close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Рассказ «БОСИКОМ»
Некоторые люди идут по жизни босиком
и чувствуют все камешки под своими ногами. Не обижайте их
Синий, красный, белый, жёлтый, фиолетовый, оранжевый, зелёный, розовый, голубой – как повашему, который лишний? Лиза считала, что белый, потому что он никакой. Бесцветный.
Подняв глаза к послушно плывущим за ленточками в её руке воздушным шарам, девушка думала о
том, почему из всех ей не нравится именно он – белый шарик. Ещё окончательно не определившийся, он в
общем-то при незначительном человеческом усилии может стать каким угодно – оранжевым, ну или
фиолетовым, к примеру. Забавно.
Задумавшись, Лиза не обратила внимания на стоявший возле подъезда большой джип. Багажник
машины был открыт. Хозяин стоял тут же, наполовину скрывшись внутри, и доставал картонные коробки,
заполненные до верха всевозможной мелочью – бумаги, книги, из одной даже торчали колонки от
компьютера. Несколько таких коробок уже расположились рядом на земле.
У хозяина джипа громко зазвонил телефон. Лиза вздрогнула, повернула голову в его сторону и тут
же споткнулась о стоявшие на асфальте вещи. Вскрикнув, начала падать. Рука со связкой ленточек,
удерживавших воздушные шарики у земли, инстинктивно разжалась – и всё разноцветное облако полетело
в небо. Молодой человек у машины обернулся и, отключив телефон, поспешил девушке на помощь.
- Ты сильно ушиблась? – Спросил он, помогая Лизе подняться на ноги. – Прости, я не успел занести
вещи в подъезд. Переезжаю. Мебель перевёз в начале недели, а сегодня решил разобраться со всем
остальным. С ногой всё в порядке? – заметив, как девушка потирает ушибленное колено, поинтересовался
он.
Лиза ничего не ответила, только подняла вверх глаза и ещё раз посмотрела на медленно летевшие
шары. Она поняла, почему именно белый. Потому что у него нет своего цвета, нет своей идеи и
содержания. Опустила взгляд на молодого человека. Он выжидательно на неё смотрел, потом улыбнулся: С днём рождения!
- Спасибо. Только мой день рождения 11 ноября.
- Прости. Ты шла с шарами, вот я и подумал, что тебе их подарили на праздник, – он замолчал.
Какая странная девушка. Яркое васильковое платье, такого же цвета ботинки на шнурках, жёлтый плащ.
Зелёные глаза и медные волосы. И ещё эти шары без повода.
- А-а-а… нет. Я просто ходила гулять. А чтобы не грустить, купила воздушные шары. Никто не
может грустить, когда у него есть воздушный шарик.
Он молча смотрел на Лизу. Ещё более странная, чем показалось сначала. Такое ощущение, что не от
мира сего. И слова про шарик – это ведь, кажется, из какой-то сказки. Сколько ей лет? На вид не меньше
восемнадцати. - Ну ладно. У тебя всё хорошо? Ногу не повредила? – Спросил он.
Лиза улыбнулась: - Всё в порядке, спасибо.
- Отлично, – ответная улыбка сама по себе возникла на губах. – Тогда я пошёл. Пока. И молодой
человек вернулся к машине. А Лиза поднялась по ступенькам, открыла дверь и зашла в подъезд.

Цитата из сказки Алана А. Милна «Вини Пух и Все-Все-Все» (примечание автора).
Войдя в квартиру, девушка отправилась на поиски кота. Беглец лежал на своём излюбленном месте
в ванной – в тазу около батареи. Такую кличку кот получил за то, что пару раз пытался сбежать на улицу и
был пойман в самый последний момент. - Беглец, кис-кис-кис, пойдём на кухню, я тебя покормлю.
Погладив и накормив Беглеца, Лиза включила телевизор и принялась готовить себе ужин. Смешала
муку и кефир, добавила по щепотке соли и сахара, немного соды, яйцо. Всё тщательно размешала, чтобы
не было комочков. Такая несложная работа здорово отвлекала, к тому же Лиза любила готовить – в семье
именно она была хозяйкой на кухне. Поставив греться сковороду, набрала воды в чайник, включила.
Пожарила оладьи и решила позвонить отцу. Несколько дней назад он уехал в Эстонию к своим партнёрам.
- Привет, Лисёнок! – Раздался в трубке знакомый голос. Отец с самого детства назвал её так из-за
рыжих волос.
- Привет, пап.
- Как дела? Не скучаешь там без меня?
- Всё хорошо, хожу на пары, гуляю… - Лиза попыталась придумать, что ещё можно сказать, и очень
удачно вспомнила про недавнюю историю с падением, - знакомлюсь с новыми людьми…
- Правда?
- Да. А как ты?
- Отлично. Уже ездили на завод, смотрели оборудование. Думаю, будем закупать такое же.
- Ты вернёшься в субботу?
- Надеюсь, да. Не скучай.
- Буду стараться. Пока, пап.
В телепрограмме ничего интересного не оказалось. Поэтому после ужина Лиза включила музыку и
достала учебники.
Возвращаясь с пар на следующий день, Лиза решила посидеть послушать музыку на детской
площадке возле дома. Мельком глянув на то место, где вчера упала, девушка направилась прямо к
качелям.
Около семи часов вечера Дима приехал домой. День выдался насыщенный и весьма продуктивный.
Выходя из машины, обернулся на детский крик на площадке рядом с домом и увидел вчерашнюю
девушку. Сегодня без шариков, и выглядит не так странно. Только грустная. Хотя одета всё так же ярко,
но не вульгарно и не вызывающе. Просто необычно. Можно попробовать загладить вину, она ведь всётаки из-за него упала. Ну и из-за себя, конечно. Но дела это не меняет. Подошёл. Девушка вздрогнула и
подняла глаза. Узнала. Вынула наушники.
- Привет. Мы так вчера и не познакомились. Меня зовут Дима.
- Привет. Лиза, – указывая на себя, ответила она. Дима сел на скамейку рядом с качелями.
- Признайся, у тебя вчера был какой-то праздник?
- Нет. Тебе кажется странным, что я шла со связкой шаров без повода, – Лиза не спрашивала.
- Любому нормальному человеку это показалось бы странным.
- А я не знаю, как нормально и правильно. Живу, как чувствую. Разве вообще хоть кто-нибудь
знает, как правильно? Для каждого правильно – по-своему.
- Но так ты привлекаешь внимание. Как будто у тебя не всё в порядке, - он показал на её яркую
одежду. - Сколько тебе лет?
- Двадцать.
- А говоришь, как подросток.
- Нет. Говорю то, что думаю. А ты к этому не привык. Допрос окончен?
- Я в общем-то не хотел с тобой спорить и устраивать допрос. Прости. Выходит так, что я
постоянно делаю что-то не то и прошу у тебя прощения, – Дима замолчал и подумал о том, не лучше ли
прямо сейчас всё прекратить и уйти домой. Лиза выглядела задумчивой. И, наверно, ещё более грустной,
чем была до его появления. – Хотел в качестве компенсации за вчерашнее пригласить тебя на кофе. И ещё
у меня есть домашнее печенье, очень вкусное.
- Хорошо, пойдём. Только я не пью кофе.
- Есть чай в пакетиках.
- Подойдёт.
Они поднялись на лифте на десятый этаж.
- У тебя, наверно, хороший вид из окна? – Заходя в квартиру, спросила Лиза.
- Да, вид что надо. Предыдущие хозяева застеклили балкон от пола до потолка. Уже представляю,
как буду садиться там с ноутбуком – работать, пить кофе и смотреть на закат.
В квартире был беспорядок – по полу расставлены коробки, на столе - ноутбук, кипа бумаг,
несколько книг. Заметно, что хозяева только переехали и не успели найти всем вещам своё законное место.
- А чем ты занимаешься? – Повернулась Лиза к молодому человеку.
- У меня своя фирма. Информационные технологии, администрирование… не знаю, знакомо ли
тебе это.
- То есть ты программист?
- В общем да.
- Ну и как, это прибыльное дело? Или ты работаешь для удовольствия?
- И то, и другое. А ты разбираешься в бизнесе?
- Не особенно. А что знаю – от отца. У него своя компания. Я учусь в университете на психолога, –
они прошли в кухню. Лиза села за стол. Дима молчал. – Как будто могло быть по-другому, думаешь ты
сейчас, да? Дима замялся. Не совсем те слова, но суть она ухватила верно.
- Просто ты немного… необычная, - выдавил он из себя.
- У всех свои странности – свои воздушные шарики… - Лиза помолчала. - И не смотри на меня так.
У тебя они тоже есть.
- Правда? И какие же?
- Пока я не могу сказать. Не настолько хорошо тебя знаю.
Поставив чайник, он достал из холодильника коробку с печеньем.
- Это мама пекла. Она любит готовить и частенько привозит что-нибудь вкусное. До сих пор
считает, что сам я плохо справляюсь с хозяйством.
Чай пили молча. А потом Лиза собралась уходить.
- Спасибо за всё. Мама у тебя молодец. А мне пора домой.
- Пожалуйста. Лиза, постой, – Уже у двери девушка обернулась. – Прости, если я тебя обидел.
- Всё нормально, не бери в голову. Провожать не нужно, дверь я захлопну. Пока.
Несколько дней для Лизы прошли спокойно. Пары в институте, уборка, готовка, занятия дома.
Подруг у неё почти не было. В школе она дружила с девочкой по имени Таня, но та поступила в институт
и перебралась жить в Москву. С одногруппниками не нашлось общих интересов, поэтому в университете
Лиза только училась. Да и дома много времени отдавала занятиям. Потому что у неё была цель.
В субботу утром Дима встал рано. Он вообще любил работать с утра, когда все ещё спят и никто не
тревожит звонками и разговорами. Устроившись за столом на балконе, пил кофе и просматривал
пришедшую вчера почту, периодически бросая взгляд на улицу. Внезапно его внимание привлёк шедший
по улице человек со связкой разноцветных шаров. Девушка. Лица с такой высоты, конечно, не разобрать.
Но кто это ещё может быть?
Быстро одевшись, Дима спустился на лифте вниз, выбежал на улицу и догнал Лизу. Благо, шла она
медленно, погрузившись в собственные мысли.
- Никто не может грустить, если у него есть воздушный шарик. А у тебя их куча. Но ты грустишь, –
Лиза повернула к нему лицо. В солнечных лучах на нём были видны веснушки.
- Откуда ты знаешь?
- Это просто наблюдение. И ещё ты сама сказала, что покупаешь шары, чтобы не было грустно.
- Так и есть, – Лиза отвернулась и снова погрузилась в себя. Они прошли целый квартал. Потом
Дима спросил: - Почему ты решила стать психологом?
- Хочу помогать беременным женщинам, - не задумываясь, ответила девушка.
- Зачем тебе это?
- Может, я альтруист.
- Может. Но я не верю, что всё так просто. Так – на ходу – Лиза и рассказала ему свою историю.
- Я живу с отцом, а мама бросила нас, когда мне не было и года. Во время первой беременности у
неё случился выкидыш. Это должен был быть мой старший брат. Но… После потери ребёнка у них с
отцом разладились отношения. Он всё так же её любил, а вот что чувствовала она, не знаю. Но
подумывала о разводе. В итоге родители решили, что исправить всё может только появление другого
ребёнка. Через какое-то время мама снова забеременела – мной. Но отца сильнее любить всё равно не
стала. Она, видимо, вообще его больше не любила. А через полгода после родов уехала.
В детстве я часто спрашивала у папы, почему она с нами не живёт и даже не приезжает в гости.
Когда мне было 12 лет, от мамы пришло письмо, в котором она всё объясняла. С тех пор я больше никогда
не задавала вопросов о ней. А ещё с того письма я мечтаю о старшем брате, – Лиза подняла глаза на Диму.
– Таком как ты. После знакомства с тобой я стала представлять, какой была бы наша жизнь, если бы
двадцать три года назад всё сложилось по-другому. Это неправильно, да?
- Я не знаю… - Дима чувствовал себя неуверенно. Задавая вопрос, он даже не задумывался о том,
что правда может быть такой. Теперь ему показалось понятным, почему Лиза настолько отличается от
других. У неё есть своя душевная рана, которую никогда не лечили. Почему сломанную руку лечат,
кашель лечат, а душу – нет? Ей приходится бороться самой. То же самое бывает у многих, когда
разводятся родители. Со временем они перерастают. И она тоже перерастёт. Но вот сейчас – в данный
момент – ей плохо. Отец всё время занят, друзей, видимо, нет – поэтому она и мечтает о брате. Ему
никогда не приходилось дружить с девушками. Не встречаться, а именно дружить. Но в общем-то можно и
попробовать.
Так они стали друзьями. Виделись не очень часто, но раз в неделю – обязательно. Со временем
Дима понял, что Лиза грустит не всегда. И вообще она оказалась общительной и забавной. Из поездки
вернулся отец, отчего девушка стала спокойнее и веселее. Только долгое одиночество выводило её из
равновесия. Когда однажды вечером они собрались за столом у него на балконе: он – с ноутбуком, она – с
учебником, - Дима озвучил это своё наблюдение. На что Лиза ответила:
- Одиночество делает людей философами. А это вредно для здоровья.
Он никогда об этом не задумывался и понял, что она, наверно, права. У него есть родители, брат,
много друзей. Поэтому он и не ощущал себя одиноким. Хотя, может быть, дело ещё и в том, что мозг у
мужчин устроен как-то по-другому, не как у женщин.
Обычно Дима не лез в личную жизнь людей, даже самых близких. Но на правах старшего брата в
тот же вечер задал Лизе вопрос о том, почему у неё нет парня.
- Наверно, потому, что я не умею притягивать к себе людей. Я неосознанно и неумышленно их
отталкиваю. Ты ведь тоже, когда увидел меня в первый раз, подумал о том, какая же я странная.
- Откуда ты знаешь? – Было как-то неловко оттого, что Лиза всё поняла.
- Я неплохо разбираюсь в людях. И это не потому, что учусь на факультете психологии, – состроила
она Диме гримасу. - Просто я привыкла анализировать всё, что вижу.
- А что ты можешь сказать обо мне?
- Обещай, что не обидишься, - Лиза посмотрела прямо ему в глаза.
- Всё настолько плохо?
- Нет. Ты не плохой. Просто ещё не определился с жизнью.
- Хм. А что ты? – Может, она и права…
- Я как все – наслоение страхов и надежд. А где-то посредине между ними – реальность. Со своими
трудностями борюсь, как умею. И я мечтаю познакомиться с мамой. Не успокоюсь, пока этого не сделаю.
Дима внимательно посмотрел на девушку. В такие моменты ему казалось, что Лиза намного
взрослее его.
Прошли весна и лето, наступила осень. Лиза всё так же босиком шла по жизни – хотела узнать
правду и посмотреть в глаза своей матери. Боялась этого. И снова хотела. Грустила в одиночестве и
радовалась отцу и Диме. Мечтала не допустить того, что произошло с ней, в жизни других детей. В общем
просто жила. Как и все: от страхов к мечтам. И снова через страхи к надеждам.
Дима много работал, встречался с друзьями, в сентябре занимался дайвингом в Хорватии. Но
чувствовал на себе ответственность за хрупкую и ранимую Лизу. За свою «сестрёнку».
А 11 ноября – в день её рождения – Дима вдруг понял, что игры закончились. Встал утром,
выглянул в окно. Серо. И белый снег неспешно опускается на застывший асфальт. В этом снежном царстве
не хватает Лизы с её разноцветными воздушными шарами. Ему теперь часто её не хватает, даже когда она
рядом. Только как ей сказать об этом?
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа