close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
1
В.Панков
ГЕНИЙ ЧИСТОЙ ЧИСТОТЫ
Комедия в одном большом действии
Действующие лица: Ая, менеджер по клинингу, то бишь уборщица, 20 лет
Андрон, программист МегаЦентра, чуть старше
Очень просторный офис. Множество столов. Но компьютеры и телефоны сняты со столов
и сгрудились на полу в одну кучу. На сдвинутых столах - белые скатерти, но с красными
пятнами от вина. Лежат пустые бутылки, тарелки с остатками еды, фужеры с
оторванными ножками. В самом центре на стене висит большая картина «Поле битвы
дружины князя Игоря с половцами», но висит кривовато. Под ней на диване – Андрон лицом
вниз. Видимо, упился и уснул, не приходя в себя.
Из двери с табличкой «менеджер по клинингу» выходит Ая в переднике с веником и
мусорным ведром. Останавливается в шоке.
АЯ. Мамочки… Поле битвы дружины князя Игоря с половцами?.. А ведь намечался простой
корпоратив…(припоминает) Нет, не совсем простой – юбилей чей-то… Не чей-то, а шефа.
Самого Дездемона Семеныча…Хм, имечко… Родители, видно, хотели девочку и выбрали
имя, а получился мальчик. Дездемо'н или Дезде'мон? Если Дез-де'мон, то всё печально.
Печальный Демон, дух изгнанья, летал над грешною землей… Нет, за пятнадцать минут мне
здесь не управиться… Я почему к ним сюда устроилась? У программистов грязи нет, пыли
немного и бумажек немного. За 15 минут наведешь чистоту и чеши на лекции. И прибавка к
стипендии хорошая. Мальчики наши вон вагоны разгружают, девочки на роликовых коньках
по торговым центрам бумажки развозят, а я тут менеджер по клинингу – пыль со стола фюить
– и свободна… Но сегодня я точно опоздаю на лекцию. Одних бутылок, павших на поле
битвы с половцами… Интересно, а что они пили? (рассматривает бутылки) Текила «Дон
Диего»…Бренди «Шевалье Наполеон»…Водка «Абсолют»…Дорогие бутылочки. Впрочем,
когда много получаешь, то всё нипочём. (собирает пустые бутылки в своё ведро) Значит,
были одни мужики. Ни шампанского, ни вина не вижу. Может, под столами где? Нет, не
видно… Ага, чисто мужской корпоратив… А чем закусывали? О, очки в салате… Чьи же это
2
очёчки? Насколько я помню по уборке совещаний, в очках у них работают только Шлёпнев
и Набекреньев.
Шлёпнев мне запомнился фразой: я учёный с мировым именем Иван. А Набекреньев –
кажется, доктор наук. Шутка про него: доктор наук – это значит, что у нас и науки больные…
Но очки надо отмыть от салата. В таком виде их никто не признает своими…
(уносит очки и ведро с пустыми бутылками в комнату уборщицы. Звон пустых бутылок
заставляет Андрона приподняться и оглядеться)
АНДРОН. Боже, где это я? Похоже на офис, но где компьютеры? Что тут было?
(обхватывает голову) Вспомнил! Юбилей Дездемоши! Два академика, докторов букет…Но
что это? Мы перепе-пе…Или это один только я? Какой кошмар!.. Кто-то идет. (быстро
прячется за диван, входит Ая с пустым ведром)
АЯ. Очки не Шлёпнева и не Набекреньева! Значит, были гости. Или коллеги… Правильно,
вот авторучка и листок бумаги прямо в соусе. Что за соус? (нюхает) О, соус незнакомый.
(приглядывается) Вроде миндаль, арахис, перец…(вспомнила) Мексиканский соус?
Называется, кажется, сальса. О, значит, может быть еще что-то мексиканское…(ищет по
остаткам в тарелках) Вот! Гуакамоле! Авакадо, сельдерей, помидор и чили. Я за это
гуакамоле получила пятерку на кулинарной олимпиаде! (припоминает) Да, еще мелко
нарезанный лук и лимон. Отличница фигова, забыла… Так, с соусом разобрались, а что
пишут? (достала листок бумаги и авторучку) Чья-то рожица. Ого, среди программистов
появились карикатуристы? Или это кто-то из приглашенных? Рожица незнакомая. Но ручка
красивая с золотым пером. (укладывает в ведро тарелки и уносит).
АНДРОН (тут же появляясь из-за дивана). Это же Аида, Аечка. Что она тут делает? Боже, я
идиот. Она у нас работает менеджером по клинингу, я же сам её приглашал на работу. Но если
она сейчас увидит меня с моим опухшим носом?.. (прячется)
АЯ (входя). Продолжим разбор битвы… (берет вилку с зубьями, изогнутыми в разные
стороны) Это что, оружие? Боевая вилка? Значит, могут быть жертвы? (заглядывает под
столы) Нет, жертв не видно. (вспоминает) О, на диване одна жертва была. Или мне
3
показалось? Ну, ладно, продолжим разбор битвы на столе…На чем мы остановились? На
чьей-то рожице… (снова берет в руки листок с рисунком) Рожица неудачника. Какие у нас
бывают неудачники в науке? (припоминает) Приятно чувствовать себя страдающим
несправедливо. Ничего, вот умру, тогда пожалеете. Нет, не похоже. Что-то другое… В семье
бесконечно корят: ничего не можешь добиться, другие вон…Опять не то… Или если
работаешь над ошибочной идеей. После долгих проб и опытов уже ежу ясно, что она
ошибочна, что от неё надо отказаться, но человек продолжает тешить себя иллюзиями, что не
всё еще потеряно, что мы еще поборемся…А за что бороться?.. Теперь - если идея хорошая,
но время для неё еще не подошло. Нужно остановиться, подумать, а он головой вперед да об
стенку…Талантливый, но неудачник… Перейду к Дездемону Семенычу с его желанием
самоутвердиться. Его назначают шефом, а он квёлый, хилый, нет характера. Хочет, чтобы у
него всё было суперсовременно, но как это сделать, как добиться, не знает. Вроде не похож на
неудачника, а всем, даже клопу ясно, что занимается не своим делом… Дальше. Есть у них
один – лидер-неудачник. Сильная личность, талант, но своих идей нет, всё чужие развивает.
Даже не идеи, а находки. Может из находки товарища создать блестящую идею, но всем хочет
доказать, что и сам не лыком шит. Неудачник в своих собственных глазах… Я, когда по утрам
убираю, иногда почитываю то, что они на столах оставляют. Мне, как будущему психологу,
это очень полезно знать… Но что-то я всё-таки забыла? А, жертва, которая лежала на диване.
Куда она подевалась?
(заглядывает за диван, удивляется) Андрон?
АНДРОН (поднимается, прикрывая нос). Аечка.
АЯ. А вы…что вы…почему вы…
АНДРОН. Аечка, простите, я сам не всё…
АЯ. А что у вас с носом?
АНДРОН. Если бы я знал, если бы я помнил…
АЯ. Подрались?
АНДРОН. Я?
АЯ. Или упали?
АНДРОН. Я упал на диван, а он мягкий.
АЯ. Ну, может, вас кто-то толкнул?
АНДРОН. Аечка, вы должны меня простить: я напился.
4
АЯ (сделала глаза).
АНДРОН. Я никогда не пил, а тут… Нет, я пил, но по крохам: глоток шампанского, глоток
вина… А тут коньяк, джин, виски…
АЯ (подсказывает). Текила…Дон Диего…Бренди…Шевалье Наполеон…Водка «Абсолют»…
АНДРОН. Правильно. А вы откуда узнали?
АЯ. Отсюда - туда. (показала на дверь)
АНДРОН. Мне ударило в ноги. Я никогда не знал, что может в ноги…В голову хмель – это
понятно. Но в ноги? Там-то что, почему туда? В ноги – и бах.
АЯ. И вы упали.
АНДРОН. И я упал. Буквально, свалился с ног. Никогда не пил, и на тебе…
АЯ. А что вы здесь..? Сейчас же утро.
АНДРОН. Да? Утро? Значит, я всё это время дрых.
АЯ. Спал.
АНДРОН. Вы меня жалеете…Дрых! Без задних ног!
АЯ. Но выспался…Пусть будет по-вашему: выдрыхся.
АНДРОН. Выдрыхся. Мне только перед вами стыдно…
АЯ. Передо мной-то что? Что я такое из себя представляю? Простая уборщица.
АНДРОН. Нет, не простая. Менеджер по клинингу – это старшая…
АЯ. Ну, старшая уборщица.
АНДРОН. Старшая, скажете тоже…Вам сколько лет?
АЯ. Двадцать. Хотя у женщин такое спрашивать не принято.
АНДРОН. Вы даже не представляете, кто вы для нас…
АЯ. Кто?
АНДРОН. Я не могу этого произнести.
АЯ. Что-то неприличное?
АНДРОН. У меня просто не хватает слов.
АЯ. Я вам помогу. Я уборщица. Приходящая. В свободное от учёбы время.
АНДРОН. У меня не хватает слов других.
АЯ. Каких?
АНДРОН (большой выдох). Не могу… Я как-то представлял себе всё по другому… С
цветами…А я с носом.
5
АЯ. С цветами?
АНДРОН. Ну, с веником цветов.
АЯ. Зачем с веником цветов? У меня вот швабра…(в смущении собирает столовые приборы и
бросает их в ведро. От такого грохота Андрон вздрагивает)
АНДРОН. Стойте. (Ая застывает с вилкой в руке) Аечка, я всё слышал. И после того, что
услышал от вас, я уже не могу это произнести.
АЯ. А что я такого сказала?
АНДРОН. Ну, что я неудачник.
АЯ. Я назвала ваше имя?
АНДРОН. Я сразу догадался… (усмехнулся) Лидер-неудачник… Из находки товарища –
блестящую идею…
АЯ. Разве это вы?
АНДРОН. А кто еще?
АЯ. Ну, вы о себе и думаете… Ну, какой из вас лидер-неудачник?
АНДРОН. Вот такой… Думаете, кто организовал Дездемоше весь этот юбилей? (завёлся)
Накупил все эти текилы «Дон Диеги», водки «Абсолюты» и бренди «Шевальи Наполеоны»?
Кто заказал в мексиканском ресторане весь этот пир во время чумы? Кто придумал ему все
величальные гимны?
АЯ. У вас были и гимны?
АНДРОН (вдруг запел).
За дружеской беседою, коль пир идет кругом,
Примеру дедов следуя, мы песню вам поём.
И с ней отрадно дышится, всё станет веселей,
И в этой песне слышится нам отклик жизни всей.
Наш хор поёт припев старинный,
Вина полились рекой,
К нам приехал наш любимый
Дездемон Семеныч дорогой.
Дезя, Дезя, Дезя, Дезя, Дезя, Дезя,
6
Дезя, Дезя, Дезя, Дезя, пей до дна!
(перешел на другой мотив)
А колокольчики-бубенчики звенят,
Мчались наши кони три часа подряд,
А приустали наши кони: дальний путь…
А не пора ли нам по рюмочке махнуть?
Пора!
(перешел на новый мотив)
Выпьем мы за Дезю рюмочку вина,
Выпьем мы за Дезю рюмочку до дна.
Хороши, хороши, ах, как хороши!
Мы вас очень любим ото всей души.
Ветерок, ветерок понавеял,
Дорогой, дорогой гость приехал,
За здоровье, за здоровье, за здоровье
Пей до дна, пей до дна, Дездик, пей до дна.
Мы нальем еще вина, мы нальем вина.
АЯ. Теперь понятно, отчего вы так упились.
АНДРОН. Это и портит всё.
АЯ. Что это?
АНДРОН. То, что вы понимаете, как мы тут все упились. И я в особенности.
АЯ. Хм, в особенности… У вас и здесь гордыня.
АНДРОН. В особенности – не в том смысле… «В особенности» - в том смысле, что в таком
виде меня увидели вы.
АЯ. В пьяном виде я вас еще не видела.
7
АНДРОН. Еще… То есть вы оставляете мне надежду… Еще увидеть…
АЯ. Еще – да. Но не в пьяном…
АНДРОН. Упаси вас бог! Я же совсем не умею пить. Надо мной коллеги даже подшучивают:
ты чужой на этом празднике жизни.
АЯ. Спойте мне еще что-нибудь. Мне понравилось, как вы поёте.
АНДРОН ( сразу запел).
Налей бокал! В нем нет вина.
Коль нет вина, так нет и песен.
В вине и страсть и глубина,
В разгуле мир нам будет тесен.
А если в жизни всё вино
Веселия испито,
Разбей бокал свой, всё равно,
Вся жизнь уж разбита.
Налей бокал! В нем нет вина.
Коль нет вина, так нет и счастья.
Налей бокал! Она ушла
И не вернется, дорогая.
С другим уж счастие нашла.
Так пей последний раз, рыдая.
В вине и страсть и глубина,
Забвенье мук и призрак счастья.
АЯ. Смешно. Хотя у вас в песне столько трагедии…
АНДРОН. Аечка, я упустил свой шанс.
АЯ. Какой шанс вы упустили?
8
АНДРОН. Я всё мечтал, чтобы вы попали в какую-нибудь плохую ситуацию, а я бы вас
спас. А получилось наоборот: я попал, а вы меня спасаете. Коня на скаку, в горящую избу…
АЯ (рассмеялась). Вы такой забавный… Ну, чем я вас спасаю? Где конь на скаку, где горящая
изба?
АНДРОН. Ну, я это образно, в переносном смысле. А спасаете вы меня…чем? От вас идёт
чистота, радушие, нежность…А нежность – это штурм под белым флагом.
АЯ. Какой штурм?
АНДРОН. Ну, штурм мужчины…Это так мой папа шутит.
АЯ. Штурм мужчины? Перестаньте… Не выдумывайте. Ну, какая нежность, какая чистота?
Это от вас скорее веет искренностью и жизнерадостностью.
АНДРОН. Спасибо. Неужели вы заметили во мне что-то хорошее?
АЯ. С первого взгляда.
АНДРОН. И я с первого взгляда! Помните, как у Пушкина: она!
АЯ. У Пушкина: она сказала – это он! (смолкают на какое-то время) Ой, я, кажется, в
институт свой опоздала окончательно.
АНДРОН. Вам за это что-нибудь будет?
АЯ. Лекции потом у подруг перепишу, а для семинара придётся бюллетень доставать. Или
билет железнодорожный…
АНДРОН. Почему билет?
АЯ. Как доказательство, что приезжал кто-то из родственников – пришлось встречать. Много
вещей, помочь переносить…
АНДРОН. Ох, какие у вас обычаи…
АЯ. Как будто у вас были другие.
АНДРОН (смеется). Да, у нас в студенческом театре были такие отмазки: трамвай на
маленьких колёсиках попался…сел на клей…
АЯ. На клей – смешно. Сейчас такой клей китайский мгновенный, что надо или юбку срезать,
9
или стул спиливать.
АНДРОН. Ну, билет я вам достану – у меня есть знакомые на вокзале…
АЯ. Только надо на сегодня, на сейчас… Семинар у меня – в 12 часов.
АНДРОН. Я позвоню Митьке, он подойдет к поезду в полдень и выклянчит у приехавших
для вас билетик. Вам какой: купе или плацкарту?
АЯ. Купе, конечно. У меня папа - большой врач, а мама – большая педагогиня.
АНДРОН. Вот я и познакомился с вашими родителями.
АЯ. А я - с вашими?
АНДРОН. Папа – инженер, а мама – музыкальный работник. В молодые годы пела, а теперь
даёт уроки на фортепьяно.
АЯ. Вы только не забудьте Митьке позвонить.
АНДРОН. Не забуду. Сейчас сколько? (оглядывает «поле битвы») А почему наш отдел не
работает?
АЯ. Так негде же. Столы еще не убраны, компьютеры в куче лежат…
АНДРОН. Стойте, стойте. Я из-за своего пьянства что-то забыл. Что-то важное. Неужели
всем нам надо быть где-то на научно-практической конференции по инновациям…(загибает
палец) на симпозиуме по глобалистике…(загибает другой палец) на экономическом
форуме…(медленно загибает еще палец, а потом начинает быстро загибать) гуманитарный
диалог, семинар по молодёжи в науке, еще два совещания и один конгресс. Из-за этого
проклятого алкоголя я даже забыл, что за конгресс, а ведь я на него так хотел…
АЯ. Послушайте, а если все ваши сотрудники…
АНДРОН. Из-за этого проклятого алкоголя… Но этого не может быть. У нас были два
академика, доктора наук…
АЯ. Голова-то болит что у академика, что у дворника…
АНДРОН. Нет, всех куда-то вызвали…Вспомнил! Я еще доклад для Дездемоши сочинял. Он
меня буквально на коленях просил: приспичило – напиши спич.
АЯ. Смешно. Тогда переборщил – переел борща, насобачился – научился гавкать, а
10
устаканился – упился из стакана.
АНДРОН (погрустнел). Нет, с выпивкой мы переборщили…Насобачились пить…Но
постепенно всё устаканится – все стаканы разобьем и пить водку станем только из
подстаканников.
АЯ. Да уж, не напьешься… (берет подстаканник и сует пальчик в отверстие снизу)
АНДРОН (вздыхает). Кажется, я тоже переборщил.
АЯ. Вы такие весёлые тут… Может, у вас и академики – из академии туризма или академии
хорового искусства?
АНДРОН. Нет, академики натуральные…
АЯ. Очень старые?
АНДРОН. Аида, я ревную.
АЯ. Андрон, я девушка не вашего круга.
АНДРОН. Как это не нашего? Вы своей цены не знаете.
АЯ. Знаю. Радушие, нежность и чистота.
АНДРОН. Ну, какая же тут чистота? Ая, давайте убираться. Что вы носите мусор вёдрами?
Давайте возьмём скатерть со всем, что на ней, с четырех концов и очистим сразу один
столище.
АЯ. Но у вас и церемониал тут был…
АНДРОН. Какой еще церемониал? У нас тут был простой корпоратив.
АЯ. К сожалению, все нынешние простые корпоративы превратились в церемониалы и
ритуалы.
АНДРОН. Даже в ритуалы? Это же вроде что-то из похоронной жизни…
АЯ. Здрасте. А свадьба – это вам не ритуал?
АНДРОН. Свадьба и похороны – как родственники?
АЯ. А что вы хотите? И то, и другое – традиции, обычаи с историческими корнями.
Вспомните хотя бы «Домострой» - это же был этикет времен Ивана Грозного…А «Юности
11
честное зерцало» - этикет петровских времен.
АНДРОН. Но этикет – это же что-то вроде правил поведения.
АЯ. В этикет входят и правила поведения, и нормы поведения, и манеры, и церемонии, и
ритуалы. Даже рукопожатие обязательно должно быть вместе с прямым взглядом в глаза.
АНДРОН. Ой, можно тогда мне с вами рукопожатием обменяться?
АЯ. Зачем?
АНДРОН. Чтобы получить прямой взгляд в глаза.
(Ая с улыбкой протягивает руку Андрону, и он «вперивается в глаза» Аи, не попадая
своей рукой в её руку. Ей приходится другой рукой «отловить» его «заблудившуюся»
руку и «присоединить» к своей протянутой)
АЯ. У вас получилось не рукопожатие, а глазо-свидание.
АНДРОН. Простите.
АЯ. Ну, понесли?
(с шумом и звоном выносят скатерть в комнату уборщицы. Хорошо бы, под музыку)
АНДРОН (появляясь). А откуда вы знаете всё это про этикеты и ритуалы.
АЯ. Из своей курсовой работы. По деловому этикету.
АНДРОН. Есть даже такой?.. Ах да, это же дресс-код с галстуком, визитки…Вспомнил.
АЯ. У меня главное было – правила ведения переговоров.
АНДРОН. А «Домострой» тогда при чем?
АЯ. Историческая часть…Вы вот знаете, что церемония по-латыни – это почтение,
благоговение…
АНДРОН. Ну, когда имелось в виду что-нибудь вроде коронации, восшествия на престол,
инаугурации…
АЯ. Правильно. Этикет-то был и придворный, и дипломатический, и воинский… Вспомните
12
хотя бы чины-звания – постельничий, стремянной, окольничий, конюшенный…
АНДРОН (припоминает). Стряпчий, ключник, стольник, сокольник, кречетник, ястребник…
АЯ (догадливо). Знаете…
АНДРОН. Припоминаю.
АЯ. Но в наше время к церемониям можно отнести и день рождения, и юбилей, и
торжественную встречу, и открытие выставки, и показ моделей, и новоселье, и киносъемки, и
подъем флага, и даже аврал на корабле, когда матросов заставляют драить чистые от
океанских волн палубы…
АНДРОН. Так что наш корпоратив попадает в церемониалы и по причине дня рождения, и по
причине юбилея, и по причине торжественной встречи академиков, и торжественный обед…
АЯ. Вы забыли «Битву с половцами».
АНДРОН. Правильно, это был подарок от академиков.
АЯ. Но эти «половцы» тут давно висят.
АНДРОН. Это был подарок на вступление Дездемоши в должность.
АЯ. Кажется, мы теоретически подготовились к новому переносу мусора.
(снова унесли мусор)
АНДРОН (появляясь). Ну вот, а вы говорите «битва с половцами». Очистим поле битвы для
новой битвы.
АЯ (осуждающе). Дроня, Дроня… Всё хочу вас спросить, в каком ресторане вы блюда
заказывали?
АНДРОН. Да, нынче много странных ресторанов с неуловимыми названиями: Шайгон,
Фокио, Хайвань, но мы заказывали в Пексико. Похоже на Мексику, но еще – то ли на Пекин,
то ли на Пепси.
АЯ. И тут переборщили.
АНДРОН (находит под столом бутылку вина). Ой, «Асти» итальянское сохранилось.
13
АЯ. Потому что не было женщин.
АНДРОН. Правильно. Должна была прийти жена Дездемоши, а не пришла.
АЯ. Жена Дездемоши? (удивленно) У них дети есть?
АНДРОН. Есть, Сергей Дездемонович.
АЯ. С ума сойти.
АНДРОН (со вздохом). У нашего Дездемоши главный орган – не орган мышления, а кошелёк.
Единственное, что его оправдывает: для одних мужчин жена – это его половина, а у
Дездемоши жена – это всё…
АЯ. Даже так?
АНДРОН. В их семье отец семейства – это мать…Он тоже чужой на этом празднике жизни.
Хотите я вам спою про это?
Мы чужие на празднике жизни,
Нам на стуле сидеть приставном,
Мы на всё в этой жизни согласны
С нашим вечно согласным «да, но».
Мы чужие на празднике жизни,
Все мы гости у этой земли,
Нас случайно сюда пригласили,
Все свои тут, лишь мы не свои.
Мы чужие на празднике жизни…
Но сдаваться никак нам нельзя.
Вот мы каждый в отдельности против,
А все вместе – решительно «за».
Мы чужие на празднике жизни…
Как наивны мы все до сих пор.
Мы прогноз погоды капризной
Понимаем, как нам приговор.
Мы чужие на празднике жизни,
Принимаем мы всё, как «ОГО»!
14
Нас призвали разумное сеять,
Призывали и доброе сеять,
Призывали и вечное сеять…
Сеем всё. Не растёт ничего.
Мы чужие на празднике жизни…
Ох, чужие на празднике мы…
Мы на празднике жизни чужие…
Мы друг другу и жизни чужи'.
АЯ. Ой, какая грустная песня, хоть и потешная…
АНДРОН. Продолжим зачистку.
(уносят с шумом еще одну скатерть)
АЯ (возвращаясь). А что за блюда вы заказывали в этом Пексико?
АНДРОН (припоминает). Севиче кон камаронес…
АЯ. Что-что?
АНДРОН. Севиче с креветками…Рыбёшка какая-то кубиками, креветки нарезанные, всё это
залито маслом, лимоном, помидорами…Очень освежает.
АЯ. Еще что?
АНДРОН. Кесадильяс де вердурас… Похожие на наши чебуреки только с овощами и сыром.
АЯ. Интересно.
АНДРОН. Чилес побланос с тунцом и авокадо…Вроде наших перцев, только
фаршированных тунцом и авокадо.
АЯ. Обалдеть! Как вы всё это запомнили? Или вы знаете испанский?
АНДРОН. Я всё это у них заказывал. Сначала меню Дездемоше принёс, потом то, что мы
выбирали, записывал, а у меня память зрительная хорошая. Я могу вам назвать все штаты
15
США, всех 38 маршалов Наполеона и всю библейскую цепочку, кто кого родил: Авраам
родил Исаака, Исаак родил Иакова, Иаков родил Иуду, Иуда — Фареса, Фарес — Есрома,
Есром — Арама, Арам — Аминадава...И дальше по цепочке: Наасон, Сальмон, Вооз, Овид,
Иессей, Давид, Соломон, Ровоам, Авия, Асу, Иосафат...Мог бы еще десяток назвать до
Зоровавеля, но боюсь вас утомить.
АЯ. Обалдеть! Откуда у вас это?
АНДРОН. Когда мне было десять лет, меня отправили на лето в деревню к бабушке, а у неё
была всего одна книга – библия, еще дореволюционная. А я, как прилежный школьник,
воспринял её, как учебник истории, и когда читал, машинально запомнил.
АЯ (хохочет). Ну, и память! Мне бы такую!
АНДРОН. Извините, вспомнилась байка. Хотите расскажу?
АЯ. Байка про память?
АНДРОН. Скорее про заказ…Но про заказ по телефону.
АЯ. Чую, опять что-то очень интересное…Рассказывайте.
АНДРОН. Человек звонит по телефону и просит записать заказ…На первое, на второе…Ну,
там цыплёнок-табака с картошечкой жареной…Не пережарьте только и подайте
отдельно…Водку нет, ни в коем случае…Лучше бутылочку сухого, а еще лучше две…Десерт
к какому часу? Подождите, я уточню…В одиннадцать я ставлю батарею на втором этаже, в 14
– смеситель в 35-ой квартире, и только потом прямо к вам, в 67-ую на установку унитаза. Так
что, часов в семь ждите.
АЯ. Забавно.
АНДРОН. Еще одну байку?
АЯ. Валяйте.
АНДРОН. Человек получил инфаркт, когда увидел на улице поливальную машину, на баке
которой было написано «пиво»…
АЯ (удивлена). Что, пивом поливали улицы?
АНДРОН. Вот человек так и подумал…И получил инфаркт.
16
АЯ. А на деле?
АНДРОН. Кто-то пошутил. Заклеил слово «вода» словом «пиво».
АЯ. Ну и шуточки у вас.
АНДРОН. Заклеивал, увы, не я…Ну что, тащим следующую скатёрку, залитую кровью вина?
АЯ. Вы же вроде вина не пили и не покупали…
АНДРОН. Неужели это настоящая кровь?
АЯ. Или настоящий томатный сок?
АНДРОН. Боже, у нас всё не настоящее…Придется мне еще раз спеть для вас.
АЯ. Пойте.
АНДРОН.
Вся наша жизнь — стеченье обстоятельств
Кругом барьеры, засилье ерунды.
Но нас спасает стеченье препирательств,
И мы выходим сухими из воды..
Припев. Такова се ля ви!
Ожидаешь любви Получаешь «увы».
Такова она се ля ви.
Что завтра ждёт, никто из нас не знает.
Один «Газпром»...в ответе на вопрос…
Минздрав нас без конца предупреждает…
Но есть у нас спасительный «авось».
Припев.
Мы в плену у отгремевшей мощи,
Собираем с красных яблонь дым.
Всё, что раньше было просто прошлым,
Стало розовым и светло-голубым.
Припев.
17
Ах, сколько в этой жизни мимолётного!
Трепещем мы, как бабочки, впотьмах.
Но человека отличает от животного
Занудная забота о деньгах.
Припев.
Я не скажу, что стали нынче жиже
Апломбы и амбиции, и спесь,
Горды'ни, го'норы, престижи…
Всё это нынче, к сожаленью, есть.
Припев.
Мы навсегда в плену у обстоятельствКругом барьеры, запреты и табу'.
Но нас спасает стеченье обстоятельств,
Мы можем всё, но через «не могу».
Такова се ля ви…
АЯ. Эта песня повеселее. Откуда вы все эти песни берёте?
АНДРОН (уклончиво). Беру…
АЯ. Неужели сами сочиняете?
АНДРОН. Бывает… Ну, понесли.
(уносят скатерть)
АНДРОН (возвращаясь). Но что вас подвигло на занятие этим малоприятным клинингом?
АЯ. Я снимаю жильё.
АНДРОН. Квартиру?
АЯ. Три квадратных метра в однокомнатной квартире.
АНДРОН. Надеюсь, не у мужчины?
АЯ. Учительница, разведёнка… С утра в школе, по ночам проверяет тетради…
18
АНДРОН. А стол один…
АЯ. Один да еще на кухне… Поэтому я по ночам, когда он занят, сплю, а просыпаюсь, только
когда он свободен… Хозяйка, на моё счастье, готовить не любит и не умеет. Покупает
государственные пельмени, доширак, яйца для яичницы и масло для бутербродов.
АНДРОН. Тогда понятно, почему от неё муж ушел.
АЯ. Я только поджариваю много лука для пельменей, колбаску и сыра для яичницы и
подогреваю ломтики хлеба в тостере, чтоб маслу на тёплом было легче намазываться.
АНДРОН. Да, пища у вас довольно спартанская.
АЯ. Но в выходные я начинаю кухарничать. Обязательно борщ - кастрюлищу – чтобы
хватило дня на три, обязательно котлеты с травкой…
АНДРОН. С травкой? Это что, наркотики?
АЯ. Чур-чур… Петрушка, укроп… Еще пирожки с капустой и большой пирог с яблоками…
За обедом наблюдается телячий восторг. Особенно со стороны её дочери-школьницы.
АНДРОН. Восторг я люблю…Но подозреваю, что у вас это не просто борщ и просто пирог.
Предчувствую ваши импровизации.
АЯ. Ваше предчувствие вас не обманывает.
АНДРОН. Ну, что, несём еще?
(собирают со столов вилки, ножи и уносят)
АЯ (возвращаясь). У вас светлая голова, Андрон, вы, наверно, еще чем-нибудь увлекаетесь?
АНДРОН. Вы имеете что-нибудь типа хобби? Вы будете смеяться, я увлекаюсь дизайном.
АЯ. А почему я буду смеяться?
АНДРОН. Видите коврик? Я его делал для дома, назвал ККБ – коврик квартирной
безопасности. Вытрите об этот коврик ноги или хотя бы наступите на него.
АЯ (наступила на коврик, тут же раздался собачий лай, Ая вздрогнула и сошла с коврика).
Ой…
19
АНДРОН. Предупреждает о незваных гостях. При этом громкость лая регулируется. Для
дома – очень громко, «злая собака»…Но решил, что на работе тоже пригодится. Припрется
кто-нибудь из аудита, ревизии или какой-нибудь непрошенный проверяющий от шефа –
легкий «гав-гав»…И мы все во всеоружии ныряем в компьютеры.
АЯ. Забавно. А еще что?
АНДРОН. Вон светильник – «медуза» называется. Со щупальцами. Медуза австралийская
пятнистая. Видите, сверху синяя с белыми пятнышками, а щупальцы – аж трёх цветов: синерозово-белые…
АЯ. Красиво.
АНДРОН. А дома у меня - кофемолка ночного видения, табуретка ближнего боя и толкушка
для пюре с оптическим прицелом.
АЯ. Звучит очень смешно.
АНДРОН. Выглядит тоже…Еще есть иконка с изображением какого-то святого, а над головой
святого – нимб…Так я этот нимб сделал из светодиода – чудесный ночничок…Всю ночь
светит.
АЯ. Андроша, вы золотой человек.
АНДРОН. Ну, какой из меня золотой человек? Вы правильно заметили, что я неудачник. В
моём творчестве столько неудач. Знали бы вы, сколько я напридумывал ерунды.
АЯ. Например?
АНДРОН. Ну, представьте себе спинку стула, якобы встроенного в стену…Не весь стул, а
только спинку.
АЯ. Для чего?
АНДРОН. Допустим, для пиджака. У нас – такая привычка – набрасывать на спинки стульев
шмотки всякие: пиджаки, платья, брюки… Вот мои мозги и придумали – сделать дома ряд
спинок в стене, на которых висели бы разноцветные шмотки.
АЯ. Разноцветные – это красиво.
АНДРОН. Но по сути – это же бред сивой кобылы, ерунда собачья, протест против вешалок –
20
и всё.
АЯ. Не переживайте вы так.
АНДРОН. Потом я пытался сделать одно хитрое зеркальце. Для сильно пьющих людей.
Приходишь домой под мухой, смотришься в зеркало, а у тебя там нос краснеет.
АЯ. Остроумно.
АНДРОН. Но у меня ничего не вышло. На себе опыты ставил, но нос так и не заставил
покраснеть.
АЯ. А светодиод, как на иконке, не пробовали?
АНДРОН. Пробовал. Но он не краснеет, а просто ярко горит. Что уже неправда, враньё.
АЯ. Перестаньте себя корить…Неправда, враньё – это всё чепуха. Ложь – всего лишь одна из
форм мышления.
АНДРОН. Чего? Каким на фиг мышлением может быть ложь?
АЯ (отмахнулась). Ложь, как мышление, бывает двух форм…Пассивное – с умолчанием об
истине и активное – с искажением истины.
АНДРОН (удивлен). О, вы что-то знаете про враньё?!
АЯ. Еще бы не знать. У меня за враньё пятерка.
АНДРОН. Вас что, учили врать, и вы отличились в этом «мышлении»?
АЯ. Зачем этому учить? Но изучать, как люди лгут и почему, надо.
АНДРОН (даже сел от неожиданности). Изучать брехню? Изучать враньё?
АЯ (рассмеялась). Вы поймите, Андрон, лгать человеку труднее, чем говорить правду.
АНДРОН. Даже так? Вот уж никогда бы не подумал.
АЯ (втолковывает, как школьнику). В сознании врущего одновременно существуют два
варианта события – действительное и вымышленное…
АНДРОН. Какого события?
АЯ. Любого, о котором идет речь. Но действительное отражается в человеческом мозгу в
виде «следов памяти», а вымышленное – следов памяти не имеет. Лгущему приходится
21
постоянно изгонять из памяти реальное событие, то есть первый действительный вариант,
и одновременно запоминать второй – несуществующий и вымышленный. Между яркими
следами действительными и бледными ложными возникает конкуренция, что приводит к
противоречиям, непроизвольным оговоркам…Лгущий, лавируя между правдой и вымыслом,
вынужден «проигрывать варианты», чтобы не ошибиться. На один вопрос лгущий должен
проделать не менее трех мыслительных действий, при ответе на второй вопрос – не менее
шести, на третий – девяти и так далее.
АНДРОН. Стойте, стойте. Это что же? Получается, что врущий человек умнее неврущего?
АЯ. В несколько раз!
АНДРОН. Какой кошмар…(смущаясь) Наверно, уже можно рабочие столы растаскивать по
рабочим местам?
АЯ. Нет, еще мусор не весь унесли. (уносят, что осталось на столах)
АЯ (возвращаясь). Но вы молодец…Вы в моих глазах сильно выросли.
АНДРОН. Почему?
АЯ. Вы не только программист по профессии, вы же еще и дизайнер…
АНДРОН. Дизайнер-любитель…Или, как мой отец посмеивается, дизайнер из
самодеятельности…В их времена была художественная самодеятельность, ну это что-то
вроде художественного хобби…Как бы вторая профессия, профессия по любви…Ну, это если
вы петь любите, танцевать, играть на трубе…
АЯ. Ага, значит, ваше пение…
АНДРОН. Правильно, самодеятельность. Я и стихи пишу в этом же самодеятельном ключе, и
даже сценарии фильмов выдумываю…
АЯ. Каких фильмов?
АНДРОН. Ну, ясно каких, если эта самодеятельность художественная.
АЯ. О, да вы еще и сценарист!
АНДРОН. Сценаристы пишут сценарии, а я писать не умею – я только выдумываю.
22
АЯ. Расскажите мне что-нибудь из вами выдуманного.
АНДРОН (задумался). Не знаю, на чем остановиться.
АЯ. У вас что, целые горы выдуманного?
АНДРОН. Горы-не горы, но много всякого…Ладно, слушайте…Называется «Домджентльмен». Но это рабочее название. Когда напишут сценарий настоящий, там, конечно,
все акценты, все тонкости изменятся, и название тоже изменится… «Дом с душой» - так
можно будет назвать.
АЯ. Рассказывайте, рассказывайте поскорее, мне не терпится узнать, что это за Дом такой?
АНДРОН. Вы чересчур быстрая…Начинается всё с двух влюблённых. Она – красавицаневеста, а он программист…
АЯ. О, что-то знакомое…
АНДРОН. Не сбивайте. Я по памяти, могу что-нибудь и напутать…Невеста журит жениха:
Ты должен быть изысканно предупредительным, должен предугадывать всё, что твоя
любимая возмечтает пожелать.
АЯ. Ага, он был рассеянным.
АНДРОН. Нет. Он старался. Ну, подать ей шляпку, ну, флакон духов, ну, цветы…Ну, вы
знаете.
АЯ. Ничего я этого не знаю.
АНДРОН. Хорошо, продолжу дальше…Тогда он, как программист, решил сделать такую
«программу предугадывания желаний»…А будучи еще и дизайнером по жилищу, он эту
программу предугадывания женских желаний постарался «встроить» в «дом-джентльмен».
АЯ. Ах, вон оно что! Это уже остроумно.
АНДРОН. Больше того, для общения со своей будущей женой он дал этому джентльменудому голос.
АЯ. А голос, конечно, был красивый.
АНДРОН. Баритон…
АЯ. Такой, как у вас.
23
АНДРОН. Это не имеет значения…Продолжу. Невеста восхитилась такой волшебной
предупредительностью дома-джентльмена, но потом стала воспринимать этот баритон, как
голос некоего реального хозяина дома, не имеющего возможности показаться ей наяву.
АЯ. Почему?
АНДРОН. По каким-то причинам…Может быть, даже опутанного какими-то чарами…
АЯ (догадывается). Заколдованного!
АНДРОН (продолжает). И невеста, будучи девушкой с хорошим воображением, стала
постепенно влюбляться в этого невидимого господина.
АЯ (догадывается). Ой, «Аленький цветочек»! «Красавица и чудовище»!
АНДРОН. Только в двадцать первом веке…Но…
АЯ (торопит). Скорее, скорее, а то я лопну от нетерпения.
АНДРОН. Я сказал «но» - значит «но»…Дом-джентльмен, наделенный программистом
аналогом души, начинает испытывать ответное чувство.
АЯ. С ума сойти.
АНДРОН. Он первым признаётся девушке в своей любви!
АЯ. Но как, откуда…
АНДРОН. Он был запрограммирован на весь любовный опыт человечества. «Страдания
молодого Вертера», «Манон Леско», сонеты Шекспира, Пушкин – «я встретил вас и всё»…
АЯ. В голове не умещается.
АНДРОН. А в компьютер любая программа входит…
АЯ. А дальше, дальше…
АНДРОН. Концовка трагическая… Понимая, что кроме слов о любви, ничего больше не
будет, Дом вспыхивает от переполняющих его душу чувств и начинает реально гореть.
Невеста в панике пытается его погасить, но ничего не может сделать. Тогда она звонит
жениху: его надо спасти…Но не дождавшись жениха, сама бросается в этот огонь.
АЯ. Огонь любви…
24
АНДРОН. Вы догадались…Жених-программист появляется только на пепелище. И ему
остаётся только склонить голову перед силой любви.
АЯ. Можно, мы сейчас ничего не понесём?
АНДРОН. А у вас хорошее сердце…
(уходят, ничего не вынося. И долго не возвращаются. Звучит музыка)
АЯ (возвращаясь). Ваша история про влюбленный Дом из головы не выходит.
АНДРОН. Значит, задело.
АЯ. Еще как задело…А вы хотели бы пойти учиться сценарному делу?
АНДРОН. Не могу пока. Здесь у Дездемоши дел невпроворот.
АЯ. Обидно, что такой талант пропадает…
АНДРОН. Кто вам сказал, что пропадает? У меня башка бесконечно творит. Сама по себе.
Только успевай записывать или запоминать. Хотите, я вам стихи почитаю, которые только
вчера в голову пришли?
АЯ. Конечно, хочу.
АНДРОН. Мы все у жизни вроде реквизита…
Болтаемся на сцене средь вещей.
То мы на первом плане, то забыты,
А многие для мебели воще.
Нужны мы часто только лишь для фона,
На коем жизнь играет глупый фарс.
А иногда по целому сезону
На сцене этой и не видно нас.
Снесут в подвал, поставят в паутину –
И ты сиди в пыли до лучших дней.
Да в темноте какой-нибудь скотина
Завалит сверху ветошью своей.
Но вдруг – лафа. Тебя почистят щеткой,
25
Прогладят складки, ежели морщит.
Ты вновь на сцене, смотришься в охотку
И у тебя одушевленный вид.
Тебя совсем не тянет за кулисы.
Ты в первом акте – на стене ружьём
Сосредоточенно висишь, со смыслом,
Чтобы потом шарахнуть во втором…
Мы все у жизни вроде реквизита.
В сравненье этом никаких обид.
Ведь жизнь прекрасна, как по нам пошита
И как влитая села и сидит.
АЯ (аплодирует). Я почему не отказалась от вашего предложения заняться клинингом? У
меня тема диплома – общение. А тут «МегаЦентр» - что-то жутко современное и огромное. Я
ведь не просто стала приходить к вам убираться, я стала еще и присматриваться,
прислушиваться… Как бы нечаянно попадала на ваши деловые встречи, планёрки и
совещания. Сначала меня охватила оторопь: это не общение, это тусня. Это как бы планёрки,
как бы совещания по обмену опытом, как бы деловые встречи под лозунгом «с глазу на глаз
лучше договориться». Это обозначение деятельности.
АНДРОН. Что, в самом деле, это выглядит так? Я на планёрках не бываю, на совещания не
хожу – времени не хватает.
АЯ. Ваш отдел программистов я еще не анализировала. Вот разве что сегодня познакомилась
к корпоративной вечеринкой, посвященной юбилею шефа.
АНДРОН. Да, знакомство ваше оказалось печальным.
АЯ. Это исключение из правил… Это праздник, а в будни - я вам говорила уже – я
просматриваю оставленные вами листочки на столах…И могу ответственно сказать: вы не
планктонарии.
АНДРОН. Кто-кто?
АЯ. Не офисный планктон – пролетарии постиндустриального мира.
26
АНДРОН. Остроумно.
АЯ. Никакого остроумия, это уже банально. Просто раньше это называлось: белые
воротнички, клерки, должность для мебели, переклад бумажек… Они всё время в ожидании
конца рабочего дня, обеденного перерыва, выходных, отпуска и пенсии. Опасаются только
проверки уровня компетенции. А остальное время – компьютерные игры, переписка в
социальных сетях, и постоянный страх, что сократят. Все остроумные законы Паркинсона и
Мэрфи – это про них.
АНДРОН. Помню, помню…Закон бутерброда. Если какая-нибудь неприятность может
случиться, то она обязательно произойдет…Неужели в нашем МегаЦентре всё это в порядке
вещей?
АЯ. Вас лично я могу успокоить… Высшая форма творческих способностей рождается от
собственного скептицизма. А этот скепсис за лидером-неудачником я давно приметила.
АНДРОН. Что за листочек вы читали, не помню…Но был у меня тупик, помню. Когда ничего
не получалось. Ничего не происходило, в голове ничего не рождалось. Тогда я начал запоем
читать. Не таким запоем, как сегодня. Прочел тысячу умных книг. При этом не просто читал,
а старался анализировать. Не про что роман, а что движет сюжет. Чтобы сформулировать
одной фразой. Ну, к примеру, «Швейк» Гашека. Швейка объявляют сумасшедшим, но он
оказывается самым здравомыслящим, и генеральные планы генеральных штабов срываются
из-за плана маленького человека – выжить… «Турандот» Брехта. Император обещает руку
дочери тому, кто сумеет отгадать причину бедствий страны, а причина – в нём самом…У меня
теперь этих пружин, двигающих сюжет, тысячи. Потом мне пришло в голову – переписать
слово в слово произведение любимого автора, задавая себе постоянно вопрос: почему автор
выбрал именно эти слова. Я взял «Вишневый сад» Чехова. У Чехова написано «комедия». Но
сколько в театре ни смотри – не смешно. Зритель переживает, утирает слезы, но не смеется. В
чем загадка? Как сделать, чтобы стало комедией, как завещал Чехов? А что если усадьба
Раневской – это шесть соток? Уже забавно. Во-вторых, дача должна быть щитовая,
малогабаритная. Тогда оправдывается, что Гаев обращается к шкафу «многоуважаемый». На
даче шкаф – это единственная мебель, пройти невозможно…Вот уже что-то похожее на
комедию. Гениальный Чехов писал пьесу на вырост, он предвидел, что она может быть
комедией только при социализме… Я переписывал «Вишневый сад» и всё глубже проникался
27
прозорливостью Чехова. В последнем акте, когда забывают Фирса, надо, чтобы ему, образу
«многоуважаемого шкафа», который всегда рядом, отъезжавшие укладывали в руки все
документы и деньги. А потом – раз - и забыли. Предтеча театра абсурда…Именно после этого
переписывания я ожил. Мозги заработали. Я научился писать стихи и к каждому празднику в
отделе что-нибудь сочиняю.
АЯ. Почитайте.
АНДРОН. Это одному нашему, Шлёпневу. Он очень маленького роста, но голова хорошо
работает.
Собирали в конницу коней,
Но поизмельчали что-то кони.
Были кони – стали просто пони,
Ну и взяли в понницу поней.
Понский волос украшает гриву,
Не грызет понек своих удил.
- Что не ржешь, мой понь, мой понь ретивый? –
В первой понной понник вопросил.
- Нет у нас безумства и отваги,
Понной гвардии у нас вовек не быть.
Мы воще-то мирные поняги,
Можем понку разве повозить.
Понокрад нас не крадет подавно,
Поневоды держат за ослиц.
Понским молоком мы только славны
От милейших понских побылиц.
Нам бы всем поням в свою понюшню,
Чтоб сенца подсыпали в понце…
28
Понь-огонь – звучит неблагозвучно,
Только не об этом жеребце…
АЯ. Хорошо. Андроша, вы раскрываетесь для меня всё лучше и лучше. Почитайте еще.
АНДРОН. Новое – это хорошо забытое старое.
Правое – это хорошо забытое левое.
Левое – это хорошо забытое правое.
Черное – это хорошо забытое белое.
АЯ. Ой, да вы философ.
АНДРОН. Это одной нашей лаборантке…
Мы жизнью довольны отчасти.
Порою самим же смешно:
Живем мы, живем в ожидании счастья,
Не зная, какое оно.
Мы жаждем улыбки фортуны,
Богатства, удач чтоб полно.
А счастье, увы, в этом мире подлунном
Не знаем, какое оно.
О нем мы мечтаем, мечтаем украдкой...
И сердце чуть-чуть смущено...
Мелькает, мелькает простая догадка:
От сердца зависит оно.
А значит, коль сердце, как в сказке,
Любовью одушевлено...
Живем мы, живем в ожидании счастья
И знаем, какое оно.
АЯ. Видимо, вы были в неё влюблены.
АНДРОН. Она замужем.
АЯ. Давайте еще.
АНДРОН. Песня. Об одной секретной свадьбе. По мотивам фильма «Семнадцать мгновений
29
весны». Но исполняется на мотив «Кумпарситы» в ее одесском варианте.
Ах лучше б нам на этих свадьбах не гулять бы
Старара бербе мама гоца цаца у.
Вот вам история одной секретной свадьбы
Старара бербе мама гоца цаца у.
Однажды Штирлиц как-то раз решил жениться –
Вдруг потянуло штурмбанфюрера на связь.
Решил он к Центру за невестой обратиться –
И для него одна свободная нашлась.
Вели ее через границы и преграды,
Ввели в кафе…Был это город Берн…
Они случайным обменялись взглядом –
Был Штирлиц враз и удовлетворен.
Но не о Штирлице мы песню распеваем,
Герой не Штирлиц, а его жена…
Суть ее жизни сексуальной составляет
Один лишь взгляд и больше ни хрена.
Ах, лучше б нам на этих свадьбах не гулять бы
Старара бербе мама гоца цаца у.
Вот вам история одной секретной свадьбы
Старара бербе Центр Юстас цаца у.
АЯ. Эта выше всяких похвал! (аплодирует)
АНДРОН. Ну, хватит, распелся. Давайте работать.
АЯ. Нет, нет, мне очень нравится, как вы поёте. Спойте еще.
АНДРОН. Ну, последнюю…Песню российских туристов…(мотив «Комарово»)
На денечек до второго
Я уеду в Гуанчжоу,
Похожу среди китайцев
30
И бамбука пожую,
А потом, задком виляя,
Улечу я на Гаваи,
Поваляюсь в Гонолулу
На нудистском на пляжу.
На денечек до второго
Я уеду в Гуанчжоу,
Похожу среди китайцев
И бамбука пожую.
От Гаваев до Парижа
Добираться много ближе,
Чем с Москвы до Бологого
Без плацкарты кислый путь,
А от Бонна до Чикаго
Вообще не больше шагу,
Если брать НЕ расстоянье,
А возможности шагнуть.
На денечек на Гаваи
Улетим, задком виляя,
Поваляться в Гонолулу
На нудистском на пляжу.
За денечек до второго
Вы к себе вернетесь снова
От парижских проституток
И ньюйоркских стюардесс,
А тоской и ностальгией
Будут мучиться другие,
Кто в дороге заблудился
И не в этот поезд влез.
За денечек до второго
Вы к себе вернетесь снова
31
С гонолульского песочка
На российский на асфальт.
АЯ. Вот теперь можно идти…
(снова уносят то, что осталось, в комнату уборщицы)
АНДРОН (возвращаясь). А мне убираться нравится.
АЯ. Может, вам устроится менеджером по клинингу?
АНДРОН. Нет, я не хочу терять вас…Аечка, а что у нас итальянское шампанское тут стоит?
Уж не намекает ли оно нам, что его надо выпить?
АЯ (печально). Все фужеры сегодня – с отбитыми ножками.
АНДРОН. Что вы говорите?
АЯ (степенно, солидно, с важностью). Мужчины могут пить только из граненых стаканов
или жестяных кружек. Фужерам, как недостойным, они откручивают ножки.
АНДРОН (отвечает в том же тоне). Какие жестокие эти мужчины.
АЯ. Эти пьющие мужчины .
АНДРОН. Я тоже попадаю в это подразделение?
АЯ. А где вы провели прошедшую ночь? Что скажет вам ваша жена?
АНДРОН. Она ничего не скажет.
АЯ. Она у вас немая?
АНДРОН. Она ничего не скажет, потому что у меня её нет.
АЯ. Вы в разводе?
АНДРОН. Я холост.
АЯ. О, холостой патрон?
АНДРОН. Шеф, то бишь патрон у нас Дездемон Семёныч, а он не холостой.
(от такого важного и солидного тона оба не выдержали и рассмеялись)
32
АНДРОН. Теперь вы понимаете, Аечка, что нам надо выпить.
АЯ. А за что мы станем пить?
АНДРОН. Не знаю, как вы, а я за любовь.
АЯ. Фи, какой неоригинальный тост.
АНДРОН (вздохнул). Банальность – это уставшая правда, но всё-таки правда.
АЯ. Вы что-то загрустили.
АНДРОН. Я в последнее время часто грущу. Живу между. Между безусловными рефлексами
и условными.
АЯ. Это как?
АНДРОН. Между родителями с их старомодными идеалами свободы, равенства и братства и
коллегами по работе, новым поколением, у которого главное – успех в денежных знаках,
индивидуализм до состояния «пуп земли» и торопливое наслаждение «век короткий – надо
успеть».
АЯ. Ага, родители – это наследственность, это безусловный рефлекс, а коллеги – это
условный, новоприобретённый.
АНДРОН. Вам по научному всё понятно, а мне грустно.
АЯ. Самая секретная тайна, которую труднее всего сохранить – это мнение о самом себе.
Андрон, расскажите о себе.
АНДРОН. Сначала о родителях. У них больше сердца, желудка и гормонов. А у коллег – всё
через мозги: прагма, рацио и компьютер. А я, лидер-неудачник, ощущаю себя между ними
шелапутом, оболтусом, бездельником.
АЯ. Какой же вы бездельник? Я читала ваши соображения по одной мыслишке Шлёпнева.
Мне это не то, что понравилось, меня это просто потрясло. Вы не знаете себе цены. Давайте
выпьем за вас.
АНДРОН. Пить – это мыть шею изнутри.
АЯ (осознала шутку, рассмеялась). Да, помоем шею изнутри итальянским шампанским.
Клеопатра принимала молочные ванны из ослиного молока, а мы…
33
АНДРОН. Как говорил мой отец про борьбу с пьянством: надо, чтобы распитие спиртных
напитков нашим коллективом происходило в атмосфере нетерпимости. Так выпьем же за эту
атмосферу нетерпимости!
АЯ. Андрон, вы замечательный оболтус и шелапут! Я счастлива, что могу выпить за вас.
АНДРОН. Вы счастливы? Не ожидал услышать от вас.
АЯ. Чем больше я вас узнаю, тем больше мне хочется пить за вас.
АНДРОН. А мне – за вас.
АЯ (после паузы). Чувствуете, что вы говорите не те слова?
АНДРОН. Чувствую, но ничего не могу с собой поделать.
АЯ. Я тоже.
АНДРОН. Давайте отложим наши рюмки…Я хочу вас обнять.
АЯ. Я тоже.
(обнимаются и долго стоят молча)
АНДРОН. О чем вы думаете?
АЯ. О том же, что и вы.
АНДРОН. Я, как только увидел вас, подумал: надо устроить её к нам кем угодно, только
чтобы её видеть.
АЯ. И устроили уборщицей.
АНДРОН. Ай, чушь… Но отец будет смеяться: женился на уборщице.
АЯ. К тому времени я уже буду профессиональным психологом. И вам придется устраивать
меня не на должность менеджера по клинингу, а как специалиста по психологии творчества.
АНДРОН. Ой, мама!
АЯ. А мне придется вас изучать.
АНДРОН. Что, всех нас? И Шлёпнева, и Набекреньева, и Дездемошу?
АЯ. Только тебя. Они мне неинтересны.
34
АНДРОН. Тебя… Наконец-то, мы перешли на «ты»… Ты моя мелодия, я твой преданный
Орфей… А что тебе во мне интересно?
АЯ. Главное у моей специальности – воображение. Изучение воображения. И я в твоих
листочках сразу нашла то, что искала.
АНДРОН. Так вот почему…
АЯ. Дурачок, совсем не поэтому…
АНДРОН. А за дурачка можно я тебя поцелую?
АЯ. Тогда мне придётся составлять целый список обзывательств…
АНДРОН. Каких обзывательств?
АЯ. Ну, каких…Балбесик, оболтусик, шелапутик…
АНДРОН. Ради поцелуев обзывай, хоть свинтусом.
АЯ. Только поросёночком.
АНДРОН. Айка, я умираю от счастья.
АЯ (смотрит на часы). Ты забыл позвонить своему Митьке насчет билета.
АНДРОН. Счастливые часов не наблюдают.
АЯ. Но пассажиры-то уже разошлись…Версия о приезде моих родственников – тю-тю.
АНДРОН. А где они у тебя живут?
АЯ. Во Владивостоке.
АНДРОН. Тогда самолёт.
АЯ. На авиабилетах – фамилия пассажира.
АНДРОН. Теперь и на железнодорожных тоже.
АЯ. Но фамилия-то не моя…Что же делать?
АНДРОН. А если у тебя была встреча с женихом?
АЯ. Нет, встреча – это как-то легкомысленно.
АНДРОН. Помолвка!
35
АЯ. Блеск! Дроня, дай я тебя поцелую. Помолвка – это замечательная отмазка. И никаких
подтверждающих документов не надо.
АНДРОН. Но отмазка…Мне не нравится, что отмазка.
АЯ. Это только для института, а для нас это правда.
АНДРОН. Правда, что правда?
АЯ. А ты что, еще не понял? Я же в тебя влюблена, как дурочка.
АНДРОН. Был дурачок, теперь дурочка.
АЯ. Хорошая у нас будет семья – двух дурачков.
АНДРОН. Дурацкая семья.
АЯ. А вот этого не надо. Семья двух дурачков, но чрезвычайно умная. Ведь ты у меня гений
воображения.
АНДРОН. Расскажи мне про воображение. Я понимаю, что оно у меня есть, но что это такое,
понятия не имею.
АЯ (освобождается от объятий и как бы читает лекцию). Воображение – это особая форма
человеческой психики, стоящая отдельно от остальных психических процессов и вместе с тем
занимающая промежуточное положение между восприятием, мышлением и памятью.
Загадочность воображения состоит в том, что до сих пор почти ничего не известно именно о
механизме воображения. В том числе о его анатомо-физиологической основе. Где в мозгу
человека локализовано воображение? С работой каких известных нам нервных органических
структур оно связано? На эти важные вопросы нет почти никаких конкретных ответов.
(хлопнула ладошками и развела их в стороны)
АНДРОН. Фига себе… И этому вас учат?
АЯ. В этом и прелесть воображения. Никто не знает, что это, а оно есть, оно существует.
Обладая богатым воображением, человек может жить в разном времени, что не может себе
позволить никакое живое существо в мире. Прошлое зафиксировано в образах памяти,
произвольно воскрешаемых усилием воли, будущее представлено в мечтах и фантазиях.
Воображение является основой наглядно-образного мышления, позволяющего человеку
ориентироваться в ситуации и решать задачи без вмешательства практических действий.
36
АНДРОН. Аечка, у меня не хватит воображения, чтобы оценить офигительность твоих
знаний…Вот мы говорим: вселенная бесконечна, но когда пытаемся представить себе эту
бесконечность, говорим: до горизонта и дальше. А ведь это просто образ, за который наше
воображение трусливо прячется.
АЯ. Почему трусливо? Оно нас просто прощает: что с вас взять, дурачки?
АНДРОН. Аюша, я хочу снова тебя обнять. Ты моё бесконечное воображение…Но что ты
будешь делать у нас, в этом болоте?
АЯ. Вот тут ты не прав. Ваше воображение призвано рождать идеи, и мне надо будет изучать
продуктивное воображение творцов. Разум не может быть безработным. Он функционирует
даже тогда, когда не решает никаких задач. Наоборот, именно в это время и начинает работать
воображение. Установлено, что человек по своему желанию не в состоянии прекратить поток
мыслей, остановить воображение. Оно заставляет нас, как в шутку говорят, раскидывать
мозгами. Оно придумывает нам идеи – обязательно необычные, обязательно нетривиальные,
обязательно оригинальные. Оно даёт нам способность видеть то, что нам надо, под новым
углом зрения. Оно позволяет нам изменить восприятие того, что мы придумали, чтобы
увидеть его новые, скрытые стороны. Оно переносит нас в невероятные ситуации, и мы
поневоле рождаем невероятные идеи.
АНДРОН. Ая, я восхищаюсь тобой.
АЯ. Дроня, ты золотой человек.
АНДРОН. Раз уж ты завелась и можешь всё объяснить, разгадай еще одну загадку… Мой
отец при советской власти был сознательным коммунистом, но верил в бога. В церковь не
ходил, там могли его увидеть и донести. Могли быть неприятности. Он общался с богом
интимно. Крестил меня, когда я был еще маленьким. Считал, что войну с Гитлером нам помог
выиграть бог.
АЯ (раздумывает). Сознательный коммунист…Сознание – это поле, в котором происходит
осмысление происходящего. Но есть еще и подсознание… Подсознание, как и воображение,
не фиксируется никакими приборами, но оно есть, оно существует. По индуистским понятиям
именно подсознание – это место связи с богом…
АНДРОН. Аюня, ты чувствуешь, мы не хотим, мы не можем расстаться. Мы придумываем
37
любые поводы, чтобы еще немного побыть вместе. Нет, я хочу сегодня же представить тебя
моим родителям.
АЯ. Я бы сделала то же самое, но мои родители далеко.
АНДРОН. Твои пусть подождут, а к моим мы сейчас же…
АЯ. Дроша, как раз сейчас же не получится. Мне надо уже бежать.
АНДРОН. А что случилось? Мы же вроде бы с институтом всё утрясли – помолвка…У тебя
что, назначено с кем-нибудь свидание?
АЯ. Дроша, не неси чепухи…Просто у моей хозяйки Киры Кирилловны - ну, училкаразведёнка, я тебе рассказывала о ней - сегодня операция – что-то с сердцем…А её дочку на
неделю забрал к себе отец, бывший муж…Я просто обязана быть рядом в больнице.
АНДРОН. Понимаю. (восхищенно) Ах, Айка, какой ты человек. Ладно, беги. Но знай: я
сейчас же меняю табличку на твоей двери. «Менеджера по клинингу» снимаю, а вешаю
новую – «Гений чистой красоты».
АЯ (отмахивается). Ой, ну какая красота.
АНДРОН. Чистая, чистая…Подожди минутку.
АЯ. Переделаешь табличку без меня.
АНДРОН. Табличку потом…Я пойду в больницу с тобой.
АЯ. Дроня, ты сошел с ума…К ней и меня-то неизвестно как пропустят…Ты пойми, я ей
никто.
АНДРОН. А я жених этой никты…Ты меня своей Кире Кирилловне представишь…Скажешь,
что после помолвки мы не смогли расстаться…
АЯ (улыбается и соглашается). Идём…Да поскорей, поскорей.
АНДРОН (неожиданно запел песню Исаака Шварца и Булата Окуджавы «Две вечных
подруги». Ая не смогла удержаться и тоже запела)
Еще он не сшит, твой наряд подвенечный,
И хор в нашу честь не поёт…
38
А время торопит – возница беспечный –
И просятся кони в полёт.
Ах, только бы тройка не сбилась бы с круга,
Не смолк бубенец под дугой…
Две вечных подруги – любовь и разлука –
Не ходят одна без другой.
Мы сами раскрыли ворота, мы сами
Счастливую тройку впрягли,
И вот уже где-то сияет пред нами,
Но что-то погасло вдали.
Святая наука – расслышать друг друга
Сквозь ветер, на все времена…
Две странницы вечных – любовь и разлука –
Поделятся с нами сполна.
Чем дальше живем мы, тем годы короче,
Тем слаще друзей голоса.
Ах, только б не смолк под дугой колокольчик,
Глаза бы глядели в глаза.
То берег, то море, то солнце, то вьюга,
То ангелы, то вороньё.
Две вечных дороги – любовь и разлука –
Проходят сквозь сердце моё.
39
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа