close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Селин Сергей Леонидович. Политическая деятельность архипастырей РПЦ в истории Российского государства в XI-XVII веках

код для вставки
5
АННОТАЦИЯ
Выпускная квалификационная работа на тему: «Политическая деятельность
архипастырей РПЦ в истории Российского государства в XI-XVII веках».
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 48.03.01 Теология.
Направленность (профиль): Государственно-конфессиональные отношения
и этнополитика.
Студент: Селин С.Л.
Руководитель: доктор исторических наук, доцент, магистр религиоведения
Савосичев А.Ю.
Объем ВКР: 97 страницы.
Количество использованных источников: 50.
Ключевые слова: народ, православие, князья, епископат, митрополиты,
государство, право, соборы, симфония, власть.
Ключевые понятия: православная Русь, религиозное сознание, симфония власти
и церкви, история русской церкви, междуусобицы княжеские, политическая
деятельность архипастырей, политические распри в митрополиях, социальные
проблемы, идеология византизма (Москва 3-Рим идеология), княжеское влияние
на церковь, проявления цезаропапизма и местами папоцезаризма (Никоновское
проявления),
противодействие
проникновению
секты
жидовствующих,
религиозный фанатизм старообрядцев. Становление единого государства с
центром Москвой.
Структура работы определена целью заданием исследования, а также логикой
изучения данной сферы религиозного и политического анализа деятельности
архипастырей РПЦ «в истории Российского государства» и состоит из введения,
четырех
глав,
библиографии.
включающих
в
себя
четыре
параграфа,
заключения
и
6
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ …………………………………………………………………………
7
ГЛАВА 1. АРХИПАСТЫРИ КИЕВСКИЕ XI-XIII В. …………………………… 19
§1.1 После крещения Руси святым князем Владимиром ………………………... 19
§1.2 Архипастыри и государство в Киевской Руси ……………………………… 30
§1.3 Киевские митрополиты ………………………………………………………. 36
ГЛАВА 2. АРХИПАСТЫРИ МОСКОВСКИЕ XIII-XV В. ……………………… 42
§2.1 Татаро-Монгольский период ………………………………………………… 42
§2.2 Архипастыри Киевские и всея России ……………………………………… 46
§2.3 Архипастыри Московские и всея России …………………………………… 52
ГЛАВА 3. НАЧАЛО АВТОКЕФАЛИИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ ………………….. 64
§3.1 Архипастыри Московские и всея России …………………………………… 64
§3.2 Церковь и государство в московский период ………………………………. 65
§3.3 Митрополиты Филипп и Макарий …………………………………………... 68
§3.4 Политическая деятельность Иосифа Волоцкого …………………………… 73
ГЛАВА 4. ВВЕДЕНИЕ ПАТРИАРШЕСТВА НА РУСИ ………………………... 79
§4.1 Архипастыри в Смутное время ……………………………………………… 79
§4.2 Патриарх Филарет и его деятельность ……………………………………… 83
§4.3 Патриарх Никон и его деятельность ………………………………………… 85
ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………….
90
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ …………………………………………………………. 93
7
ВВЕДЕНИЕ
Краткая характеристика ВКР: Православие и власть есть симфония и честь
русского народа определяет общую судьбу и векторы развития поэтому оценка
политической деятельности архипастырей играло огромную роль в жизни
простого народа.
Актуальность выбранной темы дипломной работы обусловлена тем, что в
прошлое время нравственные устои в сфере митрополичей власти и отношения в
российском обществе существенно были расшатаны путем легализации и
омертвления веры и связей с обществом, агрессивностью показывали власти
княжеской
а
массовое
отпадение
от
православия
несет,
безбрежным
распространением безбожие и насилие в иных подобных формах нравственной
"раскрепощенности свободной личности", поэтому народ держался своей веры и
слушался митрополитов и епископов как посредников между обществом и
князями ,тем не менее такие преступления народа и власти покрывали
архипастыри спасая не раз народ от голода и войн,насильственные действия
некоторых князей и митротолиты мирили их братскими узами христианского
характера, у подавляющей массы населения вызывало радость и ликование.
Политическая деятельность архипастырей РПЦ в истории Российского
государства в XI-XVII веках - одно из наиболее радостных моментов нашей
истории они боролись с инакомыслием и ересями охраняли и церковь и
православный люд они архипастыри были против дестабилизации обстановки в
стране , рост тяжких насильственных преступлений, безнаказанность многих
преступлений, свидетельствующая о неэффективности некокорых из правил
князей и царей, боязнь мести со стороны преступников - все это свидетельствует
о том, что реальное количество таких тяжких преступлений стало уменьшаться
когда архипастыри брали политическую власть в стране, в два-три раза
преступлений
понизилось.
Поэтому
многие
потерпевшие
благодарили
митрополичью власть на Руси и прославляли своих архипастырей в лике святых.
Все это делает становление и укрепление страны в будущие века. Актуальность
темы дипломной работы объясняется также высоким уровнем деятельности
8
архипастырей в противовес деяниям лжецарям и лжекнязям, вызвавшим в стране
беспорядки прежде всего тем, что преступление делалось тайно где порой
расследование данного вида преступления было трудно с этими многими
трудностями разбирались ревностные архипастыри.
Объект исследования – епископат Русской Православной Церкви.
Предмет исследования – объектом исследования является деятельность
архипастырей РПЦ, направленная на укрепление Российского государства.
Цель данной работы – состоит в том, чтобы выявить особенности и
закономерности в политической деятельности высшей иерархии РПЦ в контексте
развития Русского централизованного государства.
Для исследования работы будет применён:
1. исторический анализ;
2. канонически-юридический;
3. политически-церковный;
4. статистический;
5. метод социально-экономический развития Русской церкви, (чтобы выявить
отдельные признаки изначального положения в стране после крещения Руси
и политическую власть архипастырей на души населения чтобы выявить
общее и различное нарушения или отдельный метод логических решений
архипастырей чтобы проанализировав этот состав, сделать определенные
выводы и определить противоречия и спорные решения).
Теоретическую основу дипломной работы составляют труды российских
ученых таких как, Карташев А. В. Каптерев П. Ф. Петрушко В.И, Голубинский
Е.Е. Макарий (Булгаков), И. и др.
На пути к достижению поставленной цели представляется целесообразным
решить следующие задачи:
1. раскрыть митрополичью историю РПЦ в XI-XVII веках;
2. выяснить причины становление независимости Российской автокефалии;
3. попытаться раскрыть политические решения архипастырей тех лет.
9
Тема раскрывает практику моей работы получить выводы и практические
рекомендации. Тема дипломной работы обусловлена раскрыть дела минувших
столетий.
Работа
раскрывает
актуальность,
определяет
степень
научной
разработки темы, цель исследования, раскрывает теоретическую и практическую
значимость работы.
В результате исследования содержится: В первой части дается общая
деятельность архипастырям Киевским, при этом нами рассматривается история
становления политической деятельности и дружбы и вражды князьями
феодальной-раздробленности и попытка решить общие проблемы, определяется
какое место занимает РПЦ в обществе. Во второй части нами рассматривается
уже архипастыри Московские и централизованное государство с центром Москва
а именно: объект царской власти и второго лица в стране митрополита
(патриарха)
объективная
Рассматривается
политика
сторона
Ивана
преступления
митрополита
Исидора,
Грозного
митрополита
Макария
и
соответственно особая почесть русских митрополитов перед греческими Стоглав
1551г и укрепление Руси. Падения в анархию Смутное время и востановление
царской и патриаршей власти в стране. Подводятся итоги исследования, общая
политическая
деятельность
архипастырей
и
общий
вывод
формируются
окончательно становление Российского государства абсолютная монархия и
независимая афтокефальная ( патриаршая) церковь уже в глобальной мировой
сфере влияния.
Вступление
«Политическая деятельность архипастырей РПЦ в истории Российского
государства в XI-XVII веках» чтобы выявить для себя становление Русского
государства под началом православных архипастырей которые окормляли свой
народ и мирили грозных князей они (митрополиты) выступали как гарант
безопасности и процветания страны , а порой руководящие страной они ездили в
Орду получали Ярлыки спасали князя от неминуемой смерти при ханах,они
подняли страну из Смутного времени призывали к защите Отечества Царя и
Веры. Сторонники теории конфликта
утверждают, что вероисповедание
10
укрепляет
место господствующих
групп
общества, угнетающих
меньше
влиятельные группы. Вот это осуществляется через верования ,убедительное
изъяснение религии с точки зрения теории конфликта предложено Карлом
Марксом; он считал религию орудием классового господства. Функционалисты
стремятся обнаружить, каким социальным целям служит вероисповедание;
сторонники теории конфликта анализируют, каким образом вероисповедание
упрочивает классовую систему, разрушает ее либо одновременно способствует
тому и другому. Абсолютно все вот это находит представление и в социальнополитических ориентациях — инцидент показывает, что в религиозных
организациях (церкви) были и есть власть и церковь 2 позиции: прогрессивная,
консервативная, и регрессивная. В добавок какая-то конкретная товарищей
(симфония) и ее представители не навсегда твердо “закреплены” за какой-то с их,
могут обмениваться ориентацией, перешагивать от одной к иной, точки зрения
истории и социологии, и теологии власть-церковь-архипастыри связана с сообща
сложными узами, неоднозначными, иной парадоксальными отношениями. с
одной
части
регулирующий
она
функционирует
мотиватор,
в
обществе
способствующий
как
гармонизирующий,
сохранению
сложившегося
социального прежнее положение и тем самым укрепляющее место властных
структур. Я узнал что деятельность архипастырей на общиство реализуется чрез
ее институты. Российская Православная Церковь являясь подсистемой общества,
в свою очередность оказывает воздействие на его бытие и прогресс, на обычай и
счеты людей на различных уровнях — от индивидуального и межличностного,
вплоть до государственного уровня. Российская Православная Церковь в
абсолютно все периоды истории России являлась значительным “действующим
лицом” общественно-политической и духовной бытия.Со времен утверждения
христианства на Руси православная церковь была важнейшим и неотъемлемым
элементом государственности и всей политической системы российского
общества.
Одначе
не
навсегда
государственная
стратегия,
проводимая
представителями церкви, понятно вписывалась в политику феодальной монархии.
Далече не навсегда были безоблачными счеты церковной иерархии и властителей
11
Руси. Однако российское государство и православная церковь бок о бок
переплетены, что нельзя прочитать летопись первого, не излагая летопись
другого. Выяснил что по прошествии принятия христианства, при Ярославе
Мудром, в Киеве была создана митрополия в главе с присланным греком
митрополитом Леонтием. в XII в. собор и князья начали борьбу за
самостоятельность от Византии. В 1589 г. по инициативе царя Федора Ивановича
был собран собор конференция с участием восточных патриархов, на котором
избрали патриархом митрополита Иова. с сего времечка собор стала приобретать
большую независимость. В дальнейшем крепла церковная организация и была
предпринята в XVII в. патриархом Никоном. Исправляя богослужебные книги и
изменяя кое-какие обряды (трехперстный знак взамен двухперстного и др.),
Победоносец преследовал намерение капнуть последовательность русской
православной церкви и ее неоспоримое приоритет пред всеми остальными
христианскими церквами. Правитель Защитник Михайлович поддержал реформы
патриарха,
но
поместные
соборы
1655
и
1656
гг.
одобрили
их.
А
концентрирование церковного управления вызвала ответ с части значительной
доли бояр и купечества, низшего духовенства и крестьянства. Началось хождение
в глубине церкви, приведшее к расколу. В основе внутрицерковного конфликта
лежали общественные противоречия, какие в силу исторических условий того
времечка получили религиозное представление. Вот это придавало движению
раскольников широкое общественное сонористика, проявлявшееся, особенно на
одних из первых порах, как ответ против существующего строя. Собор и
государство
совместными
усилиями
пытались
задушить
раскольническое
перемещение. Против раскольников использовали собственную власть: тюрьмы и
ссылки, казни и гонения. Перемещение раскольников потрясло самые простейшие
положения церковной и государственной власти.Тема дипломной работы не
проста и злободневна она явно или косвенно сзязана с историей России имеет как
своих покровителей так и врагов.[1]
История русской православной церкви насчитывает уже более тысячи лет.
Земля
Русская
переживала
тяжелые
годины
а
духовные
архипастыри
12
поддерживали народ русский словом и делом. Знала Россия и татар и шведов и
немцев. Да кого только она не знала. Но всегда рядом с крестьянином, боярином,
князем или императором был духовные наставники, которые направляли его на
путь истинный, освещал мятущийся ум Словом Божьим, недаром на протяжении
многих веков слова 'русский” и “православный” были синонимами. Воздействие
РПЦ на общество и происходящие в нем процессы реализуются через ее
институты — церковь, догматы, объединения верующих.[2] Прежде всего, это
наличие профессионального духовенства, которое формируется по иерархической
системе. Архипастыри оказывают и другие сферы общественной жизни обратное
влияние. Они запрещали определенные взгляды , деятельность, отношения,
институты, придает им “ореол святости” или объявляет “нечестивыми”,
“отпавшими”,“анафема”, “погрязшими во зле”, “греховными”, противоречащими
“закону”, “Слову Божию”. Во главе национальной государственной церковной
организации на Руси с конца X в. и до монгольского нашествия стояли, как
правило,
митрополиты-греки,
присланные
в
Киев
из
Константинополя,
подготовленные там, не знавшие русского языка, вероятно не бывавшие прежде
на Руси и знавшие местные условия только по рассказам приезжавших из Киева
путешественников, а также по переписке, которая велась между двумя
государственными и церковными центрами . Таким образом, в Киев приезжали
управлять русской епархией иностранные церковные администраторы и
дипломаты. Это явление в истории Руси XI—XIII вв. вызвало противоречивые
оценки исследователей, от признания его злом для развития страны, делавшего
или угрожавшего сделать ее византийской колонией , до отнесения его к числу
факторов, которые сыграли положительную роль [3]. Благом или злом для
русской церкви и для русского государства было то обстоятельство, что в период
домонгольский митрополитами нашими наибольшей частью были греки?. Он
отвечал на этот вопрос положительно, считая, «что господство греков не было для
нас большим и решительным злом ни в каком отношении и что, наоборот, в
некоторых отношениях оно было положительным и величайшим благом». До
такой степени величайшее, что мы не только должны примириться с совершенно
13
ни на каком прави не основанном притязании греков подчинять себе в церковном
отношении другие православные народы, но и благодарить бога, что они имели
подобное притязание». Однако позиция исследователя противоречива. С одной
стороны, он согласен с тем, что «митрополиты родом греки ... не могли также
усердно заботиться о делах русской церкви, как усердно заботились бы
митрополиты из природных русских» , с другой — практически единственным,
что делает митрополитов-византийцев благодетелями для Руси, по его мнению,
это невмешательство их в политическую междукняжескую борьбу, отсутствие у
них связи с тем или иным великим князем, что позволяют им находиться вне этой
борьбы [4]. Ту же позицию полностью разделяет. Он показал, что рассматривать
митрополита в качестве «посланника императора при киевском дворе», который
проводил бы к тому же претензии Константинополя на государственное
подчинение Руси империи, нет никаких оснований. Действительно, для
переговоров по конкретным политическим вопросам отправлялись особые послы,
поскольку митрополиты не могли быть очень мобильны, и при защите интересов
императора они не могли быть полностью независимы от киевского великого
князя. Киевский митрополит-грек Никифор (1104—1121) в послании великому
князю Владимиру Всеволодовичу говорит о его обязанности заботиться о
христианской вере, защищая стадо христово от волка и божественный сад от
сорняков, чем должен продолжить «предание старое» своих отцов. Да и как могло
быть иначе, когда именно от киевского великого князя зависело положение
церкви и христианства в Киеве, а не от номинального главы христианской церкви,
не обладавшего никакими правами на власть в чужом государстве? Так
посреднической деятельности митрополитов в политических конфликтах между
князьями, деятельности, которую «гораздо лучше могли выполнять чужестранные
греки, на избрание которых русские князья не в состоянии были оказать или
оказывали очень слабое влияние, чем местные епископы...», я о «чрезвычайно
положительном значении» для истории русской культуры того , что во главе
русской церкви стояли греки. И сами митрополиты, и «сопровождавший их
духовный (пожалуй, и светский) персонал, и следовавшие за ними художники и
14
ремесленники приносили на Русь традиции византийской культуры, одинаково
значительной по качеству и по объему. Сюда входили и греческий язык, и
византийские религиозные, литературные и научные традиции, и опыт
строительного искусства и живописи, музыки и художественных ремесел, и,
наконец,
одежда
и
удобства».[5]
Действительно,
культурно-политическое
значение того, что Русь в конце X—XII в. ориентировалась на Константинополь и
входила в состав его церкви, трудно переоценить. Это способствовало тому, что
Русь стала на один уровень с другими средневековыми странами Европы, создала
выдающиеся произведения литературы и искусства, в условиях феодального
раздробления сохранила культурно-политическое единство русских земель.
Включение в состав собственной письменности произведений ближневосточной,
раннехристианской,
византийской
литературы,
права,
историографии
способствовало тому, что достижения мировой цивилизации служили на Руси не
только феодальному классу, но и более широкому кругу людей. Принадлежность
Руси к христианской цивилизации и восточному ее объединению под эгидой
Константинополя преодолевала замкнутость восточнославянского феодального
мира, делала древнерусское общество открытым для использования культурных
достижений других стран и передачи собственных достижений за рубеж.
Признавая важное культурное и политическое значение для Руси того, что она в
церковном отношении в первые столетия была подчинена Константинополю ,
следует, однако, обратить внимание и на факты развития страны и древнерусской
церкви в культурном и политическом плане без участия представителей
Константинополя в Киеве, а иногда и вопреки им.[6] Религиозный фактор влияет
на экономику , политику, и государство. Поставление епископов и учреждение
новых епископских кафедр происходило по желанию местных князей, которое
удовлетворялось этими представителями Константинополя. Когда митрополит
Никифор II прислал во Владимир на вакантную кафедру поставленного им грека
епископа Николая, великий князь не принял его, сославшись на то, что «не
избраша сего людье земле нашее», и добился поставления нужного ему
кандидата. Но не всегда митрополиты выполняют свои обязанности. Приселков
15
показал, что митрополит Николай задерживал назначение новых епископов на
вакантные кафедры и лишь приход на смену ему Никифора привел к заполнению
вакансий. Значение того, кто стоит во главе государственной церковной
организации — местный или византийский деятель, видно по кодификации
церковного права Ярославом и Иларионом. Появление греческих церковных
деятелей («епископов») при Владимире привело к попытке введения, по их
настоянию, византийского уголовного права и тех форм наказания, которые не
были приняты в славянском праве. Однако создание местного кодекса церковного
права связывается с именем не ставленника патриарха , а сотрудника и идеолога
князя Ярослава — Илариона, когда он стал митрополитом [7]. Естественно,
вероятно, что введение в церковное право традиционных местных форм
наказания, значительное расширение церковной юрисдикции на дела, которые в
Византии не подлежали ведению церковной власти, могло принадлежать
инициативе местного деятеля церкви, а не византийца на киевской кафедре. Не
участвовал митрополит и при выборе и перенесении на Русь монастырского
устава, на что обратил внимание Приселков. Еще до Феодосия печерский инок
Ефрем отправился в Константинополь, как он считает, для изучения жизни
византийского монашества, а позднее именно игумен Дмитриевского монастыря
Варлаам обходил в Константинополе монастыри в поисках лучшего устава. С
именем Илариона, местного митрополита, а не присланного из Константинополя,
связаны и такие оказавшиеся перспективными и отвечающими, следовательно,
нуждам Руси мероприятия, как основание совместно с князем Ярославом первых
княжеских монастырей, в частности монастыря Георгия. В XI — первой половине
XII в. княжеские монастыри в Киеве и его окрестностях, а во второй половине XII
в. во Владимире Суздальском стали важным церковно-политическим институтом,
связывавшим
княжескую
великокняжеский
способствовали
стол.
династию
со
столицей
Митрополиты-иноземцы
ознакомлению
русского
помимо
со
общества
своим
с
ее
прав
штатом
на
мало
произведениями
византийской литературы, организации переводов с греческого на древнерусский
язык, распространению знания греческого языка на Руси, школ и образования.
16
Русская Православная Церковь являясь подсистемой общества, в свою очередь
оказывает влияние на его жизнь и развитие, на поведение и взаимоотношения
людей на разных уровнях — от индивидуального и межличностного, до
государственного уровня. Архипастыри Русской Православной Церкови во все
периоды истории России являлась значительным “действующим лицом”
общественно-политической и духовной жизни. Времен утверждения христианства
на Руси православная церковь была важнейшим и неотъемлемым элементом
государственности и всей политической системы российского общества. Однако
далеко не всегда государственная политика, проводимая представителями церкви,
однозначно вписывалась в политику феодальной монархии. Далеко не всегда
были безоблачными взаимоотношения церковной иерархии и властителей Руси.
Однако российское государство и православная церковь так тесно переплетенны,
что невозможно изложить историю первого, не излагая историю второй.
Проникновение православия в Киевскую Русь началось с середины X в., но
официально оно стало государственной религией в 988 г.[8] После принятия
христианства, при Ярославе Мудром, в Киеве была создана митрополия во главе с
присланным греком митрополитом Леонтием. С XII в. церковь и князья начали
борьбу за независимость от Византии. В 1589 г. по инициативе царя Федора
Ивановича был собран поместный собор с участием восточных патриархов, на
котором избрали патриархом митрополита Иова. С этого времени церковь стала
обретать большую самостоятельность. Дальнейшее укрепление церковной
организации было предпринято в XVII в. патриархом Никоном. Исправляя
богослужебные книги и изменяя некоторые обряды (трехперстное знамение
вместо двухперстного и др.), Никон преследовал цель доказать ортодоксальность
русской православной церкви и ее неоспоримое преимущество перед всеми
остальными христианскими церквами. Царь Алексей Михайлович поддержал
реформы патриарха, а поместные соборы 1655 и 1656 гг. одобрили их. Но
централизация церковного управления вызвала протест со стороны значительной
части бояр и купечества, низшего духовенства и крестьянства. Началось
брожение внутри церкви, приведшее к расколу. В основе внутрицерковного
17
конфликта лежала общественные противоречия, которые в силу исторических
условий того времени получили религиозное выражение. Это придавало
движению раскольников широкое общественное звучание, проявлявшееся,
особенно на первых порах, как протест против существующего строя. Церковь и
государство
совместными
усилиями
пытались
подавить
раскольническое
движение. Против раскольников использовались средства власти: тюрьмы и
ссылки, казни и гонения. Движение раскольников потрясло сами основы
церковной и государственной власти.[9]
Церковь в средневековье была сложным и противоречивым институтом,
который объединял в себе различные социальные и классовые группы, начиная от
«князей церкви», стоявших на одном уровне со светскими князьями, и кончая
рядовым
духовенством
и
монастырскими
крестьянами,
подвергавшимися
эксплуатации со стороны монастырей. Увеличение доходов епископа и
институтов епископального управления. В пользу кафедры шла церковная дань со
священников, диаконов, отчисления за обряды и таинства, ряд иных взиманий.
Епископ и его представители судили церковных лиц в духовных делах, а в идеале
— вообще по подавляющей части дел. Формирование церковной структуры на
Руси
в
конце
X—XII
в.
явилось
процессом
внутреннего
развития
государственного строя Руси. Сама митрополия в Киеве, объединявшая (за
исключением короткого времени во второй половине XI в.) всю государственную
территорию Древней Руси, была центром национальной (в смысле народности)
церкви. Основаные великокняжеской властью и местными князьями епископии
представляли
собой
централизованную
структуру,
которая
в
основном
соответствовала политической структуре. В пору феодальной раздробленности и
существования самостоятельных княжеств церковная система из 11 —16
епископии, подчиненых как местным князьям, так и Киеву, в определенной
степени компенсировала недостаток политической централизации.[10]
Поэтому симфония церковной и государственной власти у нас в древности
осуществлялась в формах более правильных и церковных. В допетровской России
великокняжеская, а потом и Царская власть, ограничена была не только
18
традиционным, обычным правом, но и принципиальной независимостью от Царя
высшей церковной власти - Освященного Собора и Патриарха. Отступления от
симфонического строя церковно -государственных отношений у нас в одних
случаях носили индивидуальный характер - тираническое правление святоубийцы
Иоанна Грозного, в других же имели характер менее выраженный, более мягкий и
сдержанный, чем в Византии, - как это проявилось, например, в столкновении
царя Алексея Михайловича с Патриархом Никоном, обусловленном, помимо
личных качеств монарха и Патриарха, влиянием новоевропейских идей на
государственное правосознание правительственных кругов России. [11]
19
ГЛАВА 1. ОТ НАЧАЛА РУССКОЙ ЦЕРКВИ
ДО ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОГО ИГА
§1.1 После крещения Руси святым князем Владимиром
Отношении у нас к церкви и государству и наоборот – государства к церкви
в период до - монгольский. Власть гражданская обязана материально содержать и
внешним образом охранять власть церковную. Со своей стороны, эта последняя
должна представлять собой нравственное начало, которое бы нравственным
образом благотворно действовало на власть гражданскую. Сколько знаем, наша
власть церковная или наше высшее духовенство периода до- монгольского вполне
понимало и признавало эту лежавшую на нём обязанность и старалось выполнять
её по возможности добросовестно и усердно. Период до-монгольский, иначе
период уделов, представляет собой время непрестанных междоусобий князей.
Обязанность церковной власти, – митрополита и епископов, состояла в том,
чтобы по возможности предотвращать и прекращать эти междоусобия, по
возможности поддерживать и восстановлять между князьями мир. И сколько
знаем – наши митрополиты и епископы периода до -
монгольского среди
княжеских междоусобий всегда и постоянно сознавали себя ничем иным, как
миротворцами, и стремились быть таковыми на деле, насколько это было
возможно. Один митрополит говорит одному князю: «княже, мы есмы
приставлены в Русской земле от Бога востягивати вас от кровопролитья»; эти
слова одного митрополита были девизом, если не всех наших митрополитов и
епископов, то, несомненно, большей их части. В летописях находим мы и всего
два примера, что епископы вели себя недостойным образом, не как истинные
миротворцы, а как интриганы [12]. Можно допустить, что таких интриганов было
и не два, а то или другое несколько, в особенности из Греков, каковым был один
из двух упоминаемых в летописях; не невозможное дело, что они были не только
между епископами, а и между самими митрополитами : но за всем тем на
основании свидетельствах же летописей остаётся не подлежащим сомнению, что
подобные люди составляли только исключение и притом редкое и что
20
собственным и общим девизом митрополитов и епископов было именно
«востягивати князей от кровопролитья» и увещевать их, как митрополит Николай
увещевал Владимира Мономаха, говоря князю: «молимся, княже, тобе и братома
твоима, не мозете погубити Русьскые земли; аще бо взмете рать межю собой,
погани имуть радоватися и возмуть землю нашу, иже (юж) беша стяжали отци
ваши и деды ваши трудом великим и храбрьствомь». Для представителей
духовной власти неважно было знать, прав или неправ был князь, поднимавший
оружие. Их забота состояла только в том, чтобы предотвращать кровопролития, и
поэтому они одинаково унимали от междоусобий как неправых, так и правых,
указывая последним на то, что они много спасения примут от Бога и избавят
землю свою от великих бед. Бывали случаи, что князья считали себя обязанными
поднимать оружие, быв связаны крестным целованием подать помощь другим;
тогда представители духовной власти брали грех клятвопреступления на себя: «на
нас буди той грех, – говорили они находившимся в подобном положении князьям
– сотвори мир» [13].
Так как митрополит и епископы, естественно, пользовались наибольшим
уважением у всех, то князья, имея важные нужды и просьбы до других князей,
обыкновенно прибегали к их посредству, посылая их послами. И митрополиты, и
епископы, обыкновенно, не отказывались от таких посольств, но считали их как
бы своей обязанностью. На больших съездах князей, при постановлении
договоров особенной важности, митрополит с собором епископов и игуменов
считались необходимыми, как высшие свидетели ненарушимости даваемых
обязательств. В 1096г. Владимир Мономах с великим князем Святополком
Изяславичем говорят Олегу Черниговскому: «поиди Киеву, да поряд положим о
Русьстей земли пред епископы и пред игумены и пред мужи отец наших» . Князья
утверждали свои обязательства по отношению один к другому посредством
договорных
грамот.Чтобы
придать-этим
грамотам
всю
ненарушимость,
договаривающиеся обыкновенно целовали крест из рук митрополита или
епископов, отчего и грамоты назывались крестными (крестоцеловальными) [14].
21
Много выше мы говорили, что не только для церкви, но и для государства
было истинным счастьем то, что в период до - монгольский митрополитами у нас
были не природные Русские, а присланные из Константинополя Греки. Не
связанные личными обязательствами и чуждые личных отношений, митрополиты
Греки вели себя истинными пастырями, как представители христианской правды
и христианского мира. Но митрополиты из природных Русских были бы
сторонниками князей, их поставлявших. Следовательно, они не унимали бы
князей от кровопролития, а помогали бы им в этих последних. Не трудно
представить себе, до какой недостойной и жалкой роли низошла бы тогда
церковь, и до какой степени это, вместо возможного противодействия злу, должно
было бы ему содействовать и его увеличить... Епископы как чиновники церкви, не
могут быть вместе с этим чиновниками государства, ибо невозможно в одно и то
же время двум господам работать. Но, не быв делаемым настоящими
чиновниками государственными, епископы в Греции были призваны к
чрезвычайно важному косвенному участию в государственном управлении, чтобы
содействовать его благу. Питая высокое уважение к сану епископов, императоры
хотели иметь в них как бы вторых «я» на провинциях или в каждом из них, что
называется, собственное императорское око. Они поручили им высший надзор
над гражданскими правителями и судьями со всем делом управления и суда и
возложили
на
них
право
и
вместе
обязанность
оказывать
защиту
и
покровительство всем обидимым и угнетаемым. Нет сомнения, что и у нас
епископы не были устранены формальным образом от подобного участия в
гражданском управлении, но у нас не могло быть места его приложению:
Епископские кафедры у нас были в стольных княжеских городах; следовательно,
в каждом епископском городе у нас был сам князь и не имел нужды в
посредствующих надзирателях над своими чиновниками и судьями [15].
Должно думать, что люди, терпевшие обиды от самих князей, обращались у
нас к предстательству епископов. ( Как в позднейшее время видим , что опальные
бояре ищут у митрополитов печалования пред государями. А митрополит
Никифор 1, пишущий в одном увещательно-обличительном послании к
22
Владимиру Мономаху: не опечалися, княже, о словеси (моем) или (не) мниши,
яко кто приде ко мне печален и того ради написах ти се, даёт прямое основание
предполагать, что существовал обычай прибегать в указанном случае к
епископам). Есть ещё мирская область, о деятельности в которой епископов не
только ожидались бы речи, но и ожидались бы всего более, – это общественная
благотворительность. В первенствующее время церкви бедные (после недолгого
эпизода, когда их совсем в ней не было, Деян. 4, 84) составляли как бы одно с
клиром. И, состояв на попечении предстоятелей церквей или епископов столько
же, сколько и самые клирики, получали на своё содержание известную долю ( не
менее ¼ части) из доходов последних – добровольных приношений верующих.
Когда усердие верующих в царствовании епископиям недвижимых имений
сделало их богатыми, епископы обратили эти богатства на то, чтобы учреждать
всякого рода благотворительные заведения: больницы, богадельни для старых и
для бедных, приюты для воспитания сирот, наши воспитательные дома для
незаконнорождённых детей и подкидышей, странно- приимницы и пр.
(νοσοκομεῖα βρεφοτροφεῖα, γηροκομεῖα и πτωχοτροφεῖα, ορφανοτροφεῖα, ξενοδοχεῖα)
, так что епископам, как нарочитым здателям этих заведений, в Греции было
поручено заведывание вообще всеми ими, кем бы ни были построены и
учреждены. Наши епископы периода
до – монгольского (как и всего
последующего времени) не ознаменовали себя в этом отношении совершенно
ничем. Не знаем, насколько имели бы они охоты соревновать епископам
греческим, если бы современные им епископы греческие оставались тем же, чем
были древние. Но в Греции в наш период до- монгольский епископы были уже
только людьми благотворимыми, а не благотворящими, отчасти потому, что
ослабела ревность, а отчасти потому, что обеднела страна, а с нею и они–
епископы. Превосходить же современных епископов греческих и брать в пример
древних, – это было выше наших епископов. (Епископ Переяславский Ефрем ,
единственный из епископов периода до - монгольского известный тем, что имел
охоту употреблять свои средства, – не столько, вероятно, казённые от кафедры,
сколько свои собственные, ибо лично был человек весьма богатый, – на дела
23
общественные. Вместо богадельни построил в Переяславле греческие бани, т. е.
вместо того , что было бы полезно, построил то, что ознакомило бы Русских
людей с греческим комфортом, Лаврентьевская летопись под 1089г, Ипатская под
1090г, а прибавление Никоновской летописи к строению банному больниц с
врачами, – «всем приходящим безмездного врачевания», под первым из
указанных годов, есть не более как её собственное прибавление, имеющее своим
основанием то, что её составитель или сам думал или только хотел заставить
думать других, что бани-де были построены епископом не для их обыкновенного
назначения, а с врачебной целью [16].
Об отношениях наших князей к епископам мы говорили выше, что с одной
стороны они показали полное и совершенное усердие в деле их материального
обеспечения, а с другой стороны вели себя с ними не совсем по-надлежащему как
с чинами церкви: Князья, как мы говорили, вопреки правилам каноническим,
присвоили себе право избрания кандидатов в епископы. Равным образом не
совсем каноническим представляется их поведение и по отношению к епископам
поставленным. Епископ может быть удалён с кафедры и от должности только
после законного суда над ним церковного. Но князья наши позволяли себе
изгонять епископов не только без всякого суда, но даже и вопреки суду
церковному. Приводимые летописями примеры такого самоволия князей не
особенно многочисленны, но замечательно, что летописцы не только не порицают
князей за присвоение себе власти им не принадлежащей, но в некоторых случаях
и прямо одобряют их: из этого следует, что тогдашнее общественное мнение Руси
действительно усвояло князьям право самовольного обращения с епископами. В
1156г. Андрей Боголюбский хотел удалить с кафедры епископа Ростовского
Нестора и послал его, – неизвестно нам, с какими обвинениями, – на суд к
митрополиту [17]. Последним после соборного и тщательного суда епископ был
оправдан . Несмотря на это, Боголюбский не захотел принять его, и поставил на
его место другого. Этого преемника Несторова, по имени Леона, тот же
Боголюбский самовольно и без всякого суда прогонял от себя трижды. В первый
раз за то, что он «умножил бяше церкви, грабяй попы», во второй раз неизвестно
24
за что, в третий раз за то, что он начал учить о посте в среду и пяток, когда
случатся в эти дни Господские праздники, несогласно с тем, как желал князь. В
1168г. Черниговский князь Святослав самовольно прогнал от себя епископа
Антония из-за сейчас помянутого учения о посте в среду и пяток, именно – что
епископ «многажды браняшеть князю ести мяс в Господские праздники».
Оправдывая князя в его поступке, летописец обращается с назиданием к
епископу: «да внимаем мы себе кождо нас и не противимся Божьему закону».
Имеем мы один замечательный случай суда над епископом, произведённого
собором князей. В 1229г. оставил кафедру по причине болезни Ростовский
епископ Кирилл 1, который, по словам летописца, был «богат зело кунами и селы
и всем товаром и книгами, и просто рещи так бе богат всем, яко ни един епископ
быв в Суждальстей области». В том же 1229г. был съезд князей в Суздале; на этом
съезде был привлечён к суду оставивший кафедру епископ и по приговору одного
из князей, которому вероятно было поручено произнести его в качестве
третейского судьи, был лишён всего своего богатства. Летопись по своему
обычаю передаёт дело, к сожалению, весьма неясно, и на вопрос, за что епископ
был судим и лишён богатства, отвечает глухо: «некакою тяжею». Весьма
вероятно, князья Ростовские обвиняли своего бывшего епископа, что он приобрёл
богатство лихоимством , и вообще незаконным образом. Как бы то ни было, суд
этот замечателен тем, что епископ был суждён и осуждён князьями как простой
мирянин и гражданин, совершенно помимо и без всякого участия церковной
власти . Если не совсем канонически относились к епископам великие и удельные
князья, то тем менее могло быть уважения к канонам или этой, если
позволительно так выразиться, каноничности в вольном, республиканском
Новгороде. Не вдруг и не весьма скоро, впрочем, случилось, что на место власти
митрополитов Новгород поставил по отношению к своим епископам свою
собственную земскую власть. Не ранее как с половины XII века он начал сам
избирать своих епископов и сам ведать их, а дотоле принимал их присланных из
Киева и, сколько известно, не распоряжался ими так, как стал делать это потом с
епископами собственного избрания. Первое, довольно долгое, время после
25
крещения Новгородцы, бывшие ещё весьма плохими христианами, вероятно,
смотрели на своих епископов более или менее индифферентно, – видели в них
неземских чиновников, присланных из Киева, до которых им мало дела ; притом
же в это первое время их гражданская или государственная зависимость от Киева
была ещё настолько велика, что они не могли посягнуть на права митрополитов,
охраняемых великими князьями. Затем, когда Киев перестал быть для них
указчиком в гражданском отношении, а они сами уже настолько стали
христианами, что не только не могли держать епископов в совершенном удалении
от дел земских, но и не могли обходиться без них в этих последних делах, как
представителей веры , подающих или не подающих своё благословение и через то
содействующих или препятствующих, они не тотчас же присвоили избрание и
ведание епископов самим себе потому, что это значило присвоить себе права
митрополита, а всякое правонарушение совершается не вдруг [18]. Вообще,
Новгородцы начали сами избирать, а вместе с тем и сами ведать своих епископов
с 1156г. Перед тем епископом Новгородским был известный Нифонт,
непримиримый противник митрополита Климента. Этот Нифонт резко отделяется
от ряда предшествующих ему епископов тем, что принимал самое деятельное
участие в земских делах Новгородских, и не только Новгородских , но даже и
общерусских . Не знаем, условливалось ли это личными государственными
талантами и стремлениями Нифонта, или к его времени положение и авторитет
епископов в Новгороде стали таковы, что без них уже не могли обходиться в
делах земских. Как бы то ни было, но, от чего бы ни зависевшее, это деятельное и
решительное участие Нифонта в делах земских должно было побудить
Новгородцев к тому, чтобы, обходя и забывая каноны церковные, взять епископов
в свои земские руки. Это и поспешили они сделать после смерти Нифонта, избрав
преемника ему сами народным вечем и, разумеется, из среды своего собственного
духовенства. При первом приступе к введению новых порядков Новгородцам
благоприятствовали обстоятельства: когда умер Нифонт, в Киеве не было
митрополита, вследствие чего они, сами избрав епископа, могли оправдываться
тем, что кроме них самих некому было избрать последнего. Необходимо думать,
26
однако, что дело не обошлось без некоторой борьбы с митрополитом и что
последний не сразу отказался от своих весьма важных прав. Вскоре после
избрания Новгородцами кандидата на место Нифонта в Киев прибыл митрополит
из Константинополя, именно – в том же самом 1156г.; но избранный кандидат, –
игумен Аркадий, оставался без посвящения весьма долго, до 1158г. Это не может
значить ничего иного, как то, что митрополит не хотел и отказывался посвятить
его. Чем заставили, наконец, Новгородцы митрополита уступить им право
избирать своих епископов, остаётся неизвестным; но гораздо более вероятно, что
не стойкостью и какими-нибудь угрозами, а по преимуществу обычным для них
аргументом – деньгами [19].
С 1156 года в Новгороде навсегда водворился обычай избирать епископов
самим – посредством народного веча и из среды собственного духовенства. Из
восьми епископов периода до - монгольского , составляющих этот новый ряд их,
шестеро были избраны единогласно или, по крайней мере, большинством голосов,
при избрании же двоих споры партий разрешаемы были посредством жребия,
именно – жребии предполагавшихся кандидатов были кладены на престол св.
Софии и из них вынимался один. ( Весьма может быть впрочем, что посредством
жребия избраны были не два епископа , а и несколькие, но что только
Новгородские летописцы, не желая выставлять волнений, происходивших у них
по поводу избрания епископов, о других случаях умалчивают, cfr в Новгородской
1 летописи под 1193г. запись об избрании Мартирия). Несомненно, что епископы
Новгородские с того времени, как начали быть избираемы самими Новгородцами,
находились в полной и совершенной власти своего земства. Не все епископы
испытали над собой силу и произвол этой власти, потому что не все доводили
себя до этого, но то, что мы знаем о некоторых, не оставляет в этом ни малейшего
сомнения. В 1211г. архиепископ Митрофан чем-то возбудил против себя гнев
Новгородцев или, как говорит летописец, «злодей исперва не хотел добра зависть
вложи (на него) людем», – и без всякого суда и дальних проволочек он был сведён
с кафедры и выведен из города. Через 8 лет этот Митрофан снова успел
приобрести благоволение Новгородцев и они, возвращая его на кафедру, занятую
27
другим – Антонием, в мире Добрыней Ядрейковичем, сказали этому последнему:
«иди, куда знаешь» (поиди, где ти любо). После смерти Митрофана в 1223г. был
избран в епископы монах Хутынского монастыря Арсений, но в 1225г.
Новгородцы возвратили Антония, предложив Арсению снова возвратиться туда,
откуда был взят. После удаления Антониева с кафедры за болезнью, в 1228г. в
другой раз избран был Арсений, но, просидев весьма недолго в дворе
архиепископском , буквальным образом был вытолкан из него в шею и даже
спасся от смерти только тем, что укрылся в св. Софии. Новгородские летописцы,
подобно тому, как и все наши летописцы, описывая внешние события, не имеют
обычая и имеют весьма мало намеренной охоты приподнимать завесу, за которой
скрываются
внутренние пружины. Но
по
всему видно, что
епископы
Новгородские или эти среди других епископов Руси знаменитые владыки были не
далеки от того, чтобы представлять собой простые игрушки в руках партий.
Впрочем, так как епископы не стояли и не могли стоять вне дел земских, а
принимали и должны
случиться
по
были принять в них участие , то это должно было
необходимости.(Положение
архиепископов
Новгородских
значительно изменилось к лучшему или точнее говоря совсем стало другим
впоследствии времени , когда по отношению к ним Новгород стал под контроль
Москвы. Т. е. когда в виду этой последней Новгородцам стало невозможным
менять их так, как прежде. Заключая от этого позднейшего времени, некоторые
ошибочно судят о времени древнейшем) . Замечательно, до какой степени
наклонны были Новгородцы сделать гражданским и собственное церковное
управление своих епископов. Архиепископ Антоний, в 1225г. Вторично
возведённый на кафедру, через три года должен был отказаться от неё по болезни
онемения, которая совсем препятствовала ему исполнять обязанности епископа ;
несмотря на это, они возводили его на кафедру в третий раз, причём для
управления епархией сажали с ним своих двух мужей, т. е. иначе сказать – причём
управление епархией поручали двум мирским людям или как бы старостам,
выбранным от мира [20]. Крещение Руси князем Владимиром. Чем бы ни
мотивировали историки решение князя Владимира креститься и крестить
28
подвластное ему государство, несомненно, речь идет о глубочайшем духовном
перевороте в душе князя Владимира († 1015). «Крещение Руси явилось в
значительной степени заслугой самого князя Киевского» – считает В.И.
Петрушко. Прежде всего, он, великий князь, сам лично являлся для крещения
областей подвластного ему государства. Русская земля при Владимире была
крещена практически вся, и вся покрыта сетью миссионерских епархий.
Крещение не было спонтанным и случайным выбором. Митрополит Макарий
утверждает, и небезосновательно. Крещение Руси было подготовлено в
предыдущие годы, в частности, при бабке святого Владимира святой
равноапостольной княгине Ольге († 969). А первые христиане появились на Руси
задолго до Рюриковичей. Но это тема отдельного основательного разговора.
Заслуга святого равноапостольного князя Владимира в том, что он окончательно
насадил и утвердил Церковь Христову в масштабах всего государства во благо
всех своих подданных, следуя их тайным чаяниям. Истинная причина крещения
Руси , по выражению митрополита Макария всеобщее сочувствие сокровенным
желаниям своего сердца, эта тайная, но, тем не менее, очевидная склонность всех
окружающих к православной вере греческой, какие видел, осязал и чувствовал
Владимир. Первые архипастыри для создающейся Русской Церкви были,
вероятно, привезены князем Владимиром из Херсонеса, хотя есть некоторые
предположения, что первые митрополиты на Руси были из болгар. Евангельский
идеал в государстве и Церкви. Святой равноапостольный князь Владимир
стремился не только к расширению христианства вширь, географически, но и
вглубь, духовно. Он пытался радикально обновить социальную жизнь государства
и на деле реализовать опыт Первоапостольской Церкви. Государственную власть
и казну Владимир употреблял на реальную помощь, чтобы крещёные люди
почувствовали, что у них, как говорит книга Деяний Апостольских, «одно сердце
и одна душа», что у них «всё общее». По свидетельству летописей и митрополита
Илариона, это была не личная милостыня князя, а «социальная помощь в
государственном масштабе активное снабжение из государственного центра по
столице, по городам и захолустьям срочной помощью нуждающихся,здоровых и
29
немощных…». Переживая противоречия между земным и небесным, между
государственным правом и евангельским идеалом, святой князь не превратил в
мёртвую букву закона меры, диктуемые ему любовью. Князю Владимиру удалось
счастливо сочетать практически несоединимое на деле – возвышенное и земное,
дух и плоть, Церковь и государство. Удалось гармонично воплотить в
«симфонии» отношений идеал христианства, за редким исключением уже не
наблюдавшийся позднее в русской истории. «История православной России
начинается с христианского максимализма, с подлинной «переоценки ценностей»
в свете Евангельской истины» – констатировал протоиерей А. Шмеман.
Особенности русской иерархии. Верная духу Православия, православным
понятиям об отношении духовной власти и светской, русская иерархия не
использовала выгоды положения в создании самостоятельной церковнополитической структуры, как это произошло с Западной Церковью [21]. «Обратно
латинству русская иерархия употребляла свое влияние на устроение государства,
на воспитание и укрепление в нём слабой сначала княжеской власти». Она
перенесла на Русь неведомые доселе понятия о верховной власти, поставленной
от Бога. Епископы настоятельно советовали князю Владимиру – пребывающему в
неком умилении от буквального воплощения евангельского завета любви и
милосердия, не желающему впадать в грех и казнить преступников – быть жёстче,
наставляя и убеждая его в твёрдости по отношению и нарушающим законы: «Ты
поставлен от Бога на казнь злым, а на милость добрым; тебе следует казнить
разбойников, только с испытанием» . В устремленности к небесному идеалу,
власть не в праве забыть о земном назначении. Единство русской иерархии
способствовало и содействию в развитии верховной власти. С помощью Церкви
происходило стягивание всех уделов земли Русской к Киеву, к общему князю, к
общему митрополиту. Вектор взаимоотношений Церкви и государства. Князь
Владимир заботился о разделении гражданской и церковной службы, их
невмешательстве в дела друг друга. При нём установилось разграничение сфер
деятельности Церкви и государственной власти. Сознавая потребность, Владимир
советовался с епископами «как установить закон среди людей, недавно
30
познавших Бога». При святом Владимире и его сыне Ярославе Мудром (†
1054)были заложены основы взаимодействия государства с Церковью. «Семена
веры и благочестия, посеянные в дни святого Владимира и Ярослава, теперь, при
ближайшем участии удельных князей, могли укорениться по всей России, в самых
отдаленных уголках ее» – писал митрополит Макарий. Князья киевского периода
находились под благодатным руководством Церкви, признавали в ней авторитет
совести,
прислушивались
к
мнению
и
совету
её
иерархов.
Вектор
взаимоотношений между государством и Церковью был определён на стадии
становления этих отношений. Это был союз равноправных субъектов, при
духовном окормлении власти со стороны Церкви , при глубоком уважении к
нравственному авторитету последней. По утверждению митрополита Макария: «В
то и другое царствование по особенному устроению Промысла Россия вся почти
непрерывно находилась под властию одного государя, хотя ещё с самого начала в
неё введена была так называемая система уделов. Оба эти монарха пользовались
величайшим уважением в глазах своих подданных и имели на них сильное
нравственное влияние». При таких обстоятельствах закладывались основания
Русской Церкви и Русского государства, определялся вектор их взаимных
отношений. И в этих отношениях, пишет протоиерей Александр Шмеман, мы
видим «почти небывалую в истории Православия гармонию, причем в начале
киевского периода византийская «симфония» почти очевидно действует под
знаком влияния Церкви, не государства» [22].
§1.2 Архипастыри и государство в Киевской Руси
Митрополиты-греки. Плюсы. Первыми митрополитами на Руси были греки.
Чужая иерархическая власть явилась в виде «крепко сплоченного общества
образованных лиц, хорошо знакомых с политической мудростью своей
тысячелетней империи и сразу приобрела громадный авторитет не только
духовный, но и политический». Архипастыри могли стать на путь интриг с
князьями, но нам известны лишь два случая такого поведения. В 1164 году по
смерти Святослава Ольговича князя Черниговского во время междоусобной
31
войны в Чернигов призвали его сына Олега, до этого с 1159 года правившего в
Курске. Епископ Антоний Черниговский, вопреки данной клятве, сообщил тайно
Святославу Всеволодовичу в Новгород-Северский (в будущем – великий князь
Киевский) – «спеши в Чернигов». Святослав непременно воспользовался
представившейся возможностью сесть в Чернигове. Олег же вынужден был в
продолжении борьбы занять Новгород-Северский, нарушив права Ярослава
Всеволодовича, брата Святослава (в будущем князь Черниговский). Возможно,
участие епископа Антония в этой интриге объясняется его неприятием
поставления независимо от греческого патриарха русского митрополита
Климента Смолятича. Другой известный случай произошел несколько позже. В
1177 году Рязанский князь Глеб Ростиславич пошёл на Великого князя Всеволода
Юрьевича (Георгиевича) Большое Гнездо, севшего во Владимире, сжёг Москву,
ограбил Боголюбово, но был разгромлен, и вместе с сыновьями взят в плен, а
затем отвезён во Владимир и посажен в тюрьму. Рязанцы обратились к
Черниговскому епископу Порфирию с просьбой об освобождении Глеба, потому
что Рязань в то время принадлежала Черниговской епархии. Мстислав
Ростиславич Храбрый князь Новгородский, тот самый, кто и подстрекал Глеба на
войну против Всеволода, составил даже союз для освобождения Глеба из
заточения. Епископ Порфирий едет к Всеволоду Юрьевичу в Суздаль, но в целом
не справляется с переговорами, после них будет назван «приветником и лжецом».
Глеб Рязанский так и скончается в тюрьме во Владимире, двое племянников
Всеволода Ярополк и Мстислав Ростиславичи
(соответственно князья
Владимирский и Ростовский) ослеплены. Еще несколько лет продолжается
междоусобная война. Правда, через десять лет, в 1187 году епископ Порфирий
еще раз съездит в Суздаль – для более успешной миссии по предотвращению
войны и установлению мира между князьями. За исключением этих двух нам
известных примеров, на протяжениистолетий, Церковь стремилась примирить
враждующих князей. Митрополит Киевский Николай (1097-1102) пишет князю
Владимиру Всеволодовичу Мономаху (с 1113 года – великий князь; в 1097 году –
князь
Переяславский;
в
союзе
с Новгородом
нанес
поражение Олегу
32
Святославичу князю Черниговскому в борьбе за Рязань под Колокшей): «враждою
убиваете наследие наше, что деды, отцы стяжали». Мир и удельное правление
князей в результате посредничества митрополита были установлены в 1097 году
на съезде князей в Любече. В 1127 году собор русских архиереев призвал
Великого князя Мстислава Владимировича (1125-1132) не идти войной против
Всеволода Ольговича князя Северского (в будущем – Великий князь, в 1139-1146
годах), прогнавшего своего дядю Ярослава Святославича из Чернигова.
Полностью от похода на Всеволода Мстислава отговорил праведный игумен
Андреева монастыря Григорий. Всеволоду Мстислав определил княжить в
Муроме, а Мстислав примирился с Всеволодом. Чаще всего епископы Русской
церкви были посылаемы князьями в решении дипломатических вопросов. Нифонт
епископ Новгородский (1130-1156) в 1135 году пошел в Киев, где обратился с
увещеванием, не допустив возникновение очередной междоусобице между
киевлянами и черниговцами. Через несколько лет, в 1141 году ему пришлось еще
раз мирить князей. Именно Нифонт был главным противником поставления
митрополитом Климента без решения из Константинополя.За это сослан в
Печерский монастырь Изяславом Мстиславичей. Мыимеем множество подобных
примеров. В рассматриваемый нами киевский период Церковь была свободна от
государства. Эта свобода Церкви была обусловлена тем, что Русская Церковь не
была церковью национальной, и сознавала себя частью Церкви Вселенской. И это
сознание делало служение Церкви более независимым. Такое сознание
сохранялось в дальнейшем и у первых первосвятителей, поставленных из русских
людей – Петра, Алексия, Ионы. Авторитет Церкви исходил из Константинополя, а
не из княжеского терема. Церковь могла требовать от княжеской власти
подчинения некоторым идеальным началам, как в личной, так и в политической
жизни. Русские иерархи вступали почти в каждую усобицу князей, как общие
миротворцы и ходатаи за благо народа. Митрополит Николай в 1097 году удержал
князей от усобицы по случаю ослепления князя Василька Волынского.
Митрополит Никифор II говорил киевскому князю Рюрику: «Князь! Мы
поставлены от Бога в Русской земле, чтобы удерживать вас от кровопролития, да
33
не проливается кровь христианская в Русской земле». И таких примеров было
множество. Митрополиты-греки. Минусы. Но не все отечественные историки
согласны с такой точкой зрения. Русская Церковь была митрополией
Константинопольского
патриархата.
Митрополиты
на
русскую
кафедру
избирались и посвящались греческим патриархом с согласия императора. В числе
22 первых святителей не было ни одного русского, поставленного патриархом.
«Митрополиты, почти исключительно греки, избираемые и поставляемые в
Греции, присылались в Россию и управляли Русскою Церковию как Греческою
митрополиею» – констатирует в уже упоминавшейся «Истории Русской Церкви»
митрополит Макарий. Будучи греками, они, митрополиты, управляя Русской
Церковью, проводили политику в интересах Греции. Чужие по происхождению,
по языку и симпатиям, они не имели доверия среди власть имущих и народа.
Отсутствие доверия к иерархам Церкви у власти, естественно, куда более
существенно,чем подобное отношение народа. Тесное общение с греками имело и
один негативный нюанс, осложнивший, по мнению А.В. Карташёва, отношения
Церкви с русским национальным государством. По убеждению византийцев,
василевс как глава Ромейской империи – государства греков, является главой и
всех православных в ойкумене, то есть светским главой всей Вселенской Церкви.
Карташёв пишет: «Такой царь всего земного Православия, по этой логике,
мыслится церковным протектором и всех других, примкнувших к Православию
народов. Отсюда наивная патриархальная мысль, что все православные народы,
кроме
самих
«ромеев»
(т.
е.
греков),
суть
вассалы
василевса
ромейского». Поэтому абсолютно неудивительно стремление великих князей
видеть митрополитами людей русских, относительно греков более образованных,
благочестивых, и, естественно, более лояльных к власти. И лояльность к власти
государственной со стороны власти церковной становится со временем
определяющим фактором. Так, в 1051 году Ярослав сумел добиться поставления
на первосвятительский престол первого епископов русского митрополита
Илариона одного из самых образованных людей того времени. В 1147 году
Изяслав Мстиславич соборно поставляет в митрополиты Климента Смолятича.
34
После истории с назначением в 1162 году митрополитом грека
Иоанна и
возмущением Ростислава: «Если патриарх еще поставит митрополита без нашего
ведома , то не только не приму его, но и закон сделаем вечный избирать и ставить
митрополита из русских, с повеления великого князя» – греки стали более
внимательны к воле и желаниям русских правителей[23]. Несомненно, что здесь
уже со всей очевидностью прослеживается желание княжеской власти иметь во
главе церковной иерархии людей, им подконтрольных. Возникала реальная
опасность, что Церковь, во время удельных смут и раздоров, превратится в
орудие и инструмент государственной власти. «Свой» митрополит с трудом мог
бы сохранять беспристрастность и независимость. Наличие митрополитом
иноземца-грека было, до поры до времени, благим как для юной Церкви, так и для
молодого русского государства.
Участие князей в делах Церкви. Великие князья Руси принимали
непосредственное участие в управлении Церкви. С одной стороны, это можно
расценить как вмешательство власти в дела церковной иерархии. С другой
стороны,
вслед
за
митрополитом Макарием
(Булгаковым),
назвать
это
«ближайшим участием по примеру благочестивых царей греческих». Примеры
«ближайшего участия» таковы: помимо упомянутых своевольных назначений
митрополитов, – назначение князем Ярополком в Переславле игумена Марка;
назначение им же, уже великим князем, в Смоленск епископа Мануила;
повеление великого князя Святополка о поставлении игуменом печерским
Прохора. Нередки
и
случаи
насилия
со
стороны
князей
в отношении
православного духовенства: Андрей Боголюбский изгоняет в 1157 году из Ростова
епископа Нестора. Великий князь Андрей Боголюбский
сделал попытку
разделить русскую митрополию на две, обратившись с просьбой к патриарху
поставить представленного князем Феодора в митрополиты Владимирские , но
патриарх поставил Феодора только в епископы. Таким образом, порядок
присылки
Киевских
митрополитов
из
Империи
сохранялся
в
течении
домонгольского периода без изменений. ; в 1168 году Святослав Черниговский –
епископа Антония Грека; брат Мономаха, Ростислав, убивает инока Григория за
35
обличение; великий князь Святополк, тоже за обличение, мучит печерского
игумена Иоанна. Князья принимали участие в церковных делах и материально –
через выдачу жалований, десятин от княжеских доходов, через предоставление
права различных пошлин. Таким образом, закреплялось право непосредственного
вмешательства в дела Церкви со стороны власти. Только с соизволения князей
могли: открываться новые епархии, перемещаться из города в город кафедры. Не
иначе, как с дозволения великого князя, могли совершаться: перенесение святых
мощей из одной церкви в другую; причтение новоявленных угодников к лику
святых.
Князь
Андрей
Боголюбский
предпринимал
усиленные
попытки
переустройства Русской Церкви в своих политических Участие духовенства в
делах государства. Принимая участие в делах Церкви, князья предоставляли и
духовенству право участия в делах общественных и государственных. Вступление
князей на престол освящалось Церковью. Церковные иерархи участвуют
миротворцами в нередких тогда междоусобных распрях. В 1136 году митрополит
Михаил мирит великого князя Ярополка с Ольговичами Черниговскими . Тот же
митрополит в 1139 году замиряет великого князя Вячеслава с Всеволодом
Ольговичем. В 1135 году всё тот же митрополит Михаил налагает клятву на
новгородцев. В 1140 году через своего епископа новгородцы просят себе князя у
великого князя Всеволода. Черниговский епископ Онуфрий в 1146 году грозит
князьям проклятием, если те нарушат данную ими клятву. Нарушение же клятв
князьями,
к
великому
сожалению,
было
тогда
обычным
явлением…
Оценка киевского периода. Несмотря на сложности выстраивания отношений
между Церковью и государством в начальный период, историками он оценивается
очень высоко. П.В. Знаменский считает, что «церковь выдержала напор удельного
влияния без потери своего единства». Влияние Церкви в княжеских усобицах
было заметно и благотворно. Прот. А. Шмеман считает киевский период «самым
чистым, самым многогранным из всех периодов русской религиозности». Далее, в
«Историческом пути Православия», он продолжает: «В отношениях Церкви и
государства мы тоже видим почти небывалую в истории Православия гармонию,
причем, в начале киевского периода византийская "симфония" почти очевидно
36
действует под знаком влияния Церкви, не государства». Оценивая киевский
период развития, Г. П. Федотов пишет: «В драматической и даже трагической
истории отношений между христианской Церковью и христианским государством
киевский опыт, несмотря на всю краткость и хрупкость, можно рассматривать как
одно из лучших христианских достижений» [24].
§1.3 Киевские митрополиты
Как скоро умер архииерей Феопемпт, Россия пребывала в пребывании
борьбы с Византией. Соборным предложением иерархов Российской Соборе
имелось заметано определить митрополита в Киеве, никак не обращаясь в
Константинополь, желая Российская церковь имелась когда митрополией в
составе Константинопольского Патриархата и её предстоятелями ранее имелись
греки. Митрополит Иларион, главного российского сообразно происхождению
митрополита, очень стоит отметить. Историк гласит и молчалив: "Муж удобств,
книжен и говельщик". Иларион до собственого поставления возьми Киевскую
кафедру был пресвитером церкви св. Апостолов в пригородном стольном селе
Берестове. Недалеко от участка собственного служения он изрыл для себя возьми
сберегаю Днепра пещерку, неизмеримо он воздерживался про уединенной
мольбы. Возможно, Иларион был затворником, либо, во всяком случае, мужиком
аскетического труда. После поставления его возьми митрополию в пещерке
Илариона вселился преп. Антон Киево-Печерский. Наверное, следственно, вышло
возле 1051-1054 г.г. И конкретно Иларионова табун отдала правило величавому
Печерскому монастырю. Иларион еще был главным российским церковным
беллетристом. Его перу относится известное "Словечко о Законе и Благодати",
выглядывающее творение древнеерусской письменности. И его команда зашла и
"Хвала князю Владимиру". Иларион еще считается создателем "Вероисповедания
церкви", прописанного по вопросу его рукоположением в митрополиты. Он
всякими способами устремлялся выделить ту вот выглядывающую значимость,
коию играл князь Владимир в процессе христианизации Руси. В тот момент
Иларион в собственном творении в первый раз заявляет идеи особенной миссии, к
37
коей вызван российский люд. Иларион упоминает евангельскую притчу о
тружениках крайнего времени, сопоставляя с ними российских, коие хоть и
поздненько обрели испытание, однако приняли родное пространство вблизи с
Христом, скажем остальные христианские люди. Его пахота Илариона далека
какой-никакой желание ведь буква имелось государственной гордыни, однако в
тот момент выполнен почтения к собственному народу, попавшему в
христианскую страну. Иларион обнаруживает с лица умопомрачительный
образчик такого, тот или другой дары помоны принесло испытание Руси около
святом Владимире. Выздороветь чуток наиболее полвека с тех пор, однако пред
нами теснее не попросту с ранних лет вежливый в христианской церкви лицо ,
награжденный из-за родного почитания святого сана. Пред нами реальный
подвижник-аскет, заглотнувший в себе наилучшее из шестивековой строгой
обыкновению.
Наверное
гениальный
богослов,
ориентирующийся
умопомрачительно деликатно и в православных канонах. Иларион различается
восхитительным писательским даром, без упрека обладает художеством
риторики.
Данная
огромная
сообразно
масштабу
персона
чрезвычайно
припоминает эти грандиозные храмы, коие пока сооружает Ярослав, а освящает
Иларион. Но, за могилой Ярослава Иларион буквально пропадает с страничек
летописи. Наверняка, опять фактор данного - уклонение следующих грековмитрополитов припоминать про это противно про Константинополя времени в
летописи Российской церкви. Желая, будто подразумевает большая часть
изыскателей, сомнение независимое поставление Илариона возьми Киевскую
кафедру имелось оборотом рвения к автокефалии Российской церкве. Стиль
выступала, вероятнее всего, только о некой ступени независимости, сначала, об
автономном избрании Киевского митрополита возьми Руси, а никак не в
Константинополе. Хроника никак не что возраст его кончины, однако возьми
погребении князя Ярослава Мудрого, 20 февраля 1054 г., святителя теснее никак
не имелось, а в 1055 годку в Киев приходил новейший митрополит - эллин Ефрем.
Безмолвие летописи о кончине свт. Илариона отчуждает причины полагать.
Устранение Илариона пребывало, вероятно, по вопросу возобновлением бывшего
38
распорядка поставления киевских митрополитов и, возможно, следовало скоро за
могилой Ярослава в начале февраля 1054 г . Брошенное им церковное наследство
проживает
в
Российской
церкве.
И,
сначала,
наилучшее
произведение
древнерусской духовной литературы - «Слово о законе и благодати», знаменитое
в наиболее 50 перечнях XV-XVI столетий. Посреди остальных творений
святителя Илариона особенно принципиальное пространство брать в долг его
архиерейское - вероисповедание что ясно прототипом епископской присяги в
Российской церкве. Основоположником дикого затворничества возьми участке
грядущей обители историк именует священнослужителя Илариона, известного
подвижника и теолога, предназначавшегося в соборе 12-ти апостолов в киевском
окраина Берестове. Иларион выбрал про преклоненного уединения красочный
бугор недалеко от Берестова и сходственно главным христианским подвижникам,
ископав и молчалив двухсаженную пещеру , закрывался в ней и молился. Деяния
поставления Климента Смолятича наиболее, нежели волеречиво, указывает, к той
или другой внутренним настроениям имели возможность вогнать автономизацию
Российской церкви возьми предоставленной
независимости. Потому кроме
единичных властных князей данная мысль не имела возможности отыскать для
себя сторонников на Руси. Все же, св. князь Андрей Боголюбский трогая ещё
далее Изяслава в собственных поползновениях поменять устройство Российской
Церкви в собственных общественно-политических заинтересованностях. Он
попробовал, ИСТИНА, безуспешно, достигнуть сотворения в собственном
Владимиро-Суздальском княжестве единичной митрополии, независящей от
Киева. Было это соединено с тем вот, будто князь Андрей полностью понимал
себе главным сообразно значению посреди российских князей, а собственный
Владимиру - настоящей городом Москвой Руси, переменившей Киев, кой потерял
родное
водящее
Боголюбский
общественно-политическое
выставил
кандидата
возьми
смысл.
В
намечаемую
1155
во
г.
Андрей
Владимире
митрополию. Им там повенчанный иерей Феодор, тщеславный и дерзостный.
Потом его наименовали "Феодорец Белый Клобучек", потому что он сообразно
власти князя Андрея был назначен нареченным епископом Ростовским, однако
39
отводил
монашества.
Белый
клобучок
сообразно
эллинистическому
обыкновению перемещали архиереи, установленные никак не из монахов, а
целибатных "белых" батюшек. Феодорец, никак не имея хиротонии сана, стал там
править одной из важных российских епархий в предвкушении патриаршего
вывода об разработке новейшей митрополии. В Константинополе, выбрали никак
не делить Российскую церковь. Возможно, тут страшились, будто в следствие
данного Христианской Руси, ещё юное и квелое, ослабнет еще больше. Помимо
этого, страшились и увеличения властного Владимиро-Суздальского князя, а
следственно, и его вмешательства в положение Российской церкви, прямо до
разрыва автокефалии ей в общем либо про единичной её доли. Феодорец, все же,
возобновлял бросать смуту возьми Руси, призывая к внедрению супружеского
епископата, потому что и лично был женат. Его мудрования вошли ещё далее: он
стал отвергать отшельничество вообщем. Феодор растерял каждое умеренность и
повел себя очень борзо. Супротив него взбунтовался духовный люд. Герострат
стал воспринимать наиболее лихие мероприятия усмирения ворчливых . При
всем этом он додумался в такой степени, будто перекрыл в Владимире безвыездно
церкви, подключая Успенский храм. Из Киева, с митрополита, наступил лозунг
отвергать Божий дар епископом. В конечном итоге и лично князь Андрей
отвинтился с собственного ставленника, кой в собственных речах теснее
созванивался до святотатства. В Киеве, неизмеримо перемещен Феодорец, над
ним был учинен митрополитский и княжой трибунал. Вердикт был жесток:
отрезать язык и справедливую ручку и сразить. Этак окончилась судьба главного
российского
"обновленца",
черты
лица
его
ужасны,а
его
програмами,
пользовались следовательно целые еретики его последующии последователи [25].
Кирилл II Киевский
Кирилл - 2-ый российский митрополит, что подлинно понятно, будто он
был назначен в Никее. Ведь, будто киевская кафедра пустовала наиболее 4 лет,
показывает какие проблемы, коие, может быть, появились в вопросце
каноничности направления в Российской митрополии . В 1226-1227 гг., в том же
40
духе скажем в 1230 г., рука в руку с киевским дворянином Владимиром
Рюриковичем Кирилл пустился в пул арбитром в спокойных переговорах меж
дворянами, нежели заслужил для себя огромное почтение. Примечание
летописца, будто вместе с большой начитанностью в Святом писании Кирилл
владел ещё особенным подарком "учительства", еще, видится, показывает его
социальную активность. Понимание Кирилла с российским монашеством
обнаружилось, кстати, в его участии в имеющих место быть каждый год
пиршествах, приуроченных к празднованию памяти св. Богом данная в КиевоПечерском монастыре (будто случаем, вследствие чего 3 мая 1230 г.,
приключилось беда). Хлопоты Кирилла были ориентированы от укрепление
самодостаточности российской церкве относительно к стольной власть, также
взяв её внутреннюю консолидацию. В ключах только мимоходом упомянуты 2
соборов, в любом из каких поучаствовало сообразно 5 епископов и сообразно
нескольку игуменов: вот во Владимире-на-Клязьме в начале марта 1227 г . и 2-ой
в Киеве в начале апреля 1231 г . Очередную грамоту взяв как данную тему
держится в направленном Кириллу письме патриарха Германа с 1228 г., в каком
месте изливается предупреждение никак не определять в иерейский чин воссалов,
а с епископов потребуется никак не исполнять посвящений, допустим за ранее
покажит свободное время. Дворянам перед опасностью отлучения воспрещается
ввязываться в материальные положение религии и монастырей , как и в духовную
юриспунденцию, размер коей, сообразно письму, был очень не слишком велик.
Оглавление послания имелось , непременно, продиктовано патриарху Кириллом,
устремлявшимся при помощи престижа патриарха мог злоупотреблять в
российской церкви. Видится, конкретно что в первый раз приобретают родное
писчее спец-оформление духовные статуты Владимира и Ярослава. Возможно, по
вопросу духовной политикой Кирилла надлежит разглядывать еще басню его
отпечатка: "Kipillos monachos eleo f (eo) u archiepiskopos tis m(it)popoleos Rosias".
Примечательно, будто киевский митрополит титулует себе тут "архиепископом
Российской митрополии", хотя тем сориентировать стал родное главенство что
касается к целым епископам, орудовавшим, сообразно этому истолкованию,
41
около возможностей, получаемых с митрополита. Иными словами, митрополит
устремлялся объединить подвластных ему епископов по значения собственных
викариев (наместников). Такая позиция смотрится очень актуальной пред личной
такого прецедента, будто облечение тех князей (т. е. стольные поставления)
больше и намного больше мастерила епископов независимыми духовными
властелинами относительно к митрополиту, коему предоставлялось только
рукополагать стольных ставленников. Общественно-политическое деление Руси
еще сузивало поле деятельности настоящей власть киевских митрополитов.
Поэтому, появление веяния к ("попечительству про всех"), коия настолько
свойствена духовенству политические деятели митрополита Кирилла III в 2-ой
половине XIII в., вероятно, нужно отложить к эпохе Кирилла II. Временно
властвования Кирилла II приводятся посвящения последующих епископов:
Митрофана , епископа в Владимире-на-Клязьме и Переяславле, 14 госпожа 1227 г.
(в Владимире-на-Клязьме); Спиридона, архиепископа новгородского, 17 февраля
1230 г. и Кирилла (II), епископа ростовского, ярославского и угличского, 6 апреля
1231 г. (благородно интереса, будто епископы владимирские и ростовские
называются не только лишь сообразно местопребыванию их кафедральных
храмов, да и сообразно резиденциям удельных князей). Умер Кирилл в летнюю
пору 1233 г. меж 10 июня и 15 августа [26].
42
ГЛАВА 2. АРХИПАСТЫРИ МОСКОВСКИЕ XIII-XV В.
§2.1 Татаро-Монгольский период
С татаро-монгольским погромом сначала XIII столетия завершается
киевский момент российской летописи. Длится утемнение «симфонии» в
касательствах меж Верой и страной. Изменяются сами данные дела, так как они
стали на сто процентов подвластны с золотоордынского владычества. Татарское
ярмо затевает новейший, непростой, никак не умещающийся в ординарную
формулу, момент в летописи Российской церкве. Так что у князей имелись их
родные и подчиненные, выражая благодарность коим и через совсем немного
столетий об их не забывали, посему канонизировали, ведь большая часть
встретивших страстотерпческий венцы священнослужителей, монахов и мирян
оказывается однозначно позабыто. Они все, бесспорно, сделали величавый
заслуга. Обыкновеные дар оберегали собственную территорию и церковь.
Священники в Батыева погрома осуществляли богослужения, признавали бойцов
и городских жителей, вдохновляли взять ратничий заслуга. Большая часть их
помирало после штурма накрест с оружием. Покуда выступал Орда - Руси,
практически никаких поблажек духовенству никак не было. Татаро - монголы
кромсали целых сплошь люда. Услуги и ярлычки, даруемые церкве, - это все
станет позднее, как скоро Россия станет завоевана. Как ни прискорбно, эта беда
как скоро не имелось пробы победить врага, насколько имелось убито
священнослужителей в возраст Батыева нашествия, желая, непременно, имелось
неограниченное количество священномучеников. Знамениты только фамилии
архимандрита Пахомия, игуменов Даниила и Богом даная - настоятелей
владимирских монастырей, убитых около штурме города Батыем в 1238 г.
Остались и фамилии 2 епископов, убитых в 1237-1240 г.г. В их числе митрополит Евфросин, митрополит Переяславский Симеон и митрополит
Владимирский. Россия делается вассальской государством относительно к Орде.
Буква законов, буква установлений, слова церкви ханы возьми Руси никак не
поменяли . Позднее после хане Берке, в 1262 г., в городе Москве Орды - Сарае -
43
имелась учреждена православная епископская кафедра. Учитывая мнение
Карташева , сомнение деятельность раскрытия данной епархии в настолько
трудное момент имела возможность иметь Священноначалию Российской церкве,
Величавые правители тех пор Ярослава Всеволодович (1191 - 1246) и Александр
Невский (1220 - 1263) смогли сконструировать дела с золотоордынскими ханами.
Монголы, имеясь идолопоклонниками, почтительно и веротерпимо касательно к
христианству и прочим исповеданиям. Выдачей ярлычков они устанавливали и
Храм и российских князей в подвластное состояние к Орды. Дела князей с
митрополитами. Преданным ином и соратником величавого князя Александра
Невского был архиирей Кирилл II, гениальный архиерей церкве. В 1270 годку он
примиряет величавого князя Ярославовича с новгородцами. Его наместник
митрополит Максим в 1300 годку переселяется в обиталище во Владимир.
Переменивший Изречение митрополит Петр, тесновато приятельствует с
отпрыском святого Даниила, Юрием, и отписывает захоронить себе в городе
Москва, освящая, поэтому, грядущую город Москву Российского страны.
Митрополит Феогност, союзник величавых князей Ивана Калиты и его отпрыска
Симеона Горделивого, совсем селится в городе Москва, дав сим огромность
княжеству,
становящемуся
средоточием
территории
Российской.
Святого
митрополита Алексей, крестничек Ивана Калиты и педагог грядущего князя
Дмитрия Донского , воспринимал инициативное роль в распоряжении страной. В
1362
годку
перенос
кафедру
из
Владимира
в
Столицу
и
прикрепил
неоспариваемое седалище столичных князей на княжеском престоле. Сергий
Радонежский Величавый князь Димитрий Донскойон, подобрав армию, вступил в
монастырь преподобного Сергия вымолить благословения к ждавшее схватка. В
содействие величавому князю Святой пожелал удачи 2-ух иноков собственной
обители: схимонаха Андрея
Ослябю и схимонаха Александра
Пересвета, и
предвестил лавровый венок князю Димитрию. Предсказание преподобного
Сергия осуществилось: 8 сентября 1380 года, в сутки праздничка Рождения
Пресвятой Богородицы, российские вояки одержали совершеную победу надо
монгольскими полчищеми на Куликовом поле, допустив правило избавления
44
Российской территории от монгольского ига. В период схватки святой Сергий
совместно с братией на коленях стоя молил и умолял Господа о даровании
победы российскому воинству. Древнерусское летописание Северо-Восточной
Руси, скажем другие монументы литературы XIII столетия, никак не сберечь
внутри себя детализированной было деяний функционеров церкве во время
русско-монгольского противоборства. Их безмолвие дозволяет представить, будто
около воспроизведении происшествий прошедшего, в любом случае отражавших
акты
противодействия
Орде,
церковь
любила
дистанцироваться
с
ратоборствующих сторон. Предоставленная царапина обнаружилась около Калки
происшествий 1223 г., отстоявших к стачке извещений об Калкской сражению
свыше всякой меры возьми полста лет. Избранная святой иерархией точка зрения
значительно различалась и пирушка, тот или другой симпатия брала до этого, в
домонгольское момент, допустим, в рассуждении половецких набегов. Сейчас
облагодетельственная и свыкшаяся с Ордой церковь любила вообщем не
объяснять татаромонгольское проникновение, осматривая данные действия
только в контексте концепции «казней Божиих». Единых историографических
содержание, вызывающий к войне, сопряжен со смертельным докладом епископа
Митрофана. Но и беда держится только в галицко-волынском летописании,
создававшемся около дворе Галицких князей, длительный момент занимавших в
рассуждении Орды суровую сделку. Обстановка поменялась в 2-ой половине XIV
в. Конкретно в данные десятилетия в первый раз сталкивается «критическое»
воспринятие Орды. Но и в данном случаи об какой-никакой объективности
извещений о темах и необыкновенностях действия духовенства и духовной
иерархии в рассуждении Орды гласить запрещать. Это же свидетельствует и
летописания. В общем писательском монументы в рассуждении татаро - монголов
и лично соборе почаще держат очень нечёткие формулировки, славословящие
сдерживание, будто это превосходно видется в летописи погибели Владимирского
епископа Митрофана, архимандрита Пахомия, игуменов Даниила. Более
подвижничиская жизнь имелась погибель переяславского епископа Семиона.
Однако в перспективе схожих кончин поразительно отличаются сюжеты о
45
«спасении» ростовского епископа Кирилла и черниговского епископа Порфирия.
В
главном
случае
епископу
получилось
оставить
город,
будто
коллекционирования «ратных» про защиты Ростова и уехать в Белоозеро. Но в
конечном итоге, отпечатков бойцов в предстоящей историографической доле
Кирилла ростовского никак не находится. Во 2-м случае черниговский
митрополит был забран татаро - монголами в пленение и забит живым. Возможно,
стоимостью существования и Порфирия конкретная соглашение, о мишянах и
задачках коей, разрешено лишь додумываться. Деяния и участи других иерархов
остаются безызвестными. Помимо этого, южнорусские иерархи, даже митрополит
Иосиф, в историографическом падении Киева и действиях 1239-1240 гг. имелись
просто никак не увидены . Возможно, их деяния, скажем их роли, учитывая
мнение современников, никак не стоили памяти и почитания. Поэтому, в
современников и близких отпрысков, очевидцев 1-ый десятков лет татаромонгольского первенства на Руси, церковно-ордынские дела владели трудным
нравом. Когда будто духовные иерархи по-всякому усмотрели проникновение.
Духовная степень и церковно-ордынские дела выслеживается не только лишь в
ситуациях святителей Митрофана и Порфирия, да и в недосказанности условно
судьбыы почти всех других иерархов, даже киевского митрополита Иосифа. Но
никак не призывает колебания и что, будто церковь обрела владычество Орды и
следуя верховодила этикета и общественно-политического благоразумия любила
или не объяснять собственные взаимосвязи с татаро-монгольскими общественнополитическими серединами, или замалчивать о собственной воззрению в
рассуждении ордынского первенства, дав ему резоны «Казней Божиих». Перенос
из Киеве в столицу Москву. Возобновление богатства митрополичьего здания.
Поставление Григория Цамвлака - особенного митрополита в Литву. Нарекания в
адресе св. Фотия. Протесты св. Фотия супротив поставления Григория. Дела
митрополита Григория. Слияние целой митрополии перед правлением св. Фотия.
Митрополита Исидор. Его роль в Ферраро-Флорентийском Соборе. Неверность
Православию. Порицание храмом российских епископов (1441). Побег в Рим.
Поставление митрополита св. Ионы (1448). Введение автокефалии Российской
46
Соборе,
остановка
общения
с
Константинопольского
патриархата.Захват
Константинополя 1453 году [27].
§2.2 Архипастыри Киевские и всея Руси
Митрополит Кирилл III
Митрополит Кирилл вызван был править российской церквой, как скоро
российской территорией стартовало главенство Монголов. После ужасного
опустошения Руси в период наиболее порабощения, при этом, церковь в личике
духовенства и в участках публичного богослужения - храмах пострадала в такой
же степени страшно, как скажем и правительство. Из деловитости митрополита
Кирилла божественно - общественно-политической в теснейшем значении
данного крайнего болтовня, и его необыкновенную длительность, нам популярен
сообразно летописям только один личный вариант. Вариант данный , державший
пространство перед самый-самый целью его властвования, отчуждает созидать и
молчалив того самого благородного пастыря. В повествование он молчалив
Никоновской летописи) . В 1281 годку преосвященный Кирилл, митрополит
киевский и всея Руси, получился из Киева сообразно собственному обыкновению
и изучал города целой Руси, изучая, наказуя, поправляя. Наступил он
и в
суздальскую территорию и услыхал (тут) с неких, поведавших ему , будто
Неведомый митрополит ростовский создаёт виновато: назло священных писаний
и святых верховодил осудил чрезвычайно невообразимо собственного величавого
князя ростовского Глеба Васильевича,- после 9 месяцов за могилой (в 1278 годку)
с поруганием и опорочиванием прогнал его и народ из церкви и отдал приказ
однозначно зарыть его в территорию (а никак не решать в раке, в гробнице, будто
погребались правители) во Княгинином монастыре (срубленном матерью
Глебовой). Из- за наверное преосвященный Кирилл, митрополит киевский и всея
Руси, отлучил епископа Игнатия, покуда с величавым произведением никак не
умилостивлял он молчалив митрополита князь ростовский Димитрий Борисович,
внучек Василия (и племянничек Глебов). Извинив и допустив епископа,
митрополита гласил ему: «не возносись не слыхать себе непорочным, не
47
настолько немало хлопочи об воспрещении и отлучении, насколько о избавлении
и помиловании, потому что в помиловании братии обретаем помилование наших
грехов и доверие Господня (в) милости близкого сокровена имеется ( т. е . я
завлекаем домой доверие Господню собственной милостью к близкому). Равно
ведь и раскаивайся, отпрыск мой, по лично собственной погибели про эту
неприличной и бесстыжей грубости, потому что теснее скончавшегося осудил
твоя милость до этого свида Божьего, а как скоро он был живой, твоя милость
стеснялся его и таланты с него хватал , и обедал и употреблял с ним, и руководил
сообщество с ним и забавлялся, и как скоро имелось разрешено поправить, никак
не поправлял, а сейчас желаешь поправить средством такового ожесточенного
воспрещения и отлучения.
допустим стремишься помогать ему, ведь окажи
милостынями попрошайкам и мольбами и совершением сообразно деревену
поминовенных служб». Вручив, поэтому, обширное разоблачение епископу
Игнатию, митрополит Кирилл извинил его и пожелал удачи работать, и утешил
его, чтоб он никак не ввалился очень в огромную печаль. Как инициативное роль
воспринимал звание Кирилл в муниципальных процессах Руси, я никак не
владеем данных. Нравственно-обязательный его, будто верховного пастыря
русской церкве, сочиняло в реальном случае приемущественно ведь, чтоб
примирять бранившихся князей и предупреждать меж ними убийств. Летописи
докладывают нам вот образчик такого, будто митрополитом был выполняем
данный высоконравственный человек. В 1270 годку Новгородцы очень
перегрызлись с величавым дворянином Ярославом Ярославичем (удельным
дворянином тверским). Князь вошел взять их с огромной силом, а они, к тому же,
пустились в пули супротив него всей имеющейся территорией. Неприятели
торчать лицом к лицу, и конец имелось следовать избиение; однако митрополит
наслал новгородцам собственную увещательную грамоту, и они, отнесши орудие,
примирились с дворянином. В собственной грамоте митрополит писал
новгородцам: «мне доверил Господь архиепископию в российской церкви, для вас
выслушивать Господа и меня: слушать никак не проливайте зла, а Ярослава
отменит весь имеющийся ярость возьми вы,- из-за наверное я (многогрешный)
48
для вас поручаюсь ; ежели вы и фигура целать (чтоб отводить домой князя, аз
(многогрешный) позволяю вы с кресто-целования) и возьми себе принимаю
епитимии, и клянусь из-за ведь пред Богом». В руководство митрополита Кирилла
обладали пространство связь, и быть может временный духовный альянс
галичского величавого князя Даниила Романовича с папой римским, также
эксперимент папы подчинить себе собственной власть и нордовую Россию [28].
Митрополит Максим
Митрополит Кирилла передал власть Максиму, сам эллин, приходил из
Греции в 1283 годку тогда и ведь тронуться в Орду за апробацией в собственном
сане и с крестом. И он был должен перенести кафедру свою, в 1299 годку
совершенно и «с клиросом своим» вселился во Владимире. Биография его
рассказывает, будто прибыв в данный город хозяйка Пресвятая дева появилась
ему во сне, подтвердила его желание вселиться в Её граде и отдала ему нарамник,
кой который сохранился около него в ручках его после сона. Этак решен был 1-ый
бесповоротный ход к перенесению митрополии в провинцию. Взяв кафедру из
Галичы, обязались, естественно, плохо взглянуть к данному переселению
митрополита. И вправду, ещё около существования его († 1305) меж князем и
народом лицезреем отпечатки соперничества в митрополии, что со временем
безвыездно разрастается к делению Российской церкве в 2 пятидесяти процентов.
Из росписей кафедр константинопольского патриархата и её власти XIV столетия
лицезреем, будто ещё в 1303 годку греки организовали в Галиче необыкновенную
митрополию; понятно имя и главного митрополита галицкого Нифонта.
Виновником её института биография святого Петра выставляетвеликого князя
Юрия Львовича, правившего Волынью и Галичем, потомока Даниилова, кой
«восхоте Галичскую епископию в митрополию претворити». Условно роли
митрополита Изречение в государственных делах Руси нам понятно ведь, будто в
1304
годку,
как
скоро
сообразно
погибели
величавого
князя
Андрея
Александровича городецкого был должен взять в долг княжеский трон
заслуженно главенства Михаила Ярославич калининский, звание успокаивал
49
находить княжеский трон подзаконным претендентом столичного князя Юрии
Даниловича.
Относительно
к
фурроров
данного
пастырски-миротворного
вмешательства в разногласия князей, ведь столичный князь, ожесточеннейшая
схватка с Михаилом Ярославичем заполняет позже многие момент властвования
митрополита Максимова св. Петра, никак не слушал настойчивых увещаний
митрополита. Однако патриарх Афонасий (в 1308 годку) определил Петра
митрополитом никак не галицким, а всея Руси, взамен скончавшегося
митрополита [29].
Петр Московский
Момент святительствования св. Петра имелось порой жестокой войн меж 2мя князями - тверским и столичным на вопрос об главенстве, из-за коим, вероятно
либо неразличимо
дерущихся , возникает вопрос про то, коему княжеству -
тверскому либо столичному начинать семенем грядущей величавой Руси. Меж 2мя дерущихся св. Петр встал к московскому на стороне князя столичного, нежели
и способствовал выводу войн для Столицы. Сделавшись митрополитом, он лишь
мимолетом застопорился в Киеве и тронуться напрямик в Москву. В народной
Руси выступала дальше мощная сражение в следствии княжеской власти меж
Михаилом Тверским и Юрием Московским. Встав
на сторонке Юрия,
митрополит возьми 1-ый ведь времени зажечь супротив себе вражду в Твери.
Митрополит Киевский и всея Руси, чудоносец, духовенство, главным из
российских митрополитов существовал в городе Москва. Немало проблем
проведал Первосвятитель в 1-ые годы управления Российской митрополией. В
испытывавше страдания перед монгольским игом Российской стране никак не
имелось жесткого распорядка, и святителю Петру доводилось нередко поменять
участка собственного пребывания. В данный период в особенности главны
имелись записки и хлопоты святителя об утверждении в стране настоящей церкви
и нравственности. В период неизменных объездов епархий он постоянно учил
люд и братия о серьезном сбережении христианского благочестия. Враждовавших
князей он вызывал к дружелюбию и единству. Настоящий смиренный архиерей
50
мощный и серьезный . Он отнял епископского сана Исмаила Сарского,
несомненно и бесспорно, из-за принципиального греха условно на Соборе либо
Отечества, и кинул проклятию 1-го небезопасного еретика, Сеита, обнаруженного
им в нечестивом умствовании, однако никак не желавшего образумиться. В 1313
г., как скоро ханом стал Узбек, 1-ый из ханов встретивший вера, свт. Петра
тронуться в Орду. Его обрели вслед за тем достойно и выпустили с новеньким
ярлычком. Безвыездно бывшие услуги духовенства имело там и добавлена
новенькая: безвыездно духовной власти по абсолютно всем процессам, никак не
кроме и криминальных дел, были подчинены суду митрополита. Как скоро за
могилой Михаила Тверского и Юрия Столичного Александр Михайлович
Тверской приобрел сам ярлычек как величавого правителя и заступил в войну с
Иваном Даниловичем (Калитой) Столичным, свт. Петр встал на сторону
последнего. В 1325 годку духовенство Петра по требованию величавого князя
Иоанна Даниловича Калиты (1328 - 1340) выдержал митрополичью кафедру из
Владимира в Столицу. Верное явление обладало принципиальное смысл целой
Российской территории. Духовенство Петр прорицательно предвестил избавление
от монгольского ига и грядущее возвышенность Столицы будто центр целой
Руси. Сообразно хотению и миру свт. Петра вел. кн. Иван Данилович (Калита)
стал в 1326 г., августа 4-го, в городе Москва возьми участка 1-ый храм
неподвижную во имя Успения Пресвятой Богородицы. " допустим твоя милость" ,
- произнес духовенство величавому князю, - "похоронишь тут мою и построишь
тут церковь Богоматери, ведь станешь замечательнее виликим выше других
князей, и вид твой род возвеличится, останки мои а не твои останутся в этом
граде, священники захотят жить в оном монастыре, и паки его будут враги наши
трепетать." Св. митрополит своими ручками выстроил для себя гроб в стенке
данного церкви и хотел чтоб его освятили, однако Богу приятно имелось, чтоб
храм Успения был освящен после кончины святителя. 21 декабря 1326 года Петр
отдалился к Всевышнему. Святому телу Первосвятителя было погребено в
Успенском храме в неподвижном гробе,кой он лично изготовил [30].
51
Митрополит Феогност
Митрополит
Феогност
заполучил
преимущество
наибольшую
признательность в Столицы не только лишь там вот, будто лично был преданным
и старательным архипастырем и сидел безвыездно в Москве, имел возможность,
имея цель содействия её общественно-политическому возвышению Москвы, да и
тем вот, будто побеспокоился и поспел поставить наместника подходящего , кой
он обладал высочайшей духовной властью с дворянами столичными то его власть
была неразрывной. Наместник святителя Петра, эллин Феогност, осведомленный
в 1328 г., теснее напрямик тронулся сразу в Столицу, Москву к столичному
князю, кой в этом же годку заделался величавым Князем. Александром
Михайлович Тверским, произведя в Твери возмущение супротив ханского посла
Шелкана и побиение его свиты, навлек на себя опалу хана Узбека и убежал из
города. Иван Калита был должен брать его около псковичей и доставить в Орду.
При всем этом полностью выяснилось, тот или другой принципиального
сторонника обладала Москва и митрополита. Феогност из-за опального князя
заявил псковичам собственную анафему. После чего Александр Тверской съехал в
Литву. Удельные правители, естественно, имелись люди очень ворчливые
беспрерывною
взаимосвязью
со
Столичным
митрополитом,
однако
воспрепятствовать данной взаимосвязи никак не обладали мощью. Наиболее
мощного противодействия разрешено имелось ждать лишь в Литве и в Польше,
обладавшими российскими территориями. Вправду, сообразно проискам с данной
сторонки и амбициозности различных церковных персон юго-западной Руси, тут
последовательно считались митрополиты, достававшие для себя чин от греков, - в
Галиче Архангел ещё около митрополита Петра и Феодора после митрополита
Феогноста, в Киеве был лжемитрополит Феодорит, осведомленный в 1352 г.
Тырновским патриархом. Патриарх Филофей константинопольский заявил его
недостойным святого сана. Ещё раньше в 1347 г. греки высказались супротив
деления Российской митрополии и огласили Галицкую митрополию упраздненою.
В Орду Феогност был должен колесить дважды. В 2-ой поездку (1342 г.) его
повстречали вслед за тем огромные проблемы. Некто произнес хану Чанибеку,
52
будто митрополит коллекционирует огромные финансы с духовенства и будто
около него немало средств. Правитель востребовал от него платежа и только от
духовенства. Феогност выдержал в Орде все припирания, передал по 600 руб.
различным мощным людишкам и все-же выпросил чтобы хан стал на защиту
Российской верой и дал услуги новый ярлык. Митрополит умер в 1353 годку
совместно с величавым дворянином Симеоном от моровой язвы [31].
§2.3 Архипастыри Московские и всея Руси
Архипастырь Алексей
Алексей поставляется митрополитом лишь из русских, в силу собственных
плюсов
Святой
Алексий
произвел
быстрые
реформы
муниципального
управления, и он был митрополитом и в это же момент главным муниципальным
мужиком, головой боярской мысли и князя. Ему пришлось брать митрополичью
кафедру когда, как скоро дворянами столичными имелись особые люди,
спрашивавшие заботы от лица страны. И вот после митрополитом Феогностом,
после 47 дни после него, погиб князь Симеон Иванович и став собственным
наместником брата собственного Ивана Ивановича. Данный Иван Иванович был,
будто молвят летописи, государь «тихий и кроткий», т. е. государь слабенький.
Иван Иванович погиб в 1359 годку и просил собственным наместником отпрыска
сына Димитрия Ивановича 9-летним мальчика. Два князя, вот сообразно
беспомощности, иной сообразно детству, испытывали нехватку в голове для себя
и родителе надо с лица: и управляющим - родителем двух был он - св. Алексей
регентом. Он ведаем позитивно, был единица он реальным либо официозным
головой муниципального управления был при Иване Ивановиче; Симеон
Иванович в собственном церковном завещании, прописанном пред гибелью,
повелевает собственным братьям - Ивану Ивановичу
и
Андрею Ивановичу
(погибшему скоро после него наиболее): «слушали желание есте основателя
нашего владыки Алексея, такоже стареньких бояр, хто желал отцю нашему блага
и нам» , и сим будто бы казенно устанавливал его - св. Алексия встал боярской
мысли. Как ни говори, однако он владеет позитивным и светлыми доказательства,
53
будто Иван Иванович пред собственной гибелью попросил его внешным и
реальным регентом страны около и передал собственного сына отпрыску
Димитрии . Поэтому, св. Алексей был и митрополитом и совместно головой
муниципального управления,- частично, быть может, никак не внешным ролью,
частично ведь и совсем внешным ролью. Чтоб митрополит либо вообщем глава
церкве казенно был регентом и управляющим страны, наверное в нашей
российской летописи - один такой эксклюзивный момент. Он не имеет
возможности отдать вся свойства целого государства другим св. Алексия, так как
чтобы достичь желаемого результата так не хватало многих сил. Однако он
позитивным ролью ведает, будто он был ревностнейшим охранителем обладаний
и власть столичных князей супротив наружных противников: Инновационные
доказательства, присущие приятелям и противникам св. Алексия, сообразно
молвят нам, будто он, заработав с помирающего Ивана Ивановича опеку надо его
малолетним отпрыском Димитрием, «прилагал безвыездно усердия, чтоб сберечь
чадо и сдержать за ним государство и власть». Будто он «весь предавался»
препорученому возьминего занятию попечения о «государе-дитяти». Димитрий
Иванович стал 1-ый из величавых князей столичных светло и точно объявил
рвения к муниципальному единодержавию, однако он объявил их в эти ещё
молодые возраст, будто нужно обязан быть после смерти св. Алексей. Как из- за
его момент Москва варосла в собственной мощи и сообразила данную
заключительную, следовательно изо такого, будто бой на Куликовском поле
имелась возьми 3-ий год после его кончины... Собственные усердия о охранении
власть князя столичного св. Алексей, будто трудно мыслить, приступить в тот же
миг за могилой Симеона Ивановича, кой , помирая, доверил собственных братьев
грядущему митрополиту. В 1357 годку св. Алексей имел проявить христианскую
милость предложение Тайдуле о исцелении, но даже это явилось не во вред
Столице. Супруга хана захворала какойто ведь заболеванием. Потому что
Монголы любили медиков и служителей вер, о нежели мы беседовали больше ,
ведь природно, будто и Тайдула узнав их обещала находить для себя поддержки.
Никак не ведает, обходилась единица симпатия к церковным различных вер,
54
бывшим в Орде , и узнав о митрополите с коими была надежда возымела
вспомнить об св. Алексии, с коим она познакомилась в его константинопольском
странствия, будто об добром и непорочном сообразно существования главе
российского духовенства; лишь в 1357 годку, она написала к нему грамоту с
пожеланием, чтоб он на побывал у её. Св. Алексей тронулся в Орду, и сообразно
его мольбам ханша возымела расчудесное выздоровлением. В руководство
Иоанна II Алексей был основным советчиком величавого князя в целых делах ему
способствовал, а его помощь имелось дальше чрезвычайно принципиально в силу
особого благоволения к святителю ордынских ханов. Сразу содействии Тайдулы
он обуздал хана и возвращался с новеньким ярлычком. Около молодым Дмитрии
Иоановиче Донском архипастырь был реальным управляющим страны и спас
Столицу из достаточно небезопасных событий. Он посодействовал Дмитрию
сдержать правительственое амбиция, против конкуренция
родича, Димитрия
Суздальского. Некоторое количество медли после архипастыря заступил в
размолвку суздальских князей Димитрия и Бориса за Исподнего и манил их
тягаться в Столицу. Борис имелось категорически отказался от столичного трона ,
однако непорочный Алексей отправил к ниму в Настоятеля преподобного Сергия
Радонежского с повелением закрыть безвыездно на соборе в городке и данной
мощной меркой сдержал его перед столичной администрацией и принудил
скинуть самозванцев. Около посредстве митрополита содержались безвыездно
стольные уговоры; он имел собственную церковную мощь и чтобы, принуждать
князей блюсти данные уговоры, изменял отлучению этих из их, коие входили
супротив Столицы в альянс с Литвой. Таковая неизменная ассоциация
митрополита в Столицей, естественно, обязана имелась разжигать в молчалив
мощную вражда в Литве и Польше. В 1371 годку, против безвыездно бывшие об
согласье митрополии, глава Филофей был должен скинуть поначалу настояниям
ляшского короля Казимира и отдать Галичу особенного митрополита Антония.
Позже в этом же годку наступило к деревену напористое обращение и с Ольгерда
литовского, кой пожаловался, будто ни разу никак не посещало такового томного
митрополита возьми Руси, будто он Алексей, будто из Киева и Литвы он совсем
55
никак не навещает и обожает 1-го лишь князя столичного, с благословения его
Москва оскорбила его, Ольгердова, шурина, Михаила Тверского, и зятя, Бориса
Нижегородского , с переметчиков возьми столичную сторонку архипастырь
сбивает клятва и проч., и напоследок умолял определить также особенного
митрополита в Киев, Малую Русь, Литву, Город, Тверь и Новгород, т.е. в
безвыездно территории, враждовавшие со Столицей. Филофей скинул и даной
пожелания и в 1376 годку определил митрополитом киевским серба Киприана. На
Руси поэтому стало 3 митрополита. Про укрепления целостности митрополии
глава обозначил лишь, чтоб Киприан опять объединил Россию во главе с одной
столицей Москвой [32].
Митрополит Киприан и его заслуги
Явно, будто в городе Москва имелись чрезвычайно ворчливые поставления
Киприана и предназначением его в наместники святителю Алексию вне гармонии
величавого князя. Старое духовенство желая назначить для себя наместником
преподобного Сергия, однако кроткий затворник радикально категорически
отказался с данной почтительности. Дальше величавый князь обозначил взять
митрополию собственного духовника и фаворита, священнослужителя Митяя
(Мишу). Верное лицо очень заметное и внешностью, со звучной и чистой жизнью,
отлично объяснявший мощь неестественную, понимавший древние рукописи,
книжки и притчи, толковавших велеречиво в судах и процессах, однако, тогда как
горделивых и надменных. Величавый князь уломал его подстричься и в самыйсамый ведь день пострижения устроил архимадритом собственного столичного
Спасского монастыря . Независимо от того, будто Алексей не достигал
соглашения принять данного монаха - новоуча собственным наместником, чуть
только духовенство умер (в 1378 г.), будто Митяй возьми митрополитский мешок
и приступить целым тут предписывать, будто реальный митрополит, верховодить
процессами и составлять митрополичий урок. Потому что он хотел существовать
осведомленым
российскими
епископами,
в
городе
Москве,
сообразно
постановлению величавого князя, намерился чтобы достичь желаемого результата
56
собора епископов и верховного духовенства. Однако меж ними отыскалось
немало людей, в особенности из монахов, коие совсем никак не хотели видеть его
митрополитом. Более остальных гласил супротив него митрополит Суздальский
святой Денис. Митяй привязался к нему, вспыльчиво вызывая с него решения,
отчего сообразно приезда в Столицу он никак не появился к нему за
благословением. «Ты был должен прийти ко мене за благословением, а никак не
я (многогрешный) для тебя, - ответствовал Денис, - так как я (многогрешный)
митрополит, а твоя милость поп». - «Я тебя и священником никак не поставлю, заорал Митяй. - Сам буду собственные скрижали делать». - Спросив, будто Денис
лично хочет тронуться за митрополичьим саном в Грецию, Митяй с величавым
дворянином высадили его передать сторожам. Денис отдал словечко никак не
колесить в Грецию и очертил в данном поручителем за себя преподобного Сергия
, однако все-же ехать пришлось через недельку после собственного избавления.
Митяй жутко разгневался и возьми на него Сергия. А из Киева в то же время
двигался к Столице иной, еще больше страшный соперник в митрополию,
Киприан, кой был должен взять в сам целую митрополию в следствие соборного
дефицита 1376 г. Супротив данного кандидата взбунтовался лично величавый
князь, видавший и молчалив ставленника Ольгерда, и с опорочиванием изгнал его
из Столицы. После этого всего Митяй принял решение поспешить собственным
посвящением и лично в конце концов поехать в Грецию с большим визитом, с
подарками для греков и с некоторыми бумагами, удостоверенными печатью
величавого князя в запас, однако на
самом по пути быстро занемог у
Константинополя, в один момент погиб в 1379 годку. После его погибели
попутчики
его
отважились
произвольно
избрать
в
митрополиты
1-го
архимандрита из его свиты, Пимена, и возьми из бумаг за правительственной
печатью прописали с фамилией величавого князя просьба о его поставлении.
Глава народа и правитель поначалу имелось категорически отказались сделать
наверное просьбу, со ссылками в ведь тот, будто в Российской стране тесно
издавна приурочен к митрополию Киприан. Однако послы, употребивши иным
бумагой, взяли средств, пораздавали, кому необходимо, по 20 000 руб. и
57
действительно достигнули собственной миссии. Спросив о подлоге Пимена,
величавый князь задолго до его возврата позвал домой в Столицу Киприана, а
Пимена сообразно возвращении повелел наказать. Однако через совсем немного
времени
оказывается,
будто
он
устроил
наверное
исключительно
под
воздействием бешенства взяв Пимена, а не затем, будто возымела власть к
Киприану. В период нашествия Тохтамыша архипастырь Киприан ушел из
Столицы в Тверь, будто понятно, с Литвой. После чего величавый король снова
изгнал его от своего имени и позвал возьми митрополию Пимена. Однако потому
что и данный митрополит был ему неугоден, ведь он в тот момент выслал в
Грецию мольбу об поставлении в митрополиты Дионисия. Денис также был
назначен, однако возьми оборатно по дороги из Греции был застопорен
литовцами в Киеве и погиб вслед за тем в 1385 годку в тюрьме. В то же время
Киприан с Пименом колесили в Грецию биться об митрополии пред патриархом.
Патриарх принял решение для Киприана. В его ведь выгоду сформировались вот
и все остальные происшествия; в 1389 годку погиб враждебный к нему величавый
князьь Димитрий; погиб и ниспровергнутый Пастух. «И закончил, - гласит
историк, - бунт в митрополии и бысть единична митрополия, Киев и Галич и всея
Руси». Весть в вообщем, немного правосудно; в Галиче до сих пор сохранился
особенный епископ Антоний. Единое руководство Киприана прошло во всем
государстве. Единодушие его с новеньким величавым дворянином Василием
Димитриевичем никак не прекращалось никогда, а потому что величавый князь
был в неизменном круге с литовским дворянином Витовтом (собственным
тестем), значит и в Литве закончили заботиться о особенном Митрополите . В
Орду ему никак не имелось теснее необходимости колесить, так как после
Донского симпатия закончила существовать его ужасносно жития. С ослаблением
мощь и власть монголов митрополиты закончили добиваться ханских ярлычков, и
стали вымаливать грамоты около собственных величавых князей. В 1404 годку
таков был подарок
митрополиту Киприану величавым дворянином Василием
Димитриевичем. Примечательно, будто стольные грамоты кормили внутри себя
различные лимитирования бывших прав человека на соборе, дарованных ей
58
ярлычками,
потому
что
они
подавались
сейчас
теснее
с
истинной
государственной власть , а никак не с власть одичавшей Орды, коия добивалась
для себя с российских лишь невольнического подчинения не заостряла внимания
в самый - устройство и необходимости Российского страны. Грамотой 1404 г. став
митрополитом как и раньше избавлялись от податей и повинностей и его свита
стольных дворян, однако в книгах и ином касательстве с лимитированиями: они
должны выплачивать ордынцам дань, становить лошадок возьми ямы и
выплачивать тамгу 14 с торга, не считая торга собственными творениями, и
принять участие в повинности армейской, - в борьбу митрополит был должен
становить собственный поток с воеводой величавого князя. Сообразно суду
безвыездно духовных лиц имелись подчинены митрополиту, однако в этом
случае, как скоро стало понятно и стольного и митрополичьего лица совместно,
предназначался трибунал совместный - митрополита и величавого князя;
сообразно челобитьям возьми митрополичьего наместника, десятильника либо
волостям был должен осуждать лично величавый князь. Лимитирования задели и
размера духовного ведомства: архипастырь не может быть становить в попы и
дьяконы служилых и тяглых людишек величавого князя - было это одной из
важных
обстоятельств,
отчего
вот
духовные
участка
действовали
преимущественно наиболее видных духовенства людей, изолировавшийся с
основателя, уходил изо духовного ведомства и делаться мужиком величавого
князя.
Этак
ведомствами.
сориентировались
Величавый
князь
дела
меж
сделал
муниципальным
в
духовном
и
духовным
урегулирование
митрополичьей епархии и обозначил в ней численность духовных даней и
десятичных сборов, для какой цели обусловлен был, возможно, теми или иными
злоупотреблениями, вскрывшимися в период длительных духовных смут.
Руководство митрополита Киприана имелось примечательно и в кристально
духовном касательстве чистоты жизни. Он немало хлопотал о устранении
различных бедняков, появившихся в богослужебном ранге Российской церкве, и о
корректировании и умножении духовных книжек, лично привез с собой немало
рукописей из Сербии и, проживая в уединении в собственном находящимся в
59
московской области в селе Голенищеве, промышлял различными переводами с
эллинистических книг. Митрополит умер в 1406 годку и был погребен в
Успенском храме, в том месте после св. Петра погребались постоянно российские
митрополиты [33].
Митрополит Фотий
Конкретно после его смерти князя опять наступает деление в Российской
церкве , так как Москва снова рассорилась с Литвой. Сообразно по желанию с
Василием, из Греции послали митрополитом серьезного инока из Мореи - Фотия.
Витовт поначалу никак не жилал иметь его и воспринимать, однако позже взял по
договору, чтоб он существовал обязательно в Киеве. Фотий вправду протянул в
Киеве более полгода, однако позже в 1410 годку очень захотелось съехать в
Столицу Москву. Новый первосвятитель был серьезный защитник духовных
начал и различался добрейшим нравом. После четырехлетнего неимения
митрополита в городе Москва и после недавнешнего Эдигеевского нашествия
Фотий
отыскал
в
собственной
митрополии
немало
бедняков.
Терем
митрополитский был опустошен; собственности его была расхищена мощными
нападками; немало досталось
ему от величавого князя. Фотий приступил
составлять похищеное и оскорбил он почти всех бояр и наиболее величавого
князя. В то же время и Витовт разозлился узнав о нем что он отправился из
Киева в Москву. В 1411 годку Фотий побывал в Литве, однако лишь еще больше
испортил для себя отношения , вооружив супротив себе немало людей, возможно,
настолько же разными постановлениями, другие люди зажгли супротив него гнев
в городе Москва. Фотий празднично, перед лицом всей имеющейся церкве и
целого люда, обвиняется литовскими епископами в срамнейшем изъяне либо
грехе, за кой он подлежит извержению из сана и проклятью, епископы отвергнут
его настоящим епископом и рвут с ним духовный союз. Претендентом, что желал
определить Витовт на кафедру митрополитом литовским, был из духовенства
Григорий Цамблак. В 1414 годку Витовт подобрал храм из литовских епископов и
вытребовал наизбрание в Литве особенного своего митрополита. Избран был
60
Григорий Цамблак, из славян, племянничек митрополита Киприана. Он
существовал поначалу около различных церковных должностях в Болгарии,
Сербии, Молдовлахии, позже тронулся в Столицу к великому князю, однако,
никак не застигнув его в живых, он поселился в России, в том месте заполучил
огромную
популярность
собственной
ученостью
и
изречениями.
Греки
отказывались разрывать отношения с величавыми князями столичными, кой был
дальше чрезвычайно необходим для страдающей Греции от турок , помимо этого,
он только породнился с царем Мануилом ( чрез супружество собственной дочке с
отпрыском Мануила) , и завещали Витовту. Витовт опять подобрал себе храм, и
гласил там о банкротстве собора к столичному митрополиту, пожаловался на
своекорыстие греков, коие устанавливают митрополитов сообразно, который
более выдаст средств, и спрашивал, чтоб епископы обязательно сами определили
для себя митрополита. Фотий поторопился в Литву устроиться там; однако
Витовт никак не желал его и созидать, в дороги повелел отобрать у него всю
духовную власть, подобранную в Литве. После повторного отречения из Греции
собор литовских епископов (1416 года) отважился сделать заявку пожелание
Витовта и предназначил Григория вне гармонии с патриархом. Они на соборе
написали патриарху обходную грамоту, будто Фотий совсем впал в ересь в
киевской митрополии, беспокоясь лишь о собирании тут собственной дани и
будто он самочинно удалился определить для себя митрополита другого
сообразно образцу болгар , сербов и самих российских не сообразно статуту
апостольскому, а лишь хотят избегнуть еретиков и давления от князя, с что
находится в зависимости поставление митрополита другова из Греции. Фотий, с
собственой стороны выслал обходные письма, в каких давал целую беззаконность
поставления Григория и спрашивал, чтоб православные никак не обладали с ним
общением. Григорий все же сохранился митрополитом до лично смерти (1419
года). Клеймили его за сочинения, он был пастух благоверный и защитник
православия. Он молчалив понятно ещё, будто в 1417 годку, сообразно хотению
Витовта, он был избран Констанцским собором, кой обладал мощью рассмотреть
возникший вопрос о синтезе унии, однако он разбушевался,
никак не
61
инициировав данного обсуждения. Потом после его смерти 52% Российскойи
церкве снова объединились перед администрацией Фотия. В последнее время
своего существования Фотий сделал огромное воздействие взяв штатские
положения. В 1425 годку величавый князь Василий скончался, сын его молодой
отпрыск Василий 2. Отец мертвого Георгий Звенигородский показал собственные
полномочия его величавое правление. Фотий прочно встал за Василия,
апробировав тем новейшие столичные распорядки престолонаследия сообразно
нисходящей полосы, а никак не сообразно главенству, будто в старое время. В
своей церковной администрации он поспевал выручать Юрия в братских
междусобицах всегда собственно выступал на его стороне. Как он умер (1431 г.),
этак даная бунт запылал с необычной мощью. Симпатия немало поддерживалась
тем, будто после Фотия длительно никак не имелось нового митрополита, кой
желание стать за величавого князя и иметь возможность тогда отдать
поручительство и сохранность удельных дворян [34].
Архипастырь Иона
После
уничтожения Исидора величавый князь отправил в Грецию
послов с прошением об поставлении Ионы, однако там узнав будто правитель с
патриархом обрели унию, возвратил родное посольство обратно. Работа об
поставлении митрополита заволоклось и поэтому, будто в России выступал
мощный бунт меж величавым князем и его двоюродными братьями, детями
Юрия, сопровождавшехся большими безжалостным пленом и ослеплением
Василия 2 от кого-то из братьев Дмитрия Шемяки. В период этой всей усобицы
братия прочно стала за величавого князя, целыми самостоятельно помогая
укрепить
Столицу
Москву
и
самодержавие
над
старыми
удельными
распорядками. Архипастырь Иона постоянно работал на стороне Василия 2,
независимо от того, будто Шемяка старательно пытался притянуть его для себя и,
овладеть Столицей, использовал его для урегулирования митрополии. Заточив
величавого князя в Угличе, Шемяка возжелал завладеть и княжескими детками;
чтобы достичь желаемого результата, наградив Иону обязательством им
62
сохранности, уломал его взять их с родимых и сторонников в собственую
святительскую эпитрахиль и навезти в Столицу пожалования уделами и наградить
, однако чтобы обмануть их в Угличе. В то же время возле Василия намерились
его сторонники и его ходить супротив Шемяки. Один из духовенства Трифон
позволил себе присягу, предоставленной Шемяке. Крайний был должен скинуть
и взял на себя обязательства никак не добиваться княжеского трона, однако никак
не осуществил данного обещания. Дальше собор архипастырей отправил к нему
суровое обращение о подчинении величавому князю; в данном письме судился
целый обособленный распорядок пророчеством, Шемяка уподоблялся с Каином и
Святополком на протест величавому князю и удалиться ему в монастырь. В 1448
годку Иона
в конце - концов назначен
был
митрополитом собранием
российских пастырей. В Грецию писали что имелось желание будто Российская
церковь никак не рвёт собственного единения с Греческой, будто поставление
митрополита свершено сейчас лично в России сообразно величавой власти,
сообразно неудобству сношений, ну и поэтому, будто в России, имеется единство
с патриархом в Царьграде. В 1453 годку Константинополь был забран турками.
Иона утешил патриарха Геннадия посылкой подарков и умолял около него
благословения. Возможно, пока Российской церковь
имела преимущество
считать митрополита вне зависимости от Греческом церкви; Российская
митрополия заделалась независимой и поставлена на пятое место после
Иерусалимского патриархата. А митрополита Иона возобновлял собственую
активность для величавого князя. В обходной грамоте о собственом поставлении
он разоблачал клятвонедержание Шемяки, уговаривал всех на сторону к
величавому князю, а непослушным грозил присягой ; позже с храмом епископов
собственно прогуливался уговаривать Шемяку сдаться. Как скоро бегал он из
города в город , а митрополит высылал собственные увещательные грамоты к
нему и к горожанам. Тревога закончилась лишь гибелью Шемяки в 1453 годку.
Наконец, в руководство св. Ионы, после взятия Константинополя Турками с
величием данного взятия, стало ясно для нас полагать чтоб впредь ставить
митрополитов наших лично в Столице своих собственных российских епископов,
63
этак чтоб митрополиты были бы в грядущее момент практически независящими
от патриархов. Как скоро заметано имелось определить
лично в Столице
наиболее св. Иону сообразно фактору униатства-патриарха, ведь поначалу
пробовали иметь вымолить около патриарха соизволение. Будто произошло в
даный момент благо,- обходиться без греков и патриархов об-их недостатков к
православию, и склонения к унии с Римом остается больным вопросцем.
Последующие наши митрополиты уже назначались в Москве по соизволению
великого князя, и уважаемы были во всех делах митрополиты в целых
митрополиях всей страны [35].
64
ГЛАВА 3. НАЧАЛО АВТОКЕФАЛИИ РУССКОЙ ЦЕРКВИ
§3.1 Архипастыри Московские и всея России
Русские митрополиты сами выделялись честью и широкой патриотической
деловитостью, какой-никакой мы лицезреем около былых до этого иерарховгреков; наиболее видимое пространство меж ними брать и пример святых Петра,
Алексей и Иона. Время показало повсевременно средоточием российских
территорий в единое государство, митрополитов
поддерживала Российские
власти, прекращаюся дележки земель между князьями, покуда в конце концов
штатское деление никак не смогло вылиться в востания. Примечательно при всем
этом, сберегая и уплотняя молодое правительство Руси, пытались с поддержкою
собственной мощностью воздействовать на князей достигнуть себе автономии с
властью и о независимой постановки в стране митрополитов, будто даного
домогались рыцарские иерархи на Римской соборе. После делений власти князей
Киевских , митрополиты самочино устремляются перед светский властями во
Владимир , позже в Столицу и неприклонно пытаются об утверждении всеобщего
решении и всеобщего повиновения всей земли русской
одному величавому
князю. Величавые правители соображали, им помогали митрополиты, и
показывали им высочайшие почтение и все почести. Безвыездно стольные
грамоты
писались
текстами:
«по
благословению
основателя
нашего
митрополита», и скреплялись митрополичьей подписью и печатью; перед
митрополитом правители (князья) выдавали клятвы неприятелю и обсуждали
собственные дискуссии; в их условных грамотах сочинялось: «а нежели племя их,
будут им 3-ий митрополит, а кого он обвинит, иначе огорчительное отдать ему».
Ясно, будто Россия, воспитавшаяся перед управлением иерархии, училась делать
вследствие никак не настолько адвокатских, насколько высоконравственых
приступать, полагать собственным распоряжения воздействие не только лишь в
штатских
делах
зависимых,
да
и
в
их
религиозно-нравственную
жизнедеятельность, а чрез них наверное приобретала широкое воздействие на
духовное положение. Со временем администрация величавого князя окрепла,
65
перестало иметь необходимость в помощи и начальстве духовной власть. С
пятидесяти процентов XIV столетия лицезреем теснее очень внезапную смену в
их расположении; что до этого князей имелось немало, а митрополитов было
много, ведь в XIV столетии, напротив, мощный князь был один, а митрополитов
23; смысл власти митрополитов ослабло, а власть величавого князя увеличилась.
Выбор Митяя и действия Донского с Пименом и Киприаном имелись живым
знамением новейшего распорядка пророческом , кой раскрутился позже в
Столичном городе. Казна митрополитов была велика, будто казна удельного
князя,
обладали
собственными
боярами,
подростков,
слуг,
стольников,
конюшенных и остальные чины; около митрополита был и собственный поток с
воеводой. Про управления митрополичьей власти около него имелись особенные
церковные
и
главные
аппараты
митрополичьей
власть.
Неизменными
ассистентами его сообразно управлению как и раньше имелись его земские
соборяне, сочинявшие около него неизменный комитет, его «клирос». В Киеве
целыми процессами заведывал преемник митрополита из церковных персон.
Различные церковные - судные и управленческие – положение доверялись время
от времени протопопам и архимандритам. Что светские
лица стали
доменнировать над духовным людом сообразно штатским процессам и церковь
стала иметь определяемы из светских людей митрополичьи десятильники,
поставлявшиеся над округами из пары приходов (десятинами), а про управления
вотчинными волостями – властители [36].
§3.2 Церковь и государство в московский период
Смещение власти из провинции в Москву. С монгольским крахом на Руси и
перемещением столицы из Киева во Владимир в провинцию, на территорию
Суздаля и Владимира. Туда ведь перебегает и орган митрополии. В XIV столетии
наступает «собирание территории Русской» около Столицы Москвы, в каком
месте решающим словом как оказалось альянс столичных князей и иерархов
Российской Соборе. Так митрополитом Петром и его наместниками Столицы
обусловлен хотением помочь целостность Руси, соединив духовный власти с
66
серединой муниципальными органами. Протодьякон Александр Шмеман очень
объективно расценивает итог такового подбора. Он заявляет, будто, поддержав
установку страны к собиранию и единству Российской территории, «Церковь
незначительно хозяйка очутилась властным орудием
данного века, она
определяла себе её векторы, закончила существовать «совестью» страны, чтоб
перевоплотиться равномерно в опору и практически аппарат Столичного
Московского
"империализма"». Подметим, будто
не более чем
личное
мировоззрение кого-то из духовных беллетристов. Деление митрополии.
Многократное поставление в митрополитов российских людишек ясно направлять
себе неспокойное интерес греков и разжигать мощную вражда в Литве и Польше.
Итогом
подсиживаний
появилось
предназначение
патриархом
Филофеем
митрополитов на территории, враждовавших с Москвой. В России делается сходу
3 митрополита - Алексей в городе Москва, Антон в Галиче и Киприан в Киеве.
Это состояние было высоконравственый интере. В 1414 годку король Витовт
выбирает храм литовских епископов в Литве стал Григория Цамблака, делал
следующий ход к делению Российской церкве . В 1459 годку латинствующий
патриарх Борис становит в митрополиты в Литву Григория, воспитанника
ниспроверженного из-за грекокатолическую ЛОЖЬ митрополита-грека Исидора.
Проистекает деление митрополии. В общем обсуждение взаимоотношений
Российской церкве и Литовской кафедры за рамками нашего рассмотрения .
Смысл митрополитов Митрополит Фотий, наместник Киприана в единичной
российской кафедре, влиял своими муниципальными положениями. Этак он
сдерживает в 1425 годку от усобицы Юрия Звенигородского, посягавшего во
величавого князя. Утвердив полномочия молодого Василия, Фотий заявляет
«новый столичный распорядок престолонаследия последовательно, а никак не
сообразно главенству, будто в старое время». После смерти Петра, Алексия,
Ионы имелась связывающим средоточием российских территорий, объединяя
западные территории в Российское государство. Власть прививалась перед
управлением духовной иерархии высоконравственным долгом. Но не вредило
когда-то такому же величавому князю Дмитрию Донскому, при помощи
67
собственного ставленника Митяя, выделенного им в митрополиты, закончить в
заключения епископа Дионисия, изгнать митрополита Киприана, а потом и
митрополита Пимена. Наверное говоря об непрекращающихся поползновениях
государственной
приятных
власти подчинить себе всю Церковь, назначив там себе
иерархо. Независимость российской митрополии. В 1441 годку за
помощь унии был низвергнут крайний в России митрополит-грек Исидор. В 1448
годку храмом российских пастырей был назначен митрополитом Иона. С Грецией
начинается автономия Российской церкве от Константинополя. Российская
митрополия стала независимой от Константинопольского патриарха, однако уже в
с собственной стране. А. Шмеман думает, будто «окончательный переход
митрополии в России стал в 1448 годку <…> на самом деле став родником
тесным повиновением Церкви в Стране и его политическо-национальным
расчетам». Собор и правительство в XIV - XV столетиях. Посреди XV столетия
Россия практически была поделена на Столичное правительство и на Литву.
Вышло и деление Российской церкви в митрополии - Столичную и Киевскую, с
администрацией
в
Литве.
Столичная
митрополия,
обретавшаяся
перед
заступничеством страны, растет в собственных границах. Однако - с усилением
столичного
князя,
равномерно
слабеет
вес
столичного
митрополита.
Администрация муниципальная перестает иметь необходимость в помощи и
начальстве духовной власть.
допустим ранее князей имелось немало, а
митрополит был один, ведь в XIV столетии как оказалось один князь и некоторое
количество митрополитов. Дополнительную роль власть в духовных процессах
преобразуется с течением времени в независимое с иерархии регулирование.
Наконец в руководство св. Ионы, после взятия Константинополя турками, около
них (имелось заключение , чтоб впредь становить митрополитов наших лично в
Столицы с собственными российскими епископами, так чтоб митрополиты были
бы в грядущий момент практически независящими от патриархов. Как скоро было
имелось определить и лично в Столице наиболее подходящего св. Иону сообразно
фактору униатства патриарха, ведь поначалу хотеле имелось вымолить около
патриарха соизволение его русского архипастыря. Потом стали обходиться без
68
патриарха, остается незаконченным вопросом тех лет. Последующие наши
сказания
убеждают,
будто
заработано
имелось
соизволением
с
целых
соглашениями друг от друга патриархов, коие уважили при всем этом
российского митрополита добровольно главенства меж целыми митрополитами
[37].
§3.3 Митрополит Филипп
Кроме грамот митрополита Филиппа, упомянутых выше, сохранились от
него до настоящего времени две церковно - правительственные грамоты в
собственном смысле этого слова, писанные – одна в Новгород, другая – в Псков.
В грамоте в Новгород от 8 Апреля 1467 года, адресованной· к архиепископу Ионе
и всем гражданам, митрополит, подобно своему предшественнику Феодосию,
увещает граждан новгородских не посягать на церковные недвижимые имения,
сопровождая свои увещания пространным поучением о неприкосновенности этих
имений. Со всей вероятностью нужно думать, что грамота была послана, так же
как и митрополитом Феодосием, по просьбе архиепископа Ионы; но она написана
так, что как будто слух о бесчиниях, творящихся в Новгороде, дошёл до
митрополита вовсе не от архиепископа, а от других. Грамотой в Псков от 22
Сентября 1471 года митрополит дозволяет Псковичам учредить у себя шестой
собор повседневного служения. Митрополит вмешивается своей грамотой в дела
архиепископа новгородского, отчасти, вероятно, потому, что тогда был в
Новгороде владыка только наречённый, но не посвящённый. Отчасти же, может
быть, потому, что у Псковичей, находившихся в ненормальных отношениях к
архиепископам по их гражданской зависимости от Новгорода, вообще было в
обычае обращаться к архиепископам. К двум сохранившимся грамотам может
быть присоединено послание Филиппа к игумену Троицкого Сергиева монастыря
Спиридону с просьбой о прощении одного старца монастыря, впавшего пред
братией в какую- то укоризну и великую беду в своем грехе и за это лишённого
монастырскими властями его имени. Послание, рекомендующее игумену кротость
вместо жестокости, как кажется, есть собственно частное письмо за человека
69
близкого митрополиту, ибо он просит простить согрешившего и возвратить ему
его хату и лошадок «мене раби». (О еврейском молитвеннике, выдающем себя за
псалтырь Давидову, переведённую с еврейского языка по приказанию будто бы
митрополита Филиппа, в Истории ереси Жидовствующих).
В правление митрополита Филиппа имел место замечательный инцидент в
нашей церковной жизни, состоявший в том, что псковское духовенство, отстраняя
власть своего архиепископа, решилось было присвоить себе самосуд. Невдовые
псковские священники считали, что поведение их вдовых собратьев совершенно
невозможно и совершенно нетерпимо, т. е. что последние или открыто жили с
наложницами, или предавались открытому разврату. Неизвестно, как объяснять
себе эту чувствительность холостых псковских священников,– тем ли, что здесь
сравнительно живо было в духовенстве нравственное чувство, или тем, что здесь
вдовые священники вели себя до невозможности зазорным образом. Если первое,
то может быть это лживое объяснение явление большой свободы , которой
пользовались здешнее духовенство против других мест и которая нравственно
воспитывает людей
(посредством
самоответственности, которую на них
возлагается знать). Если второе, то, может быть, нужно объяснять дело близким
соседством
безжонного
католического
духовенства
Ливонии,
пример
распущенности которого, как и всего католического духовенства, влиял на
псковских вдовых священников. Как бы то ни было, осенью 1468 года невдовые
псковские священники приняли намерение положить конец соблазну, который
причиняли собой священники вдовые, и решились сделать это посредством
самосуда. Относительно вдовых священников было постановлено у нас св.
Петром узаконение, чтобы они, если хотят сохранить священство, чтоб стриглись
в монахи, а если хотят оставаться в миру пусть слагают с себя сан. Но это
узаконение св. Петра, подтверждённое потом митрополитом Фотием, не
соблюдалось у нас строго. В частности оно не соблюдалось в правление
митрополита Филиппа, причём специальной причиной послабления вдовым
священникам,
может
быть
было
то,
что
крутые
меры
против
них
предшественника Филиппова Феодосия навлекли на последнего проклятия
70
народные. Невдовые псковские священники хотели употребить против вдовых
узаконение св. Петра, подтверждённое Фотием, и так как они не надеялись, чтобы
архиепископ новгородский Иона согласился на применение этого, в то время
бездействовавшего узаконения, то, обходя архиепископа, они и решили
прибегнуть к самосуду. Митрополит Фотий подтвердил узаконение св. Петра
именно в своём послании в Псков; послание внесено было у Псковичей в их
списки Кормчей книги, и на этом основании они придавали ему такое значение,
что как будто бы оно было одним из канонических узаконений этой последней
книги. Думая сделать применение мнимого канона, псковские священники
полагали, что они могут сделать это и вопреки архиепископу, и что последний
должен будет преклониться пред совершившимся фактом, после того как ими
будет сделано дело. Священники собрали город на вече и с того одобрения веча
своим единогласным приговором написали крепостную грамоту, выписав её из
Номоканона, т. е. из послания Фотиева, читавшегося в псковских номоканонах,
которой отлучили вдовых священников и диаконов от службы во всей псковской
областе
грамота была написана священниками с согласием веча, во-первых
потому, что в Пскове миряне принимали большое участие в делах церковных и
ничто важное церковное не могло быть сделано без их согласия,– во-вторых
потому, что без согласия мирян сделанное священниками постановление могло
остаться без действия, так как миряне несмотря на постановление, могли бы
держать у себя на приходах вдовых священников. Ожидания псковских
священников, чтобы архиепископ Иона подчинился их самовольному приговору,
поставленому будто бы на основании Номоканона, не оправдалось. После
напрасной
собственной попытки
заставить священников
уничтожить их
крепостную грамоту, архиепископ обратился с жалобой на них к великому князю
и митрополиту , и вмешательство в дела этих последних имело своим следствием
то, что священники, продержавшись за свою грамоту год и два с половиной
месяца, наконец принуждены были убрать её, уступив дело о вдовых
священниках и диаконах в руки архиепископа. По уверению псковского
летописца, архиепископ показал себя в этом случае далеко не особенно
71
достойным образом. Летописец говорит, что, убеждая псковских священников
менять их грамоту, он обещал им, что если то святительское дело о вдовых
священниках и диаконах они положат на нём, то он покажет к недостойным
между этими священниками и диаконами большую строгость , нежели какую
хотели показать они, но что на самом деле он показал совсем иное. Когда
священники убрали свою грамоту и когда вдовым священникам и диаконам
приказано было от архиепископа явиться к нему на управление, то дальнейшее,
по уверению летописца, было : «и начата к нему священницы и диакони вдовии
ездити, а он у них нача имати мзду – у коего по рублю, у коего полтора, а их всех
посполу (подряд) без востягновения (испытания) начали благословляти пети и
грамоты другие из тоя мзды за печатями давати» [38].
Митрополит Макарий
Фактически он был вторым лицом в государстве после великого князя, а с
1547 года царя Ивана Васильевича, оказывал ему постоянную поддержку,
благословляя на самые разные внутри- и внешнеполитические мероприятия,
наиболее
известным
из
которых
можно
считать
Казанский
поход.
О
существовавшем взаимном доверии свидетельствует тот факт, что в период
отсутствия царя в Москве его замещал митрополит Макарий. Напомню что, когда
в 1542 году Макарий стал митрополитом, Ивану было всего 12 лет. К тому
времени юный великий князь осиротел (его отец скончался еще в 1530-м, а через
восемь лет умерла Елена Глинская) и безусловно нуждался в человеке которому
можно доверять, к советам которого можно прислушиваться. Известно, что
митрополит отличался милосердием и состраданием: он первым на Руси ввел
практику «печалования», то есть заступничества за опальных. Благодаря своему
авторитету Макарий часто добивался смягчения царского гнева. На выставке мы
демонстрируем документ 1561 года из Российского государственного архива
древних
актов
–
крестоцеловальную
запись
князя Василия
Глинского,
обещающего не отъезжать из Москвы в Литву. Под этим документом стоит
личная подпись митрополита Макария, который тем самым ручался за Глинского
72
перед подозрительным и мстительным Иваном. При нем в Москве состоятоль
венчание на царство Иоанна IV Грозного. Митрополит Макарий был не только
одним из основных действующих лиц этой церемонии, но и главным идеологом
превращения Великого княжества Московского в православное царство. Именно
он составил чин венчания на царство, возложил на Ивана царский венец и
произнес речь во время обряда, а затем и во время бракосочетания государя с
Анастасией Романовной. Из уст Макария прозвучала мысль о том, что Русское
царство является преемником Рима и Византии. Важную роль митрополит
отводил наставлению, с которым и обратился к молодому царю: «Братию свою по
плоти люби и почитай… Бояр же своих и вельмож жалуй и береги по их
отечеству ; ко всем же князем и княжатам, и детем боярским, и ко всему
христолюбивому воинству буди приступен, и милостив, и приветен по царскому
своему сану и чину; всех же православных христиан блюди и жалуй и попечение
о них имей от всего сердца…». Идея преемственности власти от Рима и Царьграда
пронизывает весь текст чина венчания, одним из источников которого послужило
«Сказание о князьях Владимирских», повествующее о происхождении русских
великих князей от римского императора Августа. Сам чин представлен в нашей
экспозиции, причем посетители увидят наиболее ранний его список, датируемый
третьей четвертью XVI века. Была симфония властей, имевшая впечатляющие
политические и духовные результаты. Впрочем, надо отметить, что случались
периоды, когда Макарий хотел оставить митрополичий престол и удалиться в
монастырь от столичных треволнений. В особенности это проявилось в последние
годы его жизни и, по-видимому, было связано с начавшимся тогда, в первой
половине
1560-х,
сознательно
не
ужесточением
обострял
власти
конфликты,
Ивана
IV.
стремился
Однако
митрополит
максимально
сгладить
возникавшие трения, думаю, что в начале 1560-х годов был просто невозможен
тот конфликт, который произошел позднее между Иваном IV и митрополитом
Филиппом. Позиции последнего оказались куда слабее: тесных связей в Москве
он не имел, ко двору не был близок; да и сам царь к тому времени уже изменился.
73
С именем Макария тесно связан созыв и работа Стоглавого собора (1551),
постановления
которого
известны
под
названием
Стоглава
.
Макарию
приписывают как редакцию всего Стоглава , так и большую часть ответов на
царские вопросы (да и сами вопросы). На это указывает его
многие
места
Стоглава с более ранними сочинениями Макария. Заслугой Макария является
открытие в Москве первой типографии для печатания священных книг по
исправленным образцам его роль была ведущей: это «Апостол» Ивана Федорова,
выпущенного в 1564 году, по благословению Макария вышло по крайней мере
пять больших изданий и дальнейшего развития типографского дела. Как по
количеству канонизованных святых, так и по форме канонизации деятельность
соборов 1547 и 1549 годов носила уникальный характер [39].
§3.4 Политическая деятельность Иосифа Волоцкого
Святой Иосиф Волоцкий - он один наиболее энергичных духовных
иерархов границ XV - XVI веков, кой учавствует в важных общественнополитических действиях и обсуждениях передового ему сообщества. Ведь Иосиф
Волоцкий считается номером один в списке активных проповедников идеального
престижа царской власть и ее безраздельности пред духовной администрацией.
Со зрелищем о Боге-Судии около преподобного Иосифа объединяется понятие о
Боге-Царе, к тому же слишком смелое почтение и святой ужас. Сопоставления
Господа с повелителем и сделать с богослужением видятся в Волоколамском
монастыре с особым почитанием. Святой Иосиф верно определил собственный
взор в происхождение власти государя и его отношения с подчиненными.
Признавая надобность подчинения подчиненных власть государя, поставленной
Богом на земле, Иосиф в тот момент зачислял обстоятельства, мастерившие это
повиновение непозволительным. Не нужно подчиняться царю, говорил Санин,
пусть он владеет «над собой царствующими страстями и грехами, сребролюбие…
хитрость и неистину, горделивость и гнев, злейши ведь целых атеизм и хулу»,
потому что «такой правитель никак не Всемилостивый прислуга, однако
обольститель не правитель он а однако мучитель» В 1-ый 7 «Словах»
74
собственного главного произведения «Просветитель» он учил, что царя надо
почитать и слушаться: «Но так как цари властны над телом, а не над душою
людей, то им следует воздавать честь царскую, а не божескую, повиноваться им
«телесне, а не душевне». Позже, перейдя под власть великого князя Московского,
когда последний не без колебаний, но всё же выполнил требования Церкви о
казни «жидовствующих еретиков», Иосиф Волоцкий смягчает свою позицию. К
этому времени окончательно вырабатывается его теократическая теория
абсолютной власти самодержца, освящённой Богом. Это дало основание
советским историкам древнерусской философии рассматривать учение о власти
преподобного Иосифа Волоцкого исключительно в качестве идеологической
подпорки самодержавия. Идеологию преподобного Иосифа Волоцкого о
государстве разработанны и сформулированны главным образом по византийским
мыслям очень близки к ним. Божественностью, которой он окружает
царствующую власть, прямо приводит его к признанию её абсолютности и
неограниченности. «От царя и великого князя московского истекает всё: жизнь и
благодать – всё вложено Богом в его руки», – пишет Иосиф Волоцкий Василию
III. Хотя преподобный Иосиф и считает в теории власть Церкви более высокой,
чем власть государя, но практике эту последнюю он распространяет и на Церковь.
У него царь оказывается главой и государства, и Церкви, высшим хранителем и
защитником веры и Церкви. Забота государя о Церкви проявляется в особенности
в том, что он всегда был «врагом за Христа на еретиков». Нерадение о благе
Церкви составляет в глазах святого одно из тягчайших преступлений, в каких
может провиниться государь, и оно на всю страну навлекает кару Божию. В одной
личности Иосиф Волоцкий объединяет, таким образом, и духовную, и светскую
власть. Государь, таким образом является высшем церковным инстанцией, ему
принадлежит право судить даже архиепископов. Святой Иосиф Волоцкий писал,
что почитать царя велено божественными канонами, что с ним не смели бороться
ни древние архиепископы, ни четыре патриархата, ни Папа Римский и что если
царь гневался на кого-либо из них, тот смиренно просил у него прощения, с
кротостью и слезами. С деятельностью Иосифа Волоцкого в данном случае
75
связывается формулировка идеологической системы взаимоотношений Церкви и
государства начала XVI века [40].
Концепция Филофея «Москва - 3-ий Рим»
Концепция
Москва
-
3-ий
Рим
стала
реальна
после
падения
Константинополя, симпатия не один раз отражалась в живописи, писалась на
фресках храмовых росписей и прочих важных красочных и писательских
творений и имела похоже творениями живописи. Единичные ее состав повторены
в словах венчания Ивана IV на царство, и в данном намерении очень вероятно
полагать его теориею, получившей государственное уважение. Филофей
был
первым творцом версии общероссийской государственной идеологии, манеры, в
каком имелось сформулировать симфонию царства и церкви о первенской доле
после Рима и Константинополя и о призвании России. Его учение стало ответом
на творение одного Столичного князя и развитие абсолютного самодержавия.
Одновременно с этим, симпатия мотивировалась к существованию несколькими
предшествовавших политических происшествий, поменявших пространство и
значимость Руси во всем христианском мире - Флорентийской унией 1439 г.,
соответственно кой имея цель извлечения поддержки латинян супротив
оттоманов ранневизантийский правитель Иоанн 8 Палеолог дал согласие на
соединение католической и православной веры после верховенства папы
римского, падением Константинополя перед нажимом оттоман - османов в 1453 г.
В собственных письмах Филофей возвысился до осознания многознаменательных
возможностей
общественно-политического
становления
Руси,
лицезрел
и
осознавал смысл согласительной политические деятельность его близких и
дальних результатов. Его ученость как мыслителя многознаменательных трудов,
нашедших судьбу нашей отчизны в острополитической переделки половине XV и XVI в., приводит создателя к идеи что конкретно на данный момент и настал
эпизод, как скоро наша родина стала темой высочайшей гармонии. Ее судьба не
имеет возможности изображаться церковному мыслителю раздельно с участи
православной
христианской
церкви.
Лишь
справедливое
православное
76
правительство быть может
Промыслом Божьим, и на этот момент все есть
подтверждения, будто им стала наша родина великой: сейчас «все христианские
царства попраны от неверных… придоша в цель и снидошла в единично
княжескую власть государя». И вышло в воплощение старых предсказаний: «два
посему Рима пали, а 3-ий стоит, а 4-ый никак не будит».
Главные расположения теории «Москва - 3-ий Рим»:
1. Царская власть имеет священное достоинство;
2. Царь, никак не выполняющий собственного назначения, никак не избавит
Божьей расправы, а его царство падет трус, моровая язва и голод;
3. Подданные должны беспрекословно покоряться собственному государю;
4. Церковная администрация обязана покоряться светским властям, однако за
церковными пресвитерами обязана преимущество «говорить правду»
правителям;
5. Возникновение (династийная происхождение) российских князей всходит к
византийским императорам;
6. У Руси нет другого призвания и участи, кроме просвещения и
олицетворения ценностей православия;
7. За
падением
Византии
и
завоевания
иноверцами
завоевателями
«христианских царств» Наша родина обязана занимать крупное главенство
и быть опорой настоящей православной церкви, т.е. «Третьим Римом» [41].
Митрополит Петр Могила
Петр Могила появился в семье бессарабского господаря Симеона. Обучался
в Львовской школе. Высочайшее воспитание приобрел во Франции. В творениях
Петра Могилы в сочинениях можно отыскать рассуждения об вежливой власть,
коие вовсе не всегда созвучны с мыслью главенства власти над церковью.
Открывая мысль главенства православной церкови, Петр Могила будто желая
цесарапапиская, царская администрация и принципиальна, однако еще главнее
администрация иерейская, так как светская власть выше думал он. Безупречный
государь - это мощный благоверный правитель, кой отдан православию, в церкви
77
и Господу, и что приобрел он и коему подотчетен. Конечно, в России главенство
церкови ни разу никак не имелось настоящим правом. И Петр Могила советовал
царю совещаться с разумными церковными наставниками. Общественнополитическая, духовная, просветительная активность Петра Могилы изучала в
чрезвычайно трудных жизненных обстоятельствах, то было в критериях
обострения социального, государственных и церковных действий в Украине.
Заработав обширное западное воспитание, Могила был недоволен бывшим
воспитанием
православных духовных
заведений с его эллинистическими
нравоми ни один он старался изучить проблему . Ещё будучи печерским
архимандритом, он захотел открыть у себя в монастыре новую школу,
католическую и с высшим курсом, по образцу иезуитских школ, и для этого
собрал около себя несколько ученых епископов, отчасти из разных людей,
получивших образование на Западе каким был Иннокентий Гизель, родом из
Пруссии, в Киеве принявший православие, и из ученых разных братств, какими
были Сильвестр Коссов, Исайя Трофимович Козловский и другие; но
православные украинцы и сам митрополит Исайя с епископами и мирянами стали
уговаривать его не делать этим подрывов прежней бывшей школы, после чего в
1632 году он соединил новою открытою печерскую школу с братской и принялся
преобразовывать последнюю по своей идеи в высшее заведение принятым с
запада католического курса . Он устроил ее новыми зданиями, обогатил богатыми
вотчинами, собирал на нее пожертвования, а сделавшись архипастырем,
переименовал ее в коллегию. По примеру иезуитских школ, оно стала разделяться
на школы или классы: грамматику, синтаксиму, пиитику, риторику, философию и
богословие. Начальственными лицами в ней были ректор (первый – Исайя
Трофимович), профессор ( первый Сильвестр Коссов), имевший помощников из
духовенства , цензоров и визитаторов из учеников. В старших классах введены
были богословские споры на латинском языке. Науки преподавались по
схоластическому курсу; в философии господствовал Платон, в богословии – Фома
Аквинский. А язык церковнославянский стоял на втором месте, греческий
преподавался мало, зато латинский получил полное уважение, употреблялся и на
78
уроках, и в диспутах учеников, и на спорах, и в обыкновенном разговорной речи ;
кто проговаривался по-русски, того записывали в calculus ; беда, если calculus
оставался у виноватого на день, – в нем писалось тогда: pernoctavit apud dominum
NN, и бедный dominus на следующий день подвергался наказанию. Власти в
Киеве очень неприветливо встретили новую науку. В 1631 годку, когда школа
Петра Могилы только лишь открылась в Печерском монастыре, между
духовенством и киевскими людьми пошли ходить тревожные слухи, что она
уклонилась
в
униатство;
народ
взволновался,
грозил
разрушить
ее,
а
латинщиками начинить днепровскую расправу. В школе так были напуганы этой
новостью, что все стали исповедоваться, готовясь к смерти. В 1634 года киевская
коллегия подверглась опасности с другой стороны, со стороны польскоуниатской, встревоженной ее успехами. Латино-униатская партия с архипастырем
Рутским во главе пустила против нее вражду, обвинив ее учителей в кальвениских
ересях и в симонии. Узнав о клевете, сам король в 1634 году писал архипастырю
Петру Могиле, чтобы он закрыл как киевскую, так и другие, винницкую школы
при ней была типография. По этому поводу Сильвестр Коссов в 1635 году издал
«Ектезис», или отчет о киевских и винницких школах, в котором вполне опроверг
клевету католико-униатской партии и доказал строгое православное направление
новых школ. Они отстояли свою самостоятельность и науку, и после этого быстро
стала развиваться и наполняться учениками. В течение 15–20 лет она успела
сделаться сильным учебным центром не только для Малой Руси, но и для всей
России [42].
79
ГЛАВА 4. ВВЕДЕНИЕ ПАТРИАРШЕСТВА НА РУСИ
§4.1 Архипастыри в Смутное время
В 1589 годку РПЦ достигла своего независимости, будучи сожданой в виде
отдельной патриархата. На деле она жила своей жизнью еще со времени
архипастыря Ионы. Связь ее с восточной церковью выражалась с согласием с
Византией, за которыми едва не каждый год приезжало в Россию по нескольку
митрополичих лиц от восточных архипастырей, а также из афонитов,
палестинских, болгарских, сербских и других монастырей. Но оставалась еще
небольшая зависимость русского митрополита от патриарха вселенского. Теперь
и она оказалась уже ненужной, так как Русь стала могущественной державной, а
патриарх был подданным османского султана. К этому присоединилось еще
самнения касательно целости православия в Византии, доходившее до того, что в
1480 года в архиерейскую присягу внесено было обещание, против которого в
свое время не признавал Максим Грек – не принимать от эллинов никого ни кого
в митрополию, ни на епископии. В 1586 годку прибыл в Москву за поддержкой
антиохийский патриарх Иоаким; это был первый случай приезда в Столицу
одного из великих патриархов. Воспользовавшись его прибытием, царь Феодор на
совете бояр и люда предложил решительную идею, нельзя ли при Иоакими
приезжего святителя. Иоаким тоже хотел того-же ее, но понял, что для
исполнения ее нужно согласовать со всеми патриархами, и при уезде из Москвы
обещал сделать как просят русские, предложив о идеи царя собору восточной
церкви. Летом 1588 года приехал в Москву сам Константинопольский патриарх
Иеремия, и русское дворянство поспешило воспользоваться его прибытием для
более быстрой постановки идеи о русском патриархе. Быть патриархом в Москве
сначала предложили было самому Иеремии. Но при этом взяли в расчет не иметь
у себя патриархом грека к которому относились недоверчиво, который к тому же
не знал ни русского языка, ни русских традиций; с другой стороны – ни царю, ни
Годунову, не хотелось изгонять от себя верховного первосвятителя РПЦ,
архипастыря Иова, к которому они оба имели полное расположение. Поэтому
80
патриарху предложили жить не в Москве, где там оставлся Иова, а во Владимире,
о котором старши города Москвы. Иеремия не согласился на это, говоря: что это
патриаршество, что жизнь не при царе. Тогда сразу предложили ему поставить
патриархом Иова. Патриаршие поставление совершилось 26 января 1589 года.
При уезде из Москвы Иеремиядал там уложенную грамоту о создании им
патриаршества и обещал по прибытию на восток провести это дело через собор
всех патриархов. Собор состоялся в Царьграде в 1590 году, но так как на нем не
было патриарха Мелетия Пигаса, а между тем в Москве сделалась понятно, что
этот великий патриарх не одобряет действий патриарха Иеремии с Москвой, как
совершено без полномочия других патриархов , то собор о патриаршестве
московском, по мысли московского государства, был созван в Царьграде в 1593
году с прибытием там Мелетия. Русское патриаршество было созданно с
назначением для нового патриарха 5 места в диптихе, после иерусалимского;
право
поставлять
русских
патриархов
предоставлено
всем
местных
архиепископам. В то время в Польше и объявился Лжедмитрий, выдававший себя
за царевича Димитрия, скрылся от насильственной смерти. Польский сейм ему,
конечно же, не поверил, но хотели использовать против Москвы. При поддержке
Сигизмунда 3
он стал подготавливать выступление для «отыскания» себе
русского царского места. Патриарх Иов написал письмо польско - литовским бояр
и киевскому генералу Константину Острожскому, в которой укорял самозванца
Григория – беглого монаха из монастыря – и говорил их поймать его и прислать в
Москву для смерти. Но на войну против России эти письма не сработали. К концу
1604 года почти вся юго-западная Украина отошла от Москвы под руку Григория.
Патриарх не переставал пересылать письма по всей России, говоря, что
настоящий царевич Димитрий погиб, что принявший его имя есть самозванец и
католик. Призывал помнить Господаа и крестное лобзание царю Борису и
совершать моления о даровании ему славы, но народ был туп к посланиям
архипастыря. Тогда Иов предал проклятию Лжедмитрия и его войско как злодеев
и еретиков, хотевших уничтожить Православие в Росии. По жиланию патриарха
проклятие произносили во всех церквах Руси. Григорий боялся въехать в Москву,
81
пока там оставались его враг. Поэтому он, осел в Туле, послал в Москву своих
еретиков, чтобы они одурачили людей против царя и патриарха Иова. 1 июня
1605 года приверженцы Григория объявили на лобном месте его грамоту.
Большинство москвичей, частью испугано, частью одурачено, присягнуло
Григорию. В эти страшные годы архипастырь Иов увидел всю свою верность. Он
неустрашимо обличал самозванца и почти все время проводил в покаянии в
переполненном народом Успенском монастыре. После
несколько дней после
убийства царя Феодора безумная опасная толпа ворвалась в алтарь Успенского
монастыря, где Иов совершал литургию. Не дав окончить священнодействие, они
сорвали со святителя рясы. Григорий, назначив патриарха сам, Игнатия. Он и
лжепатриарх правили Россией менее года. Затем Григорий был свергнут и
замучин, а Игнатий заточен в монастырь. На царский трон взашел Василий
Шуйский. Царь и собор епископов хотели патриарха Иова возвратить на
патриарший престол. Но, к тому времени, старец, находившийся в преклонных
стар, ослеп, от участия отказался и, как свидетельствует предание, благословил на
свое место митрополита Казанского Ермогена [45].
Патриаршество Гермогена
За выдающиеся архипастырские труды митрополита Ермогена избрали на
патриаршую кафедру, а 3 июля 1606 года он был возведен собором епископов на
Патриарший престол в Московском соборе. Деятельность Патриарха Ермогена
совпала с трудным для Русского государства периодом — нашествием самозванца
Григория и польского короля Сигизмунда 3. В этом подвиге Патриарх Ермоген не
был один: ему подражали и поддерживали многие русские люди. С особеным
почестями противостоял Святейший Патриарх еретикам и врагам России,
желавшим захватить русский народ, и ввести в Россию униатство и католичество,
и уничтожить Православие. Когда самозванец приехал к Москве и возлежал в
Тушине, Патриарх Ермоген направил мятежным врагам 2 послания. В одном из
них он писал: «...Вы забыли обеты Православной веры нашей, в которой мы
родились, крестились, воспитались и возросли, преступили крестное лобзание и
82
клятвою стоять до смерти за страну Пресвятой Богородицы и за Московское
государство и отпали к ложнаму вашиму еретику... Страдает моя душа, болит
сердце и вся внутренности мои скорбят, все суставы мои содрогаются; я
оплакиваю и с рыданием говорю: пощади, пощади, братие и детей, свои души и
своих родителей, отшедших и живых... Взглянити, как страну нашу разрушают и
разоряется врагами, какому хулою предаются святые иконы и храмы, как
проливается кровушка неповинных взывающих к Богу. Одумайтесь, на кого вы
поднимаете оружие своё: не на Бога ли, сотворившего нас? не на своих ли
родных? Не свою ли Россию разоряете? Проклинаю вас Именем Господа,
отстаньте от своего греха, пока есть время покаяния, чтобы вам не уйти в ад до
конца». В другом письме Архипастырь призывал: «...Господа ради, познайте себя
и вернитесь, обрадуйте своих родичей, жен и детей, и всех нас; и станем молить
за вас Господа»... Вскоре правдивый суд Господний свершился и над Тушинским
вором: его постигла столь же ужасная печальная и дурная участь, как и Гришку;
он был убит собственными людьми 11 декабря 1610 года. Но Москва продолжала
быть в опасности, так как там находились поляки и лживые бояре, преданные
Сигизмунду 3. Письма посылал Патриарх Ермоген по городам и селам,
возбуждали русский народ к освобождению Москвы от ляхов и к избранию
законного русского монарха. В один из дней архипастырь Гермоген обратился к
русскому народу, увещевая мирян воспротивиться избранию польского короля
царем России. Большая
наполненная праведностью речь патриарха достигла
своей цели, была услышенна в душе русского народа. Москвичи подняли бунт, в
ответ на которое ляхи подожгли Столицу, а сами ушли в Кремль. Совместно с
русскими изменниками они силком свели Патриарха Ермогена с патриаршего
престола и заключили его в тюрьму хотели отделить патриарха от всего народа,
чтобы пресечь донесение его патриарха к народу. В Светлый понедельник 1611
года русское ополчение подошло к Москве ,осадив Кремль длилось несколько
месяцев. Осажденные в Кремле ляхи не раз посылали к Патриарху людей с
требованием, чтобы он приказал русским ополченцам уйти от города, угрожая
при этом ему смертной казнью. Патриарх
твердо отвечал: «Что ты мне
83
угрожаете? Боюсь только одного Бога. Если все вы, ляшские люди, уйдети из
России, я благословлю русских идти от Москвы, если же останетесь здесь, я
благославлю всех стоять против вас и умереть за Православную веру». Уже из
темницы священномученик Ермоген обратился последним с посланием к
руссийскому народу, благословляя освободительную войну против поляков. Но
русские воеводы не проявили тогда согласия и согласованности, поэтому не
получилось взять Москву и освободить своего Архипастыря. Более 9 месяцев
томился он в тяжком заточении и 17 февраля 1612 года скончался мученической
смертью от голода и холода. Через некоторое время после гибели старца Москва
была избавлена от присутствия в ней ляхов, а 21 февраля 1613 года российский
престол занял Михаил Федорович Романов, за которого Гермоген несомнено
молил Господа [46].
§4.2 Патриарх Филарет и его деятельность
Патриаршество Филарета было временем полного развития патриаршей
власти. Патриарх Филарет очень много сделал для восстановления в стране
государственности после смуты. Первое чего он добился что была проведена
поземельная перепись, благодаря которой были справедливо распределены
подати что увеличился доход казны, облегчив одновременно налоговое бремя
простого народа. С помощью церковного суда Патриарх укрепил дисциплину в
государстве.
Возобновились
экономические
и
культурные
отношения
с
иностранными государствами. Началось реформирование армии, строились новые
места для работы простых людей. Политическая деятельность Филарета состояла
в сильной охране чистоты Православия, в преследовании христианского
вольнодумства и нравственной распущенности и реформы церковной власти.
Больше внимание патриарх Филарет уделял внешней политики, руководил
дипломатическими сношениями, а так же создал печать для дипломатических
бумаг. Во время правления Филарета был оформлен официальный взгляд на
события Смутного времени, в основе которого лежало представление об
необходимости сохранения веры предков. Оставаясь главным начальным
84
человеком на Руси, руссийский архипастырь еще во время междуцарствия успел
возвратить себе высокое государственное титул, который был подорван ранее.
При царе Михаиле, когда русским патриархом сделался батюшка самого царя,
патриарх получил уже прямо царский титул «великого государя», и наступило
тогда время полного государственного двоевластия. Все дела верховной власти
выходили от имени 2 великих государей; обоим носили доклады, обоим давались
иностранные послы. Великий государь патриарх был постоянным пособником и
руководителем великого государя царя во всех его делах. В смутное время
ослабело даже предание самодержавной власти предыдущих царей – есть
известие, что юный Михаил был ограничен в своей власти боярами и отцом.
Филарет, как опытный боярин времен Грозного, снова восстановил это предание
Рюриковичей и передал его дому Романовых. При дворе не стало при нем
никаких других сильных людей, кроме самих 2 великих государей. Своими
острыми мерами к восстановлению государственного порядка в стране патриарх
получил репутацию человека сурового, сильного и властного; писали, что его
боялся даже сам великий царь Михаил, как почтительный сын его. Таким же
всесильным являлся он и в своем церковном управлении. В делах РПЦ он мало
ведал – не к ним он готовился смолоду; но он занес много пользы для большого
возвышения церкви. Филаретов суд, например, не стеснялся при нем ни перед
какими сильными лицами. Своей могущественной обстановкой патриарх сделал
особое величие и своему сану. Дом патриарший был устроен по образцу царя .
Властный отец царя занял у себя все чины и должности широкого дворцового
обихода. Тут были свечники, чашники, скатертники, повара , хлебники, пивовары,
истопники, конюхи, иконописцы, серебряники и другие мастера, певчие дьяки
трех станиц, книгописцы и разные должностные лица по патриаршему
управлению
бояре, окольничие, стольники, стряпчие, тиуны, дети боярские,
дворяне, дьяки, десятильники и другие. Со времен Филарета появились и
указанные выше патриаршие грамоты. Обширная патриаршая митрополия была и
прежде выше всех других, но в ней до сих пор еще оставались разные мощные
монастыри, помимо патриарха подчинявшиеся, в силу несудимых приказов, суду
85
самого царя или приказа большого Двора. В 1625 году Филарет выпросил у царя
жалованную помощь, по которой все духовенство его митрополии, монастыри и
церкви со своими слугами и крестьянами подчинены были гражданскому суду
одного патриарха и только в исках на посторонних имели дело с приказами, где
ведомы были ответчики. С управлением патриарха Филарета в церкви и
государстве вносилось больше единства и порядка [47].
§4.3 Патриарх Никон и его деятельность
В скором времени по его интронизации как Патриарха его стали титуловать,
как Филарета, величавым государем. Так титуловал его сам царь в государстве
опять стало 2 величавых государя, хотя Никон носил данный титул уже не как
основатель
повелителя,
а
как
патриарх;
воля
патриаршая
сама
собой
приравнивалась к власти монаршей. Без патриарха не решалось ни одно
государственное дело, как при Филарете. Ужесточению его идей большое
количество способствовал еще быстрым отъездом царя на войску по случаю
русско - польской войны. В период (1654-1655 гг.) царь поручил Никону всё
управление государством. Тем более активную помощь Никон показал по случаю
открывшейся за это время моровой язвы. Рассылая грамоты о мерах осторожности
от этой заразы, вразумляя суеверный люд, который считал за грех противостоять
постигшей его неудаче, как наказанию Божьему, он в тот момент успел оказать
личностные предложения повелителю (царю) всегда сохранял монарший род,
спасая его от язвы переездами по незараженным территориям. Сам патриарх
выставил для себя до 10 000 воинов; столько же выставлял он и в монастырях.
Патриарх, также на свои
средства роскошы
преумножал средства домовых
богадельни, выдавал роскошные милостыни, проделывал пожертвования в
тюрьмах. Патриаршая воля была при нем сильна например как при Филарете. Он
был реальным, но не номинальным лишь только величавым государем, окружил
себя монаршей пышностью и недоступностью, возлюбил, как сетовало на него
духовенство, стоять высоко, выезжать обширно. Он выстроил для себя свежий
дворец
всё своё искуства и декорации соборов и сообщения пышности
86
собственному богослужению; наилучшие облачения, доныне хранящиеся в
патриаршей ризнице принадлежат ему ; на их употреблены целые пуды жемчуга,
золота и дорогостоящих камешков; на опушкам 2 митр. святителя лицезреем
короны. Никон стал включать в русских храмах новые ритуалы, новые
богослужебные книжки и прочие новаторства без одобрения собора, самовольно.
Это и послужило предпосылкой церковного раскола. Кто последовал за Никоном,
тех люд стал именовать «никонианами», либо новообрядцами. А сами
последователи Никона, воспользовавшись госвластью и мощью, объявили
собственные реформы православными, либо господствующие, а собственных
врагов стали оскорблять оскорбительной и принципно неправильной кличкой
«раскольники». На них они свалили и всю вину церковного раскола. На самом же
деле противники никоновских инноваций не осуществляли практически никакого
раскола: они не уходили от веры и сохраняли стариные церковные предания и
ритуалы, ни в чем же не изменив собственной родной православной церкви.
Потому они справедливо именуют себя православными старообрядцами,
староверами либо древлеправославными христианами. Никон совместно с
Алексеем Михайловичем затеяли переработать русскую церковь на новый
образец: установить в ней новейшии чины, ритуалы, книжки, дабы она во всем
походила на греческую церковь, которая издавна уже прекратила быть абсолютно
благочестивой. Гордый и самолюбивый, патриарх Никон не имел огромного
образования. Но несмотря на все вышесказанное он окружал себя учеными
украинцами и греками, из коих самую большую роль стал выступать Арсений
Грек, человек очень неблаговидной веры. Штат патриаршей кафедры при нем
был еще многочисленней, чем при Филарете. В церковных делах воля его была
неограничена; сами архиереи рабски подчинялись ему и обязались безгласно
износить его самовластные постановления, нарушавшие их права, к примеру
отписку из епархий вотчин, церквей и наилучших монастырей в патриарший
район либо к роскошным монастырям его строения - Иверскому, Крестному и
Воскресенскому, и своевольный наказания над архиереями без собора, лишение
кафедры и ссылку Павла Коломенского, воспрещение служения Симеону
87
Тобольскому и многое другое. Его страшились сами бояре. Задолго до
патриаршества о нем гласили, так что чем какого-либо другого погибнуть в
свежей земле за Сибирью, чем попасться под начало к новгородскому
митрополиту; а потом и
патриархом он стал обращаться с ними еще
самовластнее. Были бесконечные неприятели Никона, действовавшие напротив
него со всем усердием собственного раздражения. Сначала своим величавым
государствованием, крутым нравом, привычкой сталкиваться со всеми лбами
имеющими, он вооружил напротив себя сильную партию бояр; напротив него
были Стрешневы - родня царя Алексея по мамы , Милославских – родня 1 жены
царя, Холодов - царский свояк, сама жена царя Марья Ильинишна, составитель
Уложения князь Одоевский, бояре Долгорукие, Трубецкие, Салтыковы и прочие.
Семен Стрешнев до крайней степени не мог терпеть Никона, что именовал его
как собственную собаку и научил её подражать патриаршиму благословению.
Все эти люди зорко наблюдали за патриархом, ловили все случаи, где он очень
быстро
выставлял
собственную
волю,
перетолковывали
любой
его
неосмотрительный шаг, а этих шагов большое количество допускал жаркий
человек, не умевший обладать собой и не обращавший внимания на то,
собственно что гласил и что творил. После этого большое количество
противников было замечено у Никона на счет его церковных поправок, коие
были им введены довольно круто, с обыкновенной для него самоуверенностью и
со всем деспотизмом собственного авторитета. Привязанность не заострять
внимания на иных поставила его в самое нерентабельное положение меж 2-мя
сильными партиями: партией новизны, стремившейся к западу, и партией
старины. Большое количество было противников у Никона, и все эти неприятели
шли к царю Алексию с доносами, что патриарх выше собственную волю и
третирует власть царя. Вследствие похожих внушений в душу впечатлительного
Алексея Михайловича не желая того стало вкрадываться нелюбье к личному
приятелю. Правитель стал злиться на патриарха, хотя, по собственному хилому
нраву, заметно стал избегать уходом, избегая с ним встречи. Патриарх лицезрел
нелюбье повелителя, хотя, по своей неуступчивости, не желал попадаться ему на
88
очи, и также собственно удалился от повелителя - царя, ждал, дабы правитель
сам устроил 1-ый шаг к примирению. В начале ноября 1666 года подъехали
патриархи к Москве. Единый день был проведен в празднествах по случаю их
прибытия и в совещаниях их с царем, духовными властями и боярами, на коих
они были осведомлены с делом, основным образом при посредстве Паисия
Лигарида. В конце ноября Никон сам был позван на собор . 1 декабря в
кремлевских палатах в пребывании царя и бояр собрался собор из греческих и
российских иерархов, какого еще ни разу не видала Российская церковь; на нем
находились 2 патриарха. 10 митрополитов, 7 архиепископов, 4 епископа, 1
российских лишь только архимандрит, 9 игуменов и огромное количество иных
духовных и светских лиц. Никон явился с обыкновенной торжественностью, с
преднесением креста, вошел и желал была присесть на патриаршем пространстве,
но не видя его приготовленным себе, не сел, а стоя провел все заседания,
продолжавшегося больше 10 часов. Обвинителем явился сам царь. Весь
взволнованный, в слезах стоял он пред святителями, произнося обвинения на
собственного прежнего приятеля, сетовал на самовольное его удаление, на
восьмилетнюю церковную смуту по его вине, опровергал любую вражду к нему с
собственной стороны. Никон держал себя непокладисто, не делая ни шагу к
примирению; на обвинения царя отвечал, что ушел от монаршего гнева, хотя
патриаршества не оставлял. Царь предположил собору грамоту Никона к
патриарху Дионисию и сетовал на бесчестие. Все другое время заседания
проведено было в чтении данной грамоты; смысл ее возбуждало неизменные
замечания и споры, в каких различные лица, приемущественно сам царь, винили
патриарха в гордости, превышении власти, в клеветах на царя, в бесчестии на
Русскую церковь, защищали себя и вызывали Никона на резкие ответы. Тем более
прочно привязались к крепким фразам послания о неправославии Паисия,
бросавшим тень на всю Русскую церковь, давшую Лигариду право голоса на
собственных соборах и право рукоположения. На ином заседании 5 декабря, на
коие также призван был Никон, и на котором он вступал с тем более в жарких
спорах обвинения, он высказал колебание о возможных
правах самих
89
патриархов, судивших его, причем даже в православии самой греческой Кормчей,
на коию не один раз делались ссылки. «По делу и бес правду исповедует, заявили Патриархи, - а Никон правды не исповедует». Было еще некоторое
количество иных заседаний по делу Никона, хотя его самого на них не
приглашали. Заключение Никона в 1-ые годы было довольно тяжкое. Никон,
вобщем сам отторгал знаки внимания к нему царя и отсылал назад все царские
дары. Исключительно было в Пасху 1667 г. когда он впервые принял присланное
ему вино и употреблял за монаршее самочувствие. Потом царь незамедлительно
облегчил его заключение, дозволил ему выходить из монастыря, отдал ему один
из лучших своих храмов. Никона стали уважать в монастыре. Массы народа
стекались к нему за благословением и молитвой. В 1676 году царь Алексей умер,
оставив в собственном завещании моление к Никону о прощении и разрешении
грехов. Жестокий патриарх зарыдал при известии про это, хотя он и не дал ответа
почившему тогда.
В 1681 году, уже с трудом нездоровому Никону, было
разрешимо возвратиться
в воскресенский новоиерусалимский монастырь, на
пути к коему он умер 17 августа в николо-нроицком приходе около Ярославля, в
устьях речки Которосли. Царь Федор Алексеевич настоял на отпевании Никона
как патриарха, невзирая на протесты патриарха Столичного (Московского)
Иоакима, который категорически отказался отпевать и поминать Никона как
патриарха на том основании что было решено на Большом Московском соборе и
его суда. 26 августа 1681 года Никон был похоронен, сообразно его завещанию, в
южном приделе (Усекновения главы Иоанна Предтечи) храме Воскресенского
Новоиерусалимского монастыря; Федор Алексеевич сам со слезами читал над ним
Апостол и 17-ю кафизму и не один раз целовал его десницу [48].
90
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Политическая деятельность архипастырей в XI-XVII веке позволило
впервые системно рассмотреть правовой статус и политическую деятельность
русских митрополитов, с одной стороны – в контексте политики русских
княжеств, с другой стороны – как представителей на Руси Константинопольского
патриарха. Это дало возможность уточнить многообразные взаимосвязи русской
митрополичьей кафедры и Константинополя, Литвой, Ордой, с великими и
удельными русскими князьями. Как показали история, архипастыри принимали
участие в важных исторических моментах и пытались взять на себя власть,
особенно в конфликтных ситуациях, стабилизирующую роль государства. Хотя,
позитивного результата ему не всегда удавалось достичь, но всегда они
претендовал на роль
посредников, постоянно
внекая
в межцарские и
межгосударственные конфликты и старались их разрешить с позиции интересов
православной церкви и простого люда, в частности русской митрополии. Общая
деятельность двух митрополитов, Феогноста и Алексия, Ионы убедительно учит,
что митрополичья власть в XIV веке являлась на Руси той реальной мощью,
поддержкой которой хотели заручиться борющияси стороны. В архипастырях
видели и союзников и противников, и третейских судей. Кроме общих тенденций
в осуществлении русскими митрополитами своей политики можно увидеть и ряд
индивидуальных особенностей этих исторических персон. В первую очередь,
сказывалась различная среда, из которой вышли архипастыри грек Феогност, при
всем своем участии во внутриполитических делах Руси и ориентации на
московский
великокняжеский
двор,
оставался
представителем
Константинопольского патриархата, неизменно стремясь проводить его политику.
Другой архипастырь Алексий, как митрополит, вышедший из среды московского
боярства, был не только рядом с московскими князьями, но и вместе с ними, а
некоторое время и главенствовал вместо них. Поэтому для него приоритетными
стали не интересы Константинопольского патриархата, с ориентацией на
целостность русской земли, и даже не проблемы самой митрополии. Для Алексия,
главное всего, становилась значима та часть митрополии Руси, которая
91
территориально совпадала с великим княжеством. Таким образом, мы наблюдаем
2 церковные политические концепции: провизантийскую и промосковскую. Союз
церкви и государства есть радость для обеих сторон, ибо оно позволяет каждой
стороне более точно использовать все свои внутренние потенциалы на
обеспечение достойной жизни: для государства – народа, для церкви –
духовенства. Объединяющим целым церкви и государства является духовность,
ибо не только церковь, но и государство в глубинной основе своей духовно.
«Государство, - это по своей основной идее есть духовный союз людей» [49].
Сущностью различием этих теорий являлось отношение митрополитов к
проблеме экуменизма - уний - новшеств. Идеи центризма, заложенные в
иерархической структуре христианской веры, стремление к поддержанию
многосторонних связей и к руководству православным центром периферийными
частями были принципами византийские церковно - политическими. Но их
осуществление встречало борьбу у самостоятельных государств, принявших
православие, в частности на Руси, где оно особенно обострилось в XIV веке. Это
было связано с тем, что на Руси появились определенные тенденции к
образованию единого центра и она стала проводить более независимую от Орды
политику. Русские великие князья, соответственно, стали претендовать на
расширение прав и суверенитета русской церкви – пример, на самостоятельное,
независимое от Константинополя, выдвижение кандидатов в митрополиты.
Естественно, в центре борьбы сторонников этих двух различных представлений о
путях развития православного иерархического устройства оказался сам русский
митрополит. Как мы видим, борьба централистских и сепаратистских сил в XIV
веке в православной церкви шла с переменным успехом, давая преимущество
представителям то одной, то другой стороны. Здесь обнаружилось как бы
равенство их сил: Константинополь уже утрачивал своё влияние, а великое
княжение еще недостаточно утвердилось. РПЦ шла по пути децентрализации, а
Византия этот процесс всячески замедляла. Поэтому XIV век в отношении
определения о пути русской церкви можно рассматривать как век переломный. То
противостояние
высвечивает
еще
одну
чрезвычайно
важную
проблему
92
взаимоотношений церковной и светской власти в России. Можно отметить
определенную историческую: независимость церкви от светской власти, по
справедливому замечанию, возникает и сохраняется только тогда, когда не
совпадают территориальные границы светской и церковной власти. Так, Римский
папа сохранил независимость именно потому, что был верховным пастырем над
многими государствами. Православный же патриарх, живший в Византии на
территории Балкан, и не имевший иных пространств, в конечном итоге попал под
влияние императора. Следовательно, русский архипастыри могли рассчитывать
на самостоятельность от светской власти, только сохраняя хотя бы формальную
подчиненность патриарху. И чем больше митрополит становился независимым от
Константинополя, тем более возрастала опасность его подчинения местной
светской власти. Сама ситуация ставила архипастырей в позицию выбора,
необходимости определять свои приоритеты в построении взаимоотношений с
Константинополем и великими князями Руси. Именно возможность этого выбора
давала ему немалую свободу в действиях и тем самым увеличивала его
значимость в политических делах Руси и в соседних государствах. В этом как раз
и проявилось определенное своеобразие митрополичьей власти в XI-XVII веке
[50].
93
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Федотов Г. П. Святые Древней Руси. М., 1990. С. 133–134.
2. Успенский Б. А. Избранные труды. Т. 1. Семиотика истории. Семиотика
культуры. М., 1996. С. 511, 515.
3. Лихачев Д. С. Человек в литературе Древней Руси. М., 1970. С. 73–74, 145–
146.
4. Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви: История Русской
5. Церкви в период совершенной зависимости её от Константинополя
патриархата (988–1240) / Науч. ред. А. В. Назаренко. М.: Изд-во СпасоПреображенского Валаамского монастыря, 1995. Кн. 2. 704 с.
6. Аверинцев С. С. Другой Рим: Избранные статьи. СПб., 2005. С. 355.
7. Лотман Ю.М отмечает бинарный характер русской культуры, в противовес
тернарности Западной , («Культура и взрыв» , увидевшую свет в 1992 году).
8. Карташев А. В. Очерки по истории русской церкви. М., 1991. Т. 1. С. 411.
9. Панченко А. М. О русской истории и культуре. СПб., 2000. С. 306..
10.Достаточно вспомнить классические работы В. О. Ключевского по данной
проблематике
(«Жития
святых,
как
исторический
источник»,
«Хозяйственная деятельность Соловецкого монастыря в Беломорском
крае»).
11.О.А. Новиков Развитие концепции «Симфонии властей» в Древней Руси в
XV—XVII ВВ.
12.Флоровский Г., прот. Пути русского богословия. Киев: Путь к Истине, 1991.
С..
Показательно,
что
излишняя
приверженность
Г.
Флоровского
«византизму», а также определенная узость в его толковании неоднократно
становилась объектом критики со стороны авторов различных направлений
— от Н. Бердяева до И.Мейендорфа.
13.Каптерев П. Ф. История русской педагогии. СПб., 2004. С. 52–54;
Скрынников Р. Г. Государство и церковь на Руси XIV–XVI вв.: Подвижники
русской церкви. Новосибирск, 1991.С. 229–230.
14.Панченко А. М. О русской истории и культуре. СПб., 2000. С. 306.
94
15.Петрушко В.И, кандидат богословия. Курс лекций по истории Русской
Церкви С. 269–270.
16.Белоброва
О.А.
О
книге
«Паломник»
Антония
Новгородского
//
Византийские очерки: Труды советских учёных к XV Международному
конгрессу византинистов / Отв. ред. З. В. Удальцова. М.: «Наука»1977.С.
225–235.
17.Белякова Е.В. Замечания к полемике о Чине поставления епископов
//Древняя Русь. 2011. № 2 (44). С. 118–119.
18.Высоцкий С. А. Древнерусские надписи Софии Киевской. XI-XIV вв.: Вып.
1. / Отв. ред. П. Н. Попов. Киев: Наукова думка, 1966. 239 с.
19.Гайденко
П.И.
Критерии
выбора
кандидатов
на
епископство
в
домонгольской Руси: несколько штрихов к картине религиозной жизни
древне-русского общества // Христианское чтение. 2013. № 1. С. 207–225.
20.Гайденко П.И. Религиозная ситуация в Новгороде по материалам
«Вопрошания» Кирика Новгородца // Кирик Новгородец и древнерусская
культура. В 2-х ч. Ч. 2 / Новг. гос. ун-т; ИФ РАН; отв. ред. В. В. Мильков.
Великий Новгород, 2012. С. 139–157.
21.Гайденко П.И., Филиппов В.Г. К вопросу о церковной собственности и
церковных доходах в Киевской Руси (постановка проблемы) // Финно- угры
– славяне – тюрки: Опыт взаимодействия (традиции и новации):
СборникматериаловВсероссийскойнаучнойконференции/Удм.ин-тис-тории,
языка и литературы УрО РАН, УдГУ; сост. и ред. А. Е. Загребин, В. В.
Пузанов. Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», 2009. С. 624-631.
22.Гайденко П.И., Филиппов В.Г. Церковные суды в Древней Руси (XI –
середины XIII века): несколько наблюдений // Вестник Челябинского
государственного университета: История. Выпуск 45. 2011. 12 (227). С. 106–
116.
23.Гайденко П.И., Фомина Т.Ю. О церковном статусе Кирика Новгородца и
иных составителей вопрошания // Вестник Челябинского государственного
университета: История. Выпуск 51. 2012. 16 (270). С. 83–92.
95
24.Гайденко П.И., Фомина Т.Ю. Обзор письменных источников по истории
русской церкви и церковно-государственных отношений в домонгольской
Руси. Т. 1. Источники по истории русской церкви и церковногосударственных отношений в Киевской Руси (до 1154 г.). Ч. 1. Летописные
и
каноническо-правовые
источники,
назидательные
послания
духовенства/Подред.И.Н.ДанилевскогоиИ.П.Ермолаева;рец.Н.К.Гаврюшин,
А.И. Мухамадеев, Я.В. Бухараев, Л.С. Астахова, свящ. Е.С. Харин. Казань;
Набережные Челны: Тоис, 2008. 228 с.
25.Галимов
Т.Р.
Киевские
иерархи
в
политических
связях
Руси
с
ЗападнойЕвропой//Исторические,философские,политическиеиюридические
науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.
2013. № 5 (31): в 2-х ч. Ч. 2. С. 39–42.
26.Галимов Т.Р. Место церковной иерархии в византийской политике в
отношении Киевской Руси // Казанская наука, 2012. № 10. С. 33–38.
27.Голубинский Е.Е. История Русской Церкви: Том 1. Период первый, Киев
скийилидомонгольский:Ч.1.М.,1901.968с.;Ч.2.М.,1904.926,(XVII)с.
28.Лаушкин А. В. Митрополит Кирилл и осмысление ордынского ига во
второй половине XIII века Богословский сборник. — М., 2002. — Вып. 10.
29.Дворниченко А.Ю Русское православие: от крещения до патриаршества.
СПб.: СПбГУ, 2012.412 с.
30.Мельник А. Г. История распространения почитания св. Петра митрополита
на Руси в XV–XVI веках Ростов, 2016. - Вып. 21. — С. 5-21.
31.Доброклонский А.П. Руководство по истории Русской Церкви. М.:
Крутицкое патриаршее подворье, 2001. 936 с.
32.Шляков Н. В. Житие святого Алексия, митрополита Московского, в
пахомиевской редакции СПб., 1914.Т. 19. Кн. 3. — С. 85-152.
33.Прохоров Г. М. Древнейшая рукопись с произведениями митрополита
Киприана. Ежегодник за 1978 г.—Л., 1979. С. 17—30.
34.Колесов В.В. Митрополит Фотий: Творения блаж. Фотия Киевского:
Притчи,слова,молитвы:Исследованияитексты.М.:«Палея»,2009.208с.
96
35.Васильев А.А. История Византийской империи. Т.2.1988.С. 320
36.Н. В. Синицына. Автокефалия Русской церкви и учреждение Московского
патриархата. с. 156—151.
37.Фроянов И.Я._История России.2010.34 с.
38.Володихин Д. М. Митрополит Филипп. — М.: Мол. гвардия, 2009. — 283 с.
39.Усачев А. С. Степенная книга и древнерусская книжность времени
митрополита Макария. — М.; СПб., 2009. С. 35—43.
40.Иосиф Волоцкий. Просветитель, или Обличение ереси жидовствующих. М.:
Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1993. 212
41.Ульянов О.Г. О времени зарождения на Руси концепции «Москва – Третий
Рим». М., 2010. С. 196-214.
42.Асмус
В.
В.
К
оценке
богословия
митрополита
Петра
Могилы
Киевского.2002. С. 224-241.
43.Муравьев А.Н. История российской церкви. Спб., в типографии III Отд.
Соб. Е.И.В. Канцелярии, 1838. IX, [4], 370 с.
44.Вершинский А.Н. История о первом патриархе Иове Московском. Тверь,
1905. 30
45.Феофилакт (Моисеев), архимандрит. Святитель Иов — первый Русский
Патриарх. — Тверь, 1996. — 112 с. 46. Никольский М.Н. История русской
Церкви. М.: «Политиздат», 1985. 448 с.
46.Богданов А. П. Непреклонный Гермоген М.: Терра; Республика, 1999. — С.
199—247.
47.Смирнов А. Святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всея
России. М., 1874. Ч. I—2
48.Воробьёва
Н.
В.
Личность
патриарха
Никона
в
отечественной
историографии. — Омск: Изд–во ОмЭИ, 2007. – 243 с.
49.Русская идеология. арх. Серафим (Соболев).2001. — С. 328—353
50.Флоровский Г., прот. Пути русского богословия. Киев: Путь к Истине, 1991.
С.25.
97
Интернет-ресурсы
1. Шевнин В. Церковь и государство до патриарха Никона: [Электронный
ресурс]. - Режим доступа: http://www.proza.ru/2008/01/29/532 - дата доступа:
3.03.2018
2. Православие.ru — православный информационный интернет-портал:
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.pravoslavie.ru - дата
доступа: 3.03.2018
3. Азбука веры. Православная библиотека. История Церкви \\ Курс лекций по
истории Русской Церкви: [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
https://azbyka.ru/otechnik/Istorija_Tserkvi/kurs-lektsij-po-istorii-russkoj-tserkvi/
- дата доступа: 3.03.2018
4. Азбука веры. Православная библиотека. Подборка книг по История Церкви:
[Электронный ресурс]. - Режим доступа:
https://azbyka.ru/otechnik/Istorija_Tserkvi/ - дата доступа: 4.03.2018
5. Архимандрит Макарий (Веретенников) Митрополиты Древней Руси (X–
XVI века): [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://www.pravoslavie.ru/97818.html - дата доступа: 5.03.2018
6. История РПЦ: [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://kurskpds.ru/dopolneniya/СЗО/4-kurs/istoriya-rpts.php - дата доступа:
17.04.2018
7. История Русской Православной Церкви: [Электронный ресурс]. - Режим
доступа: - https://drevo-info.ru/articles/119 - дата доступа: 28.04.2018
8. Митрополиты московские и всея Руси. Список предстоятелей:
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://religiya.temaretik.com/1175423135185111963/ - дата доступа: 29.
04.2018
9. История, Философия, Филология, Искусствоведение, Социология,
Политология, Культурология в научной библиотеке диссертаций.
Диссертации по гуманитарным наукам: [Электронный ресурс]. - Режим
доступа: - http://cheloveknauka.com/ - дата доступа: 10.05.2018
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа