close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Рвачёва Виктория Олеговна. Судебный контроль в уголовном процессе

код для вставки
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени И.С. ТУРГЕНЕВА»
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
по направлению подготовки 40.03.01 «Юриспруденция»
Студента Рвачевой Виктории Олеговны шифр 130846з
Юридический институт
Тема выпускной квалификационной работы
«СУДЕБНЫЙ КОНТРОЛЬ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ»
Студент
_________________________
В.О. Рвачева
Научный
руководитель
_________________________
Д.В. Сопов
к.ю.н., доцент
Рецензент
_________________________
Е.В. Дроздова,
мировой судья
судебного участка №
3 Железнодорожного
района города Орла
Зав. кафедрой уголовного
процесса и прокурорского
надзора, к.ю.н., доцент
_________________________
Орел – 2018
Н.П. Руднев
2
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ И. С. ТУРГЕНЕВА»
Юридический институт
Кафедра Уголовного процесса и прокурорского надзора
Направление подготовки 40.03.01 «Юриспруденция»
УТВЕРЖДАЮ:
Зав. кафедрой
__________Н.П. Руднев
«_10__»_____ноября _2018 г.
ЗАДАНИЕ
на выполнение выпускной квалификационной работы
студентки
Рвачевой Виктории Олеговны шифр 130846 з
1. Тема ВКР «Судебный контроль в уголовном процессе».
Утверждена приказом по университету от «24» ноября 2017 г. № 2-3417
2. Срок сдачи студентом законченной работы «30» мая 2018 г.
3. Исходные данные к работе: действующее законодательство, специальная
литература по теме выпускной квалификационной работы, периодические
издания, интернет - ресурсы.
4. Содержание пояснительной записки (перечень подлежащих разработке
вопросов): понятие и история развития института судебного контроля в России,
организация деятельности мировых судей, сущность и назначение института
судебного контроля в уголовном судопроизводстве, проблемы осуществления
судебного контроля за мерами процессуального и принуждения и следственными
действиями в уголовном судопроизводстве Российской Федерации.
Дата выдачи задания «_10__» __ноября _2018 г.
Руководитель
__________________
Задание принял к исполнению
_________________
Д.В. Сопов
В.О. Рвачева
3
КАЛЕНДАРНЫЙ ПЛАН
Наименование
этапов ВКР
Выбор темы ВКР
Подбор литературы по
исследуемой теме
Определение
актуальности
темы,
написание введения
Написание первой главы
Написание второй главы
Составление выводов и
написание заключения
Оформление
списка
использованных
источников
Представление работы на
кафедру
Сроки выполнения
этапов работы
01.11.2017 г. – 30.11.2017 г.
01.11.2017 г. – 30.12.2017 г.
Примечание
выполнено
выполнено
02.01.2018 г. – 31.01.2018 г.
выполнено
01.02.2018 г. – 28.02.2018 г.
01.03.2018 г. – 31.03.2018 г.
01.04.2018 г. – 30.04.2018 г.
выполнено
выполнено
выполнено
01.05.2018 г. – 29.05.2018 г.
выполнено
30.05.2018 г.
выполнено
Студент
_______________
В.О. Рвачева
Руководитель ВКР
_______________
Д. В. Сопов
4
АННОТАЦИЯ
Общий объем выпускной квалификационной работы – 65 страниц.
Ключевые слова: суд, судебный контроль, институт судебного контроля, меры
пресечения.
Краткая характеристика работы: Работа выполнена на тему «Судебный контроль
в уголовном процессе».
Предметом
исследования
являются
нормативные
положения
конституционного, уголовного, уголовно-процессуального права, регулирующие
в совокупности правоотношения, складывающиеся при осуществлении судебного
контроля в Российской Федерации, взгляды ученых, отраженные в научных
исследованиях, судебная практика.
Цель исследования – раскрыть
проблемы
правового
регулирования
осуществления судебного контроля в законодательстве Российской Федерации и
выработать предложения по совершенствованию действующего законодательства
и правоприменительной практики. Для решения научных задач, направленных на
достижение данной цели, использовались специально-юридический, функциональный,
логический, системный методы и другие приемы обобщения научного материала и
практического опыта.
Научная
новизна
работы
и
практическая
значимость:
исследования,
представленные в работе представляют комплексный анализ теоретических и
практических
вопросов,
касающихся
проблем
правового
регулирования
осуществления судебного контроля в Российской Федерации, что в результате
позволяет предложить конкретные мероприятия по их совершенствованию.
Выводы, сформулированные на основе проанализированного материала имеют как
теоретическое в плане рекомендаций по совершенствованию законодательства, так и
практическое значение в плане использования материалов работы в учебных целях.
5
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………………6
ГЛАВА
1.
ИСТОРИКО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ
АСПЕКТЫ
ИНСТИТУТА
СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ…………………………9
1.1. История возникновения и этапы развития судебного контроля
в
отечественном уголовном процессе………………………………………..…………9
1.2. Сущность
и значение института судебного контроля
в уголовном
процессе…………………………………..………………………………………….14
ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ В
УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ………..20
2.1.
Судебный контроль за
применением
мер уголовно-процессуального
принуждения………………………………………………………………..………...20
2.2. Судебный контроль за проведением следственных действий………………..36
2.3. Порядок судебного производства по жалобам на действия (бездействие) и
решения дознавателя, следователя и прокурора …………………………………...42
Заключение………………………………………………………….……………..…..56
Список литературы……………………………………………………………………59
6
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы обусловлена тем, что одним из важнейших прав
человека и гражданина является право на обращение в суд.
В
Российской
обжалования
Российской
в
Федерации
порядке
Федерации,
статьи
который
особое
125
положение
занимает
Уголовно-процессуального
позволяет
своевременно
институт
кодекса
обнаружить
и
предотвратить нарушения законных прав и интересов заинтересованных лиц.
Право на обжалование решений и действий (бездействия) должностных лиц в
досудебном производстве как гарантия судебной защиты прав и свобод граждан в
уголовном судопроизводстве установлено статьей 46 Конституции Российской
Федерации и согласно статьи 123 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации возникает в той части, в которой производимые процессуальные
действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.
В уголовном судопроизводстве судебный контроль имеет различные
формы, одна из которых - проверка законности действий и решений должностных
лиц по жалобам, подаваемым и рассматриваемым в порядке, предусмотренном
Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. В отличие от иных
видов контрольно-надзорной деятельности государственных органов в сфере
уголовного судопроизводства, судебный контроль более объективен, что
обусловлено независимостью суда (судей).
Публичность, гласность проводимого судом контрольного производства еще одна отличительная черта указанной деятельности. Эти и иные особенности
свидетельствуют о том, что судебный контроль является важнейшей гарантией
защиты прав участников уголовного судопроизводства.
Таким образом, выявление и раскрытие правового содержания, а также
правовой анализ особенностей судебного контроля в уголовном процессе,
является
необходимой
основой
осуществления
мер
по
своевременному
обнаружению и предотвращению нарушения законных прав и интересов граждан
на различных стадиях уголовного судопроизводства, что, в свою очередь,
является - весьма сложной и острой проблемой, постоянно возникающей в
7
научных дискуссиях,
ее
правовой
анализ
позволит
выявить
проблемы,
существующие в действующем законодательстве и предложить способы их
разрешения.
Степень научной разработанности темы. Проблема осуществления
судебного контроля в уголовном процессе широко обсуждается в научных
кругах. В частности, выявлению сущности института судебного контроля,
проблемам судебного контроля за мерами процессуального принуждения, за
следственными действиями, уделяется немало внимания. Это работы Ф.Н.
Багаутдинова, Т.В. Моисеевой, Н.Н. Ковтуна, Н.М. Чепурновой, В.А. Лазаревой,
К.В. Питулько, В.Ю. Мельникова и других. Изложенные в этих работах научные
воззрения послужили основой для работы.
Объектом
исследования
являются
общественные
отношения,
складывающиеся в сфере правового регулирования института судебного контроля
в уголовном процессе Российской Федерации.
Предмет исследования составляют нормы, регулирующие в совокупности
правоотношения, складывающиеся при осуществлении судебного контроля в
уголовном
судопроизводстве.
конституционного,
уголовного,
В
предмет
исследования
уголовно-процессуального
вошли
права,
нормы
взгляды
ученых, отраженные в научных исследованиях и имеющие отношение к
указанной проблематике, материалы судебной практики.
Цель дипломной работы заключается в том, чтобы на основе всестороннего
анализа действующего законодательства комплексно исследовать проблемы
обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих
уголовное судопроизводство в Российской Федерации и выработать предложения
по совершенствованию действующего законодательства и правоприменительной
практики.
Указанная цель обусловила постановку и решение следующих задач:
- проследить историю возникновения и развития института судебного
контроля в уголовном судопроизводстве России;
8
- определить правовую сущность, содержание института судебного
контроля с учётом положений юридической науки;
- разработка общетеоретического представления о правовых основах
осуществления судебного контроля на досудебных
стадиях уголовного
судопроизводства;
- охарактеризовать действующее законодательство на предмет правового
регулирования особенностей судебного порядка рассмотрения жалоб на действия
и
решения
суда
и
должностных
лиц,
осуществляющих
уголовное
судопроизводство в Российской Федерации.
Методология исследования. Для достижения поставленной цели и
решения задач был применен общенаучный (диалектический) метод познания,
вместе с тем использовались частно-научные методы: исторический для
отражения истории развития института судебного контроля в России, логикоюридический использован при осуществлении раскрытия понятия, сущности и
содержания судебного контроля в уголовном процессе России, а также при
анализе законодательной базы. Статистический и социологический методы были
необходимы при изучении судебной практики.
Нормативную основу исследования составили: Конституция Российской
Федерации (1993г),
Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-
процессуальный кодекс Российской Федерации и д.р. Эмпирическая база
исследования представлена данными, полученными в процессе изучения и
обобщения материалов опубликованной судебной практики.
Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том,
что на систематизированном уровне, рассматриваются проблемы обжалования
действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное
судопроизводство
в
Российской
Федерации,
что
позволяет
предложить
конкретные мероприятия по их совершенствованию.
Структура работы определена поставленной целью, вытекающими из нее
задачами, а также логикой исследования и включает введение, три главы,
состоящие из девяти параграфов, заключения и списка литературы.
9
ГЛАВА 1. СУЩНОСТЬ И НАЗНАЧЕНИЕ ИНСТИТУТА
СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
1.1. История возникновения и этапы развития судебного контроля
в отечественном уголовном процессе
В соответствии с частью 2 статьи 118 Конституции Российской Федерации
судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского,
административного и уголовного судопроизводства. Кроме того, гарантируя
каждому судебную защиту его прав и
предусматривает,
что
решения
и
свобод, Основной Закон государства
действия
(или
бездействие)
органов
государственной власти, органов местного самоуправления, общественных
объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. В соответствии с
Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г. 1
государство должно создавать такой механизм защиты прав и свобод человека,
чтобы обеспечить подлинное развитие правосознания, укрепить правовую
защищенность граждан и юридических лиц.
Историческое развитие института судебного контроля в уголовном
судопроизводстве Российской Федерации прослеживается с принятия в 1864 г.
Устава уголовного судопроизводства, где была предусмотрена целая глава,
посвященная порядку обжалования следственных действий, состоявшая из двух
отделений. В дальнейшем идеи и традиции Судебной реформы 1864 г. нашли свое
отражение в период судебно-правовой реформы в 1922 - 1924 гг., когда были
восстановлены судебные следователи и предприняты попытки поставить под их
контроль законность действий милиции и других органов дознания. Право на
обжалование
действий
органа
дознания,
следователя
и
прокурора
предусматривалось в главе 19 УПК РСФСР 1960 г., которая состояла из 5 статей.
Однако, в юридической литературе при изучении института судебного
контроля в российском уголовном процессе выделяются иные
этапы его
Международный пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах» // Бюллетень Верховного Суда
Российской Федерации. - 1994. - № 12. - С. 5 - 11.
1
10
становления. Первый этап датируется VIII-Х вв. – 1649 г. Данный период можно
охарактеризовать
зарождением
российской
государственности
и
истоков
судопроизводства до издания «Соборного Уложения», характеризующийся
наличием объективных препятствий к появлению элементов контроля судебной
власти над административной.
Второй период начинается со второй половины XVII в. до 1864 г. Начиная с
эпохи царствования Петра Великого, своим указом заложившего фундамент
разделения судебной и административной ветвей государственной власти, и
последующий период – до начала Судебной реформы 1864 г. Данный
исторический период характеризовался появлением первых отдельных элементов
судебного контроля за деятельностью административных органов в уголовном
процессе, как правило, в связи с применением к субъектам судопроизводства мер
принуждения, ограничивающих их права и свободы.
Третий период - с 1864 г. (начало Судебной реформы в России, связанной с
демократизацией
судопроизводства
и
становлением
его
новых форм
и
институтов) до 1917 г. (до момента разрушения системы российских судов
«досоветского» периода и законодательства Российской Империи). Настоящий
временной
отрезок
отличался
наиболее
серьезным
внедрением
в
судопроизводство компонентов судебного контроля, позволявших после их
количественной и суммарной содержательной характеристики утверждать о
формировании в достаточной мере завершенного, самостоятельного уголовнопроцессуального института. В результате судебной реформы 1864 г. в России
была учреждена относительно самостоятельная, более или менее независимая
судебная власть. Появились судебные следователи, которые вместе с судьями
получили сравнительно широкую возможность контролировать законность
действий
полиции,
осуществлявшей
функции
дознания
и
полицейского
уголовного сыска.
Анализ становления в условиях реформы правосудия 1864 г. института
судебного контроля в уголовном процессе Российской Империи позволил выявить следующие разновидности этого направления деятельности судебных мест:
11
а)
судебный контроль за законностью и обоснованностью ограничения
наиболее значимых прав и свобод личности.
б) судебный контроль за соблюдением процессуальных прав участников
расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел.
в)
судебный контроль за соблюдением соответствующими органами и
должностными лицами установленных форм, обрядов и правил расследования
преступлений.
г) судебный контроль за ходом рассмотрения уголовного дела.
Институт судебного контроля, как показывает анализ содержания «Уставов», будучи в большей степени явлением процессуально-правовым, все же
включал в себя и судоустройственные начала, например, возможности суда
контролировать ход процесса и деятельность причастных к уголовному производству лиц и органов, в большой мере содействовал изъятию предварительного
расследования из юрисдикции полиции и передаче его судебным следователям
(ст. 6 УСУ). Уже сам факт включения следователей в судебное ведомство (с
организационным и процессуальным подчинением последнему) делал их
подотчетными и подконтрольными суду. Придание предварительному следствию
характера судебной деятельности с одновременным возложением на прокурора
функции уголовного преследования снижали вероятность обвинительного уклона
и расширяли возможности судебной проверки законности и обоснованности
действий и решений следователя. Судебные следователи, состоявшие на
назначенных для каждого из них участках, считались членами окружного суда и в
отдельных случаях, например, при недостатке присутствия судейского корпуса,
могли призываться для выполнения обязанностей судьи, но лишь только по тем
уголовным делам, по которым они не производили следствия (ст. 79, 146-147
УСУ).
В немалой степени становлению института, судебного контроля способствовала организация прокуратуры (как и адвокатуры, т.е. «присяжных поверенных») при судебных местах (ст. 8, 353 УСУ), что подчеркивало, наряду с
главенствующей ролью суда, принадлежность таких субъектов процесса, как
12
прокурор и адвокат «к судебному ведомству в широком смысле слова» и заставляло их действовать в неразрывной связи с судом.
Результатом Судебной реформы явилось создание в рамках судов общей
юрисдикции двух параллельно действовавших ветвей судебной власти – судов
мировых и судов общих (ст. 1 УСУ), рассматривавших в России основную массу
уголовных дел. Наряду с названными, существовали и определявшиеся «особыми
постановлениями» духовные, военные, коммерческие и крестьянские суды (ст. 2
УСУ).
Возрождение прогрессивных идей и традиций российской судебной
реформы 1864 г. состоялось в известной мере в период проведенной судебноправовой реформы 1922 – 1924 гг., когда были восстановлены судебные
следователи и предприняты попытки поставить под их контроль законность
действий милиции и других органов дознания.
В условиях советской действительности с абсолютным подчинением
интересов личности государству судебный контроль неизбежно утрачивал свою
независимость.
Уже
вскоре
после
Октябрьского
переворота
1917
г.
революционная власть стала отказываться от идеи независимого судебного
контроля
над
мерами
процессуального
принуждения,
передав
контроль
законности и обоснованности арестов временным следственным комиссиям 1. По
сравнению с досоветским временем принципиально изменился судебный
контроль за действиями учреждений исполнительной власти. Исследователи
единодушны во мнении о том, что гарантия судебной защиты, провозглашенная
ст. 127 Конституции СССР 1936 г., на практике воспринималась формально и
заключение под стражу на предварительном расследовании с санкции прокурора
стало всеобъемлющим. Тенденция вывода предварительного расследования изпод судебного контроля и ослабления роли суда в деле защиты прав и свобод
частных
лиц
получила
дальнейшее
развитие
в
Основах
уголовного
судопроизводства СССР и союзных республик, принятых Верховным Советом
Отечественное законодательство XI - XX вв. Часть II (XX в.) / Под ред. проф. О.И. Чистякова. - М.: Юристъ,
1999. С. 39.
1
13
СССР 25 декабря 1958 г., и УПК РСФСР 1960 г. Нормы Кодекса уже не
содержали положений ни о реальном участии суда в решении вопросов
применения мер процессуального принуждения на этапе предварительного
расследования, ни о судебной проверке действий или решений учреждений и лиц,
ведущих процесс, по жалобам участников процесса или других заинтересованных
лиц. Это нашло подтверждение и на высшем законодательном уровне - в
Конституциях СССР (1977 г.) и РСФСР (1978 г.).. Постановлении Верховного
Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. «О концепции судебной реформы в РСФСР»
расширение возможностей обжалования в суде неправомерных действий
должностных лиц и установление судебного контроля над законностью
применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения
предлагалось рассматривать в качестве важнейших направлений судебной
реформы1. В ходе ее реализации действующий с 1 июля 2002 г. Уголовнопроцессуальный кодекс привел в соответствие с Конституцией Российской
Федерации порядок возможного ограничения конституционных прав и свобод
личности. Вместе с тем благодаря революционному характеру развернувшихся в
стране преобразований реализация идеи независимого судебного контроля
началась с либерализации законодательства, а не с создания условий для
правоприменительной практики, основанных на разработанных специалистами
рекомендациях. В результате на смену присущей советскому времени абсолютной
зависимости судебного контроля от интересов государства пришла его
зависимость от интересов личности, причем нередко в ущерб интересам и
государства, и общества, и отдельных граждан. При этом конституционные права
и свободы самой личности оказались недостаточно защищенными2.
Односторонняя
зависимость
судебного
контроля
от
интересов
как
государства, так и отдельной личности явно не соответствует потребностям
развития
российского
общества.
Достижение
гармонии
этих
интересов,
обеспечивающей должный уровень гарантированной защиты конституционных
Концепция судебной реформы в Российской Федерации. - М.: Республика, 1992. - С. 91 - 92.
Багаутдинов Ф.Н. О содержании судебного контроля на предварительном следствии // Журнал российского
права. - 2002. - № 12.- С. 54
1
2
14
прав и свобод граждан, - одна из наиболее актуальных задач современной теории
и практики отечественной юриспруденции.
Таким образом, несмотря на многолетний период существования в
российском уголовно-процессуальном законодательстве института судебного
контроля, сохраняется немало спорных моментов, а также отдельных вопросов о
роли
и
полномочиях
суда
при
принятии
решений,
затрагивающих
конституционные права граждан (ч. 2 ст. 29 УПК РФ). Вопросы судебного
контроля с момента его появления в российском уголовном процессе вызывают
оживленные споры и являются предметом многих дискуссий, а также научных
исследований. Его зачатки наблюдались после судебных реформ 1864 и 1922 гг.,
однако в силу перипетий развития отечественной истории были не реализованы.
Только с началом демократических реформ в 1991 г. начался этап становления
данного института в нашем уголовно-процессуальном законодательстве.
2.2. Сущность и назначение института судебного контроля
в уголовном процессе
С момента введения судебного контроля и по настоящее время этот
институт
является
предметом
исследования
многих
видных
ученых-
процессуалистов. Важное значение здесь имеют исследования по вопросам
установления предмета и пределов судебного контроля таких ученых 1, как В.А.
Азаров, А.П. Гуськова, Н.Н. Ковтун, Н.Г. Муратова, И.Л. Петрухин, К.В.
Питулько, А.В. Солодилов, И.Ю. Таричко и др. «Тем не менее, - отмечает
профессор В.А. Азаров, - несмотря на достаточно широкое обсуждение проблемы
судебного контроля, в отечественном уголовном судопроизводстве осталось
множество неразрешенных вопросов, связанных с отсутствием единых подходов
к его сущностным параметрам. Ученые так и не пришли к однозначной позиции в
вопросах наличия автономной функции судебного контроля, соотношения его с
прокурорским надзором и ведомственным процессуальным контролем. До сих
Юркевич Н.А. Судебный контроль как элемент системы уголовно-процессуальных функций при осуществлении
производства по преданию обвиняемого суду//Администратор суда. – 2014. - № 3.
1
15
пор ученые и практики по-разному очерчивают границы осуществления судом
контрольной деятельности, не вполне ясен и механизм реализации данной
функции. Не решены вопросы независимости и беспристрастности суда при
осуществлении контрольных полномочий»1.
В целях определения правовой природы такой формы осуществления
судебной власти, как судебный контроль, необходимо обратиться к мнению
некоторых ученых.
Так, заслуживает внимания позиция А.П. Гуськовой, которая предлагает
рассматривать этот вопрос «в контексте более общей проблемы процессуального
контроля, который присутствовал прежде и присутствует сегодня во всех стадиях
уголовного судопроизводства, его институтах, нормах, действиях и принимаемых
в ходе процесса решениях».2 Закономерен в связи с этим тезис о том, что
«судебный
контроль
предусмотренных
есть
самостоятельное
процессуальным
законом
средство,
средств,
точнее
–
система
направленных
на
реализацию конституционных функций судебной власти, призванных в конечном
итоге к недопущению незаконного и необоснованного ограничения прав личности
в уголовном процессе, к их восстановлению либо возможной компенсации
средствами права».3
Соглашаясь
с
приведенными
суждениями
о
всеобщем
проявлении
элементов процессуального контроля, которые присутствуют во всех стадиях
уголовного судопроизводства,4 необходимо выделить те аспекты реализации
процессуального контроля в уголовном судопроизводстве, которые имеют общие
признаки и реализуются в форме судебного контроля в досудебном производстве
по уголовному делу (часть II УПК РФ). Ряд авторов предлагает в современных
условиях если не процедурно, то концептуально: увидеть и признать, что первой
Азаров В.А. Феномен судебного контроля: заметки на полях трех диссертаций // Уголовное судопроизводство.2008. - №2.
2
См.: Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по
УПК РФ. – Оренбург, 2002. – С. 8.
3
См.: Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России. – Н. Новгород: Нижегородская
правовая академия, 2002. – С. 14.
4
См.: Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по
УПК РФ. – Оренбург, 2002. – С. 8.
1
16
настоящей
стадией
уголовного
процесса
является
стадия
досудебного
производства. 1
Необходимость именно такого подхода при исследовании судебного
контроля
по уголовным
делам
выявляется
из
ряда
правовых позиций
законодателя. В Постановлении Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991
года «О Концепции судебной реформы в РСФСР» поставлен вопрос о
расширении возможностей обжалования в суде неправомерных действий
должностных лиц, установлении судебного контроля за законностью применения
мер пресечения и других мер процессуального пресечения. 2 Судебный контроль
распространяется на сравнительно ограниченный круг следственный действий и
процессуальных решений, затрагивающих конституционные права граждан,
обеспечивающих судебную проверку жалоб и ходатайств, заявленных в ходе
досудебного производства (ч. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 125 УПК РФ). В связи с этим
считаем возможным согласиться с мнением ряда авторов о том, что понятие
судебного контроля применимо лишь для проверочной деятельности суда на
досудебных стадиях уголовного судопроизводства.3
Первым аспектом, на наш взгляд, является определение судебного контроля
как принципа уголовного судопроизводства, направленного на реализацию
судебной власти в досудебном производстве по уголовному делу, во-первых, при
применении мер уголовно-процессуального принуждения или ограничении
конституционных прав граждан, во-вторых, при осуществлении судебной
проверки жалоб и заявлений граждан о нарушении их конституционных прав и
свобод, в-третьих, судебный контроль, являющийся формой судебной власти в
досудебном производстве по уголовному делу, правомерно рассматривать как
проявление судебной защиты.
См.: Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса. – Пятигорск,
2000. – С. 38; еще ранее об этом см.: Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система стадий и
система производств. Основные и дополнительные производства. – Томск, 1991. – С. 4 – 5, 46; Сереброва С.П.
Проблемы рационализации досудебного производства. – Н. Новгород, 1997. – С. 46.
2
См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. – М., 1992. – С. 109.
3
См.: Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. – Санкт-Петербург, 2003. – С. 205 – 206;
Адвокатура в России: Учебник / Под ред. Демидовой Л.А., Сергеева В.И. – М., 2004. – С. 215 – 216; Лазарева В.А.
Судебная власть. Судебная защита. Судебный контроль: понятие и соотношение (лекции-очерки). – Самара, 1999.
– С. 47.
1
17
Существуют различные подходы к определению сущности судебного
контроля: отождествление «судебного контроля» и формы осуществления
правосудия;1 отождествление «судебного контроля» со способом осуществления
правосудия;2 отмечается возможность рассматривать данную деятельность суда
как реализацию конституционной функции правосудия; 3 предлагается понимать
судебную защиту, составной частью которой является уголовно-процессуальный
институт судебного контроля, институтом конституционного права. 4
Формулирование принципа судебного контроля в досудебном производстве
должно включать в себя специальные указания на его осуществление в
соответствии с законом и на обязанность суда выявлять и исправлять
процессуальные нарушения по уголовным делам. Как отмечалось в литературе,
формулирование принципа судебного контроля не как принципа управления, а
как принципа судопроизводства, должно было бы привести к устранению
функции внепроцессуального контроля, внепроцессуального консультирования и
помощи, осуществляемой сейчас вышестоящими судами по отношению к
нижестоящим. 5
Представляется, что вторым аспектом при определении правовой природы
судебного контроля в досудебном производстве является определение его
конкретных
форм.
Следует
заметить,
что
формы
судебного
контроля
складывались исторически и могут быть представлены следующим образом:
Всесторонне вопрос о соотношении правосудия и судебного контроля рассмотрен в работах Н.М. Чепурновой и
В.А. Лазаревой. См.: Чепурнова Н.М. Судебный контроль в Российской Федерации: проблемы методологии,
теории и государственно-правовой практики. – Ростов-на-Дону, 1999. – С. 61, 62; Лазарева В.А. Теория и практика
судебной защиты в уголовном процессе. – Самара, 2000. – С. 232; и др.
2
См.: Нажимов В.П. Суд как орган правосудия по уголовным делам в СССР: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. – М.,
1971. – С. 19 – 21. Справедливости ради надо отметить, что в отдельных работах (более раннего периода) все же
высказывались предложения о дополнении действующего уголовно-процессуального законодательства нормами о
судебном контроле на стадии предварительного расследования. См., напр.: Гулиев В.Н., Гудзинский Ф.М.
Социалистическая демократия и личные права. – М., 1948. – С. 118; Строгович М.С. Основные вопросы советской
социалистической законности. – М., 1966. – С. 186 – 188; и др.
3
Анализируя мнения, отмечает Н.Н. Ковтун, ссылаясь на правовую позицию Постановления Конституционного
Суда РФ № 13-П от 29 апреля 1998 года. Ковтун Н.Н., указанная работа, с. 31.
4
Кашепов В.П. Реализация судебной власти в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права. 2000. –
№ 8. – С. 68.
5
Морщакова Т.Г. Судебная реформа: Сборник обзоров. – М., 1990. – С. 31.
1
18
1)
судебное
обжалование
процессуальных
действий
(решений),
затрагивающих интересы участников уголовного судопроизводства в досудебном
производстве (ст. 123 УПК РФ);
2) судебная проверка законности и обоснованности действий (бездействия)
и решений, способных причинить ущерб конституционным правам и свободам
участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к
правосудию в досудебном производстве по уголовному делу (ст. 125 УПК РФ);
3) судебный иммунитет в отношении отдельных категорий лиц в
досудебном производстве по уголовному делу (ст. 448 – 450 УПК РФ);
4) судебная проверка законности и обоснованности решений при
осуществлении
международного
сотрудничества
в
сфере
уголовного
судопроизводства (часть V УПК РФ);
5) заявление ходатайства о проведении предварительного слушания (п. 3
ч. 5 ст. 217 УПК РФ).
Таким образом, в юридической литературе мнения по поводу правовой
природы
судебного
контроля
на
досудебных
стадиях
уголовного
судопроизводства неоднозначны в силу его особенностей: он не является
самостоятельной стадией уголовного процесса, суд осуществляет контроль в
судебных заседаниях, но на досудебных стадиях, как бы пребывая над этими
стадиями.
Поэтому
судебный
контроль
рассматривается
некоторыми
представителями уголовно-процессуальной науки как деятельность судьи по
приданию
решениям
органов
предварительного
расследования
законной
(юридической) силы или же как специфическая самостоятельная функция
судебной власти наряду с осуществлением правосудия 1.
По данному поводу И.Л. Петрухин заметил, что «судья не превращается в
следователя или прокурора, когда он рассматривает ходатайство о проведении
обыска, выемки, ареста и т.д. или жалобу. Он продолжает выполнять судейскую
функцию,
решая
конкретный
процессуальный
вопрос,
возникающий
на
Наделяева Т.В. Современное понятие и сущность правосудия в Российской Федерации//Российский юридический
журнал. - 2011. - № 6.
1
19
предварительном следствии. Такого рода вопрос судья или суд решают и в стадии
судебного разбирательства, но тогда их отнесение к правосудию ни у кого не
вызывает
сомнения.
Судебный
контроль
не
сводится
к
безмотивному,
необоснованному принятию на веру ходатайства следователя. Он осуществляется
при соблюдении процедуры, свойственной правосудию» 1.
Особым аспектом при определении правовой природы судебного контроля
по уголовным делам является определение его значимости с точки зрения
конституционных принципов судебной власти. Как отмечалось выше, право
каждого на судебную защиту гарантируется Конституцией РФ. Именно
конституционный уровень регулирования позволил реально воплотить идею о
верховенстве суда как гаранта режима законности и охраны прав граждан.
Последовательное воплощение провозглашенного Конституцией РФ права
граждан на судебную защиту от незаконных действий любых государственных
органов, должностных лиц позволило сформулировать запрет на ограничение
ряда конституционных прав граждан (ч. 3 ст. 356 УПК РФ).
1
Петрухин И.Л. Судебная власть: контроль за расследованием преступлений. - М., 2008. - С. 131.
20
ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ СУДЕБНОГО КОНТРОЛЯ В
УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
2.1. Судебный контроль за применением
мер уголовно-процессуального принуждения
Вопросам
судебного
контроля
в
уголовном
судопроизводстве
на
досудебной стадии посвящено большое количество исследований 1, но до
настоящего времени этот вопрос продолжает оставаться достаточно сложным,
вызывающим все новые и новые вопросы, ответы на которые ищут ученые и
практики. «Контрольные полномочия суда в досудебном производстве должны
стать барьером на пути допускаемых органами дознания и предварительного
следствия нарушений на досудебной стадии, а предоставление суду права
признавать незаконными действия и решения этих органов позволит качественно
изменить содержание предварительного расследования в лучшую сторону»2.
Реализация
осуществляется
права
в
на
порядке
обжалование
главы
16
в
досудебном
производстве
Уголовно-процессуального
кодекса
Российской Федерации путем подачи жалоб в порядке статьи 124 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации прокурору или руководителю
следственного органа либо в суд в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации. Любое уголовно-процессуальное решение органа
предварительного расследования, прокурора, принятое ими в стадии возбуждения
уголовного дела, может стать предметом судебного обжалования со стороны
заинтересованного лица, чьи права и законные интересы оказались ограничены.
Согласно
официальной
департаментом при Верховном
статистике,
представленной
Судебным
Суде Российской Федерации, за аналогичный
период времени за 2016 год в суды первой инстанции поступило 127 086 жалоб в
порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской федерации, из
которых удовлетворено было 6 369, отказано в удовлетворении - 29 917, а по
Мельников В.Ю. Необходимость дальнейшего совершенствования института судебного контроля // Российский
судья. - 2015. - № 7. - С. 24 - 27
2
Концепция судебной реформы в РСФСР // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. - № 44. - Ст. 1435.
1
21
остальным 90 800 жалобам были приняты решения об отказе в принятии, возврате
или о прекращении производства1.
Как справедливо отмечает Гаджиев Я., «при всей масштабности практики
обжалования в суде действий (бездействия) и решений должностных лиц,
осуществляющих предварительное расследование, Уголовно-процессуальный
кодекс Российской Федерации достаточно поверхностно регулирует данный
институт,
не
устанавливая
конкретных
рамок
обжалования
действий.
Законодатель при этом не дает суду права на совершение конкретных действий и
дачу указаний о порядке устранения выявленных нарушений» 2.
Данную позицию законодателя разъяснил Пленум Верховного Суда
Российской Федерации, отметив, что, даже в случае признания процессуальных
действий (бездействия) должностного лица незаконными и необоснованными в
порядке пункте 1 части 5 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации наряду с тем, что судье следует указать, что он обязывает
это должностное лицо устранить допущенное нарушение, суд не вправе
предопределять действия должностного лица, осуществляющего расследование,
отменять либо обязывать его отменить решение, признанное им незаконным или
необоснованным. Кроме того, при принятии решения по существу заявленных
требований суд не вправе обсуждать вопросы виновности лица, принесшего
жалобу, либо давать правовую оценку действиям подозреваемого, а также
собранным материалам относительно их полноты и содержания сведений,
имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию,
поскольку эти вопросы подлежат разрешению в ходе предварительного
расследования и судебного разбирательства уголовного дела.
Право обжалования процессуальных решений и действий должностных лиц,
осуществляющих
уголовное
судопроизводство
на
стадии
досудебного
производства, является важнейшим механизмом защиты прав личности от
произвола правоохранительной системы.
Статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ по итогам 2016 г.//[Электронный
ресурс]. – Режим доступа: URL: http:www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3832. – Дата доступа: 02.04.2018.
2
Гаджиев Я. Судебный контроль как иллюзия //ЭЖ-Юрист. – 2017. - № 26.
1
22
К досудебной стадии уголовного судопроизводства законодатель относит
рассмотрение сообщения о преступлении и принятие решения в порядке,
установленном ст. ст. 144 - 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации1, и предварительное расследование, осуществляемое в форме
предварительного следствия либо дознания, завершающееся утверждением
прокурором
обвинительного
заключения
либо
обвинительного
акта
и
направлением уголовного дела в суд для рассмотрения по существу.
Так, в соответствии со статьей 123 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации действия (бездействие) и решения органа дознания,
дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя
следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном
УПК РФ порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными
лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и
принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. Отдельно в
части второй
статьи 123
Уголовно-процессуального кодекса
Российской
Федерации законодателем затрагивается вопрос, связанный с обжалованием
участниками
уголовного
судопроизводства
нарушения
разумных
сроков
уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства, предоставляя
заинтересованным лицам право обратиться к прокурору или руководителю
следственного органа с жалобой.
Порядок реализации руководителем следственного органа полномочий по
разрешению жалоб участников уголовного судопроизводства регламентирован в
статье 124 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которая
определяет следующие «процессуальные рамки»:
- срок рассмотрения жалобы трое суток (в исключительных случаях - до 10).
При этом основанием превышения 3-суточного срока рассмотрения жалобы
является
1
необходимость
истребования
для
проверки
доводов
жалобы
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 27.06.2018)// Собрание
законодательства РФ. - 24.12.2001. - № 52 (ч. I). - ст. 4921. - 02.07.2018. - № 27. - ст. 3940.
23
дополнительных материалов, в частности уголовного дела либо материала
доследственной проверки (часть первая ст. 124 УПК РФ);
- обязанность разрешения жалобы по существу; так, по результатам
рассмотрения жалобы прокурор либо руководитель следственного органа
выносит одно из постановлений: о полном или частичном удовлетворении
жалобы; об отказе в ее удовлетворении (часть вторая ст. 124 УПК РФ);
- обязанность незамедлительного уведомления заявителя о движении
жалобы, при ее рассмотрении в срок, превышающий 3 суток, и о решении,
принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования. При этом часть
четвертая ст. 124 УПК РФ, с одной стороны, не возлагает на прокурора и
руководителя следственного органа обязанность по направлению заявителю
копии постановления, вынесенного по результатам рассмотрения жалобы. С
другой же стороны, устанавливая право заявителя на дальнейшее обжалование
принятого решения, законодатель не исключает право заявителя на ознакомление
с принятым постановлением. Так, руководитель следственного органа в рамках
собственных полномочий по осуществлению процессуального контроля за ходом
расследования уголовного дела, находящегося в производстве подчиненного ему
органа (подразделения), вправе проверять материалы проверки сообщения о
преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или
необоснованные постановления следователя, давать следователю указания о
направлении расследования, производстве отдельных следственных действий,
принятии отдельных процессуальных решений, а также отменять незаконные или
необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного
органа.
Постановление
прокурора,
руководителя
следственного
органа
об
удовлетворении жалобы заявителя и признании незаконным применения в
отношении его меры процессуального принуждения в виде задержания является
процессуальным актом, официально признающим право лица обратиться с
требованием о возмещении вреда в порядке, установленном главой 18 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации. По мнению А.В. Ольшевского,
24
«с учетом максимального срока задержания в 48 часов проверка прокурором по
жалобе задержанного или его защитника, направленная по поводу незаконного
задержания, должна осуществляться прокурором в срок не более 12 часов с
момента ее получения, а не в течение 10 суток, как это указано в ч. 1 ст. 124 УПК.
Судья в данном случае также должен проверять законность и обоснованность
действий дознавателя, следователя и прокурора не позднее чем через 12 часов
после поступления в суд, а не через 12 часов, как это указано в ч. 3 ст. 125 УПК»1.
Соответственно автор предлагает дополнить часть 1 статьи 124 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации предписанием: «Рассмотрение
жалобы
подозреваемого
или
обвиняемого,
задержанного
в
порядке,
установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, или его защитника,
принесенной по поводу незаконного задержания, осуществляется прокурором в
течение 12 часов с момента ее поступления», а часть 3 статьи 125 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации предложением «Проверка
законности
и
обоснованности
решения
о
применении
задержания
к
подозреваемому или обвиняемому осуществляется судьей не позднее чем через 12
часов с момента поступления жалобы в суд».
В юридической литературе такие меры пресечения, как заключение под
стражу, домашний арест и залог, исследуются совместно не только потому, что
они существенно ограничивают конституционные права граждан, но в первую
очередь потому, что заключение под стражу может быть избрано при
невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения - домашнего
ареста или залога. Статистика свидетельствует, что наиболее распространенная
мера пресечения из трех - заключение под стражу. Это говорит не столько о том,
как отмечает А.С. Барабаш, что залог и домашний арест неэффективны, сколько
о том, что практические работники, как, впрочем, и теоретики, не понимают, что
Ольшевский А.В. Задержание как мера уголовно-процессуального принуждения: Дис. ... канд. юрид. наук. М.,
2006. С. 122.
1
25
служит основанием для применения этих мер пресечения, как доказывать их
наличие1.
Задержание подозреваемого в совершении преступления в российском
уголовном процессе – это мера процессуального принуждения, сущность которой
состоит в кратковременном лишении подозреваемого свободы. В нормах УПК РФ
в точном соответствии с нормами Конституции РФ (ст. 22) задержание
подозреваемого без судебного решения может иметь место только на срок до 48
часов (п. 11 ст. 5, ч. 2 ст. 94 УПК РФ). По мотивированному ходатайству
следственных органов и судебному решению этот срок может быть продлен еще
на 72 часа, в течение которых органы уголовного преследования обязаны
представить в суд материалы, обосновывающие необходимость (законность и
обоснованность) испрашиваемого заключения под стражу. При принятии
решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о
продлении срока ее действия судам необходимо обеспечивать соблюдение прав
подозреваемого,
обвиняемого,
гарантированных
статьей
22
Конституции
Российской Федерации и вытекающих из статьи 5 Конвенции о защите прав
человека и основных свобод 2.
Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается
только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к
совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие
данных о том, что это лицо причастно к совершенному преступлению (застигнуто
при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее
преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище
обнаружены явные следы преступления и т.п.). Проверка обоснованности
подозрения в причастности лица к совершенному преступлению не может
сводиться к формальной ссылке суда на наличие у органов предварительного
Барабаш А.С. Основания для избрания заключения под стражу, домашнего ареста, залога и их доказывание
//Российский юридический журнал. – 2016. - №№ 4, 5.
2
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения
судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»//
Российская газета. - № 294. - 27.12.2013.
1
26
расследования достаточных данных о том, что лицо причастно к совершенному
преступлению. При рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в
виде заключения под стражу судья обязан проверить, содержит ли ходатайство и
приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на
причастность к совершенному преступлению именно этого лица, и дать этим
сведениям оценку в своем решении. Оставление судьей без проверки и оценки
обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению
должно
расцениваться
в
качестве
существенного
нарушения
уголовно-
процессуального закона (части 4 статьи 7 УПК РФ), влекущего отмену
постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.
Как известно, существенно ограничивая конституционные права и свободы
личности, задержание предполагает соблюдение ряда условий, обеспечивающих
(гарантирующих) законность и обоснованность его применения. Во-первых,
задержание имеет строго определенные цели: 1) проверить причастность
задержанного лица к совершению преступления; 2) проверить наличие
достаточных оснований для применения к задержанному в качестве меры
пресечения заключения под стражу. 1 В данной связи, следует изначально считать
незаконным задержание, преследующее иные (непроцессуальные) цели: оказание
незаконного воздействия на задержанного с целью получения признательных
показаний;
обоснование
задержания
необходимостью
производства
с
задержанным определенных оперативно-розыскных мероприятий и т.п. Равным
образом незаконным будет задержание, реализованное в отношении обвиняемого,
поскольку проверять его возможную причастность к совершению преступления
бессмысленно, а решать таким образом (возможные) проблемы заключения под
стражу – не до конца законно.
Исходя из положений статей 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации, в стадиях досудебного производства по уголовному делу
вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о
Кузнецов А.П., Ковтун Н.Н. Судебный контроль законности и обоснованности задержания подозреваемого //
Российский судья. – 2004. – № 7. – С. 21.
1
27
продлении срока содержания под стражей, за исключением случаев продления
срока содержания под стражей свыше 12 месяцев (ч. 3 ст. 109 УПК РФ),
рассматривает судья районного суда или гарнизонного военного суда независимо
от подследственности и возможной подсудности расследуемого дела, вида и
уровня органа, производящего предварительное расследование. Постановление о
возбуждении ходатайства выносится на рассмотрение судьи районного или
военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного
расследования либо месту задержания подозреваемого.
Ходатайство судья рассматривает единолично. Срок рассмотрения - в
течение 8 часов с момента поступления материалов в суд.
При этом обязательно участие:
1) подозреваемого или обвиняемого.
2) прокурора;
3) защитника, если защитник участвует в уголовном деле.
В судебном заседании также вправе участвовать:
1) законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или
обвиняемого;
2) руководитель следственного органа;
3) следователь, дознаватель;
4) потерпевший, представитель потерпевшего.
Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о
времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения
ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого.
При неявке
обвиняемого рассмотрение возможно в случае объявления обвиняемого в
международный розыск (ч. 5 ст. 108 УПК РФ), а также в соответствии с
разъяснениями, содержащимися в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ № 41,
если:
- обвиняемый, не содержащийся под стражей, скрылся от суда (ч. 2 ст. 238
УПК РФ), при условии, что данный факт с достоверностью установлен судом;
28
- нахождение обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической
экспертизе, психическое состояние которого исключает его личное участие в
судебном заседании, или при наличии иных документально подтвержденных
обстоятельств, исключающих возможность доставления обвиняемого в суд (при
рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей);
- при рассмотрении уголовного дела в суде вышестоящей инстанции, когда
осужденный, должным образом извещенный о дате, времени и месте судебного
заседания, отказался от участия в заседании суда, который избирает эту меру
пресечения.
В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит
рассмотрению, и разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и
обязанности.
По
результатам
рассмотрения
выносится
одно
из
трех
постановлений (ч. 7 ст. 108 УПК РФ):
1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры
пресечения в виде заключения под стражу;
2) об отказе в удовлетворении ходатайства.
При этом судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований,
предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99
УПК РФ, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения
в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста (ч. 7.1 ст.
108 УПК РФ).
Повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу
одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей
постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при
возникновении
новых
обстоятельств,
обосновывающих
необходимость
заключения лица под стражу (ч. 9 ст. 108 УПК РФ);
3) о продлении срока задержания.
Продление срока задержания допускается при условии признания судом
задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента
вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления
29
ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности
избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В этом случае такое
ходатайство обсуждается судом в судебном заседании с участием сторон, по
результатам может быть вынесено вышеуказанное постановление (п. 13
Постановления Пленума ВС РФ №41).
В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время,
до которых продлевается срок задержания.
В качестве примера можно привести постановление Орловского областного
суда от 19 октября 2017 года, принятое по ходатайству старшего следователя по
ОВД СЧ СУ УМВД России по Орловской области ФИО3 о продлении срока
содержания под стражей. Фабула дела состоит в следующем. 31 августа 2016 г. в
отношении ФИО1 возбуждено уголовное дело № по признакам преступления,
предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 160 УК РФ. 7 октября 2016 г. в
отношении ФИО1 возбуждено уголовное дело № по признакам преступления,
предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ. 25 октября 2016 г. ФИО1 был задержан в
порядке ст. 91, 92 УПК РФ, а 28 октября 2016 г. Советским районным судом г.
Орла ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Впоследствии
срок содержания ФИО1 под стражей неоднократно продлевался, последний раз
Советским районным судом г. Орла 30 августа 2017 г. до 11 месяцев 29 суток, то
есть до 23 октября 2017 г. 6 сентября 2017 г. ФИО1 предъявлено обвинение в
совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 285, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159
УК РФ. Срок предварительного следствия по делу неоднократно продлевался,
последний раз 27 сентября 2017 г. до 14 месяцев, то есть до 8 декабря 2017 г.
Следователь ФИО3 с согласия руководителя следственного органа – начальника
СУ УМВД России по Орловской области ФИО5 обратилась в суд с ходатайством
о продлении срока содержания ФИО1 под стражей до 13 месяцев 14 суток, то есть
до 8 декабря 2017 г. В обоснование указала, что по делу необходимо выполнить
требования ст. 215-217 УПК РФ, обеспечить выполнение требований ст. 221, 227
УПК РФ. В судебном заседании следователь ФИО3 и прокурор Корнев И.Н.
ходатайство поддержали. Обвиняемый ФИО1 и защитники Никифорова Е.М. и
30
Пирогова Т.В. возражали против удовлетворения ходатайства. Выслушав
участников процесса, суд приходит к следующему.
В соответствии с чч. 7, 8 ст. 109 УПК РФ в случае, если после окончания
предварительного следствия сроки для предъявления материалов данного
уголовного дела обвиняемому и его защитнику, предусмотренные частью пятой
настоящей статьи, были соблюдены, однако 30 суток для ознакомления с
материалами уголовного дела им оказалось недостаточно, следователь с согласия
руководителя следственного органа по субъекту Российской Федерации вправе не
позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей
возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом, указанным в части
третьей статьи 31 настоящего Кодекса. Ходатайство о продлении срока
содержания под стражей должно быть представлено в суд по месту производства
предварительного расследования либо месту содержания обвиняемого под
стражей не позднее чем за 7 суток до его истечения. Судья не позднее чем через 5
суток со дня получения ходатайства принимает в порядке, предусмотренном
частями 4, 8 и 11 ст. 108 настоящего Кодекса, одно из следующих решений:
1) о продлении срока содержания под стражей до момента окончания
ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и
направления прокурором уголовного дела в суд, за исключением случая,
предусмотренного частью шестой настоящей статьи;
2) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении
обвиняемого из-под стражи.
Согласно ч. 1 ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней
отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую,
когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст.
97 и 99 настоящего Кодекса.
Материалы уголовного дела по окончании предварительного следствия
были предъявлены ФИО1 13 сентября 2017 г., то есть более чем за 30 суток до
окончания предельного срока содержания под стражей, ознакомление (на момент
обращения с ходатайством в суд) не было завершено в связи с большим объемом
31
уголовного дела и длительным процессом ознакомления обвиняемого с
уголовным делом. Постановлением Советского районного суда г. Орла от 13
октября 2017 г. ФИО1 и его защитник ограничены в ознакомлении с делом до 27
октября 2017 г. Признаков неэффективной организации процесса ознакомления не
имеется. При избрании меры пресечения суд пришел к выводу о том, что
подозреваемый в совершении двух тяжких преступлений ФИО1, может скрыться
от следствия и суда. Учитывая данные о личности ФИО1 обвиняемого в
совершении двух тяжких преступлений, в том числе отсутствие у него
постоянного места работы, суд приходит к выводу о том, что он может скрыться
от органов предварительного расследования и суда.
Таким образом, учитываемые судом обстоятельства, сохраняют свое
значение как основание для продления срока содержания под стражей. В
материалах уголовного дела имеются достаточные данные, указывающие на
наличие у стороны обвинения оснований для осуществления уголовного
преследования ФИО1 Исключительность рассматриваемого случая обусловлена
фактической и правовой сложностью расследования, необходимостью проведения
значительного объема следственных действий с участием обвиняемого и
свидетелей, проведения судебных экспертиз, в том числе оценочной, финансовоаналитических, изучения большого объема документации, изъятой в ходе
проведения обысков и выемок. Невозможность проведения запланированных
следователем
действий
обусловлена
объективными
обстоятельствами
–
длительным процессом повторного ознакомления обвиняемого с уголовным
делом.
Вопреки позиции защиты ходатайство следователя ФИО3 согласовано с
надлежащим лицом – руководителем следственного органа по субъекту РФ.
Окончание ознакомления обвиняемого и защитника с делом (о чем сообщено в
судебном заседании) основанием для отказа в удовлетворении ходатайства не
является. Учитывая характер и объём запланированных процессуальных
действий, необходимость обеспечения выполнения требований ст. 221, 227 УПК
РФ, суд считает, что срок содержания ФИО1 под стражей подлежит продлению
32
до 8 декабря 2017 г. Данных о том, что ФИО1 не может содержаться под стражей
по медицинским показаниям, не имеется. С учётом приведенных данных о
личности обвиняемого, суд не усматривает оснований для изменения меры
пресечения, в том числе на домашний арест или залог1.
Таким образом, содержание под стражей является мерой пресечения,
применяемой в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении
преступления.
Судебный
контроль
за
данной
мерой
процессуального
принуждения заключается прежде всего в том, что заключение под стражу
производится по судебному решению, без судебного решения гражданин может
быть задержан на срок не более 48 ч и только в случае, предусмотренном законом.
Ходатайство о заключении под стражу подается в суд лицом, в производстве
которого находится уголовное дело, и рассматривается в судебном заседании.
Срок содержания под стражей - 2 мес. и может быть продлен только в
исключительных случаях.
Показатели применения меры пресечения в виде домашнего ареста,
являющейся альтернативой заключению подозреваемого (обвиняемого) под
стражу, с каждым последующим годом свидетельствуют о неуклонном росте ее
использования следственными органами при расследовании преступлений. Так, в
2010 г. российскими судами удовлетворено 668 ходатайств следственных органов
об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, в 2011 г. этот показатель
составил 1 346 случаев, в 2012 - 2 714, в 2013 - 3 086, в 2014 - 3 333, в 2015 - 4 676,
в 2016 - 6 056 случаев2. Кроме того, наблюдается значительное увеличение
количества случаев избрания судами так называемых альтернативных мер
пресечения при рассмотрении ходатайств следственных органов о заключении
под стражу. Статистические показатели свидетельствуют, что из количества
отказанных в удовлетворении ходатайств органов следствия об избрании меры
Постановление Орловского областного суда от 19 октября 2017 года//[Электронный ресурс] . – Режим доступа:
URL: https://rospravosudie.com/court-orlovskij-oblastnoj-sud-orlovskaya-oblast-s/act-560339910/. – Дата доступа:
02.04.2018г.
2
Сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. Судебная статистика. Данные
судебной статистики. Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и
мировых судей за 2010 - 2016 гг. Форма N 1. Отчет о работе судов по рассмотрению уголовных дел по первой
инстанции за 12 месяцев 2010 - 2016 гг. Раздел 4. Рассмотрение представлений, ходатайств и жалоб (по числу лиц).
[Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http://www.cdep.ru. – Дата доступа: 02.04.2018г.
1
33
пресечения в виде заключения под стражу судами по собственной инициативе
избраны меры пресечения в виде домашнего ареста и залога в следующих
пропорциях: в 2011 г. - 1 345/447, что составило 12,20% от общего количества
отказанных в удовлетворении судом ходатайств; в 2012 - 1 508/347, что составило
14,17%; в 2013 - 2 366/303, что составило 22,35%; в 2014 г. - 2 632/327, что
составило 24,29%; в 2015 г. - 3 133/199, что составило 27,18%; в 2016 г. - 3
611/1891, что составило 32,14%.
Приведенные показатели свидетельствуют о неподдельном интересе
правоприменителя к применению альтернативных мер пресечения, и в первую
очередь исходя из количественных показателей избрания к домашнему аресту.
Порядок применения домашнего ареста регулируется совместным Приказом
Минюста России, МВД России, СК России, ФСБ России, ФСКН России №
26/67/13/105/56 от 11.02.2016 «Об утверждении порядка осуществления контроля
за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры
пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом
запретов и (или) ограничений»2, положения которого в части контроля за
нахождением лица в месте исполнения меры пресечения сложно назвать
прогрессивными и действенными, поскольку основными формами такого
контроля
являются
исполнения
меры
посещение
пресечения,
подозреваемого
проверка
(обвиняемого)
местонахождения
по
месту
посредством
телефонного звонка, а также путем применения аудиовизуальных, электронных и
иных технических средств.
Орловским областным судом 01 июня 2018 года было рассмотрено дело о
продлении срока домашнего ареста на 1 месяц 01 сутки, то есть до 29 июня 2018
Сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. Судебная статистика. Данные
судебной статистики. Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и
мировых судей за 2011 - 2016 гг. Форма N 1. Отчет о работе судов по рассмотрению уголовных дел по первой
инстанции за 12 месяцев 2011 - 2016 гг. Раздел 9. Сведения о рассмотрении судами ходатайств об избрании меры
пресечения в виде заключения под стражу// [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http://www.cdep.ru. –
Дата доступа: 02.04.2018г.
2
Приказ Минюста России № 26, МВД России № 67, СК России № 13, ФСБ России № 105, ФСКН России № 56 от
11.02.2016 «Об утверждении Порядка осуществления контроля за нахождением подозреваемых или обвиняемых в
месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и
(или) ограничений» // [Электронный ресурс]. - Режим доступа:URL: http://www.pravo.gov.ru. – Дата доступа:
02.04.2018г.
1
34
года, с сохранением запретов, подробно приведенных в постановлении. В
апелляционной жалобе обвиняемый Денисенко В.П. просит постановление суда
отменить, как немотивированное и в обоснование указывает, что, находясь под
домашним
арестом,
имел
возможность
покинуть
место
проживания
и
воздействовать на свидетелей, повлиять на сбор доказательств, но не сделал этого,
до возбуждения уголовного дела, не покидал места проживания, являлся к
следователю. Полагает, что судом не принято во внимание его положительные
характеристики, поведение в течение месяца до возбуждения уголовного дела, а
также то, что, находясь под подпиской о невыезде, он сможет работать и
содержать семью. Считает, что органом предварительного следствия не
представлены суду доказательства, подтверждающие, что он может скрыться от
следствия и суда, быть причастным к иным преступлениям.
Суд
апелляционной
инстанции
находит
обоснованным
вывод
о
необходимости продления срока домашнего ареста Денисенко В.П., поскольку
основания, по которым эта мера пресечения была избрана, не изменились и не
отпали.
Так,
о
наличии
оснований
считать,
что
обвиняемый
может
воспрепятствовать производству по делу, свидетельствует: наличие у него опыта
работы в правоохранительных органах и знакомых из числа сотрудников
ОГИБДД и полиции; выводы в заключении служебной проверки от 10.04.2018 о
недисциплинированности Денисенко
обязанностей
сотрудника
В.П.
ОГИБДД;
в
выполнении
привлечение
к
должностных
административной
ответственности 04.09.2017; показания свидетелей Г и Ц о возможном давлении
на последнего Денисенко В.П. в целях изменения показаний, а также тяжесть и
обстоятельства
инкриминируемого
обвиняемому
деяния.
Обоснованность
подозрения в причастности Денисенко В.П. к преступлению, в совершении
которого он обвиняется, подтверждается представленным материалом, а именно:
протоколом осмотра места происшествия от 11.03.2018, протоколом по
результатам ОРМ «оперативный эксперимент» от 11.03.2018, показаниями
свидетелей Ц, Г, Д
35
Суд, приняв во внимание необходимость выполнения по делу указанных в
ходатайстве следственных действий, проверив и обоснованно согласившись с
утверждением органов следствия о невозможности окончания расследования в
настоящее время по объективным причинам, и с учетом вышеизложенного
пришел к правильному выводу о невозможности применения к обвиняемому на
данной стадии производства по делу иной более мягкой меры пресечения, в связи
с чем доводы, изложенные в апелляционной жалобе, удовлетворению не
подлежат. Все данные о личности обвиняемого Денисенко В.П., которые влияют
на продление меры пресечения, судом первой инстанции при вынесении
обжалуемого постановления учтены, в том числе и приведенные в жалобе, в связи
с чем доводы апелляционной жалобы обвиняемого в этой части не обоснованы.
Тот факт, что суд в постановлении не дал оценку исследованным
характеристикам Денисенко В.П. – положительной от 11.03.2018 и 14.03.2018 и
отрицательной от 14.03.2018, не влияет на законность и обоснованность
обжалуемого решения, и не влечет его отмену или изменение.
Вопреки доводам обвиняемого, соблюдение им запретов, установленных
домашним арестом, является его обязанностями, нарушение которых может
повлечь изменение этой меры пресечения на более строгую в порядке ч.14 ст.107
УПК РФ.
С учетом стадии предварительного расследования по делу, отсутствия
сведений
о
возможном
трудоустройстве
и
имущественном
положении
обвиняемого Денисенко В.П. и членов его семьи, доводы апелляционной жалобы
обвиняемого в части желания трудоустроиться для содержания семьи, суд
апелляционной инстанции находит несостоятельными 1.
Невысокая частота реализации залога как меры пресечения в уголовном
процессе России видится в актуальных и проблемных аспектах определения
размера залога. Как отмечает Каштанова Н.С., одна из проблем, порождающих
предельно
редкое
использование
анализируемой
меры
процессуального
Апелляционное постановление Орловского областного суда от 01 июня 2018 года// [Электронный ресурс]. Режим доступа:URL: https://rospravosudie.com/court-orlovskij-oblastnoj-sud-orlovskaya-oblast-s/act-582438300/. – Дата
доступа: 12.06.2018г.
1
36
принуждения, с нашей точки зрения, видится в установлении судом неоправданно
высоких сумм залога в случаях, когда залогодатель ходатайствовал о внесении
значительно меньшего размера денежных средств 1. На современном этапе залог
способен гарантировать все поставленные законодателем цели уголовного
судопроизводства - пресечь желание подозреваемого (обвиняемого) скрыться,
помешать органам предварительного расследования и суду, а также продолжить
преступную деятельность или уклониться от исполнения приговора. Вместе с тем
несовершенство правовой регламентации данной меры пресечения в российском
уголовном процессе не позволяет регулярно воплощать ее в практической
деятельности в рамках реализации судебного контроля. С учетом этого проблемы
применения залога в части определения его размеров, а также конкретные
предложения по совершенствованию его нормативно-правового регулирования в
Уголовно-процессуальном
положительные
кодексе
предпосылки
Российской
для
более
федерации
всеобъемлющей
создадут
реализации
анализируемой нами меры принуждения.
2.2. Судебный контроль за проведением следственных и иных действий,
затрагивающих конституционные права граждан
Эффективность уголовного судопроизводства связана прежде всего с
действенной защитой прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.
В
досудебном
производстве
не
только
отдельные
нормы,
но
и
ряд
процессуальных институтов требуют совершенствования, поскольку в силу, с
одной стороны, деформированности процессуальных правил расследования и, с
другой стороны, забюрократизированности уголовного процесса они значительно
затрудняют доступ граждан к правосудию, не отражают реального положения дел
Каштанова Н.С. Определение размера залога как меры пресечения в уголовном судопроизводстве России:
проблемные аспекты теории, законодательства, практики //Современное право. – 2017. - № 7.
1
37
в борьбе с преступностью и не позволяют государству вырабатывать адекватные
меры1.
Нарушение конституционных прав и свобод граждан при производстве
предварительного следствия - давняя проблема. Многочисленные процессуальные
нарушения, допускаемые следователями, приводят к снижению уровня доверия
населения правоохранительным органам в целом. Для нормализации ситуации
Пленум Верховного Суда России 1 июня 2017 года принял Постановление № 19
«О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных
действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (ст. 165
УПК РФ)»2, призванное обеспечить баланс между достижением целей уголовного
преследования и соблюдением прав граждан.
«Принятое Постановление - первый случай, когда Пленум ВС РФ
обращается к проблеме проведения следственных действий, ограничивающих
конституционные права граждан», - заявила судья И. Кочина, представлявшая
документ. К их числу относятся осмотр жилища без согласия жильцов, обыск и
выемка в жилище, личный обыск, выемка документов с охраняемой законом
тайной информацией. Об актуальности проблемы свидетельствует большое
количество ходатайств о производстве перечисленных действий - более 1,38 млн.
только в прошлом году, которые удовлетворяются в 90% случаев 3.
По-прежнему актуален вопрос о нарушениях, допускаемых полицией в ходе
гласных оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ): обследования помещений,
зданий, сооружений, участков местности и транспорта, в том числе проводимых в
отношении компаний. По данным Генеральной прокуратуры России, общее число
нарушений при проведении ОРМ увеличилось на 13,3% (с 1 125 до 1 928), а в
отношении предпринимателей - на 31,9% (с 649 до 1 062). Отсутствие
надлежащего ведомственного контроля за работой оперативных подразделений
Гаврилов Б.Я. Досудебное производство по УПК РФ: концепция для совершенствования // Труды Академии
управления МВД России. - 2016. - № 1(37). - С. 18 - 25.
2
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств
о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165
УПК РФ)»// Бюллетень Верховного Суда РФ. № 7. июль. 2017.
3
Сухаренко А. На страже процессуальных прав//ЭЖ-Юрист. 2017. № 27.
1
38
характеризует невысокая эффективность перечисленных мероприятий. Только в
20,3% случаев результаты обследований послужили основанием для возбуждения
уголовного дела (в отношении предпринимателей - 18,7%). По остальным информация
не
подтверждается.
Допускаемые
нарушения
оказывают
существенное влияние на результаты коммерческой деятельности, а в ряде
случаев исключают возможность участия бизнесменов в деловом обороте на
длительный срок.
Между тем статьями 23, 25, 35 и 36 Конституции Российской Федерации
гарантировано каждому право на частную собственность, неприкосновенность
жилища, частной жизни, на личную и семейную тайну, тайну переписки,
телефонных
переговоров,
почтовых,
телеграфных
и
иных
сообщений.
Ограничение этих прав допускается не иначе как на основании судебного
решения.
Судебный
порядок
получения
разрешения
на
производство
следственного действия предусмотрен статьей 165 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации, появившейся в 2004 году.
Помимо разночтения и видимых пробелов нормативных правовых актов,
можно отметить что ошибки допускаются в частности при отражении оснований
проведения обыска. Можно привести следующий пример из судебной практики,
согласно которому вследствие ненадлежащей оценки оснований проведения
обыска подлежал изменению приговор суда.
Постановлением Президиума Рязанского областного суда от 25.10.2016 №
44У-45/2016 отменен отказ в удовлетворении ходатайства о производстве обыска
в жилище, а именно - 12 апреля 2016 года следователь ФИО8 обратилась в суд с
постановлением о возбуждении ходатайства о производстве обыска в жилище
ФИО9 по адресу: <адрес>, поскольку у следствия имелись основания полагать,
что похищенное имущество, принадлежащее К могло находиться по месту
жительства ФИО9 по вышеуказанному адресу. Постановлением Октябрьского
районного суда г. Рязани от 13 апреля 2016 года в удовлетворении данного
ходатайства следователя отказано. Проверив представленные материалы дела,
обсудив обоснованность доводов кассационного представления и кассационной
39
жалобы, президиум приходит к следующему выводу. В соответствии с ч. 1 ст.
401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебных решений в
кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или)
уголовно - процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Согласно ч. 4 ст. 7
УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и
мотивированным. Однако, постановление Октябрьского районного суда г. Рязани
от 13 апреля 2016 года этим требованиям не отвечает. В силу ч. 1 ст. 182 УПК РФ
основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать,
что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия
преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение
для уголовного дела. При этом, в соответствии с ч. 3 ст. 182 УПК РФ, п. 5 ч. 2 ст.
29 УПК РФ, обыск в жилище проводится на основании судебного решения,
принимаемого в порядке ст. 165 УПК РФ. На основании п. 1 ст. 165 УПК РФ
следователь в случае необходимости производства обыска в жилище с согласия
руководителя следственного органа возбуждает перед судом соответствующее
ходатайство, которое, согласно п. 2 ст. 165 УПК РФ, подлежит рассмотрению
единолично судьей районного суда по месту производства предварительного
следствия или производства следственного действия. Из материалов дела и
постановления следует, что судья исследовал в судебном заседании данные,
представленные следователем ФИО8, в обоснование ее ходатайства, а именно:
протокол допроса потерпевшего К.; протокол очной ставки от 24.03.2016 года
между ФИО9 и К справку <данные изъяты>", и сделал вывод об отсутствии
каких-либо доказательств, подтверждающих факт того, что в период хищения
имущества потерпевшего К., либо в настоящее время ФИО9 пользовалась и
пользуется квартирой по адресу: <адрес>. По данному адресу зарегистрирована
мать ФИО9 - ФИО10. Вместе с тем, из показаний ФИО9, данных ею при
проведении очной ставки 24.03.2016 года, исследованной в судебном заседании,
видно, что она не отрицала своего нахождения в квартире К., расположенной по
адресу: <адрес>, в период с марта по <данные изъяты>, т.е. в период совершения
кражи из квартиры К. После того, как ФИО9 покинула указанную квартиру, она
40
поехала к себе домой, к маме, т.е. на <адрес>. Однако, в нарушение ч. 4 ст. 7 УПК
РФ, судом этому обстоятельству в постановлении правовой оценки не дано. В
связи с изложенным, президиум считает, что постановление Октябрьского
районного суда г. Рязани от 13 апреля 2016 года судом вынесено без учета всех
представленных материалов и конкретных обстоятельств дела 1.
Ходатайство следователя и дознавателя (руководителя следственной
группы) о производстве следственных действий может быть подано либо по месту
производства предварительного расследования, определяемому в соответствии со
статьей 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, либо по
месту производства следственного действия. Если ходатайство было подано с
нарушением правил подсудности, то судья выносит постановление об отказе в
принятии его к рассмотрению со ссылкой на данное основание. Ходатайства
рассматриваются в открытом судебном заседании. Закрытое судебное заседание
допускается только в предусмотренных законом случаях (ч. 2 ст. 241 УПК РФ), о
чем судья должен принять мотивированное решение. Разрешая ходатайство о
производстве следственного действия, судья обязан в каждом случае проверить не
только соблюдение требований УПК РФ, но и наличие (достаточность)
фактических данных, являющихся основаниями для производства следственного
действия.
В случаях, не терпящих отлагательств (ч. 5 ст. 165 УПК РФ), когда
следователь или дознаватель вынужден действовать без разрешения суда (чтобы
пресечь или предотвратить преступление, не дать подозреваемому скрыться,
спрятать или уничтожить улики, предметы или орудия преступления), они
должны уведомить суд постфактум о таких следственных действиях. Судья, в
свою очередь, обязан убедиться не только в правомерности решения следователя
или дознавателя, но и в том, что были соблюдены иные требования закона. Лица,
конституционные
права
которых
были
ограничены
безотлагательными
следственными действиями, а также их защитники по ходатайству участвуют в
проведении судом проверки законности этих действий и вправе обжаловать
1
http://oblsud.riz.sudrf.ru/modules.php?name=info_court&id=3
41
принятое по ней решение. Постановление судьи, принятое по результатам
рассмотрения ходатайства, является промежуточным судебным решением,
поэтому может быть обжаловано еще до окончания расследования уголовного
дела. После передачи дела в суд доводы о нарушении требований УПК РФ при
производстве
следственного
действия
и
недопустимости
полученных
доказательств могут быть проверены непосредственно в ходе судебного
разбирательства.
В качестве примера можно привести апелляционное определение Судебной
коллегии по уголовным делам Орловского областного суда от 22 мая 2018 года, в
котором приговор Болховского районного суда Орловской области от 30 марта
2018 г. в отношении К.В. был отменен и уголовное дело направлено на новое
рассмотрение, в том числе в связи с ошибкой допущенной при вынесении
решении о производстве обыска. Из материалов дела, 16 января 2018 г.
Болховским районным судом Орловской области под председательством судьи
Макаровой О.В. было рассмотрено уведомление старшего следователя СГ ОМВД
России по Болховскому району Орловской области М.Т. о производстве обыска в
жилище К.В. и вынесено постановление о признании данного обыска законным
(т.1 л.д.76-77).
При этом в указанном решении суд фактически установил обстоятельства
незаконных приобретения и хранения без цели сбыта наркотического средства
каннабис (марихуана) массой 141 грамм и сделал вывод о совершении этого
преступления К.В. Так, в постановлении отражено, что «указанное наркотическое
средство К.В. незаконно приобрел в сентябре 2017 г., точная дата и время не
установлены, и хранил при себе без цели сбыта для личного потребления до
14.01.2018» (т.1 л.д.76).
Таким образом, при рассмотрении уведомления следователя о производстве
обыска суд сделал вывод о виновности К.В. в совершении инкриминируемого ему
преступления, после чего рассмотрел уголовное дело в отношении К.В. по
существу и постановил обвинительный приговор, однако, вышеуказанное
обстоятельство являлось препятствием для участия судьи в рассмотрении дела.
42
Кроме того, во вводной части обжалуемого приговора суд сослался на
судимость К.В. по приговору мирового судьи судебного участка Болховского
района Орловской области от 21.12.2012 (с учетом изменений, внесенных
апелляционным приговором Болховского районного суда Орловской области от
06.02.2013, постановлением Красноармейского городского суда Саратовской
области от 12.10.2016) за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.312
УК РФ, относящегося к преступлениям небольшой тяжести, к 5 месяцам лишения
свободы в исправительной колонии строгого режима, освобожден 10.06.2013
условно-досрочно по постановлению Ливенского районного суда Орловской
области от 28.05.2013. Вместе с тем, с учетом положений п. «в» ч.3 ст.86 УК
РФ указанная судимость К.В. на момент инкриминируемых ему событий по
настоящему уголовному делу была погашена1.
Законность и обоснованность постановления судьи могут быть проверены
вышестоящим судом по представлению прокурора и жалобам лиц, права и
интересы которых им затрагиваются. При этом следователи и дознаватели не
наделены правом на обжалование постановлений судьи, вынесенных в порядке ст.
165 УПК РФ.
Апелляционное обжалование постановления о производстве следственного
действия
не
приостанавливает
его
исполнение,
кроме
случаев,
когда
постановлением удовлетворены ходатайства, связанные с принудительным
прекращением права собственности на имущество (о реализации, об утилизации
или уничтожении имущества). Такие постановления подлежат исполнению
только после вступления в законную силу.
2.3. Порядок судебного производства по жалобам на действия (бездействие) и
решения дознавателя, следователя и прокурора
Судебное производство по жалобам на действия (бездействие) и решения
дознавателя, следователя и прокурора, осуществляемое в порядке статьи 125
Апелляционное определение Орловского областного суда от 22 мая 2018 года//[Электронный ресурс]. – Режим
доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-orlovskij-oblastnoj-sud-orlovskaya-oblast-s/act-582227847/ . – Дата
доступа: 12.06.2018г.
1
43
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, - это отдельная
форма судебного контроля за органами предварительного расследования,
представляющая
собой
самостоятельный,
установленный
уголовно-
процессуальным законом порядок рассмотрения судом жалоб на действия
(бездействие) и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное
судопроизводство, направленный на защиту и восстановление нарушенных или
ограниченных
конституционных
судопроизводства,
прав
предотвращение
и
свобод
ограничения
участников
гражданам
уголовного
доступа
к
правосудию1.
Значимость этого вида
контрольных действий возрастает в свете
утверждения о том, что итоговые выводы суда в значительной степени зависят от
результатов предварительного следствия, даже несмотря на то что решения,
принятые в порядке ст. 125 УПК РФ, преюдициального значения для суда,
рассматривающего уголовное дело по существу, не имеют.
При этом нельзя забывать о том, что основной формой судебного контроля
за решениями и действиями органов предварительного расследования является
все-таки обычный отложенный судебный контроль, при котором возможности
сторон и суда в исследовании спорных процессуальных проблем гораздо шире,
поскольку разрешается основной вопрос уголовного процесса - вопрос о
доказанности, а природа экстраординарного судебного контроля предполагает,
что
судебно-контрольные
производства,
возбужденные
в
стадии
предварительного расследования, обязательно будут завершены до передачи
уголовного дела в суд. «Не умаляя значимость восстановления нарушенных прав
заявителей в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации, следует отметить, что оперативный судебный контроль фактически
является не более чем дополнительной гарантией соблюдения прав и законных
интересов участников процесса и имеет иные процессуальные цели, нося при
Курышева Н.С. Вопросы производства по жалобе на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя
и прокурора. М., 2009. С. 20.
1
44
этом
правообеспечительный,
сервисный характер»1.
Самым значимым и
распространенным предметом жалоб, поданных в порядке статьи 125 УПК РФ,
является законность постановлений о возбуждении уголовного дела и об отказе в
его возбуждении. При этом каждый из них имеет свои специфические
особенности рассмотрения с точки зрения объема проверочных полномочий со
стороны суда.
Так, при рассмотрении доводов жалобы на постановление о возбуждении
уголовного дела в отношении конкретного лица судье следует проверять,
соблюден ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное
лицо, принявшее соответствующее решение, необходимыми полномочиями,
имеются ли поводы и основание к возбуждению уголовного дела, нет ли
обстоятельств, исключающих производство по делу2.
Таким образом, фактически именно проверкой наличия повода и основания
для возбуждения уголовного дела и очерчен предел доказывания в суде при
рассмотрении такой жалобы, кроме, конечно, проверки формального соблюдения
требований УПК РФ по лицу, принявшему постановление, порядку его принятия
и обстоятельств, исключающих производство по делу. Именно наличие или
отсутствие указанных обстоятельств и является причиной, рождающей спор
между стороной обвинения и защиты.
По этим же правилам рассматривается и жалоба, в которой не оспаривается
законность и обоснованность самого возбуждения уголовного дела, а обжалуется
лишь возбуждение его в отношении конкретного лица.
Возбуждение
уголовных
дел
по
признакам
некоторых
составов
преступления допускается только в отношении конкретного лица. Так, для
возбуждения уголовного дела по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2
ст. 285 УК РФ и ч. 2 ст. 286 УК РФ, установление конкретного должностного
лица,
занимающего
государственную
должность
и
допустившего
Долгих Т.Н. Некоторые особенности рассмотрения судом жалоб, поданных в порядке статьи 125 УПК РФ, на
постановления о возбуждении уголовного дела и отказе в его возбуждении //Российский судья. – 2016. - № 4.
2
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 (ред. от 29.11.2016) «О практике
рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»//
Российская газета. - № 27. - 18.02.2009.
1
45
злоупотребление должностными полномочиями или их превышение, является
обязательным,
поскольку диспозиции указанных статей предусматривают
использование служебных полномочий вопреки интересам службы и превышение
должностных полномочий конкретным должностным лицом. Возбуждение
уголовного дела по факту злоупотребления неопределенным кругом лиц является
незаконным. Ссылки на фамилии отдельных должностных лиц, совершивших
действия, подпадающие под признаки указанных преступлений, должны быть
указаны не только в описательной, но и в резолютивной части постановления о
возбуждении уголовного дела, в противном случае постановление является
незаконным1.
Действующее уголовное законодательство под преступлением понимает
виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под
угрозой наказания. Здесь нашли отражение основные свойства и признаки
преступления
-
виновность,
наказуемость,
общественная
опасность,
противоправность.
Отсутствие основания к возбуждению уголовного дела влечет принятие
решения об отказе в его возбуждении - ч. 1 ст. 148 УПК РФ.
Проверяя законность и обоснованность постановления об отказе в
возбуждении уголовного дела, судья обязан выяснить, соблюдены ли нормы,
регулирующие
порядок
рассмотрения
сообщения
о
совершенном
или
готовящемся преступлении (ст. 20, 144, 145, 151 УПК РФ), а также принято ли
уполномоченным должностным лицом решение об отказе в возбуждении
уголовного дела при наличии к тому законных оснований и соблюдены ли при его
вынесении требования ст. 148 УПК РФ. Признав отказ в возбуждении уголовного
дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее
постановление, которое направляет для исполнения руководителю следственного
органа или начальнику органа дознания, и уведомляет об этом заявителя (ч. 7 ст.
148 УПК РФ).
Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2006 г. по делу № 46Дп05-77//
1
46
Таким образом, решение об отказе в возбуждении уголовного дела
принимается в случае установления обстоятельств, с наличием которых закон
связывает прекращение уголовно-процессуальной деятельности, если она уже
осуществлялась - принято заявление о преступлении, принята явка с повинной,
произведен осмотр места происшествия.
Перечень этих обстоятельств приведен в ст. 24 УПК. Для того чтобы стать
основанием к отказу в возбуждении уголовного дела, любое из обстоятельств,
исключающих
по
нему
производство,
должно
быть
установлено
с
достоверностью.
При проверке законности и обоснованности такого постановления суд
также не вправе давать оценку собранным в ходе доследственной проверки
доказательствам, но обязан проверить, чтобы все полученные в ходе проверки
материалы - объяснения, заключения экспертиз, результаты осмотров мест
происшествий, изъятые предметы и документы, акты ревизий получили оценку в
обжалуемом постановлении с опровержением доводов, приводимых заявителем.
Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в обязательном порядке
должно содержать ответы на доводы заинтересованных лиц, настаивающих на
возбуждении уголовного дела.
Требование вынесения мотивированного постановления об отказе в
возбуждении уголовного дела означает, что вывод о наличии основания для
отказа
в
возбуждении
уголовного
дела
должен
вытекать
из
анализа
установленных обстоятельств, подтвержденных конкретными данными. Если
деяние, о котором шла речь в заявлении, нашло свое подтверждение, в
постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела должны быть приведены
аргументы,
объясняющие,
почему
это
деяние
юридически
не
является
преступлением.
Поводом к отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела
могут
быть
неполнота
и
односторонность
доследственной
проверки,
неправильное применение уголовного и уголовно-процессуального законов.
47
Орловским областным судом
24 февраля 2016 года была рассмотрена
апелляционная жалоба адвоката Головиной Г.И. в интересах С на постановление
Заводского районного суда г. Орла от 25 декабря 2015 года, которым отказано в
удовлетворении жалобы С, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление
и.о. руководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ. Как
усматривается из представленного материала, следователем по особо важным
делам отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ Ч возбуждено
уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК
РФ, по факту того, что неустановленные лица путём обмана и злоупотребления
доверием организовали предоставление в операционном офисе ОАО кредита на
имя С в сумме рублей посредством заключения кредитного договора, после
получения
денежных средств незаконно распорядились ими по своему
усмотрению, причинив С ущерб на сумму рублей, что является особо крупным
размером. Постановлением следователя по особо важным делам отдела по
расследованию особо важных дел СУ СК РФ С признана потерпевшей по
уголовному делу. Следователем по особо важным делам отдела по расследованию
особо важных дел СУ СК РФ по <адрес> Ч возбуждено уголовное дело № по
признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по факту
хищения путём обмана и злоупотребления доверием неустановленными лицами
денежных средств в сумме <...> рублей у Д Кроме того, в этот же день
возбуждены уголовные дела №, №, № и № по фактам мошеннических действий в
отношении К, Р, Н и Ш. Уголовные дела №, №, №, №, № и № соединены в одно
производство с присвоением единого №.
Постановлением и.о. руководителя отдела по расследованию особо важных
дел СУ СК РФ по Е отменено постановление следователя по особо важным делам
отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ Ч
о признании С
потерпевшей. В обоснование принятого решения и.о. руководителя отдела Е
сослался на то, что С не может быть потерпевшей по данному уголовному делу,
так как в ходе предварительного следствия установлено, что ущерб в результате
выдачи на её имя кредита причинён ОАО. Вопреки доводам апелляционной
48
жалобы адвоката Головиной Г.И., нарушений уголовно-процессуального закона, а
также прав заявителя С при рассмотрении её жалобы судом первой инстанции не
допущено. Судебное разбирательство проведено с соблюдением установленного
порядка, принятое судом решение основано на всестороннем и полном
исследовании представленных суду материалов. Оснований не согласиться с
правильностью выводов суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции
не имеется. Рассматривая доводы, изложенные в жалобе, суд первой инстанции,
исследовав
представленные
материалы,
установил,
что
постановление,
вынесенное и.о. руководителя отдела по расследованию особо важных дел СУ СК
РФ об отмене постановления следователя по особо важным делам отдела по
расследованию особо важных дел СУ СК России по <адрес> Ч от <дата> о
признании С
потерпевшей
по
уголовному
делу №,
принято
в
порядке,
установленном законом, компетентным должностным лицом, в пределах
предоставленных ему законом полномочий.
В соответствии со ст. 38 УПК РФ следователь является должностным
лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ,
осуществлять
самостоятельно
предварительное
направлять
ход
расследование
расследования,
по
уголовному
принимать
делу
и
решения
о
производстве следственных и иных процессуальных действий, в связи с чем
разрешение вопроса о достаточности собранных доказательств для признания
лица потерпевшим на стадии досудебного производства по уголовному делу
находится в компетенции следователя и суд не вправе давать конкретные
указания следователю по расследуемому им уголовному делу.
Вопросы доказанности обстоятельств по делу, характера и размера вреда,
причиненного преступлением, отнесены в соответствии со ст. 73 УПК РФ к
обстоятельствам, подлежащим доказыванию и являются предметом судебного
разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу.
При таких обстоятельствах принятое судом решение не ограничивает
заявителя С в возможности реализации права на судебную защиту и не нарушает
её конституционных прав, поскольку за ней сохраняется право на повторное
49
заявление ходатайства следователю, а также право на обжалование действий
(бездействия) и решений следователя в объеме и порядке, предусмотренном ст.
125 УПК РФ. Кроме того, по поступившему в суд уголовному делу суд вправе
признать лицо потерпевшим, если будет установлено, что лицо, которому
преступлением причинен вред, не признано потерпевшим по делу.
Ссылка в апелляционной жалобе адвоката Головиной Г.И. на документы, а
также указанные ею в жалобе и в суде апелляционной инстанции обстоятельства,
которые, по её мнению, имеют значение для дела, таковыми не являются и
фактически касаются вопросов виновности Ф в совершении преступления,
характера и размера вреда, причиненного преступлением, - эти обстоятельства не
могут быть предметом судебного разбирательства в порядке ст. 125 УПК РФ.
При рассмотрении жалобы заявителя С судом не было допущено
нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы путем лишения или
ограничения прав участников уголовного судопроизводства или иным путем
повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и
справедливого решения. В апелляционной жалобе адвоката Головиной Г.И. не
содержится данных, которые не были проверены или не учтены судом первой
инстанции при рассмотрении жалобы С и имеют юридическое значение для
вынесения судебного решения, влияют на его обоснованность и законность, либо
опровергают выводы суда первой инстанции 1.
Кроме того, закон не запрещает принесение жалобы на законность и
обоснованность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, если
органом предварительного расследования после проведения дополнительной
проверки после отмены предыдущего постановления об отказе в возбуждении
уголовного дела вновь вынесено то же решение.
Вместе с тем нельзя не упомянуть об обстоятельствах, свидетельствующих
о наличии предпосылок для возникновения правовой неопределенности в
регламентации судебных полномочий при разрешении жалоб в порядке статьи
Апелляционное постановление Орловского областного суда от 24 февраля 2016г.//[Электронный ресурс]. –
Режим доступа: URL: https://rospravosudie.com/court-orlovskij-oblastnoj-sud-orlovskaya-oblast-s/act-538412118/. –
Дата доступа: 12.06.2018г.
1
50
125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что требует
разъяснения Пленумом Верховного Суда РФ. В качестве таких обстоятельств
выступают:
-
отсутствие
определенности
относительно
возможности
суда
при
рассмотрении жалобы выходить за рамки доводов, приведенных в ней заявителем,
т.е. речь идет о допустимости ревизионного порядка при осуществлении судебноконтрольного производства;
- отсутствие четко прописанной процедуры контрольного производства
оставляет
открытым
ряд
вопросов
относительно
полномочий
суда
по
установлению, сбору и проверке информации, имеющей значение для разрешения
жалобы по существу;
- отсутствие в уголовно-процессуальном законе каких-либо критериев,
условий,
оснований
для
принятия
судом
решения
о
приостановлении
производства обжалуемого действия или исполнения обжалуемого решения,
кроме общего требования о законности, обоснованности и мотивированности
судебных решений.
Таким образом, законодатель и Верховный Суд РФ формализовали порядок
рассмотрения жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации. Как следствие, все сводится только к изучению в
судебном
порядке
формальных
обстоятельств,
а
именно:
полномочий
должностного лица на принятие решения, формы и порядка оформления
процессуального
документа,
а
также
соответствия
вынесения
решения
специальной норме Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,
регламентирующей
порядок
оформления
данного
решения.
Однако
вышеуказанные обстоятельства ограничивают суд и нивелируют роль судебного
контроля на стадии предварительного следствия, поскольку, даже усматривая в
действиях должностных лиц явные нарушения закона по существу, которые могут
выражаться в неправильно сформированном объеме предъявленного обвинения
либо в очевидной незаконности возбуждения уголовного дела в отношении
конкретного лица, суд лишен возможности восстановить конституционные права
51
лица путем принятия решения по существу, будучи вынужденным обращать
внимание только на формальные признаки соблюдения закона. Примером
незаконного возбуждения уголовного дела может являться наличие в действиях
потерпевшего и обвиняемого гражданско-правового спора, что все чаще и чаще
встречается в правоприменительной деятельности. Подобные законодательные
ограничения не только принижают роль и авторитет судебной власти в части
контроля за органами предварительного следствия, но и сильно нарушают права и
конституционные интересы граждан Российской Федерации, которые не могут на
стадии
предварительного
расследования
реализовать
свои
права,
предусмотренные Конституцией Российской Федерации, а именно ст. 46
Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется судебная защита прав
и свобод граждан, а также устанавливается, что решения и действия (бездействие)
должностных лиц могут быть обжалованы в суде. Подобные ограничения сужают
возможный спектр осуществления правовой защиты подозреваемым или
обвиняемым своих прав на стадии предварительного следствия, которое зачастую
может длиться годами.
Представляется логически правильным расширить уже имеющиеся права
судебных органов, связанные с признание действий (бездействия) должностных
лиц незаконными и необоснованными, в порядке п. 1 ч. 5 ст. 125 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, а именно не просто формально
указывать, что должностное лицо должно устранить выявленные нарушение, но и
указывать, каким конкретным образом данные нарушения должны быть
устранены, путем выполнения каких следственных (процессуальных) действий
должны
быть
восстановлены
попираемые
законные
права
и
интересы
заинтересованных лиц, обратившихся в суд за защитой своих прав и интересов.
Также суд следует наделить возможностью отменять постановления,
признанные незаконными и необоснованными, так как отсутствие у суда
подобной возможности лишь порождает волокиту в рамках имеющегося
производства. Примером такой волокиты может являться ситуация, когда суд
признает постановление об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным и
52
необоснованным и, вместо того чтобы данное постановление напрямую
поступило в орган расследования для устранения недостатков, материал
изначально поступает в прокуратуру, где прокурор на основании решения суда
формально реализует право, которым он наделен в силу ч. 6 ст. 148 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, и, отменяя постановление,
возвращает материал в орган, производящий следствие или дознание.
Ввиду того, что законодателем в тексте ст. 125 Уголовно-процессуального
кодекса Российской Федерации не предусмотрены требования к тексту
оформления жалобы, а также к ее содержанию либо требования, которые должны
содержаться в резолютивной части жалобы, единственным нормативным
документом, регламентирующим составление текста жалобы в порядке ст. 125
Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации,
является
Постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2009 №1 «О практике рассмотрения
судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ». Оно широко применяется судами при
вынесении постановления об отказе в принятии жалобы либо о возврате жалобы
для устранения недостатков. В соответствии с правовой позицией Пленума ВС
РФ имеются несколько безусловных оснований для возврата жалобы, поданной в
порядке ст. 125 УПК РФ, а именно: согласно п. 7 «в тех случаях, когда жалоба не
содержит необходимых сведений, что препятствует ее рассмотрению (например,
отсутствуют сведения о том, какие действия или решения обжалованы, жалоба не
подписана заявителем, полномочия защитника или представителя заявителя не
подтверждаются
возвращению
соответствующими
заявителю
для
документами),
устранения
жалоба
недостатков
с
подлежит
указанием
в
постановлении причин принятия решения и разъяснением права вновь обратиться
в суд. В таких случаях по смыслу статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации срок рассмотрения жалобы - 5 суток исчисляется с
момента поступления жалобы в суд после устранения препятствий ее
рассмотрения...». Данная правовая позиция Пленума ВС РФ противоречит ч. 5 ст.
125
Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации,
которая
предусматривает по результатам рассмотрения жалобы только два решения:
53
- о признании действия (бездействия) или решения соответствующего
должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности
устранить допущенное нарушение;
- об оставлении жалобы без удовлетворения.
При этом законодатель не предусмотрел возможности возврата жалобы
либо отказа в ее принятии. Было бы правильно внести в текст закона изменения,
которые бы дополняли и расширяли полномочия суда на стадии принятия
жалобы, поданной в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации, к производству, в частности дополнить ч. 5 ст. 125
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации п. 3, который
предусматривал бы возможность возврата жалобы для устранения недостатков, и
п. 4, который предусматривал бы возможность отказа в принятии жалобы к
производству.
Кроме того, для недопущения злоупотребления правом на отказ в принятии
жалобы либо ее возврат предлагаем ввести в текст статьи отдельную часть - ч. 5.1
ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которая бы
регламентировала, какие именно требования должна содержать жалоба в части
наличия предмета и сведений, достаточных для ее рассмотрения. Так, Пленум ВС
РФ предусматривает примерный перечень оснований, которые могут послужить
причинами для возврата жалобы, среди которых отсутствие сведений о том, какие
действия или решения обжалованы, неподписание жалобы заявителем и другие,
но на практике это далеко не исчерпывающий перечень оснований для возврата.
Зачастую суды используют основания, которые не предусмотрены ни законом, ни
правовой позицией Пленума ВС РФ.
Кроме того, в целях оптимизации отдельных процессуальных процедур,
осуществляемых судом в рамках как судебного контроля, срок рассмотрения
судом жалобы - в течение 5 суток со дня ее поступления - является явно
недостаточным, поскольку не позволяет суду обеспечить надлежащую подготовку
судебного заседания. В ряде случаев в указанный срок не представляется
возможным истребовать копии необходимых материалов уголовного дела от
54
дознавателя,
следователя
или
прокурора,
своевременно
известить
заинтересованных лиц, в полной мере обеспечить процессуальные права
участвующих в судебном заседании лиц. В целях обеспечения надлежащего
порядка подготовки и проведения судебного заседания по жалобам на решения и
действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокурора
законопроектом предлагается увеличить с 5 до 14 суток срок, в течение которого
судья должен приступить к рассмотрению жалобы в судебном заседании, за
исключением жалоб на действия (бездействие) и решения при производстве
дознания в сокращенной форме.
Кроме того, Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 36-ФЗ в Уголовнопроцессуального
кодекса
Российской
Федерации
введена
статья
125.1,
посвященная особенностям рассмотрения судом жалоб на постановление
дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора о
прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 24
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и ч. 3 ст. 27 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации.
Рассматривая такие жалобы, судья обязан проверить законность и
обоснованность решения о прекращении уголовного дела, законность и
обоснованность возбуждения уголовного дела, привлечения лица в качестве
подозреваемого, обвиняемого и применения к нему мер процессуального
принуждения. При этом по правилам судебного следствия исследуются
фактические обстоятельства уголовного дела. В случае признания постановления
о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным,
судья разрешает вопрос о наличии оснований для применения процедуры
реабилитации. Тот факт, что законодатель прямо распространил на судебную
проверку отдельных решений следователя, дознавателя правила, касающиеся
судебного разбирательства, заслуживает поддержки. В науке уголовного процесса
ранее утверждалось, что деятельность суда в досудебном производстве по своему
существу и конституционному назначению является разновидностью уголовного
правосудия, которая реализуется: в форме производства по рассмотрению
55
вопросов, связанных с избранием в качестве меры пресечения заключения под
стражу, домашнего ареста и с продлением сроков содержания под стражей (ст. ст.
108 и 109 УПК РФ); в форме производства по рассмотрению вопросов, связанных
с проведением следственных действий, ограничивающих права и свободы
участников
уголовного судопроизводства
(ст.
165
УПК
РФ); в форме
производства по рассмотрению жалоб на действия (бездействие) и решения
органа дознания, дознавателя, следователя и прокурора по уголовному делу (ст.
125 УПК РФ)1.
Правовой основой данной позиции выступает п. 50 ст. 5 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации, в котором указано, что судебное
заседание - это процессуальная форма осуществления правосудия, в том числе и в
ходе досудебного производства по уголовному делу. В связи с этим предлагалось
нормы,
регулирующие
деятельность
суда
по
реализации
полномочий,
предусмотренных ч. 2 ст. 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской
Федерации, закрепить в специальном разделе третьей части УПК «Судебное
производство». Однако, законодатель пошел по иному пути и распространил
действие норм о судебном разбирательстве на процедуру проверки жалоб судом в
досудебном производстве лишь частично, через прямую отсылку в тексте ст.
125.1 УПК РФ.
Однако потребность в более детальном регулировании процедуры судебной
проверки в иных случаях объективно востребована на практике. Вместе с тем,
необходимо дальнейшее совершенствование норм о судебной процедуре
проверки решений следователя, дознавателя. С этой целью правила ч. 2 ст. 125.1
Уголовно-процессуального
кодекса
Российской
Федерации
следовало
бы
распространить и на судебную проверку иных решений, что обеспечило бы
справедливость как самой процедуры проверки, так и ее результата, а в конечном
итоге служило бы гарантией справедливости постановлений следователя,
дознавателя, в том числе и о прекращении уголовного дела (преследования). Все
Лихачева Е.Ю. Правообеспечительная роль правосудия в досудебном производстве по уголовным делам:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 5 - 7.
1
56
вышеуказанные
законодательные
правоприменительное
значение
для
инициативы
имеют
важное
необходимости
изменения
правового
положения лиц, которые за защитой своих прав и законных интересов
обращаются в суд в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации, поскольку суд как орган, не выступающий в роли органа,
осуществляющего уголовное преследование, не будучи заинтересованным в
статистических
показателях
органов
следствия
и
прокуратуры,
имеет
возможность справедливо на основании закона не только установить факт
нарушения закона, но и дать обязательное для исполнения указание о порядке
устранения выявленных недостатков.
Подобная тенденция повысила бы авторитет судебной власти, увеличила бы
право на доступ граждан к правосудию и снизила бы количество незаконных и
необоснованных решений, принимаемых на стадии предварительного следствия и
дознания. Поэтому другой подход законодателя к решению этих вопросов в корне
изменил бы формат стадии обжалования действий органов следствия и дознания
на стадии досудебного производства по уголовному делу.
57
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Права человека - одна из базовых ценностей действующей Конституции
России. Как следует из ее преамбулы, утверждение прав и свобод человека первая в числе целей, во имя которых многонациональный российский народ
принял в 1993 г. свой Основной Закон. Применение уголовного закона сопряжено
с самыми суровыми мерами ответственности, в том числе непосредственно
посягающими на достоинство личности и самые существенные блага, с ним
связанные: честь, доброе имя, свободу, а иногда и жизнь
Поэтому уголовное судопроизводство имеет две равнозначные задачи:
защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от
преступлений, и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения,
осуждения, ограничения ее прав и свобод (ч. 1 ст. 6 УПК РФ). Тем самым
обеспечивается баланс именно конституционных ценностей: с одной стороны,
презумпция невиновности и права обвиняемого - на рассмотрение дела по
подсудности, на суд присяжных, на помощь адвоката, на отказ от дачи показаний,
на опровержение своей невиновности исключительно законными средствами и на
пересмотр приговора (ст. ст. 47 - 51 Конституции РФ); с другой стороны - права
потерпевших, которым должны быть обеспечены доступ к правосудию и
компенсация причиненного ущерба (ст. 52). Ни уголовный, ни уголовнопроцессуальный законы не существуют изолированно от конституционных норм,
поскольку и тот и другой основаны на Конституции РФ
Один из центральных вопросов уголовного судопроизводства - закрепление
в законе возможности ограничения свободы и личной неприкосновенности Конституционный Суд признал «результатом законодательного разрешения
коллизии между правом каждого на свободу и обязанностью государства
обеспечить посредством правосудия защиту значимых для общества ценностей».
Отсюда не допускается возможность содержания обвиняемого под стражей без
58
судебного
решения,
в
том
числе
после
направления
прокурором
или
вышестоящим судом уголовного дела на рассмотрение в суд 1.
В ходе исследования были выявлены различные проблемы, связанные с
изучением института судебного контроля в России, и предложены варианты их
решения. Проведенное исследование позволило сделать следующие выводы.
В юридической литературе мнения по поводу правовой природы судебного
контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства неоднозначны в
силу его особенностей: он не является самостоятельной стадией уголовного
процесса, суд осуществляет контроль в судебных заседаниях, но на досудебных
стадиях, как бы пребывая над этими стадиями. Поэтому судебный контроль
рассматривается некоторыми представителями уголовно-процессуальной науки
как деятельность судьи по приданию решениям органов предварительного
расследования законной (юридической) силы или же как специфическая
самостоятельная функция судебной власти наряду с осуществлением правосудия.
Нарушение конституционных прав и свобод граждан при производстве
предварительного следствия - давняя проблема. Многочисленные процессуальные
нарушения, допускаемые следователями, приводят к снижению уровня доверия
населения правоохранительным органам в целом.
Судебное производство по жалобам на действия (бездействие) и решения
дознавателя, следователя и прокурора, осуществляемое в порядке статьи 125
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, - это отдельная
форма судебного контроля за органами предварительного расследования,
представляющая
собой
самостоятельный,
установленный
уголовно-
процессуальным законом порядок рассмотрения судом жалоб на действия
(бездействие) и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное
судопроизводство, направленный на защиту и восстановление нарушенных или
ограниченных конституционных прав и
свобод участников уголовного
Матейкович М.С. Реализация конституционных норм и защита прав человека в отечественном уголовном
судопроизводстве//Журнал российского права. – 2018. - № 5.
1
59
судопроизводства,
предотвращение
ограничения
гражданам
доступа
к
правосудию1.
Значимость этого вида
контрольных действий возрастает в свете
утверждения о том, что итоговые выводы суда в значительной степени зависят от
результатов предварительного следствия, даже несмотря на то что решения,
принятые в порядке ст. 125 УПК РФ, преюдициального значения для суда,
рассматривающего уголовное дело по существу, не имеют.
В
целях
оптимизации
отдельных
процессуальных
процедур,
осуществляемых судом в рамках как судебного контроля, срок рассмотрения
судом жалобы - в течение 5 суток со дня ее поступления - является явно
недостаточным, поскольку не позволяет суду обеспечить надлежащую подготовку
судебного заседания. В ряде случаев в указанный срок не представляется
возможным истребовать копии необходимых материалов уголовного дела от
дознавателя,
следователя
или
прокурора,
своевременно
известить
заинтересованных лиц, в полной мере обеспечить процессуальные права
участвующих в судебном заседании лиц. В целях обеспечения надлежащего
порядка подготовки и проведения судебного заседания по жалобам на решения и
действия (бездействие) органов предварительного расследования и прокурора
законопроектом предлагается увеличить с 5 до 14 суток срок, в течение которого
судья должен приступить к рассмотрению жалобы в судебном заседании, за
исключением жалоб на действия (бездействие) и решения при производстве
дознания в сокращенной форме.
Таким образом, осуществление исследования привело к результатам,
оправдывающим актуальность и важность выбранной темы. Хотелось бы, чтобы
выявленные проблемы в ближайшем будущем были рассмотрены и разрешены, а
предложения по разрешению таких проблем могли стать полезными при
дальнейшем изучении института судебного контроля в Российской Федерации.
Курышева Н.С. Вопросы производства по жалобе на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя
и прокурора.- М., 2009. -С. 20.
1
60
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные акты и судебная практика
1.
Конституция
Российской
Федерации.
Принята
всенародным
голосованием 12 декабря 1993 г. (с учетом поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от
30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) //
Российская газета. - 1993. - 25 декабря. - Российская газета. - № 163. - 23.07.2014.
2.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ ( в
ред. от 23.04.2018г. с изм. от 25.04.2018г.)//Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. - № 25. - ст. 2954. - 26.02.2018. - № 9. - ст. 1292.
3.
Уголовно-процессуальный
кодекс
Российской
Федерации
от
18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 27.06.2018)// Собрание законодательства РФ. 24.12.2001. - № 52 (ч. I). - ст. 4921. - 02.07.2018. - № 27. - ст. 3940.
4.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 № 19 «О
практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных
действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165
УПК РФ)»// Российская газета. № 125. 09.06.2017.
5.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012г. №26 «О
применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,
регулирующих производство в суде апелляционной инстанции(с изм. от
01.12.2015г.)//Российская газета. №283. 07.12.2012.
6.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. №
1 (ред. от 29.11.2016) «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи
125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»// Российская
газета. - № 27. - 18.02.2009.
7.
Устав
уголовного
судопроизводства
от
20
ноября
1864
г.
[Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (утратил
силу).
8.
силу).
Учреждение судебных установлений от 20 ноября 1864 г. (утратил
[Электронный
ресурс].-
Режим
доступа:URL:
http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/3450/ . – Дата доступа: 02.04.2018.
61
9.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 1922 г. (утратил силу).
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
URL:
http://docs.cntd.ru/document/901757376. - Дата доступа: 02.04.2018.
10.
Постановление ВЦИК от 15 февраля 1923 г. "Об утверждении
Уголовно-Процессуального
Кодекса
Р.С.Ф.С.Р."
(вместе
с
"Уголовно-
Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.") // СУ РСФСР. 1923. № 7. ст. 106. (утратил
силу).
11.
Концепция судебной реформы в РСФСР // Ведомости Съезда
народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - № 44. - Ст. 1435.
12.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. (утратил силу).
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:URL:
http://pravo.levonevsky.org/bazazru/zakon670/index.htm. - Дата доступа: 02.04.2018.
13.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41
(ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах
пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»//
Российская газета. - № 294. - 27.12.2013.
14.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых
вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской
Федерации» от 24.12.1993 № 13 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 3.
15.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 № 19 «О
практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных
действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165
УПК РФ)»// Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 7. – июль. – 2017.
16.
февраля
Апелляционное постановление Орловского областного суда
от 24
2016г.//[Электронный
URL:
ресурс].
–
Режим
доступа:
https://rospravosudie.com/court-orlovskij-oblastnoj-sud-orlovskaya-oblast-s/act538412118/. – Дата доступа: 12.06.2018г.
17.
2018
Апелляционное определение Орловского областного суда от 22 мая
года//[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
URL:
62
https://rospravosudie.com/court-orlovskij-oblastnoj-sud-orlovskaya-oblast-s/act582227847/ . – Дата доступа: 12.06.2018г.
18.
июня
Апелляционное постановление Орловского областного суда от 01
2018
года//
[Электронный
ресурс].
-
Режим
доступа:URL:
https://rospravosudie.com/court-orlovskij-oblastnoj-sud-orlovskaya-oblast-s/act582438300/. – Дата доступа: 12.06.2018г..
Специальная литература
Александров А.С. Каким не быть предварительному следствию //
19.
Государство и право. – 2001. – № 9.
Бабенко А., Яблоков В. Судебный контроль за предварительным
20.
расследованием необходимо расширить // Российская юстиция. – 2000. – № 6.
Багаутдинов
21.
Ф.Н.
О
содержании
судебного
контроля
на
предварительном следствии // Журнал российского права. – 2002. – № 12.
Багаутдинов Ф.Н. Состояние и перспективы судебного контроля //
22.
Российская юстиция. – 2001. – № 3.
Гаврилов Б. Новеллы уголовного процесса на фоне криминальной
23.
статистики // Российская юстиция. – 2003. – № 10.
Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы
24.
подготовки к судебному заседанию по УПК РФ. – Оренбург, 2002.
Дорошков
25.
В.
Судебный контроль
за
деятельностью органов
предварительного расследования // Российская юстиция. – 1999. – № 7.
Зинатуллин З.З., Зезянов В.В. Судебная власть и правосудие по
26.
уголовным делам: соотношение с судебным контролем // Российский судья. –
2005. – № 5.
27.
Кашепов
В.П.
Реализация
судебной
власти
в
уголовном
судопроизводстве // Журнал российского права. 2000. – № 8.
28.
Кашепов В., Кошаева Т., Руднев В., Чуркин А. Обзор судебной
практики // Комментарий судебной практики. Выпуск 10. – М.: Юрид. лит., 2004.
63
29.
Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве
России. – Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2002.
30.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации / Отв. ред. Д. Н. Козак, Е. Б. Мизулина. – М.: Юрист, 2002.
31.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации. 3-е изд., изм. и доп. – М.: НОРМА, 2003.
32.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации / Под общ. ред. В. В. Мозякова. – М.: Экзамен XXI, 2002.
33.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации / Под ред. А. В. Смирнова. – СПб.: Питер, 2003.
34.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской
Федерации. Постатейный / Под ред. Н. А. Петухова, Г. И. Загорского. – М.:
ЭКМОС, 2002.
35.
Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной
деятельности» / Авт.-сост. А.Ю. Шумилов. 2-е изд., испр. и доп. – М., 2000.
36.
Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А.
Пашин. – М., 1992.
37.
Кравчук А., Кравчук Л., Ретюнских И. Изменения в УПК РФ внесены
– проблемы остались // Российская юстиция. – 2003. – № 12.
38.
Кузнецов А.П., Ковтун Н.Н. Судебный контроль законности и
обоснованности задержания подозреваемого // Российский судья. – 2004. – № 7.
39.
Лазарева В.А. Судебная власть. Судебная защита. Судебный
контроль: понятие и соотношение (лекции-очерки). – Самара, 1999.
40.
Лазарева В.А. Теория и практика судебной защиты в уголовном
процессе. – Самара, 2000.
41.
Лазарева В.С. Судебная защита в уголовном процессе РФ: проблемы
теории и практики: Автореф. дис... докт. юрид. наук. – М., 2000.
42.
Мельников В.Ю. Необходимость дальнейшего совершенствования
института судебного контроля // Российский судья. - 2015. - № 7. - С. 24 – 27.
64
43.
Моисеева Т.В. Судебный контроль за предварительным следствием и
беспристрастность судей // Адвокат. – 2004. – № 10.
44.
Морщакова Т.Г. Судебная реформа: Сборник обзоров. – М., 1990.
45.
Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. –
Санкт-Петербург, 2003.
46.
Петрухин И. Можно ли обжаловать в суд постановление о
возбуждении уголовного дела? // Российская юстиция. – 2002. – № 4.
47.
Питулько К.В. Судебный контроль за применением заключения под
стражу и реализация права обвиняемого на защиту в уголовном процессе РФ. –
СПб., 2000.
48.
Пиюк
А.
Состязательность
на
стадии
предварительного
расследования и судебный контроль // Российская юстиция. – 2000. – № 4.
49.
Томин В.Т., Поляков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного
уголовного процесса. – Пятигорск, 2000.
50.
Уголовный процесс России: Учебник / А.С. Александров, Н.Н.
Ковтун, М.П. Поляков, С.П. Сереброва; Науч. ред. В.Т. Томин. – М.: ЮрайтИздат, 2003.
51.
Уголовный процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. А. В. Гриненко. –
М.: Норма, 2004.
52.
Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и
факультетов / Под ред. К. Ф. Гуценко. Издание 6-е, перераб. и доп. – М.: Зерцало,
2005.
53.
Уголовный процесс: Учебник для юридических высших учебных
заведений / Под общ. ред. В. И. Радченко. – М.: Юстицинформ, 2003.
54.
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник /
Отв. ред. П. А. Лупинская. – М.: Юристъ, 2003.
55.
Халиулин А., Назаренко В. От прокурорского надзора к судебному
контролю // Законность. – 2004. – № 1.
65
56.
Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам:
концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. – М.:
Экзамен, 2003.
57.
Чепурнова Н.М. Судебный контроль в Российской Федерации:
проблемы методологии, теории и государственно-правовой практики. – Ростовна-Дону, 1999.
58.
Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система
стадий и система производств. Основные и дополнительные производства. –
Томск, 1991.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа