close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...учителей-дефектологов системы специального;doc

код для вставкиСкачать
За выпечку булочек с маком
можно получить тюремный срок.
Даже если ты полковник
понедельник
п
среда
пятница
16+
страницы 2—3
№ 131 (2272) 21.11.2014 г.
Елена ПАНФИЛОВА
в интервью
Елене МАСЮК:
«Я не знаю,
зачем им нужно
столько каналов.
В принципе,
если по чесноку,
должен быть один
канал, одно радио,
одна газета»
В НИЖНРЕОМДЕ
НОВГО
Коррупция:
кто тянет резину
Зачем в «резиновых»
домах и квартирах
прописываются
высокопоставленные дамы
и господа?
страницы 4—5
Петр САРУХАНОВ — «Новая»
Вице-президент
международной
организации
Transparency
International —
о праве на свободу
от пропаганды
и промывания мозгов
страницы 8—9
Пока
он является…
«Ни один проект Манского
не получит никаких денег,
пока я являюсь министром культуры», —
заявил Мединский журналистам
страница 14
2
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
главная тема: жертвы системы
Первый раз я писала об этой семье два года назад, когда в СИЗО
упекли дочь — 26-летнюю Женю. Сейчас она на свободе, зато теперь
сидит ее отец — Александр Петрович Полухин. Помимо Жени и ее
папы под судом еще мама и родная тетя. Весь их «преступный»
образ жизни заключается в том, что они имели глупость открыть
кафе «Очаг». Этот маленький бизнес Александр Петрович, полковник
запаса и начальник кафедры военного авиационно-инженерного
института, решил создать, выйдя на пенсию в конце 90-х. И долгие
годы помимо плюшек с корицей и сосисок в тесте выпекал и
продавал булочки с маком.
А мак — это страшно, особенно в булочках, — куда страшнее спайсов,
на которых управы так никто и не нашел. Зато булочки нашли
местные сотрудники ФСКН (думаю, еще и съели их с удовольствием),
а на семенах (что естественно) дополнительно обнаружили «следы
веществ опийной группы». Таким образом, «главный наркобарон»
Воронежа был прижат к ногтю — вместе с пособниками.
оронежские наркоборцы
не оригинальны — «маковых» дел, заведенных
против бакалейщиков,
поставщиков и продавцов
этого пищевого продукта,
в нашей стране полно: посадки, приговоры, разгромленные бизнесы и покалеченные жизни. (Какое счастье, что
ФСКН не отвечает за насильственные
преступления — а то владение ножами
и автомобилями автоматически вело бы
потенциальных «убийц» к лишению свободы.) Тот же — научный — факт, что следы веществ опийной группы и должны
присутствовать абсолютно в любом кондитерском маке и что очистить от этого
греха продукт невозможно, не смущает
ни оперов, ни прокуроров, ни судей. Как
и то, что оборот естественным образом
содержащего следы опиатов пищевого
мака никакими нормативными актами
не запрещен и не ограничен.
«Новая» писала об этом уже очень
много раз. Но здесь — случай особый:
в течение нескольких лет за решетку
пытаются отправить семьи — целиком,
включая дальних родственников.
И на этом примере можно проследить и некие мотивы, которыми могут
руководствоваться борцы с наркотиками,
возбуждая уголовные дела против бакалейщиков и кондитеров. Ведь директору кафе «Очаг» Александру Полухину
предлагали «делиться». Но он, гордый,
сказал: спонсорством не занимаюсь.
Предлагали в ходе следственных действий «уладить все» за 5 млн. Но он, гордый, вновь отказался, а потом прочитал
в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого про себя следующее:
«…являясь военным пенсионером высшего офицерского состава, квалифицированным специалистом в вопросах тактики
и стратегии, Полухин разрабатывал конспиративные методы с целью исключения
возможности задержания сотрудниками
правоохранительных органов при совершении преступлений, перевозил к местам хранения и сбыта, расфасовывал для
удобства сбыта, сбывал». Вот как!
И лежит теперь 57-летний полковник
запаса Полухин в больнице при СИЗО —
сердце. А где все эти объединения военных пенсионеров, которые предпочитают защищать полоумных националистов,
думаю, вопрос риторический — кричат о
том, что армия приподнялась с коленнолоктевой.
В
ОПГ из семьи и экспертов
Кошмар в жизни этой семьи начался
27 февраля 2010 года — оперативники
ФСКН с автоматчиками в масках нагрянули в их «Очаг». Полухиным заявили,
что они — «организованное преступное
сообщество», промышляющее «сбытом
наркотических веществ в особо крупном
размере».
Всю уставную деятельность «Очага» —
организацию банкетов и фуршетов —
следствие назовет «прикрытием»; учредителей кафе, сестер Марию Полухину и
Нину Чурсину (уже не юных женщин) —
организаторами ОПГ; непосредственным
«сбытчиком» — администратора Женю.
Ну а «тактику» и «стратегию», как вы уже
знаете, «разрабатывал» полковник запаса
Александр Полухин.
Наркоманов, которым Полухины
якобы сбывали мак, конечно же, найдут —
а что их искать, всегда под рукой… Один —
некто Туников — наркоман глубокой степени зависимости, другая — ранее осужденная за распространение опия дама по
фамилии Деревенских. Ну и дали они показания против семьи Полухиных: «Они
продавали нам наркотические смеси».
Только оперативники так и не найдут
у Полухиных ни полученных от наркоманов денег, ни отпечатков пальцев на
якобы проданных пакетах с маком, а
следствие особо не озаботится тем обстоятельством, что «свидетель» Туников во
время дачи показаний был в состоянии
наркотического опьянения.
То, что свидетель — невменяем, не
очень-то и важно, думало следствие: главное — экспертиза. По делу Полухиных
ФСКН проведено более 70 экспертиз
(и ни одна из них — в независимом от
ФСКН учреждении). Экспертизы обнаружили в изъятом у Полухиных маке «высокое» содержание маковой соломы, хотя
«
Жуть
и мак
В Воронеже пытаются посадить целую
семью — за выпечку булочек
с маком. Под судом — отец, мать,
дочь и родная тетя
ГОСТ подобные проценты допускал. А вот
независимые специалисты Пензенского
НИИ сельского хозяйства, привлеченные адвокатами, тут же превратились в
членов ОПГ, поскольку сообщили, что в
маке не наркотик, а мусор. И это несмотря
на то, что в Общественной палате проводились специальные слушания: ученые
объясняли ФСКН — пищевой мак, в том
числе и реализуемый «Очагом», не мог
быть стопроцентно чистым, так не бывает: абсолютная очистка семян мака от
примесей невозможна ни химически, ни
физически, ни метафизически. При этом
необходимо учесть, что на момент начала
уголовного преследования Полухиных не
было никаких нормативных документов,
запрещающих наличие естественных наркотических средств в пищевом маке. Их
нет и по сей день.
Это — беда для обвинения, что делать? И прокурор признался Александру
Полухину: судьи, понимая это, посоветовали выкинуть заключения независимых
экспертов в урну (аудиозапись разговора
имеется). Но если бы только бумаги в
урну, так ведь еще и экспертов — в СИЗО:
одна из ученых-биологов Пензенского
НИИ — Ольга Зеленина — была обвинена в контрабанде и сбыте наркотических
средств. В отместку, очевидно. Ее этапировали из Пензы в Москву — на допросы… За ученого вступилось научное сообщество: через месяц женщину отпустили,
но оставили под подпиской. И вот уже два
года она — в подвешенном состоянии, но
отказываться от своих прежних оценок по
маковым делам не собирается. И неужели
это все ради того, чтобы снять процент с
не очень успешного бизнеса в спальном
районе глухой провинции?
— После двух лет бригада из 20 следователей так и не смогла ничего подтвердить, — говорит мне эксперт Зеленина. — Они убрали из обвинения статьи
Оперативники так и не найдут у Полухиных ни
полученных от наркоманов денег, ни отпечатков
пальцев на якобы проданных пакетах с маком,
а следствие особо не озаботится тем,
что «свидетель» Туников во время дачи показаний
был в состоянии наркотического опьянения
«
«контрабанда» и «сбыт наркотиков».
Теперь вот что придумали: раз я подготовила проект письма на обращение
адвоката по делу Полухиных, значит, я
пособница объединенного преступного
сообщества и превысила свои служебные полномочия. Учитывая, что вина
Полухиных никаким судом не доказана,
мое обвинение вообще-то безосновательно.
Главный свидетель
Процесс в Левобережном суде
Воронежа по делу Полухиных тянется
больше двух лет. Ходатайства, жалобы,
экспертизы Полухиных — все идет в ту
самую «урну», про которую уже говорили. Впрочем, ни одного доказательства
сбыта наркотиков само обвинение за
эти два года суду так и не предъявило.
Зато свидетель обвинения — женщина,
страдавшая от опийной зависимости, —
следствие подвела, рассказав в суде, как
ее заставляли давать ложные показания.
Дело в том, что Жанна Деревенских и ее
семья тоже на тот момент находились под
следствием по обвинению в незаконном
сбыте наркотических средств. В суд она
прибыла из СИЗО.
«ФСКН обозначила мне конкретные
условия: если я не соглашусь, мой сын
будет уволен из армии и ему обеспечат
срок лишения свободы — не менее 10
лет. Такие же ультиматумы были поставлены и в адрес моей дочери. Мне ничего
не оставалось, как согласиться. Условия
были таковыми: я должна была дать показания, согласно которым <…> в 2009
году я приобретала семена мака в кафе
«Очаг»; я должна была подтвердить тот
факт, что я, являясь наркозависимой,
была у Полухиных дегустатором, то есть
якобы мне давали семена мака на пробу, а
я оценивала их качество как наркотическое зелье; и еще я должна была подтвердить тот факт, что якобы Полухины имели
умысел именно на сбыт наркотического
средства — маковой соломы, замаскированной под семена мака.
За мои показания такого характера
мне пообещали, что в отношении моего
сына Антона Р. уголовное преследование
прекратят. Я согласилась, и результат
оказался положительным: 12 апреля 2010
года в отношении моего сына было вынесено постановление о прекращении уголовного преследования. Я была уверена,
что моей дочери и моей маме не грозит
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
Полковник запаса Александр Петрович Полухин
уголовная ответственность, так как они,
так же как и сын, не знали о том, что пищевые семена мака, которые продавались
в 2009 году общедоступно для населения
г. Воронеж, могут нести за собой уголовную ответственность. <…> Я была уверена, что суд разберется во всем. Если,
конечно, дело вообще дойдет до суда.
Но вскоре я и моя семья предстали перед судом. Когда гособвинитель
Ильинов О.Н. запросил моей дочери
8 лет, мне — 10, а моей 80-летней маме —
6 лет лишения свободы, я совсем потеряла
рассудок. Помчалась к этим нелюдям в
форме блюстителей закона и готова была
валяться в ногах, лишь бы мою дочь и
маму не лишили свободы. Согласилась
на любые условия. При мне был сделан
звонок гособвинителю Ильинову О.Н.
с просьбой сурово не наказывать, по
крайней мере Рогатневу А.А. Меня поставили в известность, что самое большое
— дочери дадут 4 года, но они помогут ей
остаться при тюрьме в хозотряде, и начали
меня ругать за то, что я с самого начала не
была такой послушной.
25 января 2011 года мою дочь приговорили к 4 годам. Мне назначили 7 лет,
маме наказание было назначено условно
с испытательным сроком. Я понимала,
что если я не соглашусь с требованиями
должностных лиц ФСКН — моя дочь
будет незаслуженно находиться в местах
лишения свободы все 4 года. Моя девочка даже не курила обычные сигареты, не
пила пиво, не говоря уже о том, чтобы
употреблять спиртные напитки и наркотики. … Я очень волновалась за нее, за
то, что она может сломаться, и начнется
обратная реакция… Поэтому я согласилась на очную ставку с Полухиной М.В. и
Глебовой Е.А. (сотрудница кафе «Очаг». —
В.Ч.), в ходе которой я должна была
оговорить их, то есть сказать именно
то, что хотел от меня услышать следователь, который вел их дело. За то, что я
оговорю Полухину М.В. и Глебову Е.А.,
мне пообещали, что после утверждения
приговора мы (с дочерью) просидим в
СИЗО 6 месяцев, и нас никто не отправит на зону. Как только прошла очная
ставка между мной и Полухиной М.В., а
также между мной и Глебовой Е.А., меня
и мою дочь неожиданно этапировали в
исправительную колонию. Однако мои
жалобы (на приговор. — В.Ч.) дошли до
правоохранительных органов. Было возбуждено надзорное производство, затем
отменили кассационное представление,
«
Мне очень стыдно перед этими женщинами,
которых мне пришлось оговорить и которых
я даже не знала. А прежде всего мне очень
стыдно перед своей дочерью, которая
по моей вине должна была делать то же самое
затем приговор. Я и мои родные были
реабилитированы по большей части
эпизодов.
Осознав свой поступок… я направила
в Левобережный районный суд Воронежа
(где уже слушалось дело Полухиных. —
В.Ч.) на имя председателя заявление
(об отказе от ранее данных показаний. —
В.Ч.). Однако ответа по месту моего пребывания так и не последовало. <…> Мне
очень стыдно перед этими женщинами,
которых мне пришлось оговорить и которых я даже не знала. А прежде всего
мне очень стыдно перед своей дочерью,
которая по моей вине должна была делать
то же самое — закрывая глаза, пряча свою
совесть, оговаривать совсем незнакомых
ей людей.
Уважаемый суд, даже сейчас, находясь
в СИЗО-3, я очень рискую, зачитывая этот
текст. …Ваша честь, я очень сильно боюсь,
знаете почему: дело в том, что 6-го числа
(6 июня 2014 года. — В.Ч.) приходил ко мне
(в СИЗО. — В.Ч.) наркоконтроль, это тоже
легко проверить, они меня вызывали на
3-й пост, завели к начальнику Горбунову
в кабинет и начали мне просто угрожать.
…Я боюсь каждого шороха, я боюсь, когда
открывается дверь, я не сплю ночами. Я
вот это (заявление) сегодня писала ночью,
я приняла таблетки-транквилизаторы, я
сейчас просто в возбужденном состоянии, я уже просто настолько переживаю,
мне осталось 30 дней до свободы, я боюсь в тюрьме находиться… Ваша честь,
вы понимаете, я просто оказалась в такой ситуации, что я не могу… Моя дочь
уехала далеко от Воронежа, потому что
ей постоянно угрожали с наркоконтроля.
Я вас прошу, если можно — независимо
меня допросить… Меня загнали в такой
тупик…
Судья: Очень много вы сказали, мы
все поняли.
Деревенских: Отложите, пожалуйста,
заседание.
«
Судья: Вы же сказали, что будете давать показания.
Деревенских: Ваша честь, я не могу
адекватно ответить на вопросы, я очень
возбуждена, понимаете? Я буду противостоять тем показаниям, которые я давала в
2011 году. Но я мало верю в то, что сегодня
это не станет известно наркоконтролю, а
мне еще 25—30 дней сидеть, я боюсь, я
просто очень боюсь.
Судья: Вы вправе отказаться от…
Деревенских: Нет, я не хочу отказываться, я прошу — можно перенести…
Судья: Вы бы могли уже дать показания, давайте я объявлю перерыв, вызову
вам доктора. Мало ли мы все хотим, а я вот
тоже, знаете, хочу побыстрее рассмотреть
дело и больше вас никого не видеть, вот я
этого хочу. Вы что хотите от меня?
Евгения Полухина: Вы хотите давать
показания, не находясь в СИЗО?
Деревенских: Да.
Судья: Хотите — не давайте показания.
Деревенских: Нет, я хочу дать показания, хочу.
Судья: Так давайте.
Деревенских: Я не могу, я боюсь.
Александр Полухин: Ваша честь, это
называется давление на свидетеля.
Судья: Кто давит на свидетеля?
Деревенских: На меня давит наркоконтроль.
Судья: Мы на вас давим?»
Суд так и не захотел понять свидетеля,
как и обеспечить необходимую госзащиту.
Через месяц, замученная, она все-таки
вышла на свободу и дала показания в суде.
Только на участь семьи Полухиных это
никак не повлияло.
Женя и ее папа
Пока суд в очередной раз завис,
Александр Петрович вновь очутился в
больнице: состояние с каждым месяцем
3
ухудшается. Еще в июле консилиум независимых врачей выявил «застойную
сердечную недостаточность и стенокардию», которая может привести «к ишемии
миокарда» и «внезапной кардинальной
смерти». Но суд с такими категориями не
знаком — арест был продлен до 7 января
2015 года. Остальные «члены семейной
ОПГ» — Женя, мама, тетя — продолжают
заниматься «прикрытием»: организовывают в «Очаге» свадьбы, дни рождения и
корпоративы (кафе, надо сказать, пользуется популярностью). Ну дочка Женя
еще и умудряется ездить на соревнования
по художественной гимнастике (мастер
спорта, между прочим, — даже к Винер
сватали). Перерыв был лишь, когда сидела
в СИЗО.
— А я с детства мечтала работать в полиции, — говорит мне Женя в том самом
кафе «Очаг». — В 2009 году поступила в
Российскую академию правосудия. Нам
преподавали и судьи, и прокуроры — учили законности…
Но пришлось столкнуться и с суровой
практикой. Говорит, была в шоке: ты им
на законы ссылаешься, которым тебя в
академии учили, а они на «черное» говорят
«белое». А потом Женя окажется в СИЗО,
просидит больше года.
— В 2011 году я пришла к следователю
и включила на телефоне диктофон — на
всякий случай, — рассказывает Женя. —
Он заметил, вырвал телефон, после чего
меня быстро отвезли в ИВС. Там мне стало плохо, вызвали «скорую», врачи хотели
меня госпитализировать, но следователь
не отпустил… В ИВС я, конечно, ужаснулась от всего… Мне в тот момент пришло
в голову: а кто утвердил такие условия для
людей, которые, по сути, еще перед законом чисты? Следователь мне сказал, что
какие основания он придумает для ареста,
такие судья и примет, мол, все договорено. Я не поверила, так как знала судей
из Левобережного суда, они у нас вели
дисциплины… Но нет, судья Ливинцова
поддержала следователя, который придумал такое основание: мол, я угрожала
шесть раз судимому наркозависимому
Туникову. Судья, даже не проверив этот
факт, одобрила ходатайства следователя.
Пришлось в СИЗО отсидеть целый год,
за это время меня, конечно, отчислили из академии. Через год прокуратура
отписалась: факт того, что я угрожала,
не подтвердился, и областной суд меня
выпустил под залог в 2 миллиона рублей.
Получается, я в 25 лет попала в СИЗО изза преступного сговора? А судья эта потом
ушла на повышение.
После того как освободилась, восстановилась в академии, но меня всячески
валили преподаватели — намекали, что
мое место в другом месте, представляли меня так: вот эта студентка завалила
жалобами весь суд и всю прокуратуру… Но
диплом таки дали.
А через два месяца арестуют ее отца.
По словам Жени, прокурор и судья неоднократно намекали: хватит жаловаться.
А после того как Полухины написали в
Высшую квалификационную коллегию,
Полухина-старшего взяли под стражу.
Женя теперь управляет «Очагом», в остальном — все так же: ходит в суд, вместе
с мамой и тетей возит передачи, пишет
жалобы — ведь теперь она уже юрист. С ума
не сошла — спасает гимнастика.
— Когда папу арестовали, я не могла
психологически ехать на соревнования по
эстетической гимнастике, но понимала,
если не поеду я, не поедет и вся группа.
Поэтому собрала все силы, и мы показали
отличные результаты. Только, наверное,
мне придется скоро закончить эту карьеру,
так как нас все уверяют, что оправдательного приговора не будет, а с судимостью в
сборную не возьмут.
…И вот скажите, кому все это надо? Тому,
кто захотел халявных булочек с маком?
Вера ЧЕЛИЩЕВА,
Воронеж — Москва
4
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
Расследование
Бочевино, дом 14. Проживают 855 человек
В подмосковном Воскресенске средь
бела дня исчез заместитель начальника
УФМС Владимир Мурашов. Последний
раз его видели 3 октября в 14.35
на рабочем месте. Затем в кабинет
ворвались какие-то люди и увели
перепуганного подполковника в
неизвестном направлении. В местной
полиции от комментариев отказались,
а по городу поползли зловещие слухи
о захвате офицера в заложники. Наш
корреспондент отправился в Воскресенск
на розыски пропавшего эфэмэсника,
и заодно выяснил, как
полуразрушенный сарай помог
заработать 1 млн долларов.
Кто живет и умирает
в «резиновых» квартирах
История одного похищения офицера ФМС со счастливым вроде бы концом
разу еду в УФМС на улицу Октябрьская, откуда исчез Мурашов. У входа
кучкуются гастарбайтеры, а внутри — длинная очередь на получение загранпаспорта. К начальнице Наталье Чикиной пробиться
не удалось, а в соседнем кабинете сначала заявили,
что «Мурашов болеет», а потом — «о его судьбе спросите
в Следственном комитете».
В местном СК женщина-охранник долго выясняла
цель моего прибытия, затем созванивалась с прокурором. Наконец вынесла бумажку с телефоном следователя
Вадима Исаева.
— Пока могу сказать, что Мурашов жив…
— Его похитили? И почему такая секретность?
— Без комментариев…
В городе Владимир Мурашов был весьма заметной
фигурой: командовал рейдами по отлову нелегалов, неоднократно поощрялся руководством за достигнутые
успехи, материально помогал храму в Федине и носил
капитанскую повязку местной футбольной команды.
Потому его пропажа широко обсуждается местной
общественностью: на интернет-форумах вовсю муссируется версия о том, что будто бы Мурашов перешел дорогу
узбекской мафии, переправляющей в РФ нелегалов, и
за это поплатился, добавляют и кровавые подробности
расправы. Городские журналисты честно признались,
что им категорически запретили публиковать материал
об исчезновении офицера ФМС.
Неожиданно получил эсэмэску от некой Натальи с
просьбой о встрече.
— Интересуетесь пропажей Мурашова? — с порога
спрашивает женщина.
— Ага.
— Для начала посмотрите, как лихо работают наши
паспортные столы…
С
Бочевино
Деревня Бочевино расположена в 18 км от Воскресенска. Асфальтовой дороги нет, кругом непролазная грязь.
По официальным данным, в деревне проживают всего 92
жителя. Между тем, согласно документам, в доме №14
зарегистрировано 855 человек, 28 юридических лиц и
располагается офис адвоката Руслана Гарифуллина (реестровый номер 50/5811). На самом деле адвокатский
кабинет больше похож на сарай: дырявая крыша, выбитые окна, а в двери торчит пачка неоплаченных счетов и
судебных повесток.
Раньше в доме проживал ветеран войны, затем жилье
перешло в наследство к его сыну-алкоголику, который
теперь считается без вести пропавшим. Четыре года
назад оперативники вскрывали в доме полы и обнаружили останки какой-то женщины.
При виде незнакомцев из соседних домов повалили
жильцы:
— Когда же это безобразие кончится? — первым начал водитель Игорь. — Людей в эту развалюху напрописали, а теперь нам житья не дают: то судебные приставы
приедут, то качки из банков, то бандиты. И все ищут
жильцов сарая. Я на той неделе вышел покурить, слы-
шу — кто-то стонет. Подхожу, а напротив лежит старик.
Оказывается, его сын продал квартиру и привез отца к
новому месту жительства. Пришлось старика везти на
вокзал в Воскресенск.
— А помнишь, как здесь бросили девять психов? —
встревает безработный Сергей. — Мороз стоял сильный, а их привезли в больничных пижамах и тапочках.
Они сказали, что их квартиры продали врачи, а взамен
пообещали хорошие дома в Подмосковье.
— Зато эти прописанные дружно голосуют на выборах, — засмеялась женщина с граблями. — Сама видела
их в списках избирателей.
Три года назад по дому №14 проводилась прокурорская проверка. Цитирую: «Налицо все признаки
фиктивной регистрации. Имеются данные о том, что за
оформление фиктивной регистрации граждане вносили
оплату в размере от 20 000 до 35 000 рублей, при этом по
указанному адресу никогда не проживали. Дом используется криминальными элементами с целью совершения
противоправных действий…»
Мы «пробили» некоторых жильцов сарая. Помимо
прочего, в нем «поселились»: 144 директора и учредителя
фирм, ведущий шоу на радио «Европа Плюс», 5 сотрудников МВД, 28 банковских мошенников, 12 сутенеров,
65 элитных проституток, 7 квартирных воров, профессиональный похититель велосипедов и два человека,
находящихся в федеральном розыске.
«
— По нашим подсчетам,
на этом сарае паспортистки
и посредники заработали
около миллиона долларов, —
говорит моя проводница
по «резиновым» квартирам
«
К примеру, столичного оперативника Руслана
Юртова недавно задержали за активное участие в банде
киллеров, в свое время ликвидировавшей в том числе
мэра Владикавказа, начальников осетинского УБОП,
уголовного розыска.
Еще один «обитатель» нехорошего дома — Андрей
Голдобин в 2012 году сбил насмерть 31-летнюю Марину
Артамонову, как следует из полицейской сводки.
«Сожительницами» Юртова и Голдобина оказались
следователь из ОВД «Ховрино» Каролина Н. и дознаватель
из УМВД по ЦАО г. Москвы Марина З. Приехавшая из
Молдавии следователь Н. отказалась сообщить подробности получения регистрации в Бочевине. Зато дознаватель честно призналась, что заплатила некоему Михаилу
40 тыс. рублей (аудиозапись имеется в редакции).
В этом же сарае «приютился», как можно предположить, и постоянный представитель министерства культуры при постпредстве Якутии (Саха) в Москве Михаил
Тимофеев.
Но, пожалуй, самым известным «обитателем» сарая,
по всей видимости, оказался лидер молодежного крыла
партии «Родина» и сопредседатель общественной организации «Российский патриот» Артем Каравацкий. Этот
персонаж известен своими пикетами у английского посольства и тем, что пытался сорвать интервью Михаила
Горбачева.
— По нашим подсчетам, на этом сарае паспортистки
и посредники заработали около миллиона долларов, —
говорит моя проводница по «резиновым» квартирам
Наталья. — Теперь поехали в Усадище.
Усадище
Пока ехали, Наталья рассказала, что первой вскрыла
махинации с «резиновыми» домами прокурор Воскресенского района Людмила Дьячковская. Но потом ей стали
поступать угрозы, и она забросила эту «тему».
— А когда начались все эти безобразия? — интересуюсь я.
— Примерно с 2005 года. Мы писали жалобы на начальницу нашего УФМС Наталью Чикину. Надеялись,
что снимут с должности, а вместо этого ее наградили
медалью «За добросовестную службу».
Подъезжаем к дому со сгоревшей крышей по адресу
ул. Воронцова, 32. Картина похожая: зарегистрировано
453 человека, 18 коммерческих структур и 133 директора
всевозможных ЗАО и ООО, скрывающихся от налогов.
Выходят жильцы из соседних домов:
— В начале лета пришла старушка на костылях, —
рассказывает Галина. — Сказала, что ее уговорили продать квартиру в Ясеневе. Короче, денег бабуля так и не
увидела и приехала посмотреть на свои новые владения.
Мы потом ее валерьянкой отпаивали.
— А в прошлом году приехали чеченцы на двух джипах, ворвались ко мне в дом и приставили ко лбу пистолет:
«Где прячется твой сосед?» — вспоминает Игорь. — Елееле отбодался. Они потом сказали, что их кинули на
сорок миллионов.
Согласно имеющимся в распоряжении «Новой» данным, самым высокопоставленным жильцом сгоревших
развалин является бывший главный государственный таможенный инспектор РФ Вячеслав Дорт-Гольц. Сейчас
господин Дорт-Гольц перебрался в Алма-Ату и занимает
должность начальника материально-технического обеспечения таможни Казахстана.
На этих же квадратных метрах «расположился» инспектор 4-го РОНД Управления по СВАО ГУ МЧС Москвы
Хамитов (в 2012 году задержан при получении взятки).
Помимо таможенника и пожарного-взяточника хозяевами обгоревших развалин числятся: 8 банковских менеджеров, главный бухгалтер роддома, 4 школьных педагога,
3 сутенерши, 12 путан, 17 кредитных мошенников, ранее судимый Шершнев, устроивший недавно стрельбу в
столице (при задержании предъявил два удостоверения
сотрудника центрального аппарата Генпрокуратуры ЦА
№007885 и ПМ №000578), и уроженец Саранска Медведев,
арестованный за убийство пенсионера из Чечни.
По социальным сетям мы связались со студентом
Сергеем и поинтересовались, как он прописался на
пепелище.
обстоятельства времени
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
5
Рождение
сверхдержавы
Юлия
ЛАТЫНИНА
Каравацкий
у посольства
Великобритании
обозреватель
«Новой»
ДЕТАЛИ
Сводка ГУ МВД по г. Москве:
18 января в период с 13.00 до 13.40 напротив
здания посольства Великобритании Каравацкий А.Д.
провел одиночное пикетирование. При себе имел
плакат следующего содержания: «Британия, усынови
депутатов-инвалидов» с изображением фотографий
депутатов Гудкова, Пономарева и Зубова. Нарушений
общественного порядка не было. Охрану осуществлял
наряд в количестве двух сотрудников отряда охраны
№15 ГУ МВД РФ по г. Москве.
Вот его рассказ:
«Когда мы с моей девушкой решили узаконить
наши отношения, то нужна была регистрация одного
из супругов в Московской области. Наши общие друзья
нашли какого-то посредника, который официально
прописывал людей. В итоге меня и еще 30 человек собрали на Рязанском проспекте и повезли в Воскресенск.
Там по очереди заходили ставить штампы в паспортный
отдел. Заплатили по 26 тыс. рублей».
Корреспонденты «Новой» установили личность
посредника: им оказался давно разыскиваемый МВД
Михаил Гайворонский. В других случаях с иногородними гражданами заключал договор жилищный кооператив «ДЕЗ ДУ №1». Цена вопроса: 45 тыс. рублей.
В 2013 году контору ликвидировали, а учредители
исчезли.
Кстати, два года назад некоторых «обитателей»
сараев, прибывших из стран СНГ, обзванивал некий
Эдуард Михайлович, представлявшийся сотрудником
ФМС из Воскресенска, и угрожал депортацией из страны. Впрочем, по словам эфэмэсника, проблему можно
было решить за 50 тыс. рублей.
Похищенный капитан
— А кто мог похитить Мурашова? — интересуюсь
я у Натальи.
— Никто его не похищал. Говорят, этого товарища
на взятке взяли. Сейчас он разруливает ситуацию и
прячется в Федине, — и женщина попрощалась.
Еду в Федино. Официально Мурашов прописан в
старенькой пятиэтажке. Однако, судя по документам,
в квартире проживают еще 16 человек, и у некоторых
из них имеются проблемы с законом. Так, прибывшего из Узбекистана Собиржона Тайлокова задержали с
поддельными госномерами на автомобиле.
— Вы Вовчика ищете, из ФМС? — подходит ко мне
дворник. — Так он живет около храма. Как увидите
самый большой дом — нажмите на звонок. Молодец
мужик, пробился в люди…
Богатый особняк, якобы принадлежащий Мурашову,
видно издалека. С другой стороны каменной ограды —
церковь Серафима Саровского. «Пропавшего» долго
ждать не пришлось:
— А говорят, вас мафия похитила.
— Мало ли что говорят…
— На вас заведено уголовное дело? За взятку?
— К сожалению…
— Хотел взять у вас комментарий по поводу «резиновых» домов в Бочевине и Усадище.
— Это нам в наследство досталось. Еще вопросы
будут?
На обратном пути Наталья снова вышла на связь
и сообщила, что обнаружила в Воскресенске еще две
хибары с кучей жильцов.
Сергей КАНЕВ,
спец. корр. «Новой»
По итогам саммита G20 мы
обсуждаем не явление миру новой
сверхдержавы, а то, почему Путин
не остался на завтрак
оссийские СМИ полны обсуждений на
тему того, почему Владимир Путин рано
покинул саммит G20 в Австралии, и не
совершил ли он дипломатический faux pas,
подав шаль супруге Си Цзиньпина.
К несчастью, уже сам факт этих обсуждений свидетельствует о провинциальности, в которую скатывается Россия, ибо главным итогом саммита
«двадцатки» стало окончательное становление Китая
как мировой сверхдержавы.
Именно Си Цзиньпин был звездой этого саммита, и
в этом смысле история с Путиным, подающим шаль Пэн
Лиюань, выглядит жалко не потому, что российский президент нарушил китайские обычаи и прикоснулся к первой
леди Поднебесной, а потому, что российский президент
хоть как-то пытался обратить на себя внимание, пока глава
Поднебесной беседовал с Бараком Обамой.
На саммите G20 Си Цзиньпин подписал с Обамой
новое визовое соглашение. Китайскую визу и так получить элементарно: теперь же китайцы смогут получать
10-летнюю многократную визу для въезда в США. Это
привлечет в США миллионы новых туристов и покупателей собственности, уничтожит коррупционный визовый
бизнес в Китае, и главное, заметим, насколько дух этого
соглашения отличается от местечкового параноидального «запретить и не пущать», которое все больше действует относительно заграницы в России.
Кроме этого, Си Цзиньпин подписал с премьером
Австралии Тони Эбботом беспрецедентного размаха
соглашение о свободной торговле.
Де-факто соглашение полностью открывает китайский
рынок для австралийских товаров, любых — от молочной
и винодельческой продукции до здравоохранения и образования, отменяя в течение четырех лет и без того невысокие пошлины, а в обмен китайцы получают более широкие
возможности для инвестиций в Австралию. Замечу, что
подобного рода политику (нулевые пошлины на импорт)
может проводить страна, уверенная в своем экономическом превосходстве. Именно поэтому в XIX веке Британия
была таким сторонником свободы торговли. Но значение
соглашения куда больше, чем просто демонстрация силы
китайской экономики. Китай (а не США и не Европа) в
результате этого соглашения становится для развитой
демократической Австралии экономическим союзником
номер один. Аналогичное соглашение было подписано с
Южной Кореей.
Опять же сравните эти соглашения с постоянными
молочно-таможенно-морковно-сметанно-газовыми войнами, которыми занимается Кремль, принимая мелкое
хулиганство в песочнице за большую геополитику.
Одновременно с визовым соглашением со Штатами
и торговыми соглашениями с Австралией и Южной
Кореей Китай объявил о своем «плане Маршалла» для
всей Средней Азии — о плане восстановления Великого
шелкового пути под девизом «один пояс, одна дорога».
Первоначальный капитал соответствующего фонда составил 40 млрд долларов.
«Один пояс, одна дорога» призвана пронизать Азию
китайской дорожной инфраструктурой — с неизбежными
последствиями для геополитики. Фактически речь идет
о том, что «большая игра», в которую в XIX веке играли
Россия и Британия, а в ХХ — СССР и США, без всяких
проблем и при полной безучастности остальных игроков будет выиграна в XXI Китаем. Одновременно Китай
объявил о создании Asian Infrastructure Investment Bank
со штаб-квартирой в Пекине. AIIB как раз и будет финансировать строительство, став в Азии альтернативой
Мировому банку и МВФ, с той только разницей, что
демократические страны, которые являются дольщиками
Мирового банка и МВФ, не используют эти финансовые институты для достижения геополитических целей
(вопреки распространенным в России теориям заговора), а Поднебесная, разумеется, будет использовать.
Примечательно, что среди 21 азиатской страны, всту-
Р
пившей в AIIB, до сих пор нет России: ее мнение мало
кого интересует.
Наконец, Си Цзиньпин подписал с США в Канберре
соглашение об изменении климата. Соглашение не обязывает Китай ни к чему, что не произойдет само собой.
Экономический рост Поднебесной, естественно, сопровождался растущими выбросами углекислого газа, и
Китай всего лишь пообещал, что пик выбросов придется
на 2030 год, — естественный процесс для страны, которая становится все более высокотехнологичной и энергосберегающей. Зато эта ничего не значащая бумажка
вселила дикую радость в сердца экологического западного лобби. «Чем бы дитя ни тешилось», — подумали,
вероятно, прагматичные китайцы, давно использующие
экофундаменталистов в качестве практического оружия
в торговой войне.
Что еще? Еще до этого на саммите APEC Си Цзиньпин
нормализовал отношения Китая с Японией, которые два
последних года были испорчены проблемой принадлежности крошечных островов Сенкаку. И кстати, заметим,
когда весной во Вьетнаме начались антикитайские погромы из-за того, что Китай начал разведочное бурение
на спорном участке Южно-Китайского моря, великий
Китай не стал играть ни в какие Донбассы и Крымы, не
стал оболванивать население рассказами о том, что «за
вьетнамцами на самом деле стоят происки США, которые
только и мечтают нас унизить», а тихо буровую убрал.
Боюсь, на фоне всего вышеперечисленного детские
обиды президента Путина, уехавшего с саммита до его
окончания, остались большинством участников попросту
незамеченными. Во всем вышесказанном бросаются в
глаза три обстоятельства.
Первое. Все рассуждения о «российско-китайской
оси», об эксклюзивных геополитических отношениях
Китая и России, переполнившие официальные российские СМИ после подписания российско-китайских газовых соглашений, попросту не имеют никакого отношения
к действительности. В общей сети китайских соглашений
они занимают примерно такое же место, как соглашения
с другими источниками сырья — африканскими странами, например, — и значат, подозреваю, куда меньше,
чем соглашения с Австралией. Наивно было бы думать,
что проницательная китайская бюрократия, мыслящая
тысячелетиями, не видит, что российская клептократия с
высунутым от старания языком спешит продать Китаю газ
по убыточной для России цене, только чтобы освоить на
строительстве «Силы Сибири» деньги, которые теперь не
удастся освоить на строительстве «Южного потока».
Второе. Демократии — вопреки апокалиптическим убеждениям Кремля, живущего в альтернативной
реальности, — геополитикой не занимаются. Это не
плохо и не хорошо, это просто факт. Откройте любую
американскую газету, и вы увидите, что американского избирателя интересует экономика, Obamacare,
безработица, зарплата и пр. Геополитика его не
интересует, а то, что не интересует избирателя, в демократической стране не интересует и президента. В
противоположность демократиям Поднебесная как
раз таки геополитикой занимается, только не на
уровне каменного века, как Кремль. Китайские чиновники мыслят тысячелетиями, а кремлевские —
детскими обидами и долларами.
И, наконец, третье. Для Поднебесной геополитика —
естественное продолжение экономики, а процветающая
экономика — необходимая база для успешной геополитики. Все, что делает Поднебесная в геополитике,
противоположно тому, что делает Кремль, чья катастрофическая провинциальность, средневековость и местечковость как раз прекрасно характеризуется тем, что
по итогам саммита G20 мы обсуждаем не явление миру
новой сверхдержавы, а то, почему Путин не остался на
завтрак.
6
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
осковский областной суд 19 и 20 ноября
продолжил начатое
на прошлой неделе
рассмотрение дела
«Боевой организации
русских националистов» (БОРН). Точнее,
дела некоторых членов этой банды —
Максима Баклагина, Михаила Волкова,
Вячеслава Исаева и Юрия Тихомирова.
Еще четыре ее участника остались «за
скобками».
Материалы дела в отношении Ильи
Горячева, которого следствие считает идеологом группировки, выделены в отдельное
производство. Никита Тихонов, ранее уже
приговоренный к пожизненному заключению за убийство Станислава Маркелова и
Анастасии Бабуровой, дал показания на
других участников БОРНа, пошел особым
порядком и два месяца назад получил еще
18 «сверхсрочных» лет. Бывший прапорщик ФСБ Алексей Коршунов в 2011 году,
скрываясь в Украине, подорвался на собственной гранате. Не пойманным остался
только Александр Паринов.
Баклагину, Волкову, Исаеву и Тихомирову предъявлены обвинения в участии в
экстремистском сообществе, убийствах
антифашистов Федора Филатова, Ильи
Джапаридзе и Ивана Хуторского, судьи
Мосгорсуда Эдуарда Чувашова, а также
убийствах и покушениях на «неславян» —
грузчика Салохитдина Азизова, спортсмена Максима Абдуллаева, таксиста Соса
Хачикяна, предполагаемого члена банды
«Черные ястребы» Расула Халилова, полицейского Гагика Беняминяна…
Дело рассматривается с участием коллегии присяжных, которую удалось собрать только с шестой попытки.
В среду в суд для допроса доставили одного из лидеров БОРНа Никиту Тихонова.
Три года назад он упорно отрицал свою
вину в убийстве Маркелова и Бабуровой,
но когда получил «пэжэ», сдал и себя, и соратников (правда, все они и сами частично
или полностью признают свою вину).
Главный свидетель обвинения, закованный в наручники, сидел в отдельном
«аквариуме».
— Я являюсь одним из организаторов
сообщества БОРН, — впервые публично,
а не в кабинетах следователей поведал
Тихонов. — Осенью 2007 года Илья Горячев
сообщил мне, что у него есть знакомые
во власти, в том числе в администрации
президента, и предложил совершать
преступления в рамках интересов этих
его знакомых — например, нападать на
политическую оппозицию: НБП, активистов Гарри Каспарова… За это властные
знакомые Горячева могли бы помочь мне
по тому преступлению (дело об убийстве
антифашиста Рюхина. — Ред.), за которое
я находился в розыске. В тот раз я отказался, нацболы мне не враги.
Вскоре Горячев нашел «более приемлемых» для Никиты жертв.
— По его информации, адвокат Маркелов занимался созданием левой партии нового типа и планировал привлечь к этому
антифа-хулиганов. Илья сказал, что «если
что-то случится» с Маркеловым, то мне
будут очень благодарны.
Осенью 2008-го Горячев передал
Тихонову список антифашистов, в котором среди прочих были Федор Филатов,
Илья Джапаридзе, Иван Хуторской, их
данные и адреса.
— Горячев сказал, что от меня «ждут
действий». Я обратился к Алексею Коршунову и Михаилу Волкову, который сочувствовал моему нелегальному положению и
неоднократно давал деньги на еду.
От последующих показаний свидетеля
брала оторопь. По его словам, в октябре
2008 года он установил слежку по адресу
Филатова. Тихонов разработал план: убить
антифашиста, когда тот будет выходить
утром из подъезда.
— У меня был кастет, у Волкова — нож.
На нас были парики, как у «Битлз». Когда
Филатов вышел, я нанес ему несколько
ударов в область лица. Затем со спины
подбежал Волков. Я отвернулся, чтобы
Громкое дело
Сергей БОБЫЛЕВ / ТАСС
М
Никита Тихонов
«Властные
знакомые
ждут
действий»
В Мособлсуде по делу БОРНа допросили
Никиту Тихонова и Евгению Хасис
контролировать ситуацию вокруг. Филатов
кричал: «Скорую», вызовите «скорую».
Мы добежали до места, где у нас была заранее припрятана другая одежда. Волков
поехал на работу, а я на маршрутке до
Преображенской площади. Там я выкинул
одежду в контейнер, а нож утопил в Яузе.
На следующий день в интернете я прочитал, что Филатов скончался.
Тихонов утверждает, что при встрече
Горячев выразил ему «горячее одобрение»
гибели Филатова, но сказал, что надо придумать бренд и рассылать в СМИ сообщения о преступлениях под этим брендом.
Тогда Тихонов и назвал проект «Боевой
организацией русских националистов».
Следом Горячев предложил Никите
отомстить гастарбайтерам за изнасилование и убийство гражданином Узбекистана
девочки в Можайском районе Москвы.
Волков от убийства «первого встречного» категорически отказался. Позже от
этого отказался и сам Тихонов. В итоге,
утверждал свидетель, убийство грузчика Салохитдина Азизова совершили
Коршунов и Паринов.
— После этого преступления я сделал
первую рассылку от имени БОРНа.
«
Был план
организовать
убийства священника,
адвоката Клювганта,
сотрудника ФСБ
«
В январе 2009 года по инициативе
Коршунова состоялась встреча Никиты
с Максимом Баклагиным, который хотел
финансово помочь «нелегалу» Тихонову.
Баклагин расспрашивал его об убийстве
Маркелова и Бабуровой 19 января.
— Он подозревал, что я причастен к
этому. Но я не признался.
После расстрела адвоката и журналистки Горячев передал Тихонову просьбу своих
«властных знакомых»: «Никаких нападений
на антифа больше не производить».
— Тем не менее я сообщил Баклагину
адрес Джапаридзе, но сам в нападении участвовать отказался. Летом я узнал, что Джапаридзе убили. Баклагин рассказал, что
это сделали он и Юрий Тихомиров. Рассылку об этом убийстве я делать не стал.
В качестве следующих жертв, по словам
Тихонова, Горячев предложил участников
банды кавказских националистов «Черные
ястребы», которых в это время судили в
Москве за нападения на «славян». Тихонов
установил, что в дни судебных заседаний
Расул Халилов, один из обвиняемых, находившийся под подпиской о невыезде,
выходит из подъезда без сопровождения,
а вскоре за ним приезжает машина.
— Мы с Коршуновым спланировали
нападение, но в сентябре я получил ножевое ранение. Тогда я связался с Волковым
и передал ему пистолет. Позже он сообщил, что расстрелял Халилова, — сказал
Тихонов. БОРН снова взял ответственность за убийство.
Наконец, в октябре 2009 года Алексей
Коршунов предложил напасть на Ивана
Хуторского. Тихонов отказался, ведь
Горячев «не давал распоряжения». Однако
вместе с Баклагиным участвовал в слежке
за Хуторским.
— В первых числах ноября я передал
Баклагину и Исаеву наган, за который они
выплатили мне несколько тысяч рублей.
3 ноября меня задержали (по делу об убийстве Маркелова. — Н.Г.), а позже, в тюрьме, мне стало известно, что Хуторского
застрелили.
Об остальных эпизодах Тихонов узнавал уже из СМИ в камере СИЗО. О причинах совершенных преступлений свидетель высказался так: «Мотивы — идеологические. Я руководствовался своими
понятиями о хорошем и плохом».
Отвечая на вопросы защитников
подсудимых, Тихонов заметил, что формального членства в БОРНе не было.
Отказ от совершения преступления
никак не наказывался, иерархия отсутствовала. Постоянными участниками
сообщества Тихонов считал только тех,
без кого БОРНа не было бы, — то есть
Горячева, себя и немного — Коршунова.
Остальные, по его словам, привлекались
под «конкретную задачу». Не было и финансирования, хотя Горячев постоянно
обещал, что как только бренд раскрутится, будут и деньги.
На пятый час допроса Тихонов, растирая покрасневшие от наручников запястья,
повернул голову к своим суровым конвоирам, демонстративно выдохнул и покачал
головой. Те закивали в ответ: сами, мол,
замучились.
А в четверг состоялся допрос гражданской жены Тихонова Евгении Хасис,
осужденной на 18 лет колонии за соучастие
в убийстве Маркелова. Отвечая на вопросы
суда, Хасис, с распущенными волосами,
одетая в серые джинсы и свитер, заглядывала в исписанные страницы ежедневника.
За два месяца, проведенных в московском
СИЗО, куда ее этапировали из Мордовии,
у Хасис было достаточно времени подготовиться.
По ее словам, Илье Горячеву организация типа БОРНа была нужна для
шантажа властей. Управление администрации президента по внутренней политике, которое курировало политическую
деятельность созданного Горячевым
«Русского образа», отказалось поддерживать политические амбиции националиста и его идею создать партию.
Всплеск радикального насилия помог
бы Горячеву обратить на себя внимание
властей.
— Молодежной политикой руководил тогда Владислав Сурков, а куратором
Горячева был Леонид Симунин, один из
лидеров движения «Местные», — заявила
Хасис. Она утверждает, что Симунин выделял Горячеву деньги и знал о БОРНе.
Однако самостоятельно создать подпольную организацию Горячев не мог.
— Он интеллектуал, он умеет разговаривать с людьми, манипулировать, но
среди бойцов он не пользовался авторитетом вообще. Ему был нужен кто-то из
этой среды. Таким человеком стал Никита
Тихонов. Горячев отдавал ему приказы, а
Тихонов находил людей и выполнял их.
Кого убивать, решал лично Горячев, —
продолжала Хасис. Это главный тезис ее
показаний.
Евгения коротко прошлась по эпизодам, которые ей были известны: убийства
Филатова, Азизова, Халилова, Джапаридзе
и Хуторского. Хасис утверждает, что знала
о планах Горячева организовать еще несколько громких убийств: священника,
адвоката Вадима Клювганта, сотрудника
ФСБ. От последнего Тихонов отказался: «Я
не наемный убийца, я революционер», —
объяснил он Горячеву.
— Кто наговорил вам весь этот красноречивый бред? — возмущался из «аквариума» подсудимый Тихомиров, уже
осужденный за убийство Ильи Джапаридзе
на 10 лет. Судья Козлов вопрос снял.
Процесс продолжится в понедельник,
24 ноября.
Никита ГИРИН,
Надежда ПРУСЕНКОВА,
«Новая»
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
последствия
7
НАГРАДНОЙ
ОТДЕЛ
ОКОНЧАНИЕ
ТЕМЫ
В хорошей
компании
Прокуратура
пошла на попятную
Нашего главного редактора
наградили премией Гайдара
за 2014 год
Апелляция по делу доктора Алевтины Хориняк отозвана
П
ВСТРЕЧИ
В ЭФИРЕ
ротивостояние между председателем совета директоров «Газпроммедиа» и главным редактором
«Эха Москвы» достигло своего пика в
прошлую субботу. Тогда Михаил Лесин в
развернутом комментарии «Новой» сообщил о готовности к компромиссу.
— Это личностный конфликт, — пояснил
он. — Есть вариант, что он решится мирным
путем — стороны сформируют взаимоприемлемую позицию. Агрессивной самоцели
уволить Венедиктова у меня нет. Я готов
встретиться с сотрудниками «Эха» и объяснить им свою позицию.
Лесин также признал приказ об увольнении Александра Плющева (скандал
вокруг «Эха», как известно, разгорелся
после некорректного твита журналиста)
«незаконным». Он противоречит уставу
редакции, согласно которому «распоряжаться» судьбой журналистов может
Венедиктов, а не Лесин. В качестве компромисса председатель совета директоров
«Газпром-медиа» предложил отправить
Плющева в неоплачиваемый отпуск.
Напомним, что поводом для беспокойства стало письмо Лесина, адресованное главному редактору «Эха». В нем
говорилось, что 21 ноября пройдет заседание совета директоров, где будут вынесены на обсуждение три вопроса, в том
числе — о главном редакторе. Сотрудники
радиостанции, обсуждая в соцсетях
П
совета при Президенте РФ, президент
Ассоциации независимых центров экономического анализа Евсей ГУРВИЧ.
Руководитель профильной группы номинации «За выдающийся вклад в
области экономики» Сергей Дубинин
охарактеризовал его как ученого-эксперта, без которого не обошлась «ни
одна реформа в сфере государственных
финансов в России».
Другие номинанты были не менее
достойные — это выдающийся демограф Анатолий ВИШНЕВСКИЙ
и создатель Международного центра изучения институтов и развития
Высшей школы экономики Андрей
ЯКОВЛЕВ.
Номинантами в области истории
стали Александр ЯНОВ (он в итоге
стал и лауреатом — так был отмечен
его трехтомник «Россия и Европа.
1462–1921»), историк-«мемориалец»
Никита ПЕТРОВ (хорошо известный
читателям «Новой» как один из авторов нашей «Правды ГУЛАГа») и историк культуры Александр ЭТКИНД.
Лауреатом в номинации «За выдающийся вклад в развитие международных гуманитарных связей с Россией»
в этом году стал бывший президент
(2003–2013), а до этого премьер и министр финансов Чехии Вацлав КЛАУС.
После падения коммунистического
режима он руководил крайне болезненным переходом своей страны от плановой госэкономики к рынку и проводил
непопулярные, но необходимые для
последующего развития либеральные
реформы.
Соб. инф.
А
Вещайте с миром!
Венедиктова и Плющева не уволят, «Эхо Москвы»
не переформатируют. Конфликт между Лесиным
и главным редактором радиостанции исчерпан
Плакат с пикета
у Домжура
Евгений ФЕЛЬДМАН — «Новая»
ремия Гайдара была учреждена Фондом Егора Гайдара в
2010 году. Она присуждается
ежегодно по четырем номинациям: за
индивидуальные достижения в области
истории, экономики, за вклад в формирование гражданского общества и развитие международных гуманитарных
связей с Россией.
С момента основания ее лауреатами становились Евгений Ясин,
Михаил Рогачев, Ольга Романова,
Владимир Гимпельсон, Ростислав
Капелюшников, Виктор Шнирельман,
Лилия Шибанова, Сергей Игнатьев,
Александр Пыжиков, Елена Немировская, Лешек Бальцерович.
Наш Главный, а теперь еще и
лауреат премии Гайдара Дмитрий
МУРАТОВ оказался в достойной компании кандидатов в номинации «За
действия, способствующие формированию гражданского общества». Среди
них — гендиректор «Дождя» Наталья
СИНДЕЕВА, глава «Солдатских
матерей Санкт-Петербурга» Элла
ПОЛЯКОВА и Лев ШЛОСБЕРГ
— депутат Псковского областного
собрания депутатов. Руководитель
профильной группы «гражданской»
номинации Людмила Алексеева, характеризуя огромный вклад Муратова
в формирование гражданского общества, заметила, «что вместе с ним мы
номинируем весь коллектив «Новой
газеты», потому что все они этого заслужили. Не гоняясь за длинным рублем, они делают необычайно важную
для общества работу».
В этом году лауреатом в области
экономики стал член Экономического
пелляционное представление по уголовному делу участкового
терапевта Алевтины Хориняк, в
котором был поставлен вопрос
об отмене оправдательного
приговора врачу, отозвано.
Об этом сообщили в прокуратуре Красноярского края.
Напомню: из-за регулярных перебоев в лекарственном обеспечении
в Красноярске в апрелемае 2009 года трамадол по
льготным рецептам не отпускали. И доктор Хориняк выписала два
платных рецепта на этот препарат больному, находившемуся в терминальной
стадии рака и измученному страшными
болями. Других вариантов обезболить
его не было. А он Алевтине Петровне,
по ее признанию, был как сын: за ним
(у него был врожденный тяжкий недуг), его
семьей, отцом она ухаживала 20 лет.
Однако больной не был прикреплен к
поликлинике, где работала врач, что и послужило поводом для возбуждения в 2011
году уголовного дела против Хориняк и
знакомой больного Лидии Табаринцевой,
отоварившей по его просьбе рецепты в аптеке. Им инкриминировали «незаконное
приобретение, хранение в целях сбыта, а
равно незаконный сбыт сильнодействующих веществ в крупном размере, совершенных группой лиц по предварительному
сговору», а также «подделку официального документа с целью облегчить совершение другого преступления».
В 2013-м судья Октябрьского райсуда Нонна Маркова вынесла Хориняк
и Табаринцевой обвинительный приговор. Лишь учитывая преклонный возраст подсудимых, наказание назначили
мягкое: штраф 15 тыс. рублей с каждой.
«вызов» Лесина, готовились к худшему
варианту — увольнению Венедиктова и
переформатированию «Эха» в музыкальный канал.
Условия для примирения, выдвинутые Лесиным и озвученные «Новой»,
Венедиктов принял спустя пять минут.
В разговоре с «Новой» он признался,
что ждал именно этого момента. Теперь
заявление об уходе в отпуск Плющева,
которое лежит на его столе уже несколько
дней, будет подписано.
— Я очень рад, что Михаил Юрьевич
впервые признал тот факт, что приказ был
незаконным, — отметил Венедиктов. — Это
очень важно для наших журналистов.
Во вторник в Доме журналистов состоялась встреча главреда с коллективом
журналистов «Эха», на которую прибыл
и Лесин. Впечатления журналистов от
встречи не сулили развязки конфликта —
вопрос об увольнении Плющева все еще
оставался на повестке дня. По словам
Венедиктова, произошло «уточнение
позиций».
— Требование уволить Плющева не
изменилось, так же как и мое решение
этого не делать, — пояснил он. — Приказ,
который был трижды признан Лесиным
незаконным, так и не отменен.
Еще одним неожиданным поворотом
в разговоре с председателем совета директоров «Газпром-медиа» стал вопрос
о продаже радиостанции. По словам
Лесина, холдинг готов рассмотреть предложение миноритарных акционеров о
Краевой суд приговор
отменил и направил дело
на новое рассмотрение в
тот же райсуд, но другим
судьей. 21 октября судья
Ольга Варыгина оправдала
Хориняк и Табаринцеву за
отсутствием состава преступления.
31 октября гособвинитель опротестовал приговор
из-за «неверного применения» судьей Уголовного
кодекса. Адвокаты начали готовиться к заседанию
краевого суда. Он мог отправить дело на
пересмотр. Или оставить приговор в силе.
И вот, как сообщила старший помощник прокурора края Елена Пимоненко,
«по результатам изучения приговора и
протокола судебного заседания по поручению прокурора Красноярского края
апелляционное представление отозвано».
Многолетняя абсурдная история преследования доктора за исполнение ею врачебного долга закончилась.
Дело Хориняк должно было бы стать
процессом против Минздрава России и
минздрава Красноярского края, против
чиновников, пишущих бесчеловечные
ведомственные инструкции, и против тех, кто ответственен за лекарственное обеспечение региона. Против
Госнаркоконтроля, берущего на себя
функции клинического фармаколога. Не
стало. По всей видимости, не стоит ждать
процесса и против государственной силовой машины, четыре года перемалывавшей врача-терапевта.
Алексей ТАРАСОВ,
обозреватель «Новой», Красноярск
выкупе пакета «Эха Москвы», если будет
предложена адекватная цена, а также
разработано официальное письменное
предложение.
На следующий день после встречи с
коллективом «Эха» Лесин принял у себя
в офисе Венедиктова. Разговор, при котором присутствовали юристы компании,
затянулся на четыре часа. В результате
встречи была достигнута договоренность:
приказ об увольнении Плющева и собрание совета директоров отменяются.
— Компромисс найден, — сообщил
«Новой» Лесин. — Это хорошо. Меня
услышали. Я же говорил, что у меня не
было самоцели уничтожить «Эхо».
По словам Венедиктова, соглашение,
которого удалось достичь, отвечает интересам слушателей, журналистов и акционеров. Плющев вернется в эфир 14 января.
— Теперь я должен собрать рабочую
группу журналистов для выработки рекомендаций по поведению всех членов
холдинга в соцсетях. Я считаю тот факт,
что нам поручили это дело, признаком
высокого доверия. Также в моем трудовом
договоре будет расширена персональная ответственность за то, что говорят и
делают журналисты в эфире. Это усилит
мою роль в редакции и повысит ответственность.
Диана ХАЧАТРЯН,
«Новая»
8
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
Мани-манипуляторы
Елена ПАНФИЛОВА:
Елена
МАСЮК
обозреватель
«Новой»
Советский анекдот:
«В сумасшедшем доме выступает
агитатор и расхваливает советскую
действительность. Аплодируют все,
кроме одного, стоящего в стороне.
— А вы почему не хлопаете? —
интересуется агитатор.
— А я не сумасшедший, я санитар!»
«Баланда три раза
в день — это тоже
стабильность»
О праве на свободу от пропаганды и промывания мозгов
Для манипулирования общественным мнением российские СМИ уже давно
используют известные приемы: от методов фрагментации и многократных повторов
до создания лжесобытий и «страшилок». Вместо информации — пропаганда и
дезинформация. Цель манипулятора проста — лишить объект свободы выбора,
способности критически мыслить и подвести его к заданному извне выбору как
единственно правильному и безальтернативному. Постоянное манипулирование
дало результат: российское общество погрузилось в состояние иллюзорности.
Елена Панфилова, вице-президент неправительственной международной
организации по борьбе с коррупцией Transparency International, — о праве человека
на свободу от пропаганды и об удивительной любви россиян к фата-моргана*.
одном из ваших публичных выступлений
вы сказали, что у человека должно быть
право «на свободу от
пропаганды и промывания мозгов». Это право, на ваш взгляд, нарушается в России?
— Оно массированно нарушается.
И сколько бы ни шумели в соцсетях, в
блогах или на «Дожде» о том, что вот это
неправда, тут неправда, там неправда, —
этот мощный разнонаправленный поток
приводит к размыванию общественной
морали, общественного восприятия окружающей действительности.
Например, тема Transparency International — коррупция. Ты бьешься за то,
чтобы люди понимали, что такое коррупция. Более того, и наши власти пишут в
своем национальном антикоррупционном
плане — «создание в обществе атмосферы неприятия коррупционных практик».
Чудесно. А после этого в телевизоре, который у нас, к сожалению, формирует почти
80 процентов всех смыслов, запускают
сериал, в котором симпатичный правоохранитель (я говорю в данном случае про
сериал «Глухарь») не гнушается коррупционных методов, потому что это даже
чуть-чуть прикольно, потому что это даже
чуть-чуть полуфронда относительно унылых коллег, а он такой вот Зорро, который
побеждает зло и при этом слегка коррумпирован. И все сделано с такой симпатией
к этой модели поведения, что наши унылые попытки сказать, что коррупция —
это плохо, просто разбиваются, потому
что людям показали, что в принципе-то
это неплохо.
—В
Камлания из ящика
Дмитрий Киселев: «Россия — единственная страна в мире, способная превратить
США в радиоактивный пепел!»
— То есть вы считаете, что даже сериалы
действуют на мозги граждан?
— Конечно. Просто у нас принято
тыкать пальцем в два-три особо отвратительных пропагандистских ток-шоу. Я не
знаю, как они называются, я их не смотрю.
Но я знаю, что в конце недели вечером
по всем каналам идут приблизительно
одинаковые камлания вокруг каких-то
насущных тем.
— Ну хорошо, а про радиационную пыль
от Киселева тоже не смотрели?
* От итал. fata Morgana — фея Моргана,
по преданию, живущая на морском дне и
обманывающая путешественников призрачными видениями — редко встречающееся
сложное оптическое явление в атмосфере,
состоящее из нескольких форм миражей...
— Нет. Есть такая чудесная вещь, как
социальные сети. Про все, что я хотела
бы узнать о смешном, трагическом, ужасном, ошибочном или вдруг неожиданно
правильном, что произошло в телевизоре, — всегда есть люди, которые про это
напишут.
— Но одно дело в чьем-то пересказе, и
совсем другое — увидеть своими глазами.
Например, как тот же Киселев двигается,
как делает пасы руками, как оттопыривает
некую часть тела…
— Однажды я это видела. Вряд ли он
даже с оттопыренной частью тела скажет
что-то новое. Не надо это смотреть.
— А чтобы знать линию партии и правительства?
— А зачем? Там что, что-то новое в линии партии и правительства? Она не считывается всеми другими смыслами?
— Есть же нюансы. Например, украинские власти на федеральных российских
каналах долгое время называли «хунтой», а
в один прекрасный момент Порошенко стал
Петром Алексеевичем…
— Лена, это, извините, все-таки про
сорта г... И когда мы смотрим вот это все
с членами семьи (ну они же наши, они же
все понимают), чтобы уловить интонацию — как он локоток отставил, как локон
поправил, — мы не понимаем, что рядом с
нами находятся люди, которые могут реально поверить в то, что там говорят. Я считаю, что это ответственность родителей —
не позволять сейчас детям, особенно подросткам, потреблять эту жвачку, потому
что это нарушение прав детей и неисполнение родительских обязанностей.
— Сейчас я ехала в такси и слушала одну
государственную радиостанцию (конечно,
не по доброй воле, водитель внимательно
слушал). И там был Соловьев…
— Вы удивитесь, я тоже это слушала в
транспорте.
— Он долго рассуждал про то, что президент Apple Тим Кук сделал «каминг-аут» —
рассказал, что он гомосексуалист. По мне, ну
сказал и сказал. Велика новость. Но это раздувается в эфире до немыслимых масштабов. Начинают рассуждать про духовность,
скрепы и всякое такое. И даже кто-то уже
отказывается покупать айфоны…
— Ну да, Тим Кук заявил, что он гомосексуалист, а памятник в Питере снесли
Стиву Джобсу… Своими обсуждениями
они создают линейки смыслов. Почему
я против пропаганды и промывания мозгов? Потому что взрослый человек должен
сопоставлять, должен мыслить довольно
сложными сравнительными категориями,
даже если у него не самый высокий уровень образования. А здесь что? Тим Кук
заявил о своей гомосексуальности, поэтому мы снесем памятник Стиву Джобсу,
который тут вообще ни при чем, и не будем
покупать Apple. Это же попытка заставить
взрослых людей мыслить категориями
«дважды два — четыре». Есть такое явление
в психологии и в психиатрии — туннельное зрение, когда ты видишь только свой
туннель, ничего вокруг не существует,
притом что мир вокруг многообразен.
И я считаю, что пропаганда и промывание
мозгов вот этим массовым посевом простых и ложных смыслов нарушает права
человека, подталкивая его к деградации
мыслительного процесса.
— А такое упрощение понимания на телевидении, радио, в газетах — это целенаправленная акция, разработанная какими-то
психологами, политтехнологами, или это
откуда-то снизу пришло?
— Не думаю, что это какие-то специальные разработки, это известно со времен
Древнего Рима. Если ты хочешь отвлечь
население от реально происходящих
«
— Но ведь эти модели поведения формируются не только у обычного человека
(хотя обычных людей вообще не существует, каждый человек уникален). И в медиа
формируются профессиональные модели
поведения, и у чиновников, и у правоохранителей формируются профессиональные
модели — не те, которые нужны обществу,
чтобы развиваться, и не те, которые нужны
им как личностям, чтобы развиваться, а те,
которые позволяют им (как они думают)
профессионально реализоваться в предложенных условиях.
Возьмем СМИ. Сейчас спрос, извините, на говнострингеров. Залезть в спальню
к ньюсмейкеру и заснять его с двумя блондинками. Это первая модель. Вторая —
это придумать про гипотетического врага
какую-то душераздирающую новость и
снабдить ее ловко нарезанным видеорядом,
пусть даже этот видеоряд вообще не имеет
Я вообще не знаю, зачем им, кроме как для
распределения финансовых потоков, нужно столько
каналов. В принципе, если по чесноку, должен
быть один канал, одно радио, одна газета
событий, которые могут это население
расстроить, например, экономическая
ситуация, закрытие больниц, удорожание товаров, война, в конце концов… Вот
в этот момент очень важно занять людей
простыми, понятными смыслами. Я не
думаю, что существует какая-то тайная
комната в тайных подвалах вершителей
смыслов, просто это естественная реакция людей, которые защищают свои паттерны (шаблоны) поведения от возможной негативной общественной реакции.
И эти люди выстроены в цепочку. То
есть где-то наверху наверняка никто
не говорит: «Не показывайте это, покажите это». Думаю, что говорят примерно так: «Пускай люди обратят внимание вот на это». А уж дальше… У нас
же как? У нас — вертикальное сознание,
особенно, извините, в вашей профессии.
— Теперь в большинстве СМИ так: не
будет вертикального сознания — уволят.
— А дальше начинается: «О, сказали
обратить внимание…» — и жжу-ух! —
расцветает очередной мегамонстр, хотя
никто никого не просил. Но хочется
же выделиться, чтобы тебя заметили,
чтобы получить внимание, денежку,
славу, почет… И начинают производить
монстров, таких, что в том же Кремле,
я слышала от коллег, сидят и думают:
«Боже мой, что они несут!» Распятые
мальчики... Вот так население вводят в
транс простых мыслей — «война хорошо», «ради величия можно потерпеть»,
«ну и пусть дорого», «в 90-е и не такое
переживали»… Вот смыслы, что выкристаллизовываются.
— Об этом вы тоже во время своих
публичных выступлений говорили — о
праве человека на свободу от того, чтобы
ему навязывали модель поведения.
«
никакого отношения к истории. Люди это
делают, потому что им в голову внедрили эту
модель поведения, им кажется, что это правильный путь к реализации в профессии.
Это называется — отучили от рефлексий.
Право на непромывание
Владимир Соловьев: «Путину кажется
прикольным то, что я делаю в российском
ТВ-эфире... Несколько раз он об этом говорил лично, на заседании российского совета
министров».
— Как обычному гражданину отстоять свое право на свободу от промывания
мозгов?
— Если бы все это происходило в
90-е, я бы сказала — никак. Но сейчас,
даже при попытках массового контроля
за интернетом, любой здравомыслящий
человек, который хочет защитить себя,
имеет стопроцентное средство для этого, которое давно и хорошо описано и
называется — «ищи второе мнение».
То есть когда ты слышишь новость
(как про распятого мальчика, это же
выпадает за рамки здравого смысла) —
всегда нужно искать второе мнение, перепроверять факты.
Конечно, никакого права на свободу от
промывания мозгов, навязанной модели
поведения в универсальной декларации
прав человека не существует. Но в этой
декларации нет и такого права человека,
как право на мир.
Но должно появиться универсальное
право человека на доступ к интернету, поскольку это как раз позволяет иметь доступ
к другим мнениям. Авторы универсальной
декларации прав человека просто не могли
об этом знать, когда они ее писали в про-
Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
шлом столетии. Это становится универсальным правом человека, и когда люди в
Китае выходят на площадь с требованием
свободы интернета, они же выходят за права человека. Когда у нас все бьют в колокола, что тут ограничили, там ограничили, —
это же не за право войти на тот или иной
сайт, это за право иметь альтернативную
точку зрения, за право на информацию.
Кстати, право на информацию зафиксировано в нашей Конституции — человек
имеет право получать информацию, право
знать, что происходит с его страной, что
делает государство с точки зрения защиты
его прав и свобод.
Вот мы считаем, что стране нужен демократический путь развития, а есть другие люди, и они без всякого промывания
мозгов считают иначе. И это нормально.
Другое дело, что объемы возможностей,
которые есть для продвижения разных
точек зрения, сейчас неравны. А я хочу
равенства этих возможностей.
84% ада
Петр Толстой: «Мне не интересен человек, который надел на себя белую ленточку
и пару раз выступил с трибуны, пускай сначала что-нибудь сделает — тогда и посмотрим, достоин ли он эфирного времени».
— Вы хотите, чтобы было равноправие в
возможности транслировать альтернативные
точки зрения. Но вам на это скажут, что 84
процента населения страны поддерживают
линию партии и правительства…
— Я не верю в это.
— …а остальные 16 вот ровно в такой
степени популярности и представлены на
общероссийских каналах.
— Нигде так выпукло не проявилась
избитая фраза про то, что есть ложь, большая ложь и есть статистика, как в этих 84
процентах. Я не верю в них. Этот штамп про
эти 84 процента — самое адское, что может
произойти. Да, там есть поддержка одного
конкретно взятого человека — президента
Российской Федерации. Но эти люди не
думают одинаково. Они поддерживают
президента, но при этом кто-то категорически против варианта социальной политики; кто-то поддерживает президента,
но категорически не согласен с развитием
украинской ситуации… Путин, например,
может им нравиться потому, что он уконтрапупил олигархов, но то, что он делает по
поводу пенсий, — это они считают неправильным.
И среди 16 процентов есть разнообразие. Мы тоже ведь не одинаковые. А у нас
считается 84 — такие, 16 — сякие.
— Еще вы говорили, что должна быть
свобода человека от того, чтобы «двоемыслие и двойная мораль не становились доминантой управленческого поведения». Что вы
имеете в виду?
— Конечно, я имею в виду государственных идеологов, которые нам говорят
про этих самых Тимов Куков, не выпуская
из рук телефона Apple. Насколько я помню,
первым обладателем айфона в Российской
Федерации был Владимир Соловьев, ради
этого он слетал во Владивосток. Я это понимаю, когда тебя прет и у тебя есть возможности, почему бы нет? Другое дело,
как это смотрится на фоне сегодняшней
истории.
А у чиновников уже не двойная —
тройная мораль. У них есть официальная
жизнь, которая на бумаге такая вся регламентированная, прозрачная и правильная. Есть вторая — не как на бумаге, а по
понятиям. А третья — еще и для души, то
есть для себя. Конечно, есть совершенно
упыри, я знаю таких, которые ведут себя
как быдловатая гопота, но очень многие
из чиновников вполне себе рефлексирующие люди, но они попадают в эту дикую
ситуацию двоемыслия и двойной морали
и вынуждены вести себя «как положено»,
иначе карьерного роста не будет. Я считаю, что это — нарушение их права на
профессию.
Каморка папы Карло
Ирада Зейналова: «Мы не проповедуем,
тем не менее, я считаю, мы обязаны показывать события, скажем, страшные, так,
чтобы у людей не было желания, чтобы они
повторились, или события положительные,
так, чтобы люди понимали, что такое радость в жизни. Мы ловим души».
— Вот почему у нас всё так? Говорят —
«дураки и дороги», «в России воруют», а я —
про «ленивых и нелюбопытных». Когда в
нулевые годы пролился внезапный «золотой дождь» нефтегазовых денег, вместо
того чтобы работать, мы решили, что у нас
есть такой временный передых. А то, что у
нас по ходу событий отгрызаются всякие
права… Но мы же потом все поправим.
Закрыли НТВ — но мы же новое и независимое все равно откроем…
— А сейчас людям новое НТВ уже и не
нужно.
— Да, теперь мы дожили до того момента, когда смыслы упростились настолько, что нужен только один канал.
Я вообще не знаю, зачем им, кроме как
для распределения финансовых потоков и необходимости кормить какое-то
количество конкретных ртов, нужно
столько каналов. В принципе, если по
чесноку, должен быть один канал, одно
радио, одна газета. Более того, я думаю,
что буквально через день, если это произойдет, нам ВЦИОМ или ФОМ радостно сообщат, что 84 процента одобряют,
что один канал. Потому что это же удобно, это же вообще не надо даже пальцем
на пульте двигать.
— Но все-таки власть использует разные идеологические темы для навязывания
населению. Например, несколько лет назад
было православие. Но православие, как мне
кажется, не пошло. Сейчас — патриотизм.
Патриотизм пошел, прямо ура-патриотизм
попер.
— Власть нащупывает способы для
максимального удлинения своего существования в окружающей действительности.
И я их понимаю, все политики во всем
мире так делают. Другое дело, что есть какие-то базовые вещи. Идеологию на хлеб
не намажешь. В кассе в день зарплаты никто не будет счастлив видеть патриотическую листовку вместо денег. Должна быть
экономика, должны быть инвестиции,
должны быть рабочие места, должно быть
экономическое развитие, должна быть
инфраструктура, должны быть дороги,
заводы, инновации, стартапы. Проблема
в том, что погоня за идеологией привела
к тому, что деньги, которые должны были
бы идти на развитие, пошли в сторону
идеологии. У меня есть ощущение, что
мы как Буратино, который стоит перед
очагом в каморке папы Карло. В принципе
мы в глубине души все понимаем, что этот
очаг нарисован на занавеске. А с другой
стороны очага находятся люди, которые
из последних сил делают эту занавеску
поплотнее, чтобы мы, не дай бог, своим
любопытным носом его не проткнули.
И вот они слой за слоем навешивают —
православие, патриотизм, народность,
самодержавие, возвращение монархии…
Но от этого ситуация не меняется, и всем
понятно, что в какой-то перспективе
Буратино либо очень болезненно, либо
менее болезненно, либо революционно,
либо эволюционно, но все равно проткнет
всю эту историю. Потому что не существует исторических прецедентов бесконечных
имитационных режимов, когда идеология,
надстройка опережает базис.
— Но «Крым наш» сколько людей поддерживают?
— Сейчас их количество стремительно
уменьшается. Я весной говорила: давайте переживем зиму. У нас очень хорошо
любить жизнь весной и летом: все цветет,
пахнет, и можно плевать на санкции, потому что в огороде растет огурец. А сейчас
поддержка снижается, потому что вдруг
выясняется, что все дорожает. Да, сейчас
доминантная идеологема — «перетерпели
в 90-е, перетерпим и сейчас». Мы вообще
живем в таких доминантных идеологемах.
Какая будет следующая, не могу сказать.
Но скорее всего, она будет типа того, что
это большой мировой заговор против нас,
чтобы задушить молодую Советскую республику в жестких тисках капиталистическо-олигархических групп.
— Браво, Лена! Тем не менее 71 процент
населения России готов пожертвовать всеми
свободами ради стабильности.
— Потому что стабильность — это
вопрос дефиниций. Понимаете, баланда
9
в окошко три раза в день в тюремной камере — это тоже стабильность. Колбаса
по 2,20 и по 2,90 — это тоже стабильность.
Что может быть стабильнее, когда мама
говорит: «Сходи в магазин» — и ты точно
знаешь, за чем: батон за 18, батон за 24.
Мир прекрасен!
— В своем немногообразии.
— Да. Просто люди, отвечая на вопрос
про стабильность, упрощают его. Все идеологические институты Советского Союза
были большие мастаки по части пропаганды, промывания мозгов и формирования
модели поведения. Северная Корея сейчас
отлично с этим справляется. Они людям
умудряются доказать, что ходить в тапочках из кукурузной шелухи — это круто.
Упрощение смыслов показывает нам, до
какой степени абсурдизации этого самого
упрощения можно дойти.
— Почему народ готов принимать эту
упрощенизацию?
— Это же очень болезненно — принимать решения, мы по себе это знаем.
Продать квартиру и вложить в бизнес, и
неизвестно, пойдет или нет, — это довольно сложная история, этому в Советском
Союзе не учили. Все, кто это умеет, они
пошли в предприниматели с разной
степенью успешности. А подавляющее
большинство так и не научилось некомфортности свободы выбора.
— Но в те же 90-е годы, так поносимые
нынешней властью, не было такого упрощения сознания…
— Не было. Тех, кто сейчас во власти,
их тоже тогда не было во власти, были
другие люди. У нас всегда в конце истории человек, со своими слабостями, паттернами поведения, психологическими
установками.
Но что меня больно ранит, это то, что
мои уважаемые коллеги и люди, за которых
я когда-то голосовала, преступно наплевательски отнеслись к социальным реформам.
Приватизация была, судебная реформа
была… А социальной не было. Вот в 2000-х
вдруг вспомнили о пенсионной… У нас попрежнему советские дома престарелых, у нас
советские собесы, у нас советские детские
дома, у нас советская школа… А люди —
продукт социальной системы, они с этой
системой значительно больше взаимодействуют, чем с Госдумой или еще с какими-то
органами власти. И с чего бы ожидать от них
несоветских паттернов поведения?
— Вывести население из этого состояния будет крайне сложно, даже если власть
захочет это сделать, потому что люди уже
привыкли к простому.
— Ну да, будет очень сложно. Наверняка
кто-то даже скажет, что на 95 процентов
невозможно. Но мне кажется, что надо
ставить перед собой такую задачу, иначе
все бессмысленно.
— Я почти уверена, что если будет какоето другое указание из Кремля, то cоловьевы
и прочие, которые сейчас делают смыслы
«дважды два», быстренько перестроятся и
сделают нам другие смыслы.
— Разумеется. Это чистый гипс, он
принимает ту форму, в которую его вливают. Если «революционная целесообразность» потребует сложностей и каких-то
разворотов — будут. Ремесленников в
самых разных профессиях все равно довольно много, и они нам вытачают тапочки под тот размер, под тот фасон, который
будет признан модным в этом сезоне.
P.S. Дмитрий Киселев (1999 г.):
«Журналиста нельзя отделить от этики, но
людей, которых вы видите на экранах, нельзя
назвать часто журналистами — часто это
просто агитаторы... Задача журналиста —
показ верных пропорций мира, всей картины
мира... Любое снижение планки, любое снижение морали и правил пипл будет хавать,
но тогда в один прекрасный момент мы
обнаружим себя просто в грязи купающимися, как свиньи, и будем хавать друг друга
вместе с грязью, и ниже опуститься уже
будет нельзя».
Подробнее — на сайте «Новой»
10
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
обстоятельства места
Уставший
Старый Свет
Целью конференции должны стать, с
одной стороны, инвестиции в экономику
Украины, с другой — создание предпосылок для инвестиций. То есть проведение
европейских реформ, борьба с коррупцией, создание соответствующих государственных институтов.
Есть много причин, чтобы на переговорах в Москве сосредоточиться
на украинском конфликте, потому что
гибнут люди, расколота страна, считает
Штайнмайер. Но есть еще одна причина:
пока существует такой конфликт между
Россией и Европой, Россией и США,
возможности функционирования Совета
Безопасности ООН по меньшей мере
находятся под вопросом.
Еще интереснее было послушать самого молодого члена Совета ЕС, 28-летнего
министра по европейским и международным делам Австрии Себастьяна Курца.
Он проговорился о деликатной новелле
в политике Евросоюза: о намерении
согласовать с Москвой экономические
интересы Европейского и Евразийского
союзов. Смотрите, как настойчиво Путин
пробивает идею Евразийского союза и говорит о противоречии интересов с ЕС, не
объясняя, в чем они. Значит, для него этот
союз — главное. ЕС должен дать сигнал
о готовности обсуждать проблему. Мол,
с Москвой надо вести диалог не только
по украинскому кризису, но и по общим
проблемам, которые угрожают разорвать
Украину, Грузию и Молдавию между ЕС
и Россией, развивал австрийский министр
брисбенскую идею Ангелы Меркель.
Новая Европейская комиссия и новый
верховный представитель ЕС по иностранным делам — это шанс восстановить позитивную атмосферу переговоров с Россией,
считают единомышленники Себастьяна
Курца. Украинский конфликт многограннее, чем это поначалу представлялось,
убеждают они. Речь идет не только о
территориях (аннексированный Крым,
безусловно, нарушение международного
права). Не только о национальной безопасности России. Речь идет «об экономических интересах и еще шире». Сегодня,
уверен Курц, министры осознали, что
весь этот спектр проблем надо включить
в разговор с Россией.
Австрийский министр сказал о том,
о чем другие не распространялись.
В ЕС набирает силу разочарование
политикой антироссийских санкций
и зреет стремление договориться о
какой-то конвергенции сфер влияния.
Договорились бы раньше об условиях соглашений с Украиной, Грузией и
Молдавией, они бы ассоциировались с
ЕС и остались добрыми экономическими
партнерами России и создаваемого ею
Таможенного союза.
Молодой австрийский дипломат и
многие его старшие коллеги, наверное,
не поняли, что корень проблемы не в
миллиардах евро коммерческой выгоды,
а в том, что ассоциация с Евросоюзом
означает иную общественно-политическую систему, независимо от того, будут
эти страны формально членами ЕС или
нет. С европейскими правовыми нормами
и государственными институтами…
О чем в таком случае договариваться
с Путиным?
ЕС решил остановиться, оглянуться, подумать
о будущем, поразмыслить о глубоких корнях
раскола между «основной» Европой и Россией
Министры иностранных дел
стран Евросоюза в понедельник
в Брюсселе договорились не
вводить пока никаких новых
экономических санкций
против России, оставив в силе
действующие, взглянуть на
причины конфликта с Москвой
шире, чем через украинский
кризис, найти формы нового
диалога с восточным соседом.
Протянуть руку Владимиру
Путину, чтобы вернуть его за стол
переговоров.
овет ЕС постановил
добавить в черный
список невъездных и
рискующих потерять
европейские активы
неназванных пока донецких сепаратистов, которые виновны в
нарушении минских договоренностей (их
имена назовут до конца месяца).
А вот охват «секторальных» санкций,
введенных в сентябре, останется прежним
по меньшей мере до саммита ЕС 18 декабря. Экономические санкции требуют
консенсуса членов союза, а он складывается нелегко, да и не на уровне министров.
С
Сейчас консенсус в том, что одни думают,
что санкции работают, а другие рады, что
санкции не усилены. Великобритания и
Польша возглавили группу за ужесточение санкций. Венгрия, Словакия, Греция и
Кипр — в группе поддержки России. Они
призывают вообще отменить санкции.
Остальные где-то посередине.
«Санкции — это не самоцель. Они
могут быть инструментом в сочетании
с другими мерами», — подвела официальный итог дискуссии глава дипломатии
ЕС Федерика Могерини. А глава МИД
Германии Франк-Вальтер Штайнмайер
объявил, что отправляется в Киев, оттуда —
в Москву.
Конечно, в Москве он будет разговаривать о востоке Украины, о выполнении
минских договоренностей. Он будет
говорить о прекращении военной помощи
Москвы сепаратистам, которую та отрицает. Но главной целью министр видит
начало более широкого диалога с Россией о ее отношениях с ЕС и соседями.
По его словам, в последние недели приобретает все более конкретные контуры
идея созыва европейской конференции по
Украине. Вчерне уже договорились созвать ее под девизом «Пакт об экономическом росте».
EPA
28-летний министр по
международным делам
Австрии Себастьян Курц
с Федерикой Могерини.
17 ноября 2014
Александр МИНЕЕВ,
соб. корр. «Новой», Брюссель
Сначала он защищал
Россию, в том числе —
в штрафбате,
а потом — ее граждан
Клиентами адвоката Семена
Львовича Арии (среди многих
прочих) были Николай Глушков —
по так называемому делу
«Аэрофлота», Борис Березовский
и Юлий Дубов — по делу
ЛогоВАЗа. В предоставлении
им политического убежища
в Великобритании в 2003
году Семен Львович сыграл
исключительно важную роль.
римерно сто
лет назад, — высказался о Семене Львовиче
один из наших
лодонских барристеров, — был такой довольно распространенный тип. Викторианский, если ты
понимаешь, что я имею в виду. Адвокат
или офицер. Или чиновник из колониальной администрации. Исчезнувший
вид, реликт Империи.
Всякие процессуальные документы
и пояснительные записки к ним Семен
Львович обычно пересылал в Лондон с
курьером — в толстом конверте, заклеенном со всех сторон скотчем и с грозной
надписью: «Переписка адвоката с клиентом. Охраняется законом».
— Вы верите, что эта надпись хоть кого-то остановит? — спросил я как-то.
— Нет, не верю, — ответил Семен
Львович неохотно. — Хотя должна. Но
может не остановить. Поэтому самое
важное я буду докладывать при личных
встречах.
Он никогда не произносил инвектив
в адрес современных российских судов,
хотя никакой разницы между ними и их
советскими предшественниками не видел. Как он однажды проронил случайно,
адвокатская профессия имеет смысл только при существовании суда, а если вместо
суда наличествует всего лишь «присутствие», то и адвокат толком не нужен. И
тут же поправился.
— Не нужен в том смысле, который
у вас здесь, — сказал он. — Но кое-что
все-таки можно сделать. Пусть немного.
Ваши адвокаты здесь — это как… они говорят, и их слышно. А в наших условиях…
ну хоть надорвись, и все впустую. Хотя
иногда докричаться удается. Вот для этого
и работаем.
И главным оружием его была справедливость, определяемая им не как абстрактная моральная категория, но как
императивное требование неукоснительно выполнять все предписанные законом
правила и процедуры.
К многочисленным ходатаям, крутившимся рядом с предложениями переговорить, разрулить и решить, он относился с
нескрываемым отвращением. Когда ему
несколько раз и очень настойчиво предложили встретиться с одним из них, он
ощетинился.
— В этом случае, Борис Абрамович, —
произнес он ледяным голосом, — я буду
вынужден попросить у вас письменные
инструкции.
Больше к нему с подобными просьбами не обращались.
К современной кулинарной экзотике
Семен Львович относился с опаской и недоверием. Какие-нибудь особо изысканные итальянские макароны, испанские
паэльи всех видов или индийская кухня
в любом ее варианте — все это, если и не
отвергалось немедленно, то употреблялось крайне умеренно, только лишь чтобы
не обидеть. К сырой рыбе он испытывал
особое отвращение, а к ее потребителям —
некоторую жалость, поэтому в японские заведения его старались не водить.
Хорошо прожаренный кусок говядины —
—П
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
любимые люди
Защитник
— Мне про это ничего не известно.
Это звучало как приговор.
Семен Львович всегда появлялся в
костюме, при галстуке и с неизменным
черным портфелем, из которого поочередно доставал различные документы,
давал прочесть, при необходимости
комментировал, а потом убирал их обратно.
— Это я могу вам оставить, — говорил
он, — а это я заберу с собой обратно, потому что у вас это непременно пропадет,
а бумага очень важная. Второй раз у меня
может не получиться ее достать. Снимите
копию, а оригинал будет у меня. Вы запишите, что оригинал у меня, а то будете
искать потом.
Он очень прямо держался, не сгибался, не сутулился, не откидывался на
спинку стула, я никогда не видел, чтобы
он клал ногу на ногу. Мне часто приходилось возить его на встречи с лондонскими адвокатами, потому что по-английски
он ни одного слова не знал, и я переводил. Так вот, среди всех этих урожденных
англичан он, мистер Ария, старый русский еврей, казался самым подлинным
англичанином, одним из тех, про кого
мы читали у писателей девятнадцатого
века, идеально воплощавшим воспетый
в романах тип семейного адвоката, владеющего всеми фамильными тайнами,
знающего ответы на все вопросы, чту-
Анастасия ДЕРГАЧЕВА
«
Семен Львович
в редакции «Новой»
это настоящая еда, а все остальное —
просто баловство, придуманное от нечего делать и когда деньги девать некуда.
Виски, джин текила, граппа — отвергались с порога. Чисто из вежливости он мог
выпить полбокала вина, которому всегда
предпочитал водку, но выше всего ставил
хороший коньяк, в котором знал толк.
Когда приходил в гости, то непременно с букетом для хозяйки дома.
К застолью всегда припасал две-три
истории из своей адвокатской практики,
которыми успешно заполнял иногда возникавшие паузы. Истории эти были остроумны, отточены и великолепно отрепетированы. Свой вклад в общую беседу
Семен Львович готовил тщательно.
Он довольно много написал про свою
войну. Удивительно, что рассказывать про
войну он обычно отказывался. «У меня написано про это, — говорил он, — я вам не
давал почитать? Хорошо, я пришлю». Мне
всегда казалось, что вот так, вживую, на людях, вспоминать о войне ему было тяжело.
Через бумагу, через посредника — нормально, а так, вживую, тяжело. И это было понятно. Танкист, штрафник… Он закончил
воевать в Вене, но город, по-моему, если
не считать колеса обозрения в Пратере,
наблюдаемого в прорезь прицела, так и
не видел.
Однажды, совсем ранней весной, он
неожиданно спросил:
— А где здесь, в Лондоне, есть русская
церковь? Хотелось бы посетить.
Вечером я привел его на Эннисмор
Гарденз, в храм, где когда-то служил
Антоний Сурожский. Семен Львович
задержался у свечного ящика, что-то
вычисляя про себя, взял три свечи, огляделся и направился вглубь церкви, к
иконе Спасителя. Поставил свечи, повернулся и сказал:
— Можем ехать.
Зачем ему, человеку нерелигиозному,
вдруг понадобилось в церковь, и именно
сейчас, я спрашивать не стал. Что-то из
прошлого, того прошлого, когда была
война?
Я не знаю, каким он был в совсем уж
частной жизни. С нами, с клиентами,
всегда был сух, сдержан и совершенно
неэмоционален. Если что-то вызывало
его крайнее неудовольствие, он сквозь
зубы произносил нечто вроде «Ийх-х», а
на неожиданно приятную или смешную
новость реагировал кратким «Кха-а».
Он редко улыбался. Никогда не спорил. Он медленно высказывал свою точку
зрения и замолкал, а если его пытались
убедить в чем-то противоположном, то
выслушивал до конца и веско изрекал:
Когда он брался
защищать кого-либо,
особенно
в делах с просматривающейся
политической
подоплекой, он не
воевал с системой.
Он защищал
клиента — а это
совсем другое
«
щего превыше всего закон и интересы
клиента. Я не сомневаюсь, что именно
это поразительное сходство с плеядой
знакомых со школьной скамьи литературных персонажей легло в основу того
почтительно-уважительного отношения
к Семену Львовичу, которое довольно
быстро сформировалось у работавших с
ним английских юристов.
Они признали в нем своего, признали
раньше, чем познакомились профессионально. Для Англии — это редкость.
Викторианский тип. Исчезнувший
вид. Осколок Империи.
Спуску он им не давал и вел себя
строго.
11
— Спросите у них, — говорил он, —
они ознакомились со статьей в «Российской газете» номер такой-то от
такого-то числа? Я передавал в свой
прошлый приезд. Ну, я так и думал.
У меня с собой есть копия. Я вас попрошу перевести им вот этот абзац.
А потом я прокомментирую. Это имеет
существенное значение.
Англичане переглядывались, краснели и покорно выслушивали сперва
перевод, а потом и комментарии. Право
поучать и читать нотации признавалось
за ним безоговорочно.
Обычные лондонские развлечения,
как то: мюзиклы, выставки и прочее,
Семен Львович не признавал. «Я побуду
в номере, — обычно говорил он, — спасибо, но мне это не очень интересно.
Я лучше поработаю, а попозже выйду
пройтись перед сном. Вот это напротив —
это Гайд-парк? Вот там и погуляю. Вы не
беспокойтесь».
Всего лишь один раз (за годы) он изъявил желание посетить магазин.
— Мне нужно купить одну штуку, —
сказал он, явно стесняясь. — Неловко вас
беспокоить по этому поводу, но… мне там
как-то объясняться придется, а я… Как
называется этот универмаг, про который
везде пишут? «Харродс»?
«Штукой» оказалась гирлянда для
новогодней елки.
— Я хочу… знаете… в общем, мне
нужно, чтобы там лампочки были разноцветные и чтобы все это как-то мигало.
Такое бывает в продаже?
В огромном отделе рождественских
подарков он провел не меньше двух часов,
передвигаясь между усыпанными искусственным снегом елками, светящимися
шарами, жужжащими машинками, летающими бумерангами, пищащими и поющими куклами, смешно ковыляющими
гномами и коричневыми оленями. Этак
через час я улизнул, чтобы выпить пива,
а когда вернулся, он с детским восторгом смотрел на плюшевого кенгуренка,
исполнявшего «Oh what fun it is to ride…».
В конце каждого куплета мама-кенгуру
подпрыгивала, а кенгуренок испуганно
хватался лапками за карман, чтобы не
выпасть. Увидев меня, Семен Львович
посуровел, отвернулся и стал подчеркнуто внимательно изучать потолок.
Уже перед самым закрытием он наконец-то вспомнил, зачем пришел в
«Харродс», ткнул пальцем в коробку с
елочной гирляндой, расплатился наличными, и мы ушли.
Он позвонил мне из Москвы через
день и сказал непривычно расстроенным
голосом:
— У меня неприятность произошла.
Гирлянда эта — она оказалась не разноцветная. И еще вилка в розетку не
влезает. Ну с этим мы разобрались, а вот
лампочки не мигают. Просто горят, но
не мигают.
— Прислать вам другую? — спросил я.
Семен Львович помолчал и ответил:
— Не надо. Баловство это все, блажь.
Я вас поздравляю с наступающим.
И… всем остальным тоже передайте поздравления и наилучшие пожелания.
Юлий ДУБОВ —
специально для «Новой»
ОТ РЕДАКЦИИ
Год назад не стало замечательного человека, блистательного адвоката и верного друга «Новой газеты» Семена Львовича Арии.
Редакция решила учредить премию «Защитник» имени Семена
Арии. Она будет вручаться адвокатам, готовым браться за резонансные, политически мотивированные дела, даже если они кажутся абсолютно бесперспективными.
По нашей просьбе в состав жюри согласилась войти вдова Семена
Львовича и тоже юрист Марина Петровна Шестакова.
12
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
Круглый стол
Принуждение
к переговорам
Руководители московского образования не раскрывают педагогический,
Ру
экономический и политический смысл объединения школ
17 ноября в редакции «Новой
газеты» прошел круглый
стол на тему «Оптимизация
школ в Москве: уничтожение
уникальности или нехватка
финансирования образования?»
бъединение, слияние,
поглощение. Школы,
детские сады, дома
детского творчества соединяют в комплексы.
Редакцию засыпали
письма, не утихают звонки от учителей,
директоров, родителей. Пока образовательные начальники хранят молчание,
непонимание и протест выплескиваются
на улицы в виде пикетов, митингов и маршей. Пора переходить к диалогу.
В редакцию пришли Сергей
Казарновский, директор школы «Классцентр»; Сергей Бебчук, директор школы
«Лига школ»; Ефим Рачевский, директор
Центра образования «Царицыно» №548;
Всеволод Луховицкий, преподаватель
школы «Интеллектуал», член Совета
Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»; Евгений
Бунимович, уполномоченный по защите прав ребенка в Москве; Александр
Абрамов, член-корреспондент РАО; Андрей
Капитанов, представитель родителей
учеников Курчатовского лицея №1189;
Елена Багарадникова, член Московской
городской ассоциации родителей детейинвалидов. Ассоциация активно выступает против уничтожения коррекционных
школ и дошкольных учреждений.
И конечно, для полноценного диалога мы пригласили руководителей образования: Наталью Третьяк, заместителя министра образования РФ; Леонида
Печатникова, вице-мэра Москвы; Исаака
Калину, руководителя департамента столичного образования. Но они не пришли.
Правда, департамент Калины нашел замену шефу в лице Антонины Николаевой,
директора школы №1420.
О
Школы хорошие, очень
хорошие и совсем плохие
Людмила Рыбина, «Новая»:
Объединение школ в Москве идет с 2012
года, но новый всплеск тревоги порожден
слухом, будто до Нового года объединят и
тех, кого прежде не трогали. Попытаемся
разобраться в происходящем. Первое слово — Сергею Казарновскому, директору
школы «Класс-центр». Это особенная
школа, в которой дополнительное образование и образовательный стандарт пронизывают друг друга. Все дети занимаются
музыкой и театром, они в основной сетке
расписания. Это одна из причин, почему
финансирование школы резко сократилось в начале учебного года, когда не стало
денег на дополнительное образование.
Сергей Казарновский: Ситуация образовательного центра «Класс-центр» №686 мне
кажется довольно специальной. Началось
все со школьного театрального кружка — он
стал известен и даже знаменит в Москве, и
мы постепенно доросли до целой системы
художественного воспитания, которая реализовалась в 1992 году в школе-комплексе.
Художественная составляющая стала не
именем прилагательным, а атмосферой
всей школьной жизни. Сделали интегративную программу, и допобразование стало
частью учебного процесса с полугодовыми
оценками, с аттестацией. А в 2008 году мы
стали лучшей школой России.
Но сегодня финансирование уменьшено практически вдвое. Называют это
выравниванием, на деле же — это обнуление прошлых достижений. На создание
комплекса основного и дополнительного
образования, который существует сегодня,
мы потратили 33 года. Желающих поступить в школу хоть отбавляй. Но в рейтинге
школ Москвы учитываются абсолютные
показатели — баллы ЕГЭ, число участников и победителей олимпиад и т.д. В этом
контексте маленькая школа всегда будет
проигрывать. Это изначально заложено в
критериях, хотя наши относительные показатели ни в чем не уступают. Но в новой
парадигме мы должны, по сути, исчезнуть.
Потому что ничего невозможно без финансирования.
Евгений Бунимович: Надо вернуться к
истории вопроса. 90-е годы определили во
многом все лучшее и все худшее, что есть
в московском образовании. Таково было
время, и таков был закон об образовании:
открылись уникальные возможности.
Возникли такие хорошие школы, каких до
этого не было. Тогда появились и школа
Рачевского, и «Интеллектуал»… Но одновременно была дана возможность самым
слабым школам стать такими плохими,
«
назначенная департаментом, — отправила
заявку на объединение, вместо решения
управляющего совета была подпись его
председателя академика Евгения Велихова.
Приказ никто не видел, он не опубликован. В школе острый конфликт директора
с частью учителей и родителей. Родители
собрали более 200 подписей под письмом
о недоверии назначенному директору, но
это не имело никакого результата. Сама же
директор начала с того, что сказала: «Пусть
увольняются все учителя, найдем новых».
Мы прекрасно понимаем, что дело касается не только нашей школы. Используются
командно-административные методы,
потеряно чувство меры. Стоит задуматься
об ограничении полномочий учредителя.
В многочисленных отписках на наши обращения ссылаются на то, что у учредителя
все полномочия. Из этой уверенности руководителя в абсолютной власти вытекают
бесконтрольность и безответственность
органов образования, которые ни перед
кем не отчитываются.
Евгений Бунимович: Я тоже не понимаю, зачем реформировать то, что работает
хорошо, причем хорошо по критериям самого департамента образования? Видимо,
для достаточно большого числа школ этот
процесс является позитивным. Но почему
этот процесс должен стать тотальным, если
не тоталитарным? Учителя пока говорят:
«Хуже не стало». Мне кажется, это слабый
аргумент. Зачем столько преобразований,
чтобы «хуже не стало»? Хотелось бы, что-
Зачем реформировать то, что работает
хорошо, причем хорошо по критериям
самого департамента образования?
Почему этот процесс должен стать тотальным?
каких тоже не было прежде. Пришло время
это выравнивать. Например, в знаменитую
57-ю школу хочет попасть много детей,
почему не открыть вместо двух классов —
пять, если есть потребность? Я ходил по
этому поводу еще к предыдущему мэру.
Доказывал, что директор школы — это
не обязательно директор одного здания.
Когда дали возможность записывать детей
в школы не по территориальному признаку,
в 82 московские школы вообще никто не
записался. Эти слабые школы объединили
с соседними, в которые люди стремились.
Но в какой-то момент все перешло,
как у нас иногда бывает, из ситуации доброй воли в другую ситуацию. И пошли
письма: нас объединяют, а мы против.
Я обратился в департамент образования
и получил ответ Исаака Калины, который мы напечатали в «Новой газете»: без
управляющего совета школы такой вопрос
не решается.
Л.Р.: Но дальше получилось, что и на
управляющие советы нашлась управа.
Андрей Капитанов: Так случилось, например, с нашей школой: было кулуарное
решение о слиянии. Школа не соглашалась. Тогда заменили несговорчивого
директора. Первое, что сделала директор,
«
бы стало лучше, тогда понятно, зачем это
делается.
Л.Р.: Слово директору одного из старейших и самых больших комплексов —
Центра «Царицыно», который сложился
задолго до новых веяний.
Ефим Рачевский: Наша школа живет
в шести зданиях уже 22 года. Мы стали
разрастаться в 90-е из-за демографического всплеска на нашей территории. Нам
стало тесно: под одной крышей — 2700
детей. Когда мы начали изменения в 1992
году, весь мой педагогический коллектив
и родители опасались, что будет плохо.
В состоянии «плохо и скверно» мы прожили года два. Ну а потом смогли развить
систему дополнительного образования.
А это — зона развития общего образования. Там другая мотивация, нет жесткой
оценочной системы, в основе которой
принцип «презумпции виновности» ученика. Соблазн сократить психологов, логопедов и дефектологов, убрать кружки,
чтобы увеличить среднюю заработную
плату учителей, у собратьев-директоров
уже возникал, когда в 2010-м перешли на
нормативно-подушевое финансирование.
Но те, кто это сделал, получили обратный
эффект: родители перестали отдавать
детей в такие урезанные до голого стандарта школы. Мы на этом не экономим. У нас
в благоприятные годы было до 1600 часов
занятий в кружках в неделю.
Я пытаюсь в московской ситуации
найти педагогический смысл. Стало лучше
ребенку или нет? Если к нему приблизить
кружок или секцию, то ему лучше. Если
у него появляется возможность учиться
в школе, в которой нет образовательных
тупиков, это лучше. В нашем комплексе
тупиков нет. Если ты не можешь продолжить учиться в одном профиле, есть
другой. Хорошо помню Климова Женю —
двоечник почти по всем предметам, кроме
футбола. Но мы дали ему возможность
состояться через футбол. Сейчас он играет в Европе в элитном клубе. Мы можем
ребенку, не успевающему по алгебре, дать
возможность проявить себя в глиняной
скульптуре, в керамике.
Должна ли наша модель быть единой для
всей Москвы? Нет. Я знаю одно: в тех комплексах, которые состоялись, от учредителя
практически не зависит ничего, все зависит от директора. От способности создать
управляющую команду, от способности
принимать взвешенные решения и взаимодействовать с самой существенной частью
«образованцев» — родителями, семьей.
Выравнивание
до уровня асфальта
Л.Р.: Здесь присутствует директор школы, которая пока живет не присоединенной, несмотря на то, что она маленькая.
Это школа №1199, или «Лига школ». Она
была задумана в 1992 году как школа для
одаренных детей. Многие предметы здесь
преподают ученые и специалисты из разных областей знания. Все учителя работают по авторским программам.
Сергей Бебчук: У нас всего 60 детей,
но даже в названии зафиксировано,
что мы комплекс — «Лига школ». Это
действительно лига педагогических, научных, творческих школ. У каждого учителя своя школа. А работаем мы уже 22
года. В реорганизации не поучаствовали.
Было одно предложение объединиться
еще с одной абсолютно элитной школой. Но мы поговорили с директором
и придумали, как пока продержаться.
Поэтому я сужу со стороны. По моему
мнению, причины реорганизации — не
экономические. Способов сэкономить
на объединении по большому счету нет.
Вся эта затея исключительно чиновничья. Чиновникам нужна деятельность —
структуризации, реструктуризации,
разделение полномочий, объединение.
Это все надувание пузыря без видимого
результата. Поскольку чиновников нет
за нашим круглым столом, мы можем
только догадываться об их резонах.
Видимо, для чиновников лучше иметь
дело не с четырьмя тысячами, а с шестью
сотнями директоров, которые, с одной
стороны, компетентнее, а с другой —
получают сумасшедшую зарплату и уже
этим оторваны от коллектива, и благодаря этому более управляемы.
Калина действительно сказал, что без
разрешения управляющего совета слияния невозможны. Но я достоверно знаю,
как из окружного управления возвращают решение управляющего совета с ре-
Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
золюцией: «Плохо проголосовали. Надо
переголосовать». В нашей школе точно не
изменили бы мнение по указке сверху. Но
в той школе, про которую я говорю, переголосовали как надо, мол, «плетью обуха не
перешибешь». Эта покорность — следствие
того, что департамент стремится в кадровой
политике к управляемости и лояльности директоров, не понимая, что именно
крепко стоящие на ногах, независимые,
смелые, уверенные в себе директора — основа качественного и успешного развития
образования в Москве.
Вторая сторона дела — неуважение закона, игнорирование процедур и правил.
Невозможны были бы все эти объединения, если бы соблюдался закон. Любая
реорганизация, по закону, должна сопровождаться работой комиссии, оценивающей последствия. До июля 2014 года такой
комиссии вообще не было. То есть все объединения до этого прошли с нарушением
федерального закона.
Всеволод Луховицкий: Я соглашусь с
Сергеем Александровичем. Происходящее
в московском школьном образовании —
абсолютное беззаконие. Каждое действие
руководства рассчитано на то, что никто
не будет сопротивляться. Главная причина
покладистости директоров — 272 статья
Трудового кодекса, и до тех пор, пока
учредитель может любого директора уволить без объяснения причин, так и будет.
Происходящее сравнимо
с коллективизацией
Елена Багарадникова: У меня сын —
аутист. Мы прошли с ним нелегкий путь,
и я рада, что сегодня он учится в школе. Но шансов попасть в школу у таких
детей теперь стало значительно меньше.
Все лица круглого стола —
кроме официальных
А их, по данным департамента соцзащиты, 10% — т.е. около 35 тысяч в Москве.
А по данным департамента образования,
учатся около 15 тысяч. Где остальные?
Они не учатся, к тому же из этих «объявленных» 15 тысяч все больше детей
вытесняют в надомное обучение. В коррекционном образовании — агония. Все
вариативные формы дошкольного образования уничтожены: лекотеки, центры
игровой поддержки, группы «Особый ребенок». Центры медико-психологической
и социальной помощи тоже поставлены
на грань уничтожения. На одного ребенка выделен норматив 2600 рублей в год.
На эти деньги можно провести в лучшем
случае одно обследование. Значит, чтобы
выжить, центру надо набрать огромное
количество детей. А ведь эти дети нуждаются в индивидуальных занятиях. Надо,
чтобы педагогический процесс сопровождался психологом, нейропсихологом,
возможно, психиатром…
Недавно департамент демонстрировал
инклюзивное образование в объединенной школе №2077. Директор все время
повторял: «Нам удалось сохранить…» Эта
формулировка вызывает возмущение: у
нас не война, чтобы надо было что-то сохранять. Это не должно быть доброй волей
директора.
Антонина Николаева: Я бы возразила:
оптимизация происходит по результатам голосования родителей и педагогов.
А объединение разных школ — нужный
шаг. Например, потому, что школы, которые были созданы для детей с девиантным поведением, или коррекционные
школы — глубочайшая ошибка. Если
собрать правонарушителей в одно место,
они станут преступниками. Если собрать
вместе детей, которые не могут произно-
ПОД ТЕКСТ
Слияние-присоединениеурезание
В настоящее время в рамках реорганизации в Москве создано 612 многопрофильных, многофункциональных
школ, в состав которых вошли 4092 школы и детских сада, сообщается на сайте
департамента образования Москвы.
13
В 2010 году в Москве было 149
учреждений дополнительного образования, сегодня оставляют 34, в перспективе их будет 10.
На 5% урезала городская дума расходы программы «Столичное образование» на 2015 год. Городской бюджет
выделит на образовательные нужды на
14,5 млрд рублей меньше запланированного, в 2016–2017 годах сумма
уменьшится еще на 26 млрд рублей.
сить букву «р», то они так и не начнут ее
произносить.
Александр Абрамов: Я уже сравнивал
происходящее с коллективизацией: поднятая целина в городе Москве. Очередная
сокрушительная победа административной
логики над здравым смыслом. Торжествует
элементарное хамство по отношению к учителям, директорам и родителям: никого не
слушают, будет так, и все. Директора — рабы
департамента, а учителя — рабы директоров.
Но рабы ничего не могут сделать.
Как выйти из тупика?
Эльвира Горюхина, обозреватель
«Новой»: Есть же школы, чьи наработки
смогут послужить в будущем. Такие школы надо оставлять «на семя», как говорят.
Может быть, сейчас у нас нет возможности, распространять их опыт, но они нужны
как школы-лаборатории. Иначе потом
будем изобретать велосипед. Слейте, закройте сейчас «Интеллектуал», и уйдет не
просто одна из школ, а особый тип учебного заведения.
Ефим Рачевский: На сегодня нет аналитики того, что происходит. Зато есть мифы,
иллюзии и непонимание. Я до сих пор не
услышал от кого-либо внятного, четкого
объяснения сути процесса. Я вижу много
позитивного. Вижу ошибочные технологии. Но я знаю точно — не всегда количество переходит в качество. Комплекс
не может по определению быть лучше,
чем отдельная школа. И я за сохранение
семенного фонда!
Каждая школа даже при нынешней
системе имеет право на собственный уклад,
собственное неординарное, уникальное существование и трансляцию своего опыта.
Сергей Казарновский: У нас никогда
ничего не объясняли людям. Я 33 года
вхожу в школьный класс, и до последнего
времени не слышал монологов, как сегодня
у Андрея Капитанова: судьба школы как
история рейдерского захвата. Это же ерунда какая-то! Мы дошли до сумасшествия!
И это в школьном деле — живом, семейном. И так поступают с особыми людьми —
подвижниками. С людьми, взявшими
на себя ответственность за детей. А ведь
импортозамещение, о котором так много
говорят сегодня, должно начаться с импортозамещения рук и голов. Следовательно,
все проблемы образования, которые мы
сегодня обсуждали, это на самом деле стратегическая проблема развития страны.
Всеволод Луховицкий: Я убежден, что
единственное, что можно сделать, — это
упереться и сказать, что мы этого не позволим. И тогда даже нынешняя власть не
сумеет ничего с нами сделать. 30 ноября в
Москве будет шествие и митинг в защиту
одинаково сливаемых медицины и образования.
Елена Багарадникова: За время, пока
мы с вами говорили, мне пришло два сообщения из разных источников. Одно о
судьбе «Зеленой ветки» — ее слили еще
с двумя такими же центрами. Директора
уволили, почти все педагоги уволились
сами. Расхитили то, что родители покупали
на «социальную кухню», — в этом проекте детишек обучали бытовым навыкам.
Ходят слухи, что «Зеленую ветку» закроют
вообще, а помещение продадут. Место хорошее, Сокол.
Вторая новость уже конкретно про
школьное здание, которое выставлено на
торги — предлагают под частные школы.
Дмитрий Муратов, главный редактор
«Новой», подвел итоги круглого стола:
Предлагаю считать эту дискуссию первой
ступенькой принуждения к переговорам.
И сформулировал два практических
предложения:
1. Необходимо созвать внеочередной
съезд московского учительства. Он должен быть независимым, с прозрачным
формированием списка выступающих и
дискуссионных панелей.
2. На основе выступлений на круглом
столе, с учетом всех материалов, которые
поступают в «Новую», будет подготовлен
«неправительственный доклад» о ситуации, сложившейся в московском образовании. Те, кто принимает решения, должны
знать, чем отличаются служебные записки
подчиненных от независимых оценок экспертного сообщества.
Мы приглашаем всех читателей — учителей, родителей и учеников — к участию
в этой работе: присылайте свои истории в
продолжение начатого разговора.
Подготовили
Людмила РЫБИНА,
Ксения КНОРРЕ-ДМИТРИЕВА,
«Новая»
/
культурный слой персоны
Доман
Vincent COURDEC
Специально для «Новой»: снимки с первой
выставки неизвестного великого фотографа
Анри Доман (Henri Dauman) — один из самых незнаменитых
великих фотографов второй половины XX века. Его имя годами
мелькало на обложках Life, Newsweek, Paris Match, New
York Times Magazine, но мелким шрифтом; и он никогда не
выставлялся.
«Зачем вы так поступали?» — спрашиваю у него. Вечер, мы
сидим в полупустом Йенском дворце в Париже, изредка
подходят поклонники, которые успели узнать про эту первую
выставку. «Я всегда думал, что мои фото лучше смотрятся в
журнале. Разворот… Страница… Обложка, — говорит он таким
голосом, будто перечисляет названия любимых пирожных.
— И в придачу тираж Life в 60-е достигал восьми миллионов.
Выставки мне такого дать не могли».
© Henri Dauman / Daumanpictures.com — all rights reserved
14
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
Траурная процессия. Похороны Джона Фицджеральда Кеннеди. Вашингтон,
25 ноября 1963
вот наконец, на 82-м
году жизни, его уговорили показаться. Один
друг, профессиональный организатор мероприятий. Пришлось
погружаться в картонные коробки и
отбирать двести карточек из миллиона.
А теперь вот еще несколько из двухсот —
для публикации в «Новой».
— Интересно наблюдать, как мои фотографии, которые пользовались спросом пятьдесят лет назад, снова входят в
моду, — говорит он.
Он снимал семью Кеннеди (и в предвыборном угаре, и в смертной тоске),
делал сессии Элвиса, Мэрилин, Ионеско,
Маклюэна, Трумена Капоте, Нельсона
Рокфеллера, Феллини, Луи Армстронга,
Ива Сен-Лорана… Он зафиксировал первые шаги Уорхола и других подельников
по поп-арту.
Он запечатлел хронику борьбы за
гражданские права: темнокожих, тинейджеров, феминисток, пацифистов… Он
сам был во Вьетнаме, щелкал на Кубе
Батисту незадолго до падения, делал
для Life фоторепортаж о скандинавском
турне Хрущева (которое оказалось для
генсека последним). На выставке сразу
семь хрущевских фото. Доман говорит,
что это случайность, хотя Хрущев и был
«очень интересным персонажем». Как
объект для съемки, конечно.
«Последнюю свою сессию я сделал
в 86-м, кажется, — вспоминает Доман,
который с тех пор занимается продажей
лицензий на отснятый материал. — Это
был цикл фотографий французских булочных и кондитерских… Нет, это не по
заказу, меня самого это интересовало.
Такой очень легкий репортаж». И такой
трогательный. Булочная для француза —
больше чем булочная. И Доман, можно
сказать, поместил багет в раму.
Доман родился и жил на Монмартре,
на улице Рамей. Во время войны фашисты увезли отца в Аушвиц. Мама погибла
по ошибке монмартрского аптекаря, который убил девять человек, перепутав отраву для крыс с лекарством для людей.
В качестве живого родного у Анри
остался только Дядя Сэм из Америки.
© Henri Dauman / Daumanpictures.com — all rights reserved
И
Никита Хрущев на открытии верфи в Копенгагене. Июнь 1964
Благодаря Дяде Сэму бедный французский юноша, мечтавший о кино, в
1950-м оказался в Нью-Йорке. С кино
не получилось, точнее, он и не пытался;
зато стал участником золотой поры расцвета фотожурналистики. Снимал много, избегал штатной работы, проявлял
негативы на кухне и в ванной, отсылал в
американские и европейские редакции.
И вот стал «самым великим из живущих
французских фотографов», как написала
перед выставкой одна известная французская газета.
— Трудно было сделать так, чтобы 200
снимков рассказали мою историю, —
говорит Доман. — Но сейчас вижу мои
фото на стене… И люди говорят: «А это
хорошо. Это очень хорошо!» И я тоже
думаю, что это неплохо. Но можно было
бы сделать и другую выставку, совсем
отличную от этой.
Но и эта отличная, надо сказать.
Кстати, в следующем году возможна экспозиция в России.
— Уже кто-то интересовался из
Москвы. Женщина. Комиссар московского дома фотографии.
Если эта женщина-«комиссар» уговорит Домана (а она уговорит кого угодно),
не забудьте сходить на выставку. А увидите моложавого 82-летнего аристократа в
костюме и кроссовках, не откажите себе
в удовольствии подойти и поговорить.
У Домана нет ни грамма звездной болезни. Еще и этим он отличается от многих
из тех, кого снимал.
Но они были великие. А Доман вот
только в первый раз решился стать знаменитым.
Юрий САФРОНОВ,
соб. корр. «Новой», Париж
P.S. Автор благодарит Анри Домана за
снимки, а Julie Benisty Oviedo (и агентство Heymann, Renoult Associеes) за помощь
в организации материала. Выставка
Manhattan Darkroom продлится до 4 декабря.
Пятнадцать других фото с выставки
смотрите на сайте «Новой».
СКАНДАЛ
и один проект Манского, в
том числе и «Артдокфест», не
получит никаких денег, пока
я являюсь министром культуры», — заявил Мединский в среду журналистам.
И это не связано, по словам министра,
с непечатным оскорблением Никиты
Михалкова, которое позволил себе
Виталий Манский.
Министр считает, что Манский не имеет права просить денег у государства, с
политикой которого он не согласен: «Он
наговорил столько антигосударственных
вещей, что пусть делает фестиваль за
«Н
Пока он является…
Министр культуры РФ Владимир Мединский
объяснил журналистам, почему лучший в стране
фестиваль документального кино
«Артдокфест» не получит госфинансирования
свой счет, никто не против. Мы же не запрещаем его фестиваль».
Судя по этому высказыванию в финансировании окончательно отказано
не только кинофестивалю, известному
во всем мире, но и профессиональной
премии в области неигрового кино
«Лавровая ветвь».
В прошлом году на показы «Артдокфеста» пришли 25 тысяч человек.
В нынешнем организаторы собирают
бюджет краудфандингом на «Планете».
Таким образом, зрителю самому решать —
нужен ли ему фестиваль, отвергнутый
государством.
«Артдокфест-2014» состоится при
любой погоде. Приходите!
Лариса МАЛЮКОВА,
обозреватель «Новой»
НИЖНИЙ НОВГОРОД
«
Интересно, что
информационное
сообщение о
возможности
передачи этого
земельного участка
якобы было
опубликовано в СМИ,
но заявок на конкурс
не поступало
Фото www.admgor.nnov.ru
»
здесь!
Виктор
ДЕМЕНЕВ
обозреватель
«Новой» в Нижнем»
Есть управленцы, которые,
приняв решение, не меняют его
ни при каких обстоятельствах.
Другие, решив что-то и увидев
ошибку, открыто признают это и
берут за все ответственность на
себя. А есть стиль главы администрации Нижнего Новгорода
Олега Кондрашова.
П
од покровом ночи, вроде как
перехитрив всех, он принял
решение. Будучи пойманным за руку, отменил его, а
потом обвинил во всем непричастных за слив информации в СМИ.
Так получилось у нижегородского
сити-менеджера с многократными изменениями положения «О комиссии по инвестиционной политике и земельным отношениям в городе Нижнем Новгороде».
Вот уж воистину прав классик: «Стиль —
это человек».
Инвестиционный совет при губернаторе Нижегородской области, признаем,
работает открыто — известны конкретные цифры по количеству рассмотренных заявок, по общей сумме инвестиций,
по созданным рабочим местам.
А вот аналогичная комиссия по инвестиционной политике и земельным отношениям в городе Нижнем Новгороде —
«вещь в себе». О ней и результатах ее
Личная инвестиционная
комиссия
Олег Кондрашов пытается подмять под себя контроль над передачей
муниципальных земель без конкурса
работы практически ничего не известно. Сити-менеджер Олег Кондрашов
городскую инвестиционную комиссию
ни разу в своих интервью и выступлениях не упомянул, как будто это секретная структура.
Все было тут тайным, пока не грянул
скандал: 4 августа 2014 года главой администрации города было подписано новое
положение «О городской инвестиционной комиссии».
История вопроса вкратце такова. Городская комиссия по земельным
отношениям существовала с 23 августа 1994 года. В 2005 году губернатор
Валерий Шанцев инициировал принятие нового закона «О реализации земельных отношений в Нижегородской
области».
В результате этого полномочия в
сфере распоряжения землей перешли
к правительству области. Возник инвестсовет при губернаторе. Исходя из
этого, 19 мая 2006 года администрация Нижнего Новгорода приняла такое положение о городской инвесткомиссии, которое соответствовало новым условиям.
Среди плюсов нового документа было
право комиссии на реальное принятие
решений, в ее состав вошли представители районных администраций, структурных подразделений администрации города, а также депутаты городской думы.
Кроме того, комиссия решала вопрос
предоставления земельных участков как
на торгах, то есть на конкурсных основаниях, так и без их проведения.
Это положение действовало почти восемь лет. И вот 4 августа 2014 года
Кондрашов вдруг меняет правила игры.
Из инвестиционной комиссии убирают
представителей администраций районов,
депутатов гордумы.
Комиссия становится коллегиальносовещательным органом, ее решения
носят теперь рекомендательный характер. Кроме того, она оказывается заточена только на решения внеконкурсных
процедур, то есть без объявления торгов
на земельные участки.
Самое интересное состоит в том,
что в августе депутаты городской думы
Нижнего Новгорода находятся на каникулах, которые заканчиваются в середине сентября. Пользуясь этой паузой
в работе думы, Олег Кондрашов, будем
называть вещи своими именами, выкидывает из городской инвестиционной
комиссии четырех депутатов. А ведь их
количество и фамилии были согласованы с сити-менеджером.
Речь идет о председателе комиссии
по имуществу и земельным отношениям Елизавете Солонченко, председателе комиссии по экологии Вячеславе
Монахове, председателе комиссии по
градостроительству Вячеславе Растеряеве
и депутате Кирилле Лазорине, профессиональном юристе.
Очевидно, какие-то земельные
участки нужно было провести через
комиссию в отсутствие депутатов, что
и было сделано, пока парламентарии
разбирались: собирается ли инвестиционная комиссия и почему их туда не
приглашают?
Понятно, что градоначальник фактически бросил вызов городской
думе в целом, а не четырем депутатам. Отбиваться от депутатов пришлось заместителю главы администрации Нижнего Новгорода Владимиру
Привалову. Тот пояснил, что это комиссия администрации, и не надо смешивать ветви власти — исполнительную и
представительную. Мол, на это может
обратить внимание и прокуратура. К
тому же, в комиссию по имуществу и
земельным отношениям думы не входят сотрудники администрации.
Депутаты, однако, объяснений этой
тайной спецоперации Кондрашова не
приняли. И разработали ответные меры.
Во-первых, проверить деятельность городской инвестиционной комиссии за
2014 год.
Во-вторых, принять положение об
имуществе силами гордумы, которое бы
во многом перекрывало возможности совершения действий с земельными участками без учета мнений депутатов.
страница 17
16
«Новая газета» в нижнем новгороде
№ 131
21. 11. 2014
город/ наследие
Легализация
ковша
Государственная экспертиза
не сможет защитить ценные здания
Экспертные войны
Вкратце доживающая последние
дни система выглядит следующим образом: захотели вы защитить здание от
сноса — пожалуйста, заказывайте экспертизу (не бесплатно, разумеется, но
сумма не астрономическая, скинуться можно).
Если заключение будет положительным, его достаточно отправить в региональный орган — и все, с этого момента здание становится вновь выявленным
объектом культурного наследия. Данный
статус предполагает иммунитет, то есть
снести такую постройку, не нарушая закон, будет нельзя.
Далее чиновники принимают решение или согласиться с экспертизой, или
нет. В случае согласия объект остается
статусным. В противном случае (или, допустим, если какой-нибудь застройщик
заявил о возможном ущемлении своих
прав) за бюджетные деньги заказывается новая экспертиза. Если повторное заключение положительное, у здания сохраняется иммунитет. А вот если отрицательное — региональный орган решает, какую экспертизу принять, а какую
отклонить.
Фото vk.com/spasgrad
Поправки в федеральный закон
об объектах культурного наследия (ОКН), принятые Госдумой,
фактически убивают сегодняшнюю систему защиты от сноса тех
зданий, которые не обладают
статусом памятника. Если сегодня
любой государственный эксперт
может наделить объект пусть
краткосрочным, но все же иммунитетом, написав положительное
заключение, то с нового года
решение о защите будут принимать исключительно чиновники.
Конечно, поправки нельзя рассматривать только в негативном
ключе, там есть ряд разумных
моментов, способствующих сохранению памятников. Но применительно к нижегородской специфике приведенный выше момент
сохранению явно не поможет.
Нижегородская практика показывает, что описанный выше механизм нельзя
назвать ни эффективным, ни здоровым.
Практика эта выглядит следующим образом: общественная организация заказывает положительную экспертизу, и у здания, в
некоторых случаях уже обнесенного синим
забором, появляется иммунитет.
Региональный орган в ответ на это заказывает повторную экспертизу (причины две: или чиновники видят недостатки
в работе первого эксперта, или же застройщик заявляет о своих правах), и
она, как правило, отрицательная. Таким
образом, появляются два противоположных заключения, и областное управление
охраны ОКН неизменно выбирает второе, не видя в нем недостатков.
Издается постановление об отказе наделить здание статусом охраны. С этого
момента постройка лишается защиты,
и застройщик, если успевает, ее сносит.
При этом судебная практика особой роли
не играет, потому что суды в конечном
итоге встают на сторону регионального
органа, видя именно в нем компетентную и окончательную инстанцию.
Все эти перипетии позволяют зданию какое-то время просуществовать:
его фотографируют, снимают с него обмерные чертежи… Но в конечном итоге
оно уничтожается.
Наделение объектов статусом охраны
или их последующий снос дают понять,
что важные детали данного механизма
изрядно прогнили и требуют замены.
Попробуем их перечислить.
— В России не определены четкие
критерии, согласно которым объект или
признается, или не признается ценным.
Нет общих и понятных всем правил игры.
проведении по нему экспертизы. Далее
эксперт отмечает, что предоставление
чиновникам исключительного права наделать здания статусом открывает «широкое поле для злоупотреблений и волюнтаризма». Такое предположение можно
сделать, анализируя сегодняшние действия регионального органа.
«Например, за последнее время на
разных стадиях рассмотрения вопроса
было отказано во включении в госреестр
таким объектам в Нижнем Новгороде,
как только что отреставрированный дом,
связанный с жизнью поэта Л. Г. Граве и
других выдающихся нижегородцев (ул.
Большая Печерская, 31); дом, отмеченный мемориальной доской в память Героя
Советского Союза И. Ф. Якушенко, погибшего в Великую Отечественную войну
(ул. Ошарская, 10/30); «Дом железнодорожника», построенный по проекту одного из мэтров нижегородской архитектуры
советского периода Д. П. Сильванова,
формирующий речной фасад города (ул.
Семашко, 2), и этот список можно продолжить», — отмечает эксперт.
Иными словами, если региональный орган отклоняет сегодня положительные экспертизы по домам, на которые претендует
застройщик, нетрудно догадаться, как он
будет поступать с обычными заявлениями
граждан, которые не будут иметь юридической силы в плане защиты домов от сноса.
«В целом же, на наш взгляд, предлагаемый поправками к федеральному закону «Об объектах культурного наследия
(памятниках истории и культуры) народов
Российской Федерации» порядок выявления объектов культурного наследия не будет способствовать улучшению состояния
дел, но приведет к ухудшению ситуации в
данной сфере», — резюмирует Давыдов.
Конечно, данное письмо не повлияло
на процедуру принятия поправок. Однако
федеральный Минкульт ответил на него в
«успокоительном» духе: да, экспертиз по
В случае принятия отрицательной
экспертизы издается соответствующее
постановление, и здание лишается иммунитета. Но граждане опять могут заказать экспертизу по данному объекту, и
если она будет положительной, описанное выше колесо запускается вновь.
Так оно может крутиться до тех пор,
пока у защитников здания не закончатся
деньги на заключения, или пока застройщик не произведет работы по сносу в тот
момент, когда здание лишилось иммунитета, а новой экспертизы не появилось,
или же пока чиновники не примут решение о наделении постройки статусом.
Институт
дискредитирован
Дело доходит до абсурда: один эксперт
перечисляет характеристики дома и делает вывод о том, что его необходимо сохранить, другой перечисляет те же самые
характеристики и пишет: «сохранению
не подлежит».
— Институт государственных экспертов на сегодняшний день дискредитирован в связи с отсутствием объективного подхода. Такой нездоровый плюрализм лишает работу эксперта и его мнение какого-либо веса в смысловом плане.
Игроки, имеющие вес — это граждане
(общественные организации), застройщики и чиновники. Каждый игрок знает, к какому эксперту обратиться, чтобы
заключение было со знаком плюс или же
со знаком минус, кому какое надо. Стоит
отметить, что отчасти причины данного
абсурда кроются в системе аттестации государственных экспертов: те же саратовские «специалисты», приговорившие к
смертной казни несколько ценных нижегородских зданий, не лишаются «мандата», несмотря на многочисленные жалобы градозащитников и нелогичные субъективные выводы в заключениях.
— Региональный орган также не отличается объективностью, когда речь
идет о зданиях, мешающих застройщикам
ПОДТЕКСТ
Министерство
культурных
ответов
еред принятием поправок Госдумой государственный эксперт
Алексей Давыдов разослал коллегам письмо, в котором выразил крайнюю
озабоченность изменениями. По словам
эксперта, теперь заявление граждан о
необходимости сохранить тот или иной
объект будет только ускорять его снос.
Дело в том, что застройщик, как только узнает о малейшей возможности сделать здание ОКН, активизирует работы.
Подобные примеры уже были: кинотеатр «Родина» в Автозаводском парке
снесен после того, как стало известно о
П
зданиям без статуса теперь не будет, но
зато чиновники должны стать более компетентными (хотя мы уже отметили в статье,
что проблема не в компетентности).
«Наделение регионального органа полномочиями в области сохранения, использования и популяризации и охраны ОКН влечет за собой обязательность комплектования
кадрового состава такого органа специалистами, обладающими знаниями, квалификацией, опытом работы в указанной области.
Это позволит УГО ОКН организовать работу по установлению ценности объекта, в том
числе и с привлечением экспертов», — отвечают представители ведомства.
К слову, есть и еще одна деталь: если
к заявлению будет приложен акт положительной госэкспертизы, региональный
орган может принять решение о включении здания в реестр сразу, то есть минуя
стадию вновь выявленного ОКН. Это, безусловно, плюс, но такое решение опятьтаки остается за чиновниками.
экономика
«Новая газета» в нижнем новгороде
№ 131
21. 11. 2014
осуществить свои проекты: экспертизы
заказываются чиновниками неизменно в
Саратове, а потом между положительным
заключением и отрицательным неизменно выбирается последнее. При этом нельзя сказать, что сотрудники регионального органа, за исключением, пожалуй, его
руководителя, не имеют образования и
опыта работы в соответствующей сфере.
Дело, таким образом, не в компетентности, а в определенной позиции, занимаемой властями.
— Фактически нет контроля за деятельностью регионального органа со
стороны министерства культуры РФ.
Решения, принимаемые на местах, не
оцениваются и не отменяются федеральным Минкультом.
Вот эти перечисленные проблемы и
надо было в первую очередь решить, меняя законодательство. Надо было создать
возможность появления общих для всех
критериев, ужесточить процедуру аттестации экспертов, ввести четкую систему
контроля за деятельностью регионального органа, наделить федеральный минкульт полномочиями отмены местных
решений. Конечной же инстанцией, к
которой могли бы аппелировать суды,
разумно сделать федеральное экспертное
сообщество или тот же Минкульт.
Но ничего этого в поправках не
сделано.
Кому на Руси жить тепло?
Полумеры
В
Сделано, фактически, следующее: с
нового года здания перестанут приобретать иммунитет после получения положительного экспертного заключения региональным УГО ОКН. Статусом вновь
выявленного объекта будут наделять постройку не градозащитники и не эксперты, а исключительно чиновники.
С одной стороны, это экономия бюджетных средств: теперь не нужно заказывать экспертизы на первоначальной стадии защиты постройки (отметим, что для
«превращения» вновь выявленного объекта в ОКН, то есть для включения его
в государственный реестр памятников,
экспертиза все-таки нужна).
Но проблемы остаются нерешенными, из-за чего можно утверждать: в таком
виде поправки санкционируют масштабный снос ценных и не обладающих статусом зданий исторической застройки
городов России, в том числе — Нижнего
Новгорода.
Один из примеров — «Дом с бельведером» (улица Новая, 46): на сегодняшний день это уникальное здание выкуплено застройщиком и обнесено синим
забором. Единственное, что защищает
его от сноса, — положительная государственная экспертиза. После вступления
поправок в силу данный объект лишится охраны. Схожая ситуация и с домом
№8 по улице Гоголя.
Между тем, относительно зданий,
включенных в государственный реестр
ОКН, то есть относительно официальных памятников, поправки носят в целом положительных характер.
Например, арендатор памятника получает льготы по аренде, но на него возлагается обязанность отреставрировать
здание в течение семи лет, иначе арендный договор расторгается. Чиновники
должны теперь обременять собственников ОКН так называемым охранным
обязательством, где прописываются сроки и работы по консервации и реставрации объекта. Если обязательство не выполняется, здание может быть изъято у
собственника через суд.
К сожалению, льготы по продаже
ОКН, находящегося в государственной
собственности, поправками не предусмотрены, хотя о такой мере в последнее
время много говорят как чиновники, так
и предприниматели.
Егор ВЕРЕЩАГИН
I
17
«Теплоэнерго» берет кредиты на зарплаты и балует менеджмент
Денис
НИКИФОРОВ
обозреватель
«Новой» в Нижнем»
Пока нижегородцы теряют дар
речи над строкой «Теплоснабжение» в коммунальных платежках и не понимают, почему
общедомовой счетчик стоит
пару миллионов рублей, бедное
«Теплоэнерго» еле сводит концы
с концами. Золотой управленческий корпус, аутсорсинговые
бухгалтерия и юристы стоят
недешево, и компания уже вынуждена занимать на выплату
зарплат и уплату налогов. Налицо эффективное управление.
октябре 2014 года стало известно, что ОАО «Теплоэнерго», которое контролируется ситименеджером Нижнего Новгорода Олегом
Кондрашовым, объявило открытый запрос предложений на право заключения
договора об открытии возобновляемой
кредитной линии с лимитом задолженности 250 миллионов рублей.
Кредит планировалось взять на год
и потратить на расчеты с поставщиками и контрагентами, выплату зарплаты,
оплату налогов, арендных платежей и
другие производственные расходы. Это
значит, что компании просто не хватает средств на самое необходимое. Хотя
это очень странно — «Теплоэнерго» знает толк в сверхприбыли.
Например, еще год назад нижегородское управление ФАС принимало пачками жалобы нижегородцев на
«Теплоэнерго», которое начало ставить
золотые, судя по стоимости, счетчики
общедомового учета тепла.
Ведомство тогда выяснило, что завышение цен произошло в 3,5-6,3 раза,
что заставляет восхищаться политикой
компании. Учитывая еще и золотые тарифы, становится совсем приятно за
«Теплоэнерго». Члены совета директоров из числа депутатов городской думы,
наверное, только исходя из суперприбылей разрешили компании взять на
аутсорсинг юристов и бухгалтеров при
том, что свои штатные специалисты никуда не уволились.
Необходимость найма большого
количества юристов связана, видимо,
с желанием результативно отбиваться от нижегородцев, жалующихся на
«Теплоэнерго». Понятно, что в такой
ситуации, когда благополучию начальства и покровителей, а также их вилл и
яхт, грозят какие-то граждане, компанию стоит усиливать вовсе не дефицитными слесарями, а именно юристами.
Для решения этой задачи было выделено 130,858 миллиона рублей. Сумма
пустяковая: поставь шестьдесят золотых
счетчиков в нижегородских домах и получи отличных юристов. Правда, глядя на то, какие условия были выставлены, становится очевидно — у нижегородцев есть шанс выигрывать свои
иски, несмотря на армию адвокатов у
«Теплоэнерго». Даром, что генеральный
директор, золотой менеджер Владимир
Колушов, закончил Сорбонну.
Конкурс был проведен со всем остроумием, на которое способны управленцы «Теплоэнерго». Претенденты на
юридическое сопровождение компании
должны были набрать баллы по разным
номинациям. Например, показатель общей суммы по исполненным договорам
в период с 2008 по 2012 годы допускает значение 0.
То есть «Теплоэнерго» согласно на
компанию, которой или не было до 2012
года на рынке вообще, или которая так
и не получила ни одного клиента на
протяжении тех лет. И все же самый замечательный критерий для участника
конкурса — место нахождения офиса.
Если он располагается в Нижегородском
районе, то участник конкурса сразу получает 100 очков в конкурсе!
Несмотря на такие простые правила, среди всего кипучего рынка юристов Нижнего Новгорода заработать
четыре миллиона долларов захотело
одно ООО «ФинЭкспертиза — Нижний
Новгород», с которым и было решено
заключить договор.
И это мудрое решение! Фирма зарегистрирована по одному адресу с
«Теплоэнерго» — Нижний Новгород, ул.
Алексеевская 10/16. Разве не прелестно?
С аутсорсинговой бухгалтерией вышла почти та же история. Пучок смешных условий и победителем опять стало ООО «ФинЭкспертиза — Нижний
Новгород». На кону была отличная сумма в 590,5 миллиона рублей.
Правда, согласно протоколу рассмотрения заявок № 416 / 13-ОЗП от 30 декабря 2013 года, победитель срезал ставку «Теплоэнерго» почти на 23 миллиона
рублей, что не делает погоды. Кстати,
полмиллиарда на бухгалтерский аутсорсинг — это, наверное, покупка рабочих рук, чтобы грести деньги лопатами.
Городскому бюджету и не снилось.
Вообще радует, что вот так легко маленькая и никому не известная конторка получила под освоение почти миллиард рублей. Даже модернизация тринадцати котельных обойдется компании
немногим больше — в 1,5 миллиарда
рублей. И это наводит на мысли.
Не стало ли «Теплоэнерго» обычной «стиральной машинкой» для денег?
Только непонятно, кого об этом спросить: может, сити-менеджера?
Уж слишком странные схемы для
освоения немалых средств построены руководством компании. И тут еще
попытка закредитовать «Теплоэнерго»,
чтобы выплачивать зарплаты. О чем это
говорит? Не о том ли, что предприятиемонополист, которое не жалеет потребителей, вдруг стало убыточным? Или
заработные платы золотого менеджмента вдруг стали неподъемными?
I
страница 15
Личная инвестиционная
комиссия
Н
е успели они рассмотреть свой документ, как стало известно, что
глава горадминистрации опять
внес изменения в положение: вернул
депутатов в состав комиссии!
Однако депутаты задний ход давать
не захотели. Оказывается, около двух
лет назад подобный документ думой уже
разрабатывался, но тогда его отложили
в сторону, видимо, по договоренности
с сити-менеджером. Но тот, как мы видим, договоров не соблюдает. Поэтому
«нулевого варианта» не получилось.
Свое положение депутаты решили доработать и принять на думе.
Эти обсуждения носили публичный
характер, поэтому информация утекала
к журналистам. Более того, не было секретом и то, какая заявка на земельный
участок привлекла внимание и депутатов,
и представителей СМИ.
На заседании городской инвестиционной комиссии 16 октября 2014 года
было принято решение о том, что земельный участок на ул. Малая Ямская под
домом №1 передается под строительство
предприятия общественного питания. Ни
много ни мало, 4700 квадратных метров в
центре Нижнего Новгорода. Место не самое плохое, тем более, что в этом районе
не так много подобных точек.
Любопытно отметить, что изначально администрация Нижегородского
района выступила против передачи этого земельного участка. Там, мол, сейчас
находится единственная в районе база
пескосоляной смеси. Но каким-то образом сопротивление районной администрации было успешно преодолено.
Еще интереснее, что сообщение
о передаче земельного участка якобы
было опубликовано в СМИ, но заявок
на конкурс не поступало, хотя ожидался ажиотажный спрос: очень уж интересное предложение.
Когда только распространились
слухи об освобождении участка, к нему
наперегонки бросились желающие.
Почему же так получилось, что заявка
инвестора оказалась единственной?
Тому есть объяснение, правда, пока
лишь в виде версии: тираж газеты, где
было это информационное сообщение
напечатано, был предусмотрительно
выкуплен еще в типографии.
Надо полагать, есть какая-то прореха в информировании заинтересованных
лиц по земельным участкам. Обычно сообщения дают и в газете, и на сайте, контролируемом администрацией.
Но даже после всего этого скандальная история продолжилась. Ситименеджер Кондрашов на одном из совещаний решил устроить разбор полетов и
выяснить, кто сливает информацию о городской инвестиционной комиссии в недружественные СМИ?
Он указал перстом на одного из депутатов гордумы и обещал доказать его
виновность. Как сити-менеджер это
сделает и что еще он задумал, пока неизвестно, ну а мы будем следить за развитием событий.
I
18
«Новая газета» в нижнем новгороде
№ 131
21. 11. 2014
ВСТРЕЧНАЯ ПОЛОСА
Подготовил
Дмитрий ЛАРИОНОВ
Марина Кулакова:
«„Светлояр русской
словесности“ интересен
тем, что это движение»
Визитная карточка
ли примирение русского и украинского
самосознания?
— Хотелось бы верить. Есть такая мысль,
которую приписывают Гумилеву, что украинец, поумнев, становится русским. Может
быть, процесс со временем пойдет в таком
направлении. Потому что действительно нас, людей, которых поддерживает
ополчение, постоянно обвиняют в том,
что мы хотим войны. Да не хотим мы войны! Мы хотим здравого смысла.
— Многие сегодня говорят об инстинктивности русского патриотизма.
— Не знаю, что считать здесь инстинктивными чувствами. Желание и стремление быть с Россией, с русским народом
всегда было с нами. Большинство моих
друзей так же, как и я, с недоумением
восприняли все эти «мировые» марши.
Меня поражает, что у большинства наших оппонентов совершенно болезненная ненависть к Путину.
У меня поневоле есть ощущение, что
их мозги заражены каким-то странным
«анти-путингом». Они не мыслят ничего без того, чтобы обвинить Путина.
Что это такое? Мне просто кажется это
странной идеей. К счастью, она охватывает немногих.
Но это очень странно. Не хотелось бы
думать, что «анти-путинг» объясняется
просто тем, что людям платят и работодатели обязывают их это делать. Может
это и так. Но я, правда, не понимаю, как
можно страдать таким недугом.
— Почему у сегодняшних людей на Украине такое разновекторное
мышление?
— Вероятно, есть какие-то миграционные процессы, которые происходят
всегда, и они связанны с генетической
памятью людей. Мне кажется, что выступают активно против России люди,
предки которых боролись в Великую
Отечественную войну отнюдь не на нашей стороне. Исторически и генетически
тенденции разновекторные и так они и
будут проявляться.
Она была Корабль. Она жила на суше.
На суше родилась и выросла, и вдаль
ей вовсе ни к чему. Не бередите душу.
Она и так — Корабль. Легко ли ей в дому?
Но здесь ей надо жить. И будет жить — как надо.
Как требует земля. И скажет « я люблю»
Всему, что рядом с ней. Тому, кто с нею рядом.
А после будет смерть — Как парус Кораблю.
Типичный «ватник»
— Марина, современная русская поэзия говорит и затрагивает все, исключая
конкретные общественно-политические события. А как вы на такие вещи смотрите?
— Я думаю, что стихи вообще пишутся из личного опыта, и если люди не погружены в эту реальность — что ж им об
этом говорить. Я об этом размышляю, за
этим слежу, но я слежу все-таки издалека.
Не спешу с какими-то формулировками,
потому что просто считаю, что говорить
надо меньше, по существу.
Я давно размышляла о том, что
наш город представляет собой соединение двух древних политических центров Руси. В Нижнем Новгороде очень
много от Киева, вплоть даже до топонимики. Не говорю уже о том, что наш
Печерский монастырь повторяет то, что
есть в Киеве. И река Почайна у нас так
же, как и в Киеве. В наш город привнесли во многом эту киевскую цивилизацию
те, кто вышли из самого Киева. И наш
город, который, хотя и Нижний — проекция Новгорода Великого.
Вот таким интересным образом в сердцевине России и Руси древней построился
узел, объединяющий эти две культуры —
Новгород и Киев. И наш город задуман
как крепость, которая охраняет и хранит
в себе все. Туда стягивается и стягивалось всегда с Севера и с Юга что-то важное, и хранилось, и собиралось. Это был
всегда своего рода собирательный центр
для того, чтобы потом в какой-то сложный момент здесь проявится в виде гражданского волеизъявления, как это было в
случае с ополчением. У нас в городе много времен, и в каждом районе города разное историческое время.
— Ну, а если я вас спрошу, на какой
стороне вы стоите?
— Я, конечно, типичный «ватник».
Дело в том, что я «ватник» с тремя высшими гуманитарными образованиями.
Моя позиция в этой ситуации изначально была очень определенной. Прежде
всего, я за русское самосознание, потому что на юго-востоке Украины поднялось против давления и реальной тяжелой угрозы именно русское самосознание. Русский язык для меня является
определяющим фактором.
Между прочим, мои близкие люди
и друзья, которые были в ополчении, и
с кем я лично общалась, говорили, что
давление на русский язык и российскую
ориентацию было важнейшим внутренним рычагом и стимулом этого противостояния. Я целиком и полностью поддерживаю их в этом смысле.
— Возможно ли примирение и единение? Спрашиваю не о Новороссии и
Украине. В широком смысле — возможно
О частном. О детях
— Марина, а сейчас вы чем живете?
Какими проектами заняты?
— Сейчас продолжается мой нижегородский жест «Живая ЭСТэтика». В будущем году будет иметь своей доминантой «Светлояр русской словесности». И
туда же включается сейчас новая ветка,
портал, — это наш планетарий с проектом «Космос русского языка».
Ощущение, что звёздное небо над
нами, должно быть и зрительно, и на
слух неразрывно связанным в восприятии людей со звучанием литературного слова. Совсем несложно было договориться о сотрудничестве с планетарием, чтобы на каждой встрече проходило
световое планетарное шоу, которое прекрасно оттеняет то, что происходит в этот
момент на сцене и в зале.
Следующая встреча будет уже совсем
скоро, 22 декабря в 17.00. И, как было
заявлено на предварительном анонсе,
встреча будет посвящена большой современной прозе. К этой встрече у нас есть
очень интересный гость.
— Гостя нам представите?
— Это будет Анатолий Андреевич Ким.
Это удивительный писатель, удивительная
личность. Я сама лично являюсь его большой поклонницей и читательницей с юности. Именно в период моего студенчества
вышел его роман-сказка «Белка», и очень
многие мои друзья тогда зачитывались
этим странным и очень интересным мистическим произведением.
И я даже взяла, помню, эту книжку
с собой в Устинское после окончания
университета так, как берут самые лучшие и самые дорогие книги на необитаемый остров. Это человек абсолютно
загадочный, с прекрасным «космосом»
русского языка в своем творчестве. Это
будет интересное знакомство и встреча
для многих. Особенно молодым, кто совсем ещё не знаком с его творчеством,
очень советую прочитать «Белку», роман
«Отец-лес» и новую книгу, которую сейчас презентует Анатолий Андреевич —
«Радости рая».
— Вы уже около года работаете в детской библиотеке.
— Я в библиотеке не работаю и даже
не служу, а преподаю. У меня там очень
интересная сторона работы сейчас — я
оцениваю в качестве жюри и эксперта
несколько творческих конкурсов, связанных с литературными способностями детей.
Это региональный конкурс «И творчество рождается во мне» с тремя очень
интересными номинациями: «ключи
фантазии», в которой предполагаются работы фантазийные, «отражение»,
предполагающее произведение реалистического характера, и номинация перевода англоязычных поэтических произведений и песен XX-XXI века.
Интересные есть работы, яркие и необычные, надо сказать.
В библиотеке у меня два присутственных дня — среда и пятница. Еще есть суббота, кстати, тоже преподавательская. Я
занимаюсь с детьми курсами риторики.
— Какие впечатления вызывают дети,
что приходят к вам?
— Они просто замечательные. Это
юные волшебники и волшебницы. Они
очень талантливые, необычайно гибкие
в своем мировосприятии; очень умные,
готовые и работать над собой, и читать,
и творить, и выполнять задания не только на заданные темы, но и на свободные.
И то, и другое у них получается замечательно. Мы с ними прекрасно общаемся
в социальных сетях, встречаемся в реальности, и нам это очень интересно.
Некоторых детей в библиотеку приводят родители, а у кого-то глаза горят
у самих. Несколько ребят присоединились к нам после первого «Космоса русского языка».
Маршрут, который нужно
проходить ногами
— Хочется вернуться к «Светлояру».
Можете сказать о проекте несколько
слов?
— Важно понимать, что «Светлояр
русской словесности» интересен тем, что
это движение, тропа, экспедиция, и погружение не только в переносном смысле, но и в абсолютно реальном. И у этого маршрута, который я вынашивала и
разрабатывала в течение последних лет,
появилось несколько очень интересных
точек и площадок.
Начиная от канатной дороги, где мы
теперь каждое лето проводим чтения
«над стихиями», включая замечательную площадку Этнографического музея
на Щелоковском хуторе. В нём древняя
русская цивилизация представлена в замечательных памятниках деревянного
зодчества и сохраняет атмосферу уникальной площадки под открытым небом, где, естественно, звучат настоящие,
укоренённые в глубину языка стихи, песни и слова.
Это и планетарий, который теперь тоже стал площадкой движения
«Светлояра русской словесности». Это
маршрут, который нужно проходить ногами. Не только мысленно, духовно, ученически по отношению к книгам и языку,
но и это действительно требует того, чтобы просто пройти и побывать физически.
Это своего рода путешествие.
— А на следующий год этот маршрут
вновь будет пройден?
— Я предполагаю, что в следующем
году движение будет более серьезное
по составу участников. То есть не только молодежный, каким был пилотный
вариант прошлого года. Предполагаю
пригласить на него писателей из разных
городов России и познакомить российскую литературную общественность с
этим маршрутом.
— Марина, последний вопрос: какие
книги открыли для себя в этом году?
— Конечно же, здесь стоит сказать
про книгу Захара Прилепина «Обитель»,
про книгу Евгения Водолазкина «Лавр»
и Анатолия Кима «Отец-лес» и «Радости
рая». У меня несколько таких вот вершин. Алексей Иванов по-прежнему входит в число больших мастеров современной литературы. И, пожалуй, упомяну
Павла Басинского с его критическими
вещами и большими романами. Это действительно достойные книги.
I
ПОДТЕКСТ
Марина Кулакова
Родилась в 1962 году в Горьком.
Окончила филфак Горьковского университета им. Н. И. Лобачевского, училась на театроведческом факультете
РАТИ. Автор книг «Когда бы не юность»
(1986), «Фантазии на темы реальности» (1991), «Река по имени Мастер»
(1995), «Государственный заповедник» (1999), «Сдержанность» (2006),
«Живая» (2008), «Человьиха» (2010),
«Корень Русь» (2013). Лауреат поэтической премии имени Бориса Корнилова
(1983). Создатель и редактор журнала
Urbi, инициатор поэтического смотрафестиваля «ЖЭСТ: Живая ЭСТэтика».
Живёт в Нижнем Новгороде
СРЕДА ОБИТАНИЯ
НАЦИОНАЛЬНАЯ
ИДЕЯ
с Захаром П
ПРИЛЕПИНЫМ
В
споре с русскими националистами
мне стали понятны две весьма простые вещи.
Во-первых, они, как и я, мягко говоря опасаются нового распада России. Мы
друг друга прекрасно понимаем.
Во-вторых, говоря об этом распаде, они делают главный акцент на проблеме национальной. Утверждается, что
если Россия не будет государством русских — она обречена.
И тут уже начинаются стилистические расхождения.
Дело в том, что сам по себе этот посыл —
страна распадается в силу национальных
противоречий — глубоко ложный.
Смута XVII века, февраль 17-го года,
октябрь 17-го года и распад 1991 года случились по совершенно другим причинам.
Разве взятие Казани или присоединение Сибири имели отношение к Смуте?
Да никакого.
Февраль 17-го инициировали казахи
или башкиры? Они и не заметили, что
там в Петрограде случилось.
Октябрьский переворот какое имел
отношение к национальному вопросу?
У большевиков ни одного серьёзного
лозунга на эту тему не было, потом уже
подверстали национальный вопрос, который сами же разрешили. Впрочем, в
традиционном имперском ключе.
То, что большевики при колоссальном противодействии ряда государств
(Англии, Франции, Японии и т. д.) сшили российскую империю за три года снова доказывает, что народы, населяющие
империю, были готовы к дальнейшему
благополучному сожительству.
«Новая газета» в нижнем новгороде
№ 131
21. 11. 2014
19
Залог распада
События 1991 года были кроваво
подсвечены армяно-азербайджанским
конфликтом и рядом других, но вообще всё это происходило на фоне деградации власти. Мало того, народы СССР
в целом проголосовали за сохранение
Союза, то есть сдали экзамен на право общежития. Если бы не конфликт
Ельцина и Горбачёва, двух патентованных русских мужиков, никакие «национальные проблемы» вообще ни к чему
не привели бы.
Ещё раз: распад России всегда есть
результат десакрализации русской власти (отсутствие легитимного наследника в Смуту, отречение Николая II, мощнейшая антисоветская перестроечная
кампания) и того, что сегодня называется «социально-экономическими проблемами». Как правило, ситуацию усугубляет тот или иной неудачно развивающийся военный конфликт.
Национальные проблемы всегда являются последствиями и никогда не являются причиной распада.
Переносить с больной головы (русская сакральная власть, периодически
сходящая с ума) вину на голову чуваша и калмыка — не самое правильное
поведение.
К тому же сам факт существования
России как многонациональной империи уже не отменить.
Россия не смогла (и, видимо, не особенно пыталась) русифицировать сотни народов. В лучшем случае русификация проходила по линии «приведения к
кресту». («Православный — значит, русский»). Но сейчас и это невозможно.
Все разговоры на тему удачной национальной политики Германии, Италии или
Испании — в пользу бедных. Национальные
различия между отдельными областями этих стран куда выше, чем разница
между Калининградом, Владивостоком,
Архангельском и Астраханью. Это им надо
у нас учиться, а не наоборот.
По сути, ни один сложившийся народ нельзя заставить считать себя другим
народом. Даже плавильный котёл США,
построенный на совсем иных принципах
(все изначально отказываются от своего
прошлого), не сможет избавить (уже не
избавляет) от грядущего противостояния
латиносов, белых и чёрных.
Проблема России лежит, безусловно, в необходимости построения нужной
всем нам экономической модели (левоориентированной, безусловно) и разработки жёсткой, но мобильной системы
государственного управления, имеющей
истинно сакральные основания, а не сочинённые PR-технологами.
Любая машина рано или поздно ломается — царь, монарх, генсек, президент, все иногда теряют голову и ориентацию в пространстве. Нужно быть к этому
готовым. Но тот, кто собирается к этому
подготовиться путём лишения национального кода ряда национальных общин
России, занимается вообще не тем.
Русские должны быть сильны и привлекательны сами по себе, а не за счёт
распыления кого-то. Будь русским и к
тебе потянутся, товарищ.
Всё вышесказанное, конечно же,
не отменяет того факта, что России
необходимо:
— Многократное улучшение демографической ситуации, особенно в областях, где живёт собственно коренное
население;
— Разрешение проблемы нелегальной миграции;
— Пристальное внимание к национальным общинам, слишком усердным
в попытке установления полного контроля над занимаемой ими территорией
и умышленно выдавливающих русских
из системы управления регионом.
С этим всё ясно, все только за. Мы же
исключительно про стилистические разногласия рассуждали.
Давайте я ещё раз повторю для закрепления. Если вам начинают говорить «в
России необходимо разрешить национальный вопрос в пользу титульной нации — иначе распад страны неизбежен»,
вас немножко дезориентируют.
На Украине полгода говорят то же самое про себя, и чувствуют себя всё хуже.
Я, конечно же, не ставлю целью переубедить адептов «русской идеи» в её
крайнем изводе. Их убеждения — это их
религия. Я разговариваю с теми, кто ещё
не утвердился в своих взглядах, и пытается понять, где правда.
Попытка растворить русского человека
в многонациональном супе — преступление
и подлость. Попытка тотально русифицировать сотни народов — признак национальной слабости, косности, и, в конечном
итоге, отдаёт нацизмом. Грамотная, веротерпимая русская имперская политика —
наша традиционная форма жизни.
I
20
«Новая газета» в нижнем новгороде
№ 131
21. 11. 2014
культурный слой
Возвращение
государя
Matka polka предстала перед
нижегородцами во всей красе
В Нижний Новгород вернулся
бывший главный режиссёр нижегородской драмы Вадим Данцигер. К сожалению, только на один
вечер. В рамках проекта «Драма
talk» он поставил читку пьесу
Эльжбеты Хованец «Гардения».
П
оскольку после увольнения в мае 2014 года Вадима
Данцигера должность его
до сих пор вакантна, выглядело это как возвращение
опального монарха под покровом ночи в свою бедную обезглавленную страну. Нет, не выли собаки
вслед, не прятался он в тень по дороге
в «Безухов».
Событие, которое ещё в прошлом сезоне в кулуарах проекта было анонсировано как пощёчина гнобителям и недоброжелателям режиссёра выглядело теперь вполне заурядным. За лето страсти поутихли. Особенным этот вечер
стал благодаря несомненному режиссёрскому дару Вадима Данцигера и блистательной актёрской игре Екатерины
Суродейкиной.
В мае данцигеровское прочтение пьесы «Путешествие Алисы в Швейцарию»
Лукаса Берфуса сразило присутствовавших. Это, без сомнения, была лучшая
читка прошлого сезона.
Неизлечимо больная девушка Алиса
Галло (Екатерина Суродейкина) собиралась отдать себя в руки врачаэ в т а н а з и о л о г а Гус т а в а Ш т р о м а
(Александр Ряписов). Прежде чем распрощаться с жизнью, ей предстояло
сперва порвать нити, связывающие её с
близкими людьми, разобраться в себе и
в своих сомнениях. Но новые чувства и
страсти вспыхивали в юном сердце.
Актёры расположились в мизансцене
Тайной вечери за богато накрытым столом. Они отыграли всю пьесу на взглядах и пантомиме. Говорил только один
человек — врач. Он формулировал главные размышления об эвтаназии, о тяге
к смерти и о своей страшной специализации. Остальные диалоги были записаны в студии заранее. Зритель одновременно присутствовал при молчаливых
эмоциональных поминках и находился
ПЕРЕЕЗДЫ
квартиры, офисы
услуги грузчиков
грузоперевозки
Всегда
низкие
цены!
«Газели»:
длина 3 м, объем 10 м3
длина 4 м, объем 17 м3
длина 5 м, объем 23 м3
в эпицентре страстей, бушующих в сознании героев.
Через несколько дней стало известно, что из театра Данцигера вынудили
уйти. Таким образом, читка превратилась в своеобразные поминки не Алисы,
но самого режиссёра.
Теперь многое напомнило тот вечер. Полный зал литературного кафе
«Безухов», четвёртый сезон принимающего проект «Драма talk». Снова не читка, но готовый эскиз спектакля с использованием аудиовизуальных заготовок. Снова Екатерина Суродейкина в
главной роли. На сей раз во всех главных ролях.
Четыре полячки из четырёх разных
поколений одной семьи рассказывают
по очереди о своей нелёгкой польской
жизни. То евреи одолевают, то фашисты придут, то коммунисты кровушку
всю выпьют, теперь вот единая Европа
приняла на поруки. Нет жизни для бедной девушки.
Мужья присутствуют лишь призраками в обрывках их историй. То, как
они обрисованы, вполне себе имеет политическое измерение. Но явно больше
с прицелом на польского зрителя. Тут
интересно другое наблюдение: сильная
мать вытесняет отца из жизни его дочери,
воспринимая его со временем как часть
диктата окружающего мира. В читке эту
часть замысла Эльжбеты Хованец Вадим
Данцигер развивать не стал. Больше его
интересовала механика воспроизведения
из поколения в поколение психологических сбоев.
АВТОШИНЫ
ДИСКИ
на «Газель»
Низкие цены
Тел.:
230-85-85
8-952-479-00-85
Тел.:
414-6-414
8-908-160-33-37
Мать выбирает в качестве панацеи от
всех бед алкоголь, дочь ставит работу на
первое место. «Работа дает мне чувство
безопасности», — говорит одна из героинь. Уйдя с головой в процесс, доведя
себя до изнеможения, они все пытаются
укрыться от травм, нанесённых им в детстве. В итоге каждая следующая девушка становится частью семьи, коллектива,
работающего в единой логике.
Эмоциональные речитативные монологи героинь Кати Суродейкиной сменялись кинематографическими вставками. Вадим Данцигер наснимал заранее и смонтировал все диалоги пьесы.
По одному флэшбэку на героиню. Вот
мама с дочкой едут к своему мужу и отцу,
мама застаёт его с другой и возвращается к дочери подавленная. Вот дочь подросла и ей необходимо оставить ребёнка
бабушке, работа не ждёт. Бабушка пьёт
и, выигрывая в карты деньги у подростка, немедля бежит за выпивкой, бросая
внучку одну.
Внучка подросла, запила, и уже её
дочь пытается начать новую жизнь, поборов родовое проклятие. Все старшие
женщины (включая умершую прабабку) собираются вокруг и учат жизни.
Требуют от наследницы пышной свадьбы. Она слабо сопротивляется. Работа
уже стала её пристанищем, теперь её очередь произвести дочь на свет.
Каждая героиня сыграна в своём
ключе с поправкой на возраст и время
действия. Костюмы и причёски женщин сходят с экрана в зал. Екатерина
меняет образ и выходит к зрителям в
новом обличье. Само видео подретушировано под характерный стиль той или
иной эпохи.
Последнюю часть читки Вадим
Данцигер неожиданно решает в комедийном ключе. Безысходности от этого не убывает. Но и хоронить себя вместе с дамами вряд ли входило в планы
публики. Поскольку читка завершена
видеофрагментом, а не выходом актрисы в образе очередной полячки к зрителям, остаётся чувство, что ситуацию ещё
возможно исправить.
На обсуждении пьесы прозвучало восхищение пьющими польскими
женщинами — не у нас одних, мол, всё
так плохо. Правда, попытки перекинуть мостик между историями двух славянских народов выглядели комично.
Одного фашизма и коммунизма в качестве врагов простых людей тут явно маловато. Тут другое коллективное сознание работает.
Даже воинствующий атеизм, утвердившийся сегодня в Польше, и активно продюсируемое современное искусство не может пока переломить массовое ощущение богоизбранности. Все
невзгоды польской истории воспринимаются там по сей день как испытания, посланные свыше. Польшу не так
просто снять с воображаемого креста.
Лишь следующим поколениям суждено,
быть может, вырваться из вечного круга
перерождений.
Отчасти это уже происходит. Очень
кстати в зале присутствовала Катажина
Сыска, кандидат филологических наук
Ягеллонского университета, специально приехавшая чтобы провести накануне читки замечательную лекцию об истории польского театра.
Катажина хоть немного прояснила историю с названием пьесы.
Выяснилось, что гардения воспринимается в Польше как свадебный цветок. Занятно, что самой Катажине не
мама об этом рассказала, а фотографии
в интернете. Кроме того, она восхитилась постановкой. «Все очень точно, но
я шла на читку…» — начала она. «У нас
это читкой зовётся», — тут же парировал один из двигателей проекта, актёр,
режиссёр и преподаватель театрального
училища Лев Харламов.
Вадим Данцигер от узко-специальной
польской тематики открестился: «В пьесе
есть человеческая история, что для меня
является определяющим при выборе материала. В нашей истории государственные границы отсутствуют». Что ж, остаётся ещё раз пожалеть, что новых человеческих историй от Вадима Данцигера
мы не увидим на сцене нижегородского
театра драмы.
Зато с новой польской драматургией
в этом сезоне Драма_talk нижегородскому зрителю повезло, читать в этом сезоне будут только её.
Илья ДАЛИН
I
«Новая газета» в нижнем новгороде
№ 131
21. 11. 2014
21
22
«Новая газета» в нижнем новгороде
№ 131
21. 11. 2014
«Новая газета» пятница.
№131
21. 11. 2014
спорттовар
EPA
В начале недели президент «железнодорожников»
Ольга Смородская заявила: «Сычев завершает
карьеру». Фанаты, забывшие финты и облик кумира,
встрепенулись. А сам Дмитрий, последний раз
надевавший бутсы в официальных встречах 31 марта,
ответил, что это выдумка, и пока он тренируется в
обычном режиме и ждет зимы с трансферным окном.
Ситуация прояснилась быстро. Оказывается,
клуб предлагал расторгнуть контракт на выгодных
условиях, но 31-летний форвард, потерявший место
даже на скамейке запасных, не имеющий
весточек от каких-либо команд
и получающий внушительную
зарплату, отказался
и, естественно, испытывает
давление со стороны босса.
…История талантливого
паренька, которая
так сказочно начиналась,
по всей видимости,
заканчивается грустно.
В духе времени.
«
23
Сычев —
утраченная
надежда
Нападающий «Локомотива» в футбол давно
не играет. И будет ли когда-нибудь еще?
смотрю на фотографии Дмитрия Сычева разных лет. Вот
он, в спартаковской футболке не по размеру, на стадионе
имени Эдуарда Стрельцова
одним касанием останавливает
пятнистого друга. Вот в матче с «Ростовом»
в «Лужниках» 19-й номер красно-белых в
центре штрафной, и через несколько секунд
замкнет передачу с фланга. Вот он в нелепом
д
джинсовом костюме сидит с папой в ожидании важного решения. А вот 18-летний нападающий, забив «Зениту» решающий мяч,
срывает с себя майку, под которой красуется
еще одна — с надписью «Кто мы? Мясо!».
Он появился в «Спартаке» Олега Романцева
неожиданно. Помните его дебют на Кубке
Содружества? Дима пять раз выходил на замену, и пять раз его фамилия красовалась на
табло после окончания битв с командами из
бывшего СССР. За шустрого омского паренька
московский гранд, не торгуясь, заплатил тамбовскому собрату 3 тысячи долларов…
Болельщиков он влюбил в себя со скоростью Юры Шатунова. Еще бы. Симпатичный,
целеустремленный, амбициозный. Но главное:
футбол был ему по-настоящему в радость. При
виде мяча его глаза сверкали, своей мальчишеской энергией он заражал и заряжал трибуны. А по воротам он, к слову, здорово заряжал и
с правой, и с левой. Эрнст Гофман как-то сказал: «В жизни нужно делать только то, что дается легко, но делать это изо всех сил». И Дима,
идеально вписавшийся в банду Егора Титова,
четко следовал золотой заповеди немецкого
классика. 19 поединков — 10 результативных
ууколов. Круто? Не то слово. «Вот ведь нашли в
провинции злодея…» — вздыхали поклонники
д
других столичных команд.
…Не менее пронзительные и летние кадры
того же года из Японии и Кореи. Вот юный
д
джокер в поединке с Тунисом получает передачу от Валерия Карпина и, ворвавшись в
африканские владения, зарабатывает пенальти. Вот самый молодой игрок за всю историю
СССР и России, включенный в заявку на
мировое первенство и отпахавший там лучше
всех из сборной, плачет после поражения от
бельгийцев, которых сумел-таки огорчить.
Плачет в компании с Кержаковым.
Однако буквально через пару месяцев
после мундиаля «Спартак» потерял восходящую звездочку так же быстро, как и поймал в
свои сети. Во-первых, футбол того времени с
агентами-жучками, конкретными пацанами
и разными прихвостнями-советчиками был
мутным до безобразия, да и сам «Спартак»
напоминал темную контору. Конфликтная история с контрактом Дмитрия («Дело Сычева»)
освещалась в августе-сентябре 2002-го покруче
саммита G20. Не поленитесь и найдите архив
«Новой» на сайте. Мой коллега, а ныне редактор отдела спорта Руслан Дубов вывел многих
д
дельцов тех событий на чистую воду. Но итог
д
для самого Сычева, действительно получавшего по первоначальному контракту смешные
Я
В чем причина? В травмах? В личной жизни?
В тренерах, не сумевших найти подход к форварду?
В сумасшедших деньгах, свалившихся с неба
и постепенно убивших мотивацию?
«
тысячи рублей в месяц и отказавшегося ставить новый автограф, был неутешительным:
его дисквалифицировали на 4 месяца, после
чего он отправился (и вряд ли по своей воле)
в «Олимпик»…
На фотографиях марсельской поры Дима
другой: более модный и менее счастливый. Там
он потерялся. В футбольном плане. Почему-то
вспоминается сюжет из одной передачи, где
он в своей квартире в портовом городе варит
макароны и грустно рассказывает о своем житье-бытье. «Варить» на французских полях, и,
в частности, на «Велодроме», получалось на
троечку с плюсом. Правда, именно его точный
удар вывел «Олимпик» в групповой турнир
Лиги чемпионов. Но травма, непривычная среда и мощный конкурент в лице Дидье Дрогба
мешали ратным подвигам. 7 мячей в 44 матчах.
С его красно-белой статистикой не сравнить.
Из французской ссылки Сычева в январе
2004-го вытащил «Локомотив», не пожалевший примерно 4 миллиона евро. «Спартак»
также претендовал на блудного сына, но
Юрий Семин оказался настойчивее. И не
прогадал. Возмужавший Дмитрий, хоть и
превратился в блондина, окраску не сменил
и навыков «киллера» не растерял. Незаметно
открывался и замыкал в одно-два касания попрежнему на загляденье.
…Вот он, в красно-зеленой майке, принимает мяч (скорее всего от Лоськова), и через мгновение не оставит шансов голкиперу
«Крыльев Советов». А вот он, уже с ирокезом
на голове, от души празднует взятие кубанских ворот.
Таких приятных мгновений всего набралось
в том сезоне пятнадцать. Отличился Сычев и
в золотом матче в Ярославле. «Локомотив»
стал чемпионом, Сычев — лучшим футболистом России, а на трибунах черкизовской
арены количество девушек увеличилось вдвое.
Они писали Димусику, который затмил в их
рейтинге и Маратика, и Диниярчика, стихи.
Спартаковские же фанатки рыдали и посылали
в адрес «иудушки» проклятья. Кстати, краснобелым Сычев забивал регулярно…
В 2008-м его гол андоррцам вкупе с победой хорватов на «Уэмбли» позволил России
попасть на Евро, но карьера самого Сычева
с тех пор пошла на спад, а его страсть к игре
угасла в 2011-м, и голкиперы, видя его в стартовом составе, уже не напрягались.
В чем причина? В травмах? В личной жизни? В тренерах, не сумевших найти подход к
форварду? В сумасшедших деньгах, свалившихся с железнодорожного неба и постепенно
убивших мотивацию? А может, ему банально
надоела английская забава? Разве так не бывает? Хотя он пытался произвести собственную
перезагрузку в минском «Динамо» и нижегородской «Волге», куда командировался в аренду, но операции были с треском провалены.
…Сейчас его не увидишь даже на запасной
лавке рядом с Романом Павлюченко. Зато он
занимается бизнесом, владеет рестораном в
Москве, снимается в кино. Поет.
Его договор с «Локо» действует до июня
следующего года. Но его контракт с футболом, очевидно, закончен. В этом нет ничего
страшного. Просто расстаться надо красиво.
Так же красиво, как он лупил когда-то по «девяткам»…
Андрей УСПЕНСКИЙ,
корреспондент «Новой»
Теленеделя
Однако, маленькая
психиатрическая
больничка
Диагноз продающим лицо: бесстыдство
в сочетании с манией величия
с Ириной ПЕТРОВСКОЙ
сть такое образное народное
выражение: «Хоть плюй в
глаза — всё божья роса».
В более жесткой и более
народной версии глагол
«плюй» заменен на более,
скажем так, экспрессивный и предполагающий попадание в глаза врущему еще
более отвратительного «продукта» выделительной системы, но я, щадя нравственность читателей, от его употребления
воздержусь.
«Викисловарь» так объясняет смысл
сего выражения: «О бесстыдстве, людях
без совести и чести, а также о дураках
и глупости». А в качестве поэтической иллюстрации приводит строчки
М.Ю. Лермонтова:
Есть подлецы, которых бьют,
Которым в рожу все плюют,
Но, унижённые, они
Во тьме свои скрывают дни.
А ты оплеван, ты и бит,
Но все хранишь свой гордый вид.
Ведущий программы «Однако» на
Первом канале (он же по совместительству пресс-секретарь и начальник департамента информации и рекламы компании «Роснефть» в ранге вице-президента
означенной компании) Михаил Леонтьев
после демонстрации в эфире фотографии
сбитого малайзийского «Боинга» и скандального разоблачения, казалось, должен
был, «унижённый» дальше некуда, во тьме
скрывать все свои последующие дни.
Об извинениях перед многомиллионной зрительской аудиторией, введенной
в заблуждение, речи нет. Извиняются, а
тем паче каются те, кто допускает непреднамеренные ошибки. Телевизионщики
же — мастера подлога — давно ни перед
кем не извиняются. «Распятый мальчик»
так и висит на сайте Первого канала,
а легковерные зрители так и пребывают в уверенности, что мальчик был и
«киевская хунта» ребеночка и мать его
зверски замучила на глазах потрясенных
жителей «оккупированного» Славянска.
Энтэвэшники, предъявившие публике
«наемника из Германии», якобы приехавшего поддержать Майдан деньгами, тоже
извиняться не стали, придумав для своей
лажи простую и остроумную, с их точки
зрения, «отмазку»: этот тип шизофреник,
только что выписавшийся из психушки, а
доверчивые корреспонденты всего лишь
повелись на его болезненные фантазии.
Но то простые корреспонденты, как
правило, прячущиеся за кадром, — в отличие от Леонтьева, торгующего лицом.
И вот он-то оказался человеком беспримерного мужества и снова, храня свой
Петр САРУХАНОВ — «Новая»
Е
гордый вид, вышел в эфир спустя несколько дней после позора, чтобы… нет,
не извиниться и, нет, не оправдаться, а
заявить во весь голос: российских телевизионщиков никакими разоблачениями не запугаешь. Врешь — не возьмешь!
«Слушайте! Мы подставились — Первый
канал, рупор кремлевской пропаганды,
запустил грубую фальшивку! Пользуйтесь,
размажьте нас по стене! А в ответ — гробовое молчание официального Вашингтона.
Глухая несознанка. Вам брошено обвинение в страшном преступлении. Если
вы молчите, то у вас нет алиби. Если вы
не обращаетесь к своим свидетелям, то у
вас нет свидетелей вашей невиновности… Ни одного ответа ни на один вопрос,
официально поставленный российской
стороной. Нет ничего убедительнее этого
молчания. Вот это молчание и является
доказательством нашей версии. Однако,
до свидания».
«До свидания», а не «прощайте» и не
«простите, люди добрые!». То есть мы
будем и дальше видеть это благородное
лицо и эти глаза, которые никогда не
солгут. Никаких санкций в отношении
ведущего аналитика Первого канала не
будет — а это, выражаясь изысканным
языком самого Леонтьева, сами понимаете, «не птичка покакала». Впрочем,
судя по «гробовому молчанию официального Вашингтона, для них наш герой,
эдакая глыба, такой матерый человечище, именно что птичка, а его «сенсация» — именно что… Отсюда и новый
приступ ярости: тоже мне цацы. Сидят
там в своих «белых домах» и словно
воды в рот набрали. Не замечают в упор
«рупор кремлевской пропаганды», не
хотят марать свои холеные ручки об это
самое «птичье гуано».
Серьезный, между прочим, диагноз:
мания величия в сочетании с бесстыдством. Им, вольным сынам эфира, теперь
на каждый их публично изданный неприличный звук реакцию официального
Вашингтона (Лондона, Парижа, Берлина)
подавай!
Вот и НТВ на минувшей неделе
взывало к Лондону, показав программу
«Литера «М». Глазами Шерлока Холмса»,
приуроченную к пятилетию со дня гибели Сергея Магнитского. В ней «лучший
Шерлок Холмс» в лице артиста Василия
Ливанова (ведущего) и множество сомнительных экспертов разоблачают Уильяма
Браудера, главу компании Hermitage
Capital Menegtmente, «опутавшего своими сетями весь Лондон» и заманившего
«в свою паутину российского бухгалтера
Сергея Магнитского, смерть которого не
менее загадочна и трагична, чем смерть
Бориса Березовского».
Впрочем, эксперты путаются в показаниях. То, что для Ливанова — загадка, для
«независимого журналиста» Лурье — очевидность: «Никто Магнитского не убивал.
Человеку стало плохо. Он болел. Да, тюремная медицина ужасна. Да, он умер».
А вот уж Браудер воспользовался этой
смертью, чтобы протолкнуть «список
Магнитского». Поскольку, считает другой эксперт, Браудер борется с Россией,
руководствуясь директивами ЦРУ, дабы
не дать России воспрянуть и «составить
конкуренцию США».
Весь этот бред артист Ливанов несет
под знаменитую музыку из фильма Игоря
Масленникова на фоне лондонских достопримечательностей. А голос за кадром
предуведомляет сие псевдорасследование
циничными словами: «2015 год объявлен
Годом британской культуры в Российской
Федерации и Годом российской культуры
в Британии. Ведущий — кавалер ордена
Британской империи. И хотя сегодня ведущую роль в отношениях между нашими
странами играет политика, а не культура, мы хотели бы восстановить баланс».
Верной дорогой идут товарищи — восстанавливают «баланс», поливая грязью
одного из самых влиятельных британцев
и обвиняя Лондон с Вашингтоном в преступном потакании коррупционерам.
А в финале — пассаж в стиле Леонтьева:
«Мы предложили прокомментировать то,
что прозвучало в эфире, самому Браудеру,
но он (во всяком случае, до сих пор) предпочел молчать».
Просто заговор молчания какой-то
«сильных мира того» против российских
правдорубов! Молчат, словно сговорились. И королева британская — тоже
та еще лицемерка! То орденом лучшего
Шерлока Холмса награждала, а теперь
как воды в рот набрала. Жаль, однако,
что в эфире давно не появляется Андрей
Бильжо, начинавший каждую свою
программу словами: «Когда я работал
в одной маленькой психиатрической
больничке…» Хотя за время его отсутствия размеры «больнички» существенно
увеличились.
www.novayagazeta-nn.ru
Наш адрес в интернете:
«Новая газета» в Нижнем Новгороде» зарегистрирована в Федеральной
службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций по ПФО.
Свидетельство ПИ № ТУ52-00857 от 11 июля 2013 г.
Виктория ИВЛЕВА, Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, Павел КАНЫГИН,
Андрей КОЛЕСНИКОВ, Елена КОСТЮЧЕНКО, Юлия ЛАТЫНИНА,
Владимир МОЗГОВОЙ, Галина МУРСАЛИЕВА, Евгения ПИЩИКОВА,
NovayaGazeta.Ru
Алексей ПОЛИКОВСКИЙ, Елена РАЧЕВА, Людмила РЫБИНА, Слава
РЕДАКЦИЯ (москва)
ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, Вера
ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА
Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор)
Ведущие рубрик: Евгений БУНИМОВИЧ, Дмитрий БЫКОВ, Юрий ГЕЙКО,
Редакционная коллегия:
Александр ГЕНИС, Павел ГУТИОНТОВ, Андрей КОЛЕСНИКОВ (Мнения &
Сергей КОЖЕУРОВ (первый зам главного редактора), Андрей
Комментарии), Александр ПОКРОВСКИЙ, Станислав РАССАДИН,
КОЛЕСНИКОВ (обозреватель), Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного
Юрий РЕВИЧ, Кирилл РОГОВ, Дина РУБИНА, Владимир РЫЖКОВ,
редактора, редактор отдела политики), Нугзар МИКЕЛАДЗЕ
Ким СМИРНОВ, Артемий ТРОИЦКИЙ, Сергей ЮРСКИЙ
(зам главного редактора, редактор службы информации), Леонид
Руководители направлений: Руслан ДУБОВ (спорт), Лариса МАЛЮКОВА (кино),
НИКИТИНСКИЙ (обозреватель), Алексей ПОЛУХИН (редактор
отдела экономики), Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора), Елена МИЛАШИНА (спецпроекты — «отдел Игоря Домникова»), Константин ПОЮрий РОСТ (обозреватель), Петр САРУХАНОВ (главный художник), ЛЕСКОВ (ответственный секретарь), Юлия ПОЛУХИНА9МАРТОВАЛИЕВА (повседневный рынок), Надежда ПРУСЕНКОВА (пресс-служба), Дарья ПЫЛЬНОВА,
Юрий САФРОНОВ (редактор пятничного выпуска), Сергей
Дмитрий ШКРЫЛЕВ (аналитическая группа)
СОКОЛОВ (зам главного редактора, расследования — «отдел Юрия
Щекочихина»), Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры),
дирекция
Олег ХЛЕБНИКОВ (зам главного редактора), Валерий ШИРЯЕВ
(заместитель директора), Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного
Ольга ЛЕБЕДЕВА (директор АНО «РИД «Новая газета»), Шахин БАЛАЕВ
редактора, редактор отдела «Общество»)
(заместитель директора), Светлана ПРОКОПЕНКО (заместитель директора по
WEB-редакция: Сергей ЛИПСКИЙ
развитию), Валерий ШИРЯЕВ (заместитель директора), Татьяна АРТАСОВА
Обозреватели и специальные корреспонденты: Роман АНИН,
(главный бухгалтер), Ярослав КОЖЕУРОВ (юридическая служба), Светлана
БОЧКАЛОВА (распространение), Владимир ВАНЯЙКИН (управление
Юрий БАТУРИН, Ольга БОБРОВА, Борис ВИШНЕВСКИЙ,
делами), Алла ГЕРАСКИНА (реклама), Наталья ЗЫКОВА (персонал)
Эльвира ГОРЮХИНА, Елена ДЬЯКОВА, Зоя ЕРОШОК,
Цена свободная. Срок подписания в печать по графику: 22.00. 20.11.2014. Номер
подписан: 22.00. 20.11.2014. Отпечатано в ОАО «Первая Образцовая типография»,
филиал «Нижполиграф»: 603600, г. Н. Новгород, ул. Варварская, 32. Ежемесячный
тираж — 25 000 экз. Заказ № 1310042
«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере
массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77D24833 от 04 июля 2006 г.
Учредитель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция и издатель:
АНО «Редакционно9издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101990.
NovayaGazeta-NN.ru
Наш адрес в интернете:
РЕДАКЦИЯ
Захар ПРИЛЕПИН (генеральный директор — главный редактор)
Алексей СЕРЕБРЕННИКОВ (исполнительный директор),
Алексей ВЕЛЕДИНСКИЙ (шеф-редактор), Дмитрий ИВАНОВ (вёрстка)
Авторы рубрик: Виктор ДЕМЕНЕВ, Вадим ДЕМИДОВ,
Алексей КОРОВАШКО, Марина КУЛАКОВА, Алексей ЛИФАНОВ,
Андрей МАКАРЫЧЕВ, Юлия СУХОНИНА, Юрий СТАРОВЕРОВ, Оксана
ЧЕЛЫШЕВА, Елена ЧЕРНОВА, Михаил ЧИЖОВ, Игорь ЧУРДАЛЕВ.
Адрес издателя и редакции:
603098, г. Нижний Новгород, пр. Гагарина, д. 28, оф. 20.
Учредитель: ООО «Первая Медиа Группа».
Адрес: 603105, г. Нижний Новгород, ул. Бориса Панина, д. 3а, оф. 341
Подписной индекс:
24146 (подписка по интернет-каталогу Почты России в Нижнем Новгороде)
АДРЕС РЕДАКЦИИ:
Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000.
Пресс9служба: 8 495 926D20D01
Отдел рекламы: 8 495 648-35-01, 621D57D76,
623-17-66, [email protected]
Отдел распространения: 8 495 648-35-02,
623D54D75. Факс: 8 495 623D68D88.
Электронная почта: [email protected]
Подписка на электронную версию газеты:
[email protected]
Подписные индексы:
32120 (для частных лиц) 40923 (для организаций)
Подписка на газеты и журналы по Москве через
интернет: www.gazety.ru
Газета печатается вo Владивостоке, Екатеринбурге,
Краснодаре, Москве, Нижнем Новгороде, Новосибирске,
Ростове-на-Дону, Рязани, Самаре, Санкт9Петербурге.
Зарубежные выпуски: Германия, Израиль, Казахстан
Общий тираж — 231 550 экз.
(суммарный тираж московских
и региональных выпусков за неделю).
Тираж сертифицирован
Novayagazeta.Ru — 16 891 295 просмотров за октябрь 2014 г.
Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.
© АНО «РИД «Новая газета», 2014 г.
Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией.
Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию,
не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе
публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа