close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Экономика1

код для вставкиСкачать
1. Является ли экономика наукой?
* Почему такой вопрос появляется на страницах признанных учебников?
* Что "делает" теория и кому она нужна?
* Какая теория нужна в нашей стране?
2. Экономический образ мышления
* Что такое экономический образ мышления?
* Особенности экономического образа мышления.
* "Прагматизм" и "Практичность" и др.
3. Множественность взглядов в экономике (привести примеры, объяснить эту множественность)
4. Национально-психологические особенности народа и экономика страны
* отношение к частной собственности, к закону.
1.1 Ответ на вопрос "является ли экономика наукой?" зависит, разумеется, от того, какой смысл мы вкладываем в понятие «наука». В повседневном речевом обиходе, а также в академических кругах (особенно в англо-и франкоязычных странах) этим термином (science) часто обознат чаются только естественные науки и математика. Экономическая теория, как и все общественные дисциплины, в этот ряд, следовательно, не попадает. Не сможет она в полном объеме называться наукой и в том случае, если за критерий научности принять использование методов, аналогичных методам естественных наук, Если же мы примем лозунг «наука есть измерение», то научной можно считать лишь малую часть нашей отрасли знания. В этом нет ничего зазорного: назвать какую-то область знаний наукой — это не комплимент и не порицание. Для наших целей годится самое что ни на есть широкое определение: наука — это любой вид знания, которое является объектом сознательного совершенствования. 3-1 Процесс совершенствования порождает определенные приемы мышления — методы или технику исследования. Достигаемая с помощью этой техники степень осмысления фактов выходит за пределы возможностей обыденного сознания. Поэтому мы можем принять определение, практически эквивалентное первому: наука — это любая область знания, выработавшая специализированную технику поиска и интерпретации (анализа) фактов.
Наконец, если мы хотим подчеркнуть социологический аспект, мы можем с тем же основанием сказать, что наука — это любая отрасль знания, в которой действуют люди (так называемые исследователи или ученые), занятые совершенствованием имеющегося в ней запаса фактов и методов и в силу этого осознающие факты и овладевающие методами их анализа лучше, чем «профаны» и простые «практики». Можно предложить и другие, не худшие определения. Вот еще два, которые мы добавим без комментариев: 1) наука — это усовершенствованный здравый смысл; 2) наука — это знание, вооруженное инструментами.
Поскольку экономисты используют технику анализа, недоступную широкой публике, экономическая наука безусловно является наукой в том смысле, который мы вкладываем в это понятие. Отсюда, казалось бы, следует, что написать историю этой техники — довольно-таки простая задача и тот, кто за нее возьмется, не должен испытывать никаких мук и сомнений. К сожалению, это не так. Мы не только не выбрались из чащи, мы даже еще не попали в нее. Прежде чем уверенно приступить к достижению цели, необходимо убрать с пути множество препятствий, самое серьезное из которых носит название «идеология».
1.2 Современный стиль теоретизирования в экономике сложился за последние 50 лет, хотя блестящие образцы этого стиля появлялись в двадцатых и тридцатых годах нашего столетия. Достаточно упомянуть имена Ф.Рэмзи, И. Фишера, А.Вальда, Дж.Хикса, Е.Слуцкого, Л.Канторовича, Дж. фон Неймана. Но перелом произошел в пятидесятые годы. Решающую роль в создании нового подхода сыграло возникновение теории игр (Neumann and Morgenshtern (1944)), теории социального выбора (Arrow(1951)) и разработка математической модели общего экономического равновесия (Arrow, Debreu (1954), McKenzie (1954), Debreu(1959)). В последующие годы количество исследований, посвященных развитию этих направлений, лавинообразно увеличивалось. НАИБОЛЕЕ ОБЩИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ НОСЯТ В ОПРЕДЕЛЕННОМ СМЫСЛЕ НЕГАТИВНЫЙ ХАРАКТЕР - ЭТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ, УТВЕРЖДАЮЩИЕ В ЯВНОМ ИЛИ НЕЯВНОМ ВИДЕ, ЧТО В РАССМАТРИВАЕМЫХ ТЕОРИЯХ НЕ ХВАТАЕТ ПОСТУЛАТОВ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ОТВЕТЫ НА ПОСТАВЛЕННЫЕ ВОПРОСЫ.
Важность экономической теории, по моему мнению, играет существенную роль в понимании всех экономических изменений, действий и процессах. В первую очередь, экономическая теория помогает понять закономерности развития и функционирования экономики. Экономическая теория, как и другие науки, ставит своей задачей сформулировать законы, по которым развивается объект ее исследования. Экономические законы - это устойчивые, существенные, постоянно повторяющиеся связи между экономическими процессами, явлениями и их сторонами. Так, например, устойчивые связи между ценой товара и количеством спроса на него выражаются в особом законе спроса.
Во-вторых, познав закономерности экономического развития, экономисты могут предсказывать будущее. Многие экономисты (среди них - известный американский экономист М. Фридмен) утверждают, что главной целью экономической науки должны быть именно прогнозы, а не объяснения.
В-третьих, общественные науки (и экономика в том числе) не только раскрывают существующий порядок вещей, но и дают ему определенную оценку. Экономическая теория, в частности, не просто описывает рыночное хозяйство, но и решает проблему, является ли эта экономическая система справедливой, нужно ли ее совершенствовать или менять.
И, наконец, в-четвертых, сформулировав представление о желаемом состоянии общества, экономисты ищут пути его достижения, активно участвуя в выработке и осуществлении экономической политики.
За весь период существования экономики создавались новые идеи и взгяды, различные теории, находившие популярность и признание, а затем резко отвергающиеся, или, наоборот, сохранявшие актуальность и по сей день. Например, "теория социального выбора: невозможность рационального согласования интересов", основателем которой по справедливости считается К.Эрроу(Arrow (1951)), определила развитие теории на 40 лет вперед вплоть до настоящего времени. K.Эрроу предложил изящную формулировку проблемы согласования интересов. Представим себе сообщество из фиксированного числа агентов. Перед обществом стоит вопрос о выборе одной альтернативы из фиксированного конечного множества. Для определенности можно думать о десяти различных вариантах государственного бюджета. Каждый из членов сообщества ранжирует варианты в соответствии со своим отношением предпочтения (полным, транзитивным и рефлексивным бинарным отношением, иначе - полным предпорядком). K.Эрроу вводит, на первый взгляд, очевидные требования, которым это правило должно удовлетворять. Во-первых, оно также должно быть отношением предпочтения на том же множестве альтернатив. Разумеется, оно должно зависеть от индивидуальных предпочтений, и, более того, быть универсальным, т.е. давать ответ при любых предпочтениях членов сообщества. Если все они предпочитают одну и ту же альтернативу, то на ту же альтернативу должен указывать и общественный выбор (аксиома единогласия). И, наконец, вводится аксиома независимости от посторонних альтернатив: предпочитает ли общество альтернативу А альтернативе Б должно зависеть только от мнения его членов относительно той же пары альтернатив А и Б, но не от их точек зрения относительно других имеющихся возможностей. Результат Эрроу поразителен: всем перечисленным требованиям удовлетворяют только диктаторские правила. Иными словами, нужно выбрать какого-нибудь произвольного члена общества и осуществлять общественный выбор в соответствии с его предпочтениями. Других рациональных (в указанном выше смысле) правил не существует.Один из основных методологических постулатов теории социального выбора, как и всей теоретической экономики, состоит в том, что долговременно действующие механизмы должны быть наилучшими из возможных. Этот постулат базируется на дарвинистском представлении о естественном отборе. Благодаря нему грань между нормативной и дескриптивной теорией оказывается размытой, проблема сводится к правильной формулировке понятия оптимальности. Постулат оптимальности нашел впечатляющее (хотя лишь частичное) подтверждение в теории экономического равновесия, но, видимо, не оправдал себя в теории социального выбора. Ответ на основной вопрос: "Чем выделены механизмы, действующие в реальности?" так и не был получен. Второй важно теорией можно поправу считать "теорию общего равновесия: невозможность сравнительной статистики". К.Эрроу, заложивший основы теории социального выбора, явился, также, одним из создателей современной теории общего равновесия (Arrow, Debreu, 1954; McKenzie, 1954). Здесь важнейшим достижением стал не отрицательный, как в первом случае, а положительные результаты: доказательство существования и Парето-оптимальности равновесия при довольно общих предположениях.Программа построения общей экономической теории на основе модели равновесия была существенно подорвана результатом Зонненшайна (Sonnenschein, 1973, см. также Mantel, 1974, Debreu, 1974). Из теоремы Зонненшайна13 следует, что без дополнительных предположений о виде функций полезности нельзя предсказать направление изменений эндогенных экономических переменных при вариации экзогенных параметров. Например, при увеличении запаса товара у одного из участника его равновесная цена может изменяться в любом направлении. Это означает, что в модели равновесия, претендующей на отражение реальности, функции полезности должны иметь специальный вид. Выяснить их специфику до сих пор не удается, а без этого ответы на многие фундаментальные вопросы теории не могут быть получены. Третьей теорией, заострившей мое внимание, явилась "Экономическая динамика: произвол оптимального поведения". Здесь основной вопрос состоял в описании оптимальной стратегии потребления и накопления и оптимальном отборе вариантов капиталовложений.Эта задача поддавалась исследованию при малых значениях нормы дисконта, т. е. в случае, когда полезность благ мало убывает со временем. Требование малости выглядело искусственным, но ослабить его не удавалось. В 1986 году М.Болдрин и Л.Монтрюччио (Boldrin and Montrucchio (1986)) показали, что этого и нельзя сделать. Их теорема гласит, что указанная модель при соответствующем выборе функции полезности и значений дисконта может генерировать практически любые траектории, удовлетворяющие технологическим ограничениям. Отсюда следует, что ответы на ряд фундаментальных вопросов экономической динамики могут быть получены только для специальных классов функций полезности. Теория "Структура корпоративных бумаг и финансирование дефицита госбюджета: несущественность важных решений", введенная Д.Рикардо и Р.Барро (Barro (1974)), показала,что если временная последовательность государственных расходов задана, рынок конкурентен, а экономические агенты рациональны, то оба этих способа и их произвольные сочетания эквивалентны: параметры равновесия (потребление, темпы роста и т.п.) не зависят от государственной политики покрытия бюджетного дефицита. Правительства большинства стран используют для покрытия бюджетного дефицита как налоги, так и внутренние займы. Теория должна была бы объяснить, почему предпочитается то или иное сочетание этих инструментов. Вместо этого утверждается, что при постулированных условиях все варианты эквивалентны. Поскольку правительства вряд ли тратили бы столько усилий на не имеющий смысла выбор, остается предположить, что модель не адекватна проблеме и что причина неэквивалентности лежит в неучтенных ею обстоятельствах. Такой вывод лишь отчасти приближает нас к ответу на исходный вопрос, поскольку неучтенных обстоятельств слишком много.Теорема Модильяни - Миллера также предполагает рациональность экономических агентов и совершенство рынка. Она утверждает, что при заданном потоке дивидендов фирмы ее рыночная цена не зависит от структуры корпоративных ценных бумаг, т.е. от пропорций выпуска акций и облигаций, от условий выплат и т.п. И в этом случае основной результат не отвечает на главный вопрос: "Чем определяется наблюдаемая структура корпоративных обязательств?"
1.3 Говоря о теории, подходящей России я считаю, что необходимой для неё было бы наличие следующих факторов:
-глубокая, многомерная и многоаспектная диверсификация. Речь идет в первую очередь о трех основных составляющих: диверсификации рабочих мест; диверсификации продукции; диверсификации «проектных ниш».
-социальная лояльность. Согласно предлагаемой концепции, следует говорить не о социальной ориентации экономики, а об ее партнерстве с социумом.Можно говорить о «гражданской ответственности» бизнеса перед государством и экономической ответственности бизнеса перед народным хозяйством, но вряд ли уместно требовать, чтобы бизнес нес непосредственную ответственность перед социумом, поскольку они друг с другом напрямую не взаимодействуют.
-толерантность по отношению к бизнесу. Экономика должна демонстрировать готовность к стратегическому партнерству с бизнесом. Экономика и бизнес не должны вступать в стратегическую конкуренцию.
-экстенсивность экономики.Причиной этого выступает слабая связь между экономикой отдельных регионов, которая тормозит распространение инноваций, препятствует оптимизации распределения ресурсов, усугубляет социально-экономическую дифференциацию регионов, снижает потенциал экономики в целом и грозит потерей экономической самостоятельности страны. Таким образом, экономика нужна, предварительно сформированной и принятой обществом долгосрочной стратегии; институциональное, когда решение по каждой проблеме принимается на основе как явных, так и неявных норм и правил (институтов), разделяемых участниками процесса.Наглядным примером «нестратегичности» социально-экономического мышления при невнимании к фундаментальным основам стратегического планирования и управления может служить мозаичная «Стратегия-2020» (см.: Глазьев, 2012; Клейнер, 2011a). Что касается институционального управления, то оно возможно только после завершения «стратегического» этапа при условии консолидации общества и наличии внятных концепций перспективного и ретроспективного развития страны, а также долговременных, разделяемых обществом и экономическими субъектами целей. Для дальнейшего отхода страны от мозаичного управления экономикой необходимо не только принять соответствующие административные решения и бюрократические регламенты, в частности закон «О государственном стратегическом планировании», но и глубоко теоретически переосмыслить фундаментальные вопросы о миссии экономики как общественной подсистемы, взаимоотношениях экономики и других, в первую очередь равноуровневых с ней, подсистем общества.
2.1 Д.Кейнс писал, что: "Экономическая теория не есть набор уже готовых рекомендаций, применимых непосредственно в хозяйственной политике. Она является скорее методом, чем учением, интеллектуальным инструментом, техникой мышления, помогая тому, кто владеет ею, приходить к правильным заключениям".Экономический образ мышления – это знание и понимание рыночных отношений и течений. Это определение понятий как благо, товар и услуги, потребитель и производитель, спрос и цена связь их между собой и их влиянии друг на друга. Однако, понимание настоящего без прошлого чревато ошибками. По словам Гёте, историческую хронику пишет тот, кому важно настоящее. Для более глубокого изучения экономической теории важно знать её генезис, т.е. происхождение, возникновение, процесс образования и становления как науки.
2.2 На мой взгляд, чтобы проследить экономические особенности образа мышления нужно обратиться к характерологической креатологии- науке о творчестве, исходящую из природных характерологических оссобенностей творящего человека.ХК вышла из психотерапии и несет в себе ее мотив, в экономическом случае - это то, как люди ведут себя по-свому, в том числе и в экономике, и выражают свой характер мышления в экономических учениях. Определяется тип экономического мышления и национальными традициями, особенностями менталитета, «духом хо­зяйства».
Отражение, осознание экономическим мышлением экономической действительности осуществляется через познание, получение и усвоение знаний. Тип экономического мышления, в свою очередь, определяет и характер экономического сознания. Знания, являющиеся продуктом того или иного типа экономического мышления исследователя, становится элементом общественного сознания и психологии, и как таковые формируют мнения, позиции, ценностные ориентиры, мотивы, определяют характер и содержание убеждений, привычек, установок, существующих у людей в экономической деятельности.
Экономическое мышление через усвоение знаний и экономическую психологию формирует экономическое поведение. Тип этого мышления – часть экономической культуры общества, которая является способом организации, развития экономической деятельности. Данную взаимосвязь можно представить следующей схемой. Экономическое мышление в нашей стране определяется его принадлежностью и к западному, и к восточному типам циви­лизаций и соответственно экономического мышления. Масштабность страны, местами небольшая плотность населения определяли необходимость централизации, установления сильной государственной власти. Тем более что обширность и бо­гатство земли определяли и такие особен­ности экономического менталитета, как недостаточные рачительность, эконом­ность, ритмичность, постоянство трудовых усилий.
Для России всегда был характерен, прежде всего, государственный тип эконо­мического мышления, связанный с тради­ционными явлениями общинности, государственного патернализма, ограниченностью инициативы, ощущением индивидом себя составной частью общества, не толь­ко зависимой, но и оберегаемой, а также неразвитостью правосознания, недовери­ем к закону, но предпочтением при этом в противовес бюрократизму нравственности, правды, добродетели, осуждением алчно­сти, чрезмерного богатства, высокой ценностью социального равенст­ва, справедливости в распределении благ.
В то же время России всегда были свойственны и черты рыночного типа эко­номического мышления. Развитие торговли, рынка, ремесел, хозяйственное освоение огромных пространств были невозможны без предприимчивости, самостоятельности; находчивости, инициативы, готовности к риску. История России – есть история развития, взаимодействия и противостояния государственного и рыночного типов экономического мышления.
2.3 Для того, чтобы лучше понять какая экономическая теория больше подходит для нашей страны, обратимся к определению слов "прагматичный" и "практичный". Если речь не идет о философском учении прагматизма, то слова "прагматичный" и "практичный" близки по смыслу: первое означает "расчетливый, ориентирующийся на пользу/полезность, основанный на следовании во всём узкопрактическим интересам, соображениям пользы и выгоды", второе - "хорошо разбирающийся в жизненных делах, умеющий решать бытовые задачи, предпочитающий то, что дает реальные результаты" (а также "выгодный, удобный по каким-либо своим свойствам, хорошо подходящий для решения каких-либо задач ценой сравнительно небольших затрат"). Правда, у слова "прагматичный" в этом значении есть некоторый негативно-оценочный оттенок, в отличие от слова "практичный". То есть человека, который во всем заботится о собственной пользе, можно назвать и прагматичным, и практичным, а вот немаркий цвет дивана - только практичным.
Слово "прагматический" преимущественно употребляется как термин в отношении либо прагматизма как философской концепции, либо лингвистической прагматики (часть языкознания, изучающая использование языка в общении).Практичность - опыт, а прагматичность - свойство ума. Возвращаясь к экономическому строю Российской Федерации, по-моему мнению, экономике страны больше подходит эпитет "практичный", нежели "прагматичный". Я обосовыва свой выбор тем фактом, что Россия вседа славилась менталитетом своих граждан с широкой душой и благими намерениями. За всю историю страны было вложено много как и денежных средств, так и гуманитарной помощи различным странам и реионам, не входящим в состав страны. Зачастую помощь, оказываемая нами, подразумевала бескорыстный и безвозмездный характер,однако имела ориентир на создание общего процветания и благоприятствования мира. Примером этого может являться списание долга Кубе: в июле 2014 года, накануне визита Владимира Путина на Кубу, российская Дума ратифицировала соглашений с Кубой, согласно которым этой латиноамериканской стране, прощаются $31,7 млрд из $35,2 млрд задолженности перед Россией. С другой стороны, каждая страна должна стремиться к поддержанию и выдвижению собственных интересов и отстаивании их на мировой арене. В этом плане страну можно определить как и прагматичную. Примером данной характеристики может служить введение санкций Российской Федерации на санкции, введенные Евросоюзом и США: В марте 2014 году в связи с ситуаций на Украине ЕС и ряд стран, включая США, Канаду, Австралию, Японию, Швейцарию, Новую Зеландию, Исландию и др. начали вводить санкции в отношении России. В частности, появились санкционные списки российских физических и юридических лиц. Ограничительные меры предусматривали запрет на въезд, заморозку счетов. Помимо этого, были введены так называемые секторальные санкции: активы подпавших под них компаний не замораживались, однако налагались ограничения на средне- и долгосрочное кредитование.
Весной - летом 2014 года Россия создала аналогичные списки лиц, которым въезд в страну был объявлен нежелательным. 20 марта МИД РФ опубликовал список, в который вошли девять граждан США, 24 марта - список из 13 официальных лиц Канады, 22 августа был сформирован список японских граждан.
31 мая 2015 года иностранные СМИ сообщили, что российская сторона передала миссии Евросоюза в Москве перечень официальных лиц, которым запрещен въезд на территорию РФ. Российский МИД не стал обнародовать список, однако, по некоторым данным, в него вошли 89 европейских политиков - представители 17 из 28 стран - членов ЕС.
Таким образом,рассматривая экономическое поведение страны с разных аспектов можно говорить и об определении страны как с практичной точки зрения, так и с прагматичной. 3.1 "Множественность взглядов в экономике, часто противоречивых, вызывает массу вопросов. Во взгляде выражен характер мышления. Существуют закономерности во множественности взглядов. Это не «каша», а система", - пишет к.э.н., доцент Мижерова Ксения Марковна в статье "Множественность взглядов в экономике". И, действительно, чтобы понять экономическую систему Российской Федерации, необходимо разобраться в различных взглядах экономических учений. Главным направлением экономической политики и экономической мысли в XV- XVII вв. был меркантилизм. Если попытаться предельно кратко выразить его сущность, то она сводится к следующему: в экономической политике – всемирное накопление драгоценных металлов в стране и в государственной казне; в теории – поиски экономических закономерностей в сфере обращения. Таким образом, предметом изучения экономистов-меркантилистов была сфера обращения, в основе которой лежит положение об определяющей роли внешней торговли для экономического роста, умножения национального богатства.
Классическая политическая экономия – направление экономической мысли, возникшее в период становления капиталистического способа производства. «Классики» в отличие от меркантилистов, по существу, заново сформулировали и предмет, и метод изучения экономической теории. Так, возросшая степень мануфактуризации экономики (затем и ее индустриализации) обусловила выдвижение на первый план предпринимателей, занятых в промышленном производстве, оттеснив на второй план капитал, занятый в торговле, денежном обращении и ссудных операциях. По этой причине в качестве предмета изучения «классики» предпочитали главным образом сферу производства. Экономисты-классики подчеркивали, что выводы экономической науки, в конечном счете основываются на постулатах, в равной степени почерпнутых из наблюдаемых «законов производства» и субъективной интроспекции.
Физиократы ввели в научный оборот понятия «первоначальные авансы» и «ежегодные авансы». Под первоначальными авансами они понимали затраты на земледельческое оборудование, а под ежегодными авансами – затраты, производимые ежегодно на сельскохозяйственные работы.
До Великой Депрессии доминирующей среди экономистов была классическая теория. Её основоположником принято считать британского экономиста Адама Смита (1723-1790).
В книге "Богатство Наций", изданной в 1776 году, он высказал знаменитую индею о том, что невидимая рука свободного рынка заставляет предпринимателей, преследующих свои корыстные интересы, использовать общественные производительные ресурсы самым эффективным образом, увеличивая богатство всего общества.
Следующий по важности вклад в развитие классической теории внёс французский экономист Жан-Батист Сей (1767—1832), высказавший идею, что предложение создаeт свой собственный спрос. Согласно его теории, со стороны потребителя требуется одновременное наличие желания и возможности купить нужный ему товар. Чтобы у людей была возможность купить товар, они должны иметь работу. Производя товар, работники получают зарплату, на которую могут купить другие товары, создавая при этом спрос. Таким образом, по его теории, предложение создаёт свой собственный спрос.
Kлассики, заложившие основы экономической науки, были уверены в том, что причиной экономической нестабильности может быть только некомпетентное вмешательство со стороны государства в процессы свободного рынка. Cвободная экономика понималась как саморегулирующаяся система, естественным образом обеспечивающая баланс интересов покупателей и продавцов. Eсли товар не продаётся, значит, имеется избыток товара пo существующей на данный момент цене, и если эту цену понизить, то излишек будет распродан. Или, если есть безработица, значит цена трудовых ресурсов слишком высока, и когда она понизится, то достигнет точки спроса по новой, уже меньшей цене. Падение цены рабочей силы вовсе не воспринимались как нечто негативное, поскольку теория свободного рынка утверждала, что должна упасть и стоимость товаров. Всё, что не вписывалось в эту теорию, считалось проявлением случайного дисбаланса, эффективно исправить который может только сам свободный рынок. Идеи свободного рынка доминировали в экономической теории вплоть до начала Великой Депрессии.
Во время Великой Депрессии стала очевидной несостоятельность классической экономической модели. Капиталистическая экономика столкнулась с невиданным ранее кризисом производства, а уровень цен и ВВП упали на 25 и 27 процентов, соответственно. Бизнесы разорялись тысячами, безработица достигла 20 процентов.
Президент США Герберт Гувер пытался успокоить общество, утверждая, что страна переживает лишь временные трудности, которые вот-вот закончатся, и скоро вновь наступит эра процветания, но процветание не возвращалось.
В 1936 году Джон Мейнард Кейнс опубликовал, пожалуй, самую известную работу ХХ века по экономике, названную "Общая Теория Занятости, Процентов и Денег", в которой подверг разгромной критике выводы классической теории. В своей книге он попытался ответить на главный вопрос – если классическая теория верна, то почему экономическая депрессия продолжается так долго?
Первой проблемой, отмеченной Кейнсом, была недостаточно гибкая, и поэтому не классически рыночная, система оплаты труда. Многие рабочие были объединены в профсоюзы, не допускавшие понижения зарплаты ниже догворного уровня, а это противоречило постулатам классической теории, требовавшим полной свободы и гибкости при оплате труда.
Второй проблемой, по мнению Кейнса, стала излишняя бережливость населения, обеспокоенного плохой экономической ситуацией и не желавшего тратить деньги ни на что, кроме самого необходимого. Согласно классической теории, свободные денежные средства должны инвестироваться обратно в экономику, стимулируя промышленный рост. Поскольку всегда существуют спрос и предложение на деньги, то, по законам свободного рынка, предприниматели, вкладывая деньги в своё производство, должны были создавать новые рабочие места.
Но предприниматели не хотели инвестировать деньги в свои предприятия, потому что спроса их продукция не находила. Возник замкнутый круг – люди не тратят деньги потому, что экономическая ситуация плохая, а экономическая ситуация плохая потому, что люди не тратят деньги.
Проанализировав экономическая ситуацию, Кейнс пришёл к выводу, что основная проблема заключена в низком совокупном спросе. Рост уровня безработицы уменьшает совокупный спрос. Уменьшение спроса приводит к падению цен. Падение цен, без уменьшения производственных затрат, уменьшает прибыль. Уменьшение прибыли вызывает сокращение производства и безработицу, рост которой инициирует следующий виток, и так без конца.
Кейнс предложил стимулировать совокупный спрос путем создания государством рабочих мест. Бюджетный дефицит он предложил покрывать выпуском государственных облигаций.
Избранный после Гувера новый президент США Рузвельт воплотил в жизнь многое из того, о чём говорил Кейнс. Были созданы миллионы рабочих мест на общественных работах, и экономика США заметно улучшилась. Последствия Великой Депрессии были полностью преодолены лишь после начала Второй Мировой Войны, когда у американского правительства возникла необходимость финансировать крупнейшие военные заказы.
Кейнс создал школу экономического анализа, которую теперь называют школой совокупного спроса. Одним из самых интересных направлений экономической мысли второй половины девятнадцатого века является марксизм, который можно рассматривать как своеобразное развитие классической политической экономии. Это относится и к проблемам, изучаемым марксистской теорией, и к методологии. Наиболее ярко этя связь проявляется в вопросе возникновения стоимости, поскольку марксизм, как и все школы классического толка, определяет стоимость на основании издержек, точнее на основе затраченного труда.
Карл Маркс показал, как из простого товарного производства, целью которого является потребление, и где деньги являются лишь посредником в обмене, совершенно логично вытекает капиталистическое производство, где целью является возрастание денег, получение прибыли. Если вспомнить Аристотеля, то первый тип хозяйства соответствует понятию "экономика", а второй - понятию "хрематистика". Почему же из экономики неизбежно вырастает хрематистика? Исследование этого процесса Маркс начинает с исследования природы товарного производства. Как и представители классической политической экономии, Маркс различает две стороны товара: потребительную стоимость и меновую стоимость. Под первой понимается способность вещи удовлетворять какую-либо человеческую потребность, независимо от того, чем она вызвана "желудком или фантазией", под второй - способность вещи обмениваться в определенных пропорциях на другой товар. Но что делает товары сравнимыми и соизмеримыми? Вслед за Рикардо Маркс утверждает, что в основе пропорций обмена лежат затраты труда, которые и определяют стоимость товара. Почемуже некоторые взгляды на сегодняшний день совершенно забыты, а некоторые, как, например, марксистская теория популярны и по сей день? Если говорить о марксизме, то на протяжении всего 20 в. различные интерпретации и направления марксизма играли огромную (или хотя бы заметную) роль в политической и культурной жизни по всему миру. В 21 в. влияние марксизма несколько уменьшилось, но он достаточно популярен до сих пор, причем не только в Латинской Америке и Азии, но и в левых движениях и партиях Европы и США. Также марксизм проник во многие культурные явления, иногда не связанные с политикой напрямую - марксистская культурология, теория литературы и литературная критика (один из современных ее популярных пропонентов - Терри Иглтон), и т.д.
Если же говорить именно об идеях Маркса (безотносительно политических движений, возникших из классического марксизма), то его нередко называют одним из отцов социологии (вместе с Вебером и Дюркгеймом). Многие из высказанных им идей сегодня являются неотъемлемой частью не только социальных наук и политической философии, но и современной философии в целом. Например, Маркс задолго до Ницше сформулировал анти-эссенциализм человеческого бытия - у человека нет какой-то присущей ему "природы", человек - производящее животное, что он из себя представляет - определено текущим способом/режимом производства, то есть, отношением производственных сил и производственных отношений. Другой пример, в своей ранней статье "К еврейскому вопросу" (ответе на "Еврейский вопрос" Бруно Бауэра) Маркс озвучил идею того, что общество многомерно, и невозможно прямо влиять на любые его измерения только через одно политико-легальное. В частности, невозможно лишить евреев религиозной идентичности и "политически освободить" их, законодательно установив секулярное государство, просто вытеснив вопрос религии за пределы политико-легального поля - он из-за этого никуда не исчезнет. Намного позже эта идея многомерности социальных практик и сложности властных отношений стала центральной в работах Фуко и Бурдье. Таким образом, идеи и взгляды известных и популярных экономистов, в первую очередь находили отражение и в других теориях их последователей. На их законах, сводах правил и объяснений действительности строились последующие интерпретации экономического поведения, тем самым только подкрепляя их популярность и создающую актуальность в настоящее время.
4.1 Важно также оценить и национально-психологические особенности народа и экономики страны.Рассматривая национально-психологические особенности представителей разных регионов нашей страны и предполагая, что на этой основе можно строить стратегию и тактику межнациональных отношений, целесообразно объединить их (с определенной долей условности) в несколько этнорегиональных групп:
- славянские национальности: русские, украинцы, белорусы;
- тюркские и алтайские группы народов: татары, чуваши, башкиры, кумыки, тувинцы, хакасы, ногайцы, алтайцы;
- финно-угорская группа народов: мордва, удмурты, марийцы, коми и коми-пермяки, карелы, финны, ханты, манси, вепсы, саамы;
- монгольская группа народов: буряты, калмыки;
- тунгусо-маньчжурская группа народов: якуты, ненцы, коряки, ительмены, нанайцы, чукчи, эвенки, эвены, эскимосы, ульчи, удыгейцы, орочи;
- народы Северного Кавказа: адыгейцы, черкесы, карачаевцы, абазины, ингуши, балкарцы, кабардинцы, чеченцы, осетины, лезгины, аварцы, даргинцы, кумыки, лакцы, табасараны, рутульцы и др.
Трудно рассмотреть национально-психологические особенности всех перечисленных народов (некоторые из них психологами и не изучались), поэтому основное внимание уделим характеристике лишь некоторых титульных национальных и этнических групп.
О национальной особеннсти россиян можно судить и по отношению к законам. Салтыков-Щедрин писал: "Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения": отношение россиян к закону и сегодня остается крайне противоречивым. С одной стороны, скорейшее восстановление законности и правопорядка в стране абсолютное большинство россиян считает главным и безусловным приоритетом. Это закономерная реакция общества на разгул преступности, произвол властей, хаос и неопределенность затянувшегося переходного периода. Как показывают социологические опросы, требование преодоления анархии, восстановления порядка в обществе является доминирующим политическим приоритетом. С другой стороны, справедливо обвиняя власть в беззаконии, россияне именно с нею связывают свои надежды на восстановление (наведение) порядка, и снимают с себя ответственность за соблюдение закона. Иначе говоря, естественное стремление людей к стабильности и законному порядку не сопровождается пока готовностью общества собственными усилиями добиваться его установления; неукоснительное соблюдение закона не стало императивом личного поведения, это требование люди склонны адресовать скорее другим, нежели самим себе.
Обращаясь к отношению россиян к частной собственности хочется упоминуть фразу русского философа XX века Николая Александровича Бердяева: “В русском душевном типе есть огромное преимущество перед типом европейским. Европейский буржуа наживается и обогащается с сознанием своего большого совершенства и превосходства, с верой в свои буржуазные добродетели. Русский буржуа, наживаясь и обогащаясь, всегда чувствует себя немного грешником и немного презирает буржуазные добродетели”.
Однако несмотря на все негативные последствия реформ, положительное отношение людей к частной собственности только окрепло, а отрицательное- заметно ослвбло.
Первое обстоятельство, которое заметно влияло на отношение россиян к частной собственности заключалось в возможности воспользоваться плодам реформ для преумножения личной собсвенности, прежде всего - самого обычного домашнего имущества.
Во-вторых, за частную собственность стала гораздо активнее выступать молодежь, которая выросла в новых условиях и уже не мыслит жизнь без частной обственности.
Третьим фактором стало улучшение отношения к частной собственности в наиболее образованных группах населения.
Из всех проанализированных факторов можно сделать вывод, что неразрывная связь концепта собственности с принципом "трудовой справедливости" является своего рода смысловым вариантом социального мышления россиян. Его истоки уходят в глубину столтий, однако и он и сегодня остается живой традицией, которая не была утрачена в потоке исторических перемен. По сути, столкновение проблемы идет с выжным смыслообразующим элементом национальной ментальности, который в определенном смысле находится "выше" обычных мировоззренческих различий и носит идеологический характер.
"Необходимо российскому народу помочь выживать прежде всего реалистической сердечностью, к этому он неравнодушен. Даже в ленинском в сущности авантюристическом призыве «Земля – крестьянам! Фабрики – рабочим!» звучала эта соблазнительная для российской массы сердечность. В нашем российском выживании должно звучать первой скрипкой положение «ЭКОНОМИКА – ДЛЯ ЛЮДЕЙ!», экономика – не абстракция, экономика для людей, именно это может серьезно действовать на российскую душу, подобно тому как в советском прошлом действовали даже демагогические утверждения, в которых говорилось прежде всего о благосостоянии масс. И при всей неконцептуальной склонности российской души к сердечно-мечтательной "неряшливости" необходим строгий порядок, побуждающий к совершенствованию труда каждого, с неотвратимостью ощутимого (справедливого, но не жестокого) наказания для нарушившего закон, без чего прогресс в России невозможен. В те периоды истории России, когда диктатура закона усиливалась – поднималась и экономика (начало столыпинской реформы, экономика в Великой Отечественной Войне)" - и с этими словами можно абсолютно полностью согласиться. Национально-психологические особенности граждан нашей страны состоят в умении и способности глубоко, основательно,сложно мыслить и мечтать с бескорыстной сердечностью. Смысл данного выражения заключается совсем не в том, что каждый россиянин подобен главному герою Гончарова Обломову, но черты, схожие с Ильей Ильичом и простым русским человком несомненно имеются. Доброта, отзывчивость, ленность, откладывание всех дел на последний срок - всё это присуще русскому человеку, и, как следтвие, формирует его национально-психические особенности, ярко находящие отражение в формировании национальной экономики.И не подойдет для России западный или восточный пути развития, "нам необходимы свои дороги к своей Цивилизации".
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа