close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

Температура воздуха;pdf

код для вставкиСкачать
Обзоры
© Н.О. Сокольская, И.В. Сливнева, 2013
УДК 616.126.422-073.432.19
Н.О. Сокольская, И.В. Сливнева
ЭХОКАРДИОГРАФИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ
МИТРАЛЬНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ИШЕМИЧЕСКОГО
ГЕНЕЗА
ФГБУ «Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева» (директор – академик РАН
и РАМН Л.А. Бокерия) РАМН, Рублевское шоссе, 135, Москва, 121552, Российская Федерация.
Сокольская Надежда Олеговна, д. м. н., руководитель группы экстренной ультразвуковой
и функциональной диагностики Института коронарной и сосудистой хирургии НЦССХ им. А.Н. Бакулева
РАМН;
Сливнева Инесса Викторовна, к. м. н., н. с., e-mail: [email protected]
Необходимость продолжения исследований патофизиологических концепций, разработки методов
диагностики и новых подходов к лечению ишемической митральной регургитации связана с неблагоприятным прогнозом течения данной патологии. В настоящей статье рассматриваются современные данные с позиции патофизиологии, а также новые методы диагностики ишемической
митральной регургитации.
К л ю ч е в ы е с л о в а : эхокардиография; ишемическая митральная недостаточность; митральный
клапан.
N.O. Sokol'skaya, I.V. Slivneva
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 6, 2013
ECHOCARDIOGRAPHIC CRITERIA FOR EVALUATION
OF ISCHEMIC MITRAL REGURGITATION
38
A.N. Bakoulev Scientific Center for Cardiovascular Surgery of the Russian Academy of Medical Sciences, Rublevskoe
Shosse, 135, Moscow, 121552, Russian Federation.
Sokol'skaya Nadezhda Olegovna, Doctor of Medicine, Ph.D. in Med.Sc., Director of Division of Emergency
Ultrasound and Functional Diagnostics of the Institute of Coronary and Cardiovascular Surgery of A.N. Bakoulev
Scientific Center for Cardiovascular Surgery of the Russian Academy of Medical Sciences;
Slivneva Inessa Viktorovna, MD., Ph.D. in Med.Sc., Research associate, e-mail: [email protected]
The need to continue research of pathophysiological concepts, development of new diagnostic methods and
novel approaches to the treatment of ischemic mitral regurgitation arise from a poor prognosis of this disease.
The present article reviews recent developments in the pathophysiology and management of ischemic mitral
regurgitation.
K e y wo r d s: echocardiography; ischemic mitral regurgitation; mitral valve.
Ишемическая митральная недостаточность различной степени выраженности после перенесенного инфаркта миокарда левого желудочка (ЛЖ) встречается у 50% больных и существенно влияет
на тяжесть состояния пациентов и ухудшает прогноз заболевания [1]. В результате инфаркта по передней стенке ЛЖ
дисфункция митрального клапана (МК)
развивается в 15 % случаев, по задней
стенке – в 40 % случаев [2]. Степень митральной недостаточности зависит от обширности поражения миокарда [3]. Ост-
рая митральная недостаточность по причине разрыва папиллярной мышцы
встречается в 1 % случаев, причем в 5 %
случаев может приводить к летальному
исходу [2].
Причиной появления митральной
недостаточности ишемического генеза
могут служить функциональные нарушения ЛЖ вследствие ремоделирования его
полости и снижения насосной функции,
а также органическая патология клапанного аппарата, связанная с разрывом хорды или папиллярной мышцы.
Тип I
Тип II
Тип IIIa
Тип IIIb
Рис. 1. Функциональная классификация митральной регургитации по Carpentier. Классификация диапазона движения митральной створки:
тип I – движение не ограничено; тип II – чрезмерная подвижность; тип III – рестрикция подвижности
Обзоры
без рестрикции створок [7]. Одним из определяющих факторов в патогенезе ишемической митральной недостаточности является смещение заднемедиальной (асимметричное) либо обеих (симметричное)
папиллярных мышц [8]. В свою очередь,
недостаточность митрального клапана является звеном патологического замкнутого
круга, когда возникшая объемная перегрузка левого желудочка усугубляет его деформацию и, соответственно, еще больше ухудшает запирательную функцию митрального
клапана. Таким образом, определение ишемической митральной недостаточности
в рамках триады Карпантье включает глобальное или локальное нарушение кинетики миокарда ЛЖ, ограничение движения
створки в систолу и/или аннулодилатацию
и смещение створок МК при их макроскопически интактной структуре [7].
Оценка степени тяжести митральной
недостаточности является темой дискуссий,
когда речь идет о митральной недостаточности средних градаций. Немаловажным является вопрос, к какой степени следует отнести регургитацию, если полученные показатели занимают промежуточное положение.
И наиболее актуальный вопрос – одномоментность и этапность хирургического лечения митральной недостаточности при реваскуляризации миокарда, геометрической реконструкции ЛЖ [9].
Несмотря на множество предложенных
методик анализа митральной регургитации,
их использование несогласованно, нередко
заканчивается оценкой «на глаз». Вследствие этого отмечается существенная межи внутриисследовательская разница в ин-
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 6, 2013
Этиология поражения митрального
клапана и функциональные нарушения,
способствующие клапанной некомпетентности, имеют решающее значение для понимания патогенетических основ развития
ишемической митральной регургитации
(МР) [4]. Триада Карпантье, которая базируется на систолическом расположении
створок митрального клапана относительно аннулярной плоскости, является «краеугольным камнем» для оценки митральной
недостаточности [5] (рис. 1). Тип I –
движение створок не ограничено, центральная регургитация, типичная для аннулоэктазии. Тип II – чрезмерная подвижность створки, пролапс створки (створок)
над плоскостью фиброзного кольца. Регургитация приобретает эксцентричный
характер от пролабирующего сегмента.
Встречается при разрыве, удлинении хорд
либо папиллярной мышцы. Тип III – рестрикция подвижности створки: IIIа – как
в систолу, так и в диастолу, IIIб – ограничение подвижности папиллярной мышцы
только в систолу вследствие желудочкового ремоделирования [2, 6].
Этиопатогенетическими причинами
развития ишемической митральной недостаточности являются аннулодилатация,
снижение трансмитрального систолического давления, верхушечная диспозиция
в сочетании с диспозицией задней папиллярной мышцы, а также изменение аннулопапиллярной дистанции. Все вышеперечисленное приводит к снижению мобильности створки и малькоаптации [2].
В условиях базального инфаркта миокарда
может встречаться аннулодилатация МК
39
Обзоры
терпретации полученных данных, недооценка тяжести состояния, позднее оказание адекватной помощи [10]. Безусловно,
правильная оценка выраженности регургитации способствует выбору стратегии
лечения и метода хирургического вмешательства, улучшению результатов лечения
у больных с осложненными формами ишемической болезни сердца и сопутствующей митральной недостаточностью.
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 6, 2013
Эхокардиографическая оценка
морфологии митрального клапана
40
В зарубежной литературе механизм
возникновения ишемической митральной
недостаточности описывается как увеличение тетеринга (thethering в переводе
с английского – натяжение, смещение)
папиллярных мышц, ограничивающего
мобильность створок МК в систолу вследствие негативного ремоделирования полости ЛЖ. Существует три вектора смещения клапанного аппарата: в среднебоковом, заднем и апикальном направлениях.
По некоторым данным, папиллярная
мышца дислоцируется в среднебоковом
и заднем направлениях [11]. Среднебоковое смещение папиллярных мышц может
в равной степени влиять на тетеринг передней и задней створок, заднее смещение
оказывает различное влияние на каждую
створку. Заднее смещение папиллярных
мышц может «подтянуть» обе створки по
отношению к линии, соединяющей папиллярные мышцы и фиброзное кольцо
(рис. 2), что приводит к увеличению угла
тетеринга между створкой и плоскостью
α1
а
кольца. Причем углы тетеринга между передней и задней створками могут быть совершенно различными. При прогрессировании ремоделирования ЛЖ увеличивается угол задней створки, тогда как угол
передней створки уменьшается либо остается неизменным. Таким образом, влияние ремоделирования ЛЖ на тетеринг
митральных створок более выражено по
отношению к задней митральной створке.
Большое значение приобретает такой
показатель, как индекс сферичности, он
в значительной степени коррелирует с тетерингом как задней, так и передней створок. В случае ишемической митральной
регургитации поток, как правило, направляется кзади или центрально. Доминантный тетеринг задней створки митрального
клапана с относительным пролапсом передней створки может потенциально объяснить направление потока митральной
регургитации [12].
Оценка запирательной биомеханики
митрального клапана во многом опирается на геометрические параметры левого
желудочка и собственно митрального клапана, определяемые эхокардиографически [13]. При этом основными параметрами являются: переднезадний размер фиброзного кольца – расстояние между
крайними точками передней и задней полусфер фиброзного кольца МК; площадь
натяжения створок (tenting) – площадь,
ограниченная плоскостью фиброзного
кольца МК и его створками во время систолы; глубина коаптации – перпендикуляр, опущенный от плоскости фиброзного
кольца митрального клапана до уровня
α2
б
в
Рис. 2. Эхокардиографические показатели оценки митрального клапана при ремоделировании ЛЖ:
а – в норме; б – при ремоделировании ЛЖ углы обеих створок МК увеличиваются; в – при дальнейшем ремоделировании
ЛЖ угол ЗМС (α2) может прогрессивно увеличиваться, при этом угол ПМС (α1) уменьшается либо не меняется
ПМС – передняя митральная створка; ЗМС – задняя митральная створка
Эхокардиографические критерии оценки
митральной регургитации
С помощью эхокардиографии (ЭхоКГ)
оценивается степень митральной регургитации, изучаются механизмы ее возникновения, процессы ремоделирования ЛЖ,
определяется реконструктивный потенциал митрального клапана и анализируются
результаты хирургической коррекции.
Для оценки степени митральной недостаточности существует целый ряд эхокардиографических показателей (табл. 1,
2). В первую очередь, следует остановиться на таком параметре, как ширина vena
contracta – размер конвергентного потока
регургитации сразу под створками
(рис. 3). Vena contracta коррелирует с диаметром отверстия регургитации и, следовательно, с тяжестью регургитации.
Для регургитации легкой степени характерна узкая vena contracta, ширина которой менее 3 мм, при тяжелой МР величина этого параметра 7 мм и больше
(см. табл. 2). Более точные показатели получают в парастернальной проекции по
длинной оси сердца. Для оптимизации визуализации vena contracta и повышения
точности измерений предпочтительно ис-
Обзоры
пользовать режим увеличения. Поперечный срез vena contracta признан эффективным просветом регургитации, который
также является рекомендуемым методом
измерения [4].
Метод оценки проксимальной изоскоростной поверхности (PISA – proximal isovelocity surface area) или проксимальной зоны регургитации – способ вычисления
эффективной площади отверстия регургитации (EROA – effective regurgitant orifice
area), основанный на оценке зоны конвергенции потока регургитации. Необходимо
измерить радиус полусферы PISA – от
плоскости отверстия регургитации до цветовой границы PISA. Если он составляет
1,0 см и более, то МР следует считать тяжелой (см. табл. 2). Определив радиус
PISA в начале диастолы, максимальную
скорость потока регургитации и зная скорость, при которой появляется эффект
aliasing (скоростной предел возникновения феномена разворота спектра), можно
рассчитать величину эффективной площади отверстия регургитации согласно
интегрированной в аппарат формуле
EROA=6,28 R2 × Alias V / MR V. Эффективная площадь отверстия регургитации
EROA 0,4 см2 и больше соответствует тяжелой МР, EROA не более 0,2 см2 указывает на регургитацию легкой степени.
Площадь потока (струи) регургитации
определяется при цветовой допплерографии как отношение площади потока регургитации к площади предсердия при пределе Nyquist от 50–60 см/с [14]. Расчет индекса площади потока регургитации получают
в четырех- или двухкамерной позиции
в систолу ЛЖ планиметрическим способом
обводки контуров струи регургитации с использованием поправочного коэффициента (0,785) к площади ЛП (см. табл. 1) [10].
Однако использование данной методики
ограничено вероятностью ошибки или неправильной интерпретации полученных
данных. При атриомегалии возможна недооценка выраженности митральной регургитации. При эксцентричности струи
невозможно оценить ее значимость в одной плоскости. Таким образом, данная методика исследования позволяет получить
скорее приблизительное представление об
объеме регургитации, поэтому считается
малоинформативной и крайне зависимой
от установок усиления сигнала.
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 6, 2013
коаптации створок МК; длина коаптации – длина контакта поверхностей передней и задней створок; аннулопапиллярная дистанция – расстояние от головок заднемедиальных папиллярных мышц
до середины передней полусферы фиброзного кольца митрального клапана; межпапиллярная дистанция – расстояние между
основаниями папиллярных мышц в двухкамерной апикальной проекции.
E. Agricola и соавт. указывают, что
глубина коаптации и тентинг створок наиболее сильно коррелируют с выраженностью митральной регургитации и степенью
ремоделирования ЛЖ [3]. Значимость глубины коаптации створок подчеркивалась
A. Calafiore и соавт. Если этот показатель
превышает 10 мм, то митральная регургитация значима и может прогрессивно возрастать в послеоперационном периоде [8].
Следует отметить, что вышеперечисленные параметры позволяют получить количественную характеристику пространственных взаимоотношений структур МК
и объективно оценить его функцию.
41
Обзоры
Та б л и ц а 1
Параметры допплеровского исследования для оценки степени митральной регургитации
Параметр
I степень
(незначительная)
II степень
(умеренная)
III степень
(значительная)
IV степень
(тяжелая)
Большой центральный поток
(>10 см2, или
>80 % площади
ЛП) либо различного размера поток, ударяющийся
о стенку ЛП
Доминирует
волна Е (>1,5 м/с)
Площадь потока
при цветовом допплеровском картировании (при пределе Nyquist
от 50–60 см/с)
Небольшой центральный поток
(обычно < 4 см2,
или менее 20 %
площади ЛП)
Центральный поток занимает
4–7 см2, или
20–40 % площади
ЛП
Центральный
поток занимает
7–10 см2, или
40–80 % площади
ЛП
Митральный входящий поток в пульсирующем допплеровском режиме
Плотность потока в
режиме непрерывно-волновой допплерографии
Контур в режиме
непрерывно-волновой допплерографии
Ток крови в легочных венах
Доминирует
волна А
Вариабельно1
Вариабельно2
Неполная
или слабая
Плотный
Плотный
Плотный
Параболический
Обычно
параболический
Вариабельно
Ранний пик – триангулярный
Доминирует систо- В систолу сглажен- В систолу сглажен- Обратный систоный поток3
ный поток3
лический поток1
лический поток1
1
При отсутствии других причин повышенного давления в левом предсердии (ЛП).
Если нет других причин для сглаживания систолического потока (например, фибрилляция предсердий,
повышенное давление в ЛП).
3 Обратный систолический поток в легочных венах – специфичный, но нечувствительный маркер МР.
2
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 6, 2013
Та б л и ц а 2
Количественные параметры, используемые для оценки степени митральной регургитации
42
I степень
(незначительная)
Параметр
Vena contracta, см
Объем регургитации, мл
Фракция регургитации, %
Радиус проксимальной зоны
регургитации r PISA, см
EROA, см2
II степень
(умеренная)
III степень
(значительная)
Менее 0,30
Менее 30
Менее 30
30–44
30–39
45–59
40–49
0,70 и более
60 и более
50 и более
Менее 0,50
Менее 0,20
0,50–0,99
0,20–0,29
1,00 и более
0,30–0,39
1,00 и более
0,40 и более
Vena contracta
Рис. 3. Ширина vena contracta. Наиболее узкая
часть струи регургитации
0,30–0,69
IV степень
(тяжелая)
Если проводится постоянно-волновая
допплерография струи митральной регургитации, курсор размещают через область
vena contracta, визуализированную в апикальном 4-камерном сечении. Плотность
потока сопоставляют с плотностью антеградного потока в диастолу. Кроме того,
для оценки тяжести МР следует учитывать
ее продолжительность: регургитация средней или тяжелой степени является пансистолической. При тяжелой, острой МР
допплеровский спектр имеет треугольный
(а не «типичный» закругленный) контур,
с вершиной на ранней стадии систолы.
Поток при значимой митральной регурги-
Обзоры
теградного кровотока через данный клапан. Если объем регургитации более 60 мл
и/или фракция регургитации превышает
50 % от объема наполнения ЛЖ, то МР
считается тяжелой (см. табл. 2) [4].
Тяжесть МР должна оцениваться на
основе интегрального анализа основных
количественных и вспомогательных параметров, таких как размеры ЛП и ЛЖ,
плотность допплеровского спектра, высота волны E митрального клапана, поток
в легочных венах, которые косвенно подтверждают выраженность митральной
недостаточности. Вместе с тем не стоит
забывать, что ремоделирование полостей
сердца не является специфичной реакцией на степень регургитации, оно может
развиваться при ишемической болезни
сердца, дилатационной кардиомиопатии
и других патологических состояниях [14].
Наконец, тяжесть функциональной МР
может варьировать в зависимости от объемной нагрузки ЛЖ, ритма сердца, внутрижелудочковой проводимости, артериального давления, медикаментозной терапии.
Роль чреспищеводной эхокардиографии
в оценке степени тяжести
митральной регургитации
Все описанные выше методы, рекомендованные для определения количественных параметров митральной регургитации, можно применить и при проведении чреспищеводной эхокардиографии,
обладающей более высокой разрешающей
способностью по сравнению с трансторакальной эхокардиографией.
Невозможно преувеличить значение
интраоперационного чреспищеводного
ЭхоКГ-исследования. До основного этапа
операции оценивают функцию митрального клапана, предоставляют данные для выбора тактики операции. В постперфузионном периоде определяют функциональную
состоятельность клапана, наличие резидуальной регургитации, изучают движение
передней митральной створки, градиенты
давления на МК, сократительную функцию
миокарда ЛЖ. Оценка состоятельности
проведенной пластики МК должна проводиться интраоперационно для обеспечения
возможности немедленной хирургической
коррекции при необходимости.
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 6, 2013
тации по плотности можно сравнить
с противоположным, при этом огибающая спектра становится завершенной
(см. табл. 1) [2]. Основным недостатком
этого метода является субъективность.
Оценка МР оказывается заниженной при
эксцентричном направлении струи и наличии нескольких потоков регургитации.
При импульсно-волновой допплерографии оценивают антеградный трансмитральный кровоток; для этого контрольный
объем необходимо расположить на уровне
верхушек створок МК. При наличии тяжелой МР максимальная скорость наполнения ЛЖ чаще всего наблюдается в ранней
фазе диастолы, что обусловлено высоким
давлением в полости ЛП. Это отражается
доминированием волны Е над волной А на
кривой допплеровского спектра (максимальная скорость пика Е обычно превышает 150 см/с). Другими словами, преобладание волны А указывает на то, что МР
не является тяжелой (см. табл. 1).
Важный объект оценки – кровоток
в легочных венах. Значительная МР сопровождается резким повышением внутрипредсердного давления, что приводит к нарушению кровотока из легочных вен в левое предсердие. В норме кровь из легочных
вен попадает в ЛП в обе фазы сердечной деятельности, причем систолический поток
является доминирующим. При наличии тяжелой МР направленный в ЛП систолический кровоток может замедляться или даже
становиться реверсивным (см. табл. 1).
Объем регургитации – разница между
объемом крови, наполняющим ЛЖ в диастолу, и ударным объемом в выводном
тракте ЛЖ в систолу. Вычисляется на основании двухмерной эхокардиографии
и допплеровского исследования с помощью измерения интеграла линейной скорости кровотока через МК и диаметра ФК
МК. Далее определяют антеградный ударный объем на основании измерения интеграла линейной скорости через АК
и диаметра выводного тракта ЛЖ. Регургитирующий объем вычисляется как разница между притекающим и антеградным
объемами [4].
Фракция регургитации – пропорциональная разница между антеградными потоками на 2 различных клапанах, то есть
процентное выражение объема регургитации по отношению к величине объема ан-
43
Обзоры
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 6, 2013
44
Трехмерная эхокардиография
Преимущество 3D-реконструкции по
сравнению с традиционной 2D-эхокардиографией заключается в получении изображения створок и фиброзного кольца МК по
всему периметру. Это позволяет более точно
оценить состояние клапана, выполнить измерения переднезаднего и поперечного (комиссурального) диаметров ФК, определить
их соотношение. 3D-реконструкция дает
возможность в разные фазы сердечного цикла оценивать физиологическую подвижность ФК, что имеет большое значение в реконструктивной хирургии МК. Количественная оценка регургитации с помощью
трехмерной реконструкции заключается
в измерении площади потока и трехмерного
индекса фракции регургитации [15].
Чреспищеводная 3D-эхокардиография
в режиме реального времени предоставляет
уникальную возможность оценки анатомических конфигураций, обеспечивает высокое качество изображения и дополнительно
позволяет выполнить построение объемной
модели митрального клапана, из которой
могут быть получены количественные дескрипторы [16]. Ряд исследований подтверждает, что 3D-ЭхоКГ в большей степени коррелирует с интраоперационными данными,
полученными во время реконструкции митрального клапана, чем 2D-эхокардиография [17].
Существуют значительные различия
в эхокардиографии допплеровских пороговых значений, используемые для определения степени выраженности органической и функциональной регургитации.
В случае органической МР тяжелая степень расценивается при эффективной
площади отверстия регургитации 0,4 см2
и объеме регургитации 60 мл, тогда как
при функциональной МР допустимые
значения гораздо ниже: 0,2 см2 и 30 мл
соответственно [14, 18].
У пациентов с ишемической митральной недостаточностью решение о коррекции МК одномоментно с реваскуляризацией миокарда должно быть принято до
операции, так как общая анестезия может
значительно снизить выраженность регургитации. После индукции анестезии анатомия митральной створки и подклапанных структур, степень ишемической
митральной недостаточности и эксцент-
ричное направление струи регургитации
должны быть переоценены во время интраоперационной чреспищеводной эхокардиографии. Следует подчеркнуть, что
предоперационная оценка митрального
клапана является более предпочтительной
для определения возможности проведения реконструктивной операции.
В случае митральной недостаточности
ишемического генеза средних градаций
после реваскуляризации миокарда необходим последующий анализ значимости
имеющейся регургитации. При нарастании степени или наличии тяжелой резидуальной регургитации рекомендовано перейти к хирургическому лечению митрального клапана.
Литература
Бокерия Л.А., Скопин И.И., Мироненко В.А. Хирургическое лечение ишемической митральной
недостаточности. М.: НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН; 2003.
2. Vegas A., Meineri M., Jerath A. Real-time threedimensional transesophageal echocardiography: A
step-by-step guide. Germany: Springer Publisher;
2012.
3. Agricola E., Oppizzi M., Maisano F. et al. Ischemic
mitral regurgitation: mechanisms and echocardiographic classification. Eur. J. Echocardiоgr. 2008; 9:
207–21.
4. Райдинг Э. Эхокардиография. Практическое руководство; пер. с англ. М.: МЕДпресс-информ;
2010.
5. Carpentier A. Cardiac valve surgery – the «French
correction». J. Thorac. Cardiovasc. Surg. 1983, 86:
323–37.
6. Цискаридзе И.М., Фарулова И.Ю., Мурысова Д.В., Сливнева И.В. Сравнительная оценка
непосредственных результатов использования
различных хирургических методик коррекции
митральной недостаточности II типа при помощи эхокардиографии. Грудная и сердечно-сосудистая хирургия. 2010; 1: 15.
7. Anyanwu A.C., Adams D.H. Ischemic mitral regurgitation. Curr. Treatment Options Cardiovasc. Med.
2008; 10: 529–37.
8. Calafiore A.M., Iacò A.L., Bivona A., Varone E.,
Scandura S., Greco P. et al. Echocardiographically
based treatment of chronic ischemic mitral regurgitation. J. Thorac. Cardiovasc. Surg. 2011; 141: 1150–6.
9. Алшибая М.М., Сокольская Н.О., Коваленко О.А.,
Ахмедова М.Ф., Арутюнян В.Б., Копылова Н.С.
и др. Влияние операции реконструкции левого
желудочка и коронарного шунтирования на
функциональное состояние, геометрию левого
желудочка и качество жизни пациентов. Анналы
хирургии. 2010; 1: 47–51.
10. Бокерия Л.А., Суханов С.Г., Орехова Е.Н. Ишемическая недостаточность атриовентрикулярных клапанов. М.: НЦССХ им. А.Н. Бакулева
РАМН, 2011: 43–5.
1.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
References
15.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Bockeria L.A., Skopin I.I., Mironenko V.A. Surgical
treatment of ischemic mitral rgurgitation. Moscow:
A.N. Bakoulev Scientific Center for Cardiovascular
Surgery of the Russian Academy of Medical
Sciences; 2003 (in Russian).
Vegas A., Meineri M., Jerath A. Real-time three-dimensional transesophageal echocardiography: A step-bystep guide. Germany: Springer Publisher; 2012.
Agricola E., Oppizzi M., Maisano F. et al. Ischemic
mitral regurgitation: mechanisms and echocardiographic classification. Eur. J. Echocardiоgr. 2008; 9:
207–21.
Rayding E. Echocardiography. A practical guide;
translation from English. Moscow: MEDpressinform; 2010 (in Russian).
Carpentier A. Cardiac valve surgery – the «French
correction». J. Thorac. Cardiovasc. Surg. 1983, 86:
323–37.
Tsiskaridze I.M., Farulova I.Yu., Murysova D.V.,
Slivneva I.V. Comparative assessment of immediate
results of different surgical techniques for mitral
16.
17.
18.
Обзоры
7.
regurgitation type II repair using echocardiography.
Grudnaya i serdechno-sosudistaya khirurgiya. 2010;
1: 15 (in Russian).
Anyanwu A.C., Adams D.H. Ischemic mitral regurgitation. Curr. Treatment Options Cardiovasc. Med.
2008; 10: 529–37.
Calafiore A.M., Iacò A.L., Bivona A., Varone E.,
Scandura S., Greco P. et al. Echocardiographically
based treatment of chronic ischemic mitral regurgitation. J. Thorac. Cardiovasc. Surg. 2011; 141:
1150–6.
Alshibaya M.M., Sokol'skaya N.O., Kovalenko O.A.,
Akhmedova M.F., Arutyunyan V.B., Kopylova N.S.
et al. The influence of left ventricular reconstructive surgery and coronary artery bypass grafting on a
functional status, left ventricular geometry and
patients' quality of life. Annaly khirurgii. 2010; 1:
47–51 (in Russian).
Bockeria L.A., Sukhanov S.G., Orekhova E.N.
Ischemic atrioventricular valve regurgitation.
Moscow: A.N. Bakoulev Scientific Center for
Cardiovascular Surgery of the Russian Academy of
Medical Sciences, 2011: 43–5 (in Russian).
Otsuji Y., Handschumacher M.D., Schwammenthal E.,
Jiang L., Song J.K., Guerrero J.L. et al. Insights from
three-dimensional echocardiography into the mechanism of functional mitral regurgitation: Direct in vivo
demonstration of altered leaflet tethering geometry.
Circulation. 1997; 96: 1999–2008.
Nakai H., Kaku K., Takeuchi M., Otani K., Yoshitani H. et al. Different Influences of left ventricular
remodeling on anterior and posterior mitral leaflet
tethering – 3-D echocardiography quantitative
analysis. Circ. J. 2012; 76: 2481–7.
Katkov A.I., Sedov V.P. The method of surgical correction of functional mitral regurgitation in left ventricular dilatation. Patent of the Russian Federation
№ 2460467; 2011 (in Russian).
Zoghbi W.A., Enriquez-Sarano M., Foster E.,
Grayburn P.A., Kraft C.D., Levine R.A. et al.
Recommendations for the evaluation of the severity
of native valvular regurgitation with two-dimensional and Doppler echocardiography. J. Am. Soc.
Echocardiogr. 2003; 16: 777–802.
Rusk R.A., Li X.N., Mori Y. et al. Direct quantification of transmitral flow volume with dynamic
3-dimensional digital color Doppler: a validation
study in an animal model. J. Am. Soc. Echocardiogr.
2002; 15: 55–62.
Chikwea J., Adamsa D.H., Sub K.N., Anyanwua A.C.,
Linc H., Goldstoneb A.B. et al. Can three-dimensional echocardiography accurately predict complexity of mitral valve repair? Eur. J. Cardiothorac.
Surg. 2012; 41: 518–24.
Grewal J., Mankad S., Freeman W.K., Click R.L.,
Suri R.M., Abel M.D. et al. Real-time three-dimensional transesophageal echocardiography in the
intraoperative assessment of mitral valve disease.
J. Am. Soc. Echocardiogr. 2009; 22: 34–41.
Lancellotti P., Moura L., Pierard L.A., Agricola E.,
Popescu B.A., Triboulloy C. et al. European
Association of Echocardiography recommendations for the assessment of valvular regurgitation.
Part 2: mitral and tricuspid regurgitation (native
valve disease). Eur. J. Echocardiogr. 2010; 11:
307–32.
Бюллетень НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН, том 14, № 6, 2013
11. Otsuji Y., Handschumacher M.D., Schwammenthal E.,
Jiang L., Song J.K., Guerrero J.L. et al. Insights from
three-dimensional echocardiography into the mechanism of functional mitral regurgitation: Direct in
vivo demonstration of altered leaflet tethering geometry. Circulation. 1997; 96: 1999–2008.
12. Nakai H., Kaku K., Takeuchi M., Otani K.,
Yoshitani H. et al. Different influences of left ventricular remodeling on anterior and posterior mitral
leaflet tethering – 3-D echocardiography quantitative analysis. Circ. J. 2012; 76: 2481–7.
13. Катков А.И., Седов В.П. Способ хирургической
коррекции функциональной митральной недостаточности при дилатационных поражениях
левого желудочка. Патент РФ № 2460467; 2011.
14. Zoghbi W.A., Enriquez-Sarano M., Foster E.,
Grayburn P.A., Kraft C.D., Levine R.A. et al.
Recommendations for the evaluation of the severity
of native valvular regurgitation with two-dimensional and Doppler echocardiography. J. Am. Soc.
Echocardiogr. 2003; 16: 777– 802.
15. Rusk R.A., Li X.N., Mori Y. et al. Direct quantification of transmitral flow volume with dynamic
3-dimensional digital color Doppler: a validation
study in an animal model. J. Am. Soc. Echocardiogr.
2002; 15: 55–62.
16. Chikwea J., Adamsa D.H., Sub K.N., Anyanwua A.C., Linc H., Goldstoneb A.B. et al. Can threedimensional echocardiography accurately predict
complexity of mitral valve repair? Eur. J. Cardiothorac. Surg. 2012; 41: 518–24.
17. Grewal J., Mankad S., Freeman W.K., Click R.L.,
Suri R.M., Abel M.D. et al. Real-time three-dimensional transesophageal echocardiography in the
intraoperative assessment of mitral valve disease.
J. Am. Soc. Echocardiogr. 2009; 22: 34–41.
18. Lancellotti P., Moura L., Pierard L.A., Agricola E.,
Popescu B.A., Triboulloy C. et al. European
Association of Echocardiography recommendations
for the assessment of valvular regurgitation. Part 2:
mitral and tricuspid regurgitation (native valve disease). Eur. J. Echocardiogr. 2010; 11: 307–32.
45
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа