close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Редакция продолжает рассказ о развитии Малой Южной сквозь призму воспоминаний ее воспитанников
ЖИЗНЬ В ДВИЖЕНИИ
Пенсионер железнодорожного транспорта, в прошлом дежурный по станции Харьков-Пассажирский Вячеслав Кучеров ознакомился с
работой Малой Южной еще в раннем детстве. А когда подрос, и сам стал воспитанником детской дороги
В
отличие от многих воспитанников нашей смены, пришедших из железнодорожных кружков, я впервые побывал на Малой
Южной в качестве пассажира еще в 7 лет. Мое внимание сразу привлекло красивое локомотивное депо и маленький
тепловоз, а больше всего впечатлило, что всю работу дети выполняли сами. Конечно же, мне тоже захотелось стать юным
железнодорожником. Да и родители, всю жизнь проработавшие на Южной, часто повторяли, что железная дорога была, есть и
будет. Так что через год или два, когда я достаточно подрос, начал заниматься на Малой Южной в смене Валерия Гуревича.
Железнодорожного кружка в моей школе тогда еще не было, и в зимнее время уроки у нас проходили на вокзале Парк в зале для
занятий и приема гостей, где сейчас располагается музей детской дороги. Все предметы преподавал тогда один инструктор, а узкая
специализация появилась уже после того, как я закончил обучение. Под руководством Валерия Гуревича я изучил профессии
проводника, бригадира поезда, подъездного вагонного мастера, машиниста и помощника, но самой интересной для меня была
специальность дежурного по станции. В то время на Малой Южной дежурные работали и на Лесопарке, и на Парке, а перегон был
оснащен полуавтоматической блокировкой. Так что мы переговаривались по телефону, переводили стрелки и открывали сигналы
с пульта, как на взрослой дороге.
Конечно же, как и всем юным железнодорожникам, мне нравилось водить тепловоз – стать машинистами стремилось
большинство ребят, но я не видел себя в этой профессии в будущем. В последние годы обучения доводилось бывать и старшим
смены. Считалось, что на детской дороге – это второй человек после инструктора: в обязанности старшего входило распределение
должностей так, чтобы были заполнены все рабочие места, контроль посещаемости и решение текущих задач. Впрочем, никаких
проблем, насколько помню, не возникало, тогда все было спокойно.
Запомнились и экскурсии на другие детские магистрали. Мне довелось побывать на Запорожской, Днепропетровской и
Донецкой детских дорогах, но, считаю, что наша Малая Южная уже тогда была самой лучшей как в плане технической
оснащенности, так и в плане подготовки юных железнодорожников. Это признавали и ребята с других дорог, когда приезжали к
нам. Кроме того, начальник Малой Южной Дмитрий Кравченко собрал замечательную команду инструкторов-энтузиастов своего
дела. К примеру, Валерий Гуревич сам в прошлом был юным железнодорожником, а после армии вернулся на детскую дорогу в
качестве инструктора и всю жизнь проработал на этой должности. Отличным специалистом была Валентина Борозенец, которая,
как и я, жила на Новоселовке.
После школы я поступил в Харьковский техникум железнодорожного транспорта, где как раз открылся новый факультет
движения. Детская дорога готовила специалистов на уровне училища, поэтому обучение в техникуме мне давалось легко: я уже
был знаком с техникой безопасности, должностными инструкциями, имел практические навыки работы. Закончил обучение с
красным дипломом и мог бы получить высшее образование в ХИИТе, но жизнь сложилась иначе.
После армии я пришел на станцию Харьков-Пассажирский дежурным. Кстати, практически все мои товарищи – юные
железнодорожники – в дальнейшем стали работниками Южной дороги.
Мой сын, к сожалению, не продолжил семейную трудовую династию, но внук в детстве проявлял интерес к железнодорожному
делу, и мы часто ходили с ним гулять на Малую Южную.
Записала Надежда ШАРАФУТДИНОВА
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа