close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

3321515

код для вставкиСкачать
61:07-23/326
Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Нижегородский
государственный университет им. Н.И.Лобачевского»
на правах рукописи
Д?^
КАЛИНИНА ЕВГЕНИЯ НИКОЛАЕВНА
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ: ТЕХНОЛОГИИ РЕАЛИЗАЦИИ В УСЛОВИЯХ
ЭТНОКУЛЬТУРНОГО РАЗНООБРАЗИЯ
Специальность 23.00.02 - политические институты, этнополитическая
конфликтология, национальные и политические процессы и технологии
Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук
Научный руководитель - доктор исторических наук,
Профессор Лычагин А.И.
Нижний Новгород
2006
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение .......................................................................................................... 4
Глава I. Влияние глобализации на лингвополитическую практику, ее
концептуальные основы, методы проведения и п е р с п е к т и в ы . . . . 2 0
1.1 Политико-культурный аспект глобализации и его влияние на языковую
политику ............................................................................................................. 21
1.2 Консолидирующая роль языка как элемента межэтнических
отношений, межкультурных коммуникаций и системы международного
кросскультурного взаимодействия .................................................................. 29
1.3 Роль лингвокультурной составляющей процесса политической
социализации ........................................................................... .....
42
Глава II. Государственная языковая политика РФ, ее взаимодействие с
культурной и образовательной политикой ..................................................... 53
2.1 Модель языковой политики Российской Федерации в контексте
политических изменений российского общества ................................ 54
2.2 Политика по укреплению позиций русского языка в государстве и
обществе
как
форма
участия
государства
в
формировании
национальной идеологии ........................................................................ 68
2.3 Языковая политика по сохранению и развитию русского языка на
постсоветском
пространстве
как механизм
объединения
людей
и
конструирования национальной идентичности ............................................. 83
ГЛАВА III. Стратегия реализации языковой политики в сфере
лингвистического образования ........................................................................ 99
3.1 Влияние политических процессов на развитие современных концепций
и методов лингвистического образования.................................................... 100
3.2 Методологические концепции и новые технологии иноязычного
образования как средство адаптации учащихся к поликультурной среде .
120 3.4 Конкретные результаты реализации языковой политики в сфере
иноязычного образования на уровне средних учебных заведений г.
Нижнего Новгорода.........................................................
........................................................................................... 148
17
Заключение......................................................
2
Примечания ......................................................
17
Список использованных источников литературы
9
19
1
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность
практической
темы
определяется
значимостью
проблем
научно-теоретической
обеспечения
и
эффективности
государственной языковой политики с точки зрения защиты национальных
интересов страны. О проблеме языка говорят, когда в обществе и политике
нарастают кризисные явления. В частности, первая Орфографическая
комиссия собралась в 1904 году, когда Россия стояла на пороге войны и
революции. В настоящее время проблемы языка являются одними из
наиболее
обсуждаемых
как
с
специальной
литературе,
так
и
в
публицистике. При этом есть профессиональное сообщество, для которого
заведомо недостаточно просто обсуждать проблемы языковой политики - у
него нет иного выхода, кроме как решать проблемы, связанные с языком.
Это педагоги и те, кто готовится ими стать. И состав решаемых проблем
здесь никак не ограничивается технологией. Решать приходится и те
проблемы, которые явно выходят на уровень идеологии, политического
процесса, а значит, решение их должно обсуждаться существенно шире, в
рамках
профессиональной
педагогической
корпорации.
глобализации
мирового
развития
и
национальных
границ
языковая
политика
В
информационной
условиях
открытости
становится
важным
стратегическим фактором в обеспечении поступательного общественного
развития,
противодействии
межэтническим
и
межнациональным
конфликтам. В современный период серьезных общественных изменений,
связанных с процессом глобализации, все большее значение приобретают
коммуникации, играющие огромную роль в международных отношениях.
«Цементируя»
общество
внутри
одного
государства,
общий
язык
стимулирует развитие устойчивых связей - политических, экономических и
культурных - и на уровне мирового сообщества. В этой связи все более
важным становится использование языков межнационального общения.
Вполне естественно, что в настоящее время в академических кругах и в
среде лиц, принимающих политические решения, и на Западе, и в России,
преобладает желание найти новые подходы к проблемам формирования и
проведения государственной языковой политики. В настоящее время пока
еще отсутствуют четкие, работоспособные концепции, пригодные для
практического анализа и выработки политики в этой области.
Именно это обстоятельство и определяет актуальность темы
настоящей диссертации, предполагающей рассмотрение целенаправленных
мер, которые предпринимаются государственными органами с целью
обеспечения
языковой
потребностями
подготовки граждан
общества
и
механизм
их
РФ
в
соответствии
реализации
в
с
сфере
образовательного пространства.
Объектом настоящего исследования является языковая политика РФ,
предметом - технологии реализации языковой политики, направленные на
укрепление внутригосударственного и международного статуса русского
языка, включая изучение русского языка и иностранных языков в интересах
повышения международного престижа страны.
Степень разработанности проблематики исследования.
Возрастание внимания к проблематике языка и к теме, связанной с
языковыми отношениями, занимают все более заметное место на всех
уровнях осмысления политики - от теоретического обобщения до
прикладного
анализа.
Это
следствие
переживают
социально-гуманитарные
тех
науки,
трансформаций,
включая
которые
политологию.
Исследовательская литература по теме диссертации довольно обширна и
сложна по своей структуре. Среди научных трудов из области политологии
и теории международных отношений заслуживают внимания работы
Гаджиева К.С., Барановского В.Г., Богатурова А.Д., Колобова O.A.,
Рубинского Ю.И., Данилова Д.А. Вопросы функционирования языка и
культуры в политическом процессе, языковые права рассматриваются в
работах Ф. Де Вареннеса, Р. Филлипсона, Н Кроухолла. Анализ
взаимосвязи лингвокультурных и политических аспектов в контексте
глобализации дан в работах Р.Робертсона и Р Джонса, М. Шапиро,
ПГолдинга, Ф.Харриса.
К важным лингвистическим исследованиям можно отнести работы
Гака В.Г., Выготского JI.B., В.фон Гумбольдта, Домашнева А.И. Большой
интерес представляют работы зарубежных политологов, касающиеся
влияния лингвокультурного фактора на внешнюю политику. Это труды
Хатингтона С., Дэвидсона Д., Маршалла С., Риверса В.
Особый интерес для автора исследования представляют работы,
посвященные определению языковой политики, среди которых, безусловно,
выделяются Алпатов В.М., Никольский Л.Б., Костомаров В.Г.
Ряд работ посвящен различным вопросам теории и практики
языковой политики в многонациональных обществах. Здесь следует
отметить исследования Баскакова А.Н., Губогло М.Н, Дробижевой М.И,
Илишева И.Г. Работы коллектива авторов - Быховец H.H., Гаркавец А.Н.,
Жлуктенко Ю.А, Дерканбаев И.Т. - посвящены изучению языковых
ситуаций,
проблемам
взаимодействия
языков,
теории
языкового
заимствования.
Огромную
концепция
популярность
мультилингвизма
среди
и
исследователей
мультикультурализма,
приобретает
о
чем
свидетельствует множество работ по этой проблеме. Это работа К. Инглиса
«Multiculturalism: New Policy Responces to Diversity», работы Ф.Грена, С. де
Алькантара, Р. Ставенхагена, Д.Корсона, С Лежера. Работы двух последних
авторов посвящены вопросам развития лингвокультурной толерантности.
Вопросы, связанные с международным статусом и ролью английского
языка в мире освещены в работах Д. Грэддола «Глобальный английский,
глобальная культура?», Д Кристалла «Английский язык как глобальный», Р.
Филлипсона «Лингвистический империализм», Тер-Минасовой С.Т.
Среди работ, посвященных вопросам межкультурного диалога и
межкультурной коммуникации, а также применению межкультурного
подхода в сфере образования выделяются работы Клюканова И.Е., Фишера
X.. Гутмана А., Сафоновой В.В, Мирского Э., Арутюняна Ю.А. Вопросы,
связанные с функционированием русского языка и его правовым статусом,
затрагивались в работах Алпатова В.М., Березина Ф.М., Воробьева В.В.,
Губогло М.Н., Дешериева Ю.Д., Костомарова В.Г., Михальченко В.Ю. и др.
Среди
исследований
по
лингводидактике
особого
внимания
заслуживают работы Миролюбова A.A., Пассова Е.И., Рахманова И.В.,
Щербы Л.В., Бим И.Л., Леонтьева A.A., Китайгородской Г.А., Ляховицкого
М.В., Гальсковой Н.Д., Халеевой И.И. и многих других авторов.
Следует отметить, что исследователи преимущественно обращаются к
какому-либо одному аспекту языковой политики Российской Федерации:
этнологическому
(Губогло
М.Н.,
Исаев
М.И.,
Мирский
Э.А.),
социолингвистическому (Алпатов В.М., Крючкова Т.Б.), юридическому
(Пиголкин А.С.,Джафаркулиев М.А.), политическому (Дьячков М.В.,
Тишков В.А., Кушнир А., Челышев Е.П.,Леонтьев А.А.Гаркавец А.Н.),
образовательному
(Костомаров
В.Г.,Сафонова
В.В.,Арапов
М.Н.,
Миролюбов A.A.).
В последнее время появилось достаточно много исследований,
посвященных этноязыковым процессам на постсоветском пространстве.
Так, в монографии М.Н.Губогло «Языки этнической мобилизации» (1998г.)
предпринят анализ языковых конфликтов в СССР и на постсоветском
пространстве, показана неоднозначная, а порой противоречивая роль
интеллигенции в
ней. Автор
ввел в науку
понятие «этническая
мобилизация», под которой он понимает процесс превращения этноса в
определенную политическую силу со своими требованиями, программой и
организацией. В процессе превращения этноса в политическую силу
огромную роль играют требования, связанные с языком, так как язык
является важнейшим признаком этноса. В монографии рассматриваются
политико-правовые
основы
функционирования
русского
языка
на
постсоветском пространстве и разработана теория двуязычия, а также
раскрыто огромное практическое значение этого феномена.
Книга В.М. Алпатова «150 языков и политика: 1017 - 2000» (2000 г.)
посвящена анализу языковой ситуации и языковой политики в РФ. Автор
пытается обосновать свою точку зрения, согласно которой языковая
ситуация и языковая политика в каждом многоязычном государстве
является
результатом
взаимодействия
двух
противоположных
потребностей: потребности идентификации и потребности общения. По
мнению автора, русский язык по прежнему обладает престижностью и
открывает
возможности
для
адаптации
в
любые
социально-
профессиональные группы, для получения любого образования, для любой
карьеры. Отсюда следует, что в современной России языковая ситуация не
изменилась по сравнению с СССР, тогда как в новых независимых
государствах русский язык постепенно вытесняется другими языками.,
поэтому языковая политика РФ должна разрабатывать меры по защите и
укреплению русского языка на постсоветском пространстве.
Ряд публикаций освещает юридические проблемы современного
языкового
законодательства
в
РФ.
Это
работы
Пиголкина
A.C.,
Джафаркулиева А.Н., Туманяна Э.Г. и др.
По мнению А.И.Домашнева, высказанного на страницах журнала
«Вопросы языкознания», не может быть государственного объединения, без
языкового сближения людей. По чисто прагматическим для целей общения
должен быть принят один общий язык, но при этом функции и статус
национально-государственных языков отдельных государств не должны
быть затронуты. При этом автор придерживается мнения, что большинство
простых россиян и европейцев, а их значительное число, есть и будут
монолингвами, поскольку свою повседневную жизнь они проживают в
привычных формах и многие из них уже владеют языком каких-нибудь
соседей, которого вполне достаточно для привычного общения. Следует
отметить тот факт, что автор считает школу важнейшим местом, где можно
начинать изучать иностранный язык.
Обращает на себя позиция К.Колина, который в предпринял попытку
рассмотреть негативные процессы, влияющие на сферу функционирования
русского
языка
с
точки
зрения
национальной
безопасности
(Информационный сборник фонда национальной и международной
безопасности. М., 1997,- №1-2.). Анализируя современные тенденции
развития геополитической обстановки в Российской Федерации и в ее
«дальнем» и «ближнем» зарубежье автор показывает, что русскому языку и
русскоязычному
информационному
пространству
существуют
определенные угрозы. В числе этих угроз можно выделить две наиболее
важных проблемы, к которым необходимо привлечь внимание лингвистов,
политиков, политологов и общественно-политических деятелей России.
Этими проблемами являются: лингвистическая проблема, обусловленная
засорением
русского
языка;
геополитическая
проблема,
вызванная
активным сокращением русскоязычного информационного пространства в
«ближнем зарубежье», а также все большее ограничение его использования
в качестве одного из мировых языков международного общения.
Тишков В.А. в работе «Реквием по этносу: Исследования по
социально- культурной антропологии» (М.; Наука, 2003г.) по-новому
трактует феномен этничности, рассматривает проблемы социальнокультурной эволюции человечества, природы государственности и власти,
антропологии социальных перемен в контексте российских трансформаций,
природу национализма и конфликта.
В монографии известного российского ученого академика РАО
Миролюбова
A.A.
«История
отечественной
иностранным
языкам» (2002г.) можно
методики
проследить этапы
обучения
развития
отечественной методологической школы обучения иностранным языкам
как результат целенаправленной языковой политики государства. Автор
убедительно доказывает, что на каждом историческом этапе развития
российского
государства
(начиная
с
1864г.)
политика
в
области
иноязычного обучения определялась курсом внешней и внутренней
политики правительства. Эта книга очень актуальна и была давно ожидаема
в стране. Она состоит из 6 разделов, каждый из которых отражает
определенный период в развитии методики. В каждом разделе, помимо
исторического ракурса, автор рассматривает проблемы целей обучения
иностранным
языкам,
программ,
учебников,
проблемы
обучения
различным видам речевой деятельности и аспектам языка. Все это тем
более интересно, что, анализируя цели обучения иностранным языкам,
академик касается не только общих проблем теории методики и
психологии, но также анализирует влияние политической ситуации в
стране на отношение государства к проблемам изучения иностранных
языков. По нашему мнению, книга является знаковым явлением в
теоретической методике. С ее появлением можно говорить о сложившейся
науке, имеющей собственную теорию развития, систематизированную на
очень высоком уровне.
Анализу состояния и проблем методики обучения посвящены еще
несколько работ. Мильруд Р.П. в статье «Методология и развитие методов
обучения иностранным языкам»1 пишет, что методика, как и любая
развивающаяся наука, оказалась в середине 90-х г. в кризисе, который
потребовал
коренного
поворота
и
вызвал
к
жизни
активный
методологический поиск. Он привел к появлению и развитию новых
прогрессивных тенденций в методике преподавания. В работах И.В.
Рахманова сделана попытка лингвистико-психологического обоснования
основных методических направлений, начиная с самого древнего и
примитивного естественного метода. Автор считает, что между целью
обучения и методом имеется определенная связь: цель определяет метод
обучения, но одна и та же цель может быть достигнута различными
методами, хотя не в равной степени быстро и эффективно.
Г. А. Китайгородская, автор методики активизации возможностей
личности и коллектива, в книге «Методика интенсивного обучения
иностранным
языкам»
анализирует
путь
становления
и
развития
интенсивного метода обучения иностранным языкам, позволяющего
сократить сроки обучения взрослых до двух месяцев на каждом уровне
обучения.
Автор
считает,
что
формы
совместной
коллективной
познавательной деятельности, организуемые преподавателем в процессе
обучения, а также демонстрируемые им формы поведения, способствующие
созданию атмосферы доброжелательности, взаимопомощи и внимательного
отношения к партнерам, создает оптимальные условия для активизации
потенциальных возможностей каждого учащегося и формирования более
адекватной самооценки и уровня притязаний2.
Большое внимание в научно-педагогической литературе уделено
коммуникативному
методу
обучения.
Пассов
Е.И.
в
книге
«Коммуникативный метод обучения иноязычному говорению» (1991)
пишет, что основная цель коммуникатива - научить учащихся говорению,
но так, чтобы это говорение было не только общением, но и деятельностью
и продуктом. Статья Бим И.Л. «Некоторые актуальные проблемы
современного обучения иностранным языкам» посвящена рассмотрению
личностно-ориентированного подхода к обучению. Автор пишет о том, что
единая, унитарная, политехническая школа с установкой на среднего
ученика заменена многообразной, вариативной, разноуровневой школой и
провозглашен личностно - ориентированный подход к обучению. Но для
реализации
новых
идей
нужны
законодательная
база,
улучшение
подготовки учителей иностранного языка, использование современных
технологий и адекватных средств обучения. Автор статьи обеспокоен тем,
что очень слабо разрабатывается теория учебника иностранного языка. Мы
считаем озабоченность автора совершенно обоснованной, так как проблема
хорошего отечественного учебника английского языка не решена до сих
пор.
Доктор педагогических наук Кушнир A.A. в целом ряде своих статей
затрагивает вопросы языкового образования в России, в том числе касается
проблем обучения иностранным языкам. Названия статей раскрывает суть
затрагиваемых им вопросов: «Иностранный язык: надо ли понимать других,
прежде, чем заговорить самому?»4, «Как заманить ученика на урок
иностранного языка»5, «Свободное понимание текстов вместо говорения
«заученных» фраз»6. По мнению автора, языковые процессы по своей
генетической природе не могут быть быстрыми, их психофизическая и
нейронная структура складывается медленно. Отвечая на вопрос «Чему
учить?», заданный в статье «Природосообразная модель обучения
иностранному языку»7, педагог считает, что в обучении следует опираться
на принцип жизнесообразности, которому вполне соответствует реальная
коммуникация. Именно с современным образом жизни соотносится
информационно-коммуникативное пространство, которое диктует цели
обучения иностранным языкам. Оно включает в себя книги, ТВ,
компьютеры, Интернет и пр.
В работе Полат Е.С. «Новые педагогические и информационные
технологии в системе образования» (2001г.) автор анализирует динамику
развития новых технологий на Западе, подробно знакомит с методикой их
применения в системе российского образования, в частности, вопросы
широкого применения компьютерных телекоммуникаций, глобальной сети
Интернет, использование таких современных технологий как метод
проектов, обучение в сотрудничестве, разноуровневое обучение. Многие
специалисты в своих статьях и трудах исследуют различные проблемы
языкового образования: интегративное обучение иностранному языку,
культуроведческий подход к обучению, технология стимуляции реального
общения, разработка авторских программ и курсов, разноуровневое
обучение, использование проектной методики, инфрокоммуникационные
технологии в преподавании иностранных языков.
Таким образом, существует достаточно большое количество работ,
так или иначе связанных с формированием языковой политики и
реализацией ее в системе образования. Однако, оценивая их можно
отметить,
что
пока
еще
отсутствуют
комплексные
исследования
принимающие во внимание влияние глобализационных изменений на
формирование
языковой
политики,
использование
инновационных
технологий в процессе ее реализации. Достаточно слабо разработан и
терминологический аппарат.
Цель работы - исследование механизма формирования и технологий
реализации языковой политики России. Для достижения этой цели
представляется необходимым выполнить ряд исследовательских задач.
Во-первых, требуется детальное рассмотрение государственной
языковой политики РФ и ее взаимодействия с образовательной политикой.
Требуется также уточнение терминологического аппарата и основных
категорий, связанных с языковой политикой.
Во-вторых, необходимо проанализировать влияние современных
политических
процессов
и,
в
частности,
глобализации
на
лингвополитическую практику и систему лингвистического образования.
В-третьих,
должен
быть
проведен
анализ
использования
инновационных лингвополитических технологий в процессе выработки и
проведения языковой политики.
Наконец, в-четвертых, требуется рассмотреть стратегии реализации
языковой политики на примере субъекта федерации или мегаполиса, как
субъекта влияния основных последствий глобализации. В качестве такого
примера нами взят г.Нижний Новгород, который во многом является
типичным случаем, на основе анализа которого можно делать выводы,
применимые для большинства крупных городов РФ.
Эмпирическую базу исследования составили:
1) законы, подзаконные и нормативные акты:
- Федеральный закон « О государственной политики Российской
Федерации в отношении соотечественников за рубежом» № 99-ФЗ от
24.05.1999;
- Постановление Правительства РФ «О Федеральной целевой
программе «Русский язык» № 833 от 23.12.2005;
-
Приказ
Министерства
образования
и
науки
«О
создании
Межведомственной Комиссии по русскому языку» №124 от 02.12.2004;
- Указ Президента Российской Федерации «О проведении года
русского языка» №1488 от 29.12.2006;
- Постановление Правительства РФ «О порядке утверждения норм
современного русского литературного языка при его использовании в
качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской
орфографии и пунктуации» № 714 от 23.11.2006;
- Закон РФ «Об образовании» 1992 г.;
-
Концепция модернизации структуры и содержания общего
образования до 2010г., утвержденная распоряжением Правительства РФ
№175б-р от 29 декабря 2001 г.;
- Государственный стандарт общего образования.
Они ценны тем, что содержат информацию о формировании и
стратегии реализации языковой политики РФ. К этой группе близки
Методические письма Министерства образования РФ, сборники приказов и
инструкций МО РФ, которые детализируют содержание официальных
документов
2) Документы международных организаций: ___ ЮНЕСКО, рабочие
документы Европарламента, решение саммита Совета Европы 1997 года о
европейском языковом и культурном наследии, программа Совета Европы
«Европейский год языков»; материалы информационного издания ЕС
«Common European Framework of Reference for Languages: Learning,
Teaching, Assessing».
Это материалы информационно-политического характера, которые
позволяют судить о характере деятельности организаций и ходе реализации
программ в направлении лингвистической образовательной политики. К
этой же группе можно отнести Декларацию о языковых правах, принятую в
1996г. и Европейскую хартию о региональных языках и языках
меньшинств, разработанную Советом Европы в 1992г.
3) Официальные интернет-сайты_Евросоюза, Британского Совета,
АСПРЯЛ и др.
4) Отчеты
о
деятельности
организаций,
материалы
международных
международных,
и
региональных
всероссийских
и
региональных конференций.
Особую группу источников составляет периодическая печать, на
страницах которой печатаются нормативные документы и материалы,
дается информация о новых тенденциях в решении различных вопросов
языковой политики, о новых технологиях и подходах к ее реализации.
Важнейшими
в
этой
группе
являются
журналы
«Русская
речь»,
«Отечественные записки», «Полис», «США - ЭПИ», «США - Канада»,
«Государственная служба», «Общественные науки и современность»,
«Вопросы языкознания», «Высшее образование в России», «Иностранные
языки в школе», «Мир русского слова». Неотъемлемой частью источников,
которые активно использовались при написании работы, являются журналы
«Народное образование», «Высшее образование в России», «Обучение за
рубежом», «Обучение в России», «Вопросы Психологии». Материалы этих
изданий являются основным источником при решении поставленных в
диссертации задач.
Методологической основой диссертации являются:
•
общетеоретические политологические положения о системно-
структурном подходе в познании сложных общественных реалий;
•
идеи
политических,
взаимосвязанности
социальных
и
и
взаимообусловленности
идеологических
факторов
выработки
языковой политки;
•
комплексное
рассмотрение
исторических
обстоятельств
выработки и проведения языковой политики.
В диссертации использованы такие методы исследования как:
•
метод восхождения от абстрактного к конкретному;
•
принцип единства объективного и субъективного;
•
анализ и синтез источников и материалов;
•
метод кейз стадии (исследование конкретного показательного
случая - в нашей работе г. Нижнего Новгорода);
Научная новизна диссертационного исследования состоит:
Во-первых, в комплексном рассмотрении механизма формирования и
технологий реализации языковой политики РФ.
Во-вторых, она заключается в попытке, используя инструментарий
политической науки, объяснить роль языка и языковой подготовки
политических процессах. Это позволило проследить, как меняется тактика
языковой политики с целью сохранения и укрепления русского языка в
мировом
пространстве,
а
также
в повышении
роли
иноязычного
образования в связи с дальнейшей интеграцией России в мировое
экономическое, политическое, культурное и образовательное пространство.
В-третьих, предпринята попытка систематизации и уточнения
сущностных характеристик языковой политики.
В-четвертых, дан подробный анализ богатого исторического опыта
отечественной методической школы преподавания иностранных языков,
концепции, методики и технологии которой могут быть рекомендованы для
разработки программ обучения русскому языку иностранцев, мигрантов и
представителей
национальных
меньшинств.
Поэтому
результаты
исследования могут быть применимы для процесса выработки и проведения
языковой и образовательной политики РФ.
Практическое значение избранной темы во многом определяется
также тем, что весь комплекс государсвенной языковой политики
обнаруживает устойчивую тенденцию к разрастанию и усложнению, что
требует не просто учета более широкого спектра факторов, но и
качественно нового теоретического взгляда на само явление. Поэтому
практическая значимость исследования состоит в том, что:
• Его результаты могут быть использованы в процессе практической
выработки управленческих решений в сфере государственной языковой
политики.
• Теоретическое
осмысление
языковой
политики
позволит
выработать практические рекомендации и более качественно решать
важные народнохозяйственные задачи, связанные с развитием современной
России.
• Результаты исследования будут использованы в учебном процессе в
виде специальных курсов и включения отдельных тем в основные курсы
для студентов-политологов.
В качестве основных положений на защиту выносятся следующие:
1. Язык - это многофункциональный инструмент, который широко
используется в жизни общества, оно не может существовать без взаимного
языкового сближения людей. По это причине для целей общения должен
быть принят один общий язык, но при этом функции и статус
государственно-национальных языков отдельных государств не должен
быть затронут. Языковая политика - это целенаправленные меры (в
частности, действия законодательных, исполнительных и судебных
органов), которые: 1) определяют статус того или иного языка и то, как тот
или иной язык будет использоваться в государстве; 2) принимаются с
целью обеспечения языковой подготовки граждан, в соответствии с
потребностями
индивидуальных
государства;
или
3)
групповых
принимаются
прав,
для
связанных
определения
с
изучением,
использованием и защитой тех или иных языков; 4) предполагают
правительственное регулирование использования государственного языка.
Государственная языковая политика РФ обладает достаточным набором
обособленных целей, а также иных свойств и качеств, позволяющих
выделить ее в отдельный тип государственной политики по виду
деятельности. Языковая политика имеет дело, прежде всего, с выбором и
утверждением
языкового
образования,
которое
служит
целям
общегосударственного значения.
2. Теория диалога и межкультурной коммуникации является одним из
инструментов
решения
межнациональных,
межкультурных
и
межэтнических проблем, поэтому обучение межкультурной коммуникации
с целью реализации принципов стратегии управления конфликтами
становится глобальной задачей в системе образования, в частности,
иноязычного.
3. Одним из аспектов языковой политики является взаимодействие с
государственной образовательной политикой РФ, через обучающие
системы которой (общее образование, высшая школа, наука) происходит
реализация государственной языковой политики. Важной задачей является
приобщение учащихся к универсальным и глобальным ценностям,
формирование у учащихся умений общаться и взаимодействовать с
представителями других культур. Обучение межкультурной коммуникации
- это, в первую очередь, иноязычное образование, которое осуществляется в
разных типах учебных заведений. Первой ступенью формирования
лингвистической личности является изучение иностранных языков в школе,
где
основным
коммуникативным
партнером
является
учитель,
выступающий ретранслятором культуры страны изучаемого языка.
4. В современном обществе знания языка международного общения и,
особенно,
английского
дает
ряд
экономических
и
материальных
преимуществ, что является сильным стимулом для его изучения.
Государство
должно
предоставить
каждому
гражданину
шанс
воспользоваться теми культурными и экономическими преимуществами,
которые может дать знание языков, а именно: повышение личностной
свободы передвижения, расширение возможности в области образования и
доступа к информации, повышение конкурентоспособности на рынке
занятости и т.д. Перед системой иноязычного образования стоит задача
такого обучения иностранному языку, чтобы он был на уровне второго
языка, и стал вторичным средством вербального общения, культурной
идентификации
и
культурного
самовыражения
в
международных
контактах. В настоящее время ни одна культура не может больше
ограничивать себя лишь своим языком и оставаться в изоляции.
Апробация диссертационной работы
Основные положения диссертации прошли апробацию в публикациях
и выступлениях на всероссийской научно-практической конференции
«Приоритетные направления развития науки и технологий» 27-7 декабря
2006г. Тула, на межвузовской конференции «Человек и его потребности»
февраль, 2006г., РосНОУ г.Н.Новгород, на научно-практическом семинаре
«Роль межкультурных коммуникаций в развитии индустрии туризма», НФ
СГУТиКД, Н.Новгород, декабрь, 2007г.
Структура диссертации находится в соответствии с поставленными
исследовательскими задачами. Работа состоит из введения, трех глав и
заключения. В первой главе рассматривается влияние глобализации на
лингвополитическую практику. Вторая глава посвящена исследованию
государственной
языковой
политики
Российской
Федерации,
ее
взаимодействия с культурной и образовательной политикой. В третьей
главе рассматриваются факторы, влияющие на формирование и реализацию
языковой политики в сфере языкового образования и раскрываются
перспективы использования инновационных технологий в процессе
проведения языковой политики. В заключении изложены основные выводы
исследования,
сформулированы
основные
предложения
по
совершенствованию языковой политики России.
Глава I. Влияние глобализации на лиигвополитическую практику, ее
концептуальные основы, методы проведения и перспективы.
Глобализация является главным фактором, влияющим на мировую
политику в конце XX — начале XXI веков. Она, помимо несомненных
позитивных последствий, приводит к росту конфликтогенного потенциала
различных функциональных областей политики. В частности, возрастает
вероятность языковых конфликтов. При этом глобализация неизбежно
влияет на лиигвополитическую практику, ее концептуальные основы,
методы проведения и перспективы. В этой связи представляется
необходимым рассмотреть политико-культурный аспект глобализации и его
влияние на языковую политику, проанализировать консолидирующую роль
языка
как
элемента
коммуникаций
и
межэтнических
системы
отношений,
международного
межкультурных
кросскультурного
взаимодействия.
Исследование и содержание сущности любого явления (социальной,
духовной, политической, экономической и прочей жизни индивида,
социальной
группы,
общества,
государства)
предполагает
анализ
понятийного аппарата, поскольку именно понятийный аппарат закладывает
методологические основы комплексного исследования. При анализе
государственной
языковой
политики
следует
различать
собственно
языковую политику, политику языка. Если "языковая политика" - система
мер, принимаемых государством, обществом для сохранения и изменения
языковой ситуации, для стабилизации и изменения существующих
лингвистических норм, т.е. нечто совершенно конкретное, то "политика
языка" есть нечто в известном отношении отличное. Если в данном случае
иметь в виду сегмент политической сферы, то расширяется не только
элементарный логический объем понятия, но и набор весьма разнообразных
сопутствующих смысловых вариантов и коннотаций. Причем, без
понимания
сущности
первой
невозможно
понимание
принципов
функционирования второй. Именно на этом положении строится данное
диссертационное исследование.
2.1. Политико-культурный аспект глобализации и его влияние
на
языковую политику
На
ход
современного
политического
процесса,
который
характеризуется особой сложностью и противоречивостью, оказывают
влияние
происходящие
в
мире
события,
тенденции
в
развитии
международных и межнациональных отношений. Процесс глобализации,
характерный для данного периода истории, накладывает отпечаток на
многие аспекты жизни современных государств. Процессы, происходящие
в контексте глобализации, требуют анализа политического процесса в
планетарном масштабе и заставляют по-новому взглянуть на роль языка и
культуры в политической жизни общества на уровне отдельного
государства, региона и мира в условиях взаимозависимости. Без
рассмотрения
сущности
глобализации,
причин,
основных
форм
и
возможных последствий для мировой системы анализ современной
мировой политики и политики в области безопасности будет, по меньшей
мере, неполным. Прежде всего,
о
представляется необходимым остановиться на определении глобализации.
Сам термин "глобализация" был впервые использован 40 лет назад в
примечании в статье в "Экономисте". Однако идея модернизации в рамках
единого рынка относится еще к работам Сен Симона и Маркса.
В настоящее время, несмотря на широкое употребление термина
"глобализация", отсутствует единство взглядов между представителями
различных
научных
дисциплин
относительно
самого
феномена
глобализации.
В экономических дисциплинах "образы" глобализации многообразны
и построены на основах идей постиндустриализма и информационного
общества. При этом представление об информационной экономике,
становление которой как бы венчает процесс глобализации, остается крайне
неопределенным.
Используя
экономическое
определение
глобализации,
следует
помнить, что экономическая глобализация является зависимой переменной,
находящейся под действием более широких изменений. Для ее понимания
необходимо понять не только экономические, но и политические,
социальные и этические измерения информационной революции и других
новых факторов, действующих в мировой системе.
Другой способ определения глобализации — сочетание юридических
и организационных категорий. Ричард О'Брайен выделял следующие виды
деятельности:
•
внутренняя деятельность;
•
международная деятельность, связанная с продажей товаров и
услуг, финансовыми потоками, движением людей через границы;
•
многонациональная деятельность, связанная с деятельностью в
более чем одной стране одновременно;
•
оффшорная
деятельность,
проходящая
вне
юрисдикции
конкретных государств;
•
глобальная деятельность, отличающаяся от международной,
многонациональной и оффшорной степенью интеграции и координации.
Покупатели
в
этом
случае
получают
действительно
глобальное
обслуживание, а производство организуется, почти не принимая во
внимание национальные границы.
Глобализация означает смесь международной, многонациональной,
оффшорной и глобальной деятельности9.
В рамках культурологии глобализацию понимают весьма по-разному:
и как тенденцию к созданию некой единой мировой культуры/цивилизации;
и
как
растущую
взаимосоотнесенность
различных
культур,
не
порождающую новую культуру, а построенную либо на господстве одной
из них, либо на их "концерте"; и как более сложные схемы, например,
общность сознания, включающего в себя проекции глобального мира,
продуцируемые
локальными
цивилизациями.
Налицо
полярно
противоположные трактовки. Преодоление такой полярности намечено,
пожалуй, в постановке проблемы о возрождении идентичности в условиях
информационной революции (Мануэль Кастеллс).
Между тем в собственно социологических дисциплинах выход к идее
мирового социума обозначен более скромно. В них глобализацию трактуют
скорее как многосторонний процесс взаимосвязывания структур, культур и
субъектов в мировом масштабе (Маргарет Эрчер) или же как процесс,
размывающий географические границы социокультурных нормативов и
сопровождаемый растущим осознанием этого (Малком Уотерс). Наконец,
тот же процесс определяют как интенсификацию общественных отношений
в мировом масштабе, так что события в тех или иных отдаленных друг от
друга местах оказываются взаимосвязанными (Антони Гидденс). В итоге
глобализация предстает как сжатие мира в одно целое, чуть ли не в одну
точку, с одновременным осознанием этого целого локальными частями
(Роланд Робертсон).
Пространственный
и
даже
пространственно-временной
аспект
глобализации находит отражение в географических дисциплинах, особенно
в
их
исторических
"мондиализацию"
ответвлениях.
(эквивалент
Во
франкоязычной
"глобализации")
литературе
понимают
как
трансакционный процесс, порождаемый всевозможными обменами между
разными частями земного шара, или как своего рода всеобщий обмен в
масштабах человечества10.
В
теории
международных
отношений
все
чаще
говорят
о
необходимости анализировать не только транс- и кросснациональные
феномены, но и мировой социум. В теории международных отношений
понятие "глобализация" тесно связано с активно обсуждавшимися в 1970—
80-х годах концепциями взаимозависимости участников международных
отношений. В этом же ряду стоят представления о мировом, или
глобальном, гражданском обществе. По мнению Х.Булла, глобализация —
это распространение европейской системы государств по всему миру и ее
трансформация в систему государств глобального измерения11.
Определение глобализации как долгосрочного процесса предполагает
переход к некоему глобальному состоянию мира - состоянию, при котором
взаимосвязанные
сети
делают
традиционные
границы
не
столь
значимыми12. Это новое глобальное состояние также неотделимо от
глобального управления, при котором мировое сообщество должно взять на
себя "большую коллективную ответственность в широком спектре
областей,
включая
существующий
безопасность"13.
"дефицит
управления",
Такой
или
подход
подчеркивает
несоответствие
между
существующими правилами, регулирующими торговые трансакции, и
правилами, действующими в других областях. Наконец, подобное
глобальное состояние предполагает некое единство человеческого духа,
выражаемое в общем наборе основных норм.
Некоторые исследователи отделяют политическую глобализацию от
экономической. По их мнению, политическая глобализация означает, что
политические события (конфликты, политическая борьба, выборы и т.п.) в
той или иной стране, которые, согласно господствовавшим до сих пор
представлениям являются исключительно их внутренним делом и не
допускают вмешательства извне, могут приобретать глобальное значение и
затрагивать интересы других государств. Политическая глобализация
потребует, таким образом, какой-то приемлемой формы преодоления
принципа невмешательства и будет сопровождаться внедрением в мировую
практику новых механизмов обеспечения мира - миротворческих операций
или международных санкций против "плохих" режимов14.
По словам А.С.Панарина, "глобализацию можно определить как
процесс ослабления традиционных территориальных, социокультурных и
государственно-политических барьеров (некогда изолирующих народы
друг от друга и в то же время предохраняющих их от неупорядоченных
внешних воздействий) и становления новой, "беспротекционистской"
системы международного взаимодействия и взаимозависимости"15. Как он
считает, мир глобален в смысле "объективной взаимозависимости народов;
он несравненно менее глобален в смысле субъективной политической
готовности действительно сообща, на основе добросовестной партнерской
кооперации, решать глобальные мировые или региональные проблемы.
Мир глобален в смысле наращивания каких-то единых, сквозных
транснациональных измерений и пространств; он несравненно менее
глобален, если принять во внимание тот факт, что преимуществами такой
глобальности пользуются одни (наиболее развитые страны-гегемоны), а
издержки несут другие, представляющие так называемое догоняющее, или
зависимое, развитие. Политику следует признать одним из интегрирующих
факторов, связующим судьбы народов и готовящим единую историческую
перспективу человечества (хотя, скорее всего, совсем не ту, о которой нам
уже успели поведать "великие учения"). Если политика есть производство
власти, то глобальная политика есть драма, связанная с производством,
распределением и перераспределением власти в мировом масштабе. Если
политика есть драма производства власти, то, следовательно, только в
глобальном мире речь идет уже не об ограниченной теми или иными
национальными рамками, а поистине безраздельной, тотальной власти"16.
Одно из наиболее заметных негативных последствий — усиление
этнических
конфликтов.
Как
писал
Г.Киссинджер,
"мир
может
превратиться в двухъярусную систему, в которой глобализирующиеся
элиты связаны общими ценностями и технологиями, в то время как
большая часть населения чувствует себя исключенной [из процесса
глобализации] и обращается к национализму и этничности в попытках
освободиться от того,
17
что она считает американской гегемонией" . По мнению М.Кастельса,
"националистические
движения
как
движения,
рационализирующие
интересы определенной элиты, создают национальную идентичность,
которая, в случае ее успеха, поддерживается государством-нацией, затем
распространяется пропагандой среди его граждан до такой степени, что они
готовы отдать жизнь за свою нацию"18. Национализм не обязательно
является элитным феноменом. Более того, чаще всего в настоящее время
национализм является реакцией против глобальных элит. Конечно,
глобализация не является единственной причиной обострения этнических
конфликтов, однако информационная прозрачность делает их доступными
широкой аудитории и усиливает их.
Национализм может быть определен как теория политической
легитимности,
(государство)
постулирующей,
и
национальное
что
политическое
объединение
должны
объединение
совпадать19.
Национализм подразумевает коллективную национальную идентичность.
Он нацелен на сохранение и защиту государства, которое защищает нацию
и которое является единственным легитимным источником власти.
Численность существующих этнических групп в начале XXI века
оценивается в 2—5 тысяч . Большинство из существующих 191 государств
являются этнически гетерогенными, причем имеется тенденция к росту этой
гетерогенности. Следствием этого и является усиление конфликтного
потенциала.
Сущность национализма заключается в идентификации индивида с
нацией или национальным государством. Глобализация приводит к личной
идентификации с глобальным сообществом и не требует личной
идентификации
с
государством.
Государство,
формирующееся
без
национальной идентификации, с населением, которому по-прежнему
требуется
идентификация
общественному
расколу.
с
какой-либо
Индивиды
группой,
идентифицируют
подвержено
себя
не
с
государством, а с кланами, семьями, территориями, определенной
культурой или субкультурой. Возникают так называемые этнокультурные
меньшинства, что находит свое отражение и в лингвополитической
практике. В связи с этим следует отметить, что сам термин "меньшинства"
применительно к этноязыковым отношениям становится предметом
довольно жарких дискуссий. Особенно резко и категорично против его
использования выступил российский этнолог В. Тишков. Принятая Советом
Европы Рамочная конвенция по защите национальных меньшинств, по его
мнению, вместо нормы ООН о "правах личностей, принадлежащих к
языковым,
расовым,
этническим
(национальным),
религиозным
меньшинствам", включает нечто абсолютно неприемлемое. Рамочная
конвенция нарушила этот принцип и предложила определять меньшинства
(как коллективные тела) категориями группового права - "одного из самых
спорных и трудноисполнимых концептов"21. По сугубо политическим
мотивам автохтонное (в худшем случае - старожильческое) население
фактически насильственно категоризируется как меньшинство, "как это
было поспешно и достаточно иезуитски сделано в ряде постсоветских
государств
сразу
после
распада
СССР
и
при
поддержке
западноевропейского сообщества". В качестве выхода Тишков предлагает
отказаться
от
таких
понятий,
как
"меньшинство",
"диаспора",
и
использовать вместо них концепты "народ-партнер", "равнообщинное
государство", частей так называемого "основного населения".
Существуют ли в Российской Федерации условия для возникновения
языковых конфликтов? Наши наблюдения свидетельствуют о том, что
такие возможности существуют. Приведем несколько примеров. В законах
о языках, принятых в республиках, указывается, что лица, по роду своей
деятельности связанные с обслуживанием населения, должны обеспечить
обслуживание на государственных языках той или иной республики. Таким
образом, госслужащие в республиках должны знать два (или несколько)
государственных языков. В таком случае граждане этой республики будут
иметь возможность реализовать свое право на общение на любом из
государственных
языков
республики.
Это
право
обеспечивается
выполнением госслужащими обязанности знать эти языки. Такова
диалектика соотношения прав и обязательств в соответствии с законами о
языках. Госслужащий считается профессионально не пригодным, если не
знает
всех
государственных
языков
данной
республики.
Нам
представляется, что в принципе это правильно. Отметим, кстати, что знание
национального языка и в советское время считалось необходимым для
людей, работающих в той или иной национальной республике. Это
необходимо тем более, если национальный язык получил статус
государственного языка республики. Однако реализовать требование
законов
о
знании
нескольких
государственных
языков
каждым
госслужащим очень сложно. Следовательно, при реализации законов
неизбежны
частные
языковые
конфликты,
которые
вполне
могут
накопиться и приобрести новое качество - качество более широкого,
общего конфликта. Таково соотношение основных концепций законов о
языках с реальностью во всех республиках Российской Федерации,
принявших соответствующие законы.
Концепт
"политико-языковые
отношения"
представляет
собой
полезное аналитическое средство, способное выявить специфическую
область общественных отношений в целом и языковых (этноязыковых)
отношений в частности, связанных с глобализацией и возникновением
языковых конфликтов. Разумеется, это не означает претензий на какую-то
фундаментализацию предлагаемого понятия или стремления поднять его на
какие-то высшие уровни функционирования универсальных общенаучных
категорий. Скорее, это - понятие среднего уровня, имеющее значимость
именно в контексте политической лингвистики. Ведь в данном случае
основным предметом внимания выступает не проблематика, исследуемая на
уровне, скажем, философии языка, когда язык рассматривается не столько
как совокупность слов, сколько как "система отношений" .
Политико-языковые отношения - это обмен деятельностью и
социально-волевыми установками между акторами по специфическому
поводу, а именно по поводу взаимодействия языка и политики. Иными
словами, это - отношения по поводу "языка в политике и политики в
языке".
1.2 Консолидирующая роль языка как элемента межэтнических
отношений,
межкультурных
коммуникаций
и
системы
международного кросскультурного взаимодействия
Современные международные отношения в условиях процесса
глобализации связаны с лингвокультурными аспектами межнационального
общения. Политический процесс, в котором происходит усиление
лингвистических
преобразование
факторов,
и
направлен
формирование
на
политической
функционирование,
системы.
Развитие
политической системы требует решения многих задач и, прежде всего, тех,
которые связаны с обеспечением внутренней стабильности и усилением
внешнеполитического влияния. От направления языковой политики во
многом зависит степень политической стабильности в современном
государстве, а также доверие к правительству.
Языковая политика и отношения между языками часто планируются в
интересах заинтересованных групп, и способствуют в большинстве случаев
усилению политического влияния одной группы, лишая прав другую. В
этой связи возникают языковые конфликты как частный случай этнических
конфликтов. Проблема конфликтов между группами, различными с точки
зрения расы, языка и этничности в современном мире, непосредственно
связана с проблемой столкновения мировоззрений и межкультурного
взаимопонимания, которое достигается при помощи языка. Неспособность
выйти
за
рамки
видения
мира,
обусловленного
доминирующими
геополитическими стереотипами, этноцентризм и языковая нетерпимость,
расовые предрассудки, неспособность понять и по достоинству оценить
другую культуру представляют собой преграду для развития мирных
межэтнических взаимоотношений23.
Проблема
эффективных
коммуникаций
и
коммуникативных
стратегий приобретает огромную актуальность в ситуации конфликта для
достижения взаимопонимания в современном взаимозависимом мире. Как
показывает опыт, конфликт становится конструктивным, допускающим
позитивное
решение,
если
сторонами
используются
успешные
коммуникативные стратегии: активное обсуждение, а не попытки избежать
проблемы; попытка понять другую точку зрения; создание условий для
обмена мнениями; соблюдение норм поведения; фокусирование на
конкретных проблемах. Приняв все это во внимание, можно глубже понять
роль языка не только как катализатора межэтнических конфликтов, но и как
инструмента трансформации конфликта и развития культуры мира.
Сейчас все понимают, что новое тысячелетие должно быть эрой
сотрудничества, и для этого нужно постоянно вести поиск путей решения
проблемы сохранения лингвокультурного многообразия, как источника
обогащения культурного фонда человечества, и проблемы развития
многоязычной и поликультурной компетенции, позволяющей любому
человеку участвовать во взаимовыгодном диалоге со всеми субъектами его
жизненного пространства. Язык и культура, выступая важным элементом
международных, межконфессиональных и межэтнических отношений,
способствуют внутренней стабилизации гражданского общества.
Язык - это уникальная характеристика человеческого общества. Он
аккумулирует опыт поколений, является средством социализации и
уникальным инструментом регулирования общественных, межэтнических и
межнациональных отношений. Как важнейший инструмент политической
социализации,
язык
отражает
особенности
политической
культуры
общества, которая при передаче от поколения к поколению изменяется
вместе с ее носителями, трансформируясь через систему закрепляющих
политический опыт идеологических представлений, норм и ценностей24.
Проникая во все сферы жизни человека, язык оказывает огромное влияние
на
ход
социально-
политических
процессов,
обладая
огромным
регулятивным потенциалом в системе политических взаимоотношений
между индивидами, группами и нациями. Наряду со многими факторами
чисто экономического и политического плана, язык является важнейшим
фактором
целостности
нации
и
нормального
функционирования
государства25. «Цементируя» общество внутри одного государства, общий
язык
стимулирует
развитие
устойчивых
связей
-
политических,
экономических, культурных - и на уровне мирового сообщества. Именно к
такому пониманию языка нужно подходить на рубеже тысячелетий.
Язык, по определению ученых, является не просто средством обмена
информацией, но также одним из факторов социально-политического
урегулирования и культурного воздействия одного государства на другое 26.
Велика роль языка и культуры и их различных аспектов в международных
отношениях. Кросскультурный диалог может сыграть определенную роль в
предотвращении
конфликта,
восстановлении
мира
и
равенства
во
взаимоотношениях наций и народов, в демократизации этих отношений. В
настоящее время делаются большие экономические и политические ставки
на диалог культур . Экономическая и финансовая глобализация, развитие
науки, техники, информационных и коммуникационных технологий могут
создать условия для культурного самовыражения каждой нации с одной
стороны, и привести их к лингвокультурной «униформизации» с другой.
Поэтому диалог культур, цель которого состоит в обмене информацией и
различными идеями, дает прекрасную возможность поиска общего между
обеими сторонами и развития на этой основе единства и взаимопонимания.
Успешного,
плодотворного
диалога
между
культурами,
нациями,
цивилизациями не может быть без доверия, искренности и толерантности
людей по отношению друг к другу.
В диалоге не может быть господства одного над другим, ущемления
интересов и подавления другого, использование недостатков и слабостей
собеседника с тем, чтобы унизить его достоинство. Диалог исключает
всякие попытки переубедить другого, навязать ему свою точку зрения.
Участники
диалога
комплементарности,
дополняют
уважают
друг
друга
индивидуальные
по
и
принципу
культурные
характеристики и признают легитимность существования друг друга с его
собственным языком и культурными ценностями28.
Политическая значимость диалога заключается в том, что именно он
способствует трансформации и предотвращению межнациональных и
межцивилизационных столкновений, а не переговоры, которые чаще всего
29
начинаются уже после того, как произошел конфликт. Итак, роль языка и
межкультурного
диалога
в
международных
отношениях
трудно
переоценить.
Жан Моне, духовный отец европейской экономической интеграции,
при завершении своего 30-летнего труда по экономическому объединению
стран Европы заметил: «Если бы мне пришлось начинать эту титаническую
работу сначала, я бы начал с интеграции в области культуры, языка и
образования».30
На ход современного политического процесса большое влияние
оказывают происходящие в мире события, тенденции в развитии
международных
и
межнациональных
отношений,
связанные
с
интенсификацией процесса глобализации. Одной из тенденций мировой
политики является нарастание глобальных проблем, решить которые можно
только совместными усилиями.
Ликвидация политических и идеологических преград, мешавших
международным контактам в советский период, позволила нашему
обществу выйти из изоляции и органически войти в мировое сообщество.
Признанием
усилий
России
по
преобразованию
общества
на
демократических началах стало принятие ее в январе 1996 года в
престижный Совет Европы. Вступление России в состав Европы и ее
дальнейшая интеграция в европейские структуры привели к тому, что
термин «глобализация» начинает все более активно проникать в сознание и
менталитет россиян. Россия, как независимое государство, выступает
субъектом международных отношений и активно принимает участие в
процессе выработки, принятия и реализации стратегических решений,
жизненно важных для всего мирового сообщества.
В настоящее время человечество стоит перед решением неотложных
задач, связанных: со здоровьем человека (требуют глобального подхода
лечение рака, СПИДа, диабета, заболеваний сердечно-сосудистой системы);
с
межрасовой,
межэтнической
и
межрелигиозной
напряженностью
(требуется вмешательство миротворческих сил в конфликты на Ближнем
Востоке, и других горячих точках); с борьбой против терроризма,
искоренить который можно только глобальными мерами; с борьбой со
стихийными силами природы и последствиями человеческих трагедий и
бедствий: землетрясениями, взрывами, пожарами, авиакатастрофами,
наводнениями и др. При решении вышеназванных вопросов умение людей
взаимодействовать на одном или нескольких языках межнационального
общения является не только необходимостью, но и обязательной задачей.
Переход от биполярного к полиполярному сотрудничеству, от диалога
к полилогу культур, постоянно растущая академическая мобильность
молодежи не только требуют желания понять соседа по общему дому Л|
Земле, но также предполагают готовность овладеть его языком . Вхождение
в единое экономическое пространство невозможно без вхождения в
пространство культурное и образовательное. Владение иностранными
языками и знание культурных особенностей других стран являются
непременными условиями интеграции в общеевропейские и мировые
процессы.
Современные
вынуждают
геоэкономическая
людей
представителями
строить
различных
и
геокультурная
взаимовыгодный
стран,
культур
диалог
и
ситуации
со
всеми
конфессий.
Такое
взаимодействие
коммуникацией.
партнеров
Это
взаимопроникновения,
по
общению
сложный
взаимодействия
и
является
межкультурной
многогранный
культур.
процесс
Некоторые
ученые
трактуют межкультурную коммуникацию как адекватное взаимопонимание
участников коммуникации, принадлежащих к разным национальным
культурам.32
Наиболее
полное
определение
межкультурной
коммуникации
сформулировано И.И. Халеевой: «Межкультурная коммуникация есть
совокупность
специфических
процессов
взаимодействия,
людей,
принадлежащих к разным культурам и языкам. Оно происходит между
партнерами по взаимодействию, которые не только принадлежат к разным
культурам, но при этом и осознают тот факт, что каждый из них является
«другим» и каждый воспринимает «чужеродность» партнера».33
Отсюда следует, что сегодня иметь уровень «языка для выживания»,
известного как «survival level», недостаточно для того, чтобы вступить в
межкультурную
коммуникацию.
Для
этого
человек
должен
быть
образованным, через образование вошедшим в культуру и присвоившим ее.
Это должен быть человек, обладающий устойчивыми ориентирами,
которые управляют его деятельностью в любой сфере, отличающийся
способностью к творчеству, имеющий расширенные границы социальной
практики и культуры.
Языком интернационального общения между людьми разных рас и
групп служит язык, на котором говорит большинство людей, проживающих
в различных странах. Европа богата своим
многоязычием, здесь
культивируется около 200 языков. Со времени возникновения идеи
создания единой Европы политиками и лингвистами постоянно велись
дискуссии о языке межъевропейского общения. Многие ученые считали,
что введение в Европе одного общего языка общения является
лингвистической утопией. Г.Шредер высказался по этому вопросу
следующим образом: «Более чем 400 лет в Европе осуществляется языковая
политика и длятся языковые споры: целые регионы подвергались
испанизации, романизации, германизации, англизации и русификации.
Поздние последствия такой политики проявлялись в многочисленных
региональных конфликтах, нарушениях европейской стабильности. Во всех
этих
конфликтах
присутствовал
лингвополитический
компонент.
Центрально управляемая в языковом и культурно-политическом отношении
Европа не может вообще состояться. Если бы это произошло, то это стало
бы образованием, постоянно подверженным опасности гражданской
войны»34. Но, вопреки этому утверждению, с давних времен государства
стремятся к поиску единого языка для развития взаимопонимания и
сотрудничества,
сталкиваясь
психологии
политических
и
при
этом
интересов.
с
различием
Таким
национальной
образом,
развитие
международных отношений можно рассматривать с точки зрения не только
культурной, но и лингвистической.
Евросоюз разработал законопроект «Лингвистическая политика для
многонациональной и поликультурной Европы», по которому проведение
обоснованной лингвистической образовательной политики соответствует
принципам
многоязыкового
и
культурного
разнообразия
народов,
населяющих континент. Совет Европы считает (и это подтверждено
совместной резолюцией, принятой Европарламентом и министрами
образования стран Евросоюза), что идеалом будущего Европы (и мира в
целом) становится молодой человек, свободно владеющий несколькими
(двумя или тремя) языками, независимо от сферы его профессиональной
деятельности.35
Но изучать иностранный язык не означает рекламировать или
перенимать чужой образ жизни, это является основой умения «смотреть на
жизнь глазами носителя изучаемого языка». Стоит заметить, что изучение
иностранного языка есть не чисто технический процесс. С этим связано
больше, чем овладение грамматикой и лексикой, навыками чтения и
произношения. Эффективность международных коммуникаций и успешные
переговоры с иностранным экономическим партнером или политическим
противником требуют глубокого понимания психологии и жизненных
убеждений собеседника, понимание культурных ценностей той или иной
нации. Это все составляет «культурный фон» переговоров и отражается в
языке, как ретрансляторе культуры.
Изучение основных языков тех стран, которые играют ключевую роль
в международных отношениях, сейчас стало реальной необходимостью,
считают эксперты федерального управления США и разрабатывают планы
конкретных действий в этом направлении. Государственный департамент
США разработал проект «Стратегическое изучение иностранных языков в
интересах национальной безопасности». По основным положениям этого
документа первоочередной обязанностью правительства США является
поддержание
«критической
готовности»
граждан
к
использованию
компетенции в области иностранного языка, как для развития экономики и
образования в стране, так и в целях обеспечения национальной
безопасности37. Таким образом, американское правительство разработало
ряд мероприятий в области образования, направленных на обеспечение
лингвистической подготовки граждан для решения проблемы обеспечения
национальной безопасности, а также любых других проблем, независимо от
того, связаны ли они с торговлей, здравоохранением или охраной
окружающей среды.
В начале 2006 г. президент США Д.Буш объявил о новой инициативе
по изучению иностранных языков контексте обеспечения национальной
безопасности - это «Лингвистическая инициатива», которая должна
увеличить число американцев, владеющих важнейшими иностранными
языками, включая арабский, китайский, хинди, фарси, русский. Президент
охарактеризовал это начинание как «комплексную инициативу» по
улучшению национальной обороны, дипломатии, развития и образования
народа, тем самым выразил свое стремление увеличить интеллектуальные
инвестиции страны в развитие программ обмена людьми и идеями,
повышение знания своих граждан иностранных языков и культур.
Новый
национальный
корпус
лингвистических
услуг
будет
предоставлять американцам обучение и деньги на учебу в обмен на
будущую службу. Создается корпус учителей иностранных языков,
который будет снабжать школы страны компетентными педагогами. В
рамках Лингвистической инициативы будет реализован ряд программ,
призванных помочь молодым американцам в овладении важными языками.
Они будут включать целевые стипендии Государственного департамента,
расширение
Программы
подготовки
ассистентов
по
преподаванию
иностранных языков Фулбрайт и расширение Программы образования для
укрепления
национальной
безопасности
Министерства
обороны.
Специальная программа Лингвистической инициативы нацелена на
увеличение числа переводчиков высокого уровня
Расширяется партнерство между федеральным правительством и
рядом вузов с целью подготовки к 2009 г. высококлассных переводчиков с
иностранных языков, знания которых являются критическими для
обеспечения национальной безопасности. Лингвистическая инициатива
будет способствовать расширению международной программы стипендий
Фулбрайта и Б.Э.Гилманаи, созданию и финансированию в США и за
рубежом центров изучения иностранных языков методом погружения. В
2007 г. Д.Буш запросит у Конгресса 114 млн. долларов на учреждение
Лингвистической инициативы в контексте обеспечения национальной
безопасности. Министерство образования, Государственный департамент,
Министерство обороны и департамент национального развития возглавят
по одному направлению новой инициативы.
Но кроме вопросов национальной обороны и образования нации,
необходимость знания иностранных языков продиктовано экономическими
обстоятельствами. Для осуществления импорта зарубежных товаров
достаточно знания только своего языка, но если целью государства
является увеличение объема экспорта за рубеж товаров и услуг, то для
привлечения иностранных партнеров необходимо установить с ними
контакт, при котором требуется умение рассказать «историю своего опыта»
за рубежом.
Язык американской нации - английский - распространился в
глобальном масштабе, в настоящее время необходимо изучать его для
осуществления
политических,
экономических,
межличностных
контактов.
статистическим
По
культурных
данным
и
агенства
«ЕигоЬагоше1ег» , около 50% населения стран Евросоюза владеет
английским языком. В силу исторически объективных и субъективных
обстоятельств английский язык на сегодняшний день стал языком
межконтинентального общения для многих народов, населяющих нашу
планету. Своим положением в мире английский язык во многом обязан
расширению Британской империи и политическому влиянию США.
Сегодня знания именно этого языка являются гарантией доступа к
информации, информационным технологиям, равно как доступом на рынок,
и в том числе рынок труда.39
Важно отметить его роль официального и одного из рабочих языков
многих международных организаций. Ни один язык не имеет такого
привилегированного статуса в ЕС, каким обладает английский, несмотря на
то, что существует официальная политика обеспечения равного статуса для
всех официальных языков в рамках этого союза, идеалом которого
считается «многоязычное информационное общество». Сейчас 70% всех
коммуникаций на уровне институтов ЕС осуществляется на английском
языке.40
Главными факторами мирового господства английского языка в мире
являются
современные
глобальные
процессы,
потребность
в
международном языке в сфере науки, технологий и торговли, а также
относительно легкое использование. В настоящее время он служит
инструментом
международной
интеграции
и
кросскультурного
взаимодействия.
В октябре 1999 г. на конференции союза англоязычных стран,
посвященной роли английского языка в новой Европе, которая проходила в
Вене, лидеры союза отметили, что недостаточно для объяснения
популярности этого языка только экономического подхода. Сегодня на него
смотрят как на «рабочий язык «глобальной деревни», как на средство
достижения межкультурного взаимопонимания, позволяющее преодолеть
национальные и расовые границы».41 То, что его все чаще используют в
качестве средства международного общения, рассматривается как одно из
обстоятельств, несомненно, способствующих развитию более тесных
связей между государствами и созданию «нового информационного
порядка».
Ни один другой язык не может сравниться с английским по
масштабам, настойчивости и усилиям, затрачиваемым правящими кругами
англоговорящих стран на его распространение за границей. Сейчас
распространение
опосредованно,
английского
через
языка
специальные
в
мире
ведется
в
основном
информационно-пропагандистские
организации. Одной из таких организаций является, например, Британский
совет, по программам которого в более чем ста странах мира работают
тысячи специалистов, в том числе преподаватели английского языка.
Распространением
английского
языка
усиленно
занимается
радиовещательная корпорация ВВС, специальные языковые институты и
школы, где обучают английскому языку иностранцев.42
Что
касается
США,
то
они
целенаправленно
участвуют
в
распространении английского языка за рубежом через информационную
службу США - ЮСИА, которая содержит в зарубежных странах множество
культурных центров и библиотек, Центр прикладной лингвистики, «Корпус
мира», Агенство международного развития и другие общественные и
частные фонды. В некоторых случаях укреплению статуса английского
языка,
как
языка
международного
общения,
способствуют
административные меры ряда стран, объединенных общими целями и
задачами. В странах ЕС в связи со снятием таможенных и пограничных
барьеров государственным чиновникам предложено овладеть тремя
языками: родным, английским и еще третьим языком. Английский является
официальным
языком
Европейского
центрального
банка,
хотя
Великобритания не является его членом. Английский язык обязателен для
командования
НАТО,
торговой
группы
АСЕАН
и
других
специализированных международных организаций.
Причиной изменения лингвистической экологии в пользу английского
языка является так называемый «информационный империализм», который
возрос с появлением глобальной информационной системы Интернет и
научно-техническим прогрессом.
Знание иностранных языков является чрезвычайно важным в сфере
политики и дипломатии, так как, по словам посла США в России Джима
Коллинза, главным в этой сфере является адекватное понимание
политического смысла воспринимаемого на слух концепта, особенно
высказанного на иностранном языке. Если даже на уровне неформального
общения из-за различного толкования слов возникает в лучшем случае
непонимание между людьми, то на уровне международной политики
рассогласование намерений и результатов, сказанного и подразумеваемого,
буквального значения концепта и подтекста может отразиться на судьбе
всего мира. Это еще раз служит доказательством того, что необходимо
принимать во внимание лингвокультурный аспект межнациональных
отношений.43
Многие специалисты полагают, тем не менее, что языковая картина
мира способна измениться под влиянием политических факторов, таких как
возникновение новых политических альянсов, региональных торговых
блоков. Демографические факторы и уровень рождаемости в странах
арабского мира и Латинской Америки также могут сократить число
говорящих на английском языке. По данным The World Almanac and Book
of Facts, 200 lr. 874 млн. человек считают своим родным или первым
языком китайский, 366 млн. - хинди, 341 млн. - английский, 358 испанский, 207 - бенгальский, 176 - португальский, 167 - русский, 125 японский, 100 - немецкий, 77 - французский, 62 - немецкий, 61 - турецкий.
Отсюда напрашивается вывод, что ни коим образом нельзя занижать роль
других иностранных языков44.
Подводя итог вышесказанному, можно сделать заключение, что под
языком межкультурного общения следует понимать оптимальное средство
общения, понятое миллионами жителей планеты, которые по своей воле
или вынуждено (в связи с требованиями социального заказа или
конкретной профессии) овладевают этим языком. Таким образом, есть
веские причины полагать, что знание иностранных языков в условиях
мультикультурного разнообразия приобретает сегодня особый культурноэкономический
и
глобальный,
гуманитарно-образовательный,
лингвистический, социально- религиозный смысл.
1.3 Роль лингвокультурной составляющей процесса политической
социализации
В рамках современного политического процесса особое место
занимает лингвокультурная составляющая, которую можно определить как
совокупность
вербальных
и
невербальных
средств
общения,
использующиеся в целях осуществления определенных коммуникаций,
которые функционируют в рамках политической системы и играют важную
роль в объединении людей, укреплении основ государства и формировании
гражданского общества.
Политическая нейтральность языка в случае, когда она присутствует в
реальных политических процессах, заключается в том, что, удовлетворяя
коммуникативно-культурную
потребность
различных
социально-
территориальных групп этнической общности, он воспринимается как
непременный атрибут этноса, члены которого считают свой язык чем-то
присущим им от природы и обычно не замечают его, как воздух, которым
45
дышат .
Но
язык
определенных
может
приобретать
политическую
социально-политических
условиях,
значимость
в
возникающих
независимо от воли говорящих на этом языке. Члены этноса начинают
проявлять повышенный интерес к языку, как правило, при необходимости
взаимодействия и общения с другими этносами. Одним из следствий этого
является осознание членами этноса того, что язык - это первый и
важнейший признак, отличающий этносы друг от друга. Таким образом,
первопричиной появления у языка политической значимости являются
межэтнические отношения. Развитие международных и межнациональных
отношений,
происходящие
в
мире
процессы
глобализации
и
демократизации оказывают огромное влияние на
ход современного политического процесса, которой характеризуется особой
46
сложностью и противоречивостью.
Возрастающее внимание к проблематике языка становится
частью изменений, которые переживают социально-гуманитарные науки,
включая политологию. Эта тема занимает все более заметное место на всех
уровнях осмысления политики - от теоретического обобщения до
прикладного анализа. Вовлечение языка и языковых отношений в
предметное поле политической науки, происходит в результате более
широкого аналитического освоения научных знаний этой отрасли. Сюда
включены
гуманитарные,
культурологические
(включая
лингвокультурные), антропоцентристские проекции, которые позволяют
увидеть, в том числе, и роль языка в бытии политическом. Получает
распространение теория осмысления политики, ориентированной на
коммуникацию. Информационное взаимодействие по поводу власти
происходит при помощи вербальных средств в коммуникации - языка,
слова, речевой деятельности. Язык в такой перспективе перестает
восприниматься как средство общения, обретая качество детерминанты
политического поведения, средства политического управления, важного
политического начала. А, наполняя политикой коммуникацию, язык
является исключительно эффективным инструментом политики, борьбы за
власть, влияние и контроль, а также орудием пропаганды, средством
политического РЯ.
Одной из приоритетных областей, из которых активно черпается
понятийный инструментарий, используемый в анализе языковой политики,
является теоретическая и прикладная этнополитика. Именно за счет этого
раздела
политологического
терминологические
конструкты,
знания
были
как
"языковой
образованы
национализм"
такие
(У.
Альтерматт)47 или "лингвистический национализм" (Э. Хобсбаум)48,
"языковая
политика
как
культурная
чистка"
(Р.
Бретон)49
или
"этнолингвистическая чистка" (У. Альтерматт)50, "этнолингвистические
требования" (М. Хрох)51, "лингвистический геноцид" или "лингвицид" (Т.
Скутнабб-Кангас). В этом перечне особое место принадлежит категории
"этнолингвистическая
демократия",
предложенной
авторитетным
американским социолингвистом Дж. Фишманом в связи с тем, что в 1990 г.
Европарламент провозгласил принцип "полного многоязычия" .
В
литературе
на
этот
счет
определенные
предложения
сформулированы, о чем уже шла речь в связи с предметом и структурой
политической
лингвистики.
В
данном
случае
можно
попытаться
определить, условно говоря, некий терминологический остов - каркас из
категорий, на который выпадает роль несущих конструкций по отношению
ко всему понятийному аппарату. Наиболее удачно выбор таких исходных
категорий предпринят, на наш взгляд, Б. Вайнштейном в монографии
"Гражданский язык. Политические последствия языкового выбора" (1983) одного из пионерных и до сих пор немногочисленных фундаментальных
изданий
по
политической
лингвистике.
Две
опорные
категории
дисциплины - "язык политики" и "политика языка" ("politics of language"). В
данном случае особо важна определенная нюансировка, связанная с
особенностями англоязычной политологической лексики. Уместно, кстати,
привести замечание Дж. Пула: концептуальный и терминологический
анализ процессов взаимодействия языка и политики имеет следующее
свойство: используемые здесь понятия редко получают "корректный"
перевод с одного языка на другой.
Возвращаясь к категории "политика языка" ("politics of language"),
следует
отметить
ее
смысловые
отличия
от
традиционных
терминологических образований, в первую очередь от "языковой политики"
("language policy") или "языковых политик" ("language policies"). В
англоязычном понятийном обиходе присутствует не единственный термин,
который отражает политическую реальность, как в случае с русским
языком - "политика" (правда, с множеством смысловых контекстуальных
оттенков). Указываются как минимум "четыре термина, разграничивающие
разные стороны политики как таковой: 1) собственно политическая сфера
(politics); 2) политический строй (polity); 3) политический курс, сознательно
выбранная стратегия в этой области (policy); 4) сфера политического
управления, подконтрольная общественности (public policy)". Таким
образом, несколько неблагозвучное для русскоязычной научно-книжной
стилистики и непривычное для отечественной читательской аудитории
словосочетание "политика языка" обладает весьма существенным и
глубоким концептуальным смыслом. Если "языковая политика" суть
осуществляемый теми или иными субъектами курс, стратегия или
направление деятельности, т.е. нечто совершенно конкретное, то "политика
языка" есть нечто в известном отношении отличное. Если в данном случае
иметь в виду сегмент политической сферы, то расширяется не только
элементарный
логический
объем
понятия,
но
и
набор
весьма
разнообразных сопутствующих смысловых вариантов и коннотаций.
Другой ряд категорий берет начало от отправной точки в виде
"политического режима". В связи с этим рассматривается состояние
языковых
отношений
в
их
взаимосвязи
с
нормативными
и
институциональными установлениями в политической подсистеме. Логика
рассуждений такова, что политический режим невозможен без наличия
нации, а нация не может существовать без языка, которым владеют почти
все члены сообщества и который фактически исключительно используется
ими в процессе коммуникаций друг с другом.
Так же как и политический режим, языковой режим общества
подразумевает
совокупность
институциональных
установлений,
опирающихся на политико-идеологические базисные принципы. В плане
категориального оснащения политической лингвистики используются
характеристики, вполне отвечающие представлениям о режиме. Это, к
примеру, "лингвоэтатизм" (В.П. Нерознак) - "активно осуществляемое в
рамках
государственной
национально-языковой
политики
правовое
статуирование титульного национального языка как государственного в
качестве доминирующего языка (lingua dominanta) по отношению к
нетитульным языкам, не обладающим статусом второго государственного
или
официального"53.
Вместе
с
тем
необходимо
заметить,
что
эвристические возможности категории "лингвоэтатизм", как думается,
шире, чем анализ взаимодействия по параметрам "государственный язык титульный язык". Вполне, скажем, допустимы случаи этатистской
политики в тех ситуациях, когда в конфликте оказываются национальный
язык и иностранные языки/язык или мажоритарные и миноритарные языки.
Так, во Франции, бесспорно, осуществляется курс языковой политики,
вполне подпадающий под смысловое значение "этатизма", но не
подразумевающий таких критериев, как "титульный".
Следующий понятийный ряд отражает восприятие языка сквозь
призму политического. Это уже упомянутое истолкование языка как
политического
инструмента
и
как
орудия
властвования
или
доминирования: "язык политики", "языки власти". Вместе с тем в
англоязычной литературе широко представлен понятийный круг, в рамках
которого вращаются такие смыслы, которые оперируют языком как
объектом политических подходов.
Категория "язык как политический объект" предполагает такое
видение языка, когда на него устремлены действия или споры в ситуациях,
когда он (язык) мыслится в качестве атрибута, отличающего одну группу
людей от другой. Это - "почти традиционный способ подхода к политике
языка, хорошо развитый в такой области, как изучение соотношения языка
и социальной дифференциации при формировании национальных систем.
Политическое определяется при помощи ссылок на крупномасштабные
меж-
или
внутринациональные
отношения,
преимущественно
вращающиеся вокруг государства-нации. Политика языка при этом связана
со способами, при помощи которых области использования языка
определяются силами, детерминирующими эти отношения". Политизация
языка в контексте формирования государства-нации - один из наиболее
наглядных примеров применения категории "язык как политический
объект". Особенностью этой категории выступает макросоциальный и
макрополитический контексты.
Категория "язык как право" также принадлежит к разряду важнейших
в политической лингвистике и сама играет роль стержня, вокруг которого
формируется собственный терминологический комплекс, следовательно, самостоятельный и весьма значимый понятийный ряд. Это будет
рассмотрено ниже по ходу данного изложения.
Категория
"язык
как
ресурс"
представляет
собой
известную
категориальную альтернативу приведенным выше "языку как проблеме" и
"языку как праву". Причем эта категория используется не только на
индивидуальном, но и на социетальном (часто - вне собственно
политического контекста) уровне. Речь идет, например, о том, что
свободное владение вторым языком, в том числе иностранным, расширяет
возможности социальной мобильности и облегчает межгрупповые и
кросскультурные
контакты.
Изучение
иностранных
языков
также
способствует более эффективному международному взаимодействию и
упрочению внешнеполитического влияния в рамках "глоттополитики".
Существенной составляющей такой ориентации являются языковые
аспекты политики в области образования, выбор языков обучения, изучение
родных языков имеющихся этнических групп, изучение иностранных
языков и т.д.
Проблема языковых прав на уровне надындивидуальном - групповом
- еще не до конца разработана и в некотором смысле спора. Так, и по
существу, и в терминологическом смысле дискуссионной остается
проблема этнических и языковых меньшинств. Процесс обсуждения и
принятия Хартии Европейского союза об основных правах - плода
сложного компромисса - выявил феномен так называемых не включенных
прав, или потенциального резерва пополнения "европейского права" в
будущем. В ходе составления Хартии неоднократно и настойчиво
предлагалось включить в документ среди личных прав: коллективные права
меньшинств (культурных, религиозных, этнических и др.), право на
пользование родным языком (в форме, например, отдельной статьи под
названием "Лингвистические права", как предлагало правительство Страны
Басков). "Права меньшинств - по словам представителя Финляндии Т.
Браке, - ...полностью забыты в Хартии... Меньшинства мельком упомянуты
в статье о недопустимости дискриминации".
Поскольку язык и политика находятся в состоянии глубокого
взаимного проникновения, то и отношения такого специфического типа
периодически получают свою актуализацию в социальной практике. Раз
имеет место взаимодействие по линиям двусторонней направленности
(язык присутствует в политике, играя роль ее сущностного элемента и,
напротив, политика столь же глубоко включается в язык и языковую жизнь
общества), то люди как-то к этому относятся, что-то думают на данный
счет, некоторым образом осознают свои интересы, значит - выражают свою
волю и формулируют цели. Следовательно, складываются отношения,
которые типологически (в целях анализа, экспертизы и политикоуправленческого проектирования) вполне можно обозначать как политикоязыковые. Рассмотренный выше феномен, концептуально фиксируемый
как языковая политика, и есть политологическое смысловое приложение
анализируемой нами темы.
Отношения
взаимопонимания
и
взаимодействия
между
представителями различных лингвоэтносообществ становятся реальностью
с помощью, по видимому, единственно возможного инструмента - языка.
Понятие же «политический процесс» при этом отражает динамику
развития, изменение во времени и пространстве состояний политической
жизни
общества.
Данный
термин
используется
для
обозначения
динамичной и ответственной стороны политической жизни как совокупной
деятельности социальных общностей и отдельных лиц, народов, групп
(этнических, культурных, языковых), партийных систем, организаций и
движений,
институтов,
негосударственных
государств,
объединений,
межгосударственных
преследующих
и
определенные
политические цели. Сущность политического процесса заключается в
обеспечении
формирования,
преобразования
и
функционирования
находящейся в постоянном движении политической системы общества;
производстве и воспроизводстве, с одной стороны, различных компонентов
политической системы, человека политического, структур, институтов и
средств политического властвования и участия, политической культуры и
норм; и, с другой стороны, производстве посредством политической
системы определенного социального порядка и социальных изменений.54
Одним из важнейших аспектов политического процесса является
деятельность его субъектов, связанная с изменением отношений власти,
принятием политических решений, борьбой этих субъектов за наиболее
благоприятные политические условия реализации своих интересов, где
ключевыми элементами выступают язык и культура, отношение к ним и
возможность использования их в обществе.
Это связано и с тем, что язык и коммуникации играют не последнюю
роль в формировании сильного государства и укреплении его позиций в
мире. Это чрезвычайно актуально в данный период истории для любой
страны. Примером может служить проект, принятый госдепартаментом
США «Стратегическое изучение иностранных языков в интересах
национальной безопасности»55, который предусматривает ряд мер в сфере
образования, направленных на обеспечение лингвистической подготовки
американских граждан. В начале 2006 г. президент США Д.Буш выступил с
новым проектом Лингвистической инициативы и запросил у Конгресса 114
миллионов долларов на ее учреждение. В рамках этой кампании власти
США
планируют
увеличить
число
своих
граждан,
владеющих
иностранными языками в целях обеспечения национальной безопасности, а
также в целях развития и повышения образования нации. Европейский
союз и Европейский Парламент, разрабатывая концепцию объединения
стран Европы, выразили твердую приверженность принципам культурного
и языкового плюрализма. В 2001 году Советом Европы была принята
программа «Европейский год языков», целью которой было показать всю
важность владения иностранными языками для активного участия, как в
политической, так и в экономической жизни демократической Европы.
Язык при этом - это всегда достояние политики. Любая языковая политика
проводится в интересах власти и укрепляет ее, составляя одну из наиболее
надежных ее опор. От направления языковой политики во многом зависит
степень политической стабильности в современном государстве, а также
доверие к правительству.
Наряду с общей ситуацией в стране, расстановкой политических сил,
личными интересами политических деятелей политическая культура
определяет специфику политического поведения, смысл политической
деятельности различных социальных групп и личностей, формирует более
глубокое знание граждан о политике. Политическая социализация, в ходе
которой
осуществляется
взаимодействие
личности
с
политической
системой, может рассматриваться как процесс передачи политических
ценностей и опыта от поколения к поколению, включения человека в
политическую систему и закрепление в его сознании определенной
системы ориентаций на определенные нормы и установки, которые
определяют характер политического поведения в рамках политической
системы, приобщения граждан к политической культуре того или иного
общества. Понятие политической социализации включает в себя не только
воздействие на личность господствующей идеологии, но также стихийное
влияние и собственную активность индивида.
Политическая
политических
социализация
происходит
под
воздействием
и неполитических факторов. Политические факторы,
включающие тип государственного устройства, режим, политические
институты, партии, организации, при помощи специальных механизмов
корректируют
и
контролируют
политическое
поведение
индивида.
Неполитические факторы - это условия, в которых политически созревает
человек. К ним относятся культура, семья, школа, церковь, работа,
окружение, СМИ, традиции, образ жизни и др. Особое место в системе этих
факторов занимают лингвокультурные факоры. Культурные ценности,
полученные на родном или любом другом языке в семье, школе, через
СМИ
определяют
особенности
политического
поведения.
Большое
значение для деятельности агентов социализации имеет язык, на котором
происходит воспитание, образование, внедрение в сознание определенных
политических ценностей.
Необходимость сохранения доминирующей политической культуры
обуславливает
стремление
государства
осуществлять
моноязычную
политику, способствующую реализации этих целей за счет единого
государственного языка. С дугой стороны, это вызывает многочисленные
проблемы, связанные с ущемлением интересов граждан, стремящихся
сохранить собственную идентичность, культуру и язык. Возникающие в
этой связи проблемы могут быть решены путем проведения адекватной
языковой политики, нацеленной на привлечение граждан к участию в
жизни
государства и учитывающей их интересы.
***
В настоящее время, несмотря на широкое употребление термина
"глобализация", отсутствует единство взглядов между представителями
различных
научных
дисциплин
относительно
самого
феномена
глобализации. Для целей нашей работы наиболее подходящим пониманием
глобализации будет многомерное понимание, рассматривающее ее: и как
тенденцию к созданию некой единой мировой культуры/цивилизации; и
как растущую взаимосоотнесенность различных культур, не порождающую
новую культуру, а построенную либо на господстве одной из них, либо на
их "концерте"; и как более сложные схемы, например, общность сознания,
включающего в себя проекции глобального мира, продуцируемые
локальными цивилизациями.
При таком подходе политико-языковые отношения могут быть
определены как обмен деятельностью и социально-волевыми установками
между акторами по специфическому поводу, а именно по поводу
взаимодействия языка и политики. Иными словами, это - отношения по
поводу "языка в политике и политики в языке".
Язык играет огромную роль в приобщении человека к нормам,
установкам, политическим
ценностям, формирующим политическую
культуру общества, что делает его важным инструментом политической
социализации.
Теория диалога и межкультурной коммуникации является одним из
инструментов
решения
межнациональных,
межкультурных
и
межэтнических проблем, поэтому обучение межкультурной коммуникации
с целью реализации принципов стратегии управления конфликтами
становится глобальной задачей в системе образования, в частности,
иноязычного.
Глава 2. Государственная языковая политика Российской Федерации,
ее взаимодействие с культурной и образовательной политикой
Исследование и содержание сущности любого явления (социальной,
духовной, политической, экономической и прочей жизни индивида,
социальной
группы,
общества,
государства)
предполагает
анализ
понятийного аппарата, поскольку именно понятийный аппарат закладывает
методологические основы комплексного исследования. При анализе
государственной
языковой
политики
следует
различать
собственно
языковую политику, политику языка. Если "языковая политика" - система
мер, принимаемых государством, обществом для сохранения и изменения
языковой ситуации, для стабилизации и изменения существующих
лингвистических норм, т.е. нечто совершенно конкретное, то "политика
языка" есть нечто в известном отношении отличное. Если в данном случае
иметь в виду сегмент политической сферы, то расширяется не только
элементарный логический объем понятия, но и набор весьма разнообразных
сопутствующих смысловых вариантов и коннотаций. Причем, без
понимания
сущности
первой
невозможно
понимание
принципов
функционирования второй. Именно на этом положении строится данное
диссертационное исследование.
Другими важными понятиями, описывающими языковую политику,
являются:
"языкового
«лингвистический
образования",
национализм»
"языковой
"этнолингвистическая
национализм",
демократия",
"языковой режим общества", "язык политики", «язык как ресурс» и другие.
Именно на основе анализа этих понятий можно подойти к пониманию
объекта и субъектов языковой политики, методов ее проведения и
перспектив развития.
2.1. Модель языковой политики Российской Федерации в контексте
политических изменений российского общества
Языковой политикой принято считать совокупность идеологических
принципов и практических мероприятий по решению языковых проблем в
социуме, государстве. Языковая политика в каждом государстве является
результатом
взаимодействия
двух
противоположных
потребностей:
национальной идентичности и потребности в общении, которая возрастает
в индустриально развитом обществе. Языковая политика, по словам
профессора Г.О.Винокура, есть не что иное, как «руководство социальными
лингвистическими нуждами»56.
По определению Никольского Л.Б., «языковая политика - это система
мер, принимаемых государством, обществом для сохранения и изменения
языковой ситуации, для стабилизации и изменения существующих
лингвистических норм»57.
Согласно общепринятой формулировке, «языковая политика» - это
целенаправленные
меры
(в
частности,
действия
законодательных,
исполнительных и судебных органов), которые: 1) определяют статус того
или иного языка и то, как тот или иной язык будет использоваться в
государстве; 2) принимаются с целью обеспечения языковой подготовки
граждан, в соответствии с потребностями государства; 3) принимаются для
определения индивидуальных или групповых прав, связанных с изучением,
использованием и защитой тех или иных языков; 4) предполагают
58
правительственное регулирование использования государственного языка.
Языковая политика относится к области сознательного воздействия
общества на функционирование и развитие языка. Естественно, воздействие
это
ограничено
и
преимущественно
на
общения
(деловое
информация
и
сферы
общение,
др.),
совершенствуются
опосредованно,
а
организованного,
сферы
благодаря
разные
поскольку
уровни
науки,
можно
регламентированного
образования,
развитию
языка
влиять
этих
сфер
(функциональные
массовая
общения
стили,
терминология и др.)59.
Особой
сложностью
отличается
языковая
политика
в
многонациональном государстве, поскольку здесь приходится учитывать
такие факторы, как этнический состав населения, культурные и языковые
традиции, ценностные ориентации носителей языков, роль отдельных
языков и их носителей в жизни общества. Основные принципы языковой
политики тесно связаны, детерминированы национальной политикой.
Языковая политика может быть плюралистической, т.е. направленной на
развитие, расширение функций нескольких языков, имеющих статус, или
же
унифицирующей.
ассимиляторской,
целью
которой
является
распространение одного языка, имеющего статус государственного или
официального, на разнонациональную общность. Языковые конфликты
обычно возникают при втором типе языковой политики, что было наглядно
подтверждено в республиках СНГ и странах Балтии во время проведения
языковой
реформы,
двуязычной
модели
состоящей
языковой
в
изменении
политики
на
двухкомпонентной,
однокомпонентную,
одноязыковую (19901999гг.).
В
Советском
Союзе
длительное
время
проводилась
плюралистическая языковая политика, так как достаточно широко
функционировали языки титульных наций союзных республик, в меньшей
степени языки титульных наций автономных республик, а также другие
языки. Этим обеспечивалось удовлетворение национальных культурных
устремлений народов. В сфере языкового единения многонационального
государства применялся язык межнационального общения - русский язык.
Таким образом, при отсутствии языкового законодательства успешно, без
языковых конфликтов решались языковые проблемы многонациональной
страны. Однако позже, в 70-е г. ряд факторов осложнили национальноязыковые отношения в стране. Историки и философы стали утверждать, что
в СССР сформировалась новая историческая общность - советский народ.
Совершенно логично из этого вытекало, что у единого народа должен быть
единый язык, а знание остальных языков теряет прежнюю актуальность.
Естественно, теоретически и практически стали уделять основное внимание
функционированию
русского
языка.
В
70-80-е
годы
по
нашим
наблюдениям, значительно сократилось функционирование национальных
языков в союзных и автономных республиках, что вызывало серьезное
недовольство национальной интеллигенции.
В период перестройки упомянутое недовольство было выражено
эксплицитно: проблемы развития национальных языков и культур стали
включать в программы политических партий, язык становился средством
политической
борьбы.
Именно
в
эти
годы
получила
широкое
распространение западная теория о том, что двуязычие вредно, общество
стремится к одноязычию, жизнеспособен только тот язык, который
выполняет все социальные функции. Началась борьба с национальнорусским
двуязычием,
что
означало
языковую
дезинтеграцию
многонациональной страны, активное вытеснение русского языка из разных
сфер жизни общества. Это была борьба не столько против двуязычия как
такового, сколько против русского языка, поскольку другие виды
двуязычия, например, национально-английское, национально-немецкое,
поощрялись.
Российская
Федерация
имеет
государственного
устройства
и
ряд
находится
общих
в
с
процессе
СССР
черт
рыночного
реформирования, стимулирующего свободу и демократию. Российская
Федерация в определенной степени повторяет государственное устройство
СССР: в ней выделены 21 республика - национально-государственные
образования, сопоставимые с союзной республикой в СССР. Кроме того,
имеются еще 67 субъектов Федерации (национально-территориальных или
территориальных). Такое государственное устройство создает разные
условия для фактического функционирования и развития языков, несмотря
на декларируемое в Конституции и Законах о языках равноправие народов,
их возможностей развивать национальные культуры и языки. Наиболее
благоприятные
условия
для
развития
создаются,
естественно,
для
общегосударственного языка - русского языка, а также языков титульных
наций в национально- государственных образованиях (республиках),
поскольку
последние
соответствующую
получают
финансовую
статус
поддержку
государственного
и
защиту
и
государства.
Остальные языки такую финансовую поддержку имеют не всегда, хотя, при
наличии финансируемых программ развития этих языков, они могут тоже
весьма успешно развиваться и применяться в разных сферах общения. В
данном случае речь идет не о конкретном положении в настоящее время время кризиса, а об общих принципах языковой политики, которая, как
предполагается, будет проводиться в течение длительного времени, а также
о возможных последствиях.
Типологическая схожесть государственной организации Российской
Федерации с соответствующей организацией бывшего СССР приводит к
тому, что и языковое пространство в ней формируется по тем же
принципам: языком единения этого пространства является русский язык государственный
язык
страны,
а
в
национально-государственных
образованиях наиболее широко функционируют получившие статус
государственных языки титульных наций.
Конституция Российской Федерации 1993 года провозглашает права и
свободы гражданина и человека, а также народов России в языковой сфере.
Пункт 1 статьи 68 Конституции Российской Федерации гласит:
«Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории
является русский язык».
Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В
органах государственной власти, органах местного самоуправления,
государственных учреждениях республик они употребляются наряду с
государственным языком Российской Федерации (п. 2 ст. 68).
Предоставление конституционного права республикам устанавливать
свои государственные языки, с одной стороны, создало юридическую
основу для расширения функций титульных языков в сферах деловой,
общественной и культурной жизни республик, а с другой, — послужило
поводом для сокращения в некоторых республиках русскоязычного
пространства, вытеснения русского языка из сфер официального общения,
особенно из государственного управления и образования.
До принятия в 2005 г. Федерального закона № 53-Ф3 «О
государственном языке Российской Федерации» в республиках постепенно
распространялась точка зрения, в соответствии с которой русский язык
должен функционировать на федеральном уровне, в краях и областях, где
проживают русские, а в национальных республиках все функции в сферах,
подлежащих
государственному
управлению,
должен
выполнять
республиканский государственный язык. После ряда постановлений
Конституционного Суда, а также принятия указанного закона ситуация
упорядочилась, однако, до сих пор существуют большие трудности в связи
с двуначалием в сфере государственных языков.
Государственная
политика
является
формой
выражения
государственных интересов и, как вид деятельности, может быть
реализована только на законодательной основе. Она регламентирована
установленным порядком и процедурой, и в малой степени зависит от
персоналий. Можно выделить несколько функциональных особенностей
государственной
политики
как
вида
деятельности.
Во-первых,
выразителями государственной политики могут быть только субъекты
публичного права, такие, как специально уполномоченные органы власти,
должностные лица, которые наделены правом на выражение воли народа
как субъекта власти. Второй особенностью государственной политики
является то, что ее формирование и реализация может производиться через
установленные законом процедуры и структуры, по определенным
правилам,
установленным
законодательством
РФ.
Государственная
внутренняя политика РФ формируется по иерархическому принципу,
который можно представить условно так: федеральная государственная
политика, федеральная совместно с региональной и, наконец, региональная
государственная политика.
Государственная языковая политика РФ обязана обеспечить
решение целого ряда важнейших задач по отношению к языку. Основными
объектами правового регулирования и, соответственно, предметами ее
ведения являются государственный язык, каждый из языков народов
России как мировой язык, каждый из языков народов России как родной
язык. В соответствии с этим можно определить
главные цели
государственной языковой политики. Прежде всего, это поддержка,
развитие, использование и ограничение использования государственного
языка Российской Федерации. Под использованием языка следует понимать
получение и передачу устных или письменных сообщений, либо иное
доведение до сведения граждан или должностных лиц информации из
общепринятого делового оборота на указанном языке. Тогда требованием,
накладываемом на использование языка является предусмотренное в
установленном порядке закрепление грамматических, стилистических,
лексических и иных языковых форм, в том числе обязательность или
недопустимость
употребления
указанных
форм.
Ограничение
использования языка могут носить профессиональный или ведомственный
характер. Это профессиональные языки общения и, соответственно,
технические, философские, юридические, экономические или иные
словари, словари для дикторов, словари правописания. Федеральный закон
может дать каждому ведомству право по предмету своего ведения выбрать
в качестве рекомендуемого определенный набор словарей и пособий из уже
имеющихся. Таким способом могут быть решены основные проблемы
нормативно-правового
регулирования
порядка
использования
государственного языка РФ.
Государственная языковая политика РФ устанавливает основные
подходы и процедуры государственной поддержки принципов равноправия
языков народов России. Государственная языковая политика РФ должна
сочетать обязательность исполнения всех основных государственных
функций на государственном языке РФ с учетом многоязычия и языкового
равноправия, главным ее принципом является признание абсолютной
ценности любого языка как важнейшего компонента культурного и
интеллектуального наследия народа - носителя этого языка и признание
свободы личности в выборе и использовании языка общения.
В 15 республиках Российской Федерации приняты или обсуждаются
законы о государственных языках: Алтае, Башкортостане, Бурятии,
Дагестане, Калмыкии, Карачаево-Черкесии, Коми, Марий Эл, Мордовии,
Татарстане, Туве, Хакасии, Удмуртии, Чувашии, Якутии и других. Таким
образом,
в
России
формируется
языковое
пространство
с
двухкомпонентной или даже многокомпонентной моделью языкового
обустройства - зоны "государственного двуязычия (многоязычия)" совместного
функционирования
в
республиках
двух
или
более
государственных языков, например, в Татарстане - один республиканский
государственный
язык
(татарский
язык)
в
сочетании
с
общегосударственным (русским) языком; в Дагестане - четырнадцать
республиканских
государственных
языков
в
сочетании
с
общегосударственным языком и т.д. В общей сложности на территории
Российской Федерации формируется многокомпонентная модель языковой
политики, включающая свыше сорока языков, которые уже получили или
могут получить статус государственного. В принципе это соответствует
национальному составу, государственному устройству и традициям
уважения к национальным языкам, характерным для разных периодов
истории России.
1июня
2005г.
Президентом
РФ
подписан
Закон
«О
государственном языке Российской Федерации», который расширяет и
дополняет всю законодательную базу Закона РФ от 25 октября 1991 г. «О
языках народов РФ» и регулирует использование русского языка как
государственного. Эти два закона должны рассматриваться вместе. На
положениях
служебных
этого
законодательства
документов,
основан
использование
языков
порядок
в
составления
работе
органов
государственной власти, органов местного самоуправления, в деятельности
предприятий, организаций и учреждений в тех регионах, где проживает
население, говорящее не только на русском языке. В соответствии с
Законом «О языке народов России» в органах государственной власти,
органах
местного
самоуправления,
государственных
учреждениях
республик наряду с государственным языком РФ могут употребляться
государственные языки республик. Закон уточняет, что в случае
использования других языков тексты на русском языке и языках других
народов РФ должны быть идентичны по содержанию и техническому
оформлению. Это же правило распространяется на делопроизводство
организаций всех форм собственности (Ст. 16 Закона «О языках народов
РФ») Однако процесс реализации законов о языках представляется
сложным и неоднозначным. В стране развиваются реформы, ведущие
страну к другому обустройству, к организации в стране единого
гражданского общества, где наиболее важными должны оказаться не
национальные, а гражданские ценности, где люди должны делиться на
граждан и не-граждан, должны быть защищены права граждан, а не права
наций. Видимо, для наших народов, особенно в кризисные периоды,
основными ценностями остаются национальная культура, национальные
традиции, национальные языки. В качестве доказательства можно привести
нежелание ряда республик Российской Федерации выдавать жителям
паспорта западного образца, без указания национальности. С этими
ценностными ориентациями народов приходится считаться при проведении
национально-языковой политики и построении гражданского общества в
стране, иначе возможно возникновение национально-языковых конфликтов.
Языковыми конфликтами считаются столкновения между языковыми
общностями. В основе этих столкновений лежат те или иные проблемы,
связанные с языком. Языковые конфликты наблюдаются во многих
регионах
мира.
внутриэтнические
Выделяются
и
два
типа
межэтнические.
языковых
конфликтов
Внутриэтнические
-
языковые
конфликты в основном возникают в ходе становления литературного языка,
при проведении его нормализации, при выборе диалекта в качестве основы
литературного языка, при выборе графической основы. Так, например, при
создании
словацкого
литературного
языка
конкурировали
западно-
словацкий и средне-словацкий элементы. Другой пример: в период
перестройки в тюркоязычных регионах бывшего СССР обсуждаются
вопросы перевода языков с кириллицы на латиницу или даже на арабскую
графическую основу.
Однако для современной России и других стран СНГ более актуальны
межэтнические языковые конфликты, содержанием которых является
борьба этносов за распределение сфер функционирования между их
языками. Следует отметить, что межэтнические языковые конфликты
обычно возникают на более широком фоне этнических конфликтов, на фоне
общей межнациональной напряженности. В отличие от внутриэтнических
конфликтов, межэтнические языковые конфликты являются более острыми,
их сложнее погасить, поскольку язык зачастую становится знаменем
национально-освободительной борьбы, средством изоляции одного народа
от другого, даже средством сепаратизма (пример тому, Молдавия). В более
приемлемых формах языковой конфликт, связанный с сепаратизмом,
протекает в Квебеке (Канада), в длительной, сложной борьбе за свой язык и
культуру живут местные русские языковые общности в странах Балтики.
Следует отметить, что роль языка в национальных конфликтах
определяется его спецификой, отличающей его от других феноменов
национальной культуры - искусства, видов пищи, типов одежды, жилища и
т.д. Совершенно естественно мы можем любоваться произведениями
национального искусства (картинами, танцами), можем с удовольствием
носить
национальную
обувь
(сабо,
унты),
национальную
одежду
(украшения), однако при попытке включиться в сферу национального
искусства, основанного на словесном творчестве (театр, литература), мы
испытываем серьезные затруднения: нужен переводчик или же необходимо
изучить язык. Изучение языка требует больших усилий, затрат физических
и экономических. Особенно трудно изучать новый язык пожилым людям,
тем более за краткие сроки. К сожалению, законодатели и политики,
которые устанавливают и проводят языковую политику в большинстве
стран СНГ и республиках Балтики с этим обстоятельством зачастую не
хотят считаться, что вызывает возникновение конфликтных ситуаций.
Русский язык попал в совершенно не типичную для себя ситуацию. Он все
время был языком, на котором говорила основная масса населения, а
носители других языков должны были к этому приспосабливаться. Сегодня
же многие приезжающие из других регионов или стран ведут себя не так,
как обычно вели себя в русской языковой среде, не осваивают или не
вполне осваивают русский язык. В итоге складывается нетипичная для
центра России билингвистическая ситуация.
Возможно, вопрос должен стоять не столько в возвращении
нормативности классическому канону, сколько в создании пространства
общения между группами, между детьми. То есть, ставить задачей надо
создание коммуникативного поля.
Государственный язык имеет важнейшее значение в российских
условиях. Русский язык является языком межнационального общения не
только на территории России, но и на пространстве бывшего Советского
Союза, он распространен и в некоторых других зарубежных государствах.
Государственный язык является гарантией защиты прав всех без
исключения граждан государства, так как именно на нем осуществляется
делопроизводство
в
государственных
органах,
включая
судебные.
Очевидно, что государственный язык должен быть обязательным к
использованию на всей территории государства, в определенных случаях
государственный
суверенитету.
целенаправленно
язык
становится
Примером
синонимичен
являются
искореняющие
русский
государственному
постсоветские
язык
из
республики,
государственных
атрибутов, утверждая собственную национальную идентичность.
В контексте этих примеров новейшей истории, мягко говоря,
странной
с
позиций
представляется
сохранения
конституционная
единства
норма,
страны
в
перспективе
закрепляющая
возможность
существования государственных языков республик в составе Российской
Федерации. Поэтому политические и правовые аспекты государственного
языка в Российской Федерации требуют дополнительного осмысления.
В разных странах складывается разная языковая ситуация в
соответствии с той языковой политикой, которую проводит данное
государство. Некоторые страны, например США, за исключением
законодательства некоторых штатов, предпочитают не определять в
Конституции
или
отдельном
законодательном
акте
официальный,
государственный язык страны. Другие страны, например Канада, Бельгия,
Испания, Франция, предпочитают законодательно закреплять правила
речевого поведения в сферах организованного общения, причем действие
этих актов не распространяется на сферу межличностных отношений
граждан, которая не подлежит правовому регулированию60. Однако,
большинство стран мира все же предпочитают решать языковые проблемы
законодательным путем, а в конституциях многих из них содержатся
статьи, касающиеся статуса и использования языка.
Существуют страны с одним государственным языком (Франция), с
двумя (Канада, Израиль), с тремя и более (Швейцария, Сингапур). Каждая
страна, предпочитающая законодательно определять закономерности
языковой жизни в сферах организованного общения, в законодательной
практике обычно учитывает, во-первых, языковую ситуацию в стране, вовторых, основные принципы национальной политики, в значительной мере
определяющие языковую политику страны.
Примечателен опыт моноязычных стран, правительства которых
заинтересованы в укреплении своих государственных языков. Например,
языковое
законодательство
Франции
является
одним
из
самых
продуманных и хорошо разработанных в мировой практике. В 1994 году
был принят «Новый закон об употреблении французского языка» («Закон
Тубона»). Параграф первый этого закона гласит: «Французский язык
является, согласно Конституции, языком Французской республики и
представляет собой основополагающий элемент личности исторического и
культурного наследия Франции».
Общеизвестно,
что
язык
является
национальным
достоянием
общества, поэтому государственная политика в области его поддержки и
охраны является составной частью общей государственной политики.
Провозглашенный государственным, язык выполняет интеграционную
функцию, является важнейшим средством укрепления государственности,
обеспечения культурного развития страны.
В мировой практике нет единого подхода к понятию и определению
статуса государственного языка.
Существует
практика,
в
соответствии
с
которой
понятие
«государственный язык» разводится с понятием «официальный язык».
Экспертами ЮНЕСКО в 1953 году было рекомендовано разграничить
понятия «national language» (государственный язык) и «official language»
(официальный
язык).
Под
«государственным»
понимался
язык,
выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в
политической, социальной и культурной жизнедеятельности общества. Под
«официальным»
понимался
язык
государственного
управления,
законодательства, судопроизводства. Возможно, под воздействием этих
представлений
в
российское
законодательство
вошли
термины
официальный язык и государственный язык.
Некоторые государства используют в той или иной мере указанные
рекомендации. Так, в соответствии с Законом «О государственном языке
Киргизской
республики»61,
государственным
языком
и
языком
межнационального общения является киргизский язык, а официальным —
русский. Однако закон не в полной мере руководствуется рекомендациями
ЮНЕСКО, т. к. работа органов государственной власти и местного
самоуправления, а также других организаций и учреждений осуществляется
на государственном языке, и только в необходимых случаях — и на
официальном языке. Официальные документы, нормативные правовые
акты и т. п. принимаются на государственном языке, в случаях,
предусмотренных законодательством, переводятся на официальный язык и
публикуются
на
двух
языках.
Делопроизводство
ведется
на
государственном языке. Но по решению Правительства Киргизской
Республики
в
некоторых
областях,
районах,
городах
и
селах
делопроизводство наряду с государственным языком может вестись и на
официальном языке.
Однако
в
законодательстве
большинства
зарубежных
стран
государственный и официальный язык не разделяются. Государственный
язык признается также и языком госуправления, судопроизводства,
делопроизводства.
Подобные
правила
установлены
в
большинстве
сопредельных России государств: Казахстане, Туркменистане, Литве,
Армении, Узбекистане.
Общеизвестно,
что
язык
является
национальным
достоянием
общества, поэтому государственная политика в области его поддержки и
охраны является составной частью общей государственной политики.
Провозглашенный государственным, язык выполняет интеграционную
функцию, является важнейшим средством укрепления государственности,
обеспечения культурного развития страны.
Государство
как
основной
институт
политической
системы,
обладающий верховной властью, выполняет ряд функций, одной из
которых
является
культурно-образовательная
функция.
Государство
выступает основным гарантом сохранения и приумножения национальной
науки и культуры, развития системы народного образования. Государство
разрабатывает и осуществляет языковую политику, которая включает в себя
мероприятия, связанные со сферой образования и со сферой культуры. В
настоящее время язык и культура сознательно используются государством
как
механизмы
обеспечения
внутренней
стабильности,
когда
консолидирующая роль языка и культуры проявляется в процессе
формирования национальной идентичности и национальной идеологии, и
как механизм усиления внешнеполитического влияния, поскольку они
формируют образ-стереотип страны за ее пределами.
Языковая политика имеет дело, прежде всего, с выбором и
утверждением
языкового
образования,
которое
служит
целям
общегосударственного значения. Одним из аспектов проблемы выбора,
наряду с коммуникативным и идеологическим, является политический
аспект, предполагающий, что язык должен быть посредником для
межнационального общения. Государственный подход при разработке
стратегии языковой политики крайне важен, как по регулированию
использования государственного языка, так и в отношении изучения
иностранных
языков.
Развитие
гармоничных
межнациональных
и
международных отношений в большой мере зависят от правильно
спланированной языковой политики. Развитие общества стало возможным
благодаря наличию общего языка.
2.2 Политика по укреплению позиций русского языка в государстве
и обществе как форма участия государства в формировании
национальной идеологии
Языковая политика в каждом государстве является результатом
взаимодействия двух противоположных потребностей: национальной
идентичности
и
потребности
в
общении,
которая
возрастает
в
индустриально развитом обществе. В многоязычном обществе всегда
взаимодействуют
две
естественные
для
каждого
человека,
но
противоположные потребности. Потребность идентичности заключается в
стремлении пользоваться в любой ситуации общения полностью своим
языком. И для общества, и для индивида комфортнее пользоваться одним
языком, преимущественно родным, усвоенным в детстве, так как не нужно
прилагать усилия при усвоении второго и третьего языка.62 Предельный
случай удовлетворения потребности идентичности - одноязычие.
Потребность взаимопонимания заключается в том, что каждый из
участников
любой
ситуации
общения
стремиться
осуществить
коммуникацию, которая успешна лишь в случае взаимопонимания. Обе
потребности не противоречат друг другу только в полностью одноязычном
обществе. В таком многоэтническом государстве как РФ широко
распространено двуязычие, что, по мнению ряда ученых, является нормой,
а одноязычие - исключением.
В Российской Федерации языковая политика отличается особой
сложностью, так как она должна учитывать такие факторы как
многоязычие, своеобразие национального состава и межнациональных
отношений, роль отдельных языков и их носителей в жизни государства.
Поскольку языковая политика является составной частью национальной
политики, то она в основных чертах зависит от общих принципов
последней.
По определению, которое дает Лингвистический энциклопедический
словарь, «языковая политика - совокупность идеологических принципов и
практических мероприятий по решению языковых проблем в социуме,
государстве»64. Идеологические принципы и практические мероприятия в
языковой политике неразделимы и взаимозависимы.
Близкую к этой формулировку мы находим у Л.Б. Никольского:
«Языковая политика - это система мер, принимаемых государством,
обществом для сохранения и изменения языковой ситуации, для
стабилизации и изменения существующих лингвистических норм»65. В
центре внимания языковой политики находятся наиболее крупные
национально-языковые
проблемы
широкого
социального
и
идеологического значения; далеко не все частные изменения и реформы
могут быть правомерно отнесены к сфере ее действия. Языковая политика
оказывает влияние на лексико-семантическую систему, особенно на
общественно-
политическую
лексику,
а
также
на
стилистическую
дифференциацию литературного языка, на диалектическое членение языка
и стирание диалектических различий, на проводимые государством
орфографические реформы66.
Как
было
целенаправленные
упомянуто
меры,
выше,
которые
языковая
политика
предполагают
-
это
правительственное
регулирование использования государственного языка, определяют статус
того или иного языка и как он будет использоваться в государстве,
обеспечивают
языковую
подготовку
граждан
в
соответствии
с
потребностями государства и определяют индивидуальные или групповые
права, связанные с изучением, использованием и защитой тех или иных
языков.67
Из данного определения следует, что одним из приоритетов языковой
политики РФ, наряду с регулированием функционирования русского языка
и совершенствованием правового регулирования языковых отношений,
является выбор и утверждение языкового образования, которое служит
целям общегосударственного значения и в котором можно выделить два
основных образовательных направления: первое - в отношении изучения
родного языка и второе направление связано с изучением неродного
(иностранного) языка.
Поскольку языковая политика связана с сознательным воздействием
общества на язык, то с этой точки зрения она представляет собой
концентрированное выражение методологических и социальных основ,
определяющих идеологическое и практическое отношение той или иной
государственно-политической системы к функционированию, развитию и
взаимодействию языков, к их роли в жизни народов68. В обществе
первостепенное
значение
приобретает
решение
таких
задач,
как
практическое осуществление равноправия наций и народностей и их
языков,
создание
национальной
государственности,
обслуживаемой
национальным языком, развитие национальной культуры на базе родного
языка и использование этого языка в сферах массовой коммуникации. В
соответствии с идеологическими целями языковая политика может быть
перспективной (языковое строительство или языковое планирование) и
ретроспективной (культура языка и речи)69.
В нашей стране после Октябрьской революции в основу языкового
строительства была положена языковая политика многонационального
государства, многие из народов которого до 1917 года не имели своей
письменности.
Главным
правительства
в
едином
содержанием
общей
централизованном
политики
государстве
царского
времен
индустриализации было поддержание и развитие господствующей роли
государственного языка. Исторически сложилось, что русский язык,
являясь условием и предпосылкой существования русской нации, в
результате развития экономических связей стал языком межнационального
общения на территории России. Русский язык по числу носителей
превосходил другие, это был язык администрации, армии, суда, он
господствовал в школе, в высшем образовании. Равноправие языков не
признавалось царской администрацией, все граждане России делились на
полноправных, для которых знание русского языка было обязательным и
их языковая ассимиляция всячески поощрялась, и на «инородцев». Вопрос
об их ассимиляции не ставился в силу того, что контакты с ними были
незначительны, инфраструктура их регионов была не развита. В армии они
не служили, места проживания не меняли, поэтому языки с малым числом
носителей оставались устойчивыми70. В 1906 г. Свод законов Российской
империи
зафиксировал
правовой
статус
русского
языка
как
общегосударственного языка. В своде законов Российской империи в
разделе «Основные государственные законы» от 23 апреля 1906 г. русский
язык определялся как язык общегосударственный и обязательный в армии,
во флоте и во всех государственных и общественных установлениях.
Вопрос о необходимости государственного русского языка в период между
двумя русскими революциями (1905 г. и 1917 г.) носил характер острой
политической дискуссии, в которой приняли участие и ученые (И.А.Бодуэн
де Куртене), и государственные и политические деятели (В.Вильсон,
В.И.Ленин, И.В.Сталин, С.Шаумян и др.).
После революции 1917 года в основу языковой политики было
положено стремление к удовлетворению потребности идентичности для
всего населения. Цель такой политики заключалась в том, чтобы каждый
независимо от национальной принадлежности, мог свободно пользоваться
своим материнским языком и овладел на нем высотами мировой
культуры71. В основе политики лежали идеи В.И. Ленина, который имел
свой подход, предусматривавший либеральную политику в отношении
национальных меньшинств и их языков. Возглавлявший в то время
Наркомнац И.В.Сталин говорил: «Для того, чтобы Советская власть стала
для инонационального крестьянства родной, необходимо, чтобы она была
понятной для него, чтобы функционировала на родном языке»72. Это
свидетельствует о том, что развитие национальной культуры - это было не
целью, а средством для распространения новой идеологии и более
эффективного осуществления государственной политики. На рубеже 20-х 30-х годов языковая политика была централизована и принятие решений
полностью находилось в руках партийно-государственного руководства.
Этот период принято считать пиком языкового строительства. Из 127
восточных национальностей СССР более чем у 80 существовала
письменность и школа, в Московской области в 1932 г. существовало 50
татарских,
17
немецких
делопроизводство на
литературы
на
и
3
национальных
языках
народов
казахских
школы.
Развивалось
языках,
активно
шло
СССР,
поощрялось
издание
развитие
художественной литературы и театра на национальных языках.
Ликвидация неграмотности, рост образования, создание новых
алфавитов и литературных языков для десятков народов - такими были
результаты
государственной
языковой
политики
и
методов
ее
осуществления.
Опыт российской языковой политики 20-30-х годов заслуживает
внимания, так как наша страна была «пионером концепции образования на
материнских языках» . В настоящее время эта концепция, выдвинутая в 50е годы в докладах ЮНЕСКО, завоевывает все большую популярность в
мире. Таким образом, после Октябрьской революции в нашей стране
произошла попытка прорыва в будущее, но он не был подкреплен реальным
уровнем развития государства и общества.
На том уровне развития курс на удовлетворение потребности
взаимопомощи и взаимодействия был важнее удовлетворения потребности
идентичности всех народов. Это означало главенствующую роль русского
языка во всех сферах жизни. Укрепление хозяйственных связей между
регионами, возрастание разного рода миграций усилили тенденцию к
двуязычию, при котором представителю национальных меньшинств было
важнее овладеть русским языком, чем культурой на материнском языке. В
общегосударственной политике интернационализм постепенно сменялся
национализмом, поэтому смена языковой политики в середине 30-х годов
была закономерной. Всю письменность народов Севера перевели на
кириллицу (если они были созданы на основе латиницы и арабицы), что
являлось политическим процессом, свидетельствующим о повороте к
русификации.
Главным
мероприятием
в
языковой политике
стало
внедрение русского языка во все сферы языковой жизни. В 1938 г. вышло
Постановление ЦК ВКП (б) «Об обязательном изучении русского языка в
школах национальных республик и областей», которое действовало до
апреля 1994 года.
Необходимость в изучении русского языка была обусловлена
жизненными потребностями всех народов нашей страны. Превращение
русского языка в язык межнационального общения и его успешное
функционирование в этой роли определялось тем, что он был родным для
большинства населения нашей страны, был распространен среди других
народов и народностей СССР и являлся основным средством приобщения
народов СССР к достижениям мировой культуры. В СССР русский язык
выдвинулся в положение, которое в ряде стран занял английский язык: он
становится необходимым техническим средством. Концепция «второго
родного языка» объективно работала в пользу этого и представляла собой
некоторый
компромисс
между
необходимостью
удовлетворения
потребности взаимопонимания и хотя бы частичным учетом потребности
идентичности. Таким образом, с одной стороны, усиливались позиции
русского языка, но с другой стороны, многие другие языки значительно
развились по сравнению с дореволюционным временем, у них появился
алфавит, письменность и литературный язык. Советская национальная
политика, в том числе и языковая значительно развила национальное
самосознание многих народов, развитие национальных языков обладало
государственной поддержкой.
В настоящее время современное российское общество подошло к
осознанию того, что вопросы, связанные с функционированием русского
языка и языков народов России, а также реализация языковых прав
личности теснейшим образом связаны с национальными и политическими
процессами
и
строительством,
этнополитическими
образовательной
и
конфликтами,
культурной
федеративным
политикой.
Они
отражаются на развитии социальных, политических, экономических,
культурных отношений внутри страны. Практически решение многих
проблем
в
различных
сферах
жизнедеятельности
связано
с
функционированием русского языка. Русский язык как объект культуры и
как инструмент общения нуждается в поддержке и защите, это возможно в
рамках реализации государственной языковой политики, которая обязана
обеспечить решение целого ряда важнейших задач по отношению к языку.
В соответствии с этим можно выделить главные цели государственной
языковой
политики:
правовое
регулирование
функционирования
государственного языка РФ и реализация языковых прав личности.
Основными принципами языковой политики являются признание
абсолютной ценности любого языка как важнейшего компонента культуры
и интеллектуального наследия народа носителя этого языка и признание
свободы личности в выборе и использовании языка общения74.
В связи с современными геополитическими изменениями в мире
языковая
политика
государства
должна
взаимодействовать
с
государственной культурной и образовательной политикой, которые
связаны с идеологией, менталитетом и морально-этическими устоями
общества
и
способствуют
реализации
особых
мероприятий
государственной языковой политики РФ. Таким образом, языковая
политика включает в себя меры:
1) по укреплению позиций русского языка в государстве и обществе,
на постсоветском пространстве и в международном плане;
2) по реализации геополитических интересов России и расширению
русскоязычного информационного пространства через сотрудничество в
области образования, создание Центров русского языка и издание
русскоязычных СМИ за рубежом, через экспорт товаров культурного
назначения;
3) в связи с возрастанием роли межкультурной коммуникации как
эффективного средства интеграции РФ в международную экономику,
политику,
организации,
правительственных
и
различного
рода
неправительственных
обмены
и
отношений
развитие
в
ходе
межнационального взаимодействия, языковая политика нацелена на
создание условий для иноязычного образования и дальнейшую интеграцию
в общеевропейскую языковую политику и языковое образование по
основным стратегическим направлениям;
4) одним из компонентов языковой образовательной политики
является качественная подготовка преподавателей и совершенствование
методики преподавания русского и иностранных языков.
Формирование и осуществление государственной языковой политики
в РФ основывается на двух документах: на Законе «О государственном
языке Российской Федерации» от 1.06.2005 г., который расширяет и
дополняет законодательную базу Закона «О языках народов России» от
25.10.1991г. и на Концепции государственной программы по сохранению и
развитию языков народов РФ (3.06.1992 г.). В июле 1996 г. правительство
РФ приняло также федеральную целевую программу «Русский язык»,
основными целями которой провозгласил социально-экономическое и
духовное возрождение России, обеспечение всестороннего развития и
распространения русского языка как государственного языка России.
Статус русского языка как государственного языка РФ установлен
Конституцией Российской Федерации. Во исполнение накладываемых
законом функций государственный язык обязан быть системообразующим
фактором сохранения целостности РФ, основным инструментом для
выражения роли российского народа, механизмом реализации прав и
свобод
граждан
России,
необходимым
элементом
осуществления
единообразия
75
управления и понимания государственной роли . Это означает, что
государственная политика и национальная идеология должны быть
представлены в форме, узнаваемой каждым
членом общества. В
соответствие с этим на органы государственной власти накладываются
определенные обязательства. Совокупность этих обязательств может
выступать в качестве основы государственной языковой политики, она
должна
сочетать
обязательность
исполнения
всех
основных
государственных функций на государственном языке РФ с учетом
многоязычия и языкового равноправия.
В Российской Федерации практически отсутствует полноценное
законодательное регулирование защиты русского языка и культуры русской
речи, и это не могло не сказаться на современном состоянии русского языка
как государственного языка. Непоследовательность в реализации политики
государства в области русского языка как языка межнационального и
международного общения влечет утрату интереса к русской культуре в
мире, снижает авторитет страны в международном сообществе, ее
конкурентоспособность на мировом рынке труда, ослабляет патриотизм
подрастающего поколения и его гражданское самосознание. Практически
не учитывается тот факт, что в мире на русском языке разговаривают около
450 млн. человек (по данным Института РАН СНГ и дальнего зарубежья),
что
должно
предопределять
государственную политику
в области
поддержки русского языка и его развития за рубежом.
Недостатки реализации политики в сфере русского языка как
государственного приводят к снижению уровня владения гражданами
Российской Федерации русским языком.
Отсутствие законодательного закрепления достаточных требований
по владению русским языком для иммигрантов, иностранных граждан,
работающих на территории Российской Федерации и иных категорий
населения также является фактором снижения роли русского языка, его
интеграционной функции. Ограниченное употребление русского языка как
языка межнационального общения ведет к этнокультурному разобщению
населения России и государств — участников СНГ.
Сужение сферы распространения русского языка в мире приводит к
снижению статуса его как мирового, ассимиляции и дезинтеграции
соотечественников за рубежом, ограничению культурного, политического и
экономического
присутствия
России
в
регионах,
на
которые
распространяются ее интересы.
Поэтому укрепление позиций русского языка в мире является
стратегическим интересом России. Упрочение статуса государственного
языка
позволит
повысить
эффективность
экономической,
научно-
технической, культурной, дипломатической деятельности государства, а
также будет способствовать подцержке исторических связей государств и
возрастанию престижа нашей страны.
Политическое
строительство
Российского
государства
всегда
сопровождалось поддержкой русского языка как символа национального
могущества. Обращает на себя внимание позиция К.К.Колина, который
считает, что в современной геополитической обстановке русский язык
является
одним
из
важных
факторов
обеспечения
национальной
безопасности России и окружающих ее государств, поэтому он требует
серьезного внимания и защиты на государственном уровне76. Основная идея
доктрины национальной безопасности России заключается в том, что
политика государства должна служить безопасности нации. По мнению
К.К.Колина, национальная безопасность России означает в первую очередь
создание
условий
для
духовного,
физического,
государственно-
политического развития русского народа и всех многочисленных народов
России. Физическое развитие нации - это рост числа людей, это
многодетные семьи, здоровые и добрые дети, благоденствующие старики,
крепкая и нравственная молодежь. Все это создает численный запас,
который не могут разметать ни природные катастрофы, ни мировые
политические катаклизмы. Духовное развитие нации - это сохранение
национального духа и характера, культуры и традиций, искусства и
национального творчества, науки и изобретательства. Государственнополитическое развитие нации - это государственная сплоченность русских и
других народов РФ, единство которых невозможно разрушить ни войнами,
ни переделом границ.
Развитие нации немыслимо без сохранения национального языка,
которым по Конституции РФ является русский язык, потому что язык не
только средство общения. Язык - это, прежде всего, народообразующий
стержень, который соединяет нацию воедино и связывает настоящее народа
с его историческим прошлым и будущим. От своих предков мы отличаемся
привычками, обиходом, одеждой и ученостью, и наши потомки, очевидно,
не будут похожи на нас этим же, но все мы говорим и будем говорить на
одном языке как единая нация русских. Вот почему сохранение русского
языка есть основа безопасности как русской нации, так и всего Российского
государства в целом, и на его защиту должны быть направлены
охранительные действия государства, положившего во главу своей
политики доктрину национальной безопасности.
Политическая власть рассматривает язык как инструмент создания
политического и территориального единства страны, и в отношении
русского языка в России всегда велась определенная языковая политика. В
XVIII в. был укреплен грамматический фундамент языка, появился язык
художественных произведений; в XIX в. в язык был внесен стиль научной,
документальной, судебной и политической речи. В XX в. появилась цензура
на слова; язык становится усеченным, над ним нависла угроза со стороны
языковой политики советского государства, в котором русский язык был
языком межнационального общения; исчезала самоценность языка, его
коренная связь с русской культурой, религией, историей, художественной
литературой; язык искажался ради нужд межнационального общения всеми
77
народами, он стал бытовым, газетно-бюрократическим .
В России нет эквивалентных языковых стандартов государственного
языка. Процедура формирования государственного языка в форме
нормативного, кодифицированного языка достаточно трудоемка. В связи с
этим разработка основ государственной языковой политики имеет особую
важность и усугубляется тем, что поддержке русского языка как
государственного,
уделено
недостаточно
внимания
в
отличие
от
большинства крупных европейских стран. В этих государствах имеется
стандартное представление языка в виде набора словарей, включая
орфографический,
орфоэпический,
этимологический,
стилистический,
фразеологический, цитатный словарь, словарь синонимов. Тезаурус
отражает
в
текстовых
фрагментах
классических
художественных
произведений практически все стороны жизни. Так выглядит обязательное,
контролируемое
государством
предъявление
идеологического
и
культурного минимума, который рекомендуется каждому гражданину78.
Такое стандартное представление языка в каждой стране является основой
языковой политики как формы участия государства в формировании
национальной идеологии. Подобное компактное и доступное представление
языка как системы является важнейшей идеологической инновацией
нашего века, примером конструктивного взаимодействия государства и
национальной интеллигенции в решении прикладной гуманитарной задачи.
Сегодня нация нуждается в эталоне языка. Такое эталонное описание
дают словари, первые из которых появились на Руси еще в XVII в.
Основные европейские языки имеет такие словари, которые не только
сохраняют языковую норму, но и являются национальным брэндом:
«Ларусс» для французского языка, «Брокгауз» - для немецкого, «Уэбстер»
для американского варианта английского. Причем основной продукт под
этой маркой - стандартный толковый словарь, предназначенный для
основной массы носителей языка, а на его основе создается целая линия
продукции для различного потребления: энциклопедические, многотомные
словари для библиотек, двуязычные, словари цитат, сленга и прочие.
В России самым знаменитым был словарь В.Даля, изданный в XIX
веке, но это был словарь живого языка, а не книжного. Полноценный
словарь русского книжного языка был издан только в 1935 году
С.Ожеговым и стал самым массовым толковым словарем на долгие годы. В
50-е годы был составлен нормативный четырехтомный словарь более
высокого качества - Малый академический словарь и 17-томный
Академический словарь, но аудитория этих изданий довольно ограничена.
Сегодня нам нужен стандартный словарь, который определял бы норму не
только для страны, но и для всего русскоязычного информационного
пространства. Словарь - это филологический продукт, производство
которого требует серьезных капиталовложений и без государственной
поддержки этот вопрос не может быть решен. Итак, специалисты должны
определить языковую норму, государство - проявить политическую волю и
утвердить ее, словарь - это механизм, с помощью которого эта норма
вводится в общество, тем самым стабилизируя его и снимая напряженность.
Как заметил М.Арапов, иностранцы, для изучения русского языка сделали
больше, чем природные
79
русские . В.Даль, наполовину датчанин, наполовину немец в области
лексикографии сделал больше, чем вся Российская академия наук.
Современной русской орфографией мы обязаны немцу из С.-Петербурга
К.Я.Гроту,
а
над
фонетикой
и
грамматикой
работала
Казанская
лингвистическая школа под руководством А. Бодуэн де Куртене. Дело в
том, что двуязычные люди острее воспринимают особенности языка,
который
изучают,
поэтому
английский
язык
превращали
в
язык
международного общения не одни англичане, а представители всех
национальностей мира. Этим же можно объяснить высокий уровень
развития отечественной методики преподавания иностранных языков, о
которой речь пойдет в следующей главе.
Реализация
государственной
языковой
политики
по
виду
деятельности, с одной стороны, требует властных полномочий, а с другой,
не может быть осуществлена без профессионального знания предмета
деятельности.
Поэтому
в
формировании
государственной
языковой
политики должны участвовать представители органов государственного
управления
наряду
с
представителями
научно-образовательного
российского сообщества. Поэтому политическая элита, осуществляющая
формирование и разработку идеологии языковой политики, для выработки
общего
согласованного
решения
должна
иметь
консультационно-
рекомендательные или экспертные органы типа советов или комиссий, в
состав которых включены наиболее авторитетные представители всех
заинтересованных административно- управленческих, профессиональных и
общественных социальных групп80.
Необходимо признать, что сегодня отсутствует четко разработанный
механизм реализации государственной языковой политики Российской
Федерации внутри страны и за рубежом. Нам необходима централизованная
государственная политика сохранения и развития русского языка в
условиях глобализирующего мира, нарастающей открытости границ, а
также подверженности новым угрозам функционированию русского языка в
условиях мирового информационного пространства, с одной стороны; а с
другой - неуклонного роста этноязыкового сознания, ущемляющего права
русскоязычного населения на постсоветском пространстве. Обоснованная
языковая политика в области функционирования русского языка на
постсоветском пространстве способствует сплочению наций, сохранению
духовных ценностей и развитию культуры; гармонизации интересов
личности, общества, нации и государства; укреплению дружбы народов,
проживающих на территории Российской Федерации, а также укреплению
связей с соотечественниками, проживающими за рубежом; сохранению
русского духовного, культурного и образовательного пространства.
2.3. Языковая политика по сохранению и развитию русского
языка на постсоветском пространстве как механизм объединения
людей и конструирования национальной идентичности
В СССР существовало объективное противоречие: с одной стороны,
усиливались позиции русского языка, с другой стороны, многие другие
языки значительно развились по сравнению с дореволюционным временем,
у них появился алфавит, письменность и литературный язык. Советская
национальная политика, в том числе и языковая значительно развила
национальное самосознание многих народов, развитие национальных
языков обладало государственной поддержкой. Это, независимо от их
реальной коммуникативной роли, повышало их символическую роль с
точки зрения разграничения «свой - чужой», но это противоречие
существовало в скрытом виде и вышло на поверхность в первые же годы
перестройки, что привело к переоценке языковых проблем.
Американская
исследовательница
С.Соннтаг,
которая
изучает
языковые движения в ряде стран - Бельгии, США, Индии, СССР - пишет,
что цель таких движений - перераспределение власти, а движущая сила лишенная власти элита, в советской ситуации - некоммунистические
национал-радикалы. Сначала стремящаяся к власти элита слаба и выступает
под культурными и языковыми лозунгами, которые легко находят отклик в
массах;
затем,
политическим.
если
движение
Именно
приобретает
культурные
и
силу, оно
языковые
становится
лозунги
сыграли
решающую роль в формировании Народных фронтов. В ряде республик без
согласования с Москвой начали приниматься меры по расширению
функций своих языков, и был поднят вопрос о принятии государственных
законов о языках. В 1989г. в прибалтийских республиках были приняты
подобные
законы,
главной
сутью
которых
было
признание
государственными языки титульных наций. К маю 1990 г. в четырнадцати
республиках были приняты аналогичные законы. Однако признание
русского языка в качестве государственного языка РСФСР произошло 25
октября 1991 г., с принятием Закона РСФСР «О языках народов РСФСР»
(ст.З). Спустя два года Конституция РФ 1993 г. (ст.68) законодательно
закрепила русский язык на всей территории Российской Федерации в
качестве государственного языка.
В декабре 1991 г. вместо СССР на картах мира появилось пятнадцать
новых государств, для которых наступил период постсоветского развития.
Развитие языковой ситуации в каждой из этих стран пошло по своему пути.
В отличие от других республик в России при коренном изменении
общественного строя национально-языковая ситуация осталась той же, что
была в СССР. Как и в СССР, здесь преобладающим этносом остаются
русские и единственный язык, способный обеспечивать потребность
взаимопонимания в масштабах государства - русский язык. Процент
нерусского населения, который составлял около половины всех жителей в
СССР, после распада последнего стал значительно ниже. Поэтому при
любой власти, любой государственной политике роль русского языка не
могла существенно понизиться по сравнению с советским временем.
Феномен
любого
языка
уникален
своей
народообразующей
способностью. Поэтому многие ученые считают, что в современных
условиях следует использовать русский язык, как инструмент оздоровления
нации. Ю. Крупное полагает, что возрождение страны, восстановление ее в
качестве
мировой
державы
с
высокоразвитой
промышленностью,
качественным образованием, непобедимой армией и крепким сельским
о«
хозяйством надо начинать с языковой политики . Именно язык через свои
формы определяет направленность сознания человека, народа, общества.
Через язык мы формируемся как общность, выделяя и выстраивая с
помощью языка некий конкретный образ, как центральный предмет своего
сознания, определяющего наше мышление, деятельность, речь, наши
намерения и цели82. Ф.М. Достоевский считал, что правильная языковая
политика - это когда язык начинает творить народ, восстанавливать страну
и
83
государственность, воспитывать всечеловечность .
Принятые в 1991 г. «Закон о языках народов РСФСР» и «Декларация
о языках народов России» в целом объективно отразили реальную
языковую ситуацию в стране. Языковая ситуация - это совокупность языков
(форм языков) в их территориально-социальном и функциональном
взаимодействии84.
Во вводной части Закона сказано: «На территории Российской
Федерации с ее многонациональным населением традиционно сложившейся
нормой
языкового
сосуществования
является
двуязычие
и
многоязычие...Государство на всей территории РСФСР способствует
развитию национальных языков, двуязычия и многоязычия». Закон (ст.З)
закрепил русский язык в качестве государственного на всей территории
России, а статус прочих языков оставлен на усмотрение республик в
составе РФ, которые имеют право объявлять государственными те или иные
языки помимо русского. Таким образом, Закон легализовал ситуацию, уже
сложившуюся в ряде республик.
В Законе закреплены сферы, в которых обязательно использование
русского языка: работа в высших законодательных органах страны,
подготовка
проектов
законов,
официальное
делопроизводство
на
всероссийском уровне, официальная переписка между субъектами РФ,
судопроизводство
общероссийских
в
Верховном,
судах
передачи
Конституционном
всероссийского
и
других
телевидения
и
радиовещания,
деятельность
зарубежных
правительств
(наряду
с
иностранными языками). При этом предусматривается право любого
гражданина независимо от знания им русского языка обращаться в любой
государственный орган и говорить в нем на своем языке с предоставлением
переводчика. В статье 9 законодательно закреплено существовавшее с 1958
г. право родителей выбирать язык обучения для своих детей. Частное
общение законодательно не регулируется.
Таким образом, важными факторами существующей языковой
реальности являются:
- провозглашение
русского
языка
государственным
на
всей
территории РФ в соответствии с разделом 2 ст. 3 Закона «О языках народов
РФ». Логика юридического документа говорит, что если республика
признает себя входящей в состав РФ, она автоматически признает и
государственный статус русского языка на своей территории. Иное дело,
что помимо русского языка она может иметь другой государственный язык.
Поэтому с законодательной точки зрения единые требования к овладению
русским языком как родным и как неродным должны определяться на
федеральном, а не региональном уровне. С практической точки зрения
только такой подход к изучению федерального государственного языка
даст возможность выпускнику любой средней школы сдать вступительный
экзамен по русскому языку в любой вуз России. 1 июня 2005 г.
Президентом РФ подписан Закон «О государственном языке Российской
Федерации». Новый закон не заменяет Закон РФ от 25 октября 1991 г. «О
языках народов Российской Федерации», а расширяет и дополняет всю
законодательную базу, регулирующую использование русского языка как
государственного, о чем говорилось выше;
- придание местному титульному языку в ряде республик в составе
РФ статуса государственного. Это соответствует разделу 3 статьи 3 Закона
«О языках народов РФ», где говорится: «Республики в составе РФ могут
устанавливать статус государственного языка республики в составе РФ».
Вместе с тем, провозгласив язык государственным, субъект РФ принимает
на себя комплекс обязательств в отношении преподавания этого языка во
всех учебных заведениях, издания учебных пособий на этом языке,
использования его в делопроизводстве, СМИ, повседневной общественной
жизни85;
- введение преподавания местных языков в субъектах РФ независимо
от этнической принадлежности учащихся и формирование массового
функционального двуязычия.
Магистральное направление развития современного общества лежит
сегодня не на пути лингвистической изоляции страны от окружающего
мира, а, наоборот, на пути создания в ней благоприятных условий для
непрерывного образования в области иностранных языков. Это означает,
что любому культурному человеку в странах «ближнего зарубежья»
следует делать ставку на многоязычие, чтобы в перспективе достаточно
свободно
владеть,
как
минимум,
тремя
языками:
национальным
государственным языком, русским языком для поддержки социальнополитических, экономических, культурных и научных контактов с
ближайшим соседом - РФ и, наконец, английским языком, на котором
сейчас
публикуется
большое
количество
научно-технической,
экономической и другой информации.
В странах «дальнего зарубежья» до распада Советского Союза
русский язык изучали на постоянной основе около 150 миллионов человек,
сегодня это количество сократилось до 30 миллионов, т.е. уменьшилось в
пять раз. В значительной степени это связано с тем, что РФ сегодня не
проводит активной политики по поддержке центров изучения русского
языка в странах «дальнего зарубежья», как это делалось ранее. В результате
этого русскоязычное информационное пространство в этих странах быстро
сокращается. Например, в техническом описании или инструкции по
использованию изготовленных за рубежом товаров широкого применения,
бытовой техники или электронного оборудования в подавляющем
большинстве отсутствует русский перевод, хотя эти товары специально
приобретались для поставки в Россию. И это притом, что Россия имеет
договоры об экономическом и научно-техническом сотрудничестве со
многими странами, которые поставляют нам эти товары.
Анализ
современных
тенденций
развития
геополитической
обстановки в Российской Федерации показывает, что функционирование
русского языка подвергается лингвистической и геополитической угрозе в
условиях мирового информационного и постсоветского пространства.
Лингвистическая проблема, обусловленная невероятно высокими
темпами обновления словарного состава русского языка, ведет к потере
изолированных элементов лексики, засорению русского языка терминами и
словесными оборотами иностранного происхождения, не свойственными
традициям русской словесности и широкому использованию в русской речи
слов и оборотов жаргонного характера. Социальные потрясения всегда
приводили к появлению в книжном языке массы слов и выражений,
первоначально
возникшем
в
уголовном
мире.
Это
объясняется
интенсивностью контактов тех слоев общества, которые в стабильные
периоды имеют друг с другом мало общего. Большую роль при этом играет
поэтизация уголовного мира. С нашей точки зрения удивительным является
то, что ни одна социальная группа не демонстрирует иммунитета к
проникновению этого жаргона в свою речь. Такие слова как «наезд»,
«разборка», «зачистка» и тому подобные выражения мы можем нередко
услышать и от дикторов радио и телевидения, и из обращенных к
миллионной аудитории своих сограждан речей высокопоставленных
государственных
чиновников.
Эта
лексика
является
прямым
заимствованием из словаря представителей преступного мира нашей
страны и означает деяния, наказуемые в уголовном порядке. В этом может
убедиться любой житель России, полистав книгу Владимира Быкова
«Русская феня. Словарь интержаргона ассоциальных элементов», которая
была выпущена смоленским издательством ТРАСТ - ИМАКОМ в 1993г.86.
По мнению многих представителей общественности, в том числе ученыхфилологов, насаждение в русском языке блатного жаргона, уголовных
понятий и слов является угрозой для национальной безопасности.
Используя в речи лексику - мент, крутой, крыша, лох, завязал, заложил,
подставил - мы приучаем молодое поколение к блатному лагерному языку,
который будучи внедренным в наше сознание через СМИ, совсем не
безобиден. Такой язык «рождает в обществе преступную агрессивность,
звериную жестокость, разделяет нацию на "лохов" и "крутых", формирует в
обществе криминальные идеалы. Язык преступников, которому навязчиво
обучают нашу молодежь, воспитывает у нее через законы языкопознания
преступное мышление и преступное поведение», - считает доктор
филологических наук Т.Л. Миронова87.
Язык, на котором говорит и объясняется сегодня молодежь, в том
числе студенчество, речь, которую мы слышим по каналам российского
радио и телевидения, язык, на котором пишутся сегодня статьи в наших
газетах и журналах - все это свидетельствует о том, что сегодня русский
язык переживает трудный период своего развития, возможные последствия
которого сегодня трудно предугадать.
Через этот, обогащенный новой лексикой язык, идет обработка
сознания народа сразу по нескольким важнейшим для национальной
безопасности направлениям. По мнению Т. Мироновой, первое, что
подвергается
усиленной
словесной
бомбардировке,
-
это
обороноспособность страны, ее армия, солдаты и офицеры. Как теперь
называют Российскую Армию, победившую Мамая, Карла ХП, Наполеона
и Гитлера? - "Федеральные войска". Как именуют русского солдата,
наследника героев Плевны, Сталинграда, Бородино? - "Федерал". Автор
считает, что осознанная, умело просчитанная подмена слов точно
воздействует на сознание народа, который отныне видит в "федералах"
одно лишь карательно-истребительное назначение, перестает чувствовать
свое кровное единение со своим защитником - русским воином.
Хитроумным словесным тараном рушится необоримая прежде крепость
доверия и любви нации к своей армии, к своим защитникам. А с переходом
армии
на
контрактную
систему,
наших
солдат
будут
называть
"наемниками", и тогда разрушение российской армии, окончательное
разобщение ее с народом будет ими победно завершено. Об этом пишет Т.
Миронова в своей статье «Русский язык в национальной безопасности»
(2002 г.).
Второй источник новаций в языке - заимствования. Но эта проблема
помимо идеологических, лингвистических аспектов имеет также и аспекты
информационного характера, которые имеют самое непосредственное
отношение к проблеме информационной безопасности России, которая
является важной частью ее национальной безопасности.
Одним из главных факторов, содействующих все более широкому
распространению в современном русском языке слов и терминов
иностранного
происхождения,
является
воздействие
на
российское
общество западной культуры, которое проходит по нескольким каналам:
массовая культура, экономическая деятельность и сфера бизнеса, политика
и информатика.
Средства массовой информации и, в первую очередь, газеты,
журналы, радио и телепередачи активно содействуют внедрению западной
терминологии (в подавляющем большинстве это слова американского
происхождения), причем характерные не столько для литературного языка,
сколько для американской массовой культуры. Внедрение происходит
через молодежную среду, которая является наиболее активной и наиболее
чувствительной к внешнему влиянию части населения России. На пути
этого процесса необходимо поставить действенные преграды, как в других
странах мира, например, Франции. В 1994 году там был принят закон «Об
употреблении французского языка», который не запрещает употреблять
иностранные слова, вошедшие в структуру французского языка, но дает
привилегии употребления государственного языка в таких областях
общественной жизни, как образование, деловая сфера, реклама и
предусматривает штраф за его неисполнение. В этой стране существует
специальная Комиссия по терминологии, в задачу которой входит создание
новых терминов в связи с развитием науки, техники, появления новшеств в
различных
областях,
а
также
замена
французскими
номинациями
обозначений, пришедших из других языков и в первую очередь
английского.
Существуют
два
мотива
для
использования
слов,
которые
воспринимаются как чужие. Один - необходимость, а второй - низкая
самооценка. Слова, которыми пользуется человек с низкой самооценкой по
определению «неправильные» и, меняя их, человек считает, что таким
образом он совершенствуется88.
Если самооценка высокая, но есть необходимость в заимствованиях,
то частью этих заимствований являются кальки - когда усваивается чужая
идея в ее связи с другими идеями, но в своем языке подбираются средства
передать эти связи. Нелегко подобрать достойный эквивалент, но пока
Россия шла нога в ногу с Западом в области вычислительной техники (50-е
годы), кальки такого рода доминировали: редактор (editor), ячейка (cell),
накопитель (storage). В настоящее время бездумное использование
транскрипций английских терминов - комп, софт, хард, флэш свидетельствует об ослаблении эмоциональной связи между языком и его
носителями. Эта связь позволяет людям справляться с потоком новаций в
языке, устанавливая связи и аналогии нового порядка вещей с привычным в
родном языке.
Состояние языка и культуры речи всегда являлись индикаторами
состояния общей культуры российского общества. Сегодня увеличение
влияния западной терминологии в сфере финансово-экономической
деятельности заметно усилилось в связи с повышенным вниманием
представителей бизнеса к западным методам ведения деловых операций. В
результате этого в речи и публикациях российских специалистов в области
экономики и финансов, общественных и политических деятелей и в речи
телевизионных и радиокомментаторов мы часто встречаем западные
экономические и финансовые термины. В информационной сфере нашего
общества широкое распространение англоязычных американских терминов
проявляется в области программного обеспечения. Процесс этот начался
еще в начале 70-х годов, когда при создании Единой системы электронных
вычислительных
использования
машин
большого
(ЕС
ЭВМ)
количества
появилась
англоязычной
необходимость
технической
документации по вычислительной технике, при этом интенсивное
заимствование англоязычной терминологии стало вытеснять многие
использовавшиеся ранее русские термины.
Объективные причины этого явления объясняются спецификой
самого процесса развития информационных технологий. Лидерство в этой
сфере в последние двадцать лет прочно удерживают американские
компании, которые контролируют большую часть мирового рынка
информационных технологий и задают тон в использовании новых
терминов и профессиональной лексики в данной области, которые
впоследствии получают свое закрепление в международных организациях.
Причинами субъективного характера является тенденция по использованию
авторами американских терминов в технической литературе, где мы имеем
дело с процессом «американизации» нашей технической терминологии.
Если же учесть то обстоятельство, что техническая культура составляет
значительную часть общей культуры общества, то можно сделать вполне
обоснованный вывод о том, что этот процесс, безусловно, оказывает свое
воздействие и на общую культуру российского общества.
Не менее серьезной является проблема структурных изменений в
языке, которая связана с трудностями в ударении, в словоизменении
(склонение и спряжение) и словосочетании. Вполне закономерным является
дискомфорт, который испытывают многие члены общества, слыша
непонятную речь на улицах, не поддающиеся дешифровке фразы по
телевидению, надписи из русских и латинских букв на рекламных щитах.
Таким образом, на протяжении одного поколения жизни русский язык
перестал быть для его носителей инструментом познания мира.
Но язык, по мнению А. Кушнира, нельзя понимать как пассивный
объект89. В самой системе языка есть механизм самосохранения,
самозащиты. Как считает В. Костомаров, «русский язык могучий от
природы от вторжения иностранных слов становится лишь более гибким и
современным. Он сам переварит и усвоит нужное и полезное, он сам себе
санитар»90. Тем не менее, необходимость защиты языка укрепилась в
общественном сознании и периодически обсуждается на страницах прессы
и в Государственной Думе. На законодательном уровне решаются
проблемы, связанные с запрещением и ограничением неоправданных
заимствований иностранных слов, соблюдение прав потребителей при
печатании инструкций и товарных ярлыков, и т.д. Список такого рода
ограничений узок и находится в пределах общепринятой мировой
практики. Языковеды предлагают проблему языковой безопасности
перевести в академическую и законодательную плоскости, определить
границы изменения языка и нормативы речи, приводя в качестве примера
Францию,
которая
имеет
у
себя
Министерство
франкофонии,
занимающееся проблемами французского языка, и другие страны, которые
бросили
основные
силы
на
культурную
политику
и
целевое
финансирование собственного языкового образования. Следовательно,
очень важна роль государства в преподавании русского языка. Необходимо
создавать и финансировать гуманитарные учреждения, проводить в СМИ
кампании в защиту культуры языка и культуры речи, издавать
специализированные журналы и словари. Школа, которая свела изучение
русского языка к орфографии и пунктуации, должна заниматься развитием
речи, риторики, выразительным чтением. Поскольку русский язык является
важнейшей частью духовной культуры всего народа России, он должен
находиться
под
защитой
государства
как
объект
национальной
безопасности.
В условиях глобализации мира и нарастающей открытости границ, а
также
неуклонного
роста
этноязыкового
сознания
русский
язык
подвергается геополитической угрозе, вызванной активным сокращением
русскоязычного информационного пространства в «ближнем зарубежье»,
еще недавно бывших республиками СССР, и вытеснением русского языка
из зоны «дальнего зарубежья», а также все большее ограничение его
использования в качестве одного из мировых языков международного
общения.
В
государствах
постсоветского
пространства
государственным
языком признан язык господствующего этноса. У русскоязычного
населения в таких государствах страдает потребность идентичности (во
многих сферах общения оно не может употреблять русский язык) и
потребность
взаимопонимания
(отсутствие
общего
языка
с
господствующим этносом). Многие русские переживают эту ситуацию
очень остро, и важным элементом в адаптации русскоязычного населения к
изменившимся условиям является помощь России.
Основные принципы и цели государственной политики России в
отношении соотечественников, проживающих за рубежом, определяет указ
президента РФ «Об основных направлениях государственной политики РФ
по поддержке соотечественников за рубежом» от 31 августа 1994 г. № 1681,
постановление
Правительства
РФ
«О
мерах
по
поддержке
соотечественников за рубежом» от 31 августа 1994 г. № 1064,
распоряжение президента РФ «О вопросах защиты прав и интересов
российских граждан за пределами Российской Федерации» от 30 ноября
1992г.
Эти
документы
предписывают
рассматривать
вопросы
экономических отношений с бывшими советскими республиками в
зависимости от соблюдения ими прав человека в соответствии с
общепризнанными нормами и принципами международного права.
Государственная языковая политика рассматривает взаимодействие с
этими государствами в области образования. Образование в этих
государствах должно развиваться на основании тех же документов,
которые определяют развитие образования во всем мире. Сфера
образования на русском языке постепенно сужается, поэтому наше
государство старается активно проводить политику в образовательном
пространстве других государств, где затронуты интересы русскоязычного
населения.
С
десятью
государствами
СНГ
заключено
19
межправительственных соглашений, предусматривающие среди прочего
сотрудничество в области образования.
Приняты решение Совета глав правительств СНГ (от 18.10.1996 г.),
утвердившее концепцию формирования информационного пространства
СГН; решение Совета глав правительств СНГ (от 17.01.1997 г.) о
Концепции формирования единого общего образовательного пространства
СНГ и соответствующее соглашение, которое не подписали Грузия,
Туркмения, Украина, Узбекистан; программа сотрудничества в области
культуры; подготовлен проект конвенции о признании документов об
образовании, ученых степеней и званий в странах СНГ, соответствующий
договор, а также проект законодательного акта.
Безусловно,
перспективной
является
такая
форма
поддержки
соотечественников, как создание Россией в странах СНГ и Балтии на
взаимной основе средних и высших учебных заведений с обучением на
русском языке. Открыта русская гимназия в Таллине, профессиональный
колледж в Ашхабаде, учреждено несколько Российско-национальных
(Славянских) университетов. В 1993 г. открылся Киргизско-российский
университет в Бишкеке, в 1996 г.- Российско-таджикский в Душанбе, в
1998 г.- Российско-армянский в Ереване, в 1994 г. в Риге открыт Балтийскорусский институт с филиалом в Таллинне. В 1995 г. создан филиал Омского
университета в Ташкенте, а Московского - в Баку. Программа поддержки
русскоязычного образования за пределами РФ предусматривает меры,
включающие финансовую поддержку русскоязычных школ и снабжение их
учебниками,
помощь
в
повышении
квалификации
преподавателей,
работающих в этих учебных заведениях. Государственная политика
предусматривает материальную поддержку тех высших учебных заведений
за рубежом, которые отвечают стратегическим интересам РФ, в том числе
экономическим. Выпускники этих учебных заведений в дальнейшем
продолжают взаимодействовать с Россией в области культуры, образования
и других сферах.
Проблемы русскоязычного образования - это также проблемы
интеграционных процессов. Если в Казахстане проживает 5-6 миллионов
русскоязычного населения, то в рамках интеграции Казахстана и России
можно говорить о русскоязычном образовании91. 30 миллионов этнических
русских проживают сегодня за пределами России, с ними обязательно
нужно строить взаимоотношения. Языковые проблемы и языковые
отношения очень часто служили предлогом для решения других проблем социальных, политических, экономических.
Оставшиеся за границей соотечественники - это люди, в разной мере
воспринявшие русскую культуру и язык. Чтобы сохранить единое
пространство русского языка в условиях существования 30 миллионной
диаспоры, для общения с ней нужно создавать и поддерживать
коммуникационные каналы, и хранить и отстаивать нормы русского языка.
Иначе этот огромный капитал - русскоязычная диаспора - через несколько
лет исчезнет, если ничего не делать. Примером такой поддержки своих
франкофонов является Франция, которая добивается, чтобы в каждой
организации, где она представлена, одним из рабочих языков был
французский, чтобы любые документы этой организации были и на
французском языке.
Что же касается использования русского языка в качестве одного из
шести общепризнанных мировых языков международного общения, то и
здесь мы сегодня наблюдаем процесс существенного ограничения этого
использования. На международных выставках и научных конференциях
русский язык используется в этом качестве лишь в том случае, когда
мероприятия проводятся на территории России или же стран СНГ. Если это
происходит в других странах Запада и Востока, то там русский язык, как
правило, в качестве официального языка не используется. Таким образом, и
в данной области мы наблюдаем процесс все большего сокращения
русскоязычного информационного пространства, а ведь еще полтора
десятка лет назад оно считалось нашим национальным богатством!
Русскоязычная диаспора, владеющая языком и нуждающаяся в
общении на родном языке - это один аспект проблемы сохранения русского
языка и русскоязычного пространства. Существует и другая сторона национальные
меньшинства.
Современная
экономическая
свобода
позволяет этнической группе найти свою нишу в мегаполисе и увеличивает
шансы на выживание и сохранение идентичности отдельной этнической
группы. Такая группа, как правило, проявляет солидарность и старается
компактно расселиться в мегаполисе, поэтому нет ничего неожиданного в
том, что в российских городах в ближайшее время могут появиться свои
«чайнатауны» и «гарлемы». В основе политики царской России лежала
предпосылка: «каждому этносу - свою территорию», в советское время для
национальных меньшинств действовал жесткий императив - не выделяться
поведением и языком. Линией сохранения национальной идентичности
было домашнее и религиозное воспитание. Более того, возникновению
подобных этнических групп в советское время препятствовал институт
прописки и прочие механизмы интеграции: крупное производство, школа,
армия.
Этого
было
достаточно
для
того,
чтобы
представитель
национальных меньшинств сделал первый шаг на пути к интеграции научился русскому языку. Сегодня из подобных механизмов самым
действенным является лишь школа. Но отечественная общеобразовательная
школа никогда не ставила своей задачей обучение разговорному языку, так
как считалось, что ее основной контингент - дети, освоившие родной язык
дома. Школа призвана учить их литературному языку, орфографии и
пунктуации. А в русской школе нет, и никогда не было программ типа
американской программы ESL (English as the Second Language), видимо,
предполагается, что этнос вне отведенной ему территории как бы и не
существует. Поэтому для большинства мигрантов, которые усваивают
бытовой русский язык в форме просторечия через социальные контакты,
ограничены возможности получения высококвалифицированной работы
при слабом владении языком. Мало того, что школа как интеграционный
механизм малоэффективна, не существует также и практических пособий
по русскому языку для различных курсов и самообразования.
Такова сегодня реальная ситуация с обучением иностранцев русскому
языку в России и за рубежом. Иначе выглядит картина иноязычного
обучения, где разработана отдельная наука
-
методика обучения
иностранным языкам, со своими понятиями, категорийным аппаратом,
разработанными
и
апробированными
технологиями
преподавания
отдельных языков. Разработка методики преподавания русского языка как
межкультурной коммуникации с учетом равноправного культурного
взаимодействия представителей различных этнокультурных сообществ, с
учетом их самобытности и разнообразия становится задачей ближайшего
будущего. Межкультурный диалог и взаимопонимание являются одним из
инструментов решения межнациональных и межэтнических проблем.
Иноязычное образование способствует реализации тех особых
мероприятий государственной языковой политики РФ, которые связаны с
отнесением языков народов России к объектам мировой и национальной
культуры. Языковая политика, таким образом, должна взаимодействовать с
государственной культурной политикой, важнейшей составной частью
которой является образовательная политика РФ. О методах, приемах и
средствах реализации этого аспекта государственной языковой политики
мы будем говорить в следующей главе.
***
Таким образом, языковая политика - это целенаправленные меры (в
частности, действия
законодательных, исполнительных и судебных
органов), которые: 1) определяют статус того или иного языка и то, как тот
или иной язык будет использоваться в государстве; 2) принимаются с целью
обеспечения
языковой
потребностями
индивидуальных
подготовки
государства;
или
3)
групповых
граждан,
принимаются
прав,
в
соответствии
для
связанных
с
определения
с
изучением,
использованием и защитой тех или иных языков; 4) предполагают
правительственное регулирование использования государственного языка.
Отсюда следует, что одним из приоритетов языковой политики РФ, наряду
с
регулированием
функционирования
русского
языка
и
совершенствованием правового регулирования языковых отношений,
является выбор и утверждение языкового образования, которое служит
целям общегосударственного значения.
Поэтому в языковой политике можно выделить два основных
образовательных направления: первое - в отношении изучения родного
языка и культуры, и второе направление связано с изучением неродного
(иностранного) языка и культуры.
ГЛАВА
HI. Стратегия реализации языковой
политики в сфере
кросскулыуриого образования
Решение конкретной проблемы означает не столько понимание
человеком целей и средств их достижения, сколько выработку конкретных
способов их воплощения на практике, т.е. применение определенных
технологий решения задачи. В целом технологическое решение проблемы
означает не столько понимание того, что она из себя представляет, сколько
каким образом разрешить конкретную проблему. В связи с этим с помощью
технологий выявляются новый смысл и суть проблемы. Технологии поновому ставят проблему измерения тех или иных событий, закладывают
основу для специализированной деятельности по урегулированию (контролю)
различных явлений. В этой связи при анализе языковой политики
представляется
важным
рассмотрение
основных
социолингвистических
технологий, используемых при ее проведении. К ним мы относим и
образовательные технологии, связанные с формированием так называемой
«лингвистической личности», развитием когнитивных аспектов личности,
которые проявляются в языке и исследуются через язык.
Системно-структурный метод позволяет увидеть в отношениях не
механическое соединение их признаков и элементов, но такое сочетание и
взаимодействие, которое только и делает эти отношения тем, чем они
являются. Как конкретное воплощение метода индукции представляется
продуктивным использование методики "кейз стада" - «case study". Главным
преимуществом использования метода "кейз стади" является то, что
концентрируя внимание на конкретном примере реализации языковой
политики, этот случай может быть тщательно исследован даже при наличии
довольно ограниченных исследовательских ресурсов. В нашем примере
исследования языковой политики РФ мы можем сфокусировать внимание на
ее реализации в конкретном мегаполисе, обозначить ее основные черты,
провести анализ ее проведения и последствий, отметить ее сильные и слабые
стороны.
Конечно,
исследование
отдельного
случая
не
может
дать
достаточную базу для обобщений. Опосредованно, однако, "кейз стади" может
внести важный вклад в создание теории языковой политики. При этом
необходимо постоянно помнить о необходимости рассматривать языковую
политику в ряду других политических мер, проводившихся в то же время.
3.1 Влияние политических процессов на развитие современных
концепций и методов лингвистического образования
На современном этапе развития нашего общества, когда неизбежно
происходит перераспределение ценностных ориентиров, и повсеместно
возникают многочисленные культурологические связи, огромные ставки
делаются на достижения межкультурного диалога, основным компонентом
которого является кросс-культурное взаимопонимание. В связи с этим на
коммуникации и языки возлагаются особые надежды. В последнее время
начался процесс внедрения кросс-культурных и полиязычных программ в
сферу языкового образования в ряде стран92.
Эксперты в области образования полагают, что развитие диалога,
основанного
на
взаимопонимании,
зависит
в
известной
степени
от
иноязычного образования. Это понятие принципиально отличается от
традиционного «обучения иностранным языкам». Человек, способный вести
диалог культур, должен быть не только лингвистически компетентным, но и,
прежде всего, культурным, нравственным, духовным. В этом заключается
цель образования, а обучение является, по мнению некоторых специалистов,
побочным продуктом образования.93 Почему же «образование», а не
«обучение»?
У этих двух явлений различны цели и содержание. Целью обучения
является формирование навыков и умений в прагматических целях,
содержанием являются те же навыки и умения. В образовании целью является
формирование человека как индивидуальности: развитие его духовных
способностей,
возвышение
потребностей,
воспитание
его
морально
ответственным и социально приспособленным. Содержанием образования
является культура.94 Великий А.Эйнштейн сказал: «Образование - это то, что
остается у человека, когда он забудет все, чему его учили».
Подлинный диалог культур может состояться только при условии
взаимопонимания, а оно складывается не из понимания на вербальном уровне,
а из того, что за этим стоит, какой смысл имеет сказанное в контексте
межкультурного общения, с учетом менталитета и ситуативной позиции
человека, когда присутствует главная предпосылка взаимопонимания, его
основа - культура (присвоенные знания о культуре друг друга) и отношение
~ 95
к ней.
Только взаимопонимание, основанное на признании чужих ценностей,
прав другого на эти ценности, на уважение к ним является основой диалога
культур.
Взаимопонимание
имеет
много
аспектов:
социологический,
психологический, аксиологический или ценностный. Последний из них
присваивается только в процессе образования. Это происходит на основе
изучения «чужой» кулыуры, где знать - это не просто уметь воспроизводить
какие-то сведения. Чтобы знать, надо: воспринять, проанализировать,
сопоставить со своим знанием, оценить, включить в систему своих знаний и
действовать соответственно новому знанию. В процессе приобретения
индивидуального опыта общения с чужой лингвокультурой личность
опирается на познавательные средства своей культуры, привлекаемые для
осознания средств чужой культуры, и на новые знания о ней и о своей
культуре, созданные при познании чужой лингвокультуры.96 Иначе говоря,
человек, сопоставляя различные концептуальные системы, обогащает свое
сознание за счет интернализации мира за пределами своей родной культурной
реальности.97
Процесс
приобретения
личного
опыта
общения
с
чужой
лингвокультурой требует создания ситуаций практического использования
языка как инструмента межкультурного познания и взаимодействия. Сегодня
очевидно, что межкультурная составляющая учебного процесса диктует
необходимость поиска новых решений, связанных с моделированием системы
обучения иностранному языку как процесса приобретения учащимися
индивидуального опыта общения с чужой лингвокультурой.
Теория диалога и межкультурной коммуникации сегодня признается
одним из инструментов решения межнациональных, межкультурных и
межэтнических проблем, поэтому обучение межкультурной коммуникации с
целью реализации принципов стратегии управления конфликтами становится
глобальной задачей в системе образования, в частности, иноязычного.
Реализация этой задачи возможна при условии соизучения языка и культуры, с
учетом национальных приоритетов и нарастающих глобальных проблем.
Таким образом, в первую очередь необходимо пересмотреть содержание
образования. Вступление в ЕС и деятельность государства по европейской
интеграции стали одним из важных факторов, определяющих направленность
российской образовательной политики: формирование у учащихся умения
видеть и мыслить категориями европейца.
По
линии
Совета
Европы
определены
основные
направления
общеевропейской образовательной политики в европейских странах - членах
Совета Европы, обозначены доминанты в образовательных ценностях этих
стран, разработан ряд документов и материалов, имеющих существенное
значение и влияние на образовательные процессы в этих странах, а также
организовано педагогическое и методическое сотрудничество в рамках
проектов Совета Европы.98 При участии восточноевропейских стран, в том
числе
и
России,
разработаны
проекты
«Изучение
языков
для
общеевропейского гражданства» и «Языковой портфель».
Рассматривая содержание языкового образования, можно выделить
следующие направления:
1)
двуязычное
образование;
(многоязычное)
и
бикультурное
(поликультурное)
2)
глобальные проблемы (война, голод, бедность, расизм, различные формы
неравенства, разрушение окружающей среды) как тематика учебного
иноязычного общения в целях содействия росту осведомленности
обучаемых
в
отношении
глобальных
проблем,
создание
информационного поля для развития чувств социальной ответственности,
общепланетарного гражданства;
3)
обучение этике общепланетарного общения и развитие общепланетарного
мышления при поиске решений глобальных проблем и путей выхода из
конфликтов (политико-экономических, социально- стратификационных,
межэтнических и межличностных);
4)
ценностно-ориентированное обогащение мировосприятия обучаемого (с
особым акцентом на формирование ценностно-позитивного отношения к
понятиям «мир», «справедливость», «гражданские права», «социальная
ответственность», «общепланетарные ценности»);
5)
миротворческое и правозащитное образование средствами соизучаемых
языков и культур."
При разработке проекта модернизации российской системы образования
было решено развивать европейскую модель соизучения языков и культур,
сделав акцент на изучение западных языков и культур, их особенностей и
достижений в мировой культуре. Но эта модель должна учитывать наши
национальные приоритеты и традиции, современные проблемы жизни людей в
поликультурном российском обществе, социокультурный контекст изучения
неродных языков.
Говоря о современной языковой политике и стратегии российского
образования,
некоторые
ученые
считают,
что
задача
модернизации
«осуществить переход на сопоставимую с мировой систему показателей
качества образования» возводит в абсолют обучение, оно практично и дает
видимый результат, который можно измерить (например, тестированием). А о
воспитании и образовании забыли, поддавшись прагматическим требованиям
цивилизации.100 Например, Е.И.Пассов считает, что человек компетентный, но
бездуховный, не обладающий нравственной основой отнюдь не безвредный.
Он придерживается точки зрения, что духовные качества не даны человеку
природой, они воспитываются в процессе его вхождения в культуру. Поэтому
преподавание
всех
предметов
непременно
должно
быть
обогащено
нравственным и эстетическим воспитанием. Исследуя вопрос применения
инновационных технологий в преподавании иностранных языков, мы пришли
к выводу, что в настоящее время необходим симбиоз новых образовательных
технологий и традиционных методов и приемов, разработаных отечественной
методической школой. Общеизвестно, что методика и искусство преподавания
влияют на результат освоения иноязычной коммуникацией.
Методика как наука начала складываться в конце XIX и начале XX века
и
обладает
всеми
признаками,
характеризующими
ту
или
иную
самостоятельную науку: теоретическим фундаментом, экспериментальной
базой и рабочим полем для проведения исследований, проверки гипотез и
сборки фактов101.
Теоретическим фундаментом являются работы по общим и частным
вопросам обучения иностранным языкам, в которых термин «методика»
употребляется в нескольких значениях, чаще всего в трех: методика - как
учебный предмет; методика - как совокупность действий, направленных на
решение методических задач, т.е. технология, искусство преподавания;
методика - как наука и теория обучения.
Накопившийся
опыт
преподавания
иностранных
языков
можно
рассматривать с позиции сменявших друг друга методов в широком
понимании этого слова. И.Л. Бим дает следующее определение: «Метод в
широком смысле понимания как общее генеральное направление, как
целостная стратегия обучения иностранным языкам в тот или иной
исторический период»102. В работах по истории методики преподавания
иностранных языков выделяются следующие методы: переводные методы
(грамматико-переводный и лексико- переводный); прямые или натуральные
методы
и
их
модификации;
смешанные
методы;
сознательно-
сопоставительный метод; личностно-коммуникативный.
При классификации методов принято различать их по основным
признакам, к которым можно отнести следующие:
1)
наличие или отсутствие родного языка при обучении иностранным
языкам; типичные названия методов этой группы: прямые, переводные,
смешанные;
2)
соотношение иноязычной речевой практики к теории языка;
типичные названия методов: практические, сознательно- практические,
сознательно-сопоставительные (где изучение грамматики и теории
играет большую роль);
3)
использование
или
не
использование
особых
психических
состояний обучающихся (состояния сна, релаксации, аутотренинга и
пр.); названия методов: альтернативные (суггестивный, интенсивный) и
традиционные.103
Помимо указанных признаков, системы обучения иностранным языкам
отличаются по общим способам организации учебного процесса, в котором
может доминировать либо управляющая деятельность учителя, либо,
соответственно, деятельность самих учащихся. Такая организация называется
«управляемое обучение» (other directed learning) или самоуправляемое
обучение» (self-directed learning) по терминологии литературы, издаваемой
Советом Европы104.
Самый старый из всех методов - грамматико-переводный использовался
в течение двух столетий до начала XX века.105 Этот метод не мог обеспечить
даже элементарного владения языком, а представители этого направления
считали, что изучение иностранных языков сводится к гимнастике ума и
развитию
логического
мышления
в
результате
системного
изучения
грамматики, которая лежала в основе курса. Основным материалом служили
тексты, т.к. считалось, что письменная речь отражает подлинный язык.
Лексика служила иллюстративным материалом для отражения грамматики.
Основным приемом работы был глубокий анализ текста с точки
зрения грамматики. А перевод с иностранного языка на родной и наоборот
106
служил основным средством семантизации.
Разновидностью этого метода был текстуально - переводный метод107, на
основе
которого
создавались
учебники-самоучители.
Первый
из
них
«Самоучитель французского языка» появился в 1856 году. Текст в этих
учебниках подавался не обычным способом: первая строка печаталась на
изучаемом языке, под ней строка - транскрипция, а ниже - дословный перевод.
Читать следовало начинать со второй строки. Первым внес вклад в развитие
этого метода немецкий лингвист Густав Лангеншейдт (1832-1895), поэтому
метод получил название «метод Туссена - Лангеншейдта»108. Методика
оставалась все та же: ученики читали текст, переводили его, а в процессе им
объясняли правила грамматики. Оба этих метода характеризуются отрывом
формы от содержания, так как все внимание направлено на грамматику, а
содержательная сторона текста игнорируется, и, наоборот, в текстуальном все внимание на содержание текста, а грамматика дается бессистемно. Но
метод этот не исчез бесследно, преподаватели взяли на вооружение отдельные
элементы этой методики, поскольку для глубоких знаний языка мало
разговорной речи, в программу вводится разбор литературных текстов,
большое
внимание
уделяется
грамматическому
строю
языка.
Такой
методический прием, как перифраз, пришел к нам из этой методики.
В конце XIX века на смену переводным методам пришел прямой
метод,109 который первым изобрел американский учитель Максимилиан
Бёрлиц, и он был назван в его честь. Бёрлиц считал, что изучать иностранный
язык лучше всего так, как это делают дети: сначала научиться говорить, а
затем читать и писать. Лексикой и грамматикой учащиеся овладевают в
естественном речевом контакте, в ходе занимательного разговора, в процессе
обучения не разрешается пользоваться родным языком. По методу Бёрлица в
разное время учились Вудро Вильсон, Джимми Картер, Видал Сассун, Марлон
Брандо, Джон Леннон, а также многие коронованные особы.
В более поздний период, в 40-60-е годы XX века появились
модификации прямого метода. Аудиолингвальный метод110 основывался на
принципе устного опережения при многократном повторении структуры,
чтобы употребление ее стало привычным; навыки, разговорной речи
приобретались быстро. Метод был хорош как «скорая помощь» тем, кто
изучает язык, например, для поездки заграницу. Аудиовизуальный метод111
предусматривал комплексное изучение иностранного языка посредством
печатных изданий и пособий, видео- и аудиокассет, радиоуроков и телекурсов,
обеспечивая возможность самообучения и погружения в атмосферу чужого
языка и культуры.
Сознательно-сопоставительный метод, который появился в российской
методике после Октябрьской революции, ставил задачу формирования
языкового мышления, когда учащимся самим предлагалось формулировать
правила, опираясь на логические связи. В основе метода лежал когнитивный
подход. Известный ученый Щерба JI.B. дал лингвистическую основу этого
метода, ввел впервые понятие «учет родного языка при обучении
иностранным языкам»112. Он также первым заговорил о продуктивном и
рецептивном усвоении материала, дал критерии его отбора.
Используемая
сегодня
коммуникативная
методика
призвана
формировать у учащихся коммуникативную компетенцию. «Основная задача
коммуникативного подхода - научить слушателя соотносить функции языка
(передача информации, решение задачи, обмен мнениями и т.д.) с правильным
использованием языковых структур и сочетать беглость речи с формальной
правильностью»113. Коммуникатив сегодня - это подход к обучению, а формы
и
приемы
могут
быть
самыми
разными.
Но
именно
в
рамках
коммуникативного метода зародились интенсивная методика обучения
иностранным
языкам,
проектная
методика,
суггестопедия,
суггестокибернетика, метод «погружения», обучение в сотрудничестве и
другие авторские методики. Появление такого количества методов обучения
иностранным языкам вызывало жаркую дискуссию о самом рациональном из
этих методов на протяжении XX века. Следует признать, что эффективность
различных методов находится в зависимости от теоретических основ,
языковой политики и других факторов. Достижениями отечественной
методики является: разработка смешанных методов с опорой в рациональных
пределах на русский язык, соединение традиционных смешанных методов с
элементами
альтернативно-интенсивных
методов,
разработка
ряда
оригинальных приемов обучения иностранным языкам.
Если говорить о перспективе развития системы обучения иностранным
языкам, то для достижения поставленных целей в условиях учебных
заведений на занятиях будут сочетаться традиционные и альтернативные
методы, в зависимости от психологических особенностей обучающихся, с
включением разнообразных мультимедийных средств (Интернет, электронная
почта, электронные словари и т.д.). Но
императивом
остается
обеспечение
справедливых
условий
конкурентоспособности отечественной методики на рынке образовательных
услуг.
Развитие российской методики иноязычного обучения всегда находилось
в прямой зависимости от стратегии языковой политики и от курса внешней и
внутренней
государственной
политики
России.
В
фундаментальном
исследовании «История отечественной методики обучения иностранным
языкам» академик А.А.Миролюбов рассматривает эволюцию методов в
период с 1864 по 1991гг., т.е. до начала распада СССР. В данной работе мы
попытались сопоставить исторические события и политические процессы,
происходившие в стране, с формированием языковой политики в области
иноязычного образования. Выбор исторических рамок не случаен. В 1864 г.
после реформы образования школа в России перестает быть сословной, а
иностранный язык становится учебным предметом, а не только языком
повседневного
общения
элиты.
Именно
тогда
начала
складываться
отечественная методика обучения иностранному языку, которая пришла на
смену «методу гувернантки» (Щерба Л.В.). Автор делит историю российской
методики на несколько периодов:
I период: 1864 -1917 гг. 60-е годы XIX века ознаменовались крупными
государственными реформами: отмена крепостного права, военная и судебная
реформы,
реформа
образования,
которая
положила
конец
сословно-
ограниченной школе, господствующей при Николае I. В целом происходит
демократизация государственного строя. Перед школой была поставлена
общественная задача «дать полное общее образование, потребное для
разумной человеческой жизни»114. При этом подчеркивалось, что «языки
могут наиболее способствовать всестороннему развитию юношества».
Во всех учебных заведениях предусматривалось изучение не только
классических языков, но также новых языков - французского и немецкого.
Преимущество отдавалось французскому, потому что в течение долгого
времени это был придворный язык, более того, это был язык культуры и
искусства, язык дипломатии и внешней политики. Немецкий язык также был
востребован в обществе, так как многие дворянские дети отправлялись
получать высшее образование в лучшие университеты Германии. Немецкий
был языком науки того времени115.
Но уровень подготовки преподавателей был низким, он не
соответствовал требованиям того времени, а методы преподавания были
несовершенны. Следовательно, уровень подготовки учащихся был очень
низким116. Поэтому обществу навязывалась мысль о бесполезном изучении
иностранных языков.. Приведем в качестве примера докладную записку
курского губернатора царю (1912 г.), в которой он пишет следующее:
«Иностранные языки - французский и немецкий - находятся в том жалком
состоянии, что задаешься вопросом, зачем он, этот мертвый груз, ложащийся
тяжелым бременем на мозг, совершенно не способный его усвоить»117.
Вплоть до революции 1917 г. статьи об изгнании иностранных языков из
школы продолжали появляться в прессе. Например, в 1917 году
Н.Н.Стромилов опубликовал статью, в которой он исходил из того, что
современная школа построена на немецкий лад и не соответствует духу и
обычаям России. Он считал, что зло идет с Запада, а иностранные языки
являются проводниками этого явления. При этом он признавал, что России
нужны люди, владеющие иностранными языками, и предлагал перенести
118
изучение иностранных языков в специальные школы .
II период: 1917 - 1930 гг. Октябрьская революция сломала старую
дореволюционную школу. Было исключено обязательное изучение латинского
языка и Закона Божьего. Новое правительство издает 16 октября 1918 года
основополагающий документ «Основные принципы единой трудовой школы»,
в
котором
предусматривалось
действительности
отношение
изучение
к
иностранных
иностранному
языку
языков.
Но
в
было,
как
к
«буржуазному предрассудку», он считался необязательной дисциплиной, и
преподавание его сильно сократилось119. Изучение языков «затухало», по
мнению А.А.Миролюбова, под воздействием ряда причин. Во-первых, это
причины политические, связанные с особенностью текущего момента в
истории государства: гражданская война, иностранная интервенция,
экономическая и политическая блокада, отсутствие контактов с
иностранными государствами, прекращение торговли, обмена информацией.
Поэтому, в первые годы советской власти общество не испытывало
потребности в практическом владении иностранными языками. Кроме того,
существовали внутриполитические причины: ликвидация неграмотности и
обеспечение начального общего образования. Как указывал заведующий
Главным управлением соцвоспитания М.Эпштейн, у Наркомпроса руки не
120
доходили до изучения иностранных языков .
Во-вторых, это причины организационные, касающиеся подготовки
преподавателей, из которых в Москве лишь 17% имели высшее специальное
образование, отсутствие учебников, а также педагогические причины,
обусловленные влиянием ряда педагогических теорий. Еще автор называет
псевдо-идеологические причины, определявшие положение иностранных
языков в России как привилегию господствующего класса. Например,
французский
язык
в
глазах
народа
ассоциировался
с
«высоким»
происхождением, так как на протяжении полутора веков этот язык
господствовал в высших кругах дворянства и при дворе121. Такое негативное
отношение к языкам легко воспринималось молодежью.
Но с 1924 г. отношение к изучению иностранных языков изменилось.
Было
принято
специальное
постановление
по
вопросу
преподавания
иностранных языков. Новая программа 1925 года узаконила их как
обязательный учебный предмет. Долгие годы преобладал в изучении
немецкий язык, что объяснялось наличием в России людей, владеющих этим
языком (немцы Поволжья, Прибалтики). С 1927 г. резко изменилось
отношение к изучению иностранных языков, что явилось отражением
кардинальных изменений во внешней и внутренней политике страны. Вопервых, начали налаживаться торговые и экономические связи СССР с
другими странами. Во-вторых, после XIV съезда ВКПб страной был взят курс
на индустриализацию, а это требовало учета современных зарубежных
достижений в области науки и техники. Обществу понадобились люди,
владеющие
иностранными
языками,
что
предполагало
пересмотреть
отношение к их изучению, укрепить их авторитет и положение, привлечь
молодежь к их изучению. Потребовалась большая пропагандистская и
организационная работа, в связи с чем появились призывы Наркомпроса
РСФСР, ВСНХ СССР и ЦК ВЛКСМ к изучению иностранных языков. Это
воззвание положило начало кампании «Иностранные языки в массы». Начала
создаваться единая система обучения иностранным языкам от школы до вуза и
организация
углубленного
изучения
иностранных
языков
со
специализацией122. После появления воззвания стали возникать разнообразные
курсы и кружки на предприятиях и в учреждениях. В сентябре 1929 года было
принято постановление ЦК ВКПб «Об организации изучения иностранных
языков партактивом», в котором изучение иностранных языков признавалось
партийной нагрузкой. Это постановление наносило значительный удар по
бытовавшим в то время предрассудкам, что иностранный язык - это
буржуазный пережиток. Результатом постановления стал рост сети различных
курсов, увеличение выпуска учебной литературы,
123
расширение подготовки преподавательских кадров .
III период: 1930 -1941гг. Этот период характеризуется, с одной стороны,
широким изучением иностранных языков в ходе кампании, но с другой
стороны,
это
не
давало
ожидаемого
результата
из-за
отсутствия
профессиональных кадров124. Во время проведения кампании к преподаванию
стали привлекать лиц, не имеющих ни специального образования, ни понятия
о методике преподавания. У многих преподавателей были «методы обучения
отсталые, кустарные, осужденные лучшей частью педагогов»125.
К
середине
30-х
годов
произошло
изменение
внешне-
и
внутриполитического курса страны, сокращение непосредственных контактов
с представителями других стран, ужесточение политического режима в стране.
Началась внешняя изоляция страны. Определяющей тенденцией того времени
было усиление государственного надзора над культурой, образованием и
наукой. Цель обучения иностранным языкам заключалась в том, чтобы читать
и понимать иностранные тексты, иметь определенный запас слов и
выражений, необходимый для элементарного пользования126.
IV период: 1940-50-е гг. В 30-е годы в стране были созданы
предпосылки для значительного повышения качества изучения иностранных
языков, но этому помешала война, которая потребовала изменений
содержания обучения иностранным языкам. Предполагалось включение в
программу военной тематики, создание специальных пособий по военной
19*7
тематике . Война с Германией и сотрудничество с США и Великобританией в
годы борьбы с фашизмом способствовали возрастанию интереса к изучению
английского языка и, наоборот, падением интереса к немецкому.
В 1947 году вышло постановление Совета Министров СССР «Об
улучшении изучения иностранных языков», в котором был намечен круг
мероприятий, которые включали в себя регулярные курсы повышения
квалификации учителей, расширение сети вузов по их подготовке, а также
было установлено соотношение изучаемых языков следующим образом: 45% школы с английским языком; 25% - с немецким; 20% - с французским; 10% - с
испанским 128.
Начало этого периода было сложным для преподавания иностранных
языков, потому что произошел отказ от устной речи в связи с выходом работы
И.В.Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» и неправильной трактовкой
принципа сознательности. В работе указывалось, что основу языка составляют
грамматический строй и основной словарный фонд. Увлечение грамматикой
привело к чрезмерной теоретизации, уроки иностранного языка превратились
в беседы о грамматике на русском языке. Целевая установка в обучении
иностранным
языкам
предполагала
рецептивное
овладение
языком:
преимущественное обучение чтению и пониманию иноязычных текстов129.
Ограничение обучения устной речи происходило по ряду причин, в первую
очередь политических: наступила эра «холодной войны» с существованием
железного занавеса для советских людей, когда контакты с иностранцами
были сведены до минимума, общество не испытывало потребности в лицах,
владеющих иностранным языком; во-вторых, идеологизация общества и,
особенно, подрастающего поколения, иноязычное обучение происходит через
идеологически
выдержанные
тексты;
и
организационных:
нехватка
преподавателей и большая наполняемость классов.
В связи с этим иноязычное образование теряло свою ценность. Но с
1953 г. был взят курс на кардинальное обновление общественной жизни,
модернизацию советской системы и отказ от тоталитарного прошлого.
Началось десятилетие Н.С. Хрущева. Оно характеризовалось не только
либерализацией курса внешней политики, но также рядом реформ, связанных
с социальной политикой. Важнейшей реформой, осуществленной в конце 50х - начале 60-х г., стала реформа народного образования130. В этом была
необходимость в связи с происходящими в общественной жизни
131
изменениями . Россия вышла на международную арену, активизировав свою
внешнюю политику и положив конец атомной монополии США. Страна
оказалась на пороге научно-технической революции, т.к. в области науки,
техники и новых технологий мы отставали от Запада на много лет. Война
усугубила это отставание, затормозив научно-исследовательские работы.
Началось сооружение нескольких АЭС, был построен первый
атомный ледокол, атомные подводные лодки, реактивные самолеты,
запущен первый искусственный спутник. В условиях «холодной войны»
ядерная энергетика, космическая техника и квантовая электроника имели
приоритетный режим развития.
Следует заметить, что во второй половине 50-х пришлось
пересматривать методику обучения иностранным языкам в связи с
проходившим в Москве Фестивалем молодежи и студентов в 1957году.
Стало очевидным, что ситуация с преподаванием иностранных языков в
1
нашей стране не выдерживает никакой критики . Совещание 1958 года в
Министерстве просвещения РСФСР констатировало, что из 48 тысяч
преподавателей иностранных языков в нашей стране 30 тысяч не имеют
специального образования. Было принято постановление запретить им
111
преподавание этого предмета . Начали появляться центры по разработке
разных методических направлений, начался период интенсивного научного
поиска. Именно в этот период, считает Миролюбов A.A., начала складываться
отечественная методика обучения иностранным языкам134.
V период: 1960-е годы. Начало 60-х годов характеризуется ростом числа
студентов, научных учреждений, библиотек, клубов, музеев и театров. Стали
выходить литературно-художественные газеты и журналы, печататься
запрещенные ранее произведения, снимались фильмы мирового уровня. В
этот период изменилось положение иностранного языка, как в отношении
целей, так и в организации преподавания. Социальный заказ общества,
состоящий в требовании привить учащимся практические умения, и в первую
очередь в устной речи, заставил изменить цели обучения. Это было
официально закреплено в новой программе 1960 года, где ведущими целями
определялись развитие устной речи и беспереводного чтения. Это было
началом перестройки обучения иностранным языкам в стране.
Поворотным пунктом в демократизации изучения иностранных языков
явилось постановление Совета Министров СССР «Об улучшении изучения
иностранных языков» от 27 мая 1961г.135. Но отечественная методика также
оказалась не готовой к выполнению новой задачи - развитию у учащихся
навыков устной речи. У нас была разработана стройная система обучения
чтению, но никто не занимался приемами обучения устной речи. Постепенно
стал
разворачиваться
опыт
по
использованию
устного
вводного
курса,36.Создается система обучения устной речи А.П.Старковым137. Гурвич
П.Б. выдвигает теорию об одиннадцати принципах обучения иностранным
138
языкам .
VI период: 70 - 80-е годы. Этот период характеризуется высоким
уровнем исследований в области методики преподавания и обучения
иностранным языкам. На страницах печати велись дискуссии о перспективе
преподавания иностранных языков в связи с реформой системы народного
образования и процессами демократизации и гуманизации общества.
В феврале 1988 г. Пленум ЦК КПСС принял постановление «О ходе
перестройки высшей и средней школы и о задачах партии по ее
осуществлению». В результате реализации реформ произошел отказ от
единообразия школы, учебных планов и программ, переход к вариативности
содержания и методов обучения139.
Педагогическая
реформы,
общественность
демократизации
школы,
начала
требовать
отмены
решительной
административно-
бюрократического руководства образованием. Это был период роста
оппозиционных настроений, страна и вся политическая система переживали
кризис. В течение десятилетий происходило нарастание консервативных
тенденций в развитии страны: происходил процесс торможения в науке, было
потеряно
лидерство
в
освоении
космического
пространства,
кризис
переживали литература и искусство, так как свобода творчества была
ограничена идеологическими рамками, доступ к западному искусству был
закрыт. К началу 80-х годов все слои общества испытывали психологический
дискомфорт, в общественном сознании зрело понимание необходимости
глубоких перемен. В 1985 году начался первый этап экономических реформ перестройка, провозглашены идеи нового политического мышления. Это
привело к уменьшению напряженности в стране и к открытости нашего
общества.
Начало 90-х г. связано с новым этапом в развитии системы образования перестройкой структуры всей системы в соответствии с провозглашенными
принципами гуманизации и демократизации общества, в котором признается
свободная, развитая и образованная личность, способная жить и творить в
условиях постоянно меняющегося мира. Вступив в состав Европы, российское
правительство взяло курс на основные направления общеевропейской
образовательной
политики,
чтобы
осуществлять
педагогическое
и
методическое сотрудничество в рамках проектов Совета Европы. Это не могло
не отразиться на языковой политике РФ. Совместное сотрудничество с
европейскими
странами
позволило
определить
стратегию
российской
языковой политики в сфере иноязычного образования, включая защиту
лингвистических
прав
человека
и
ориентацию
на
многоязычие
и
поликультурное развитие личности. Россия активно участвовала в работе по
проектам
«Изучение
языков
для
общеевропейского
гражданства»
и
«Общеевропейский языковой портфель», в разработке многоуровневой модели
языкового образования. Разработка и внедрение в отечественную практику
иноязычного обучения пилотного проекта «Языковой портфель России», в
котором участвовали двенадцать регионов, осуществлялся с 1998г. при
участии экспертов Совета Европы. Языковой портфель - это документ в
условиях единой Европы, в котором зафиксирован и документально
подтвержден уровень владения человеком иностранным языком. На основании
этого документа можно претендовать на получение работы или образования в
стране, например, изучаемого языка. Пользователь «языкового портфеля»,
обратившись к средствам новых информационных технологий, может
получить необходимую для него информацию о том, где и какой сертификат,
подтверждающий его уровень знаний, он может получить.
Сотрудничество с европейскими странами благоприятно повлияло на
создание качественно новых российских программ и учебников, учебнометодической и справочной литературы по иностранным языкам. Однако
нужно понимать, что «европеизация» целей и содержания образования ни в
коей мере не означает принятия педагогами позиции евроцентричности в
российском образовании. Что же мы понимаем под «европеизацией»
содержания языкового образования? В первую очередь следует помнить, что
это форма проявления глобализации в сфере образования140.
«ЕВРОПЕИЗАЦИЯ» КАК СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ
ЯВЛЕНИЕ
Таким образом, государство взяло курс на модернизацию содержания
образования в России, с тем, чтобы
создать
школу
нового
типа,
соответствующую общеевропейским стандартам. Основная концепция такого
учебного заведения - научить учащихся свободно говорить на двух- трех
языках и сформировать человека, готового решать глобальные проблемы,
имеющего планетарное мышление.
Сегодня все понимают, что, создавая школьный учебный план
европейского типа, необходимо сохранить все преимущества российского
образования, чтобы российский компонент обязательно присутствовал в
еврообразовательной модели и включал в себя эстетическое воспитание,
музыку, искусство, фольклор, родной язык и т.д.141 Изучение иностранных
языков в такой школе также должно соответствовать международным
стандартам владения иностранным языком.
Как следствие реформ всей системы образования, началась перестройка
преподавания иностранного языка. Во-первых, появились альтернативные
школы, что вызвало большой интерес в обществе. При участии Совета Европы
в Москве открылись европейские школы, в которых преподавались два
иностранных языка с начальной школы, а третий язык вводился на старшей
ступени. Учащиеся этих школ наряду с нашим аттестатом получали еще и
второй, признанный в соответствующих европейских странах. В качестве
эксперимента появлялись школы, совместные с другими государствами
(русско-норвежская, русско- американская, русско-германская), в которых
изучали обязательно английский язык и язык страны-партнера. Учебный план
таких школ корректировался двумя сторонами, аттестат выпускников
признавался в обоих государствах. В таких школах шел активный обмен
школьниками и учителями. У каждого была возможность общения с
носителями
языка,
поэтому
обучение
иностранным
языкам
имело
прагматическую
142
направленность.
Но кроме появления альтернативных школ и альтернативных учебных
программ, учителю была предоставлена свобода в выборе методов обучения и
в выборе учебных пособий, более того, новым стал и подход к повышению
профессиональной подготовки учителей. Фонд образования «Культурная
инициатива» и Министерство образования РФ по проекту Британского Совета
разработали новую модель системы повышения квалификации учителей
английского
языка,
целью
которой
было
создать
условия
для
совершенствования профессиональных умений преподавателей английского
языка, привлечь к работе творческих учителей и в результате их деятельности
создать альтернативные региональные модели переподготовки учителей
иностранного языка.
3.2 Современные концепции и новые технологии иноязычного
образования как средство адаптации учащихся к поликультурной среде
Методическое направление считается научно-обоснованным, если оно
имеет свою концепцию, т.е. набор принципиальных положений. Концепция,
как правило, обусловлена социальным заказом общества и уровнем развития
методики. К концу 80-х годов XX века рядом ученых (Пассов Е.И., Шатилов
С.Ф., Михайлова О.Э.) уже была разработана теория принципов обучения
иностранным языкам, и были выделены основные черты методики их
преподавания: практическая направленность при обеспечении овладения
учащимися всеми видами речевой деятельности; дифференцированный подход
к обучению всем видам речевой деятельности; комплексный подход к
обучению аспектам языка на основе речевого образца, коммуникативная
направленность обучения всем видам речевой деятельности.
Нельзя было говорить о единстве в подходе к системе обучения
иностранным языкам, но всеми единодушно признавалось, что иностранный
язык как учебный предмет имеет цель обучать общению. Это означало, что в
российской методике коммуникативный подход к обучению стал ведущим.
Коммуникативный
метод
обучения
иностранным
языкам
на
сегодняшний день является самым признанным и популярным в мире. Он
возник в Британии в 60-70-х годах, когда английский язык стал приобретать
статус языка международного общения. Распространенные в то время
традиционные методики перестали удовлетворять нужды большинства
изучающих английский как иностранный. Собственно, причиной были не
столько старые методы, сколько новый контингент учащихся - «прагматики» с
сугубо функциональным взглядом на язык как на инструмент коммуникации.
Им требовалось не глубинное, системное овладение языком, на которое были
направлены
традиционные
академические
программы,
а
возможность
немедленного практического применения своих знаний. Тогда и началось
отбраковывание тех элементов учебного процесса, которые не были
направлены на развитие речи. С точки зрения обучающей технологии,
коммуникатив - это совокупность приемов, объединенных одной целью:
научить учеников эффективно общаться в языковой среде из.
Е.И.Пассов
разработал
научное
обоснование
коммуникативной
методики, поскольку любое методическое направление должно иметь свою
концепцию, обусловленную потребностями общества и уровнем развития
методики. Обобщив различные точки зрения и разные подходы к разработке
данной концепции, он пришел к выводу, что цель коммуникативного метода это обучение говорению как общению, устному и письменному при помощи
вербальных и невербальных средств, как деятельности и как продукту,
который
характеризуется
логичностью,
информированностью,
выразительностью. Основа говорения - это речевые умения, включающие в
себя лексический, грамматический и произносительный аспект и формируется
на основе навыка144.
Впоследствии, на основе коммуникативного метода были созданы
различные системы обучения иностранным языкам. Какой бы ни была
методическая система, практика обучения будет лишь приближена к ней, так
как на процесс обучения воздействует множество других факторов, например,
личностные свойства учителя и учащихся, материальное оснащение школы,
организация обучения, профессиональная подготовка учителя и др. Любая
методическая система имеет свой конечный продукт - учебник или учебное
пособие. Когда учебник внедряется в практику, то складывается реальная
система обучения определенному языку, в которой на выходе мы получаем
ученика с усвоенными знаниями, навыками и умениями. Они обеспечивают
ему иноязычную коммуникативную компетенцию. Разработка этих систем
шла в различных направлениях:145 интенсивная методика (Китайгородская
Г.А.); методика раннего обучения (Негневицкая Е.И., Никитенко З.Н.);
коммуникативно-ориентированная (Бим И.Л., Пассов Е.И.); интегрированная
(Шепель В.М., Биболетова М.З., Бим И.Л.); развивающая методика (Мильруд
Р.П.).
Главное было разглядеть новые, рационально-прогрессивные тенденции
и определить их в виде направления в развитии преподавания иностранных
языков, а также найти правильное соотношение между традиционными и
новаторскими тенденциями.
Отечественная
концепция
коммуникативной
методики
обучения
иностранным языкам в полной мере соответствует новой личностноориентированной
парадигме
образования,
иноязычное
обучение
стало
личностно-ориентированным146 (student-centred education). Это обучение,
учитывающее индивидуальные способности и возможности учащегося,
использующее передовые и информационные технологии для развития
личности ученика, а не только для того, чтобы он овладел суммой готовых
147
знаний . Прежняя парадигма образования была нацелена скорее на подготовку
исполнителя, чем самостоятельно мыслящей личности, способной брать на
себя ответственность и принимать самостоятельные решения. Личностноориентированная парадигма в большей степени
нацелена на формирование личности, способной к самореализации, к
148
активному взаимодеиствию с другими.
В новой парадигме изменился статус учителя: он должен организовывать
самостоятельную
познавательную
деятельность
учащихся,
научить
их
самостоятельно добывать знания и применять их на практике. Вся
документация по обновлению системы образования опирается на новую
парадигму, в ней законодательно закреплена вариативность образования, учет
возможностей
и
потребностей
учащихся,
возможность
выбора
ими
образовательных услуг, предоставляемых государством. Теперь сам ученик
получил право влиять на выбор целей, содержания и способов обучения.
Чтобы реализовать это право, ученик должен был иметь выбор учебных
пособий,
учебных
программ,
которые
установлены
Государственным
образовательным стандартом. Согласно Закону «Об образовании», программы
делятся на основные, которые являются обязательными и призваны
обеспечить уровень ГОС, и дополнительные, цель которых - достижение
повышенного уровня владения языком и расширение общеобразовательных и
профессиональных знаний.
При смене парадигмы (составляющих элементов) предметом обучения
стал не только язык и его экспрессивные возможности, но и поведение
говорящего в условиях речевого обращения149. Такое поведение понимается
сегодня, прежде всего, как активная и деятельностная реализация языковых,
психологических и социокультурных знаний, необходимых для эффективного
иноязычного общения. Эти знания включают овладение языком как
дискурсом,
т.е.
как
способом
развертывания
мысли
в
тексте150.
В
коммуникативном аспекте дискурс рассматривается как способ построения
текста в определенных ситуативных обстоятельствах в процессе устного и
письменного общения.151 Дискурс также определяется как отрезок устной или
письменной коммуникативнои деятельности .
Знания, необходимые для иноязычного общения предполагают учет
индивидуально-психологических особенностей участников общения и их
социо-культурного опыта. Эти знания призваны формировать у обучаемых
толерантность к культурному многообразию и ориентацию на «весь мир».
Одной из проблем является соответствие «коммуникативного» урока
национальным
традициям
разных
стран,
поэтому
коммуникативно-
ориентированное обучение понимается и реализуется в различных странах поразному.
Следует признать, что система образования - это очень консервативная
структура,
при
любых
социально-экономических
преобразованиях
ей
требуется период адаптации новых идей, технологий к образу мыслей
учащихся и преподавателей153. Американский педагог Р.Рейгелут (Reigeluth)
справедливо
отметил:
технологическое,
быстро
«По
мере
вхождения
изменяющееся
в
высокоразвитое,
информационное
общество
существующая система школьного образования все больше будет становиться
неадекватной. Нам придется принципиально переоценить и перестроить всю
школьную систему, подходы, которые мы используем в обучении, способы
самого учения, познания».
Процесс
демократизации
российского
образования
нашел
свое
выражение в первую очередь в том, что произошел отказ от детерминации в
планировании, организации и технологии урока. По нашему мнению, это был
большой шаг вперед к творчеству учителей, которые получили свободу в
выборе учебных пособий, приемов обучения и организации учебного
процесса, а каждая школа получила право выстраивать автономно систему
среднего образования. При таких условиях возникла потребность
в
образовательном стандарте, который представляет собой совокупность
содержания образования и требований к уровню подготовки учащихся и
является основой неизменной и обязательной для всех типов школ.
Образовательным стандартом по иностранным языкам стал базовый уровень
обученности, достижение которого обязательно для всех учащихся. Базовый
уровень определяет развитие речевых умений на уровне начинающих (V класс
общеобразовательной школы), на уровне элементарной коммуникативной
компетенции (VI-VII класс), на уровне продвинутой коммуникативной
компетенции
(УИИХклассы).
Термин
«компетенция»
(от
латинского
competentis - способный), означает совокупность знаний, умений, навыков,
формируемых
в
процессе
обучения
иностранным
языкам.
Понятие
«компетенция» впервые стало употребляться в США в 60-е годы в контексте
деятельностного образования (performance-based education), целью которого
было подготовить специалистов, способных успешно конкурировать на рынке
труда. В современном мире потенциально возможный специалист может
получить работу при условии владения, по крайней мере, «ключевыми
компетенциями». Они включают в себя:
- грамотный уровень владения языком (literacy);
- компьютерную грамотность (information technology skills);
- владение способами решения проблем (problem-solving skills);
- гибкое инновационное мышление (flexibility and adaptability to
innovations);
- склонность и способность к непрерывному 06pa30BaHHK>(l0ng-life
learning).154
Ключевые компетенции показывают, что языковое образование может
соответствовать
жизненным
требованиям,
если
узко
понимаемая
коммуникативная компетентность (как готовность общаться) будет дополнена
подготовкой к реальному жизненному общению
Таким образом, мы видим, что в середине 90-х г. была четко определена
цель
обучения
иноязычного
иностранным
общения,
которое
языкам:
овладение
предполагало
учащимися
овладение
основ
минимально
достаточным уровнем коммуникативной компетенции, т.е. способности и
готовности осуществить иноязычное общение в единстве всех его функций:
- информационной (запросить, сообщить, объяснить, воспринять и понять
воспринятую информацию);
- регулятивной или побудительной (попросить, предложить, посоветовать,
договориться, побудить к чему-либо, воспринять побуждение и отреагировать
на него);
- эмоционально-оценочной (выразить мнение, оценку, чувства, эмоции,
доказать, убедить, ощутить удовольствие и другие чувства от воспринятой
информации);
- этикетной (обратиться, начать разговор, выразить интерес к собеседнику,
поддержать разговор, закончить его, поздравить с праздником, поблагодарить,
выразить сочувствие, соболезнование).
В ходе реализации этих функций, как правило, решаются определенные
коммуникативные задачи и формируются основные коммуникативные умения:
продуктивные - в говорении и письме, и рецептивные - в аудировании и
чтении.
Для того, чтобы реализовать указанные функции общения средствами
иностранного языка, необходимо овладеть этими средствами, уметь их
употреблять в основных видах речевой деятельности, знать определенные
страноведческие реалии, особенности речевого и неречевого поведения
страны изучаемого языка уметь выходить из положения при нехватке
иноязычных языковых средств, используя парафраз, заменяя нужное слово
синонимом. Таким образом, овладение иноязычным общением - процесс
многоаспектный, а коммуникативная компетенция, как результат обучения явление многокомпонентное. Оно включает в себя:
- лингвистическую компетенцию (владение языковыми средствами);
тематическую
компетенцию
(владение
экстралингвистической,
страноведческой информацией);
- социокультурную компетенцию (поведенческая, этикетная);
- компенсаторную компетенцию (умение добиться взаимопонимания, выйти
из затруднительного в языковом отношении положения);
- учебную компетенцию (умение учиться).
Современный процесс модернизации образования ориентируется на
сохранение фундаментальности образования и одновременное усиление его
практической направленности. Предполагается, что система обязательного
формирования
знаний,
компетентностей,
минимальным,
умений,
уровень
навыков
развития
продвинутым,
будет
которых
высоким.
заменена
может
быть
Федеральный
набором
разным:
компонент
образовательного стандарта по иностранному языку позволяет достичь
эквивалентности в уровне языкового образования, как в рамках единого
российского образовательного пространства, так и общеевропейского. К
завершению
обучения
в
основной
школе
планируется
достижение
общеевропейского допорогового уровня (А2), а в старшей школе на базовом
уровне
-
общеевропейского
порогового
уровня
(В1)
подготовки
по
иностранному языку, а на профильном - приближение к пороговому
продвинутому уровню (В2)155.
Федеральный
компонент
государственного
стандарта
общего
образования разработан в соответствии с Законом РФ «Об образовании» (ст.7)
и «Концепцией модернизации российского образования на период до 2010
года» и утвержден приказом Минобразования России от 5 марта 2004г. №
1089.
Федеральный
компонент
-
это
основная
обязательная
часть
государственного стандарта общего образования, которая реализуется в
образовательных программах всех учебных заведений РФ, имеющих
государственную аккредитацию. Впервые в нормативном документе такого
уровня
определены
необходимые
умения,
которые
должны
быть
сформированы у учащихся, указано на наличие межпредметных связей,
которые позволяют успешно реализовать их в различных областях знаний
(гуманитарных, естественно-научных, прикладных), так как иноязычная речь
может быть использована в любых сферах деятельности.
Проблемы реформирования системы образования волнуют все общество
в стране. Задачи по перестройке этой системы решать надо эффективно,
последовательно и в короткие сроки. Главное звено, которое может потянуть
за собой всю цепочку - это новые технологии. Поэтому важно определиться с
приоритетами в области технологий с учетом интересов развития личности и
адаптировать их применительно потребностям образования.
Говоря о методах обучения, следует определиться с понятием технология
обучения. Е.С.Полат дает следующее определение: «Это может быть
совокупность приемов, действий учащихся, выполняемых в определенной
последовательности, позволяющая реализовать тот или иной метод обучения;
или
совокупность
методов
обучения,
обеспечивающих
реализацию
определенного подхода к обучению, реализацию определенной дидактической
системы»156.
В настоящее время в качестве наиболее адекватных технологий
выступают обучение в сотрудничестве (cooperative learning), метод проектов,
разноуровневое
обучение,
модульное
обучение
и
информационно-
коммуникационные технологии, связанные с Интернет-ресурсами.
Обучение в сотрудничестве, обучение в малых группах использовалось в
педагогике с 20-х годов XX века. Но разработка технологии совместного
обучения началась лишь в 1970-е годы американскими педагогами и группой
педагогов из Израиля. Главная идея обучения в сотрудничестве - учиться
вместе, а не просто что-то выполнять. Если рядом с тобой товарищи, то у них
можно спросить, если что-то не понял, или обсудить решение очередной
задачи. Если от ученика зависит успех всей группы, то он не может не
осознавать ответственности за свои успехи и за успехи своих товарищей. В
процессе обучения ошибаются все, только одним нужно больше усилий, чтобы
овладеть материалом, а другим меньше. Оказать помощь своему товарищу по
группе, научиться помогать друг другу, отвечать за успехи каждого - это
приводит к гораздо более эффективным результатам. Причем важно, что это
касается не только академических успехов и интеллектуального развития, но и
нравственного.
Для того, чтобы организовать урок с применением технологии
сотрудничества, учителю необходимо соблюдать четыре условия или шага при
подготовке
и
планировании
такого
урока:
1)
определить
учебно-
воспитательную задачу; 2) определить объем материала, четко и лаконично
сформулировать задание; 3) определить, что должно предшествовать работе и
что последует за этой работой; 4) поощрение. Есть несколько правил, которые
полезно помнить:
- если ученики работают в группах охотно и продуктивно, не считайте это
нормой и не старайтесь каждый раз хвалить;
- все члены группы получают одинаковое поощрение или не получают
никакого. В группе должен присутствовать дух сотрудничества, а не
соперничества;
- если группа не заслужила поощрения, не следует это подчеркивать. Дайте им
дополнительный шанс достичь желаемого результата, затем оцените их
усилия;
- поощрению подлежат не только академические успехи при работе в
сотрудничестве, но также психологические аспекты общения. Ученики
должны знать, что учитель на уроке будет следить за тем, как они слушают
друг друга, помогают друг другу, вместе решают возникшую проблему.
Чтобы работа группы была эффективной, нужно создать условия,
которые помогли бы обеспечить взаимозависимость учащихся друг от друга.
Это зависимость от единой цели, единой задачи, от источников информации,
от единого для всех учебного материала, от единого для всей группы
поощрения. Умения работать в сотрудничестве приобретаются постепенно.
При использовании интегрированного проекта в обучении иностранному
языку для педагогики сотрудничества наступил «звездный час». Этот тип
деятельности нравится учащимся, несмотря на то, что они допускают ошибки,
но их увлеченность, стремление внести личный вклад в
157
общее дело, как зеркало, отражает становление своего «Я» .
Изучение языка не всегда продвигается так, как мы этого хотим. На
промежуточном
уровне
может
возникнуть
момент,
когда
требуется
дополнительный импульс, стимул для изучения иностранного языка. Таким
стимулом вполне может служить проектная работа. Мотивация лежит в самом
проекте, так как ученику, наконец, предоставлена возможность для
использования
приобретенных
языковых
навыков
в
новых
реальных
ситуациях. Развитие внутренней мотивации происходит вследствие переноса
центра процесса обучения с учителя на ученика. Что такое проект? Проект это возможность учащимся выразить свои собственные идеи в удобной для
них
творчески
объявлений,
продуманной
проведение
форме:
интервью
и
изготовление
коллажей,
исследований
(с
афиш,
последующим
оформлением), демонстрация моделей с последующим комментарием,
составление планов посещения различных мест с иллюстрациями, картой и
т.д. В процессе проектной работы ответственность за обучение возлагается на
самого ученика как индивида и как члена проектной группы. Не
преподаватель, а сами ученики определяют содержание, форму и тип
презентации. Говоря об основных принципах работы над проектом, можно
выделить следующие:
1) Вариативность,
которая
предполагает
индивидуальную,
парную
и
групповую формы работы и предусматривает разнообразие текстов: письма,
комиксы, диаграммы, диалоги, карты, таблицы, описания;
2) Решение проблемы посредством использования иностранного языка;
3) Когнитивный подход к грамматике;
4) Учение с увлечением;
5) Личностный фактор, когда ученики имеют возможность рассказать о себе,
своей жизни, увлечениях, интересах через проектную работу;
6) Адаптация заданий в соответствии с уровнем обученности учащихся.
Для учителя очень важно, чтобы каждый ученик в процессе учебы (а
проектная работа это и есть учебный процесс) смог достичь определенного
результата в своем культурно-языковом развитии, в своей коммуникативной
квалификации.
Поэтому
ориентирован
на
в
проектной
учащегося:
на
его
работе
весь
интересы,
учебный
процесс
жизненный
опыт,
индивидуальные способности. При проведении проектной работы перед
учителем могут возникнуть ряд проблем, связанных с организацией работы, с
мониторингом,
с
личностными
проблемами
учащихся.
Поэтому
преподавателю следует терпимо относиться к шуму, так как это естественная
составляющая продуктивной работы. Желательно, чтобы не было слишком
строгого контроля, но с другой стороны учителю необходимо знать, что делает
ученик за пределами класса.159 Кроме того, в ходе выполнения учебного
проекта на иностранном языке, меняется роль преподавателя, он становится
равноправным партнером и консультантом. Организация работы по проекту
предполагает следующие этапы:160
I этап - выдвижение идеи, мотивация. Работа начинается с установки на
проблему, с создания ситуации общения равных собеседников. В основе
вводного слова учителя может лежать заметка из газеты, журнала, ТВ
передачи.
Опыт преподавателей
подсказывает,
что
лучше
выдвигать
проблему, не имеющую однозначного решения и интересующую самого
учащегося. Этот этап очень важен, так как от него в большой степени зависит
успех работы над материалом. Учащиеся накануне могут получить
опережающие домашние задания (установка на проблему).
II
этап
-
информационное
обеспечение.
Происходит
мощная
информационная загрузка (учебники + Интернет + периодика). Учащиеся
знакомятся с полным объемом информации по данному вопросу.
III этап - первичная личностная обработка материала. Восприятие
любого материала имеет яркую личностную окраску, согласно опыту,
знаниям, интересам учащихся. Один и тот же материал воспринимается
учащимися по-разному.
IV этап - первичная коллективная обработка материала. Происходит
обмен мнениями, появляются первые идеи, мотивы, которые могут
заинтересовать собеседника. Задача учителя на данном этапе - поставить цель,
заострить противоречия между поставленной целью и имеющимися на данный
момент у ученика знаниями и умениями, предложить систему поисковых
задач, способов действия. Выделяются темы и подтемы, основная мысль,
составляется план работы. Появляется «поле эмоционального тяготения», т.е.
склонность и желание работать над тем или иным аспектом проблемы,
формирование групп по интересам.
V этап - вторичная групповая обработка информации. Каждая группа
работает над определенной идеей, аспектом проблемы. Происходит выявление
противоречий, обмен информацией, уточнение и корректировка плана.
VI этап - сбор дополнительной информации. Происходит в результате
конструирования проблемных ситуаций и корректирования плана.
VII этап - этап осмысливания, сравнения, анализа и коррекции. Это
самый важный этап, на котором происходит «рост» человека, становление
личности в процессе отстаивания своей точки зрения, в смелости признать
свои ошибки, в желании исправить и выработать свое понимание проблемы.
Заключительный этап - презентация проекта. Форма защиты может быть
любая - индивидуальная, парная, групповая. Далее следует этап практического
использования результатов работы над проектом в качестве наглядных
пособий, выставок, докладов
161
. Надо отметить, что во время проектных
уроков учащиеся используют не только языковые знания, но и умения и опыт
в других областях (социология, статистика, информатика). Более того,
повышается их самооценка, обогащается социальный опыт.
Очень важным является подведение итогов и оценка проектной работы,
что является нелегким делом, поскольку способы оценки вступают в
противоречие с официальной процедурой выставления оценки за работу.
Исходить следует с позиций, что язык - это только составная часть проекта,
поэтому ошибочно оценивать его на основе лингвистической правильности.
Оценку следует выставлять за проект в целом, многоплановость его характера,
уровень проявления творчества, четкость презентации. Исправлять ошибки
следует в черновом варианте, а в конечном, если таковые имеются, указать на
них учащимся и предложить исправить самим. Для педагога важнее, чтобы
ученики увидели ошибку и запомнили, в чем она заключается, чем исправили
ее162.
Таким образом, мы видим, что метод проектов направлен на развитие
активного самостоятельного мышления учащихся, он призван научить их не
только запоминать и воспроизводить знания, которые они получают, но и
уметь применять их на практике. Чтобы решить проблему, лежащую в основе
проекта, ученики должны владеть коммуникативными и творческими
умениями: работать с текстом (поиск информации, главной мысли),
анализировать информацию, делать обобщения, выводы; работать со
справочной литературой. Задача обучения различным видам речевой
деятельности и является способом формирования многих этих умений.
Творческие умения это: умение вести дискуссию, слушать и слышать
собеседника, отстаивать свою точку зрения, подкреплять ее аргументами,
умение находить компромисс с собеседником умение лаконично излагать
свою мысль. Мы не утверждаем, что проектная методика поможет решению
всех проблем в обучении иностранным языкам, но это эффективное средство
от однообразия, оно способствует расширению языковых знаний, а также
развитию учащегося, осознанию себя как члена группы.
Метод проектов ориентирован на реальный практический результат,
значимый для учащихся. В ходе работы над проектом выстраиваются новые
отношения между педагогом и учениками. Оказывается, что учитель не
единственный источник информации, к тому же он может быть просто
консультантом, помощником. Работа учащихся также предъявляется не
учителю, а товарищам по команде. Когда ситуация разворачивается по такому
сценарию, ученики проявляют свои организаторские способности и выявляют
свой скрытый талант.
Умение пользоваться этим методом и обучать в сотрудничестве - это
показатель
высокой
квалификации
преподавателя,
его
прогрессивной
методики обучения. Этот метод относится к технологиям XXI века.
Появление
новых
технологий
было
вызвано
изменением
социокультурного контекста изучения иностранных языков, а это в свою
очередь изменило саму систему языкового образования и соответственно
методы обучения. Основополагающими принципами обучения иностранным
языкам в XXI веке стали идеи европеизации языкового образования,
интегративности, проективности, рефлексии, а также идея гуманизации
образовательных процессов.
Одним из положений федерального стандарта является формирование
информационной культуры школьников при изучении иностранного языка.
Использование информационно-коммуникационных технологий в иноязычном
образовании способствует коммуникативно-речевому развитию учащихся,
развитию их творческих возможностей и способностей, созданию условий для
их самообразования в интересующих областях знаний.
Компьютер вообще и Интернет в частности относятся к тем техническим
средствам обучения иностранным языкам, которые не были придуманы
специально для этой цели и выполняют в первую очередь другие функции.
Однако в связи со своими большими возможностями Интернет используется
сейчас для обучения самым различным предметам, в том числе иностранным
языкам. Сегодня Интернет служит средством реализации учебных задач,
обусловленных целями образования. Для многих преподавателей вопрос
заключается в том, как вписать Интернет в реальный учебный процесс при
иноязычном обучении. Дело в том, что предмет «иностранный язык» имеет
ряд особенностей.
Основная
цель
предмета
-
формирование
коммуникативной
компетенции, которая в современном ее понимании предусматривает
формирование способности к межкультурному взаимодействию.
В наше время именно эта цель является наиболее востребованной
любыми категориями людей, изучающих иностранный язык. Даже если
дальнейшая специализация выпускника не связана с зарубежными поездками,
контактами с иностранными специалистами, пользование всемирной сетью
Интернет становится все более необходимым условием получения и передачи
информации по любой специальности. Современные средства связи с
партнерами,
доступ
к
информационным
ресурсам
сети
Интернет
предполагают достаточно свободное владение не только компьютерными
технологиями, но и иностранным языком163.
Специфика предмета «иностранный язык» заключается в том, ведущим
компонентом содержания обучения являются не основы наук, а способы
деятельности - обучение различным видам речевой деятельности: говорению,
аудированию, чтению, письму. В соответствии с психологической теорией
деятельности обучение любому виду деятельности происходит в процессе ее
выполнения, действий и операций с ней связанных. Поэтому для обучения
учащихся различным видам речевой деятельности необходимо предоставить
практику каждому ученику в том виде речевой деятельности, которой он в
данный отрезок времени овладевает .
Следует иметь в виду еще одну особенность предмета «иностранный
язык». Обучать речевой деятельности можно лишь в живом общении, а для
этого нужен партнер. Именно поэтому, планируя урок с применением
Интернета, учитель должен четко представлять себе, для решения какой
методической задачи он использует это средство обучения. Ресурсы
Интернета могут быть использованы для следующих целей:
- для включения материалов сети содержание урока (интегрировать их в
программу обучения);
- для самостоятельного поиска информации учащимися в рамках
работы над проектом;
- для самостоятельного изучения, углубления предмета, ликвидации
пробелов в знаниях, умениях, навыках;
- для
самостоятельной
подготовки
к
сдаче
квалификационного
экзамена экстерном.
Вполне очевидно, что это все разные задачи, объединенные единой
целью обучения - формированием коммуникативной компетенции. Исходя из
специфики предмета и зная дидактические свойства Интернета, можно,
наконец, определяться с методикой применения ресурсов сети на уроке или во
внеурочное время.
Прямой выход в Интернет на уроке практически невозможен из-за
недостаточного количества компьютеров с доступом в Интернет. Но мы
можем рассчитывать на возможности Интернета обеспечить нас текстовой и
графической информацией. Можно подобрать по сети аутентичные материалы
для чтении по изучаемой теме, провести устное обсуждение полученных по
электронной почте писем партнеров по проекту, провести лингвистический
анализ сообщений, устных и письменных высказываний носителей языка,
содержащих
фразеологизмы,
реалии,
идиомы,
пословицы,
поговорки,
отражающие специфику функционирования изучаемого языка в культуре
народа. Благодатным материалом для различного рода проектов и дискуссий
может быть использование художественных произведений авторов страны
изучаемого
языка,
полученные
в
виртуальных
библиотеках.
Можно
воспользоваться услугами чата или электронной почты, чтобы получить
мнение носителей языка по той или иной проблеме и обсудить на уроке
разные точки зрения (например, особенности образования в разных странах,
традиции празднования одних и тех же праздников). Вот вам и диалог культур
прямо на уроке, стимулированный реальными контактами с представителями
этой культуры165.
Международные проекты на основе одной какой-то общей проблемы,
которые организуются в Интернете, одинаково интересны и значимы для
партнеров из разных стран и создают подлинную языковую среду. Участники
проекта размышляют, исследуют, собирают необходимую информацию,
обсуждают ее между собой и партнерами. Язык здесь выступает в своей
прямой функции - средства формирования и формулирования мыслей. Это и
есть обучающая среда, погружение не только в проблему, но и в саму
иноязычную деятельность, в другую культуру. Проблема может быть любой:
страноведческой, исторической, экологической, главное, что она обсуждается
и решается на иностранном языке, принятом для общения в данном
сообществе участников. При работе над проектом задействованы самые
разнообразные
библиотеки
и
возможности
музеи,
и
ресурсы
информационные
сети
и
Интернет:
виртуальные
образовательные
серверы,
электронная почта, использование текстовых и графических редакторов,
графики, анимации, мультипликации. Таким образом, проект становится
междисциплинарным.
Суммируя вышесказанное, можно заключить, что существуют три
области, в которых Интернет может вывести обучение иностранным языкам
на новый уровень. Это коммуникация, которая осуществляется с помощью
электронной почты, информация, заключенная во всемирной паутине, и
публикация, которая может осуществиться путем создания собственной
страницы во Всемирной паутине. Методика обучения иностранному языку с
использованием Интернета в настоящее время разрабатывается, многие
преподаватели используют Интернет наряду с традиционными приемами и
средствами. Существуют два вида Интернет - проектов, которые уже
разработаны и апробированы: WWW-проект и E-mail-проект.
WWW-проекты рассчитаны на то, что обучающиеся получают задание,
для выполнения которого им необходимо найти информацию в Интернете и
представить затем результаты своего поиска. Например, изучить информацию
о каком-либо городе или регионе; составить план путешествия по любой
англо-говорящей стране; найти информацию о возможности трудоустройства
или учебы в зарубежной стране. После формулировки темы и предоставления
возможности работать в Интернете, следует сформировать группы, определить
временные рамки, найти и подсказать учащимся необходимые адреса, выбрать
форму презентации результатов166.
Примером формирования информационной культуры при обучении
английскому языку может служить работа с e-mail проектом, который
1
/гп
особенно интересен в плане межкультурного обучения . Электронная почта
ценится сегодня в мире, как средство быстрой и надежной связи, дающего
людям
возможность
полноценного
общения
на
расстоянии.
Именно
технические преимущества этого вида коммуникации делают его столь
полезным в ходе изучения иностранных языков, так как в полной мере
обеспечивают
реализацию
современной
дидактической
концепции
аутентичности общения на иностранном языке. Традиционные виды обучения,
как, например, работа с литературным текстом, могут приобретать, благодаря
современному
Литературному
техническому
тексту,
оформлению,
благодаря
его
новые
грани
содержательности,
и
нюансы.
способности
вызывать дискуссии и споры, всегда придавалось большое значение на уроке
иностранного
языка.
Сегодня
появилась
возможность
работать
с
литературным текстом не только в кругу своей аудитории, но и обсуждать его
с партнерами из других стран, обмениваясь впечатлениями и мыслями по ходу
чтения. Именно эта идея лежит в основе литературного е - mail проекта:
параллельное чтение и обсуждение какой-либо книги двумя группами
студентов - из России и, например, Англии.
Этот проект особенно интересен в плане межкультурного общения,
потому что, во-первых, в нем участвуют представители разных культур, вовторых, они имеют реальную возможность сравнить «свое» и «чужое»
восприятие литературного материала, сопоставить разные точки зрения,
выйти за границы собственных культурных стандартов, взглянуть на мир
другими глазами. Именно в этом и заключается основная цель этого проекта.
Непосредственной учебной задачей является развитие межкультурной
коммуникации, а также совершенствование навыков устной и письменной
речи на иностранном языке. Поиски партнеров происходят через Интернет,
где нужно зарегистрировать свою проектную идею, оставить контактный
электронный адрес и ждать отклика, или самим предложить сотрудничество.
Форма работы - групповая или индивидуальная.
Интернет-проектами можно заниматься через I*EARN, International
Education & Resourse Network (Международное образование и ресурсы
компьютерной сети) (www learn. org>). В нее входят 4000 школ из 75 стран.
По электронной почте можно получить информацию, где указано кто и в
какой стране заявил проект, кому требуются партнеры, объем работ и сроки
их подачи. Участие возможно через Интернет или по электронной почте,
работы могут быть представлены в виде сочинения, стихов, рисунков, эссе.
Данную работу учащийся рассматривает как участие в международном
проекте, а учитель - как тему, которую ученики должны усвоить и даже
заучить. Международные проекты обычно заканчиваются выставкой или
выпуском книги. В процессе работы над проектом ученики не только
осваивают компьютер и пишут сочинения на английском языке. Они также
приобретают навыки межкультурного общения168.
При переходе к новой образовательной парадигме обучающийся не
должен рассматриваться лишь как «объект воздействия учителя», он должен
обрести статус «субъекта учебно-воспитательного процесса наряду с
учителем» (И.Л. Бим)169. Такое изменение подхода к обучению и воспитанию
требует пересмотра всех концептуально-методологических основ методики,
выработки и освоения новых моделей, методов и технологий иноязычного
обучения.
С реформами системы образования связаны теория и принципы
автономного
подхода
к
обучению,
которое
находит
все
большее
распространение в мире. Автономное обучение отстаивает идею превращения
ученика из пассивного, управляемого учителем объекта обучения, в активного
субъекта, способного самостоятельно и ответственно управлять своей учебной
деятельностью170. Французский педагог Селестен Френе (1896 - 1966 первым
начал разрабатывать концепцию автономного обучения. В начале 80-х годов
XX века эту концепцию развивал Генри Голек171. Степень проявления
автономии может быть различной, в зависимости от того, насколько успешно
учащийся может реализовать как конечную, так и промежуточную цели
каждого этапа.
В области иностранных языков концепция автономии учащихся
первоначально разрабатывалась в связи с обучением иностранному языку
взрослых в рамках так называемого обучения иностранным языкам в
специальных целях (Language for Specific Purpose - LSP). В дальнейшем эта
проблема была перенесена на более широкую аудиторию и стала предметом
исследований в контексте непрерывного образования (life long learning) в
программах Совета Европы172.
Основная идея данной концепции заключается в том, что достижение
автономии означает желание и способность учащегося взять на себя
управление своей учебной деятельностью по овладению изучаемым языком.
Учащийся сам решает, что он хочет изучать, как он хочет изучать это и берет
на себя ответственность за принятие данных решений, а также за их
выполнение. Определение автономии учащегося в учебной деятельности было
предложено Д. Литтлом (Little D.). Он пишет: «Автономия [учащегося в
учебной деятельности] - это способность к независимым и самостоятельным
действиям критической рефлексии, принятию решений. Данная способность
включает в себя и в то же время предопределяет тот факт, что учащийся
вырабатывает определенное психологическое отношение к процессу и
содержанию учебной деятельности. Способность к автономии проявляется как
в способе учения, так и способе переноса
173
учащимися результатов учения на более широкий контекст» .
Отсюда следует, что формирование автономии учащихся в учебной
деятельности связано с развитием его способности отражать свой опыт
учебной деятельности, пропуская через призму индивидуального сознания и
образовывая на этой основе свой опыт. Исходя из вышеприведенного
определения, представляется возможным выделить основные характеристики
автономии учащихся в учебной деятельности:
- базовый / технологический компонент, овладение приемами учебной
деятельности;
- деятельностный, означающий самостоятельную инициацию учащимися
учебной деятельности (от постановки цели до самоконтроля), критическая
рефлексия собственного опыта учебной деятельности;
-
личностный,
означающий
принятие
независимых
решений
и
ответственности за результат, независимость, самостоятельность;
-
конструктивный,
адаптивность
учебной
деятельности к
различным
учебным ситуациям, накопление опыта учебной деятельности и перенос его в
новый учебный контекст; взаимодействие и сотрудничество в процессе
решения задач учебной деятельности174.
Таким образом, развитие автономии учащегося в учебной деятельности
по овладению иностранным языком является образовательной задачей,
требующей
компонентам.
целенаправленной
работы
Целенаправленная
работа
по
выделенным
по
формированию
основным
учебной
компетенции и способности учащихся к самостоятельному, гибкому и
творческому
осуществлению
иностранным
языком
учебной
предполагает
деятельности
разработку
по
специальных
овладению
учебных
материалов, различных форм и видов организации учебного процесса,
включая самостоятельную работу учащихся. Это могло бы составить
психолош-педагогическую модель, новую методическую систему. Новое
поколение учебников, издаваемых в нашей стране и за рубежом, в той или
иной мере реализуют важную современную тенденцию в образовании проективность и, следовательно, в определенной степени пригодны в качестве
учебных материалов для автономного учения. Отдавая должнбе идее
автономии, нам хочется отметить, что система обучения, которая носит
смешанный характер, представляется нам более целесообразной. Более того,
идея автономного обучения будет продуктивна при условии, что роль учителя
как организатора обучения, источника информации, партнера по общению,
воспитателя не будет недооценена175.
Исследования
по
проблеме
автономии
показали,
что
учащиеся
демонстрируют более высокую степень вовлеченности в учебный процесс,
высокую степень мотивации и радость познания, они более уверены в себе, у
них более высокий уровень самооценки и степень доверия учителю и
одноклассникам. Мы убеждены, что разработка идеи автономии - это
перспектива дальнейшего развития методики обучения иностранным языкам.
На тех же принципах автономии успешно применяется метод самообучения
полиглотов и тандем - метод.
Полиглоты делятся на две группы: первая группа - «подлинные» или
«неосознанные». Это жители многоязычных стран, в которых говорение на
нескольких языках является нормой. Примером может служить Индия, где
большинство населения говорит на хинди и на английском языке, Канада языки английский и французский, Швейцария - немецкий, французский,
итальянский. Вторая группа - «осознанные» полиглоты, она малочисленнее,
но,
с
точки
зрения
методики,
более
интересная.
Анализ
методов
самообразования полиглотов позволяет сделать вывод, что они, несмотря на
все их разнообразие, базируются на общих принципах:
- необходимо наличие высокого уровня мотивации;
- автономия и самостоятельность в постановке конечной и промежуточной
целей самообразования;
- опора на индивидуальную стратегию самообразования, выработанную на
основе собственного опыта изучения иностранных языков;
- осуществление системного самоконтроля и самокоррекции;
- выделение доминирующего вида речевой деятельности;
- ориентация на применение аутентичных материалов176.
Опыт знаменитых полиглотов показывает: чтобы овладеть иностранным
языком, важны не столько способности, возраст, условия обучения, сколько
наличие
желания
и
жизненно-необходимой
потребности
в
изучении
иностранного языка. Начинать следует с того, чтобы, во-первых, определиться
с тем, какой язык с какой целью и в каком объеме вы хотите изучать.
Начинать лучше с близкородственных языков. После выбора языка
необходимо определить, какого уровня владения им хочется вам достигнуть.
При желании заниматься языком профессионально, целесообразно поступить
в лингвистический университет или на специальные языковые курсы. Если
язык нужен вам для чтения оригинальной литературы, чтобы слушать
зарубежное радио, для общения с носителями языка на элементарном уровне,
то можно выбрать путь самообучения. В этом случае, прежде всего надо
подобрать подходящую учебную литературу: самоучитель или пособие для
начинающих, иметь словарь.
Следующим этапом является поиск преподавателя или носителя
изучаемого иностранного языка, который на первых порах мог бы помочь в
овладении правилами чтения и произношения, либо заменить его видео- и
фонозаписью для начинающих.
В языковом образовании интегрирован еще один метод изучения
иностранных языков с личностно- ориентированным подходом - тандемметод. Он появился в конце 60-х годов в Германии.
Тандем-метод - это способ автономного (самостоятельного) изучения
иностранного языка, двумя партнерами с различными родными языками,
177
работающими в паре по принципу сдвоенного двухместного велосипеда. Цель
тандем-метода - овладеть родным языком партнера в ситуации реального и
виртуального общения, знакомство с его личностью, культурой страны
изучаемого языка и получение информации по интересующим областям
знаний. Важным принципом является принцип обоюдности и принцип
автономии. Этот метод предполагает две формы работы - индивидуальную и
групповую.
Участники индивидуального тандема подбираются тандем-центрами
стран на основе специальных вопросников с учетом индивидуальных
особенностей личности. Тандем-центры организуют первичные личные
контакты между партнерами. Партнеры по изучению иностранных языков
совместно определяют цели, код и средства взаимообмена, выбирают
стратегию обучения. Одни участники тандема предпочитают овладевать
языком только в ходе неформального общения, при посещении экскурсий,
культурных мероприятий; другие считают необходимым посещать языковые
курсы
и
организовывать
занятия
регулярного
взаимообучения.
От
традиционного обучения тандем-курс отличается тем, что он протекает в
условиях естественной реальной, а не искусственно созданной коммуникации.
В 1992-94 г. началась работа по созданию тандем-сети в Интернете. Ее
целью является организация виртуального общения, направленного на
овладение родным языком тандем-партнера в процессе взаимообучения с
помощью Интернета. Электронные письма в тандеме отличаются и по форме и
по содержанию. Объем письма не должен быть большим (до 100 слов).
Структура электронного письма в двуязычном тандеме включает приветствие,
информационную часть, состоящую из исправленного письма и письма
партнера на изучаемом языке и прощание. Язык письма также имеет свои
особенности; если письмо неформального характера, то используется
разговорная лексика, фразеологические обороты и т.д. Таким образом, мы
можем сделать вывод, что взаимообучение иностранному языку при помощи
тандем-метода в различных его формах является эффективным средством
совершенствования навыков и умений иноязычного общения178.
Виртуальное общение в тандеме может протекать в индивидуальной и
коллективной формах. Индивидуальный тандем-метод полностью автономен,
осуществляется по принятой партнерами стратегии и носит неформальный
характер. Он может интегрироваться с коллективной формой и стать ее
частью. Наиболее типичным примером подобного вида тандема служат
программы школьного обмена и выполнение межкультурных проектов.
Чтобы завершить обзор новых технологий, направленных на реализацию
личностно-ориентированного подхода к иноязычному обучению, необходимо
остановиться на еще одной совершенно новой технологии. Речь идет о так
называемом
«Портфеле
ученика»,
технологии,
которая
способствует
формированию у учащегося способности к объективной самооценке рефлексии. По мнению психологов, занимающихся проблемой самооценки (Д.
Б. Эльконин, В. А. Крутецкий, Г. А. Вайзер, Б. Такман), неумение человека
оценить свои способности по достоинству, завышенная или заниженная
самооценка ведут к неспособности обустроить свою жизнь, а также к
определенной психологической закомплексованности.
«Портфель ученика» - это инструмент самооценки собственного
познавательного, творческого труда ученика, рефлексии его собственной
деятельности179.
Он
представляет
собой
комплект
документов,
самостоятельных работ ученика.
Ученик выбирает самостоятельно или по заданию учителя свое «досье»
работы выполненные им на уроке самостоятельно (контрольные работы,
тесты, сочинения) или дома, во внеклассной работе (проекты, рефераты,
доклады) с предварительным объяснением ученика, почему он считает
необходимым отобрать именно эти работы. Они сопровождаются также
кратким комментарием: что у него получилось, а что нет; согласен ли он с
оценкой учителя и какие выводы может сделать из результатов работы.
Главное в такой работе - самооценка ученика в виде рассуждения,
аргументации,
обоснования.
Периодически
ученик
выставляет
свой
«Портфель» на презентацию в группе, на родительском собрании, где
показывает свое продвижение в выбранной им области знаний, показывает,
сколько усилий он приложил к этому. Такой «Портфель» может касаться не
только академических успехов, но и спортивных, коммуникативных, культуры
поведения и пр. Такой «Портфель» полностью отражает работу ученика в той
или иной области знаний, показывает успехи в этой области, способности к
дальнейшему продвижению и осознанию возможных способов продвижения.
Но нельзя предлагать ученикам создавать «Портфели» сразу по нескольким
предметам. Ученик одновременно может работать только над одним
«Портфелем». Ведь цель такой работы - сформировать у ученика навыки
самооценки, поэтому важен не предмет, на котором отрабатываются эти
умения, сколько способы деятельности.
Что должно быть в портфеле?180 По мнению педагогов, ученик должен
быть свободен в выборе оформления своего «Портфеля», своих комментариев.
Но следует иметь в виду, что логика рассуждений, культура речи,
доказательность рассуждений будут приниматься во внимание при оценке
конечного продукта. Содержание «Портфеля» должно включать в себя
следующий материал: титульная страница; содержание «Портфеля», краткая
история успехов по предмету; записи, доклады, домашние работы (примерно
восемь работ из разных разделов); тесты, контрольные работы (не менее пяти
по разным темам); использование информационных технологий (в работе по
проектам); групповой проект (детальное описание проекта, в котором вы
принимали участие); ваша любимая работа (с объяснением, почему вы
выбрали этот вид работы); оценка родителей / рецензента (в письменном
виде).
Самое
сложное
репрезентативных
в
работ,
создании
а
также
«Портфеля»
написание
отбор
-
достаточно
наиболее
вдумчивого
комментария к ним. Важно то, что ученики учатся анализировать собственную
работу и успехи, их учебная деятельность становится более осознанной. Более
осознанной становится и ответственность за свою учебу, свой труд.
Как уже упоминалось выше, в рамках проекта Совета Европы
«Языковой портфель», был разработан и внедрен в практику иноязычного
обучения
пилотный
проект
«Языковой
портфель
России»,
который
осуществлялся под эгидой Московского государственного лингвистического
университета при участии экспертов Совета Европы с апреля 1998 г. Языковой
портфель состоит из трех частей. В «Паспорте» учащийся в краткой форме
описывает свою коммуникативную межкультурную компетенции, свою
историю изучения иностранных языков, пребывание за границей, участие в
проектах, в том числе европейских и международных. Во второй части
«Портфеля» находятся листы самооценки (дескрипторы), по которым
оценивается как учеником, так и учителем, уровень владения неродным
языком.
Эти
межкультурного
параметры
общения,
ориентированы
т.е.
на
на
ситуации
ситуации
аутентичного
реального
социального
взаимодействия носителя изучаемого языка с неносителями этого языка. В
третьей части «Досье» учащийся собирает весь материал об успехах в
овладении языками: дипломы, сертификаты, интересные работы, т.е. все то,
что практически подтверждает достижения пользователя «портфеля» в
изучении языка. Система уровней владения языком, предлагаемая в языковом
портфеле,
является
основой
для
разработки
единых
требований
к
сертификации языковой подготовки учащихся различных образовательных
учреждений. Последнее, наряду с образовательными стандартами, создает
предпосылки для удовлетворения образовательных потребностей учащихся в
контексте языковой политики, проводимой Советом Европы.
3.2 Конкретные результаты реализации языковой политики в сфере
иноязычного образования на уровне средних учебных заведений г.
Н.Новгорода
Средняя школа является первой ступенью в процессе политической
социализации и в формировании лингвистической личности.
К настоящему времени в системе иноязычного образования г. Нижнего
Новгорода и Нижегородской области произошли значительные позитивные
изменения, как в организационном, так и в содержательном аспектах.
Успешно развиваются традиции школ и классов с углубленным изучением
иностранных языков. Происходит активное создание профильных классов
гуманитарного,
естественно-научного,
экономико-математического,
художественно-эстетического направлений, где обучение иностранному языку
осуществляется по специальным программам. Значительно возрос интерес
учащихся и их родителей к билингвальному образованию, что повлекло за
собой рост числа изучающих второй иностранный язык.
В целом по Н.Новгороду 687 классов гуманитарного профиля с
углубленным изучением иностранных языков, в которых обучается 8739
учащихся. Из них 5597 школьников изучают английский язык, 2417 немецкий, 725 - французский181.
Выбор иностранного языка, как первого, для изучения в школе
определяется, по нашему мнению, тем, насколько он востребован в регионе
для международного общения. Знания английского языка необходимы
жителям нашего города для участия в культурно-образовательных проектах
Британского совета совместно с Министерством образования и науки, для
работы в Программе Партнерства ОБГО, работы в международных компаниях,
стажировок
по
стипендиальным
программам,
сдачи
международных
экзаменов на Кембриджский сертификат, участия в программах обмена,
получения магистерского образования в сфере делового администрирования и
т.д.
В практике обучения иностранным языкам на разных ступенях
школьного
образования
получили
распространение
интегрированные
культуроведческие курсы по зарубежной литературе, страноведению, мировой
художественной
культуре,
деловому
иностранному
языку,
общему
языкознанию и др. Сегодня многие школы работают в экспериментальном
режиме апробации новых технологий в языковом образовании. Изучение
языка другого народа можно рассматривать как знакомство с иной культурой,
иным менталитетом. Обучение языку как пути к диалогу культур требует
повышения
не
только
лингвистической,
но
и
социально-культурной
компетенции.
Успеху
обучения
иностранным
языкам
способствуют
авторские
программы и учебники нового поколения. Они обеспечивают формирование
социокультурной компетенции, владение языком как средством общения в
ситуациях межличностного взаимодействия. Согласно экспериментальному
Базисному учебному плану, иностранный язык включается в воспитательнообразовательный
и
развивающий
процессы
начальной
школы.
Это
способствует более раннему приобщению детей к культуре коммуникативной
деятельности,
формированию
положительной
мотивации
к
изучению
народного фольклора, детского литературного и художественного творчества
носителей языка. Мы считаем, что раннее начало обучения иностранным
языкам предполагает некоторое перераспределение материала, что позволяет
разгрузить учеников в среднем звене, рационально использовать способности
учащихся к овладению языками, наиболее ярко выраженные у младших
школьников, способствовать развитию речевых способностей в целом.
В 1993г. в г. Н. Новгороде вышел УМК «We learn American English)
Л.А.Долговой, предназначенный для обучения английскому языку на раннем
1 К?
этапе (дошкольников и младших школьников) . Появление данного учебного
пособия стало заметным событием в нашем городе, более того, УМК
Долговой Л. А. был создан на основе интенсивной методики Г. А.
Китайгородской.
В Нижнем Новгороде это был первый учебник для раннего обучения
иностранному языку по интенсивной методике. Для того, чтобы по нему
работать, сотни учителей в период с 1995 по 1999г. прошли стажировку по
интенсивной методике и, наконец, получили полное представление об
основных принципах этой методической системы. Но самое главное было то,
что стажировка вооружила педагогов не только теоретическими знаниями,
хотя это было весьма важным компонентом подготовки, но и дала
практический навык по применению интенсивных приемов в работе.
Интенсивная
методика
была
для
большинства
учителей
новой
технологией, и следует заметить, что термин «интенсивная методика» принят
только в нашей стране, но во всем мире этот метод носит название
суггестопедия. Появление этого метода в конце 60-х - начале 70-х годов XX
века было вызвано поисками оптимальных путей обучения иностранным
языкам. В основе его лежит теория суггестивного воздействии на учащихся,
разработанная ученым из Болгарии Георгием Лозановым. Суггестия - это
средство
непрямого
коммуникативного
воздействия
на
человека
в
бодрствующем состоянии, создание условий для активизации резервных
возможностей личности. Г. Лозанов выделяет 3 вида суггестии, которые
снимают психологические барьеры у обучающихся:
- психологическая суггестия, представляющая собой эмоциональное
воздействие с учетом психотерапевтических и психологических факторов;
-
дидактическая
суггестия,
активизирующих обучение;
это
применение
особых
приемов,
- художественная суггестия, использование различных видов искусства
(музыки, живописи, театра) с целью эмоционального воздействия на человека.
Основные принципиальные положения суггестопедии сводятся к
следующим:
- обучение должно быть радостным, ненапряженным;
-
обучение следует осуществлять на сознательном и подсознательном
уровнях;
- в обучении следует использовать незадействуемые резервы сознания с
целью повышения результативности.
В
России
последователями
этого
направления
являются
Г.А.
Китайгородская, Н.В. Смирнова, Ю.И. Шехтер, Л.Ш. Гегечкори, В.В.
Петрусинский. Наиболее известным к концу 90-х годов являлся метод
активизации
резервных
возможностей
личности
и
коллектива
Г.А.Китайгородской. Она придает первостепенное значение коллективной
деятельности при обучении, а также использованию возможностей, которые
заложены в коллективе при взаимодействии коллектива и отдельной
1 ЯД
личности . Об основных методических принципах, которые определяют
систему обучения и обеспечивают эффективность его процесса, говорилось
выше.
Следует
отметить,
что
программа
по
иностранным
языкам
ориентирована на конечный продукт, отражая конечные цели обучения, и на
процесс, делая акцент на средствах обучения и описании методических
приемов для реализации программных целей. Эти приемы отражают
различные методические подходы, но они используются не в чистом виде, а в
разнообразных комбинациях. Интенсивная методика в этих комбинациях,
благодаря особенности технологии, успешнее, чем другие решает ряд учебных
задач: повышение мотивации, снятие психологических барьеров, обучение
устным формам общения. Эта методика лучше подходит для старшего этапа
обучения, так как у этой категории учащихся обширнее запас информации, в
большей степени сформирована личность, больше стремление познать мир
через общение с другими людьми, а также имеется исходная база.
Но УМК Долговой JI. А. свидетельствует о том, что интенсивная
методика может найти свое место на всех этапах обучения иностранным
языкам в средней школе. Поскольку овладение иностранным языком должно
быть коммуникативно-ориентированным, то есть проходить в процессе
личностно-заостренного общения друг с другом, с учителем, как с партнером
по общению, с персонажами учебника, то реализация активной коммуникации
на первом году обучения предполагает внешнюю коллективную активность в
коммуникации на уровне подхвата повторяющихся фраз, участия в
"пальчиковых" играх (fingerplays), песнях с движениями и др.184 Хочется
отметить важную особенность УМК "We Learn American English": автор
предлагает учителю широкий выбор приемов обучения, различных форм
взаимодействия,
режимов
совместной
деятельности.
Это
позволяет
организовать учебный процесс с учетом индивидуальности учащихся,
принимая во внимание уровень их обучаемости, индивидуальные качества
личности, как члена единого учебного коллектива (например, тип памяти:
наглядно-образная или словесно-абстрактная, характер способностей к
изучению языка и др.).
Таким образом, школы г. Н. Новгорода получили новое учебное пособие
и приступили к апробации новой для них интенсивной методики в
преподавании английского языка. В том же 1993г. в школе появился новый
1
учебник "Happy English" Климентьевой Т.Б. и Монк Б. , а в 1997 году в
нижегородских школах появился УМК под тем же названием «Нарру English",
созданный коллективом преподавателей под руководством В.П.Кузовлева186,
который был написан на основе концепции коммуникативного обучения
иноязычной культуре в средней школе, разработанной профессором Е.И.
Пассовым.
Учебники этой серии построены в соответствии с учебным планом и
ориентированы на государственный образовательный стандарт по предмету
"иностранный язык", многие школы до сих пор используют их в своей работе.
Но следует признать, что данный УМК не способствуют развитию мотивации
и интереса к изучению английского языка, материал, предназначенный для
усвоения, по глубине и объему содержания значительно выше требований
образовательного стандарта. Авторы УМК считают, что избыточный материал
обеспечивает возможность выбора речевых средств в зависимости от
интересов, способностей и уровня обученности учащихся, а также дает
возможность осуществлять принцип индивидуализации, позволяя более
способным учащимся усваивать материал, выходящий за рамки базового
курса.
Практически одновременно с этим УМК, в нашем городе появились
учебники, издаваемые в стране изучаемого языка - Великобритании.
Современная фразеологии, актуальность ситуаций, юмор и богатство
полиграфического оформления зарубежных учебных изданий, наводнивших
книжный рынок города, сразу же привлекли как учителей, так и учеников. Но
ни один зарубежный учебник, даже тот, который представляет современную
методическую концепцию, не может удовлетворить потребности российской
школы, поскольку в русле межкультурной парадигмы неверно ограничивать
учебный процесс лишь лингвокультурными параметрами страны изучаемого
языка. Существенное место в учебном процессе должна занять родная
этнокультура учащегося. Для России, полилингвокультурного государства,
цели и задачи межкультурного обучения состоят в том, чтобы направить
общественное сознание на сохранение этнической идентичности всех
населяющих страну народов и формировать на индивидуальном уровне
сознания ощущение принадлежности к межэтнической общности. Поэтому
все преподаватели до сих пор мечтают иметь в качестве основного учебник,
построенный на грамотной теоретической основе, отражающий идеи,
положенные в основу Госстандарта для средней школы, способствующий
реализации принципов поликультурного образования в условиях российского
культурного многообразия.
Обучение неродному языку и культуре происходит через учебные
заведения системы дополнительного образования.
Преподавателю, работающему в школе, нелегко апробировать новые
технологии на уроках в силу его чрезмерной загруженности, неудобства
расписания, необходимости проходить программный материал. Значительно
больше возможности имеет преподаватель, ведущий занятия кружка или
факультатива, работающий на языковых
курсах, в языковой школе
дополнительного образования. Примером такой школы в Н.Новгороде может
служить Dennis' School - школа английского разговорного языка, которая
предлагает пакет программ, рассчитанный на полный цикл обучения «с нуля»
до уверенного и свободного владения языком. «Денис Скул» - это языковая
школа, где обучение проходит по методике, созданной петербургским
психологом и лингвистом Денисом Руновым на основе одной из теорий
воспроизведения и передачи информации. Согласно этой теории, каждый язык
- это код, который можно быстро освоить, а освоивши, с его помощью
кодировать новую информацию.
В основе обучения по данной методике лежит овладение грамматикой,
которая преподносится в очень доступной и логичной форме. Все
грамматические правила опираются на логические структуры. Например, при
объяснении одного из сложных грамматических правил задается вопрос: Что
надо сделать, чтобы показать, что одно событие случилось раньше другого? И
за одно занятие объясняется вся сложная система английских времен и
артиклей. В комплекс учебных пособий, составленных автором, входят
«Лексикон», словарь с примерами и пояснениями, и «Книга об английской
грамматике» - это пособие для изучения языка, представленное в виде
грамматических схем. Например, предлог в вопросительном предложении
уподобляется гоголевскому Носу, так как существует отдельно от своего
хозяина - вопросительного слова, а вспомогательный глагол - это черная
кошка в темной комнате (потому что ее там нет). Лексика вводится
беспереводным методом, семантизация происходит при помощи наглядности,
ситуативно и толкованием, с использованием мимики, интонаций, движений.
Русский язык предпочтительно не использовать. Курс обучения рассчитан на 6
месяцев, но, как говорят преподаватели, он рассчитан на тех, кто любит
работать головой. Если верить рекламе, то Dennis' School - это единственная
языковая школа, родившаяся в России и признанная во всем мире. Эта реклама
не может быть объективной по понятным причинам, но, по отзывам учащихся
и по субъективным наблюдениям преподавателей, которые впоследствии
работали с теми, кто занимался в этой языковой школе, заметен существенный
прогресс в знаниях, причем знания эти весьма высокого качества. Курсами
английского разговорного языка этой школы часто пользуются те, кто
собирается
в
деловую
поездку
или
командировку,
отпуск
или
на
краткосрочную стажировку за границу.
Говоря об языковых школах, которые предоставляют услуги в сфере
дополнительного образования, можно заметить, что их количество с каждым
годом увеличивается, что также является свидетельством растущего интереса
к иностранным языкам. Dennis' School, LSC - Лингва Сервис Центр, LADC Центр развития лингвистических способностей; Masterclass - подготовка к
международным
французского,
экзаменам;
испанского,
Language
итальянского,
Peak
-
школа
немецкого
английского,
языков,
которая
предлагает занятия по аудиолингвальной методике - все они, чтобы привлечь
внимание учащихся, открывают новые увлекательные курсы и программы.
Например, в Лингва Сервис Центре открылась студия «Звезды LSC», где
обучают английскому языку через эстрадное пение, Masterclass предлагает
программу «Английский + компьютер» и корпоративное обучение и пр.
Наибольшим спросом услуги языковых школ пользуются у студентов
нижегородских вузов, которые летом выезжают на работу за границу, в
частности, в Америку. Поехать туда можно по различным программам,
наиболее популярной из которых является Work & Travel. По нашему мнению,
лучший способ обучения языку - это «метод погружения» (Total Immersion),
когда семь дней в неделю вы говорите, слушаете и думаете только на
английском языке, и у вас нет альтернативы. «Погрузиться» можно
естественным образом, отправившись в одну из зарубежных стран.
Упомянутая выше российско-американская программа Work & Travel
существует уже десять лет. Для того, чтобы стать участником этой
программы, нужно быть студентом дневного отделения российского вуза и
учиться не на последнем курсе, а также владеть английским на достаточном
уровне, чтобы обсуждать с носителями языка бытовые проблемы и работать в
американском fast food. Эта программа хороша тем, что кроме «погружения в
язык», студенты имеют возможность поработать в США и окупить свое
путешествие.
Вторая по популярности среди студентов программа называется Camp
Counselors USA. По этой программе молодые люди направляются на
стажировку в летние лагеря США в качестве вожатых и обслуживающего
персонала. Организатором этого проекта является организация CCUSA и
управление по делам молодежи Федерального агенства по образованию
Министерства образования и науки РФ. В 2005 году конкурс на участие в
программе был объявлен в шестнадцатый раз. Координатором проекта по
Нижегородской
области
является
отдел
по
вопросам
региональной
молодежной политике министерства образования и науки Нижегородской
области. Участниками проекта могут быть молодые люди - студенты и
учителя в возрасте 1 9 - 2 2
лет, свободно владеющие разговорным
английским, имеющие навыки в спорте, искусстве, прикладном творчестве.
В последние годы в России признано магистерское образование в
области делового администрирования и Министерство образования РФ
утвердило российский эквивалент диплома МВА, где присваиваемая
квалификация - Мастер делового администрирования, дублируется поанглийски - Master of Business Administration. Лондонская школа экономики
даже создала совместную программу с Высшей Школой Экономики и выдала
лучшим российским студентам престижные британские дипломы наряду с
российскими. Английский язык стал самым востребованным предметов у
слушателей и студентов российских бизнес-школ, потому что первоначально
они в значительной степени были сориентированы на западные программы и
все занятия вели на английском языке. Впоследствии они перешли к
преподаванию основных предметов на русском языке.
Соответствующее образование можно получить и за границей, но, чтобы
попасть в западную бизнес-школу с российским дипломом, надо пройти
программу языковой подготовки pre-МВА, которая напоминает, отчасти,
курсы иностранного языка, чаще английского, которые потом переходят в
лекции на английском языке. Подготовка осуществляется в крупных
лингвистических центрах, кроме интенсива по языку она включает в себя и
бизнес-курс. Проходя подготовку по pre - МВА, можно тем временем
выбирать школу. Совет и консультацию по выбору можно получить в МВА
Advising в течение шести недель; там подскажут, какую школу выбрать, как
оформить документы, как подготовиться к интервью, научат писать Individual
Essay и Application (заявление и анкета), этого наши студенты боятся больше
всего.
Организация профессиональной подготовки преподавателей является
важной составляющей образовательной политики.
Эффективность системы образования является одним из важнейших
показателей общественного развития страны, включая экономический и
социально-культурный потенциал. «Битва при Ватерлоо была выиграна на
спортивных площадках Итона» - это изречение английского полководца
герцога Веллингтона свидетельствует о том, что в XIX веке руководящие
деятели в Британии понимали значение школы как «инструмента» политики.
Какие бы цели не ставило перед собой государство, его основной опорой на
все времена остается система образования, через которую прививаются
определенные ценности и требования. На современном этапе происходит
усиление
государственного
участия
в
переподготовке
и
повышении
квалификации учителей, так как это является важнейшим фактором влияния
на образовательные процессы в школе. С одной стороны это способствует
освоению учителями передовых технологий, а с другой - формированию
ценностных ориентаций педагогов.
Педагогический вуз не может подготовить высококвалифицированного
педагога «на все времена». Знания специалиста со временем могут устареть,
единицей измерения таких устаревших знаний является «период полураспада
компетентности». Она означает продолжительность времени после окончания
вуза, когда, в результате устаревания полученных знаний и появления новой
информации, компетентность снижается на 50%. В течение всей активной
трудовой жизни педагог должен постоянно адаптироваться к новым
требованиям, для этого нужно создавать условия, которые требуют серьезных
финансовых вливаний.
В 1992г. программой стажировок по интенсивной методике началась
переподготовка учителей английского языка г. Н. Новгорода с целью
повышения их профессиональной квалификации. Но количество желающих
пройти авторскую коллективную стажировку по специальности «Технология
интенсивного овладения иноязычным общением на материале учебника «We
Learn American English» во много раз превышало ее возможности по причине
жесткого дефицита финансирования. Однако, необходимость в создании
новой модели системы повышения квалификации учителей иностранного
языка была очевидной, поэтому министерство образования стало привлекать
спонсорскую помощь для этих целей.
В 1994 г. в Нижегородском институте развития образования (НИРО)
открылся офис Британского Совета в Нижнем Новгороде. Британский Совет
первым спонсировал проведение стажировки для преподавателей английского
языка Н.Новгорода и области. На первой стажировке под названием Летняя
школа, в которой занятия вели носители языка, преподаватели из британских
колледжей и университетов, 64 преподавателя средних учебных заведений
посещали семинары, тренинги, мастер-классы и знакомились с новейшими
приемами и методами иноязычного обучения, с новыми направлениями в
методике, на практике овладевая новыми для них приемами работы, осваивая
новые языковые и межкультурные реалии. Британский Совет начал работать в
России в 1967 году и открыл свой первый информационный центр в Москве в
1992 г. Сотрудники информационных центров ежедневно отвечают на все
вопросы,
связанные
с
Великобританией,
предоставляют
бесплатное
пользование британскими ресурсами и виртуальной библиотекой в Интернетцентрах. Сегодня Британский Совет в Нижнем Новгороде - это современный
офис, библиотека которого насчитывает более 7000 современных печатных
изданий ведущих британских издательств, а также располагает аудио- и
видеокассетами и британской периодикой. Британский Совет не только
предоставляет широкую информацию по различным аспектам жизни и по
вопросам образования в Великобритании, но также в сотрудничестве с
правительством Нижегородской области организовывает и поддерживает
долгосрочные
инициировано
образовательные
семь
и
культурные
образовательных
проекты.
проектов
в
Всего
было
партнерстве
с
Министерством образования и науки и Институтом развития образования. Это
такие
программы
как
«Реформирование
системы
начального
профессионального образования» - 1996г., «Наука на транспорте» - 2000г.,
«Технология и дизайн» (совместно с НИРО и университетом Йорка) - 1996г.,
проект
«Дети
воспитательным
риска»
(совместно
центром
Кибл
с
Министерством
(Шотландия)
-
образования
1997г.,
проект
и
по
дистанционному повышению квалификации для преподавателей английского
языка области (DINSETT) - 1997г.
Британский Совет организовал и провел восемь кинофестивалей:
ежегодный фестиваль «Новое британское кино» 2000/2004г.г., фестиваль
фильмов Альфреда Хичкока в 1997г. и др.; три выставки британского
искусства, среди которых выставка молодых британских художников New
Voices («Новые голоса») 1996г. и выставка New Dimensions («Новое
измерение») 2001г. в художественном музее; две выставки современного
видеоарта «Черный ящик» 2002г. и «Электроземля» 2003г. Учащиеся
совместно с преподавателями имели возможность посмотреть фильмы
британского производства на английском языке и принять участие в
обсуждении просмотренных фильмов на встречах, организованных в
библиотеке Британского Совета.
В сотрудничестве с Нижегородской филармонией Британский Совет
поддерживал проведение Сахаровского фестиваля, на котором выступали
британские музыканты - пианист Джеймс Керби в 1996г., композитор Мак
Берни, исполнитель на ударных инструментах Колин Карри, который провел с
оркестром
филармонии
российскую
премьеру
концерта
Макмиллана
«Veni,Veni, Emmanuel» в 2004г. Также были организованы концертные
гастроли труппы современного балета Rambert в 1997г., театра современного
танца из Уэльса Diversions в 1999г., шекспировского театра (ABC Company) в
2000г., выступление джазового оркестра Кортни Пайна (The Cortney Pine
Band) в 2000г.
В 1997 году Нижний Новгород посетил старший член королевской семьи
герцог Кентский. Он посетил выставку «Великобритания в России», которая
проводилась на Нижегородской ярмарке. В 1995 году четырнадцать
английских компаний представили на ней свою продукцию, в 1996 году их
число увеличилось до сорока девяти, а в 1997 году с экспозицией на
нижегородскую землю приехало уже около ста компаний. Все это, с одной
стороны, свидетельствовало о росте взаимного интереса обеих стран к
сотрудничеству в области экономики и производства. Но, с другой стороны,
рост взаимосотрудничества требовал знания языка своего партнера, причем
знания требовались не поверхностные, на бытовом уровне, а глубокие,
позволяющие общаться с людьми образованными и даже представителями
высших эшелонов власти, а также работать в международных компаниях.
С 1995 года Британским Советом в Нижнем Новгороде начата
подготовка к Кембриджским экзаменам. Сегодня любой школьник и студент, а
также специалист в любой области имеют возможность подготовиться и сдать
международные экзамены (например, FCE или CAE) не покидая город, если
им нужен язык для продолжения образования за рубежом, получения работы в
Великобритании или в международных компаниях в России. Экзамен
проверяет все аспекты владения языком: чтение, говорение, аудирование и
письмо. По результатам экзаменов можно получить соответствующий
сертификат. FCE - First Certificate in English - это уровень, достаточный для
работы в коммерции, промышленности, учебы в школе. Для поступления во
многие колледжи и университеты требуется уровень CAE - Certificate of
Advanced English. Этот же уровень знаний должен иметь претендент на
вакансию в международных компаниях. Для того, чтобы продолжить
образование за границей в магистратуре или аспирантуре, а также для
выполнения работы, требующей глубоких языковых знаний, нужно владеть
языком на уровне Certifícate of Proficiency in English.
Возвращаясь к Британскому Совету, хочется отметить еще два конкурса,
которые проводятся регулярно - это собеседование и набор в самую известную
стипендиальную программу на обучение в британских вузах Chevening
(«Чивнинг») и в стипендиальную программу Джона Смита. Это программа
John Smith Fellowship для демократических лидеров в возрасте от 25 до 35 лет,
работающих в российских организациях и занимающихся вопросами
политики, а также защиты гражданских прав. Программа рассчитана на 6
недель пребывания в Великобритании. Кандидаты, успешно прошедшие
интервью, должны подтвердить свой уровень владения английским языком,
сдав экзамен и получив соответствующий сертификат.
Третий
год
идет
реализация
Программы
Партнерства
DFID
(Министерство Международного развития Великобритании) и Правительства
Нижегородской
области.
Успешно
ведется
деятельность
проектов
«Экономическое оздоровление и создание рабочих мест», «Оптимизация
работы органов исполнительной власти» (REAREF), «Адресная социальная
поддержка». В ходе проекта REAREF более 500 специалистов Нижегородской
области прошли обучение в сфере эффективного менеджмента, управления
финансами и социальной политики, а также занимались на курсах по
совершенствованию знаний английского языка. Занятия проводились по
интенсивной методике по различным направлениям - общее владение языком,
развитие разговорных навыков, расширение словаря по бизнес - и
профессиональной лексике. По интенсивной методике занятия проводятся
только в группе. Следует отметить, что если человек замкнут, не склонен к
непринужденному общению, то ему лучше не заниматься по интенсивной
методике Китайгородской.
Исследования Г. Лозанова, о котором говорилось выше, показали, что
существуют психологические барьеры, которое предохраняют мозг от
перегрузки
ненужной
информацией.
Суггестопедия
-
это
методика,
направленная на преодоление этих барьеров в учебных целях. При помощи
внушения, облеченного в игровую форму, учащиеся преодолевают эти
информационные барьеры. Во время экспериментального исследования Г.
Лозановым на одном из занятий был установлен рекорд запоминания - 1000
слов за занятие.
Учебные пособия и технология обучения по методу Китайгородской
основаны на новейших психологических исследованиях памяти, типов
сознания, функций правого и левого полушарий мозга и содержат элементы
внушения,
которые
позволяют
студентам
вжиться
в
моделируемую
реальность. Следует признать, что занятия по интенсивной методике несут
огромную психологическую нагрузку, эмоциональная отдача на занятии
весьма велика. Поэтому вполне объясним тот факт, что учителя предпочитают
работать
по
традиционной
методике,
как
в
высшей,
так
и
в
общеобразовательной школе.
Присутствие британских специалистов в Н. Новгороде, существование
Британского Совета, знакомство с культурой страны, участие в совместных
проектах,
возможность
стажировок
и
получение
образования
в
Великобритании - все это способствуют повышению интереса к изучению
английского языка, знания которого сегодня не просто престижны, но и
жизненно
необходимы.
В
свою
очередь,
преподаватели,
которые
заинтересованы в количестве учащихся на своих занятиях, просто обязаны
владеть современными технологиями преподавания своего предмета. Для
этого им необходимо регулярно повышать свой профессиональный уровень
через курсы повышения квалификации и чтение современной методической
литературы.
Кроме Британского Совета, финансовую поддержку нижегородской
модели повышения квалификации учителей иностранного языка оказывал
Фонд Сороса, который в 2003 г. отметил 15-летие деятельности в России.
Фонды Сороса - это сеть фондов, программ и институтов, учрежденных
американским миллионером Джорджем Соросом для помощи в становлении и
развитии открытого общества на территории России. Во время визита в
Нижний Новгород основателя «Института «Открытое Общество» Д. Сороса 19
октября 1997г. был подписан Протокол о сотрудничестве между ИОО и
администрацией Нижегородской области (губернатор Скляров И.В.). С
момента подписания Протокола в реализацию проектов на территории области
фондом было вложено $ 3,5 млн. Сегодня деятельность этого фонда на
территории России приостановлена по политическим мотивам, но в 1994г.
министерству
образования
организовать
курсы
Нижегородской
повышения
области
квалификации
для
Фонд
сотен
предложил
учителей
английского, французского и немецкого языка.
Задачей проекта было создание условий для совершенствования
профессиональных умений преподавателей, дать учителю возможность поновому взглянуть на себя и осознать, что сегодня для преподавания
иностранного языка недостаточно просто владеть им профессионально.
Необходимо знание межкультурных и языковых реалий. Подводя некоторые
итоги, можно сказать, что за истекшее десятилетие в городе сложилась модель
повышения квалификации учителей, по которой каждый год происходит набор
на курсы, а затем 4 раза в год проходят занятия в различных мастерских,
программа которых включает различные направления: реформа образования
России; коммуникативная методика преподавания иностранных языков;
проектная методика на уроках иностранного языка; а также и предусматривает
выполнение межсессионных заданий (как правило, разработка проекта:
авторская программа по модулю, авторские учебные материалы, пособия,
тесты, экзаменационные материалы, сценарии олимпиад, внеклассных
мероприятий).
В
результате,
профессиональное
стремится
к
настоящему
сообщество
овладеть
времени
учителей
передовыми
сложилось
английского
инновационными
языка,
активное
которое
технологиями
в
преподавании своего предмета и старается всемерно применять их в своей
работе.
Зрелость учителя, его способность осуществлять правильный выбор при
наличии разных тенденций в подходе к иноязычному обучению особенно
проявляется в тех случаях, когда проблема связана с особенностями языкового
материала, в котором проявляется специфика нашего предмета, его отличие от
родного языка. Оппозиции, с которыми сталкивается учитель, возможны
следующие:
- выбор индуктивного или дедуктивного способа ознакомления с
фактами языка;
- работа над изолированным словом или словом в контексте;
-
путь от связного текста или от изолированных языковых единиц;
ведущая роль синтеза или анализа;
- преимущества слуховой, зрительной, моторной опоры при усвоении
языкового материала;
- предпочтительная опора на письменный текст или сочетание речевой
деятельности с музыкой, драматизацией, физическим действием.
Преподавание иностранного языка на современном уровне требует от
учителя овладением межкультурной компетенцией. Самым эффективным
средством ее развития является пребывание в стране изучаемого языка,
погружение в атмосферу культуры, традиций, обычаев и социальных норм
страны изучаемого языка. Однако, не имея такой возможности, необходимо
искать другие эффективные способы развития социокультурной компетенции
вне языковой среды. Сегодня назрела необходимость разработки новых
концепций
использования
информационных
и
телекоммуникационных
технологий при развитии межкультурной компетенции. Информационнокоммуникационные ресурсы играют все возрастающую роль в повседневной и
профессиональной жизни специалистов, они помогают обеспечить адекватное
межкультурное общение, диалог культур. Погружение в виртуальное
пространство, приобретение знаний через Интернет является современным
средством
развития
межкультурной
компетенции.
Поэтому
многие
преподаватели средних учебных заведений Н.Новгорода, начиная с 2002 года,
прошли профессиональную подготовку по программе Intel «Обучение для
будущего» при поддержке Microsoft. Это является подтверждением того, что в
систему профессиональной переподготовки делаются серьезные финансовые
вложения.
Политики
сегодня
рассматривают
эффективность
системы
образования как один из важнейших показателей развития страны, считая, что
для сохранения высоких темпов экономического роста надо инвестировать
средства для непрерывного педагогического образования.
На протяжении всей карьеры учитель должен развиваться и двигаться
вперед, чтобы иметь успех и получать удовлетворение от своей работы, и
процесс
этот
должен
быть
непрерывным.
Главным
инструментом
персонального прогресса преподавателя является его собственный опыт,
размышления над ним (рефлексия), а также взаимодействие с коллегами.
Рефлексия (размышления над личным опытом, над событиями дня)
происходит постоянно, независимо от наших намерений и чьих-то указаний.
Часто, когда преподаватель проводит удачный урок или, наоборот, неудачный,
ему требуется время все осмыслить, сделать для себя правильные выводы,
подумать над проблемой. Затем, когда найдено решение той или иной
проблемы, учитель должен это решение с кем-то обсудить. Как правило, это
происходит с коллегами по профессии. В школьном методобъединении
коллектив учителей, объединенных по предмету, решает, над какой темой,
связанной с преподаванием этого предмета, они будут работать в течение года
и каждый несет ответственность за свой раздел работы, свою тему, свои
результаты. На примере методического объединения учителей иностранного
языка средней общеобразовательной школы № 70 Московского района г.
Нижнего Новгорода можно увидеть, как планируется его работа и как
реализуются общие тенденции языкового образования в пределах одного
среднего учебного заведения.
02 учебный год - работа над темой «Роль праздников и ролевых
2001-
игр в познании особенностей культур народов мира». Разработка сценариев,
организация и проведения с учащимися праздника Halloween, Рождества, Дня
Святого
Валентина.
формированием
При
подготовке
следующих
учебных
к
и
праздникам
творческих
работать
навыков:
над
писать
поздравительные открытки; совершенствовать драматические навыки с
привлечением
расширять
предметов
творческого
коммуникативные
навыки
цикла
на
(театр,
принципах
музыка,
танцы);
сотрудничества;
расширение кругозора учащихся, повышение их межкультурной грамотности;
активизировать творческие способности учащихся путем смещения активной
деятельности учителя на активную деятельность учащихся.
2002-
03 учебный год - работа над темой и подготовка к районному
семинару «Проблемы воспитания толерантности и уважения друг к другу
средствами иностранного языка». Задачи: интегрировать тему в различные
уроки регулярно; сформировать у учащихся основные понятия толерантности
как терпимости к инакомыслию, к другому образу жизни, к другой культуре и
традициям; разработать различные приемы и виды деятельности для
использования на уроках.
2003-
04 учебный год - работа над темой «Эмоциональный фактор
урока иностранного языка». Эмоциональная организация урока иностранного
языка в различных методиках. Игра и музыка на уроке. Изучение
теоретических обоснований вопроса и разработка приемов и форм работы,
повышающих эмоциональную сторону урока.
Учителя взяли за основу идею о целостности обучения, которая
предполагает включение когнитивных и эмоциональных сил учащегося при
обучении иностранным языкам; о роли и формах интеграции эмоционального
фактора в целостность обучения. Многое объясняется нейропсихическими и
нейрофизическими особенностями полушарий мозга. Левое полушарие
характеризуется аналитическим, логическим мышлением; языковыми и
математическими способностями; всеми формами речевой деятельности,
вербальной памятью. Правое отвечает за чувственное познание, интуицию,
восприятие
органами
чувств;
опознание
предметного
изображения.
Исследования показали, что полноценная коммуникация возможна в том
случае, если задействованы оба полушария в равной
1 Я7
степени . Ученые обращают внимание, что в речевой функциональной системе
принимают участие все анализаторы: слуховой, зрительный, двигательный,
кожно-кинестатический. Поэтому большую роль в организации языкового
урока, и особенно, урока иностранного языка, играет эмоциональность,
лежащая в основе многих методик. Особая роль на уроке иностранного языка
отводится музыке, которая снимает эмоциональную напряженность и
скованность, она способна вызвать определенное эмоциональное состояние.
Учителя работали над использованием отдельных приемов и форм работы на
уроке, таких как коллаж (соединение живописи (картины) и речи); Jazz Chants
(соединение
речи
и
музыкально-ритмических
элементов);
это
ритмизированные напевы и речитативы, используемые для заучивания
лексики и грамматических структур, имеет сходство с музыкой в стиле рэп,
движения произвольны и факультативны; пантомима (соединение речи и
движений); Action Songs - песни в сопровождении действий и движений
(соединение музыки, речи и движений); воображаемые путешествия (речь,
музыка, положительные эмоции; слуховые, зрительные и кинестетические
представления).
2004-05 учебный год - работа над темой «Разноуровневое обучение».
Разноуровневое обучение как технология, отражающая идеи личностноориентированного обучения. Дифференциация обучения по общим и частным
способностям. Оценка знаний на базовом, продвинутом и углубленном
уровне. Разработка программы разноуровневого обучения английскому языку
учащихся восьмых классов, разработка требований к каждому уровню.
Таким образом, мы видим, что план работы школьного методического
объединения учителей иностранного языка отражает и поиск новых форм
работы, и стремление школы работать в ногу со временем. Совершенно
очевидно, что задача, стоящая перед школой по формированию современной
личности, решается не столько через содержание образования, сколько через
использование
инновационных
технологий
и
методических
приемов,
стимулирующих интерес к общению. Это является подтверждением тому, что
начинает меняться идеология образования, начинается процесс адаптации
альтернативных форм, которые стимулируют учителей к самообразованию и
профессиональному совершенствованию.
Еще одним стимулом для профессионального роста и самообразования
учителей английского языка является участие в российско-американском
конкурсе преподавателей английского языка и страноведения США (ТЕА).
Этот конкурс организуется Посольством США в Российской Федерации и
Министерством образования РФ и проводится ежегодно Американскими
советами по международному образованию (АСПРЯЛ/ АКСЕЛС) при участии
местных органов образования. В программе могут принять участие только
дипломированные преподаватели английского языка и страноведения США из
средних школ.
Победители конкурса принимают участие в семинаре по повышению
профессионального мастерства, продолжительностью восемь недель, в одном
из университетов США. Но для участия в конкурсе учителя должны быть
хорошо
подготовленными,
владеть
современными
технологиями
и
методиками в преподавании, уметь грамотно и профессионально заполнить
анкету. Первая часть вопросов - биографическая, вторая часть - тематическая,
требующая
профессиональных
знаний
по
различным
направлениям,
конкретных примеров. Например, на конкурсе 2003 года были следующие
задания:
1-
й вопрос: Какие инновационные методики или технологии вы
применяете, чтобы достичь успеха на уроке английского языка?
2- й вопрос: В школе и окружающем ее микрорайоне можно встретить
людей различного происхождения. Учащиеся могут быть представителями
различных культур, мировоззрений, отличаться разным экономическим
уровнем, быть из разных семей. У них могут быть различные способности, они
могут по-разному усваивать программу. Как вы подходите к обучению при
таком неоднородном составе учащихся, чтобы при этом все они учились
успешно? Как вы учите учащихся быть толерантными к тем, кто отличается от
них ?
3-
й вопрос: Расскажите о ваших личных планах, а также о планах
вашей школы на будущее. Подробно напишите, какими специальными
профессиональными навыками вы хотите овладеть, каких персональных и
культурных ценностей вам не хватает в достижении ваших целей. Чем
программа может помочь вам?
4- й вопрос:
С
какими
самыми
большими
проблемами
вы
сталкиваетесь сегодня как преподаватель английского языка? Как вы
справляетесь с ними в классе и в школе? Какие дополнительные шаги хотели
бы вы предпринять?
Каждый год десятки преподавателей английского языка в средних
школах г. Н. Новгорода и Нижегородской области заполняют анкеты для
участия в конкурсе и количество желающих принять участие в конкурсе не
уменьшается. Это означает, что каждый год учителя вновь садятся в
библиотеки, читают методическую литературу, анализируют свой опыт,
выискивают изюминку в своей работе и делятся своими находками, планами и
проблемами. Кроме рефлексии, методического поиска, учителя получают
отличную языковую тренировку, поскольку и анкета и эссе оформляются на
английском языке.
***
Таким образом, рассмотрев стратегию реализации языковой политики в
области иноязычного образования в г. Нижнем Новгороде, мы пришли к
выводу, что за последнее десятилетие произошли значительные
качественные изменения как в организационном, так и в содержательном
аспектах. Образовательная стратегия иноязычного образования
сформировалась под влиянием как политических, так и идеологических
факторов. Вступление России в ЕС и деятельность по европейской интеграции
стали важными факторами, определяющими содержание и направленность
российской образовательной политики: формирование у учащихся умения
видеть и мыслить категориями европейца. Европейская
интеграция невозможна без сотрудничества в области образовательной
политики, в которой произошла смена парадигмы образования и воспитания она стала личностно-ориентированной. Ориентация на многоязычие и
поликультурное развитие личности является основным направлением языковой
и образовательной политики в сфере иноязычного образования.
Сотрудничество с европейскими странами не только способствует появлению
новых учебных программ и учебников, адаптации новых информационных и
образовательных технологий, но также появлению нового типа школ,
соответствующих общеевропейским стандартам. Основная концепция такого
учебного заведения - научить учащихся
свободно говорить на двух-трех языках, сформировать человека, готового
решать глобальные проблемы, имеющего планетарное мышление.
Заключение
На основе приведенного анализа технологий формирования и
реализации языковой политики РФ автор пришел к следующим выводам:
Во-первых,
изменения
геолингвистической
ситуации
в
мире,
политические процессы, происходящие в современном обществе, привели к
переосмыслению
роли
языка
в
международно-политических
коммуникациях и в демократизации международных отношений, к
осознанию его влияния на политическую жизнь общества. Язык, будучи
объектом общественно- политической, культурной, научной или иной
деятельности, является одновременно объектом государственной языковой
политики,
которая
государственной
в
свою
очередь
международной,
является
составной
образовательной,
частью
национальной
политики.
Политико-языковые отношения могут быть определены как обмен
деятельностью и социально-волевыми установками между акторами по
специфическому поводу, а именно по поводу взаимодействия языка и
политики. Иными словами, это - отношения по поводу «языка в политике» и ^
«политики в языке».
Язык - это многофункциональный инструмент, который широко
используется в жизни общества, оно не может существовать без взаимного
языкового сближения людей. По это причине для целей общения должен
быть принят один общий язык, но при этом функции и статус
государственно-национальных языков отдельных государств не должен быть
затронут. Каждый из языков народов России является объектом правового
регулирования, культурной и научной деятельности. Русский язык, являясь
государственным языком Российской Федерации, играет важную роль в
вопросах регулирования социально-политических отношений, укрепления
основ государства и формирования гражданского общества. Для успешной
реализации языковой политики РФ разработаны принципы, цели, нормативноправовые акты, регламентирующие использование государственного языка, но
нет подобных законов, которые призваны способствовать сохранению и
защите русского языка как национальный и мировой объект культуры.
Государственная языковая политика РФ обладает достаточным набором
обособленных целей, а также иных свойств и качеств, позволяющих выделить
ее в отдельный тип государственной политики по виду деятельности.
Языковая политика - это целенаправленные меры (в частности, действия
законодательных, исполнительных и судебных органов), которые: 1)
определяют статус того или иного языка и то, как тот или иной язык будет
использоваться в государстве; 2) принимаются с целью обеспечения языковой
подготовки граждан, в соответствии с потребностями государства; 3)
принимаются для определения индивидуальных или групповых прав,
связанных с изучением, использованием и защитой тех или иных языков; 4)
предполагают
правительственное
регулирование
использования
государственного языка.
Одним из аспектов языковой политики является взаимодействие с
государственной образовательной политикой РФ, через обучающие системы
которой (общее образование, высшая школа, наука) происходит реализация
государственной
языковой
политики.
Во-первых,
поскольку
образования является «инструментом» политики, так
система
как через
нее
прививаются определенные ценности и требования, то ее важнейшей задачей
является приобщение учащихся к универсальным и глобальным ценностям,
формирование у учащихся умений общаться и взаимодействовать с
представителями других культур. Языковая политика имеет дело с выбором и
утверждением
языкового
образования,
которое
служит
целям
общегосударственного значения и способствует процессу политической
социализации подрастающего поколения.
Во-вторых, теория диалога и межкультурной коммуникации является
одним из инструментов решения межнациональных, межкультурных и
межэтнических проблем, поэтому обучение межкультурной коммуникации с
целью реализации принципов стратегии управления конфликтами становится
глобальной задачей в системе образования, в частности, иноязычного. Это
связано с тем, что она занимает особое место в рамках современного
политического процесса в условиях глобализации и играет важную роль в
объединении людей и укреплении гражданского общества. Межкультурная
коммуникация - это умение весьма сложное по сути и трудоемкое по
овладению. Для вступления в нее требуется серьезная подготовка. Обучение
межкультурной коммуникации - это, в первую очередь, иноязычное
образование, которое осуществляется в разных типах учебных заведений.
Первой ступенью формирования лингвистической личности является изучение
иностранных языков в школе, где основным коммуникативным партнером
является учитель, выступающий ретранслятором культуры страны изучаемого
языка.
В-третьих, образовательная стратегия всей системы образования
сформировалась под влиянием как политических, так и идеологических
факторов. Произошла смена парадигмы образования и воспитания - она стала
личностно-ориентированной.
Поэтому
сегодня
уместно
говорить
об
иноязычном образовании, когда посредством языка формируются не только
лингвистические навыки, но и человеческая индивидуальность, культура,
моральная ответственность и социальная приспособленность.
В-четвертых, одним из приоритетов языковой политики РФ, наряду с
регулированием функционирования русского языка и совершенствованием
правового
регулирования
языковых
отношений,
является
выбор
и
утверждение языкового образования, в котором можно выделить два основных
образовательных направления: первое - в отношении изучения родного языка
и второе направление связано с изучением неродного (иностранного) языка.
Являясь важным средством интеграции в мировое пространство, иностранный
язык приобретает определенный смысл как компонент языкового образования
в
поликультурном
социуме.
Во-первых,
это
важный
гуманитарно-
образовательный смысл, когда через обучение языку идет обогащение
наследием двух культур, и, во-вторых, культурно- экономический смысл,
когда обучение иностранным языкам происходит с расчетом на поддержку
деловых и торговых связей с определенными регионами (например, на
Дальнем Востоке более востребованы китайский и японский языки).
В-пятых, в современном обществе знания языка международного
общения, особенно английского, дает ряд экономических и материальных
преимуществ, что является сильным стимулом для его изучения. Государство
должно предоставить каждому гражданину шанс воспользоваться теми
культурными и экономическими преимуществами, которые может дать знание
языков, а именно: повышение личностной свободы передвижения, расширение
возможности в области образования и доступа к информации, повышение
конкурентоспособности на рынке занятости и т.д.
Перед системой иноязычного образования стоит задача такого обучения
иностранному языку, чтобы он был на уровне второго языка, и стал
вторичным средством вербального общения, культурной идентификации и
культурного самовыражения в международных контактах. В настоящее время
ни одна культура не может больше ограничивать себя лишь своим языком и
оставаться в изоляции. Знакомство различных народов с иноязычными
культурами происходит либо посредством родного языка, либо с помощью
одного из иностранных языков, использование которых необходимо для
популяризации своей культуры. Изучение иностранных языков способствует
воспитанию толерантности, способности к сотрудничеству, достижению
взаимопонимания между народами, уважение к личности, независимо от ее
расовой, национальной, религиозной и политической принадлежности.
Владение иностранными языками считается компонентом общей культуры
личности, который делает возможным процесс взаимодействия разных
лингвоэтнокультурных сообществ, иначе говоря, способствует межкультурной
коммуникации.
Цель обучения иностранным языкам самым естественным образом
влияет на выбор методов и технологий его усвоения. Если обучение
иностранным языкам признано одним из трех приоритетных направлений по
модернизации
российского
образования,
то,
следовательно,
должен
повыситься уровень методики обучения, в частности, необходимо больше
использовать современные информационно-коммуникационные личностноориентированные технологии.
Таким образом, результаты проведенного исследования показывают, что
государство и современное общество все больше осознают, что планирование
и реализация языковой политики невозможны без языкового образования,
включающего в себя как обучение родному языку, так и иноязычное обучение.
При этом овладение иностранными языками приобретает сегодня глобальный
смысл, поскольку они оказывают значительное влияние на динамику развития
межэтнических, межконфессиональных и межнациональных отношений. Идея
«глобальной деревни» (Global Village) или «глобального общества» (Global
Society), о которой говорят в новом тысячелетии, выступает в качестве
главной доминанты мирного сосуществования различных стран, этносов,
языковых и религиозных групп. Владение способностью к межкультурному
взаимодействию предполагает не только владение речевыми умениями, но и
восприятие культуры другого этноса, признавая факт ее чужеродности.
Языковая политика нашего государства ставит перед системой образования
задачу обучения межкультурной коммуникации с учетом потребностей
современного общества и в соответствии с требованиями Государственного и
международного образовательного стандартов. Реализация этой задачи
возможна при условии использования традиционных коммуникативных
методик в сочетании с современными инновационными технологиями,
которые позволяют не только свободно владеть иностранным языком, но
также
обеспечивают
доступ
к
современным
средствам
связи,
к
информационным ресурсам сети Интернет. Это еще раз подчеркивает
важность
владения
инновационными
технологиями
в
иноязычном
образовании, которые берет на вооружение новая модель языкового
образования XXI века.
Вступление России в состав Европы и дальнейшая ее интеграция в
европейские структуры предполагает участие российского правительства в
проектах по линии совета Европы по сохранению и поддержке культурного и
языкового наследия, в процессе гуманизации и европеизации системы
образования в целом и языкового образования, в частности. Последнее
выразилось в участии России в программе «Европейский год языков»,
принятой Советом Европы в 2001 году, и в европроектах «Иностранные языки
для
Общеевропейского
гражданства»,
«Общеевропейский
языковой
портфель», «Общеевропейские компетенции владения иностранным языком».
К областям конкретного применения результатов исследования автор
относит: политологию, в особенности ее разделы, связанные с политическими
процессами и институтами, этнополитической конфликтологией. Научные и
научно-политические
итоги
диссертации
могут
быть
использованы
практическими государственными органами, занимающимися вопросами
выработки и проведения образовательной и языковой политики. Их было бы
полезно учесть при разработке новых государственных образовательных
стандартов.
Основные
направления
дальнейших
исследований.
Перспективы
изучения языковой политикой РФ определяются той особой значимостью,
которая
имеет
отношение
к
стратегическим
интересам
Российского
государства, проявляющимся в самых различных аспектах политической
жизни общества и настоятельно требующим адекватной оценки учеными,
общественными
и
политическими
деятелями,
а,
главное,
лицами,
принимающими политические решения.
Одним из важнейших направлений познания проблем языковой
политики представляется комплексный анализ современных концепций и
методик обучения различным языкам с целью формирования умения вести
межкультурный диалог, приобщения к глобальным ценностям, воспитания
толерантности и уважения к личности, независимо от ее расы, религии и
политической принадлежности.
179
ПРИМЕЧАНИЯ
1
Мильруд Р.П. Методология и развитие методов обучения иностранным
языкам// ИЯШ. - 1995 - №5.
Китайгородская Г. А. Методика интенсивного обучения иностранным
2
языкам. - М.: Высшая школа. - 1986 - стр.27.
3
Бим И.Л. - ИЯШ - 2001. - №4.
4
См.:Кушнир А..А. // Народное образование - 2001 - №9.
5
См.:Кушнир А.А. // Народное образование - 2000 - №8.
6
См.:Кушнир А.А. // Народное образование - 2001 - №8.
7
См.;Кушнир А.А. // Народное образование - 2001 - №5.
о
Проблемы различных определений глобализации, подходов к ней, оценке ее
последствий достаточно подробно рассмотрены в работе Д.Г.Балуева
«Современная мировая политика и проблемы личностной безопасности». В
нашем исследовании интерес для нас представляли лингвокультурные
аспекты глобализации
9
Vincent Cable. Op.cit, Р.4.
10
Чешков М. Глобализация: сущность, нынешняя фаза, перспективы // Pro et
Contra. Т. 4. Осень. 1999
11
Bull. The Anarchical Society, London: Macmillan, 1977. P.21.
19
_
Yergin and Stanislaw, The Commanding Heights. New York: Simon and
Schuster, 1998. P.14.
13
Commission on Global Governance, Our Global Neighborhood. Oxford,
England: Oxford University Press, 1995, P.l.
14
15
Василий Михеев. Ук.соч.
Панарин А.С. Политология: Учебное пособие. Москва: Гардарики, 2000. С.
10.
16
Там же. С. 241-242.
17
Henry A.Kissinger, "Making a Go of Globalization," The Washington Post,
December 20,1999, A33.
18
19
Manuel Castells. The Power of Identity. Blackwell Publishers, 1998, P.28.
Ernst Gellner, Nations and Nationalism. Cambridge: Cambridge University
Press, 1995.
20
DCI National Intelligence Council. Global Trends 2015. Washington, DC: GPO,
December 2000.
ЛI
См.,
например:
Боровских
Е.М.
Право
и
национальный
язык:
регулирование языковых отношений в Российской Федерации. М., 1996;
Письменные
языки
мира.
Языки
Российской
Федерации:
Социолингвистическая энциклопедия. Кн. I. М., 2000. С. XVII.
22
См., напр.: Березин Ф.М. Реферат книги JI. Формигари "Знаки, наука и
политика: Философия языка в Европе 1700-1830 гг." // Языкознание.
Реферативный журнал. Сер. 6.1995. № 2. С. 17.
23
Бектешев В.Р. Политические конфликты, их социально - экономические и
культурные детерминанты (регональный аспект) // Социальный конфликт. 2000. - Т.26. - №2. - 62-75. !/
24
Boltz С.J., Seyler D.U. Language Power. - N.Y.:Random House, 1982. Weinstein
B. Language Policy and Political Development. - Norwood, N.J.:
Ablex, 1990.
26
Herder Johann Gottfried "Essay on the Origin of the Language" (1772) in F.M.
Barnard, Herder's Social and Political Fight: From Enlightenment to Nationalism. Oxford; Oxford University Press. - 1965 - p. 173-174.
27
«Promoting dialogue among civilizations: Dialogue to prevent conflict and to
promote sustainable development». Observations and Recommendations. // In
Materials of the UNU Workshop on «The Contribution of Media and
Communication to the Dialogue of Civilizations» (26-27 March 2001).
28
Артемьева Е.Ю. Кросскультурный диалог в контексте 11 сентября.//
Актуальные проблемы американистики. - Изд-во: ННГУ - 2000 - с.221. 29 Там
же.
лл
Рябов В.Г. Единая Европа - единый язык? // Педагогическое обозрение. 2003 -№1 -С.14.
31
Там же. -С.14.
32
Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: лингвострановедение в
преподавании русского языка как иностранного. - М.: Рус. язык. - 1992.
-Ii
Халеева И.И. О тендерных подходах к теории обучения языкам и
культурам // Известия РАО -2000 - № 1 - с. 11
34
Shroder G. Eine Sprache für Europa // Wort und Sprache. Beitrage zu Problemen
der Lexikologie und Sprachpraxis veroftentlicht zum 125 jahrigen Bestehen des
Langenscheidt-Verlags. Berlin; München; Wien; Zurich, 1981.
Рябов В.Г.
35
Единая Европа - единый язык?// Пед.обозрение.-2003-№1 - с. 10. 36 Гальскова
Н.Д. Межкультурное обучение: проблема целей и содержания обучения
иностранным языкам. // ИЯШ - 2004 - №1 - с.6.
Davidson D., Marshall С., Rivers W. Quantative Studies on Foreign Language
Acquisition in the Study. Abroad Setting. / ACTR, 2000. 38 Рябов В.Г. Там же. - с.
12-13. /
Bailey, Richard W. Images of English. A Cultural History. - Cambridge:
Cambridge University Press, 1992.
40
41
Gradoll D. The future of English. - London: The British Council. - 1997 - p. 12.
The
English-Speaking
Union
Programs.-http://
www.esu
-
houston.org./programs.
42
Гунаев З.С. Будет ли в XXI веке глобальный язык? // США - Канада. - 2001 -
№10-с. 120-127.
43
Артемьева Е.Ю. Кросскультурный диалог в контексте 11 сентября //
Проблемы американистики. - Изд- во ННГУ. - 2000 - с. 351.
^The World Almanac & Book of Facts, 2001/ Editorial Director M.A. Mc Geveran.
- World Almanac & Books of Facts, 2001 - p.302. 45 Никольский Л.Б. Язык в
политике и идеологии стран зарубежного Востока. -М.; Наука.-1986-с. 83.
46
См.: Никольский Л.Б. Указ. соч. - с.91.
47
См.: Альтерматт У. Этнонационализм в Европе. М., 2000. С. 162-168.
48
См.: Хобсбаум Э. Трансформация национализма (1870-1914) // Этнос и
политика. М., 2000. С. 118.
49
Breton R. The dynamics of ethnolinguistic communities as the central factor in
language policy and planning // International Journal of the Sociology of
Language. 1996. Vol. 118. P. 167-168.
50
См.: Альтерматт У. Указ. соч. С. 126,161.
51
Нации и национализм. М., 2002. С. 137.
52
См.: Fishman J. On the Limits of Ethnolinguistic Democracy // Linguistic
Human Rights. Berlin - N.Y., 1994; Дьячков M.B. Социальная роль языков в
многоэтнических обществах. М., 1993. С. 9; Илишев И.Г. Язык и политика
в многонациональном государстве. Политологические очерки. Уфа, 2000.
С. 106-112.
_
С'У
Нерознак В.П. Лингвоэтатизм в странах СНГ и Балтии // Изв. Академии
педагогических и социальных наук. 2001. № 5. С. 21-22.
54
Политология. Учебное пособие. - М.: Знание. - 1997 - с. 137.
55
Davidson D., Marshall С., Rivers W. Quantative Studies on Foreign Language
Acquisition in the Study. Abroad Setting. // ACTR- 2000.
56
Костомаров В.Г. Языковая политика в школе на пороге XXI века //
Русская речь. - 2000 - №4 - с.41.
57
См.: Никольский Л.Б. Указ. соч.- с.47.
58
A Dictionary of Language Planning Terms / Cluver, August D. - Pretoria:
University of South Africa. - 1993 - p. 134.
59
В.Ю. Михальченко. Языковая политика и языковые конфликты:
Российская Федерация// Вестник Московского университета. Социология и
политология. 1999, №4
60
Нерознак В.П., Орешкина М.В., Сабаткоев Р.Б. Русский язык в российском
законодательстве/Лгйр
://www.
eregion.ru/nmc/proekts/
vo/problem/zako n. htm
61
http ://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/kg/lang.htm
chistoeslo
62
Михальченко Ю.В. Национально-языковые конфликты на языковом
пространстве бывшего СССР // Язык в контексте общественного развития. М.,1994. -С.223.
63
64
Edwards J. Multilingualism. - London -N.Y., 1994. - c.l.
Лингвистический
энциклопедический
словарь.
-
М.:
Советская
энциклопедия, 1990. - с.616.
65
Никольский Л.Б. Язык в политике и идеологии стран зарубежного Востока.
-М.; Наука-1986-с.47.
66
67
Там же. - с.617.
A Dictionary of Language Planning Terms // Cluver, August D. - Pretoria:
University of South Africa. - 1993 - p. 134.
68
Лингвистический
энциклопедический
словарь.
-
М.:
Советская
энциклопедия, 1990. - с.617.
69
Там же-с.617.
70
Алпатов В.М. 150 языков и политика. 1917 - 2000гг. - М.: Крафт + ИВ РАН,
2000.-с.27-28.
71
См.: Алпатов В.М. Указ. Соч. - с. 41.
72
73
См.: Алпатов В.М. Указ. Соч. - с.42.
Krandler I.T. Changing Status of Russian in the Soviet Union // International
Journal of Sociology of Languages, v. 33,1982.
74
Хелимский E. Языковая ситуация в России // Грани. - 1994. - № 172. - с.302-
315.
75
Бердашкевич А.О. О государственной языковой политике России // Высшее
образование в России. - №6. - 2000. - с. 63.
76
Колин К.К. Русский язык и национальная безопасность // Безопасность:
Информационный
сборник
фонда
национальной
и
международной
безопасности. - М., 1997. - №1-2 (36). - с.30-40.
77
Языковая политика в школе на пороге XXI века // Русская речь, 2000. - №4.
-с. 15.
78
Мирский Э. Национальная идеология и язык // Высшее образование в
России. - 1999. - №3. - с. 107.
79
80
Арапов М. Наш великий и могучий...// Знамя. - №2. - 2006. - с. 175.
Бердашкевич А.О. О государственной языковой политике России //
Высшее образование в России. - №6. - 2000. - с. 67.
81
Крупное Ю. Языковая политика - шаг к тому, чтобы российское
образование стало лучшим в мире // Народное образование, 2001. - №2. - с.
49-59.
82
Там же. - с. 49-59.
83
Там же. - с. 52.
84
Лингвистический
энциклопедический
словарь.
-
М.:
«Советская
энциклопедия», 1990. - с.616.
Of
Дьячков М.В. Языковая политика в современной России // Социс. - 1993. №9.-с. 101.
Быков В. Русская феня. Словарь интержаргона асоциальных элементов. Смоленск: ТРАСТ-ИМАКОМ, 1993.
Миронова Т.Л. Русский язык и национальная безопасность // Молодая
гвардия. - 2003. - №5-6. - с.3-9.
Арапов М. Наш великий и могучий...//Знамя. - №2. -2006. - с. 171.
Кушнир А. Русский язык и национальная безопасность // Народное
образование, 2001. - №2. - с.5-13.
Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. - СПб.: Златоуст, 1999. - с. 143.
Кунгурцев Ю. Политика - образование - язык // Народное образование. 1998. -№5.-с. 17-20.
Banks James., Banks Cherry. Handbook of Research on Multicultural
Education. - New York: Macmillan, 1995 -p.50-70.
Пассов Е.И. Иноязычное образование как путь к диалогу культур //
Народное образование. - 2002 - №3 - с. 129
Там же. - с. 132.
Там же. - С .130.
Гальскова Н.Д. Межкультурное обучение: проблема целей и содержания
// ИЯШ - 2004 - №1 - с.6.
Там же. - с.7.
Common European Framework of Reference for Languages: Learning,
Teaching, Assessing. - Strasbourg: CUP, Council for Cultural Coo peration,
Education Committee, Modern Languages Division, 2001.
Сафонова В.В. Изучение языков международного общения в контексте
диалога культур и цивилизаций// ИЯШ. - 2002. - №3 - с. 29.
Пассов Е.И. Иноязычное образование как путь к диалогу культур.// Нар.
образование - 2002 - №3 - с. 133.
Ляховицкий М.В. Методика преподавания иностранных языков. // М.:
Высшая школа. - 1981. - с.9.
) Бим И.Л. К вопросу о методах обучения иностранным языкам // ИЯШ - 1974№2. • 4 103Там же.
104
Objectives for Foreign Language Learning. Council of Europe. - Strasbourg -
1986.
105
Миролюбов А.А.Грамматико-переводный метод // ИЯШ. - 2002. - №4.
106
Рахманов И.В. Основные направления в методике преподавания
ин.языков в XIX-XXB.// М. :Педагогика I/
107
Тамбовкина Т.Ю. О некоторых методах самообучения иностранному
языку.// ИЯШ- 2001. -№5. - с.30-35.
108
Там же. - с.32.
109
Миронова Е. Вперед на «Берлиц» // Обучение за рубежом. - 2001. -
июль- август-с. 120-121.
110
Миролюбов A.A. Аудиолингвальный метод // ИЯШ. - 2003. - №4.
111
Миролюбов A.A. Аудиовизуальный метод. // ИЯШ. -2003. - №5.
1,2
Щерба J1.B. Преподавание иностранного языка в средней школе. Общие
вопросы методики. - М.: Высшая школа - 1974.
113
114
О'Брайен X. Свой или Чужой? // Обучение за рубежом. - 2004 - №7 - с.32.
Алешенцев И. История гимназического образования в России (XVII-
Х1Хв.). - СПб.; 1912.
115
Петерсон О. О преподавании языков - родного и иностранного // Пед.
сборник. - 1890. - №7-12.
116
Пыльнев А. О постановке преподавания новых языков в средне-учебных
заведениях // Пед.сборник. - 1890. - №7-12.
117
Эрдман Э. Методические приемы в обучении иностранным языкам//
Журнал Министерства Народного Просвещения. - 1913. - №5.
11о
Стромилов Н. О вековой неудаче языковой муштры // Педагогический
сборник. - 1917. - №1, №12
119
Логинова O.A. Иностранные языки в средней школе в первые годы
советской власти // ИЯШ. - 1956. - №5.
мл
Эпштейн М. Задачи преподавания ин.языков в трудовой школе //
Народный учитель. - 1927. - №10. 121
Логинова O.A. История преподавания иностранных.языков в советской
средней школе с 1917 по 1931г. //Историко-педагогические
очерки.:Автореф.
дис.кан.пед.наук. - М.,1952. 122
Ганыпина К.А. Организация преподавания иностранных языков в
трудовой и профессиональной школе// Педагогическая энциклопедия. Т.1. М.,1929.
123
Постановление
ЦК
ВКП(б)
об
изучении
иностранных
языков
партактивом // «Известия ВЦИК», 12 сентября 1929г. - №210
124
Вихерт Ю.И. Цели и задачи преподавания иностранных языков //
Материалы конференции-курсов преподавателей иностранных языков 28
февраля - 7 марта, 1930. - М.; Д., 1930.
125
Аникст
О.Т.
Подготовка
кадров
по
иностранному
языку:
Сб.
Иностранные языки в массы (под ред.М.В. Сергеевского и Ю.И.Вихарта) М.; Л.Д930
126
Бюллетень Наркомпроса РСФСР 1932, №46, ст.593
127
Чаплина Е.К., Ринберг Э.О. Военная тематика на уроке немецкого языка.
- М., 1944.
128
Сборник приказов и инструкций Министерства просвещения РСФСР
1947, №6.
129
Сборник приказов и инструкций Министерства просвещения РСФСР,
1953, №45.
130
Совещание
по
вопросам
улучшения
преподавания
иностранных
языков.// Советская педагогика. - 1958. - №4.
Аракин В.Д. Проект новой программы по иностранному языку.// ИЯШ. 1957.-№4.
132
Аничков И.Е. Основные причины недостатков в преподавании
иностранных языков в советской школе.// ИЯШ.- 1957.- №2.
133
Совещание по вопросам улучшения преподавания иностранных языков
// Советская педагогика. - 1958. - №4.
134
Миролюбов A.A. История отечественной методики преподавания
иностранных языков. - М.: Ступени Инфра-М., 2002.
135
136
Собрание постановлений правительства СССР. - М., 1961. - №3.
Цетлин B.C. Об обучении устной речи на иностранном языке.// ИЯШ. -
1962.-№2.
137
138
Старков А.П. Обучение устной речи. - Воронеж, 1964.
ж
Гурвич П.Б. Становление методики как науки. Сб.: Вопросы методики
преподавания иностранных языков. - Тула. -1967.
139
Сб. Приказы и инструкции Министерства просвещения РСФСР, 1988. -
№8,10,21.
140
Сафонова В.В. Изучение языков международного общения в контексте
диалога культур и цивилизаций// ИЯШ. - 2002. - №3 - с. 28-30.
141
Гелич А. Новая европейская школа // Народное образование. - 1998. -
№5. - с.57.
142
Бим И.Л., Миролюбов А.А., Каменецкая В.П. О преподавании
иностранных языков на современном этапе // ИЯШ. - 1995. - №3.
143
Бараш О. Говори с нами, говори как мы // Обучение за рубежом. - 2002.-
№4. - с.38.
144
Пассов
Е.И.
Коммуникативный
метод
обучения
иноязычному
говорению. ~М.: Просвещение. -1991.
145
Мильруд Р.П. Методология и развитие методики обучения иностранным
языкам // ИЯШ. - 1995. - №5.
146
О преподавании иностранного языка в условиях введения Федерального
компонента
государственного
стандарта
общего
образования.
Методическое письмо // ИЯШ. - 2004. - №5. - с.5.
147
148
Полат Е.С. Дистанционное обучение. - М.: Владос. - 1998. - с.48
Бим И.Л. Личностно-ориентированный подход - основная стратегия
обновления школы // ИЯШ. - 2002. - №2 - с.11-15.
149
Мильруд Р.П. Актуальные проблемы методики обучения иностранным
языкам за рубежом // ИЯШ. - 2004. - №3. - с.35.
150
151
Там же. - с.34.
Carter R., McCarthy М. Language as Discourse: Perspectives for Language
Teaching. - London: Longman, 1995.
152
Nunan D. Discourse Analysis. - London: Penguin Books, 1993
1
Полат Е.С. Дистанционное обучение. - М.: Владос. - 1998 - с.48 154 Norris
N. The Trouble with Competence. - Cambridge Journal of Education. Vol.21/3. 1991. - p.224.
Федеральный
155
компонент
государственного
стандарта
общего
образования. Пояснительная записка // ИЯШ. - 2004 - №4.
155
Полат Е.С. Новые педагогические и информационные технологии в
системе образования. - М.: Academia, 2001. - с. 27.
157
Щукина Н.М. Опыт работы по вовлечению старшеклассников в
выполнение иноязычных интегративных проектов // ИЯШ - 2002 - №4 с.60.
158
Полат Е.С. Новые педагогические и информационные технологии в
системе образования. - М.¡Academia. - 2001. - с.64-70.
159
Байдурова JI.A., Шапошникова В.Н. Метод проекта // ИЯШ. - 2002. - №1.
150
Теслина A.C. Проектная методика // ИЯШ. - 2002. - №3.
161
Душеина Т.В. Проектная методика // ИЯШ. - 2003. - №5. - с.38.
162
Полат Е.С. Педагогические технологии XXI века // Современные
проблемы образования. - Тула, 1997.
163
Полат Е.С. Интернет на уроке иностранного языка // ИЯШ - 2001 - №2.
164
Там же-с. 16.
165
Подопригора JI. А. Использование Интернета в обучении
иностранным языкам // ИЯШ - 2003. - №4. - с.25-28.
155
Полат Е.С. Новые педагогические и информационные технологии в
системе образования. -М.: Academia, 2001. - с.185-195.
167
Лукьянчикова H.H. Литературный е - mail проект // ИЯШ - 2003. №1. Í68
Коптюг Н.М. Интернет как дополнительный источник мотивации
учащихся // ИЯШ - 2003. - №3. - с.62.
169
Бим И.Л. Личностно-ориентированный подход // ИЯШ. - 2002. - №2 -
с.11.
170
Тамбовкина Т.Ю. О методах самообучения иностранным языкам //
ИЯШ - 2001 - №5. - с.30-35.
171
Holec Н. Autonomy and Foreign Language Learning. - Europarat. Strasbourg, 1980.
172
Objectives for Foreign Language Learning. - Strasbourg. - 1986.
173
Little D. Learner Autonomy. - Dublin. - 1991.
174
Коряковцева И.К. Автономия учащихся в учебной деятельности // ИЯШ.
- 2001.-№1.
175
Ариян М.А. Повышение самостоятельности учебного труда // ИЯШ 1999. -№6.
176
Тамбовкина Т.Ю. О некоторых методах самообучения иностранным
языкам // ИЯШ. - 2001. - №5.
177
Там же. -C.13.J/
Там же. - с. 17.
Полат Е.С. Разноуровневое обучение иностранным языкам // ИЯШ. 2000. -№6.
178
179
180
Полат Е.С. Новые педагогические и информационные технологии в
системе образования. -М.: Academia. - с. 123.
Образовательный комплекс г. Н. Новгорода в цифрах и фактах. Информационный сборник, 2005. - 135 стр.
I НО
Долгова JI.A. We Learn American English. Учебное пособие. Н.Новгород:
НГПИИЯ,1993. 1
Китайгородская Г.А. Интенсивное обучение иностр. языкам: теория и
практика. -М.: Русский язык,1992.
184 Долгова JI.A. We learn American English. Книга для учителя. - Н.
Новгород - НГПИИЯ- 1993-с.6.
185
Клементьева Т.Б., Монк Б. Happy English. Учебное пособие. - М.:
Просвещение. -1994.
186
Кузовлев В.П., Лапа Н.М., Перегудова Э.Ш. и др. English. Учебное
пособие для общеобразовательных учреждений. - М.: Просвещение. -1997.
187
Хомская Е.Д. Нейропсихология. - М.: Рос. пед. агенство, 1998. - с.268.
Список использованных источников и литературы
I. Источники:
а) Законы, подзаконные и нормативные акты РФ:
1) Закон «О языках Российской Федерации» №1807-1.24.07.1998.
М.,1998.
2) Закон РФ « Об образовании».
3) Национальная доктрина образования РФ, утвержденная
Постановлением Правительства от 4 октября 2000 г.
4) Концепция модернизации структуры и содержания общего
образования
на
период
до
2010
года,
утвержденная
распоряжением Правительства РФ № 1756 от 29 декабря 2001г.
5) Федеральный компонент Государственного стандарта общего
образования, утвержденный приказом МО РФ № 1089 от 5 марта
2004г.
6) Федеральный Базисный Учебный план, утвержденный приказом
МО РФ № 1312 от 1 марта 2004г
7) Методическое письмо «О преподавании иностранных языков в
условиях введения Федерального компонента Государственного
стандарта общего образования». - 2004 - ИЯШ - №5 - с.2 - 12.
б) нормативно-правовые
акты
и
международно-правовые
документы
8) European Language Portfolio. Council of Europe. - Strasbourg, 1997.
9) Objectives for Foreign Language Learning. - Strasbourg, 1986.
10)Universal Declaration of Linguistic Rights. - Barcelona, 1996.
11)European Charter for Regional or Minority Languages. Adopted
December, 2 .Council of Europe. - Strasbourg, 1992.
в) отчеты о деятельности международных и региональных
организаций
12) F.I.P.L.V. Language Policies for the World of the XXI century.
Report for U.N.E.S.C.O. - World Federation of Modern Language
Associations, 1993.
13) GNEY/Maven. The Cultural Politics of English as a World
Language. International Conference. - Freiburg, 6-7 June, 2001.
14) The English - Speaking Union Programs. - http:www.esn.-houston.
org/programs.
15) U.N.E.S.C.O. Workshop on Human Rights & Landuages. Pecs
(Hungary), 15-16 August, 1991. Final Report. - Paris: UNESCO,
1992.
II. Исследования, монографии
16) Альтермат, У. Этнонационализм в Европе / У.Альтермат. - М.,
2000.
17) Алпатов, В.А. 150 языков и политика. 1917-2000 / В.А.Алпатов. М.: Крафт + ИВ РАН, 2000. - 224с.
18) Арутюнян, Е.В. Мультилингвизм: аспекты личностной и
межгрупповой коммуникации в поликультурном сообществе /
Е.В.Арутюнян. -М.: Институт Этнографии АН СССР. - 1982.
19) Беликов, В.И. Этническое и языковое самосознание / В.И.
Беликов, В.Н. Белоусов, М.В. Дьячков. - М., 1995.
20) Бим, И.Л. Методика обучения иностранным языкам как наука и
проблемы школьного учебника / И.Л.Бим. - М.: Русский язык,
1977. -242с.
21) Борко, Ю.А. Общий европейский дом: что мы о нем думаем? /
Ю.А.
Борко,
А.В.
Загорский,
С.
А.
Караганов.
-
М.:
Международные отношения. - 1991. - 232с.
22) Булыгина, Т.В. Языковая концептуализация мира / Т.В.Булыгина. - М.:
Языки русской культуры. - 1997.
23) Воробьев, В.В. Лингвокультурология. Теория и методы / В.В.Воробьев.
-М., 1997г.
24) Гаджиев, К.С. Введение в геополитику / К.С. Гаджиев. - М.: Логос,
1998.
25) Гак, В.Г. Межъязыковые отношения и языковая политика / В.Г. Гак,
А.И.Домашнев, Ю.А.Жлуктенко. - Киев: Наукова думка, 1988.-180с.
26) Гаркавец, А.Н. Принципы национальной политики и языкового
строительства / А.Н.Гаркавец. - А.А., 1990.
27) Гершунский, Б.С. Россия и США на пороге нового тысячелетия /
Б.С.Гершунский.-М.: Флинта, 1999.
28) Губогло, М.Н. Языки этнической мобилизации / М.Н.Губогло. - М.;
Школа (Языки русской культуры), 1998. - 816с.
29) Долгова, Л.А. Мы учим американский английский. Книга для учителя /
Л. А. Долгова. - Н.Новгород: НГПИИЯ, 1993. - 304с.
30) Дьячков,
М.В.
Миноритарные
языки
в
полиэтнических
(многонациональных) государствах / М.В .Дьячков. - М., 1996г.
31) Зимняя, И.А. Психологические аспекты обучения говорению на
иностранном языке / И.А.Зимняя. - М., 1985. - 160с.
32) Интернет в гуманитарном образовании: сб. / Под. ред. Е.С.Полат. -М.,
2000.
33) Кабакчи, В.В. Практика английского языка межкультурного общения /
В.В.Кабакчи. - СПб., 2001.
34) Китайгородская, Г.А. Интенсивное обучение иностранным языкам:
теория и практика / Г.А.Китайгородская. - М.: Русский язык, 1992.-375с.
35) Кларин, M.B. Инновации в мире педагогики / М.В.Кларин. - М.: Наука,
1997с.
36) Костомаров, В.Г. Языковой вкус эпохи / В.Г.Костомаров. - СПб.:
Златоуст, 1999.-320с.
37) Леонтьев, A.A. Основы психолингвистики / А.А.Леонтьев. - М.: Смысл,
1997.-287с.
38) Лукашенец, A.A. Общество - язык - политика / А.А.Лукашенец. Минск: Высшая школа, 1987.
39) Ляховицкий, М.В. Методика преподавания иностранных языков /
М.В.Ляховицкий. - М.: Высшая школа, 1981. - 248с.
40) Миролюбов,
A.A.
История
отечественной
методики
обучения
иностранным языкам / А.А.Миролюбов. - М.: Ступени Инфра-М, 2002.357с.
41) Никольский, Л.Б. Язык в политике и идеологии стран зарубежного
Востока / Л.Б.Никольский. - М.: Наука, 1986. - 226с.
42) Панарин, A.C. Политология / А.С.Панарин // Учебное пособие. Москва: Гардарики, 2000. - 356с.
43) Пассов,
Е.И.
Коммуникативный
метод
обучения
иноязычному
говорению / Е.И.Пассов. - М.: Просвещение,1991. - 274с.
44) Полат, Е.С. Дистанционное обучение / Е.С.Полат. - М.: Владос, 1998.256 с.
45) Полат, Е.С. Новые педагогические и информационные технологии в
системе образования / Е.С.Полат. - М.: Academia, 2001.-272 с.
46) Рахманов, И.В. Основные направления в методике преподавания
иностранных языков в XIX-XX в. / И.В.Рахманов. - М.: Педагогика,
1972. - 276с.
47) Сафонова, В.В. Изучение языков международного общения в контексте
диалога культур и цивилизаций / В.В.Сафонова. - Воронеж: Истоки,
1996.
48) Сафонова, В.В. Социокультурный подход к обучению иностранным
языкам / В.В.Сафонова. - М.: Высшая школа. Амскорт Интернэшнл,
1991. - 148с.
49) Сафронова, О.В. Теория международных отношений /Сафонова О.В.//
Учебное пособие. - Н. Новгород, 2001. - 238с.
50) Тер-Минасова, С.Т. Язык и межкультурная коммуникация / С.Т.ТерМинасова. // Учебное пособие. - М.: Слово, 2000. - 176с.
51) Тишков, В Л. Реквием по этносу: Исследования по социальнокультурной антропологии / В.А.Тишков. - М.: Наука, 2003г., 544с.
52) Туманян, Э.Г. Законы о языках и возможность их реализации
/Э.Г.Туманян //Языки в контексте общественного развития. - М.; 1994. с.72-84.
53) Хомская, Е.Д. Нейропсихология / Е.Д.Хомская. - М.: МГУ, 1987. -288с.
54) Халеева, И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи /
И.И.Халеева. - М.: Высшая школа, 1989. - 236с
55) Щерба, JI.B. Очередные проблемы языковедения / Л.В.Щерба //
Языковые системы и речевая деятельность. - М.: Наука, 1974. - 120с.
56) Щерба, Л.В. Преподавание иностранного языка в средней школе.
Общие вопросы методики /Л.В.Щерба. - М.: Высшая школа, 1974. -109с.
57) Boltz, С,J. Language Power / C.J. Boltz, D.U. Seyler. - N.Y.;Random House,
1982
58) Crystal, D. English as a global language / D.Crystal. - Cambridge:
Cambridge University Press, 1997.
59) Education & Technology. Reflections on Computing in Classrooms: / Ed. by
Charles Fisher, David C. Dwyer, Keith Yocam. - San Francisco, 1996. -314p.
60) Fisher, H. Interviewing Cross-Culturally Intercommunication among Nations
& Peoples / H.Fisher // Ed. by M.H.Prosser. - New York: Harper & Row
Publisher, 1973. - 130p.
61) Graddol, D. The future of English / D.Graddol - London: The British
Council, 1997.
62) Gutmann,A. Multiculturalism: Examining the Politics of Recognition / A.
Gutmann. - Prinston: University Press, 1994.
63) Hutchinson, T. English for Specific Purpose: a learning centered approach /
T.Hutchinson, A.Waters - Cambridge: Cambridge University Press, 1987
64) Kreindler, I.T. Changing Status of Russian in the Soviet Union /I.T.Kreindler
// International Journal of Sociology of Languages. - 1982. - V.33,№3. -p.4755.
65) Little, D. Learner Autonomy /D.Little. - Dublin, 1994.
66) Schlechty, Phillip C. Schools for the XXI century / Phillip C. Schlechty //
Leadership Imperatives for educational reforms.- San Francisco, 1990. - 164p.
67) Phillipson R. Linguistic Imperialism / R.Phillipson. - Oxford: Oxford
University Press, 1992. -p.200-213.
68) Stern, H.H. Fundamental Concept of Language Teaching / H.H. Stern. Oxford: Oxford University Press, 1994.
69) Wenden, A. Learner Strategies for Learner Autonomy / A.Wenden. - New
Jersey, 1992.
Ш. Статьи:
70) Алпатов, В.М. Что такое языковая политика? / В.М.Алпатов // Мир
русского слова. - 2003. - №2. - с. 20-24.
71) Арапов, М. Наш великий и могучий / М.Арапов // Знамя. - 2006. - №2. с. 163-167.
72) Ариян,
М.А.
Повышение
самостоятельности
учебного
труда
/
М.А.Ариян // ИЯШ. - 1999. - №6.- с.22-24
73) Артемьева,
Е.Ю.
Лингвокультурный
фактор
в
международных
отношениях / Е.Ю.Артемьева // Актуальные проблемы американистики.
- ННГУ - 2000. - с.342-351.
74) Аюпова,
Л.И.
Государственный
язык:
дефиниции,
статус,
функционирование / Л.И.Аюпова // Вопросы филологии. - 2000. - №2.с.31-38.
75) Барышников, Н.В. Мультилингводидактика / Н.В.Барышников // ИЯШ.
- 2004. - №5. - с.48-50.
76) Бердичевский, Ф.Ф.Языковая политика и методика преподавания
иностранных языков в странах Европы / Ф.Ф.Бердичевский // ИЯШ. 2002. - №5. - с. 16-22.
77) Бо1уславский, М.В. История российского образования XX века:
десятилетие за десятилетием / М.В.Богуславский // Вестник образования.
- 2004. - №1. - с.80.
78) О'Брайен, X. Берлицы нашего времени / Х.О'Брайен // Обучение за
рубежом. - 2001. - №11.- с.32.
79) О'Брайен, X. Свой или чужой / Х.О'Брайен // Обучение за рубежом. 2004. - № 7- 8.- с.26.
80) Витлин, Ж. Л. Эволюция методов обучения иностранному языку в XX
веке / Ж.Л.Витлин // ИЯШ. - 2001.- №2.- с. 19-22.
81) Гальскова,
Н.Д.
Межкультурное
общение:
проблема
целей
и
содержания / Н.Д.Гальскова // ИЯШ. - 2004.- №1.- с.9-13.
82) Гальскова, Н.Д. Практический и общеобразовательный аспекты
обучения иностранному языку / Н.Д.Гальскова // ИЯШ. - 1995.- №5.с.20-24.
83) Гольдфаин, И. Кое-что об изучении иностранных языков / И.Гольдфаин
// Семья и школа. - 2001.- №6.- с.Ю.
84) Григорьев, В.П. Культура языка и языковая политика / В.П.Григорьев //
Общественные науки и современность. - 2003 - №1.-с. 143-157.
85) Гурвич, П.Б. О четырех общеметодических принципах /П.Б.Гурвич //
ИЯШ. - 2004.- №1.- с.16-20.
86) Дмитриева, Е.И. Дистанционное обучение / Е.ИДмитриева // ИЯШ. 1994.- №4.- с.23-28.
87) Домашнее,
А.И.
К
проблеме
языка
объединения
в
Европе
/А.И.Домашнев // Вопросы языкознания. -1994. - №5. - с.3-18.
88) Дубова, Е. Психологические барьеры при обучении иностранному
языку / Е.Дубова,С.Дубов // Школа. - 1999.- №3,4.
89) Душеина, Т.В. Проектная методика на уроках иностранного языка /
Т.В.Душеина // ИЯШ.- 2003.- №5.- с.38-41.
90) Дьячков, М.В. Языковая политика в современной России / М.В.Дьячков
// Социс. - 1993. - №9. - с.99-102.
91) Исаев,
М.И.
Этнолингвистические
проблемы
в
СССР
и
на
постсоветском пространстве /М.И.Исаев // Вопросы языкознания. -2002.№6.-С.ЮМ 17.
92) Кабакчи В.В. Английский язык межкультурного общения - новый
аспект в преподавании иностранного языка / В.В.Кабакчи //ИЯШ. -2000.
- №6. - с.50-52.
93) Кабардов, М.К. Типы языковых и коммуникативных способностей и
компетенций. (Проблемы психологии обучения
иностранному языку) / М.К.Кабардов, Е.В.Арцишевская // Вопросы
психологии. - 1996.- №1.- с.44-54.
94) Комарова, Э.П. Эмоциональный фактор: понятие, роль и формы
интеграции в целостном обучении иностранным языкам /Э.П.Комарова,
Е.Н.Трегубова // ИЯШ. - 2000.- №6.- с.24-27.
95) Коптюг, Н.М. Интернет-уроки как вспомогательный материал для
учителя / Н.М.Коптюг // ИЯШ. - 2000.- №4.- с.28-29.
96) Костомаров, В.Г. Языковая политика в школе на пороге XXI века
/В.Г.Костомаров // Русская речь. - 2000. - №4. - с. 39-44.
97) Костомаров, В.Г. В диалоге современных культур / В.Г.Костомаров //
Народное образование. - 1998. - №5. - с. 21-25.
98) Крупнов, Ю. Языковая политика - шаг к тому, чтобы российское
образование стало лучшим в мире / Ю.Крупнов // Народное образование,
2001. - №2. - с.49-59.
99) Кунгурцев, Ю. Политика - образование - язык /Ю.Кунгурцев //
Народное образование. -1998. - №5, - с.17-20.
100)
Кушнир, А. Русский язык и национальная безопасность /
А.Кушнир //Народное образование. -2001. - №2. -с.5-13.
101)
Леонтьев, A.A. Языковые права человека и межнациональные
отношения / А.А.Леонтьев // Мир психологии и психология в мире. 1995. - №1. - с.23-28.
102)
Лихачева,
В.Н.
Применение
компьютерных
технологий
в
преподавании иностранного языка /В.Н.Лихачева // СПО. - 2004.- №5.с.35-37.
103)
Лукьянчикова,
В.Н.
Литературный
e-mail
проект
/В.Н.Лукьянчикова // ИЯШ. - 2003.- №1,- с.18-22.
104)
Ляховицкий, М.В. О некоторых базисных категориях методики
обучения иностранным языкам / М.В.Ляховицкий // ИЯШ.- 1973.-№1.с.23-28.
105)
Маркосян, A.C. Языковое многообразие России как фактор
устойчивости российского общества /А.С.Маркосян // Язык образования
и образование языка. - Великий Новгород, 2000г. - с 37-43.
106)
Мильруд, Р.П. Методология и развитие методики обучения
иностранным языкам в школе / Р.П.Мильруд // ИЯШ. - 1995. - №5. - с.
19-24.
107)
Миролюбов, A.A. Споры по основным вопросам российской
методики / А.А.Миролюбов // ИЯШ. - 1993.- №3.
108)
Мирский, Э. Национальная идеология и язык / Э.Мирский //
Высшее образование в России. - 1999 - №3. - с. 105-109
109)
Миронова, Т.Д. Русский язык и национальная безопасность /
Т.Л.Миронова // Молодая гвардия. - 2003. - №5-6. - с.3-9.
110)
Михальченко,
Ю.В.
Национально-языковые
конфликты
на
языковом пространстве бывшего СССР / Ю.В.Михальченко //Язык в
контексте общественного развития. - М., 1994
111)
Павлова, И. Сложность преподавания бизнес-курса / ИЛавлова //
Учитель. - 1999.- №5.
112)
Пассов, Е.И. Иностранный язык как путь к диалогу двух культур
/Е.И Пассов // Педагогическое обозрение. - 2002.- №3.- с. 129-135.
113)
Пассов,
Е.И.
Учебник
как
феномен
сферы
иноязычного
образования / Е.ИЛассов // ИЯШ. - 2004,- №4.- с.44.
114)
Пиль, Э.А. Компьютерные программы по обучению английскому
языку / Э.А.Пиль // Специалист. - 1999.- №2.- с. 2122.
115)
Пономарев,
М.В.
Гуманизация
образования
и
концепция
интегративного курса / М.В.Пономарев // ИЯШ. - 1996.- №2.- с.9- 14.
116)
Поспелова, Н.В. Лингвокультуроведческий подход к изучению
иностранного языка / Н.В.Роспелова // ИЯШ. - 2005.- №1.- с.10-15.
117)
Титова, C.B. Сокровища Интернета / С.В.Титова // Вестник
Московского университета. -2001 - №4.- Серия 19.- с.202-209.
118)
Тишков, В.А. Язык и политика / В.А.Тишков // США - ЭПИ.-
1977.-№2.- с. 109-117.
119)
Трофимова, Н.В. Игровое обучение иностранному языку /
Н.В.Трофимова // Вестник русского христианского института. - 2001.№4. - с.21 -24.
120)
Хобсбаум,
Э.
Трансформация
национализма
(1870-1914)
/Э.Хобсбаум // Этнос и политика. - М., 2000.
121)
Числова, A.C. Использование Интернет-ресурсов в процессе
преподавания иностранных языков / А.С.Числова, Т.М.Татарчук // Новые
инфрокоммуникационные технологии в социально-гуманитарных науках
и образовании: современное состояние, проблемы и перспективы
развития. - М., 2003.
122)
Щепалова, A.B. Когнитивные принципы в обучении второму
иностранному языку / А.В.Щепалова // ИЯШ. - 2003.- №2.-с. 18-20.
IV. Периодические издания:
123)
Актуальные проблемы американистики. Н.Новгород. ННГУ.
124)
Вестник образования. Москва.
125)
Вестник Московского университета. Москва.
126)
Вестник РАН. Москва.
127)
Вопросы психологии. Москва.
128)
Вопросы языкознания. Москва.
129)
Вопросы филологии. Москва.
130)
Высшее образование в России. Москва.
131)
Грани. Москва.
132)
Знамя. Москва.
133)
Известия Российской Академии Образования. Москва.
134)
Иностранные языки в школе. Москва.
135)
Итоги. Москва.
136)
Коммуникативная методика. Москва.
137)
Мир психологии и психология в мире. Москва.
138)
Мир русского слова. Москва.
139)
Народное образование. Москва.
140)
Обучение в России. Москва.
141)
Обучение за рубежом. Москва.
142)
Общественные науки и современность. Москва.
143)
Отечественные записки. Москва.
144)
Педагогическое обозрение. Нижний Новгород.
145)
Полис. Москва.
146)
Русская речь. Москва.
147)
Свободная мысль.
148)
Социологические исследования (Социс).
149)
США - Канада. Москва.
150)
США-ЭПИ. Москва.
V. Справочные издания:
151) Азимов Э.Г., Щукин А.Н. Словарь методических терминов. - СПб.:
Златоуст, 1999.
152)
Колесникова И., Долгина О. Англо-русский терминологический
справочник по методике преподавания иностранных языков - СПб.:
Русско-Балтийский
информационный
центр
«Блиц»,
Cambridge
University Press, 2001.
153)
Лингвистический энциклопедический словарь. - М., 1990. - 262с.
154)
Мюллер В.К. Новый англо - русский словарь. М.: Русский язык,
1984/
155)
Фоломкина С.Ф. Англо-русский словарь сочетаемости.- М.:
Русский язык, 1998.
156)
Graham Evans. Dictionary of International Relations. N.Y.London:
Penguin Books, 1998.
157)
Macmillan Essential Dictionary for Learners of English. - Macmillan
Publishers Ltd. - 2002
158)
Oxford Guide to British & American Culture. - Oxford: Oxford
University Press, 2000.
159)
Webeter's New World Dictionary & Thesaurus / Ed. by M. Agnes. -
N.Y.: Symon & Schuster Inc., 1996.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа