close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Тычинская Татьяна Алексеевна. Социальный контроль как средство противодействия коррупции в вузе

код для вставки
2
СОДЕРЖАНИЕ
Введение…………………………………………………………………….
3
Глава 1. Теоретико-методологические основы исследования
коррупции
как
социального
явления
в
сфере
высшего
образования…………………………………………………………………. 10
1.1.
1.2.
1.3.
Понятие
и
сущность
коррупции
как
социального
явления……………………………………………………………….. 10
Коррупция как социальное явление в сфере высшего
образования (понятие, особенности, причины, классификация,
функции)……………………………………………………………... 20
Типология, формы социального контроля в сфере высшего
образования как средства противодействия коррупции
зарубежный и отечественный опыт…………………….…………. 33
Глава 2. Социологические аспекты изучения социального контроля как
средства противодействия коррупции в ВУЗе………………………….. 54
2.1. Анализ коррупционных проявлений в сфере высшего
образования………………………………………………………………..... 54
2.2. Анализ социального контроля как средства противодействия
коррупции в ВУЗе………………………………………………………… 63
Заключение ………………………………………………………………… 69
Список литературы………………………………………………………… 73
3
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность. С 2008 г., с момента принятия федерального закона
N 273-ФЗ «О противодействие коррупции», в Российской Федерации
развернута широкая компания по борьбе с коррупций. Практически
ежедневно интернет, телевидение, газеты нам сообщают о новых громких
скандальных разоблачениях проявлений коррупции во всех сферах жизни
российского общества. Достоянием общественности становится доступна
информация о коррупционерах разного уровня, начиная с бывшего
министра экономического развития Алексея Улюкаевым, и заканчивая
рядовым провинциальным преподавателем российского вуза.
Россия в 2017 г. по оценкам неправительственной организации
«Transparency International», составляющая рейтинг коррумпированности
среди государств, занимает 135 место из 180 государств. Наша страна
набрала 29 из 100 баллов в Индексе восприятия коррупции. Если
рассматривать её положение в данном рейтинге за последние три года, то
оно стабильно, изменений не происходит. Не смотря на активную со
стороны
государства
десятилетие,
антикоррупционную
глобального
уничтожения
политику,
коррупции
за
в
последнее
Российской
Федерации так и не произошло, судя по рейтингу. В силу этого
необходимо более глубокое и детальное научное исследование для поиска
новых средств по профилактике и борьбе с данным явлением.
Из-за высокого уровня коррупции в нашей стране рейтинг
инвестиционной привлекательности из года в год падает. Аналогичная
ситуация при наличии данного социального явления происходит и в сфере
высшего образования. Коррупция портит репутацию российским вузам,
делает их непривлекательными для иностранных студентов. Престиж
российского образования уменьшается на международном уровне.
Важно помнить, что данная сфера является базой для построения
общества и государства, её основанием и фундаментом, залогом побед,
будущих
достижений
и
развития.
При
наличии
коррупционных
4
проявлений в сфере образования обесцениваются профессиональные и
научные знания, закрепляется незаконопослушная модель поведения при
решении «проблем», которая проецируется в дальнейшем в других сферах
и становится шаблонной для молодых людей, наносится удар по
социальной
справедливости,
снижается
экономический
потенциал
развития государства. Коррупция в сфере образования препятствует
инновационному развитию государства. В современной России коррупция
в системе образования стала привычным явлением, институализировалась.
Степень
разработанности
проблемы.
Коррупция
является
объектом исследования ряда наук, таких как социология, экономика,
криминологии. В данной работе нас будет интересовать коррупция как
социальное явление, и поэтому будет рассматриваться исключительно в
рамках социологического подхода.
Поиском научного ответа о том, что такое коррупция, в чем её
сущность занимались первоначально философы, богословы, ученые. Среди
них можно назвать имена таких выдающихся умов как
Платон,
Аристотель, Галлен, Н. Н. Макиавелли, Ж. Ж. Руссо, Ш. Монтескье,
Ф. Бэкона и др.
Классическая
социологическая
традиция
не
рассматривает
коррупцию как самостоятельную теоретическую проблему, однако, анализ
работ
Т.
Парсонса[20],
Э.
Дюркгейма[16,17],
Р.
Мертона[18],
М. Вебера[14,15], П. Бергера[12] и др. позволяет выделить концепции и
теории, имеющие непосредственное отношение к исследовательской
проблематике. В работах названных классиков социологии заложены
методологические принципы изучения исследуемого феномена, несмотря
на то, что термин «коррупция» ими не использовался.
С середины 50-х годов XX века коррупция приобретает статус
самостоятельного объекта социологического анализа. Первым ученым,
который попытался изучить коррупцию как социальный феномен, был
С.Н. Алатас. В своей работе «Социология коррупции», он пришел к
5
главному выводу о том, что это крайне закрытый феномен и традиционные
методы социологии такие как анкетирование, интервью, статистический
анализ при исследовании коррупции имеют ограниченное применение.
Социальный подход к изучению коррупции формировался вплоть до
90-х г. 20 века. В
научных работах C.B. Бондаренко[11], В.Л.
Римского[28], Г.А. Сатарова[21,22,34], Я.И. Гилинского[23] и др.
коррупция рассматривается как системное социальное явление.
В работах начала нового века интерес к коррупции как социальному
явлению не ослабевает. В.И. Добренькова, А.И. Кирпичникова, Э.Н.
Ожиганова, Н.Р. Исправниковой
и ряд других ученых занимались
проблемой классификации коррупции.
В своем диссертационном исследовании М. В. Шедий [10] подробно
рассмотрела
потенциал
российского
гражданского
общества,
использующего социальный контроль для борьбы с коррупцией. Афаунов
Анзор Зурабович в своей работе рассмотрел отношение к коррупции в
молодежной среде[8]. И. С.Куприянов в рамках изучения
российской
бытовой коррупции, рассмотрел и коррупционные проявления в вузе [9].
Исследование коррупции в сфере высшего и среднего образования
было предпринято Е. Б. Галицкий в течении нескольких лет, оно было
опубликовано в 2014 г. [28]. Стивен П. Хайнеман посвятил научную
статью о коррупции в сфере образования, её особенностям и уровню
распространения на международном уровне [36].
Коррупция и механизмы социального контроля над ней в сфере
высшего образования на сегодняшний день изучены слабо. Е. А. Борисова
и др. в коллективной монографии - «Коррупция в системе высшего
образования: перспективы социального контроля» была предпринята
попытка исследовать данную проблему. В работе авторами подробно
изложен анализ концепций социального контроля коррупции в системе
высшего образования, сущность и содержание коррупции в системе
6
высшего образования, предложены практически пути по снижению уровня
коррупции в вузах. [13]
Коррупция в сфере высшего образования в РФ за последние годы
рассматривается в статьях А. О. Логуновой [31], А. Л. Семенихина[30], Е.
В. Карчагина[26], А. В. Одинцова,
М. В. Геленко, Т.А. Осипова[26],
О.А.Боковой[24], К.О. Гилметдиновой [25] и др.
Отдельный блок научных работ посвящен социологическим методам
при исследовании такого социального явления как коррупция. Статья Б. А.
Оконова и С. Э. Лиджи-Горяева представляет экспертный опрос как
эффективный инструмент исследования коррупционных рисков [33]. Е. А.
Морозова[32], С. А. Пфетцер, А. В. Сухачева [32] в своей статье описали
социологической методики изучения мнений участников образовательного
процесса — педагогов и обучающихся — относительно различных
аспектов коррупции, изложили эмпирические результаты исследования.
В работе также использовалась антикоррупционная
Северного
института
бюджетного
(филиала)
образовательного
федерального
учреждения
брошюра
государственного
высшего
образования
«Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста
России)» в г. Петрозаводска, опубликованная в 2018 г. [41].
Объект исследования: коррупция как социальное явление в сфере
высшего российского образования.
Предмет
исследования:
социальный
контроль
как
средство
противодействия коррупционным проявлениям в вузе.
Цель и задачи исследования:
Цель - определить наиболее эффективные средства социального контроля
для борьбы с коррупцией в высших учебных заведениях страны.
Задачи:
1. Определить специфику и особенности коррупции как социального
явления в сфере высшего образования;
7
2. Определить отношение к коррупции как к социальному явлению в
экспертной среде;
3. Выбрать наиболее эффективные средства социального контроля
коррупции в сфере высшего образования.
Теоретико-методологические основания:
По мнению крупнейшего ученого отечественной социологии,
Владимира Ядова, коррупция – это болезнь современного общества.
Современные научные работы, посвященные коррупции, имеют низкий
методологический уровень по сравнению с тщательной исследовательской
технологией в СССР.
Измерительные
методики
для
исследования
коррупции
малочисленны. Наибольший вклад по их созданию внесла международная
организация по системе создания измерительных методик «Transparency
International». В РФ Фонд ИНДЕМ наиболее активно занимается
разработкой методологии измерения коррупции.
Самые распространенные методы
исследования коррупции в
социологии - это формализованное и неформализованной интервью
экспертов, анкетные опросы для простых граждан и предпринимателей.
Участие в опросах, посвященных коррупции студенты, как правило,
принимают с неохотой или отказываются вообще, по сколько в настоящее
время не существует прозрачности данной темы.
В рамках работы использовался анализ нормативно-законодательных
актов, сообщений из электронных СМИ о коррупционных проявлениях в
сфере высшего образования. Надо сказать, что последние содержат в себе
огромные информационный потенциал для мониторинга коррупции. Но
необходимо учитывать, что СМИ должны обладить полнотой свободы
слова и быть
объективными при подаче информации о проявлениях
коррупции.
Нормативная
исследования
база
относится:
исследования:
«Программа
К
по
нормативной
базе
антикоррупционному
8
просвещению на 2014-2016 годы» [4], «Распоряжение Правительства РФ
от 14.05.2014 г. № 816-р. О противодействии коррупции: Федеральный
закон Российской Федерации от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ.» [5], «О мерах
противодействию коррупции: Указ Президента РФ от 19.05.2008 г. № 815»
[6], «Указ Президента РФ от 1 апреля 2016 г. № 147 «О Национальном
плане противодействия коррупции на 2016 - 2017 годы» [7], кодекс
профессиональной
этики
педагогический
работников
Орловского
государственного университета имени И.С.Тургенева[1], утвержденный 25
декабря 2014г., Приказ № 1243 от 25 декабря 2017г. «О дополнительных
мерах
по
противодействию
коррупции
в
период
проведения
промежуточной и государственной итоговой аттестации»[3], «План
мероприятий по вопросам противодействия коррупции на 2017-2018
учебный год»[2].
К эмпирической базе исследования относятся аналитические
материалы таких организаций как:
•
ВЦОМ;
•
Неправительственная международная организация по борьбе с
коррупцией и исследованию уровня коррупции
по
всему миру
«Transparency International»;
•
Высшая Школа Экономики (Лаборатория антикоррупционной
политики ПУЛАП ВШЭ).
В
работе
также
использовались
российские
региональные
исследования о коррупции в сфере высшего образования.
Для получения эмпирического материала было использовано
формализованное интервью – экспертный опрос, с использованием
техническим средств. Средняя продолжительность интервью, включая
ответы на открытые вопросы после заполнения формализованной части
опросника - 70 минут. Фокус-группы: 8 участников, продолжительность
1час 30 минут.
9
Структура дипломной работы включает: введение, две главы, пять
параграфов, заключение, список литературы.
10
ГЛАВА 1. ТЕРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ
ИССЛЕДОВАНИЯ КОРРУПЦИИ КАК СОЦИАЛЬНОГО ЯВЛЕНИЯ В
СФЕРЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
1.1.
ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ КОРРУПЦИИ КАК
СОЦИАЛЬНОГО ЯВЛЕНИЯ
Многочисленные исследовательские работы о коррупции, в которых
предпринималась попытка дать определению понятию и сущности явления
«коррупции» подтверждают, что в науке универсального определения
понятия для него нет. Трактовка понятия «коррупция» зависит от периода,
в котором оно рассматривается.
Коррупция
как
главное
зло
уничтожающую
социальную
справедливость в государстве, наносящее ему непоправимый урон
занимала умы человечества со времен античности. Первое упоминания о
таком явлении как коррупция встречается у великого древнегреческого
философа Платона. Другой, не менее известный мыслитель Аристотель, в
своей работе «Политика» выделял коррупцию как фактор, способный
привести государство к вырождению или даже к гибели. Примером такого
процесса является превращение монархии в тиранию. Борьбу с коррупцией
Аристотель считал основой обеспечения государственной стабильности.
Должностные лица не должны были наживаться за счет граждан
государства,
по
мнению
Аристотеля,
идеальное
государственное
устройство должно было исключать любую такую возможность [39, с. 158159].
Стоики считали коррупцию одним из важнейших пороков своей
эпохи. Приверженцы стоицизма полагали, что коррупция, - это источник
зла, в общем, и коррупции в частности – крушение античного полиса,
социальные и политические потрясения.
Древнеримский философ Гален, утверждал, что коррупция состоит:
1) в небрежении обязательствами, 2) ненасытной жажде денег, 3) лени и
праздности духа. Пороки эти влекут за собой атрофию ума и воли. «Гении
11
масштаба Фидия среди скульпторов, Апеллеса среди художников,
Гиппократа среди врачей не появляются более по причине коррупции.
Можно было бы весь остаток жизни посвятить применению полезного,
открыть недостающее. И это была бы цель науки, но невозможно, считая
богатство самой ценной из добродетелей, изучая и применяя искусство не
на благо людей, достичь ее цели» [39, с. 158].
О коррупционных проявлениях упоминается даже в Библии. Там
большое внимание уделяется социальным обличиям в древнейшем разделе
Библии – Ветхом Завете: «Я знаю? Как
многочисленны ваши
преступления и как тяжки ваши грехи: вы притесняете правового, берете
взятки, а нищего, ищущего правосудие, гоните от ворот».
В Средневековье интерес к коррупции был так же высоким. В этот
период понятие «коррупция» приобретает исключительно церковное,
каноническое значение – как дьявольский соблазн. В этот период
завершалась инициированная отцами церкви и инквизиции борьба
латинского языка с его греческими истоками, следствием чего явилась
замена термина «катализ» (от греч. katalysis – разрушение, разложение,
уничтожение) на латинский термин «коррупция». Этот термин означал
бренность человека, подверженность разрушению, но не его способность
брать и давать взятки. Коррупция в богословии католицизма стала
проявлением
греховности.
После
первородного
грехопадения
коррумпированной, то есть растленной и греховной, оказалась природа, в
которой рождаются и живут люди.
Наряду с отцами церкви осознать коррупцию как социальное
явление пытались и ученые эпохи Возрождения. Одно из самых коротких
и емких определений коррупции было дано Н. Макиавелли. Коррупцию
Макиавелли определял как «использование публичных возможностей в
частных интересах» [39, с. 159-160]. Мыслитель сравнивал коррупцию с
недугом, который вначале трудно распознать, но легко лечить, а позже –
уже легко распознать, но почти невозможно лечить. По Макиавелли,
12
развращенному коррупцией народу крайне трудно остаться свободным.
Падение Рима в значительной степени было обусловлено расцветом
коррупции.
Известны
достоверные
факты
умерщвления
римских
императоров вследствие разложения армии. Однако далеко не со всеми
суждениями Макиавелли можно согласиться. Например, он полагал, что в
монархиях, правящих при помощи слуг, коррупция менее опасна,
поскольку все слуги обязаны милостям царя и их труднее подкупить.
В
действительности
же
практика
современных
государств
показывает, что чем больше «слуг государя» и меньше их жалование, тем
легче их подкупить. Например, в наши дни значительная часть
чиновничества оплачивается не за счет бюджета, а за счет незаконных
вознаграждений.
Эпоха Нового времени, образование в Европе централизованных
государств ознаменовали новый этап в развитии современного понимания
коррупции. Коррупция стала восприниматься как серьезная общественная
проблема, признак нестабильного общества. Прежде всего, смена
оснований была связана с мощным развитием экономики, зарождением
капитализма. Индустриализация привела не только к экономическому
росту, но и к увеличению спектра общественного распределения и
повышению значения властных решений. Политическая власть все более
становилась товаром на быстро растущем рынке. Победившая буржуазия
активно участвовала в коррумпировании высших должностных лиц, а
зачастую и покупала государственные должности. Проблема коррупции
освещалась в трудах просветителей-энциклопедистов: Ж.Ж. Руссо, Ш.
Монтескье, Ф. Бэкона. Коррупция понималась ими как социальный порок,
дисфункция общества. С точки зрения сторонников теории естественного
права коррупция представляет собой одно из следствий расхождения
между естественными и позитивными законами. Так, Т. Гоббс в своем
знаменитом «Левиафане» писал: «Люди, кичащиеся своим богатством,
смело совершают преступления в надежде, что им удастся избежать
13
наказания
путем
коррумпирования
государственной
юстиции
или
получить прощение за деньги или другие формы вознаграждения» [39, с.
160].
М. Вебер был первым ученым, который ввел так называемый
функциональный
подход
к
исследованию
коррупции,
разработал
инструментарий её исследования. Феномен коррупции должен изучаться
постольку, поскольку он задевает наши культурные интересы, и наш
познавательный импульс ориентирован на этот сектор реальности. Также
Вебер сделал вывод о функциональности и приемлемости коррупции при
условии, что она усиливает позицию элит, гарантирующих ускорение
происходящих в обществе изменений [39, с. 161]. Согласно воззрениям
сторонников такого подхода (С. Хантингтон, Я. Тарковски и др.),
выполнив свои политические и экономические функции, коррупция
исчезает.
Таким
образом,
помимо
констатации
функциональности
коррупции, данные исследователи выделяют ее конструктивные функции.
В структурном функционализме Т. Парсонса утверждается, что
основной характеристикой любого общества является его структура, под
которой
понимается
«совокупность
устойчивых
связей
объекта,
обеспечивающих его целостность и тождественность самому себе» [31, с.
134]. Коррупция здесь также рассматривается структурным элементом,
органично включенным в социальную систему. При этом коррупционная
деятельность является отклоняющимся от социальных норм поведением,
которое носит неформальный характер.
То есть, здесь отмечается важная характеристика коррупции: ее
дополнительность
по
отношению
к
формальным
институтам.
В
структурном функционализме раскрывается механизм воспроизводства
этого
явления.
стабильности
Согласно
степень
этому
подходу,
распространенности
в
период
социальной
коррупции
стабильна,
находится примерно на одном уровне, характерном для того или иного
общества.
14
Иначе дело обстоит, когда в социальной системе происходят
стремительные перемены и ее структура нестабильна. В этот момент
коррупция получает широкое распространение. Для описания этой
ситуации следует обратиться к понятию «социальная аномия». Социальная
аномия, согласно Мертону, возникает в результате «расхождения между
культурно
предписанными
устремлениями
и
социально
структурированными путями осуществления этих устремлений» [31, с.
134]. Аномия порождает ситуацию в обществе, при которой ее члены не
способны достичь своих целей законными или одобряемыми социумом
средствами и игнорируют их, пытаясь достичь своих целей незаконными
средствами. Как следствие, ситуация аномии приводит к падению
авторитета правовых и нравственных норм и рождает спрос на
отклоняющиеся, девиантные формы поведения, в том числе и на
коррупционные практики. Таким образом, в рамках структурного
функционализма коррупция может рассматриваться как специфический
вид
отклоняющегося
от
нормы
поведения
должностных
лиц,
возникающего в рамках отдельных подструктур социального организма и
порождаемого нарушениями функционирования социальной структуры.
Дюркгейм выделил следующие методологические следствия для
социологического анализа коррупции как социального явления. Вопервых, коррупция представляет собой не девиацию индивидуального
поведения лиц коррупционной сделки, а дисфункцию социальной системы,
сбой нормативной системы общества [10, с. 48-49].
Во-вторых, если преступление есть определенная норма, то борьба с
этим явлением исключительно силовыми методами является крайне
неэффективной, однако данную идею не следует трактовать как отмену
всякого противодействия коррупции. Дюркгейм считал преступление
приемлемым лишь в «нормальном» обществе, там, где преступление
осуждают и преступника наказывают. В аномичном же обществе, где
преступления воспринимаются равнодушно, коррупция способна даже на
15
уничтожение самого общества Безнаказанное коррупционное поведение
индивидов
постепенно
легитимирует
в
общественном
сознании
коррупционную практику, тем самым способствует хабитуализации, или
опривычиванию, в общественном мнении коррупционной структуры в
социальном взаимодействии.
XX век породил совершенно иное восприятие коррупции. Она стала
позитивно
восприниматься,
как
явление,
которое
способствует
государственному развитию, а не замедляет его. В 1960-е и 1970-е годы
широко обсуждалась тема коррупции в странах третьего мира, но к
единому мнению о том, как она влияет на развитие, так и не удалось
прийти. Ряд ученых, не без влияния трудов М. Вебера, считали, что
коррупция может быть даже полезна для развития общества. Так,
Хантингтон отмечал, что коррупция может иметь положительный эффект,
так как она снижает уровень насилия, вдобавок представляет собой один
из механизмов адаптации к современности и имеет антиреволюционный
характер. Р. Мертон на основе функционального анализа политического
механизма США доказывал, что коррупцию невозможно рассматривать
вне
конкретного
исторического,
социального,
экономического
и
политического контекста, в котором она существует, во многих случаях
коррупция функциональна для развития общества [39, 161].
Н. Лефф в 1964 году указывал, что коррупция может внести элемент
конкуренции в самодостаточную монополистическую промышленность, и,
таким
образом,
в
систему
оказывается,
внедрена
тенденция
к
эффективности [39,161].
В 90-е годы XX века отношение к коррупции стало меняться. Она
стала восприниматься как серьезная общественная проблема, как
социальный конструкт или социальное действие, детерминированное
различными факторами. В настоящее время «наиболее распространена
точка зрения, согласно которой на социальное действие комбинированно
влияют
природные,
общественные
и
средовы
факторы:
индивид
16
генетически
предрасположен
к
определенным
деятельностным
проявлениям, которые в большей или меньшей степени формируются под
воздействием социальной среды» [39, с. 162].
Сегодня в научных исследованиях коррупция все чаще изучается
исключительно
с
использованием
междисциплинарного
подхода.
Коррупция становится предметом исследований не только юристов,
криминологов и экономистов, но и философов, социальной философии.
В социологии коррупция понимается как дисфункциональное
явление, патология общества, порождающая в нем уродливые формы
взаимоотношений между людьми. «Коррупция представляет собой особую
социальную структуру, то есть совокупность устойчивых и достаточно
универсальных (они приспособлены к существованию в различных сферах
жизни общества) норм, принципов взаимоотношений людей. При этом
имеются в виду не отдельные, единичные случаи и персоны, а социальные
группы, которые поддерживают эту структуру в качестве главного или в
качестве неотъемлемого условия (источника) своего существования» [1;
192].
Здесь коррупция предстает в виде неофициальной подсистемы
социального регулирования, существующей параллельно с официальным
механизмом регуляции общественной жизни. Эта «параллельная система»
регулирования
порождается
неэффективной
деятельностью
органов
государственной власти. В соответствии с таким подходом коррупционное
поведение должностных лиц определяется как «неформальное, девиантное
(отклоняющееся) поведение управляющей элиты, проявляющееся в
нелегитимном использовании ею социальных благ».
Существование
коррупции
на
протяжении
многих
веков
подтверждает русский народный фольклор. Например: «Пчелка и та взятку
берет», «Козел да приказный – бесова родня», «И умный берет, когда
глупый дает», «Когда золото всплывает, то правда тонет», «Когда карман
сух, тогда и суд глух», «Казна на поживу дана», «Лучше бедность, да
17
честность, нежели прибыль, да стыд», «Дай грош – будешь хорош», «Не
ходи к воеводе с одним носом, ходи к нему с приносом», «На то и рука,
чтобы брать», «Кто взял - на том один грех, кто дал - на том сто», «Вор
виноват, а подьячий мошне его рад», «Вору потакать — что самому
воровать», «Всяк подьячий любит калач горячий», «В суд поди и кошелек
неси, а то скажут: завтра», «В суд ногой – в карман рукой», «В суд
пойдешь – правды не найдешь», «Возьми калачи, только дело не волочи»,
Первое упоминание коррупции в России, относится к IX-X веку.
Слуги государевы не получали жалования, а «кормились» с общин, той
территории, которая находилась под их юрисдикцией. Историк С.М.
Соловьев, описывая практику «кормления» воевод и подьячих посадскими
и уездными людьми, отмечал: «Для сбора долгов, для выимки питья нужно
жить в больших ладах с воеводою, не щадить ему подарков в царские дни,
что называлось «в почесть для царского величества», не щадить подарков
за обеды, которые давал воевода, и за которые нужно было приглашенным
дарить хозяина; потом отвозить деньги в Москву нельзя с пустыми руками,
дьяки и подьячие привяжутся».
Только во времена Петра I чиновником начало выплачиваться
жалование и они перестали «кормиться», любая взятка, подарок стали
рассматриваться как преступление. В 1724 г. был принят Указ «О
воспрещении взяток и посулов и о наказании за оное». За получение
взятки или лихоимство чиновники полагалось суровое наказание:
«жестоко на теле наказан, всего имения лишен, шельмован, и из числа
добрых людей извержен, или и смертию казнен будет».
При Екатерине I (в 1726г) «система кормлений» от должности вновь
фактически была возвращена. При Анне Иоановне и при Екатерине II
велась борьба со взяточничеством и казнокрадством, это деяние каралось
высшей мерой наказания.
Коррупция на протяжении всей русской истории присутствовала в
органах исполнительной, законодательной и судебной власти. Так, царская
18
охранка, суд, чиновники и др. была замешана в коррупционных сделках
времени.
При
правлении
государством
российским
Александра
I
коррупция была широко распространена среди среднего и особенно
низшего чиновничества, и в низших звеньях полиции.
При
Александре
II
была
введена система
публикации
имущественного положения чиновников империи. Вопиющая коррупция
царила в годы русско-японской войны (1904-1905 гг.) и Первой мировой
войны (1914-1918 гг.). Коррупция во влиятельнейшем Земгоре и военнопромышленных комитетах (руководимых Гучковым), которые (Земгор и
ВПК) уже в 1915 году занимались не только своими прямыми делами
всесторонней помощи и снабжения армии, стало достоянием возмущенной
общественности. В 1922г.
уголовный кодекс предусматривал высшую
меру наказания за взяточничество – контрреволюционную деятельность,
расстрел. Брали взятки в советский период и деньгами и продуктами.
До начала 80-х годов тема коррупции открыто в советском обществе
не поднималась. Официально заявлялось, что советское государству чужд
данный социальный феномен, в отличие от буржуазного общества. О том,
что с середины 50-х годов до 1986 г. регистрируемое в уголовной практике
взяточничество
возросло
в
25
раз,
гражданам
СССР
никто
не
информировал.
В брежневскую эпоху в СССР практика давать взятки стала
обыденной, на бытовом уровне воспринималась как норма. В условиях
тотального дефицита преподнести редкий подарок имело особую
ценность.
В эпоху перестройки о коррупции стало известно официально в
СССР. Коррупцию в СССР характеризуют известные коррупционные дела
такие
как:
«Хлопковое
дело»,
«Дело
Николая
Щёлокова»,
«Азербайджанское дело» и др.
Коррупция – это явление, присущее социуму и имеющее длительную
историю существования. Её основы были заложены еще в древние
19
времена, продолжили формироваться в царский и в советский период, и
продолжают
существовать
в
современной
России.
Отсутствие
систематизированных знаний о коррупции и многоаспектность данного
феномена указывает на необходимость продолжения его дальнейшего
научного исследования.
20
2.1. КОРУПЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНОГО ЯВЛЕНИЯ В СФЕРЕ
ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
(ПОНЯТИЕ, ОСОБЕННОСТИ, ПРИЧИНЫ, КЛАССИФИКАЦИЯ,
ФУНКЦИИ)
Понятие «коррупция в сфере высшего образования» неоднозначно и
имеет несколько научных трактовок. Так, С.Р. Хайнеман отмечает, что
коррупция в вузах включает в себя превышение полномочий для личной
материальной выгоды. Другие исследователи рассматривают коррупцию
только как проявление теневых экономических отношений.
Коррупции (от лат. corruptio - подкуп)
- англ. corruption; нем.
Korruption - это использование должностными лицами служебного
положения в корыстных целях.
С правовой точки зрения, согласно определению, данному в
Федеральном законе Российской Федерации № 273-ФЗ от 25.12.2008 г. «О
противодействии
коррупции»:
«Коррупция
–
это
злоупотребление
служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребления
полномочиями,
коммерческий
подкуп
либо
иное
незаконное
использование физическим лицом своего должностного положения
вопреки законным интересам общества и государства в целях получения
выгоды
в
виде
денег,
ценностей,
иного
имущества
или
услуг
имущественного характера, иных имущественных прав для себя или
третьих лиц, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному
лицу другим физическими лицами»[5]. Коррупцией также является
совершение
перечисленных
деяний
от
имени
или
в
интересах
юридического лица. Оба определения точно констатируют наличие
субъекта преследующего свою выгоду.
Сьюзен Роуз-Аккерман, разработал модель «принципал-агент»,
согласно которой коррупция это обмен товарами между тремя сторонами:
принципалом (руководителем), агентом и клиентом (третьим лицом).
Коррупция в сфере высшего образования имеет субъект и объект действия,
21
как правило, это преподаватель (агент – получатель взятки) и студент
(клиент – дающий взятку), к ним в систему взаимодействия может быть
ещё включена и администрация вуза – принципал [13, с. 40]. Первый
наделен официальными полномочиями, статусом и авторитетом, обладает
монополией на образовательную деятельность, второй по собственной
инициативе или по принуждению удовлетворяет интересы первого.
Э. Клейна в данной модели «принципал-агент» дополнительного
агента. Агент имеет возможность присвоить себе часть выделенных
ресурсов, поэтому принципал- администрация вуза вводит специального
агента контроля (деканат, сотрудники администрации вуза), который знает
об оппортунистическом поведении агента, но также является агентом. Как
показывает практика данный агент принимает также активное участие в
коррупционных схемах внутри вуза[13, с. 41].
Вузовский преподаватель (агент) имеет альтернативный выбор: стать
коррупционером или нет, и рассуждает примерно следующим образом:
«Если я не соглашусь, получу зарплату и моральное удовлетворение от
того, что я не взяточник. Если же я соглашусь – получу взятку и заплачу
цену в виде моральных издержек, существует также вероятность того, что
я буду пойман и понесу наказание, в случае чего, заплачу штраф и потеряю
свой выигрыш». В своем решении агент руководствуется расчетом риска,
издержек и ожидаемых выгод. Он прибегнет к коррупции, если придет к
заключению, что выгоды перевешивают риск и издержки. На решение
агента в данном случае оказывают влияние четыре детерминанты:
– величина взятки
– чем она выше, тем выше вероятность коррупции;
– нравственная позиция агента – чем меньше у него возражений
против коррупции, тем выше вероятность коррупции;
– риск быть пойманным – чем он выше, тем ниже вероятность
коррупции;
22
– жесткость санкций – чем менее сурово наказание, тем вероятность
коррупции выше.
Студент
(клиент),
который
должен
решить
пойти
по
коррупционному пути или нет, рассуждает аналогично преподавателю:
«Если я не прибегну к коррупции, я должен буду инвестировать время и
усилия, чтобы заработать зачетные единицы. Если прибегну – сэкономлю
время и усилия, но не приобрету знаний и подвергнусь риску быть
пойманным и понести наказание». Соответственно, студент выберет
коррупционную схему, если сэкономленные время и усилия за вычетом
моральных и экономических издержек, а также риска быть пойманным и
понести наказание, перевешивают удовлетворение от приобретения новых
знаний и от того, что он некоррумпирован. На решение студента
оказывают влияние те же четыре детерминанты, за исключением размера
взятки: чем он ниже, тем выше вероятность подкупа. Однако, в модели
«принципал-агентских» отношений, описанной Э. Клейном применительно
к академической среде не учтена особая специфическая среда вуза,
горизонтальные и вертикальные взаимодействия «агентов» и «агентов
контроля» основанные, по большей части, на немонетарных формах
коррупции.
Борисова дополняет схему рационального выбора Э. Клейна
дополнила дополнить альтернативным выбором «агентов» и «агентов
контроля» рассуждающих примерно следующим образом: «Если я
положительно отнесусь к просьбе коллеги, за вычетом моральных
издержек, смогу рассчитывать, что в случае необходимости подобная
помощь будет оказана и мне. Если откажу – получу моральное
удовлетворение от своей честности и принципиальности, но понесу
издержки в виде негативного настроя корпоративной среды. И с учетом
того, как быстро распространяется информация по сетевым каналам, в
будущем
возможны
проблемы».
Такой
вид
коррупционных
взаимодействий, завуалированный под родственное или дружеское участие
23
самый эффективный, так как риск быть пойманным и понести наказание –
минимальный, а величина издержек определяется не нравственностью и
принципиальностью
агентов,
а
системой
взаимных
обязательств,
договоренности, круговой поруки и т. д. Соответственно, в данном случае,
основной детерминантой является влияние институциональной среды, чем
оно сильнее, тем меньше вероятность отказа в помощи, т. е. сопротивления
коррупции [ 13, c.43].
Между субъектом и объектом возникают коррупционные связи и
взаимодействие, они могут быть разовыми, единичными или в течение
длительного
периода.
отношений
коррупцию
Поэтому
по
длительности
характеризуют
как
коррупционных
кратковременную
или
долговременную. Пример кратковременной коррупции - это дача взятки
абитуриентом при поступлении в вуз, примером долговременной является
систематическая сдача зачетов и экзаменов за взятки на протяжении всего
периода обучения.
Характер взаимодействия при участии в таком социальном явлении
как коррупция можно с точки зрения активности сторон может быть
описан тремя следующими категориями:
A. активной стороной является преподаватель - агент. В частности,
он может искусственно создавать условия, подталкивающие студента клиента к необходимости коррупционной сделки;
B. активной стороной является студент - клиент;
C. клиент и агент проявляют одинаковую степень активности в
коррупционном взаимодействии, для каждого коррупционное поведение
воспринимается как норма.
Студенты - клиенты, участвующие в коррупционном процессе в
сфере высшего образования могут иметь различные интересы:
Достижение. Действия клиента в этом случае направлены на
приобретение,
каких
поступление в вуз).
либо
благ,
либо
преимуществ
(Например,
24
Избегание. Действия клиента направлены на предотвращение
ущерба,
сопряженного
с
наложением
предусмотренных
законом
обязанностей (служба в армии по призыву).
Конкуренция. Действия клиента направлены на нанесение ущерба
третьему лицу (например - конкуренту).
Студентами–клиентами в коррупционных сделках становятся, как
правило:
1.
те студенты, которые имеют хороший финансовый достаток,
твердо убежденны в том, что все можно купить за деньги, в том числе
любой зачет или экзамен,
они не желают и не умеют учиться, не
посещают занятия. Такая категория студентов покупает диплом в течении
всего процесса обучения в вузе.
2.
отвергают
те студенты, которым просто лень учиться, хотя они не
пользу
и
целесообразность
этого
процесса,
но
при
возникновении альтернативной возможности сдачи экзамена или зачета
пользуются именно ей. Они полагают, что проще заплатить, чем
готовиться к экзамену.
3.
те, которые крайне амбициозны, хотят быть первыми везде и
во всем и любой ценой, они приемлют исключительно отличные оценки,
они стремятся за счет оценок доказать свою значимость родителям,
друзьям. Их конечная цель красный диплом. Но есть те, которые
преследуют экономическую целесообразность, отличники получают вузах
различные формы материального поощрения – прямые и косвенные.
Прямое – это повышенные стипендии. Стремятся стать абсолютными
отличниками и те, кто хочет перевестись с коммерческой формы обучения
на бюджетную. Косвенное – это различные системы внутри вуза, которые
учитывают успеваемость за предыдущие курсы. Например: распределение
на более престижную специальность (специализацию);
попадание в
программу обмена с зарубежными вузами; возможности поступления в
аспирантуру после получения высшего образования.
25
Те, которые отличаются от всех студентов своими заслугами в
4.
спорте, КВН-щики уровня первого канала. Такие студенты отвечают за
бренд вуза и могут не появляться продолжительно долго, но при этом
успешного сдавать зачеты, экзамены и получить диплом с отличием.
Надо отметить, что потенциальной жертвой коррупции, в сфере
высшего образования, может стать любой студент, вне зависимости от его
успеваемости, личных амбиций или финансового положения.
Преподавателей, по их отношению к проблеме коррупции можно
разделить на три категории:
1) берут взятки для себя и ставят оценки по указанию «сверху»;
2) не берут взяток, но ставят оценки по указанию «сверху»;
3) не берут взяток и не ставят оценок по указанию «сверху».
Первая категория преподавателей вузов практически превратили
учебные заведения в свои собственные фирмы по написанию курсовых и
дипломных работ. Фактически студентам предлагается негласный «прайслист», в котором четко расписано, у какого преподавателя, что и сколько
стоит. Студенты, попавшие к таким преподавателям, вынуждены
принимать сложившиеся правила игры. Механизмы коррупции при приёме
зачётов и экзаменов общеизвестны.
Можно согласиться с Елецким и Корниенко, исследовавшими
проблему коррупции в сфере высшего образования, что взяточники в вузе
образуют своеобразную сеть, анализируемую в рамках теории сетевого
капитализма. Существование сети по данной теории приводит:
- к
сегментации рынка – одни (дети внешнего и вузовского
начальства, преподавателей и прочие привилегированные, как их называют
студенты – мажоры) учатся бесплатно, а другие должны платить;
-
к
возникновению
легальных
барьеров
-
преподавателю,
выпадающему из коррупционной сети создаются проблемы в работе с
разнообразными надуманными мотивировками;
26
- к возникновению дефицита и деформации права, так как у
взяточников имеются особые нормы поведения, мораль и принципы.
В процессе коррупционного деяния всегда имеет место быть
внутренний конфликт у субъекта - агента между общественным долгом и
личной корыстной выгодой, который решается в пользу последней.
Коррупция носит латентный характер, её существование крайне трудно
доказуемо, поскольку все её субъекты стремятся скрыть участия в ней.
Надо сказать, что коррупция – это социальное явление, которое не
сводится только к даче-получению взятки. Хотя взятка является наиболее
распространенной формой коррупции в сфере российского образования.
Поэтому можно выделить коррупцию двух форм непотизм и денежная.
Таблица 1.1. Формы коррупции.
КОРРУПЦИЯ
1.
непотизм
2.
денежная
(т.е. покровительство друзьям,
знакомым, близким родственникам,
кумовство, блат)
Выделяют также другие формы коррупции как монетарную и
немонетарную. Первая подразумевает материальные траты одного из
субъекта коррупционной сделки. К немонетарной относится служебные
хищения,
протекционизм,
лоббизм,
фаворитизм,
кумовство,
иное
превышение и злоупотребление должностных (служебных) полномочий. К
немонетарным проявлениями
коррупции относится списывание на
экзаменах студентами, заимствование огромных кусков текстов при
написании учебных работ, скачивание готовых рефератов и курсовых,
дипломных.
27
Исследователь С.Р. Хайнеман помимо взятки называет следующие
разновидности
профессионального
проступка
в
сфере
высшего
образовании, которые можно отнести к коррупционным проявлениям:
1.
получение
материальных
подношений
(взятки)
или
вознаграждений в обмен на положительные отметки,
2.
оценки или зачисление на специализированные программы;
3.
оценка знаний учащегося по расовым, культурно-социальным
и другим предубеждениям;
4.
навязывание
студенту
личных
взглядов
и
убеждений
преподавателя;
5.
разглашение конфиденциальной информации, касающейся
студента;
6.
эксплуатация, сексуальное преследование или дискриминация
студентов;
7.
утверждение учебника или учебных пособий, не отвечающих
требованиям, на основании получения от производителя подношений или
поощрений;
8.
принуждение студентов покупать материалы, автором которых
является преподаватель;
9.
игнорирование неадекватных методов обучения, практикуемых
коллегами, неравного отношения к студентам или проступка со стороны
сотрудников;
10.
использование имущества учебного заведения в частных
коммерческих целях
Все разновидности коррупционных действий делятся, прежде всего,
на две категории –
коррупция, сопровождаемая взаимодействием с
клиентами, не являющимися в этой своей ипостаси должностными лицами,
и клиентами, которые участвуют третьей стороной в коррупционных
действиях, будучи должностными лицами. Первый случай мы называем
28
экзогенной коррупцией (т.е. порожденной внешними факторами) а второй
– эндогенной коррупцией (порожденной внутренними факторами).
Рисунок 1.1. Иерархическая классификация коррупции по типам
клиентов
При
классификации
видов
коррупции
обычно
выделяют
«коррупцию сверху» и «коррупцию снизу». Фактическим аналогом
подобной классификации является используемое экспертами ИНДЕМа
29
разделение коррупции на «деловую» и «бытовую». Коррупция в сфере
высшего образования является низовой и бытовой. К её формам относится:
1) взятка, она характеризуется меньшими суммами по сравнению с
верхушечной;
2) подарки – драгоценные украшения, торты, конфеты, коньяк,
книжные подарочные издания, дорогой корм для домашних животных;
3) услуги со стороны обучающегося – ремонт квартиры, работы на
даче, сексуальные услуги;
4) невыполнение или предотвращение законных действий, входящих
в круг обязанностей должностного лица.
По виду коррупционных связей — вертикальная (начальник —
подчиненный), горизонтальная (между лицами и структурами одного
уровня). По виду деяния — взятки, обмен услугами, в том числе
покровительство «боссов», дружба и кумовство.
По отношению общества — «белая», «серая» и «чёрная» (А.
Хайденхаймер). Первая обозначает практики, которые в глазах общества
не подвергаются осуждению. Они, по существу, прочно вошли в культуру
и не воспринимаются как проблема. «Чёрная» коррупция — действия
осуждаются обществом в целом. «Серая» коррупция — практики,
относительно которых никакого согласия не существует. Именно вокруг
«серой» коррупции возникают скандалы.
По
характеру
вступления
в
коррупционную
сделку
—
принудительная и согласованная. Типологизация коррупции позволяет
выделить направления борьбы с ней (против кого, в каких секторах, на
каких уровнях и т.д.).
К особенностям вузовской коррупции относятся два ее признака. Вопервых, она, как и все коррупционные преступления латентна. Мало кто из
студентов обращается в правоохранительные органы, поскольку это
означает и отмену соответствующей оценки (зачета), и необходимость
повторной сдачи. В ряде случаев отмечаются и этические проблемы.
30
Во-вторых, и это весьма существенно, несмотря на латентность, с
точки зрения официального выявления фактов, научно-преподавательское
и студенческое сообщество, как правило, знает наиболее коррупционные
вузы, факультеты и кафедры в городе. Как правило, про преподавателявзяточника, руководство кафедры и даже факультета прекрасно знает.
Как минимум, руководство относится к этому безразлично (что, кстати,
предполагает косвенный умысел), как максимум – соучаствует.
Коррупция, не смотря на свою латентность, есть социальное явление
достаточно открытое, которое существует в поле видимости руководства
вуза (факультета, кафедры) и, в худшем случае, под его контролем.
Причины
коррупции
можно
разделить
на
три
группы:
экономические, правовые и социально-нравственные. Среди указанных
групп на первое место следует поставить
экономические
причины:
низкий уровень заработных плат преподавателей высшей школы,
недостаточное финансирование вузов.
Среди
причин,
касающихся
государственно-правового
регулирования, можно выделить: несовершенство законодательства в
сфере высшего образования, общую слабость органов государственной
власти, попустительство властей по отношению к коррупции в вузах
страны, круговую поруку сотрудников университета и неэффективность
механизмов
защиты студентов
образования.
от
коррупции, политизация высшего
Недостаточно разработанные механизмы аккредитации,
отсутствие информационной открытости о деятельности вузов, их плохая
организационная структура неспособность повысить мотивацию для
повышения качества работы
В
числе
социально-нравственных
причин
можно
назвать:
традиционный для нашей страны способ решения проблем, устоявшиеся
социальные нормы, круговую поруку взяткодателей и взяткополучателей,
правовую неграмотность населения, преступное бездействие и нежелание
31
граждан отстаивать свои права, а нередко и невозможность их реальной
защиты при круговой поруке, царящей в университетской среде.
Риск
возникновения
родственники,
члены
коррупции
одной
семьи
в
вузе
выполняют
возрастает,
в
рамках
если
одного
университета исполнительно-распорядительные или административнохозяйственные функции.
Пик проявления коррупционных рисков возрастает во время:
приемной кампании в вуз; промежуточной и итоговой аттестации;
подготовке
и
сдаче
курсовых
и
дипломных
работ;
назначения
академической и повышенной стипендий; при угрозе отчисления из
университета из-за пропусков и не освоения учебной программы; перевода
с платной формы обучения на бесплатную и др.
Таблица 1.2 Функции коррупции
К
факторам,
из-за
которых
возникает
коррупция
в
сфере
образования, относятся:
•
Наличие пробелов в законодательстве данной сферы, его
несовершенство;
32
•
Низкий уровень правоприменительной практики;
•
Несовершенный административный контроль со стороны
администрации вузов за коррупционными проявлениями;
•
Пассивное или формальное поведение со стороны студентов,
преподавателей и администрации в области профилактике коррупции в
системе высшего образования.
При рассмотрении коррупции в сфере высшего образования
необходимо учитывать, что для данной сферы оно является, прежде всего,
явлением социальным, а не экономическим. И поэтому главное внимание
должно быть сосредоточено на людях, участвующих в коррупционных
процессах, на их мировоззрении, уровне правовой грамотности и
гражданской позиции. Социальный контроль как средство борьбы с
коррупцией может оказывать влияние, как на отдельного конкретного
человека, так и на всю систему в целом.
33
1.2.
ТИПОЛОГИЯ, ФОРМЫ СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ В
СФЕРЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК СРЕДСТВО
ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ ЗАРУБЕЖНЫЙ И
ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ.
В конце XIX века появляется теория социального контроля. Сам
термин «социальный контроль» был введен в научный оборот ученым
Г. Тардом, впервые был описан в труде «Коммуникация и социальное
влияние».
Г. Тард определил «социальный контроль как средство,
инструмент возвращения лиц с антиобщественным поведением к
общественно значимой деятельности», к поведению, соответствующему
общепринятым социальным нормам. Ученый видел в социальном контроле
средство профилактики девиаций в обществе [13, с. 32].
В конце XIX – начале ХХ веков теоретические основы социального
контроля в отечественной научной литературе разрабатывались В.Г.
Белинским, Н.Я. Данилевским, Н.А. Добролюбовым, П.Я. Чаадаевым и др.
Проблема социального порядка и социальной регуляции поведения людей,
исследуется в работах П. Сорокина.
Социальный контроль, являясь одним из универсальных (с точки
зрения сфер его применения и воздействия на поведение людей) средств
управления
обществом,
содержит
значительный
потенциал
противодействия коррупции, который при правильном использовании
может стать эффективным «орудием» в борьбе с ней. В зарубежных
странах социальный контроль как средство противодействия коррупции
активно используется, в России, он только начинает внедряться. Но для
того, чтобы применять его правильно, необходимо создание полноценных
организационной, правовой, идеологической и других основ социального
контроля, базирующихся на фундаментальном научном знании. Общество
является
крайне
динамичной
системой,
теоретические
положения,
разработанные в предыдущие годы, быстро устаревают. Научные и
34
методические
разработки
функционирования
системы
социального
контроля постоянно должны обновляться, ориентируясь на реальную
практику.
Анализ
современной
институализации
социального
контроля
приводит к выводу об отсутствии ясности в понимании современными
учёными и практиками сущности и содержания социального контроля,
соответственно, и его функционала в сфере противодействия коррупции.
Дать точное определение понятию социальный контроль крайне сложно.
Рассмотрим несколько из них, социальный контроль – это функция
гражданского общества по проверке выполнения властными структурами
их непосредственных обязанностей и обязательств. В задачи социального
контроля
входит:
выявление
наиболее
острых
проблем
в
функционировании социума; сбор информации по этим проблемам;
демонстрация бездействия институтов государственной власти в решении
данных вопросов или же неэффективность принимаемых ими мер;
выработка альтернативных решений и оказание влияния на органы власти
в соответствующем направлении.
Социальный контроль может осуществляться на разных уровнях в
зависимости от масштабности распространения.
Рисунок 1.1. - Социальный контроль по уровню распространения.
35
Можно выделить несколько основных механизмов осуществления
социального контроля. Прежде всего, он осуществляется различными
общественными организациями и движениями.
Важным механизмом социального контроля являются средства
массовой информации. Благодаря СМИ многие проблемы получают
массовую
аудиторию,
формируют
приобретают
общественное
социетальное
мнение,
значение.
информируют
СМИ
население
о
деятельности общественных институтов в этом направлении, о реакции
властей. Они могут реально оказывать давление на власть или поддержать
ее при решении определенных вопросов, что позволяет говорить о
средствах массовой информации как о четвертой ветви власти.
Главным механизмом социального контроля являются социальные
санкции – позитивные, которые стимулируют одобряемые группой
отклонения от нормы, и негативные, репрессирующие нежелательные
отклонения. Санкции подразделяются на формальные и неформальные.
Формальные
санкции
соответствии
с
заранее
налагаются
официальным
предписанной
(законом,
институтом
уставом
и
в
т.п.)
процедурой. Неформальные санкции возникают как спонтанные реакции
членов группы, друзей, соседей и т.д. Примеры негативных неформальных
санкций – насмешка, сплетня, отказ в контактах, незаконное физическое
воздействие. Для обнаружения отклонений существуют соответствующие
системы надзора.
Иногда как механизм социального контроля рассматривается
социализация, хотя точнее это – процесс интериоризации. Социальный
контроль, превращения его в самоконтроль. Социальный контроль –
важный элемент социализации, условие интегрирования личности. По
способам осуществления различаются социальный контроль: физический,
экономический и нормативно-символический. Существующая в обществе
система социальных отношений оказывает определяющее влияние на
формы социального контроля, их соотношение.
36
Социальный контроль коррупции в академической среде – это часть
алгоритма управления, представляющая собой совокупность систем и
механизмов формальных и неформальных структур, обеспечивающих
упорядоченное
взаимодействие
структурных
элементов
системы
образования посредством нормативного регулирования. Стабильность и
эффективность функционирования исследуемого феномена обусловлена:
а) разумным сочетанием позитивных и негативных санкций; б) наличием
последовательности, полноты и системности в современных формах
административного
контроля;
в)
объективными
и
субъективными
факторами.
Рисунок 1.2 – Классификация социального контроля по отношению к
группе
37
Социальный контроль тесно связан с обеспечением и реализацией
прав и свобод человека и гражданина, а также с безопасностью общества и
государства.
Исследователь, Н. Н. Черногор, в свое научной статье подчеркивает,
что необходимо понимать, что понятия «социальный контроль» и
«общественный контроль» ни одно и то же [40, с. 174]. Многие
исследователи наоборот отождествляют данные понятия.
Социальный контроль в своём наименовании отражает сферу его
действия, цели и задачи осуществления, взаимодействие для их
достижения и решения, всех субъектов социального общения, включая
граждан, их объединения, государство. Причём последнему как субъекту,
имеющему
исключительное
право
применять
меры
правового
принуждения, в механизме социального контроля отводится важнейшая
роль. Объектом контроля выступает правовое поведение личности.
В наименовании «общественный контроль» сделан акцент на
субъекте контроля – обществе, институтах гражданского общества – и
определённом противопоставлении общества и государства: государство,
его органы и должностные лица (а также органы и должностные лица
местного самоуправления), а точнее, их деятельность, выступают объектом
контроля.
Организационно-правовые
механизмы
социального
и
общественного контроля существенно отличаются (должны отличаться)
друг от друга. Их можно соотносить друг с другом, обеспечивать
взаимодействие этих институтов, но подменять одно другим или
применять решения, пригодные для одного к другому, в корне неверно.
Важным условием эффективного применения социального контроля
в целях противодействия коррупции является транспарентность публичной
жизни, определяемая как особая информационная политика государства,
построенная на принципах открытости и доступности для граждан
информации о деятельности государственных органов, органов местного
самоуправления
и
агентов,
их
представляющих,
деятельности
38
образовательных учреждений, в частности вузов. Она достигается
посредством
проведения
комплекса
мероприятий,
обеспечивающих
информирование граждан (населения) о деятельности органов публичной
власти и должностных лиц, проектируемых и принятых решениях.
Социальный
контроль
коррупции
увязан
с
социальной
ответственностью (в том числе юридической) не только лиц, чьё поведение
подвергается воздействию в процессе контроля, но и тех, кто осуществляет
контроль. Он реализует принцип обратной связи в управлении любыми
социальными процессами или системами. Вместе с тем в той или иной
мере функции социального контроля осуществляют любые социальные
институты или группы, государственной или общественной организации.
Как ранее уже говорилось, социальный контроль может быть
формальным и неформальным. В сфере высшего образования за
формальный социальный контроль отвечают органы государственной
власти и администрация вуза, за неформальный (студенты, преподаватели,
средства массовой информации общественные организации и т. д.)
Таким
образом,
осуществляющими
в
сфере
социальный
проявлениями, могут выступать.
высшего
контроль
образования
над
субъектами,
коррупционными
39
Рисунок 1.3. - Субъекты социального контроля в вузе.
Посредством социального контроля отдельная социальная группа
под лозунгом борьбы с коррупцией может совершить попытку выхода за
пределы границ данного контроля, попытаться изменить и ограничить
роль государства в жизни общества.
Противодействовать коррупционным проявлениям в высшей школе
можно, используя различные формы формального социального контроля.
Некоторые из них внедрены в работу российских вузов уже сегодня. Они
имеют свои плюсы и минусы. Введения специального телефона доверия
для сообщений о случаях вымогательства взяток, о котором будет известно
каждого обучающемуся в вузе студенту. Но необходимо учитывать, что
информация, предоставленная по телефону доверия, может быть ложной и
требует тщательной проверки.
Для мониторинга и выявления коррупционных фактов можно
использовать информацию из интернета, студенты нередко обмениваются
информацией о размерах взяток на различных сайтах и форумах. Такие
40
данные, как и в первом случае, могут быть ложными и не иметь под собой
реальных оснований, требуют проверки.
В рамках социального контроля со стороны администрации вуза
может проводиться показательное увольнение одного из сотрудников, с
целью устрашения других и повышения дисциплины в коллективе
преподавателей.
Как
показывает
практика,
такая
мера
не
имеет
длительного эффекта. Создает слишком много шума и портит репутацию
вуза, понижая его престижность для будущих абитуриентов.
Администрация вуза может снизить вероятность возникновение
коррупции в своих стенах, благодаря тщательному отбору сотрудников
при приеме на работу. При этом должны рассматриваться не только
биографии, рекомендации, с предыдущего места работы, но и связи с его
бывшими руководителями и сослуживцами.
Достойная зарплата для педагогического коллектива вуза, которая не
будет, сопоставила с взяткой, может также снизить коррупционные риски.
41
Таблица 1. Регламентные методы противодействия коррупции в вузе
Соблюдение правил корпоративной этики для сотрудников вуза
должно стать обязательным, а не носить рекомендательный характер.
Данная мера эффективна лишь при наличии сильной корпоративной
культуры, когда соблюдение кодекса четко контролируется. Кодекс этики
может
включать правило сообщать информацию о предложении дачи
взятки, хотя данный пункт малоэффективен. Надо отметить, что Статья 33
Конвенции ООН по борьбе с коррупцией требует принимать меры для
защиты лиц, сообщающих компетентным органам о фактах коррупции. Но
такого закона, защищавшего права заявителя о фактах коррупции, на
сегодняшний день в России не существует. Угроза того, что заявитель о
42
коррупции сам может понести ответственность за клевету, реальна.
Отсюда низкая мотивация сотрудников сообщать о фактах коррупции.
Администрация вуза для проверки своих сотрудников может
использовать
специального
подготовленного
человека
провокатора,
который будет предлагать взятки сотрудникам. При согласии на участие в
коррупционной сделки
взяточника лишают места работы, случай
придается общественной огласке и порицанию.
В стенах вуза может быть сформирована сеть осведомителей из
числа студентов противостоянию коррупции, но необходимо учитывать,
что при дынной мере портит психологический климат.
На коррупционные практики внутри своего собственного вуза
студент может пожаловаться студенческому уполномоченному по правам
студентов (омбудсмену) – Артему Хромову.
Развитие
социального
антикоррупционного
контроля
за
деятельностью всей системы высшего образования обеспечит ориентацию
деятельности этой системы на реализацию общественных интересов;
оградит общество от бюрократических извращений и коррупционных
посягательств; повысить уровень доверия в обществе.
Для противодействия взяточничеству в вузах их администрация
могла бы использовать и услуги правоохранительных органов. Но при
этом существенно повышаются издержки снижения уровня репутации
вузов, доверия к ним со стороны общественности и потенциальных
спонсоров. Поэтому нередко для руководителей и собственников вузов
является
наиболее выгодным увольнение «по собственному желанию»
преподавателей, уличённых в получении взяток. В таких случаях, как
правило, ущерб репутации вузов наносится минимальный.
Главная причина выгодности таких увольнений взяточников в том,
что по нормам Уголовного кодекса РФ крайне трудно доказать сами факты
получения преподавателями взяток. В соответствии с этими нормами
субъектом уголовного преследования может быть лицо, выполняющее
43
управленческие, организационно-распорядительные или административнохозяйственные функции. А такие
крайне
редко,
государственных
функции преподаватели выполняют
например,
при
проведении
экзаменов.
Трудно
вступительных
доказуем
в
судах
и
или
состав
преступления при получении взятки преподавателем, потому что
необходимо обосновать связь между получением денег и принятием
решений в интересах дающего взятку. Эта связь не может быть
установлена, например, если преподаватели не обсуждают, за что они
получили деньги, не прикасаются к ним или к их вместилищам, не
допускают аудио- или видеозаписей фактов получения взяток. Факт дачи
взятки недоказуем и в случаях использования посредников, действия
которых
могут
мошенничество,
быть
а
юридически
также
при
квалифицированы
формально
легальном
только
как
получении
преподавателями денег за дополнительные занятия со студентами или за
репетиторство.
В современных российских условиях администрации и собственники
вузов,
как
правило,
взяточничеством.
не
Значимой
заинтересованы
причиной
в
такой
активной
борьбе
со
незаинтересованности
является их выгода от использования преподавателями теневых форм
оплаты труда, позволяющих экономить на их
легальных
заработных
платах. Кроме того, в краткосрочном периоде расходы на борьбу с
взятками в вузах повышаются в результате снижение выручки вследствие
отчисления неуспевающих студентов. Поэтому на уровне вузов почти
всегда оптимальным является «уровень борьбы с взятками, при котором
связанные с этим расходы не будут превышать ущерб от взяток для данной
организации». Именно поэтому уровень борьбы со взяточничеством в
большинстве российских вузов очень низок, такая борьба практически
отсутствует. Ведь в современных условиях большинство российских вузов
ориентируется «на максимизацию доходов в краткосрочном периоде».
44
Но и законодательные действия органов государственной власти в
современных
условиях
не
могут
существенно
снизить
уровень
взяточничества в вузах. Во-первых, государственные чиновники, которые
должны
будут
бороться
со
взяточничеством,
сами
являются
коррумпированными и потому снисходительно относящимися к фактам
взяточничества.
Во-вторых,
борьба
со
взяточничеством
в
вузах
невозможна без помощи добровольных осведомителей, которыми должны
быть студенты. Но, большинство студентов, не заинтересовано в
юридическом преследовании взяточников, потому что взятки выгодны
студентам, иначе их бы не давали. Исключения составляют редкие
случаи вымогательства преподавателями взяток в крупных размерах или
постоянно в течение длительных периодов времени. Редкость таких
случаев также определяет низкий уровень борьбы со взяточничеством в
современных российских вузах.
Объективными
факторами
эффективности
функционирования
социального контроля коррупции выступают:
–
нормативно-правовое
регулирование
антикоррупционной
деятельности в вузах;
–
воздействия социальной базы;
–
контроль
коррупционных
правонарушений
со
стороны
формальных структур (правоохранительных органов, администрации вузов
и т. д.).
К субъективным факторам относятся:
– удовлетворенность педагогическим трудом;
– мотивация и стратегия обучения студентов;
– мотивация на профессиональную деятельность сотрудников вуза.
Сегодня формальный и неформальный социальный контроль
благодаря внедрению информационных технологий становится более
легко реализуемым. Так, в Азербайджане была внедрена компьютерная
система, не позволяющая изменять оценки абитуриентов. Введение
45
электронных зачеток также может снизить уровень вероятность коррупции
в вузе, такой опыт на сегодняшний день есть в ВШЭ. На каждом крупного
университетском сайте в электронную приемную ректора можно подать
заявление о коррупционных проявлениях.
Введения института тютерство как форму социального контроля в
высших учебных заведениях возможно внедрить на современном этапе.
Тьютор
студенческой
способен
помочь
молодежи
студенту
правовой
в
формировании
у
гражданских
и
культуры,
социальных компетенций.
Понятие «тьютор» (англ. tutor от лат. tueor – наблюдаю, забочусь)
имеет несколько значений. Тьютор в американском варианте английского
– преподаватель, который дает частные уроки, а в британском английском
– это преподаватель университета или колледжа. Тьютор определяется
также как:
1. домашний учитель, гувернер;
2. а) преподаватель, наставник группы (в университете); б)
репетитор;
3. учебник (особенно в игре на музыкальных инструментах;
4. а) наставник (в школе); б) старшеклассник, помогающий в
учебе младшим школьникам;
5. юридический опекун, попечитель [2, с. 74].
Стоит отметить, что тьюторство – это продукт английской системы
образования, направленный на индивидуализацию процесса обучения.
Именно индивидуализм является стержнем тьюторской
модели
сопровождения студентов. Феномен тьюторства зародился примерно в XIV
в. в классических английских университетах – Оксфорде и Кембридже.
Поскольку отличительной чертой университетского сообщества того
времени и главной, объединяющей всех ценностью была свобода, то
студент сам
профессора
решал,
какие
предметы
слушать. Тьюторы
(а
это
изучать
по
и
большей
курсы
части
какого
были
46
бакалавры, не получившие должности при университете), помогали
школяру определиться с выбором предмета или профессора. Можно
сказать, что тьютор осуществлял функцию посредничества между
профессором и студентом.
Тьютор, в образовательном пространстве университета, способен
реализовывать
в
числе
антикоррупционного
других,
поведения.
функцию
Это
возможно
формирования
как
в
процессе
воспитательной работы со студентами, так и в ходе формирования
индивидуальной
образовательной
траектории
«бакалавриат
–
магистратура».
Особое место занимает пропаганда антикоррупционного поведения в
стенах вуза и за его пределами для эффективности социального контроля.
Проведения
конкурсов
антикоррупционной
тематики,
как
самими
университетами, так и другими государственными структурами крайне
необходимо для воспитания будущей молодежи.
В
июне
2018
г.
Генеральная
прокуратура
РФ
выступила
организатором Международного молодежного конкурса социальной
рекламы «Вместе против коррупции!». Каждый молодой человек сможет
представить на конкурс плакат или видеоролик.
Освоение навыков, необходимых для борьбы с коррупцией должно
стать
приоритетным
для
молодого
поколения.
Создание
антикоррупционного стандарта поведения. У кадров должно доминировать
не только мнение о коррупционном поведении как о поведении, не
приемлемом ни при каких условиях, но и должны быть практические
деятельностные навыки такого поведения в конкретных жизненных
ситуациях. При противодействии должна преобладать активная позиция –
борюсь с любыми проявлениями коррупции в нашем обществе и пассивная
– не приемлю и не участвую в коррупционных деяниях.
47
Так, в 2014 г. был принят кодекс профессиональной этики
педагогический работников Орловского государственного университета
имени И.С.Тургенева, утвержденный 25 декабря 2014г. [1]
Интернет
и
СМИ
может
играть
огромную
роль
в
сфере
противодействия коррупции в высшем образовании. Влияние может быть
эффективным при соблюдениях их независимости от государства, хотя это
сложно сделать при наличии финансирования со стороны последнего.
Необходимо выработать механизм реагирования государственных и
правоохранительных органов на антикоррупционные публикации. СМИ
необходимо вести активную разъяснительную работу с населением, в том
числе и молодежью, о вреде для развития общества, причиняемом
коррупцией.
Составление рейтингов самых коррумпированных университетов
независимыми общественными организациями может снизать уровень
коррупции. Периодически публикуется для мировой общественности
рейтинг вузов Times Higher Education, который охватывает 40 стран, 98%
входящих в него вузов пишут на своих веб-сайтах о том, что у них
действуют
кодексы
административных
поведения
работников,
студентов,
а
также
преподавателей
советы
по
и
вопросам
профессиональной этики [37, с. 9]. Опыт составления подобного рейтинга
для российской системы образования есть. За период с 2010 по 2016 гг.
одним из российских рейтинговых агентств был составлен «Рейтинг 99
самых коррупционных и неэффективных вузов среди лучших вузов страны
(от наиболее к наименее коррумпированным)» [50].
В европейских странах преподаватель университета, участвовавший
в коррупционной сделке, может получить реальный тюремный срок, его
лишают диплома и квалификации пожизненно.
Исследованием и разработкой методик борьбы с коррупцией в сфере
образования
занимаются
такие
международные
ЮНЕСКО, ООН, «Transparency International» и др.
организации
как:
48
В рамках повышения эффективности неформального социального
контроля, так называемого контроля «снизу», в вузе данный контроль
исходит со стороны студентов, необходимо развивать образовательные
программы. Обращаясь к зарубежному опыту надо отметить, что он
довольно разнообразен и успешен. О важности и необходимости
социального контроля не приходится говорить и напоминать, каждый об
этом знает. Ещё в 2004 году «Transparency International» опубликовало
сборник «Преподавание добросовестности подрастающему поколению:
примеры 11 стран», где собрала самые успешные антикоррупционные
образовательные и просветительские практики. Надо сказать, что
воспитание неприязненного отношения к коррупции начинается во многих
зарубежных странах еще со школьной скамьи.
В
методике
антикоррупционного
образования
выделяют
формальный и неформальный подход. К первому относятся конференции,
лекции, круглые столы, включение антикоррупционного компонента в уже
существующие программы предметов таких как: право, обществознание,
история и др. К неформальным методикам относится, например,
интерактивные занятия против коррупции в младших школьных классах.
В
2013
г.
в
Македонии
было
введено
антикоррупционное
образование во всех школах страны. Такое решение было принято после
успешного образовательного проекта, который был направлен на борьбу с
коррупцией. Лозунг данного проекта: «Коррупция - срубая ветку, на
которой сидишь». По результатам данного образовательного проекта 93%
детей в возрасте от 12-13 лет смогли объяснить, что такое «коррупция»,
90% участников ответили, что знают, каким образом, возможно,
противостоять коррупции, 100% - понимали какой негативный смысл
несет термин «коррупция».
Латвия является страной с образцовой антикоррупционной системой
образования, как в средней школе, так и в учебных заведениях высшей
школы. В проект, направленный на пропаганду честности, формирование
49
активной гражданской позиции, неприятия коррупции было вовлечено
коло трехсот школ из всех регионов Латвии. В соревнованиях
поучаствовали около тысячи ста учеников из разных возрастных групп,
распределенных по трем категориям – 1-4, 5-9 и 10-12 классы. В первой
группе преподаватели знакомили детей со сказкой и обсуждали её,
полученные результаты отправляли на соревнования. Старшие школьники
рассматривали 14 нечестных непростых ситуаций. При реализации
проекта, использовалась специально разработанные материалы под
лозунгом «Вместе против коррупции».
В Литве ведется преподавание антикоррупционных методик и
навыков
в
высших
учебных
заведениях
в
рамках
дисциплины
профессиональной этики. Курс дисциплины читается один семестр (от 40
до
160
академических
присутствуют
в
часов).
программах
Такие
академические
бакалавриата
и
дисциплины
магистратуры
по
государственному управлению на юридическом факультете Вильнюсского
университета,
в
Литовской
военной
академии,
в
Каунасском
технологическом университете.
На начальной стадии курс по антикоррупционному образованию был
разработан
Центром
современной
дидактики
при
Вильнюсском
педагогическом университете и касался в первую очередь учителей
старших классов. Далее, при поддержке программы развития ООН, Центр
современной дидактики и эксперты различных политических партий
разработали бакалаврские и магистерские программы в рамках проекта по
повышению информированности и сознательности, которые были введены
в учебные планы вузов. Программы состояли из двух модулей, первый из
которых
затрагивал
тематику
коррупционных
структур
и
анализ
«негативной глобализации» и ее воздействие на ситуацию в Литве. Второй
модуль предполагал преподавание методов предупреждения коррупции,
включая
планы
развития
гражданского
общества,
повышения
50
осведомленности граждан в данных вопросах и усиление правовых
институтов.
В 2013 году Силезский технологический университет, наравне с
другими
12
бизнес-школами
антикоррупционных
Польши,
образовательных
внедрил
методик
на
программу
факультете
менеджмента. Программа была разработана международной организацией
Principles for responsible management education (PRME), которая объединяет
ведущие
мировые
бизнес-школы
и
университеты.
Программа
фокусировала внимание студентов на теме коррупции, подготавливала
будущих лидеров с развитой культурой нетерпимости к коррупции.
В рамках курса студенты решали специально созданные кейсы и
знакомились с коррупционной практикой в своей собственной стране.
Студентам преподавалась дисциплина «Природа коррупции внутри
организации и ее предупреждение». Благодаря этому курсу были открыты
и протестированы новые методы антикоррупционного образования,
включая
усовершенствован
поведенческую
и
этическую
антикоррупционный
модели
в
рамках
менеджмент,
корпорации
и
корпоративную ответственность. В рамках решения кейсов их участники
становились
перед
множеством
этических
дилемм,
которые
им
приходилось разрешать. Студенты занимались изучением коррупционной
практики
в
самой
Польше,
находя
самый
известные
случаи
взяточничества, они пересказывали ход событий, причины коррупции в
каждом конкретном случае, определяли какие действия могли бы быть
направлены
на
его
нейтрализацию.
Студенты
готовили
антикоррупционные видеоролики и презентации, которые показывали
возможные меры профилактики и борьбы с коррупцией. Некоторые
студенты изготовили постеры, кружки и футболки с антикоррупционной
тематикой. Такая программа позволяет воспитать у молодых людей
осознанное негативное отношение к коррупции в сфере бизнеса.
51
В Австрии был разработан проект «Антикоррупционный тренинг»
для детей от 14 до 18 лет. В рамках проекта детям предлагалось
упражнение
«Коррупционный
барометр»,
в
рамках
которого
им
предлагалось рассмотреть различные ситуации, связанные с коррупцией и
расположить их в порядке возрастания негативных последствий. Детям
также
приходилось
решать
различные
кейсы,
в
которых
они
анализировали степень «коррупции», начиная от бытовой и заканчивая
верхушечной [49].
Так, в китайской провинции Макао школьников младших классов
преподавали
программу
«Новое
поколение
честных».
Обучение
проводилось посредством интерактивной игры. С самое юного возраста
китайский ребенок прошедший данную программу знает, что каждый
может внести свой ценный вклад в борьбу с коррупцией в своей стране,
что коррупция – это вредоносное явление для каждого. По программе
прошли обучение более 10 000 китайских школьников младших классов.
В Италии получила аккредитацию министерства образования
программа «Цена коррупции», в рамках которой проводились семинары
для студентов и школьников с лицами, которые непосредственно
занимаются борьбой с коррупцией: полицейскими, прокурорами, судьями.
На встречи также приглашались бизнесмены, которые в своей работе не
используют коррупционные практики. В Венгрии в международный день
по борьбе коррупции проводится антикоррупционной молодежный
фестиваль. Его участники, находясь в лабиринте должны ответить на
вопросы, касающиеся коррупции. Участники получают представления как
им
действовать
в
той
или
иной
ситуации,
которая
связана
с
коррупционными проявлениями.
В США действует программа этического воспитания, регионального
отделения The Miami-Dade Commission on Ethics and Public Trust, в рамках
которой учащимся приходится выбирать поступить честно или нечестно,
списать или попробовать ответить на вопрос самостоятельно.
52
В Грузии есть опыт проведения проекта «Молодежь против
коррупции». Участнику данной программы необходимо было написать
эссе на антикоррупционную тему, за лучшие работы были присуждены
почетные призы. Одним из таких призов являлась встреча с министром,
отвечающим за антикоррупционную политику в стране.
В
Уганде
молодежь
обучали,
как
проводить
независимые
расследования и делать репортажи. Не стоит забывать, что компетентные
СМИ, обладающие свободой поиска и распространения информации - это
одно из мощнейших субъектов противодействию коррупции.
Если подвести итог, то можно сказать, что зарубежный
опыт
образовательных программ и проектов по противодействию с коррупцией
является успешным и его необходимо экстраполировать в российскую
действительность. Особое внимание стоит обратить, что такие программы
направлены на детей, поскольку на формирующуюся личность оказать
воздействие гораздо проще, чем на студентов. Хотя и для студенческой
молодежи разрабатываются антикоррупционные программы и проекты.
В
ряде
отечественных
вузов
в
нашей
страны
проводятся
специальные лекции, реализуется ряд программ, направленных на
пропаганду антикоррупционного поведения для студентов, повышение
антикоррупционной правовой грамотности, изучение антикоррупционной
этики [47]. На базе МИГиКУ по инициативе «Комитета по борьбе с
коррупцией» был разработан образовательный курс «Борьба с коррупцией
как система общественных отношений». Преподаватели читали лекции о
борьбы с коррупцией, прививали студентам нетерпимое отношение к
коррупционным проявления.
Но такие программы и лекции, к сожалению, не носят всеобщий
характер и не закреплены в образовательных стандартах. В 2018 г.
студенты ВШЭ начали проект, направленный на разработку эффективной
программы
ценностного
антикоррупционного
школьников и студентов начальных курсов.
образования
для
53
Все выше перечисленные меры усиления социального контроля и его
формы позволят институализировать среду, в рамках которой в вышей
школе перестанет развиваться такое опасное социальное явление как
коррупция.
54
ГЛАВА
2.
СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ
АСПЕКТЫ
ИЗУЧЕНИЯ
СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ КАК СРЕДСТВА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ
КОРРУПЦИИ В ВУЗЕ
2.1. АНАЛИЗ КОРРУПЦИОННЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ В СФЕРЕ
ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
В РФ постоянно проводится активный мониторинг коррупционных
проявлений в отечественном образовании на всех его уровнях: начальном
(детский
сад),
среднем
(школа),
высшем
(вуз).
Все
крупные
социологические исследования по вопросу о коррупции в сфере высшего
образования можно разделить на несколько групп: первая группа, самая
крупная, предпринимает попытку оценить уровень коррумпированности
всей системы образования в целом среди других сфер жизни общества,
удовлетворенность антикоррупционной борьбы населения в целом. Вторая
группа оценивает коррупцию при поступлении в вуз, третья во время
обучения в вузе, четвертая пытается отследить и изучить коррупции на
заключительном
этапе
квалификационной
обучения
работы
и
в
сдаче
вузе,
при
защите
выпускных
выпускной
государственных
экзаменов.
В 2015 г. по опросу Всероссийского центра изучения общественного
мнения (ВЦОМ) 56% респондентов не верило, что коррупцию можно
искоренить до конца (среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга – 71%).
Обратного мнения придерживаются 40% опрошенных, они полагали, что
коррупция может быть побеждена. Образование в данном опросе вошло в
топ-5 рейтинга коррумпированных сфер, и получила 9% [45]
В 2016 г. при опросе ВЦОМ – 40,6% (было 48,3% в 2015 г.)
респондентов
назвали
коррумпированными,
вузовских
наряду
с
преподавателей
врачами
-
45,9%
(было
самыми
52,6%),
сотрудниками ГИБДД, им такое звание было присвоено - 52,3%.
Сотрудников
военкоматов
таковыми
считали
27%
(было
сотрудников органов внутренних дел – 17,8% (было 18,8%) [43].
31,4%),
55
В 2018 г. сфера образования не вошла в рейтинг самых
коррумпированных сфер жизни общества. По результатам опроса ее
представили по прежнему врачи (23%), сотрудники ГИБДД (16%),
полиция (16%) и сотрудники ЖКХ (16%) [42].
В начале июня 2018 г., согласно последнему опросу ВЦОМ о борьбе
с коррупцией только 12% - одобряют антикоррупционные действия
властей,
25%
антикоррупционной
-
полностью
борьбы,
45%
сомневаются
считают
существование
её
результаты
незначительными, 7% затруднились ответить[59]. Такие показатели
демонстрируют
неудовлетворенность
общества
существующей
антикоррупционной политикой в целом, указывает на необходимость
поиск новых решений и новых средств борьбы с коррупционными
проявлениями во всех сферах жизни общества.
Вторая группа исследований пытается оценить коррупцию на стадии
поступления в вуз. Так, ученых всегда интересует, готовы ли абитуриенты
прибегнуть к нечестным способам для того, чтобы стать студентами вуза.
В 2014 г., Е.Б. Галицкий, начальник лаборатории анализа данных
Института фонда «Общественное мнение», кандидат экономических наук,
доцент ВШЭ, провел научное исследование согласно которому, ради
поступления в вуз 13% российских семей дали ли бы взятку для того,
чтобы их дети смогли стать студентами того или иного учреждения
высшего образования [28, с.25].
Доля российских семей, замешанных в коррупционных сделках, при
поступлении в вуз в 2014 г., по оценкам исследователя, достигала 3%. Этот
процентный показатель не претерпел изменений с 2009 г.. А вот, размер
взятки значительно снизился, согласно исследованию в 2014 г. он достигал
4,7 тыс. рублей, в отличие от 2009 г., когда его сумма составила 32,4 тыс.
рублей [28, с.25-26] Такая положительная динамика была достигнута во
многом благодаря введению ЕГЭ, ведь именно он является не только
инструментом контроля качества школьных знаний, полученных за годы
56
обучения, но и инструментом уменьшения коррупционных проявлений
при поступлении в вуз.
В 2018 г. согласно опросу ВЦИОМ 35% участников подтвердило,
что ЕГЭ снизил уровень коррупции при поступлении в вуз, а 45% из них
заняли диаметрально противоположную точку зрения[44].
Таким образом, можно констатировать, что в последние годы
уровень коррупции при поступлении в вузы уменьшился, но благодаря
тому, что взятки давать стали реже или просто потому, что коррупционные
потоки переместились из вуза в школы, еще предстоит выяснить
исследователям.
По данным опроса в 2016 г. Левада – Центра 25% респондентов
заявили, что им приходилось давать взятки при поступлении в институт.
При поступлении размер взятки зависит от престижности высшего
учебного заведения. Расценки на услуги в области коррупции за
поступление в вуз колебались от 10 тыс. (филиал Российского
университета дружбы народов в Сочи) до 250 тыс. (Московский
технологический институт), за поступление в МГУ взятка могла достигать
1.5 мил. рублей.
Коррупция
неоднократно
во
время
подтверждал
обучения
в вузе
ряд
имеет
место
социологических
быть,
опросов.
Социологический опрос показывает, что о взяточничестве в стенах вуза
известно большинство студентов. Среди выпускников их 52%, в отличие
от младших курсов, где еще не подозревают о наличии коррупции в вузе.
В региональном исследовании коррупции в Калининградской
области в 2014 г. на вопрос: «Как часто, таким как вы, приходится
сталкиваться с коррупцией в вузах?» Ответили респонденты следующим
образом- 63.6 % – не приходится, 12,4 %– редко, время от времени - 2.1%,
довольно часто – 3.3%, 0.7 – довольно часто.
В 2016 г. году, по результатам опроса портала для молодых
специалистов Career.ru, четверть российских студентов заявили, что
57
давали взятки в университетах. Надо отметить, что исследование
проводилось среди 4,5 тыс. студентов во всех федеральных округах РФ.
57% заявили, что платили во время учебы один или два раза за сдачу
экзамена или зачета, 23% - 3- 4 раза, 20% прибегали закрытию сессии при
помощи коррупции более 5 раз. Прибегать к коррупционным схемам
молодым людям приходилось по двум причинам: первая, их вынуждал
преподаватель (38%), и они не имели другой альтернативы сдать экзамен
или зачет; вторая – это просто нежелание учиться(28%) [60].
Только
12%
респондентов
готовы
были
пожаловаться
на
преподавателя-взяточника, 2% из числа студентов уверены, что без взяток
учиться нельзя, 27% респондентов
к коррупции в вузе отнеслись
нейтрально и ничего предосудительного в оплаченных экзаменах и зачетах
не увидели,
в отличие от 59% , которые назвали взяточничество как
неприемлемую форму поведения [60].
19% признали, что при возможности вступления в коррупционную
сделку от нее не откажутся. 1% заявил, что уже сдал сессию посредством
взяточничества [60].
О взятках во время обучения в вузе, по опросу 2014 г., слышали 35
процентов российских семей, 2009 г. – 43%, 4% родителей не задумываясь
вступили бы в коррупционную сделку для того, чтобы их сын или дочь
сдали экзамен или зачет, 17 % скорее всего склонились бы пойти на такую
сделку. В 2009 г. Пять лет назад таких людей было больше 9% в первом
случае и 18% во втором [28, с. 27].
Что касается размеров взяток за экзамен и зачет, здесь расценки
могут начинаться от 500 рублей и заканчиваться несколькими сотнями
тысяч рублей, все зависит от сложности предмета. В Чебоксарах в 2017 г.
перед судом предстал преподаватель, который получил взятку от 46
студентов, каждому из них зачет обошелся в 2000 рублей [58]. В феврале
2018
г. в
уфимском университете был задержан преподаватель,
получивший взятку от старост двух групп в размере 15 тыс. рублей [57].
58
В
Казанском
государственном
университете можно было
архитектурно-строительном
получить удовлетворительную оценку на
экзамене за 3000 рублей, а в Рязанском госуниверситете – 2000 рублей.
Студенты могут также и не являться на экзамены и зачеты, при этом
тарифы будут более высокими, чем для тех студентов, которые совершаю
явку на экзамен или зачет. В волгоградском частном вузе в 2018 г.
правоохранительными
органами
была
выявлена
организованная
преступная группа, которая ставила положительные оценки за экзамены,
зачеты и сдачу сессий студентам, которые не посещали
вуз. В ходе
следствия выяснилось, что за два года около 2 миллионов рублей было
переведено на банковский счет только одного из активных членов группы
[56]. В Самарской области был задержан посредник, который должен был
передать денежную сумму сотрудникам вуза за проставление отметок за
экзамены и зачеты без фактической проверки знаний. С 4 по 17 января
2018 года в Челнине два сотрудника университета через старосту одной из
групп экономического факультета получили 196 тысяч рублей за
проставление
положительной
оценки
за
сдачу
экзамена.
По
предварительным данным, к совершению преступления причастны 13
студентов. Экс-директора глазовского филиала ИжГТУ Джабраила
Гаджикурбанова суд приговорили к выплате штрафа в 600 тыс. рублей, а
документоведа к 30 тыс., с 2015 по 2017 г. ими были восстановлены
студенты за взятки и проставлены положительные оценки на сессии.
Деньги со студентов преподаватели могут взимать также за
пересдачи и за пропуски занятий, не на прямую, а через «индивидуальные
дополнительные занятия», которые могут проводиться при наличии
группы студентов из 20 человек. При этом студенту может быть выдан
официальный чек, в которой говорится об образовательной услуге,
оказанной студенту.
По результатам исследований, Денисовой-Шмидт, 12,5% студентов
готовы покупать работы, необходимые для успешного обучения, а спрос,
59
как известно всегда порождает предложение. Преподаватели пишут
научные статьи для преддипломной практики студентам, научных
конференций, средняя стоимость такой статьи от 700 до 900 рублей [46].
Что касается заключительного этапа обучения в вузе, здесь имеются
собственные
тарифы
на
выпускные
квалификационные
работы.
Курганской области незаконное вознаграждение за защиту дипломной
работы могли доходить до 70000 рублей. Стоимость написания диплома в
разных регионах РФ может варьироваться от 13000 до 150000 рублей в
зависимости от качества.
Сумма за покупку диплома может быть разной, все зависит от
качества подделки. В Брянской области за качественный дорогой диплом
на бумаге Гознака придется заплатить 100 -150 тыс. рублей, в Московской
области – 17 тыс., в Воронежской – 13 тыс.
В рамках исследования проблемы коррупции в вузах проводилась
попытка выяснить, какие группы университетов и институтов являются
самыми коррумпированными? Результаты представлены ниже в таблице.
Таблица 1.1.
Распределение высших учебных заведений России по отраслевой
специализации и уровню коррупции по состоянию на 2015 год, % [61]
Отраслевая
Доля вузов с уровнем коррупции, %
специализация
вузы
катастро-
высоким
средним
низким
и того
фически
высоким
Классические
16,3
54,3
23,9
5,4
100,0
27,6
62,0
8,0
2,5
100,0
университеты
Технические
вузы
60
Педагогические,
10,4
40,0
26,1
23,5
100,0
16,5
45,6
19,8
18,1
14,3
53,6
10,7
21,4
100,0
44,4
44,4
7,4
3,7
100,0
43,3
46,7
6,7
3,3
100,0
гуманитарные и
лингвистически
е вузы
Вузы
экономики,
права и сервиса
Архитектурнохудожественные
вузы и вузы
искусства
Сельскохозяйст
венные ВУЗы
Медицинские
вузы, вузы физ.
культуры и
спорта
Из таблицы видно, представленной выше, видно, что самый высокий
уровень коррупции наблюдается в сельскохозяйственных, медицинских и
технических высших учебных заведениях. Причем в первых двух в
отличие
от
третьего
значительна
доля
катастрофически
высокой
коррупции. Наиболее устрашающе коррупция выглядит в медицинских
вузах, ведь их выпускники будущие врачи, которые будут лечить людей.
Страшно представить, какое будут проектировать производственное
оборудование, самолеты, автомобили выпускники коррумпированных
технических вузов. Среди гуманитарных, педагогических, экономических
вузов и вузов права коррупция распространенное явление. Однако на
общем фоне коррупции в высшем образовании там она значительна ниже.
61
Наряду с монетарной коррупцией в вузах распространена и
немонетарная коррупция. Причем, стоит заметить, что последняя форма
коррупции как социального явления не воспринимается как что-то
недозволительное, не несет негативного оттенка. Речь идет о списывании,
плагиате и
скачивании работ из интернета
студентами. Опросы
показывают, что в рядах современных студентов отсутствует понятие об
интеллектуальной
этике,
элементарном
уважении
к
чужому
интеллектуальному труду и представлении о защите интеллектуальной
собственности. Более 90% списывают на экзамене; 57,9% скачивали
работы из интернета полностью и 92,8% делают заимствования из других
работ, вставляя большие куски в текст; 42,5% говорят неправду
преподавателям, когда им приходилось объяснять, возникшие проблемы с
учёбой [46].
В 2016 г. было проведено общероссийское социологическое
исследование на тему: «Общественное мнение по вопросам коррупции и
деятельности органов власти по противодействию коррупции». Согласно
его результатам только 26% опрошенных подтвердили, что знакомы с
антикоррупционным просвещением, 51% дали противоположный ответ.
Просвещение, направленное на негативное восприятие коррупции должно
осуществляться в учреждениях среднего и высшего профессионального
образования указало 45% респондентов, по месту работы – 40%, в семье –
30%[38, с.].
Таким образом, подводя итог анализу коррупционных проявлений в
сфере высшего образования можно сказать, что за последние годы
наметилась положительная тенденция к их снижению. Преподаватели
вузов покинули рейтинг одних из самых коррумпированных лиц
российского общества. Оценка коррупции в вузах носит довольно яркую
эмоциональную окраску и, как правило, разнится с документальной
статистикой и уголовными делами. Как видно из статистики около 10-17%
студентов участвуют в вузовской коррупции, а не 100%. Но цифры
62
отражающие масштаб коррупции в
вузах по-прежнему значительны и
демонстрирует необходимость продолжение активной борьбы с ней.
63
2.2. АНАЛИЗ СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ КАК
ЭФФЕКТИВНОГО СРЕДСТВА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ В
ВУЗЕ
Для анализа социального контроля как средства противодействия
коррупции в вузе было проведено формализованное интервью или
экспертное интервью, с использованием техническим средств. Экспертное
интервью является качественным исследованием, а не количественным,
для его осуществления требуется провести от 5 до 10 интервью. Оно
осуществляется с целью выяснить информацию о том или ином
социальном явлении, отраженном в знаниях мнениях и оценках
экспертов[34, 98-99].
В качестве экспертов в исследовании выступили лица, которые в
силу профессиональной деятельности сталкиваются с проявлением
коррупционной деятельности в сфере высшего образования, попадают в
сферу
её
действия,
либо
противодействуют
ей:
представитель
администрации одного из вуза Орловской области, преподаватель сферы
высшего
образования,
представитель
члены
студенческих
правоохранительных
органов,
совета
член
и
профсоюза,
администрации
правительства Орловской области, общественный деятель, член комиссия
по координации работы по противодействию коррупции в Орловской
области. Фокус-группа: 8 участников, продолжительность 1 час 30 минут.
Экспертный опрос проводился по формализованному бланку-интервью,
разработанному по специальной программе. Интервьюирование экспертов
проводилось в первом полугодии 2018 г.
Задачами экспертного интервью являлось:
1.
Определить уровень осведомленности экспертов относительно
коррупции в сфере высшего образования.
2.
Изучить особенности и механизмов коррупции в сфере
высшего образования, по мнению экспертов.
64
3.
Определить уровень знаний о социальном контроле как
средстве борьбы с коррупционными проявлениями в высшей школе.
В ходе интервью эксперты отвечали на вопросы с вариантами
ответов. Весь полученный текстовый материал в ходе интервьюирования
экспертов можно разделить на две части: первый - это информация,
которая
отражает
экспертное
мнение
относительно
коррупции,
социального контроля в сфере высшего образования, второе – степень
уровня знаний по данной проблематике.
В начале интервью эксперты отвечали на вопрос, который был
заимствован из методик ВЦОМ: «Как бы вы в настоящее время оценили
распространение коррупции в российском обществе в целом?» Для ответов
использовалась пятивариантная шкала: «очень высокая», «высокая»,
«средняя», «низкая», «коррупции нет». Мнения респондентов разделились
50% - отметили, что коррупция очень высоко распространена, 20% заявили, что она находится на высоком уровне, 13% - признали средний
уровень, 7% - низкий. Никто из респондентов не стал утверждать, что
коррупции нет.
«Как вы полагаете, в области борьбы с коррупцией за последние три
года ситуация в России изменилась к лучшему или нет?» В большинстве
своем респонденты отметили положительную динамику изменений в
борьбе с коррупцией (60%), и тем самым подтвердив результаты
всероссийских опросов.
Следующий вопрос: «Кто более эффективно борется с коррупцией в
РФ?». Правоохранительные органы – 15,3%, СМИ – 11,7% и Президент –
6,1%.
«Как
вы считаете, в связи с введением ЕГЭ уменьшилась ли
коррупция при поступлении студентов в вузы?» Более четверти из
опрашиваемых экспертов высказало мнение о том, что ЕГЭ уменьшило
коррупционные явления при поступлении в вузы.
65
Степень общественной опасности коррупции в сфере образования
66% опрошенных экспертов сочли достаточно высокой, а 26% - очень
высокой. Но 8% респондентов полагают, что опасность такой коррупции
невелика.
Главной причиной существования коррупции в вузах, по мнению
экспертов, является
маленькая
зарплата преподавательского состава -
46,7%. Падение культурного, морального, нравственного уровня членов
общества - 30% . По их мнению, мотивом, побуждающим студентов
давать взятки преподавателям, служит нежелание тратить время на учебу
(86,7%). По мнению респондентов, по сравнению с другими областями,
коррупция в вузах РФ находится на том же уровне - 46,7% .
Очень важным является вопрос об отношении к коррупции, потому
что он вскрывает
касается
социальные
нравственной
Абсолютное
процессы,
составляющей
происходящие в обществе,
рассматриваемой
большинство респондентов (75%) проявили
степень морального
проблемы.
высокую
самосознания, отметив, что «коррупции следует
избегать, потому что она деморализует общественные и властные
структуры».
Следующий вопрос для экспертов был: «Как Вы считаете,
необходимо ли бороться с коррупцией в сфере образования?». Все
респонденты подтвердили необходимость борьбы с коррупцией в системе
образования.
Следующий вопрос касался того, кто же должен быть
главным борцом с данным негативным социальным явлением. Варианты
ответов правоохранительные органы, министерство образования и науки,
администрация вуза, студенты, родители студентов.
80%
экспертов
антикоррупционную
отметили,
борьбу
что
нельзя
всю
ответственность
возлагать
только
за
на
правоохранительные органы. По мнению независимых экспертов, борьбу с
коррупцией вести должны все вместе сообща: министерство науки и
образования, вузы, правоохранительные органы и сами студенты. Только
66
они могут в единстве согласованных действий выстроить систему
эффективного противодействия коррупции на всех уровнях.
Как вы полагаете, активные меры по борьбе с коррупцией
инициированная администрацией вуза сможет снизить её уровень? 80%
респондентов ответили, что усилиями администрации можно снизить
уровень коррупции в высшей школе. Особую роль эксперты отвели
формальному и неформальному социальному контролю как необходимому
средству противодействия коррупционным проявлениям в вузах – 45%.
Социальный контроль на современном этапе в академической среде
не введен в систему, его мероприятия носят по большей части формальный
характер.
Респондентами
эффективности
была
формального
дана
довольно
социального
низкая
контроля
со
оценка
стороны
администрации вузов в РФ. Усилия администрации вуза должны быть
направлены, по мнению экспертов, на разработку целого комплекса
взаимосвязанных
между
собой
антикоррупционных
мероприятий,
направленную на профессорско-преподавательский и на обучающихся.
Также должен развиваться институт студенческого самоуправления,
который должен вывести административный контроль на более высокий
демократический уровень. Особенно необходимо усилить контроль со
стороны администрации и самих студентов во время экзаменационных
сессий, когда наступает пик коррупционной активности. Внедрение
практики сдачи экзаменов, тем преподавателям, которые не читали курс
лекций и семинаров, но имеют необходимую квалификацию, может быть
полезен в рамках борьбы с коррупцией в вузе.
Необходимо усилить информирование родителей о несданных
экзаменах и зачетах, систематическом непосещении занятий студентами.
Строгий контроль над соблюдением нормативных вузовских актов должен
быть усилен. Информация о нормативных вузовских документах,
антикоррупционных мероприятиях должны быть в открытом доступе на
сайте, обновляться при внесении в них изменений. Администрация вуза
67
должна стремиться к максимальной открытости и прозрачности, это будет
крайне положительно влиять на имидж учебного заведения, повышать его
конкурентоспособность на рынке образовательных услуг.
Стоит обратить внимание, что вузовской администрации необходимо
усилить взаимодействие с правоохранительными органами. Особую роль
администрации вузов необходимо уделить профилактическим беседам,
открытым встречам студентов с теми, кто непосредственно расследует
коррупционные преступления, в том, числе и в сфере образования.
Эффективный социальный контроль может осуществляться только
тогда, когда все его субъекты в нем заинтересованы. Честность
администрации вуза, её решительность в борьбе с коррупцией является
одним из главных компонентов уничтожения данного негативного
социального явления в образовательной среде.
По мнению экспертов, одной из главных причин существования
коррупции в образовательной среде является правовая безграмотность –
33%, отсутствие активной гражданской позиции, резко осуждающее
коррупционные проявления -44%.
Обязательное
внедрение
антикоррупционных
образовательных
программ в учебные планы в каждом вузе и школах страны будет
способствовать формированию отрицательного, негативного отношений к
коррупции в молодежной студенческой среде, считают - 75% экспертов.
При этом эксперты указали на то, что зарубежные образовательные
методики активно работающие на протяжении многих лет в других
странах при учете отечественной специфики образовательной системы и её
коррупционных проявлений могут быть использованы.
«Как Вы считаете, активный неформальный контроля со стороны его
участников (студенческие советы, СМИ, родители учащихся и др.) сможет
снизить уровень коррупции в вузах?» Около 60% экспертов дал
положительный ответ, 24% - отрицательный ответ, 16% - затруднилось в
ответом
68
Исследование показало, что из восьми экспертов, только два имели
опыт внесения инициативных предложений по повышению эффективности
антикоррупционной деятельности в системе образования. Эксперты в ходе
опроса отметили, что крайне важно информированность о результатах
реальной антикоррупционной борьбы, для этого СМИ должны быть
объективны и держать сферу образования как одной из самых
фундаментальных институтов общества под пристальным вниманием.
Освещая
самые
позитивные
достижения
вузов
в
области
антикоррупционной политики.
В целом эксперты видят в формальном и неформальном социальном
контроле средство противодействия коррупции. Причем первый считают
более эффективным, чем второй. Для эффективности неформального
контроля субъектами, которого выступают сами студенты, их родители,
общественные организации и др. необходимо большее количество
времени,
формирования
определенной
информационной
среды
и
мировоззрения.
В заключении хотелось выразить благодарность всем экспертам,
которые нашли время принять участие в интервью, ответили на все
вопросы и проявили интерес к теме: «Социальный контроль как средство
противодействия коррупции в вузе».
69
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Коррупция в эпоху глобализации представляет собой понятную для
всех, всеобщую международную проблему. Во всем мире бьют тревогу и
ведут поиск наиболее эффективных средств для её уничтожения. Это
социальное явление наиболее опасно в сфере образования, поскольку в
вузе молодой человек активно продолжает процесс социализации и при
наличии коррупции он параллельно усваивает модели незаконного
поведения, которые он будет экстраполировать в будущем в другие сферы
своей
жизнедеятельности,
что
является
недопустимым.
При
существовании коррупции грубо нарушаются права и свободы человека и
гражданина, затрудняется равный доступ к получению образования. Без
активной позиции по противодействию коррупционных проявлений вузы
не смогут ответить на вызовы, которые стоят перед всей современной
системой образования. Вуз, в котором есть коррупция, не способен
конкурировать на международной арене и создавать инновации внутри
страны. К 2025 году, согласно проекту «Вузы как центра создания
инноваций», не менее 10 ведущих российских университетов должно
войти
в
ТОП-100
антикоррупционной
мирового
рейтинга
политики
достижение
вузов,
без
активной
поставленной
цели
маловероятно.
Вопрос о борьбе с коррупцией и её профилактикой для вузов РФ
стал еще более актуальным в связи с реформированием системы высшего
образования и появлением, так называемых опорных вузов. Эти учебные
образовательные учреждения
с огромным штатом преподавателей,
административных работников и многотысячным контингентом студентов
являются
крайне
уязвимыми
для
возникновения
коррупционных
проявлений. Контроль над всеми происходящими процессами в стенах
огромного вуза крайне усложнился.
За последние несколько лет как показал анализ вторичных
материалов
социологических
исследований,
наметилась
позитивная
70
тенденция к снижению коррупционных проявлений в сфере высшего
образования. Немалую роль сыграло повышение заработных плат
профессорско-преподавательскому
составу
в
вузах
РФ.
Средняя
заработная плата ППС в 2013 году по сравнению с 2014 годом выросла
почти на 30%, в 2016 году по отношению к 2015 году прирост составил
всего около 9%. Надо отметить, что многие преподаватели долгие годы
работали за низкую оплату труда и не все из них за это время стали
«злостными коррупционерами». Именно такие честные преподаватели
должны служить примером для своих коллег и студентов.
Надо отметить, что тенденция к снижению коррупции в вузах
обусловлена объективной причиной, такой как снижение контингента
обучающихся под влиянием демографических и социально-экономических
факторов. Только к 2029 году число студентов резко возрастет и
потребуется расширение учреждений высшего образования, в связи с
увеличением
контингента.
формирования
устойчивой
Это
время
системы
можно
использовать
антикоррупционной
для
вузовской
политики, одним из средств которой будет формальный и неформальный
социальный контроль.
Современной и будущей высшей школе требуются новые идеалы
воспитания, возрождения культа знаний, пропаганды трудолюбия и
усердия на поприще получения университетского образования и научных
знаний для молодых людей. Мнение о том, что за все можно заплатить, и
за диплом в том числе, необходимо постепенно искоренять из
общественного сознания. Стоит отметить, что коррупционных проявлений
было бы гораздо меньше, если бы сами студенты были более
заинтересованы в получении знаний, совершенствовании своих умений и
навыков для будущей профессии. Одной из главных целей высшей школы
наряду с предоставлением качественных образовательных услуг и
формированием профессионалов для различных областей и отраслей
экономики
страны,
должно
стать
формирование
устойчивых
71
антикоррупционных установок у молодых людей. Включение студентов в
неформальный и формальный социальный контроль в рамках вуза может
способствовать формированию определенной гражданской позиции,
позволяет привить устойчивое неприятие к коррупции и её проявлениям в
любом масштабе. Молодые люди должны перестать воспринимать
коррупцию как инструмент по достижению образовательных целей.
В рамках социального контроля в академической университетской
среде необходимо создание комитетов по соблюдению профессиональной
этики
профессорско-преподавательским
составом.
Должен
быть
разработан универсальный кодекс поведения студентов вуза, одним из
разделов, которого будет соблюдение правил антикоррупционного
поведения. Нарушение правил кодексов должно влечь за собой санкции.
Внутри вузов и за их пределами должно осуществляться активное
антикоррупционное
просвещение
молодежи.
Внедрение
антикоррупционных программ в Федеральный образовательный стандарт
сделало бы более эффективным борьбу с коррупцией в российском
обществе.
Для осуществления эффективного социального контроля возможно
создание
государственной
или
общественной
организации
по
противодействию с коррупцией в сфере образования, в её состав которых
должны будут войти бывшие ректора вуза, руководители муниципальных
и
региональных
органов
управления
образованием,
заслуженные
преподаватели.
Наличие социального контроля как средства противодействия с
коррупцией в сфере образования может обеспечить улучшение качества и
конкурентоспособности российского образования на международном
уровне.
Внедрение современных технологий в образовательный процесс
постепенно позволит сделать его более открытым и прозрачным,
доступным для социального контроля. Сокращение аудиторных часов,
72
переход
к
индивидуализации
образование,
онлайн-конфереции,
-
консультации, -семинары, дистанционное обучение, общение посредством
электронных средств преподавателей и студентов и многое другое
предоставит широкий информационный материал для общественной
оценки корректности, отсутствия предвзятости, профессионализма и
коррупциогенности в сфере высшего образования.
Стоит отметить, что
только
при тесном сотрудничестве и
взаимодействии все субъектов социального контроля в сфере образования,
может быть, достигнут его максимально положительный результат.
Администрация вуза, студенты, профессорско-преподавательский состав,
местные и всероссийские СМИ, общественные организации должны
обеспечивать объективный мониторинг и вести борьбу с коррупцией при
взаимодействии с органами правоохранительной власти.
Подводя
социальный
итоги
вышесказанного,
антикоррупционный
способствовать
повышению
можно
контроль
эффективности
сказать,
может
что,
если
существенно
деятельности
системы
высшего образования надо его брать на вооружение для борьбы с
коррупцией.
Итак,
социальный
антикоррупционный
контроль
представляет собой один из ключевых механизмов противодействия и
подавления
коррупции
в
вузе.
Он
блокирует
автономизацию
университетов от общества в целом, обеспечивает их открытость и
прозрачность.
73
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативно-правовые документы РФ
1. Кодекс профессиональной этики педагогический работников
Орловского
государственного
университета
имени
И.С.Тургенева, утвержденный 25 декабря 2014г.
2. «План мероприятий по вопросам противодействия коррупции
на 2017-2018 учебный год».
3. Приказ № 1243 от 25 декабря 2017г. «О дополнительных мерах
по
противодействию
коррупции
в
период
проведения
промежуточной и государственной итоговой аттестации».
4. Программа по антикоррупционному просвещению на 2014-2016
годы.
5. Распоряжение Правительства РФ от 14.05.2014 г. № 816-р. О
противодействии коррупции: Федеральный закон Российской
Федерации от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ.
6. Указ Президента РФ от 19.05.2008 г. № 815. О мерах
противодействию коррупции.
7. Указ Президента РФ от 1 апреля 2016 г. № 147 «О
Национальном плане противодействия коррупции на 2016 2017 годы».
Диссертации и авторефераты
8. Афаунов
А.
З.
Социоструктурный
анализ
отношения
российской молодежи к коррупции: автореферат дис. кандидата
социологических наук: 22.00.04 / Афаунов Анзор Зурабович.
Краснодар. - 2016. - 29 с.
9. Куприянов И. С. Бытовая коррупция в современной России:
социальное содержание и основные тенденции : на материалах
исследований в Ивановской области : автореферат дис. ...
74
кандидата социологических наук : 22.00.04/Куприянов Илья
Сергеевич, Нижний Новгород. 2011. - 26 с.
10.Шедий
М.
В.
Коррупция
как
социальное
явление:
социологический анализ. дис. на соиск. уч. ст. канд. соц. наук:
22.00.04/Шедий Марина Владимировна. Москва, 2014 г. – 393с.
Научная литература
11.Бондаренко
С.В.
Коррумпированные
общества
/
С.В.
Бондаренко. – М.: РосИздат, 2002.
12.Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности /
П. Бергер, Т. Лукман. М., 1995
13.Борисова Е. А., Гостев А. Н., Демченко Т.С. Коррупция в
системе
высшего
образования:
перспективы
социального
контроля. Монография. М.: Изд-во СГУ, 2014. 214 с.
14.Вебер М. Основные социологические понятия. Избранные
произведения / М. Вебер. – М.: Прогресс. 1980.
15.Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма / М. Вебер. –
М.: Директ- Медиа, 2010.
16.Дюркгейм Э. Норма и патология / Э. Дюркгейм // Социология
преступности. – М., 1966.
17.Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение /
Э. Дюркгейм. – М., 1995.
18.Мертон Р.
Социальная
структура и
аномия / Р. Мертон
//Социология преступности. – М., 1966.
19.Мертон Р. Явные и латентные функции / Р. Мертон. – М., 2007.
20.Парсонс Т. О социальных системах / Т. Парсонс / Под ред. В.Ф.
Чесноковой, С.А. Белановского. – М. : Академический Проект,
2002.
21.Сатаров
Г.А.
Диагностика
российской
коррупции:
социологический анализ / Г.А. Сатаров. – М. : Фонд ИНДЕМ,
2002.
75
22.Сатаров Г.А., Левин, М.И., Головщинский, К.И., Римский,
В.Л. Заработная плата и коррупция: Как платить российским
чиновникам. Аналитический доклад / Г.А. Сатаров, М.И.
Левин, К.И. Головщинский, В.Л. Римский. –
М., Фонд
ИНДЕМ, 2002.
23.Гилинский Я.Е. Девиантология: социология преступности,
наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений»:
монография / Я.Е. Гилинский. – СПб: Юридический центр
Пресс, 2007.
Материалы конференций
24.Боковая
О.А.
КОРРУПЦИЯ
СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО
В
ВУЗАХ:
АНАЛИЗА
ОПЫТ
//
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОЛОГИИ ПОЗНАНИЯ В
ЦЕЛЯХ РАЗВИТИЯ НАУКИ. Сборник статей Международной
научно-практической конференции: в 2 частях. 2017. С. 212214.
25.Гилметдинова К.О. Коррупция в сфере высшего образования //
Практика противодействия коррупции в России и за рубежом:
современные
реалии
Всероссийской
и
перспективы:
молодежной
материалы
V
научно-практической
конференции, 9 декабря 2013 г.; М-во образ. и науки России,
Казан. нац. исслед. технол. ун-т. – Казань: Изд-во КНИТУ,
2014. С.34-38.
26.Карчагин Е. В., Одинцов А. В., Геленко М. В. Справедливость и
коррупция: феномен коррупции в сфере высшего образования.
//СОЦИОЛОГИЯ
ГОРОДА.
Издательство:
государственный
Волгоградский
архитектурно-строительный
университет(Волгоград). С. 83 – 94.
27.Осипова Т.А. Проявление коррупции в сфере образования:
состояние и возможные пути противодействия ей (на примере
76
Республики Мордовия) //Организованная преступность
коррупция:
результаты
криминолого
и
социологических
исследований. Выпуск 3. / Под ред. д.ю.н., проф. Н.А.
Лопашенко. – Саратов, Саратовский Центр по исследованию
проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит,
2008. - С. 52-59
28. Галицкий
Е. Б.
О вузовской десятине, размере взятки и
прочем// Аккредитация и образование. Март. 2014. С.25-27
29.Салюк А. А., Матненко М. А. Коррупция в сфере образования
как социальное явление: проблемы и пути их решения //
Актуальные проблемы права: материалы V Международная
научная конференция (г. Москва, декабрь 2016 г.). — М.: БукиВеди, 2016. — С. 11-14.
30.Семенихин А. Л. ВУЗЫ будущего и «образовательная
коррупция». МЕНЕДЖМЕНТ XXI ВЕКА: ВОЗМОЖНОСТИ И
ПРЕДЕЛЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ УНИВЕРСИТЕТОВ //Сборник
научных статей по материалам XVII Международной научнопрактической конференции. 2017. Издательство: Российский
государственный
педагогический
университет
им.
А.И.
Герцена(Санкт-Петербург) С. 145-178
Научные статьи
31. Изотов М. О. Понятие коррупция: Основные подходы. //
Ученые записки Орловского государственного университета.
С.133-138
32.Логунова О. А., Логунова Е. Г. Проблема коррупции в сфере
образования: опыт социологического анализа // Дискуссия. 2016.- № 5 (68).
33.Морозова
Е.
А.,
Пфетцер
С.
А.,
Сухачева
А.
В.
Социологические методы исследования коррупции и борьба с
77
ней в системе образования. //Профессиональное образование в
России и за рубежом 3 (27) 2017. С. 126-136.
34.Оконов Б. А., Лиджи-Горяев С. Э. Экспертный опрос как метод
выявления коррупционных рисков //Вестник Института №2
(29), 2014 С. 98- 101.
35.Сатаров Г.А. Коррупционные отношения: агентская модель и
смежные подходы / Г.А. Сатаров, // Общественные науки и
современность. – 2004. – № 2.
36.Смирнов Т.А. Коррупция в российских ВУЗАХ. // «Экономика
и социум». №3(22) 2016. C.1-10.
37.Стивен П. Хайнеман Как коррупция ставит высшее образование
под угрозу// Международное высшее образование. №75. С.8-10
38.Цирин А. М., Матулис С. Н., Молчинов М. А. Социальный
контроль как ключевой фактор противодействия коррупции. //
Журнал
зарубежного
законодательства
и
сравнительного
правоведения. №4. 2017 С. 24-42.
39.Чечуров
А.
В.
Коррупция
историко-философская
ретроспектива//Вестник Волгоградского университета. Сер. 7.
Филос. 2010. С. 158-168.
40.Черногор Н. Н.
Социальный конроль в фокусе правовой
доктрины и практики противодействия коррупции// Вестник
МГОУ. №4. 2017. С.169-182.
Антикоррупционная брошюра
41.Коррупция в сфере образования: серия «Правовое просвещение
населения» / [Тихомирова Е. Ю., Максимов А. А., Баталин А.
В., Петров Е. Е.];Северный институт (филиал) федерального
государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего
образования
университет
юстиции
«Всероссийский
(РПА
Минюста
государственный
России)»
Петрозаводске. – Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2018. – 15 с.
в
г.
78
Интернет- ресурсы:
42.ВЦИОМ: 55% россиян отметили успехи в борьбе с коррупцией.
[Электронный
ресурс].
–
Режим
-Дата
https://www.kommersant.ru/doc/3645403.
доступа:
доступа:
1.06.2018.
43.ВЦИОМ: большинство россиян не видят результатов борьбы с
коррупцией: [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://www.newkaliningrad.ru/news/briefs/community/18745287vtsiom-bolshinstvo-rossiyan-ne-vidyat-rezultatov-borby-skorruptsiey.html.-Дата доступа: 10.12.2017.
44.ВЦИОМ: ЕГЭ снизил уровень коррупции при поступлении в
вузы:
[Электронный
ресурс].
–
Режим
https://ria.ru/society/20180705/1523968163.html
.-Дата
доступа:
доступа:
10.05.2018.
45.Борьба с коррупцией. Миссия выполнима?: [Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115189.- Дата доступа:
10.05.2018.
46.Можно ли победить коррупцию в высшем образовании?
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://newtonew.com/opinion/corruption-education.-Дата доступа:
8.06. 2017
47.150 тысяч за зачёт. Есть ли предел уровню взяток в вузах:
[Электронный
ресурс].-
Режим
доступа:
https://life.ru/t/%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%
D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5/895675/
150_tysiach_za_zachiot_iest_li_priediel_urovniu_vziatok_v_vuzakh
.-Дата
доступа: 08.05.2018.
79
48.Обзор
образовательных
России:
антикоррупционных
[Электронный
ресурс].-
программ
Режим
в
доступа:
https://lap.hse.ru/educationalprogram.-Дата доступа: 15.04.2018
49.Антикоррупционное образование в России [Электронный
ресурс].-
Режим
доступа:https://transparency.org.ru/projects/antikorruptsionnoeobrazovanie/antikorruptsionnoe-obrazovanie-v-rossii.html
Дата
доступа: 15.04.2018
50.Практика
антикоррупционного
[Электронный
образования
ресурс].-
в
Режим
Европе
доступа:
https://transparency.org.ru/projects/antikorruptsionnoeobrazovanie/praktiki-antikorruptsionnogo-obrazovaniya-vevrope.html Дата доступа: 15.04.2018
51.Рейтинг 99 самых коррумпированных университетов России.
Электронный
ресурс].
Режим
-
доступа:
http://balalaika24.ru/society/reyting-99-samykh-korruptsionnykhuniversitetov-rossii Дата доступа: 5.05.2018
52.Уровень коррупции в России. События в Дагестане. Будет ли
иметь продолжение в других регионах антикоррупционная
кампания в Дагестане? [Электронный ресурс].- Режим доступа:
http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/139844/
Дата
доступа:
15.04.2018
53.О приговорах Алексею Улюкаеву, Никите Белых, Александру
Хорошавину. Знают ли люди о трёх громких коррупционных
делах последнего времени, и как оценивают приговоры.
[Электронный
ресурс].-
http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/13950.
Режим
Дата
доступа:
доступа:
15.04.2018
54.О мерах против коррупции. Замечают ли россияне признаки
борьбы с коррупцией? И верят ли, что удастся с ней
80
справиться?
[Электронный
ресурс].-
Режим
доступа:
http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/10930 Дата доступа: 15.05.2018
55.Коррупция и взяточничество в России. Какова динамика уровня
коррупции
в
стране?
[Электронный
Как
относятся
ресурс].-
к
взяточникам?
Режим
доступа:
http://fom.ru/Bezopasnost-i-pravo/11912 Дата доступа: 15.04.2018
56.В волгоградском вузе преподаватели два года брали взятки за
сдачу зачетов и экзаменов. [Электронный ресурс]. - Режим
доступа:
http://rodgor-vlg.ru/v-volgogradskom-chastnom-vuze-
prepodavateli-dva-goda-brali-vzjatki-za-sdachu-zachetov-iyekzamenov.html Дата доступа: 3.05.2018
57.15 тысяч за зачет: преподавателя уфимского вуза задержали за
взятку
[Электронный
ресурс].
Режим
-
доступа:
https://ufa1.ru/text/criminal/395657815023616.html Дата доступа:
3.05.2018
58.В Чебоксарах старший преподаватель вуза брал взятки за зачет.
Дело передано в суд. [Электронный ресурс]. - Режим доступа:
http://moygorodonline.ru/incidents/corruption/corruption_34333.ht
ml Дата доступа: 3.05.2018
59.ВЦИОМ: россияне называют медицину, ГИБДД, полицию и
ЖКХ самыми коррумпированными сферами [Электронный
ресурс]. - Режим доступа: http://tass.ru/obschestvo/5254851 Дата
доступа: 1.06.2018
60. Четверть российских студентов дают взятки во время обучения
в
вузах
[Электронный
ресурс].
-
Режим
доступа:
https://iz.ru/news/604331 Дата доступа: 1.06.2018
61.Коррупция в высших учебных заведениях
[Электронный
ресурс]. - Режим доступа: http://edrj.ru/article/24-12-17 Дата
доступа: 25.05.2018
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа