close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Борняков Роман Вячеславович. Эволюция церковной и монастырской инфраструктуры Орловского уезда в XIII – XVII вв.

код для вставки
4
АННОТАЦИЯ
Объём ВКР 113 стр.
Таблиц и иллюстраций нет. Перечень использованных источников включает
96 наименований.
Ключевые слова: Орловский край, храмы, монастыри, иннфраструктура.
Краткая характеристика ВКР: Исследование посвящено актуальной теме
«Эволюция церковной и монастырской инфраструктуры Орловского края в XIII –
XVII вв.». На основании анализа существующей исследовательской литературы и
источников выявлены древнейшие храмы и монастыри Орловско-Севской
епархии; определены основные этапы эволюции церковной и монастырской
инфраструктуры,
выявлены
объективные
и
субъективные
факторы,
способствовавшие росту сети орловских храмов и монастырей или, напротив,
сдерживающие их рост; произведено сравнение основных этапов развития
орловских храмов и монастырей с общими закономерностями эволюции
церковной инфраструктуры РПЦ.
Автор пришел к выводу, что древнейшие монастыри Орловско-Севской
епархии возникают в XIII в. Древнейшие храмы, возникли ранее монастырей,
вместе с первыми форпостами христианизации, которыми, безусловно, являлись
города, как центры государтвенной власти, принимавшей активное участие в
церковном строительстве.
Динамика эволюции церковной и монастырской инфраструктуры, по
наблюдениям автора, была различной. Развитие монатырской инфраструктуры
Орловского края прошло в XIII – XVII вв. три этапа: 1) до 1237 г.; 2) с 1237 г. до
начала XVII в.; 3) со времени окончания Смутного времени и до начала
петровских церковных реформ.
В развитии храмовой инфраструктуры каких-либо этапов проследить не
удаётся. Храмы умножались вместе численностью населения, а в древности, по
мере его христианизации.
5
Сравнение основных этапов развития орловских храмов и монастырей с
общими закономерностями эволюции церковной инфраструктуры Русской
Православной Церкви показывает, что храмовая и монастырская инфратруктура
Орловского края прошла эволюционные ступени характерные для всех епархий
центральной России.
6
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ...................................................................................................................... 7
ГЛАВА 1. ЭВОЛЮЦИЯ ХРАМОВОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ ОРЛОВСКОГО
КРАЯ................................................................................................................................. 9
§1.1 Западные уезды........................................................................................................ 9
§1.2 Центральные уезды ............................................................................................... 37
§1.3 Восточные уезды ................................................................................................... 58
ГЛАВА 2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МОНАСТЫРЕЙ ОРЛОВСКОГО
КРАЯ............................................................................................................................... 74
§1.1 Древнейшие монастыри Орловщины .................................................................. 74
§2.2 Монастырская реформа св. Сергия Радонежского и монастыри Орловщины
XIV – XV вв. .................................................................................................................. 76
§2.3 Колонизация южной окраины Русского государства и монастыри Орловщины
XVI – XVII вв. ................................................................................................................ 78
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ........................................................................................................... 104
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ........................................................................................... 107
7
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы. Возрождение церковной жизни на Орловщине идёт
уже третье десятилетие. Между тем богатый исторический опыт ОрловскоСевской епархии остаётся по сути не востребованным. Наследие советской эпохи,
чей государственный насильственный атеизм давно осуждён, продолжает
ощущаться у нас и поныне. Какие церкви и монастыри существовали на
Орловщине до 1917 г.? Какие из них наиболее древние? Численность церквей и
монастырей, причта и братии, география церкви и монастырей, церковная и
монастырская архитектура и древности. Все эти сведения разбросаны, в первую
очередь, по разным провинциальным дореволюционным изданиям, которые давно
стали библиографической редкостью. Давно назрела необходимость обобщить все
эти данные и переосмыслить с точки зрения современной исторической науки.
Хронологические рамки работы: XIII – XVII вв. обусловлены динамикой
развития предмета исследования. К XIII столетию относятся древнейшие
надёжные упоминания о храмах Орловско-Севской епархии. XVII в. последний в
досинодальной
эпохе,
когда
в
эволюции
храмовой
и
монастырской
инфраструктуры появляется новый существенный фактор – ограничительная
политика государства.
Объектом исследования является Орловско-Севская епархия Русской
Православной Церкви. При этом в полном соответствии с методом историзма мы
рассматриваем тему не только в хронологических рамках существования епархии
как
церковно-административной
единицы
(с
1788
г.).
Чтобы
понять
закономерности изучаемого явления нужно рассмотреть и его предпосылки.
Предмет
исследования
состоит
в
церковной
и
монастырской
инфраструктуре Орловско-Севской епархии.
Цель исследования состоит в том, чтобы проследить динамику и выявить
тенденции
и
закономерности
развития
церковной
и
монастырской
инфраструктуры Орловского края в контексте истории Русской Православной
Церкви в целом, найти особенное в общем и общее в особенном.
Для достижения этой цели требуется решение следующих задач:
8
1. выявить древнейшие храмы и монастыри Орловско-Севской епархии;
2. определить основные этапы
эволюции
церковной и
монастырской
инфраструктуры;
3. выявить объективные и субъективные факторы, способствовавшие росту
сети орловских храмов и монастырей или, напротив, сдерживающие их
рост.
4. сравнить основные этапы развития орловских храмов и монастырей с
общими закономерностями эволюции церковной инфраструктуры Русской
Православной Церкви.
Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.
Методологическая основа исследования. В основу работы положен
сравнительно-историко-типологический
метод,
суть
которого
состоит
в
раскрытии сходства не связанных между собой явлений, но имеющих одинаковые
условия
генезиса
и
развития.
Проблемно-хронологический
метод,
предполагающий изучение последовательности событий во времени, использован
для анализа исторического опыта существования церквей и монастырей на
Орловщине. Структурно-функциональный метод предполагает исследование
церковной и монастырской инфраструктуры как системы, что предусматривает
изучение её элементов и взаимозависимостей между ними в контексте единого
целого, так как каждый элемент структуры выполняет определённые функции,
удовлетворяющие потребности системы.
Теоретическая
и
практическая
значимость
работы.
Материалы
исследования, применённые методики и полученные результаты могут быть
использованы в научной и преподавательской деятельности, в частности, при
дальнейшей научной разработке темы монастырской жизни Орловской епархии,
создании учебных и лекционных курсов, а так же написании научно-популярных
работ по истории Русской Православной церкви.
9
ГЛАВА 1. ЭВОЛЮЦИЯ ХРАМОВОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ ОРЛОВСКОГО
КРАЯ.
§1.1 Западные уезды
Брянский уезд. Древнейшим храмом Орловско-Севской епархии, судя по
всему, следует признать брянскую церковь Святого Спаса, служившую
усыпальницей для черниговских епископов в период пребывания их резиденции в
Брянске [75]. Почему церковь эта сделавшаяся по закрытию кафедры
приходскою, навсегда осталась в городе под названием «Спаса – гробовской», или
– «что на владычных гробах» [78, с. 44]. В наследство от кафедры к Спасской
церкви перешла, вероятно, и часть владычных имений, признанных за нею
Московскими государями и вошедших в Брянские писцовые книги. На этих
книгах, составленных после литовского разорения, читаем: «В верхней пасопной
слободе церковь Преображения Господа нашего Иисуса Христа, на Владычных
гробах, древяна, попово строение церкви – образ местной Преображения
Господня, да в приделе церковь преподобного Никона; около церкви кладбище в
длину 30, поперек 15 сажень; на церковной земле дворы: попа Симеона – в длину
двора и огорода 76 сажень, поперёк 60 сажень, двор дьячка Софонка Викулина – в
длину двора и огорода 41 сажень, поперёк 28 сажень; к той церкви пашни
церковной на посадском поле в Княжем клину 10 чети в поле, а в дву по тому же,
и та земля лежит в пусте; да в Ботоговской волости вотчина – бортной ухожей по
местной земле … деревни Радицы … а оброку емлеть поп (Афанасий Семенов) 5
пуд меду на год; да один правый берег р. Оболвьи от устья речки Ясенца вверх р.
Оболвью, а от устья Волдыжа с рыбною ловлею и боровыми гоны, а гоняют
Радицкия крестьяне на попа, а дают ему от берега по 20 алтын на год; в
Подывотском стану церковный доход – бортный ухожий Лутенщина …, а ходит в
тот ухожей поп сам, или кому прикажет; в Поцынском стану церковный доход
Спасская верховая вотчина по вотчинной земле деревне Яблоновы да деревни
Гатьковы, да тоя же деревни Гатьковы по местной земле … в черном Гатьковском
и в Яблоновском лесу бортной ухожей Кувшиновской, а ходит в те ухожьи
10
крестьяне …, а оброку платят к церкви Всемилостевому Спасу попу 5 пуд меду на
год; в Вороницкой волости церковной бортной ухожей Крещенской …, а оброку
дают попу на год полтора рубли денег» [29].
Возвышение
города
Брянска
на
степень
удельного
княжения
и
епископской резиденции способствовали тому, что этот город, до того времени
практиеки не уоминавшийся в летописях, приобрел важное значение в судьбе
юго-западной России, застроился княжескими и боярскими теремами, заселился
новыми слободами (посопными – верхнею и нижнею, ямскою, пушкарскою и
стрелецкою)
и
украсился
многочисленными
церквами
и
монастырями,
получившими от благочестивых брянских князей достаточное обеспечение
вотчинами, пашенною землею в «княжих клинах, полях и мхах», черными лесами,
лугами, бортными «ухожьями» и разными угодьями с рыбною ловлею и
бобровыми гонами по рекам и речкам. Из летописи мы знаем в Брянске за это
время, кроме «владычного» Спасского храма, только одну церковь св. Николы, в
которой молился св. митрополит Петр в 1310 г., когда желая примирить брянских
князей Святослава и Василия, прожил здесь от Крещения до лета и из которой в
1340 году «злые крамольники Брянцы» извлекли насильственно своего князя
Глеба и растерзали его в присутствии находившагося тогда в Брянске
митрополита Феогноста [78, с. 45].
Первые обстоятельные сведения о брянских церквах встречаются в
писцовых книгах 1626-1629 гг. [78, с. 46]; но едва ли можно сомневаться в том,
что это были церкви, возникшие еще в период удельного княжения и епископской
кафедры в г. Брянске. Покорение Брянска Литвою не только препятствовало
возникновению в нем новых церквей, но по сказанию летописца, сопровождалось
даже «опустением города», когда, следовательно, некоторые из существовавших
церквей могли упразднится. Тоже должно сказать и о первом столетии,
протекшим для г. Брянска под державою московских государей, когда Литва
оспаривала еще у них владычество над Брянском и не раз опустошала его с
окрестностями, из которых люди должны были спасаться в лес «душою да
телом». К такому же предложению приводит нас некоторые церковные имения,
11
пожалованные явно из княжеских урочищь под разными названиями - княжеских
полей, клинов, мхов «и в последствии закрепленные Московским «государевым
данным».
В
писцовых
же
книгах
мы
находим
следующие
церкви
с
принадлежавшими вотчинами и угодьями:
«В Брянску в городе (внутри города) соборная церковь Покрова Пресвятой
Богородицы, а кто той соборной церкви за протопопом Матвеем (в 1653 г. - за
Семёном Леонтьевым) с братию в волости Хвощинской деревня Колчина, что
смежно с Колчинским погостом, на рч. На Мостовке, пашни паханыя и перелогу и
лесом поросль средние земли 60 чети (шесть десятин) в поле [78, с. 47], а в дву по
тому же, сено по лужкам и меж пашни 30 копен, лесу черного сборным ухожьем
от речки Колченки до Княжего Мха в длину, по смете, на 10 верст, поперек на 3
версты; входят в тот ухожий тоя же деревне крестьяне, а оброку платят протопопу
с братию по пуду меду на год; да лесу ухожий больше дубровы с бортным
ухожьем вопче с Пятницким попом Василием (в 1653 г. Никифором) от речки
Лютной до речке Будомля в длину, по смете, на версту, поперек тож, Колчинским
протопоповым крестьянам тоя дубровы два жеребья, а Пятницкому попу треть, да
один берег реки Оболви от речки Долемли вниз до Девичьяго виру с рыбною
ловлею и бобровыми гоны; да в низ по речке Колчинке два места мельничных,
что были колотовки. Да к той соборной церкви за протопотом, попами и дьконы
село Трупчино с угодьи: в том селе и в деревне Антоновке и пустоше Козмине
300 чети, сена 240 копен» [53]. О зажиточности Брянского соборного причта
свидетельствует следующая выпись: «Во 116 (1607/08) г., когда воры и литовские
люди Брянск осадили, то в осадное время учал в городе быть голод, и в те поры в
городе осаде купили (покупали) четверть ржы по 60 рублей и больше; и от
протопопа Алексия из двора взято и роздано всяким разным и осадным людям
безденежо 175 четвертей; и за то его, протопопа, рачение и прочее описанные
великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича в грамоте, от 121
(1612/13 г.), за подписанием его царского величества руки, Брянского,
Покровского собора протопопу Алексею пожаловано в Хвощенской волости из
дворцовых сел деревня Соколово, да починок Першин со крестьяны и всякими
12
угодьи и принадлежностьми» [78, с. 48]. Брянский Покровский Собор построен
был вновь, в 1628 г., стольником Евстафием Тимофеевичем Алымовым. Из
Собора ежегодно вокруг крепости совершались крестные ходы: в день
преполовения Пятидесятницы – по нижнему валу и в праздник Вознесения
Господня – по верхнему. Подле соборной колокольни находился осадный
колодезь, необычайной глубины, благодаря которому жители Брянска могли
отсидеться от осады Лжедмитрия II и литовского полковника Лисовскаго,
лишивших город сообщений с рекою Десною [96].
«Церковь Афанасия и Кирилла Александрийских внутри города; у той
церкви (за попом Анисимом Васильевым, а после него за попом Герасимом
Анисимовым) пашни церковныя добрыя земли на пасаде в Княжом клину 3 чети с
третником в поле, а в дву по тому же, что смежно с церковною землею Спасского
попа Сафона, что на грабех; да в Хвощинской волости пустошь, что была деревня
Можерь на колодезе Копоне, да селище Нетоховское на речке Порубеженке, а в
них пашни паханыя … добрыя земли 16 чети в поле, в дву по тому же; сена по
лужку Можерю 20 копен; да церковной бортной ухожей … в длину того лесу, по
смете, на версту, а поперек тоже; ходит в тот ухожей сам поп на себя, или кому
прикажет; да речка Сенна – оба берега от устья вверх до верховья, с рыбною
ловлею и с бобровыми гоны».
«Церковь преподобных отец Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев,
Пречистыя Богородицы Свинскаго монастыря на подворье» [78, с. 49].
«Церковь Живоначальныя Троицы на посаде за городом, да церковь Св.
мученицы Парасковеи, нареченные Пятницы, да в приделе Страстотерпца
Георгия; на церковной земле 10 мест лавочных; пашни церковные на посаде в
Княжом клину 16 чети в поле, а в дву по тому ж; да за р. Десною церковная
вотчина по Карачевской дороге и по Чистое болото бортной ухожей …, а ходят в
тот ухожей попы сами на себя, или кому прикажут».
«Церковь
Архистратига
Михаила
в
Пушкарской
слободе;
пашни
церковныя Государева данья на посаде от выгона на лугу по вильнику вверх
середния земли 5 чети в поле, а в дву по тому ж; да р. Ревна – оба берега от р.
13
Десны вверх р. Ревною, до Карачевскаго рубежа с упалыми речками и колодези, с
рыбною ловлею и бобровыми гоны; да озера Боровены, что пониже р. Ревны; да
озера Лужна – Колодное Забережное; да в Комарицкой волости рч. Пролыса – оба
берега от р. Десны вверх, рч. Пролысою тоя ж речки до верховья, с упалыми
речками и колодези, с рыбною ловлею и с бобровыми гоны; до Архангельской
бортной ухожей в Комарицкой волости в Глинском ухожье … села Глинскаго с
крестьяны, и ходят в тот церковный ухожей Комарицкия ж волости Брасовскаго
стану деревни Грамовни крестьяне, а оброку платят к церкви Архангелу Михаилу
по полтора пуда меду на год; до в Ботоговской волости в селе Ботогов бортой
Архангельской ухожей; да на посаде за рч. Сутком место церковное
Архангельское с дворовым усадобым с огородом и садом» [57].
Церковь Богоявления Господня да в приделе Св. мучник Флора и Лавра, в
Ямской слободе [78, с. 50].
«Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы да Николы Чудотворца, да
в приделе Кузьми и Дамиана на посаде у Горнева; за Никольскими попы; что у
Горнева, за Гаврилом да за Кузьмою да за дьяконом Федором пашни церковныя
Государева данья, что смежно посопныя слободы со крестьяны меж дорог
Рябиновой сосны и Заглинною, 20 чети в поле, а в дву по тому ж, да на пустоши,
что была деревня Слобода, пашни церковной 9 чети – всего 45 чети в поле, а в дву
по тому ж; сена церковнаго по рч. Болдыжу 20 копен да лушку на Полицах,
Полозово тож, сена 16 копен, да у рч. Снежета повыше пруда сена 5 копен, да на
посаде над рч. Судком на селище сад, за за р. Десною под посадом меж
Петровскаго озера Круглова озерко Никольское исток, да церковнаго чернаго
лесу и бору Болдыжскаго с бортным ухожьем в длину того лесу, по смете, на 10
верст, поперег на 8 верст, а инде меньше, да лесу ж пустоши, что была деревня
Слобода, с бортным ухожьем вопче с пустошью Болдыжем, да в Комарицкой
волости в Борщове пчельниковской ухожей, да рч. Гобен с упалыми речками и
колодези с верховья и до устья оба берега, с рыбною ловлею и бобровыми гоны;
да в Ботоговской волости оба берега рч. Авсарака от большой Ямской дороги
вниз рч. Авсараком до рч. Бердовища по вышним верхом, рыбною ловлею
14
бобровыми гоны; да в Болдыжском черном лесу в бортом церковном ухожью
знамя соха» [30].
«Церковь Николы Чудотворца в посопной слободе» [78, с. 51].
«Церковь Рождества Христова в Стрелецкой слободе».
«В нижней посопной слободе церковь древянная во имя Бориса и Глеба,
мирское строение; около церкви кладбище в длину 30 саж., поперег 20 саж., на
церковной земле двор попа Алексея, 3 двора бобылей, 1 просвирницын и 2
церковных порозжихместа».
«С посаду от часовни, что была преж сего ружная церковь Св. Пятницы да
придел Страстотерпца Христова Георгия; за попы Федором да Алексеем за р.
Десною по Карачевской дороге вотчина по Свинской рубеж и по Чистое болото
бортной ухожей, а ходят в тот ухожей попы сами а себя, или кому прикажут».
Что касается Брянскаго и Карачевскаго уездов, то Смутое время оставило
здесь такие следы разрушения, от которых жители не могли не могли оправиться
в течении целого столетия [78, с. 81]. Известно по выписям из писцовых книг царя
Михаила Феодоровича и патриарха Филарета Никитича, что литовские люди
разграбили, опустошили и сожгли следующие церкви: в селе Лопоши – Афанасия
и Кирилла Александрийских, в Творишичах – Св. Георгия Победоносца, в
Альшанице – Св. Николая Чудотворца, в Госаме – Успения Божией Матери с
приделом Бориса и Глеба, Опыхани – Покрова Пресвятые Богородицы, в
Белоголовле Святителя Николая, в Погосте на реке Роше – Св. Николая
Чудотворца, в Крыжине – во имя Рождества Христова, в Болдыжах – Флора и
Лавра, в Бякове – Св. Николая Чудотворца, в Полужье во имя Преображения
Господня, в Речице – Святителя Николая с приделом Св. Алексия Митрополита и
Св. Жен Мироносиц, в Трубчанах – Св. Георгия, в Жукове – во имя Покрова
пресвятые Богородицы. Кроме того, из писцовых выписей видно, что во многих
селах церкви «запустели, развалились и стояли без пения», таковы: в селе
Тешенитах – Рождества Пресвятые Богородицы, в Балтичах – Архангела
Михаила, в Башкееве – Св. Николая Чудотворца, в Выгоничах – Введенская и
Никольская с придельными Ильинскою и Борисоглебскою, в Барышье – Козьмы и
15
Дамиана,
в
Голяжье
–
Св.
Димитрия
Селунскаго,
в
Теменичах
–
Христорождественская, в Новоселках – Никольская с приделом Флора и Лавра, в
Нешковичах – Св. Архидиакона Стефана, в Страшевичах – Петропавловская с
приделом Св. Афанасия и Кирилла, в Молоткове – Николаевская с приделом Св.
в.м. Параскавеи – Пятницы, в Сеславе – Воскресенская – Славущая, в Агари –
Рождества Богородицы, в Овстуге – Пятницкая [78, с. 82]. Некоторыя селы вместо
сгоревших и разрушившихся церквей довольствовались построенными на месте
их часовнями, а многия и того не имели [33]. Часовни упоминаются в следующих
селах: в Хотылеве – (вместо бывшей Никольской церкви), Лопоши, Госаме,
Быковичах (вместо сгоревшей Афанасьевской церкви). Белголовле, Крыжине,
Улемли (вм. Георгиевской ц.), Поцыне (вм. Николаевской ц.), Клечетове (вм.
Георгиевской и Василия Кесарийскаго), Вороницыне (вм. Флоровской ц.),
Страшевичах, Долгом (вм. Сгоревшей Ильинской церкви). Не было часовен в
селах: Федоровском (прежде была церковь Преображенская), Ольшанице (прежде
церковь Никольская) и Слободке (прежде церковь Св. Пророка Илии), а также в
селах, обратившихся в «пустоши», как-то: Долгом (прежде Ильинская ц.),
Соловьяничах (прежде Никольская ц.), Спасском и Прудках (прежде Спасская
церковь). В 34-х селах Брянскаго уезда церкви хотя и уцелели, но многие из них
были слишком ветхи, а некоторыя, занеимением при них священнослужителей,
стояли без пения; таковы церкви в селах: Жирятине – Воздвиженская,
Березовичах – Димитриевская, Кабаличах – Рождества Богородицы, Княжичах –
Никольская, Щиже – Преображенская с приделом Василия Блаженнаго, Середних
Ревнах – Флоровская, Бежичах – Троицкая и Иоанна Богослова, Грицове
Толмачеве – Никольская и Св. Жен Мироносиц, Супоневе – Георгия и Св.
Митрополита Алексия, Елисеевичах – Никольская, Городище – Благовещенская,
Козловке – Никольская, Любоше – Введенская с приделом Флора и Лавра, Липове
– Никольская, Колчине – Пятницкая [78, с. 83], Погосте на речке Нерусе –
Успенская, в Погосте Бутчине – Рождества Богородицы и Афанасия и Кирилла,
Высоком – Никольская, Погари – Рождества Богородицы с приделом Флора и
Лавра, Пупкове – Михаила Архангела да в приделе Афанасия и Кирилла,
16
Ботогове – Никольская, Голобье – Введенская да Афанасьевская, Рековичах –
Никольская с приделом Афанасия и Кирилла, да другая Зосимы и Савватия с
приделом Флора и Лавра, Молоткове – Никольская с приделом Парасковеи –
Пятницы, Губах – Воскресенская с трапезою да Димитриевская, Клечетове –
Георгиевская да часовня, что была церковь Василия Кесарийскаго [92], Рогнедине
– Флора и Лавра, Черновнове – Афанасьевская, Минкове Харинове – Ильинская,
Новоселках – Успения, Кошкине – Покровская, Жерине – Троицкая и Невдольске
– Никольская.
Карачевский уезд. В Карачевском уезде смутное время оставило такие же
следы опустошения. Здесь частию сожжены, частию разорены были следующие
церкви в селах: Новоселках – Димитриевская с придельною Георгиевскою,
Хотимле – Успенская с приделом Св. Парасковеи Пятницы, Рыдани – Пятницкая,
в Уском на речке Слюнке – Челище, Неучитковском тож, - Рождества Богородицы
[8]. Без пения оставались церкви в селах: Бурдькове – Никольская, Льгове –
Троицкая с приделом Иоанна Крестителя, Петрушкове – Христорождественская и
Троицкая с приделом Козьмы и Дамиана, Работькове – Никольская. Вместо
церквей находились часовни в селах: Лесках и Муратове; о Муратовской церкви,
во имя Св. мученика Никиты, упоминается, что она в 122 (1613/14) году была
сожжена татарами [78, с. 84]. Уцелели от смутного времени лишь следующие
церкви в селах: Верховичах – Воскресенская, на погосте Николы Долоцкаго на
речках Дольце и Оняньце – Николаевская, на погосте Преображения под большим
Рословским лесом - Преображенская, в селе Никольском, Сомове тож, где прежде
была церковь Св. Николая Чудотворца, - Воскресенская, в Турищеве –
Димитриевская, Суслове – Преображенская, Глуботцком – Успенская, в
Староселье – Успенская.
Не смотря на разнузданность нравов городских и сельских обитателей, так
резко проявившуюся в эпоху самозванцев, наши предки не чужды были и
высоких христианских добродетелей, между которыми мы имеем возможность
указать на благотворительность. Из писцовых книг, составленных вслед за
разорением нашего края литовцами, известно, что при некоторых церквах не
17
только городских, но и сельских, во время Смоленскаго епархиального
управления, находились особые «кельи», позднее названные богадельнями,
которые служили приютом для разных калек, убогих и нищих. Так, при
Карачевской градской церкви во имя Св. Димитрия Солунскаго находилось
«место церковное порозжо, в длину 25 сажень, поперг тож, а жили на том месте
нищие, кормились от церкви Божией». При церкви села Льгова, Карачевскаго
уезда, Хотимскаго стана, кроме дворов попова, дьячкова и пономарева,
упоминаются также «два места церковныя келейныя».
Благодаря дошедшим до нас выписям из писцовых книг, сделанным по
распоряжению патриарха Филарета Никитича, мы имеем подробные сведения о
церквах Брянскаго уезда с принадлежавшими им землями и разными угодьями.
Для краткости представляем же здесь только список сел и церквей по станам и
волостям, дабы тем самым отметить относительную их древность между
возникшими впоследствии поселениями и церквами, а также обозначить и
древние приделы Брянскаго уезда [78, с. 93].
В Стане Подгородном села и церкви: Жирятино – Воздвиженская,
Тешеничи – Рождества Богородицы, Березовичи – Димитриевская, Хотылево –
часовня на месте бывшей Никольской церкви, Кабаличи – Рождества Богородицы
и Илии пророка, Балтичи – Михаила Архангела, Вокшеево – Никольская, от
ветхости повалившаяся; Овстуг – Пятицкая, ветхая, без пения; Выгоничи –
Введенская с придельною Ильинскою, обвалившаяся от ветхости, и Никольская с
приделами Бориса и Глеба и Афанасия Александрийскаго, об «стоять пусты»;
Бяково – Никольская, ветхая, без пения; Лопошь – часовня на месте церкви
Афанасия и Кирилла, сожженной литовцами; Полужье – Преображенская,
запустевшая от разорения литовских людей; Княжичи – Никольская, ветхая;
Творишичи – Гергиевская, сожженная литовцами; Ворышье – Козмы и Дамиана,
ветхая и «стоить пуста»; Вщиж – Преображенская, ветхая [28]; Голяжи –
Димитриевская, ветхая, без пения; Теменичи – Рождества Христова, «ветха и
стоить пуста»; Болдыжи, при речке Госаме, - пустошь, а была церковь Флора и
Лавра, сожженная литовцами; Альшаницы – Никольская, сожженная литовцами;
18
Новоселки – Никольская с приделом Флора и Лавра, «обвалилась и стоит пуста»
[78, с. 94]; Кневичи – Рождества Богородицы да в приделе Василия Блаженнаго;
Госома – часовня на месте Успенской церкви с приделами Афанасьевским и
Борисо-Глебским, сожженная литовскими людьми; Быковичи – часовня на месте
сгоревшей церкви Афанасия Великаго; Бежичи да Опыхань – Покровская,
сожженная «в приходе Лисовскаго»; Нешковичи (Бетово) - Архидиакона Стефана,
ветхая и «пуста»; Середние Ревны – Флора и Лавра, ветхая; Белоголовль –
часовня на месте Никольской церкви, сожженной литовцами; Страшевичи – Св.
апостола Петра и Павла с приделом Афанасия и Кирилла, «обвалилась и стоит
пуста»; Крыжино – часовня на месте церкви рождества Христова, сожженной
литовскими людьми; Речицы – Никольская с придельною Алексия Чудотворца да
теплою Св. Жен Мироносиц, «стоит пуста без пения от разорения Литовских
людей»; Бежичи – Троицкая и Иоанна Богослова, ветхия; Грицово (Толмачово) –
Никольская и Св. Жен Мироносиц; Супонево – Георгиевская да теплая Св.
Алексия Митрополита; Елисеевичи – Никольская; Городище – Благовещенская;
Козловка – Никольская; Городец – Флора и Лавра с приделом Св. Алексия
Митрополита; Трубчаны – Георгиевская «от Литовскаго разорения стоит пуста»;
Погост на речке Роше, что была церковь Св. Николая, сожженная литовцами [56].
В волости Фощенской: Жуково – Покровская, «стоит без пения от
разорения Литовских людей»; Любошь – Введенская с приделом Флора и Лавра;
Липово – Никольская; Фощня – Никольская; Погост Колчин – Пятницкая; Погост
на речке Нерусе – Успенская; Погост Бутчин – Рождества Богородици и Афанасия
и Кирилла.
В волости Ботоговской: Высокое – Никольская; Погарь – Рождества
Богородицы с Приделом Флора и Лавра; Пупково – Михаила Архангела да в
приделе Афанасия и Кирилла; Ботогово – Никольская; Улемль – часовня на месте
Георгиевской церкви [78, с. 95].
В Подывотцком стану: Голобье – Введенская и Афанасия и Кирилла
Александрийских [84].
19
В Поцынской волости: Руковичи – Никольская с приделом Афанасия да
теплая Зосимы и Савватия с приделом Флора и Лавра; Федоровское, в котором
прежде была церковь Преображения; Снопот – Успенская с приделом Флора и
Лавра; Молотково – Никольская с приделом Св. Параскевы; Губы –
Воскресенская с трапезою и Димитриевская; Поцынь – часовня на месте бывшей
Никольской церкви; Клечетово – Георгиевская и на месте церкви Василия
Кесарийскаго часовня; Рогнедино – Флора и Лавра; Черновково – Афанасия и
Кирилла; Минково (Хориново) – Ильинская [66].
В Вороницкой волости: Вороница – Никольская и часовня а месте бывшей
церкви Флора и Лавра; Новоселки – Успенская; Кошкино – Покровская; Жарыно
– Троицкая.
В Прикладенской волости: Невдольск – Никольская.
При всех церквах Брянскаго уезда имелась пашенная земля, в размере от
десяти четей в поле, а в дву по тому ж, до пятидесяти четей и более, также сенные
покосы, а к некоторым церквам, кроме того, приурочены были леса, дубровы,
озера и бортные ухожья, которые иногда сдавались попами на оброк разным
людям. Брянский мед считался лучшим в целом государстве, почему подавался к
патриаршему и царскому столу.
Города Карачев, Севск и Трубчевск, подвергшиеся разорению и
опустошению в смутное время, в период патриаршего епархиального управления
начали вновь заселяться и застраиваться новыми церквями и монастырями. Так,
когда в 1621 г., по приговору Боярской думы, велено было восстановить город
Карачев и строить в нем новый острог, то в нем тогда же начали строиться вновь
церкви. Следующий «список с писцовых Карачевских книг письма и меры писца
Константина Пущина да подьячего Бориса Иванова 136 (1626) года» знакомит нас
с положением как прежде бывших церквей в городе Карачеве, так и с
построенными вновь между 1621-1626 гг., а также с принадлежавшими изстари
землями и угодьями.
«Выщед из острогу, в Карачевской городской осыпи церковь соборная
Архангела Михаила ружная [78, с. 96], древяная, да место церковное
20
Великомученика Геогия; кладбища церковнаго около церкви в длину 10 сажен,
поперег 8 сажен; а островку за р. Снежетом двор протопопа Григория, да место
поповское, да место дьяконское, а по мере двора протопопова и дворовых мест и с
огороды в длину 176 сажен, поперег 51 саж., а по обе стороны всех тех мест
обошла р. Снежеть; церковныя земли верх речки Горе-Грязи у Попова колодезя
16 четвертей в поле, а в дву по тому-ж, и та земля лежит пуста; да к той же
Соборной церкви от Архангельских ворот по р. Снежету вниз правой берег до
устья речки Верешщи с рыбными ловлями и с бобровыми гоны и с хмелевыми
болоты, да вверх рч. Верешщи в Воронейкой сверху, да сверх рч. Воронейки вниз
по рч. Воронейке правой берег до устья рч. Песочны, да рч. Песочна [24].
По перемещении города Карачева из Синодальной области в Московскую
епархию в нем находились следующие церкви: 1) Соборная, каменная, во имя
Архистратига Михаила; 2) Преображенская, каменная, с приделом Св. Жен
Мироносиц, построенная, в 1740 г. вместо деревянной церкви, которая ещё
существовала; 3) Казанская с приделом Св. Великомученицы Параскевы, 4)
Введенская, что в девичьем монастыре, каменная, с приделом в трапезе во имя Св.
Апостолов Петра и Павла; 5) Никольская, что на посаде за древнею осыпью, и
другая, теплая, построенная вместо старой церкви Св. Пророка Илии, с приделом
Св. Иоанна Воина; 6) Св. Димитрия Селунского; 7) Успенская и другая, теплая, во
имя Св. безсребренников Космы и Дамиана, построенная в 1754 году деревянным
зданием; 8) Благовещенская, с двумя неосвященными по обеим сторонам алтаря
приделами, что на посаде за «среднею осыпью», и близ неё теплая Флора и Лавра,
построенная в 1736 г. старанием попа Андрея Львова и освященная при брате его
попе Алексее Львове в 1744 г.; 9) Воскресенского монастыря Тихоновой пустыни,
каменная, во имя Одигитрии Пресвятыя Богородицы с приделом в правой стороне
от трапезы и с гробницей в склеп во им Св. Тихона, Чудотворца Амафусийскаго, а
в верхнем ярусе во имя обновления храма Воскресения Христова [78, с. 218]. Все
эти церкви были приходские; из них 4 каменные и 5 деревянные, в церквях –
Соборной,
Преображенской,
Введенской,
Успенской,
Благовещенской
и
Воскресенской церковные сосуды были серебряные, кроме ковчега, который во
21
всех этих церквях был из чистаго олова; в остальных же – Казанской,
Николаевской и Димитриевской церковные сосуды были оловянные. Погосты
церквей Преображенской, Николаевской, Успенской и Димитриевской («за
водяным изливом») не были ничем огорожены. В 1762 г. в Карачеве было то же
число церквей, а по ведомости 1764 г. – 12-ть, в том числе: соборная, ружная и 10
приходских [31].
В 1745 г., кроме 9-ти городских церквей, в ведомстве Карачевского
Духовного Правления состояли следующия села и церкви: 1) Рождествено с
двумя церквями – старою во имя Рождества Христова и построенную вновь
теплую вместо придела Пятницкою; 2) Петрово – Пятницкая; 3) Речицы –
Архистратига Михаила («сгорела, а вместо придела построена теплая во имя
Антония и Феодосия Печерских»); 4) Глубочки – Успенская и Сергиевская; 5)
Лески — Вознесенская, каменная, с приделом Св. в.м. Параскевы; 6) Кретово –
Вознесенская, каменная, с приделом в.м. Параскевы; 7) Хотеево – Казанская и
Никольская; 8) Турищево – Димитриевская; 9) Суслово – Преображенская [78, с.
219]; 10) Работково – Никольская; 11) Климово-Казанская; 12) ГавриловскоеИльинская; 13) Знаменское – Знаменская с приделом Св. Николая Чудотворца; 14)
Петрушково – Рождества Христова; 15) Сомово – Воскресенская (по ветхости
служба в ней не совершалась) и Никольская; 16) Сергиевское, Высокое тож —
Сергиевская и теплая Иоанно-Богословская; 17) Алексеевское — Св. Алексея
человека Божия с придельною Покровскою; 18) Сергиевское, Юшково тож —
Успенская; 19) Уткино - Покровская; 20) Бошино - Казанская с приделом Св.
Николая Чудотворца; 21) Зеленино - Дмитриевская; 22) Рождественское, что у
Княжей гати, - Рождества Богородицы и теплая во имя Рождества Христова; 23)
Дроново - Михайло-Архангельская; 24) Муравлево - Никитская; 25) Пятницкое Пятницкая; 26) Никитское - Никитская; 27) Вербник - Успенская с придельною
Крестительскою; 28) Глинки - Покровская: 29) Бочарки - Успенская; 30)
Покровское - Покровская, что в вотчине Карачевскаго монастыря, Тихоновой
пустыни; 31) Ружное - Афанасия и Кирилла Александрийских и старинная
Казанская в которой за ея ветхостью, служба не совершалась; 32) Бутрь -
22
Преображенская; 33) Верхополье - Воскресенская; 34) Бордуково - Никольская;
35) Клинское - Димитриевская; 36) Соколово - Рождества Богородицы; 37)
Юрасова - Николаевская; 38) Будогощь, Девять Дубов тож - Покровская; 39)
Ивановское - Введенская; 40) Образцово - Никольская; 41) Хотынец - Знаменская;
42) Спасское - Спаская с приделом Св. Николая Чудотворца; 43) Руднево Одигитриевская с приделом Собора Архистратига Михаила; 44) Красниково Покровская; 47) Покровское - Покровская и Св. Феодора Стратилата [78, с. 220];
48) Высокое - Одигитриевская; 49) Спас-Рославль - Преображенская; 50) Узкое Рождества Богородицы и Одигитрии с приделом Св. Николая Чудотворца; 51)
Дольцы - Никольская; 52) Льгово - Троицкая; 53) Старое - Успенская и
Архидиакона Стефана, ветхая; 54) Хотымль - Успенская; 55) Ильинское Знаменская каменная и Ильинская деревянная; 56) Мощенное - Одигитриевская с
приделом Димитриевским; 57) Анисово - Рождества Богородицы с приделом Св.
митрополита Алексия, Московскаго чудотворца [13].
Из указанных 57 церквей Карачевскаго уезда 4 были каменныя, прочия
деревянныя; 20-ть имели вокруг себя ограды; 6-ть были окопаны рвом, или
обведены насыпью; остальныя стояли без огорожи. Священные cосуды в уездных
церквах имелись оловянные, а в каменной Кретовской деревянные; антиминсы в
них были не старопечатные, кроме Никольской церкви (придельной) села Узнаго,
в которой имелся антиминсе, выданный при патриархе Иоасафе. В церкви
Архидиакона Стефана села Стараго, вопреки указов, находились ещё два разных
образа Св. Николая Чудотворца и Св. в.м. Параскевы, нарицаемыя Пятницы. По
ведомости 1762 г. в Карачевском уезде значилось церквей 63, а по ведомости 1764
г. – 80, при которых числилось: попов 90, диаконов 37, дьячков 76, пономарей 70,
а с городскими: церквей 92, попов 102, диаконов 41, дьяков 86, пономарей 82 [78,
с. 221].
Севский уезд. Присоединение западных уездов России к Речи Посполитой
по итогам Деулинского перемирия и гонения на православие в Литве после
Брестской унии привели к оттоку русского населения на восток. Благодаря таким
обстоятельствам Севск, в короткое время, не только встал из-под своих развалин,
23
но и сделался грозною пограничною крепостью, обставленною притом со стороны
Литовского рубежа сторожами – Сосницкою, Орлинскою, Берестовскою,
Стародубскою и Крастовскою, на которые высылались из Севска дети боярские и
казаки, сменявшиеся понедельно. Способствуя заселению города Севска,
московское правительство в то же время благоприятствовало построению в нем
церквей и обеспечивало причты их земельными наделами и всякими угодьями. По
переписной книге князя Никифора Федоровича Мещерского и подьячего
Щалокова, составленной в 1646 г., мы находим в городе Севске следующие
церкви «с Государевым жалованием» [71].
Соборная, не называемая по имени, но впоследствии именуемая
Успенскою [78, с. 108]. «За Севским протопопом Левонтьем Ермолаевым в
Севском уезде деревня Ламанова, в ней 17 крестьянских дворов, а людй в них 39
человек, кроме двух вдов, да 6 дворов бобылей, людей в них 10 человек, да в
новой слободке 5 дворов бобыльских, людей в них 16 человек; обоего
протопопом Левонтьем в деревне Ламановой и на новой слободке крестьян и
бобылей 39 дворов, людей в них 65 человек, кроме двух вдов. За соборным попом
Василием деревня, что было сельцо Коробкино, на речке Стене, 14 дворов
крестьян, людей в них 32 человека. За дьяконом Левонтьем в той же деревне
крестьян 10 дворов, людей в них 32 человека» [78, с. 109].
Св. Пророка Ильи; за попом Тимофеем на церковной земле жило в трех
дворах 6 бобылей с вдовою. Воздвиженская; за попом Исаем Алексеевым на
церковной земле в двух дворах жило 2 бобыля, да в деревне Морице в девяти
дворах жили 4 бобыля, да в деревне Морице в девяти дворах 20 крестьян.
Михаило-Архангельская; за попом Василием на церковной земле в четырех
дворах жили 4 бобыля, да в деревне Морице в девяти дворах 20 крестьян.
Знаменская; за попом Федором на церковной земле в пятнадцати дворах жило 29
бобылей. Пятницкая, за попом которой Дмитрием в деревне Морице числилось
пять дворов крестьян, людей в них 13 человек, да за Пятницким же попом Иваном
в деревне Морице крестьян 6 дворов, людей в них 12 человек) [9].
24
Кроме этих шести ружных церквей в городе Севске существовала еще
церковь по имя обновления храма Воскресения Христова, сожженная поляками во
время осады Севска в 1634 г. и, по старанию попа Гаврилы, тогда же
возобновленная. О построении этой церкви дошла до нас следующая патриаршая
грамота: «Божию милостью, смиренный и великий господин святейший Иоасаф,
патриарх Московский и всея Руси. Бил нам челом Северского городка
Комарицкой волости поп Гаврила, а сказал: в нынешнем во 7142 г. приходили
Польские и Литовские люди и храм во имя обновления Господа нашего Иисуса
Христа сожгли, и ныне пения нет, и нам бы его пожаловать, благословить велеть
ему на новый храм лес рубить и с того лесу воздвигнуть новый храм во имя
обновления Господа нашего Иисуса Христа да в приделе святых мученик Флора и
Лавра, и антиминс дать и освятить. И смиренный и великий господин святейший
Иоасаф, патриарх Московский и всея России, Северского городка Комарицкой
волости попа Гаврила пожаловал, благословил велел ему на новый храм лес
вырубить и с того леса воздвигнуть новый храм на новом месте во имя
обновления Господа нашего Иисуса Христа да в приделе святых мученик Флора и
Лавра, а старому храму престольное место, обрубив, покрыть и землею насыпать
и крест над нам поставить, чтоб к тому старому престольному месту никакая
нечистота не прикасалась, и как тот новый храм во имя обновления Господа
нашего Иисуса Христа да в приделе святых мученик Флора и Лавра совершиться
и на тот храм и на придел велеть ему и антиминс дать и освятить тот новый храм
и придел попу с дьяконом по правилам святых Апостол и святых Отец порознь, а
царские двери были б не в одном брусу. Писана на Москве лето 7142, августа в 23
день».
Все эти семь церквей были деревянные [78, с. 110]. Первую каменную
церковь в городе Севске был храм во имя Знамения Пресвятой Богородицы, что в
маом городке, построенный по благословению патриарха Адриана при
следующих многознаменательных обстоятельствах. Во время второй Польской
войны в царствование Михаила Федоровича, продолжавшейся 1632 под 1634 год,
когда главный московский воевода Шеин, после первых своих успехов, вынужден
25
был со всем своим войском сдаться под Смоленском на капитуляцию, поляки
отняли у нас обратно завоеванные города в Северской земле, взяли Трубчевск и
наводнили собою Комарицкую волость, осадив и город Севск, в котором спешили
укрыться и многие из уездных людей. Неприятельское войско, состоявшее из
поляков, литовцев, запорожских казаков и немцев, под предводительством князя
Иеремея Вишневецкого и пана Лукаша Желтовского, подступило к Севску в
феврале 1634 г. и целых три недели держало город в осаде, «приступающие
жестокими приступы, со всеми огнестрельными зажигательными хитростями и
подковы, хотящие до основания разорить и всякого осадного народу многие
тысячи душ горькой смерти и расхищению предать». Посредством выстрелов из
пушек и зажигательных снарядов неприятели успели произвести пожар в городе
и, между прочем, сожгли церковь обновления храма Воскресения Христова [93].
Но жители Севска, не смотря на многочисленность осаждающих и великую
тесноту осады в холодное и сырое время года, мужественно отразили все
приступы врагов, которые 1-го марта вынуждены были взять осаду и удалились
по направлению к Курску [78, с. 111]. Во спасении своем севцы видели руку
Божию. Молись усердно во время осады пред образом Знамения Пресвятой
Богородицы, строитель Севского Спасова монастыря с братией, протопоп, попы и
дьяконы города Севска и Комарицкой волости, служилые люди и всяких чинов
городские жители тода же дали обет построить, в случае избавления от опасности,
в малом городке церковь во имя чудотворного образа Знамения Пресвятой
Богородицы, на что 31-го мая того же 1634 г. у царя Михаила Федоровича и
патриарха Иоасафа испросили разрешение и благословение [83]. Память о
спасении города от чудесного действия иконы Знамения сохранялась в потомстве,
и когда Знаменская церковь пришла в ветхость, то граждане решились вместо нее
воздвигнуть каменный храм. Об этом мы имеем следующую местную запись: «В
204 (1695/96) году, при бытии в Севске окольничего и воеводы князя Петра
Лукича Львова с товарищами, города Севска всякого чина православные
христиане и градские жители керными своими душами и сердцами, вместо
деревянной, вельми непространной и за многими годами обветшавшей церкви, во
26
имя чудотворно образа Пресвятой Богородицы, совет положили с усердием, и
тому учинили записную книгу, кому что по намерению сердцем их той образ
положил на строение той церкви дать, и руками своими подписать, а иные по
велению своему подписать велели». Усерднее все хлопотать об этом деле
посадский человек Яков Стефанов сын Озаров. По его велению, севской
Разрядной избы подьячий Иван Кожевников, в присутствии племянника его, той
же избы подьячего Океона Азарова, к записной доброхотнодательной книге
сочинил предисловии такого содержания: А кто изволит у той церкви быть
укладчиком, умилосердится для Пресвятой Богородицы и честного Ее образа
Знамения, и для душевного своего спасения и для поминовения родителей своих,
пожалуйте на строение то святой церкви в уклад подаяние, сколько кому
Всемудрый Господь Бог и Она Пресвятая Богородица положит, и то бъ тое святую
церковь воздвигать каменную и добрым мастерством и учинить бы в ней со
изрядным украшением» [78, с. 112]. Тут же, во главе укладчиков, Яков Озаров
подписал 500 р., а за ним князь Петр Львов (сверх хлебного жалованья) 10 р. и
князь Иван Львов 5 р. и 5 четвертей ржи. Вслед затем испрошена была на
построение церкви следующая благословенная патриаршая грамота: «Божью
милостью, великий господин святейший кир Адриан Архиепископ Московский и
всея России и всех северных стран Патриарх. В нынешнем 204 году апреля в 3
день били челом нам, святейшему патриарху, города Севска всяких чинов люди,
Михайло Жаденов, Данило Савищев с товарищи, а в челобитной их написано: в
Севску ж в казенном городке церковь Знамения Пресвятой Богородицы
деревянная, и ныне мы обещали вместо той церкви построить вновь каменную
церковь во имя Знамения Пресвятой Богородицы; и нам, святейшему патриарху,
пожаловал бы их, благословить велеть на церковь Божию строить, и о том
церковном строении дать им нашу святейшего Патриарха благословенную
грамоту [78, с. 113]. И раз, великий господин святейший кир Адриан, Божию
милостью Архиепископ Московский и всея России и всех чинов людей, Михайло
Жаденова, Данила Савищева с товарищи, пожаловал, благословил велел на
церковное строение камень, кирпич, известь, песок, на связи железо и на подвязи
27
лес и тес и всякие к тому церковному строению припасы готовить, и с тех
припасов в Севску в казенном городке на том же церковном месте построить
вновь церковь во имя Знамения Пресвятой Богородицы, и рвы копать на целых
местах, чтобы прежде погребенным повреждения не было, а верх бы на той
церкви был против каменных церквей, а не шаровой, и алтарь сделать круглый, а
в церкви в алтарной стене посреди были царские двери, а по правую их строну
южная, а по левую северная, а подле царских дверей по правую сторону меж
южных в начале поставить образ Всемилостивого Спаса, а подле Спасова образа
поставить образ настоящего того храма, а по левую сторону царских дверей
между северных в начале поставит образ Пресвятой Богородицы и иные образы
по чину, а как та церковь построена и к освящению совсем изготовлена будет, и о
освящении той церкви и о антиминсе и кому освятить, впредь быть челом нам,
святейшему патриарху и для антиминса велеть быть к Москве попу или диакону,
а не простому людину. Писана на Москве летя 7204, апреля в 23 день» [91].
Между тем, когда надлежало приступить уже к сооружению храма, Озаров
отказался от участия в этом деле и обещанных им денег не взнес. Об этом
неожиданном обстоятельстве находим в составленной вновь записной укладной
книге
следующее
замечание:
«Искони
воюющий,
ненавидящий
рода
человеческого, во всех благих делах запинатель – враг подвигнулся противностью
своею, дабы то святое дело привести в запинание, ежели и быть, того потому
зачинающего человека, который на то святое дело … желанием своим
подвигнулся и велел из пожитков своих написать 500 рублей и подвигнул за
собою на такое благое дело многих православных христиан, которых имена в той
книге написаны, приведет в раскаяние того своего написанного обещания не дать;
но прочие люди, их же имена в той их вышереченной книге написаны, ревнуя по
Господе Боге и по Его Богоматери, очень оскорбится, дабы то их обещание в
написании рук их учинилось не даром, уговаривая того зачинателя, пришедшего в
раскаяние, дабы то его зачинание восприняло совершение, но он того увещания
не захотел понять; ныне же да поможет ему Господь Бог наш Иисус Христос и
Его Богоматерь в прежнее желание свое прийти и обещание свое исполнить? [78,
28
с. 114]. Для большого же убеждения и привлечения к пожертвованиям,
составитель новой укладной книги приводит такое рассуждение: «Возлюбленный
ученик Христа Бога нашего Иоанн Евангелист говорит, я же видел в видении
своем и эта книга открылась, я же есть животное, и в ней написано обретающие
имена не могут иметь второй смерти, а их же имена не обретаются в книгах
животных, те будут ввержены в озеро огненное; о них же и пророк говорит: да
потребуется от книг оных и да не напишутся … Ситцевая ради вины должны и мы
хранить опасно своего звания: аще бо и во временные книги многою ценою
записываются имена, как и древние римляне творят, еще и о не Божием деле и не
о церковном здании желали, тогда хотели назваться римлянами, тогда многою
ценою стяжеваху имя тое себе, по словеси тысячника, тогда глаголет Павлу
святому: аз многою ценою нарицание и жительство стяжах; тем более нам
православным христианам требе есть о таком святом деле в вечной книги имена
свои множайшею ценою купить нарицание и жительство царствия небесного
отчичем и дедичем, в нескончаемые веки не иметь загладить, яко жителем сущим
того града, его же видел тот же Иоанн святой, тогда глаголет: виде град святый
Иерусалим нов, сходящь от Бога с небесе, приготован как невеста мужу своему,
ему же и светильник Агнец, понеже в он не может войти всякий творящий
мерзость и ложь, но также те, их же суть имена написана в книгах животных
Агнца [78, с. 115]. Сего ради, отцы и братья и все православные христиане;
отложи всякую печаль мира сего …, притечем к Христовой книзе, как к тихому
пристанищу, спасения ради нашего» [67]. Новая просительная книга, с таким
предисловием к ней, скоро покрылась именами вкладчиков, из которых по
знатности родом и сумме пожертвований заслуживают упоминания: стольник и
воевода князь Андрей Михайлович Кольцов-Мосальский с супругою княгинею
Феодорою Семеновною и с сыном и товарищем Дмитрием Андреевичем (25 р.),
князь Яков Иванович Кольцов-Мосальский («червонной золотой») на поминание
Касимовского царевича Симеона (5 р.), князь Лука Долгорукий (5 р.), князь
Андрей Иванович Дашков (1 р.) Семен Неплюев (20 р.) [45]. Когда затем
приступлено было к построению храма, то и Яков Озаров «пришел в покаяние и в
29
свое обещание уплатить 50 рублей в 1699 году», выразив при этом желание
внести и остальную обещанную сумму, какое желание не было исполнено им за
скорую смерть; вдова же его Устинья Маркова, в 1701 г., уплатила всего 50 р., да
она же, в иночестве Ирина, в 1704 году, «по обещанию своему и для поминовения
своего мужа», купила для церкви колокол, в 7 пудов с четвертью, а когда этот
колокол разбился, то, в 1707 г., поручила племяннику своему Ивану поменять его
на новый, в 8 пудов, с приплатою 20 рублей [78, с. 116]. Строил храм, по чертежу
Осипа Старцева, ярославский рядчик Никита Артемьев Пшеничный; резную
работу для иконостаса исполнил Иван Игнатьев, а живописную Федор Бушуев с
товарищами. Постройка церкви с внутренним ее украшением, производившаяся с
1698 по 1700 г., обошлась в 748 р., 9 алтын и 2 деньги. «В 1719 год июня 18 дня,
по указу царя Петра Алексеевича, в приделе Знаменской каменной церкви, по
левую сторону, обложена церковь Николая Чудотворца». Этот придел окладывал
и в том же году декабря 6 дня освящал Севского Спасского монастыря
архимандрит Пафнутий; строение же его производилось «тщанием и иждивением
и рачением Севской провинции воеводы Григория Алексеевича Колтовского и его
госпожи воеводши Дарьи Ивановны и при них подаянием мирских людей разных
чинов» [58]. Прах сего строителя, скончавшегося 17-го марта 1721 г., почивает в
церковной паперти под спудом в склепе на поминание души его духовным отцом
священником Прокопием и кто по нем будет при Знаменской церкви, Дарья
Ивановна Колтовская выслала из Москвы священные сосуды серебряные с
чернью, весом в 145 золотников, а ценою 20 р. 10 алтын [78, с. 117].
К концу Патриаршего управления, по переписи 1711 г., в городе Севске
было 11 церквей; именно: 1) Соборная во имя Успения Пресвятой Богородицы, в
большом остроге «с оклады и с приходы»; при ней протопоп Симон, сын вдового
попа Симеона, 40 лет; 2) Знамение Пресвятой Богородицы, в малом городке, с
оклады и с приходы поп Прокопий Григорьев, 32 лет; 3) Знамения Пресвятой
Богородицы, что в большом остроге, приходская; поп Лука 37 лет; 4) Св.
Великомученицы Пятницы, что на том же погосте, приходская; «во дворе
бывшего попа Ивана брат его вдовый поп Афанасий, 60 лет, а служит оный поп
30
Афанасий у той церкви по призыву прихожан»). 5) Обновления храма
Воскресения Христова, приходская; при ней попы: Петр 53 лет и Григорий 40 лет;
6) Церковь Троицкого девичьего монастыря «с приходом в большом остроге»;
при той попы: Алексей 40 л., Андрей 37 лет; 7) Св. Николая Чудотворца,
приходская; поп Федор 43 лет, сменивший попа Савву; 8) Воздвижения Честного
Креста, приходская; поп Мелентий, 50, лет; 9) Архистратига Михаила,
приходская; попы: Иван, 47 лет и Алексей, 32 лет [78, с. 118]; 10) Пресвятой
Богородицы Казанской, приходская, в солдатской слободке, «что устроена в сем
году в полке бригадира Григория Анненкова, а собраны те солдаты из
Комарицкой волости»; попы: вдовый Емельян 65 лет, Федор 35 лет, дьякон
Сергий 38 лет; 11) Св. Апостолов Петра и Павла, что в Солдатской слободке,
приходская; при ней попы: Григорий, 56 лет, Викула, 45 лет, перешедший на
службу в солдатский полк, и Иван, 40 лет [27].
Все эти церкви, кроме Знаменской, что в малом городке, были деревянные.
При 11-ти церквах состояло причтовых дворов 23, в том числе поповых 13,
дьяконовых 4, дьячковых 4, пономарев 1, сторожев 1, в людей в них: попов 30, 7,
дьячков, живших особыми дворами, 6 человек, а всего с женами и детьми 122
человека. Всяких казенных и платежных пошлин с градских причтов поступало в
год 107 р. и 13 алтын. Попы за своих сыновей, состоявших дьячками и дьяконами,
равно и сами дьячки за себя платили по окладу вместо военной службы по 1
рублю, 4 алтына и 2 деньги; прочие платежи были десятиничные, поляноничные,
на покупку драгунских лошадей, на подмогу Московским полковым попам и
проч. [78, с. 119].
Комарицкая волость составляла особую административную единицу
Дворцового ведомства; управляли ею не Севские воеводы, а дворцовые
управители и становые старосты в Дворцовой приказной избе, находившейся в
селе Лугани, которое потому и называлось «присутственным». Комаричане так
сроднились с крепостной зависимостью от государей, что когда, в 18 веке, многие
села начали переходить в частное помещичье владение, то они неоднократно
поднимали против новых своих владетелей кровавые мятежи, желая по старине
31
быть государевыми, а не помещичьими крестьянами. Не смотря на частые
вторжения литовцев, поляков, черкас и крымских татар, Комарицкая волость во
время патриаршего епархиального управления была одною из наиболее
населенных местностей нашего края. Она делилась на четыре стана: Чемлыжский,
Радогожский, Брасовский и Глодневский.
В Чемлыжском стане находилось следующие села и церкви: 1) Чемлыж –
Троицкая, 2) Бересток – Успенская, 3) Заулье – Благовещенская, 4) Алешковичи –
Афанасия и Кирилла, 5) Отъзжие Новоселки – Дмитриевская, 6) Сетное –
Дмитриевская, 7) Подывотье – Ильинская, 8) Орлия – Козмы и Дамиана, 9) Быки
– Рождества Христова, 10) Витичи – Покровская, 11) Поздняшевка –
Дмитриевская, 12) Фощевка - Троицкая,13) Хинель – Василия Кесарийского, 14)
Лебяжье – Архангела Михаила, 15) Зябловка – Флора и Лавра, 16) Фотивижи –
Никольская, 17) Некисилица – Рождества Богородицы, 18) Клевень – Козмы и
Дамиана, 19) Троебортное – Рождества Богородицы, 20) Соколовка, Хомутовка
тоже, - Флора и Лавра, 21) Дубовицкое – Василия Великого, 22) Сажное –
Дмитриевская, 23) Обжи - Покровская, 24) Клинцы – Архангела Михаила [78, с.
138], 25) Старшее – Знаменская, 26) Глубокое – Бориса и Глеба, 27) Доброводье –
Никольская, 28) Ворское (Деменица) – Никольская, 29) Селино – Введенская, 30)
Веть (Витичь) – Архангела Михаила, 31) Гремячье - Пятницкая, 32) Звенячки –
Рождество Христа, 33) Поченское – Троицкая, 34) Болотино - Архистратига
Михаила, 35) Фотеевка – Рождество Христа, 36) Кузнецовка – Архистратига
Михаила, 37) Меловое – Троицкая, 38) Поповкино – Георгиевская, 39) Осоцкое –
Флора и Лавра, 40) Коробкино- Сергия Радонежского, 41) Погодино- Флора и
Лавра, 42) Евдокимовка – Никольская, 43) Прудки – Преображенская, 44)
Козинки – Воскресенская, 45) Угревище – Покровская, 46) Шарово - Сергия
Радонежского, 47) Бобрик – Архистратига Михаила, 48) Лугань – Никольская, 49)
Осавица – Рождества Христова, 50) Голяшино – Флора и Лавра, 51) Семеновское
– Введенская, 52) Добрунь – Гергиевская, 53) Юшино – Василия Кесарийского
«впусти»; попа и церковных причетников и приходских людей никого нет; 54)
Пьяное – Никольская, 55) Галичье – Дмитриевская, 56) Погребы – церковь во имя
32
Акафиста Пресвятой Богородицы, 57) Лубенки – Архангела Михаила, 58)
Демьяновка – Иоанна Богослова, 59) Новопостроенная за р. Севью слободка
(между 1707-1711 гг.) с церковью Рождества Богородицы [85].
В Радожском стане: 1) Радогощь – Успенская с приделом Св. Алексея
человека Божья, 2) Быкова – Введенская; 3) Бочарово – Троицкая, 4) Лобаново Троицкая, 5) Новое Кричино – Георгиевская, 6) Домаха – Никольская, 7) Старое
(Малое) Кричино – Георгиевская, 8) Новое Кричино – Георгиевская, 9) Порои –
Ильинская с приделом Св. Параскевы, 10) Глядино (Голядино), Шулинка
(Шулевка) тоже, - Благовещенская [78, с. 139], 11) Хлебтово - Кузьмы и Дамиана,
12) Новарь (Неварь) – Богоявленская, 13) Кубань – Воскресенская, 14) Красный
Клин – Покровская, 15) Бычки - Пятницкая, 16) Дерюгино – Георгиевская, 17)
Черневка – Архистратига Михаила, 18) Осмонь – Вознесенская, 19) Девяткино
(Девятино) – Никольская, 20) Промклево – Василия Кесарийского, 21) Болдыж –
Рождества Христова, 22) Боброво – Никитская, 23) Морево – Дмитриевская, 24)
Соломино – Архангела Михаила, 25) Трофимово – Воздвиженская, 26) Харланово
– Воскресенкая,28) Гнань – Никольская, 29) Останово – Никольская, 30) Развитое
(Разветое) – Покровская, 31) Ожово – Троицкая, Трояново – Троицкая [94].
В Брасовском стане: 1) Брасово – Василия Кесарийского, 2) Алешанка –
Архистратига Михаила, 3) Дубровка – Дмитриевская, 4) Крупец – Кузьмы и
Дамиана, 5) Глинное (Глинское) – Покровская, 6) Клинское – Никольская, 7)
Колошичи – Никольская, 8) Литовки (Литовичи, Литовня) – Ильинская, 9)
Девичье – Никольская, 10) Телятниково – Введенская, 11) Гладкое – Покровская,
12) Городище Лопухинское – Ильинская, 13) Кропотово – Рождества Богородицы,
14) Аринки – Никитская, 15) Лубошево – Флора и Лавра, 16) Слободка
Салтановка – Иоанна Богослова, построенная между 1707-1711 годами.
В Глодневском стане: 1) Глоднево – Троицкая, 2) Городище (на рч. Ленче)
– Кузьмы и Дамиана, 3) Вышние Овчухи – Кузьмы и Дамиана, 4) Чаянка –
Покровская, 5) Островское – Архистратига Михаила, 6) Бородино – Афанасия и
Кирилла, 7) Лысое – Рождество Богородицы, 8) Волконское – Рождества
33
Богородицы, 9) Столбище на речке Столб (Общерице) – Сергия Радонежского, 10)
Обратеево – Никольская [78, с. 140].
Всего в Комарицкой волости, по переписи 1707-1711 гг., считалось 117 сел
и 126 деревень с слободами; в них пашенных дворов 4824, а людей мужского пола
(кроме отданных в солдаты, а также «таскавшихся меж дворов» (до 200 чел.) и
переселившихся в соседние уезды - Ямпольский, Глуховской, Новгородсеверский
и др. 23 059 человек. Церкви сельские были все деревянные, кроме одной
каменной в селе Мореве. Священнослужительских дворов считалось: поповых
154, дьяконовых 3, дьячковых 121, всего 278 дворов, в них: попов 169, дьяконов 4,
дьячков «старолетних», возрастных, малолетних и их братьев и детей и
свойственников 979 человек; всего мужского пола 1157 чел., женского 1089,
обоего пола 2240 душ. Комарицкие попы и дьячки, по окладу с приходских
церквей, платили окладные деньги и на подмогу полковым попам гривенные «по
209 р., 27 алтыну, 4 деньги» в год; да с дворового числа церквей на покупку
драгунских лошадей «по 285 р. 21 алтыну, 4 деньги»; да на полковые припасы и за
гербовую бумагу по 6 денег с человека – 27 р., 25 алтын. Всего же с церквей
Комарицкой волости «данных и заездных и казенных платежных пошлин и
гривенных подмежных и с приходских дворов драгунских денег и с
новопоставленных за указами попов (22 человека, по атыну в год) и с дьячков и с
поповых детей и свойственников собиралось денежного оклада 1175 р. 14 алтын, сумма по тогдашнему времени весьма обременительная для духовенства, но
вызванная трудностями Шведской войны [78, с. 141]. Переходы священноцерковно-служителей с прихода на приход встречались весьма редко; за время с
1707 по 1711 год упоминаются перемещения двух попов – Ивана Кириллова из
села Обратеева в Трофимово и Ивана Филиппова из Городищав Овчухи, и двух
дьячков – Матвея Кузьмина в Глядино из Суслова Карачевского уезда и Петра
Гордеева в Остапово из Студенка Кромского уезда [89].
Трубчевский
уезд.
Город
Трубчевск,
уступленный
Польше
по
Деулинскому перемирию 1618 г., во время новой войны с Польшею, на некоторое
время, перешел было, в 1632 г., под власть Московского государства, Брянский
34
воевода, стольник, князь Василий Григорьевич Ромодановский доносил в Москву,
что он, как только открылась война, «посылал товарища своего Никиту
(Васильевича) Оладьина под Почеп, да голов с сотнями под Трубчевск, и
Поческие и Трубчевские сидельцы добили Государю челом, и город сдали».
Когда же главный Московский воевода, боярин Шеин, потерпев неудачу под
Смоленском и вынужден был со всем своим войском и обозом сдаться на
капитуляцию королю Владиславу, то поляки снова возвратили под свою власть
как Трубчевск, так и другие отнятые у них города, и хотя по условиям
Поляновского мира, в 1634 г., и обязались уступить Москве г. Трубчевск, но под
разными предлогами, удерживали его за собою до 1645 г.; только в этом году, по
договору с польскими панами великого московского посла, боярина и дворецкого,
наместника Суздальского, князя Алексея Михайловича Львова – Ярославского,
состоялась передача г. Трубчевска в Московское владение, после чего он
находился в ведении Приказа Большого Двора [78, с. 142].
Вслед за соборною построены были в г. Трубчевске и другия церкви,
именно: Покровская, Георгиевская и Св. Архангела Михаила [6]. В 1646 г.,
декабря 23 дня, города Курска безместный священник Прокофий Сергиев в
челобитной царю Алексею Михайловичу писал, что он в г. Трубчевске на посаде
приискал старинное место, где прежде была церковь Покрова Пресвятыя
Богородицы, и просил, чтобы ему было дозволено выстроить на том самом месте
деревянную церковь в прежнее именование. По желанию челобитчика, государь,
чрез воеводу Еропкина, дозволил построить такую церковь по благословению
патриарха и по освятительной его грамоте. В 1659 г., когда капитан Фон-Арнер
строил в Трубчевске городовую крепость, Покровская церковь оказалась «на
рву». Царь Алексей Михайлович пожаловал этой церкви Богородицкое озеро,
которое утвердил за нею и царь Федор Алексеевич; но цари Иван и Пётр
Алексеевичи отказали во владении тем озером Покровскому попу и пожаловали
оное Чолнскому монастырю в 1683 г. Из священников Покровской церкви, что на
рву, упоминается ещё, под 1679 годом, протопоп Максим [78, с. 145].
35
Строителями Георгиевской церкви были крестьяне Жучиной слободы
Иван Васильев, Гаврила Кузмин, Гаврила Степанов, Борис Степанов и прочие
прихожане, которые, в 1646 г. июля 13 дня, просили позволения построить
деревянную церковь на старом ея месте и быть при той церкви священнику
Козме. Царь Алексей Михайлович, позволив, по благословлению патриарха
Иосифа, выстроить церковь во имя Св. великомученика Георгия, представил за
нею право владения тем жеребем, коим владели прежние священники. Церковь
эта находилась на том самом месте, где до разорения города гетманом
Жолкевским стоял Преображенский девичий монастырь [78, с. 146].
В 1651 году июля 8 дня, по прошению Соборных священников Авраама и
Василия, царь Алексей Михайлович, указом на имя воеводы Патрикия
Степановича Исупова, позволил построить на прежнем церковном месте, на
старом городище, теплую церковь во имя Архангела Михаила, и на содержание
ея, «на вино, свечи и ладон», пожаловал старинное той церкви бортное ухожье и
озеро Струкино. В 1668 году при этой церкви упоминается священник Симеон
[63].
Во время Московской епархиальной зависимости, в Трубчевском уезде
считалось 30 церквей, из коих 5 городских: Соборная Троицкая, Преображенская,
Покровская, Михаило-Архангельская и Георгиевская. Все эти церкви были
деревянныя.
Первою
каменною
церковью
была
здесь
Преображенская,
построенная в 1760 г.; за нею перестроились в каменныя: Соборная в 1784 г. и
Покровская в 1887 г., - обе старанием купца Василия Савина. Когда Георгиевская
церковь в 1783 г. сгорела, то богослужение совершалось в деревянной же церкви
Воздвижения Честнаго Креста, которая построена была близь той же церкви,
вместо придела в 1730 г.
25 сельских церквей: 1) Усох - Николаевская, 2) Радутино - Успенская, 3)
Арельск - Николаевская, 4) Крапивна - Благовещенская, 5) Любожичи - Богоотец
Иоакима и Анны, 6) Фомчино - Флора и Лавра, 7) Рябчевск - Николаевская, 8)
Уты - Николаевская, 9) Плюсково - Петро-Павловская, 10) Юрово - ИоанноБогословская, 11) Комягино - Николаевская, 12) Радчино - Казанская, 13)
36
Белоголовичи – Михаило-Архангельская, 14) Тишино – Рождества Богородицы,
15) Красная Слобода – Трех-святительская, 16) Селец – Рождества Христова, 17)
Семячково – Николаевская, 18) Филиповичи – Пятницкая, 19) Селец – Пятницкая,
20) Любец - Николаевская, 21) Знобь – Георгиевская, 22) Негино –
Преображенская, 23) Красная Слобода, Смилиж тож, - Петропавловская, 24)
Мишино – Михаило-Архангельская, 25) Грязивец – Николаевская [78, с. 237].
Упразднение Яменской пустыни сопровождалось возникновением новаго
прихода из Буд-Погоща и Герасимовой, которыя до того времени состояли
приходом к селу Негину, отстоявшему от них в 20 верстах [76, с. 44]. По
прошению этих будлян, Преосвященный Тихон, Еписков Севский и Брянский,
благословил им достроить на месте упразднённой пустыни начатый каменный
храм во имя Иоанна Предтечи, с приделом Св. Николая, под приходскую церковь
и «все вещи к службе Божией принадлежащия, оставить при оном месте, а
покамест достроится храм и священник к тому приходу определён будет, то быть
строителю иеромонаху Герману при смотрении онаго места и строения». В 1768
г., по донесению Трубчевскаго Духовнаго Правления, «придельная церковь во
имя Св. Николая, вся заклеплена, а в настоящей Предтечевской стены выведены
против дверей и окон, в коих и решётки вставленны; к следующему лету
матеиалов для строения приготовлено довольно; в Будах Погощи и Герасимовой
всех приходских дворов имеет быть до 80-ти». К приходской церкви определен
был поп Зотиков. Между тем строитель Герман, от 20 августа 1776 г., доносил
Консистории, что «поселившиеся на церковной земле малороссияне рубят
церковный лес, делая из него для продажи бочки; покосили весь сенокос, паче же
всего дерзнули из своих пришлецов Ивана Макалеина назвать церковными
ктитором, который, заграбя все собранныя их церковныя деньги и свечи во двор
свой, да и ныне чинить церковный сбор и свечную продажу, а церковь и по сие
время
не
докончена».
Консистория
сообщила
Трубчевской
Воеводской
Канцелярии о немедленной высылке означенных малороссиян «в те места, куда
они по подданству [78, с. 238].
37
§1.2 Центральные уезды
Орловский уезд. В XVI столетии верховья Оки были далёкой южной
окраиной Русского государства на границе с владениями беспокойных соседей,
крымских татар. Территория будущего Орловского уезда располагалась в
лесостепной полосе, открытой для вражеских набегов. Здесь проходило несколько
старинных
степных
дорог,
шляхов,
которые
были
основными
путями
передвижения кочевников. Этот фактор не способствовал положительной
динамике демографических процессов в Орловском крае. Тем не менее,
территория по верхнему течению Оки, заселенная ещё в глубокой древности,
несмотря
на
монголо-татарское
нашествие
и
последующие
вторжения
кочевников, не была пустынным краем. Сохранились города, Мценск, Новосиль,
Брянск. Археологические данные указывают на существование целого ряда
сельских поселений XIV – XVI вв. [4, с. 22, 23, 26-28]. Когда возникают в
будущем Орловском крае древнейшие христианские храмы? Сколько их было и
какова их география? На эти вопросы сложно дать ответы. Письменных
источников нет, а археология в этой области имеет весьма ограниченные
возможности. Теоретически, церкви должны были строиться, в первую очередь, в
городах, а затем в их ближайшей округе [61].
Орёл, как известно, был основан в 1566 г. Это стало предпосылкой к
образованию Орловского уезда и формированию в окрестностях города
соответствующей храмовой инфраструктуры. Судить о степени её развитости к
концу столетия позволяет писцовая книга Орловского уезда 1594/95 г. Уезд был
описан Дементием Яковлевым и подьячим Леонтием Сафоновым [72, с. 147; 85, с.
1]. Ныне в распоряжении исследователей есть только приправочный список с их
книги письма и меры. Судя по наблюдениям П.П. Смирнова, существенных утрат
в тексте нет [85, с. 5-12, 41]. Кроме окончания описания Тайчукова стана. Всего в
Орловском уезде в конце XVI в. было пять станов: Неполоцкий, Каменский,
Корчаковский, Нугорский и Тайчуков [74].
Согласно данным писцовой книги 1594/95 г. в пяти станах Орловского уезда
было 29 церквей [71]. Это минимальная величина, поскольку начало книги с
38
описанием непосредственно города и конец книги утрачены. Почти все храмы
располагались на погостах, поселениях, состоявших только из церкви и дворов
церковного причта, и стоявших на определённом расстоянии от сел и деревень.
Исключение составляет только ц. Архангела Михаила в селе Сабурове
Корчаковского стана. Почти все церкви (22 из 29, по остальным данных нет) были
возведены и оборудованы стараниями местных крестьян и помещиков («строение
приходных
людей»)
на
земле
специально
выделенной
для
этого
из
государственного земельного фонда. В пользу последнего тезиса говорит
последовательное единообразие в размерах наделов церковной земли. В 27
случаях из 29 (на ц. Егория страстотерпца в Тайчукове стану полагалось 13
четвертей, а при ц. Архангела Михаила в селе Сабурове Корчаковского стана
писцы особой церковной земли не зафиксировали) на храм полагалось 20
четвертей доброй земли в одном поле или всего 30 десятин. Не похоже, чтобы
землеустроительные работы по выделению земли под погосты проводились
Яковлевым и Софоновым. В их книге никаких указаний на это нет. Опять же,
описание середины 1590-х годов застаёт погосты населёнными и распаханными.
Можно предполагать, что земля под храмы Орловского уезда была выделена при
описании 1584/85 г. Дозорная книга Карачевского уезда 1614 г. упоминает книги
письма и меры Юрия Пушечникова и Михаила Шишелова «с товарищи» 7093 г.
Писцы работали в Карачевском и Орловском уездах [3, с. 251].
Из церковного надела распахивалось от 5,3% (3 надела из 27) до 100% (1
надел). Не обработанная часть представляла собой целину, «дикое поле» согласно
терминологии писцовых описаний. Церковная пашня, по всей видимости,
обрабатывалась самим причтом. Только на трех погостах из 28 писцы
зафиксировали наличие бобыльских дворов.
Причт церквей был немногочислен. В половине всех приходов (14 из 28, по
ц. Архангела Михаила в селе Сабурове данных нет) при храме жили только два
человека: священник и пономарь. В трех случаях не было даже пономаря, причт
исчерпывался одним священником. В четверти (7 случаев) всех приходов причт
состоял из трёх человек: к священнику и пономарю прибавлялись проскурница
39
или, что реже, дьячек (1 случай). Приходы, где причт состоял их 4 (священник,
дьячек, пономарь и проскурница) или 5 (два священника, дьячек, пономарь и
проскурница) человек, были редкостью (по одному случаю) [32].
При большинстве приходов существовали кельи, где жили нищие.
Количество таких келий варьировалось от 1 до 4. Чаще всего на погосте были 1-2
кельи.
Таким образом, можно полагать, что церковная инфраструктура в
Орловском уезде выстраивалась усилиями, с одной стороны, государства, а, с
другой стороны, прихожан, местных крестьян и помещиков. Количество храмов и
их плотность, судя по всему, зависели об демографических процессов в уезде,
относившемся к южной окраине Русского государства со всеми особенностями её
развития.
В Орле, в конце XVI и в начале XVII века, несомненно существовали уже
следующия церкви: 1) Соборная, не называемая по имени, но по всей
вероятности, тожественная с упоминаемою после Литовскаого разгорения
церковью во имя Рождества Пресвятыя Богородицы; 2) Никольская, известная
впоследствии под именем «Николы рыбнаго»; 3) Афонасьевская, на месте
которой
построена
впоследствии
Введенская;
4)
Георгиевская,
позднее
переименованная в Сретенскую; 5) Рождества Христова, земля которой перешла к
Богоявленской церкви, и, вероятно, некоторыя другия, построенныя вновь после
Литовскаго разорения. Что же касается города Кром, то в нем до Литовскаго
разорения мы можем указать только на церковь Св. Живоначальныя Троицы [78,
с. 284].
По мере заселения Орла, в нем возстановлялись прежния церкви и возникли
новые [55]. Это были: 1) Соборная во имя Рождества Пресвятыя Богородицы,
наделенная пашенною и сенокосною землею, которой по плану 1778 г. значилось:
«пашенной в поле 18 десятин, сенокосной 3 десятины 1080 сажен, под
Корчаковскою большою дорогую 2 десятины 1050 саж., под проселочною 200
саж., под полуречкою 3 десятины 18 саж., всего 25 десятин 2064 кв. саж., а за
исключением неудобной – 22 десятины 768 кв. сажен» [78, с. 251]. 2) Никольская,
40
что «в большом остроге, у Кромской башни, будучи у Кружечнаго двора к
Кромской проезжей башне», за какою церковью, по генеральному межеванию
1778 г., значилось писцовой земли: «пашенной 65 десятин 215 сажен, сенных
покосов
3
десятины
180
саж.,
под
селением,
огородами,
гумном
и
коноплянниками 1 десят., 200 саж., под половиною реки Орла 3 десят. 403 саж., а
всего 79 десятин 200 кв. сажен. 3) Воскресенская, в приходе которой жили
стрельцы,
составлявшие
особую
слободу,
по
левую
сторону
Вышней
Корчаковской (Кромской) дороги; за этою церковью значилось писцовой земли, в
смежности с землями слобод Черкасской, Покровской и Пятницкой: «пашенной
37 десятин, покосов 1650 саж., под половиною р. Оки 6 десят. 430 саж., всего 43
десят. 2080 кв. саж., а удобной 37 десят. 1680 саж. 4) Богоявленская. В 1686 г.
орловские пушкари и воротники писали в челобитной: «А теми дворовыми
местами владели изстари прадеды и отцы их и они, а дворы де у них были в Орле
в большом остроге: пушкарских 33 да в Богоявленском приходе, по обе стороны,
будучи от кружечнаго двора и проезжей Корчаковской башни» [78, с. 252]. На
основании этой челобитной некоторых изследователи орловской старины
полагают, что в большом остроге еще до Литовскаго разорения существовала
церковь Богоявления и в последствии только была возобновлена [52, с. 3]. Но
выражение челобитной «изстари», равно как и ссылка на отцов и прадедов, а
также упоминание о Богоявленском приходе, настолько общи и неопределенны,
что едва ли по ним можно с достоверностью установить существование
Богоявленской церкви до Литовскаго разорения. Напротив, дошедшия до нас
челобитная о построении этой церкви по возобновлении города Орла и об отводе
к ней землянаго надела приводят к убеждению, что Богоявленская церковь не
была возобновлена, а построена вновь [40]. Вот документальныя данныя об этой
церкви. «Лета 7152 (1643/44) декабря в 20 день, по государеве царевне и великаго
князя Михаила Феодоровича всея России грамоте из Розряду и по наказной
памяти стольника и воеводы князя Семена Феодоровича Волконскаго, по
челобитью орловскаго посадскаго богоявленскаго попа Бориса, орловский губный
староста Козьма Пеншин отмерил на Орле на посаде в большом остроге, по конец
41
ряду, под церковь во имя Богоявления Господа Бога и Спаса нашего да в приделе
Николы Чудотворца и Св. Чудотворцев Козмы и Дамиана, и на кладбище около
церкви подле дороги, что к мосту от Орла реки до рва, 23 сажени [78, с. 253], от
той дороги подле рва 20 сажен, от рва подле богадельни поперек 8 сажен клином
подле дороги большой, что ходят на мост от Оки реки к Никитину подворью
Цурикова, 23 сажени, да на усадьбу под дворы Богоявленскому попу Борису и
дьякону Иосифу и просвирне и пономарю от Никитина подворь Пушкина подле
дороги большой в длину 19 сажен, поперек передней стены большой дороги к
Иванову двору Лодыгина подле проулка 14 сажен, от того проулка подле Иванова
двора Лодыгина в длину 17 сажен, от того Иванова двора Лодыгина поперек
задней стены к Никитину подворью Пушкина 19 сажен; да и им же, попу Борису и
дьякону Иосифу и просвирне и пономарю, отмерил под огороды за рекою Орлом
порожнее место подле Евфимова подворья Гекрасова в длину к Гаврилова
подворью Андрианова 45 сажен, а поперек 20 сажен». Скоро после этого, по
челобитью попа Бориса, Богоявленская церковь была наделена и пашенною
землею, о чем дошла до нас следующая выпись: «Лета 7164 (1655/56) декабря в 18
день, по Государеве Цареве и Великаго Княза Алексея Михайловича всея России
грамоте из Розряду, за приписью дьяка Ивана Северова, и по наказной грамоте
воеводы
Василия
Романовича
Волконскаго,
по
челобитью
орловскаго
богоявленскаго попа Бориса Козмина сына, орлянин Петр Росляков [78, с. 254]
про церковную Рождества Христова про приходскую про пустую землю
сыскивал, и в сыску сказали два попа по священству, да дворянских детей
боярских орлян 32 человека сказали по государеву крестному целованию, то они
ведают: орловский богоявленский поп Борис Козмин сын на Орле, в большом
остроге, вновь Богоявления церковь Господа нашего Иисуса Христа, да в приделе
Николы Чудотворца да Св. Чудотворцева Козмы и Дамиана построил собою, а
земли к той церкви, чем ему, попу Борису, сыту быть, не дано ни одной чети, а та
церковная, Рождества Христова земля ныне лежит пуста, от Орловскаго
разорения лет сорок и больши, а в поместья не отдана никому, и ни к каким
землям не приписана, и не владеет той церковною землею никто, и спору ни на с
42
кем нет, окроме челобития богоявленскаго попа Бориса Козмина сына; а та
церковная земля смежна с Егорьевскою да Афонасьевскою землями, а распахивал
тоя церковныя земли орлянин сын боярский Василий Телегин десятин с четыре,
не бив челом государю, самовольством, - то они ведают. И по государеву цареву и
великаго князя Алексея Михайловича всея России указу и по наказной памяти
воеводы князя Василия Романовича Волконскаго и по сыску сыскных людей
орловских, Петр Росляков, взяв с собою тутошних и стороних людей, сколько
человек пригож, ездил на тое церковную приходскую Рождества Христова на
пустую землю и, обмерив тое землю, отмерил по 10 десятин в поле, а в дву по
тому-ж, и того имеется против Государева указу 20 четвертей в поли, а в дву по
тому-ж, а десятину мерил в длину по 80 сажен, а поперек по 30 сажен, а отмерив
тое землю, отказал Богоявленскому попу Борису Козмину сыну» [78, с. 255].
4) Пятницкая, в Драгунской слободе, на правом берегу р. Оки [79]. По
преданию, сообщаемому местным сторожилом Басовым, церковь эта находилась
ниже Преображенской церкви на полтора квартала, как идти от Покровской
церкви к банному мосту, по левую сторону. К Пятницкой церкви принадлежала
писцовая земля, подле большой столбовой дороги в Курск и потока Половца; по
плану 1778 г. этой земли значится: пашенной 72 десят. 198 саж., сенокосной 9
десят. 60 саж., лесу дровянаго 42 десят., 320 саж., под потоком и полупотоком 420
саж., всего же 124 десят. 998 кв. саж. Впоследствии, вместо деревянной
Пятницкой церкви, построена была, на новом месте, каменная церковь во имя
Преображения Господня, с Пятницким приделом. Это была холодная и маленькая
церковь; почему сперва расширина была ея трапеза, а потом, по прошению причта
и церковнаго старосты Алексея Ивановича Хлебникова, разрешено разобрать ее и
построить
новую;
закладка
новаго
благолепнаго
храма
совершена
Преосвященным Макарием 7-го мая 1872 г. [78, с. 256].
6) Покровская, в Драгунской же слободе, находившаяся, по преданию, на
нижней улице, где Плаутин колодезь. Церковь эта изстари владела писцовою
землею, которой по генеральному межеванию 1778 г. значится: «Пашни 32 десят.
600 саж., сеннаго покосу и по нем мелкаго дровянаго лесу 153 десят. 1045 квадр.
43
саж., под большою столбовою дорогою 11 десят. 1260 квадр. саж., под
проселочною дорогою 660 кв. саж., под потоком и полупотоком 322 кв. саж., а
всего по всей окружной меже 187 десят. 1486 кв. сажен». Когда Пятницкая
церковь была перемещена на новое место, тогда и Покровская построилась близ
нея каменным зданием. На требование Орловской Духовной Консистории, от 19го февраля 1852 г., сведений о том, когда и по какому случаю построена каменная
Покровская церковь, прихожане ея объясняли, что «ныне существующий храм во
имя Покрова Пресвятыя Богородицы, по устному преданию стариков, построен
около полутораста лет, вместо деревяннаго, сгоревшаго во время бывшаго тогда
пожара, на иждивение приходских людей, а придельные – во имя Св. Апостолов
Петра и Павла и Св. Жен Мироносиц, в 1818 г., на средства церковныя и
доброхотных деятелей» [41].
7) Успенская, что на посаде. Успенский приход образовался из так
называемых гулящих людей; то были посадские из разных городов, тяглые с
уездов, отпущенники и выходцы из Дворовых волостей, беглые драгунские и
пушкарские дети, кое-кто из непомнящих родства и даже иноземцы. Все эти
пришельцы начали селиться на Орле около 1658 г., и в первое время не имели ни
оседлости, ни права гражданства, а нанимали землю и дворы у пушкарей за цену
и подвергались притеснениям со стороны московских сыщиков [78, с. 257].
Наконец, в 1668 г., желая устроиться собственным приходом, десять человек из
гулящих людей, с Иваном Сусловым и Галактионом Грибачевым во главе,
решились бить челом великому государю в Приказ Володимирской четверти о
том, чтобы им «дозволено было занять бывший на Орле посад, строится своими
дворами и прибирать в новый посад из гулящих людей против прежняго,
обращаясь со своей стороны платить всякия подати и служить посадския службы.
При обыске, порученном орловскому губному старосте Ивану Булгакову, «два
человека попов сказали по священству, да дворян и детей боярских и всяких
чинов людей 69 человек сказали по евангельской заповеди Господни, еже ей, ей:
наперед де сего до литовскаго разорения на Орле чернослободская посадская
земля была и на той земле посадские людей жили, - то они ведают», и указали
44
границы усадебной и полевой их земли, которою владели тогда пушкари. В 1674
г. последовало распоряжение гулящих людей поселить на чернослободской
посадской земле и переименовать их в посадских людей. Но когда посадские
люди с Пятницким попом Афанасием и со сторонними градскими людьми
пришли на ту посадскую старинную землю, для отвода межей и граней; то
пушкари, Ивашка Болдин с товарищами, попа Афанасия и сторонних людей и из,
Глактионка с товарищами, бранили всячески и повалялись смертным боем, а
которые старинной посадской земли межи и грани столбы были и те межи и грани
и столбы они, Ивашка с товарищи, повыметали, и ямы заровняли и попахали» [78,
с. 258]. Пятницкий поп скоро умер [64]. По жалобе гулящих людей, поручено
было водворить их воеводе Сафону Карпову; но еак доносил воевода в Приказ,
«пушкари учинились сильны, с старинной чернослободской земли и с дворовых и
гуменных мест нейдут и строение не сносят». Только в 1675 г., когда последовало
новое подтверждение с угрозою: «буде пушкари великаго государя указу
учинятся непослушны и старинной чернослободской земли не очистят, и ему,
воеводе Сафонову, из них пять человек лучших людей выслать к Великому
Государю к Москве, оковав за приставом», пушкари очистили посадскую землю,
и здесь гулящими людьми построена была, против верхней мельницы, церковь
Успения Пресвятыя Богородицы [59]. Успенский приход, соответственно посаду,
начинался от западной городовой стены и тянулся вдоль праваго берега р. Орла
на 254 сажени, до Студенаго вершка, или Устья Верховаго, следы сторону
Студенаго вершка, лежала Пушкарская слобода, а за нею деревня разсыльщичья –
Под-Девяти-Болоты. В ширину Успенский приход простирался от праваго берега
р. Орла до Вышней Корчаковской (Кромской) дороги, за которою лежала
Стрелецкая слобода. Между тем, пушкари, уступив дворовую землю посадским
людям, не хотели разстаться с пашенною землею «в полях»; но в 1685 г.,
вследствие новых подтверждений и угроз со стороны правительства, и эта земля
поступила во владение посадских людей; при межевании ея присутствовали и к
мерным и межевым книгам рукоприкладствовали: «Воскресенский поп Фома
Гаврилов, Пятницкие попы Дей Лазарев и Иван Афанасьев, Покровский поп
45
Василий Сименов и Успенский поп Семен Ананьин» [78, с. 259]. Успенский
посадский приход быстро заселялся и с 1677 по 1702 год из 47 дворов возрос до
84, так что небольшая Успенская церковь не удовлетворяла уже потребностям
прихода; почему близ нея, с северной стороны, как значится на плане города
Орла, составленном в 1741 г., построена была, для отправления ранних литургий,
другая церковь во имя Св. Архистратига Михаила с приделом Иоанна Воина. В
1755 г. при Успенской церкви считалось уже приходских дворов 261 и при ней
состояло: 3 попа, 2 дьякона, 3 дьячка и 3 пономаря. Но вражда, возникшая между
пушкарями и посадскими людьми, долго ещё обуревала Успенских прихожан.
Пушкари теснили посадских, исподоволь запахивали их межи и уничтожали
грани. Когда же в 1740 г., по жалобе Успенских прихожан, велено было
орловскому
провинциальному
вовеводе
кригс-комисару
Петру
Хитрово
возобновить признаки чернослободской земли, и воевода с товарищем своим
капитаном Алексеем Дуровым приступил, в присутствии понятых, к межеванию;
то «пушкари со многим обранием, с дубьем, цепями и с заостренными с обоих
концов палками, учали онаго вовеводы Хитрово людей, також и имеющихся при
том межевании отставных солдат, и сторонних и посадских людей, також и за
секретаря Алексея Селихова бить смертным боем, и на онаго воеводу и на всех
будущих при том межевании бросали каменьем, палочьем и дубьем, и бранили
всякими непотребными словами, и межевать той посадской чернослободской
земли не дали, и волок со скалом, також и столбы и сажену отбили, и гнались за
ним, воеводою, и за всеми будущими при межеваньи до Посадской слободы с
великим криком, дубьем, и с палками и с каменем, и с цепами» [78, с. 260]. За
такую «противность» воевода забрал 16 человек пушкарей в Канцелярию, где они
сидели 6 дней в оковах за караулом, а потом трое из них (Сергей Макаров, Лукьян
Ерохин и Кузьма Минаев) наказаны кнутом, а прочие плетьми [19].
8) Георгиевская. Когда эта церковь была возстановлена после литовскаго
разорения – неизвестно. Однако, в 1673 г., гора, на которой стояла церковь,
называлась Егоровскою [2, с. 216] из чего можно заключать, что тогда уже
существовала Георгиевская церковь, как она именуется и в ведомости 1734 г.
46
Вместо этой церкви, по всей вероятности деревянной, начала постройкою новая,
каменнаго здания, во имя Сретения Господня с приделом Великомученика
Георгия. В 1888 г., при перестройке Сретенской церкви, в восточной стене
отыскана была каменная плита с начертанною на ней надписью: Сей каменный
придел во имя Великомученика Георгия состроен при державе Великой
Государыни Императрицы Екатерины Алексеевной [78, с. 261]. Самодержицы
Всероссийския и проч. и проч. и проч., тщаением Орловской провинции секретаря
Димитрия Леонтиева сына Оловенникова, 1726 года, и освящен по благословению
Варлаама, Епископа Коломенскаго и Каширскаго, в 1727 году июня 10 дня града
Орла Рождества Богородицы соборным протоиереем Иоанном Гавриловым, при
державе Великаго Государя Императора и Самодержцы всея России Петра
Алексеевича». Главная же Сретенская церковь была освящена уже спустя пять
лет, как гласит о том надпись на деревянном кресте, находившемся под ея
престолом: «Освятися жертвенник сей Господа Бога и Спаса нашего Иисуса
Христа при державе Благочестивейшей Самодержавнейшей Великой Государыне
нашей Императрицы Анны, Иоанновны, по благословлению Преосвященнаго
Вениамина, Епископа Коломенскаго и Каширскаго, в лето 1732 года, месяца мая 2
дня, на память перенесения мощей иже во святых Отца нашего Афанасия
Великаго, Патриарха Александрийскаго [17].
9) Васильевская. Когда она заложена – неизвестно, но во всяком случае
позже 1734 г., когда о ней нет упоминания в ведомости церквей по г. Орлу. В 1755
году она уже имела приход из 120 дворов и свой причт, состоявший из
священника и диакона; в это время богослужение совершалось в нижнем этаже, а
верхний, во имя Св. Животворящей Троицы, не был еще отстроен вполне.
10) Воздвиженская. Заложение древней церкви во имя Воздвижения честаго
и животворящаго креста Господня последовало в 1759 г., по благословению
преосвященнаго Порфирия, епископа Коломенскаго и Каширскаго, на месте,
купленном у крестьян Драгунской волости, близ прежних прядилен; строителем
ея был некто Антошин. Это была маленькая каменная церковь, с приделом в
47
втором этаже Св. Иоана Богослова, с 1765 года считавшаяся уже приходскою [78,
с. 262].
Орловский уезд в древности делился на 4 стана: Корчековский или
Корчевский, Неполоцкий, Каменский и Тайчуковский. О малонаселенности его в
эпоху восстановления г. Орла после смутного времени свидетельствуют
переписные книги 1647 г., по которым во всех уездах значится 3 села, из которых
в одном вместо церкви находилась часовня; 13 погостов, из которых в 10-ти
имелись церкви, в 3-х часовни, в том числе одна без пения; деревень 98, починков
30. Всех дворов считалось: помещиковых 712, крестьянских 190, бобыльских 174,
задворных людей 22 двора, да на церковной земле 2 двора бобыльских, а людей в
них, опричь помещиковых дворов, 1180 человек. В частности, в это время, в
Орловском уезде существовали следующие поселения [90].
В Корчековском стану: деревня Ладнина под Корчековым лесом, починок
Ладнина, деревня Остров, починок Худяков, починок на р. Оцне в Большой
Кулизе, что была деревня; починок на Оцке в Пятницкой Кулизе, починок
Покровский за р. Оцною, что был починок Кизиловский; деревня Маслова на
Оцке в Пятницком приходе на среднем отвершке погост на Государевой земле
Параскевы, нарицаемый Пятницы, стоит часовня без пения; деревня Овечья на
Оцке в Егоровском приходе; село Егорьевское на речке Брусне, а в нем часовня
страстотерпца Христова Георгия; починок Брусна на Оцке на Становом колодце;
деревня Богдановка под Корчековым лесом, деревня Григорова на Оцке под
Корчековым лесом, починок Кокорев на Оцке; деревня Мешкова на речке
Лебетке; деревня Пишнина на Оцке под Корчековским лесом; деревня Оболешева
на Оцке; село Пречистенское на Оцке под Квасовым лесом, а в нем церковь
Успения Пречистой Богородицы [78, с. 274]; деревня на Лютцком городище на
речке Лютцкой, под Квасовым лесом; деревня Бузова на Оцке под Квасовым
лесом; деревня Семирукова на Оцке; починок Воробьев на колодце Кузнечике на
Люцком отвершке; деревня Белая на Оцке под Миновым лесом; деревня Лунина
на Оцке под Миновым лесом в Борщовой поляне; деревня Боздырева на Сычове
колодце под Миновым лесом; погост на государской царской земле церковь
48
Николая Чудотворца; деревня Сычова Поляна на речке Городеньке под Миновым
лесом; дер. Городец выше речки Городеньки под Миновым лесом; дер. Бредихина
— там же; дер. Кривцова на речке Орлице под Миновым лесом; дер. Телевицкая
на речке Лубне по обе стороны Лубны; погост на государской царской земле
церковь страстотерпца Христова Георгия; деревня Меловая на Меловом колодце;
деревня Радимль на речке Радимле; починок Басов на речке Орлице, где прежде
была деревня Басова; дер. Петрова на Орлице; дер. Сенккова на Середних Сычах;
дер. Голодные Сычи на речке Сычовке под Корчековским лесом; починок на
колодце Кругличах, что была деревня Кругличи; погост на Государсткой земле,
церковь Архистратига Михаила; Никольского прихода деревня в Вышних
Макрецах под Корчековским лесом; дер. Озерова на Нижних Мокрецах,
Ащелимова тоже дер. Долженкова на Орлице, Казникова тоже; дер. Казинкова на
речке Козинке и за рекой Орлица; погост на государской земле [78, с. 275],
церковь Рождество Пречистой Богородицы да Николы Чудотворца; дер. Котова
на речках Кривсице и Орлице; дер. Ванина на Орлице с нижнею Кривною под
Корчековским лесом; дер. Семенихина, Должнова тоже, на Орлице; починок
Мельницы на реке Орле под Корчековским лесом; дер. Реутова на реке Орле и на
речке Щимле; дер. Торшана на речке Мотыни; дер. Сотникова на р. Орле под
Корчекоским лесом; дер. Гораинова на речке Стебеньке под Корчековским лесом;
починок Русанов на р. Орле на Есковом колодце, что была деревня Моцнескина;
дер. Кельина на р. Орле; дер. Бутова на р. Орле на Щириной пристанище; дер.
Савостьянова на р. Орле; починок Гнездилов на р. Орле, что была деревня Очина;
починов Очювевь, на р. Орле, что была деревня Шпилева; погост на государской
земле, церковь Никиты Христова мученика; починок Жердевской на р. Орле, что
была деревня Волобаева [68].
В Неполотцком стану: починок на реке Мезине, что прежде было село
Мезино; дер. в Гонючем городще на р. Оке; дер. Труфанова под Убойчим лесом.
В Каменском стану: дер. Борнакова на Гольцевом колодце под Убойчевым
лесом; починок, что была деревня Гридунова на Соротчиском отвершку; починок
Власов, что была деревня Власова; погост на Государской земле, часовня Покрова
49
Пресвятой Богородицы; дер. Пронина-Займище; дер. Саголаева под Крупетцким
лесом: починок Чюрилов под Скордным; дер. Юшкова на Ондрееве отвершку;
дер. Яхонтова на Селенском отвершку; дер. Деменина на Хмелевом отвершку [78,
с. 276]; починок Корчуков на Крупетцком отвершку; дер. Бошкатова под
Крупецким лесом; погост на Государской земле, церковь Афанасия и Кирилла
Александрийских, да на церковной земле живет нищей Сережка Борисов,
кормится по миру; дер. Ломовец на Оке; починок на Оке под Березовым лесом;
починок Юнутинь на Оке под Долгим лесом; починок - жеребей Мусиной
деревни; дер. Цурикова, Тилинина тоже; дер. Шепелева; дер. Булавенка; дер.
Чертова на Приголубе колодца; дер. Кажевина на Приголубе колодца по другой
стороне деревни Борзинкиной; дер. Борзенкова на Ондреевском колодце; починок
Елкова на Ондреевском колодце, что была деревня Елкова; дер. Фатнева; другая
деревня Фатнева, погост на Государской земле; дер. Савенкова на речке Каменке;
дер. Буладетцкая на колодце Радунине; погост на Государской земле, церковь
Воскресения Господня да в пределе Николая Чудотворца, да в том селе дворы
помещиковы: дер. Пахомова на Глинном верху; дер. Обрядова; дер. Савенкова
под Квешенным лесом; село Дмитровское, а в нем церковь Дмитрия Селунского, Анихино тоже, на речке Городенке; починок Государской земли, часовня Николы
Чудотворца, дер. Григорова на речке Мокром Березце; починок на речке Березце;
дер. Тарасова на Долгом верху [18].
В Тайчуковском стану: дер. Большой Ольховец на речке Ольховце; дер.
Малый Ольховец; дер. Леженка на речке Леженке; дер. Мостки на речке Мостках;
погост на Государской земле, церковь Николы Чудотворца; дер. Попова Лука; дер.
В Кузмодемьянской Луке [78, с. 277]; дер. Конева на речке Коневке; дер. Рябцева;
дер. Чевычелова на речке Лужинке; починок — деревня Зуева на речке Лужинке
под Тайчюковым лесом; дер. Булгакова; дер. Жаровина Лука; дер. Большие
Грушки; погост на Государской земле, церковь Ивана Богослова; починок Блудов
под Ивановым Городищем; дер. Малые Грушки; дер. Тайная верх Везовика; дер. в
Вышнем Везовике под Тайчюковым лесом; дер. Нижние Коликовки; дер. в
Вышних Коликовках; дер. Нижние Вязки под Тайчюковым лесом; дер. Царахина
50
на реке Оптухе; дер. Болотово на речке Лице; дер. Сарева, Роговая тоже; дер.
Железница; дер. Песковицы; дер. Быкова Гора; погост на государской земле,
церковь Архангела Михаила, а на церковной земле двор попа Микифора
Макавеева, а за ним два двора бобыльских; дер. Ярыгина; починок Фарафанов на
Ваиковом верху под Мокрым лесом; дер.Казакова; дер. Илькова [47].
Как быстро за тем увеличилось население в Орловском уезде, а с тем вместе
возникли новые приходы, можно видеть из ведомости 1734 г., по которой
значилось уже в Орловском уезде 76 сел с 87 церквами. Эти села и церкви
следующие: 1) Лаврово - в. м. Георгия; 2) Путимец - Рождества Христова; 3)
Змиево - Казанская; 4) Архангельское, Монастырское тоже — Архистр. Михаила;
5) Троицкое — Троицкая; 6) Никольское - Никольская; 7) Космодемьянское —
Неопальмый Купина и Александры Свирского; 8) Вендерево — Воскресенская; 9)
Богородицкое — Введенская; 10) Воронцово — Покровская; 11) Березовец Никольская; 12) Тагинь - Покровская; 13) Архангельское — Архангела Михаила;
14) Богословское — Иоанна Богослова [78, с. 278]; 15) Архангельское, Собакино
тоже, - Арх. Михаила; 16) Рождественское — Рожд. Богородицы; 17)
Преображенское — Преображенская; 18) Сергиевское - Преображенская; 19)
Семендяево
—
Димитриевская;
20)
Лукъянчиково
-
Покровсккая;
21)
Дмитриевское - в.м. Димитрия; 22) Золотарево — Арх. Михаила; 23)
Рождественское - Рождество Богородицы; 24) Троицкое — Св.Троицы; 25)
Спасское — Преображенская; 26) Сергиевское — препод. Сергния; 27) Макарова
— Арх. Михаила; 28) Даровое - Георгиевская; 29) Блудово — Иоанна Богослова;
30) Старцево - Никольская; 31) Воскресенское — Воскресенкая; 32) Шелково Покровская; 33) Козмодемьянское — Козмы и Дамиана; 34) Селихоо — Св.
Царевича Димитрия; 35) Редкино — Арх. Михаила; 36) Маслово — Покровская;
37) Бокланово - Никольская; 38) Песаницы — Смоленская; 39) Пятницкое - в.м.
Параскевы; 40) Мезин — Воскресенская; 41) Паюсово — Покровская; 42)
Григорово — Никольская; 43) Анахино - в.м. Димитрия; 44) Спасское —
Спасская; 45) Звенигородское — Никольская; 46) Цветынь — Георгиевская; 47)
Скородна — Покровская; 48) Башкатово - Афанасия и Кирилла; 49) Спасское
51
(Шумово) - Нерукотвореного образа [25]; 50) Нарыково — Воскресенская; 51)
Введенское — Введенская; 52) Богородицкое — Лукъянчиково тоже; 53) Ждимерь
—
Введенская;
54)
Голдаевао
—
Никольская;
55)
Воздвиженское
—
Воздвиженская; 56) Кесково - Успенская; 57) Гнездилово - Никольская; 58)
Ефремово — Казанская; 59) Подзовалово - Георгиевская; 60) Рябинки —
Воздвиженская; 61) Никольское — Афанасия и Кирилла; 62) Тросна —
Георгиевская; 63) Ольшаны - Никольская; 64) Никитское — Никитская; 65)
Козинки — Никольская; 66) Малохово — Покровская; 67) Дмитриевское — в.м.
Димитрия; 68) Меловое — Георгиевская; 69) Архангельское — Арх. Михаила [78,
с. 279]; 70) Птицыно - в.м. Параскевы; 71) Андрияново — Арх. Михаила; 72)
Григорово — в.м. Димитрия; 73) Сидячее-Сиднеево — Успенская; 74) Горки —
Никольская; 75) Знаменское — Знаменская; 76) Везинки — Владимирская Пресв.
Богородицы. В ведомости 1755 г. показываются еще следующие села и церкви:
Сретенское, что на Рыбнице, - Сретенская; Пищово — Св. Митр. Алексия;
Александровское, что в Каракине — Св. Александра Свирского; Приимки —
Казанская; Семеновка — Никольская; Дурнево — Одигитрии Смоленской
Богородицы; Петровское — Одигитрии; Сергиевское, что в Лопухине, - Сергия
Радонежского; Круглица — Спасская; Калугино — Казанская. Об увеличении
числа приходских дворов можно судить по тому, что в 1734 г. их считалось в
Орловском уезде с городом 6274, а в 1755 г. 10838, кроме города Орла, в котором
было 1741 дворов. Наиболее людными селами, имевшими свыше 200 приходских
дворов, были: Лаврово, Воронец, Семендяево (359), Пятницкое на Щучье,
Козинки, Подзовалово, Андреяново, а малолюдными, имевшими менее 50
приходских дворов: Сретенское на Рябнице, Знаменское на Поляковке (28),
Петровское (30), Ретькино, Григорово, Круглица, Анахино, Песканица (18) и
Буковище (11 дв). По две приходских церкви имели села: Космодемьямское —
Неополимые Купины (70 дв) и Александра Свиреского (122 дв), и село Тагинь —
Покрова Пресвятой Богородицы (101 дв) и Казанская — Пресвятой Богородицы
(101 дв) [78, с. 280].
52
Кромской уезд. По ведомости 1734 года, здесь находилось уже 8 церквей с
самым незначительным при них количеством приходских дворов [77]. Эти церкви
следующия: 1) Соборная Успенская с 30 дворами; 2) Преображенская, что в
Драгунской слободе, с 17 дворами; 3) Никитская, в Черкасской слободе, с 38
дворами; 4) Димитриевская, в Драгунской слободе, с 56 дворами; 5) Троицкая, в
монастыре, с 54 дворами; 6) Покровская, в стрелецкой слободе, с 25 дворами; 7)
Никольская, в Стрелецкой же слободе, с 15 дворами, и 8) Пятницкая в
Пушкарской слободе. В это же время в Кромском уезде находились следующия
села и церкви: 1) Коровье Болото - Успенская, 2) Воловый Верх - Введенская, 3)
Нижняя Боевка – Покровская, 4) Бобрики – Никольская, 5) Людское –
Покровская, 6) Рожествено – Христорождественская, 7) Ячное – Троицкая, 8)
Хотьково – Введенская, 9) Молодовое – Архистратига Михаила, 10) Шаблыкино –
Покровская, 11) Сомовка – Св. в.м. Иоанна Воина [78, с. 248]; 12) Робье –
Рождества Богородицы, 13) Ильинское – Лобки тож – Ильинская, 14) Рышково –
Дмитриевская, 15) Дикое Поле – Богоявленская, 16) Кирово Городище –
Сергиевская, 17) Старое Грездилово – Успенская, 18) Долженки – Архистратига
Михаила, 19) Кутафино – Флора и Лавра, 20) Вожево – Архистратига Михаила,
21) Цолковна – Покровская, 25) Яблоное – Никольская, 26) Тапково – Троицкая,
27) Красниково – Обновления храма Воскресения Христова, 28) Ржава –
Архистратига Михаила, 29) Добрынь – Никольская, 30) Жерновец – Покровская,
31) Ломовец – Георгиевская, 32) Покровское – Покровская, 33) Чернь –
Никольская, 34) Богородицкое - Волково тож – Рождества Богородицы, 35)
Лушки – Покровская, 36) Макарово – Пикольская, 37) Андросово – Рождества
Богородицы, 38) Студенки – Архистратига Михаила, 39) Высокое – Покровская,
40) Турьи – Пятницкая, 41) Муравель – Рождества Богородицы, 42) Боброво –
Троицкая, 43) Слобода – Пятницкая, 44) Пенное – Рождества Богородицы и Св.
Архистратига Михаила, 45) Туры – Кирилла и Улиты, 46) Ефратово – Успенская,
47) Каменец – Богоявленская [34]; 48) Козьмодемьянское - Короськово тож –
Козьмы и Дамиана, 49) Воскресенское – Короськово тож – Козьмы и Дамиана, 49)
Воскресенское - Ребяжи тож – Обновления храма Воскресения Христова, 50)
53
Гуторово – Рожденства Богородицы, 51) Никольское – Никольская, 52) Плоское –
Архистратига Михаила, 53) Кривчиково – Благовещенская, 54) Бортное - Щахово
тож – Никольская, 55) Разсыльное – Георгиевская, 56) Апальково – Никольская
[78, с. 249]; 57) Мелехово – Георгиевская, 58) Мыцкое – Сретенская, 59) Щир –
Никольская, 60) Вышняя Боевка – Покровская, 61) Малево – Никитская, 62)
Спасское – Преображенская, 63) Кузнецовка – Никольская, 64) Плоское –
Успенская, 65) Прилепы – Покровская, 66) Титово – Всемилостиваго Спаса.
Многолюднейшими приходами были: Плоское – 201 двор, Малеево – 197,
Коровье Болото – 191, Высокое – 181, Рышково – 173, а малоприходными:
Нижняя Боевка – 38, Сомовка и Старое Гнездилово – 34, Лушки и Кривчиково –
31, Ломовец – 26, Кузнецовка – 25, Мелехово – 19, Яблоное – 12 [78, с. 250].
Мценский уезд. Город Мценск отошел к Крутицкой епархии вслед за
присоединением его от Литвы к Московскому государству и состоял в ней до 1764
года [20]. К числу древнейших храмов следует отнести городские Пятницкую и
Никольскую церкви, располагавшиеся за стенами древнейшей части крепости. В
XVII веке на месте последней стояла уже каменная соборная церковь с такою же
кокольнею, в нижнем этаже которой была устроена церковь Успения Пресвятой
Богородицы [78, с. 312].
Второе укрепление Мценска состовлял «малой острожек», где находилась
каменная церковь Петропавлоского монастыря и, как нужно полагать из названия
Глебовой башни, Глебовская церковь, местность которой должна быть определена
Глебовой башнею, стоявшею со стороны Мецны у городского рва против
рубленой гордовой стены. Наконец, третьим укреплением для г. Мценска служил
«земляной вал» а «сверх того вала оделаны обломы с короватьми и с котками»,
подле земляного вала был вырыт ров. В этой части укреплении находилась
Вознесенская церковь с девичьим монастырем, а далее посадские церкви [78, с.
313].
Только к концу XVII века для жителей Мценска бранное время прошло
безвозратно, и они не нуждались более в крепости, из которой потому и мог
спокойно выселиться Петропавловский монастырь, оставив на своем месте
54
каменную церковь,переименованную впоследствии в Веденскую, с двумя
пределами - во имя Св.Апостолов Петра и Павла и Пророка Илии [78, с. 314].
Мценский уезд в царствование Михаила Федоровича делился на 6 станов
[78, с. 324]: Большой Городской, Яченский, Поленский, Чернский, Салтыевский и
Меньший Городской. В начале тридцатых годов XVII века в Мценском уезде
считалось 55 церквей, в том числе 9 городских и 46 сельских. Городские церкви
следующие: 1) Соборная Св. Николая Чудотворца, 2) Св. Великомученицы
Параскевы, 3) Вознесения, что в девичьем монастыре, 4) Св. Георгия
Страстотерпца, 5) Живоначальной Троицы, 6) Богоявления Господня, что в
Новоприборной слободе, 7) Благовещения, 8) Воскресения Господня, и 9) Св. Жен
Мироносиц, что Вышезатинной слободе. В выписи из книг письма и меры Воина
Новокшенова и подьячего Семена Привалова 135-138 (1628-1631) читаем: «Во
Мценску на посаде повыше Затинной слободы церковь Св. Жен Мироносиц да
придел великого Христова мученика Никиты древянна клетцки с папертью;
пашни паханой церковной доброй земли 10 четвертей [78, с. 325]. А дана та земля
под церковь из разных помещиковых земель, которые дворяне и дети боярские
отпомещены под посадом повыше Затинной слободы; а межа той церковной земли
по конец выгону подоле Черньской дороги; полеву земля Ямской слободы да
разных помещиков, Кузьы да Мишки Трубинновых ... Кудрявых ... Лагачевых ...
Ханиных ... Рагозиновых; а поправу земля церковная Св. Жен Мироносиц да
великого Христова мученника Никиты дана вновь от помещиковых земель, а
выгон против слободы попу Герасиму и всем помещикам против церковной земли
вообще».
В 50-х годах XVII века упоминается и Пятницкая церковь. В уезде — села и
церкви: 1) Пашутино - Никольская, 2) Воскресение — Воскресенская, 3) Синдеево
- Никольская, 4) Роска — Георгиевская, 5) Богоявленское, что в Зарытом
Отвершку, - Богоявленская, 6) Тювильдино, что на Тювилином Верху —
Георгиевская, 7) Лутовиново — Преображенская, 8) Прудецкий Верх — Иоанна
Богослова, 9) Брадинск — Успенская, 10) Подмокрое — Никитская, 11) Шумшино
— Иоанна Богослова, 12) Беленково — Рожд. Богородицы, 13) Горохово - Рожд.
55
Богороицы, 14) Поречье — Георгиевская, 15) Усох — Преображенская, 16)
Болячево — Покровская, 17) Глинск — Успенская, 18) Чулково — Пятницкая, 19)
Студенец — Пятницкая, 20) Афанасьевое — Св.Афанасия и Кирилла, 21) Польна
— Рожд. Богородицы, 22) Чернь, что на речке Черни — Покровская, 23) Сикиринь
Верх — Никитская, 24) Покровское — Покровская, 25) Подбеловец —
Георгиевская, 26) Бортна — Никольская, 27) Сторожевое — Покровская, 28)
Никольское, что в Поленском стане — Никольская, 29) Середичи — Покровская,
30) Сомово — Успенская, 31) Сычево — Никольская, 32) Стареньково —
Пятнницкая, 33) Шеино — Успенская, 34) Посадское — Никольская, 35) Долгое,
что в Долгом Колодце — Никольская [78, с. 326], 36) Никольское, что на Неручи
— Никольская, 37) Боголюбское — Боголюбской Богородицы, 38) Успенское, что
в Бобрике — Успенская, 39) Успенское, что в Ядрине — Успенская, 40) Бортна —
Покровская, 41) Сторожевое — Рожд. Богородицы, 42) Бороденок — Казанская,
43) Столбецкое — Сергиевская, 44) Казанское, что под Березовым — Казанская,
45) Богодухово — Флора и Лавра, 46) Селяниково - Покровская. Некоторые из сел
Мценского уезда принадлежали тогда к Белевскому уезду; из них мы можем
указать на следующее по писцовым книгам 1630-1632 годов [96]: 1) Никольский
погост; «церковь древяна клетцки, а в церкви образы, свечи и ризы и все
церковное строение попа Прохора; а у церкви поп Прохор Никитын, дьячок
Сенька Тимофеев, пономарь Ивашка Васильев; пашни паханые и перелогом и
лесом поросло 20 четв. в поле, а в двух потому же». 2) Село Студеннниково с
Успенскою церковью, которая в 1630 г. была «древянна клетцки»; по писцовым
книгам за нею значились «пашни паханые 8 четвертей, да перелогом и лесом
поросло 20 четв., сена ставится 30 копен; у церкви поп Алексей Артемьев,
пономарь Никифор Тимофеев, да бобыль Овотка Павлов, питается от церкви
Божией; а церковное строение все Пречистой Богородицы Свинского монастыря».
3) Села Дешкино и Хвощево, бывшие тогда деревнями. Сельские церкви в
Мценском уезде были деревянными, кроме села Казанского, Горожанки тоже, где
была каменная церковь, в которой в 1761 году устроен новый иконостас [78, с.
327].
56
Болховский уезд. Смутное время оставило глубокие следы опустошения и
разорения на селах и церквах Болховского уезда. Делившегося тогда на 3 стана:
Нугорский, Однолуцкий и Годыревский. Спустя уже тридцать лет после смутного
времени, в Нугорском стану, состояло всего одно село Бекетово и 3 сельца:
Бедниково, Щербово и Багриновское [78, с. 343]. «На Багриновском погосте
церковь Николы Чудотворца, а церкви поп Поликарп Вавилов да поп Сафрон
Васильев; за ними - за Поликарпом двор крестьянский и бобыльский, а за
Сафроном двор бобыльский». Два сельца в Гуменском и Игуменском починках
обратились в пустоши, а сельцо Усть-Нугрь только начало населяться в
«починок»; 15 деревень запустели совершенно [86]. В стану Однолуцком
находилось одно село Покровское и два сельца: Хватнево, Глинка тоже, на
Глинских отвершках, и Рылево, Крива я Поляна тоже; сельцо Королевка, на речке
Королевке стала деревнею, а сельцо Бердино, на речке Блошне, стало только
населяться в «починок». В Годыревском стану находилось 3 села: Речица, Колское
и Хотетово, да 4 сельца: Сопово, Бабье, Бетово и Олешня. По переписной книге
7154 (1645/46) года, «всего в Болхове на посаде и в Болховском уезде за помещики
и за вотчинники и на погостах крестьянских и бобыльских и старинных и
кобальских людей 1432 двора, людей их с вдовами 4025 человек»: в том числе «в
Болхове посадских людей 655 человек да 7 вдов». Так скудно было насеелние
уезда [78, с. 344].
Всего въ городъ Болховъ, по ведомости 1749 года, считалось 20 церквей, въ
томъ числе 18 приходскихъ и 2 безприходныя; при нихъ, согласно положению,
состояло: 1 протопопъ, 24 попа, 20 диаконовъ, 24 дьячка, 24 пономаря,
приходскихъ дворовъ считалось 1556, а душъ муж. пола 4528, женского 4657,
итого 9185 душъ. Священные сосуды въ церквахъ показываются оловянные; къ
наместымъ иконамъ было въ обычае привешивать кресты, копейки, гривенники,
полтинники и золотыя кольца. Благочестие жителей Болхова, кроме обилия
церквей, выражалось и въ установлении многихъ крестныхъ ходовъ; такъ, изъ
Собора ежегодно совершались два хода въ мужеский монастырь-въ день
Тихвинской Божий Матери и Св. Пророка Илии, также въ день Преполовения
57
вокругъ города, на водоосвящение 6-го чнваря и 1-го августа, три хода въ неделю
Св. Пасхи и др. [35].
Въ Болховскомъ уезде, по ведомости 1749 г., существовали следующия села
и церкви: 1) Хотетово - Успенская, 2) Гнездилово - Казанцкая, 3) Алешня Введенская, 4) Чекрекъ (Чекрякъ) - Преображенская, 5) Богородицкое - Казанская,
6) Лунево - Успенская, 7) Красное - Введенская построенная в 1742 г., 8)
Васильевское - Св. Александра Свирскаго, 9) Бетово - Никольская, 10) Столбчево
(Столбчее) - Арх. Михаила, 11) Воиново - Вознесенская, 12) Пальчиково Ильинская, 13) Струково - Казанская, 14) Сопово - Успенская, 15) Дубны Пятницкая, 16) Чернь - Рождества Христова, 17) Злынь - Иоанна Богослова, 18)
Меховица (Моховица), - Спасская, 19) Сретенское - Сретенская, 20) Муратово Казанская, 21) Парамоново - Покроская, 22) Бунино - Покровская, 23) Ребинки Собора Пресвятыя Богородицы, 24) Кутьма - Иоанна Богослова, 25) въ томъ же
селе - Покровская, 26) Синецъ - Рождества Пресвятые Богородицы, 27) въ томъ
же селе - Знаменская, 28) Борилово - Никольская, 29) Репкино - Никольская, 30)
Однолуки - Богоявлнская, 31) Настеткино - Знаменская, 32) Попелевка Георгиевская, 33) Однолуки - Покровская, 34) Фотневоо - Введенская, 35)
Богриново - Никольская, 36) Березуй - Введенская, 37) Усть-Нугрь - Никольская,
38) Щербово - Арх. Михаила, 39) Будолдино - Дмитрия Селунского, 40)
Александровское - Александра Свирскаго, 41) Кривчее - Спасская, 42)
Шумово_Никольская, 43) Тимофеевское - Одигитриевская, построенная въ 1744 г.
[78, с. 353].
При 43 церквахъ состояло приходскихъ дворовъ 2524, въ нихъ муж. пола
12.602, женскаго 10722, обоего 23324. Такимъ образомъ на приходскую церковь
въ общемъ не приходилось и по 60 дворовъ; въ действительности при некоторыхъ
церквахъ не имелось и 30 приходскихъ дворовъ, каковы села: Гнездилово,
Настеткино и Александровское, а въ некоторыхъ не было 10 дворовъ.
Многолюднейшими приходами были села: Пальчиково - 169 дворовъ, Злынь 220, Моховица - 130, Парамоново - 138. Всехъ же священно-церковнослужителей
58
при уездныхъ церквахъ состояло: поповъ 46, диаконовъ 26, дьячковъ 46 и
пономарей 46 [60].
По ведомости 1764 года въ Болховскомъ уезде числилось 44 села; здесь не
показываются церкви селъ Богородицкаго, Кутьмы и Александровскаго, но
упоминаются церкви селъ: Сныкина-Покровская, Ильинскаго-пророка Илии,
Серндичъ_Покровская и Борова-Св. Александра Свирскаго [78, с. 354].
§1.3 Восточные уезды
Елецкий уезд. В самом городе Ельце устроены вновь слободы с
приходскими церквами. Таковыми, между прочим, были церкви: 1) в
Александровской слободе Великомученика Георгия с приделом Илии Пророка,
деревянная, « А в той церкви царские двери и Деисусы и местные иконы и книги и
ризы и всякая церковная утварь и колокола строение попово и мирское, а меры той
церкви в длину с алтарем и с трапезой 6 сажень, поперек 2 сажня, с полусаженью;
вокруг той церкви огорожено вновь кладбище по наезду, а мерою того кладбища в
переднем конце по восточной стороне поперечнику 20 саж [78, с. 303], в заднем
конце по западной стороне 7 саж., а длины того кладбища по южной стороне 27
саж., по северной 20 саж., а от церкви мерою до городьбы от алтаря на востоке 13
саж., на юг 7 саж., на север 4 саж., на запад 7 саж., до той же церкви на церковной
земле во дворе поп Павел, во дворе поп Федор, во дворе дьячок Мишка
Никифоров; пашни паханые церковные и перелогом добрые земли в меже
Александровских казаков 20 четвертей в поле, а в двух по тому же; сена по дикому
полю под Хомутовым лесом вопче с казаками же 30 копень». 2) Церковь
Рождества Христова с приделом Владимирской Богородицы, деревянная, к 1692 г.
обвешавшая; в ней все церковное строение с кокольнею попово и мирское.
«Мерою той церкви в длину с алтарем и трапезою и с папертью 4 саж., поперек 2
саж. с третью; вокруг кладбище огорожено вновь по наезду, а мерою того
кладбища в поперечину по восточной стороне 17 саж., по западной – 14 саж., а
длины по южной стороне 28 саж. без трети, по северной 26 саж., а от церкви
мерою от алтаря на востоке 8 саж., на юге 5 саж., на западе 20 саж.; на церковной
59
земле во дворе поп Козьма Евфимов, у него дворовый человек Мартынко
Волынцов (с двумя сыновьями, крепок по отпускной и по записи); места дьячково,
пономарево и просвирницыно; да у церкви же в келье нищий дряхлый Аверичко
Клочков (с сыном Андрюшкою) кормится Христовым именем; да на церковной
земле живет по свойству во дворе духовных дел дьячок Петрушко Семенов (с
семейством); да у него же попа Козмы двор скоцкий на той же церковной земле на
речке на Воргле а в нем живет наемный человек на урочные годы елченин сын
боярский Аврам Корнеев сын Меркулов; пашни церковные паханные и перелогу и
дикова поля по его владению по обе стороны четверей в поле а в двух по тому же;
сена под конец поля в верх по речке по Ворглу по обе строны копень; а писана за
ним та церковная земля по выписи с писцовых книг письма и меры и межеванья
Леонтия Погожева 136 (1627/28) г. за прописью подьячева Кирилла Семенова и по
его поповой сказке, какую подал 199 году августа в 30 день». 3) Церковь Введения
Пресвятой Богородицы, деревянная, в ней иконы, ризы, книги, всякая утварь и
колокола строения попа Леонтия. «Мерою той церкви в длину с алтарем и с
трапезою и с папертью 8 саж., поперек 3 саж.; вокруг кладбище огорожено вновь
по наезду, а мера того кладбища поперечнику по восточной стороне 9 саж., по
западной 12 саж., а длины по южной стороне 11 саж. без трети, по северной
стороне 19 саж. [78, с. 304], а от церкви мерою от алтаря на востоке 6 саж. с
третью, на юг 5 саж., на север 4 саж., на запад 4 саж. С полусаженью; да на
церковной земле живут во дворе дьячок Евдокимко Леонтьев да дворовые
посадские люди (13 дворов) [7]; пашни паханные и перелогу церковные лобрые
земли 20 четвертей в поле, а в двух по тому же; сена за Хомутовым лесом вообще
с казака на его жеребей по 30 копень; а писана и мерена и межевана та церковная
земля по (135 года) писцовой казачьей выписи и по его дьячка Евдокимовой
сказке за его рукою». 4) Церковь Покрова Пресвятой Борогодицы, что в казачьей
Александровской и в Кузнечей слободе, деревянная; в ней с колокольнею все
строение попа Михаила и мирское. Мерою той церкви в длину с алтарем и с
трапезою и с папертью 12 саж., поперек 5 саж. с третью; вокруг кладбище
огорожено вновь по наезду; а мерою того кладбища поперечнику по восточной
60
стороне 17саж., по заподной 20 саж. без трети, а длины по южной стороне 22 саж.,
да скотский двор 3 саж., по северной стороне 22 саж. с третью, да во дьячковом
двору 3 саж., а от церкви мерою до городьбы от алтаря на востоке 2 саж., на юг 11
саж. с полусаженью, на север 8 саж., на запад 5 саж.; да на церковной земле живут
во дворах староста поповский поп Михайлов с сыном с попом Иваном, да дьячок
Степка Иванов; пашни паханные и перелогу и дикого поля церковные добрые
земли 20 четвертей в поле, а в двух по тому - же; сена под Хомутовым лесом
вообще с казака на его жребий 30 копен, а десятинами 3 десятины; писана и
мерена та церковная земля по писцовой казачьей выписи и по сказке за его
поповою рукою» [78, с. 305]. Из этих выписей видно, что на Ельце, как и в других
наших городах, церкви созидались и благоукрашались самими попами, с
помощью приходских людей, а Введенская церковь всем своим «строением »
обязана была одному попу, и что при некоторых церквах, как например
Христорождественской, находились и кельи, или богадельни, построенные также
попечением духовенства, в которых находили себе приют «нищие и дряхлые»,
кормившиеся «Христовым именем» [78, с. 306].
Ливенский уезд. К древнейшим церквам города Ливенъ относяся городские
храмы, находившимися в первой четверти XVII в. какъ въ маломъ острожке, такъ
и въ большомъ остроге. Въ маломъ острожке: 1) Соборная во имя Св.
Живоначальной Троицы съ приделомъ Рождества Богородицы обложенъ,
серебромъ, штилистовой (шестилистовой), съ сенцы сканые … , напрестольная на
прозелени … , да двери царские … За соборными попы, за двумя человеки, за
Васильемъ да за Максимомъ, земли выше Засосенския Беломестныя слободы у
Попопа верха отъ реки отъ Сосны въ верхъ Попову верху: пашни паханныя и
дикого поля 20 чети въ поле, а въ дву по тому жъ; сена по дикому полю и Попову
верху 40 копенъ”. 2) Св. Пророка Илии съ придельною Дмитрия Солунскаго,
“древяна клетцки, ветха, а въ церкви образы и свечи и книги и колокола и всякое
строенье церковное поповское, а служитъ у той церкви попъ Иванъ, дворъ его на
погосте у церкви Св. Пророка Илии, а земли къ той церкви нетъ” [78, с. 387]. 3)
Св. Великомученицы Параскевы, нарицаемыя Пятницы, и “древана клетцки, а въ
61
церкви образы и свечи и книги и всякое церковное строенье города Ливенъ
посадскихъ и уездныхъ людей, а у той церкви попъ Герасимъ, дворъ ево у той
церкви на погосте, а земли къ той церкви, да другая церковь теплая. 4)
Обновление храма Воскресения Господа нашего иисуса Христа, древяна клетцки,
а въ церквахъ образы и свечи и книги и всякое церковное строенье и колокола
попа Карпа, а служить у техъ церквей попъ Игнатий изъ найму у вдовыя попадьи
попа Карпа у Овдотьи; земли къ тем церквамъ въ вядъ съ Стрелецкою землею по
Новосильской дороге подъ Краснымъ лесомъ [78, с. 36]; пашни паханныя добрыя
земли 5 чети да дикаго поля 5 чети въ поле, а вдву по тому жъ; сена по дикому
полю и пологомъ и по верхомъ и по дубровамъ за рекою за Трудами, въ рядъ съ
стрельцами жъ, 20 копенъ, да съ приходскими попами за рекою за Сосною за
Мининою удеревью: дикого поля 10 чети, а въ дву потому жъ, сена по логомх и
по верхомъ и по дубравамъ 20 копенъ. Въ большомъ остроге въ Стрелецкой
слободе: 5) церковь великия Христовы мученицы Параскевы, нарицаемыя
Пятницы, да другая [78, с. 388]. 6) церковь Св. Василия Блаженного, древяна
клетцаки; строенье техъ церквей и въ церквах образы и свечи и книги и колокола
и всякое церковное строение поповское, а на монастыре дворъ поповъ Андреевъ
да 4 кельи, а въ нихъ живутъ нищие, питаются отъ церкви Божии; пашни
паханныя церковныя: добрыя земли, въ рядъ съ стрельцами, 2 чети да дикого поля
8 чети въ поле, а въ дву по тому-жъ; сена по логомъ и по верхомъ, въ рядъ съ
стрельцами, 20 копенъ, да въ рядъ съ приходскими жъ попами, за Мининою
удеревью, дикого поля 10 четей въ поле, а въ дву по тому жъ; сена по дикому
полю 20 копенъ. Въ Казачьей слободе: 7) Страстотернца Христова Георгия и 8)
Афанасия Александрийскаго, древяны клятцки; строенье техъ церквей и въ
церквах образы и свечи и книги и колокола и всякое церковное строенье
приходское; а у техъ церквей случатъ: у Егорья попъ Гаврило, а у Афанасия попъ
Дементий, а дворы ихъ у техъ церквей на погостахъ; пашни паханыя и перелогу и
диково поля техъ церквей, въ рядъ съ казаки, 20 чети въ поле, а въ дву потому жъ,
по 10 чети къ церкви; сена въ поле, а въ дву по тому жъ, по 10 чети къ церкви;
сена въ рядъ съ казаками жъ 40 копень, да съ приходскими жъ попами за рекою
62
Сосною за Мининою удеревью 20 чети, по 10 чети в поле, а въ дву по тому жъ;
сена по дубровамъ и по дикому полю и по логомъ и по верхомъ 40 копенъ [21]. Въ
Казачьей же Никольской слободе: 9) Церковь Николы Чудотворца да 10) Св.
мученников Флора и Лавра, деревяныя клетцки; строенье техъ церквей и въ
церквяхъ образы и свечи и книги и колокола и всякое церковное строенье
поповское; а служить у техъ церквей попъ Антонъ, дворъ его у техъ церквей на
погосте; пашни техъ церквей, въ рядъ съ казаками, паханыя добрыя цемли 2 чети,
да дикаго поля 3 чети въ поле, а въ дву по тому жъ; сена, съ казаками врядъ, по
логомъ 10 копенъ; да въ рядъ съ ямщиками пашни паханыя добрыя земли 3 чети,
да дикаго поля 4 чети въ поле, а въ дву по тому-жъ; сена по логомъ 14 копенъ, да
за рекою за Сосною отъ вершка Липовца къ Мининой удеревни и отъ Мининой
удеревни къ колодезю къ Ольшанцу и на подолъ по колодезю по Ольшанцу до
Кщеневой вопче съ приходскими попами дикаго поля на пашне 8 чети въ поле, а
въ дву по тому жъ; сена по дикому полю 16 копенъ [78, с. 389]. Въ Казачьихъ же
слободахъ Покровской и Успенской, что за рекою Ливною въ большом остроге,
было по две церкви въ каждой. Въ Покровской 11) церковь Покрова Пресвятыя
Богородицы да другая 12) мученика Христова Никиты, древяные клетцки;
строенье техъ церквей и въ церквахъ образы и свечи и книги и всякое церковное
строенье попа Степана, дворъ его у техъ церквей на погосте, да на погосте жъ 2
кельи пономарекия, да проскурицы отъ церкви жъ. Въ техъ же слободахъ 13)
церковь Успения Пресвятой Богородицы да 14) церковь Архангела Михаила
стоятъ безъ пения; строения техъ церквей и въ церквахъ образы и свечи и книги и
всякое церковное строение попа Афанасия; дворъ его у техъ церквей на погосте,
да на погосте жъ 2 келлии, а въ нихъ живутъ нищие, да питаются отъ церкви
Божией. Пашня паханыя техъ церквей Покрова Пресвятыя Богородицы и
мученика Христова Никиты, да Успения Пресвятыя Богородицы, да Архангела
Михаила въ рядъ съ казаками, Успенской же да Покровской слободы дву попамъ
10 чети да дикаго поля 10 чети въ поле, а въ дву по тому жъ, да съ приходскими
попами за рекою за Сосною за Мининою удеревьев 20 чети, по 10 чети въ поле, а
въ дву по тому жъ; сена по дикому полю и по лугомъ и по дубровамъ 40 копенъ.
63
Въ Беломестной казачьей слободе, что за р. Сосною противъ города Ливенъ,
церковь 15) Св. великомученника Дмитрия Солунскаго, древяна клетцки, а въ
церкви образы и свечи и книги и всякое церковное строенье попа Василья, а у той
церкви на погосте дворъ поповъ Васильевъ, да дворъ дьячковъ Лукьяновъ
Афанасьевъ, да дворъ пономаря Степана [78, с. 390]. Въ это время приходскихъ
жилихъ дворовъ кроме Разрядной Избы, кабацкаго и богаделеннаго дворовъ,
также
домовъ
священно-церковно-служительскихъ,
воеводскихъ,
детей
боярскихъ, разныхъ келлий, въ которыхъ жили пономари, просвирницы и нищие,
и келлий Сергиевскаго монастыря, считалось въ остроге, на посаде въ разныхъ
слободахъ 676, а съ Беломестною слободою, которая показывалась въ Красномъ
стану – 736 [78, с. 391].
Въ переписанной книге 1646 г. показаны въ городе Ливнахъ всего семь
церквей, но это тъ, на земляхъ которыхъ жили тяглые люди на оброке; именно
[42]: Никольская, что въ городе за попомъ Иваномъ жило 3 двора; Никольская,
что въ Казачьей и Ямской слободе, за попомъ Васильемъ 1 двор был бобыльский;
Покровская, что въ Казачьей слободе за попами Богданомъ 3 двора да Иваномъ 1
дворъ; Георгиевская, что на посаде въ Казачьей слободе за попом Иваномъ 5
дворовъ; Успенская за попомъ Иваномъ 3 двора; Пятницкая, что в стрелецкой и
Черкаской слободах, за попомъ Никитою 3 двора; Димитриевская, что въ
Беломестной слободе, за попомъ Иваномъ 5 дворовъ, въ которых считалось 25
человекъ [78, с. 392]. Точно так же и въ преписной книге 1678 г. упоминаются
только 6 церквей: Соборная Троицкая съ протопопомъ Иваномъ и попомъ
Никитою; Никольская; Димитриевская съ попомъ Григориемъ; Никольская что въ
Никольской слободе, съ попомъ Иваномъ; Успенская, что въ Заливенской
слободе, съ попомъ Стафаномъ, и Георгиевская съ попомъ Федоромъ. На земляхъ
этихъ церквей запустело 15 дворовъ, потому что одни изъ жильцовъ ихъ умерли
или взяты в пленъ, другие записаны въ стрельцы и казаки, а иные пропали безъ
вести.
Со времени построения города Ливенъ пустынный дотоле край началъ
заселяться займищами, починками, слободами, деревнями, погостами, сельцами и
64
селами; все эти поселения ютились подъ темъ или другимъ лесом, у какогонибудь рога, оврага, отвершка или крутаго верха и ржавца, при речке или
колодце, при озере или болоте [65]. Къ 1615 г. Ливенский уездъ успелъ уже
населиться настолько, что делился на 4 стана: Красный, Серболовъ, Затруцкий и
Мокрецкий, получившие свое название большею частию отъ лесовъ. Въ Красномъ
стану находились: одно село, одно сельцо, два погоста и 20 деревень. Село
Пятницкое, что была деревня Парахина, сверхъ Евланова кололодезя, подъ
Краснымъ лесомъ, а въ селе церковь Св. великомученицы Параскевы, нарицаемыя
Пятницы, деревяна клетцки, строенье той церкви и въ церкви образы и книги и
всякое церковное строенье приходское; въ селе дворъ поповъ Васильевъ, да на
погосте жъ живутъ нищие, питаются отъ церкви Божией; пашни паханыя да
перелогу да дикого поля 20 чети въ полъ, а въ дву по тому жъ; сена по дикому
полю и по логомъ и по верхомъ, врядъ съ помещики Парахинами, 40 копенъ подъ
Краснымъ лесомъ [78, с. 393]. По писцовымъ книгамъ 1626-1629 гг., при попе
Нефодье, значилось еще церковной «примерныя земли 15 чети в поле, а в дву по
тому же». «Сельцо (Пречистенское) на рогу под Сторожевым лесом на Кривецком
колодезе, а в нем церковь Пресвятыя Богородицы, древяна клетцки; та церковь и в
церкви образы и книги и всякое церковное строенье приходское, а на погосте двор
попов Федоров; пашни паханыя церковная земли 2 чети, да пашни перелогом 3
чети, да дикого поля 15 чети в поле, а в дву по тому же; сена по дикому полю 40
копен; лес Сторожевой общеспомещики». «Погость на реке Лесной Ливне, в
Долгой поляне, под Красным лесом, а на погосте церковь Николы Чудотворца да
придел Св. мучеников Флора и Лавра, древяна клетцки, от войны 1613 года стоит
не освящена; строенья та церквовь попа Назарья; на погосте двор вдовыя попадьи
Назарья Прасковьицы с детьми; пашни паханыя церковныя земли 2 чети, да
дикаго поля и дубравы пашенныя 18 чети, в поле, а в дву по тому же; сена в
Красном лесу полянка Гуляевская на р. Лесной Ливне 2 десятины, сена косять 40
копен». «Погост под Красным лесом, меж дву отвершков на речке Полевой
Ливне, а на погосте церковь во имя Страстотерпца Егорья; та церковь и в церкви
образы местные и Деисусы и книги и всякое церковное строенье попа Саввы [78,
65
с. 394]; на погосте дворы попа Саввы да пономаря Ивана; да на погосте же живут
нищие, питаются от церкви Божией; пашни паханыя церковныя добрыя земли 2
чети, да перелогу 3 чети, да дикаго поля 15 чети в поле, а в дву по тому же, а
писана та церковная земля и дорога в Серболов лес письма Михаилы Неелова да
подьячего Гордея Бабанова в 108 (1599/1600) году».
В Серболовом стану находились: 2 села, 2 погоста и 16 деревень. «Село
Егорьевское, под Богдановым лесом, верх Хмеленскова колодезя, на Верхней
Плоте; церковь Страстотерпца Христова Егория, древяна клетцки; строенье той
церкви и всякое церковное строенье все приходское; в селе дворы попов Ивана да
Иосифа да пономаря Прохора; пашни паханыя церковныя добрыя земли 5 чети, да
дикого поля 15 чети в поле, а в дву по тому же; сена – 60 копень; лес Богданов
обще с разными помещики» [80]. Село Пречистенское, под Большим Туровым
лесом, на Дайминове колодезе; «церковь Рождества Пресвятыя Богородицы,
древяна клетцки; строенье той церкви и всякое церковное строенье попа Ивана; в
селе дворы попа Ивана, просвирницы Офимьи, пономаря Карпа, да на погосте
живут нищие, питаются от церкви Божией, пашни паханыя церковныя добрыя
земли 2 чети да дикого поля 18 чети в поле, а в дву тому же; сенных покосов 60
копен, а по селитовной и по дровяной лес въезжать в Большой Туров лес».
«Погост над Серболовым лесом, сверх Половой воды с правой стороны, на
суходоле; церковь Преображение Спасово, древяна клетцки; строенье той церкви
и всякое церковное строенье Степана Мишина да детей его Семена да попа
Ивана; на погосте двор Степана Мишина с детьми, двор пономарев Сени
Филатова, да на погосте живут нищие, питаются от церкви Божией [78, с. 395];
пашни паханыя церковная добрыя земли 3 чети, перелогом 5 чети, да дикого поля
12 чети в поле, а в дву по тому же; сена 40 копен; лес Серболов обще с
помещики». «Погость под лесом Меньшим Туровцем, а на погосте церковь
Архангела Михаила, древяна клетцки; строенье той церкви и всякое церковное
строенье попа Филата (в 1626 г. - Иосифа); пашни паханыя 2 чети да дикого поля
18 чети; сена 60 копен; по селитовной лес вьезжать в Малый Туровец» [69].
66
В Затруцком стану: 1 село, 3 сельца и 26 деревень с починками. «Село
Богоявленское, на р. Фошне, на усть Плоского колодезя, под Середним лесом, а в
селе церковь Богоявления, древяна клетцки, стоить от войны не освящена;
строенье той церкви и всякое строенье в ней поповское, а на погосте двор попов
Иванов, пашни 1 четь, да дикого поля 19 чети в поле, а в дву по тому же, сена 60
копен; лес Середний обще с помещики». Сельцо Нижний Вязовик, что было
займище под лесом Большим Вязовиком, на речке Вязовике; церковь Св.
Чудотворца Николы. Строена на государевой земле, а в церкви всякое церковное
строенье поповское, а на погосте двор попов Григорьев да келья, а в ней живет
пономарь; пашни 2 чети, да дикаго поля 18 чети в поле, а в дву по тому же; сена
40 копень; лес Большой Вязовик обще с помещики». «Сельцо Архангельское, что
было займище под Дросковым лесом, на Брусовом Верху, а в сельце церковь
Архангела Михаила, древяна клетцки, стоить на государевой земле; строенье той
церкви и всякое церковное строенье попа Семена; на погосте дворы попа Семена
и пономаря Ивана [78, с. 396]; пашни четверть с осминою, да перелогу и дикого
поля, и дубравы 19 чети с осминою в поле, а в дву по тому же; сена 60 копень; лес
Большой Дросков со всеми помещики». «Сельцо Дмитровское, на р. Хвощне, под
Городецким лесом, а в сельце церковь Страстотерпца Христова Димитрия
Селунскаго; строенье той церкви поповское, стоит без пения от войны; на погосте
место дворовое поповское; пашни перелогом 2 чети, да дикого поля 18 чети в
поле, а в дву по тому же; сена 40 копен; лес Городецкий обще с помещики». В
1616 г. церковь «разорена от Литовских людей и от Татарская войны»; после чего
в писцовой книге 1626-1629 гг. обозначается только «место церковное».
В Мокрецком стану: село и сельцо и 12 деревень. «Село Введенское, под
Мокрецким лесом, в Долгой поляне, а в селе церковь Введения Пречистыя
Богородицы, древяна клетцки, стоит без пения от войны, строенье поповское; на
погосте дворь попов Жданов да келья, а в ней живет пономарь; пашни четверть да
дикого поля 19 чети в поле, а в дву по тому же; сена 60 копен; лес Мокрецкий
обще с помещики». «Сельцо Рождественское, под Плоским лесом на р. Тиму, а в
сельце церковь Рождества Христова, древяна клетцки, от Татарской войны стоит
67
без пения; строенье той церкви приходское; на погосте дворовыя места поповское 2 чети да дикого поля 18 чети в поле, а в дву по тому же; сена 40 копен;
лес Плоской обще с помещики [78, с. 397].
Таким образом, по приправочной 1615 г., в Ливенском уезде считалось
всего: 5 сел, 4 сельца, 4 погоста и 74 деревни [70]. В писцовых книгах 1626-1629
гг. значатся еще новыя поселения и церкви. Именно: в Красном стану возник
погост в деревне Здобной, на порожней поместной земле, в починке Степана
Лыково, «церковь Св. Георгия, древяна клетцки, строенье попа Оксена и
приходских людей». В Серболовом стану: сельцо Плоское, под Плоским
середним Кривецким лесом, у Гнилова озера, с местом церковным, что была
часовня во имя Иоанна Богослова, и с дворовым местом попа Лариона; погост на
поместной казачьей земле в деревне Гнеловодах, под Серболовым лесом, на
Гнилом озере, «церковь Преображение древяна клетцки. Стала в 1624 году,
строенье попа Лукьяна да приходских людей»; погост на государственной земле
под Серболовым лесом, на Кунацком колодезе, меж деревень Вышняго и
Нижняго кунача, «стал в 1618 году, а на погосте церковь Св. чудотворцев Козмы
и Дамиана, древяна клетцки, строенье вдоваго попа Антона», при церкви пашни
20 чети в трех полях, сена 40 копен, «а писана та земля к церкви по выписи
осадного головы Игнатья Киреевскаго в 1624 году.
В Затруцком стану: погост на поместной порозжей земле в Долгой Поляне,
под Большим Дросковым лесом, на лесном Дроскове колодезе, поверх Ениной и
Восютиной, «церковь Архистратига Михаила да придел Св. мученицы Параскевы,
нарицаемыя Пятницы, ставлена в 1626 году, строенье той церкви попа Лариона да
приходских людей». При всех этих построенных церквах имелось по 20 четей в
каждом из трех полей и сенных покосов по 40 копен [78, с. 398].
В 1646 г. число сел и приходов в Ливенском уезде возросло до 17-ти [10].
Это были села. В Красном стану – Никольское на Лесной Ливне, ПятницкоеПварахино и Егорьевское; в Серболовом стану; Спасское под Серболовым лесом,
Спасское-Гниловоды, Козмодамьянское на Кунацком колодезе, Егорьевское
вверхь Хмелеваго колодезя, Пречистенское под Большим Туровым лесом,
68
Архангельское и Никитское; в Затруцком стану: Никольское-Нижний Вязовик,
Богоявленское на р. Фошне. Дмитровское на р. Фошне, Архангельское под
Дросковым лесом и Луковец; в Мокрецком стану: Введенское и Рождественское.
В 1678 году в Ливенском уезде было три стана, так как Мокрецкий стан,
сильно опустошенный татарами, причислен был к Затруцкому; тем не менее к
этому времени число приходов увеличилось до 25-ти. Возникшие вновь приходы
следующие: в Красном стану - село Нижнее Егорьевское, в котором поп Сидор и
дьячек Максимка Еськов, да село Успенское с часовнею Успения Пресвятыя
Богородицы; в Серболовом стану: Богоявленское, в нем при церкви поп Григорий
и дьячек Степан Григорьев, да Никольское, что под Долгим лесом, с попом
Фомою [78, с. 399]; в Затруцком стану: Савино, на р. Тиме, с часовнею Архангела
Михаила, при которой поп Леонтий; Покровское на р. Сосне, «вновь поселено»;
Ивань с церковью Пречистыя Богородицы, при которой поп Мирон; Нижнее
Архангельское, при церкви поп Василий, и Ровнец с церковью Великомученика
Георгия, а у церкви поп Василий.
Почти
ежегодныя
вторжения
крымских
татар
сопровождались
опустошением и разорением церквей. Так, например, по переписным книгам
1626-1629 гг., в сельцах Пречистенском, Краснаго стана, Плоском, Серболова
стана и Дмитровском Затруцкаго стана, не было ни церквей, ни часовен, ни попов
«от войны». При некоторых церквах, как в селе Пречистенском, Серболова стана
и Введенском Мокрецкаго стана, было два попа; на погостах Егорьевском,
Краснаго стана, и Преображенском и Козмодамьянском, Серболова стана, при
настоящих попах были еще и вдовые, состоявшие «на трети пашни и сенных
покосов». Полные причты находились только при пяти церквах, именно в трех
селах - Парахине, Краснаго стана, Пречистенском и Егорьевском Серболова
стана, в одном сельце - Архангельском, Затруцкаго стана, да на погосте
Преображенском Серболова стана; затем при одной церкви служили поп и дьячек,
а в прочих попы с пономарями. Попы прочно сидели на своих погостах и
усерднее помещиков превращали дикое поле в «добрыя пашни, в чем им большую
69
услугу оказывали бобыли, любившие предпочтительно пред помещичьями
землями селиться на церковных землях [78, с. 400].
Вообще о состоятельности тогдашних попов свидетельствует тот факт,
занесенный в писцовыя книги, из 16 церквей Ливенскаго уезда четыре были
построены и снабжены утварью одними попами, шесть построены попами же, но
с помощью приходских людей, пять приходскими людьми и только одна церковь
была строенья помещичьего [78, с. 401].
Известно, что в 1678 г. из 25 церквей Ливенскаго уезды в шести церквах
сел: Пятницкаго – Парахина, Успенскаго, Спасскаго – Острова, Архангельскаго,
Богоявленскаго и Покровскаго – не было ни попов, ни дьячков и церкви «стояли
без пения»; при 13 церквах не было дьячков, и только при 5-ти церквах имелись
попы с дьячками; в селах Успенском и Савине были только часовни [54]. За
неимением дьячков должность их правили сыновья и внуки попов, становившиеся
впоследствии действительными дьячками и попами. Так в селе Никольском (на
Лесной Ливне) дьячками были внуки попа Андрея - «Сенька да Федька
Тимофеевы дети Андреева; в селе Богоявленском (Серболова стана) должность
дьячка исполнял сын попа Григория «Стенька Григорьев»; при церкви села
Дмитриевского на Хвошне дьячком состоял сын попа Клемена «Михайло
Клеменов». Иногда попы перемещались на другой приход, чтобы, еще при жизни,
предоставить свое место сыну; при этом между отцем и сыном случались
неприятности. Пречистенский Серболова стана поп Федор, переходя на приход «в
Чернавский город», вывел с собою и два двора бобылей, а заместитель его, сын
Роман, показывал при переписи, что отец его «неведомо по какому указу» вывел
трех бобылей. На церковных землях жили также и крестьяне. Приходы вообще
были скудны населением. При благочестии русских, где скоплялось несколько
десятков дворов, там появлялся уже и погост с церковью или часовнею [78, с.
402]. В Красном стане, гуще других населенном, при 557 дворах, с населением
1250 душ мужескаго пола, состояло 8 приходов, из которых в четырех были
церкви, а в прочих часовни; значить на приход, средним числом, приходилось
около 70 дворов. Понятно отсюда, как при малочисленности и бедности сельскаго
70
населения, постоянно тревожимаго неприятельскими нападениями, трудно было
построить
или
возобновить
разрушенную
церковь,
исходатайствовать
у
отдаленного епархиального начальства указ на ея освящение, приобрести
необходимую для нея утварь и поставить к ней попа. Но это же обстоятельство
между приходскими людьми и попами установляло и крепкую религиознонравственную связь. Если прихожане не в состоянии были построить церковь. К
ним приходил на помощь поп и устраивал ее на свой счет, а потом эту церковь
сдавала в аренду его вдова попадья новому попу или «миру», а прихожане
обогащали внутреннее достояние церкви своими «прикладами», т.е., образами,
книгами, ризами, колоколами и тд. Церкви, построенныя клетцки, имели вид
моленных домов и были так скудны утварью, что в некоторых из них иконостас
состоял из двух или трех икон. В Пятницкой церкви села Парахина, не
освященной «от разоренья крымскаго хана», но с попом и тремя дьячками,
имелись только два образа, а в Никольской церкви села Никольского третьим
образом была запрестольная икона Пречистыя Богородицы Одигитрии. В
Георгиевской церкви, с вторым престолом Св. Никиты, всех икон было пять с
запрестольными. Заслуживает особенного внимания Георгиевская церковь села
Новосильского, которая в 1684 г. строилась уже «с круглым алтарем» и для нея
имелось в готовности 6 икон [78, с. 403]. В часовнях стояло по одному и по два
образа, а в часовне сельца Покровского - три. В некоторых церквах и даже
часовнях находились иконы с серебряными окладами; в церкви Никольской «образ запрестольныя Одигитрии оклад серебряный с венцем, венец чеканной,
оклад басменной»; в Пятницкой образ Параскевы «оклад серебряной золоченной
басебной»; в Георгиевской образ Богородицы «на престоле обложен, венец и
гривна (ожерелье) серебряная»; в Георгиевской часовне, бывшей прежде
церковью, имелся напрестольный образ Богородицы в серебро-позлащенном
окладе. Вообще же в церквах и часовнях Краснаго стана имелись только
следующие образа: Спаса, Пресв. Богородицы Одигитрии, Успения, Казанская и
Владимирская, Деисусы, Св. Николая, Флора и Лавра, Параскевы, Георгия и
Илии. Напрестольные кресты показываются неокладные, следов, деревянные;
71
таковы же были и священные сосуды, но в Георгиевской церкви упоминаются
оловянные;
кандеи
медныя.
Священнические
ризы
(стихарь,
поручи
и
епитрахиль) везде были полотняныя и по одной паре; только в Никольской церкви
имелись две ризы, из которых одни были собственностью попа, а другия
составляли «приклад» приходских людей [49]. О колокольнях нигде не
упоминается; о числе же колоколов известно, что их было: при Никольской
церкви два, при Георгиевской три и Пятницкой четыре; при часовне Георгиевской
имелось два колокола, которые были спасены при разорении церкви в приход
Крымского хана. Такая же скудность была и в богослужебных книгах.
Напрестольные евангелия в некоторых церквях употреблялись письменныя; в
Пятницкой церкви употреблялось евангелие, которого «половина обгорела
кругом» [78, с. 404]; в Никольской же церкви было два евангелия: одно
напрестольное поповское, другое «толковое Польской печати - приклад
приходских людей». Из прочих богослужебных книг упоминаются: апостол,
часослов, псалтирь следованная и учебная, требники большой и меньший;
канунник, триодь цветная, минея общая с праздниками, октой, шестоднев, пролог
марта месяца, Николино житие и ермолой письменной. При часовне сельца
Пречистенского имелся только «служебник старый»; при Покровской часовне апостол и требник; при Архангельской - минея общая, псалтирь и часослов малый
«киевской печати». Относительно грамотности духовенства Красного стана
можно указать на тот факт, что из восьми попов этого стана шесть - Никольский
Егорий
Емельянов, Покровский
Мелентий, Пятницкий
Василий
Фомин,
Архангельский Роман Филиппов, Егорьевский Афанасий Дорофеев и села
Новосильского поп Савин к переписным книгам 1684 г. прикладывали свои руки
за помещиков детей боярских, своих духовных детей, и почерк письма их
(особенно Егория Емельянова и Романа Филиппова) настолько тверд и ясен, что
не уступал даже подъячим [37]. Где обучались кандидаты на дьячковство и
священство - неизвестно; но есть достаточное основание думать,что такою
школою для них служил Ливенский Сергиевский монастырь, который, еще в
начале 17 века, имел в городе свою лавку, очевидно книжную, и некоторых из
72
своих «детенышец», т.е. детей бобылей, живших при монастыре, как например
«Сеньку и Кирюшку Григорьевых Горностаевых», подготовил в грамоте
настолько, что они могли сделаться после подьячими в Ливенской съезжей избе; в
первой половине 17 века при Сергиевском монастыре уже находилась правильно
организованная школа для детей уездного духовенства [78, с. 406].
По «Разборной ведомости», составленной в 1749 г. управителями
Ливенского Духовного Правления, архимандритом Сергиевского монастыря
Алексием и градского Троицкого собора протопопом Алексием, по требованию
Крутицкой Духовной Консистории, в городе Ливнах значилось 9 церквей,
именно; 1) Соборная Троицкая, при ней приходских дворов 8, земли в каждом
поле по 25 десятин, сенных покосов на 25 копен; 2) Николая Чудотворца, что
внутри города монастырь, приходских дворов 58; 3) Сергия Чудотворца, что в
мужском монастыре, приходских дворов 46; 4) Николая Чудотворца, что в
Ямской и Казачьей слободах, приходских дворов 178, пашенной земли по 25
десятин
в
каждом
поле,
покосов
на
45
копен;
5)
Рождества
Богородицы,приходских дворов 62, земли по 20 десятин в каждом поле, покосов
на 20 копен; 6) Успения Богородицы, приходских дворов 40, земли по 20 десятин
в каждом поле, покосов на 25 копен; 8) Георгия Великомученика, приходских
дворов 95, пашенной земли по 25 десятин в поле, покосов на 25 копен; 9)
Димитрия Великомученника, приходских дворов 20, земли по 25 десятин в поле,
покосов на 40 копен [78, с. 421]. Всего при 9 приходских церквах г. Ливень
состояло священно-церковно-служителей: 1 протопоп, 12 попов, 12 диаконов, 12
дьячков, 10 пономарей и 3 сторожа; в частности, по два попа было только при
трех церквах - соборной, Никольской, что в девичьем монастыре, и Николаевской,
что в Ямской и Казачьей слободах. Приходских дворов при 9 церквах считалось
547. В ливенском уезде считалось 79 сел с приходскими церквами: именно - в
Мокрецком стану [62]: Введенское, Рождественское, Кобылий Колодезь,
Новоселидебное-Верховой Плоской Колодезь, Долгий Колодезь, Кудиново,
Гуровка, Разсоховец, Липово, Липовское, Красная Поляна, Старые Саваны; в
Затруцком стану: Большие Щигры, Стаканово, Альховатое, Никольское-
73
Куракино, Рождественское, Нетрубеж, Косоржа, Вышнее Далмино, Малый
Змеинец, Большой Змеинец. Богоявленское, Везовик, Знаменское, Колпенское,
Городецкое, Дровосечное, Гнилая Плота, Луковец, Георгиевское на Сучей Плоте,
Никольское - Алисово, Упалый Колодезь, Покровское - что на Липовце, Тапки,
Богородицкое - Каменка тож, Никольское, Везовое, Губкино, Верхососенье,
Ивань, Дубовик, Архангельское - вотчина Чудова монастыря, Енино, Дросково.
Трудки, Липовица, Ворово, Ровнец, Борисоглебское - Пеньшино, Речица; в
Красном стану: Покровскре, Покровское - Кривец, Архангельское - Становое,
Корытенка,
Красное,
Теляжье,
Здоровец,
Парахино,
Егорьевское-Лютое,
Фощевка, Золотухино, Разсошное, Успенское-что на реке Чернаве, ТроицкоеШатилово [78, с. 422], Чернава, Егорьевское-Любовша; в Серболовом стану:
Пажарово, Малиново, Никитское-Медвежье, Никитское-Плоское, Егорьевскоечто на Сосне, Преображенское-Быково, Преображенское, Остров, Жерино,
Волово, и Навестное. В селе Дроскове, при 301 приходском дворе, состояло три
причта; в шести наиболее людных селах: Нетрубеже (138 дворов), Липовице (166
дворов), Здоровце (200 дворов), Ворове (210 дворов), Введенском (250 дворов) и
Прудках (266 дворов) находилось по два причта, а в прочих по одному.
Малолюднейшими приходами были: Фощевка – 22 двора, БорисоглебскоеПеньшино - 21 двор, а в Знаменском и Никольском-Алисове было 15 дворов. Всех
же священно и церковно-служителей по «Разборной ведомости» 1749 г. в
Ливенском уезде состояло: попов 87, диаконов 36, дьячков 87, пономарей 87, а
приходских дворов 7737 [78, с. 423].
74
ГЛАВА 2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МОНАСТЫРЕЙ
ОРЛОВСКОГО КРАЯ
§1.1 Древнейшие монастыри Орловщины
Крещение Руси и христианизация северян и вятичей были главной
предпосылкой возникновения монастырей в Орловском крае. На Руси первые
монастыри возникают в первой половине XI в. По мнению Е.Е. Голубинского,
поддержанному Я.Н. Щаповым, к первой половине XIII в. монастыри бывали во
всех древнерусских городах [38]. Данные о конкретных обителях домонгольского
периода, показывают, что иноческие общины селились либо непосредственно в
городах, либо в их ближайших окрестностях.
Древнейшие города Орловского края это Брянск (1146), Елец (1146),
Карачев (1146), Кромы (1147), Мценск (1146 или 1147), Севск (1146), Трубчевск
(975), а также ныне не существующие Кордно, Болдыж, Домагощь, Спащ [1, с.
260-261].
К
числу
древнейших
монастырей
Орловско-Севской
епархии
историография традиционно относит Брянский Петропавловский (ПетровскоБогоявленский),
Брянский
Успенский
Свенский
(Свинский,
Успенский,
Новопечерский) и, возможно, Елецкий Троицкий Петропавловский [11].
Петропавловский монастырь был основан ок. 1275 г. сыном Брянского
князя Романа Михайловича, внуком св. князя Михаила Черниговского Олегом, в
крещении Леонтием, на горе, над р. Десной. Леонтий ещё при жизни отца оставил
княжеский двор, принял иночество под именем Василия и, по смерти, был
погребён в построенном им монастыре ок. 1280 г. В 1288 г. архимандрит
Петровского монастыря, неизвестный по имени, стоял во главе духовного
посольства, отправленного князем Романом Михайловичем в Киево-Печерскую
Лавру, для испрошения оттуда чудотворного образа Божией Матери, и, по
возвращении в Брянск, участвовал в основании Свенского Успенского монастыря
[78, с. 201].
75
Вторым после
Петропавловского
по
времени
основания
брянским
монастырём считается Свенский Успенский. Свенский монастырь был основан в
1288 г. в 3-4 км (разные издания называют разные цифры) к югу от Брянска, на
правом берегу р. Десны, против впадения в неё речки Свени. Основателем
обители был вел. кн. Черниговский Роман Михайлович. На месте будущего
монастыря князь чудесным образом прозрел от слепоты силой чудотворной
иконы Божией Матери, принесённой из Киева и ныне известной под именем
Свенской-Печерской. Легенда гласит, что кн. Роман, будучи в своей отчине, граде
Брянске, ослеп очами, и, услышав о чудесах и исцелении, происходящих от иконы
Божией Матери Печерской и от чудотворцев Антония и Феодосия Печерских,
послал в Киев своего гонца в Печерский монастырь с милостынями и с
прошением об отпуске той иконы к нему в Брянск, для испрошения от неё
исцеления. По пути ладьи, везущие образ, остановились в одном месте посреди
реки Десны. Остановившись на ночлег, наутро посланные не нашли образа
Богородицы, и, поискав, обрели его за рекой Десной, возле реки Свены, стоящий
на дубе между ветвями, о чём известили князя. Князь Роман собрал священников
и пошёл пешком встретить образ. Перед иконой он дал обет основать здесь храм и
обитель—и прозрел. Празднество иконе совершается 3 мая и 15 августа [78, с.
222].
На древность претендует Елецкий Троицкий Петропавловский монастырь
[26]. Исследователи приводят разные сведения. Г.М. Пясецкий указывает, что по
преданию обитель была основана в XII в. По другой, не менее легендарной
версии, изложенной в краеведческой литературе и периодике XIX - начале XX в.,
Елецкий Троицкий основан в XIV в. удельным елецким кн. Федором Ивановичем
после Куликовской битвы 1380 г. [81]. Задонский иеромонах Геронтий
(Кургановский) считал вероятным основание Елецкого Троицкого монастыря в
XIII или XIV в. [27, с. 14-15]. Митрополит Евгений (Болховитинов) отмечал, что
«о начале сего монастыря известий нет» [8, с. 115]. Современные историки
полагают, что достоверных сведений о древности елецкой обители нет.
76
На сегодняшний день особенности монастырей домонгольской эпохи
можно считать выясненными. Это небольшие обители, основывавшиеся князьями,
либо непосредственно в княжеских городах, либо близ таких городов. Монастыри
имели, как правило, преимущественно семейные функции. Здесь располагалась
княжеская усыпальница, находили иноческое уединение члены княжеской семьи.
В монастыре мог храниться княжеский архив, казна. Здесь могло быть обустроено
узилище для особо охраняемых пленников.
Начало формирования монастырской инфраструктуры на территории
будущей
Орловско-Севской
епархии
отражало
общерусские
тенденции.
Древнейший княжеский стол на Орловщине – Елецкий. Кн. Андрей Ростиславич
владетель Ельца упоминается под 1147 г. [82, с. 114]. Святослав Трубческий
известен с 1232 г. Брянское и Карачевское княжества были основаны в 1246 г. кн.
Романом и Мстиславом Михайловичами Черниговскими соответственно [82, с.
130]. То есть все древнейшие (или претендующие на древность) орловские
монастыри привязаны к княжеским центрам.
§2.2 Монастырская реформа св. Сергия Радонежского
и монастыри Орловщины XIV – XV вв.
Св. Сергий, создав свою обитель в радонежских лесах, изменил весь строй
иноческой жизни на Руси. Ученики Сергия разошлись по всей стране, вплоть до
Белого моря. Монастыри основывались теперь не в городах, а в местах
уединённых (что, впрочем, не исключало относительной близости городов).
Основывали обители не князья, но подвижники благочестия. Таким образом,
монашество освободилось от прямого влияния государства. Благодаря Св. Сергию
широко распространился общежительный устав. Обители превратились в
крепкие,
сплочённые
общей
праведной
жизнью
и
трудом,
нередко
многочисленные коллективы. Это ещё более укрепило русское монашество [12].
Какие же обители Орловско-Севской епархии были основаны в данный
период? Это Оптин Троицкий Болховский, Поликарпов Спасо-Преображенский
Брянский и Одрин Николаевский Карачевский.
77
Оптин Троицкий-Болховский монастырь по преданию основан в XV веке
бывшим предводителем шайки разбойников неким Оптом, обратившимся потом
ко Христу и основавшим также в Калужской губернии Оптину-Введенскую
пустынь. Обитель расположилась близ Болхова, к востоку от города на берегу р.
Нугри. Впрочем, как отмечают исследователи, это легенда. Подлинная история
монастыря неизвестна.
Поликарпов Спасо-Преорпженский монастырь был основан в 1494 г. по
обещанию кн. Даниила Афанасьевича Барятинского трудами преп. Поликарпа,
преставившегося в 1499 г., 23 февраля, в каковой день чтится его память. По
другим сведениям святой преставился в 7000, т.е. 1491/92 г., и по чудесам
известен в 1662 г. [80, с. 1269, 1371]. Мощи его почивают под спудом в Брянском
Спасском храме. Монастырь возник на Козьей степи, при реке Десне, против
Стрелецкой слободы.
Предание связывает основание Одрина Николаевского Карачевского
монастыря с обретением иконы св. Николая. По преданию, когда город Карачев и
его окрестности отошли от Литвы к России, на речке Одрине на сосне явилась
святая икона чудотворца Николая. Три родные брата, родом брянчане, нашли эту
икону и принесли её в город, когда в нём была смертоносная язва, и через три дня
язва прекратилась. В честь этого в Брянске под горою построена была деревянная
церковь. В скором времени эта церковь сгорела от молнии, тогда чудотворная
икона явилась на прежнем месте и была обретена теми же братьями. На месте
явления иконы они построили небольшую деревянную церковь. В ней стал
отправлять службу белый священник Симон, тут же образовался и монашеский
скит из двух келий.
Предание относит эти события к XV столетию. В то же время надёжные
данные о том, что семи с половиной километрах к северо-востоку от Карачева,
при речках Песочной и Одринке существовал монастырь относятся только к 1697
г. [50].
В итоге не удаётся обнаружить ни одного орловского монастыря, который
был бы достоверно основан в XIV или XV вв. Можно уверенно констатировать,
78
что Орловщина осталась в стороне от того монастырского движения, которое
было инициировано св. Сергием. Ученики Преподобного устремились к северу и
северо-востоку от Радонежа. Пути на юг никто не выбрал. Интересно, что при
всём воображении своём, сочинители благочестивых легенд не связывают
основание ни одной из орловских обителей с деятельностью учеников Сергия
Радонежского.
Причины здесь, скорее объективные. Пограничное положение края,
близость Литвы и степи с татарскими кочевьями не способствовали монашескому
уединению. Впрочем, не исключено, что в преданиях об основании орловских
монастырей есть и рациональное зерно. Брянск, Карачев, Болхов это лесные
уезды, сюда монахи, ищущие благостной тишины для молитвы и труда и могли
устремиться задолго до установленя относительного мира на южной границе
Русского государства.
§2.3 Колонизация южной окраины Русского государства
и монастыри Орловщины XVI – XVII вв.
Во второй половине XIV столетия Орда вступила в полосу кризиса и
распада. В 1480 г. пало ордынское иго, а к началу XVI столетия держава,
основанная когда-то Батыем, исчезла с политической карты. Но остались её
наследники,
татарские
ханства.
Экономика
их,
основанная
на
кочевом
скотоводстве, не стабильно функционировать без работорговли. Пленники
захватывались повсеместно, а затем продавались по всему Востоку. Одним из
объектов татарских набегов осталось Русское государство.
Орловщина, расположенная к югу от Москвы, была объектом набегов
крымских татар. Наиболее удобным временем для вторжений были зима и лето,
когда все дороги становились проходимыми. В качестве путей обычно
использовались водоразделы, чтобы свести к минимуму форсирование рек. К XVI
столетию лето становится единственным временем татарских вторжений. В
условиях постепенного повышения боеспособности русской армии зимние снега,
по всей видимости, стали фактором, фатально снижавшим маневренность
79
татарской
конницы.
Подвижность
была
главным
оружием
татарина,
легковооруженного, прибывшего в Россию за добычей, а не для столкновения с
противником [39].
Навязать
татарам
бой
было
сложно,
поэтому
русские
воеводы
сосредотачивали своё внимание на другом: мешали противнику захватывать
пленных. Использовались три метода. Во-первых, от татар изолировался район к
северу от Оки. Закрыв все переправы, русские полки не допускали прорыва татар
в относительно густонаселённые уезды. Во-вторых, на шляхах, татарских дорогах
строились крепости. Крепость, с одной стороны, могла остановить или задержать
захватчиков, а, с другой стороны, служила убежищем для местного населения. Втретьих,
создавались
подвижные
отряды
дворянской
кавалерии,
чтобы
преследовать татар, не давать им грабить, отбивать пленных. Любая задержка, у
стен города, на лесной дороге, перекрытой засекой, на переправе, грозила
татарину материальным и моральным ущербом.
Лесные города Орловщины, Брянск, Карачев, Севск, Трубчевск оставались в
стороне от татарских набегов. Опасности подвергалась в первую очередь степная
и лесостепная части будущей губернии. Здесь в XVI столетии вырастают Орёл,
Болхов, Кромы, Ливны. Под стенами городов начинает концентрироваться
сельскохозяйственное и торгово-ремесленное население. По мере того как татары
вытесняются всё дальше к югу растёт население степной окраины, укрепляются
города Орловской земли.
Какие же монастыри появились на территории будущей Орловско-Севской
епархии в XVI столетии? Болховский Рождественский монастырь, Севская
Площанская Богородицкая пустынь, Карачевская Тихонова Воскресенская
пустынь,
Мценский
Петропавловский,
Трубческий
Чолнский
Спасо-
Преображенский, Ливенский Сергиев монастыри и, возможно, Трубчевский
Спасо-Преображенский девичий и Орловский Успенский мужской. Всего 8
монастрей [72].
Рождественский монастырь находился внутри Болхова, при церкви
Рождества Христова, от которой и получил своё название. Считают, что он был
80
создан одновременно с основанием города Болхова. Впрочем, бесспорные
исторические сведения об обители относятся только к XVIII в. [41, с. 1359].
Площанская Богородицкая мужская пустынь располагалась примерное в 5859 км северу от Севска, при ручье Березине. Под названием Никольского
монастыря она существовала ещё до литовского разорения. У источника,
звавшегося Площанский колодезь, жили в горе, в землянке, три монаха, из коих
один иеромонах Прокопий. С этих монахов пошла Площанская пустынь.
Тихонова Воскресенская мужская пустынь располагалась в Карачеве за р.
Снежетью. Основана иеромонахом Тихоном (почил в 1609 году), память которого
чтится местными жителями 16 июня. В XVII-XVIII вв. в этот день у стен обители
собиралась ярмарка. Преподобный Тихон был похоронен в основанной им
обители, и над гробницей его в склепе был устроен придел во имя Св. Тихона
Анафусийского чудотворца. В 1585 г. пустынью управлял игумен Захарий. Под
монастырём была мельница, которую сожгли литовцы [80, с. 740, 808].
Петропавловский или Петровский мужской монастырь располагался
непосредственно в городе. Недостаток места привёл к переводу в 1694 г. обители
за город в место, которое впоследствии стало называться Подмонастырской
слободой [78, с. 202].
Челнский,
Чемский
или
Чонский
Новопечерский
Спасский-
Преображенский мужской монастырь располагался в 8,5 км к юго-западу от
Трубчевска, на правом берегу реки Десны. Основан в XVI в. одним из князей
Трубчевских. Когда Трубчевское княжество было присоединено к России, многие
из иноков, не желая остаться в её подданстве, основали в Литве, в Чернговском
уезде Максаковский Преображенский монастырь. В монастыре находилась
чудотворная икона Челнская Божией Матери, по преданию, явившаяся в челне на
р. Десне, против монастыря. Само основание обители связано с явлением этой
иконы. Один благочестивый пастух пас своё стадо на берегу реки Десны и
заметил, что по реке против течения плывёт с каким-то древом лодка, никем не
управляемая. Лодка остановилась в лозовых кустах, и пастух увидел в челне
икону. Взятая в дом пастуха, а затем в храм, икона возвращалась каждый раз на
81
исходное место. Весть о чудном явлении иконы дошла до тяжко больного князя
Александра Трубецкого [73]. Когда его привели к иконе, он помолившись,
исцелился. На месте явления иконы тогда же соорудили часовню, а потом создали
церковь и при ней монастырь.
По местному преданию Сергиевский мужской монастырь первоначально
был основан не в самом городе Ливнах, но версты за четыре (чуть более 4 км –
Р.Б.) от города — вверх по р. Сосне, на другой стороне этой реки, выше Ламской
и Георгиевской слобод, на горе, называемой Удерев, а в город Ливны перенесён
он от набегов неприятельских, хотя и неизвестно, когда. Первое же
документальное известие о существовании на Ливнах Сергиевского монастыря
относится к 1592 г. [87].
В 1676 г. «города Орла Богоявленскаго монастыря строитель черной поп
Евфимий с братиею» просили патриарха Иоакима о построении на старом
монастырском погосте новой деревянной церкви Успения Пресвятой Богородицы
для крестьян, по причине разлития реки Оки. На основании этой челобитной
некоторые исследователи предполагают, что в Орле, на Каменном верху, при
«Взвозной дороге», ещё до литовского разорения находился мужской монастырь
(вероятно Успенский), имевший своих крестьян и землю. Предположение это,
конечно, не лишено основания, но монастырями в России XVI столетия часто
называли обычные приходские храмы, где настоятелем был иеромонах.
Монастырь же, в современном смысле этого слова, это всё-таки община.
В 1789 г. в рапорте Орловского Духовного Правления в Духовную
Консисторию говорится, что «Орловский Успенский монастырь до Литовскаго
разорения надежно был на том же самом месте, где и ныне стоит, а по разорении
Литовском построен был в г. Орле, где Богоявленская каменная церковь, и
назывался Богоявленским».
В начале XVII столетия Россия пережила серьезный внутриполитический
кризис, названный современниками Смутным временем. В той или иной мере
пострадала вся страна, но южная её часть была разорена сильнее всего, так как
попала в полосу активных боевых действий. Самозванец, Болотников, Тушинский
82
Вор все они прошли чрез территорию Орловщины. Здесь орудовал со своими
людьми неуловимый Лисовский.
Сожжен был Орёл. Пострадали от войны и монастыри. Разорены были
Оптин Троицкий и Рождественский женский Болховские, Спасо-Преображенский
Трубчевский девичий монастыри, Севская Площанская, Тихонова Воскресенская
Карачевская пустыни. В Карачеве литовцы сожгли в 1615 г. женский монастырь в
Пушкарской слободе, при церкви Св. великомученика Дмитрия Солунского.
В XVII столетии ситуация на южной границе кардинально меняется.
Строительство
Белгородской
засечной черты превратило
Орловщину из
передовой в тыл борьбы с татарами. Вражеские нашествия постепенно
забываются, в уездах Орловской земли наступает мир. Усиливается приток
населения, а вместе с этим продолжается формирование монастырской
инфраструктуры [88].
Именно к XVII столетию относятся сведения о строительстве или первом
упоминании большинства монастырей будущей Орловско-Севской епархии.
Успенский Богоявленский мужской вырос из Богоявленской церкви.
Богоявленская церковь была наделена пашенной землёй. По преданию поп Борис,
владевший этой землёй, впоследствии принял монашеский постриг с именем
Боголепа и, может быть, сделался первым строителем Богоявленского монастыря.
Первое известие о существовании в городе Орле Богоявленского монастыря
встречается под 1670 г., когда «мая в 15 день, по государеву … указу воевода
Авдей Михайлович Лыков дал Орла града Богоявленскаго монастыря белому
попу Тимофею под гумно порозжее место за рекою за Орлом, по ту сторону
старова валу, сбочь гумна монастырскаго крестьянина Азара Васильева по
большую проезжую Болховскую дорогу, а длины того порозжева места 30 саж., а
поперек тож, и на то порозжее место с книг ему, попу Тимофею, выпись дана за
рукою и за печатью воеводы Авдея Михайловича Лыкова» [780, с. 275].
Богоявленский монастырь управлялся строителями, а потом игуменами. В
1686
г.
строитель
Евфимий
Преосвященным
Никитою,
архиепископом
Коломенским и Каширским, посвящён в игумена Орловского Богоявленского
83
монастыря, и тогда же поручено было ему наблюдение как за построением
Орловского Введенского девичьего монастыря, так и за самым образом жизни
монахинь до устроения жизни в женском монастыре. Просьба Евфимия о
построении церкви Успения на Каменном верху была остановлена из-за
ходатайства орловцев о построении города на этом месте.
На построение города на Каменном верху (Ямская гора) в 1670 году была
выдана царская грамота. Когда же город остался на прежнем месте, тогда игумену
Евфимию удалось добиться разрешения на перемещение на Каменный верх
Богоявленского
монастыря.
Здесь,
по
благословению
Коломенского
и
Каширского архиепископа Никиты игумен Евфимий последовательно построил:
каменную церковь Успения Пресвятой Богородицы в 1688 г., такую же церковь на
святых воротах, во имя Первоверховных Апостолов Петра и Павла, в 1693 г., и
каменную придельную церковь во имя Рождества Иоанна Предтечи. Кроме этого
игумен Евфимий построил каменную часовню для отпевания панихид и обнёс
монастырь толстой и высокой каменной оградой. За такие заслуги в пользу
монастыря игумен Евфимий был возведён в сан архимандрита [14].
Введенский женский монастырь в городе Орле, за рекой Окой, на выезде.
Основан в первой четверти XVII в. и находился первоначально в самом городе, на
левом берегу р. Орлика, но после пожара в 1843 г., истребившего церкви,
колокольню и келии, перенесён за город [78, с. 112].
В 1677 году, по челобитной, Преосвященный архиепископ Никита подал
благословенную грамоту Богоявленскому игумену Евфимию о строительстве
женского монастыря. Обитель была основана в 1686 г., по прошению граждан г.
Орла и местных стариц, Киликии и Елисаветы с сёстрами. Первой игуменьей
монастыря была Евдокия, а священником —Артемий [80, с. 670, 772].
Под монашескую общину был отведён Афанасьевский погост. По
измерении, под Афанасьевским погостом оказалось земли: «от Болховской дороги
к двору Орловскаго отставнаго стрельца Ивана Радина до переулка 39 сажен,
поперек сверху вниз к Орлу реке по обоим концам по 19 сажен». В 1693 г.
монастырская усадьба была расширена: усадебной земли значилось «длины от
84
Болховской дороги ко двору Орловскаго отставнаго стрельца Ивана Радина до
проулка 39 сажен, а поперек от Введенскаго монастыря вниз к Орлу реке по
обоим концам 19 сажен, а в другую свышнюю сторону — длины от Болховской
дороги до переулка, что от Орла реки от мосту 89 сажен, а поперек от того
Введенскаго монастыря от прежняго их владенья на гору к курганьем по 30 сажен
по обоим концам, и всего по мере будет того Введенскаго монастыря … в двух
сторонах от церкви по 40 сажен, а в третью сторону к Болховской дороге 13
сажен, а в четвертую сторону 40 сажен». Впоследствии игуменье Евдокии удалось
расширить монастырскую усадьбу частью вследствие ходатайства перед
правительством, а частью в силу дарственных записей, так что, кроме места под
кельи, монастырь имел ещё два огорода для сажания капусты: один в длину 26
саж. и в ширину 18 саж., а другой в длину 41 саж. и в ширину 7 саж. В первое
время монастырь имел один выход в проулок (Введенская улица), с прочих же
сторон он был окружён дворовыми местами Ивана Радина, Луки и Гаврилы
Телегиных, пушкаря Петра Котельникова и лавками подьячего Семёна Иевлева и
Мартина Коченова, которые заграждали монастырю выход на Болховскую улицу;
но в 1694 г. Семён Иевлев отписал пять своих лавок, «для поминовения родителей
своих игуменье с сестрами на милостыню» [4].
Ливенский Николаевский женский монастырь, находился внутри города,
вблизи Сергиевского монастыря, на левой его стороне, к востоку, по главному
приделу церкви, построенному во имя Николая Чудотворца. Известно, что он
существовал уже в 1647 году и имел 10 келий, которые сгорели. В 1678 г.
упоминается строительница монастыря Марфа [6, с. 571, 580].
Троицкий Кромской мужской монастырь, основан около 1629 г. игуменом
Елисеем; в 1662 г. приписан к Чудову, а в 1666 г. к Белевскому Спасскому
монастырю.
Радогожская Спасская (Спасорадогожская) мужская пустынь располагалась
примерно в 29 км. к западу от Дмитровска и 48 км от Севска, при речке Нерусе.
Сведений о времени основания обители не сохранилось, но в XVII в. она уже
существовала. О существовании её в период патриаршего епархиального
85
управления впервые встречается известие в 1678 году, когда за нею не было
крестьянских и бобыльских никаких дворов [15].
Троицкий Севский женский в городе Севске монастырь был основан в
первой половине XVII в. Основание обители положили инокини Путивльского
Духова монастыря. Они пришли в Севск с Молчанской чудотворной иконой
Божией Матери. Монастырь этот находился в “большом городе”, который был
обнесён дубовыми стенами, крытыми тёсом, с дубовыми башнями, большей
частью восьмиугольными, с крепостным валом, возвышавшимся до 20 сажен, и
примыкал
к
городской
Пречистенской
башне
с
проезжими
воротами,
выводившими на большую Путивльскую дорогу.
Первое достоверное известие Троицком монастыре относится к 1679 г. В
этом году игуменией здесь была Евдокия Акиндинова, которая с дозволения
патриарха Иоакима, для всегдашнего отправления божественных служб в
монастыре, пригласила из Архангельской церкви Иоанна Меньшого, Данилова
сына Коробова. Здесь на одном колоколе есть подпись, что он лит в 20 сентября
7192, т.е 1683 г., в Москве, на пушечном дворе [65, с. 72, 73].
В монастыре была церковь и деревянные кельи. Монастырь был обнесён
ольховым частоколом. В 1694 г. возле святых ворот был выкопан колодец
глубиной 10 сажен. На месте святых ворот выстроена колокольня ( с колоколами
весом 50, 30, 20 и 10 пудов) [80, с. 73, 74].
В описи города Севска, составленной в 1698 г., говорится: “Троицкий
девичий” монастырь, с церковью и деревянными кельями, обнесён ольховым
частоколом; подле святых ворот выкопан колодец глубиною в 10 сажен, на месте
святых ворот была выстроена колокольня, в которой имелось 4 колокола.
Молченская икона Божией Матери явилась в 1405 году на огромном
пустынном болоте Молчь, в 20-ти км от города Путивля, в лесных дачах
Софрониевой пустыни, в которой она и находилась в первое время. По разорении
Софрониевой пустыни в эпоху самозванцев, игумен её Пафнутий перешёл с
братией в Путивль в новопостроенный монастырь и перенёс туда чудотворную
икону. Во время одного большого пожара в Путивле икона утратилась, и
86
монастырская братия не имела о ней никаких сведений пока икона вновь не
явилась в Севске [43].
Борщевая Николаевская Севская мужская пустынь находилась в 72,5 км к
северу от Севска, при ручье Гобене. Обитель уже уществовала в 1653 г., когда ею
управлял строитель Иаков. Монастырю помогали вкладчики и наймом
Комарицкие и Брянского и Трубчевского уездов - косили сено на оброчных и
пашенных лугах по 150 возов сами. На 1678 г. посеяно было 8 четвертей; налицо
молоченного всякого разного хлеба: ржи 10 четвертей, яровой пшеницы 4
четверти, овса 6 четвертей, ячменя 2 четверти, конопли 2 четверти, проса 1
четверть. Монастырь имел мельницу «с двумя поставами и с толчеёю с
наливными колесы и с рыбною ловлею на оброке» (оброк платят с мельницы и
рыбной ловли 15 алтын в год); с двух сенокосных оброчных лугов и с пашенной
земли платят оброку по 41 алтыну в год. На той же речке у мельницы у
комарицкого жителя деревни Бобрика Максима Щепкина, относящегося
кмонастырю, молоченного хлеба: ржи 3 четверти, овса 6 четвертей, проса 1
четверть, конопли 2 четверти, пшеницы 4 четверти, ячменя 2 четверти, гороху 1
четверть. На конюшенном и скотном дворе 17 лошадей, 14 коров, 8 телят, 7
жеребят годовых, 2 быка, 30 овец, 15 ягнят, 5 коз, 3 козлёнка, 2 свиньи [80, с. 639,
761].
Спасский Преображенский Севский мужской в километре к северо-востоку
от Севска, на левом берегу р. Севы был основан в 1618 г. архимандритом СпасоПреображенского Новгород-Северского монастыря Корнилием, переселившимся
сюда со всем монастырским имуществом по уступлении Новгород-Северска
Россией Польше [5].
Корнилий привёз всё монастырское хозяйство, в том числе образа, книги,
ризы, колокола. На новом месте в 1631 г., по благословению патриарха Филарета
были устроены вновь церковь и богомолье, и монастырь, как и прежний,
наименовал Преображенским. Тогда же подле монастыря начала селиться
слободка из пришлых бобылей. В 1646 г. здесь настоятельствовал архимандрит
Маркелл, и возле монастыря жило пятью дворами 5 бобылей. Из последующих
87
здесь архимандритов упоминается Иосиф, производивший в 1698 г., по указу
патриарха Адриана следствие в Карачевском Одрине Николаевском монастыре. В
это время монастырю принадлежали вотчины: в селе Лукинске, в 20 км от Севска;
в слободе Демьяновке, которая в 1711 г. показывалась уже селом с церковью св.
Иоанна Богослова, примерно в 40 км от города; в слободке Семёновке, в 8,5 км от
Севска; в этих вотчинах за монастырём числилось 29 крестьянских и бобыльских
дворов, в том числе 7 дворов в Новоспасской подмонастырской слободке. За
Спасо-Преображенским монастырём числилось 3 мельницы: на реке Севи (на
трёх поставах) и ниже деревни Княгининой (о двух поставах), третья в слободке
Демьяновке (об одном поставе). В монастыре находилось 2 деревянные церкви:
соборная во имя Преображения Господня и другая во имя св. Пророка Илии.
Монастырскую братию составляли: архимандрит Игнатий, 40 лет; иеромонахи Иов, 50 лет и Сергий, 40 лет; иеродиаконы - Серафим и Иннокентий, 5 клирошан
и 14 рядовых монахов. На конюшенном и скотном дворах было имущества: 4
лошади, 7 коров, 5 овец.
Столбовский Николаевский Севский мужской монастырь располагался в 35
км к северо-западу от Дмитровска, при ручье Ибуше. В 1665 г. им управлял
строитель Акиндин. Предание гласит, что на дубовом столбе в 1626 г. (в
Глодневском стане) была обретена икона Николая Чудотворца. На этом святом
месте построили церковь деревянную, а затем и каменную в честь Николая
Чудотворца, и потом возник монастырь. Монастырь не имел ни работных людей,
ни денежного и хлебного жалованья. В 7186 (1677/78) году у него было 12
крестьянских и бобыльских дворов.
Вознесенский
Предтечев
Песоцкий
Брянский
женский
монастырь
существовал в городе Брянске за рекой Десной. Он первоначально был мужским и
существовал в XVII веке под именем Предтечевой пустыни и, по всей видимости,
в 1682 г. состоял приписным к Свенскому монастырю [44].
Воскресенский Брянский женский монастырь в городе Брянске близ
соборной Покровской церкви уже существовал в первой половине XVII века.
Известен с 1626 г. В нём была тогда церковь Воскресения Христова с приделом
88
Рождества Христова, а также церковь Вознесения Христова. У тех церквей было
пашни 8 четвертей в поле на посаде в Княжом клину, двор белого попа
Никифора—огород и сад [80, с. 711, 812]. В 1638 г. здесь была игумения Марфа
Мачехина, при которой монастырь находился в стеснённом положении, так что не
мог принять к себе назначенных сюда инокинь Покровского Ладинского
монастыря. В 1646 г. патриарх Иосиф приказал игумену Чолнского монастыря
Ионе совершать десятинные денежные и хлебные доходы от города Трубчевска и
его уезда в Брянский Вознесенский Девичий монастырь. В это время игуменьей
монастыря была Александра Рожодановская, а келиостроительницей Пелагея
Уварова.
Белобережская Николаевская Брянская мужская пустынь в 16 км к востоку
от Брянска, на урочище, называемом Белые Берега, при р. Снежети. Основана
около 1661 г. священником Симеоном, который принёс сюда икону Божией
Матери Троеручицы, явившуюся в 1661 г. 28 июня, в каковой день и совершается
ей празднество.
Пятницкий-Спасский Брянский мужской монастырь в 90 км к северо-западу
от Брянска, при речке Габье. Несомненно существовал в XVII веке, так как он в
1700 г. имел во владении 18 дворов крестьян [39, с. 877, 1573]. В 1626-1629 гг. в
монастыре была деревянная церковь Спаса Нерукотворного и деревянная церковь
мученицы Параскевы Пятницы. Напротив церкви деревянная колокольня, в ней 4
клепала. Келья с игуменом Макарием, кельи братские для келаря и двух старцев.
Погреб, поварня, ограда вокруг монастыря. Были пашни и луга (деревня Дорохов
Конец). За монастырём были описан места дворов конюшенного, житного,
бобыльские. Пашни монастырские 25 четвертей и крестьянской земли 10 десятин.
Сена по р. Гобье 50 копен. Лес вдоль реки чёрный. Пашни возле деревни
Килаевой 8 четвертей с осьминой и леса 14 четв. в поле, сена по р. Тущей 15
копен. Пустошь Коклюшкина на р. Тущей пашни лесом поросло земли 6 четв.
Сена 35 копен, лесу 10 дес. Около озера Мошлянского сена 20 коп. Всего за
монастырём 2 пустоши, земли 78 четв с осьминой и сена 120 копен [39, с. 888,
1574].
89
Мценский
Вознесенский
девичий
монастырь.
В
городе
Мценске
существовал и девичий монастырь, находившийся на левом берегу речки Мецны,
близ впадения её в Зушу, при двухэтажной каменной церкви; по главному
престолу этой церкви монастырь назывался Вознесенским, а в другом ярусе этой
церкви были два престола—главный во имя Архистратига Михаила и придельный
Иоанна Предтечи. Время возникновения Вознесенского монастыря, как и
Петропавловского, неизвестно. Из дел Орловского Введенского монастыря видно,
что Мценский Вознесенский монастырь существовал уже в XVII веке [16].
В
первой
половине
столетия
в
монастыре
последовательно
настоятельствовали: Феврония, Павла Беклемишева и Анна (Анфиса) Евтихиева
Усова. Игумения Анна построила в монастыре каменную колокольню. В то время
во Мценском Вознесенском монастыре находилось 24 старицы и 12 послушниц.
Игумения Анна Усова, взявшаяся построить вокруг Петропавловского монастыря
каменную ограду, построила только три стены и отказалась от довершения
начатого ею дела.
Знаменский Богородицкий Красногорский Елецкий на Каменной горе,
женский монастырь существовал уже в XVII веке и в 1688 г. им управляла
игумения Иулита. В 1677 г. игумении Иулите в пользование отошла Сазыкина
поляна с пустошами с пашней 20 четвертей в поле.
Преемницей Иулиты была игумения Капитолина. При ней Елецкий девичий
монастырь приобрёл ещё две вотчины. В 7201 (1692/93) г. дано монастырю
царское жалованье на монастырское строение и на пропитание, на реке Сосне
мост под городом Ельцом и перевоз на реке Дон. Игумения Иулита благодаря
пожертвованиям местных жителей построила в своей обители другую церковь во
имя Св. Николая и украсила её образами и прочей утварью. За монастырём она
устроила скотный двор и завела своё хозяйство. При ней число монахинь
значительно увеличилось: в монастыре имелось уже 12 келий. К 1693 г. в
монастыре было 2 церкви: Рождества Богородицы и Николая Угодника [22].
В 1640-х гг. в городе Трубчевске устроился девичий монастырь, вместо
существовавшего здесь исстари Спасского Преображенского, который сожжён
90
был гетманом Жолкевским при взятии и разорении города. Строительницей
нового девичьего монастыря была игуменья Марфа, пришедшая в Трубчевск в
1645 г. из неизвестных мест вместе с сыном своим Иваном. При содействии
игумена Ионы и гостей Андрея Исакова и Ивана Буйкина, приступила к
построению церкви во имя Преображения Господня. В это же время игуменья
Марфа отправила своего сына Ивана в Москву, где он был посвящён в
монастырского священника. В 1649 г. деревянная церковь была отстроена и при
ней пострижено 34 монахини. Сын той же игуменьи Марфы, священник Иоанн, с
позволения царя и по благословению патриарха, построил другую «брусяную»
деревянную церковь во имя Смоленской Божией Матери Одигитрии. Как и
предыдущая, эта церковь была богато украшена, так как она строилась на
пожертвования царя Алексея Михайловича, стольника Никифора Нащокина и
гостя Исакова (в том числе, дорогую бархатную ризу, 6 колоколов). Исаков
пристроил к келье старицы Евфимии за свой счёт две келии. Священник Иоанн
обнёс монастырь брусяной оградой, со святыми воротами и снабдил монастырь
богатой библиотекой. Он также за 200 рублей приобрёл от казны мельницу на
речке Поросце выше села Усоха и, затратив ещё 300 рублей на устройство
плотины и на разные мельничные принадлежности, утвердил её за священниками
Преображенской церкви, которые к ней будут определяемы после него. В 1660 г.
кн. Алексей Никитич Трубецкой, получив от царя Алексея Михайловича город
Трубчевск в вотчину, взял у Спасского Преображенского девичьего монастыря
священника Ивана мельницу и землю для поселения стрельцов, за что условился
священнику Ивану давать ежегодно два сукна на платье и столько хлеба, сколько
нужно для него и для монастыря, и, сверх того, четвёртую часть дохода от
мельницы. По смерти князя А.Н. Трубецкого, в 1662 г., город Трубчевск поступил
опять в ведение Большого Дворца. Поэтому священнику Иоанну вернули
мельницу, и он взял её на оброк за 6 р., 10 алтын. В 1670 г. вместо церковной
земли, предоставленной стрельцам в жалование, было велено сложить оброк с
попа Ивана и владеть ему той мельницей и имеющими быть после него
священниками. Но Спасо-Преображенский девичий монастырь существовал всего
91
45 лет. Даже во время своего существования он испытал неоднократное разорение
[23]. Едва монастырь устроился, как Чолнский игумен Иона, задумав перенести
сюда свой монастырь в 1649 г., выгнал строительницу игуменью Марфу, на что
она с сёстрами пожаловалась царю, который повелел быть Чолнскому монастырю
на старом месте. В 1662 г., во время осады города Трубчевска поляками и
крымскими татарами, Спасо-Преображенский монастырь, находившийся вне
крепости, был разрушен и, по обстоятельствам военного времени, не мог быть
скоро восстановлен. В следующем году, 13 августа, на Трубчевск нападал сам
польский король. Поляки и крымские татары ещё не раз опустошали уезд, так что
жители его, укрываясь за стенами города, годами не обрабатывали свои поля,
отчего терпели большую нужду в пропитании. Благодаря хлопотам священника
Иоанна, разорённая обитель была наконец восстановлена и за её причтом, в 1674
г., снова утверждена прежняя мельница. В 1690 г. священник Иоанн (Иванов) был
переведён в Москву. В том же году состоялось закрытие Спасо-Преображенского
девичьего монастыря с перемещением монахинь в Ильинский монастырь.
Основателем
Трубчевского
Ильинского
девичьего
монастыря
был
священник Спасо-Преображенского девичьего монастыря Иоанн. В 1675 г., по
благословительной грамоте патриарха Иоакима, священник Иоанн в Жучиной
слободе, на месте, где до разорения Трубчевска гетманом Жолкевским была
церковь Св. Николая, построил церковь во имя Св. пророка Илии и при ней
основал монастырь с кельями, оградой и святыми воротами. Размеры монастыря
24 на 26 сажен. В монастыре были в кельях старицы: Фетинья Михайлова,
Евфимия Иванова, Агафия Максимова, Дорофея Иванова, Елисавета Иванова,
Магдалина Иванова. Сверх всех расходов по устройству церкви и монастыря,
священник Иоанн купил для монастыря дом по правую сторону церкви Георгия
мученика и огород в 38 сажен. За монастырём значился один крестьянин и за
церковью Илии пророка два человека крестьян. 5-го марта 1690 г., по прошению
игуменьи Ильинского монастыря Прасковьи, Спасский Преображенский девичий
монастырь перенесён в Ильинский. При этом Ильинский монастырь сохранил за
92
собой мельницу и землю бывшего Преображенского монастыря с крестьянами (9
человек) [46].
Предтечева Яменская, Ямнесская или Ямская Трубчевская мужская пустынь
располагалась в 26,5 км к юго-востоку от Трубчевска, при р. Колодезе, при
впадении в р. Нерусу. Основана около 1688 г. на Государевой пустовой земле, за
которую пустынь ежегодно платила оброк в казну по одному рублю. Яменская
пустынь находилась в 50 саженях от реки Нерусы с западной стороны, на берегу
Ямского озера, которое, вытекая из реки Нерусы, окружало обитель с севера и
востока, а с южной стороны, на протяжении двух вёрст, лежали топкие болота,
окаймлённые чёрным лесом. Во время разлива Нерусы озеро затопляло
окружающую местность, отчего монахи ходили в церковь по воде и терпели, из-за
недоступности обители, нужду в пище. Единственное недвижимое владение
пустыни составлял луг [80, с. 717, 785].
Всего 18 монастырей. Продолжали развиваться обители, основанные ранее.
Ливенский Сергиев мужской монастырь располагался непосредственно в городе
Ливнах. Он уже существовал в 1613 г., когда в нём был игуменом Харлампий; в
1681 г. монастырь приписан к архиерейскому дому. Монастырь ещё в начале XVII
в. имел в городе свою лавку, очевидно книжную, и некоторых из детей бобылей,
живших при монастыре, обучал грамоте [48].
В 1615 г. в монастыре была церковь Сергия Радонежского и другая
деревянная тёплая Благовещения Пресвятой Богородицы. Также в монастыре
была колокольня и 6 колоколов. В монастыре игумен Харлампий и иеромонах, и в
кельях жили 11 человек братии. До пожара в 1647 г. в монастыре были церкви:
церковь Сергия Радонежского, церковь Благовещения Пресвятой Богородицы и
церковь Николая Чудотворца. Было 9 келий братских, за монастырём двор попов,
двор дьяконов и монастырских бобылей 10 дворов.
По дозорным книгам 1614/15 г. за Сергиевским монастырём значились
следующие вотчины: 1) в Ливенском уезде река Тим со всеми угодьями, а в неё
впадает речка Косожа; 2) в Ливенском уезде река Кщенова, а в неё впадают две
речки с колодцами, бобровыми гонами, лугами и болотами; 3) слободка за рекой
93
Сосной, а в слободке двое крестьян и бобылей 6 дворов. Новой доброй паханой
земли одна осьмина и дикого поля 69 четей с осьминой, всего 70 четей в поле.
Сена по дикому полю и меж полей 140 копен; 4) вотчина в Красном стану,
Никитинский починок под Красным лесом под Евлановым Рогом (место дворовое
Никитинское и двор бобыля). Пашни одна четверть и дикого поля 29 четвертей,
всего 30 четвертей в поле. Сена по дикому полю и по дубравам 60 копен.
В Ливенских платёжных книгах записано: « В Красном стану вотчина
Сергиева монастыря, что на Ливнах, за игуменом за Харлампием, в вотчине под
городом под Ливнами слободка в живущем четверть, а в трех деревнях четверть
же, да в Мокрецком стану монастырския вотчины две четверти пашни». К
угодьям Сергиева монастыря принадлежала ещё и мельница на реке Ливне, на ней
2 колеса, отданная царю в 124 (1614/15) г. [51].
В 1630 г. за монастырём оставались 13 дворов крестьянских и бобыльских,
земли 145 четвертей, а также речки с рыбными ловлями Кшень, Тим и Косоржа. В
1679 г. монастырь имел двор монастырский и в нём 7 человек детей, 17 дворов
крестьянских, людей 77 человек, и два двора пустых. В 1685 г. доброй земли было
70 четвертей и примерной земли в урочищах 75 четвертей, всего 145 четвертей.
Всего по старым вотчинам было до 1686 г. 145 четвертей, а в 1686 г. сверх того
старой земли 350 четвертей, сена 140 копен и красный лес. В 1678 г. в слободке в
19 дворах проживало 80 человек мужского пола. Для исправления мирских треб в
монастырской слободе Сергиев монастырь имел у себя белых попов, какими были
— в 1672 году Тимофей, а в 1686 году — Иаков [63, с. 1146, 1199, 1200].
Настоятелями Сергиевского монастыря попеременно были—игумены,
старцы, иеромонахи и архимандриты. Из настоятелей известны: 1) игумен
Харлампий, считающийся основателем монастыря, упоминается в 1615 г.; 2)
игумен Иона, упоминаемый в «подлинной переписной книге 1646 г.»; 3)
иеромонах старец Моисей, исходатайствовавший в 1649 г. выпись на
монастырскую землю с писцовых книг; 4) иеромонах Иоасаф, старанием
которого, в 1667 г., построена была в монастыре каменная Успенская церковь с
приделом во имя Св. Сергия Радонежского; 5) игумен Терентий, имя которого
94
значится на церковном кресте, хранящемся в Сергиевской церкви, под 1669 г.; 6)
строитель Матфей, дававший сказку о монастырских вотчинах при переписи в
1678 г.; 7) игумен Герман, просивший в 1688 г. о даче ему из Поместного Приказа
на монастырскую вотчинную землю выписи; 8) игумен Алексей, имя которого
под 1691 г. значится в надписи, сделанной на минее месячной за месяц октябрь, и
кроме того, на его имя в 1699 г. была выдана выпись на монастырских крестьян.
Болховский Оптин Троицкий монастырь был выжжен литовцами в 1614 г., и
игумен с братией стали жить в городе. К 1620 году при игумене Серапионе было
начато восстановление обители. По выписи за 1620 г. известно, что монастырь
имел деревянные церковь Рождества Богородицы и церковь Илии Пророка. В них
два колокола по полтора пуда. В монастыре отстроили оба деревянных храма и
две кельи. В одной из них жил игумен Серапион и старец Роман. В другой жили
два старца, пономарь и нищие. По указу царя Алексея Михайловича от 1668 г. в
монастыре построили каменную церковь во имя Живоначальной Троицы и
снабдили всяческой церковной утварью. Монастырь стал называться уже
Троицким, а не Рождественским, как ранее [41, с. 947-949].
Землевладение братии состояло первоначально из 26 четвертей в деревне
Синце, пожертвованной разными лицами в вечное владение монастыря и 10
четвертей данных на 15 лет. В деревне Кокоревой было отведено 73 четверти с
осминой; в том числе сенных покосов 2 десятины. Здесь находился монастырский
двор «для приезда», огороженный плетнём; на том дворе «изба с сенями и один
амбар для ссыпания хлеба». Значительную выгоду для Болховского монастыря
доставляло владение рекою Нугрём, начиная от города Болхова и до устья, на
расстоянии 15 вёрст в длину. Здесь монахи ловили рыбу и строили мельницы; это
последнее право исключительно принадлежало одному монастырю. Всех мельниц
было четыре. Некоторые из Болховских помещиков заключали с монастырём
особые условия, чтобы построить на Нугре свою мельницу и пользоваться ею [41,
с. 953, 954].
Из
игуменов
Болховского
Оптина
монастыря,
со
времени
его
восстановления, известны: 1) Серапион (упоминаемый в 1628 г.), 2) Константин (в
95
1679 г.), 3) Варлаам (упоминаемый в 1681 г.), 4) Пафнутий (упоминаемый в 1692
г.).
Рождественский женский Болховский монастырь после разорения был в
1613 г. возобновлён царём Михаилом Фёдоровичем. Вместо вотчин и угодий,
стал получать казённое жалованье, выдававшееся ежегодно сперва из Приказа
Большого Дворца, а потом из Болховской Воеводской Канцелярии, в размере 37 р.
40 к., из которых 7 р. 40 к. назначались на разные церковные потребности, а
остальные на жалованье игумении—по 2 р. и монахиням—по 1 р.
Из игумений Рождественского монастыря XVII столетия известны двое.
Маремьяна Викулична Пальчикова, происходившая из рода служивых боярских
детей. В Болховский монастырь она была переведена игуменьей из настоятельниц
Перемышльского Рождественского монастыря «гораздо раньше 1649 года» и
управляла Болховской обителью до 1659 г. Она являлась строительницей двух
монастырей. Маремьяну призвали в Москву в 1660 г. на настоятельство в
Московский Вознесенский девичий монастырь в Кремле. Из Москвы в 1666 г. она
возвратилась в Болховский Рождественский монастырь, в качестве рядовой
старицы, где тогда была игуменьей её родная сестра Елена Пальчикова. В 1673 г.,
когда Маремьяне было уже около 90 лет от рождения, она собором стариц
Калужского Богородицкого монастыря, с участием городского духовенства и
мирян, была избрана в игумении, о чём послали в Болховский монастырь письмо
к ней. Маремьяна дала своё согласие, и управляла Калужским монастырём более
15 лет. Елена Пальчикова, родная сестра Маремьяны, управлявшая монастырём
между 1660 и 1679 гг., а потом пребывавшая здесь на покое.
Севская Площанская Богородицкая мужская пустынь была возобновлена в
1620 г. по просьбе иеромонаха Киево-Печерской лавры Прокопия [80, с. 1239,
1377]. Прокопий на месте разрушенного поляками и литовцами Площанского
Николаевского монастыря разыскал икону святителя Николая и поставил в
устроенной ими часовне.
Патриарх утвердил указ о построении там храма
Николая Чудотворца и обители. Царь пожертвовал обители образ Всемилостивого
Спаса и образ Богородицы Казанской, в кое именование и храм поставлен.
96
По благословенной патриаршей грамоте в 1620 г. была построена в
Площанской пустни церковь. Царь Михаил Федорович пожаловал обители вокруг
лежащую землю. Прокопий занялся построением монастырских зданий и завёл
всё необходимое для церкви, в том числе ризы, книги. После второго посещения
Москвы Прокопий настоятельствовал ещё 18 лет и скончался в 1644 г., будучи 70
лет Тело его положено при построенной им церкви. Из преемников Прокопия
упоминается Питирим, а за ним иеромонах Антоний, показываемый в
монастырских
записях
четвёртым
строителем.
Иеромонах
Антоний,
постриженник Одрина монастыря, Был родом из Болхова, сын диакона.
Сделавшись в 1690 году строителем Площанской пустыни, он в 1700 г. испросил
у государя Петра Алексеевича и местоблюстителя патриаршего престола
митрополита Рязанского Стефана, указ на построение новой церкви, во имя
Казанской иконы Божией матери, с приделом Святителя Николая, вместо
прежней обветшавшей, и построил эту деревянную церковь.
Поликарпов Спасский Преображенский Брянский монастырь продолжал
существовать после Смуты. Сведений о его разрушении нет. По данным за 1626 г.
у монастыря были на Белом колодезе мельница, озерки возле реки Снежети, озеро
Переволочное с лугами и сенокосами, рыбные ловли, бобровые гоны, лес бортный
за р. Десной, и др. В монастыре находилась Преображенская церковь. Пашни
церковной было 20 чет., сена на р. Болотинке 20 копен [80, с. 1272, 1373, 1374,
1375].
Петропавский Брянский монастырь опсан в писцовых книгах 1626—1629
гг., где говорится, что в верхней слободе на посаде монастырь Верховных
Апостолов Петра и Павла и церковь Пророка Илии. В монастыре 5 келий. По
правой стороне того монастыря свободное место, в длину 22 сажени, поперёк 21
сажень. На том же месте двор монастырского слуги Гаврилы. Около монастыря
огород монастырский к Ямской слободке подле осыпи, в длину 270 сажен, а
поперёк 56 сажен. У реки Десны на берегу «двора монастырских бобылей. 2 места
пустых, да под горой под Петровским монастырём место пусто – Дементия
Гвоздева. Вотчина Петровского монастыря—село Городище на реке Десне, да к
97
селу припущена в пашню пустошь Лизовица. Разные угодья Петровского
монастыря тянулись в длину на 12, а в ширину на 10 вёрст.
Брянский Свенский монастырь в 1626-1629 г. за игуменом Ионой с братией
на реке Десне под Петровскою горою считалось 2 двора бобыльских, и по обе
стороны Рождественской горы - 18 дворов. Для отправления мирских треб
Свенский монастырь содержал белого священника (Автамона). Свенский
монастырь имел своё подворье и в городе Карачеве. За Свенским монастырём
значились
следующие
вотчины:
село
Супонево
с
церквями
Георгия
Страстотерпца и святителя Алексия митрополита; село Староселье на р.
Котловке; село Елисеевичи на р. Рутке (с церковью Николы Чудотворца); село
Невдольск (с церковью Николы Чудотворца); село Селечня (с церковью Покрова
и придельною Пророка Илии); село Кондрышино (с церковью мученицы
Параскевы-Пятницы).
Свенский монастырь, в приход польского короля Яна Казимира под Севск,
подвергся совершенному опустошению и разграблению от поляков и их
союзников крымских татар. В связи с этим царь Алексей Михайлович освободил
монастырь от взыскания ямских налогов. В 1681 г. 28 марта царь передал
Свенский монастырь Киево-Печерской Лавре. Свенский монастырь царь повелел
именовать Новопечерским монастырём. Под управлением Киево-Печерской
Лавры Свенский монастырь достиг цветущего состояния как в материальном, так
и в духовно-нравственном отношении. Ему принадлежали следующие сёла и
деревни в уездах: Брянском, в подгородном стану, - сёла - Супонево, Коростовка,
Елисеевичи, деревни: Тимоновка, Тигановка, Добрунь, Меркульева, Титовка,
Полубенки, Староселье; в Комарицкой волости сёла: Упорой, Селечня,
Невдольск, Павловичи, деревни - Воина, Устарь, Ехимичи, Павловичи,
Торлоновка, Безгодькова, Кокушкина и Городковский монастырский дворец; в
Подбуженой волости - село Буяновичи и деревни Елдохова, Слободка, Подбужье,
Пиневичи, Нехочь; в Дынской отчине—село Кондрикино и деревни Суглицы,
Дынская, Осленки, Сельцы, Чёрный Поток, Заболотье, Воилова, Вербежичи,
Бережок; в Белёвской отчине—сёла Студенниково и Дешкино, деревни—
98
Дешкино, Дубовая, Калиньева, Тинькова и Сонина. Всего в пяти волостях и
отчинах считалось монастырских крестьян 9108 душ мужского пола. Из Брянских
лесов монастырские крестьяне строили для Лавры суда, сплавляли плоты,
вывозили на них смолу и уголь; из Брянских гор добывали мел и жгли известь;
для лаврских квасоварен, пивных и медовых заводов в большом количестве
заготавливали хмель, гнали горячее вино и всё это доставляли в Киев; ездили в
Москву на подводах за алебастром, мячковским камнем, красками, железом,
колоколами и т.п. Свенская ярмарка, славившаяся ещё до приписки Свенского
монастыря к Лавре, теперь достигла цветущего состояния, так что на неё
съезжались купцы из Москвы, Ярославля, Суздаля, Калуги, Тулы, Белёва, а также
греки из Царьграда, Македонии, Нежина и др. мест. К 1700 году Лавра умножила
число лавок и торговых мест на ярмарке до семисот.
Тихонова Воскресенская Карачевская пустынь в 1680 г. приписана к
Воскресенскому Ново-Иерусалимскому монастырю, а в 1681 г., по соборному
постановлению об учреждении новых епархий, она была отписана к Болховскому
архиерейскому дому. Ближайшими преемниками преподобного Тихона по
управлению основанной им пустыни были: игумен Макарий «карачевец», игумен
Закхей «убиенный» и игумен Павел, о котором известно, что он, по разорении
обители литовцами в Смутное время, скончался в Брянском Свенском монастыре
в 1626 г. После них упоминается игумен Мисаил, при котором за Воскресенским
монастырём значилась вотчина—по реке Снежети с рыбными ловлями и
бобровыми гонами.
В 1680 г. пустыни принадлежало в Карачевском уезде село Ружное с
церковью Казанской Богородицы и с деревнями, где было 216 дворов. Денежных
доходов с них было в год 254 р., 13 алт., 2 деньги. Пашня 40 десятин. Сена косили
2010 копен [80, с. 741, 809].
Введенский Карачевский женский был основан ранее 1626 г. в 1677-1696 гг.
им управляла игумения Евгения. Соборный храм Введения с приделом ап. Петра
и Павла построен иждивением государей Иоанна и Петра Алексеевичей и
царевны Софии Алексеевны. Карачевский Введенский девичий монастырь имел в
99
1626 г. место 35 на 28 сажен, где жили монахини. В 1689 г., при игумении
Евгении построена каменная монастырская церковь во имя Введения Богородицы,
с приделом во имя ап. Петра и Павла. Иконостас трёхъярусный.
Мценский Петропавловский монастырь в 1694 г. по благословению
митрополита Сарского и Подонского Евфимия переместился из малого острожка
на новое место за городом, уступленное инокам благочестивым семейством
Протасовых. Впоследствии это место получило название Подмонастырской
слободы.
Первые сведения о Елецком Троицком мужском монастыре после Смуты
относятся к 1628-1630 гг., когда при игумене Моисее Леонтием Погожево и
Кириллом Семёновым производилось межевание поместных и вотчинных земель
и составлены были писцовые книги. В это время в Бруслановском и Елецком
станах за монастырём было шесть вотчин.
В Бруслановском стану: 1) Деревня Старое Селище Никольского прихода,
под Сусловым лесом, при Суслове ручье. Здесь «на приезд игумена с братией,
находился монастырский двор, в котором жил служка Ивашка Малягин; тут же
жили монастырские крестьяне, в числе 10 дворов, и бобыли, в числе 6 дворов». В
этой деревне состояло «пашни монастырской паханыя 15 четвертей, да
крестьянской и бобыльской пашни паханыя 10 четвертей, да перелогом 25
четвертей, да дикаго поля 50 четвертей, и обоего 100 четвертей в поле, в дву
потому ж; сена по дуброве 90 копен». 2) Часть в починке Мардасове, под
Дрезгаловским лесом, «вопче с вотчинниками с помесными казаки Семеном
Яковлевым с товарищи, что была вотчина за помесным казаком за Иваном
Зиновеевым, а Иван Зиновеев ту вотчину отказал по душе своей в Троицкий
монастырь, а в ней на их жеребей усадище вотчинниково, пашни монастырския
паханыя наездом 6 четвертей, да перелогом 9 четвертей, да дикаго поля 20
четвертей, а всего—добрыя земли 35 четвертей в поле, а в дву по тому-ж; сена по
дуброве 30 копен». 3) Пустошь под Рыковым лесом, на реке Мече, усть большого
верха; в этой вотчине значилось «дикова поля добрыя земли по обе стороны р.
Мечи 150 четвертей в поле, а в дву по тому ж».
100
В Елецком стану: 4) Пустошь Сазыкина поляна на речке Ельце, под
Елецким лесом, подле казачьей земли; в ней «пашни паханыя монастырския
наездом 2 четверти с осьминою, да перелогу 7 четвертей с осьминою, и обоего добрыя земли 10 четвертей в поле, а в дву по тому ж; сена нет». 5) Пустошь
поляна Яблонова, под Елецким лесом; «пашни и перелогом четверть, да лесной
поросли 2 четверти, и обоего - 3 четверти в поле, а в дву по тому ж». 6) Пустошь
поляна Лепикина, под Елецким лесом; «пашни монастырския паханыя наездом 2
четверти, да перелогом 5 четвертей, и обоего - 7 четвертей в поле, а в дву по томуж; сена нет».
Всех монастырских крестьян, по переписи Василия Острикова в 1678 г.,
считалось: в деревне Суслове 25 дворов, а людей 102 человека, и в деревне
Дрезгаловой 4 двора, а людей 22 человека; всего же за монастырём состояло тогда
29 дворов, а людей 124 человека.
Троицкий монастырь являлся одним из богатейших вотчинников Елецкого
уезда, однако дворы монастырские часто пустели от побега крестьян в село
Дрезгалово и на Талец, чтобы пристроиться в полковые казаки. Вотчины
Троицкого монастыря пополнялись ещё дарственными записями. Так, в 1628 и
1629 гг., по смерти Леонтия Погожего и Кирилла Семёнова, посадских людей, в
«отказных книгах записано село Козаки за Троицким мужеским монастырем и по
обе стороны р. Мечи и Птани, да в Елецком стану жеребей от речки Ельчика три
поляны: Сазыкино, Попово тож, Лепикино или Пикино и Яблоново отданы
Феодором Барятинским тому же монастырю».
Игумен Моисей, желая оградить недвижимую собственность монастыря от
насильственного захвата посторонних людей, устроил в лесу на так называемой
Каменной горе, или «старом городище», монастырский скит, где жили потом
строгие любители монашеского уединения и безмолвия и где, по старанию
монаха Савватия, выстроена была деревянная церковь во имя Рождества
Богородицы и её иконы Курской «Знамение». Местность этого скита, покрытая в
древности лесом, отделяется от города рекою Ельчиком, а с восточной и северной
каменистым рвом, под названием «Сухого лучка».
101
Во время епархиальной зависимости от Рязанской кафедры, в городе Ельце
существовали и монахини с игуменьей; только они не имели своего монастыря и
жили по мирским домам, состоя под ведением игуменов Троицкого мужского
монастыря, от которых и получали пострижение. По перемещении г. Ельца из
Рязанской в Воронежскую епархию, Каменная гора была уступлена этим
монахиням.
По описи 1660 г., Чолнский Спасо-Преображенский Трубчесвский
монастырь, в промежуток 15 лет под державой московских государей, успел
несколько благоукраситься и обогатиться церковной утварью. Вместо 6 келий,
пожжённых «в Черкасскую войну», построена одна новая келья с сенями, в
которой жили строитель и иеромонах. Благотворителем монастыря был князь
Алексей Никитич Трубецкой, скончавшийся в 1662 г. Настоятелем Чолнского
монастыря при державе московских царей был иеромонах Иосиф. В 1676 г., через
воеводу Плещеева царь Алексей Михайлович утвердил за монастырём прежние
его деревни и пожаловал братию местом Роговщиной с озером, а патриарх Иосиф
произвёл иеромонаха Иону в Чолнского игумена и приказал ему собирать
десятинные денежные и хлебные доходы. За самовольство и корыстолюбие Иона
был выслан в Москву. На место Ионы игуменом поставлен был Сергий. После
Сергия, в 1652 г., настоятельствовал Иона - прежний или иной - неизвестно. В
1655 г., по прошению иеромонахов, строителем монастыря был сделан Иларион.
Он вместе с другими священномонахами был пленён поляками и отведён в
Смоленск, а в 1659 г. бывшие пленники возвратились в Чолнский монастырь.
После Илариона строительствовал старец Иов. Ему в 1665 г. царь Алексей
Михайлович через воеводу Фёдора Уракова пожалованы деревни: Лучки,
Колодезьки, Любовна, Хотьяновка и четыре пустоши: Лисовна, Переселье,
Коростоватово и Мокеевка с угодьями, рыбной ловлей и со всякими угодьями. В
грамоте за 1672 г. говорится, что в Трубчевском уезде за Чолнским монастырём
вотчины - деревни: Квятуня, Макорзно, Лучки, Колодези, Любовна, Хотяновка,
Удолья. Всего 7 деревень, а в них 32 двора крестьянских и бобыльских, 8 дворов
пустых. Рыбные ловли и бобровые гоны, озеро Крувцовское, озеро Кветуни, озеро
102
Сукмани, три озера Жеренских, два озера Негарские, озёра Моличи, озеро
Быстрец с речкой Радушей, озеро Богородицкое Введенское, устье Макорзной
речки, и прочие окрестные угодья.
После игумена Нектария Рудницкого Чолнским монастырём правили
строитель Маркелл (1674-1675) и Измаил, при котором в судьбе Чолнского
монастыря произошла важная перемена. По ходатайству Киево-Печерского
архимандрита царь Фёдор Алексеевич 19 мая 1680 г. отдал Киево-Печерскому
монастырю Чолнский монастырь со всеми угодьями, так как угодья КиевоПечерского монастыря были разорены от неприятелей. Пустошь Алёшенки,
состоявшую на оброке у Чолнского монастыря, цари Иоанн и Пётр Алексеевичи,
5 мая 1691 г.
Настоятели Спасо-Преораженского монастыря: иг. Иона (упоминается в
1647 г.), строитель Иов (1665), строитель старец Савватий (1671), иг. Нектарий
Рудницкий (1672), строитель Маркелл (1674), строитель старец Измаил (1676) [77,
с. 201, 201]. Наместники-иеромонахи Киево-Печерской Лавры: Паисий (1682),
Афанасий (1684), Евстратий (1686), Иоанн Максимович (1687), Елисей
Заводовский (1693), Серапион (1699).
В первое время, до приписки Чолнского монастыря к Киево-Печерскому, в
нём все строения были деревянными. По описи 7184 (1675/76) года в Чолнском
монастыре указаны две церкви, обе деревянные, а каменного строения не
значилось никакого. Каменная (о 5-ти главах) соборная Христорождественская
церковь построена, как видно, в конце XVII века, при первых печерских
наместниках в Чолнском монастыре. При наместнике Иоанне Максимовиче она
была уже готова совне и благоукрашена внутри [77, с. 207, 208].
Итак, в XVI – XVII вв. на территории будущей Орловско-Севской епархии
было основано большинство монастырей. Можно констатировать, что именно в
эти столетия завершается складывание монастырской инфраструктуры на
Орловщине. Два фактора здесь были, на наш взгляд определяющими. Во-первых,
смещение русско-татарской границы к югу и присоединение левобережной
Украины. Орловщина оказалась в глубоком тылу, здесь сформировались условия
103
для
спокойной
монастырской
жизни.
Во-вторых,
смещение
фронта
противоборства с соседями к югу и юго-западу способствовало интенсивному
заселению южной окраины России. Ранее малолюдный край наполнился людьми,
у которых были духовные потребности, что обусловило увеличение церквей и
монастырей.
104
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Древнейшие монастыри Орловско-Севской епархии возникают в XIII в., что
в общем и целом, соответствует общим тенденциям монастыркого строительства
на Руси, где первые монастыри были основаны в XI столетии. Будущая
Орловщина в домонгольский период была далёкой периферией, и процессы
христианизации протекали здесь замедленными, в сравнении с центром, темпами.
Древнейшие храмы, теоретически, должны были возникнуть ранее монастырей
(как это происходило, например в Киеве), вместе с первыми форпостами
христианизации,
государтвенной
которыми,
власти,
безусловно,
принимавшей
являлись
активное
города,
участие
как
в
центры
церковном
строительстве. Однако, наши источники не позволяют указать на конкретные
орловские храмы, которые можно считать древнейшими. За исключением,
пожалуй, брянской церкви Святого Спаса, существовавшей, по всей видимости,
уже в XIII в. Древнейшие храмы возникли вместе с древнейшими городами:
Брянском (1146), Ельцом (1146), Карачевом (1146), Кромами (1147), Мценском
(1146 или 1147), Севском (1146), Трубчевском (975), Кордном, Болдыжем,
Домагощью, Спащем.
Динамика эволюции церковной и монастырской инфраструктуры, по нашим
наблюдениям, была различной. Монастырское строительство, в конечном итоге,
результат стремления к подвигу христианского благочестия. Развитие такого
стремления
имеет
свою
внутреннюю
логику.
По
результатам
нашего
исследования, развитие монатырской инфраструктуры Орловского края прошло в
XIII – XVII вв. три этапа: 1) до 1237 г.; 2) с 1237 г. до начала XVII в.; 3) со
времени окончания Смутного времени и до начала петровских церковных
реформ.
В древности монастыри возникают, в первую очередь, в центрах крупных
удельных княжеств. Так же как и по всей Руси, это были небольшие ктиторские
обители, основанные князьями для семейных нужд.
Во второй трети XIII – начале XVII вв. развитие орловских монастырей
определялось в первую очередь внешнеполитическим фактором. Территория края
105
оказалась на границе с Великим княжеством Литовским и татарскими улусами.
Пребывание Орловщины в полосе практически постоянных военных действий
привело к тому, что наш край, во-первых, фактически не был затронут
монастырской колонизацией XIV – XV вв. Во-вторых, из-за вражеских набегов
орловские монастыри продолжали тяготеть к городам. В-третьих, по причине
малой населённости края наши монастыри продолжали оставаться очень
небольшими обителями. Развитие монастырской инфраструктуры практически
остановилось. Открытый характер местности предопределил то обстоятельство,
что новые монастыри возникали на границах будущей епархии, там, где степь и
лесостепь сменялись лесами.
В XVII столетии, после Смуты монастырская жизнь на Орловщине
переживает период своего расцвета. Основная масса орловских монастырей
возникает именно в это время. Фронт борьбы с татарами отодвигается югу, край
активно заселяется. В то же время уезды будущей Орловской губернии были
регионом господства поместного землевладения служилой мелкоты. В итоге
орловские монастыри не имели ни крупных жертвователей, ни возможностей для
самостоятельного освоения свободных земель. В итоге наши обители остались
малочисленными и сравнительно бедными, что усугубило те трудности, с
которыми столкнулось монашество в Синодальную эпоху.
Строительство храмов, в отличие от основания монатырей, настоятельная
необходимость. Без храма невозможна полноценная литургичекая жизнь
православного человека. В развитии храмовой инфраструктуры каких-либо
этапов проследить не удаётся. В конце XVI – XVII вв. основание храма было,
прежде всего, инициативой прихожан, вне зависимости от их сословной
принадлежности, проявленной совершенно самостоятельно или при поддержке
государства.
В
первом
случае
храм
появлялся
в
населённом
пункте,
приобретавшем благодаря этому, статус села. Во втором случае храм становился
центром погоста, поселения особой формы на земле царя и великого князя. В
городах храмы основывались разными корпорациями городских жителей:
посадскими людьми, стрельцами, пушкарями, казаками и т.д.
106
Получается, что храмы умножались вместе с численностью населения, а в
древности, по мере его христианизации. Не случайно церковные реформы Петра
Великого, нанёсшие существенный ущерб монастырской жизни, мало отразились
на динамике развития храмовой инфратруктуры. Как ни старалоь государство
ограничить численность духовенства, оно неуклонно умножало свои ряды вместе
с численностью паствы.
Сравнение основных этапов развития орловских храмов и монастырей с
общими закономерностями эволюции церковной инфраструктуры Русской
Православной Церкви показывает, что храмовая и монастырская инфратруктура
Орловского края прошла эволюционные ступени характерные для всех епархий
центральной России.
107
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Адрес-календарь г. Орла на 1895—1896 гг. Сост. П. И. Кретов. - Орел,
1895. - 264 с.
2. Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией.
Т.4. СПб., 1841.
3. Антонов А.В. Дозорная книга Карачевского уезда 1614 года // РД. Вып.10.
М., 2004.
4. Археологическая карта России. Орловская область / Сост. Г.К. Патрик. – М.:
«Авто», 1992.
5. Белобережская пустынь: Исторический очерк. СПб., 1897.
6. Богданов А., прот. Ливенский Николаевский женский монастырь // ОЕВ.
1872. №8. Ч/н.
7. Болховитинов Е. Историческое, географическое и экономическое описание
Воронежской губернии // Воронежская старина. 1912. Вып. 11.
8. Болховитинов Е. Историческое, географическое и экономическое описание
Воронежской губернии, собранное из историй, архивных записок и
сказаний. Воронеж, 1800.
9. Брянская Белобережская пустынь. Орел, 1910.
10.Брянские святые. Брянск, 1990.
11.Брянский Петропавловский женский монастырь. Брянск, 1895.
12.Брянский Петропавловский женский монастырь: Материалы для истории
сей обители и елецкого Троицкого монастыря. Брянск, 1886. С.5-48.
13.Брянский Свенский монастырь, 1288-1888. СПб., 1882.
14.Булыгин И. А. Монастырские крестьяне России в первой четверти XVIII в.
М., 1977.
15.Буркин Н. Монастыри в России. М., 1931.
16.Былое об Елецком Троицком монастыре, как то: начале, штатном
положении и о прочем: 1836-1911 гг. Орел, 1911.
17.Введенский С.Н. Вопрос о разграничении Воронежской епархии от
Рязанской при свт. Митрофане // Воронежская старина. 1903. Вып. 3.
108
18.Введенский С.Н. Хозяйственная деятельность Тешевского (Задонского
Богородицкого) монастыря на донской Украине в XVII в. и в первые гг.
XVIII в. // Воронежская старина. 1904. Вып. 5. С.381-398.
19.Ведомость о монастырях 1764 г. // Воронежская старина. 1905. Вып. 5.
20.Владения и крепостные крестьяне Русской Церкви в конце XVII века:
Записи «сказок» духовенства, поданных в 1699-1700 гг., о количестве и
размещении дворов крепостных крестьян по переписи 1678 г. / Ред.: Я. Е.
Водарский. М., 1988.
21.Водарский Я. Е. Дворянское землевладение в России в XVII - первой
половине XIX в. М., 1988.
22.Водарский Я. Е. Население России в конце XVII - начале XVIII вв. М., 1977.
23.Водарский Я. Е. Церковные организации и их крепостные крестьяне во
второй половине XVII - начале XVIII вв. // Историческая география России
в XII - начале XX в. М., 1975. С.70-96.
24.Водарский Я. Е. Численность населения и количество поместно-вотчинных
земель в XVII в.: (По писцовым и переписным книгам) // Ежегодник по
аграрной истории Восточной Европы: Материалы симп., 1964. Кишинёв,
1966. С.217-230.
25.Водарский Я. Е., ред. Владения и крепостные крестьяне Русской Церкви в
конце XVII в. М., 1988.
26.Воскресенский А. Город Елец в его настоящем и прошлом: Опыт
исторического очерка. Елец, 1911.
27.Геронтий
(Кургановский), иером. Историко-статистическое
описание
Елецкого Св.-Троицкого мужского третьеклассного монастыря. СПб., 1894.
28.Геронтий
[Кургановский], иером. Историко-статистическое
описание
первоклассного Задонского Богородицкого монастыря. М., 1871.
29.Геронтий
[Кургановский],
иером.
Историческое
описание
Елецкого
Знаменского девичьего монастыря, что на Каменной горе. Елец, 1895.
30.Горлов В. П., Новосельцев А. В. Елец веками строился. Липецк, 1993.
109
31.Горская Н. А. Государственные повинности монастырских крестьян в XVII
в. // Общество и государство феодальной России. М., 1975. С.317-326.
32.Горская Н. А. Монастырские крестьяне Центральной России в XVII в. М.,
1977.
33.Горчаков М. И. Монастырский приказ (1649-1725 гг.): Опыт Историкоюридического исследования. СПб., 1868.
34.Елецкая быль. Елец, 1999. Вып. 8. С.24-28.
35.Ерёмина Т. С. Мир русских монастырей. М., 2002.
36.Закрытие Елецкого Знаменского женского монастыря // Записки Липецкого
областного краеведческого общества. Липецк, 2006. Вып. 5.
37.Заусайлов В. А. Купеческий Елец. Елец, 2005. Кн. 1: Купцы Петровы строители Елецкого Вознесенского собора.
38.Зотов Р. В. О черниговских князьях по Любецкому синодику и о
Черниговском княжестве в татарское время. СПб., 1892.
39.Из прошлого Орловской епархии. Брянский Спасо-Пятницкий, что на
Адриановой горе, монастырь // ОЕВ. 1904. №38.
40.Извлечение из «Книг переписных Воронежския епархии всех городов и
уездов поповым и дьяконовым детем, и церковных причетником и их
церковническим детем мужеска пола» // Воронежская старина. 1903. Вып. 2.
С.46-63.
41.Исторические очерки города Болхова и его святыни // ОЕВ. 1875. №21.
42.Кизимова С.П., Зубова Е. М. По следам святых обителей: Из истории
монастырей и пустыней Брянского края. Брянск, 1999.
43.Клоков А. Ю., Найдёнов А. А. Елецкий Знаменский женский монастырь //
Русские Монастыри: Южная часть центр. региона России. Новомосковск;
М., 2005. С.265-287.
44.Клоков А. Ю., Найдёнов А. А., Новосельцев А. В. Троицкий мужской
монастырь // Храмы и Монастыри Липецкой епархии. Липецк, 2006. [Кн. 2:]
Храмы Ельца. С.387-421.
110
45.Книги переписные Воронежской епархии всех городов и уездов поповым и
дьяковым детем, и церковным причетником и их церковническим детем
мужеска пола / Подгот.: Н. И. Поликарпов // Воронежская старина.
Воронеж, 1902. Вып. 1. С.206-224; 1903. Вып. 2. С.46-63
46.Коваленко З. П. Олег Брянский и Петропавловский монастырь // Страницы
истории города Брянска: Материалы Историко-краеведческой конференции.
Брянск, 1997. С.32-40.
47.Колганов Б. Н. Роль монастырей в заселении и хозяйственном освоении
Воронежского уезда в XVII в. // История заселения и хозяйственном
освоения Воронежского края в эпоху феодализма. Воронеж, 1987. С.34-45.
48.Копия с указа Орловской духовной консистории 24 марта 1824 г. о
восстановлении бывшего в г. Ельце Знаменского девичьего монастыря /
Сообщ.: Е. И. Назаров // Труды Орловской ученой архивной комиссии.
1895. Вып. 2. С.16-23.
49.Краснова Т. В. Окладные книги Рязанской митрополии как исторический
источник // Межвузовские научно-методические чтения памяти Н. Ф.
Калайдовича. Елец, 2001. Вып. 4. С.51-53.
50.Любинецкий Н. А. Землевладение церквей и монастырей Российкой
империи. СПб., 1900.
51.Ляпин Д. А. Духовенство г. Ельца в конце XVI-XVII вв. // Сборник:
Альманах религиоведения. Елец, 2003. Вып. 3. С.204-215.
52.Материалы для истории и статистики Орловской губернии, А. Пупарева,
Орел, 1877.
53.Материалы по истории монашества на Дону: Ведомость о монастырях 1764
г. // Воронежская старина. 1904. Вып. 5.
54.Материалы по истории монашества на Дону: Челобитье свт. Митрофана и
игуменьи
Иулитты
об
отдаче
Знаменскому
Елецкому
монастырю
Яблоновой и Лепикиной полян, принадлежавших Троицкому монастырю //
Воронежская старина. 1905. Вып. 5.
111
55.Митрофан (Землянский), еп. Старчество монастырское в Св.-Троицкой
Елецкой обители. Орел, 1913. С.4-25.
56.Морев Л. А. Елецкий Знаменский женский монастырь на Каменной горе.
Задонск, 2007.
57.
Неделин В. М. Ромашов В. М. Архитектурные древности
Орловщины. - Орел: Вешние воды, 1998.
58.Николаевский П. Ф., прот. Патриаршая область и русские епархии в XVII в.
// Христианское чтение. 1888. Ч.1.
59.Никольский П. В. Очерки по истории церковной смуты на Дону. СПб., 1903.
60.Новосельцев А. В. Легенды и были Троицкого монастыря // Земля
Липецкая: Историческое наследие, культура и искусство. М., 2004. С.262266.
61.О Елецком девичьем монастыре / Сообщ.: Е. И. Назаров // Труды Орловской
ученой архивной комиссии. 1895. Вып. 1. С.37-48.
62.Окладные книги Рязанской митрополии 1676 г. // Воронежская старина.
1902. Вып. 1.
63.Описание
Сергиевскаго
мужескаго
монастыря
в
городе
Ливнах,
упраздненнаго в 1764 году // ОЕВ. Ч/н. 1871. №17.
64.Орловская епархия в 1906-1908 гг. при преосвящ. еп. Серафиме (Чичагове).
Кишинев, 1914.
65.
Очерк Севскаго Троицкаго девичьяго монастыря и жизнеописание
игумении Паисии // ОЕВ. 1873. №2. Ч/н.
66.
Памятники архитектуры и истории города // Егоров Б. А., Еремин
В. П. Весь город Орел: Справочник. - Орел: Орелиздат, 1993. - С.174-212.
67.Памятники южновеликорусского наречия конца XVI - начала XVII в. / Ред.:
С.И. Котков. М., 1990.
68.Переписные книги Воронежской епархии монастырским вотчинам //
Воронежская старина. 1903. Вып. 2. С.211-225.
69.Переписныя книги Воронежской епархии монастырям 1702 г. / Сообщ.: П.
В. Никольский // Воронежская старина. 1903. Вып. 2.
112
70.Петров И. Епархиальные учреждения в Русской Церкви в XVI-XVII вв.
Рязань, 1882.
71.Писцовые книги Московского государства. Ч.1. Отд.1. СПб., 1872. С.8531073.
72.Писцовые книги юго-западного порубежья. М., 2013.
73.Поликарпов Н. И. Свт. Митрофан, еп. Воронежский, в г. Ельце в 1682 г. и
основание им Елецкого девичьего монастыря // Воронежские ЕВ. 1896. №
16. С.674-682.
74.Попова Ю. В. Хозяйственная деятельность Елецкого Троицкого монастыря
в конце XVI-XVIII вв. // Записки Липецкого областного краеведческого
общества. 2006. Вып. 5. С.113-127.
75.Приходо-расходные книги Воронежского архиерейского дома времен
Митрофана (1699-1704 гг.) // Труды Воронежской ученой архивной
комиссии. 1902.
76.
Пясецкий Г. И. Исторические очерки города Орла. - Орел, 1974. -
229 с.
77.
Пясецкий Г. Исторические сведения о Трубчевском Спасо-Чолнском
мужеском монастыре Орловской епархии // ОЕВ. 1875. №4. Ч/н.
78.
Пясецкий Г. И. История Орловской епархии и описание церквей
приходов и монастырей. Орел, 1899.
79.Пясецкий Г. М. Материалы для истории монастырей Севской епархии,
упраздненных в 1764 г. Орел, 1889. Вып. 4.
80.Пясецкий Г.М. Преосвященный Тихон, первый епископ Севский и
Брянский, викарий Московской епархии, и его время. 1764—1768. // ОЕВ.
1894. №42.
81.Ридингер Н. А. Материалы для истории и статистики г. Ельца. Елец, 1993.
Вып. 1. С.7-78.
82.Российская крепость на южных рубежах: Документы о строительстве
Ельца, заселении города и окрестностей в 1592-1594 гг. / Сост.: В. Н.
Глазьев, А. В. Новосельцев, Н. А. Тропин. Елец, 2001.
113
83.Сб. Орловского церк.-археол. кабинета. Орел, 1905. Т. 1; 1906. Т. 2.
84.Свод памятников архитектуры и монументального искусства России:
Брянская обл. М., 1998.
85.Смирнов П.П. Орловский уезд в конце XVI века. Киев, 1910.
86.Сполохов А. Историческое и современное обозрение общежительной
мужской Брянской Белобережской пустыни Орловской губернии. М., 1890.
87.
Справочная книжка Орловской епархии на 1905 г. - Орел, 1906. -
С.166-172.
88.Стаднюк А. И., прот. Архиеп. Иннокентий Херсонский // Записки
Липецкого областного краеведческого общества. 2002. Вып. 3. С.7-11.
89.Стаднюк А. И., прот. Подвижники иноческого благочестия Елецкого
Троицкого монастыря // Воронежский ЕВ. 1992. № 9 (29).
90.Страницы истории г. Брянска. Брянск, 1996.
91.Храмы и Монастыри Липецкой епархии. Липецк, 2006. [Кн. 2:] Храмы
Ельца.
92.
Церкви и монастыри г. Орла: Библиографический справочник /
Сост. О. Н. Попов, Р. И. Реуцкая, В. Г. Сидоров. - Орел: Фолиант, 1998. 76 с., ил.
93.Чекунова А. Е. Владения Донского монастыря в конце XVII в. // Вопросы
истории хозяйства и населения России XVII в. М., 1974. С.308-310.
94.Чекунова А. Е. Источники о состоянии зернового хозяйства в монастырских
вотчинах первой четверти XVIII в.: (По материалам Донского монастыря) //
Труды МГИАИ. М., 1974. Т. 30. Вып. 1. С.149-156.
95.Чекунова А. Е., Прохоров М. Ф. Вотчинное хозяйство Донского монастыря
в XVII-XVIII вв. // Монастыри в жизни России. Калуга; Боровск, 1997. С.6065
96.Черменский П. Город Лебедянь и его уезд в XVII в. СПб., 1913.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа