close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...на сайте Верховный Суд Республики Казахстан (http

код для вставкиСкачать
Опубликовано на сайте Верховный Суд Республики Казахстан (http://sud.gov.kz)
Главная > Айгуль Кыдырбаева, судья Верховного Суда РК «По процедуре реабилитации или банкротства» // «Юридическая
газета», 10.12.2014 г.
Айгуль Кыдырбаева, судья Верховного Суда РК «По
процедуре реабилитации или банкротства» //
«Юридическая газета», 10.12.2014 г.
СМИ о нас
Законом РК «О реабилитации и банкротстве» от 7 марта 2014 года существенно изменены
порядок рассмотрения судом дел о реабилитации и банкротстве, критерии определения
неплатежеспособности должника, расширен понятийный аппарат закона.
Закон вводит новое понятие «администратор», включающее в себя временного
администратора, банкротного, реабилитационного и временного управляющего. Назначение
(отстранение) временного администратора и временного управляющего, продление сроков
реабилитации и банкротства возложено на суд.
Предусмотрено обязательное осуществление временным управляющим сбора сведений о
финансовом состоянии должника и предоставлении их в суд на стадии рассмотрения в суде
дела о банкротстве; обязательное предоставление временным администратором в суд
заключения об эффективности (неэффективности) плана реабилитации (приказом министра
финансов РК №203 от 30 апреля 2014 года утверждена типовая форма заключения временного
администратора об эффективности (неэффективности) плана реабилитации).
Не допуская ошибок Ст. 128 определено, что закон вводится в действие по истечении десяти календарных
дней после дня его первого официального опубликования. Других переходных положений закон не содержит.
Поэтому возникает множество вопросов по применению норм нового закона, вступившего в действие 26 марта 2014
г.
Согласно ст. 4 Гражданского кодекса, ст. 37 Закона РК «О нормативных правовых актах»
нормативные правовые акты применяются к отношениям, возникшим после введения их в
действие.
Процедуры, регламентированные законодательством о банкротстве, являются длящимися, на
каждом их этапе постоянно возникают новые правоотношения между участниками
реабилитационного и конкурсного производства.
С учетом изложенного нормы нового закона должны быть применены только по делам,
поступившим в суды после 26 марта 2014 года, а по делам, поступившим в суды до этой даты в
отношении действий (продления сроков, составления и согласования заключительного отчета
и т.д.), совершаемыми реабилитационными и конкурсными управляющими в процессе
процедуры реабилитации или банкротства.
Такое письмо рекомендательного характера было направлено во все местные суды. Однако
при рассмотрении дел данной категории продолжают допускаться ошибки.
Так, постановлением надзорной судебной коллегии были отменены судебные акты судов
Северо-Казахстанской области, которыми было отказано в удовлетворении заявления о
продлении срока конкурсного производства.
Местные суды, отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о
продлении срока проведения процедуры банкротства, исходили из истечения срока
конкурсного производства и необоснованного обращения с названным заявлением в суд. Суды
указали, что в силу п. 1 ст. 65 Закона РК «О банкротстве» от 21 января 1997 года (далее Закон «О банкротстве»), продление срока конкурсного производства относится к компетенции
уполномоченного органа, а не суда.
Вместе с тем при рассмотрении дела суды обязаны были принять во внимание, что после 26
марта 2014 года заявления о продлении срока процедуры банкротства рассматривают суды.
Отказ суда в продлении сроков конкурсного производства повлек бы прекращение всех прав и
полномочий конкурсного управляющего. Все действия по признанию сделок
недействительными, выселению, по пресечению недобросовестных действий должника,
направленных на уклонение от погашения задолженности, оказались бы безрезультатными
при наличии реальной возможности погашения задолженности за счет имеющегося
имущества.
При вынесении решения суды обязаны были разрешить спор, исходя из критерия
справедливости и разумности, предусмотренного ч. 6 ст. 6 ГПК.
Обоснованная оценка состоятельности Анализ возбужденных надзорных производств за 20132014 годы, рассмотренных надзорной судебной коллегией по гражданским и
административным делам Верховного Суда РК показывает, что основная причина отмены
судебных актов местных судов - это неправильное применение норм материального и
процессуального права, а также неправильная юридическая оценка доказательств.
В нарушение требований п. 15 Нормативного постановления Верховного Суда РК от 28 апреля
2000 года «О некоторых вопросах применения судами Республики Казахстан законодательства
о банкротстве» решения судов о признании должника банкротом не содержат сведений о
фактическом финансовом состоянии должника, а также обоснованную оценку состоятельности
должника по существу.
Так, надзорной коллегией с вынесением нового решения рассмотрено гражданское дело по
заявлению Налогового комитета о признании ИП «Ж» банкротом. Из материалов дела следует,
что заявление кредитора о признании ИП «Ж» банкротом мотивировано невозможностью
длительное время погасить кредиторскую задолженность по налогам на имущество и
земельный налог в сумме 643 391,35 тенге. Сумма задолженности сложилась в результате
начислений по декларациям.
Местные суды, удовлетворяя заявление о признании должника банкротом, исходили из
отсутствия у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме
ввиду его несостоятельности. Вместе с тем указанные выводы не основаны на законе и
противоречат фактическим обстоятельствам дела.
Согласно п. 1 ст. 4 Закона РК «О банкротстве» основанием для обращения кредитора с
заявлением в суд о признании должника банкротом является неплатежеспособность
должника.
П. 7 ст. 3 закона установлено, что основанием для объявления должника банкротом в
судебном порядке является его несостоятельность, которая определена п.п. 10) ст. 1 закона
как установленная судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить
требования кредиторов по денежным обязательствам, произвести расчеты по оплате труда с
лицами, работающими по трудовому договору, обеспечить уплату налогов и других
обязательных платежей в бюджет, социальных отчислений в Государственный фонд
социального страхования, а также обязательных пенсионных взносов.
Несостоятельность ИП «Ж» не была подтверждена объективными сведениями. В материалах
гражданского дела имелись лишь справки об отсутствии денежных средств на банковских
счетах, транспортных средств и сельскохозяйственной техники, зарегистрированной за
должником.
Между тем одним из доказательств платежеспособности должника было наличие
принадлежащего ему имущества: мини-рынка, находящегося в залоге у Банка и земельного
участка.
Сумма задолженности, послужившая основанием для предъявления заявления о признании
банкротом, и рыночная стоимость имеющейся у ответчика недвижимости были несоизмеримы.
Доводы основного кредитора банка, что признание должника банкротом повлечет административные расходы, которые покроются за счет имущества должника вне очереди, и тем самым
уменьшится сумма погашения задолженности перед ним, залоговым кредитором, что
соответственно, нарушит его права, надзорная коллегия признала обоснованными.
Аналогично надзорной коллегией были отменены по ходатайствам банков второго уровня
судебные акты местных судов с принятием нового решения об отказе в удовлетворении
заявлений о признании банкротом в отношении нескольких ИП.
Следует отметить, что по названным делам обязательства индивидуальных
предпринимателей, кроме того, были обеспечены залоговым имуществом вещных
поручителей, и признание банкротом ИП уводило их от ответственности перед банками
второго уровня по залоговым обязательствам.
О признании банкротом.
Характерной особенностью дел данной категории является то, что при наличии миллионных
задолженностей перед банками по кредитным договорам, обеспеченных гарантиями,
залогами, кредиторы, должники предъявляют требования о признании банкротом по
сравнительно незначительным суммам задолженности, и суды неосновательно удовлетворяют
требования о признании этих лиц банкротами.
Судами весь перечень документов, указанный в Законе «О банкротстве», не истребуется и,
соответственно, не исследуется. Так, в деле о признании банкротом ТОО «А» отсутствует
финансовая отчетность должника за три последних года, и на момент подачи заявления
налоговая отчетность представлена только за третий квартал 2013 года.
В отзыве должник привел перечень кредиторов (всего 13), задолженность перед которыми
составляла общую сумму 201 449 182 тенге, из них перед ТОО «Б» 200 000 000 тенге.
Также должник указал на наличие в его собственности здания с земельным участком,
балансовая стоимость которых составляла 63 021 188 тенге. Суд ограничился данными
сведениями, без исследования вопреки требованиям закона вопроса о рыночной стоимости
указанного имущества должника. В ходе конкурсного производства оно реализовано за
202 000 000 тенге.
Банк, ссылаясь на проведение самим должником неоднократно оценки стоимости имущества,
утверждает, что его реальная стоимость значительно превышает как размер его
задолженности перед кредиторами, так и сумму его реализации конкурсным управляющим.
Согласно оценке Банка стоимость указанного залогового имущества составляет 832 331 364
тенге.
Судом ТОО «А» признано банкротом только на основании задолженности по неустойке, при
полном исполнении должником обязательства по погашению основного долга в рамках
заключенного между ним и заявителем гражданско-правового договора. Это противоречит
положениям нормы о том, что сумма требований кредитора при подаче заявления
определяется исходя из суммы денежных обязательств, без учета санкций за их неисполнение
– штрафа, пени, убытков.
При указанных обстоятельствах надзорная судебная коллегия пришла к выводу, что местными
судами заявление ТОО «Б» о признании ТОО «А» банкротом удовлетворено неправомерно,
несостоятельность должника не установлена.
Примером неправильного определения критерия неплатежеспособности и, как следствие
этого, необоснованного вынесения решения о банкротстве является дело в отношении ИП «Г».
Из дела следует, что требования кредитора, обратившегося в суд с заявлением о признании
ИП «Г» банкротом, составили 240 593 тенге, что менее 300 месячных расчетных показателей.
Более того, конкурсным управляющим за 3 832 000 тенге продана с торгов принадлежащая ИП
трехкомнатная квартира с оценочной стоимостью 6 652 000 тенге. Из указанных средств на
удовлетворение требований кредиторов направлено - 293 511 тенге, на погашение
административных расходов - 1 906 315 тенге, соответственно остаток средств, подлежащих
выплате, составил 1 866 738 тенге. По делу было допущено неправильное применение норм
материального права, надзорная судебная коллегия судебный акт отменила с вынесением
нового решения об отказе в удовлетворении заявления.
Определяя очередность
Конкурсный управляющий не обладает правом преимущественного перед кредиторами
соответствующей очереди получения дополнительного вознаграждения за счет средств,
подлежащих выплате кредиторам соответствующей очереди.
За 2013-2014 годы в отношении необоснованного установления дополнительных
вознаграждений конкурсному управляющему надзорной коллегией были отменены судебные
акты по четырем делам. При этом надзорная коллегия исходила из следующего.
В соответствии с требованиями ст. 75 Закона «О банкротстве» определена очередность
распределения конкурсной массы, согласно которой административные расходы покрываются
вне очереди, затем погашаются требования кредиторов первой - пятой очередей.
Согласно п.п. 4 ст. 1 закона административные расходы включают все расходы, связанные с
инициированием и проведением процедур банкротства, включая затраты по оплате услуг
привлекаемых специализированных организаций, суммы текущих выплат конкурсному
управляющему.
Дополнительное вознаграждение конкурсного управляющего не включается в состав
административных расходов, которые возмещаются из конкурсной массы до удовлетворения
требований кредиторов соответствующей очереди.
Эти положения, закрепленные в п. 1 ст. 75 закона, направлены на обеспечение полного
возмещения произведенных в конкурсном производстве административных расходов. В состав
административных расходов включается ежемесячное вознаграждение конкурсного
управляющего.
Конкурсный управляющий не обладает правом преимущественного перед кредиторами
соответствующей очереди получения дополнительного вознаграждения за счет средств,
подлежащих выплате кредиторам соответствующей очереди.
Несмотря на то, что комитет кредиторов предусматривает выплату конкурсному
управляющему дополнительного вознаграждения в процентном отношении от средств,
направленных на удовлетворение требований кредиторов соответствующей очереди, такое
решение не соответствует содержанию п.п. 2) п. 2 ст. 69 закона.
Использованное законодателем в данной норме выражение «от средств, направленных на
удовлетворение требований кредиторов» означает, что дополнительное вознаграждение
может быть выплачено конкурсному управляющему в предусмотренных законом размерах от
общей суммы средств, направленных на удовлетворение требований всех кредиторов. Такое
вознаграждение подлежит выплате по результатам общей деятельности конкурсного
управляющего в конкурсном производстве и за счет имущества, оставшегося после
удовлетворения требований всех кредиторов.
При наличии неудовлетворенных требований кредиторов любой очереди дополнительное
вознаграждение конкурсному управляющему выплате не подлежит.
По процедуре реабилитации.
По применению реабилитационной процедуры местными судами решения в основном
принимаются правильно, но вместе с тем допускаются ошибки и необоснованно применяются
реабилитационные процедуры в отношении лиц, которые подают подобные заявления с целью
ухода от ответственности по обязательствам перед кредиторами. Зачастую в таких заявлениях
приводится перечень мероприятий по восстановлению платежеспособности. Однако
объективные данные, свидетельствующие о реальности их исполнения, в деле отсутствуют.
Проекты, для исполнения которых произведены кредитования, не освоены и не реализованы,
задолженности значительно превышают стоимость всех совокупных активов, имущество
заложено, на банковские счета наложены аресты.
Вместе с тем судам следует исходить из того, что применение реабилитационной процедуры
заключается в восстановлении платежеспособности должника. В п. 3 ст. 4 закона
законодатель указал на необходимость наличия возможности ее восстановления. Согласно
разъяснению, содержащемуся в п. 16 Нормативного постановления Верховного Суда РК № 3 от
28 апреля 2000 года «О некоторых вопросах применения судами Республики Казахстан
законодательства о банкротстве», реабилитационные процедуры могут быть применены судом
только в отношении коммерческих организаций при наличии реальной возможности
восстановления платежеспособности должника.
Исходный URL:
http://sud.gov.kz/rus/massmedia/aygul-kydyrbaeva-sudya-verhovnogo-suda-rk-po-procedure-reabilitacii-ili-bankrotstva
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа