close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

проект;doc

код для вставкиСкачать
Р оссийская Академия Наук
О р д е н а дру ж бы народов Институт этнологии и ан т ро п ол оги и
и м ен и Н. Н. М иклухо-М аклая
На правах рукописи
КАМКИН Александр Васильевич
ТРАДИЦИОННЫЕ КРЕСТЬЯНСКИЕ СООБЩЕСТВА
ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОССИИ
В XVIII ВЕКЕ
Специальность — 07. 00. 07 — этнография
Автореферат
диссертации па соискание ученой степени
доктора исторических наук
Москва
1993
Работа выполнена на каф ед р е О течественной истории
В ологодского государственного педагогического института
О Ф И Ц И А Л ЬН Ы Е О П П О Н ЕН ТЫ :
Д о кто р исторических наук В. И. Буганов
Д о кто р исторических наук М. М. Громыко
Д о кто р исторических наук Н. А. М иненко
ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ —
К аф едра О течественной истории древнего мира и средних
веков Российсч го государственного гуманитарного университета
Защ ита состоится «____________ »_____________________ 1 9 9 3 г.
в ____________ часов на заседании С пециализированного совета
Д. 0 0 2 . 76. 0 1 . по защ ите диссертаций на сои скан ие ученой
степени д октора исторических наук при И нституте этнологии и
антропологии РАН (1 17 3 3 4 , М осква, Л енинский проспект, 32-А).
С д и ссертац и ей мож но ознаком иться в научной библи отеке
Инсти тута этнологии и антропологии РАН
А в то р еф ер ат разослан «___________»__________________ 1 9 9 3 г.
Ученый секр етар ь
С пециализированного совета
к ан д и дат истори чески х наук
А. Е. Тер-С аркисянц
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.
А ктуальность темы. К рестьянская община, волость и сельски й
п риход п ринадлеж ат в истории России к ф ундаментальны м и
наиболее ж и зн естой ки м социокультурны м сообщ ествам . Я вляясь
важ нейш им носителем этнической традиции, они вмещ али в себя
мощные* пласты первичной социальности и духовного потенциала.
Их значим ость неизм енно признавалась господствую щ ими стр у к­
турами с меняю щ их друг друга эпох, заинтересованны м и в их
сопричастности к организации общ ественного об устрой ства и
об есп еч ен и ю стабильности государства. И зучение крестьян ски х
сообщ еств сп особствует раскры тию глубинных основ росси й ской
истории, су д еб русского народа и — всегда созвучно со в р ем ен ­
ности.
О рганизую щ ими и регулирующими механизм ами х о зяй ств е н ­
ной, общ ественной и духовной ж изни названной крестьян ской
триады были традиционны е м ирские и приходские институты. Они
обеспечивали н еп реры вн ое воспроизводство всех с ф е р кр естьян ­
ского общ ества, его саморегулирование, а т ак ж е различны е — в
зависим ости от :>похи и конкретно-исторической среды — вари­
анты интеграции общины, волости и прихода в об щ егосударствен ­
ные и общ ец ерковн ы е структуры России. И менно они — эти
институты — н их историческом, пространственном, структурном
и ф ункциональном проявлении и являю тся предметом и ссл ед ова­
ния. Т ем а рассм атривается на материалах Е вропейского С ев ер а
России (соврем енная территория А рхангельской, В ологодской,
М урм анской областей, Республики К арелии и Р еспублики Коми)
и в хронологических рамках XVIII столетия.
О бщ еизвестно, что отличительной стороной ж и зн ен н ого у к ­
лада север н о й черносош ной (впоследствии — государственной)
деревн и на протяж ении веков была ш ирокая автономия кр естьян ­
ских сообщ еств, общ епризнанное распределени е функций м еж д у
государством и волостью, церковными структурами и приходом,
а также- развиты е традиции общ ественного служ ени я. С толетия
заселен и я и освоения огромных пространств сурового региона
сф орм ировали п ередаваем ую из поколения в поколен ие п отреб ­
ность в кооперации труда, общ ественны х обязан н остей, различ3
пых акций социального и духовного характера. О тсутствие личной
зависим ости от ф еодала способствовало закреп лен ию этих тради ­
ций. Все вм есте они аккумулировали общ ественную и духовнон равствен ную энергию северного крестьянства, участвовали в
создан и и того неповторимого строя ж изни северн ой деревни,
которы й вот у ж е на протяж ении двух столетий привлекает вни­
мание и специалистов, и ш ирокой общ ественности. Н ы не мы
являем ся свидетелям и все возрастаю щ его интереса к опыту о те­
чественны х д ем окра тических традиций, среди которы х не п осл ед ­
н ее м есто зан и м ает ф ен ом ен кр естьян ской общ ественн ой и
д уховн ой самоорганизации, так вы разительно п роявивш ейся на
С е в е р е России.
Х ронологические рамки исследования ограничены XVIII сто ­
летием, что об ъ ясн яется рядом сущ ественны х перем ен, прямо
влияю щ их на состояние крестьянских сообщ еств и получивших в
п ределах указанного времени вполне закончен н ое вы раж ен и е.
И м енно тогда стала нарастать острая п отребность в п ер ех о д е к
качествен но новому этапу хозяйственной деятельности. Уже* к
началу XVIII в., в результате освоения естественно-пригодны х под
се л ь ск о е хо зяй ство угодий, возникла альтернатива: либо отдать
предпочтение их расш ирению за счет вторж ения в лесную целину,
либо наращ ивать усилия по интенсиф икации хозяй ственн ой п рак­
тики на старопахотны х землях. В 8 0 -е гг. началось Г енеральное
м еж еван и е, которое ж естк о очерчивало общ инны е владения.
П ри рост населения стал угрож ать превыш ением допустим ой д е ­
м ограф ической ем кости освоенны х ландш афтов. В волостях и
общ инах обострился зем ельны й вопрос. Во-вторых, эта ситуация
совпала по времени с: факторам и социального характера — зримо
шел п роцесс выделения в д ер ев н е предприним ательской, торг­
овой, многозем ельной группы крестьян. Это придало новы*' черты
позем ельны м и иным м еж крестьян ски п конфликтам. В-третьих, в
начале* века был определен статус: государс твенного крестьянства;
власти, в течение какого-то времени искавш ие стратегическую
линию по отнош ению к государственной д еревн е, во второй
половине столетия окончательно ее определили, взяв курс на
реглам ентацию хозяйственной и социальной обстановки, за в е р ­
шивш ийся первой попыткой ломки традиционной волости в конце1
XVIII в. (указы Павла I). И, наконец, имели значение изм енения в
правовом и общ ественном статусе церкви, под энергичным д а в л е ­
нием абсолю тизм а стремительно огосударствивш ейся. О б р азо в ан ­
ные в 1 6 8 2 г. сам остоятельны е северн о-росси й ски е епархии с.центрами в Х олмогорах (впоследствии ■
— в А рхангельске) и
4
Великом Устюге в качестве приоритетного направления рассм ат­
ривали контроль и руководство приходской ж и зн м о, р азви вав­
ш ейся п р еж д е в условиях широкой автономии. Все это не могло
не воздействовать на привычные формы ж и зн едеятельн ости к р е ­
стьянской триады. Традиционное волостное и п риходское у стр о ­
ение' п роходило своего рода испытание па прочность, а от
д ер ев ен ск и х долж ностны х лиц как никогда требовалась о п р ед е­
ленная гибкость и готовность адаптироваться к новациям.
Задачи и сследования и научная новизна. О собенн ости региона
и характерны )' черты эпохи даю т основание для вычленения в
рам ках темы ряда исследовательских задач. Так, п редставляется
ц елесообразны м охарактери зовать иерархию пространственнотерриториальны х систем, в которы х роль структурообразую щ ей
основы играли кр естьян ски е сообщ ества: всего пространства С е ­
вера (м акротерритория), его отдельных суб- и м езотерриторий, а
та к ж е наиболее типичных пространственны х моделей м икротерритприальных систем и отдельных сообщ еств. П редприним ается
попытка исследовать основны е количественны е и п ростран ствен ­
ные параметры крестьянских сообщ еств на заверш аю щ ем этапе
их сущ ествования в исторически слож ивш ихся разм ерах.
В качестве самостоятельной задачи рассм атривается в о сста­
новление к а р н т ы внутриволостной структуры сам оуправления и
приходской иерархии для исторических условий XVIII века во
всем м ногообразии типичного и индивидуального, традиционного
и нового. П редпринимается попытка увидеть их как в си стем е
новых вертикальных взаим освязей (волость-уезд-губерния; приход-бла| очиние-енархия), так и в привычных горизонтальны х (во­
лость-волость, приход-приход, волость-приход). П ринципиальное
значение в этом контексте приобретает вопрос о стадии сращ и ­
вания мирских структур с государственными и управленческоцерковными.
С тавится задача отдельного изучения основны х тенденций
ж изн едеятельн ости крестьянских сообщ еств, а т ак ж е вы ясн ен ие
воздействия (глубины, направленности, механизмов) на традици­
онное течение общ ественной и приходской ж изни С ев ер а ф о р ­
мирую щ ейся в XVIII в. системы государственного управления
казен ной д ер евн ей и структур С инодальной церкви. И, наконец,
помимо н и х конкретно-исторических задач предполагается р ас­
см отрен ие — применительно к условиям XVIII в. — некоторы х
«сквозны х» проблем: состояние традиционных типов этносознания (обычно)' право, общ ественно)' и религиозное сознание), а
5
такж 'е повседнсвноо проявление взаим одействия «общ ества» и
«власти» на местном, периф ерийном уровне.
В работе предприним ается параллельное и сследование воло­
сти и прихода, т.е. сообщ ества территориально-административно­
го, св етско го и сообщ ества конф ессионального, церковного.
Т акой подход обусловлен различиями в сущ естве и п ред н азн аче­
нии к <1 ж дого из них. К исходу XVII в, волость на Европейском
Север** определилась как устойчивое территориальное сооб щ ест­
во с признанным ю ридическим статусом, обладаю щ ее, с одной
стороны , ш ирокой автономией, а с другой — известной вклю чен­
ностью в систем у государственного управления. Ф ункции волости
оп ред еляли сь как обычаем, так и писаным правом и текущ ей
распорядительной деятельностью местной и центральной админи­
страций. Волос ть ведала земельны м фондом, нул ем разработанны х
ф орм учета закрепляла за каждым крестьянским хозяйством его
надел, ф и кси ровала все изм енения в - о составе. О на играла
реш аю щ ую роль в раскладке налогов и повинностей и сб о р е их.
П о вы р аж ен и ю А. И. Копанева, «именно на ней покоилась с л о ж ­
ная громада ф искальной организации и ч ерез нее доходила до
каж д о го плательщ ика. Круговая порука волощан обеспечивала
государственны й интерес фиска». Волость, как известно, была и
мощным инструментом социальной защиты ее ж и телей , важ ны м
орудием в борьбе с захватными действиями «внешних» сил (ф е о ­
далов, городов, корпораций) и с государственной зкеплуатацией.
Волость имела свою структуру органов, в которой, несм отря на
м н о ж ество местных вариантов, всегда наличествовали институты
прямой дем ократии (сход) и выборные' долж ностны е лица.
С ельски й приход представлял из себя устойчивое терри тори ­
альное сооб щ ество православных лю дей, находивш ееся в с ф е р е
иных отнош ений — духовных, молитвенно-литургических (с точки
зрен и я цели единения) и церковно-канонических (с: точки зрения
ю рисдикции). С трого говоря, :»то был территориальны й моноконф ессиональны й сою з, основой которого являлось литургическое
ед инение в общ ем храме иод духовным водительством пае тыря,
правильно рукоп олож ен н ого и е:остоящего в ю рисдикции ечше ко ­
па, В рам ках прихода рож дались только ем у присущие* цели
(душ ечтп ечи те'льство, тай Н о с о в е рш ительство), сп ец и ф и ч ес к и е
ф ункции (напр. — кате'хизация, воцерковление) и форм ы е>бщения
(богослуж ения, молебны, праздники). Приходское* сообщ ество
создавало свою иерархию : ф ормальную — клир и церковны й
актив, а также* неф ормальную — вкладчики, книж ники, знатоки
веры, старики и пр. И сторической особенностью север н о р у сско го
6
прихода Пыла долго сохраняем ая традиция вы борности клира,
гармонично сочетавш аяся с общим строем общ ественной ж изн и
черносош ной деревни.
Волость и приход отличались и структурообразую щ ей о сн о ­
вой. В рамках волости роль таковой играло д ворохозяй ство.
И менно оно было и единицей облож ения, и отправной точкой всех
расчетов, и общ епризнанны м элементом внутриволостной д ем о к ­
ратии. В приходских отнош ениях неизм ерим о больш ее значение
в качество структурообразую щ его элемента имела сем ья — «ма­
лая Ц ерковь», в которой взаимные обязательства супругов и д етей
освящ ались Ц ерковью . П одсистем ой волости была д еревн я, либо
куст д ер евен ь, часто составлявш их позем ельную общину. З д есь
склады вался с вой круг вопросов, собирались сходы, было свое
должное гное лицо (десятский, пятидесятский). На такую подси­
стем у могли быть возлож ены отдельны е обязанности в рам ках
общ ей самоорганизации волостной ж изни. Аналогичными подси­
стемами приходов были так назы ваемы е часовенны е приходы,
бравш ие на себя часть забот по духовном у окорм лению право­
славных.
П араллелизм изучения волости и прихода, оттеняя и отделяя
в традициях народной самоорганизации духовн ое от м атериально­
го и религиозное от светского, м ож ет способствовать, на наш
взгляд, более* полному видению взаимообусловленности и в заи ­
мовлияния универсальны х крестьянских сообщ еств, диалекти че­
ск о е ед инение которы х несомненно.
Степень изученности. Внимание к истории общины, волости и
се л ь с к о ю прихода Европейского С евера России XVIII века п ро­
являлось и проявляется в отечественной историографии в различ­
ной степени. Н аиболее ш ирокое освещ ение в этнограф ической и
историчен кой литературе нашли волостные сообщ ества и община.
П равославны й ж е нрихезд в качестве е)бъекта специального и сс­
ледования выступал значительно р еж е, в основном, в работах,
выполненных до 1 9 1 7 г.
П ервы е аналитические^ материалы о состоянии крестьяне:ких
сообщен 1 в появились в правите-льственных кругах и в ср ед е
губе'рне к о й администрации (записки графа Воронцова, Н ары ш ки­
на, губернатора Головцына). Те>гда же- эта тема систем атически
стала затрагиваться в книгах учае:тников академ ических эк сп ед и ­
ций — И Лепе'хина, П. Челищ ева, Н. Озерецковскоге» и др. В них
нашел отраж ение' ком плекс внеш ней среды крестьян ски х со о б ­
ществ, их пространственное и хозяй ственн ое устроение, описаны
н екоторы е из народных православных традиций.
7
В 8 0 -х гг. XVIII
в связи с начавшимся на С ев ер е Г ен ераль­
ным м еж еван и ем , было опубликовано несколько топ ограф и че­
ских описаний, а вслед за этим — ряд аналогичных обзорны х
материалов (генерал-губернатор А. П. М ельгунов). Родивш аяся
чуть п о зд н ее так назы ваем ая северн ая «губернаторская историо­
графия» (статистические справочники, описания, календари, па­
мятные книж ки), дала исследователям немало ценных сведений о
народонаселении, территориальном, административном и ц ерков­
ном делении, путях сообщ ения, властных структурах, церковны х
празднованиях местных святынях и др.
М атериалы волостных и приходских органов, крестьян ски е
сем ей н ы е архивы сумели ввести в научный оборот первы е истори ки -краеведы — В. В. Крестинин, М. Н. М ясников, А. М ерцалов
и др.
Н овы й период в изучении крестьянских сообщ еств С евера
начался с работы П. С околовского (1 8 7 7 ), вы сказавш его мысль
о волости-общ ине, сохранявш ейся — по мнению автора — на
Р усском С е в е р е вплоть до XVII в. и о ее постепенной эволю ции
в д ер ев ен ск у ю общ ину с уравнительными переделам и. В след за
нею появились общ еизвестны е работы А. Лалоша, П. С. и А. Я.
Е ф им енко, С. А. П риклонского, С. Щ епотьева, П. И. И ванова, В.
И. С ем евского, М. А. О стровской, В. Боголю бова, М. М. Богослов­
ского. Отметим, однако, что полемика о черносош но-общ инном
зем левладении, истоках и ф орм ах общины, традициях зем ского
сам оуправления и по другим проблемам, актуальным для об щ е­
ственной мысли России последних десятилетий XIX — начала XX
вв., опиралась, главным образом , на материалы XVI — XVII вв. и
край н е ред ко (и лишь в общем плане) анализировала п роцессы
XVIII в.
П р едставляет интерес и начавшаяся в России с 4 0-х i t . XIX
в. си стем ати ческая и плодотворная работа правоведов и этногра­
ф о в по сбору, описанию и систематизации народных ю ридических
обы чаев (Н. П. Загоскин, А. А. Л еонтьев, С. В. П ахман, В.
С ергееви ч, Е. Т. С оловьев). Этот уникальный материал и сейчас
является важ ны м источником для изучения ж изн едеятельн ости
крестьян ски х сообщ еств, традиций общ ественного служ ени я, у с­
троения и ф ункционирования мирских институтов. И менно тогда
в историограф ии стало утверж даться п олож ен и е о сам остоятель­
ной правовой мысли и практике крестьянства, ft признании за
крестьян ски м обычным правом качества параллельной правовой
систем ы и прямого источника права писаного, государственного.
С ельский православный приход Русского С евера и ссл ед овал ­
ся м енее интенсивно. П опулярной тем ой исторических сочинений
он стал лиш ь в последние десятилетия XIX — начале XX вв., т. е.
в п ери од известного ож ивления приходской ж изни и набиравш его
силу д ви ж ен и я за реф орм ирование приходского устроения С и н о­
дальной церкви. И зучение приходской истории С ев ер а пошло
тогда двум я направлениями — путем подготовки ф ундам енталь­
ных университетских монографий и средствами местного и стори­
ко-церковного краеведения,
Н аиболее яркими итогами первого направления стали работы
А. А. П апкова, М. М. Богословского, В. В ерю ж ского и С. В. Ю ш ­
кова. Итогом их усилий стало ф орм ирование общ ей концепции
становления, ф ункционирования и эволю ции сельского прихода
на С е в е р е России. М ысль о генетическом единстве зем ского й
п риходского устроения в регионе, где доминировало черносош ное
крестьян ство с относительной личной свободой и автоном ией
сам оуправляем ы х сообщ еств, была п олож ен а в ее основу. О дн а­
ко, очевидно, что и эта концепция строилась преим ущ ественно на
материалах XV — XVII вв. Развитие ж е прихода в XVIII в. т ак ж е
очерчивалось лишь в общ ем плане.
Второе направление реализовы валось ч ер ез статьи в северн ой
провинциальной периодике, издание отдельных брош ю р по исто­
рии наиболее известны х приходов, а т а к ж е специальной серии
книг, систем атизировавш их собранны е по оп ределен н ой програм ­
ме и стори чески е сведения о каж дом приходе. Т ак созд авал ся
корпус базовы х данных по истории северн о-росси й ски х п рихо­
дов.
В месте с тем, очевидно, что второе направление разви валось
как бы минуя концепции и наблю дения первого, а п ервое ред ко
п ользовалось достиж ениям и второго. Н е вы зы вает сом нений, что
логика познания темы в конце концов сомкнула бы усилия и ссл е­
дователей , но потрясения 1 9 1 7 и последую щ их лет ф актически
прервали эту тенденцию и надолго вычеркнули историю прихода
как сам остоятельную тему из сф еры допустимого в советской
и сторической и этнограф ической науке.
Н е удивительно, что достигнутое дореволю ционны ми и стори ­
ками имело свои пределы. П роблемы эволю ции север н о -р о сси й ­
ско го сельско го прихода XVIII в. в полной м ере так и не были
поставлены , а вы явление и осм ы сление источников остановилось
н самом начале.
О тметим в заклю чение, что в дореволю ционной церковно-истори ческой литературе (В. И. С ем евский, П. Знам енский, А. Ша9
, И. Знам енский, М. Хитрон, П. В. В ерховский и др.) был
п о ставле^ряд общих проблем приходской истории XVIII в., но их
заботили, главным образом , судьбы духовного сословия, история
ж е сам ого прихода была важ н а как фон и сам остоятельного
интереса для авторов не представляла. Д о сих пор не потеряло
своего значения ц ерковно-историко-географ ическое и ссл ед ова­
ние И. П окровского.
В этнограф ических и исторических исследованиях советской
эпохи возвращ ен и е к тем е крестьянских сообщ еств происходило
постепенно, и, главным образом, в русле изучения общины.
К 1 9 7 0 -м гг. явно определилась потребность в ш ироком
м еж региональном сопоставлении ж изн едеятельн ости институгов
крестьян ско й самоорганизации. И сследования В. А. А лександрова
о сельск о й общ ине в России XVII — начала XIX вв, и обычном
праве крепостной д еревн и России XVIII — нач. XIX в. раскры вали
общ ие механизм ы действия общины как социального института.
П о его мнению , как сословны й институт, община отраж ала соц и ­
альную организацию крестьянства в рамках ф еодали зм а, отвечала
конкретны м условиям, в которы е было поставлено крестьянство,
была сп особн а приспосабливаться в целях сам осохранени я к
си стем е оп ределен н ы х общ ественны х отношений.
Вышедшие в свет в 8 0 -е гг. исследования М. М. Громыко
вывели проблем у общины в широкий кон текст национальных
традиций и духовной культуры русских крестьян XVIII-XIX вв.
Была обрисована организую щ ая роль общины как в повседневны х
хозяй ственн ы х и соционормативных вопросах, так и в периоды
обострен и я противоречий с госпоствующ им классом, а т ак ж е
м есто общины в социальном механизм е ф орм ирования, хранения
и изм енения традиций.
Больш ой вклад в осм ы сление места сельской общины н э к о ­
ном ической и социокультурной ср ед е внесли работы Л. В. Д ан и ­
ловой. О сохран ен и и относительной сам остоятельн ости
крестьян ски х институтов в условиях крупной вотчины Ш ер ем еть ­
евы х говорит и монография Л. С. П рокоф ьевой.
Ряд с п е ц а л ь 'ы х работ о северной крестьян ской общ ине под­
готовил П. А. К олесников, предпринявш ий ее об зор с древности
и до 1 9 2 0 -х гг., и отметивший, что «от тридцатых годов XVII в. и
до конца XVIII ст. идет медленный и мучительный п роцесс стан ов­
ления в север н о й общ ине уравнительных зем ельны х переделок».
П лодотворной представляется и мысль П. А. К олесникова <> том,
что оф орм ивш аяся в ряде регионов России, в т. ч. и на С ев ер е,
систем а ф еодальны х отношений, названная «государственны м
iio h
10
ф еодализм ом », наряду с различными преобразованиям и, п ред ус­
матривала и укреплен и е общинных начал, что встречало обою дн ое
понимание как со стороны государства, так и в ш ирокой к р е сть ­
ян ской массе.
Больш ое внимание деятельности мирских властей В ологодско­
го уезд а на р у б е ж е XVII-XV1H вв. уделила Е. Н. Ш вейковская,
увидевш ая воздействие традиций волостной черносош ной общ и­
ны на владельческую . В дальнейш ем — в цикле работ о черн осош ­
ном к р е с т ь я н с т в е С е в е р а XVII в ек а — он а п л о д о т в о р н о
разрабаты вала полож ен ие о «мире» как универсальной м е ж ф о р мационной доминанте.
И сследованию общины крестьян Коми края XVIII в. были
посвящ ены работы Д. Д. Балуевой и А. К. Гагиевой. В них сделана
попытка восстановить механизм повседневного ф ун кц ион и рова­
ния общ ины-волости и установлено типологическое единство общин-нолостей Коми края с аналогичными сообщ ествам и иных
регионов С евера. А. А. Л ы сак затронула судьбы крестьян ски х
сообщ еств бывших монастырских крестьян северны х епархи й в
первы е десятилетия после секуляризации 1 7 6 4 г., придя к выводу
о трансф орм ации общины эконом ических крестьян в направлении
все больш ей ее подчиненности государственному аппарату.
Большой интерес представляю т работы М. Романова, Ю. С. Ва­
сильева, А. И. Копанева, 3. В. Д митриевой, Т. В. С таростиной,
показы ваю щ ие историю отдельных волостей.
Н овы е возм ож н ости для сопоставлений и исторических п а­
раллелей даю т исследования М. М. Громыко, Н. Н. П окровского,
Н. А. М иненко, В. В.Рабцевич, Т. А. М амсик, И. В. П о б ер еж н и ко в а
и д р ., выполненны е на материалах Сибири. Цикл м онограф ий
М. М. Громыко и Н. А. М иненко позволил реконструировать
механизм ы и традиции ж изнедеятельности крестьян ски х со о б ­
щ еств во всех сф ерах: материальной, социокультурной, экологи­
ческой и т. п., откры в новые грани и возм ож н ости крестьян ски х
м и кр о стр у кту р в конкретно-исторических условиях XVIII —
XIX вв.
Что ж е касается развития темы о православном приходе
С ев ер а в советской ис ториографии, то оно практически не со сто ­
ялось. Лишь Н. Д. Зольникова исследовала сибирскую приход­
скую общ ину XVIII в.: разработала и реали зовала м етодику
о п и сан и я ко л и чествен н ы х п арам етров си б и р ск и х п риходов,
структуру приходских институтов, их взаимоотнош ения с д у х о ­
венством и круг материальных забот. Важно, что она провела
прямую «вязь традиций устроения и ф орм ж изн едеятельн ости
11
си бирски х приходских общин с северно-российским и. Выводы
Н. Д. Зольниковой о том, что при сущ ественной утрате традици­
онных прав приходских общин в XVIII в., они продолж али о ста­
ваться «живыми единицами самоуправления» п редставляю тся
весьм а убедительны ми и сущ ественными для понимания судеб
П равославн ой церкви в слож ны й для нее С инодальный период.
А втор очертила для себя лишь ту с ф е р у приходского бытия,
которая традиционно интересна светском у историку: приходскую
общ ину, т. е. социальный институт, исклю чив молитвенно-литургическую и сакральную сф еру, являю щ ую ся, по сути, смыслом и
предназначением прихода как ж ивого органа ж и вой Ц еркви.
Н еразраб отан н ость темы о сельском православном приходе
С ев ер а лишь в н екоторой степени ком пенсировалась изучением
см еж н ы х тем — о зем левладении приходских ц ерквей (3. А.
О гризко), истории религии и атеизм а народа коми (Ю. В. Гагарин),
север н о м старообрядчестве (Ю. В. Гагарин, Л. К. Куандыков),
народной социальной утопии (А. И. Клибанов) и др. Ц енны е
материалы ввели в научный оборот сборники по агарной истории
В ологодского проблем ного объединения, а т а к ж е сборники по
истории общ ественной мысли и культуры, издаваем ы е в Н овоси ­
б и р ск е под ред. Н. Н. П окровского.
К сож ал ен и ю , явно недостаточны материалы и подходы к тем е
о сельско м православном приходе, которы е имею тся в вышедших
в последние десятилетия общих работах по истории Русской
православной церкви и в исследованиях церковны х историков,
как отечественны х, так и зарубеж ны х. Н есм отря на то, что в
работах, подготовленных в рам ках православной традиции, само
понимание церковного служ ения, в том числе и приходского,
глубж е и тоньш е, конкретно-историческая сторона их п ред став­
ляется д ал еко не полной.
В п о сл ед н ее время появились и первы е програм м но-постано­
вочные работы, определяю щ ие ближ айш ие проблемы в познании
темы, сф орм ировался постоянно действую щ ий сем инар о право­
славии и его м есте в народной русской культуре (М. М. Громыко).
Помимо исследований, прямо развиваю щ их тем у кр естьян ­
ских сообщ еств, выделим ещ е несколько групп работ.
Т ак, накоплен полезный материал и рож дены концепции по
ряду см еж н ы х проблем и, в первую очередь, в трудах историков
крестьянства. Н. М. Д руж инин утвердил в нашей историограф ии
представлен и е о статусе государственны х крестьян С ев ер а XVIIIпервой половины XIX в. как о занимавших «пром еж уточное
п о л о ж ен и е м еж д у помещичьими крепостны ми и свободны ми
12
людьми». О но основы валось на тщательном исследовании зак о н о ­
дательства, длительного периода взаимных отнош ений государст­
венной власти и казенной (черносош но-государственной) деревни.
А втор показал нарастание теории и практики государственного
попечительства. На основе мысли В. И. Л енина о «государствен­
ном ф еодали зм е» Н. М, Д руж инин выстроил концепцию антаго­
нистического противоборства государства и крестьянства. В то ж е
врем я собствен н о крестьян ски е сообщ ества XVIII столетия как
су б ъекты ж и зн ен ной действительности им практически не р ас­
сматривались.
М онограф ия П. А. К олесникова о северн ой д ер ев н е XVпервой половины XIX в. и цикл его статей по историческим,
этнограф ическим , дем ограф ическим , историко-географ ическим
сю ж етам значительно расширили и углубили ф актологическую и
концептуальную основу истории северного крестьянства XVIII в.
И сследователь предлож ил и обосновал географ о-эконом ическое
р ай он ирован и е Европейского С евера, одним из первы х стал
встраивать социальны е, административны е и общ ественны е стр у к ­
туры д еревн и XVIII века в пространственную и природную среду
региона. И сследовав д ем ограф ические и миграционные сю ж еты ,
он определил этапы в народонаселении края, нарисовав по отн о­
ш ению к XVIII столетию длительную ретро- и персп ективу соот­
ветствую щ их процессов.
Заметным явлением в отечественной историограф ии 6 0 -7 0 х гг. стала группа работ по истории отдельных категорий р осси й ­
с к о г о к р е с т ь я н с т в а (Я. А. Б а л а г у р о в , И. А . Б у л ы г и н ,
Ю. С. Васильев, Н. А. Горская, Е. И. Индова, А. И. К опанев,
А. А. П р ео бр аж ен ски й , Ю. А. Тихонов, А.С. Ч еревань, Е. Н.
Ш вей к о вская и др.). Н есом ненную ценность представляет во сста­
новленная во всей кон кретике картина ф ункционирования к р е ­
стьянского хозяйства, зем ельны х и имущ ественны х отнош ений,
тенденций социальной стратиф икации различных категорий к р е ­
стьян, находящ ихся в отличных друг от друга статусно-правовы х
подсистемах. А. И. К ом иссаренко представил редки е материалы
о ф орм ировании антикрепостнического м ировоззрения крестьян
XVIII в. В исследовании о состоянии духовны х вотчин накануне
секуляри зац и и, он показал систему управления вотчинами и о с о ­
бый статус мирского самоуправления в м онасты рских владениях.
И. В. Власова, исследуя традиции крестьянского зем л еп о л ьзо в а­
ния XVII-XVIII вв. и сопоставляя их в рамках природно-географ и­
чески близких регионов — П оморья и Сибири — рассм отрела
воздей стви е крестьянской общины и обычного права на разви тие
13
позем ельны х отнош ений и традиции зем леделия. У бедительными
представляю тся подходы автора к определению влияния подуш ­
ной нодати и Генерального м еж еван и я на п ереход к позем ельной
общ ине с уравнительны ми переделами. А втор показала э ф ф е к т и в ­
ность метода картограф ирования, позволивш его, казал ось бы, в
и зв е с т н о м о б н а р у ж и т ь ск р ы ту ю инф орм ац ию . Д и ссер тац и и
Н. Л. К онькова и О. Б. Кох обрисовали конкретно-историческую
ср ед у Д винского края XVIII в. С ущ ественны е предопосы лки для
расш ирения представлений о социокультурном и духовно-нравственном кон тексте ж изн едеятельн ости крестьянских сообщ еств
д аю т этнограф ические- исследования народной культуры, тради ­
ций, этносознания, общ ественного и домаш него быта (Т. А. Бернш там , А. В. Б у г а н о в , Т. А. В о р о н и н а,
А. Н. Д а в ы д о в ,
С. И. Д митриева, Л. Н. Ж ер еб ц о в , А. П. Лашук, Н. П. Л ю тикова,
К. К. Логинов, Н. М. Т еребихин, А. А. Угрюмов, Т. Б. Щ епанская).
Н ы не этот массив данных о традициях и культуре ареалов н у ж ­
д ается в новом осмыслении общих тенденций и состояния народ­
ной духовной и материальной культуры. В этой связи приобретает
о соб ую значим ость цикл работ М. М. Громыко, показы ваю щ ий,
что «в целом в этнокультурном развитии русского крестьянства
преобладали консолидационны е процессы при вы сокой вариатив­
ности частного характера». Этот принципиально важ ны й вы вод
им еет н еп о ср ед ствен н ое отнош ение и к традициям крестьян ского
общ еж ительства.
Ц енн ую инф орм ацию со д ер ж ат исследования н арод он асел е­
ния и территориально-пространственны х систем С евера. В р аб о­
тах М. В. Витова и И. В. Власовой
о систем ах рас селени я
З а о н е ж ья , Западного П оморья и У стю ж ского края за длительный
исторический период XV1-XX вв. был обоснован блок базовы х
понятий, необходимы х для характеристики типов расселен и я,
засел ен и я и поселений, а так ж е форм поселения. С оциальная
сущ ность поселений органически увязы валась не только с внут­
ренними хозяйственны м и и экономическими процессам и, но и с
особен н остям и п роцесса заселения местности, его планировкой
и группировкой поселений. Аналогичные материалы по Коми краю
п редставлены А. П. Лашуком, Л. Н. Ж ереб ц овы м , по Я ренским и
Кеврольс ким зем лям — Н. П. В оскобойниковой и М. А. М ацуком,
по М езени — А. П. А ф анасьевы м , по Ваге и Каргополью —
Ю. С. Васильевым.
О бобщ ен н ы е подсчеты народонаселения гю региону и их
с опоставимы й анализ произведены В. М. К абузаном и Я. Е. Водарским.
14
К ним блугжо примыкаю т работы по типологическом у ан али зу
ср еды обитания, п рин адлеж ащ и е историкам ар хи тек туры
(В. П. О рф инском у, П. П. М едведеву, Ю. С. Ушакову, а т ак ж е
А. В. О половникону) и исследователям исторической географ ии
ландш аф тов (Е. А. Скупииова).
И сториограф ический обзор выявил, на наш взгляд, явный
н едостаток исследований, непосредственно освещ аю щ их со сто я­
ние и эволю цию крестьянских сообщ еств на Европейском С е в е р е
России в XVIII столетии. Эта эпоха стала свего рода «нейтральной
полосой» — историки предпочли, главным образом , со с р ед о то ­
читься на б олее ранних эпохах, а этнограф ические работы о с в е ­
щ аю т чаще всего век XIX-ый и последую щ ие. О днако, накоплен
огромный материал и рож дены концепции по ряду см еж н ы х и
близких проблем, б ез чего была бы н евозм ож н ой постановка и
р ещ ш ж е сф орм улированны х нами исследовательских задач.
Источники. О снову для исследования составили н есколько
групп источников, как опубликованных, так и архивны х; п ослед­
ние сконцентрированы в девяти архивохранилищ ах: Российском
государственном архиве древних актов (М осква), Р оссийском
государственном историческом архи ве (С.-Петербург), Государст­
венном архи ве Вологодской области (Вологда), его ф илиале в
г. Великом Устюге, Государственном архиве А рхангельской об ла­
сти (Архангельск), Центральном государственном архи ве К арелии
(П етрозаводск), Ц ентральном государственном архи ве Р есп убли ­
ки Коми (Сыктывкар) и Научном архи ве Коми научного центра
У рО РАН. А кцент делался на вовлечение в научный оборот
источников из местных архивов С евера, все ещ е недостаточно
используемы х.
И з опубликованны х материалов были привлечены норм атив­
ные и законодательны е акты государственного и церковного
п роисхож ден ия, вклю ченны е в «Полное собрание законов Р ос­
си й ско й империи» (П С З-1, тт. I-XXVI), «О писание докум ентов и
дел, хранящ ихся в архиве С вятейш его П равительствую щ его С и ­
нода», а т а к ж е «П олное собрание постановлений и расп оряж ен и й
по ведом ству православного исповедания Р осси й ской империи».
О со бу ю группу опубликованных материалов составили итоги н е­
которы х научных обследований С евера, проводимы х в рам ках
программ А кадемии наук, подворных п ереп и сей и анкетны х об ­
следований, издания Вольного эконом ического общ ества, публи­
кации север н о го летописания, а так ж е публикация в «С борнике
и м ператорского российского исторического общ ества» (Т. 1 2 3 ,
15
С П б., 1 9 0 7 ), н аказов северны х государственны х крестьян в
У лож енную ком иссию 1 7 6 7 -6 8 гг.
Больш ой информативной насы щ енностью обладаю т д о к у м ен ­
тальны е публикации, предприним аем ы е С еверны м отделением
А рхео гр аф и ческо й ком иссии РАН. С реди них — публикации П.
А. К олесниковы м итогов ревизий по всем уездам С евера, эк о н о ­
мических примечаний к Генеральному м еж еван и ю по ряду тер р и ­
торий, п ер еп и сей начала XVIII в. (переписных и окладны х книг,
ландратских переписей), а так ж е материалов по мобилизации
север н о го податного населения в первой четверти XVIII в.
О сновной источниковый ф он д диссертации составили ар х и ­
вны е материалы, подразделяем ы е на несколько видов.
К первом у виду отнесем нормативные акты светской и ц ер ­
ковной власти, позволивш ие представить^ Д ействие на местах
общ егосударственны х и об щ ец ер к о вн ь ^ установлений. О со б о е
п о л о ж ен и е при зЛ’ом занимаю т п ослан и якй е^рн орусски х а р х и е р е ­
ев к пастве, их дошрния n'f> вопросам боу-оСлу^ения, требоиспранления, душ епойстительСтва и то л ко в ан и я, догматов, п оскольку
ю рисдикция епископа как главы епархии по этим темам была
весьм а обш ирной, что объясняется статусом епископа в право­
славном учении о Ц еркви.
Второй вид составили эконом ико-географ ические и статис ти­
ч еск и е описания, картограф и чески е материалы, рож д ен н ы е Г ен е­
ральным м еж еван и ем , а т ак ж е материалы ревизий.
Т ретью группу представляю т источники, рож д ен н ы е государ­
ственным, церковны м и крестьянским делопроизводством .
П р е ж д е всего это массив распорядительны х докум ентов: при­
казов, инструкций, циркуляров, промеморий и др. О со б о е зн ач е­
н ие п ридавалось распорядительным документам, направляемым
н еп о ср ед ствен н о в крестьян ски е сообщ ества — инструкциям и
наставлениям старостам и сотским, церковным старостам и «по­
повским заказчикам ». К онкретны е и актуальны е для каж дого
врем ени ситуации и вопросы отразились и в сохранивш ихся
инструкциях различным чиновным людям, вы езж аю щ им на места
для контроля, ревизии, сбора информации, вы яснения «нужд» и
пр. Все вм есте, они даю т представление о той см ен е акцентов в
регулировании крестьян ски х сообщ еств, которая в течение века
происходила в светски х и церковны х структурах.
В ответ на распорядительны е акты властей сн и зу поднимался
не меньш ий поток докум ентов докладного характера: доклады ,
рапорты , донесен и я, представления, записки и пр. Н аиболее
м ассовы й характер имею т рапорты, что п орож д ает свои источни­
16
ковед ч еск и е проблемы при их изучении, вы званны е как станд ар­
ти зац ией ф ормуляра, так и укрытием реалий д ер ев ен ск о й и
приходской ж изни. Б олее интересны донесен и я и различны е
служ ебны е' записки, сод ерж ащ и е детальное описание неордин ар­
ных ситуаций и событий.
Д елопрои зводство второй половины XVIII в. породило весьма
важ н ую протокольную документацию , среди которой инф орм а­
ционным разн ообрази ем выделяю тся ж урналы заседаний нам ест­
нического и губернского правлений, ниж него зем ского суда и
ниж них зем ских расправ и др.
М ногочисленны регистрационно-учетны е и статистические д о ­
кументы. С реди них выделяю тся своей сохранностью и м ассово­
сть ю м е т р и ч е с к и е и и с п о в е д н ы е кн и ги, п о л ь зу ю щ и е с я
заслуж ен ны м вниманием не одного поколения историков и этно­
графов. Изучены т а к ж е ведомости и реестры : списки церквей ,
духовенства, реестры рекрутов, ведомости д етей духовенства,
сводны е данны е об урож аях, об имущ ественном состоянии к р е ­
стьян и духовенства, перечни учащихся семинарий и т. п.
С охранились послуж ны е сведения о приходском духовенстве,
а от последних десятилетий XVIII в. — и о выборны х лицах
крестьян ского мира. При этом особую ценность п редставляю т
м ирские приговоры о выборе сотских, старост, рекрутски х цело­
вальников, «счетчиков», сборщ иков, засед ателей . О тдельную
статью составляю т документы, сопровож даю щ и е поставление
приходского свящ еннике: «мирской излюб», личное челобитие
кандидата в свящ енны й сан, ставленная грамота. Ф ункциональная
роль каж д о го из них на протяж ении столетия сущ ественно м еня­
лась, о тр аж ая см ену подхода Синодального и епархиального
руководства к ф орм и рован и й пасты рского корпуса.
Ч етвертую группу источников составили публично-частные и
частно-публичные акты, заклю чаемы е в крестьян ской среде: по­
рядны е, поручительства, отпускны е и приемные письма, расписки,
подписки, квитанции, изветы, доверенности, поступочны е и д о го ­
ворны е письма, свидетельства, согласны е подписки, одобри тель­
ные письма, м ирские и групповые челобития. Чащ е всего они
сохранились в отры ве от источников, могущих объясни ть о б стоя­
тельства дела и его заверш ение. Тем не менее, каж ды й из таких
д окум ентов проясняет конкретны е обстоятельства д ер ев ен ск о й
ж изни, позволяет восстанавливать многое из внутри деревен ских
отнош ений, не имеющих прямого отраж ения в иных архивны х
источниках.
17
П ятую группу составили судебно-следственны е и п р о ц ессу ­
альны е материалы. С реди них мож но различать источники, р о ж ­
д ен ны е в государственны х и церковных органах, и материалы
разби рательств в рам ках крестьянских сообщ еств, производим ы х
на нормах обычного права. Эти источники позволили очертить
сво его род.) «зону конфликтов» в государственной д ер ев н е и
вы явип. динам ику и направленность е е развития.
В целом, разн о о б рази е ф орм информации (количественная,
аналитическая, описательная, изобразительная) и типов (первич­
ная и сводная, сплош ная и выборочная), полученной из и сп ол ьзо­
ванного ф он да источников, д ает осн ован ие для вывода о том, что
он вполне достаточен для реш ения поставленных задач. В месте с
тем, н еко то р ы е стороны поставленной в диссертации темы отра­
ж ены в источниках на грани допустимого минимума. В таких
случаях ценность ф актов и свидетельств зам етно возрастает, но
какой -либо статистический подход к подобной информ ации ста­
новится неуместным. Единичное или многократное упоминание о
тех или иных нормах поведения, обычаях или ритуалах, в таких
случаях служ и т слабым основанием для суж дени й о степени их
распространения. Д умается, что на соврем енном уровне познания
тем ы это о б язы вает нас к наиболее полному учету всех случаев
подобной информации, особенно, если то или иное собы тие
п редставлен о развернуто.
Апробация работы. О сновны е наблю дения и выводы и ссл ед о­
вания были представлены в сообщ ениях и докладах автора на
сесси ях В сесою зного аграрного симпозиума (Таллин, 1 9 8 4 ; К а­
зань, 1 9 8 6 ; М инск, 1 9 8 9 ; Екатеринбург, 1 9 9 1 ), В серосси йски х
научных кон ф ерен ц и ях, проводимых при участии В ологодского
п роблем ного объединения по агрсГрЯюй истории Е вропейского
С ев ер а России (Вологда, 1 9 8 7 , 1 9 8 9 , 1 9 9 2 ; А рхангельск, 1 9 9 1 ;
П етрозаводс к, 1 9 9 0 ; Сыктывкар, 1 9 8 8 , 1 9 9 0 ), В серосси йской
научной кон ф еренц и и «П росвещ ение в кон тексте национал).пых
культур» (М осква, 1 9 8 9 ), «И стория взаим одействия общ ества и
природы; ф акты и концепции» (М осква, 1 9 9 0 ), Вологодской
сесси и м еж дународного С ергиевского конгресса (Вологда, 1 9 9 2 ),
в Ц ен тр е по истории религий Института российской истории РАН
(1 9 9 3 ) и научном сем инаре «П равославие в русской культуре»
Института згнологии и антропологии РАН (1 9 9 3 ). О тдельны е
разделы диссертации обсуж дали сь на заседании отдела истории
России периода ф еодали зм а Института истории С С С Р А Н С С С Р
(1 9 8 8 , 1 9 9 0 ). В целом диссертация была об суж д ен а на к а ф ед р е
О течествен н о й истории Вологодского государственного педагоги­
18
ческого института и на совместном заседании группы историче­
ск о й этнографии и конф ессиональной этнографии при Ц ен тре
русски х исследований Института этнологии и антропологии РАН
(1 9 9 3 ).
О СН О ВН О Е СОДЕРЖ АНИЕ.
Д иссертация состоит из Введения, т рех разделен (каж ды й из
которы х вклю чает д ве главы) и Заклю чения. В П ри л ож ен и е к
диссертаци и внесены табличные материалы, характери зую щ и е
кр естьян ски е сообщ ества, систем у приходских храм оим енований
С ев ер а, а та к ж е сведения об использованных источниках и спи­
со к литературы .
В ведение оп ред еляет цели, задачи и принципы исследования,
степ ен ь изученности проблемы, со д ер ж и т анализ источников.
Р аздел первы й «Территория и население» вклю чает в себ я д ве
главы, в которы х последовательно охарактери зован а иерархи я
п р о стр.ш ствен н о-расселен ческих систем региона и типология
внутреннего пространства традиционных крстьянских сообщ еств.
Г л а в а п е р в а я — «Внешнее пространство» — посвящ ена
ан али зу тр ех уровней пространственны х систем, в которы х к а ж ­
д о е из крестьян ски х сообщ еств осущ ествляло свою ж и зн е д е я ­
тельность.
П реж де
всего
обосновано
единство
м акротерриториального ж изненного пространства Е вропейского
С ев ер а России, под которым понимается (если следовать рай он и ­
рованию , разработанном у П. А. Колесниковым, И. В. В ласовой,
А. А. П р ео б р аж ен ски м , Ю. С. Васильевым) территория от водо­
раздела С еверн ой Двины и Волги (на юге) до б ерегов Л едовитого
о кеан а (на севере;), от Уральских гор (на востоке) до Ф инляндии
(на западе), но б е з перм ско-соликам ской зоны, как б олее тяготе­
ю щ ей к XVIII к. к Уралу, и В ологодско-Белозерского ареала,
крестьян е которого находились в с ф е р е частноф еодальной э к с ­
плуатации. В пределах выделенной м акротерритории к началу
XVIII в. прож и вало ок. 6 0 0 тыс. крестьян, объединенны х в 4 87
терри ториальных сообщ еств типа «волость» и — одноврем ен но —
в 9 1 3 православны х приходов.
К исходу XVII в. заверш ился период ф орм ирования се в е р н о ­
русской этнограф ической общности, ее социальн о-хозяй ствен ­
ных и культурно-бы товых признаков. С труктурно-пространствен­
ной и к о м м у н и к а т и в н о й о с н о в о й м а к р о т е р р и т о р и и ст а л о
п риречн о-п ри озерн ое (приводоемное) очаговое расселен и е, его
органичная св язь с природным ландш афтом при о б щ е ^ е в ы с о к о й
19
плотности населения. Установлено, что именно это обесп ечи ло к
XVII в. единый хозяйственно-культурны й тип, важ н ей ш ей чертой
которого стало оптимальное согласование между: а) особ ой си с­
тем ой зем леделия и зем лепользования, б) сп ец и ф ической с и сте­
мой р ас с е л е н и я , в) влиятельной к р е сть ян ск о й п о зем ел ьн о й
территориальной организацией. С оциально-правовой доминантой
м акротерритории было преобладание черносош но-государственного крестьян ства и механизм ов управления и эксплуатации,
свойственны х си стем е «государственного ф еодализма». В начале
XVIH в. н ходе петровских реф орм северн о-росси й ская м акротер­
ритория получила и вполне закончен н ое административное о ф о р ­
м л е н и е в в и д е А р х а н г е л о г о р о д с к о й гу б ер н и и , а в к о н ц е
столетия — в ф о р м е Вологодского наместничества. С XVI в.
усилилась духовная общ ность макротерритории: именно тогда
С ев ер покры лся разветвленной сетью сельских православны х
приходов, чья деятельн ость укреплялась, главным образом , д у х о в ­
ным воздействием многочисленных монастырей. В 1 6 8 2 г. Холм о го р ы и В. У стю г с т а н о в я т с я к а ф е д р а л ь н ы м и го р о д ам и
н овоучреж денн ы х епархий, что означало заверш ен ие строи тель­
ства ц ерковн ой организации во всей полноте на всей м акротер­
ритории.
В п ределах м акротерритории в с е л я ю т с я особ ы е зоны —
субтерритории, т. е. части региона с наиболее общими чертами
развития. П ервую составили Т отем ские, В ели коустю ж ски е, Сольвы чегодские и в известной степени Я ренские земли (10% площади
рассм атриваем ой макротерритории и 37% населения). П ри зн ан ­
ным админис тративным, церковным, культурным и торгово-хозяйственны м центром е е был В. Устюг. Вторую субтерриторию
образовали земли средн его и ниж него П одвинья, бассей ны Ваги
(с Устьинскими волостями) и Пинеги, п о б е р еж ь е Д винской и
О н е ж с к о й губы Белого моря, Турчасов стан, а т а к ж е исторически
и географ ически тяготевш ий к Н и ж н ем у П одвинью М езен ски й
край. О ни охваты вали 18% площади и вмещ али 3 3% населения.
Н есом ненны м центром субтерритории долгое время были Холмогоры, уступивш ие в XVIII в. эту роль А рхангельску. Т ретью
си стем у представляли северо-зап адн ы е земли: К аргопольский
у езд (без Турчасова стана), О лонецкие земли и З а о н е ж с к и е
погосты ( 9% площади и 25% населения). Ц ентр субтерритории
п ерем ещ ался — с XVI в. им был Каргополь, к XVIII в. — О лонец,
впоследствии — П етрозаводск. На протяж ении столетия контуры
субтерриторий поддерж ивались образованием провинций и еп ар ­
хий, в основном совпадавш ими с их пределами.
20
П омимо субтерриторий в пространственной организации С е ­
вер а вы деляю тся д в е периф ерийны е зоны (Кольская и П устозерская), охваты ваю щ и е половину площади С ев ер а, но кр ай н е
м алонаселенны е — 1,5% ж ителей.
О тосительно самостоятельны е системы расселения, е с т е с т ­
венно-историческим путем слож ивш иеся в б ассей н ах крупных
север н ы х рек или озерно-речны х систем образовали м езотерри тории. К XVII в. они оформ ились в уезды , приобретя таким
образом административно-государственны й статус. К аж дая из м е­
зотерриторий обладала своими специф ическими признаками, что
придавало и звестн ое сходство ее крестьянским сообщ ествам .
И м енно в рам ках м езотерриторий ф орм ировалась и приобретала
реальную ценность своего рода иерархия крестьян ски х со о б ­
щ еств — центральны е и периф ерийны е, д осягаем ы е для о п ер а­
тивного управления и груднодоступные, дочерние и м атеринские,
слож и вш и еся естествен н о и учреж ден н ы е искусственно и др.
Для специального рассмотрения вычленяю тся м и кротеррито­
рии — малые системы сообщ еств, в большом количестве склады ­
вавш иеся в рамках каж дой из м езотерриторий. Они оф орм ляли сь
под воздействием ряда ф акторов: а) исторической общ ности,
получавш ей в ряде случаев ф ормальный или полуф ормальны й
статус: земли, станы, трети и т. п.; б) временны х со ю зо в для
совм естны х действий; в) общ его несения государственны х повин­
ностей, таких как рекрутская, трудовы е мобилизации, охрана
л есо в и пр.; г) географ ической близости и удобства средств
сообщ ения; д) принадлеж ности к той или иной категории к р е сть ­
ян; е) общ его владения или пользования угодьями и др. П ри ход ­
ск и е сообщ ества укрепляли единство микротерриторий путем
о бразован ия кругов храмоименований в пределах м и кротеррито­
рии; посредством церковно-административного единения в зак азы
(благочиния); благодаря возникновению м еж п риходских с ф е р по­
читания местных православных святы нь и др.
М икротерритории оказы вались весьма прочными об р азо в ан и ­
ями. В будущ ем, после реф орм ы П. Д. К иселева многие из них
составят основу новых укрупненны х волостей. В ряде м и кротер­
риторий, как показы ваю т этнограф ические исследования, вы пол­
ненны е на б о лее поздних материалах, склады вались сам оназвания
групп населения и специф ика этнокультурной среды .
Г л а в а в т о р а я — «Внутреннее пространство»- со д ер ж и т
ан ал и з количественны х парам етров (численность населенн ы х
мест, плотность, пределы) и наиболее распространенны х вариан­
тов организации внутренного пространства крестьян ски х с о о б ­
21
щ еств. Д етальное рассм отрени е количественны х парам етров во­
лостей по м езотерриториям и сущ ествовавш ие в официальных
нормативных актах и крестьянском сознании представления, по­
зволили выделить четы ре типа волостей: а) очень крупные: б олее
3 тыс. чел. (1,8% сообщ еств, 7,6% населения); б) крупные: от
1 0 0 0 д о 3 0 0 0 чел. ( 33,5% волостей, 5 6 ,1 % населения); в)
средн и е: от 5 0 0 до 1 0 0 0 чел. (3 1,4% волостей, 26,1% населения);
г) мелкие: до 5 0 0 чел. (33,3% волостей, 10,2% населения).
О бращ аю т на себя внимание н екоторы е локальны е о со б ен н о ­
сти в количественны х характеристиках волостей:
— в зем ледельческих районах старого и плотного заселен и я,
при стабильной д ем ограф ической ситуации и прекращ ении миг­
рационны х потоков, наблю дается большая пестрота в разм ерах
волостей;
— в зем лях ниж него и среднего Подвинья, по П инеге и
М езени , где население тяготело к нрибреж ны м ландш афтам мощ ­
ных северны х рек, а наряду с зем леделием больш ую роль играло
ж ивотноводство, сходство условий уменьш ало их многовариант­
ность;
— в северо-восточны х зем лях (Коми край), где черносош ны е
волости буквально терялись в лесной стране, они становились
ком пактнее;
— в зем ледельческих районах относительно позднего за с е л е ­
ния, куда и в XVIII в е к е продолж ались миграционные потоки, где
н аселен и е обж и вало малые лесн ы е реки, могли склады ваться
больш ие волост’ -/о н ф ед ер ац и и , каж д ая из которы х делилась на
станы, приходы , концы и т. ri.
П ровед ен н ая параллельно дем ограф ическая и р ассел ен ч еская
характери сти ка приходов дала ещ е одну типологизацию : I тип
составила группа приходов, где населенность превыш ала 1 0 0 0
человек. Для таких приходов церковны е власти разреш али иметь
двойной, а если нуж но, то и тройной клир — 2-х свящ енников,
2-х дьячков, 2-х пономарей и т. д. К этому типу относится 3 2,2%
приходов. Его варианты: а) больш ое село и прим ы каю щ ие к нему
н еск о л ько мелких поселений: приморский вариант; б) больш ое
число д ер ев ен ь , разм ещ енны х в н еп осредственной близости:
плотно засел ен н ы е районы П одвинья, П осухонья, местности
вдоль Вычег ды; в) больш ое количество д еревен ь, разбросанны х на
значительном расстоянии; в зонах водораздела и по суходолу. Тип
II — средн и е приходы с населением от 5 0 0 д о 1 0 0 0 человек,
3 7 ,4 % от общ его количества приходов. Варианты: а) ком пактное
разм ещ ен и е деревен ь: Н и ж н ее подвинье, Коми край; б) поселения
22
разбросаны на значительные расстояния: места сравнительно н е­
давнего зем ледельческого и промыслового освоения. Тип III *—
малы е приход»,|, где прихож ан м енее 5 0 0 (30,3% ). Варианты: а)
приход, слож ивш ийся вокруг бывшего небольш ого монасты ря или
пустыни: б) вновь образованны й приход, отпочковавш ийся от
разросш егос я на местах новых заселений и пугях миграционных
п ерем ещ ений; в) приход, основанный покровителями — предпри ­
нимателями, казной и пр.
Выделены наиболее типичные случаи внутриволостной и внутриприходской топографии: волости, хорош о связан ны е ес теств ен ­
ными и искусственны ми коммуникациями, с ярко вы раж енны м
многоцентрием и расчленением духовного и светского центра;
волости, рас тянуты е вдоль небольш ой реки с ярко вы раж енны м
центральны м кустом д ер ев ен ь и «периферией»; притрактовы е
волости с единым центром и с рас сеянными в лесн ой целине
починками; волости, располож енны е на одном берегу крупных
р ек с ассим етрично располож енны м погостом и др.
О тм ечается, что приходская ж и зн ь создавала вполне за в е р ­
ш енную организацию пространства, свою сакральную топогра­
ф и ю и о с о б ы е ф у н к ц и о н а л ь н ы е зо н ы . С р е д и п о с л е д н и х
повсем естн о вы делялась малая зона (комплекс приходских х р а­
мов, колокольня, кладбищ е), отделявш аяся от м ирских застр о ек
определенны м пространством, а так ж е большая зона (сооруж ен и я
и знаки по всей территории прихода — часовни, поклонны е и
памятны е кресты , приписные церкви, обетны е камни и др.). О б е
зоны были в зримом и незримом единстве и взаи м оп рони кн ове­
нии, ко торое сос тавляло важ нейш ую часть приходского орган и з­
ма, являлось особенностью духовной культуры и обустройства
кр естьян ско го общ еж ительства.
Д ве трети крестьян С евера прож ивали в условиях относитель­
но крупных волостных сообщ еств, в коих принимать реальн ое
участие в самоуправлении могло одноврем енно от 2 0 0 до 6 0 0 и
б олее человек. З д есь склады вались условия для ф орм ирования
представительного самоуправления, а полож ен ие вы борного мир­
ского лица могло дистанцироваться от основной массы крестьян
и приобретать признаки официоза. Т реть сельского н аселени я
п рож инала в средних и малых волостях, где численность «право­
способны х» колебалась в пределах 3 0 -8 0 человек, а властны е
ф ункции м ирских долж ностны х лиц сохраняли признаки патриар­
хальности. П о количеству таких сообщ еств было в 2 раза больш е,
чем крупных. В условиях бю рократизации управления они все
мене*' совпадали с нормами услож няю щ егося делопрои зводства,
23
а властность их выборных лиц и возм ож ности принуж дения всегда
оставались проблематичными, особенно в конфликтны х ситуаци­
ях.
Аналогичным было распределение крестьян по приходам и
соотношение* крупных, средних и малых приходов. Но поскольку
в рамках крупных приходов учреж дался двойной клир, то условия
для требоисправления, душ епонечительства, научения вере и уча­
стия в литургическом единении как бы сближ ались, в меньш ей
степени оп ределяли сь разм ерам и прихода. Этому содействовала
и б олее вы разительная и насыщ енная приходская топограф ия.
В аж но и то, что при неоднократных попытках властей стандарти­
зирован» приходы, ни один из северорусск и х ар х и ер е ев д а ж е не
приступал к лом ке устоявш ихся приходских пределов.
В течение XVIII в. было сохранено главное достоинство п ро­
странственной организации крестьянских сообщ еств — е е много­
вариантность. В условиях огромного региона с редким населением
и растянутыми коммуникациями такая гибкость крестьян ского
общ ественного устроения признавалась всеми сторонам и — госу­
дарством , Ц ер ко вью и крестьянством. М ноговариантность с о зд а ­
вала свего рода м еж п риходскую и м еж волостную иерархию ,
которая гасила и зд ер ж ки изоляции малых и средних сообщ еств.
В р азд ел е втором — «Организация» — предприним ается ан а­
лиз эволю ции традиционных институтов крестьян ской сам оорга­
низации в п ределах XVIII в.
Г л а в а
т р е т ь я
рассм атривает состоян ие и развитие
волостных институтов. На С ев ер е Е вропейской России они и в
XVIII в. продолж али оставаться — в главном — в рам ках традиций
и вполне сохраняли известный дуализм. Будучи средством к р ес ть­
ян ской сам оорганизации, интегрированным в государсгвенно-влас т н у ю с т р у к т у р у , м и р с к и е и нституты п о -п р е ж н е м у бы ли
сориентированы на д о сти ж ен и е возм ож н ого баланса и нтересов
казны , общины и отдельного крестьянского хозяйства. Т акая
направленность обусловила его четыре ветви: а) м ирской сх о д в
различны х его вариантах: полный (валовый), неполны й (избира­
тельный), д ер евен ск и й , неформальный (инициативный) и др.; б)
вы борны х долж ностны х лиц, связанны х друг с другом взаимной
зависим остью и соподчинением: сотский, староста, целовал!.ник,
сборщ ик, выборный, рекрутский голова, пятидесятский, д е с я т ­
ский; в) порученцев, выполнявших разовы е задания крестьян ского
сообщ ества или его отдельных заинтересованны х групп: посмльщ ики-ходатаи, посылыцики-агенты, посы лы цики-сопроводители,
понятые, поручители, счетчики, оценщики; г) лиц, рабси
мих в
24
«аппарате» волости по найму: мирские писчики, ручники, сторож а,
приставы, кормщики. К тому ж е постоянно сущ ествовал слой
крестьян, проявлявш их повышенную активность в д елах со о б щ е­
ства: постоянны е участники сходов, грамотеи, книж ники, стар о ­
жилы, отставны е солдаты и др.
Р азвитие системы абсолю тизма и бю рократических тенденций
в XVIII столетии стало подводить под эту традиционную систем у
нормы всеохваты ваю щ его государственного законодательства.
В аж но, что к концу столетия все долж ностны е вы борны е лица
волости имели установленный государством и закреп лен ны й в
различны х правовы х актах общ егосударственного и м естного
значения перечень долж ностны х обязанностей, а та к ж е форм ы
теку щ ей и итоговой отчетности, перечень санкций за уклонение
от надлеж ащ его порядка деятельности. Н оменклатура таких вы ­
б о р н ы х долж ностны х лиц стала унифицироваться и разрастаться
:аа счет появления рекрутских голов, выборных, засед ател ей и др.
Вс© они вводились в долж ность специальными актами местных
властей и несли персональную ответственность не только п ер ед
миром, но и п ер ед уездной или ведомственной администрацией.
Н аблю далась п ереоц ен ка п рестиж ности и общ ественной значи­
мости выборны х д олж ностей в глазах крестьян, ф и кси ровали сь
случаи уклонения от избрания. П оэтом у довольно острой к концу
в ека становится проблема резер во в для вакантных мест в мирском
управлении.
На этом ф о н е п овсем естное распространение находит обычай
в важ н ей ш и х делах опираться на миссии мирских посыльщ иков.
В олей-неволей именно они, обивая пороги присутственны х мест,
были ходатаями и агентами крестьянского сообщества, носи теля­
ми е ю интересов и инициативы. Их роль и п рести ж зам етно
возросли. Д еревн я как бы укреплялась во мнении, что значитель­
ная группа проблем м ож ет отныне успеш но реш аться за п ред ел а­
ми крестьян ского сообщ ества. П оказательно так ж е, что институт
м ирских посы льщ иков мог более гибко служ ить интересам р а з­
личных групп крестьянского сообщ ества (больш езем ельны х, м а­
л о зе м е л ь н ы х , се м ей н ы х и р о д ств ен н ы х клан ов, с о с е д с к и х
об ъед и нени й и пр.). У силение данной ветви крестьян ского сам о­
управления как бы ком пенсировало нарастаю щ ую «заж атость» и
зареглам ентированность формальны х долж ностны х лиц волост'и.
Г л а в а ч е т в е р т а я сод ерж и т анализ внутриприходской
иерархии. Ее особенности были вызваны как православными
представлениям и о свящ енстве, так и традиционным р ас п р е д е л е­
нием ф ункций в жизнедеят*1'ч ю с т и прихода. С ама иерархия была
25
п редставлен а следую щ им образом: свящ еннослуж ители — ц ер­
ковн ослуж и тели — приходской актив — прихож ане.
П ер вы е д ве группы представляли приходской клир. В случае
полного уком ал ^ктования штатов клир сельских приходов С евера
в се р ед и н е XVIil в. равнялся 4 тыс. чел. Одни свящ енник п рихо­
дился в средн ем на 3 6 0 душ м. п. (ок. 8 0 0 чел.). К концу века
о б щ ее число свящ енно- и церковн ослуж и телей на той ж е тер р и ­
тории составило 4,7 тыс. чел. Корпус служ и телей церкви рос
бы стрее, чем население. О бщ ая тенденция приходских штатов
состояла в повсем естном п ереход е к стабильному 3 -членному
кли ру (свящ енник, дьячок, пономарь), а там, где м ож но — к
4 -членному (добавлялся дьякон).
С татус приходского актива — церковны х старост (приказчи­
ков), трап езн и ков, часовенных старост — п ретерп ел видимые и
су щ ествен н ы е изменения: под воздействием энергичны х усилий
север н о -р о сси й ски х арх и ер еев круг их полномочий был ограни­
чен ведением храм ового хозяйства под началом и контролем
приходского свящ енника.
В рядах п рихож ан выделены ф ункционально-ролевы е группы.
О дни из них были вызваны половозрастны м и поколенны м со с та­
вом деревни: взрослы е сем ей н ы е люди, дети и подростки, ж ени хи
и невесты , старики, стары е девы и холостяки, сироты. Д ругие
ф орм и ровали сь в зависимости от форм проявления религиозны х
чувств: вкладчики, книж ники, грамотеи, паломники. Т ретьи —
вы членялись спец и ф икой поведения и деятельности и составляли
п р и х о д ски е маргиналии: знахари, нищие, калеки, лю ди с н еу сто й ­
чивой психикой. К аж дая из названны х групп находила в п риход­
ской, религиозной с ф е р е д ер ев ен ск о й ж изни возм ож н ости для
проявления сво его ж и зненного опыта. И менно соотн есен и е этого
опыта с православны м м ировоззрением , точки совпадения и р ас­
х о ж д ен и я выделяли их в отдельны е внутриприходские группы,
ф орм и ровали общ ественно-религиозны й статус.
В каж д о м приходском сообщ естве ф и кси руется сх о ж ая внут­
ренняя среда: однотипны е дем ограф ические пропорции, отн оси ­
тельная однородность сословного состава, бы тование одних и тех
ж е групп прихож ан, игравших сущ ес твенную роль в с ф е р е душ епопечительства. О чевидно, что традиция как бы переклады вала
часть этой задачи на самих прихож ан. В этой связи ролевое
н азн ачен ие отдельны х внутриприхол,ских групп •— всем и понима­
ем о е и п р зн аваем о е — сущ ественно восполняло недостаток п ря­
м ого п асты р ск о го в о зд е й с тв и я , к о м п е н с и р о в ал о его. О пы т
сам оорганизации общ ественной и духовной ж изни северн ой д е ­
26
рении, но нарушая канонов П равославия и во многом под их
воздействием , всем нашел свое место и всех включил в качестве
о б ъ ек то в и су б ъ ектов в ее течение.
Раздел трети й — «Ж изнедеятельность» — со д ер ж и т анализ
тенденций повседневной деятельности крестьян ски х сооб щ еств н
XVIII веке.
Г л а в а
п я т а я
характери зует тенденции м ирской
сам оорганизации. В порядке зам ещ ения мирских долж ностны х
лиц со х р ан яю тся обычаи соблю дения очередн ости д ер ев ен ь ,
предпочтения лиц из центральных д ер ев ен ь (кустов) волости,
учета мосилыю сти ноши общ ественного служ ен и я для данного
кандидата, его рачительности и состоятельности, личных д о сто ­
инств и пр. С опоставление требований к кандидатам на м ирские
д олж н ости у мира и у властей но абсолю тном у больш инству
позиций п оказы вает сходство. Отличия ж е наблю даю тся в том,
что мир — по причине неи збеж н ы х тягот общ ественного с л у ж е ­
ния — д ел ает акцент на его очередности и посильности, власти
ж е — на исполнительности, «неленостном старании» и добром
поведении. О б е стороны осуж дали факты избрания лиц случай­
ных, пристрастны х, корыстных, а так ж е откровен н о вы раж аю щ их
у зкогруп п овы е интересы . О днако пресечь такую практику не
могли ни кр естьян ски е миры, ни местные власти. П ервы е порой
не были в силах обуздать влиятельный д ер ев ен ск и й клан и
уповали на восстановление справедливости с помощ ью адм инист­
ративного вмеш ательства, а вторые не выработали какого-либо
эф ф екти вн о го механизма для управления мирскими выборами и
при всем ж елании сохранять в волостях согласие и равн овеси е
сил ограничивались либо призывами, либо запоздалой реакцией.
П опы тка определить типы д еревен ск и х общ ественны х д е я т е ­
лей выявила четы ре группы участников д ер ев ен ск о го самоупранления:
— крестьяне, проявивш ие на различных м ирских долж н остях
или при исполнении неоднократных отдельных поручений «мира»
нем алы е способности, определенную ком петентность, а глав­
ное — готовность к такой деятельности, завоевавш и е авторитет
либо всей волости, либо определенной е е группы; в каж д ой
волости таких крестьян в рамках одного поколения н аб ерется не
гак у ж много;
— крестьян е, ставш ие на путь общ ественного служ ен и я в силу
необходим ости (например, по очереди), раз его исполнивш ие и
больш е никода не встречаю щ иеся на этом поприще; таких значи­
тельно больше;
27
— крестьяне, созн ательн о поставленные на ту или иную
д о л ж н о сть для прикрытия групповых или клановых и нтересов, но
не обладаю щ ие д а ж е минимальными данными для общ ественны х
дел («против крестьян говорить не могущие», «незнаю щ ие», « м о ж ­
но их счесть в иных м естах не первыми людьми, но разв е первыми
дураками»);
— крестьян е, путем подкупов, угощений или других средств
занявш ие какую -либо д олж н ость для дости ж ен и я своекоры стны х
целей; об этих «общ ественны х деятелях» чаще всего и звестн о из
судебны х дел, последовавш их вслед за ж алобам и крестьян.
Наибольш ий интерес представляет первая группа, внутри к о ­
торой т а к ж е нем алое разн ооб рази е личных и общ ественны х
установок и ориентиров: добросовестн о служ ащ и е общ ем у делу;
никогда не занимавш ие п ервы е долж ности и избегавш ие участво­
вать в остры х ситуациях; сознательны е выразители интересов
крупного д ер ев ен ск о го клана и т. п. О б н аруж и вается бы тование
м ногопоколенны х династий общ ественны х деятелей. В д и с сер та­
ции восстанавливаю тся конкретны е биографии и ф акты об щ е­
ств ен н о й д еятел ьн о сти ряда д еяте л ей этой группы. О с о б о е
внимание уделяется судьбам и деятельности крестьян-депутатон
У лож енной ком иссии 1 7 6 7 -6 8 гг., чье общ ественн ое сл у ж ен и е
вышло д ал ек о за рамки волости и прихода и сум ело оказать
в о зд ей ств и е на понимание различными направлениями об щ е­
ственной мысли России как крестьянского вопроса в целом, так
и насущ ны х проблем С евера, в частности.
В поведении мирских выборных лиц всегда присутствовало
гибкое п риспособление к официальным нормативным стандартам,
а т а к ж е традициям и мнению общины. Ряд и сследователей ск л о н ­
ны в связи с этим подчеркивать конф орм изм социальной п си хо­
л огии и п о в е д е н ч е с к о й кул ьтуры к р е с ть я н . П о н и м ая всю
условность такого определения применительно к столь отдален ­
ной эпохе, и полагая, что этим социологическим и зм ерением
м ож н о определить лишь одну из многих — не б олее того —
тенденций д ер ев ен ск о го общ ественного служ ения, мы все ж е
отм ечаем накопление опыта конформизма. Н о считаем важ ны м
подчеркнут!., что конф орм изм в казенной д ер ев н е приобретал
сущ ествен н ы е особенности.
Чтобы охар актер и зовать их, попытаемся представить д еяте л ь ­
ность д ер ев ен ск и х активистов как бы состоящ ую из двух с ф е р —
внутренней и внеш ней. К первой отнесем регулирование п о зе ­
мельных отнош ений и вопросов природопользования, имущ ест­
венных и сем ейны х дел, разбор конфликтных ситуаций и мелких
28
правонаруш ений, «блудные дела», выдачу паспортов и п окорм еж ных писем и пр. Ни одно из реш ений по указанны м вопросам Не
принималось единолично, в подавляю щ ем больш инстве староста,
сотский и выборные люди были во власти норм обычного права,
являлись лишь исполнителями общ ественного и группового м не­
ния. Д а ж е тогда, когда это мнение ф актически не испраш ивалось
(сход не собирался), сельские долж ностны е лица только потому
и рисковали принимать реш ение самостоятельно, что предполага­
ли его наверняка. Если понимать под конф орм изм ом п ри сп особ ­
л ен и е и подчинение деревен ского деятеля общ ине на о сн о ве
обычая, то в таких случаях он проявляется достаточно очевидно.
В то ж е время ясно и то, что все чаще наблю дались отходы от
традиционны х путей реш ения внутрим ирских проблем , если
они — проблем ы — порож дались новыми явлениями и п р о ц есса­
ми, свойственны ми лишь XVIII веку. П оэтом у со врем енем н ара­
стала задача примирить с ними традицию. В этом одна из граней
внутрим ирского конф орм изм а тех лет.
К внеш ней деятельности отнесем регулирование об язан н остей
п ер ед государством (налоги, мобилизации, рекрутчина, натураль­
ные повинности, сы ск беглых и т. п.). Было ли общ ественн ое
с л у ж ен и е крестьянина столь ж е подчинено государству, как
общ ине?
Законы и распоряж ен и я властей никогда не исполнялись
буквально. Они как бы перерабаты вались м ирской управлен че­
ск о й практикой, адаптировались к конкретны м условиям и тради ­
циям. К тому ж е, как только волостной актив сталкивался с
заданиями необязательны ми, он находил верны е пути вообщ е
и зб е ж ать ненуж ны х затруднений. С воеобрази е кон ф орм и зм а бы ­
ло и в том, что во всех случаях обращ ения в государственны е
органы кр естьян е всег да находили возм ож н ость представить свои
д ей стви я направленными на борьбу «за» законность, «против» ее
наруш ений. Д умается, что конф орм изм такого рода являлся с в о е ­
образны м тактическим ходом в условиях нарастаю щ ей системы
попечительства в государственной д еревн е. Одним из путей о б ­
щ ественного служ ени я становилось искусство предугадать в к а ж ­
дом конкретном случае линию поведения и реакцию властей.
Опы т черносош ной деревни, обогащ енный реалиями XVIII сто л е­
тия, почти безош ибочно подсказы вал ту ф орм у обращ ения и те
аргументы, которы е — п р еж д е всего по ф орм е — в наибольш ей
степени соответствовали официальным нормам и стандартам. С к а ­
зы валось и то, что н ср ед е общ ественно деятельного крестьянства
наблю дался заметный рост правосознания. О бщ ествен ное с л у ж е ­
29
н ие благодаря этой тактике способствовало реш ению двуединой
задачи: с одной стороны, в соотвач "эии с законом обесп ечи вало
вы полнение общ егосударственны х программ и заданий (строи­
тельство, ком плектация армии, и .полнение бю дж ета), а с д р у ­
гой — находило такие внутренние резервы и средства (порой
весьм а ж естки е) их обеспечения, которы е все-таки позволяли не
подры вать нормальную ж и зн едеятельн ость крестьян ского со о б ­
щ ества в целом. К рестьянство в лице своих выборных получало
во зм о ж н о сть воздействовать на администрацию.
В д ер ев ен ск о м общ ественном служ ении нарастала «зона кон ­
фликтов»: все больш е становилось споров, обид и утеснений,
случавш ихся пои реш ении вопросов зем лепользования и налого­
об ло ж ен и я, ф орм и ровали сь различны е подходы к пониманию
справедливост;- Сплош ь и рядом крестьян ски е долж н остн ы е лица
вставали п ер ед проблем ой выбора м еж д у долгом и личной п о зи ­
цией. Д олг обязы вал опираться на традицию, м и рское согласие
или, в крайнем случае, на мнение абсолю тного больш инства.
Л ичная ж е позиция могла определяться интересам и малой группы.
В итоге д ер ев ен ск и е структуры волей-неволей втягивались в
об стан овку морального конфликта. В озмож но, именно это п овл ек­
ло за собой ряд малопривычных явлений в практике о б щ ествен ­
ного сл у ж ен и я. Так, наблю даю тся случаи, когда — д а ж е в
малозначительны х вопросах — д олж ностны е лица уходят от от­
ветственности и отказы ваю тся ставить с вои фамилии под группо­
выми реш ениями, предоставляя д ело полностью на усм отрение
администрации. Ф и кси руется отказ «лучших» н еп осред ствен н о
участвовать в крестьянском управлении. В общ ественном с л у ж е ­
нии зам етно расш ирилась «зона конфликтов» и это сп о со б ств о в а­
ло появлению признаков разлада в крестьянском общ ественном
сознании.
Г л а в а
ш е с т а я со д ер ж и т историко-этнограф ическую
реконструкц ию традиций и новаций северн о-росси й ского се л ь ­
ско го православного прихода. В ажнейш им проявлением п риход­
ск о й общ ности было храм овое богослуж ение. В течение XVIII
века нарастал епархиальны й контроль за уставным чинопоследонанием и полнотой богослуж ения, специальны е усилия предпри ­
нимались церковны м руководством гго становлению проповеди,
внедрени ю в б огослуж ебн ую практику общ ественно-политиче­
ских мотивов и др.
Н овы е веяния усматриваю тся и в условиях соверш ен ия в а ж ­
нейших христианских таинств. С конца XVIII века в течение
н ескольки х десятилетий послед, ателыго нарастали различны е
ЗС
ф орм ы их учета: венечны е памяти, брачные обыски, исповедны е
книги, регистрации крещ ений и см ертей. Н есм отря на сам ы е
д о бр ы е побуж дения, движ им ы е инициаторами подобной практи­
ки, важ н ей ш и е христианские таинства, д олж н ы е исходить и склю ­
чительно ич внутренней потребности человека, стали по ряду
п ризн аков напоминать государственную повинность. О собен н о
много внимания уделялось регистрации явки на и споведь и к
причастию в исповедных книгах. О тмечается имевший место
очаговый характер м ассовой неявки (в отдельны х приходах до
68% прихож ан). Выделяется ряд ф акторов, порож давш их п одо­
бную ситуацию: непоследовательны е и неум естны е дей ствия св ет­
ско й власти, вводящ ие в практику таинств признаки принуж дения,
влияние старообрядчества, отсутствие в отдельных сем ьях о с о з ­
нанной потребности в систематическом исповедании и причащ е­
н и и . В м ес и * с т е м , м а т е р и а л ы
церковн ы х архи вов
свидетельствую т, что в целом по С ев ер у еж егодная волна испо­
ведования и причастия, особен н о активно охваты ваю щ ая п рихо­
ж ан в дни Ч еты редесятницы , превращ алась в о со б о е п ри ход ское
общ ен и е на осн ове православного понимания самоочищ ения по­
стом, покаянием и богообщ ением.
Источники позволили представить приходскую ж и зн ь вне
храм а (крестны е ходы, общ ественны е молебны, престольны е
праздники), кануны (Холмогорский, П и н еж ски й уезды ), поварки
(Ш ен курски й), братчины (Вельский) и др.), а та к ж е си стем ати зи ­
ровать материал о различного рода приходских отнош ениях, вы ­
званны х к ж изни общими имущественными, хозяйственны м и и
ф инансовы м и делами. Важнейшими среди них были коллективны е
обязательства прихож ан по сод ерж ан ию и украш ению приход­
ского храма, а та к ж е достойном у материальному обесп ечен и ю
приходского клира. С охранилась практика сдачи церковной земли
в аренду или половникам, систематической продаж и хлеба и сена
с церковны х пож ен. Р асп оряж ен ие денеж ны м и суммами и ц ер­
ковно-приходским и земельны ми угодьями по-п реж н ем у входило
в ком петенцию прихода с той лишь сущ ественной разницей (по
сравнению с предыдущими веками), что оно было поставлено под
ж естки й контроль епархиальны х властей. П ри хож ан е из хозяина
церковной собственности, какими они полагали себя в преды ду­
щие п о лети м , становились подконтрольными пользователями. О д ­
нако и такой статус сохранял основу для общих забот и интересов,
особы х ф орм приходского учета и контроля, поисков обою дной
выгоды и др.
31
Р азрастаю щ аяся в XVIII в еке приходская номенклатура о б я­
зательного учетно-статистического д елопрои зводства и ф орм от­
чета (м етрические книги, исповедны е книги, п оквартальны е и
полугодовы е отчеты, различные формы разовой отчетности и
инф орм ирования) соп ровож д алась — как ответной реакц и ей —
усиливаю щ им ися признаками форм ализм а и налетом б еспроблем ности в отчетности прихода. С оздание благополучной картины
стало испытанным средством защиты впутриприходской ж и зн и от
излиш него вмеш ательства извне.
О тдельны й интерес представляю т взаимоотнош ения пасты рей
и паствы. Н есм отря на тенденцию к сословной зам кнутости
д уховенства на С е в е р е и в XVIII в еке продолж ала бы товать
практика р укоп олож ен и я в свящ енны й сан и назначения на причетникону д о лж н о сть лиц податных сословий: в 6 0 -е годы в
А рхангельской епархии заф иксированы 3 8 9 посвящ ений и п о­
стр и ж ен и й лиц податных сословий. С охран ялась ж и вая св я зь с
крестьян ски м сословием и благодаря оттоку избыточных членов
сем ей сельского духовенства и причетников в крестьянство: в
3 0 -4 0 -е годы до 30% сы новей сельских клириков «выбывали» в
подуш ный оклад. Ф орм ирование свящ еннических династий, на­
следственн ая передача мест, п ож и зн ен н ое сл уж ен и е на одном
п риходе сп особствовали доверию м еж д у пасты рем и паствой,
сохраняли сходство ж и зн ен ного круга крестьянина и сельского
свящ енника, создавали особы е условия для пасты рской практики.
В месте с тем нарастание бю рократических традиций С и н о­
дальной церкви откры ло путь к систем е назначаем ости клира и
его административны м перемещ ениям.
В п риходской действительности была допустима практика
контроля за поведением и морально-нравственны м обликом п ас­
ты рей со стороны рядовы х прихож ан. И чем больш е оп ределяли сь
сосло вн ая зам кнутость клира и его отличия в о б р азе ж изни,
об разован ности и общ ественно-правовом статусе, тем присталь­
ней становился такой контроль. 3 то ж е время очевидно, что
д ер ев ен ск ая паства всегда была готова простить ч еловечески е
слабости сво ем у «батюшке», если в своих основны х делах он был
усер ден и незлобив с людьми.
Е пархиальная власть последовательно исклю чала приходского
свящ енника из сф ер ы публично-правовых актов черносош но-го­
сударственн ой волости. А рхи ерей ски е послания и госуд арствен ­
ные законы строго запрещ али приходском у клиру подписы вать
приговоры мирских сходов, торговы е и им ущ ественны е поручи­
тельства и другие документы граж данского характера. Впрочем,
32
как и в случаях с другими запрещ ениями и предписаниями,
властям приш лось повторять их неоднократно, п р еж д е чем им
стали следовать свящ енники и прихож ане, привычно видевш ие в
рукоприкл;1Дстве своего пастыря авторитетную для адм инистра­
ции гарантию достоверности того или иного реш ения. Вот почему
подписи свящ енников ещ е долго — по крайней м ере до 7 0 -8 0 -х
годов — встречаю тся под различного рода коллективными к р есть ­
янским и документами. Д аж е в крестьянских н аказах в У лож ен ­
ную
ком иссию
17 67
г.
м н огократно
встречаю тся
подписи-поручительства сельских свящ енников. П остеп ен н ое уга­
сание этой практики стало ещ е одним шагом на пути к разгран и ­
ч ен и ю с в е т с к о й и рел и ги озн ой с ф е р о б щ ествен н ой ж и зн и
север н о й деревни. В светской все м енее предполагалось участие
духовенства, а в религиозной его роль становилась все б олее
руководящ ей и организую щ ей приходское сообщ ество.
В Заключении подводятся итоги исследования. Волость —
общ ина — приход на Европейском С ев ер е России в течение
длительного исторического периода заселен и я и освоен и я региона
оф орм и ли сь в самобытны е — чисто триедины е — сообщ ества, к
началу XVIII века имевшие м ноговековы е традиции сам ооргани­
зации и саморегулирования, а т ак ж е интеграции в св етск и е и
ц ерковн ы е властны е структуры, в государственно-правовы е и
канон и чески е нормативные системы. П роведен н ое и сследование
состояния сообщ еств в исторических условиях XVIII века п о зво ­
л яет у тверж д ать о большом зап асе прочности этих традиций.
О ф орм ленн ы е обычаем, законом и каноном, мир и приход до
конца столетия сохраняли традиционные способы ж и зн ед еяте л ь ­
ности. Д ве крупны е реф орм ы местного управления (петровская и
екатерининская), учреж ден и е огосударствленной С инодальной
церкви и подгонка епархиальны х границ под административны е,
о б разо ван и е новых территориальны х и отраслевы х властных,
судебны х и церковны х структур — все это учреж далось и у к р еп ­
лялось б е з разруш ения или реф орм ирования организационны х и
ф ункциональны х основ крестьянских сообщ еств.
Они продолж али быть в основе северн о-росси й ски х систем
расселен и я различных уровней, дислокации этнических ареалов,
административного и церковного деления и т.д. — т.е. всех
ведущ их компонентой среды обитания и социокультурны х инсти­
тутов. О ставались ж изненны ми дош едш ие от прошлых эпох м еж волос гные и м еж п ри ход ски с территории, получивш ие — пусть и
не ф орм альное — но реальное признание в рамках учреж даем ы х
институтов абсолю тизма. Волость, община и п р и х о д н о -п р еж н ем у
33
обладали качеством самоценности, оставались ничем не зам ен и ­
мой сф ер о й бы тования и развития общ ественного и религиозного
созн ан и я крестьян, важ нейш им институтом сам орегулирования
крестьян ского общ ества.
В месте с тем, со хранени е традиционных устоев с о п р о в о ж д а­
л о сь адаптацией .. тем явлениям, которы е со всей силой охватили
р о сс и й ск о е общ ество, государство и Ц ерковь в XVIII веке. С ев ерн о-росси й ская волость как административно-управленческая
единица и как к р естьян ско е сообщ ество к концу XVIII века все
в меньш ей степени прибегала к обычноправовым нормам регули­
рования ж и зн едеятельн ости и все в больш ей степени руковод ст­
вовалась государственны ми нормативными актами, соверш ая тем
самым очередной шаг по вклю чению в бю рократически-реглам онти ро ван н у ю п р о ц ед у р у государственн ого ф ун кц и он и рован и я,
представляю щ ую параллельную соционорм ативную систему, воб ­
равш ую , впрочем, немало из норм обычного права. Волостные
институты в том виде, в каком они естествен н о слож и л и сь н
преды дущ ие столетия, с тем потенциалом избираемы х и еж его д н о
см ен яем ы х долж ностны х лиц, к исходу XVIII века все б олее но
удовлетворяли власти, и, главным образом , в связи с ослаблением
их распорядительны х и силовых возм ож н остей. К тому ж е, н
условиях нарастаю щ его малозем елья и известного расслоения
крестьянства, позем ельны х споров, болезненны х опытов (или
угрозы) уравнительны х переделов, начиная с 7 0 - 8 0-х гг. XVIII в.
они втягивались в зону внутренних конфликтов. О ф ициальны е
м ирские институты н еред ко были к.'-, бы парализованы ими.
С ел ьски е д о лж ностны е лица предпочитали уходить от ответствен ­
ности и п ер е клады вать реш ение остры х д о п р о с о в на уездную
администрацию , зам етно разросш ую ся и в известном см ы сле
приблизивш ую ся к низам в ходе екатерининской губернской
реф орм ы 17 75 года. Государство в поисках ф акторов, стабили­
зирую щ их об стан овку в казенной д еревн е, склонялось к н ео б х о ­
дим ости ослабить воздействие на стоящ их у руля волостного
управления долж ностны х лиц со стороны влиятельных д е р е в е н ­
ских! группировок и кланов. Н о для этого нужны были иные
волости — б о лее крупные, в которы х бы разруш алось патриар­
хальное управление, возникала бы дистанция м еж д у волостным
«аппаратом» и массой, в которы х бы д ер ев ен ск и е кланы не
оказы вал и сь так сильны, чтобы подмять под себя долж ностны х
лиц. О пы т крупных волостей подтверж дал эти надеж ды , а пути
укрупнения виделись в контурах исторически слож ивш ихся мик­
ротерриторий. К началу XIX века ощ ущ алось, что привычная
34
волостная структура находится на поросо перем ен. В аж но и то,
что их н ранной степени ож идала и основная масса крестьян,
т а к ж е ж елавш ая поднять действенность волости как органа сам о ­
управления и социальной защиты.
П ринципиально иное назначение православного прихода как
литургической общины и круг ж изненны х ценностей, в ней в зр а ­
щ иваемых, определили особенности его эволю ции в XVIII веке.
Видимые изм енения ф иксирую тся п р еж д е всего в организации
им ущ ественно-хозяйственной деятельности приходского со о б щ е­
ства и договорно-обязательственны х отнош ений п асты рей и п ас­
твы. Для сущ ества приходской ж изнедеятельности эти изм енения
имели второстеп ен н ое значение, т.к. православное созн ан и е всег­
да отводило им производное место в миссии Ц еркви. Б олее
ценными представляю тся сведения о духовно-религиозной с ф е р е
приходе кой ж изни. Будучи сердцевиной крестьян ской культуры,
она меньш е веемо оказал ась подверж ен а воздействию новаций.
У станежленное р азн ооб рази е религиозной ж изн и д еревн и, нали­
чие е е активных носителей в крестьян ской среде, готовность
еп'дельных групп прихож ан брать на себя н екоторы е стороны
пастырс кого служ ения, сохранение и укрепление традиций книговладения и популярность чтения духовно-назидательной л и тер а­
т у р ы , ш и р о к и й к р у г в н е х р а м о в о г » ) о б щ е н и я на о с н о в е
православны х ценностей и мн. другое позволяет утверж д ать о
сохранении и дальнейш ем накоплении православно-духовного
потенциала крестьянства. О том ж е свидетельствую т нарастание
практики катехизаторства и публичной проповеди, рост о б р а зо ­
ванности клира, сто
б олее деятельн ое участие в р асп ростран е­
нии историчеч ких и общ ественно-политических знаний в единстве
с: православным пониманием зем ного общ ественного устроения.
О б н ар у ж ен а различная степень и направленность воздействия
социальны х, экономических, правовых и административно-управ­
ленческих ф акторов на развитие волостной самоорганизации к р е ­
стьянства, с одной стороны, и приходской — с другой. Если в
жизне^деяте'лыюсти волостных институтов наблю далось явное
вхождение* в «зону конфликтов», выход из которой грозил оч е­
редными утратами или деф орм ациям и традиционного сам оуп рав­
ления (что и произойдет в ходе рее{>ормы П. Д. К иселева), то
се'лье кий православный приход, при некоторы х изм енениях явно
вторичного плана, по сущ еству продолж ал идти по пути дальн ей '
шето развития ре\\игиозной ж изни и традиций крестьян ской д у­
ховной культуры , пе'рс'ключая на се б я роль осн овн ого его
хранитс'ля.
35
Д ум ается, что имею щ ие место оценки Р оссийского государст­
ва XVIII века как тоталитарного реж им а с грубой и всеобщ ей
ун и ф и кац и ей и отсутствием общ ественной сам одеятельн ости
н уж даю тся в п оправках и, уж по крайней м ере, в регионализации.
Н абиравш ий с середины XVII века разм ах п роцесс расш ирения
территории государства, получившего к концу п етровского царст­
вования имперский статус, с особой силой поставил вопрос об
учете исторических, географ ических, этносоциальны х, этнокуль­
турных и политических особен н остей каж д ого из рег ионов как о
важ н ей ш ем принципе единой государственности. В отношении
Е вропейского С евер а — давней исторической территории Р осси й ­
ского государства с известной специф икой и глубоко утвердив­
шимися традициями «демократии малых пространств» — этот
принцип в ы д ер ж и вал ся достаточно последовательно. З д е с ь в
XVIII в ек е шло осм отрительное совм ещ ение государственн о-ад­
м инистративной, территориальной и правовой системы аб со л ю ­
ти зм а с и сто р и ч е ск и о ф о р м и в ш е й с :: с и стем ой р а с с е л е н и я ,
хозяй ствован и я, социальной и духовной организацией ч ерн осош ­
н о-государственной деревни. Это позволяло северн ом у кр естьян ­
ству сохранять традиционный тип общ ественного и религиозного
созн ан и я и в э том качестве деятельно соучаствовать в становлении
нации.
П О ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ
СЛЕДУЮ Щ ИЕ РАБОТЫ:
1. Ново»' н "равовом статусе категорий крестьян ства.— П ар а­
граф в книге*: Ис-’ория северного крестьянства.— Т. 1. К рестьян ст­
во Е вропейского С ев ер а в период ф еодали зм а.—А рхангельск,
1 9 8 4 . 0 ,7 5 л.
2. Воздействие; крестьянства гга законодательное оформлениеуравнитсчлы ю -иеределы ю й общины в конце- XVIII века / / XXVI
с ье'зд К П С С и проблемы аграрной истории С С С Р (социально-пол­
и тическое развитие деревни). —Уфа, 1 9 8 4 . 0 ,5 л.
3. Г осударство и д ем ограф ические процессы в деревне1 во
второй половине XVIII века (на материалах Европейского Севс*ра
страны) / / С оциально-дем ограф ические аспекты развития п рои з­
водительны х сил деревни. XX сесси я В сесою зного с импозиума по
изучению ггроблем аграрной истории. Т ези сы докладов и сообще-ний.— М., 1 9 8 4 . 0 ,2 л.
36
4. О бщ ествен ное созн ан и е.— П араграф в книге: И стория с е ­
верного крестьянства.—Т.2. К рестьянство евр оп ей ского С ев ер а в
п ери од капитализма.—А рхангельск, 1 9 8 5 . 0 ,4 л.
5. Н еко то р ы е аспекты миграций северного государственного
крестьян ства в последней четверти XVIII в. / / С оциально-демогр аф и ч еск и е процессы в российской д ер ев н е (XVI— начало XX
в.).— Вып. 1.—Таллин, 1 9 8 6 . 0 ,5 л.
6. А бсолю тизм и духовная культура крестьян ства XVIII века
/ / Итоги и задачи изучения аграрной истории в св ете реш ений
XXVII с ъ езд а КПСС. XXI сесси я В сесою зного сим позиум а по
изучению проблем аграрной истории. Т ези сы докладов и со о б щ е­
ний.— М., 1 9 8 6 . 0 ,2 л.
7. Эволю ция общ ественного сознания северн ого крестьянства
в п оздн еф еод альн ую .эпоху: итоги и перспективы исследования / /
О ктябрь и север н о е крестьянство (агропромышленный ком плекс
на соврем ен ном этапе; Европейский С ев ер как памятник отеч ест­
венной и мировой культуры). Тезисы докладов и сообщ ений.— Во­
логда, 198 7. 0 ,2 л.
8. К азенны е и оброчны е земли на Европейском С е в е р е России
в конце* XVIII века / / А рхеограф ия и источниковедение истории
Е вропейского С евера РСФСР. Тезисы выступлений на респуб ли ­
канской научной конференции.-—Часть 2.— Вологда, 1 9 8 9 . 0 ,2 5
л.
9. О бщ ествен ное сл уж ен и е как ф актор духовной культуры
се в е р о р у сск о го крестьянства / / В заимосвязи города и деревн и в
их ис торическом развитии. XXII сесси я В сесою зного симпозиума
по изучению проблем аграрной истории. Т ези сы д оклад ов и
сообщ ени й .— М., 1 9 8 9 . 0 ,2 л.
10. О бщ ественная ж и зн ь северной деревн и XVIII века / /
Устные и письм енны е традиции в духовной культуре народа.
Т ези сы докладов.—С ыктывкар, 1 9 9 0 . 0,1 л.
11. Сельс кий клир и крестьянство в XVIII в. Н екоторы е
проблемы приходе кой жизни на Е вропейском С ев ер е России / /
Е в р о п е т кий С евгр: история и соврем енность. Т ези сы докладов
В серосси йской научной конф еренц и и.— П етрозаводск, 1 9 9 0 . 0 ,2
л.
12. С удьба и мысли народного депутата (о крестьян ском
депутате У лож енной комиссии 1 7 67 г. И. А. Чупрове) / / С ев ер .—
1 9 9 0 . — № 1 0 . 1 л.
13. И з ис тории крестьянских и приходских библиотек XVIII
в.: по материалам Вологодской деревни / / Книга в России: век
37
п росвещ ения. Т ези сы докладов 4-ой В сесою зной научной к о н ф е­
ренции.—Д., 1 9 9 0 . 0,1 л.
14. О бщ ественная ж и зн ь северной д еревн и XVIII века: пути
и ф орм ы кр естьян ско го общ ественн ого сл у ж е н и я .— Вологда,
1 9 9 0 : ВГПИ, Институт истории С С С Р АН СССР. 5 ,6 л.
15. Вопросы истории церкви к школьном краевед ен ии .— Во­
логда, 1 9 9 0 : С евер н ое отделение А рхеограф и ческой комиссии
АН С С С Р. 4 ,6 л.
16. П ри родное и социальное в общ ественном сознании и
ж и зн ен н о й практике российских крестьян XVII-XVIII вв. (на
материалах Е вропейского С евера России) / / И стория взаи м од ей ­
ствия общ ества и природы: факты и концепции.— Часть II-II1.— М.,
1 9 9 0 . 0 ,2 л.
17. П роблемы изучения сельского прихода XVI-XVIII вв. как
особ ой ф орм ы крестьян ского общ еж ительства / / Н ародная куль­
тура Север.): «первичное» и «вторичное», традиции и новации.
Т ези сы докладов и сообщ ений.—А рхангельск, 1 9 9 1 . 0 ,2 л.
1
8. Волостной архив XVIII в. / / Реализм исторического мыш­
ления. П роблемы О течественной истории периода ф еодализм а:
Чтения посвящ енны е памяти А. Л. С таниславского. Т ези сы д о к л а­
дов и сообщ ений.— М., 1 9 9 1 . 0,1 л.
1 9. К рестьян ские общ ественны е деятели: пути исследования
/ / С оциально-Экономические и политические проблемы истории
крестьянстве) С еверо-Зап ада РСФ СР. IX- XX вв. — Н овгород,
1 9 9 1 . 0 ,2 л.
20. Ц ер ко в ь и история культуры В ологодского края: проблемы
картограф ирования / / П роблемы создания историко-культурного
атласа «Е вропейский С ев ер Россий. кои ф ед ерац и и ».— М., 1 9 9 1 .
0 ,5 л.
2 1. Эволю ция форм крестьянского об щ еж ительства в XVIII
в ек е (по материалам государственной деревни Европейского С е ­
вера России) / / Аграрный рынок в его историческом развитии.
XXIII сесси я В сесою зного симпозиума по изучению проблем
аграрной истории. Т езисы докладов и сообщ ений.— Ч асть II.—М.,
1 9 9 1 . 0 ,2 л.
2 2. П равославная ц ерковь на С ев ер е России: очерки истории
до ^91 7 года.— Вологда, 1992: ВГПИ, Институт чтнологин и
антропологии РАН. 9 л.
2 3. Традиционная волость конца XVIII— начала XIX веков:
кризис управления / / Проблемы исторической географии и исто­
рической дем ограф ии Е вроп ей скою С евера России. Т ези сы д о ­
кладов научной
ф -'ренции.—С ыктывкар, 1 9 9 2 .0 ,1 л.
38
24. К рестьян ское хозяйство и двор со времени становления
и д о конца XIX века / / К рестьянское хозяйство: история и
соврем енность. М атериалы к В сероссийской научной к о н ф е р е н ­
ции.— Ч асть I.— Вологда, 1 9 9 2 , 0 ,7 5 л. /в со авт./
2 5 . «Н едородны е годы» в ниж нем П одвинье (комплекс источ­
ников 17 6 6 - 1 7 6 7 гг.) / / П роблемы историографии и источнико­
ведения истории Европейского С евера: м еж в у зо вски й сборник
научных трудов.— Вологда, 1 9 9 2 . 1,2 л.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа