close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ОБЗОР
судебной практики по гражданским делам по материалам кассационной и
апелляционной инстанций Саратовского областного суда
за 1 квартал 2015 года
1. Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из гражданских
правоотношений
1. В силу ст. 957 ГК РФ договор страхования, если в нем не
предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или
первого ее взноса. Страхование, обусловленное договором страхования,
распространяется на страховые случаи, происшедшие после вступления
договора страхования в силу, если в договоре не предусмотрен иной срок начала
действия страхования.
М.Б.М. обратился с иском к СОАО «ВСК» о взыскании страхового
возмещения, неустойки, убытков, компенсации морального вреда, штрафа и судебных
расходов, ссылаясь на то, что между ним и СОАО «ВСК» заключен договор
добровольного страхования автомобиля марки Lada 217230 Priora. 17.05.2014 г. в
результате дорожно-транспортного происшествия по вине водителя Б.Е.В.,
управлявшего автомобилем Lada 217230, причинены технические повреждения
автомобилю истца. Страховщик отказал в выплате страхового возмещения по тем
основаниям, что страховой случай наступил до вступления в силу договора
страхования, что послужило поводом для обращения истца в суд.
Решением Кировского районного суда г. Саратова исковые требования М.Б.М.
оставлены без удовлетворения.
Судебная коллегия не согласилась с принятым по делу решением суда по
следующим основаниям.
Как следовало из материалов дела, 18.04.2014 г. между М.Б.М. и
СОАО «ВСК» был заключен договор добровольного страхования автомобиля Lada
217230, сроком действия с 18.04.2014 г. по 17.04.2017 г. по риску «Автокаско».
Страховая сумма по договору страхования составила 227 000 руб., установлена
безусловная франшиза - 15 000 руб. от страховой суммы, которая вычитается по
каждому страховому случаю, каждой претензии. Выгодоприобретателем по договору
страхования является М.Б.М.
18.04.2014 г. между страхователем и страховщиком было заключено
дополнительное соглашение, по которому ответственность страховщика по риску
«Ущерб» наступает с даты осмотра транспортного средства страховщиком,
фиксируемой в акте осмотра. При этом иной срок начала действия договора
страхования сторонами не определен.
17.05.2014 г. в результате ДТП по вине водителя Б.Е.В., управлявшего
автомобилем Lada 217230, причинены технические повреждения автомобилю,
принадлежащему истцу.
02.06.2014 г. истец обратился к страховщику с заявлением о выплате
страхового возмещения в соответствии с условиями страхового полиса, которое
страховщиком 04.07.2014 г. было оставлено без удовлетворения со ссылкой на то, что
страховой случай наступил до вступления в силу договора.
Проведя по собственной инициативе оценку размера ущерба, который был
определен специалистом в сумме 147 286 руб. 25 коп. без учета износа деталей,
07.08.2014 г. истец предъявил ответчику претензию с требованием о выплате
2
страхового возмещения в указанном размере, которая страховщиком не была
удовлетворена.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции
руководствовался положениями ст. ст. 422, 929 ГК РФ, п. 4.8 Правил добровольного
страхования, свой вывод мотивировал тем, что, поскольку истец не предоставил на
осмотр транспортное средство, ответственность страховщика по риску «Ущерб» не
наступила.
С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия не
согласилась по следующим основаниям.
Согласно пп. 1, 4 ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в
заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за
исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена
настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Условия
договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание
соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами
(ст. 422 ГК РФ).
В соответствии с пп. 1, 3 ст. 945 ГК РФ при заключении договора страхования
имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при
необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной
стоимости. Оценка страхового риска страховщиком на основании настоящей статьи
необязательна для страхователя, который вправе доказывать иное.
Согласно ст. 948 ГК РФ страховая стоимость имущества, указанная в договоре
страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда
страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку
страхового риска, был умышленно введен в заблуждение относительно этой
стоимости.
В силу ст. 957 ГК РФ договор страхования, если в нем не предусмотрено иное,
вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса.
Страхование, обусловленное договором страхования, распространяется на страховые
случаи, происшедшие после вступления договора страхования в силу, если в договоре
не предусмотрен иной срок начала действия страхования.
Из материалов дела следовало, что дополнительным соглашением от
18.04.2014 г. в договор страхования включено условие, что ответственность
страховщика по страховому риску «Ущерб» наступает с момента осмотра
транспортного средства и подписания акта осмотра сторонами, что не изменяет, в том
числе с учетом п. 4.8 названных Правил страхования, согласованное сторонами при
заключении договора условие о сроке действия такового с 18.04.2014 г. по
17.04.2014 г., а лишь предусматривает дополнительное условие, не соответствующее
требованиям ст. 964 ГК РФ и Правилам страхования, которое закрепляет
дополнительное основание освобождения страховщика от выплаты страхового
возмещения.
Страховая сумма по договору страхования определена по соглашению сторон
при его заключении (18.04.2014 г.), страховщик согласился с указанной
страхователем стоимостью имущества, получив от страхователя соответствующий
страховой взнос из расчета данной суммы без осуществления предстрахового осмотра
автомобиля, что не оспаривалось сторонами. Доказательств, свидетельствующих о
наличии умысла в действиях страхователя на введение в заблуждение страховщика
относительно стоимости автомашины, ответчиком не представлено; им не оспорены
3
ни страховая сумма по договору, ни факт наступления страхового случая, ни
стоимость восстановительного ремонта автомашины в результате названного
события, в том числе, с представлением суду первой и апелляционной инстанций
доказательств в подтверждение наличия оснований для вывода о том, что страховой
случай наступил до начала действия договора, дата начала действия которого указана
в нем, и страховая премия, по которому внесена истцом и принята ответчиком до
17.05.2014 г.
При этом не может являться основанием для освобождения страховщика от
обязанности по выплате страхового возмещения указание на то обстоятельство, что
ответственность страховщика по риску «Ущерб» наступает с момента осмотра
транспортного средства и подписания акта осмотра, поскольку согласно п. 2 ст. 9
Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым
случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования
или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика
произвести страховую выплату страхователю или иным лицам, но не связано с
предстраховым осмотром транспортного средства.
Договор страхования в силу п. 1 ст. 422 ГК РФ должен соответствовать
обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми
актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Правила
страхования средств автотранспорта являются неотъемлемой частью договора
страхования и не должны содержать положения, противоречащие гражданскому
законодательству и ухудшающие положение страхователя по сравнению с
установленным законом.
Обстоятельства, освобождающие страховщика от выплаты страхового
возмещения, предусмотрены ст. ст. 961, 963, 964 ГК РФ.
При таком положении условие договора, указанное в соглашении, по
существу сводится к установлению дополнительного, не предусмотренного законом
основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения,
связанного с поведением страхователя, который не исполнил требование страховщика
предоставить транспортное средство на осмотр.
Следовательно, указанные страховщиком основания для отказа истцу в
выплате страхового возмещения противоречат закону и не могут являться поводом к
отказу в выплате страхового возмещения.
При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что ответчик не оспаривал
заявленный истцом размер страхового возмещения, учитывая, что страховое событие
произошло в период действия договора страхования, выгодоприобретателем по
которому является истец, судебная коллегия пришла к выводу о взыскании с
ответчика СОАО «ВСК» в пользу истца (в пределах лимита страховой суммы)
страхового возмещения в размере исковых требований (за вычетом безусловной
франшизы), неустойки, штрафа, компенсации морального вреда и судебных расходов.
2. Исходя из положений ст. 178 ГК РФ, сделка считается
недействительной, если выраженная в ней воля стороны неправильно
сложилась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия,
нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием
заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное
мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств,
имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку,
которую он не совершил бы, если бы не заблуждался.
4
Е.В.В. обратилась в суд с исковыми требованиями к К.А.Н. о признании
недействительным договора дарения квартиры. В обоснование заявленных
требований истец ссылалась на то, что указанная квартира принадлежала ей на праве
собственности, а 19.02.2014 г. между ней и К.А.Н., действующим с согласия своей
матери К.В.Н., заключен договор дарения указанного жилого помещения, а
25.02.2014 г. произведена регистрация перехода права собственности на указанную
квартиру.
Е.В.В. свои требования мотивировала тем, что в момент совершения
указанной сделки она в силу имеющихся заболеваний и преклонного возраста не была
способна в полной мере понимать значение своих действий и руководить ими, а
также заблуждалась в отношении природы сделки, ошибочно принимая договор
дарения за договор пожизненного содержания с иждивением.
Решением Ленинского районного суда г. Саратова в удовлетворении
заявленных исковых требований отказано.
Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции,
судебная коллегия пришла к выводу о необходимости его отмены по следующим
основаниям.
В силу п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель)
безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в
собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу
либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед
собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права
либо встречного обязательства договор не признается дарением.
Вместе с тем гл. 33 ГК РФ предусматривает такой вид сделки как договор
пожизненного содержания с иждивением, согласно которому получатель ренты гражданин передает принадлежащие ему жилой дом, квартиру, земельный участок
или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется
осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного
им третьего лица (лиц), при этом обязанность плательщика ренты по предоставлению
содержания с иждивением может включать обеспечение потребностей в жилище,
питании и одежде, а если этого требует состояние здоровья гражданина, также и уход
за ним, договором пожизненного содержания с иждивением может быть также
предусмотрена оплата плательщиком ренты ритуальных услуг (ст. ст. 601, 602
ГК РФ).
Судом первой инстанции было установлено и подтверждалось материалами
дела, что 19.02.2014 г. между Е.В.В. (1940 г.р.) и К.А.А., действовавшим с согласия
своей матери К.В.Н., заключен договор дарения квартиры, общей площадью
37,6 кв. м, которая принадлежала истцу на праве собственности на основании
договора купли-продажи. 25.02.2014 г. право собственности на спорное жилое
помещение зарегистрировано за К.А.А.
Е.В.В. просила суд признать договор дарения недействительным, как
совершенный под влиянием заблуждения относительно природы сделки, в связи с
тем, что, учитывая её возраст, состояние здоровья и юридическую неграмотность, она
не имела намерения произвести безвозмездное отчуждение жилого помещения,
которое является её единственным местом жительства, а при подписании договора
была уверена в том, что в результате совершенной сделки за ней будет
осуществляться соответствующий уход.
5
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции
пришел к выводу о том, что в момент заключения договора Е.В.В. полностью
понимала природу сделки и осознавала значение своих действий, могла ими
руководить.
Судебная коллегия не согласилась с выводом суда первой инстанции в связи
со следующим.
Согласно ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям,
установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо
независимо от такого признания (ничтожная сделка). Оспоримая сделка может быть
признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом
интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для
него последствия.
В силу ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может
быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под
влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта
сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы
знала о действительном положении дел. При наличии условий, предусмотренных
пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным,
в частности, если: 1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его
качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; 3) сторона
заблуждается в отношении природы сделки; 4) сторона заблуждается в отношении
лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; 5) сторона
заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем
волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны
исходит, совершая сделку. Заблуждение относительно мотивов сделки не является
достаточно существенным для признания сделки недействительной. Если сделка
признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней
применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.
По смыслу приведенной нормы права, сделка считается недействительной,
если выраженная в ней воля стороны неправильно сложилась вследствие заблуждения
и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно
имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли
составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или
иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием
совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался. Вопрос о
том, является ли заблуждение существенным или нет, решается судом с учетом
конкретных обстоятельств каждого дела исходя из того, насколько заблуждение
существенно не вообще, а именно для данного участника сделки.
Как следует из медицинских документов, имевшихся в материалах дела,
Е.В.В. имеет ряд хронических заболеваний, а именно: двухсторонняя нейросенсорная
тугоухость; атеросклеротическая болезнь сердца; атеросклероз аорты, мозговых
артерий; артериальная гипертензия 3 ст., риск 4; сахарный диабет 2 типа, средне тяжелое течение; варикозная болезнь нижних конечностей; хронический панкреатит.
Допрошенные судом первой инстанции свидетели Ш.Н.Г., Ю.Л.М. показали,
что знали о том, что Е.В.В. заключила сделку, но с тем, чтобы за ней осуществлялся
уход. Показания допрошенных свидетелей логичны, последовательны, друг другу не
противоречат и объективно подтверждаются объяснениями законного представителя
6
К.А.Н. - К.В.Н. о том, что при заключении договора дарения она действительно
неоднократно высказывала Е.В.В. обещания помогать ей по дому, убираться.
Согласно объяснениям истца и ее представителя Е.В.В. по-прежнему
проживает в спорном жилом помещении, несет бремя его содержания. Кроме того,
квартира ответчику не передана. Доказательств обратного стороной ответчика не
представлено.
Проанализировав нормы права, регулирующие спорные правоотношения,
изучив обстоятельства совершения оспариваемой сделки и оценив представленные
сторонами доказательства в совокупности, принимая во внимание преклонный
возраст истца (74 года), наличие у нее ряда хронических заболеваний, отсутствие у
нее прав на другое жилое помещение, судебная коллегия пришла к выводу о том, что
выраженная в сделке дарения воля Е.В.В. сформировалась вследствие ее заблуждения
относительно природы сделки и ее последствий, поскольку намерения произвести
безвозмездное отчуждение имущества истец не имела, предполагала, что за ней будет
осуществляться уход и содержание.
На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу, что имеются
все правовые и фактические основания для признания оспариваемого договора
дарения недействительным и применения соответствующих последствий
недействительности сделки.
3. Для наступления деликтной ответственности казны Российской
Федерации в порядке ст. 1069 ГК РФ должно быть доказано наличие ряда
специальных условий: наступление вреда; противоправность поведения
причинителя вреда; причинная связь между двумя первыми элементами; вина
причинителя вреда.
К.П.Ф.Т., Ш.М.А., действующий в своих интересах и в интересах
несовершеннолетних детей Ш.Е.М., Ш.А.М., обратились в суд с иском к
Министерству финансов РФ о взыскании убытков, компенсации морального вреда. В
обоснование заявленных требований указали, что 10.10.2013 г. Ш.М.А., К.П.Ф.Т.,
являющиеся супругами, и их несовершеннолетние дети Ш.Е.М., Ш.А.М. планировали
совершить вылет из международного аэропорта г. Москвы «Домодедово» в г. Боготу
республики Колумбия с пересадкой в г. Мадриде Испании. Однако при прохождении
пограничного контроля начальником смены пограничного контроля КПП
«Домодедово - 1» в отношении К.П.Ф.Т. составлен протокол об административном
правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 18.1 КоАП РФ, на основании чего
начальником пограничного контроля КПП «Домодедово - 1» в этот же день было
вынесено постановление по делу об административном правонарушении и К.П.Ф.Т.
был ограничен выезд из РФ. Полагая, что действиями должностных лиц по
ограничению выезда из РФ истцам причинен ущерб в виде убытков, они просили
взыскать с Министерства финансов за счет казны РФ 54 837 руб. 70 коп. и также
компенсировать моральный вред взысканием 300 000 руб.
Решением Октябрьского районного суда г. Саратова исковые требования
К.П.Ф.Т., Ш.М.А., действующего в своих интересах и в интересах
несовершеннолетних детей Ш.Е.М., Ш.А.М., удовлетворены частично. С
Министерства финансов РФ в пользу К.П.Ф.Т. частично взысканы убытки и
компенсация морального вреда. В удовлетворении требований Ш.М.А.,
действовавшего в интересах несовершеннолетней Ш.Е.М., отказано в полном объеме.
7
Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции,
судебная коллегия пришла к выводу о необходимости отмены решения суда в части
удовлетворенных исковых требований по следующим основаниям.
Как следовало из материалов дела и установлено судом первой инстанции,
К.П.Ф.Т. и Ш.М.А. являются супругами, от брака имеют двух несовершеннолетних
детей Ш.Е.М. и Ш.А.М. К.П.Ф.Т. является гражданкой республики Колумбия.
В авиакомпании «IBERIA» истцами были забронированы и оплачены билеты
из аэропорта «Домодедово» в аэропорт «Барахас» г. Мадрида, Испания, а также из
аэропорта «Барахас» г. Мадрида в аэропорт «Богота» республики Колумбия, из
аэропорта «Богота» в аэропорт «Барахас» г. Мадрида, из аэропорта «Барахас» в
аэропорт «Домодедово».
10.10.2013 г. в международном аэропорту «Домодедово» при осуществлении
пограничного контроля лиц, следующих через государственную границу Российской
Федерации, К.П.Ф.Т. было отказано в пропуске через государственную границу
Российской Федерации, так как К.П.Ф.Т. не была представлена виза Российской
Федерации.
В связи с чем начальником смены 2 отделения пограничного контроля КПП
«Домодедово-1» в отношении К.П.Ф.Т. составлен протокол об административном
правонарушении. Постановлением по делу об административном правонарушении от
10.10.2013 г., вынесенным начальником 2 отделения пограничного контроля КПП
«Домодедово-1», К.П.Ф.Т. признана виновной в совершении административного
правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 18.1 КоАП РФ, ей назначено наказание в
виде административного штрафа.
Решением Домодедовского городского суда Московской области от
18.11.2013 г. постановление по делу об административном правонарушении от
10.10.2013 г. отменено, производство по делу об административном правонарушении
в отношении К.П.Ф.Т. прекращено за недоказанностью вины.
Запись о пересечении границы Российской Федерации 10.10.2013 г. в
заграничном паспорте К.П.Ф.Т. отсутствует, запись о пересечении границы
Российской Федерации 10.10.2013 г. в заграничном паспорте несовершеннолетней
Ш.А.М. аннулирована.
Удовлетворяя исковые требования К.П.Ф.Т., Ш.М.А., действующего в
интересах несовершеннолетней Ш.А.М., в части взыскания убытков и компенсации
морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что противоправность
действий ответчика и его вина установлена решением Домодедовского городского
суда Московской области от 18.11.2013 г., отменившим постановление по делу об
административном правонарушении от 10.10.2013 г. и прекратившим производство
по делу об административном правонарушении в отношении К.П.Ф.Т. за
недоказанностью вины. Поскольку основания для ограничения выезда истца из
Российской Федерации признаны незаконными, суд первой инстанции посчитал
доказанными факт вины, противоправности действий ответчика, факт и размер
понесенного ущерба, причинно-следственную связь между действиями ответчика и
возникшими убытками.
Судебная коллегия не согласилась с данными выводами суда первой
инстанции в указанной части по следующим основаниям.
Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому
лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов,
органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в
8
результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта
государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит
возмещению.
Положения ст. ст. 15, 150, 151, 1064, 1069, 1099, 1101 ГК РФ, в их
взаимосвязи, направлены на обеспечение восстановления нарушенных прав граждан
и юридических лиц, защиту прав потерпевших в деликтных обязательствах,
реализацию требований ст. ст. 46, 52 и 53 Конституции РФ и предполагают
возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием)
государственных органов либо их должностных лиц, при наличии общих и
специальных условий, необходимых для наступления данного вида деликтной
ответственности.
Таким образом, для наступления деликтной ответственности казны
Российской Федерации должно быть доказано наличие ряда специальных условий:
наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда; причинная связь
между двумя первыми элементами; вина причинителя вреда. При этом истец должен
доказать как факт незаконных, противоправных действий должностных лиц, так и
причинение вреда противоправными действиями в их причинной связи.
Конституционное право каждого на свободный выезд из Российской
Федерации реализуется в соответствии с Федеральным законом от 15.08.1996 г.
№ 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую
Федерацию», согласно ч. 2 ст. 6 которого иностранные граждане или лица без
гражданства обязаны при въезде в Российскую Федерацию и выезде из Российской
Федерации предъявить действительные документы, удостоверяющие их личность и
признаваемые Российской Федерацией в этом качестве, и визу, если иное не
предусмотрено настоящим Федеральным законом, международным договором
Российской Федерации или указами Президента Российской Федерации.
В соответствии со ст. 24 Федерального закона от 15.08.1996 г. № 114-ФЗ
иностранные граждане могут въезжать в Российскую Федерацию и выезжать из
Российской Федерации при наличии визы по действительным документам,
удостоверяющим их личность и признаваемым Российской Федерацией в этом
качестве, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом,
международными договорами Российской Федерации или указами Президента
Российской Федерации.
Приказом ФСБ России от 08.11.2012 г. № 562 утвержден Административный
регламент Федеральной службы безопасности Российской Федерации по исполнению
государственной функции по осуществлению пограничного контроля в пунктах
пропуска через государственную границу Российской Федерации (далее административный регламент).
Согласно пп. 2, 7, 8 ст. 30 Закона РФ «О государственной границе Российской
Федерации» и п. 6 административного регламента должностные лица при
осуществлении пограничного контроля вправе проверять необходимые документы у
лиц; приглашать лиц в подразделение пограничного контроля и получать от них
объяснения; при необходимости временно изымать документы.
В силу п. 21 административного регламента основанием для начала
административной процедуры по осуществлению пограничного контроля является
представление должностному лицу иностранными гражданами - визы и
действительных документов, удостоверяющих их личность и признаваемых
Российской Федерацией в этом качестве, если иное не предусмотрено Федеральным
9
законом, международными договорами Российской Федерации или указами
Президента Российской Федерации.
Основаниями для отказа в пропуске через государственную границу являются,
в том числе, представление лицами не всех документов, указанных в п. 21
административного регламента (п. 34 регламента).
Из приведенных положений следует, что при осуществлении пограничного
контроля иностранный гражданин предоставляет должностному лицу визу и
действительный документ, удостоверяющий личность и признаваемый Российской
Федерацией в этом качестве.
Как следовало из материалов дела, при прохождении пограничного контроля
10.10.2013 г. К.П.Ф.Т. не была представлена должностному лицу виза Российской
Федерации, поэтому имелись основания для отказа в пропуске через государственную
границу Российской Федерации.
Данные обстоятельства подтверждаются, в том числе, объяснениями истца в
протоколе об административном правонарушении от 10.10.2013 г., видеозаписью,
принятой судебной коллегией в качестве нового доказательства в целях проверки
доводов апелляционных жалоб.
Анализируя установленные обстоятельства и представленные доказательства,
судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для взыскания в пользу
истцов убытков и компенсации морального вреда, поскольку действия должностных
лиц отряда пограничного контроля в международном аэропорту «Домодедово» по
отказу К.П.Ф.Т. в пересечении государственной границы РФ не являются
незаконными и не признаны таковыми. Действия сотрудников пограничного контроля
были направлены на надлежащее исполнение своих полномочий в рамках
осуществления контроля за соблюдением гражданами правил режима в пунктах
пропуска через государственную границу.
Доказательств, подтверждающих незаконность действий должностных лиц
отряда пограничного контроля в международном аэропорту «Домодедово» при
прохождении пограничного контроля, истцами не представлено.
То обстоятельство, что производство по делу об административном
правонарушении в отношении К.П.Ф.Т. было прекращено за недоказанностью вины в
совершении правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 18.1 КоАП РФ, само по себе
не является основанием для взыскания убытков и компенсации морального вреда в
соответствии с положениями ст. ст. 151, 1069 ГК РФ.
При этом истцами не доказано причинение им физических или нравственных
страданий в результате составления в отношении К.П.Ф.Т. протокола об
административном правонарушении и производства по делу об административном
правонарушении, поскольку истец к административной ответственности в виде
административного ареста не привлекалась, меры принуждения к ней не
принимались.
Недоказанность установленных судом первой инстанции, изложенных в
решении суда, обстоятельств дела, а также неправильное применение норм
материального права повлекло за собой ошибочный вывод суда об удовлетворении
исковых требований в части взыскания материального ущерба и компенсации
морального вреда в пользу К.П.Ф.Т. и Ш.М.А., действовавшего в интересах
несовершеннолетней Ш.А.М. По этим основаниям обжалуемое решение в указанной
части было отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении
исковых
требований
К.П.Ф.Т.,
Ш.М.А.,
действовавшего
в
интересах
10
несовершеннолетней Ш.А.М., к Министерству финансов РФ о взыскании убытков,
компенсации морального вреда. В остальной части решение суда оставлено без
изменения.
4. Передача собственником или иным законным владельцем
транспортного средства другому лицу в техническое управление не может
рассматриваться как законное основание для передачи титула во владение в
смысле, вытекающем из содержания ст. 1079 ГК РФ, в силу чего данное лицо не
может считаться законным владельцем источника повышенной опасности.
Т.К.К. обратилась в суд с исковым заявлением, в котором указала, что
16.06.2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля
ВАЗ 21061, под управлением водителя Б.В.А., и автомобиля ВАЗ 21063, под
управлением водителя М.А.А. В результате столкновения транспортных средств
истцу, находившемуся в автомашине ВАЗ 21061 в качестве пассажира, были
причинены телесные повреждения, по поводу которых Т.К.К. находилась на лечении,
для чего приобретала медицинские препараты. Поскольку в результате виновных
действий водителя М.А.А. истцу был причинен вред здоровью, она просила взыскать
с ответчика в счет возмещения материального ущерба по приобретению лекарств
923 руб. и компенсацию морального вреда в размере 75 000 руб.
Решением Балаковского районного суда Саратовской области с М.А.А. в
пользу Т.К.К. взыскана компенсация морального вреда - 50 000 руб. и расходы на
лечение в сумме 923 руб.
Судебная коллегия не согласилась с принятым судом первой инстанции
решением суда.
Согласно пп. 1, 3 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность
которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить
вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред
возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владельцы
источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред,
причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения
транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным
п. 1 ст. 1079 ГК РФ.
Применительно к рассматриваемому деликту это означает, что потерпевший
может взыскать причиненный ему вред с любого из владельцев источников
повышенной опасности, включая и того, в поведении которого нет вины или имеется
незначительная вина.
Судом было установлено, что 16.06.2014 г. водитель М.А.А., управляя
автомобилем ВАЗ 21063, при выезде с прилегающей территории, не уступив дорогу,
допустил столкновение с автомобилем ВАЗ 21061, под управлением водителя Б.В.А.
В момент ДТП Т.К.К. находилась в автомашине ВАЗ 21061 в качестве пассажира. В
результате столкновения транспортных средств ей были причинены телесные
повреждения.
Постановлением судьи Балаковского районного суда Саратовской области
М.А.А. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ,
ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством
сроком на 1 год 6 месяцев.
Из материалов дела следовало, что собственником автомобиля ВАЗ 21063
является Г.Д.С., собственником автомобиля ВАЗ 21061 - С.В.Д., которые судом
первой инстанции к участию в деле привлечены не были.
11
Договор обязательного страхования автогражданской ответственности как у
собственника автомобиля ВАЗ 21063, так и у водителя М.А.А. в момент совершения
ДТП отсутствовал.
Как следует из разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума
Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. № 1 «О применении судами гражданского
законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие
причинения вреда жизни или здоровью гражданина», под владельцем источника
повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина,
которые используют его в силу принадлежащего им права собственности, права
хозяйственного ведения, оперативного управления либо на других законных
основаниях (например, по договору аренды, проката, по доверенности на право
управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа
о передаче ему источника повышенной опасности). По смыслу статьи 1079 ГК РФ,
лицо, в отношении которого оформлена доверенность на управление транспортным
средством, признается его законным владельцем, если транспортное средство
передано ему во временное пользование, и он пользуется им по своему усмотрению
(пп. 18, 19, 20).
Из приведенных разъяснений следует, что передача собственником или иным
законным владельцем транспортного средства другому лицу в техническое
управление не может рассматриваться как законное основание для передачи титула во
владение в смысле, вытекающем из содержания ст. 1079 ГК РФ, в силу чего данное
лицо не может считаться законным владельцем источника повышенной опасности.
Однако в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что
на момент ДТП М.А.А. являлся законным владельцем автомобиля ВАЗ 21063, в связи
с отсутствием у последнего письменной доверенности (либо иного документально
оформленного полномочия), выданной ему собственником транспортного средства
Г.Д.С.
Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, согласившись с
доводами истца о наличии оснований для возложения обязанности по возмещению
материального ущерба на ответчика, управлявшего автомашиной в день дорожнотранспортного происшествия, пришел к выводу, что М.А.А. является владельцем
источника повышенной опасности - автомобиля ВАЗ 21063, и лицом, ответственным
за причинение вреда в смысле ст. 1079 ГК РФ.
Между тем, исходя из установленного, данный вывод постановлен при
неправильном применении норм материального права, поэтому М.А.А. является
ненадлежащим ответчиком по заявленным требованиям Т.К.К. При таких
обстоятельствах решение суда первой инстанции было признано незаконным, в связи
с чем отменено с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении
исковых требований.
2. Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из жилищных
правоотношений
5. При передаче в муниципальную собственность служебных жилых
помещений, которые находились в государственной собственности и были
закреплены за государственными предприятиями или учреждениями на праве
хозяйственного ведения или оперативного управления, предполагается
изменение положения данных помещений, которые утрачивают статус
служебных и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых
помещений, предоставленных по договорам социального найма.
12
Г.Г.В. обратилась в суд с иском к администрации Энгельсского МР, в котором
просила признать за ней право пользования жилым помещением - квартирой,
признать незаконным постановление администрации МО город Энгельс в части
отнесения вышеназванной квартиры к маневренному жилищному фонду, признать
незаконным отказ ответчика в заключение договора социального найма и возложить
обязанность заключить с ней договор социального найма жилого помещения.
Решением Энгельсского районного суда Саратовской области исковые
требования были оставлены без удовлетворения.
Проверив законность и обоснованность решения районного суда, судебная
коллегия посчитала необходимым его отменить по следующим основаниям.
К жилым помещениям специализированного жилищного фонда относятся, в
том числе, жилые помещения в общежитиях (п. 2 ч. 1 ст. 92 ЖК РФ).
Согласно ст. 109 ЖК РСФСР (действовавшего на момент возникновения
спорного правоотношения) для проживания рабочих, служащих, студентов,
учащихся, а также других граждан в период работы или учебы могут использоваться
общежития.
Порядок предоставления жилой площади в общежитиях и пользования ею
определяется Советом Министров РСФСР, в частности постановлением Совета
Министров РСФСР от 11.08.1988 г. № 328 «Об утверждении Примерного положения
об общежитиях».
В силу ч. 1 ст. 94 ЖК РФ жилые помещения в общежитиях предназначены для
временного проживания граждан в период их работы, службы или обучения.
Как установлено судом первой инстанции и не оспаривалось сторонами,
Г.Г.В. с 02.11.1998 г. проживала и была зарегистрирована в общежитии, арендатором
которого с 01.09.2009 г. являлось НОУ «ПКИ».
Жилое помещение в общежитии Г.Г.В. было предоставлено в связи с
трудовыми отношениями сначала в СПТУ № 4 г. Энгельса, затем в НОУ «ПКИ».
01.01.2006 г. между НОУ «ПКИ» и Г.Г.В. был заключен договор найма
жилого помещения, на основании которого Г.Г.В. было предоставлено право
проживания в указанном общежитии.
Указанные обстоятельства подтверждаются также вступившим в законную
силу решением Энгельсского городского суда Саратовской области от 23.05.2007 г.
по делу по иску Г.Г.В. к ТУФА по управлению федеральным имуществом по
Саратовской области, ЭТИ, ГОУ ВПО «СГТУ», НОУ «ПКИ» о признании права
пользования жилым помещением, по встречному иску ГОУ ВПО «СГТУ» к Г.Г.В. об
отсутствии права пользования жилым помещением, выселении.
Распоряжением ТУФА по управлению государственным имуществом по
Саратовской области от 03.04.2009 г. жилое здание, в котором находилась спорная
квартира, было передано в муниципальную собственность МО город Энгельс и
постановлением главы администрации МО город Энгельс от 19.05.2009 г. включено в
реестр муниципальной собственности МО город Энгельс.
Постановлением администрации МО город Энгельс от 17.08.2009 г.
«О включении жилых помещений в специализированный жилищный фонд» жилые
помещения в жилом доме были включены в специализированный жилищный фонд,
часть из которых, в том числе занимаемая истцом комната № 30 (ранее - комната
№ 9), была отнесена к маневренному жилищному фонду, а другая часть отнесена к
жилищному фонду МО город Энгельс для социальной защиты отдельных граждан.
13
Согласно выписке из ЕГРП правообладателем жилого здания является
МО город Энгельс Энгельсского МР Саратовской области.
Правопреемником МО город Энгельс Энгельсского МР Саратовской области
в соответствии с законом Саратовской области «О преобразовании муниципального
образования город Энгельс и Приволжского муниципального образования
Энгельсского муниципального района Саратовской области и внесении изменений в
закон Саратовской области «О муниципальных образованиях, входящих в состав
Энгельсского муниципального района», принятого Саратовской областной Думой
17.04.2013 г., является МО город Энгельс Энгельсского МР Саратовской области.
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой
инстанции исходил из того, что на момент издания оспариваемого постановления
администрации МО город Энгельс от 17.08.2009 г. оснований, препятствующих к
отнесению жилых помещений к специализированному жилищному фонду, указанных
в перечне п. 3 Правил отнесения жилого помещения к специализированному
жилищному фонду, не установлено, а сам факт проживания истца в спорном жилом
помещении и несение ею расходов на содержание жилья и оплату коммунальных
услуг не влечет возникновение жилищных правоотношений по договору социального
найма.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции
указал, что Г.Г.В на учете в качестве нуждающейся в жилом помещении в
администрации Энгельсского МР не состоит и оснований для предоставления ей
жилого помещения маневренного фонда не имеется.
Между тем согласно ст. 7 Федерального закона от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ
«О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее Вводный закон) к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые
находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным
предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и
использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного
самоуправления, вне зависимости от даты передачи этих жилых помещений и от даты
их предоставления гражданам на законных основаниях применяются нормы ЖК РФ о
договоре социального найма.
С учетом положений ст. 7 Вводного закона, Верховным Судом РФ в Обзоре
законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал
2006 г., утвержденном постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 07 и 14
июня 2006 г., разъяснено, что факт принятия решения о передаче служебных жилых
помещений, которые находились в государственной собственности и были
закреплены за государственными предприятиями или учреждениями на праве
хозяйственного ведения или оперативного управления, в муниципальную
собственность предполагает изменение статуса жилого помещения. Следовательно,
при передаче в муниципальную собственность указанные жилые помещения
утрачивают статус служебных и к ним применяется правовой режим, установленный
для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма.
Однако приведенные требования закона и разъяснения Верховного Суда РФ
судом первой инстанции при разрешении спора учтены не были.
Как следует из решения Энгельсского городского суда Саратовской области
от 23.05.2007 г., ГОУ ВПО «СГТУ» было отказано в удовлетворении встречного иска
об отсутствии у Г.В.П. права пользования спорным жилым помещением и выселении
14
из него, поскольку оснований для ее выселения без предоставления другого жилого
помещения не имелось.
При рассмотрении настоящего дела установлено, что после передачи здания
общежития в муниципальную собственность Г.Г.В. продолжает проживать в спорном
помещении, постоянно зарегистрирована в нем, осуществляет оплату за пользование
предоставленным ей жилым помещением и коммунальные услуги, в том числе
осуществляет плату за наем, в связи с чем приобрела право пользования им на
условиях социального найма.
Кроме того, согласно п. 3 Правил отнесения жилого помещения к
специализированному
жилищному
фонду,
утвержденных
постановлением
Правительства РФ от 26.01.2006 г. № 42, отнесение жилых помещений к
специализированному жилищному фонду не допускается, если жилые помещения
заняты по договорам социального найма, найма жилого помещения, находящегося в
государственной
или
муниципальной
собственности
жилищного
фонда
коммерческого использования, аренды, а также, если имеют обременения прав на это
имущество.
Принимая во внимание, что на момент издания постановления администрации
МО город Энгельс от 17.08.2009 г. № 357 «О включении жилых помещений в
специализированный жилищный фонд» спорное жилое помещение было занято Г.Г.В.
на условиях социального найма, законных оснований для отнесения его к
специализированному жилищному фонду не имелось.
Таким образом, вышеназванное постановление в части включения в
специализированный жилищный фонд с отнесением к маневренному жилищному
фонду квартиры истца, а также отказ администрации Энгельсского МР Саратовской
области в заключении с Г.Г.В. договора социального найма жилого помещения
являются незаконными.
При таких обстоятельствах судебная коллегия, отменила решение районного
суда, приняв новое решение об удовлетворении исковых требований.
6. В силу ст. 7 Федерального закона от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ
«О введении в действие Жилищного кодекса РФ» (с последующими изменениями и
дополнениями) к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые
находились в жилых домах, принадлежавших государственным или
муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным
учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение
органов местного самоуправления, вне зависимости от даты передачи этих жилых
помещений и от даты их предоставления гражданам на законных основаниях
применяются нормы Жилищного кодекса РФ о договоре социального найма.
Г.Р.Ш. обратился в суд с иском к администрации Фрунзенского района о
признании права пользования жилыми помещениями, обязании заключить договор
социального найма жилых помещений, обосновывая свои требования тем, что в
1993 г. он и члены его семьи (супруга и две дочери), как беженцы, были вселены в
указанные жилые помещения, где проживают до настоящего времени.
С аналогичным иском обратилась Г.С.Е., которая также просила признать за ней
право пользования жилыми помещениями, расположенными в том же доме.
Администрация Фрунзенского района обратилась в суд со встречным иском к
Г.С.Е., К.О.М. о признании утратившими право пользования жилыми помещениями.
Решением Фрунзенского районного суда г. Саратова удовлетворены исковые
требования Г.С.Е., Г.Р.Ш. к администрации Фрунзенского района МО «Город Саратов»
15
о признании права пользования жилыми помещениями, возложении обязанности
заключить договор социального найма жилого помещения. В удовлетворении
встречного иска администрации Фрунзенского района МО «Город Саратов» к Г.С.Е.
и К.О.М. о признании утратившими право пользования жилыми помещениями отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам
Саратовского областного суда решение Фрунзенского районного суда г. Саратова
отменено в части удовлетворения исковых требований Г.Р.Ш. к администрации
Фрунзенского района МО «Город Саратов» о признании права пользования жилым
помещением, возложении обязанности заключить договор социального найма жилого
помещения, в этой части принято новое решение, которым Г.Р.Ш. отказано в
удовлетворении указанных исковых требований.
Президиум Саратовского областного суда, отменяя апелляционное
определение, указал следующее.
Отказывая Г.Р.Ш. в удовлетворении исковых требований суд апелляционной
инстанции исходил из того, что истцом не представлено доказательств наличия у
него статуса беженца на момент вселения в спорное жилое помещение, и также того,
что он являлся рабочим, служащим, студентом или учащимся, лицом которому по
решению администрации ТОТиФ ФГБОУ ВПО «СГСЭУ» предоставлялось спорное
жилое помещение для проживания. Доказательства того, что Г.Р.Ш. оплачивает счета
за жилье и коммунальные услуги, имеет регистрацию по спорному адресу, не
свидетельствуют о законности вселения истца в спорное жилое помещение и не
порождают у него права постоянного пользования им.
В силу ст. 5 Федерального закона от 29.12.2004 г. №189-ФЗ «О введении в
действие Жилищного кодекса РФ» (далее - Вводный закон) к жилищным отношениям,
возникшим до введения в действие Жилищного кодекса РФ, Жилищный кодекс РФ
применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения в
действие, за исключением случаев, предусмотренных этим Федеральным законом.
В связи с этим суд апелляционной инстанции при рассмотрении конкретного
дела должен был учесть, когда возникли спорные жилищные правоотношения между
сторонами (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
02.07.2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при
применении Жилищного кодекса РФ»).
По данному делу установлено, что Г.Р.Ш. с семьей был вселен в общежитие в
1993 г. как беженец из Азербайджана. С 03.03.1999 г. по учетам ОАСР УФМС России
по Саратовской области он значится зарегистрированным по месту жительства в комнате
№ 403 указанного общежития. На основании договора найма жилого помещения в
общежитии от 01.02.2012 г., заключенного между ГОУ СПО «СТОТиФ» и Г.Р.Ш., истцу
были предоставлены в срочное возмездное пользование жилые комнаты № 403, 405 в
общежитии (после изменения нумерации соответственно квартира № 4, комнаты № 14,
15, 16).
Из материалов дела следовало, что ГОУ СПО «СТОТиФ» по состоянию на
01.06.2000 г. признавало за Г.Р.Ш. право на проживание в общежитии на основании
заключенного договора.
Согласно сообщению проректора по экономике и административной работе
ФГБОУ ВПО «СГСЭ», в оперативном управлении которого находилось общежитие, на
момент реорганизации и присоединения Саратовского учебного комбината к
ГОУ СПО «СТОТиФ» комнаты № 403, 405 предоставлялись Г.Р.Ш. на состав
семьи из 4 человек, как беженцам из Азербайджана, на основании соответствующего
16
приказа. В подтверждение законности вселения в жилое помещение Г.Р.Ш.
представлены копии карточки семьи беженца и удостоверение семьи беженца.
Кроме того, руководством ТОТ и ФГБОУ ВПО «СГСЭУ» Г.Р.Ш. и члены его
семьи (жена - Г.А.Г.; дочь - Г.Э.Р.; внучка - К.Л.В.) по состоянию на 19.12.2012 г.
включены в список граждан, имеющих право пользования жилыми помещениями,
расположенными в общежитии.
Указанные обстоятельства подтверждают правомерность вселения Г.Р.Ш.
в спорные жилые помещения, каких-либо злоупотреблений или нарушений при
вселении в общежитие с его стороны не установлено.
Распоряжением № 49-р от 14.02.2012 г. ТУР в Саратовской области прекращено
право оперативного управления ГОУ ВПО «СГСЭ» на относящееся к федеральной
собственности имущество, которое передано в муниципальную собственность
МО «Город Саратов».
03.05.2012 г. распоряжением Комитета по управлению имуществом
г. Саратова № 422-р на основании распоряжения ТУР в Саратовской области
№ 49-р от 14.02.2012 г. объект жилищного фонда (общежитие) включен в реестр
объектов муниципального жилищного фонда и сводный реестр объектов
муниципальной казны.
Согласно п. 2.2 распоряжения администрации Фрунзенского района
муниципального образования «Город Саратов» обязана после выхода
соответствующего распоряжения о присвоении жилым помещениям номеров и
определения статуса квартир заключить с гражданами, проживающими в
вышеуказанном доме, договоры найма жилых помещений.
В соответствии со ст. 675 ГК РФ переход права собственности на
занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет расторжения или
изменения договора найма жилого помещения. При этом новый собственник становится
наймодателем на условиях ранее заключенного договора найма.
Аналогичные положения закреплены в ст. 64 ЖК РФ.
В силу ст. 7 Федерального закона от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ «О введении в
действие Жилищного кодекса РФ» (с последующими изменениями и дополнениями) к
отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых
домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо
государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве
общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, вне зависимости от
даты передачи этих жилых помещений и от даты их предоставления гражданам на
законных основаниях применяются нормы Жилищного кодекса РФ о договоре
социального найма.
Соответственно, жилые помещения, указанные в названной статье Вводного
закона, после передачи их в муниципальную собственность приобретают правовой
режим жилья, используемого на условиях социального найма.
С учетом того, что здание общежития, в котором истец на законных
основаниях занимает жилые помещения, ранее принадлежавшее ТОТиФ ФГБОУ
ВПО «СГСЭУ», было безвозмездно передано в собственность МО «Город Саратов» и
включено в реестр муниципального жилья, суд первой инстанции пришел к
обоснованному выводу, что истец с момента этой передачи приобрел право
пользования спорным жилым помещением на условиях договора социального найма.
Учитывая, что судом апелляционной инстанции допущена ошибка в
применении норм материального права, а решением суда первой инстанции правильно
17
установлены все обстоятельства дела, президиум апелляционное определение судебной
коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда в части отказа в иске
Г.Р.Ш. отменил с оставлением в силе решения Фрунзенского районного суда
г. Саратова. В остальной части решение Фрунзенского районного суда г. Саратова
и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам
Саратовского областного суда оставлены без изменения.
3. Практика рассмотрения дел по спорам, возникающим из социальных,
трудовых и пенсионных правоотношений
7. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 33
постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2
«О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской
Федерации», при разрешении споров лиц, уволенных по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового
кодекса РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых
обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть
трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее
было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного
неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято
и не погашено.
И.С.Н. обратился в суд к ОАО «ФПК» в лице Приволжского филиала об
отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания, приказа об увольнении,
восстановлении на работе, взыскании заработной платы, компенсации морального
вреда.
Решением Кировского районного суда г. Саратова, оставленным без
изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам
Саратовского областного суда, в удовлетворении исковых требований И.С.Н. к
ОАО «ФПК» отказано.
Постановлением президиума Саратовского областного суда состоявшиеся по
делу судебные постановления были отменены по следующим основаниям.
Судом установлено, что приказом начальника ВУ С-П-структурного
подразделения П - ого филиала ОАО «ФПК» И.С.Н. принят на работу инструктором
поездных бригад резерва проводников ВУ С-П и с ним заключен трудовой договор.
25.04.2014 г. приказом начальника Приволжского филиала ОАО «ФПК»
«О результатах проверки использования работников (персонала) для обслуживания
пассажирских вагонов Приволжского филиала ОАО «ФПК» и привлечения к
дисциплинарной ответственности» инструктор поездных бригад И.С.Н. был
привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора. Основанием для
привлечения к дисциплинарной ответственности И.С.Н. явилось неосуществление им
запланированной на 14.08.2013 г. проверки поезда сообщением Б-М.
Согласно графику целевых проверок работы поездных бригад на август
2013 г., утвержденному начальником ВУ С-П, истец должен был 14.08.2013 г.
осуществить проверку поезда сообщением Б-М. Однако указанную проверку поезда
И.С.Н. не осуществил, отчет о проверке в установленном порядке и сведений об
уважительных причинах неисполнения своих должностных обязанностей
руководству не представил. Объяснения по данному факту И.С.Н. представлены
16.04.2014 г., с приказом о наложении дисциплинарного взыскания он был
ознакомлен под роспись 28.04.2014 г.
27.05.2014 г. приказом «О рассмотрении материалов по результатам проверки
пассажирских поездов сообщением С-М и привлечении работника к дисциплинарной
18
ответственности» инструктор поездных бригад И.С.Н. был привлечен в соответствии
с п. 3 ч. 1 ст. 192 ТК РФ к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.
Основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности явилось
ненадлежащее исполнение возложенных на него должностных обязанностей. По
указанному факту 10.05.2014 г. И.С.Н. дано объяснение.
12.05.2014 г. в адрес первичной профсоюзной организации Вагонного участка
С-П был направлен проект приказа об увольнении инструктора поездных бригад
ВУ С-П И.С.Н. по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. 16.05.2014 г. получено решение профкома,
согласно которому профсоюзный комитет не считает возможным расторгнуть
трудовой договор с И.С.Н. по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
В соответствии с листками нетрудоспособности И.С.Н. с 13.05.2014 г. по
26.05.2014 г. отсутствовал на работе в связи с болезнью, 27.05.2014 г. он приступил к
работе.
Приказом начальника П-ого ф-а ОАО «ФПК» № 676 от 27.05.2014 г. И.С.Н.
привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения. С указанным
приказом И.С.Н. ознакомлен 28.05.2014 г. под роспись.
Приказом начальника вагонного участка № 301 от 28.05.2014 г. трудовой
договор, заключенный между И.С.Н. и ОАО «ФПК», расторгнут на основании
п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение работником своих
должностных обязанностей.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 33 постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами
Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», при разрешении
споров лиц, уволенных по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ за неоднократное
неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать,
что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при
условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на
момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых
обязанностей оно не снято и не погашено.
Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и
увольнение по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, допустимо также, если
неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него
трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного
взыскания.
Таким образом, применение данной меры дисциплинарного взыскания как
увольнение возможно в случае, когда работник совершает повторное нарушение
служебной дисциплины, будучи ранее привлеченным к дисциплинарной
ответственности.
Как следовало из материалов дела, приказом от 27.05.2014 г. И.С.Н.
привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения за ненадлежащее
исполнение своих обязанностей при проведении проверки поезда 08.04.2014 г.
О допущенном нарушении ответчику стало известно 15.04.2014 г. в ходе проведения
проверки поездной документации комиссией УКБ ОАО «ФПК», т. е. в период, когда
какого-либо решения по выявленному ранее факту неисполнения И.С.Н. своих
служебных обязанностей принято не было, в связи с чем предусмотренное законом
условие увольнения за неоднократное неисполнение должностных обязанностей в
данном случае отсутствовало, поскольку нарушение было совершено И.С.Н. при
отсутствии у него дисциплинарного взыскания.
19
При таких обстоятельствах президиум Саратовского областного суда
посчитал допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм
материального и процессуального права существенными, в связи с чем принятые по
делу судебные постановления были отменены с направлением дела на новое
рассмотрение в суд первой инстанции.
8. В соответствии со ст. 191 ТК РФ работодатель поощряет работников,
добросовестно исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность,
выдает премию, награждает ценным подарком, почетной грамотой,
представляет к званию лучшего по профессии). Другие виды поощрений
работников за труд определяются коллективным договором или правилами
внутреннего трудового распорядка, а также уставами и положениями о
дисциплине.
А.В.Ф. обратился в суд с иском к филиалу ФГБУ «У»С-хоз» «СОК»,
ФГБУ «У«С-хоз» о признании действий по фактам невыплаты премий
дискриминацией труда, взыскании недоначисленной премии к 60-летию создания
областного управления мелиорации и водного хозяйства, возложении на ответчика
обязанности начислить и выплатить премию ко Дню работника сельского хозяйства,
взыскании компенсации морального вреда.
Рассмотрев исковое заявление, суд вынес решение, которым возложил
обязанность на ФГБУ «У«С-хоз» в лице СОК произвести начисление и выплату истцу
премии ко Дню работника сельского хозяйства, взыскал с ФГБУ «У «С-хоз» в лице
СОК в пользу истца денежную компенсацию морального вреда.
Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции,
судебная коллегия пришла к выводу об его отмене в части удовлетворенных
требований.
В соответствии со ст. 129 ТК РФ заработная плата (оплата труда работника) вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности,
количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные
выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в
условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях
и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты
компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки
стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).
В силу ст. 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым
договором труда. Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов
(должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе
за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок
стимулирующего
характера
и
системы
премирования,
устанавливаются
коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в
соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми
актами, содержащими нормы трудового права.
Согласно ст. 191 ТК РФ работодатель поощряет работников, добросовестно
исполняющих трудовые обязанности (объявляет благодарность, выдает премию,
награждает ценным подарком, почетной грамотой, представляет к званию лучшего по
профессии). Другие виды поощрений работников за труд определяются
коллективным договором или правилами внутреннего трудового распорядка, а также
уставами и положениями о дисциплине.
20
Как следует из материалов дела, ФГБУ «У«С-хоз» является юридическим
лицом, имеет обособленное имущество на праве оперативного управления,
самостоятельный баланс, печать. СОК - филиал ФГБУ «У«С-хоз» в соответствии с
Положением является обособленным подразделением ФГБУ «У «С-з». В
соответствии с п. 2.1 Положения филиал не является юридическим лицом и не
обладает самостоятельной гражданской правоспособностью, и осуществляет свою
деятельность от имени, в интересах и по поручению ФГБУ.
Согласно пп. 6.4-6.6 Положения филиал возглавляет директор филиала,
назначаемый на должность и освобождаемый от должности директором учреждения.
А.В.Ф. с 03.12.2013 г. по 20.02.2014 г. выполнял обязанности директора
филиала.
18.02.2014 г. в адрес руководителя ФГБУ «У«С-хоз» от директора филиала
А.В.Ф. поступило письменное заявление о переводе его на должность заместителя
директора филиала.
В соответствии с приказом директора ФГБУ «У«С-хоз» от 20.02.2014 г.
директор филиала А.В.Ф. переведен на должность заместителя директора филиала.
Приказом директора филиала А.В.Ф. от 24.02.2014 г. работник А.В.Ф. переведен с
должности директора филиала на постоянную работу на должность заместителя
директора с тарифной ставкой (оклад). Приказом директора филиала
ФГБУ «У«С-хоз» «СОК» № 144 от 09.09.2014 г. истец премирован к 60-летию
создания ФГБУ «У«С-хоз», и получение премии истцом не оспаривается.
Коллективный договор СОК - филиала ФГБУ «У«С-хоз» предусматривает,
что система оплаты труда в филиале устанавливается в соответствии с «Положением
об оплате труда работников Саратовского обводнительного канала» (п. 6.1).
В соответствии с п. 6.5. коллективного договора к профессиональным
праздникам - День мелиоратора, День строителя, День работников сельского
хозяйства, юбилейные даты филиала осуществляется выплата материальных
поощрений за счет средств, полученных от подрядной, предпринимательской и иной
приносящей доход деятельности. Решение о размерах премии принимается
директором филиала.
Порядок и условия премирования, изложенные выше, нашли свое
подтверждение и в Положении об оплате труда работников филиала.
Отказывая истцу в иске о признании действий по фактам невыплаты премий
дискриминацией труда, взыскании недоначисленной премии к 60-летию создания
областного управления мелиорации и водного хозяйства, суд первой инстанции
правомерно исходил из того, что истец на основании собственного заявления был
переведен работодателем на должность заместителя директора, в которой и работал с
февраля 2014 г. Размер премий по новому месту работы определен работодателем с
учетом положений коллективного договора.
Каких-либо доказательств нарушения трудовых прав истца со стороны
работодателя, выразившихся в дискриминации при определении размера премий,
А.В.Ф. в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представлено, а судом не установлено.
Судебная коллегия пришла к выводу, что данные выводы суда первой
инстанции
являются
правильными,
мотивированными,
подтвержденными
имеющимися в деле доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку.
Однако судебная коллегия посчитала несоответствующим обстоятельствам
дела вывод суда о необходимости возложения на ФГБУ «У«С-хоз» в лице
21
СОК обязанности произвести начисление и выплату А.В.Ф. премии ко Дню
работника сельского хозяйства.
Приказом директора ФГБУ«У«С-хоз» от 03.10.2014 г. директор СОК
премирован ко Дню работников сельского хозяйства. Кроме того, в данном приказе
указано на то, что директор филиала премирует особо отличившихся работников.
Приказом директора филиала ФГБУ «У«С-хоз» «СОК» № 162 сотрудники
филиала, в число которых истец не вошел, были премированы ко Дню работников
сельского хозяйства. При этом согласно штатному расписанию в филиале 108,5
единиц, однако в приказе о премировании от 08.10.2014 г. поименованы только 26
работников.
Учитывая изложенное, судебная коллегия пришла к выводу о том, что
выплата данной премии является правом, а не обязанностью работодателя, оснований
для возложения на работодателя обязанности по начислению истцу премии ко Дню
работников сельского хозяйства не имеется. Так как нарушения трудовых прав истца
отсутствуют, оснований для взыскания в его пользу компенсации морального вреда
не имеется.
На основании изложенного, судебная коллегия решение Пугачевского
районного суда Саратовской области в части удовлетворения заявленных А.В.Ф.
требований отменила с принятием нового решения, которым отказала в
удовлетворении иска о возложении на филиал ФГБУ «У«С-хоз» «СОК» обязанности
произвести начисление и выплату А.В.Ф. премии ко Дню работника сельского
хозяйства, взыскании компенсации морального вреда.
Применение гражданского процессуального законодательства
9. Расходы, понесенные потерпевшим по уголовному делу на оплату услуг
адвоката, относятся к процессуальным издержкам и подлежат возмещению по
правилам, предусмотренным ст. 131 УПК РФ. Такие расходы не относятся к
имущественному вреду, причиненному преступлением, в связи с чем вопрос об
их возмещении не подлежит рассмотрению в порядке гражданского
судопроизводства.
С.Т.И. обратилась в суд с заявлением о взыскании процессуальных издержек,
указав, что для защиты её интересов, как потерпевшей по уголовному делу,
возбужденному в отношении З.Д.А. по ч. 1 ст. 264 УК РФ, она обратилась за
правовой помощью к адвокату, за участие которого на предварительном следствии
оплатила 50 000 руб. В связи с применением акта амнистии уголовное дело в
отношении З.Д.А. на стадии предварительного следствия было прекращено. Ссылаясь
на положения ст. ст. 131, 132 УПК РФ, заявитель просила взыскать с З.Д.А.
процессуальные издержки по оплате услуг адвоката, понесенные в ходе производства
по уголовному делу, в размере 50 000 руб.
Определением Волжского районного суда г. Саратова С.Т.И. отказано в
принятии искового заявления о взыскании материального ущерба в связи с
неподсудностью его Волжскому районному суду г. Саратова.
Судебная коллегия не согласилась с определением суда ввиду нарушения при
его вынесении норм процессуального права.
Возвращая С.Т.И. заявление о взыскании процессуальных издержек, судья
разрешил вопрос о возможности принятия искового заявления о взыскании
материального ущерба к производству суда, исходя из положений Гражданского
22
процессуального кодекса РФ, и, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, пришел к
выводу, что данное исковое заявление неподсудно Волжскому районному суду
г. Саратов и должно быть подано в суд по месту жительства ответчика по правилам
ст. 28 ГПК РФ.
Однако из представленного материала следовало, что С.Т.И. обратилась в
Волжский районный суд г. Саратова в порядке ст. ст. 131, 132 УПК РФ о взыскании
процессуальных издержек, понесенных по уголовному делу.
В силу п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового
заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в
порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и
разрешается в ином судебном порядке.
Согласно чч. 1, 2 ст. 131 УПК РФ процессуальными издержками являются
связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за
счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного
судопроизводства. К судебным издержкам отнесены суммы, выплачиваемые
потерпевшему на покрытие расходов, связанных с выплатой вознаграждения
представителю потерпевшего.
Частью 3 ст. 42 УПК РФ предусмотрено, что потерпевшему обеспечивается
возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов,
понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде,
включая расходы на представителя, согласно требованиям ст. 131 настоящего
Кодекса.
Исходя из изложенного, расходы, понесенные потерпевшим по уголовному
делу на оплату услуг адвоката, также относятся к процессуальным издержкам и
подлежат возмещению по правилам, предусмотренным ст. 131 УПК РФ. Такие
расходы не относятся к имущественному вреду, причиненному преступлением, в
связи с чем вопрос об их возмещении не подлежит рассмотрению в порядке
гражданского судопроизводства. Исходя из приведенных норм права, возмещение
процессуальных издержек по уголовному делу должно производиться по правилам,
предусмотренным Уголовно-процессуальным кодексом РФ, а не Гражданскопроцессуальным кодексом РФ.
К тому же определением Пугачевского районного суда Саратовской области
от 06.06.2014 г. С.Т.И. отказано в принятии искового заявления в части требований к
З.Л.А. о взыскании убытков по оплате услуг адвоката на предварительном следствии.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции, необоснованно ссылаясь на
положения п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, пришел к выводу о возвращении искового
заявления в связи с неподсудностью его Волжскому районному суду г. Саратова,
поскольку вопрос о возмещении расходов С.Т.И., как потерпевшей по уголовному
делу, подлежит рассмотрению в порядке уголовного судопроизводства.
10. Согласно ч. 2 ст. 96 ГПК РФ в случае, если вызов свидетелей,
назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия,
подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие
расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета.
П.В.М. обратился в суд с исковыми требованиями к Ч.Е.Е. о взыскании
стоимости улучшений, в обоснование которых ссылался на то, что являясь членом
СНТ «Э» пользовался земельным участком № 91, на котором пробурил скважину для
пользования водой, оборудовал погреб, возвел фундамент и цоколь для дачного
домика. После выхода его из членов СНТ спорный земельный участок передан в
23
пользование Ч.Е.Е. Полагая, что в пользование Ч.Е.Е. перешли также возведенные им
неотделимые улучшения в виде скважины, погреба и фундамента дачного домика с
цоколем, просил взыскать с ответчика их стоимость.
Решением Волжского районного суда г. Саратова требования П.В.М. о
взыскании стоимости улучшений оставлены без удовлетворения; с П.В.М. в пользу
ООО «НИЛСЭ» взыскана стоимость судебной экспертизы в размере 12 478 руб.
Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции,
судебная коллегия не согласилась с выводами суда в части распределения судебных
расходов.
Судебная коллегия, с учетом положений ст. 1102 ГК РФ и правильной оценки
доказательств по делу, согласилась с выводами суда первой инстанции, что при
рассмотрении дела Ч.Е.Е., исходя из предмета и основания заявленных требований,
не представлены доказательства нарушений его прав со стороны ответчика.
Учитывая характер заявленных истцом требований и отсутствие сведений о
стоимости спорных объектов, суд первой инстанции, исходя из положений
ст. 79 ГПК РФ, пришел к выводу о том, что для разрешения спора необходимо
назначение экспертизы.
Вместе с тем, разрешая вопрос о взыскании с истца судебных расходов по
производству экспертизы, суд указал на то, что оплата проведения строительнотехнической экспертизы была возложена на истца, а поскольку истец денежные
средства за производство экспертизы не внес, а в удовлетворении заявленных
исковых требований ему было отказано, то данные расходы подлежат взысканию с
истца в пользу экспертного учреждения.
Между тем согласно чч. 1, 2 ст. 96 ГПК РФ денежные суммы, подлежащие
выплате свидетелям, экспертам и специалистам, или другие связанные с
рассмотрением дела расходы, признанные судом необходимыми, предварительно
вносятся на счет, открытый в порядке, установленном бюджетным законодательством
Российской Федерации, соответственно Верховному Суду РФ, верховному суду
республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду
автономной области, суду автономного округа, окружному (флотскому) военному
суду, управлению (отделу) Судебного департамента в субъекте Российской
Федерации, а также органу, осуществляющему организационное обеспечение
деятельности мировых судей, стороной, заявившей соответствующую просьбу; в
случае, если указанная просьба заявлена обеими сторонами, требуемые суммы
вносятся сторонами в равных частях. В случае, если вызов свидетелей, назначение
экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате,
осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет
средств федерального бюджета.
Возлагая обязанность по оплате расходов, связанных с проведением судебной
экспертизы на истца, суд исходил из того, что данные расходы были возложены на
лицо, участвующее в деле, со стороны экспертного учреждения экспертиза проведена,
заключение составлено.
В силу подп. 20.1 п. 1 ст. 6 Федерального закона от 08.01.1998 г. № 7-ФЗ
«О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации» Судебный
департамент финансирует возмещение издержек по делам, рассматриваемым судами
и мировыми судьями, которые относятся на счет федерального бюджета.
Управление (отдел) Судебного департамента в субъекте Российской
Федерации является органом Судебного департамента (п. 1 ст. 13 Федерального
24
закона) и осуществляет организационное обеспечение деятельности районных судов,
органов судейского сообщества субъекта Российской Федерации, а также
финансирование мировых судей, в пределах своей компетенции финансирует
районные суды и органы судейского сообщества в субъекте Российской Федерации
(п. 1 ст. 14 Федерального закона).
Из материалов дела следовало, что судебная экспертиза была назначена по
инициативе суда, сторонами такое ходатайство не заявлялось, в определении суд не
мотивировал возложение расходов по оплате экспертизы на истца, из чего следует,
что судом первой инстанции неправомерно возложена на истца обязанность несения
расходов по оплате экспертизы.
На основании изложенного судебная коллегия посчитала необходимым
решение Волжского районного суда г. Саратова в части взыскания в пользу
экспертного учреждения расходов по оплате экспертизы с П.В.М. изменить, возложив
расходы по проведению судебной строительно-технической экспертизы за счет
средств федерального бюджета. В остальной части решение Волжского районного
суда Саратовской области было оставлено без изменения.
11. Главой 7 ГПК РФ, регулирующей, в том числе, вопросы взыскания
расходов по оплате государственной пошлины, а также иных издержек, не
предусмотрено возможности взыскания указанных расходов с нескольких
ответчиков в солидарном порядке.
С.С.Н. обратился в суд с иском к С.А.В., С.Д.А., Р.А.Ю. о взыскании
задолженности, выплаченной по кредиту.
Решением Кировского районного суда г. Саратова исковые требования С.С.Н.
удовлетворены. С С.А.В., С.Д.А., Р.А.Ю. в пользу С.С.Н. в солидарном порядке
взысканы задолженность по кредитному договору, расходы по оплате
государственной пошлины.
Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции,
судебная коллегия не согласилась с выводами суда в части порядка взыскания
государственной пошлины.
В силу ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда,
суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные
расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй ст. 96 настоящего
Кодекса.
В соответствии с п. 2 ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность)
или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или
требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при
неделимости предмета обязательства.
Между тем главой 7 ГПК РФ, регулирующей, в том числе, вопросы взыскания
расходов по оплате государственной пошлины, а также иных издержек, не
предусмотрено возможности взыскания указанных расходов с нескольких ответчиков
в солидарном порядке.
Таким образом, поскольку при распределении судебных расходов солидарная
ответственность не возникает, решение суда первой инстанции в части взыскания с
ответчиков расходов по уплате государственной пошлины в солидарном порядке
было отменено и судебные расходы были распределены в долевом порядке.
12. В соответствии с преамбулой к Закону РФ от 07.02.1992 г. № 2300-I
«О защите прав потребителей» потребителем является гражданин, имеющий
намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или
25
использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных,
домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской
деятельности.
Д.А.А. обратился с иском к ООО «СМ» о расторжении договора куплипродажи портативного педикюрного комплекса между ним и ответчиком, взыскании
уплаченных за данный товар денежных средств, неустойки за нарушение прав
потребителя, компенсации морального вреда, судебных расходов, ссылаясь в
обоснование заявленного на приобретение для личных нужд у ответчика названного
товара, в процессе эксплуатации которого был выявлен недостаток
производственного характера, что явилось поводом к обращению в суд с названным
иском.
Заочным решением Энгельсского районного суда Саратовской области
исковые требования Д.А.А. частично удовлетворены, в его пользу с ответчика
взысканы денежные средства в связи с отказом от исполнения договора куплипродажи, неустойка, компенсация морального вреда, судебные расходы и штраф в
связи с несоблюдением в добровольном порядке требований потребителя.
Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции, указав
следующее.
Как видно из материалов дела, Д.А.А. подано исковое заявление в
Энгельсский районный суд Саратовской области, исходя из правил подсудности,
установленных ч. 7 ст. 29 ГПК РФ.
Согласно ст. ст. 147, 148 ГПК РФ, в толковании, данном в пп. 5, 6
постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 г. № 11 «О подготовке
гражданских дел к судебному разбирательству», под уточнением обстоятельств,
имеющих значение для правильного разрешения дела, следует понимать действия
судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в
основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного
правоотношения и норм материального права, подлежащих применению. При
определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует
руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон
следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных:
предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных
обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела.
Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание
истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим
при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при
разрешении дела.
В соответствии с преамбулой к Закону РФ от 07.02.1992 г. № 2300-I
«О защите прав потребителей» настоящий Закон регулирует отношения,
возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами,
продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает
права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и
безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды,
получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях
(исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту
их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.
При этом потребителем, по смыслу названного Закона, является гражданин,
имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий
26
или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных,
домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской
деятельности.
Определением Энгельсского районного суда Саратовской области от
17.07.2014 г. исковое заявление Д.А.А. к ООО «СМ» принято к производству с
учетом применения к спорным правоотношениям Закона РФ «О защите прав
потребителей».
В ходе судебного разбирательства ответчиком, место нахождения которого
г. Санкт-Петербург, неоднократно заявлялось о нарушении правил подсудности при
принятии искового заявления Д.А.А., не использующего приобретенный товар
исключительно для личных нужд, в том числе, с представлением суду первой
инстанции соответствующих доказательств, а именно, паспорта (руководства по
эксплуатации) педикюрного комплекса «Клер», сертификата соответствия, в которых
указано, что названный комплекс предназначен для выполнения «сухой» техники
педикюра, может применяться в косметическом салоне для обработки ногтей,
мозолей и других операций при маникюре и педикюре.
Отказывая в удовлетворении ходатайства о направлении дела по подсудности,
суд первой инстанции основывал свои выводы на неподтвержденных достоверными
доказательствами доводах истца о приобретении названного товара для личных нужд.
При этом каких-либо доказательств использования названного педикюрного
комплекса в период с 2012 г. по 2014 г. исключительно в личных, семейных,
домашних и иных целях, не связанных с осуществлением предпринимательской
деятельности, с учетом конкретных обстоятельств дела истцом суду первой
инстанции не представлено. Не представлено таких доказательств Д.А.А. и суду
апелляционной
инстанции
вопреки
возражениям
относительно
доводов
апелляционных жалоб.
Судебная коллегия пришла к выводу, что на данные правоотношения
Закон РФ «О защите прав потребителей» не распространяется, и истец имеет
возможность осуществлять защиту своих прав, которые он полагает нарушенными
ввиду продажи ему некачественного товара, исходя из положений ГК РФ, и,
соответственно, путем предъявления иска, исходя из общих правил подсудности,
установленных в ст. 28 ГПК РФ, учитывая, что оснований для применения положений
ст. ст. 29, 32 ГПК РФ по данному делу не имеется.
На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу о нарушении
правил подсудности при рассмотрении настоящего дела, что послужило основанием
для отмены заочного решения Энгельсского районного суда Саратовской области и
для передачи данного гражданского дела на рассмотрение суда по месту нахождения
ответчика.
13. В соответствии с чч. 1, 4 ст. 167 ГПК РФ лица, участвующие в деле,
обязаны известить суд о причинах неявки и представить доказательства
уважительности этих причин. Суд вправе рассмотреть дело в случае неявки
кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте
судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или
суд признает причины их неявки неуважительными.
Гаражный кооператив (ГК) «М-69» обратился с иском к П.В.М. о взыскании
задолженности по уплате членских взносов, указав, что П.В.М. является членом
ГК «Москвич-69» и пользуется гаражом № 372, но имеет задолженность перед
кооперативом по оплате земельного налога, которую истец просил взыскать в свою
27
пользу, а также расходы по оплате государственной пошлины и на оплату услуг
представителя.
Заочным решением мирового судьи судебного участка № 2 Кировского
района г. Саратова, оставленным без изменения апелляционным определением
Кировского районного суда г. Саратова, требования кооператива удовлетворены.
Президиум Саратовского областного суда, отменяя апелляционное
определение по данному делу, указал следующее.
Согласно ч. 1 ст. 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции извещает лиц,
участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы, представления в
апелляционном порядке.
В соответствии с чч. 1, 4 ст. 167 ГПК РФ лица, участвующие в деле, обязаны
известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих
причин. Суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих
в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не
представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки
неуважительными.
Из материалов дела следовало, что до рассмотрения дела в суде
апелляционной инстанции, назначенного на 02.10.2014 г., П.В.М. было заявлено
ходатайство об отложении судебного заседания в связи с нахождением ее
представителя - П.В.Е. в санаторно-курортном учреждении с 30.09.2014 г. по
20.10.2014 г. В подтверждение ходатайства суду представлена копия уведомления о
предоставлении П.В.Е. путевки в санаторно-курортное учреждение на срок с
30.09.2014 г. по 20.10.2014 г.
Обсудив заявленное ходатайство в судебном заседании 02.10.2014 г., суд
апелляционной инстанции ходатайство П.В.М. удовлетворил, отложив судебное
заседание на 11 час. 00 мин. 13.10.2014 г.
13.10.2014 г. ввиду неявки ответчика и представителя судебное заседание
было вновь отложено на 17 час. 00 мин. 16.10.2014 г.
16.10.2014 г. дело рассмотрено в отсутствие П.В.М. и ее представителя П.В.Е.
с указанием на то, что причины неявки указанных лиц суду неизвестны.
Таким образом, суд второй инстанции, удовлетворив ходатайство П.В.М. об
отложении рассмотрения дела в связи с нахождением ее представителя в санаторнокурортном учреждении, дважды произвел отложение дела без учета даты нахождения
представителя в санатории и рассмотрел дело в отсутствие ответчика и ее
представителя, что сделало невозможным реализацию П.В.М. ее процессуальных
прав, привело к нарушению принципа равенства и состязательности сторон и
свидетельствует о существенном нарушении норм процессуального права.
С учетом изложенного президиум областного суда посчитал, что
апелляционное определение Кировского районного суда г. Саратова при таких
обстоятельствах нельзя признать законным и оно подлежит отмене с направлением
дела на новое апелляционное рассмотрение.
Судебная коллегия по гражданским делам
Саратовского областного суда
Март 2015 г.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа