглядов
и участники таких молодежных движений полностью принимают привила и уклад
своего нового сообщества.
В данном понимании основы контркультуры содержится ее осмысление в
узком смысле слова. Надо учитывать, что имеет место наследственность
субкультур XXI века от американских прародителей середины ХХ.
Одновременно с этим, понимание контркультуры в широком смысле слова,
как процесса/механизма культурного развития, препятствует отождествлению ее
с прародителем из ХХ века. В противном случае мы придем к выводу, что все
современные молодежные неформальные объединения не представляют собой
единый пласт, противостоящий господствующей культуре и как итог – не
являются контркультурой.
Поэтому необходимо принимать прослеживающуюся связь от американских
хиппи и битников середины ХХ века к значительной части современных
0
41
субкультур, продолжающих и развивающих контркультурные тенденции.
Анализ генезиса контркультуры вычленяет главный фактор образования
молодежных субкультурных сообществ. Это затруднения, вплоть до полной
невозможности, самореализации своего потенциала в общей социокультурной
среде, связанное с конфликтами и отсутствием равноправного диалога между
представителями субкультур и носителями традиционных культурных ценностей.
Можно выделить ряд основных мотивов отстранения индивида от общей среды:
− одиночество;
− родительский и государственный контроль (на уровне образовательных
учреждений);
− коллективный диктат общепринятых ценностей.
В итоге, в наличии привлекательная альтернатива для социального бунтаря,
находящегося в поиске единомышленников, как и он, отвергающих общество и
его идеи.
Исследовательский подход к контркультурному генезису с точки зрения
психологии, наглядно демонстрирует конфликт "отцов и детей". Молодое
поколение приходит к критической переоценке традиционных ценностей,
зачастую это связано с экономическим, политическим и социальным положением
в стране/обществе. Последнее влияет на остроту предполагаемого конфликта
молодежной субкультуры с "культурой отцов".
На эмоционально-чувственном уровне, этот конфликт представляет из себя
противопоставление общечеловеческих ценностей (справедливость, равенство,
свобода, любовь) материалистическому подходу взрослого поколения.
Классификация
субкультур
нашего
времени
предлагает
несколько
вариантов от разных исследователей:
1. М. Топалов: разделение сообществ по деятельности (современная музыка,
некоторые
виды
спорта,
экологическая,
мистико-философская,
правопорядок, мода).
2. Н.В.
Кофырин:
условия
и
факторы
образования
контркультурных
объединений (уровень/качество образования, место проживания, возраст). В
1
42
этом
случае
молодежные
движения
классифицируются
по
среде
происхождения.
3. С.А. Сергеев предлагает идеологическую типологизацию:
− анархо-нигилистическая/радикально-деструктивная идеология
(экстремистские субкультуры, правого и левого толка, панки);
− романтико-эскапистская
идеология
(толкиенисты/реконструкторы,
хиппи, индеанисты – люди, увлекающиеся индейской культурой,
байкеры);
− гедонистическо-развлекательная идеология (рэпперы, рейверы, мажоры);
− криминальная идеология (АУЕ, гопники, люберы).
4. З.В. Сикевич рассматривает молодежные субкультуры по следующим
критериям:
− способ
времяпрепровождения
–
нацисты,
люберы,
"зеленые"
и
фанаты
музыки/спорта, металлисты;
− социальная
позиция
–
различные
экокультурные
объединения;
− образ жизни – сюда входят сообщества со сложной внутренней системой
("пипл", "хайрасты", религиозные объединения);
− альтернативное творчество – арт-хаусные и официально не признанные
люди искусства.
Вне зависимости от метода классификации, все молодежные субкультуры
делятся на три типа объединений:
1. Асоциальные группы – искусственно выделяют/отделяют себя из общества
внешним видом, поведением, не создавая значимого давления на социум.
2. Антисоциальные – участники таких объединений различными (вплоть до
экстремистских),
способами
противостоят
власти,
законам
и
правоохранительным органам.
3. Просоциальные
–
сообщества
такого
типа
ведут
деятельность,
положительно воспринимаемую господствующей культурой.
При
изучении
отечественных
молодежных
субкультур,
перед
2
43
исследователем встает вопрос о копировании западных шаблонов и идеологий, во
время образования движений на территории России. С.А. Сергеев определил, что
это
заимствование
свойственно
неформальным
движениям
вообще,
поверхностное рассмотрение западных субкультур выявляет большое количество
чуждых и даже противоположных идей и ценностей западноевропейского
среднего класса.
Это позволяет сделать вывод, что общность субкультурных движений,
имеет устремление к поиску нового стиля жизни, на базе прошедшего адаптацию
к местным реалиям образа. У каждого отдельного образования это может быть
образ культовой личности, цивилизации, персонажа произведения искусства,
музыкальной
группы.
Как
правило,
эти
образы
подвергаются
сильной
идеализации и романтизации.
Разбирая базис молодежных субкультур на постсоветском пространстве,
можно отметить многочисленное заимствование
ориенталистских традиций,
африканских и северо-американских (индейских) культур, традиций российской
глубинки и древней русской истории. При этом, субкультурные движения
зачастую представляют развитые организации, со своей структурой и иерархией.
Иностранный идеологический, философский и культурный базис, лежащий в
основе некоторых образований, переосмыслен и адаптирован к местному
менталитету и социальным особенностям.
Отличительной особенностью отечественной субкультурной среды является
ее символичность и демонстративность, на фоне активной деятельности западных
молодежных движений. Если западные и европейские сообщества, в своей массе
представляют именно "движение", принимая активное участие в социальных и
политических процессах, то российская субкультурная среда, представляет из
себя некий "клуб по интересам", участники которого просто проводят досуг и
обмениваются информацией. Большинство субкультурных образований,
на
территории России, лишены глубокого, философско-побудительного базиса ввиду
отсутствия сильного отечественного идеологического начала, которое не могут
полноценно заменить чужеродные идеи.
3
44
На основе исследования М.В. Дегтяревой контркультурных элементов в
истории России, можно выделить три периода их становления и развития:
1. 1900-1930 - течения модернистов и молодая пролетарская культура.
2. 1925-1965 – внутренние культурные образования внутри соцреализма.
3. 1960-1995 – демократическая культура, к концу века утратившая
контркультурный статус.
В своих тенденциях, отечественная контркультурная среда ближе всего
приближалась к западной во второй половине ХХ века, вплоть до субкультурного
взрыва, пришедшегося на период распада СССР.
Отличительной особенностью русской контркультурной традиции 60-х
годов являлось то, что она была прерогативой интеллигенции. Вторым отличием
была направленность протеста. Западные представители субкультур протестовали
против глобализации и навязывании потребительского сознания, тогда как
советские и позже, российские бунтари пытались противостоять социальной
культуре советского периода.
Формированием духовного облика мыслящего поколения занимались,
например,
шестидесятники,
создавая
андеграудные
кружки,
занимаясь
самиздатом и продвигая рок-культуру, творчество отечественных бардов.
Позднее, их деятельность внесла существенный вклад в трансформацию
общества, перестройку и разрушения тоталитаризма.
Отечественный исследователь, Ксения Мяло, занимающаяся проблемами
молодежного бунта, в своих работах подчеркнула формирование новой формы и
содержания демократической стадии развития российской контркультуры.
Сравнивая отечественную контркультуру 80-х и ее западный аналог, она
находит
мощную
глобальную
направленность
последней,
ее
активную
антимилитаристскую направленность и озабоченность проблемами неимущих. В
это время советская молодежь проявляла не только полное равнодушие к
глобальным и внутренним проблемам, но поставило своей главной целью
создание
общества
потребления,
контркультурное западное движение.
с
которым,
в
том
числе,
боролось
45
Необходимо отметить, что современные исследования контркультуры в
основном дают положительную оценку большинству распространяющихся идей,
полагая, что они станут ключевыми факторами выхода из духовного кризиса.
Одним из исследователей, возлагающих надежды на это является А.С.
Панарин.
Он
определяет
контркультуру
предтечей
духовно-этической
революцией современности, проводя аналогии с глобалистикой: «Глобалистика –
поздний продукт сайентизма, результат ее диалектического самоотрицания».
Это
сходство
«предчувствии
контркультуры
возможного
и
при
с
глобалистикой,
этом
близкого
Панарин
конца
видит
в
техногенной
цивилизации». При этом отмечая, что глобалистика говорит об экологических
проблемах, в то время как контркультура озабочена духовными проблемами,
ведущими к распаду личности.
Другую положительную оценку контркультурному движению дает М.А.
Султанова: «Наша задача – показать ее позитивный, гуманистический,
демократический потенциал, которым она, безусловно, обладала». Проводя
анализ работ крупного теоретика контркультуры США ХХ в., Т. Роззака,
Султанова определяет основной причиной образования контркультуры развитие и
навязывание потребительского сознания. В его работах она также нашла
описанные им симптомы "восстания неугнетенных" в самой демократичной
стране, где базовые идеи и ценности техногенной цивилизации вошли в период
глобального
кризиса.
На
этом
фоне,
контркультура
служит
зеркалом,
отражающим остро стоящие проблемы современного общества и мира в целом.
Контркультурную альтернативу, как ответ современным проблемам,
рассматривает М.В. Миндюлина. По ее мнению, мощная контркультурная волна
должна быть создана для смещения стагнирущих массовых культурных
тенденций, образовав созидательное пространство будущего.
При этом она проводит границы внутри контркультуры, по разным ее
аспектам, влияющим на общество. Эти аспекты относятся к носителям различных
идей, созидающих и деструктивных. «Если носителем контркультуры выступает
интеллигенция, то контркультура выражается в виде неофициальной культуры,
46
которая развивается параллельно с господствующей, представляя собой культуру
повседневности и, постепенно внедряясь в сознание людей, становится новой
культурой,
формируя
альтернативный
образ
жизни.
В
данном
случае
контркультура выступает как процесс созидания новой господствующей
культуры, которая проявляется в защитной, развивающей, преобразующей и
компенсаторной ее формах. Контркультура позволяет обществу приспособиться к
изменившимся историческим условиям и привести свой уровень развития в
соответствие с ними, что позволяет рассматривать ее контркультуру не только как
особый вид творчества, но и как вид социальной адаптации, которая остро
проявляет себя в кризисные периоды, связанные с потерей традиционных
ценностей того или иного общества».
Миндюлина определяет целями контркультуры:
− новый этап общественного развития;
− ликвидация несоответствия между уровнем развития общества и новыми
историческими условиям;
− прямая адаптация общества к новым историческим реалиям.
Дегтярева затрагивает роль контркультуры в развитии общества, отделяя
ее от маргинальных движений, выводя последние в совершенно отдельную
сферу. Она говорит:«…характерное для позиций многих исследователей
контркультуры отождествление содержания последней лишь с адекватным(ой)
маргинальным группам общества простой нигилистической духовной доминантой
не является достаточным в характеристике действительной специфики
контркультуры».
Глубоко изучая контркультуру, Дегтяерва пытается проработать все ее
аспекты, для составления полной картины, что, в свою очередь, позволит
провести переоценку уже сформированных негативных взглядов на эту сферу. В
результате станет возможным объективный взгляд на роль контркультуры в
развитии общей культуры.
Можно видеть, как современные исследователи позитивно характеризуют
контркультурное явление. Его существование необходимо для полноценного
6
47
функционирования и развития общества. В этих процессах, контркультура
занимает роль, формирующую современное сознание, которое должно бороться
с вызовами времени, главным из которых является стагнирующее общество
потребления.
В.К. Сергеев, например, выделяет главенствующую функцию субкультур,
как предоставление возможности самореализации личности. А субкультурная
среда, при этом, становится инструментом для постановки и достижения целей,
одновременно компенсируя личную несвободу в официальных структурах.
Вторая по значимости функция – эвристическая, позволяющая развивать
нравственные устремления и реализовывать творческий потенциал, влияющие
на социокультурную сферу общества.
Несмотря на описанные положительные черты контркультуры, она не в
состоянии препятствовать проникновению потребительского сознания в свою
систему ценностей. А.В. Таран в своей книге "Контркультура и новая культура
потребления" описал, как контркультура становится предтечей нового общества
потребления. Анализируя работы Д. Хиза и Э. Поттера, он показал, как даже
радикальная борьба с потребительским сознанием создает новые рынки для
потребителей. По его мнению, конформизм и контркультура – суть две стороны
одной медали: «в 80-е годы то самое поколение, которое “настроилось,
подключилось и выпало”, сыграло главную роль в самом мощном в
американской истории витке демонстративного потребительства».
Потребительские
заметны
синкретики
тенденции
западного
контркультурного
движения
в его отношении к религиозным вопросам, которые, помимо
религии,
науки
и
психологии,
привели
к
образованию
наркотического мистицизма, подменившего самопознание и самореализацию
потреблением наркотических препаратов.
Религиозно-мистическая составляющая контркультуры, по важности,
стоит рядом с общественно-нравственной. Балагушкин пишет: «Особенно
заметными
религиозно-мистические
контркультуре,
на
почве
которой
влияния
оказались
в
впервые
появились
все
молодежной
известные
48
нетрадиционные религии, секты и культы, начиная от дзэн-буддизма,
воспринятого молодыми антиконформистами в форме битнического дзэна, и
кончая психоделией (культом религиозно-наркотического опьянения, известного
в России под названием герметики) и раджнишизмом (культом недавно
скончавшегося Бхагавана Шри Раджниша, предлагавшего Горбачеву свои
услуги в духовном возрождении нашей страны)».
Этот контркультурный пласт подвергается различным оценкам. Например
Султанова видит потенциал для начала межкультурного диалога: «Целью жизни
молодежь объявляла духовный рост, духовное развитие, самосовершенствование.
В своих поисках путей самосовершенствования и саморазвития она открывала для
себя ценности восточных религий, мистический опыт восточной традиции, первая
начав, таким образом, настоящий “диалог культур”, который так высоко ценится
сегодня».
Но контркультурный религиозный феномен на территории России 90-х
годов можно расценивать и как образование "новой религиозности" – «НьюЭйдж» движения, синкретизирующего оккультные системы и религиознофилососфские идеи, для создания религии новой эры, единой и универсальной.
Напоследок стоит отметить, что прародители современных субкультур, в
борьбе с потребительским сознанием, продвигали достаточно радикальные идеи и
тенденции, предъявляя жесткие требования к своим последователям. Первые
ростки идеологии «Нью-Эйдж», в контркультурном движении, укреплялись на
почве этой борьбы, но образование нового потребительского рынка продиктовало
новые же условия. Как итог, произошла некая трансформации идей «Нью-Эйдж»,
позволившая сохраниться им в философии молодых субкультур последнего
десятилетия. Эти субкультурные образования, в основной массе, занимают
пассивную социальную позицию, не предъявляя желающим влиться в свои ряды
список жестких требований.
Рассмотрим некоторые из них:
Хикикомори (яп. 引きこもり разг. сокр. хикки, букв. нахождение в
уединении, то есть «острая социальная самоизоляция») — японское слово,
8
49
описывающее молодого человека, отказавшегося от социума и, зачастую,
стремящегося к крайней степени социальной изоляции и уединению, вследствие
разных личных и социальных причин. Такие люди не имеют работы и живут на
иждивении родственников.
Как правило, причиной отшельничества хикки является социофобия.
Страдающие ей люди, не имеют возможности принимать участие в социальных
процессах, и взаимодействие с окружающими вызывает у них дискомфорт, страх
и боль. Потому они и прибегают к различным видам эскапизма, вследствие чего у
них формируются различные виды зависимостей. Обычно это игромания,
интернет-зависимость и прочее. В отличие от изначального явления хикикомори,
которое основано на полном отказе от общения и уход в себя, с приходом
интернета в японский быт, всемирная сеть явилась суррогатом безопасной,
относительно бесстрессовой коммуникации. Также причинами этого феномена
становятся депрессия, агорафобия, панические атаки при выходе на улицу,
тревожное
расстройство
личности,
социопатия,
ОКР,
расстройство
аутистического спектра и иные ментальные болезни. Однако, среди хиккикомори
процент действительно больных подобными недугами составляет чуть меньше
половины.
Геймеры. На сегодняшний день, игровая индустрия превратилась в
глобальную
сферу,
средство
зарабатывания
денег
производителями
и
потребителями, источником игровой зависимости, которую ВОЗ официально
признал психическим расстройством. Сфера компьютерных игр образовала
собственную субкультуру, с идеологией(игры – средство развить свой внутренний
потенциал), структурой(компьютерный спорт, игровые чемпионаты, иерархия
победителей
и
профессиональные
команды),
финансовыми
потоками(многомиллионые призовые на чемпионатах и внутриигровые платежи),
жаргоном.
Жаргон геймеров – один из самых интересных и богатых среди
современных субкультур. Некоторые термины уже вышли за пределы собственно
"арго" и знакомы даже тем пользователем Интернета, которые ни разу не играли в
9
50
компьютерные игры – например, многие знают, что такое «косплей», «баг» или
«аккаунт». Но встречаются и такие, которые для непосвященного человека звучат
дико.
Например, «гуслями» любители симуляторов танков называют танковые
гусеницы. «Загуслить» – разбить гусеницы. Также можно обратить внимание на
множество
разнообразных
аббревиатур:
от
ММО
(массовая
многопользовательсткая онлайн-игра) и РПГ (ролевая игра) до громоздких
ММОФПС (массовый многопользовательский шутер от первого лица) и ББММОГ
(браузерная многопользовательская массовая онлайн-игра).
Ванильки (ванильные). Эта специфическая субкультура зародилась в
начале 2010-х и распространена в среде девушек-подростков. Этимология
названия движения ведется от внутреннего дресс-кода, подразумевающего
обязательное наличие розовых элементов в одежде и демонстрируемой любви к
сладкому. Мировоззрение ванильных базируется на трех идеях:
1. Подчеркивание женственности, инфантильности, слабости, как реакция на
суровые реалии жизни.
2. Демонстрация
собственной
депрессивности
и
тяга
к
трагедизации
окружающей действительности, что соседствует с "тихим бунтом" – уходом
в себя и отстранением от социума.
3. Обязательное соблюдение внутреннего дресс-кода.
Тамблер-герл (веб-панк). «Тамбер-герл» девушки, поддерживающие и
распространяющие
определенный
визуальный
стиль
на
сайте
Tumblr.
Обязательная атрибутика последователей этой субкультуры: черные кресты на
фоне космоса, тонкие черные ошейники, туфли на плоской высокой подошве,
короткие черные юбки-солнышки, шляпы с широкими полями.
Если ванильки подчеркивают депрессивностью свою «инаковость», то вебпанк
утверждает: депрессия –
абсолютно
нормальное
состояние
в
их
мироощущении, оно не является окончательно деструктивным и может быть
поводом для шуток.
Корейская волна. Корейская волна – это субкультура, состоящая из
0
51
фанатов южнокорейских музыкальных групп. Название «корейская волна»
придумали в Китае, куда эта волна, закономерно, докатилась гораздо раньше.
Создание субкультурного сообщества вокруг корейских групп обусловлено
их массовой популярностью, истоком которой служат не столько творчество,
сколько открытость их личной жизни. Состав этих групп по численности
превосходит западный канон, что позволяет искусственно создавать сложные
взаимоотношения, вызывающие и поддерживающие постоянный интерес.
Музыканты селятся вместе в одной большой квартире и регулярно ведут блоги,
распространяя информацию о себе и всем, что происходит внутри коллектива.
Ежедневная работа стилистов создает привлекательные образы.
«Домашние» фотографии кумиров стремительно распространяются в среде
поклонников. Представители этой субкультуры используют слово «ольджан»,
чтобы называть моделей с большими глазами, и тонкими чертами лица.
Достигается такая "кукольная" внешность благодаря пластической хирургии,
макияжу и фотошопу.
Коспле́й (от
яп. コスプレ косупурэ,
и
от англ.
costume
play —
«костюмированная игра») — переодевание в костюмы известных персонажей и
изготовление таких костюмов.
Изначально косплей был исключительно японским явлением, однако в
конце 1980-ых начал распространятся за пределами Японии, и сейчас такое
понятие как «косплей» известно по всему миру, на территории России движение
известно сравнительно недавно..
Стоит заметить, что серьезные различия между азиатской и европейской
культурами отразились, на творчестве фан-сообществ. Если в Европе, Австралии,
странах Северной и Южной Америки косплееры, как правило, перевоплощаются
в литературных и кино - героев, реальных людей, актеров, исполнителей и других
деятелей искусства, также в персонажей игр, аниме, комиксов, западной
мультипликации, то в странах Восточной Азии, в особенности в Японии, Китае и
Южной Корее, это почти всегда персонажи вторичной реальности, а также
сценичные образы участников visual kei групп.
1
52
В Японии косплей вступил в права национальной культуры и стал массовым
явлением.
Японский
косплей
–
профессиональное
занятие:
помимо
любительского переодевания, существуют профессионалы, зарабатывающие этим
на жизнь; косплей просочился в рекламу, литературу, другие области искусства, в
общественное сознание.
Косплей – это не просто производство костюма, которое вторично по своей
важности, а именно процесс вживания в роль персонажа. Можно провести прямые
сравнения между косплеем и театральным искусством, но первый оброс гораздо
более обширной идеологической составляющей..
Можно предположить что косплей, как явление, получил широкое
распространение, в России и на постсоветском пространстве, из-за сильного
влияния общественных, финансовых и социальных проблем, обусловивших поиск
индивидуумом способ вырваться из повседневной реальности и самовыразиться.
В таком ключе, возможно рассмотрение косплей-движения как некоторой терапии
для своего последователя. На востоке, в особенности в индийской литературе,
человеческая личность понимается как нечто нецельное, а значит любые
разносторонние проявления различных черт – естественное явление. Косплей и
актерское мастерство и выполняют эту работу развития скрытых граней личности
и помогают стать человеку свободнее, понять, что он не прикреплен к одним
единственным маске и телу.
Эмо, в переводе с английского обозначает "эмоциональный".
В начале нового века, движение эмо занимало значительное место в
информационном
пространстве
молодежных
субкультур.
Это движение образовалось в конце XX века на западе, в среде панк-рок
движения новой волны. Течение имеет своеобразные символы и отличительные
особенности, отличающих данное движение от других субкультур.
Дресс-код представителей субкультуры эмо характеризуется темными и
розовыми оттенками. Многочисленный пирсинг, большие ботинки-гриндерсы.
Характерной чертой в идеологии эмо является навязчивая тема смерти и суицида.
Помимо
этого, эмо отличаются
показной
чувствительностью
и
2
53
эмоциональностью.
Представители этой субкультуры (обоих полов) красят губы в светлый цвет,
используют различные пудры и тональные крема, чтобы придать коже мертвеннобледный вид.
Достаточно
распространенное
явление
среди эмо –
бисексуальность.
Подростки нередко образуют пары с однополыми партнерами.
Эмо-киды зачастую
придерживаются
принципов
течения
стрейтэдж.
пропагандирующее здоровый образ жизни.
Субкультура хипстеров зародилась
в
США
в
1940-х
годах
и
первоначально состояла из зажиточных любителей джазовой музыки. Позже к
ним
присоединились
увлекающиеся
представители
элитарным
обеспеченной
искусством.
В
творческой
современном
молодежи,
субкультурном
пространстве, слово «хипстер» ассоциируется с людьми, фанатично следующими
за мейнстримной культурной модой.
Хипстеры интересуются зарубежной культурой, искусством (предпочитая
артхаус),
модой
(винтаж),
альтернативной
музыкой
и
инди-роком,
артхаусным кино, современной литературой (Чак Паланик, Минаев, Джо Мино,
Пруст).
Вкусы хипстеров определяют
модные
журналисты,
музыканты,
и
музыкальные критики, молодые художники и писатели.
Внешний вид хипстера, это собирательный образ из панка, хиппи, эмо.
Наличие длинных или средних волос обязательно, борода, очки в толстой
цветастой оправе, шляпы. Из одежды, узкие джинсы, винтажные платья и свитера,
ковбойские сапоги, яркие кеды, сникерсы и майки с приколами, девизами.
Хипстеры – ценители современных гаджетов и технологий. С собой
у хипстера обязательно должен быть смартфон, планшет или ноутбук, с
подключением к интернету, он имеет профили во всех модных соцсетях:
Инстаграм, Твиттер и так далее. С продвинутой техникой соседствуют старые
пленочные
присутствует
фотоаппараты.
блокнот
В
для
сумке
записи
или
рюкзаке
идеи,
хипстера
обычно
это
обязательно
Moleskine.
Субкультура хипстеров пассивна к политике, социальному протесту, и не
3
54
обладает богатым наполнением, с точки зрения идеологии. Она представляет из
себя культ вещей и потребления.
Ве́ган
—
воздерживаются
человек,
от
следующий
употребления
в
принципам
пищу
всех
веганства.
продуктов
Веганы
животного
происхождения: мяса, рыбы, яиц, молока (не считая грудного вскармливания
младенцев), молочных продуктов и меда. Также они обычно не используют мех,
кожу, шелк и шерсть животных. Как правило, веганы выступают против опытов
на животных и их использования в индустрии развлечений. При рассмотрении
идеологии этой субкультуры явно прослеживаются ее морально-этические
истоки, которые, так или иначе, базируются на философско-религиозном начале.
Термин "веганство" появился в середине ХХ века, будучи введенным Д.
Уотсоном как один из классов вегетарианства.
Веганы, в первую очередь, отказываются от продуктов животного
происхождения с целью избавить от страданий животных, используемых, прямо
или косвенно для получения этих продуктов. Более глобальная цель идеологии
веганства – сохранение экологической среды и прекращение разрушительной
эксплуатации природных ресурсов.
Глубокий системный и идеологический характер веганства, а также его
высоконравственное мировоззрение способствует широкому распространению
этой контркультуры во всем мире, принципы веганства включаются не только в
общественные, но и в политические, религиозные и субкультурные догматы
множества групп.
55
§2.2 Проблема выявлений характерных особенностей ньюэйджеровского
мировоззрения в молодежных субкультурах
Основные методы и подходы в изучении движения «НьюЭйдж»
Одна из ключевых проблем в изучении движения «Нью-Эйдж», в том
числе в рамках молодежных субкультур, – количество и разнообразие
составляющих его групп. Силы исследователей распыляются, вследствие чего
только малую часть можно считать хотя бы частично изученной. К тому же, ряд
сообществ нельзя напрямую отнести к сфере приложения религиоведения, таких
как уфологические культы, их поверхностная квазирелигиозность не всегда
представляет интерес для ученых.
Не стоит забывать и о том, что «Нью-Эйдж», как относительно молодое
движение, находится в постоянной трансформации и адаптации по отношению к
современному социуму, идеологии и вызовам времени. В итоге мы имеем
эволюционирующий предмет изучения, чьи описания устаревают спустя какойто период.
Но частично обойти проблему методологического единства можно,
отмечая рамки применения термина для каждого отдельного исследования.
В этом параграфе будут обозначены главные направления в изучении
«Нью-Эйдж» движения. На данный момент можно выделить два основных
подхода:
1. Сравнительное историческое исследование.
2. Социологический подход.
Менее значительны, но дополняющие, это психологические исследования,
изучение в контексте современной культуры, антропологический подход.
Всестороннее рассмотрение заключается в определении организационной
специфики, прослеживании исторических связей, влияние сообщества на
социокультурную сферу и обозначении корневых идей, ритуальных, культовых
и мистических компонентов.
Немало
авторов,
применяя
историческое
движение,
используют
56
генетический подход. В результате формируется взгляд на современный этап
развития «Нью-Эйдж» в контексте предшествующих ему духовных течений.
Исследование предтечей «Нью-Эйдж» облегчает общую задачу –
открытость информационных источников, окончательная сформированность,
предоставляют стабильную информацию, в отличие от регулярно возникающих
религиозных и квазирелигиозных новообразований, организаций и пророков. В
итоге
можно
отсеять
базисную
часть
и
рассмотреть
модификацию,
привнесенную «Нью-Эйдж».
Религиозные и мистические идеи, возникшие в Европе в конце XIX века
саккумулированы внутри движения, формируя его оккультную среду и являясь
единственным
существенным
источником,
из
которого
заимствовались
основные идеи.
Общая практика – рассматривать «Нью-Эйдж» в генетической связи с
течением эзотеризма [48,с.365]. Проводя свое фундаментальное исследование, В.
Ханегреаф прямо проводил исторические взаимосвязи между движениями и
феноменами оккультизма и эзотеризма. При этом он не разводит эти два явления
в сторону друг от друга, называя оккультизм подкатегорией эзотеризма. В
отличие от него, другие авторы зачастую классифицируют эзотеризм как
теоретическое направление, а оккультизм – соответственно практическое.
Изучая трансформацию эзотеризма от эпохи ренессанса и до эзотерических
концепций Карла Юнга, В. Ханегреаф обозначивает связующие звенья этой
трансформации с формированием «Нью-Эйдж».
Можно отметить, что «Нью-Эйдж» заимствует не только идеи и
теоретические положения, но и практики. Как пример: основная масса
оздоравливающих техник была придумана еще в XVIII – XIX веках, а некоторые
ориенталистские медицинские процедуры имеют тысячелетнюю историю.
А Джон Гордон Мэлтон вообще заявляет, что сама идея «Нью-Эйдж» не
нова – ее истоки можно разглядеть в орденах розенкрейцеров и масонов,
введение некоторых основ в систему А. Кроули. Последний заявлял о приходе
нового Эона, что напрямую коррелирует с идеей Эры Водолея ньюэйджеров.
6
57
Обращаясь к западной эзотерической традиции, Мэлтон считает, что ее
источник – гностические группы 200 г. н.э. Их традиции подхватили богомилы и
манихеи тысячелетие спустя.
Прослеживая историю, видно, как эстафету принимают виттенбергские
каббалисты. После этого регулярно возникают эзотерические организации, от
которых некоторые идеи берут Эммануил Сведенборг и Франц Антон Месмер.
Мэлтон считает, что XIX в. Ознаменовался обновлением старого
эзотеризма, его переходом на "научные" рельсы. Эмма Хардинг – Бриттен, Елена
Блаватская, Элифас Леви и многие другие развивают интеллектуальную
традицию. Некоторые из них образовывали вокруг себя группы, ставшие
предшественниками «Нью-Эйдж».
Это лишь короткий список, который, с дополнениями, можно встретить у
многих исследователей.
Второе направление в исторических исследованиях «Нью-Эйдж» –
историческая динамика, рассматриваемая рядом авторов. Уже упомянутый в
работе Ханегреаф видит истоки движения в уфологических сообществах
середины ХХ века, а Мелтон – оккультно-эзотерических обществах конца XIX.
Более
интересна взаимосвязь «Нью-Эйдж» и уфологических культов,
основывающаяся на апокалипсических представлениях. Адепты этих культов
образовали первые «Нью-Эйдж» общины, например общину Финдхорна. Ее и
аналогичные Ханегреаф называет "«Нью-Эйдж» в узком значении".
Также он рассматривает метаморфозу конца света, Эра Водолея придет не
вследствии глобальных потрясений, а качественного изменения человечества.
Часть образовавшихся тогда организаций «Нью-Эйдж» в узком понимании
продолжает деятельность и сегодня, но они «поглощены в море того, что можно
назвать «Нью-Эйдж» в широком понимании термина» [49,с.48].
В конце 70-х, разросшееся количество адептов «Нью-Эйдж» (в широком
смысле) позволяет обозначить движение как культовую среду. «Нью-Эйдж» в
узком смысле становится частью первого.
По мере увеличения числа людей в поздних 70-х, движение «Нью-Эйдж»
58
в широком смысле слова, может быть обозначено как культовая среда. А
движение «Нью-Эйдж» в узком смысле входит как ее составная часть.
Как правило, обращение к «Нью-Эйдж» – это обращение к известным
организациям и ярким деятелям 70-80-х XX века, «Историю движения «НьюЭйдж» стоит отсчитывать примерно с 1971 года. В этот период восточная
религия и психология, затрагивающая вопросы изменения личности, - новые
ключевые
элементы,
приобрели
необходимые
популярность,
и
для
синтезирования
лидеры-метафизики
«Нью-Эйдж» -
могли
приступить
к
формулированию взглядов «Нью-Эйдж»».
Этот период ознаменован глобальным переходом «Нью-Эйдж» от
контркультурных обособленных и закрытых сообществ: движения "зеленых"
(экологические), хиппи, битники, к "духовному рынку", открытому для любого
желающего.
эзотеризма,
Взлет
социальной
превратил
курсы
привлекательности,
саморазвития,
респектабельности
предлагаемые
вчерашними
затворниками, в модный товар на прилавках этого рынка. Контркультурное
отталкивание исчезло. «В 1960-х и 1970-х ньюэйджеры работали и жили в
утопических
общинах,
защищенных
от
пороков
технократического
и
капиталистического общества потребления. С 1980-х, выбранная ими изоляция
исчезла и произошла замена на религиозный супермаркет, на котором центры
«Нью-Эйдж» удовлетворяют духовные потребностей клиентов».
Однако, заложенное в основании движения частично сохранилось, отойдя
на второй план. Ф. Холингер, проведя три соцопроса среди студентов,
продемонстрировал сохранившиеся контркультурные характеристики «НьюЭйдж».
Социологический
подход
в
исследовании
«Нью-Эйдж»,
изучает
взаимоотношения движения и общественных институтов, его социальную
организацию. Соц. исследования типологизируют образуемые последователями
«Нью-Эйдж» социальные институты. Обычный способ противопоставления
церкви и секты, в современной религиозной ситуации работает не всегда.
Приходится разрабатываться новые исследовательские инструменты.
8
59
Эрнст Трельч ввел понятие "мистическая религия", в дихотомию Вебера,
"церковь-секта". Это неформальные группы, не образовавшие религиозную
организацию, и все религиозные феномены Трельч рассматривает, соотнося с
этими группами.
В первой половине XX века, Говард Беккер определяет мистическирелигиозные группы, как культы, и это название закрепляется в западном
религиоведении. Со временем, термин "культ" теряет исключительную связь с
мистицизмом и начинает относиться к религиозным/квазирелигиозным группам,
отличающимся от традиционных религий, верований и выраженных слабой
организацией.
Именно на этом этапе развития религиоведения вводится понятие Колина
Кэмпбела
"cultic
milieu"
-
"культовая
среда".
Оно
используется
для
характеристики движения «Нью-Эйдж», когда речь заходит о формах
организации входящих в него религиозных групп.
На данном этапе развития религиоведения в рамках обсуждения форм
организации религиозных групп для характеристики движения «Нью-Эйдж»
используются такое понятие как «культовая среда» «cult milieu», термин,
введенный Колин Кэмпбел, иногда переводимой на русский язык как
оккультная среда. Большинство культов временны, они крайне нестабильны.
Коллапсирующее состояние в культовой среде, связанное, в том числе с
серьезной текучестью членства отмечает Колин Кэмпбел: «Культы существуют
в среде, не способствующей их сохранению, при этом она благотворно влияет
на возникновение культов в целом».
Мы наблюдаем постоянный распад культов и то, как их бывшие
участники организуют новые, или вливаются в другие, создавая следующее
поколение культистов, являющееся поддержкой культовой среды. Вывод:
культы, сами по себе - временное явление, тогда как содержащая их культовая
среда – неизменная черта социума.
Что
интересно,
продолжительность
существования
теоретических
материалов: различных печатных изданий, лекций, неофициальных встреч и
9
60
демонстраций, видоизменяясь, переживает породившие их сообщества. Они
служат источником распространения представлений культистов и привлечения
новых членов в культовую среду. При этом связанные с культовой средой СМИ
менее подвержены идеологическим ограничениям, что вкупе с широкой
доступностью, позволяет новым адептам культов проходить долгий путь через
множество верований, убеждений и религиозных убеждений культовой среды.
Описывая типологию «Нью-Эйдж», в контексте отличия движения от
иных нетрадиционных религий, необходимо обратить внимание и на различие
идеологических течений внутри самого движения. Всеобщая непостоянность
«Нью-Эйдж» затрудняет типологизацию, но не делает ее невозможной.
Ф. Х. Локхаас предполагает существование всего двух ветвей в движении:
− Оккультная
делает
акцент
на
уфологии,
поклонении
символам,
реинкарнации, энергетике кристаллов и общении с духами.
− Гуманистическая предлагает своим адептам развивать собственный
безграничный потенциал, она выстраивает этико-моральную систему
ответственности за поступки только перед самим собой.
Помимо этого, мы можем говорить о синкретике мистико-смыслового и
оккультно-целевого пластов в религиозных представлениях движения «НьюЭйдж».
Структурный анализ «Нью-Эйдж» выявляет в движении признаки сетевой
модели. Майкл Йорк разработал и популяризировал это представление о «НьюЭйдж». С ним соглашаются Я.И. Здоровец и А.А. Мухин: «Движение «НьюЭйдж» – это международная сеть маленьких групп работающих ради общей
цели – установления единой системы оккультных воззрений среди народов
мира» [50].
Широко распространена социологическая модель анализа НРД и «НьюЭйдж», акцентируя внимание на категории "аудиторный культ". Авторы модели,
В.С. Баинбрайт и Р. Старк выделили три вида культов:
− Институциональные;
− Аудиторные;
0
61
− Клиентурные.
В их модели, секты и культы, в традиционном понимании этих терминов,
относятся к институциональному виду.
Следующие в списке аудиторные культы, находятся еще дальше от
религии, представляя из себя в основной массе, формальные, слабо
организованные группы. Коммуникация и распространение информации внутри
аудиторных культов осуществляется посредством собственных СМИ, либо
неофициальных связей. Как говорят авторы: «Основная масса участников
аудиторных культов осуществляют свое участие исключительно посредством
СМИ: книги, журналы, газеты, телевидение, астрологические колонки, и тому
подобное».
Внутренняя организация аудиторных культов среди тех последователей,
кто принимает непосредственное участие в оккультных лекциях, и внутренних
дискуссиях имеет более ярко выраженный характер.
Наличие организации внутри клиентурных культов обусловлено их
спецификой, но ее достаточно поддерживать на минимальном уровне
обеспечения связи продавец-покупатель.
Клиентурные
культы
поставляют
решающие
конкретные
проблемы,
удержанию
клиента
не
и
не
требующие
целевые
средства
способствующие
создания
и
методики,
долгосрочному
стабильных
крупных
организаций, с обязательным членством адептов.
Из представленной социологической модели мы видим, что группа
институциональных культов представляет из себя движение «Нью-Эйдж» в
узком смысле, а широкое
понимание
«Нью-Эйдж» охватывает массу
аудиторных и клиентурных культов.
Альтернативную социологическую типологию НРД предлагает Рой
Уоллис. Он делит движения на три принципа отношения к существующему
обществу:
− Отвергающие мир – эти группы несут негативистский взгляд на
действительность, в их убеждениях мир отклонился от божественного
1
62
плана и наполнился злом;
− Утверждающие мир – носители этого принципа не обладают строго
обозначенной позиции по отношению к миру и обществу;
− Адаптирующиеся к миру – заявляют о наличии у них особых способов
развить
внутренний
потенциал
человека,
при
этом
принимая
окружающую действительность.
Эту типологию развил профессор Балагушкин Е.Г., но стоит отметить, что
большинство групп внутри движения «Нью-Эйдж» относится к третьей
категории.
Российские религиоведы, кроме Беляева [51], не занимались сбором и
изучением социологических данных, раскрывающих специфику движения
«Нью-Эйдж». Причиной этому является крайне малое количество организаций,
представляющих идеи «Нью-Эйдж» на территории России и СССР.
В России же исследования идут преимущественно в русле изучения
именно организаций – как пример можно привести четырехтомник
«Религиозная жизнь России, опыт систематического описания». В этой
объемной и насыщенной материалом энциклопедии религий современной
России, религии рассматриваются с точки зрения существования тех или иных
религиозных организаций в рамках федеративного разделения Российской
Федерации. Но при этом вне исследования остаются все формы религиозности,
не связанные с той или иной организацией. Именно в такой форме и выступает
обычно движение «Нью-Эйдж», рассматриваемое в широком понимании
термина.
Исторический
и
социологический
анализ
движения
«Нью-Эйдж»
дополняется целым рядом методов. Так довольно перспективным является
антропологический и функциональный подход к изучению «Нью-Эйдж».
Перспективы и тенденции развития движения «Нью-Эйдж»
В России новая нетрадиционная религиозность проиграла в очень важном
пункте: в нашем обществе в отношении религиозных меньшинств преобладает
2
63
нейтрально-негативный настрой. Средства массовой информации рисуют
негативный образ сектантов – людей в лучшем случае заинтересованных лишь в
деньгах новообращенных, а в худшем - готовых приносить в жертву своих
адептов. В последнее время регулярно проводятся конференции и семинары,
посвященные борьбе с деструктивными религиозными культами и сектами.
Антикультовое движение традиционно следует за появлением культов – и
пример России в этом не является уникальным. Во много негативный образ НРД
рисуется СМИ. Как считает Владислав Раздьяконов «приблизительно с 1997 в
СМИ начали преобладать негативные оценки деятельности НРД, все чаще стали
звучать голоса представителей «антикультового движения», защищающего
интересы традиционных для России конфессий» [52, с.219].
По мнению ряда религиоведов, процесс принятия обществом НРД и
обратный ему процесс нарастания антикультового движения может закончиться
социальными волнениями: «церковно-догматическая критика новых религий
переросла сегодня в безбрежную конфессиональную конфронтацию и,
движимая ожесточившимся чувством религиозной непримиримости, грозит
превратиться в непрекращающуюся и беспрерывно усиливающуюся борьбу всех
против всех» [53, с.13]. Поэтому тем важнее попытаться дать объективную,
внеконфессианальную оценку опасностей, которые несет в себе движение
«Нью-Эйдж».
Какие же опасности может нести движение «Нью-Эйдж» с точки зрения
критиков. Если взглянуть на обвинения, инкриминируемые НРД, в общем, то
видно, что движение «Нью-Эйдж» вряд ли может представлять опасность,
особенно рассматриваемое в широком смысле определения.
Л.Н. Митрохин приводит список, характеризующий культы с негативной
позиции. Первым в списке стоит следующий критерий: «Во главе стоит
харизматический лидер, который уверяет, будто он получил новое уникальное
"откровение" относительно Бога и реальности. По его мнению, каждый, кто не
разделяет его взглядов, не просто заблуждается, но и является последователем
Сатаны» [54, с.12]. Как уже было показано – даже группы движения «Нью3
64
Эйдж» рассматриваемые в узком значении по большей части с уважением
относятся к другим традициям. Аудиторные и клиентурные направления
движения «Нью-Эйдж» тем более не только не считают других духовных
искателей сторонниками Сатаны, но и призывают использовать их методы и
практики для духовного развития. Учитывая отношение «Нью-Эйдж» к
проблеме зла, другие сторонники «восхождения» не могут быть злыми отрицательными качествами в глазах ньюэйджеров наделяются те, кто погружен
в материальный мир и забыл о духовном аспекте.
Остальные критерии, приводимые Митрохиным в большей степени
относятся к институциональным группам – и так же малоприменимы к
движению «Нью-Эйдж» рассматриваемом в широком смысле слова. В целом
для критики движения «Нью-Эйдж» характерна как раз критика организаций
движения, рассматриваемого в узком значении термина. Эту тенденцию
отмечает И. Кантеров «В настоящее время феномен «Нью-Эйдж» не выступает
объектом постоянного внимания антикультового движения. Критике и
обличению
сумевших
подвергаются
образовать
лишь
довольно
несколько
устойчивые
объединений
структуры»
ньюэйджеров,
[55,
с.421].
Многочисленные аудиторные культы не столь заметны, чтобы критиковать их
по отдельности и критика обычно выступает в конфессиональной форме, как
критика оккультизма
в
целом.
Притом
широкое
распространение
получила как критика с позиций православия (Кураев А., Дворкин А.) так и
переведенная литература протестантских теологов (Филипп Х. Локхаас, Уолтер
Мартин, Макдауэлл Дж., Стюарт Д.)
Гордус М.М. в своем диссертационном исследовании приходит к выводу:
«Особенностью негативного образа НРД, формируемого антикультовым
движением в России и странах бывшего СССР, является акцент на обвинениях
НРД в деструктивной политической деятельности. Но эти обвинения по
отношению к абсолютному большинству НРД не имеют под собой достаточных
фактических оснований» [56, с.8]. В целом для движения «Нью-Эйдж» не
характерен политический сепаратизм или призывы к свержению власти. Хотя
65
как уже было сказано многие ньюэйджеры, по крайней мере, в Европе,
занимают активную политическую позицию в основном либерального
направления.
Западные авторы склонны считать движение «Нью-Эйдж» достаточно
безопасным, так Айлин Баркер «Последователи направления Новый Век, как
правило, не стремятся агрессивно насаждать свои идеи, в подавляющем
большинстве группы направления Новый Век довольно безобидны. Споры и
претензии в адрес направления чаще всего имеют богословскую подоплеку и
исходят от части евангелических христиан, считающих опасным синкретизм
идей движения» [57, с.229]. Действительно в заключение итогового документа
международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты –
угроза XXI века» проходившей в Нижнем Новгороде в 2001 году значится:
«Мы свидетельствуем об антихристианском и разрушительном характере
различных культов, возникших на основе движения "Новой эры" ("Нью Эйдж")». Данная конференция носила в значительной степени конфессионально
ориентированный характер. Некоторые авторы, исследователи культуры,
соглашаются с негативными оценками движения «Нью-Эйдж». Так Крутоус
В.П. отмечает,
что для ньюэйджевских новоязыческих деноминации
характерны демонстративные миролюбие, веротерпимость, апелляции к
религиозному полифонизму, мультикультурализму и т. п. В действительности,
это означает лишь то, что их изначальное противостояние христианству и
другим мировым религиям затушевывается или умело маскируется. Для таких
деноминаций быстрое превращение в тоталитарные секты - явление весьма
обычное, типичное». [58, с.80]. С нашей точки зрения следует рассмотреть те
опасности, которые с точки зрения ряда авторов несет в себе движение «НьюЭйдж».
Целый
ряд
авторов
психологов,
в
основном
конфессионально
ориентированных, пишут о новых культах с исключительно негативных
позиций. Как пример, можно привести высказывание Ф. Кондратьева «современные тоталитарные культовые новообразования - это культы,
66
использующие "духовную", мистическую лексику для прикрытия методов
тоталитарного воздействия на личность с целью ее деструкции и последующего
использования в собственного интересах». Другим примером может быть
высказывание кандидата психологических наук Агеенковой Е.К.: «Таким
образом, анализируя особенности вероучений и деятельности Культов Нового
Века, с социально-психологических позиций, можно сделать вывод о том,
что учение, психологические технологии и «целительская» практика КНВ
работают непосредственно с человеком в направлении его деиндивидуализации
и подчинения культу. Идеальный клиент в Культах Нового Века — пассивный
недееспособный человек, безоговорочно
принимающий
идеологию
и
манипуляционные действия со стороны «целителя» (колдуна, шамана, жреца,
экстрасенса, контактера и пр.)» [59, с.242].
В
данном
направлении
критики
можно
выделить
строго
конфессиональную линию – признающую онтологический статус духов, и
психиатрическую. Примером конфессиональной линии критики движения
«Нью-Эйдж», по линии опасности для психики, может служить статья Д.
Стендфорда, в которой в том числе рассматривается ченнелинг. В статье
говорится «"Каналирование" представляет большую опасность, поскольку оно
нарушает психическую целостность человека, пытающегося установить контакт
с духом. В результате дух может надолго "поселиться" в психике человека».
Очевидно, что, придерживаясь объективного подхода, невозможно оценить как
опасность, так и пользу, от сверхъестественных существ.
Намного серьезнее вопросы, поднимаемые психологами. Акцент на
практике, на различных формах медитации, молитв, пении, может, по мнению
ряда критиков, привести к психическим отклонениям. Однако проблема
опасности мистического опыта как отмечает В.М. Розин, касается не только
НРД. «Не меньше, а, пожалуй, даже больше, пациентов психиатрических
кабинетов и клиник, приобщившихся к, так сказать, классическим формам
религиозного, мистического и эзотерического сознания» [60, с.47]. В целом факт
как негативного, так и позитивного влияния различных ньюэджерских практик
6
67
на сознание человека не доказан и требует отдельного объемного исследования
специалистами в области психологии.
Если говорить о самоубийстве, одном из самых страшных «грехов» в
глазах общества, который инкриминируются НРД, и его связи с движением
«Нью-Эйдж», то обычно обращаются к истории группы известной как
«Небесные Врата». В 1997 году, мировая общественность была обеспокоена
событиями, произошедшими на ранчо Санта Фе. 39 членов небольшой
религиозной общины «Небесные врата» покончили с собой. 18 мужчин и 21
женщина покинули свои земные тела ради того, чтобы, как они думали, выйти
на «новый уровень развития». Мужчины и женщины носили одинаковую
простую одежду и короткие прически.
«Небесные врата» были основаны в США в 1975 г. Маршаллом
Эпплуайтом и Бонни Неттлз, до событий 1997 года данная группа практически
не привлекала интереса журналистов и исследователей. Массовое самоубийство
имело большой общественный резонанс. В рамках данного исследования
важным и интересным является факт причисления «Небесных Врат» к
движению «Нью-Эйдж». Действительно, на фоне других печально известных
сект с ярко выраженной христианской ориентацией – в частности секты Джонса
– «Небесные Врата» были, на первый взгляд, гораздо ближе к учению движения
«Нью-Эйдж». В представлениях Маршала Эпплуайта и его последователей в
будущем
ожидалось
прибытие
космического
корабля,
который
унесет
избранных для перехода на новый уровень, который выше человеческого.
Данные концепции весьма близки к УФОлогической линии «Нью-Эйдж».
Еще одним
настораживающим
фактором в
трагической
истории «Небесных Врат» было отсутствие внешней угрозы группе. В
случае
с «Народным Храмом» Джонса в 1978 году такая угроза была – к
моменту самоубийства руководство группы уже было виновно в убийстве
сенатора и его окружения. Также и гибель группы «Ветвь Давида» в 1993 году
была вызвана внешними факторами – штурмом ФБР, с использованием
специальных средств и бронетехники. Последователи «Небесных Врат»
68
совершили массовый суицид, не находясь под угрозой ареста или физического
уничтожения. В один из дней группа услышала идею о том, что в хвосте кометы
Хейли Боба находится космический корабль. И было принято решение: время
перехода на новый уровень пришло. Как же на данные события смотрят
современные Ньюэйджеры? Группа «Небесные Врата» для них является
примером для подражания или вызывает исключительно негативные оценки?
Однозначного ответа дать нельзя. Притом, даже в текстах одного автора можно
встретить различные точки зрения, правда, речь идет о словах автора и о тех
словах, которые представлены как откровения внеземной сущности. Так, Ли
Кэрролл пишет: «Последователи «Небесных врат» не имели никакого
отношения к движению «Новая Эра», что бы там ни утверждали все агентства
новостей и американские журналы. Совершая самоубийство с целью оказаться
на борту невидимой летающей тарелки, скрывающейся за кометой, ты
автоматически становишься
причастным
к
«Новой
Эре»?» [61].
Как
видно из его слов «Небесные Врата» это не ньюэйджеры – Кэрролл, ссылаясь
на цитирование данной группы библии, причисляет их к христианам. И к акту
суицида относится негативно.
С другой стороны его «партнер», Крайон, через Ли Кэрролла говорит
следующее: «Сейчас эти тридцать девять сущностей находятся именно там, где
вы думаете: дома. Они выполнили свой контракт, согласно которому в уместное
время должны были пожертвовать собой и преподнести прекрасный дар этой
планете! Никогда в человеческой истории люди не предпринимали действий, о
которых так быстро узнали бы так много людей. В их поступке зашифровано
послание - направляясь на вашу планету, они знали, что им придется его
передать, - и это послание гласит: Познайте себя! Никогда не отказывайтесь от
своего могущества! Никогда! Ибо в вас пребывает могущество самого Бога!»
[62]. Такая трактовка массового суицида, выглядит в некотором роде как
позитивное принятие. И, конечно же, должна вызывать резонные опасения.
Однако на примере противоречивости понимания одного факта – даже одним
автором, принадлежащим движению «Нью-Эйдж» можно показать сложность
8
69
мониторинга потенциально опасных доктрин в рамках данного движения.
С другой стороны, социологический подход предоставляет больше
возможностей для предупреждения опасности. Важно отметить что «Небесные
Врата» были институциональным культом, если использовать систему
типологизации культов, предложенную Старком и Бэйнбрайтом. То есть они
были культом наиболее отдаленным от нетвердых и постоянно меняющихся
сетей и подсетей аудиторных и клиентурных культов. Конечно, культовая среда
70-х повлияла на образование данной религиозной группы, но в конце своего
пути они, на наш взгляд, оказались на разных полюсах.
По целому ряду вопросов позиции большинства ньюэйджеров и группы
«Небесных Врат» расходились. Примером может быть отношение к телесности
– так у того же Кэрролла в рассказе о Майкле, юноше, общавшемся с ангелами,
один из ангелов говорит «секс - один из величайших духовных аспектов
биологической жизни… Секс является катализатором просветления!» [63]. В то
же время последователи «Небесных Врат» резко негативно относились к
сексуальным различиям у человека. Все они носили одежду унисекс, имели
одинаковые прически. Более того, основатель группы и еще 7 человек решились
на операцию по кастрации. Так же накладывались и другие ограничения, так:
«Членам группы не были разрешены контакты с семьей, друзьями, читать
газеты и смотреть телевизор также было запрещено; члены должны были
отказаться от алкоголя и наркотиков, мужчины необходимо было сбрить
бороды, а женщины должны были отказаться от ношения ювелирных изделий»
[64, с.95].
Если говорить терминами Роя Уоллиса то группа «Небесных Врат» была
подчеркнуто
мироотвергающей.
институциональных
групп
В
то
современного
время
движения
как
большинство
«Нью-Эйдж»
носят
миропринимающий и мироизменяющий характер.
Итак, если говорить об опасности со стороны деструктивных и
тоталитарных групп, представляется необходимым для религиоведов обращать
внимание именно на мироотвергающие институциональные культы «Нью9
70
Эйдж», особенно на те из них, которые, во-первых, в значительной степени
регламентируют и ограничивают жизнь последователей и, во-вторых, имеют
живого харизматического лидера, находящегося в тесном контакте с общиной
верующих. Даже позитивные тенденции в поведении верующих, такие как:
отказ от плохих привычек, алкоголя, сигарет, внебрачного секса, на наш взгляд,
являются показателями высокой харизмы лидера. Данные группы, конечно же,
не следует запрещать, но необходимо проводить мониторинг изменения их
мировоззренческих
позиций.
Следует
еще
раз
уточнить,
что
лишь
незначительная часть движения «Нью-Эйдж» может быть отнесена к
институциональным культам, в то время как основная масса ньюэйджеров
принадлежат к квазирелигиозной субкультуре.
Тема динамики и перспектив развития НРД в будущем является
центральной для многих исследований, но точки зрения авторов, по данному
поводу, зачастую кардинально расходятся. Сусусму Шимазоно отмечает особую
роль Томаса Лакмана в введении в научную среду прогнозов развития НРД. В
60-х годах ХХ века Томас Лакман писал о предстоящем постепенном
вытеснении со стороны новой религиозности традиционных форм религии. По
его мнению, в современном мире монополия на мировоззрение, удерживаемая
институциональными религиями уже не может выживать. Это время, когда
человек строит свое собственное мировоззрение на его личном уровне. Лакман
назвал
это
мировоззрение,
наполненное
индивидуализмом,
«невидимой
религией». Во многом прогнозы Лакмана, по мнению Шимазоно сбылись. С
другой стороны, не следует преувеличивать успех новой религиозности –
традиционные религиозные институты, во многом, держатся за позиции
носителей культурного достояния и пользуются немалым авторитетом в
западном мире, не говоря уже об особой ситуации в странах, где доминирующей
религией является Ислам.
Каковы перспективы дальнейшего развития движения «Нью-Эйдж»,
является
ли
это
движение
недолговечным
пережитком
эзотерических
представлений или наоборот прообразом религии будущего? Однозначный
0
71
ответ на данный вопрос сложно найти. Внутри самого движения рисуются
различные – в основном позитивные – картины прихода Нового Века. Однако,
большинство исследователей не разделяет данного оптимизма ньюэйджеров.
Бэйнбрайт в рамках социологического исследования не обнаружил роста
числа Ньюэйджерских услуг и предложений (астрологов, целителей и т.д.) с 70х годов по 2004. Более того, его исследование показывает уменьшение
количества таких предложений на рынке «спиритуальных товаров». Правда, сам
Бэйнбрайт отмечает, что не стоит сразу говорить о затухании движения «НьюЭйдж».
Другой исследователь, Кристоф Бочингер отмечает роль секуляризации в
становлении движения «Нью-Эйдж», при этом обращает внимание на тот факт,
что секуляризация же и послужит препятствием для самого движения «НьюЭйдж». «Процесс секуляризации является причиной появления движения «НьюЭйдж», но в то же время процесс секуляризации ограничивает их таким же
образом, каким он ограничивает традиционные религиозные общины».
Часто можно услышать о «смерти» движения «Нью-Эйдж». Но многие
исследователи не разделяют, или, точнее сказать, не полностью разделяют эту
позицию. Так, Волтер Ханеграф считает, что «тот факт, что «Нью-Эйдж»
развился из контркультурного феномена и стал лишь одним из аспектов
культуры мэйнстрима, действительно, может быть истолковано как «конец
«Нью-Эйдж» движения, к которому мы привыкли». Но растворение «НьюЭйдж» в современной культуре вовсе не означает гибели данных его идей. Для
пояснения Ханеграф приводит пример тенденции с книгами
– если
специализированных магазинов становится меньше, то в обычных магазинах
появляется все больше «Нью-Эйдж» ориентированных книг.
Питер Кларк не дает однозначной трактовки перспектив движения «НьюЭйдж»
но
религиозности
отмечает,
и
что
духовность
«увеличение
роста
индивидуального
внеинституциональной
типа
может
обеспечить
движению «Нью-Эйдж» стабильный прирост последователей в обозримом
будущем».
1
72
Пол Хилас отмечает: «В то время как традиционная религиозность, с ее
иерархической
организации,
хорошо
подходит
для
сообщества,
децентрализованная духовность хорошо подходит для индивидуального
человека». То есть если в обществе не произойдут кардинальные изменения в
сторону
усиления
коллективизации,
то
движение
«Нью-Эйдж»
будет
продолжать существовать. Вариант развития общества по пути сплошной
индивидуализации представляется утопическим – так что полная победа новой
духовности проект так же утопический.
Гордон Мелтон также отмечает «К 1990 году стало заметно в
Соединенных Штатах, что дух ушел, и что разочарованные верующие искали
новое направление». И он также согласен с тем, что смерть движения НьюЭйдж не означает завершение движения и дает в целом позитивный прогноз для
квазирелигиозной субкультуры: «Нью-Эйдж», возможно, умер, но сообщество
людей, которых он объединил, продолжает расти, как одна из важнейших
религиозных общин-меньшинств на Западе. В будущем религиозная община
станет еще более плюралистической, и будет играть все более важную роль в
межрелигиозном диалоге и сотрудничестве». Если обратится к российской
действительности, то перспективы движения «Нью-Эйдж» не являются чем-то
определенным и очевидным.
«Неустойчивость положения новых религиозных движений в России не
позволяет применить инерционный метод их прогнозирования» [65, с.421]. С
точки зрения И.Я. Кантерова, многое зависит от властей и СМИ. Но это
положение дел не относится к движению «Нью-Эйдж» в широком смысле слова,
так как культовая среда в значительной меньшей степени поддается
государственному регулированию.
Если институциональное НРД можно запретить, то вносить тысячи книг,
фильмов и аудиодисков, являющихся «топливом» для культовой среды, в
список запрещенных намного сложнее. Аналогичная ситуация складывается и с
СМИ, способными предать огласке скандальные действия той или иной группы,
поднять панику по поводу какой-то одной организации или конкретной
2
73
личности – как например процесс «лжецелителя» Грабового. Но поток
литературы посвященной духовности, множество курсов и практик, записанных
на DVD-диски, продолжают свой оборот на «рынке духовных товаров». Рыжов
Ю.В. смотрит на перспективы новой религиозности весьма оптимистично. По
его мнению, «что же касается собственно новой религиозности, то она ввиду
своей аморфности и плюралистичности (точнее, полистилистичности "множественности
индивидуальных
миров"),
сможет
видоизменяться
и
существовать при любом варианте развития культуры и общества» [66].
Родни Старк приводит 8 факторов, способствующих успеху НРД – в
данном случае речь идет прежде всего об институциональном НРД, а не о
аудиторных и клиентурных культах.
1.
Сохраняют
культурную
преемственность
по
отношению
к
традиционным конфессиям в обществе, в котором они возникают.
2. Поддерживают средний уровень напряженности в отношениях с
окружающих их средой; обладают отличным, но не сверхдевиантным
поведением.
3. Обеспечивают
эффективную
мобилизацию:
обладают
сильным
управлением и высоким уровнем индивидуальных обязательств.
4. Могут привлечь и сохранить нормальную возрастную аудиторию и
поддержать соотношение мужчин\женщин в группе.
5. Существуют в благоприятной экологии. Благоприятной экологией для
религиозных организаций является следующая:
5.1 Религиозная экономика относительно нерегулируема.
5.2 Традиционные
конфессии
ослаблены
секуляризацией
и
социальными потрясениями;
5.3. Возможно достичь, по крайней мере, локальный успех в течение
одного поколения.
6. Поддержание тесные отношения внутри группы, не оказываясь при
этом в изоляции.
7. Могут оказать сопротивление секуляризации.
8. Адекватно социализируют молодежь, с тем чтобы:
3
74
8.1 Не допустить сильного влияния секуляризации.
8.2 Ограничить выход из группы.
Среди прочих, если рассматривать ситуацию в России через призму
данных 8 положений, то перспективы движения «Нью-Эйдж» в узком значении
термина не радужные, но и не пессимистичные. С одной стороны,
институциональный «Нью-Эйдж» не обладает культурной преемственностью
на территории нашей страны. С другой стороны, в России сложилась
благоприятная «экология», включающая в себя отсутствие государственного
регулирования религиозных отношений и ослаблением позиций традиционной
религии процессами секуляризации и историческим экспериментом атеизации
общества.
Итак, в России сформировался негативный образ НРД в целом и
институциональных групп движения «Нью-Эйдж» в частности, данные группы
представляются как деструктивные и тоталитарные по своей природе. Но эти
обвинения по отношению к абсолютному большинству «Нью-Эйдж» групп
являются
конфессионально
ориентированной
реакцией
антикультового
движения и не имеют фактического подтверждения. Однако учитывая
отсутствие доказанного деструктивного воздействия групп движения «НьюЭйдж» на человека, не следует забывать, о необходимости проводить
мониторинг
мировоззренческих
позиций
данных
движений.
Пример
религиозной группы «Небесные Врата» показывает, что за два десятилетие НРД
может приобретать совершенно новые, в том числе и деструктивные черты.
Поставив перед собой задачу, определить возможные сценарии развития
движения «Нью-Эйдж», учитывая процессы глобализации и секуляризации, а
также нарастание антикультового движения, мы пришли к следующему выводу:
на наш взгляд, движение «Нью-Эйдж», как часть культовой среды является
функциональным
элементом
современного
общества.
Поддерживаемый
массовой культурой интерес к вопросам, являющимся центральными для
движения «Нью-Эйдж», никуда не исчезнет, пока существует современная
массовая культура. Но и переоценивать возможности данного мировоззрения не
75
следует – его положения будут оставаться растворенными в гетерогенной
религиозности христианско-ньюэджерского двоеверия.
Говоря о современных субкультурах, перечисленных в первом параграфе
второй главы, можно не явно, но все же отследить, что так или иначе они могут
быть соотнесены с теми характеристиками, которые присуще «Нью-Эйдж»,
будь то синкретизм, холизм или глубинная экология.
76
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Исследовательская ценность представленной работы:
1. Установлена корреляция между понятиями НРД и «движение «НьюЭйдж»»; конкретизированы термины «квазирелигиозность», «культовая
среда», «аудиторный культ».
2. Работа с малоизвестными в России источниками информации по «НьюЭйдж».
3. Определен генезис мировоззрения участников «Нью-Эйдж» и его
структура.
4. Анализ специфики движения «Нью-Эйдж» на территории России.
5. Выявлена работа «Нью-Эйдж» в ракурсе современной массовой культуры
и общества потребления, на примере обширной идеологии MMОRPG 1 игр
и азиатских аниме-сюжетов.
В работе «Нью-Эйдж» рассматривался в контексте современного этапа в
развитии общества и культуры. «Нью-Эйдж» прошел некий пуль развитии от
малочисленных
контркультурных
групп
к
понятию,
растворенному
в
современной культуре потребления. Притом границы «Нью-Эйдж» разными
учеными и религиоведами представляются по-разному.
В результате можно сделать вывод, что различные группы, входящие в
состав «Нью-Эйдж», это те группы, которые сходны в идеях духовных практик,
которые должны привести человечества к полному духовному равновесию
«Нью-Эйдж» объединяет различные религиозные движения и обычаи,
мистические и изотерические практики и даже психологию и достижения
физиков. Именно поэтому и сложно сформировать конкретные догматические и
сакральные положения в рамках «Нью-Эйдж». Но все же в работе удалось
сформировать некий перечень признаков, определяющих отношение той или
иной культуры или новой религии к «Нью-Эйдж», а так же структурировать
1
MMORPG (англ. massively multiplayer online role-playing game) — жанр онлайновых компьютерных
ролевых игр, в которых большое количество игроков взаимодействуют друг с другом в виртуальном мире
6
77
ньюэйджеровские субкультуры.
Был проведен сравнительный анализ появления и развития «Нью-Эйдж» в
странах Запада и России, который показал, что как таковых отличительных черт
не прослеживается. Благодаря чему, был выявлен механизм распространения
«Нью-Эйдж».
Это было сделано, в том числе на примере японских субкультур, а также
игр, так как в рамках этих направлений повышен интерес к мистике,
сверхъестественному, несуществующим существам, духовному развитию и пр.
В России образ всех нетрадиционных религий принимается отрицательно,
притом именно опасностью представлены секты, прочие субкультуры такой
опасности не несут и носят иной характер.
Также необходимо отметить, что ньюэйджеры являются неотъемлемой
составляющей культовой среды, но все же не стоит крайне относиться к ним
слишком серьезно. С одной точки зрения, ньюйэджеры всегда будут оставаться
скорее аморфной и несформированной субкультурой и никогда не смогут
вытеснить традиционные религии, а потому никакой опасности за собой не
несет.
Но нельзя обойти стороной и другу точку зрения, воспринимающую
распространение «Нью-Эйдж» опасным, в том числе и в рамках молодежных
субкультур.
При исследовании движения «Нью-Эйдж» в целом, был проведен анализ
его влияния на формирование мировоззрения, идеологии и ценностей
молодежных субкультур.
Можно отметить, что молодежные субкультуры, получившие свое
развитие в конце XX – начале XXI вв. имели ярко выраженную идеологию,
зачастую с резким контркультурным оттенком, а порой – радикальным
характером. Каждое из движений обладало ярко выраженными чертами и
нередко противопоставляло себя другим субкультурам и обществу в целом.
Молодежные движения, за последнее двадцать лет проникшие или
образовавшиеся на территории России, сильно отличаются, они не ведут
78
активную пропаганду, не имеют конкретных и неоспоримых требований к
потенциальным сторонникам, нет агрессивного отрицания социума.
В этом и заключается специфика влияния «Нью-Эйдж». Если ранее ту или
иную субкультуру, можно было классифицировать и отнести к конкретной
группе и тем самым выявить степень ее опасности для общества, то сейчас нет
конкретных критериев, определяющих, имеет ли она отношение к Новой Эре.
Поэтому, сложно сформировать эффективный комплекс мер борьбы с
проникновением «Нью-Эйдж» во все слои общества, конечной целью которой,
хоть и завуалировано, но все же является искоренение традиционных религий,
изменение мировоззрения и традиционной морально-нравственной системы.
8
79
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Агеенкова Е.К. Психологические аспекты проблем распространения
культов "Нового времени". // Медицина и христианство: материалы
Республ. науч.-практ. конф. студентов и молодых ученых / под общ. ред. С.
Д. Денисова. – Минск: БГМУ, 2007. – 242 с.
2. Балагушкин Е.Г. Шохин В.К. Религиозный плюрализм в современной
России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе.
3. Балагушкин
Нетрадиционные
религии
в
современной
России:
морфологический анализ. Часть I. – Москва, 1999 с. 13
4. Баркер А. Новые религиозные движения. Практическое введение. — СПб:
Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 1997 с. 9
5. Баркер А. Новые религиозные движения. Практическое введение. — СПб:
Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 1997.
6. Баркер А. Новые религиозные движения. Практическое введение. — СПб:
Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 1997 с.
229
7. Беляев О. Д. Опыт эмпирического исследования гетеродоксальной
религиозности в современной России // Социологические исследования, №
11, Ноябрь 2009.
8. Бурлуцкая Е.В. Традиционность и нетрадиционность как формы реализации
религиозного содержания в культуре.
9. Василенко.
Краткий
религиозно-философский
словарь,
1996
г.
«квазирелигия»
10.Григорьева Л.И. Религии "Нового века" и современное государство.
Красноярск, 2002. С. 88-89
11.Григоренко А. Ю. Религиоведение: Учебное пособие для студентов
педагогических вузов/ под ред. – СПб.: Питер, 2008 с. 503
12.Дворкин А. Л. Сектоведение – НН.: Издателъство братства во имя св. князя
13.Добротворский С.Н. – Л.: ЛГИТМИК, 1990. – С. 8–9
14.Забияко А. П. Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. 9
80
2008. - N 3. - С. 84-91
15.Забияко А. П., Красников А. Н., Элбакян Е. С., Религиоведение.
Энциклопедический словарь. ред. - Академический проект, М. 2006.
16.Золотухина Е.В. Эзотерика для непосвященных или Нерасколдованный мир
– Пенза: изд. Золотое сечение 2009
17.Кантеров И. Я. Новые религиозные движения в России (религиоведческий
анализ). - М., 2006 с. 421
18.КантеКапустин Н.С. Особенности эволюции религии: (На материалах
древних верований и христианства)/ Н.С. Капустин; Отв. ред. Ю.Б. Пищик.
- М.: Мысль, 1984. с.15
19.Конь Р.М. Введение в сектоведение. – Нижний Новгород.: Нижегородская
духовная семинария, 2008 * 20 Религиоведение. Энциклопедический
словарь. Забияко А. П., Красников А. Н., Элбакян Е. С., ред. Академический проект, М. 2006 с. 321.
20.Кофырин Н.В. Проблемы изучения неформальных групп молодежи [Текст] /
Н.В. Кофырин // Социологические исследования. – 1991.
21.Красников А.Н. «Методологические проблемы религиоведения». — М.,
2007.
22.Крутоус В.П Новоязычество в современной культуре // Свободная мысльXXI. 2000, №7. С. 80.
23.Кэрролл Л. Крайон. Книга 7. Письма из дома. – М., изд. София 2006
24.Кэрролл Л. Партнерство с богом – М., изд. София 2005
25.Кэрролл Л. Путешествие домой – М., изд. София 2004
26.Миндолина М.В.. – Белгород, 2006. – 29 с.
27.МакДауэлл Д., Стюарт Д. Обманщики Издательство "Протестант", Москва,
1993 г. с. 117.
28.Мартинович В.А. Введение в понятийный аппарат сектоведения. –Минск.:
БГУ, 2008 с. 21
29.Митрохин Л.Н. Религии Нового века. М.: Советская Россия, 1985.c. 12
30.Мухин А. А., Здоровец Я. И. "Религиозные конфессии и секты"
0
81
31.Мяло К.Т. Время выбора [Текст] / К.Т. Мяло. – М.: Политиздат, 1991. – 251
с.
32.Немировский В.Г., Стариков П.А. Тенденция «квазирелигиозности» в среде
красноярского студенчества // Cоциологические исследования. - 2003.- №
10.– С. 96
33.Основы религиоведения Учеб./ Ю. Ф. Борунков, И. Н. Яблоков и др.; Под
ред. И. Н. Яблокова.- М.: Высш. шк., 1994
34.Пендюрин Л.П. Движение ««Нью-Эйдж»» и трансформация общественного
сознания // известия вузов Северо-Кавказский регион 2008 № 4 с. 7
35.Резепова И. С.. Неоязычество в культуре: История и современность:
диссертация на соискание звания кандидата философских наук: 09.00.13. Ростов-на-Дону, 2005. с. 105
36.Розин В.М. Мистические и эзотерические учения и практики в средствах
массовой информации // Общественные науки и современность. 1997, №3.
С.47
37.Рыжов Ю.В. Ignoto Deo: Новая религиозность в культуре и искусстве.
38.Таевский Д.А. Синкретические религии и секты. Словарь-справочник. – М.
INTRADA. 2001 с. 49
39.Торчинов Е.А. «Религии мира: Опыт запредельного» (трансперсональные
состояния и психотехника).
40.Трофимчук Н.А Чего добиваются борцы с сектами // Религия и Право № 6,
1999 c. 21
41.Ученые в защиту живой этики. // Журнал "Вопросы философии", № 3, 2001
г с. 97.
42.Хиз Дж., Поттер Э. Бунт на продажу [Текст] / Дж. Хиз, Э. Поттер. – М.:
Добрая книга, 2007. – 456 с.
43.М.М. Шахнович Религиоведение: Учебное пособие /. – СПб.: Питер, 2008 с.
345
44.Bromley D. G., Hammond P.E. The Future of new religious movements. –
Mercer University Press, Macon Georgia 1987 с.13
1
82
45.C. Campbell "The Cult, the Cultic Milieu and Secularization," in A Sociological
Yearbook of Religion in Britain 5 (London: SCM Press, 1972).
46.Chryssides G.D. Heaven’s Gate: End-Time Prophets in a Post-Modern Era, с. 95
47.Clarke P.B. New Religion in global perspective. - London. 2006
48.Dawson L. Cults and New Religious Movements: A Reader - Wiley-Blackwell; 2
edition. 2003. с.3
49.Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. - Мн.: Книжный
50.Воронкова
О.В.
Нетрадиционные
религии
в
России:
философско-
религиоведческий анализ: диссертация ... кандидата философских наук.
51.Дом. 2003. (Мир энциклопедий).
52.Гордус М.М. Новые религиозные движения : стереотипы и реальность –
диссертация на … кандидата философских наук: 09.00.13 Ростов н/Д, 2008
с. 8
53.Григорьева Л.И. К вопросу об использовании понятия "тоталитарная секта"
по отношению к новым нетрадиционным религиозным движениям.
//Личность, творчество и современность. Сборник научных трудов. Отв.
ред. Д. Д. Невирко. - Красноярск: Сибирский юридический институт МВД
России, 1999. - Вып. 2. - С. 209
54.Раевский А.Н. Диссертация на тему: "Нью.-Эйдж как квазирелигиозная
субкультура современного общества: религиоведческий анализ", Ростов-наДону, 2014.
55.Сергеев С.А. К вопросу о классификации и некоторых особенностях
молодежных субкультур России [Текст] / С.А. Сергеев // Социальное
знание: формации и интерпретации. Материалы международной научной
конферен- ции. – Казань, 1996.
56.Миндолина М.В. Контркультура: сущность и существование. Автореф. дис.
канд. филос. наук. [Текст]
57.Сергеев С.А. Молодежные субкультуры в республике [Текст] / С.А. Сергеев
// Социологические исследования.
58.Сикевич З.В. Молодежная культура: «за» и «против». Заметки социолога
2
83
[Текст] / З.В. Сикевич. – Л.: Лениздат, 1990. – 204 с.
59.Hanegraaff W.J. New Age religion and Western culture: esotericism in the mirror
of secular thought. - New York. 1996
60.Journal of Alternative Spiritualities and New Age Studies - London 2005
61.Newport J.P. The New Age movement and the biblical worldview: conflict and
dialogue. - Michigan 1998 с.
62.Молодежная
культура:
Молодежь
и
проблемы
современной
художественной культуры. Сб. науч. тр. [Текст]
63.Прикладное религиоведение для журналистов. – М.: Права человека, 2009 с.
219
64.Дегтярева М.В. Контркультура в структуре культуры России XX века.
Автореф.
дис.
канд.
культурол.
наук.
[Электронный
ресурс]:
http://www.dslib.net/teorja-kultury/degtjareva.html,
65.Сухина
И.Г.
Контркультура
культурфилософского
как
феномен
анализа
и
категория:
[Электронный
основы
ресурс]:
http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Niz/2008_9/Suhina.htm,
66.Султанова М.А. Концепции контркультуры в дискурсе современных
глобальных проблем [Электронный ресурс]:
http://www.utopiya.spb.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=30
8:2010-03-22-03-08-45&catid=47:-14&Itemid=140
67.Таран
А.В.
Контркультура
и
новая
культура
потребления
[Электронныйресурс]:[сайт]http://infoculture.rsl.ru/niklib/home/news/KVM_ar
chive/articles/2010/02/2010-02_r_kvm-s16.pdf
68.Сергеев
В.К.
Молодежная
субкультура
в
условиях
мегаполиса
[Электронный ресурс]: [сайт]: http://synerg.narod.ru/SER_MEGA.htm,
69.Кравченко
А.И.
Социология
http://lib.socio.msu.ru/
девиантности
[Электронный
ресурс]:
l/library?e=d-000-00-001ucheb-00-0-0-0prompt-10-4-0-
1l-1-ru-50-20-help—00031-001-1-0windowsZz-125110&a=d&c=01ucheb&cl=CL1&d=HASH01d860037a6f82dbb24fe132.4.1,
70.Концепция государственной религиозной политики Российской Федерации
3
84
http://www.religare.ru/2_8227.html
71.Сухина
И.Г.
Контркультура
культурфилософского
как
феномен
анализа
и
категория:
[Электронный
основы
ресурс]:
http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Niz/2008_9/Suhina.htm,
72.Балагушкин Е.Г. Нетрадиционные религии в современной России
[Электронный ресурс]:
http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Relig/Balag/06.php
ССЫЛКИ НА ИСТОЧНИКИ
1. C. Campbell "The Cult, the Cultic Milieu and Secularization," in A
Sociological Yearbook of Religion in Britain 5 (London: SCM Press, 1972).
2. Hanegraaff W.J. New Age religion and Western culture: esotericism in the
mirror of secular thought. - New York. 1996
3. Красников А.Н. «Методологические проблемы религиоведения». — М.,
2007.
4. Новейший философский словарь: 3-е изд., исправл. - Мн.: Книжный
Дом. 2003. (Мир энциклопедий).
5. Торчинов
Е.А.
«Религии
мира:
Опыт
запредельного»
(трансперсональные состояния и психотехника).
6. Новая философская энциклопедия: В 4-х тт. — М.: Мысль, 2000 т.3 с. 79
7. Бурлуцкая Е.В. Традиционность и нетрадиционность как формы реализации
религиозного содержания в культуре.
8. Воронкова
О.В.
Нетрадиционные
религии
в
России:
философско-
религиоведческий анализ: диссертация ... кандидата философских наук.
9. Новая философская энциклопедия: В 4-х тт. — М.: Мысль, 2000 т.3
10.Балагушкин Е.Г. Шохин В.К. Религиозный плюрализм в современной
России. Новые религиозные движения на постсоветском этапе.
11.Григорьева Л.И. К вопросу об использовании понятия "тоталитарная секта"
по отношению к новым нетрадиционным религиозным движениям.
85
//Личность, творчество и современность. Сборник научных трудов. Отв.
ред. Д. Д. Невирко. - Красноярск: Сибирский юридический институт МВД
России, 1999. - Вып. 2. - С. 209
12.Трофимчук Н.А Чего добиваются борцы с сектами // Религия и Право № 6,
1999 c. 21
13.Dawson L. Cults and New Religious Movements: A Reader - Wiley-Blackwell; 2
edition. 2003. с.3
14.Баркер А. Новые религиозные движения. Практическое введение. — СПб:
Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 1997 с. 9
15.Мартинович В.А. Введение в понятийный аппарат сектоведения. –Минск.:
БГУ, 2008 с. 21
16.Stark R, Bainbridge W. S. The Future of Religion. Secularization, Revival and
Cult Formation. Berkeley : University of California Press, 1985. S. 128; 211; 245.
цит. по Мартинович В.А. Введение в понятийный аппарат сектоведения. –
Минск.: БГУ, 2008 с. 14
17.Конь Р.М. Введение в сектоведение. – Нижний Новгород.: Нижегородская
духовная семинария, 2008 * 20 Религиоведение. Энциклопедический
словарь. Забияко А. П., Красников А. Н., Элбакян Е. С., ред. Академический проект, М. 2006 с. 321.
18.Баркер А. Новые религиозные движения. Практическое введение. — СПб:
Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 1997.
19.Основы религиоведения Учеб./ Ю. Ф. Борунков, И. Н. Яблоков и др.; Под
ред. И. Н. Яблокова.- М.: Высш. шк., 1994
20.Забияко А. П. Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. 2008. - N 3. - С. 84-91
21.Немировский В.Г., Стариков П.А. Тенденция «квазирелигиозности» в среде
красноярского студенчества // Cоциологические исследования. - 2003.- №
10.– С. 96
22.Василенко.
Краткий
«квазирелигия»
религиозно-философский
словарь,
1996
г.
86
23.Религиоведение. Энциклопедический словарь. Забияко А. П., Красников А.
Н., Элбакян Е. С., ред. - Академический проект, М. 2006.
24.Воронкова
О.В.
Нетрадиционные
религии
в
России:
философско-
религиоведческий анализ: диссертация кандидата философских наук c. 8
25.Капустин Н.С. Особенности эволюции религии: (На материалах древних
верований и христианства)/ Н.С. Капустин; Отв. ред. Ю.Б. Пищик. - М.:
Мысль, 1984. с.15
26.Ученые в защиту живой этики. // Журнал "Вопросы философии", № 3, 2001
г с. 97.
27.Clarke P.B. New Religion in global perspective. - London. 2006 с. 25
28.Религиоведение: Учебное пособие / под ред. М.М. Шахнович – СПб.: Питер,
2008 с. 345
29.Религиоведение: Учебное пособие для студентов педагогических вузов/ под
ред. А. Ю. Григоренко – СПб.: Питер, 2008 с. 503
30.Основы религиоведения Учеб./ Ю. Ф. Борунков, И. Н. Яблоков и др.; Под
ред. И. Н. Яблокова.- М.: Высш. шк., 1994 с. 171
31.Основы религиоведения Учеб./ Ю. Ф. Борунков, И. Н. Яблоков и др.; Под
ред. И. Н. Яблокова.- М.: Высш. шк., 2008 с.312
32.МакДауэлл Д., Стюарт Д. Обманщики Издательство "Протестант", Москва,
1993 г. с. 117.
33.Newport J.P. The New Age movement and the biblical worldview: conflict and
dialogue. - Michigan 1998 с.
34.Григорьева Л.И. Религии "Нового века" и современное государство.
Красноярск, 2002. С. 88-89
35.Основы религиоведения Учеб./ Ю. Ф. Борунков, И. Н. Яблоков и др.; Под
ред. И. Н. Яблокова.- М.: Высш. шк., 1994 с. 171.
36.Резепова И. С.. Неоязычество в культуре: История и современность:
диссертация на соискание звания кандидата философских наук : 09.00.13. Ростов-на-Дону, 2005. с. 105
37.Пендюрин Л.П. Движение ««Нью-Эйдж»» и трансформация общественного
6
87
сознания // известия вузов Северо-Кавказский регион 2008 № 4 с. 7
38.Концепция государственной религиозной политики Российской Федерации
http://www.religare.ru/2_8227.html
39.Дворкин А. Л. Сектоведение – НН.: Издателъство братства во имя св. князя
Александра Невского, 2000 с. 721
40.Золотухина Е.В. Эзотерика для непосвященных или Нерасколдованный мир
– Пенза: изд. Золотое сечение 2009
41.Hanegraaff W.J. New Age religion and Western culture: esotericism in the
mirror of secular thought. - New York. 1996 с. 517
42.Дворкин А. Л. Сектоведение – НН.: Издателъство братства во имя св. князя
Александра Невского, 2000 c. 701 – 702
43.Sutcliffe S. Children of the New Age: a history of spiritual practices. NY,
Routledge 2003
44.Journal of Alternative Spiritualities and New Age Studies - London 2005
45.Clarke P.B. New Religion in global perspective. - London. 2006 c.2
46.Таевский Д.А. Синкретические религии и секты. Словарь-справочник. – М.
INTRADA. 2001 с. 49
47.Пендюрина
Л.П.
Движение
««Нью-Эйдж»»
и
трансформация
общественного сознания // известия вузов Северо-Кавказский регион 2008
№ 4 с. 8
48.Hanegraaff W.J. New Age religion and Western culture: esotericism in the mirror
of secular thought. New York 1996 . с. 365
49.Journal of Alternative Spiritualities and New Age Studies - BookSurge
Publishing 2005. с.48
50.Религиозные конфессии и секты / А. А. Мухин, Я. И. Здоровец. - М. :
Алгоритм, 2005.
51.Беляев О. Д. Опыт эмпирического исследования гетеродоксальной
религиозности в современной России // Социологические исследования, №
11, Ноябрь 2009.
52.Прикладное религиоведение для журналистов. – М.: Права человека, 2009 с.
88
219
53.Балагушкин
Нетрадиционные
религии
в
современной
России:
морфологический анализ. Часть I. – Москва, 1999 с. 13
54.Митрохин Л.Н. Религии Нового века. М.: Советская Россия, 1985.c. 12
55.Кантеров И. Я. Новые религиозные движения в России (религиоведческий
анализ). - М., 2006 с. 421
56.Гордус М.М. Новые религиозные движения : стереотипы и реальность –
диссертация на … кандидата философских наук: 09.00.13 Ростов н/Д, 2008
с. 8
57.Баркер А. Новые религиозные движения. Практическое введение. — СПб:
Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 1997 с.
229
58.Крутоус В.П Новоязычество в современной культуре // Свободная мысльXXI. 2000, №7. С. 80.
59.Агеенкова Е.К. Психологические аспекты проблем распространения
культов "Нового времени". // Медицина и христианство: материалы
Республ. науч.-практ. конф. студентов и молодых ученых / под общ. ред. С.
Д. Денисова. – Минск: БГМУ, 2007. – 242 с.
60.Розин В.М. Мистические и эзотерические учения и практики в средствах
массовой информации // Общественные науки и современность. 1997, №3.
С.47
61.Кэрролл Л. Крайон. Книга 7. Письма из дома. – М., изд. София 2006
62.Кэрролл Л. Партнерство с богом – М., изд. София 2005
63.Кэрролл Л. Путешествие домой – М., изд. София 2004
64.Chryssides G.D. Heaven’s Gate: End-Time Prophets in a Post-Modern Era, с. 95
65.Кантеров И. Я. Новые религиозные движения в России (религиоведческий
анализ). - М., 2006 c.421
66.Рыжов Ю.В. Ignoto Deo: Новая религиозность в культуре и искусстве.
8
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа