close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Алиев Ильяс Каримович. Субъект преступления и личность преступника: сравнительно-правовой аспект

код для вставки
1
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И. С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
По направлению подготовки магистратуры
40.03.01 «Юриспруденция»
Профиль – «Уголовное право и процесс»
Студента Алиева Ильяса Каримовича шифр 130546 з
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
Субъект преступления и личность преступника: сравнительноправовой аспект
Студент________________________________________Алиев И. К.
Руководитель___________________Быстрова Ю.В. , к.ю.н., доцент
Рецензент__________________________________Дроздова Е. В.
Мировой судья судебного участка № 3 Железнодорожного района
города Орла
Зав. кафедрой Уголовного процесса и прокурорского надзора, к.ю.н.,
доцент
«___» _________2018 г.
____________Н.П. Руднев
Орел – 2018
2
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И. С. ТУРГЕНЕВА»
Юридический институт
Кафедра Уголовного процесса и прокурорского надзора
Направление подготовки 40.03.01 «Юриспруденция»
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
__________Н.П. Руднев
«_10__»_____ноября _2017 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студента Алиева Ильяса Каримовича шифр 130546 з
1. Тема ВКР «Субъект преступления и личность преступника:
сравнительно-правовой аспект».
Утверждена приказом по университету от «24» ноября 2017 г. № 2-3417
2. Срок сдачи студентом законченной работы « 30 » мая 2018 г.
3. Исходные данные к работе: действующее законодательство,
специальная литература по теме выпускной квалификационной работы,
периодические издания, интернет - ресурсы.
4. Содержание пояснительной записки (перечень подлежащих разработке
вопросов): выявить сущность и содержание понятия личности преступника,
рассмотреть
характеристики
структуру
лиц,
и
основные
совершивших
черты
преступления,
криминологической
охарактеризовать
соотношение и взаимодействие социального и биологического в структуре
3
личности преступника. Определить понятие субъекта преступления и его
возрастные особенности, уделить внимание вменяемость и невменяемость
субъекта
преступления,
выявить
особенности
специального
преступления.
.
Дата выдачи задания «_10__» __ноября _2017 г.
Руководитель
__________________
Задание принял к исполнению
Ю. В. Быстрова
___________ И. К. Алиев
субъекта
4
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование
Сроки выполнения этапов
этапов ВКР
Примечание
работы
Выбор темы ВКР
01.11.2017 г. – 30.11. 2017 г. выполнено
Подбор
01.11.2017 г. – 30.12. 2017 г. выполнено
литературы
по
исследуемой теме
Определение
актуальности
02.01.2018 г. – 31.01. 2018 г. выполнено
темы,
написание введения
Написание первой
01.02.2018 г. – 28.02. 2018 г. выполнено
Написание второй
01.03.2018 г. – 31.03. 2018 г. выполнено
Составление
01.04.2018 г. – 30.04. 2018 г. выполнено
главы
главы
выводов
и
написание
заключения
Оформление
01.05. 2018 г. – 29.05. 2018 г. выполнено
списка использованных
источников
Представление
30.05.2018 г.
выполнено
работы на кафедру
Студент
_______________
И. К. Алиев
Руководитель ВКР
_______________
Ю. В. Быстрова
5
Аннотация
Выпускная квалификационная работа на тему «Субъект преступления и
личность преступника: сравнительно-правовой аспект».
Год защиты: 2018
Направление подготовки: 40.03.01 «Юриспруденция»
Студент: Алиев И. К.
Руководитель: к.ю.н., доцент Быстрова Ю. В.
Объем работы: 60 страниц.
Ключевые слова: субъект преступления, возраст, вменяемость субъекта
преступления, специальный субъект, личность преступника,
характеристики
личности преступника и др.
Во введении обосновывается актуальность, степень разработанности, цель и
задачи исследования, его объект и предмет и т. д.
В первой главе рассмотрена криминологическая характеристика личности
преступника.
Вторая глава посвящена исследованию субъект преступления как элемент
состава преступления с позиций уголовного права.
В заключении сделаны основные выводы и предложения по теме
выпускной квалификационной работы.
Результаты исследования выявлена сущность и содержание понятия
личности
преступника,
рассмотрена
структура
и
основные
черты
криминологической характеристики лиц, совершивших преступления, дана
характеристика
соотношение
и
взаимодействие
социального
и
биологического в структуре личности преступника. Определено понятие
субъекта преступления и его возрастные особенности, уделено внимание
вменяемости
и
невменяемости
субъекта
преступления,
выявлены
особенности специального субъекта преступления.
Рекомендации: материалы работы и выводы имеют определенное
теоретическое и практическое значение, как в плане формулировки рекомендаций
6
по
совершенствованию
российского
законодательства,
использования материалов работы в учебных целях.
так
и
в
плане
7
Содержание
Введение……………………………………………………………………………..8
Глава 1. Криминологическая характеристика личности
преступника……………………………………………………………………11
1.1 Сущность и содержание понятия личности преступника………………..11
1.2
Структура и основные черты криминологической характеристики
лиц, совершивших преступления………………………………………………14
1.3
Соотношение и взаимодействие социального и биологического в
структуре личности преступника………………………………………………18
Глава 2. Субъект преступления как элемент состава преступления.…22
2.1 Понятие субъекта преступления и его возрастные особенности…………22
2.2 Вменяемость и невменяемость как признаки субъекта преступления…..32
2.3 Специальный субъект преступления как разновидность общего………..43
Заключение……………………………………………………………………..53
Список использованных источников………………………………………56
8
Введение
Актуальность темы определяется следующими факторами: субъект
преступления обязательный элемент состава преступления, без которого не
возможно привлечение к уголовной ответственности. Четкое обозначение
наиболее
существенных сторон субъектов преступного
деяния
дает
возможность также четко определить характерные признаки и уровень
социальной криминализации личности преступника, юридическая природа, и
как закономерное следствие - возможность наиболее полной и адекватной
квалификации совершенного преступного деяния.
Преступление является важнейшей категорией уголовного права.
Преступление - это определенное общественно опасное явление реальной
действительности, обладающее множеством индивидуальных признаков.
Каждый случай совершения преступления имеет свои индивидуальные
черты, в том числе относящиеся к характеристике лица, виновного в этом
преступлении. Каждая личность обладает специфическими, только ей
свойственными признаками, составляющими ее индивидуальность.
Все индивидуальные характеристики не могут найти отражение в
теоретических и законодательных конструкциях составов преступлений. В
теории уголовного права выбраны наиболее типичные свойства личности
преступника, они нашли отражение в понятиях признаков субъекта
преступления.
Субъект преступления изучается в Общей части уголовного права как
один из элементов состава преступления и в курсе Особенной части - как
обязательный
элемент
составов
конкретных преступлений.
Изучение
признаков субъекта имеет большое значение при практическом применении
уголовного закона, а также для понимания раздела курса уголовного
процесса о доказывании и доказательствах, поскольку субъект преступления
и его признаки входят в предмет доказывания по каждому уголовному делу.
9
Основными
современном
проблемами
этапе
учения
развития
о
субъекте
законодательства
преступления
остаются
на
вопросы
вменяемости и установления признаков специального субъекта. Отдельно
следует выделить ответственность лиц с психическими аномалиями, не
исключающими вменяемости.
Цель
исследования – провести сравнительно – правовой
анализ
понятия субъекта преступления и личности преступника.
Задачи работы:
1
выявить сущность и содержание понятия личности преступника,
2
рассмотреть
структуру
и
основные
черты
криминологической
характеристики лиц, совершивших преступления,
3
охарактеризовать
соотношение
и
взаимодействие
социального
и
биологического в структуре личности преступника,
4
определить
понятие
субъекта
преступления
и
его
возрастные
особенности,
5
уделить внимание вменяемость и невменяемость субъекта преступления,
6
выявить особенности специального субъекта преступления.
Объект исследования - общественные отношения, регулирующие
вопросы определения субъекта преступления и все связанные с ними
отношения
и
институты
уголовного
законодательства
Российской
Федерации.
Предмет исследования - действующее законодательство Российской
Федерации, регулирующее отношения по данной проблеме, научные
публикации, в которых затрагиваются вопросы о субъекте преступления, о
его признаках и значении в теории уголовного права, судебная практика.
Методологическая
основа
исследования
-
диалектический
и
эмпирический подходы, анализ, систематизация, классификация и др.
Степень научной разработанности изучаемой проблемы. Среди
ученых, исследовавших эту проблему, особо следует отметить В.Г. Павлова,
10
О.И. Чистякова, В.О. Ключевского, Ю.П. Титова, Н.С. Таганцева, Н.Д.
Сергеевского, И.А. Исаева, Ю.П. Гармаева, П.С. Яни И.И. Карпец и других.
Структура работы. Исследование структурно состоит из введения, двух
глав, заключения, списка использованных источников.
11
Глава 1. Криминологическая характеристика личности
преступника
1.1 Сущность и содержание понятия личности преступника
Личность преступника всегда была одной из центральных проблем всех
наук криминального профиля и в первую очередь криминологии.
Успешное предупреждение преступлений возможно лишь в том случае,
если внимание будет сконцентрировано на личности преступника, поскольку
именно личность является носителем причин их совершения. Можно
поэтому сказать, что эта личность - основное и важнейшее звено всего
механизма преступного поведения. Те ее особенности, которые порождают
такое
поведение,
должны
быть
непосредственным
обьектом
предупредительного воздействия. Поэтому проблема личности преступника
относится к числу ведущих и вместе с тем наиболее сложных проблем
криминологии.
История этой науки свидетельствует о том, что наиболее острые
дискуссии криминологи вели и ведут как раз по поводу личности
преступника.
В
зависимости
от
социально-исторических
условий,
требований социальной практики и уровня развития науки по-разному
ставился и решался вопрос, что такое личность преступника, есть ли она
вообще, в чем ее специфика, какова ее роль в совершении преступления, как
воздействовать на нее, чтобы не допустить больше преступных действий.
Все эти вопросы имеют большое практическое значение [24, С. 124].
Вместе с тем рассматриваемое понятие «личность преступника» - это
не отражение конкретного преступника, а абстрактное операционное
понятие, включающее в себя главные черты и свойства, присущие тем, кто
совершил уголовно наказуемое деяние. Различные юридические науки
изучают человека в разных правовых состояниях: уголовное право оперирует
понятием «субъект преступления»; уголовный прцесс - «подозреваемый»,
12
«обвиняемый»,
«подсудимый»;
уголовно-исполнительное
право
-
«осужденный» и т.д. Специфические для каждой науки цели обусловливают
пределы, в которых необходимо изучение личности.
Криминология нуждается в комплексном, системном взгляде на
личность именно человека, социальная и правовая специфика которого
связывается с фактом совершения преступления (с учетом действия целого
комплекса причин и условий), а не с конкретным процессуальным
положением его на разных стадиях уголовного процесса. Криминология
изучает: как личность формировалась, как взаимодействовала с внешними
условиями в конкретной ситуации, что привело ее к совершению
преступления.
Одной из особенностей понятия «личность преступника» является
ограниченность во времени. Это обусловливается его непосредственной
связью с такими правовыми категориями, как преступление и наказание. О
личности преступника можно говорить с момента совершения преступления.
Определение момента исчезновения свойств личности преступника - более
сложная проблема, и он не всегда совпадает с окончанием срока отбытия
наказания или снятия судимости. Доказательство - рецидив преступлений. У
каждой конкретной личности имеются свои особенности социализации и
преступного поведения, отношения к содеянном, а также к мерам
воздействия (наказанию, профилактическим мерам). К тому же применяемые
к личности меры воздействия сами могут оказаться разными по качеству и
эффективности. Итак, говоря о личности преступника, следует иметь в виду
личность человека, совершившего преступление в результате сложного
взаимодействия внешних (объективных) и внутренних (субъективных)
факторов, иными словами - среды и личности [25, С. 82].
Таким образом, под личностью преступника в криминологии принято
понимать совокупность ее социально значимых свойств, влияющих в
сочетании с внешними условиями (ситуацией) на преступное поведение [3,
С. 84].
13
Здесь же необходимо отметить, что личности преступника присущи
определенные
негативные
свойства,
сформировавшиеся
в
процессе
жизнедеятельности. Однако было бы глубоким заблуждением считать, что
личность преступника исчерпывается только такими чертами. Испытывая как
неблагоприятные, так и положительные воздействия в течение всей жизни,
оставаясь, как правило, включенной в систему отношений со многими
социальными группами (не только теми из них, которые обладают
антиобщественной ориентацией), личность преступника таит в себе
известное количество и положительных свойств.
Криминологическое изучение личности преступника осуществляется
главным образом для выявления и оценки тех ее свойств и черт, которые
порождают преступное поведение, в целях ее профилактики. В этом
проявляется теснейшее единство трех узловых криминологических проблем:
личности преступника, причин и механизма преступного поведения. При
этом, однако, личность преступника является центральной в том смысле, что
ее
криминогенные
особенности
первичны,
поскольку
выступают
источником, субъективной причиной преступных действий, а поэтому
именно они, а не действия или поведение, должны быть объектом
профилактических усилий. То, что эти внутренние особенности могут
привести к совершению преступлений, составляет сущность общественной
опасности
личности
преступника,
а
само
преступное
поведение
-
производное от них. Если говорить о целенаправленной коррекции
поведения, то его можно изменить, если указанные особенности останутся
прежними.
Таким образом, психологическая структура личности включает, прежде
всего,
социально
индивидуальными
обусловленные
особенностями
черты,
психических
определяемые
процессов,
так
как
и
приобретенным опытом. К этим свойствам относятся направленность
личности, ее моральные качества, знания, навыки, привычки, уровень личной
культуры. Кроме того, в психологическую структуру личности входят
14
индивидуальные особенности отдельных психических процессов (памяти,
мышления, эмоций, воли), а также темперамент, порой - патологические
изменения психики.
Негативные личностные свойства, сложившиеся под воздействием
неблагоприятных условий нравственного формирования личности, приводят
к совершению преступлений при наличии определенных обстоятельств,
способствующих подобному результату и образующих ситуацию совершения
преступления (криминогенную ситуацию). На этом уровне взаимодействия
личности со средой обусловленная неблагоприятными нравственными
условиями формирования способность и готовность совершить преступление
под воздействием ситуации реализуются в действительность. Механизм
взаимодействия личности с конкретной жизненной ситуацией может быть
разным; в одних случаях человек попадает в нее, в других - ищет и находит, в
третьих - создает сам.
1.2
Структура
и
основные
черты
криминологической
характеристики лиц, совершивших преступления
При определении структуры личности преступника следует иметь в
виду, что, прежде всего, она представляет собой совокупность ее социально
значимых свойств, сложившихся в процессе разнообразных взаимодействий
с другими людьми и делающих в свою очередь ее субъектом деятельности,
познания
и
общения.
Этот
аспект
личности
наиболее
важен
для
криминологии, поскольку он позволяет рассматривать личность как члена
общества, социальных групп или иных общностей, как носителя социально
типичных черт.
Наличие отличительных черт личности преступника не следует
понимать так, что они присущи всем без исключения лицам, совершившим
преступления. Отсутствие их у некоторой части преступников не снимает
вопроса о необходимости изучения и их личности как носителя причин
15
преступного поведения. Однако основная масса преступников отличается
определенными особенностями.
Именно данный факт позволяет говорить о личности преступника как
об отдельном, самостоятельном социальном и психологическом типе. Его
специфика определяет особенности духовного мира преступников, их
реакций на воздействия социальной среды.
Причиной совершения преступлений является, как известно, лишь
социально приобретенные отрицательные черты личности.
С учетом сказанного в структуре личности преступника выделяются
ряд подструктур или групп.
Первую группу составляют социально-демографические признаки (пол,
возраст, семейное и должностное положение, уровень материальной
обеспеченности, признаки, связанные с наличием или отсутствием места
жительства
и
пр.).
Социально-демографические
свойства
личности
преступника сами по себе не криминогенны. Но они связаны с условиями
формирования личности и ее жизнедеятельности, взаимодействуют с ними, с
потребностями и мотивацией, с социальными ролями личности. Поэтому
социально-демографические свойства являются существенным компонентом
обобщенного представления о личности преступника и имеют важное
значение для разработки и осуществления мер профилактики.
Возрастная характеристика преступников позволяет делать выводы о
криминогенной
активности
и
особенностях
преступного
поведения
представителей различных возрастных групп.
По
признаку
профессиональной
принадлежности
преступники
распределились следующим образом. По-прежнему, если анализировать
разные виды преступлений, наблюдается доминирование лиц рабочих
профессий среди совершивших умышленные убийства, умышленные тяжкие
телесные повреждения, изнасилования, хулиганство.
Во вторую группу признаков структуры личности преступника можно
включить уровень: образования, знаний, умственного развития и пр.
16
Характеристика образования лиц, совершивших преступления, имеет
криминологическое значение, поскольку связана с культурой личности, ее
социальным статусом, кругом контактов, жизненных планов и возможностей
их реализации. Уровень образования преступников в целом немного ниже,
чем у лиц, не нарушающих закон. Образовательный уровень коррелирует с
видами преступлений.
Самый
низкий
уровень
образования
у
лиц,
совершающих
насильственные, корыстно-насильственные преступления. Выше у лиц,
совершающих должностные и экономические преступления. Вместе с тем и у
них констатируется деформированность нравственной и правовой культуры,
а также служебной психологии.
К третьей группе признаков в структуре личности преступника можно
отнести нравственные качества, ценностные ориентации и стремления
личности, ее социальные позиции и связи (социальные роли), интересы,
потребности, наклонности, привычки.
Поскольку материальные и духовные потребности у преступников
формируются в условиях, неблагоприятных для нормального развития и
воспитания,
они
также
приобретают
социально-ущербный
характер.
Неразвитость навыков полноценного культурного межличностного общения
влечет преувеличение со стороны таких лиц значение алкоголя. На самом же
деле происходит нравственное и физическое разрушение человека, что
способствует усилению его социальной и психологической деградации,
конфликтности,
развивает
предрасположенность
к
попаданию
в
криминогенные ситуации, решению конфликтов с помощью насилия.
Дефекты воспитания, антиобщественная направленность личности
преступника не способствуют наличию у нее всех общественно полезных
взаимодействий,
характерных
для
законопослушной
личности,
соответствующей по возрасту, полу, уровню образования и профессии. Не
получив полноценного воспитания, многие преступники испытывают
затруднения
в построении собственной семьи,
взаимоотношениях с
17
супругом, детьми. Личность, лишенная нормальных взаимоотношений,
ориентируется на группу единомышленников, для которых также характерна
антиобщественная ориентация.
К четвертой группе признаков структуры личности преступника можно
отнести психические процессы, свойства и состояния личности.
Исследования
формирования
показывают,
личности
что
преступника
неблагоприятные
обуславливают
условия
наличие
таких
характерных для современного преступника черт его личности, как
эмоциональная неустойчивость и недисциплинированность, конфликтность,
неадекватное
реагирование
на
внешние
раздражители,
несовпадение
субъективного восприятия и оценки опасностей, исходящих от внешнего
окружения, с реальным состоянием; легкая внушаемость, подверженность
негативному воздействию как со стороны сверстников, так и старших по
возрасту, особенно обладающих криминальным опытом; стремление к
объединению с лицами, близкими по системе ценностей, групповой
корпоратизм.
В этой связи для таких личностей очень важно самоутверждение как в
собственных глазах, так и на социально-психологическом уровне (одобрение
со стороны референтной группы).
Пятой
группой
охватываются
социально
значимые
биофизиологические признаки личности: состояние здоровья, особенности
физической конституции и др.
Такая особенность, как врожденный физический дефект, сама по себе
не может служить детерминантом формирования личности преступника, но
несет в себе определенный психотравмирующий потенциал и соседствует у
ряда лиц, совершивших преступление, с такими чертами, как замкнутость,
обидчивость,
агрессивность,
злобность,
зависливость,
жестокость,
существенно осложняющими межличностные отношения такого человека,
усиливающими антиобщественную направленность личности.
18
Таким образом, рассмотрев структуру личности преступника, ее
признаки и их группы (блоки), следует отметить следующее. Представления,
полученные в процессе анализа понятия личности преступника и ее
структуры позволяют говорить о личности преступника как определенном
социальном типе, существующем наряду с типом законопослушного
человека.
Криминологическое изучение личности преступника посредством
анализа ее структуры дает ключ к пониманию процессов мотивации и
механизма преступного поведения, прогностическим выводам о возможном
будущем поведении личности и даже о развитии преступности, что является
фундаментальным
условием
целенаправленности,
конкретности
и
эффективности всех видов предупреждения преступлений.
1.3
Соотношение
и
взаимодействие
социального
и
биологического в структуре личности преступника
Одна из коренных проблем изучения личности преступника соотношение социального и биологического. Эта проблема имеет научное,
практическое, правовое значение. От ее решения во многом зависит
обьяснение причин преступности и определение главных направлений
борьбы с нею. Отношение к биологическим факторам представляет собой
основу
некоторых
криминологических
теорий.
Важность
указанной
проблемы тем более необходимо подчеркнуть, что и в современной
криминологии иногда высказываются утверждения, что биологические
детерминанты играют столь же существенную роль, что и социальные.
Специфическим для криминологии основанием интереса к социальнобиологической и социально-психиатрической проблематике
выступает
необходимость более глубокого объяснения насильственной (в том числе и
бытовой) преступности,
рецидива,
преступности несовершеннолетних,
неосторожной преступности, связанной с использованием источников
19
повышенной опасности, а также потребность в дальнейшем повышении
эффективности всех видов и форм предупреждения преступлений на основе
максимальной увязки их с личностными особенностями преступников.
В
криминологии
подчинено
изучение
выявлению
преступника,
закономерностей
личности
преступника
преступного
поведения,
преступности как массового явления, их детерминации, причинности и
разработке научно обоснованных рекомендаций по борьбе с преступностью.
Каковы
же
аспекты
и
пределы
криминологического
изучения
преступника? И в ХХ веке, как в эпоху Ломброзо, эта проблема решалась
неоднозначно.
Клиническое направление при изучении преступности и преступника
далеко себя не исчерпало. Оно существует и развивается, хотя все больше
учитывается социальный фактор.
Дискуссия о соотношении биологического и социального в личности
преступника имела непосредственный выход на практику. Автор работы «Об
организации криминологической службы в ФРГ» Г.Рименшнейдер отстаивал
идею порождения преступления сочетанием предрасположения субьекта к
преступной деятельности и влияния окружающей среды. При этом, отдавая
предпочтение биологическому фактору, он делал вывод о ведущей роли при
изучении преступника психиатра, психолога, применения биотехнических
приемов, тестов (1961 г.).
В истории криминологии, в том числе новейшей, известно немало
социобиологических теорий, которые объясняли преступность врожденными
биологическими
факторами
(хромосомными
нарушениями,
антропометрическими и физиологическими особенностями и т.д.).
Так,
в
начале
60-х
годов
Буза
и
Пинатель
писали,
что
антропологическая теория, рожденная ломброзианским учением, утвердила
существование наследственной предрасположенности к преступности. Такая
предрасположенность состоит «в некотором специфическом содержании,
которое еще не определено». Позднее это стало связываться с хромосомами.
20
Исследования ученых в Англии, США, Австралии и других странах
выявляли
повышенный
процент
хромосомных
аномалий
среди
обследованных преступников по сравнению с контрольной группой. Если в
среднем кариотип ХVV встречался среди населения примерно в 0,1-0,2 %
случаев,
у
специально
подобранных
групп
правонарушителей
они
отмечались в 2 % и более.
Определенный «взрыв» среди отечественных криминологов в 70-е
годы вызвали публикации профессора И.С. Ноя из Саратова, который писал:
«Независимо от среды человек может не стать ни преступником, ни героем,
если родится с иной программой поведения».
В.П. Емельянов сделал следующий вывод: «Только определенный
состав
экономических,
идеологических,
социальных,
биологических
факторов дает реакцию, называемую преступлением... Причина преступности
- это синтез различных явлений социального и биологического свойства...»
[15, С. 33].
И.С. Ной, В.П. Емельянов имели активных сторонников из числа
известных отечественных генетиков: В.К. Эфроимсона, Б.Л. Астаурова, Д.Н.
Беляева.
Наряду с антропологическим в криминологии всегда существовал и
преобладал другой подход, жестко отрицающий биологизацию преступного
поведения. В начале ХХ века А.А. Пионтковский писал, что нельзя объяснять
изменчивое социальное явление - преступление постоянными свойствами
природы человека, в том числе «преступного человека».
По мнению А.А. Герцензона, криминологу незачем погружаться в
глубинную сущность личности, искать биологические истоки поведения.
Ф.М. Решетников отмечает, что трактовка преступления как симптома
биологических или психологических недостатков преступника означает
игнорирование действительной природы преступления как социального
явления, порожденного социальными же причинами.
21
При рассмотрении такой сложной проблемы, как соотношение
социального и биологического в личности преступника, необходимо иметь
ввиду одно исключительно важное соображение.
Поскольку речь идет о личности, о роли этих факторов можно говорить
лишь на личностном, психологическом уровне. Личность, ее психика
являются, образно говоря, ареной, на которой происходит взаимодействие
социальных и биологических факторов. Вне ее их соотношение понять
невозможно. Поэтому научный анализ указанной проблемы может быть
плодотворным только в том случае, если рассматривать действие этих
факторов в структуре личности, поскольку человеческое поведение зависит
от того, на какой личностной основе они функционируют. Интенсивность
проявления социальных и биологических обстоятельств зависит от того,
какова сама личность. Однако и здесь мы имеем в виду именно личность, т.е.
субъекта и объекта общественных отношений, социальное качество человека,
сформированное воспитанием, средой.
Таким образом, и социальное, и биологическое репрезентированы,
представлены в психике человека.
Изучение вопроса о соотношении социального и биологического в
личности преступника требует многостороннего подхода с использованием
достижений философии, социологии, психологии, биологии, криминологии и
других наук, рассмотрения человека не с абстрактно-антропологических
позиций, а как продукта конкретно-исторического процесса. В этом смысле
человек имеет общественную природу, а личность может формироваться
только при условии включения индивида в систему общественных
отношений. Социальный характер жизнедеятельности человека - его
отличительная черта. Это отнюдь не означает игнорирования биологических
факторов,
однако
они
могут
носить
лишь
характер
условия,
способствующего преступному поведению, но отнюдь не его причины.
22
Глава 2. Субъект преступления как элемент состава преступления
2.1 Понятие субъекта преступления и его возрастные особенности
Категории «состав преступления» «субъект преступления», «уголовная
ответственность»
практически
неразделимыми
и
довольно
часто
отождествляются соответственно с понятиями «преступление», «лицо, его
совершившее» и «ответственность». Если говорить условно, то фактически
общественно опасное деяние при определенных обстоятельствах может
совершить любое лицо, но субъектом преступления может быть только
обладающее признаками, установленными в законе, - вменяемостью и
определенным возрастом (14-16 лет), с которого наступает уголовная
ответственность [33, С. 14].
Сегодня для решения вопроса о привлечении лица к уголовной
ответственности нужно соблюдение требований ст. 8 УК РФ об обязательном
наличии всех необходимых признаков состава преступления, а также ст. 19
УК РФ, характеризующей субъекта преступления.
Статья 19 УК РФ содержит систему признаков, относящихся к лицу,
виновному в совершении преступления п. Из формулировки данной статьи
можно вывести понятие «субъект преступления», которое будет отправным в
характеристике виновного. Субъектом преступления признается физическое
вменяемое лицо, достигшее определенного в законе возраста.
Необходимо заметить, что законодатель использует термин «лицо» при
характеристике субъекта преступного деяния [17, С. 56].
По смыслу ст. 8 УК РФ уголовную ответственность может нести лицо,
виновное в совершении общественно опасного и противоправного деяния.
Лицо, совершившее преступление, называют субъектом преступления.
Действие уголовного закона распространяется на граждан Российской
Федерации, лиц без гражданства, иностранных граждан [16, С. 54].
23
Одним из наиболее сложных и важных теоретических вопросов
уголовного права и криминологии является отличие понятий «субъект
преступления» и «личность преступника», которые, на первый взгляд,
похожи, но по своей сути и содержанию различны. Вместе с тем,
отождествление этих понятий неизбежно приводит к методологической
ошибке, которая подстерегает каждого исследователя при их изучении.
Поэтому существенным и необходимым моментом с позиции и теории, и
методологии является, как нам представляется, разграничение, или отличие,
этих понятий друг от друга.
Отождествление, а порой и просто подмена рассматриваемых понятий,
скорее всего, обусловлены весьма ограниченным вниманием ученыхкриминалистов к самой проблеме субъекта преступления, занимающей
важное место в уголовном праве. Это подтверждается и весьма редким
изданием научных работ по данной проблематике за достаточно длительный
период. Не случайно в уголовно-правовой и криминологической литературе в
60-е, 70-е и 80-е годы понятия «субъект преступления» и «личность
преступника» часто отождествлялись.
В это время приоритетным направлением являлось изучение личности
преступника. Криминология, писал И. И. Карпец, стимулировала развитие
уголовного и исправительно-трудового права во всех вопросах, связанных с
подходом к личности людей, совершивших общественно опасные деяния
Если говорить сразу о разграничении данных понятий, то «субъект
преступления» как уголовно-правовая категория по своей сути и содержанию
уже понятия «личность преступника».
Из
многочисленных
свойств
человека,
представляющего
собой
личность, применительно к субъекту преступления выделяются только те
свойства, которые свидетельствуют о его способности нести уголовную
ответственность: уголовной ответственности подлежит только физическое
лицо,
вменяемое
и
достигшее
установленного
законом
возраста.
Обладающий этими свойствами субъект называется в уголовном праве
24
общим субъектом преступления, хотя в статьях Особенной части УК РФ
признаки общего субъекта не указываются.
Между тем наличие общих признаков субъекта преступления является:
гарантией недопустимости привлечения к уголовной ответственности
юридических лиц (они привлекаются к юридической ответственности в
других отраслях права, в частности, в гражданском и административном).
Юридические лица (предприятия, учреждения, фирмы и т.п.) не могут
быть признаны субъектами преступления и привлечены к уголовной
ответственности, ибо в их действиях отсутствует субъективное условие
уголовной ответственности - психическое отношение к содеянному. Если
преступления совершены отдельными представителями юридических лиц, то
именно эти представители, а не юридические лица, несут уголовную
ответственность.
Уголовная ответственность всегда строго индивидуальна, имеет
личный характер, т.е. ответственности подлежит тот (и только тот), кто
совершил конкретное преступление (или был соучастником его совершения).
Это означает невозможность применения уголовной ответственности по
принципу
коллективной
невозможность
ответственности
применения
уголовной
или
круговой
ответственности
поруки,
к
лицам,
находящимся в той или иной связи с виновным лишь на одном этом
основании. Уголовная ответственность возможна в отношении каждого
человека только за те общественно опасные действия (бездействие) и
наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых
установлена его вина. Деяние не может считаться преступным, если оно
совершено лицом, не отвечающим общим признакам, - малолетним лицом,
которое не могло осознавать фактический характер и общественную
опасность своих действий (бездействия) и руководить ими.
Критерии
субъекта
преступления
представляют
собой
понятие
правовое и определяет юридическую характеристику лица, совершившего
преступление.
25
Таким образом, «субъект преступления» как уголовно-правовое
понятие по своему содержанию более конкретно по отношению к понятию
«личность преступника», так как ограничено законодательными признаками
(физическое лицо, вменяемость и возраст), которые имеют уголовноправовое значение для лица, совершившего преступное деяние.
Вместе с тем, несмотря на очевидность самого положения, что
субъектом преступления может быть лицо, которое совершило преступление,
а «личность преступника» - более емкое понятие, тем не менее, точки зрения
на этот счет в юридической литературе самые разные и спорные.
Действительно,
только
после
совершения
лицом
какого-либо
общественно опасного деяния при наличии соответствующих признаков,
предусмотренных в законе (ст. 19, 20 УК РФ), можно говорить о субъекте
преступления. В свою очередь человек становится субъектом преступления
тогда, когда, обладая личностью преступника, он совершил общественно
опасное деяние. Представляется, что данная точка зрения не вносит
достаточной ясности в разграничение понятий «субъект преступления» и
«личность преступника», но и не исключает их тесной взаимозависимости.
Однако,
наиболее
обстоятельную
позицию
рассматриваемой
проблемы, на наш взгляд, занял П. С. Дагель, который особо отмечал, что
понятия
«субъект
преступления»
и
«личность
преступника»
имеют
различные функции. При этом первая характеризует одно из условий
уголовной
ответственности,
а
вторая
отражает
индивидуализацию
уголовного наказания.
Понятие «субъект преступления» отвечает на вопрос, кто может нести
ответственность за совершенное преступление. Понятие же «личность
преступника» дает ответ, какую ответственность должно нести лицо,
совершившее преступное деяние.
Смешение понятий «субъект преступления» и «личность преступника»
недопустимо и потому, что это разные категории - уголовного права и
криминологии, и на уровне рассмотрения их в системе состава преступления.
26
Субъект преступления как один из элементов состава содержит
конкретные законодательные признаки, при отсутствии которых не будет
состава преступления и основания для привлечения лица к уголовной
ответственности. Личность преступника как более емкое понятие - носитель
самых различных сторон, положительных и отрицательных свойств,
признаков и качеств лица, совершившего преступление. В этом случае мы
уже можем говорить о личности преступника как категории не уголовноправовой, а криминологической. Поэтому подмена рассматриваемых понятий
в составе преступления просто недопустима и является грубейшей ошибкой,
как с точки зрения теории, так и методологии, хотя проблема как таковая
имеет право на существование.
Понятие «личность виновного» встречается в одиннадцати статьях
Уголовного кодекса Российской Федерации.
Прежде всего, личность виновного играет важную роль в реализации
принципа справедливости в уголовном праве (ст. 6 УК РФ).
Согласно статье 6 УК Российской Федерации принцип справедливости
в уголовном праве означает, что никто не может нести уголовную
ответственность дважды за одно и то же преступление, а наказание и иные
меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему
преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и
степени опасности преступления, обстоятельствам его совершения и
личности виновного. Эти положения корреспондируют и предписанию
статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации о допустимости
возложения на гражданина только таких ограничений прав и свобод, которые
соразмерны конституционно значимым целям и направлены на защиту основ
конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных
интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности
государства.
Уголовно-правовое содержание принципа справедливости заключается
в том, что наказание или иная мера уголовно-правового воздействия,
27
примененная
к
лицу,
совершившему
преступление,
должны
быть
справедливыми, т.е. соответствовать тяжести преступления, конкретным
обстоятельствам совершения преступления и особенностям личности
преступника. Этот принцип означает максимальную индивидуализацию
ответственности и наказания. Возможность реализации этого принципа
заключается в самом содержании уголовного закона. Так, санкции статей
Особенной части УК носят относительно-определенный (предусматривают
наказание в определенных пределах) или альтернативный (предусматривают
не одно, а несколько видов наказания) характер. Еще более широкие пределы
индивидуализации ответственности виновного установлены в статьях Общей
части УК (например, в ст. 61, 62, 64, 74-85, хотя формально в них и нет
словосочетания «личность виновного»), которые позволяют при наличии
определенных обстоятельств существенно смягчить ответственность и
наказание виновного либо освободить его от уголовной ответственности и
наказания.
Личность виновного принимается во внимание при выборе меры
наказания, непосредственно же это понятие встречается в трёх статьях,
посвящённых видам наказания:
лишение права занимать определенные должности или заниматься
определенной деятельностью (п. 3 ст. 47 УК);
лишение специального, воинского или почетного звания, классного
чина и государственных наград (ст. 48 УК);
содержание в дисциплинарной воинской части (п. 1 ст. 55 УК).
Рассмотрим кратко особенности применения этих наказаний.
В истории отечественного законодательства наказание в виде лишения
прав всегда занимало видное место, и в его развитии наблюдаются такие
тенденции: постепенное выделение данного наказания из других сходных
правовых
определение
последствий
содержания
преступления;
наказания;
сравнительно
усиление
более
его
четкое
социально-
криминологической обоснованности и профилактической направленности;
28
конкретизация
оснований
назначения
этого
наказания;
ограничение
назначения данного наказания в направлении все большего учета характера
совершенного преступного деяния и особенностей личности преступника;
выделение особого порядка исполнения указанного наказания и закрепление
его в законе.
Основания назначения наказания в виде лишения права занимать
определенные должности или заниматься определенной деятельностью в
Общей части УК РФ определены недостаточно четко и предполагают
большую роль судебного усмотрения. Вместе с тем суды не используют
возможность назначения наказания по своему усмотрению на основании
норм Общей части (при отсутствии наказания в санкции статьи Особенной
части).
Лишение специального, воинского или почетного звания, классного
чина и государственных наград как вид уголовного наказания успешно
применялся еще в эпоху зарождения Русского государства. Характерно, что
этот вид наказания получил свое развитие в период прогрессивных
исторических изменений в экономической, политической и культурной
жизни страны.
Лишение специального, воинского или почетного звания, классного
чина и государственных наград представляет собой самостоятельный вид
уголовного наказания. Его непосредственным объектом является лишение
правовых благ осужденного, которыми его наделило государство. В практике
отечественного уголовного судопроизводства данное наказание применяется
как дополнительное с учётом не только личности виновного, но и степени
тяжести совершённого преступления (как правило, если преступление
является тяжким или особо тяжким).
Точно так же, но в ином направлении дело обстоит с применением
такого наказания, как содержание в дисциплинарной воинской части. Данное
наказание может быть применено только в отношении лиц, проходящих
военную службу по призыву, и только при совершении ими преступлений
29
небольшой тяжести (для которых УК РФ установлена максимальная мера
наказания - два года лишения свободы), посягающих на прохождение данной
службы, а также в порядке замены наказания в виде лишения свободы при
совершении ими преступления небольшой тяжести. Именно в последнем
случае во внимание принимается личность виновного, и здесь фактически
идёт речь о назначении места отбывания наказания.
Аналогичной является и статья 58 УК РФ, регламентирующая
назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного
учреждения.
Но,
несмотря
на
постоянное
развитие
уголовного
законодательства, всё ещё имеются ситуации, в которых определение вида
исправительного учреждения лицу, осуждённому к лишению свободы,
полностью «ложится на плечи суда».
В связи с ФЗ № 162-ФЗ от 8 декабря 2003г. «О внесении изменений и
дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» несколько
изменено наказание в аспекте назначения видов режима исправительных
учреждений осуждённым к лишению свободы женщинам. Например,
женщиной, ранее отбывавшей лишение свободы в колонии-поселении за
совершение преступления по неосторожности (категории небольшой или
средней тяжести), в период срока действия судимости, совершается
умышленное преступление средней тяжести. Какой вид исправительного
учреждения должен определить ей суд? Назначить лишение свободы с
отбыванием
наказания
в
колонии-поселении
невозможно,
поскольку
осуждённая ранее отбывала лишение свободы. Невозможно и назначение
лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего
режима, так как совершено преступление средней тяжести, а не тяжкое или
особо тяжкое, и отсутствует рецидив преступлений.
Безусловно, законодатель руководствовался принципами гуманизма,
когда решил, что женщины, осуждённые к наказанию в виде лишения
свободы, должны отбывать его в исправительных учреждениях общего
режима.
30
В п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ говорится, что мужчинам, осужденным к
лишению
свободы
за
совершение
тяжких
преступлений,
ранее
не
отбывавшим наказания в виде лишения свободы, наказание назначается в
исправительных колониях общего режима. Но при этом не указывается, где
должно отбывать наказание лицо, совершившее аналогичное преступление и
ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы за совершение
преступления по неосторожности. Обычно принимается решение, согласно
которому данное лицо должно содержаться в исправительной колонии
общего режима, поскольку в колонию-поселение такой осуждённый
направлен быть не может, так как ранее отбывал наказание в виде лишения
свободы, в колонию строгого режима он также не может направляться,
поскольку совершено тяжкое, а не особо тяжкое преступление.
Следует заметить, что в новом отечественном законодательстве
впервые появилась норма, предусматривающая отдельные исправительные
учреждения
для
осужденных
-
бывших
работников
суда
и
правоохранительных органов (ч. 3 ст. 80 Уголовно-исполнительного кодекса
РФ). В УК РФ по этому поводу вообще никаких указаний нет. А ведь вид
исправительного учреждения должен назначаться судом с обязательным
соблюдением Уголовного кодекса, поэтому актуально предложение В.Г.
Громова дополнить ст. 58 УК РФ положением, согласно бывшие работники
судов
и
правоохранительных
органов
отбывают
наказание
в
специализированных исправительных учреждениях, отдельно от остальных
осуждённых.
Личность виновного упоминается в ст. 60 УК, устанавливающей общий
порядок назначения наказания, в том числе и то, что при назначении
наказания во внимание принимаются «характер и степень общественной
опасности преступления, и личность виновного, в том числе обстоятельства,
смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного
наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи»; в ст.
67
УК,
гласящей,
что
при
соучастии
смягчающие
и
отягчающие
31
обстоятельства
в
отношении
личности
каждого
из
соучастников
принимаются индивидуально, не распространяясь на остальных; в ст. 73 УК,
п.2 которой прямо указывает: «При назначении условного осуждения суд
учитывает характер и степень общественной опасности совершенного
преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие
обстоятельства».
Наконец,
личность
виновного
принимается
во
внимание
при
назначении наказания несовершеннолетним и непосредственно названа в
пп.6.2 и 7 ст.88, п.1 ст.89 и ст.96 УК РФ.
Анализ
норм,
регулирующих
назначение
наказания
несовершеннолетним, показывает, что согласно ч. 3 ст. 140 УИК РФ все
осуждённые, достигшие возраста 21 года, переводятся для дальнейшего
отбывания наказания из воспитательной колонии в исправительную колонию
общего режима. В связи с этим возникает правомерный вопрос: почему
осуждённые, содержащиеся в колониях общего и строгого режимов, могут
быть переведены для дальнейшего отбывания наказания в колониюпоселение (п. «в» и п. «г» ч. 2 ст. 78 УИК РФ), а достигшие возраста 21 года
осуждённые, содержащиеся в воспитательных колониях, - нет. Ведь
основанием для перевода в этом случае является только достижение
осуждённым возраста 21 года. Характеристика его личности и поведения в
данном случае значения не имеет. Здесь законодатель ограничивает право
такого осужденного на своевременный перевод в колонию-поселение,
признав обязательным первоначальное помещение его из воспитательной
колонии в исправительную. В.Г. Громов считает, что данный подход для
такой категории, как осуждённые воспитательных колоний, не объективен.
Так же в ч. 3 ст. 140 УИК РФ усматривается ещё одна проблема:
перевод осуждённых, достигших возраста 21 года, из воспитательной
колонии
для
дальнейшего
отбывания
наказания
осуществляется
по
постановлению начальника этой колонии. Но в соответствии с ч. 4 ст. 58 УК
РФ изменение вида исправительного учреждения лицу, отбывающему
32
наказание в виде лишения свободы, находится в компетенции суда, а не в
компетенции начальника исправительного учреждения.
Таким образом, понятие личности виновного относится не только к
уголовному, но и к уголовно-исполнительному законодательству. Что тоже
указывает на понятие «личность виновного» как более широкое по
сравнению с понятием «субъект преступления».
Субъект преступления - это лицо, совершившее общественно-опасное
деяние и способное в соответствии с законом понести за него уголовную
ответственность.
Субъект
преступления
представляет
собой
понятие
правовое и определяет юридическую характеристику лица, совершившего
преступление.
Признаки
субъекта
преступления
нашли
свое
законодательное
закрепление в соответствующих статьях уголовного закона.
Понятие субъекта преступления не тождественно понятию личности
преступника. Уголовная ответственность всегда строго индивидуальна,
имеет личный характер, т.е. ответственности подлежит тот (и только тот), кто
совершил конкретное преступление (или был соучастником его совершения).
Уголовная ответственность за соучастие сама по себе коллективной не
является, но совершение преступления организованной группой или по
предварительному сговору считается отягчающим обстоятельством, а
соучастники отвечают в зависимости от степени своего участия в
преступлении. Более того, понятие личности преступника выходит за рамки
уголовного права и имеет значение в смежных отраслях права - уголовнопроцессуальном и уголовно-исполнительном.
2.2
Вменяемость
и
невменяемость
как
признаки
субъекта
преступления
личность преступник криминологический вменяемость
Вменяемость
и
возраст
лица,
совершившего
преступление,
установленные законом как признаки субъекта преступления, между собой
33
тесно связаны, взаимно обусловливают и дополняют друг дргуга в составе
преступления. Известно, и это аксиома, что состав преступления имеет место
только тогда, когда налицо совокупность его элементов: объект, объективная
сторона, субъект, субъективная сторона преступления. И если общественно
опасное деяние совершается вменяемым лицом, достигшим установленного
законом возраста (14-16 лет), мы можем говорить о субъекте преступления.
Субъект преступления, по справедливому выражению Я.М. Брайнина,
как уголовно-правовое понятие практически немыслим без этих двух
основных признаков [7, С. 7]. Следовательно, вменяемость как психическое
состояние лица, при котором оно в момент совершения преступления было
способно осознавать характер своего поведения и руководить им в
определенной и конкретной ситуации, наряду с возрастом является
неотъемлемым признаком субъекта как элемента состава преступления.
Наука уголовного права и уголовное законодательство устанавливают,
что субъектом преступления может быть лишь вменяемое лицо. Не случайно
вопрос о вменяемости, писал Н. С. Таганцев, рассматривается, как правило, в
доктрине уголовного права, и вменяемость субъекта является краеугольным
камнем всех теорий, признающих основанием наказуемости виновное
посягательство на правопорядок [41, С. 72].
Таким образом, учение о признаках субъекта преступления - возрасте и
вменяемости входит в общее учение о составе преступления.
Способность правильно понимать и оценивать фактическую сторону и
значимость своих поступков и при этом осознанно руководить своей волей и
действиями отличает вменяемое лицо от невменяемого.
Сознание и воля представляют собой наиболее важные психические
функции, которые вообще определяют повседневное поведение любого
человека. Учение о детерминированности и свободе воли лежит в основе
самого понятия вменяемости. Следовательно, в философских теориях
вменяемость, как правило, основывается на свободе воли. Поэтому, как
отмечал
А.
Амон,
для
признания
индивидуальной
ответственности
34
необходимо,
чтобы
человек,
которому
приписывается
совершенный
поступок, обладал свободной волей, в которой и заключается основание
вменяемости [4, С. 97].
На философский аспект проблемы обращают внимание в своей работе
Ю.М. Антонян и С.В. Бородин, которые отмечают, что по своим
философским истокам вменяемость довольно тесно связана с понятием
свободы воли и ответственности лица за свои поступки [5, С. 28].
Невозможно рассуждать о морали и праве, писал Ф. Энгельс, не касаясь
вопроса о свободе воли и вменяемости человека.
Более
емко
определяют
вменяемость
как
признак
субъекта
преступления Ю.М. Антонян и С.В. Бородин, которые рассматривают ее как
психическое состояние лица, заключающееся в его способности при
определенном развитии, социализации, возрасте и состоянии психического
здоровья во время совершения преступления отдавать отчет себе в своих
действиях и руководить ими, а в дальнейшем в связи с этим нести уголовную
ответственность и наказание. В какой-то мере согласуется с такой трактовкой
вменяемости определение Р.И. Михеева. Так, по его утверждению,
вменяемость представляет собой социально-психологическую способность
субъекта преступления считаться виновным и подлежать уголовной
ответственности
за
совершенное
преступление,
когда
по
своему
психическому состоянию данное лицо было способно в данный момент
сознавать общественную опасность преступного деяния и руководить своими
действиями [26, С. 60].
Даже в утверждении «психически не здоров» в медицинском смысле,
отмечает Р.И. Михеев, субъект преступления может быть вменяемым. При
этом не только когда речь идет о «пограничных» состояниях психики, но и
при хронических психических заболеваниях, а именно: шизофрении (в
случаях ремиссии), эпилепсии (перед приступом) и в других случаях [27, С.
38].
35
По данным Института судебной психиатрии им. В.П. Сербского, в
частности, больные шизофренией составили около 50 % всех лиц,
признанных
невменяемыми
при
проведении
судебно-психиатрической
экспертизы душевнобольных, а из общего числа прошедших судебнопсихиатрическую экспертизу больных эпилепсией вменяемыми было
признано 24,7 %, а невменяемыми - 75,3 % [15, С. 64]. также из 3,5 тыс. лиц,
подвергнутых
судебно-психиатрическому
освидетельствованию,
48,8%
имели различные психические расстройства. Однако они в установленном
законом порядке были признаны вменяемыми, а также виновными в
совершении преступлений и привлечены к уголовной ответственности.
Эта особенность была выявлена и при обобщении экспертной практики
в судебной психиатрии и общепсихиатрических исследованиях в отношении
психопатических лиц, совершивших преступления, которые не исключали
способности отдавать отчет своим действиям и руководить ими в период
совершения общественно опасного деяния [36, С. 38].
Однако
следует
обратить
внимание
на
то,
что
в
судебно-
психиатрической практике, как отмечают Л.И. Подрезова и Е.А. Трошкин,
имеет
место
ошибочное
мнение
среди
некоторых
психиатров
о
необходимости признания невменяемыми большинства лиц, болеющих
шизофренией, несмотря на то, что многие из них в момент совершения
преступления достаточно хорошо социально адаптированы и осознанно
управляют своим поведением [34, С. 65].
Критерии
вменяемости
в науке
уголовного
права
понимались
неоднозначно и определялись учеными-юристами по-разному, так как многое
зависело от подхода самого исследователя и его субъективного восприятия
данного
признака
субъекта
преступления.
Создавшееся
положение
объяснялось, разумеется, отсутствием понятия вменяемости в уголовном
законе, что порождало самые различные предложения по определению
формулы вменяемости.
36
Большинство ученых, как обратил внимание Р.И. Михеев, восприняли
конструкцию вменяемости, состоящую из сочетания двух критериев
(юридического и медицинского), наряду с формулой вменяемости, которая
строилась на сочетании трех критериев: юридического, психологического и
медицинского. Некоторые исследователи предлагали вывести формулу
вменяемости, в основе которой должен находиться только юридический
критерий, другие предлагали сконструировать ее при помощи только
медицинского критерия [47, С. 53].
Так или иначе, всевозможные варианты формулы вменяемости
интерпретировались, постоянно и всесторонне подвергались обоюдной
критике авторов и их оппонентов.
Интеллектуальный признак рассматривается им как способность лица в
момент совершения преступления сознавать фактический характер и
общественную опасность совершаемых действий (бездействия), а волевой
признак юридического критерия как способность лица во время совершения
преступного деяния руководить своими действиями, т.е. способность
руководить своей волей по своему внутреннему убеждению и желанию.
Вместе с тем эмоциональный признак в формулу вменяемости не
включается.
Но
должен
учитываться
в
обязательном
порядке
при
установлении данного состояния лица при совершении им преступления [27,
С. 12].
Таким образом, доминирующую роль в юридическом критерии
вменяемости играют интеллектуальный и волевой признаки, которые
должны
рассматриваться
обязательно
в
совокупности
и
с
учетом
эмоционального признака.огласно п. 2 ч. 1 ст. 68 УПК РСФСР, виновность
лица, совершившего преступление, является обстоятельством, подлежащим
доказыванию по уголовному делу, как при производстве дознания,
предварительного следствия, так и разбирательстве уголовного дела в суде.
Виновность же лица, совершившего преступление, может быть
установлена указанными органами только лишь после решения вопроса о его
37
вменяемости, невменяемое же лицо не может быть виновно и, согласно ст. 21
УК РФ, не подлежит уголовной ответственности.
Вменяемость, по мнению В.С. Орлова и Р.И. Михеева, является
необходимой
предпосылкой
для
установления
виновности
субъекта,
начальным звеном в общей цепи: вменяемость, затем вина, потом
ответственность [27, С. 73].
Таким
образом,
установление
всех
обстоятельств
дела
на
предварительном следствии и в судебном разбирательстве, а также
заключение
судебно-психиатрической
судебно-следственным
органам
решать
экспертизы
вопрос
дают
о
возможность
вменяемости
или
невменяемости лица, совершившего преступление, а затем уже, в случае
вменяемости лица, доказывать осознанность действий и способность
руководить ими при совершении преступного деяния умышленно или по
неосторожности, т.е. виновно. Поэтому вряд ли можно говорить о
виновности лица, совершившего общественно опасное деяние, если в
процессе предварительного следствия и дознания не установлена его
вменяемость.
Речь в данном случае идет о взаимосвязи вменяемости и вины как
признаков разных элементов в общем составе преступления. Эта взаимосвязь
прослеживается, прежде всего, в том, что как вменяемость, так и вина,
являясь признаками, в первом случае, субъекта преступления, а во втором субъективной
стороны,
совершающего
характеризуют
общественно
опасное
психическую
деяние
сторону
умышленно
или
лица,
по
неосторожности.
Вменяемость, являясь признаком субъекта преступления и связанная с
виной, находясь в составе преступления, как справедливо отмечают Ю.М.
Антонян и С.В. Бородин, вместе обеспечивают в отечественном уголовном
праве действие основополагающего принципа субъективного вменения [5, С.
197].
38
В свою очередь, установление взаимосвязи вменяемости и вины
позволяет более глубоко разобраться в самом субъекте преступления как
элементе состава, а также в его содержании и уголовно-правовой
характеристике не только с позиций науки уголовного права, но и с позиций
медицины и психологии. Таким образом, только после предварительного
решения о вменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние,
как замечает В.С. Орлов, можно ставить вопрос о его виновности, потому что
как виновным, так и невиновным может быть признано, как правило,
вменяемое лицо [31, С. 87].
Отсюда способность лица осознавать свое противоправное поведение,
выраженное в совершении умышленного или неосторожного преступления, и
руководить своими действиями является также и основанием для решения
вопроса о привлечении его к уголовной ответственности.
Следовательно, уголовной ответственности может подвергнуться
только
вменяемое
лицо,
совершившее
какое-либо
преступление.
В
соответствии со ст. 8 УК РФ основание уголовной ответственности возникает
с момента совершения лицом деяния, которое содержит все признаки
(элементы) состава
преступления
(объект преступления,
объективная
сторона, субъективная сторона и субъект преступления), предусмотренные
уголовным законом. Само же преступление - это юридический факт, при
наличии которого вменяемое и виновное лицо становится обязанным
подвергнуться принудительному воздействию со стороны государства.
Уголовная ответственность как правовое последствие - это результат
применения уголовного закона со стороны государства в отношении
вменяемого
лица,
совершившего
общественно
опасное
деяние
при
доказанности вины субъекта преступления. Сама способность человека
понимать совершаемые им действия и осознанно руководить своими
поступками отличает вменяемого от невменяемого лица, невменяемый не
может
нести
уголовную
ответственность
(преступные) действия при их совершении.
за
свои
противозаконные
39
Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что вменяемость как
признак, характеризующий субъекта преступления, наряду с виновностью
является также и условием или предпосылкой наступления уголовной
ответственности в отношении лица, совершившего общественно опасное
деяние, что нельзя сказать о лице, которое совершило преступление в
состоянии невменяемости.
По утверждению Р.И. Михеева, вменяемость в уголовном праве как бы
выполняет роль определителя субъекта преступления, а также одного из
условий, как вины, так и уголовной ответственности [27, С. 185].
Вслед за уголовной ответственностью вменяемое лицо, которое
является субъектом преступления, может понести уголовное наказание.
Однако, хотя уголовная ответственность и предшествует наказанию, но
может осуществляться и без него. Последнее положение, например,
закреплено в ст. 92 УК РФ, в которой говорится, что несовершеннолетнее
лицо, осужденное за совершение преступления небольшой или средней
тяжести, может быть освобождено судом от наказания с применением
принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст.
90 УК (предупреждение, передача под надзор родителей или лиц, их
заменяющих, возложение обязанности загладить причиненный вред и др.). В
данном случае речь идет об освобождении субъекта преступления
(несовершеннолетнего) только от наказания, но ни в коем случае не от
уголовной ответственности за совершенное им преступное деяние.
Признав согласно ст. 410 УПК РСФСР, доказанным совершение лицом
в состоянии невменяемости преступления, суд выносит определение и в
соответствии со ст. 21 УК РФ освобождает это лицо от уголовной
ответственности или наказания и при необходимости решает вопрос о
применении к нему принудительных мер медицинского характера, т.е.
направляет лицо на принудительное лечение. При этом, исходя из п. 2 ст. 5
УПК РСФСР, суд прекращает уголовное дело за отсутствием в деянии
невменяемого лица состава, так как оно не является субъектом преступления
40
и, таким образом, не подлежит уголовной ответственности и наказанию. Суд
указывает конкретную меру медицинского характера в зависимости от
душевного заболевания лица и общественной опасности совершенного им
преступления.
Таким образом, вопросы теории и практики судебно-психиатрической
экспертизы неразрывно связаны с понятием вменяемости как неотъемлемого
признака субъекта преступления. Вместе с тем, как показывает практика,
работники суда, следствия и врачи эксперты-психиатры недостаточно
владеют теоретическим обоснованием понятия вменяемости, имеющего
уголовно-правовое значение для вины, уголовной ответственности и
наказания субъекта преступления. Данное обстоятельство диктует острую
необходимость проведения дальнейших научных исследований в этом
направлении и более широкого отражения этих вопросов в юридической,
медицинской
и
психологической
литературе,
чтобы
уголовную
ответственность и наказание за совершенное преступление могли нести
физические лица, являющиеся вменяемыми.
Невменяемость
представляет
собой
противоположное
понятие
вменяемости и, в отличие от последнего, раскрыто в уголовном законе (ч. 1
ст. 21 УК РФ). При этом невменяемое лицо, совершившее какое-либо
общественно опасное деяние, не является субъектом преступления. К нему
могут быть применены лишь принудительные меры медицинского характера,
так как оно не подлежит уголовной ответственности и к нему не может быть
применено уголовное наказание. Следовательно, не являясь субъектом
преступления, невменяемое лицо не обладает основным признаком субъекта,
совершившего общественно опасное деяние, - вменяемостью.
Общественная опасность деяния лица, отмечает Б. А. Протченко, как
правило, определяется в зависимости от реального вреда, который
причиняется
общественным
осознанных и
отношениям,
целенаправленных действий
а
отсутствие
обуславливает
квалификации содеянного невменяемым [35, С. 40].
у
субъекта
специфику
41
Если в судебной психиатрии проблема невменяемости является
центральной по своей научной и практической значимости, то в уголовном
праве и судебно-следственной практике ее важность не меньше, так как она
самым
тесным
образом
связана
с
институтами
вины,
уголовной
ответственности и наказания, а также играет значимую роль в соблюдении
законности в отношении психически больных лиц, совершивших преступное
деяние. При этом проблема невменяемости является и одной из наиболее
сложных, до конца не изученных проблем, как в судебной психиатрии, так и
в науке уголовного права, хотя ей посвящено значительно больше научных
работ и исследований, чем проблеме вменяемости.
По мнению Г.В. Назаренко, термин «невменяемость» появляется в
научной литературе только в XIX веке. Он не согласен с Н.Н. Баженовым,
который
утверждал,
что
понятие
невменяемости
уже
существовало
значительно раньше, то есть в XVII веке [29, С. 15].
Проведенный анализ законов Российской Империи: Свода законов
1832 г. (ст. 136); Уложения 1845 г. (ст. 101); Уложения о наказаниях
уголовных и исправительных 1885 г.; Уголовного Уложения 1903 г. (ст. 39)
свидетельствует о том, что указанные уголовные законы не признавали
субъектом преступления лицо, которое совершало преступное деяние в
безумии или сумасшествии, т.е. когда оно не осознавало своих действий и не
могло руководить ими вследствие болезненного расстройства душевной
деятельности.
Более
развернутое
законодательное
определение
невменяемости лица, совершившего преступление, освобождавшее его от
уголовной ответственности и наказания, было дано в Уложении 1903 г.
Значительный вклад в разработку учения о невменяемости в различные
периоды
развития
нашего
государства
и
последние
годы
внесли
отечественные ученые-юристы: С.И. Тихенко, В.С. Трахтеров, В.С. Орлов,
И.К. Шахриманьян, Ю.С. Богомягков, Р.И. Михеев, Г.В. Назаренко и другие
[27, С. 95].
42
В процессе развития судебной психиатрии и науки уголовного права в
учении о невменяемости детализировалось и уточнялось данное состояние,
которое понималось и трактовалось учеными неоднозначно, в особенности
когда речь шла о критериях невменяемости. Не случайно в науке уголовного
права и судебной психиатрии наблюдается разный подход ученых и
практиков к выработке самого понятия невменяемости и раскрытию его
внутреннего содержания. Обращая внимание на данное обстоятельство, В.X.
Кандинский писал, что закрепление уже в законе общего определения
понятия невменяемости необходимо прежде всего для взаимного понимания
как между врачами-психиатрами, с одной стороны, так и юристами, с другой,
так как при отсутствии такого взаимопонимания врач-эксперт в суде не будет
иметь
возможности,
обвиняемого,
давая
согласовывать
заключение
принципы
о
и
психическом
взгляды
состоянии
психиатрии
с
требованиями уголовного закона [19, С. 27].
Представляется, что достаточно полно и емко в науке уголовного
права, уже ближе к нашим дням, понятие невменяемости сформулировано
Р.И. Михеевым. Изучая и исследуя фундаментально данную проблему, он
пришел к выводу, что невменяемость - это такое состояние, при котором
лицо не способно осознавать во время совершения преступления характер и
общественную
опасность
совершаемых
действий
(бездействия)
или
руководить ими, что исключает вину и уголовную ответственность.
Невменяемость
вызвана
хронической
психической
болезнью,
временным расстройством психической деятельности, слабоумием или иным
психическим болезненным состоянием лица.
В Уголовном кодексе РФ 1996 г. законодатель более четко определил
формулу невменяемости по отношению к предшествующему уголовному
законодательству. В ч.1 ст. 21 УК сказано, что не подлежит уголовной
ответственности
лицо,
которое
во
время
совершения
преступления
находилось в состоянии невменяемости, т. е. не могло осознавать
фактический характер и общественную опасность своих действий или
43
бездействия, либо руководить ими вследствие хронического психического
расстройства, временного психического расстройства, а также слабоумия или
иного болезненного состояния своей психики.
Таким
образом,
законодатель
несколько
уточнил
содержание
медицинского критерия, акцентируя внимание на болезненном состоянии
именно психики лица, а не просто болезненном состоянии его в момент
совершения преступления.
Исходя
невменяемости
из
и
анализа
рассмотренных
уточнений,
внесенных
точек
зрения
законодателем
в
понятия
формулу
невменяемости (ч. 1 ст. 21 УК РФ), представляется целесообразным,
разумеется, не претендуя на бесспорность, определить ее следующим
образом.
Невменяемость представляет собой различные виды болезненных
психических расстройств лица, которое во время совершения общественно
опасного деяния причиняет или может причинить вред общественным
отношениям, охраняемым уголовным законом, и не может осознавать
фактический
характер
и
общественную
опасность
своих
действий
(бездействия) либо руководить ими, что исключает виновность данного лица
и признание его субъектом преступления, а также привлечение к уголовной
ответственности и назначение ему наказания.
В свою очередь, как мы уже отмечали, лицо, совершившее преступное
деяние в состоянии невменяемости, согласно ч.1 ст. 21 УК РФ не подлежит
уголовной ответственности и наказанию. Таким лицам по решению суда в
соответствии со ст. 97-104 УК РФ могут быть назначены принудительные
меры медицинского характера.
2.3 Специальный субъект преступления как разновидность общего
Специальный субъект - это лицо, которое кроме общих признаков
субъекта (вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной
44
ответственности) обладает еще дополнительными признаками, указанными в
диспозиции уголовно-правовой нормы Особенной части УК, отражающей
специфические свойства исполнителя преступления. Уголовный закон, чтобы
подчеркнуть специфические черты преступления, ограничивает круг лиц,
которые могут быть исполнителями данного преступления и нести за него
уголовную ответственность. Лицо, не обладающее признаками специального
субъекта, указанными в соответствующей статье Особенной части УК, не
может быть признано исполнителем данного преступления. Оно может нести
уголовную ответственность только в качестве организатора, подстрекателя
либо пособника (ч. 4 ст. 34 УК).
Признаки специального субъекта по своему содержанию разнообразны.
В УК содержится по различным оценкам от 40 до 70 % составов со
специальным субъектом. Признаки специального субъекта могут относиться
к различным характеристикам личности преступника: к занимаемому
положению по службе или работе, должности, профессии, к отрицательной
характеристике, связанной с совершением преступления, к семейному
положению,
к
военной
обязанности
и
т.д.
Например,
субъектом
преступления, предусмотренного ст. 264 УК, может быть не любое
вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, а только лицо, управляющее
автомобилем, трамваем или другим механическим транспортным средством.
В данном случае особенности субъекта связаны с характером его
общественно
транспортных
опасного
средств
деяния
-
это
в
сфере
движения
водитель;
и
субъектом
эксплуатации
преступления,
предусмотренного ст. 143 УК, может быть только лицо, на котором лежали
обязанности по соблюдению правил охраны труда; ответственным по ст. 290
УК за получение взятки - только должностное лицо; прокурор, следователь
или лицо, производящее дознание, являются специальными субъектами
преступления,
предусмотренного
ст.
300
УК,
устанавливающей
ответственность за незаконное освобождение от уголовной ответственности
подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.
45
Субъект уголовного правоотношения бывает двух видов - субъект и не
субъект уголовной ответственности. Они тесно связаны. При определенных
юридических фактах субъект уголовной ответственности может стать не
субъектом (наступление психического расстройства лица, которое влечет
невозможность назначения или исполнения наказания (ст. 97); прекращение
уголовной ответственности по нереабилитируюшим основаниям (гл. 11 УК)
и др.), а равно, наоборот, лицо, которое в момент совершения деяния не было
субъектом уголовной ответственности, впоследствии может стать им
(лишение лица, обладающего дипломатическим статусом, иммунитета).
На наш взгляд, следует различать понятия «управление в организации»
и «управление организацией». Именно управление в организациях является
сферой совершения преступлений, предусмотренных гл. 23 УК, а также
должностных преступлений (гл. 30 УК), за исключением совершаемых
представителями власти. В гражданском законодательстве, действительно,
получило правовую регламентацию управление юридическими лицами - как
его общие признаки, так и особенности управления юридическими лицами
различных организационно-правовых форм. Так, в ст. 53 ГК говорится об
органах юридического лица, в ст. 71, 91, 103,110, 113 ГК идет речь об
управлении делами юридического лица в целом. Вместе с тем в гражданском
законодательстве в самых общих чертах урегулированы вопросы управления
такими
структурными
подразделениями
юридического
лица,
как
представительства и филиалы (ст. 55 ГК).
Нельзя полностью согласиться и с тем, что функции управления
юридическим лицом по общему правилу сконцентрированы «в руках»
руководителя организации. Гражданское законодательство убеждает в
обратном - единоличный руководитель юридического лица далеко не всегда
является единственным и высшим органом юридического лица. Например, в
акционерном
обществе
-
сложная
структура
управления,
причем
компетенция руководителя как единоличного исполнительного органа
ограничена руководством текущей деятельностью АО, по сравнению с
46
компетенцией совета директоров, осуществляющего общее руководство
деятельностью АО, и общего собрания акционеров с его исключительной
компетенцией.
Таким образом, в гражданском праве понятие «управленческая
функция» отнюдь не сводится к функциям управления юридическим лицом гражданско-правовой подход к управленческой функции вовсе не игнорирует
управление структурными подразделениями юридического лица (ст. 55 ГК) и
управление как осуществление публичной власти (ст. 120 ГК). Поэтому
управленческая
функция
в
гражданском
праве
не
исчерпывается
выполнением функций руководителя юридического лица.
А. Амон, изучавший вопрос о руководителе организации при
исследовании
организации
служебных
-
это
преступлений,
физическое
лицо,
полагает,
что
руководитель
возглавляющее
предприятие,
учреждение, организацию, действующее от их имени без доверенности,
назначенное или избранное в соответствии с законом и учредительными
документами.
Это определение охватывает только «первых» руководителей и не
позволяет решить проблему ответственности субъектов, которые формально
не
являются
таковыми.
Данный
подход
не
учитывает
специфику
управленческой деятельности - первый руководитель не может и не должен
лично заниматься всеми направлениями деятельности своей организации - он
распределяет обязанности между подчиненными [10, С. 84].
Нередко вопрос о руководителе организации рассматривается в теории
как частный, в рамках исследования состава какого-либо экономического
преступления. При этом наметились две основные позиции по вопросу о
круге
лиц,
признаваемых
специальным
субъектом
-
руководителем
организации.
Согласно одной точке зрения в уголовном праве руководитель
организации - это «первый» руководитель юридического лица, и только он.
47
Сторонники другой позиции считают, что понятием «руководитель
организации» охватываются как первый руководитель, так и его заместители.
Правоприменительная практика свидетельствует о том, что ни один из
этих подходов нельзя считать удовлетворительным. Поэтому в литературе
высказаны предложения об исключении из УК рассматриваемого понятия с
заменой его в соответствующих составах на более широкое понятие лица,
выполняющего
управленческие
функции
в
коммерческой
или
иной
организации, либо без упоминания признаков специального субъекта, что
позволило бы привлекать к ответственности любых лиц, представляющих
интересы юридического лица.
Отказываться от использования и определения в самом уголовном
законе понятия «руководитель организации» нельзя. Помимо практической
значимости,
вопрос
об
уголовно-правовом
понятии
«руководитель
организации» имеет немаловажное теоретическое значение.
Во-первых, есть преступления, которые могут быть совершены только
руководителями
юридических
лиц,
а
не
любыми
субъектами,
выполняющими управленческие функции, хотя указание на специальный
субъект в диспозициях соответствующих статей иногда отсутствует
(например, в ч. 1 ст. 185 УК).
Во-вторых, четкое и единообразное решение данной проблемы
требуется для того, чтобы дифференцировать признаки специального
субъекта управленческих преступлений в уголовном законе и, как следствие,
установить более суровые санкции для руководителей юридических лиц по
сравнению с иными лицами, выполняющими управленческие функции. Пока
в статьях уголовного закона об ответственности руководителей организации
это не всегда учитывается. Санкции ч. 1 ст. 145.1, 177, ч. 1 ст. 195 УК более
мягкие, чем санкция ч. 1 ст. 201 УК; максимальная санкция ч. 1 ст. 189 УК такая же, как в ч. 1 ст. 201.
Несмотря
на
юридическое
равенство
субъектов
экономической
деятельности, уголовная ответственность руководителей организаций за
48
экономические
преступления
должна
быть
более
суровой,
чем
ответственность граждан (в том числе индивидуальных предпринимателей).
Преступление руководителя организации нередко совершается в
соучастии или с привлечением невиновных лиц, что повышает возможности,
причинив вред, затем уйти от ответственности. Не последнюю роль играет и
использование преимуществ организационно-правовой формы юридического
лица. Характер и размер ущерба, причиняемого такими преступлениями
руководителей
юридических
лиц,
тоже
последствиями
преступлений
рядовых
порой
граждан.
несопоставимы
Однако,
с
например,
кредитные преступления руководителя организации получают такую же
правовую
оценку,
как
аналогичные
деяния
индивидуального
предпринимателя (ч. 1 ст. 176 УК) и просто гражданина (ст. 177 УК); то же
самое характерно для преступлений, предусмотренных ст. 189, 195-197 УК. В
перспективе целесообразно указанные деяния руководителей юридических
лиц считать преступлениями с квалифицированными составами.
С учетом этих обстоятельств оправданной является постановка вопроса
о признании квалифицированными составами таких общих служебных
преступлений,
как
злоупотребление
полномочиями,
пассивный
коммерческий подкуп, получение взятки, служебный подлог, халатность,
совершенных руководителем организации.
С другой стороны, специальное указание на руководителя организации
в уголовном законе не всегда оправданно. Так, в ч. 1 ст. 203 УК
(«Превышение руководителем или служащим частной охранной или
детективной
службы
насильственный
полномочий...»)
характер
превышения
оно
излишне,
полномочий,
если
не
учесть
требующий
использования каких-то особых прав руководителя, а также то, что
руководитель тоже относится к категории служащих.
В-третьих,
определение
понятия
«руководитель
организации»
совершенно необходимо с точки зрения возможного в будущем введения в
России
уголовной
ответственности
юридических
лиц.
Ведь
именно
49
общественно опасное поведение руководителя организации, а не любого
лица, выполняющего управленческие функции в данной организации, дает
основания
для
привлечения
к
уголовной
ответственности
самого
юридического лица. Без определения круга лиц, которых можно признать
руководителями организации, немыслима сама постановка вопроса об
уголовной ответственности юридического лица, упоминавшаяся выше.
Второй случай - это совершение преступления специальным субъектом
по содержанию преступления (т.е. данное преступление мог совершить
только определённый субъект, но он непосредственно не назван в
соответствующей статье Особенной части УК РФ).
Примером для данного варианта может быть названа ст.160 УК РФ,
посвящённая присвоению и растрате вверенного имущества. Современное
российское уголовное право рассматривает присвоение или растрату как
форму хищения (неправомерного обращения в свою собственность)
имущества, не принадлежащего виновному, но вверенного ему для какойлибо цели.
Раскрывая содержание анализируемой формы хищения, Пленум
Верховного Суда СССР в Постановлении от 11 июля 1972 г. разъяснил, что
как присвоение или растрата вверенного или находящегося в ведении лица
имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение
в свою пользу или пользу другого лица имущества, находящегося в
правомерном
владении
виновного,
обязанностей,
договорных
который
отношений
или
в
силу
должностных
специального
поручения
собственника осуществлял в отношении этого имущества правомочия по
распоряжению,
управлению,
доставке
или
хранению
(кладовщик,
экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица).
Ситуация
изменилась
в
связи
с
введением
УК
уголовной
ответственности и за присвоение или растрату имущества, принадлежащего
отдельным гражданам. Эта категория потерпевших может вверить свое
имущество и частным лицам, не являющимся работниками какой-либо
50
организации,
с
наделением
их
определенными
правомочиями
по
распоряжению, управлению, доставке или хранению имущества. Такие
правомочия в том или ином объеме могут быть переданы гражданином собственником имущества другим гражданам на основании гражданскоправовых
договоров
подряда,
аренды,
комиссии,
проката,
аренды
транспортных средств, включая и с предоставлением услуг по управлению и
технической эксплуатации (ст. 626-641 ГК), перевозки и хранения и т.д.
Понятно, что частные лица, получившие определенные правомочия от
собственника
по
гражданско-правовому
договору,
могут
преступно
злоупотребить ими и присвоить переданные им имущественные ценности
или денежные суммы в целях реализации договорных прав и обязательств
сторон.
Именно эти случаи корыстного безвозмездного присвоения или
растраты имущественных ценностей, вверенных собственником частному
лицу, имеет в виду ч. 1 ст. 160 УК. Субъект же преступления,
осуществляющий те или иные правомочия в отношении вверенного ему
имущества в связи с занимаемой должностью (бригадир, экспедитор, агент
по снабжению, должностное лицо и т.д.), присваивая переданные ему
ценности, всегда использует свое служебное положение уже в силу того
простого факта, что они не оказались бы в его ведении и распоряжении без
занимаемой им должности. Эта криминальная ситуация охватывается ч. 2 ст.
160 УК по признаку совершения присвоения или растраты лицом с
использованием своего служебного положения, причем этим субъектом
квалифицированного вида комментируемого преступления может быть как
должностное лицо, так и рядовые работники, которые, тем не менее,
осуществляли правомочия в отношении вверенного им имущества.
К субъектам указанного преступления, наряду с должностными лицами
сельскохозяйственных предприятий, организаций и учреждений, должны
быть также отнесены экспедиторы, шоферы - экспедиторы, заведующие
51
токами, складами и другие работники, которые осуществляли правомочия по
отношению к похищаемому имуществу.
Вместе с тем действия шоферов, трактористов, комбайнеров, возниц
гужевого транспорта, водителей малотоннажных речных транспортных
средств
(лодок,
корыстном,
катеров,
безвозмездном
переправочных
изъятии
паромов),
убранного
выразившиеся
зерна
и
в
другой
сельскохозяйственной продукции при их перевозке к местам складирования
или хранения, надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества.
Если же указанные категории работников, помимо чисто производственных
функций по транспортировке продукции, выполняли еще и обязанности
экспедитора, т.е. были снабжены товарно-транспортной накладной либо
иным официальным отчетным документом с указанием наименования,
ассортимента, количества (веса), а иногда и стоимости имущества, их
действия в подобных случаях должны рассматриваться как хищения
вверенных им ценностей в форме присвоения или растраты.
В качестве примера, который может быть отнесен к обоим случаям
специального
субъекта,
рассмотрим
нормы
ст.
150
УК
РФ,
предусматривающей ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в
совершение преступления. В ч. 1 данной статьи предусмотрена общая
ответственность
без
квалифицирующих
признаков,
но
по
самой
формулировке состава преступления очевидно, что совершить его может
только совершеннолетний, т.е. лицо, достигшее 18 лет. Как указывается в
постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 7 «О судебной практике по
делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000 года,
состав вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления формальный.
В
предусмотренных
уголовным
законом
случаях
специальные
признаки субъекта могут влиять на характер уголовной ответственности.
Некоторые квалифицированные виды преступлений указывают на признаки
субъекта как основание повышенной уголовной ответственности. Так,
52
неоднократность совершения преступлений, свидетельствующая о большой
общественной опасности преступника, предусмотрена в качестве признака
квалифицированного состава ряда преступлений.
В связи с тем, что признаки специального субъекта относятся к
факультативным признакам состава преступления, они имеют троякое
значение. Прежде всего, если они предусмотрены в диспозиции основного
состава преступления, они являются обязательными признаками данного
преступления.
Их
отсутствие
означает
и
отсутствие
этого
состава
преступления. Так, государственная измена (ст. 275 УК РФ) может быть
совершена только гражданином Российской Федерации.
Во-вторых, признаки, характеризующие исполнителя преступления,
могут быть предусмотрены в частях или пунктах статьи Особенной части УК
РФ. В этом случае они влияют на квалификацию содеянного.
В-третьих, если дополнительные признаки субъекта не предусмотрены
в статьях Особенной части УК РФ, они могут быть учтены судом при
избрании
вида
и
размера
наказания
в
качестве
смягчающих
(несовершеннолетний возраст, наличие беременности или малолетних детей
и т.д.) или отягчающих (рецидив преступлений) обстоятельств.
53
Заключение
В результате проведенного исследования, можно сделать следующие
выводы:
Успешное предупреждение преступлений возможно в том случае, если
внимание будет сконцентрировано на личности преступника, поскольку
именно личность является носителем причин их совершения. Важнейшим
аспектом теоретического и методологического исследования проблемы
личности в уголовном праве является изучение такого важного вопроса как
соотношение понятий «личность преступника» и «субъект преступления»,
которые порой ошибочно отождествляются.
Понятия «субъект преступления» и «личность преступника», хотя по
смыслу и близки, но не совпадают. Кроме того, они имеют разный объём, а
именно, понятие «субъект преступления» уже, чем понятие «личность
преступника». Понятие «субъект преступления» основывается на конкретных
положениях, сформулированных в уголовном законе, и исходит из
методологических предпосылок философских и уголовно-правовых теорий.
«Субъект преступления» - это термин уголовно-правовой, который,
скорее, определяет юридическую характеристику лица, совершившего
преступление.
«Личность
преступника»
как
более
ёмкое
понятие
раскрывается через социальную сущность лица, а также через сложный
комплекс характеризующих его признаков, свойств, связей, отношений,
нравственный
и
духовный
мир,
взятые
во
взаимодействии
с
индивидуальными особенностями и жизненными фактами, лежащими в
основе преступного поведения.
По мнению В.Г. Павлова, избежать методологических и теоретических
ошибок по разграничению понятий «субъект преступления» и «личность
преступника» помогут первоначальные предпосылки, состоящие в том, что
субъект преступления - правовое понятие, а личность преступника - скорее
криминологическое .
54
Отождествление, а порой и просто подмена рассматриваемых понятий,
скорее всего, обусловлены несколько ограниченным вниманием учёных к
проблемам субъекта преступления и личности преступника, занимающим
важное место в уголовном праве.
На основании вышеизложенного, автор исследования приходит к
следующим выводам:
Во-первых, субъект преступления является базовым понятием для
других используемых в уголовно-правовой сфере понятий. Установление
субъекта преступления - это законодательная предпосылка признания лица
виновным в совершении преступления и назначения ему наказания.
Во-вторых, как без наличия признаков субъекта преступления лицо не
может быть привлечено к уголовной ответственности, так и без учёта свойств
личности виновного, суд не может назначить виновному наказание,
применить условное осуждение и т. п. Без учёта личности виновного нельзя
прогнозировать и осуществлять профилактику преступного поведения,
способствовать исправлению осужденного.
В-третьих, в уголовном законе личность преступника выступает как
критерий дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности
и наказания при:
а) освобождении от уголовной ответственности;
б) назначении наказания;
в) применении условного осуждения;
г) применении иных мер уголовно-правового характера;
д) освобождении от наказания.
В-четвёртых, «личность преступника» как широкое и ёмкое понятие
включает в себя, помимо признаков «субъекта преступления» (вменяемости и
возраста), ещё и самые различные характеристики и особенности, которые
лежат за пределами состава, но обязательно учитываются судом при
вынесении приговора за совершенное общественно опасное деяние. В
данном случае исследуется «личность преступника» в её взаимодействии с
55
социальной средой и наряду с социально-демографическими данными.
56
Список использованных источников
Нормативно-правовые акты
1
Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г (с учетом поправок
от 21.07.2014 г № 11-ФКЗ ) // СПС «Консультаннт - Плюс».
2
УК РФ
РФ: [федер. закон: принят Гос. Думой 24.05.1996 г.: по
состоянию на 31.12.2017 г. ] // СПС «Консультант - Плюс».
3
УПК РФ: [федер. закон от 18.12.2001 № 174-ФЗ: в редакции от
19.02.2018] // СПС «Консультант - Плюс».
Специальная литература
4
Алексеев, А.И. Криминология. Курс лекций / А.И. Алексеев. - М., 1998. 284 с.
5
Амон, А. Детерминизм и вменяемость / А. Амон. - М.: Юрист, 2011. 261с.
6
Антонян, Ю.М. Преступность и психические аномалии / Ю.М. Антонян. М.: Проспект, 2012. - 256с.
7
Антонян, Ю.М. Преступность в уголовном праве / Ю.М. Антонян. - М.:
Проспект, 2012. - 338 с. -
8
Брайнин, Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском
уголовном праве. - М.: НОРМА, 2012. - 275с.
9
Ветров, Н.И. Уголовное право. Общая часть: учебник для вузов / Н.И.
Ветров. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2014. - 279с.
10 Волженкин, Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности
(экономические преступления) / Б.В. Волженкин. - СПб.: Питер, 2011. 255с.
11 Гармаев, Ю.П. Уголовно-правовая характеристика невозвращения из-за
границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ) / Ю.П. Гармаев //
Уголовное право. - 2012. - № 2. - 213 с.
12 Гордейчик, С.А. Преступления управленческого персонала коммерческих
и иных организаций / С.А. Гордейчик. - Волгоград: Форма, 2011. - 326 с.
57
13 Громов,
В.Г.
Проблемы
соотношения
уголовного
и
уголовно-
исполнительного законодательства / В.Г. Громов. - Саратов: Фома, 2015. 228 с.
14 Дагель, П.С. Понятие вины в советском уголовном праве / П.С. Дагель. М.: Юрист, 2011. - 290 с.
15 Дурманов, М.Д. Советское уголовное право. Общая часть / под ред. М.Д.
Дурманова. - М.: ИНФРА-М, 2011. - 282 с.
16 Емельянов, В.П. Преступность среди лиц с психическими аномалиями /
В.П. Емельянов. - Саратов, 1980.
17 Здравомыслов, Б.В. Уголовное право России. Общая часть / под ред. Б.В.
Здравомыслова. - М.: «Проспект», 2011. - 204 с.
18 Инограмова-Хегай, Л.В. Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть:
учебник / под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. - М.: ИНФРА-М, 2010. 244с.
19 Исаев, И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. - М.:
Юристъ, 2012. - 313с.
20 Кандинский, В.X. К вопросу о невменяемости: учебник / В.Х.
Кандинский. - М.: ИНФРА-М, 2012. - 263с.
21 Карпец, И.И. Соотношение криминологии, уголовного и исправительнотрудового права / И.И. Карпец // Советское государство и право. - 2012. № 5. - 252 с.
22 Квашис,
В.Е.
Основы
виктимологии.
Проблемы
защиты
прав
потерпевших от преступлений / В.Е. Квашис. - М.: НОРМА, 2011. - 332 с.
23 Козаченко, И.Я. Уголовное право. Общая часть / И.Я. Козаченко. - М.:
Норма, 2011. - 267 с.
24 Ключевский, В.О. Русская Правда / Собрание сочинений в 9 томах / И.Я.
Ключевский. - М.: Мысль, 2010. - 288 с.
25 Криминология / под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. - М.,
«ЮРИСТЪ», 1999.
58
26 Криминология и организация предупреждения преступлений. - М.,
Академия МВД России, 1995.
27 Михеев, Р.И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной ответственности
(Теория и практика) / Р.И. Михеев. - М.: НОРМА, 2010. - 321 с.
28 Михеев, Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском
уголовном праве / Р.И. Михеев. - М.: НОРМА, 2010. - 237 с.
29 Михеев, Р.И. Невменяемость в уголовном праве / Р.И. Михеев. - М.:
НОРМА, 2010. - 257 с.
30 Назаренко, Г.В. Эволюция понятия невменяемости / Г.В. Назаренко //
Государство и право. - 2012. - № 2. - 252 с.
31 Лунц, Д.Р. Проблема невменяемости в теории и практике судебной
психиатрии / Д.Р. Лунц. - М.: ИНФРА-М, 2015. - 293 с.
32 Орлов, В.С. Субъект преступления по советскому уголовному праву /
В.С. Орлов. - М.: ИНФРА-М, 2011. - 298 с.
33 Павлинов, А. Круг субъектов должностных преступлений требует
уточнения / А. Павлинов // Российская юстиция. - 2015. - № 9. - С. 19-20.
34 Павлов, В.Г. Субъект преступления / В.Г. Павлов. - СПб.: Издательство
«Юридический центр Пресс», 2011. - 270 с.
35 Подрезова, Л.И. Вопросы вменяемости при шизофрении / Л.И. Подрезова
// Социалистическая законность. - 2012. - № 2. - С. 22-24.
36 Протченко, Б.А. Невменяемость в советском уголовном праве / Б.А.
Протченко // Правоведение. - 2012. - № 5. - С. 26-28.
37 Пуни, Д.Р. Проблема невменяемости в теории и практике судебной
психиатрии / Д.Р. Пуни. - М.: Юрист, 2014. - 423 с.
38 Рогов, В.А. Концепция развития русского уголовного права / В.А. Рогов. М.: Проспект, 2011. - 253с.
39 Сапожков, А.А. Кредитные преступления / А.А Сапожков. - СПб.: Питер,
2011. - 219 с.
40 Сергеевский, Н.Д. Русское уголовное право / Н.Д. Сергеевский. - М.:
ИНФРА-М, 2011. - 242с.
59
41 Таганцев, Н.С. Курс русского уголовного права» / Н.С. Таганцев. - М.:
НОРМА, 2011. - 252 с.
42 Таганцев, Н.С. Русское уголовное право / Н.С. Таганцев. - М.: Проспект,
2012. - 285с.
43 Титов, Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права СССР (часть
первая: «Дооктябрьский период») / под редакцией Ю.П. Титова. - М.:
Юридическая литература, 2012. - 265 с.
44 Титов, Ю.П. Конституция РСФСР 1918г. / Хрестоматия по истории
государства и права СССР (часть вторая: «Советский период») / под
редакцией Ю.П. Титова. - М.: Юридическая литература, 2011. - 223 с.
45 Титов, Ю.П. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных от 15
августа 1845г. / Хрестоматия по истории государства и права СССР
(часть первая: «Дооктябрьский период») / под редакцией Ю.П. Титова. М.: Юридическая литература, 2012. - 289 с.
46 Титов, Ю.П. Декрет СНК от 29 октября 1917г. «О восьмичасовом
рабочем дне» / Хрестоматия по истории государства и права СССР (часть
вторая: «Советский период») / Под редакцией Ю.П. Титова. - М.:
Юридическая литература, 2011. - 228 с.
47 Чистяков, О.И. Положение о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918г. /
Хрестоматия по истории государства и права СССР (часть вторая:
«Советский период») / под редакцией О.И. Чистякова. - М.: Юридическая
литература, 2011. - 275с.
48 Трахтеров, В.С. Вменяемость по советскому уголовному праву / В.С.
Трахтеров. - М.: НОРМА, 2012. - 241 с.
49 Чистяков, О.И. История отечественного государства и права (в 2 томах;
том 1) / Под редакцией О.И. Чистякова. - М.: Юристъ, 2011. - 289 с.
50 Чистяков, О.И. Воинский Устав 1716г. / Хрестоматия по истории
государства и права СССР (часть первая: «Дооктябрьский период») / под
редакцией О.И. Чистякова. - М.: Юридическая литература, 2010. - 240 с.
60
51 Чистяков, О.И. Свод законов 1832г. / Хрестоматия по истории
государства и права СССР (часть первая: «Дооктябрьский период») / под
редакцией О.И. Чистякова. - М.: Юридическая литература,2010. - 279с.
52 Чистяков, О.И. Положение о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918г. /
Хрестоматия по истории государства и права СССР (часть вторая:
«Советский период») / под редакцией О.И. Чистякова. - М.: Юридическая
литература, 2011. - 243 с.
53 Шнитенков, А. Спорные вопросы регламентации в УК РФ понятия лица,
выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной
организации / А. Шнитенков // Уголовное право. - 2014. - № 2. - С. 28-30.
54 Яни, П.С. Причинение вреда деянием / П.С. Яни // Российская юстиция. 2016.- № 1. - С. 24-29.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа