close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

"Вестник" №1(39)2015 г - Калининградский филиал Санкт

код для вставкиСкачать
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
КАЛИНИНГРАДСКИЙ ФИЛИАЛ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ВЕСТНИК
КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО
УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
№1(39)
КАЛИНИНГРАД - 2015
1
НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО
ФИЛИАЛА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО
УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Журнал зарегистрирован в Министерстве РФ
по делам печати, телерадиовещания
и средств массовых коммуникаций.
Свидетельство ПИ № ФС77-50634 от 13 июля 2012 г.
№1(39)
2015
Подписной индекс 45691, каталог ОАО «Роспечать»
УДК 340:330
ББК 67:65
Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета
МВД России. №1(39). 2015 г.: Научно-теоретический журнал.
Калининград: Калининградский филиал СПбУ МВД России, 2015. 134 с.
ISSN 2227-7226
Электронная версия журнала: www.klimvd.ru.
Приказом МВД России от 16 декабря 2011 г. №1250 Калининградский юридический институт
МВД России реорганизован в форме присоединения к Санкт-Петербургскому университету МВД России
в качестве филиала. В связи с этим издаваемый учебным заведением журнал переименован
в «Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России».
Журнал рекомендован Высшей аттестационной комиссией
Министерства образования и науки Российской Федерации
для опубликования работ, отражающих основные научные результаты диссертаций
на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук по экономике и праву.
(Решение Президиума ВАК Минобрнауки России от 19 февраля 2010 г. № 6/6).
Научные публикации, включенные в Вестник, представляют точку зрения автора
на актуальные проблемы правоохранительной и нормотворческой деятельности,
экономики, образовательного процесса и гуманитарных наук, которая не всегда
совпадает с мнением редакционной коллегии журнала.
«Противникам государственности хотелось бы избрать
путь радикализма, путь освобождения от исторического
прошлого, освобождения от культурных традиций ...
Им нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия!»
П.А. Столыпин
Адрес научно-исследовательского и редакционно-издательского отделения
Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России:
236006, г. Калининград, ул. Генерала Галицкого, 30.
Тел. 8 (4012) 46-23-04; e-mail: [email protected]
© Калининградский филиал Санкт-Петербургского университета МВД России, 2015.
2
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ
научно-теоретического журнала
«Вестник Калининградского филиала
Санкт-Петербургского университета МВД России»
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
ВЕКЛЕНКО
Сергей Владимирович,
доктор юридических наук,
профессор, начальник
Калининградского филиала
СПбУ МВД России
ГАЙДЫШЕВА
Марина Геннадьевна,
кандидат юридических наук,
заместитель начальника
Калининградского филиала
СПбУ МВД России
по учебной и научной работе
(заместитель председателя)
МАРТЫНОВ
Евгений Владимирович,
кандидат социологических
наук, доцент,
начальник УМВД России
по Калининградской области
КЛИМОВ
Андрей Юрьевич,
доктор исторических наук,
доцент, заместитель
начальника Калининградского
филиала СПбУ МВД России
по работе с личным составом
МЕШКОВ
Владимир Михайлович,
доктор юридических наук,
профессор, профессор
кафедры криминалистики
Калининградского филиала
СПбУ МВД России
БАЧИЛА
Владимир Владимирович,
кандидат юридических наук,
доцент, начальник
Академии МВД
Республики Беларусь
БОГДАЛЬСКИЙ Пётр,
доктор юридических наук,
комендант-ректор Высшей
школы полиции в Щитно
(Республика Польша)
ЧАПЛЫГИН
Владимир Германович,
доктор экономических наук,
профессор, профессор
кафедры экономики и финансов
Балтийского федерального
университета им. И. Канта
ДЖОРОБЕКОВА
Арзыгуль Мамаюнусовна,
доктор юридических наук,
профессор, заместитель
начальника Академии МВД
Кыргызской Республики
ФАДЕЕВА
Виолетта Владимировна,
доктор педагогических
наук, профессор,
профессор кафедры
АПДиИО ОВД
Калининградского филиала
СПбУ МВД России
ШАБАНОВ
Вячеслав Борисович,
доктор юридических
наук, профессор,
профессор кафедры
Академии МВД
Республики Беларусь
3
РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ
4
ГРИГОРЬЕВ
Анатолий Николаевич,
доктор педагогических наук,
доцент, начальник
кафедры АПДиИО ОВД
Калининградского филиала
СПбУ МВД России
СТАРОСТИНА
Светлана Андреевна,
кандидат юридических наук,
доцент, начальник кафедры
общеправовых дисциплин
Калининградского филиала
СПбУ МВД России
ТОКУБАЕВ
Зайрулла Сембаевич,
доктор юридических наук,
профессор, заместитель
начальника Карагандинской
академии МВД Республики
Казахстан имени Баримбека
Бейсенова по научной работе
ЛУКША
Александр Евгеньевич,
кандидат юридических наук,
доцент, доцент кафедры
оперативно-разыскной
деятельности ОВД
Калининградского филиала
СПбУ МВД России
АВДЕЕВ
Виктор Николаевич,
кандидат юридических наук,
доцент, начальник кафедры
уголовного процесса
Калининградского филиала
СПбУ МВД России
СТУЛОВ
Андрей Владимирович,
старший редактор НИиРИО
Калининградского филиала
СПбУ МВД России
(ответственный секретарь)
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
СОДЕРЖАНИЕ
ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО
Векленко С.В.
Практико-ориентированное обучение как основное требование повышения качества
образования при подготовке кадров в системе МВД России ............................................................... 7
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Мешков В.М., Попов В.Л.
Вновь о централизации учетов в деятельности
правоохранительных органов Российской Федерации .................................................................... 9
Бавсун И.Г.
Значение цели в системе управления органами внутренних дел................................................. 11
Бычков С.Н.
К вопросу о субъекте незаконной госпитализации в медицинскую организацию,
оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях ........................................... 16
Кузнецова Н.И.
Незаконная добыча полезных ископаемых: проблемы квалификации ....................................... 19
Никуленко А.В.
Перспективы реформирования уголовного законодательства России ....................................... 23
Светочев В.А.
Понятие и сущность процессуально-криминалистической программы ...................................... 26
Холманский В.И.,Стульнова Т.В.
К вопросу об организации контрольной и индивидуальной профилактической
работы с лицами, подпадающими под установление административного надзора ................... 30
Дрыженко Д.Б., Семченков И.П.
Подстрекатель к преступлению соучастником преступления не является .................................. 38
Попов А.П., Попов А.А.
Процессуально-правовая природа показаний
в уголовном процессе: компаративистский взгляд ........................................................................ 43
Власова С.В.
Проблемы раскрытия и расследования преступлений,
связанных с совершением неправомерных действий при банкротстве ...................................... 47
Костенко Н.С.
Особенности производства допроса подозреваемого или обвиняемого
при применении норм, предусмотренных главой 40.1 УПК РФ .................................................... 50
Рудов Д.Н.
Привлечение специалиста при расследовании преступлений о заведомом
поставлении другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией ........................................... 53
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
Розовский Б.Г.
Нестандартные задачи совершенствования уголовного процесса (былое и новые думы) ........ 56
Уханкин В.В.
Формирование федеративной государственности России в советский период ........................ 60
Зверев П.Г.
Где проходит граница между правом прав человека и международным
гуманитарным правом в условиях миротворческих операций? ................................................... 64
Прохорова Е.Н.
Актуальные вопросы правоохранительной службы в свете
государственно-правового строительства в современном российском обществе ..................... 68
Зиборов О.В.
Военное положение как элемент чрезвычайного законодательства ........................................... 71
5
СОДЕРЖАНИЕ
Войтенко О.Н.
Мотивация и основные направления реформирования
полиции во второй половине XIX века ............................................................................................ 75
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС И УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ МАСТЕРСТВО
Хаджаев Р.Ш., Завражная Е.С., Вежан Д.В.
Современные тенденции развития высшего образования в Калининградской области ........... 78
Пряхин А.С.
Специфика обучения боевым приемам борьбы
сотрудников ОВД, проходящих первоначальную подготовку ....................................................... 83
ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА
Сидоров В.В.
Участие гражданского общества в уголовном
процессе: необходимость или недопустимость? ............................................................................ 87
Павлик Е.М.
Виктимологические особенности, способствующие хищениям транспортных средств ............. 90
Мещеряков И.Н.
Формы взаимодействия следственных органов и Центрального банка
Российской Федерации (Банка России) как органа государственного финансового
контроля при выявлении преступлений в кредитно-банковской сфере ....................................... 94
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Хаджаев Р.Ш., Завражная Е.С.
Россия - высокая скорость развития:
анализ современного состояния ведущих экономик ..................................................................... 98
Ибрагимова А.Х.
Управленческое бюджетирование процессов нефтегазодобычи ............................................... 102
Кубина Н.Е.
Использование принципов и элементов процессного
управления в маркетинговой деятельности компании ................................................................ 105
Степаненко Д.М.
Принципы формирования и реализации государственной
инновационной политики в Республике Беларусь ....................................................................... 108
Ульянкин П.Н., Голованов А.А.
Система сбалансированных показателей и её интерпретация как инструмента
оценки конкурентоспособности коммерческого предложения предприятия ............................. 112
Голубев А.В.
Выбор между долгосрочным и краткосрочным
оборудованием с учетом налогообложения прибыли .................................................................. 115
Прохорова О.В.
Социальные инвестиции и их влияние на качество жизни ......................................................... 119
Деменко Н.В.
Анализ кредитоспособности на основе системы андеррайтинга
потенциального заемщика банка (на примере ООО «Союз-ТТМ») ........................................... 122
Тарасенко М.А.
Современное состояние и особенности инвестиционной привлекательности
Калининградской области в условиях Особой экономической зоны ......................................... 126
Ефимов Д.Б.
Менеджмент и финансирование предприятий сферы информационных технологий .............. 131
Памятка авторам публикаций в журнале «Вестник Калининградского филиала
Санкт-Петербургского университета МВД России» ............................................................... 133
6
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО
ПРАКТИКО-ОРИЕНТИРОВАННОЕ ОБУЧЕНИЕ КАК ОСНОВНОЕ
ТРЕБОВАНИЕ ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА ОБРАЗОВАНИЯ
ПРИ ПОДГОТОВКЕ КАДРОВ В СИСТЕМЕ МВД РОССИИ
Одной из важнейших задач, стоящих перед образовательными организациями системы МВД России на современном этапе
реформирования органов внутренних дел, является разработка и
внедрение в образовательный процесс новых технологий, форм
обучения, способствующих повышению как практической направленности обучения, так и качества профессиональной подготовки в
целом. Решение данной задачи невозможно без создания учебных
полигонов, которые позволяют моделировать различные ситуации
профессиональной деятельности специалистов органов внутренних
дел и на которых курсантами и слушателями приобретаются и закрепляются соответствующие компетенции и навыки. В этих целях
в Калининградском филиале Санкт-Петербургского университета
МВД России разработан проект создания на базе филиала учебно-ситуационных полигонов для формирования профессионально
значимых умений и навыков будущих специалистов органов внутренних дел, что позволит существенно расширить возможности
обучающихся по усвоению профильных юридических дисциплин.
Учебно-полигонный комплекс «Территориальный отдел полиции» включает в себя следующие специализированные аудитории:
- организация деятельности служб и подразделений охраны
общественного порядка;
- кабинет для проведения допроса, очной ставки и опознания;
- кабинет эксперта-криминалиста.
Специализированную учебную аудиторию «Организация деятельности служб и подразделений охраны общественного порядка»
предполагается использовать при организации образовательного
процесса по таким дисциплинам, как «Административное право»
и «Административная деятельность органов внутренних дел».
Данный полигон предназначен для решения следующих основных
учебных задач:
- формирование у курсантов и слушателей практических умений и навыков по правильному применению административно-правовых и административно-процессуальных норм;
- отработка практических навыков разбирательства с правонарушителями, доставленными в дежурную часть;
- практическое ознакомление с порядком предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах МВД России заявлений, сообщений и иной
информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях;
- подготовка курсантов и слушателей к осуществлению первоначальных уголовно-процессуальных и административно-процессуальных действий при выявлении преступления и административного правонарушения, разрешению возникающих в связи с этим
проблемных ситуаций.
Использование специализированной учебной аудитории
«Кабинет для проведения допроса, очной ставки и опознания»
возможно при организации образовательного процесса по дисциплинам «Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс)»,
«Предварительное следствие в органах внутренних дел», «Дознание в органах внутренних дел», а также специальным курсам по
ВЕКЛЕНКО
Сергей
Владимирович,
доктор юридических
наук, профессор,
начальник
Калининградского
филиала СанктПетербургского
университета
МВД России
7
ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО
расследованию отдельных видов преступлений и в ходе проведения учений.
Соответствующая аудитория предназначена для формирования у курсантов и слушателей навыков:
- принятия процессуальных решений и составления процессуальных документов;
- организации и производства таких следственных действий
как допрос, очная ставка и опознание, в том числе в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым;
- организации и осуществления взаимодействия следователя (дознавателя) с должностными лицами подразделений и служб
органов внутренних дел, адвокатами в рамках подготовки и производства указанных следственных действий.
Кабинет эксперта-криминалиста, оснащенный современными технико-криминалистическими средствами, может быть использован при изучении дисциплины «Криминалистика», а также
при проведении комплексных учений, для отработки практических
навыков обнаружения, фиксации, изъятия и исследования следов
преступления.
Также разработанный проект предусматривает создание еще
двух учебных полигонов:
- зал судебных заседаний;
- полигон формирования эффективной речевой коммуникации.
Зал судебных заседаний необходим для проведения практических занятий по дисциплинам «Уголовный процесс», «Гражданский процесс», «Административное право». Основными задачами
создания и функционирования данного полигона являются:
- развитие у курсантов и слушателей навыков работы с процессуальной документацией;
- изучение особенностей отдельных стадий судопроизводства;
- изучение особенностей рассмотрения и разрешения отдельных категорий судебных дел;
- организация ролевых процессуальных игр;
- развитие навыков судебной риторики.
Учебные задачи, решаемые в ходе проведения занятий на полигоне формирования эффективной речевой коммуникации, - развитие у курсантов и слушателей коммуникативной, лингвистической и социокультурной компетенций по вопросам:
- формирования у курсантов систематизированного представления о сущности, этических принципах, общих психологических механизмах и условиях эффективности профессиональных
контактов между людьми, формирование способов эффективной
коммуникации;
- содержания и психологических особенностей ведения переговорного процесса;
- психологических основ профессионального общения сотрудников правоохранительных органов.
Безусловно, внедрение подобных форм обучения в практику
образовательного процесса - задача непростая, требующая значительных усилий как в плане методического, так и организационно-,
материально-технического обеспечения. Однако, как представляется, реализация этого проекта позволит не только добиться выполнения формальных требований образовательных стандартов,
но и обеспечить решение главной задачи - научить курсанта думать
и принимать обоснованные решения в различных ситуациях его будущей профессиональной деятельности.
8
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
МЕШКОВ В.М.,
доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, профессор кафедры
криминалистики Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
ПОПОВ В.Л.,
доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, профессор кафедры
уголовного процесса Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 351.74
ВНОВЬ О ЦЕНТРАЛИЗАЦИИ УЧЕТОВ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Правоохранительные органы, система учетов, централизованные учеты,
взаимодействие правоохранительных органов.
Авторами рассматриваются некоторые аспекты Концепции построения и развития аппаратнопрограммного комплекса «Безопасный город». В частности, - положение, предусматривающее
создание единой информационной среды в целях обеспечения эффективного и незамедлительного
взаимодействия всех сил и служб, ответственных за обеспечение общественной безопасности,
правопорядка и безопасности среды обитания. Анализ проводится с точки зрения необходимости
формирования системы единых учетов для правоохранительных органов Российской Федерации.
3 декабря 2014 г. распоряжением Правительства Российской Федерации утверждена Концепция построения и развития аппаратно-программного комплекса «Безопасный город» [1]. Во
втором разделе данной Концепции содержится
положение, предусматривающее в целях обеспечения эффективного и незамедлительного взаимодействия всех сил и служб, ответственных за
обеспечение общественной безопасности, правопорядка и безопасности среды обитания, создание
единой информационной среды.
Судя по тексту данного положения, речь идет
о создании единых учетов для МВД России, МЧС
России, ФСБ России, Федеральной службы по надзору в сфере транспорта, Федерального агентства
воздушного транспорта, Федерального агентства
морского и речного транспорта, открытого акционерного общества «Российские железные дороги»,
служб скорой медицинской помощи и иных служб
оперативного реагирования органов местного самоуправления.
Для нас, сотрудников Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
(ранее - Калининградского юридического института
МВД России), это - знаковое событие, поскольку
текст данной Концепции подтверждает нашу точку
зрения о необходимости создания централизованных учетов, которую мы неоднократно отстаивали
на протяжении последних 15 лет. Длительное время
мы не находили понимания со стороны должностных лиц, ответственных за обеспечение общественной безопасности и правопорядка.
Напомним, что наши совместные публикации
выходили в свет в Калининграде и в Тюмени, а также неоднократно представлялись в центральный
аппарат МВД РФ в 1998-2000 годы [2, 3].
Суть наших предложений состояла в следующем.
Создать региональный банк данных, основной
массив которых должен содержать сведения об
экономической деятельности всех субъектов кон-
кретного региона (речь шла о Калининградской
области). Действовавшие в то время региональные учеты в Информационных центрах областей
и краев не имели научно-обоснованной системы
учитываемых признаков, и их использование было
ограничено для различных субъектов борьбы с
преступностью.
В последующем предлагалось создание Единого Российского информационного центра (ЕРИЦ),
где помимо информации о состоянии и динамике
преступности сосредотачивались бы сведения о
таможенных операциях, о налоговых преступлениях и нарушениях финансового законодательства.
Это позволило бы создать определенный заслон
движению «теневого капитала», который уже в те
времена приобретал огромные размеры.
Помимо этого, предлагалось,с привлечением
специалистов в банковской сфере реорганизовать
банковскую систему и, как вариант, создать Контрольный (Президентский) банк, одной из функций
которого должен был стать контроль за всеми видами перечислений и взаиморасчётов между Центробанком, Сбербанком и коммерческими банками
с возможностью блокирования операций, если они
вызывали сомнения в своей чистоте.
Насколько нам известно, более 15 лет эти предложения не были использованы в работе государственного аппарата, и только в конце 2014 г. появилась Концепция, которая предусматривает частичное внедрение в практику правоохранительных и
иных органов наших предложений. Как нам представляется, единые информационные региональные системы всё-таки будут созданы. Они крайне
необходимы в противостоянии криминалу.
Но почему столь длительное время подобные
научные идеи игнорируются, не совсем понятно.
Вроде бы не совсем к месту, но можно привести
пример функционирования правоохранительных
органов в странах Евросоюза. Сотрудник полиции,
работающий в любой из входящих в Евросоюз
9
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
стран, имеет возможность использовать сведения
из информационных массивов практически любого правоохранительного ведомства Европы. Как
отмечают наши польские коллеги, подобная возможность существенно упрощает им процесс расследования не только преступлений, но и правонарушений, даже если правонарушитель занесен
в банк данных не на территории Польши, а, допустим, во Франции. Для получения подобной информации им даже не надо писать официальное
письмо или прибывать в информационный центр.
Достаточно запросить информацию из патрульной машины по Интернету. Разве в России нельзя
пойти таким же путем и объединить криминалистические и справочные учеты всех правоохранительных структур хотя бы на территории области
или края? Что этому мешает? Коррупция? А может
быть, именно коррупционеры не заинтересованы в
таких информационных системах?
Проблемы экономической безопасности России
исследовались в Калининградском юридическом
институте МВД России в начале ХХI века достаточно активно, но, к сожалению, результаты этих
исследований далеко не всегда находили понимание в центральном аппарате нашего ведомства. А
зря. Определенная часть поднимаемых проблем и
предлагаемых решений не утратила актуальность и
за 15 истекших лет. Так, при защите кандидатской
диссертации сотрудником института А.В. Савельевым еще в 2007 году [4] предлагалось шире использовать знания аудитора при решении вопроса
о возбуждении уголовного дела и изобличении лиц,
виновных в совершении преступлений в финансово-хозяйственной деятельности предприятия, интересующего правоохранительные органы. В частности, обосновывалась необходимость привлечения
аудитора к подготовке и непосредственному участию в допросе лица, заподозренного в совершении
преступления в экономической сфере; привлечения
аудитора к производству выемки и обыска с целью
отыскания и изъятия письменных источников ин-
формации о совершенном преступлении; привлечения аудитора для консультирования следователя
и организации профилактических мероприятий, направленных на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступлений.
Длительное время данные научные положения
не были востребованы российскими чиновниками,
но 3 декабря 2014 г. Министерство финансов РФ
в своем Информационном сообщении фактически подтвердило правильность сделанных восемь
лет назад выводов, обязав аудиторов в случаях
коррупционных правонарушений информировать
учредителей (участников) аудируемого лица. При
этом, по мнению специалистов Минфина России,
«адресат указанной информации зависит от характера выявленной ситуации» [5]. Получается,
что для преодоления 1200 километров, отделяющих Калининград от Москвы, научной информации
понадобилось 8 лет. Не многовато ли?
Данные проблемы были актуальны для России
на рубеже веков, и полагаем, что они в настоящее время не утратили свою значимость. Поэтому предлагаем сотрудникам центральных органов
страны более внимательно относиться к инициативе региональной науки. Можно вполне обоснованно предположить, что существующие проблемы в
экономике не стали менее криминализированными. Они уже попадали в орбиту региональной науки, по ним предлагались конкретные решения, но
они по каким-то причинам не были своевременно
изучены и востребованы ни в законодательстве, ни
и правоприменительной практике.
Поэтому считаем разумным поручить одному
из научных подразделений системы МВД России
проанализировать имеющийся массив научной информации, явно недооцененный в своё время (особенно «рождённый» на периферии), и «разумные
зёрна» этой информации использовать в современной практике борьбы с преступностью. Продолжать игнорировать этот массив информации вряд
ли оправданно.
Библиографический список:
1. Концепция построения и развития аппаратно-программного комплекса «Безопасный город».
Утверждена распоряжением Правительства РФ от 3.12.2014 г. № 2446-р // URL: www.consultant.ru/
dokument/cons_doc_LAW_172077/?frame=1. 16.12.2014.
2. Мешков В.М., Попов В.Л. К вопросу о централизации оперативно-справочных и
криминалистических учетов правоохранительных структур России // Особенности борьбы с
наркобизнесом в приграничных регионах России. Сборник материалов научно-практической
конференции. КЮИ МВД России. 16-17 октября 1998 г. Калининград, 1998. С. 3-8.
3. Мешков В.М., Попов В.Л. О необходимости централизации оперативно-справочных и
криминалистических учетов правоохранительных органов Российской Федерации // Материалы
Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы теории и практики ОРД в
современных условиях». Тюменский ЮИ МВД России. 11-12 мая 2000 г. Тюмень, 2001. С. 72-74.
4. Савельев А.В. Современные проблемы использования аудиторских знаний при раскрытии и
расследовании преступлений: Автореферат дис….к.ю.н. Калининград, 2007. 26 с.
5. Информационное сообщение Минфина России от 3.12.2014 г. «Об изменениях Федерального
закона от 30.12.2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» // URL: www.consultant.ru/dokument/
cons_doc_LAW_133642. 16.12.2014.
MESHKOV V., POPOV V.
ABOUT CENTRALIZATION OF THE REGISTRATION IN ACTIVITIES
OF LAW ENFORCEMENT OF THE RUSSIAN FEDERATION AGAIN
Law enforcement, accounting system, centralized accounting, law enforcement cooperation.
The author examines some aspects of the concept of construction and development of hardware and software
«Safe City». In particular - provision for the establishment of a unified information environment in order to ensure
effective and immediate cooperation of all forces and services responsible for public safety, law enforcement and
security environment. The analysis is performed in terms of the need to form a unified registration system for law
enforcement agencies of the Russian Federation.
10
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
БАВСУН И.Г.,
кандидат юридических наук, доцент кафедры управления и информационных
технологий в деятельности органов внутренних дел Омской академии МВД России
[email protected]
УДК 351.74
ЗНАЧЕНИЕ ЦЕЛИ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ ОРГАНАМИ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
Органы внутренних дел, управление, цель, результат, система,
предупреждение преступлений, цели деятельности органов внутренних дел.
На основании проведенного исследования автор делает вывод, что сформулировать цели деятельности
органов внутренних дел достаточно проблематично. Это связано с тем, что в основополагающих
документах об организации деятельности этих органов нет упоминания о целях, стоящих перед их
системой. Четко не обозначена эта категория и в «Дорожной карте дальнейшего реформирования
органов внутренних дел Российской Федерации». И потому, чтобы не потерять ориентиры деятельности,
акцент со стратегической цели перенесен на миссию, то есть предназначение органов внутренних дел,
и промежуточные тактические цели, соответствующие задачам на определенные периоды времени.
В статье предпринята попытка обоснования необходимости формулирования на законодательном уровне
цели деятельности органов внутренних дел и делается вывод относительно того, какой именно должна
быть такая цель и где конкретно она должна найти соответствующее нормативное выражение.
стояние, «…которое поддерживается целенаправ«Самый медленный человек, если он только
ленными действиями» [6, с. 49].
не теряет из виду цель, идет быстрее, чем тот, кто
В психологии цель - это дискурсивно-осознанблуждает бесцельно» [1]. Действительно, цель
но-осмысленная модель, образ предполагаемого,
представляет собой первооснову любой деятельпредугадываемого результата, на достижение коности. В узком смысле ее понятие связывают с
торого спроецированы поведенческие действия
человеческой деятельностью, существенными элесубъекта, его деятельность, активность, проекция
ментами которой являются целеполагание, целеуего чувственно-мотивационных моделей [7, с. 735].
стремленность, подчиненность действия идеально
В литературе отмечается, что, являясь идеальным
представляемому конечному результату этой деяпредставлением конечного результата деятельности,
тельности [2, с. 15]. Индивид или организация не
цель как образ (в широком смысле слова) выступает
могут эффективно функционировать, не будучи
в качестве предпосылки, определяющей ее назначеспособными видеть конечный результат совершаение [8, с. 217]. При этом цель обычно обозначается
мых ими действий. В случае отсутствия таких катекак категория, имеющая две характегорий, как целеустремленность и церистики: во-первых, объективный халеполагание, поведение человека или
Дополняя
деятельность организации становятся и развивая нормативно рактер, так как она явление, которого
необходимо достичь; а во-вторых, цель
спонтанными, носящими в большей
закрепленное
субъективна, так как несет субъективмере эмоциональный, а не обоснопредназначение
ные представления лица или группы
ванный характер. Совершаемые при
органов внутренних
лиц о предполагаемом им результате,
этом действия не увязаны с каким-то
дел, в качестве
цель, которую человек хотел бы полуконечным итогом и представляют сиих целей должны
чить вследствие своей деятельности [9,
юминутную импульсивную реакция на
обозначаться
с. 164].
происходящие события.
реально достижимые
Таким образом, цель носит конДавая философское обоснование
системой результаты
цептуальный
характер, что делает
рассматриваемой категории, Т.А. Кадеятельности.
обязательным ее формулирование
закевич связывает цель со способнона первоначальной стадии любого
стью человека предвидеть будущее и
процесса, и, прежде всего, процесса управления,
конкретные результаты своей деятельности. При
целевая составляющая которого должна обеспеэтом цель не только выражает то, что произойдет
чить его гармоничное содержание. Поставленная
впоследствии, но и указывает, к чему нужно стрецель во многом определяет и методы управления,
миться, что нужно делать, какие средства употреи проблемы, возникающие при их реализации [10].
бить, чтобы осуществить желаемое будущее [3]. По
Имея изначально субъективный характер, цель
мнению А.В. Борзенко, цель также всегда есть преддолжна постоянно стремиться к объективности и
видение будущего, т.е. «будущее в настоящем» [4,
какому-либо материальному выражению. Только
с. 9]. «В лице цели, - писал Гегель, - мы имеем
тогда она будет выступать тем самым ориентиром,
содержание, которое уже известно заранее. Деясвоеобразным маяком в океане бурной человетельность по реализации цели не слепа, а зряча,
ческой деятельности. Деятельность организации,
потому что то, что получается в качестве резулькак и поведение человека, всегда характеризуется
тата, соответствует тому, что было известно и восвоей избирательностью, в основе которой лежит
лимо раньше» [5, с. 248]. И.Т. Фролов пишет: «...кожелание достичь требуемого результата. Видение
гда мы говорим о цели, то имеем в виду, прежде
этого результата, его формулирование на нормавсего, тот факт, что сам процесс постановки цели
тивном уровне являются обязательной предпосылесть не что иное, как акт сознания. Цель как идекой эффективного функционирования системы.
альное предвосхищение результата какого-либо
Поэтому целесообразной можно считать лишь деяреального процесса предполагает деятельность
тельность, подчиненную ясным и понятным для почеловеческого мышления, которое позволяет люнимания большинства участников общественных
дям предвидеть результат своей работы» [2, с. 39].
отношений целям.
Сама деятельность человека - это процесс или со-
11
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Следует отметить, что при всей важности расВ связи с этим интересны результаты опроса сосматриваемой категории корректно сформулиротрудников органов внутренних дел1. Подавляющее
вать цели деятельности органов внутренних дел
большинство (81%) опрошенных уверенно заявидостаточно проблематично. В теории управления
ли, что имеют ясное представление о целях девыработаны научные принципы целеполагания,
ятельности органов внутренних дел. Однако на
а именно: реальность, обоснованность, конкретпредложение сформулировать эти цели многие не
ность, обеспеченность и преемственность целей.
смогли дать четкого ответа, а остальные ответы
Поэтому провозглашаемые цели должны соответраспределились следующим образом:
ствовать данным требованиям.
- выявление, предупреждение, пресечение и
Если предположить, что целью органов внутренраскрытие преступлений (административных праних дел является искоренение преступности (31%
вонарушений) - 40%;
опрошенных сотрудников посчитали возможным
- защита прав и свобод граждан - 21%;
обозначить именно ее в качестве основной), то та- обеспечение правопорядка - 14%;
кая цель не будет отвечать требованию реальности.
- борьба с преступностью - 7%;
Известно, что полное избавление современного об- сохранение жизни и здоровья граждан; общещества от преступности не представляется возможственное спокойствие и безопасность; искореным, следовательно сама постановка такой цели
нение преступности; снижение уровня преступопасна в связи с невозможностью ее достижения.
ности; противодействие преступности; розыск;
Более того, речь на данный момент не идет даже
обеспечение неотвратимости наказания; доверие
о сокращении количества совершаемых преступлеи уважение общества - не более 2% по каждой поний. Говорить, скорее, приходится о снижении темзиции.
пов роста преступности и о приемлемом количестве
Как видно, представления о целях деятельнопреступлений, которое не препятствует нормальности органов внутренних дел у самих сотрудников
му функционированию общества [16-18].
весьма размыты. При этом не все предложенные
Поэтому наиболее реалистичными сегодня выими формулировки отражают содержание категоглядят такие результаты деятельности правоохрарии «цель» в значении какого-то предполагаемонительной системы в целом и органов
го результата деятельности. Так, навнутренних дел в частности, как устазванные большинством опрошенным
Цель носит
новление контроля над развитием
«выявление, предупреждение, пресеконцептуальный
преступности, его стабилизация на
чение и раскрытие преступлений (адхарактер, что делает
определенных показателях, в той или
министративных правонарушений)»,
обязательным ее
иной мере терпимых обществом на
«защита прав и свобод граждан», а
формулирование на
также «обеспечение правопорядка» и первоначальной стадии данном этапе его существования. Подобного рода цель, по крайней мере,
«борьба с преступностью» отражают
любого процесса, и,
саму деятельность, а не ее резуль- прежде всего, процесса соответствует критерию реальности
ее достижения [19, с. 290-291], и 19%
таты. В то время как «общественное
управления, целевая
спокойствие и безопасность», «иско- составляющая которого опрошенных сотрудников органов
внутренних дел продемонстрировали
ренение преступности», «снижение
должна обеспечить
понимание этого.
уровня преступности», «доверие и
его гармоничное
Однако большинство респонденуважение общества», действительно,
содержание.
тов (48%) в качестве основной цели
содержат указание на определенные
деятельности органов внутренних
целевые установки в значении редел назвали спокойствие общества, отсутствие в
зультата деятельности органов внутренних дел, но
нем дезорганизации, вызванной преступным полишь единицы опрошенных продемонстрировали
ведением. Полагаем, что, несмотря на столь высопонимание этого момента.
кий показатель, полученный среди респондентов,
Сложившаяся ситуация объясняется тем, что ни
следует помнить, что эта глобальная цель стоит
в положении о Министерстве внутренних дел Росв целом перед государством, а не только перед
сийской Федерации [11], ни в Федеральном законе
органами внутренних дел. Рассуждая о государ«О полиции» [12], ни в иных основополагающих
ственном контроле над преступностью, А.Н. Хадокументах об организации деятельности органов
ритонов отмечает, что это «…законная деятельвнутренних дел [13, 14] нет упоминания о целях,
ность системы компетентных органов и их предстоящих перед этой системой. Четко не обозначена
ставителей по сдерживанию отклоняющегося (обэта категория и в так называемой «Дорожной карщественно опасного) поведения людей» [20, с. 10].
те дальнейшего реформирования органов внутренКонечно, важнейшее место в данной системе заних дел Российской Федерации» [15] - документе,
нимают именно органы внутренних дел. Но достиимеющем не вполне понятный статус, однако единжение этой цели невозможно без консолидации
ственном содержащем некую стратегию развития
усилий всех ветвей власти - законодательной, исорганов внутренних дел. В то же время цель дает
полнительной и судебной. Для органов внутренних
ответы на важные для организации вопросы, уподел, как отдельно взятой структуры, эта цель нерерядочивает деятельность системы, придавая ей заальна и, как следствие, не достижима. Возложение
кономерный, объективно обусловленный характер.
же ответственности за «отсутствие спокойствия в
За счет нормативного закрепления цели организаобществе» исключительно на органы внутренних
ции исключается спонтанность и разрозненность
дел не совсем справедливо, а увязывание критеридеятельности всех элементов системы управления.
ев оценки их деятельности с ощущением населеВ случае же отсутствия нормативно закрепленных
нием безопасности логически ошибочно. Поэтому
целей деятельности ее содержание теряет такой
необходимо в обозначенной стратегической цели
важный признак, как системность и последовачетко определить сферу ответственности органов
тельность.
1
Было опрошено 197 сотрудников органов внутренних дел, обучающихся на факультете заочного
обучения и повышения квалификации Омской академии МВД России в 2014 году.
12
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
правных посягательств...». В Федеральном законе
внутренних дел в виде ясных, понятных и реальных
от 7 февраля 2011 г. «О полиции» [26] ст. 1 было
целей их деятельности.
закреплено назначение полиции: полиция преднаНапример, Ю.Е. Аврутин, рассуждая об эффекзначена для защиты жизни, здоровья, прав и свотивности деятельности органа правопорядка, счибод граждан Российской Федерации, иностранных
тает последней содержательную характеристику
граждан, лиц без гражданства (далее также - гражконкретных действий служб и подразделений оргадане; лица), для противодействия преступности,
нов внутренних дел по обеспечению контроля над
охраны общественного порядка, собственности и
преступностью, включающих выявление, предудля обеспечения общественной безопасности.
преждение, раскрытие преступлений с целью переТаким образом, можно утверждать, что ученыструктуризации преступности и ее сдерживания на
ми и законодателем был сделан важный шаг в виде
объективно обусловленном уровне [21, с. 21, 22].
определения и нормативного закрепления миссии
А.П. Ипакян один из новых ориентиров (целей)
(социального предназначения) полиции (милиции),
функционирования органов внутренних дел свясодержащей основную идею и определяющей называет со способностью противостоять различным
правление ее деятельности2. Но следует идти
криминальным угрозам [22]. Интересно, что 31%
опрошенных сотрудников органов внутренних дел
дальше и четко обозначить цели деятельности
в качестве основной цели деятельности органов
органов внутренних дел в виде конкретных оживнутренних дел назвали именно адекватную реакдаемых результатов. При этом нельзя забывать,
цию на противоправное поведение или угрозу его
что «целеполагание, задавая общие ориентиры и
возникновения. Думается, именно в этом контексте
направленность деятельности, обуславливает ее
должна осуществляться разработка и нормативное
смысловую содержательность. Достижение ложзакрепление целей, стоящих перед системой органо и ошибочно понимаемых целей, не отвечаюнов внутренних дел.
щих объективным правоохранительПока же цели системы органов внуным потребностям общества, а тем
Следует признать,
тренних дел на нормативном уровне
более противоречащих им, не может
что необходимо четко
четко не обозначены. Чтобы не потесвидетельствовать об эффективносформулировать
рять ориентиры деятельности, акцент
сти деятельности ОВД» [22].
ясные и реальные цели
со стратегической цели перенесен на
В этой связи удачное решение на(ожидаемые результаты
миссию, т.е. предназначение органов
шел А.П. Ипакян, который предлагадеятельности)
внутренних дел, и промежуточные
ет различать два аспекта целей и
органов внутренних
тактические цели, соответствующие
адекватных им результатов, условдел на нормативном
задачам на определенные периоды
но обозначаемых как традиционный
уровне и довести их
времени.
(предметный) и функциональный. Традо сотрудников и
Четкое юридическое закрепление
диционный выражается в получении
общества, что должно
социального назначения, т.е. миссии,
некоего законченного продукта (респособствовать
является обязательным условием норзультата) в виде, например, раскрыпониманию
мальной деятельности любой госутого или выявленного преступления,
ориентиров системы и
дарственной структуры. Миссия опрезавершенного расследования по угоконсолидации усилий
деляет само направление деятельноловному делу, зарегистрированного
всех подразделений
сти системы. Ю.П. Соловей, оценивая
заявления и т.п. Под функциональна достижении
социальную роль милиции1, утвержным аспектом цели и результата по
обозначенных целей.
ее достижению предлагается рассмадает, что из инструмента «силовой»
тривать направленность содержания
поддержки политического режима миправоохранительной деятельности, ее определенлиция должна превратиться в социальный инстиные свойства и качества, которые должны ответут, гарантирующий эффективную защиту личчать предъявляемым требованиям и подлинному
ности, общества и государства от преступных пообъективному назначению. Необходимость такого
сягательств, а ее назначение в самом общем виде
подхода видится автору в том, что он обязывает
можно определить как поддержание (охрану, зарассматривать оба аспекта в органической связи
щиту) установленного в обществе правопорядка
и относится к предметному результату как к есте[23, с. 94]. Другие авторы исходят из представлественному следствию функционального [22]. При
ния о полиции как о социальном институте, основтаком подходе воедино органично увязаны миссия
ным назначением которого является удовлетворе(предназначение организации) и ожидаемые рение общественно значимых потребностей в защите
зультаты деятельности.
жизни и здоровья, прав и интересов личности и наДополняя и развивая нормативно закрепленселения, в обеспечении их безопасности, охране
ное предназначение органов внутренних дел, в
общественного порядка и поддержании правопокачестве их целей должно обозначать реально
рядка [24].
достижимые системой результаты деятельности,
Данный подход был воспринят и законодатетакие, например, как надлежащее качество уголем, который в ст. 1 Закона Российской Федераловно-процессуальной деятельности, разыскной
ции от 18 апреля 1991 г. «О милиции» [25] закреи профилактической работы, высокое качество
пил: «Милиция в Российской Федерации - система
оказания государственных услуг и многие другосударственных органов исполнительной власти,
гие наполненные конкретным содержанием попризванных защищать жизнь, здоровье, права и
казатели, которые характеризуют именно работу
свободы граждан, собственность, интересы общеорганов внутренних дел. Не случайно, отвечая
ства и государства от преступных и иных противо1
Считаем возможным определять миссию органов
внутренних дел по аналогии с предназначением полиции.
2
Миссия правоохранительных органов многих зарубежных стран коротко и емко формулируется в
девизе, который зачастую помещается над входом в здание соответствующей структуры. Его значение донести основную идею деятельности до каждого сотрудника и населения.
13
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
на вопрос анкеты: «Какие, по Вашему мнению,
дополнительные критерии и показатели могли бы
войти в систему оценки?», - большинство респондентов (54,3%) указали одним из критериев оценки
их работы банальную «раскрываемость» [27]. Поэтому следует признать, что раскрываемость (при
всей уязвимости данного показателя) является на
сегодняшний день основным показателем, свидетельствующим об «эффекте» работы правоохранительных органов. Таким образом, основной
целью органов внутренних дел можно обозначить
быструю, адекватную и профессиональную реакцию на противоправное поведение и возможные
угрозы общественной безопасности и общественному порядку, демонстрирующую способность системы противостоять различным угрозам правопорядку. В качестве конкретных результатов, демонстрирующих достижение (или недостижение)
указанных целей, могут выступать показатели
раскрываемости преступлений и качества расследования преступлений, показатели разыскной и
профилактической работы, деятельности по поддержанию общественного порядки и т.д. Если эти
показатели будут достаточно высокими, то и социальные ожидания в части деятельности органов
внутренних дел будут оправданы.
Подводя итог, следует признать, что необходимо четко сформулировать ясные и реальные цели
(ожидаемые результаты деятельности) органов внутренних дел на нормативном уровне и довести их
до сотрудников и общества, что должно способствовать пониманию ориентиров системы и консолидации усилий всех подразделений на достижении обозначенных целей. Полагаем, что многие проблемы
организации и деятельности органов внутренних
дел обусловлены именно неурегулированностью, а
порой и конфликтом целевых установок системы.
Сложно достичь того, о чем имеешь весьма смутное
представление, или того, достижение чего находится выше твоих возможностей. Факт наличия цели,
четкость ее формулировки и доступность для испол-
нителя в первую очередь позволяют максимально
точно определить перечень средств, обеспечивающих достижение изначально смоделированного
конечного результата. «Благо везде и повсюду зависит от соблюдения двух условий, во-первых, от
правильного установления конечной цели, а вовторых, от отыскания соответствующих средств, ведущих к этой цели» [28, с. 330].
На основании изложенного можно сделать вывод о том, что:
- во-первых, формулирование цели деятельности органов внутренних дел в нормативных правовых актах, регламентирующих данное направление
деятельности государства, является обязательным. В первую очередь речь идет об основном нормативном правовом акте - Федеральном законе «О
полиции», в основе которого, безусловно, должна
лежать четко сформулированная цель (или цели)
деятельности органов внутренних дел;
- во-вторых, в качестве такой цели, исходя из
полученных в ходе проведенного исследования
данных и уже отчасти сформировавшейся по данному вопросу доктрины, должна выступать идея
выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений (административных правонарушений). Речь при этом необходимо вести о
приемлемом уровне показателей указанных видов деятельности с учетом того, что полное искоренение преступности невозможно априори и
представляет собой лишь утопию, а не реально
достижимую цель. В этой связи наиболее спорным, пожалуй, остается определение именно
«приемлемого уровня», а не собственно вида и
содержания самой цели.
Полагаем, что предложенный вариант решения
проблемы целеполагания деятельности органов
внутренних дел с возможностью его трансформации в процессе обсуждения крайне важен с позиции его методологических свойств, обуславливающих саму потребность в формулировании цели
любой деятельности человека.
Библиографический список:
1. Лессинг Г. // URL: http://ru.wikiquote.org/wiki (дата обращения 9.09.2014 г.).
2. Фролов И.Т. Проблема целесообразности в свете современной науки. М., 1971.
3. Казакевич Т.А. Целесообразность и цель в общественном развитии // Вестник Ленингр. ун-та. 1963.
№ 23. С. 52-63.
4. Борзенко А.В. Проблема цели в общественном развитии. М., 1963.
5. Гегель Ф. Соч.: в 14 т. М., 1929. Т. 1.
6. Гендин А.М. Предвидение и цель в развитии общества. Красноярск, 1970.
7. Юрчук В.В. Современный словарь по психологии. Минск, 1998.
8. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984.
9. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М., 1984.
10. Гайдамакин А.А. Информационный аспект правового регулирования в социальном и историческом
контексте // Государство и право. 2013. № 7. С. 103-107.
11. Указ Президента Российской Федерации от 1.03.2011 г. № 248 «Вопросы Министерства внутренних
дел Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 10. Ст. 1334.
12. Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 7. Ст. 900.
13. Указ Президента Российской Федерации от 1.03.2011 г. № 249 «Об утверждении Типового положения о территориальном органе Министерства внутренних дел Российской Федерации по субъекту Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 10. Ст. 1335.
14. Приказ МВД России от 21 апреля 2011 г. № 222 «Об утверждении Типового положения о территориальном органе Министерства внутренних дел Российской Федерации на районном уровне» // Бюллетень
нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2011. № 28.
15. Дорожная карта дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации //
URL: http://www.rg.ru/2013/02/04/karta-mvd-site-dok.html (дата обращения 10.09.2014 г.).
16. Ли Д.А. Преступность в России. Системный анализ. М., 1997.
17. Кристи Н. Приемлемое количество преступлений. М., 2006.
18. Сайт ЛЕВАДА-ЦЕНТРА // URL: htpp//www.levada.ru/press/2011012002.html.
19. Бавсун М.В. Уголовно-правовое воздействие: идеология, цели и средства реализации: Дисс… докт.
юрид. наук. Омск, 2013.
14
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
20. Харитонов А.Н. Государственный контроль над преступностью (теоретические и правовые проблемы): Монография. Омск, 1997.
21. Аврутин Ю.Е. Эффективность деятельности органов внутренних дел (государственно-правовые,
социальные и организационные аспекты изучения, оценки, проектирования): Автореф. дис. … д-ра юрид.
наук. СПб, 1998.
22. Ипакян А.П. Оценка эффективности деятельности органов внутренних дел в механизме их реформирования // Труды Академии управления МВД России. 2007. № 7.
23. Соловей Ю.П. Правовое регулирование деятельности милиции в Российской Федерации: Дисс…
докт. юрид. наук. М., 1993.
24. Янбухтин Р.М. Эффективность деятельности полиции: проблемы и критерии // Вестник ВЭГУ. Социально-экономические и общественные науки. 2013. № 1. С. 81-86.
25. Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. «О милиции» // СПС «КонсультантПлюс».
26. Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. «О полиции» // СПС «КонсультантПлюс».
27. Бунов Е.Г. Сотрудники органов внутренних дел об эффективности их деятельности // Социологические исследования. 2011. № 11. С. 87-89.
28. Аристотель. Политика. М., 1911.
BAVSUN I.
VALUE OF TARGET IN THE MANAGEMENT OF INTERNAL AFFAIRS BODIES
Bodies of internal affairs, management, target, result, system,
crime prevention, targets of internal affairs bodies.
Based on this study, the author concludes that formulate the objectives of internal affairs bodies is problematic.
This is because, in the founding documents of the organization of the activities of these bodies not to mention
facing their system. No clear indication of this category in the «Roadmap for further reform of the Interior of the
Russian Federation». And because you do not lose orientation activities, with emphasis on the strategic goal of
the mission is transferred, that is the purpose of the Interior, and intermediate tactical purposes consistent with
those for specific periods of time. The article attempts to justify the need for the formulation at the legislative
level, the purpose of internal affairs bodies and the conclusion as to what exactly should be the goal, and where
exactly it should find an appropriate normative expression.
Рецензенты:
Кайнов В.И., доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой государственно-правовых
дисциплин Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия;
Гайдышева М.Г., кандидат юридических наук, заместитель начальника Калининградского филиала
Санкт-Петербургского университета МВД России по учебной и научной работе.
15
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
БЫЧКОВ С.Н.,
кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры Уголовного права
Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 343.344
К ВОПРОСУ О СУБЪЕКТЕ НЕЗАКОННОЙ ГОСПИТАЛИЗАЦИИ В МЕДИЦИНСКУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ,
ОКАЗЫВАЮЩУЮ ПСИХИАТРИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ В СТАЦИОНАРНЫХ УСЛОВИЯХ
Незаконная госпитализация, организация, оказывающая психиатрическую
помощь в стационарных условиях, квалифицирующие признаки, специальный
субъект преступления, служебное положение.
В статье рассмотрены проблемные вопросы характеристики субъекта преступления, предусмотренного
статьей 128 УК РФ. По мнению автора, конкретизация признаков специального субъекта, использующего
свое служебное положение (ч. 2 ст. 128 УК РФ), позволит обеспечить более точную и правильную
квалификацию содеянного.
В части первой статьи 41 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого человека на охрану здоровья и медицинскую помощь.
Система здравоохранения призвана обеспечивать реализацию этого права. Выполнение этой
важной задачи возможно при полном исключении
из деятельности организаций, оказывающих медицинскую помощь, элементов недобросовестного, халатного, а в некоторых случаях и умышленно противоправного поведения медицинского
персонала. В ряде случаев противоправные деяния, совершаемые медицинскими работниками,
влекут за собой причинение существенного вреда
не только общественным отношениям, обеспечивающим защиту права на охрану здоровья, но и
иным общественным отношениям, в частности
обеспечивающим охрану личной свободы, защиту
чести, достоинства и репутации. За профессиональные правонарушения медицинских работников УК РФ, КоАП РФ, ГК РФ предусмотрена
юридическая ответственность. Самый серьезный
вид юридической ответственности - уголовная
ответственность, она наступает за деяния, предусмотренные уголовным кодексом Российской
Федерации [1]. Объективная уголовно-правовая
оценка, правильная юридическая квалификация противоправных деяний медицинских работников затруднена многообразием специфики
профессиональной медицинской деятельности.
Основная сложность для следственных органов
заключается в установлении вины того или иного
медицинского работника, так как уголовная ответственность наступает лишь для лица, умышленно
или по неосторожности совершившего общественно опасное деяние, прямо предусмотренное уголовным законодательством [2]. Уголовное
законодательство, предусматривая уголовную ответственность за преступления, совершаемые работниками медицинских организаций, сталкивается с проблемой бланкетности норм, в рамках которой возникает необходимость обращения к нормативно-правовой базе, регламентирующей сферу
деятельности здравоохранения. Оказание психиатрической помощи входит в вышеназванную сферу деятельности и осуществляется на основе федеральных законов, международных общепризнанных норм, Постановлений Правительства РФ, ведомственных нормативных правовых актов.
Деятельность, направленная на оказание психиатрической помощи, в том числе связанная с необходимостью госпитализации, требует к себе особого внимания в силу своей специфики. Сегодня
16
общепризнано, что в нашей стране в течение длительного времени помещение на принудительное
лечение в психиатрические стационары применялось государством как мера репрессии, в первую
очередь по политическим мотивам. Впервые в отечественном уголовном законодательстве уголовная ответственность за незаконное помещение в
психиатрический стационар была установлена в
УК РСФСР в 1988 году как реакция на протесты
правозащитных организаций против использования психиатрии в репрессивных целях. В настоящее время основания и порядок госпитализации
в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях,
определяются Законом Российской Федерации от
2.07.1992 года № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»
[3]; Федеральным законом Российской Федерации
от 31.05.2001 года №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» [4]; УК РФ; УПК РФ; ГПК РФ; УИК РФ.
Госпитализация лица в медицинскую организацию,
оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, в нарушение установленного порядка является незаконной и образует состав преступления, предусмотренного статьей 128 УК РФ.
Общественная опасность этого преступления характеризуется ограничением личной свободы человека (свободы передвижения, выбора места нахождения, трудовой деятельности, круга общения,
принятия и реализации решений и т.п.). К тому же
данное деяние может представлять угрозу жизни и
здоровью, отношениям собственности. Негативно
может отразиться помещение в психиатрический
стационар и на репутации потерпевшего.
Решение вопроса о необходимости госпитализации принимается при наличии согласия пациента,
полученного в соблюдением условий, указанных в
статье 11 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при
ее оказании». Основаниями госпитализации в психиатрический стационар в соответствии со статьей
28 указанного Закона являются: наличие у лица
психического расстройства и решение врача-психиатра о проведении обследования или лечения в
стационарных условиях либо постановление судьи.
Специальный порядок госпитализации лиц, страдающих психическим расстройством, без их согласия или без согласия их законных представителей,
если их обследование или лечение возможно только в стационарных условиях, установлен статьей
29 Закона Российской Федерации «О психиатриче-
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ской помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». В соответствии с положениями этой статьи
принудительная госпитализация, если она является
неотложной, допустима по решению врачей-психиатров, если психическое расстройство является тяжелым, а больной представляет непосредственную
опасность для себя и окружающих или находится в
беспомощном состоянии, то есть не способен самостоятельно удовлетворять основные жизненные
потребности либо его оставление без психиатрической помощи может нанести существенный вред
его здоровью вследствие ухудшения его психического состояния. Принудительная госпитализация
лица, нуждающегося в психиатрическом лечении,
урегулирована нормами главы 35 ГПК РФ, а также
ст. 32-36 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан
при ее оказании». В соответствии с названными
нормами лицо, помещенное в психиатрический
стационар в недобровольном порядке, подлежит
обязательному освидетельствованию в течение 48
часов комиссией врачей-психиатров психиатрического учреждения, которая принимает решение об
обоснованности либо необоснованности госпитализации. При признании госпитализации обоснованной заключение комиссии врачей-психиатров
в течение 24 часов направляется в суд по месту
нахождения психиатрического учреждения для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в
нем. Одновременно с заключением представитель
психиатрического учреждения подает в суд заявление о госпитализации лица в психиатрический
стационар в недобровольном порядке. Принимая
такое заявление, суд одновременно дает санкцию
на пребывание лица в психиатрическом стационаре на срок, необходимый для рассмотрения заявления в суд, но не более пяти дней с момента его
принятия. Постановление суда об удовлетворении
заявления является основанием для госпитализации и дальнейшего содержания лица в психиатрическом стационаре. При признании госпитализации необоснованной и отсутствии согласия
госпитализированного на дальнейшее пребывание
в стационаре он должен немедленно быть выписан
из психиатрического стационара. Принудительное
лечение в психиатрическом стационаре также возможно при применении принудительных мер медицинского характера по основаниям, предусмотренным статьями 97, 101 и 102 УК РФ. Основанием
для помещения в психиатрический стационар может служить и необходимость проведения психиатрической экспертизы. Порядок такого помещения
регламентируется статьями 6, 27-30 Федерального
Закона «О государственной судебно-экспертной
деятельности в Российской Федерации». Для производства судебно-психиатрической экспертизы
лицо помещается в психиатрический или судебнопсихиатрический экспертный стационар только на
основании судебного решения. На основании статьи 30 вышеуказанного закона срок помещения в
судебно-психиатрический экспертный стационар
не может превышать 30 дней. В случае необходимости этот срок может быть продлен постановлением суда еще на 30 дней.
Вышеизложенное позволяет сделать вывод,
подвергающий сомнению состоятельность высказываемых точек зрения о том, что субъект преступления, предусмотренного частью первой статьи
128 УК РФ, - общий, то есть физическое вменяемое
лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъектом
исследуемого преступления, по нашему мнению,
должно признаваться: а) лицо, решение которого
о недобровольном помещении в психиатрический
стационар является определяющим (лечащий врач
или иной врач-психиатр, оказывающий неотложную
помощь, дежурный врач приемного отделения медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях; б) лицо,
согласие которого на госпитализацию необходимо
при недобровольном ее осуществлении (близкие
родственники, законные представители). Определение понятий близкого родственника и законного
представителя содержится в п. 4 и п. 12 ст. 5 УПК
РФ. Круг законных представителей определен ст. 7
Закона Российской Федерации от 2.07.1992 года
№ 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». К законным
представителям, в частности, относятся наряду с
родителями усыновители, опекуны и попечители.
Другие родственники, не являющиеся близкими, а
также иные лица, совершившие действия, направленные на незаконную госпитализацию в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, могут быть
привлечены к уголовной ответственности по статье
128 УК РФ в качестве организатора, подстрекателя или пособника, то есть с применением ч.ч. 2, 3,
4 статьи 33 УК РФ «Виды соучастников преступления». Возможность незаконной госпитализации в
медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, возникает лишь при непосредственном учете мнения,
касающегося госпитализации, высказанного вышеуказанными лицами. Исходя из этого, субъектом преступления, предусмотренного частью первой статьи 128 УК РФ, должны признаваться лица,
наделенные полномочиями по непосредственному
принятию решения о госпитализации, или лица, согласие которых на госпитализацию является обязательным.
Часть вторая статьи 128 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконную госпитализацию в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных
условиях, при наличии квалифицирующих признаков. Одним из таких признаков является использование своего служебного положения при незаконной госпитализации в медицинскую организацию,
оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях. Под использованием служебного
положения традиционно понимается использование для совершения преступления возможностей,
предоставленных виновному в силу занимаемой
должности либо определяющихся характером выполняемой работы. Применительно к рассматриваемому квалифицирующему признаку это может
быть лицо, непосредственно не участвующее в
принятии решения о незаконном помещении в психиатрический стационар, но в силу занимаемой
должности способное влиять на принятие решения
о незаконной недобровольной госпитализации,
либо необоснованном оставлении лица в психиатрическом стационаре (председатель врачебной
комиссии, руководитель стационара, главный врач
и т.д.). Если действия, направленные на незаконную госпитализацию в медицинскую организацию,
оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, совершаются за взятку или коммерческий подкуп, необходима дополнительная
квалификация по статье 290 УК РФ «Получение
взятки» либо по части 3 или 4 статьи 204 УК РФ
«Коммерческий подкуп» в зависимости от того, в
17
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
какой медицинской организации субъект использует свое служебное положение (в государственной
или негосударственной). Вынесение судьей заведомо неправосудного решения о принудительном
помещении в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных
условиях, влечет ответственность по ст. 305 УК РФ
«Вынесение заведомо неправосудных приговора,
решения или иного судебного акта».
При рассмотрении вопроса о субъекте, использующем свое служебное положение, обращает на
себя внимание то, что, например, врач-психиатр
всегда при незаконном помещении в психиатрический стационар использует свое служебное
положение. Но, как было отмечено выше, врачпсихиатр является субъектом преступления, предусмотренного частью первой статьи 128 УК РФ.
Для устранения этой коллизии необходимо внести
изменения в часть вторую, конкретизирующие признаки субъекта, использующего свое служебное
положение. Изменения ч. 2 ст. 128 УК РФ, предлагаемые И. Тяжковой, по мнению автора, помогли бы отчасти решить эту проблему. Так, предлагается этот квалифицирующий признак изложить
в следующей редакции: «то же деяние, если оно
совершено должностным лицом с использованием
своего служебного положения» [3]. С данной позицией соглашаются авторы учебного пособия «Преступления против свободы человека по Российско-
му праву» В.В. Агильдин и И.П. Парфиненко [4]. В
предложенную И. Тяжковой формулировку анализируемого квалифицирующего признака следовало бы внести дополнение относительно лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой
или иной организации. Так как в соответствии с ч. 1
ст. 18 Закона Российской Федерации от 2.07.1992
года №3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» психиатрическую помощь оказывают медицинские организации, стационарные учреждения социального
обслуживания для лиц, страдающих психическими
расстройствами, врачи-психиатры, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, при наличии лицензии на осуществление
медицинской деятельности. По нашему мнению,
с учетом вышеизложенных предложений данный
квалифицирующий признак может быть законодательно представлен в следующей редакции: «то же
деяние, если оно совершено должностным лицом с
использованием своего служебного положения или
лицом, выполняющим управленческие функции в
коммерческой или иной организации, с использованием своих полномочий».
По мнению автора, предлагаемая редакция части второй статьи 128 УК РФ по вопросу, касающемуся признаков субъекта преступления, позволит
обеспечить более точную и правильную квалификацию содеянного.
Библиографический список:
1. Дерягин Б.Г. Медицинское право: Учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Г.Б. Дерягин, Д.И. Кича, О.Е. Коновалова. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право,
2012. С. 116.
2. Сергеев Ю.Д. Медицинское право: Учебный комплекс в 3 т. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. С. 404.
3. Закон Российской Федерации от 2.07.1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях
прав граждан при ее оказании».
4. Федеральный закон Российской Федерации от 31.05.2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебноэкспертной деятельности в Российской Федерации».
5. Тяжкова И. Незаконное помещение в психиатрический стационар // Уголовное право. 2002. №3. С. 54.
6. Агильдин В.В., Парфиненко И.П. Преступления против свободы человека по Российскому праву.
Иркутск, 2007. 74 с.
BYCHKOV S.
TO A QUESTION ON THE SUBJECT OF ILLEGAL HOSPITALIZATION
TO THE MEDICAL ORGANIZATION THAT PROVIDES MENTAL HEALTH CARE IN A HOSPITAL
Illegal hospitalization, the organization, that gives mental health services in stationary establishments,
the qualifying signs, special subject of a crime, official position.
The article deals with the problem of the characterization of the subject of crime, which is provided by Article 128
of the Criminal Code of the Russian Federation. According to the authors point of view specification features of a
special subject, who uses his official position, will provide more distinct and proper qualification of the offense.
Рецензенты:
Клишков В.Б., кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры криминологии Санкт-Петербургского университета МВД России;
Юхневич К.П., кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры конституционного и административного права Санкт-Петербургского военного института внутренних войск МВД России.
18
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
КУЗНЕЦОВА Н.И.,
кандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного права
Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 343.779
НЕЗАКОННАЯ ДОБЫЧА ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ
Незаконная добыча полезных ископаемых, экологические преступления,
кража, незаконное предпринимательство.
В статье рассмотрены проблемы квалификации незаконной добычи полезных ископаемых.
Обоснована необходимость внесения в уголовное законодательство отдельной уголовно-правовой
нормы, предусматривающей ответственность за незаконную добычу полезных ископаемых.
Добыча полезных ископаемых, в том числе и
самых распространенных, является важной составляющей хозяйственной деятельности в самых различных отраслях экономики. Практика показывает,
что помимо санкционированной государством разработки полезных ископаемых приобретает все более широкие масштабы их незаконная добыча. Не
менее важны и экологические аспекты данной проблемы. Общественная опасность посягательств на
отношения в сфере экологической безопасности
обусловлена, прежде всего, значимостью данной
группы отношений для обеспечения жизнедеятельности общества. Всё это свидетельствует о необходимости выработки комплекса эффективных
мер уголовно-правового воздействия на незаконную добычу полезных ископаемых.
На сегодняшний день на территории Российской Федерации разведаны многочисленные залежи полезных ископаемых, различных по своей
ценности, хозяйственной и экологической значимости. Их состав, условия залегания и размещение
месторождений находятся в тесной связи с геологическим строением регионов. Всё чаще полезные
ископаемые становятся предметом противоправных посягательств.
Одним из многочисленных примеров может
служить сообщение Ленинградской межрайонной
природоохранной прокуратуры о приостановлении
ею несанкционированной добычи песка в районе
н.п. Щеглово Всеволожского района Ленинградской области. Ранее на указанном земельном
участке у незаконных добытчиков полезных ископаемых уже изымалась тяжелая техника.
В ходе проверки было установлено, что работы
по добыче песка и песчано-гравийной смеси на закрытом ранее незаконном карьере возобновлены.
Добыча осуществлялась лицами самовольно, без
лицензии на право пользования недрами, правоустанавливающих документов на землю, а также
какой-либо проектной документации [1].
Еще одним примером незаконной добычи полезных ископаемых на территории Ленинградской
области явилась самовольная добыча песка во
Всеволожском районе Ленинградской области, где
активисты международной экологической общественной организации «Зеленый фронт» совместно с представителями СМИ обследовали 3 лесных
участка, на которых, по их информации, производится незаконная добыча песчано-гравийной
смеси. В центре внимания природоохранителей
оказались поселки Ваганово, Орово и Змеиный
Всеволожского района Ленинградской области.
По словам руководителя Северо-Западного отделения организации «Зеленый фронт» Сергея Виноградова, воровство песка и уничтожение при-
родного ландшафта ведется практически открыто.
Работают десятки единиц специальной техники. С
особым размахом ведется добыча песка в поселке Змеиное. По словам специалистов Кировского
лесничества Ленинградской области, ущерб лесному фонду уже составил 9,5 млн руб. При этом
учитывается только вред, нанесенный лесу, не говоря о недрах [2]. Подобных примеров может быть
приведено достаточно много.
Современное российское законодательство
расценивает подобные действия как административные правонарушения, за которые устанавливается ответственность в соответствии со ст. 7.3
КоАП РФ «Пользование недрами без лицензии на
пользование недрами либо с нарушением условий,
предусмотренных лицензией на пользование недрами, и (или) требований утвержденных в установленном порядке технических проектов» [3].
Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях,
когда такая лицензия обязательна, если это деяние
причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, квалифицируется
как преступление (ст. 171 УК РФ).
В то же время незаконная добыча песка, гравия,
глины и иных общераспространенных полезных ископаемых, торфа, сапропеля на водных объектах
влечет административную ответственность по ч. 3
ст. 8.13 КоАП РФ «Нарушение правил охраны водных объектов».
В условиях роста общего числа правонарушений данного вида, наносящих существенный урон
экономической безопасности государства, влекущих необратимые негативные последствия для
экологии, меры административного воздействия
демонстрируют свою недостаточную эффективность. Отсутствие в Уголовном кодексе Российской Федерации отдельной уголовно-правовой
нормы, предусматривающей ответственность за
незаконную добычу полезных ископаемых, приводит к тому, что на практике в случаях выявления
очевидной незаконной добычи полезных ископаемых уголовные дела возбуждаются по ст. 158 УК
РФ «Кража» либо по ст. 171 УК РФ «Незаконное
предпринимательство».
Так, например, действия гр-на С.С.В., незаконно
добывшего песок на территории, расположенной
в выделе Песочинского лесничества ГУ «Курортный лесопарк» на общую сумму 1710231,25 руб.,
Приморским районным судом г. Санкт-Петербурга
были квалифицированы по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ
- кража, т.е. тайное хищение чужого имущества, в
особо крупном размере [4].
19
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В Обоянском районе Курской области сотрудники полиции расследовали уголовное дело по факту
незаконного предпринимательства в особо крупном размере в соответствии с п. «б» ч. 2 ст. 171 УК
РФ. Согласно материалам дела, предприниматели
арендовали землю для производства сельскохозяйственных работ. Однако, не имея специальной
на то лицензии, незаконно осуществляли добычу
полезных ископаемых - песка. Предположительно
доход от данной деятельности составил более 13
млн рублей [5].
Не менее показательным является другое уголовное дело, возбужденное по признакам преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 171,
ст. 174.1 УК РФ.
27 мая 2010 года в производство судьи Омского районного суда Омской области Александровой
В.В. поступило уголовное дело № 1-195/10 в отношении Д.В.А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 171,
ст. 174.1 УК РФ. Д.В.А. обвинялся в том, что в
период с апреля 2005 года по ноябрь 2008 года,
осуществляя фактическое руководство ООО «Торговый Дом «Кварц», при помощи специальной техники и персонала ЗАО «Сибгидромехстрой» в целях
осуществления незаконной предпринимательской
деятельности, действуя без лицензии, предоставляющей право пользования недрами, в нарушение
норм действующего законодательства осуществил
незаконную предпринимательскую деятельность
по добыче песка из русла реки Иртыш на различных участках в пределах 1805-1830 км в количестве
не менее 1740119,65 тонны с извлечением дохода
в особо крупном размере на общую сумму не менее 181675134,23 рубля в виде денежных средств,
поступивших на расчетные счета. Добытый песок
Д.В.А. реализовывал сторонним организациям
г. Омска на основании договоров поставки. Д.В.А.
свою вину в инкриминируемых ему деяниях не признал [6].
В приведенном примере из судебно-следственной практики видно, что кроме незаконного предпринимательства виновному вменялась ещё и
легализация (отмывание) денежных средств, предусмотренная ст. 174.1 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества,
приобретенного лицом в результате совершения
им преступления».
В качестве примера приведем еще одно уголовное дело, возбужденное по признакам состава
преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК
РФ (незаконное предпринимательство).
Согласно материалам уголовного дела, в 4,5 км
на северо-восток от п. Октябрьский Сысертского
района Свердловской области с восточной стороны от автодороги г. Арамиль - п. Октябрьский располагались 4 карьерные выемки на участке глубиной около 4 м. Раскопочные работы проводились с
использованием экскаватора и бульдозера, скальный грунт вывозился несколькими большегрузными автомобилями.
В нарушение требований ст. 11 Закона РФ от
21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» пользование недрами на указанном участке осуществлялось самовольно в отсутствие предусмотренного законом
разрешения (лицензии).
По данным Департамента по недропользованию по УрФО ущерб от незаконной добычи полезных ископаемых составил более 26 млн рублей [7].
Судебно-следственная практика свидетельствует, что незаконная добыча полезных ископаемых
20
может быть сопряжена с другими преступными
деяниями. В этой связи представляет интерес уголовное дело, рассмотренное в Нарьян-Марском городском суде Ненецкого автономного округа. Так,
приговором Нарьян-Марского городского суда от
9 июня 2008 г. признана виновной в совершении
преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 286 УК
РФ, бывшая глава администрации МО «Поселок
Амдерма» гр-ка Т.В.Ф. В ходе расследования уголовного дела установлено, что гр-ка Т.В.Ф. организовала незаконную добычу полезных ископаемых (флюорита) на Амдерминском месторождении
«Гряда-2» без соответствующей лицензии, исключив тем самым для единственного правообладателя - ГП «Северкварцсамоцветы» - возможность
продолжить законную деятельность по разведке
и добыче флюорита, создав МУП «Амдермаэкология» преимущественные условия для занятия
незаконной предпринимательской деятельностью.
Действиями Т.В.Ф. МО «Поселок Амдерма» причинен имущественный ущерб, выразившийся в
нецелевом расходовании денежных средств МУП
«Амдермаэкология» в сумме 50604,4 руб., необоснованной оплате транспортных расходов МУП
«Амдермаэкология» по доставке незаконно добытого флюорита получателю в сумме 41367,54 руб.
Т.В.Ф. назначено наказание в виде штрафа в размере 75 тыс. руб. [8].
В приведенном примере налицо превышение
должностных полномочий, выразившееся в совершение главой органа местного самоуправления
действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших нарушение прав правообладателя добычи полезных ископаемых - ГП «Северкварцсамоцветы».
Несмотря на то, что правоохранительными
органами были выявлены перечисленные выше
преступления, а виновные в их совершении лица
понесли наказания, все-таки остается открытым
вопрос о том, насколько правильно квалифицированы действия указанных лиц.
Приведенные выше примеры правоприменительной практики демонстрируют, что при внешне
схожих обстоятельствах в одних случаях применялся КоАП РФ, а в других случаях - УК РФ. При
этом отсутствовало единообразие в применении
уголовного закона, так как применялась то ст. 158
УК РФ, то ст. 171 УК РФ.
Большое значение имеет разграничение уголовной и административной ответственности в
схожих деяниях. Незаконная добыча полезных ископаемых отграничивается от административно
наказуемого правонарушения, предусмотренного
ст. 7.3 КоАП РФ «Пользование недрами без лицензии на пользование недрами либо с нарушением
условий, предусмотренных лицензией на пользование недрами, и (или) требований утвержденных
в установленном порядке технических проектов»,
по признакам объективной стороны, в том числе и
по последствиям.
Предпринимательская деятельность граждан
и юридических лиц подлежит обязательной государственной регистрации. Право заниматься такой деятельностью возникает только с момента
регистрации (ст.ст. 23 и 51 Гражданского кодекса
РФ). С объективной стороны осуществление незаконной предпринимательской деятельности выражается в том, что данная деятельность ведется
без регистрации или без лицензии в случаях, когда
такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
или государству либо сопряжено с извлечением
дохода в крупном размере. Крупным признаётся
ущерб, превышающий 1 млн 500 тыс. рублей, а
особо крупным - 6 млн рублей [9].
Не менее важным является разграничение преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство», и хищений чужого
имущества.
На наш взгляд, основным является вопрос правильности применения понятия хищения к объектам недвижимости - участкам недр, содержащим
полезные ископаемые. Для решения вопроса квалификации рассматриваемых составов необходимо установить, что именно являлось предметом
преступления.
Предметом преступного посягательства в ст. 158
УК РФ является чужое имущество. Понятие имущества в данной статье совпадает с понятием имущества, применяемым в гражданском праве. Согласно ст. 128 Гражданского кодекса Российской
Федерации (далее ГК РФ) к объектам гражданских
прав относятся: вещи, включая деньги и ценные
бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе
исключительные права на них (интеллектуальная
собственность); нематериальные блага.
В свою очередь, ст. 130 ГК РФ к недвижимым
вещам (недвижимому имуществу, недвижимости)
относит земельные участки, участки недр и все,
что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба
их назначению невозможно, в том числе здания,
сооружения, объекты незавершенного строительства. Следовательно, к объектам недвижимого
имущества относятся и недра, содержащие полезные ископаемые, в том числе общераспространенные: нефть, уголь, песок и т.д.
Согласно ст. 1.2 Закона РФ от 21 февраля 1992 г.
№ 2395-1 «О недрах» [10] недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное
пространство и содержащиеся в недрах полезные
ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Однако
уже добытые из недр полезные ископаемые и иные
ресурсы по условиям лицензии могут находиться
в федеральной государственной собственности,
собственности субъектов Российской Федерации,
муниципальной, частной и в иных формах собственности.
Представляется, что неправомерное безвозмездное тайное завладение уже добытыми из недр
полезными ископаемыми должно рассматриваться как предмет преступления, предусмотренного
ст. 158 УК РФ. Так, например, незаконное завладение уже добытым какой-либо организацией песком
должно квалифицироваться как хищение чужого
имущества.
В своем исследовании А.М. Багмет и А.Л. Иванов
указывают, что «понятие хищения должно применяться и при неправомерном завладении геологически изученными и разведанными, но не добытыми
из участка недр полезными ископаемыми. Это следует из понятия недропользования, включающего
в себя, помимо добычи полезных ископаемых, и
мероприятия по их отысканию и последующему изучению» [11]. По мнению указанных авторов, незаконная добыча полезных ископаемых может быть
отнесена к хищениям чужого имущества в случаях незаконного завладения ими на участках недр
после осуществления комплекса мероприятий по
разведке, определению объема залежей полезных
ископаемых и учету конкретных участков недр в качестве объекта недропользования, даже если эти
участки недр не предоставлялись для эксплуатации
конкретному юридическому лицу.
При оценке этого вывода с уголовно-правовой
точки зрения становится очевидным, что в своем
новом качестве природный ресурс может стать
предметом преступления против собственности.
Таким образом, в случае, когда незаконная добыча полезных ископаемых на участках недр проводилась после осуществления комплекса мероприятий по разведке, определению объема залежей
полезных ископаемых, т.е. в этот участок недр был
вложен труд человека, такую добычу следует признать хищением чужого имущества.
К примеру, Приморским районным судом СанктПетербурга были обоснованно квалифицированы
действия гр-на С.С.В., похитившего песок на территории Песочинского лесничества СПб ГУ «Курортный лесопарк», по признакам преступления,
предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ - кража,
т.е. тайное хищение чужого имущества, в особо
крупном размере [12]. В приговоре суда четко указано, что С.С.В. произвел тайное хищение песка,
т.е. материального объекта окружающей среды,
в естественном состоянии подвергшегося воздействию общественно необходимого труда и поэтому
обладающего экономическим свойством - меновой
стоимостью и ее денежным выражением - ценой,
т.е. товара, имущества, в силу этого являющегося
предметом хищения.
Представляется целесообразным рассмотреть
понятие незаконной добычи полезных ископаемых.
Словарь русского языка С.И. Ожегова раскрывает значение слова «добыча» с указанием на глагол «добывать» [13]. Слово «добыча» имеет два
значения: а) процесс добычи; б) результат процесса.
Называя действия виновного «добычей», правоприменитель должен иметь в виду процесс извлечения
полезных ископаемых из природной среды с помощью технических средств, заканчивающийся фактическим завладением предметом добычи.
Незаконность добычи имеет место при нарушении специальных правил, когда лицо нарушает запрет на добычу, либо не получило лицензию, либо
нарушает условия лицензии, установленные для
правомерного пользования полезными ископаемыми. Предоставление недр в пользование, в том
числе предоставление их в пользование органами
государственной власти субъектов РФ, оформляется специальным государственным разрешением в виде лицензии, включающей установленной
формы бланк с государственным гербом РФ, а
также текстовые, графические и иные приложения, являющиеся неотъемлемой составной частью
лицензии и определяющие основные условия пользования недрами. В случае, когда заведомо незаконная добыча полезных ископаемых на участках
недр проводилась после осуществления комплекса мероприятий по разведке, определению объема
залежей полезных ископаемых, т.е. в этот участок
недр был вложен труд человека, такую добычу следует признать хищением чужого имущества.
В заключение следует особо указать, что главной причиной возникающих проблем с квалификацией незаконной добычи полезных ископаемых
на сегодняшний день является несовершенство
действующего законодательства. Такое положение требует скорейшего законодательного разрешения.
21
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Библиографический список:
1. Официальный сайт Ленинградской межрайонной природоохранной прокуратуры // URL: http://
lmpprok.ru/ (дата обращения 10.10.2014 г.).
2. В Ленинградской области продолжается незаконная добыча песка и гравия // Сайт международной
экологической общественной организации «Зеленый фронт» // URL: http://greenfront.su/post/47 (дата обращения 11.10.2014 г.).
3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ
(ред. от 12.03.2014 г.) // Собрание законодательства РФ. 7.01.2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
4. Уголовное дело Приморского районного суда г. Санкт-Петербурга №1-24/11.
5. Сайт УМВД России по Курской области // URL: http://mvd.ru (дата обращения 10.09.2014 г.).
6. Уголовное дело № 1-195/10 Омского районного суда Омской области.
7. Информационный сайт социально-правовой газеты «Ведомости Урал». 5.12.2012 г. // URL:
[email protected] (дата обращения 15.12.2014 г.).
8. Официальный сайт Нарьян-Марского городского суда Ненецкого автономного округа // URL: nmsud@
atnet.ru (дата обращения 16.11.2014 г.).
9. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 64-ФЗ. Примечание к ст. 169 УК РФ //
Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
10. Собрание законодательства РФ. 1995. № 10. Ст. 823.
11. Багмет А.М., Иванов А.Л. Спорные вопросы квалификации незаконной добычи полезных ископаемых и их разрешение в судебной практике // Российский судья. 2013. № 8. С. 29.
12. Уголовное дело Приморского районного суда г. Санкт-Петербурга №1-24/11.
13. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1991. С. 145.
KUZNETSOVA N.
ILLEGAL MINING: THE PROBLEMS OF QUALIFICATION
Illegal mining, environmental crimes, theft, illegal entrepreneurship.
The article considers the problems of qualification of illegal mining. The necessity
of making criminal law criminal law provisions that provide penalties for illegal mining.
Рецензенты:
Агаев Г.А., доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права СанктПетербургского университета МВД России;
Мызина Н.С., кандидат юридических наук, начальник кафедры правового обеспечения оперативнослужебной деятельности Северо-Западного института повышения квалификации ФСКН России.
22
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
НИКУЛЕНКО А.В.,
кандидат юридических наук, заместитель начальника кафедры уголовного права Санкт-Петербургского
университета МВД России
[email protected]
УДК 343.2
ПЕРСПЕКТИВЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ
Уголовное законодательство, уголовная политика,
борьбы с преступностью, противодействие преступности.
В статье обозначены тенденции развития уголовного законодательства на современном этапе.
Акцентировано внимание на очевидных недостатках законодательства. Обрисовываются возможные
перспективы уголовной политики России на ближайшее будущее.
Одной из наиболее явных глобальных угроз,
которые беспокоят человечество, является преступность. Наличие этой угрозы всегда, на всех
этапах развития общества и государства побуждало социум изыскивать эффективный инструментарий снижения или полного ее устранения.
На решение подобной задачи были направлены
интеллектуальные и материальные ресурсы. Не
является исключением в этой сфере и проблема
борьбы с преступностью в Российской Федерации, поскольку в современный период по не самым пессимистическим оценкам совершается
5,5-6 млн преступлений ежегодно с учетом латентной составляющей. Эти пугающие цифры позволяют судить о масштабности того негативного
социального явления, которое представляет собой преступность. Общество и государство всегда
предпринимало усилия для объяснения подобной
ситуации, ссылаясь на целый комплекс причин,
однако это объяснение мало что дает для улучшения положения. Граждане ждут от своего государства действенных и результативных акций,
которые бы обеспечили эффективный контроль и
противодействие преступности, ведущих к реальному понижению ее уровня до рамок естественного фона. Вот этой весьма масштабной и важной социальной задаче и подчинена уголовная политика
государства. Современная наука и практика давно
уже не ставит перед собой задач полного устранения либо искоренения преступности как опасного
социального явления, поскольку весь опыт в этой
сфере показывает, что такая задача не по силам.
Причин тому бесчисленное множество.
Обратимся к официальной статистике. Так, по
данным МВД России, в 2013 году органами внутренних дел возбуждено 1761,5 тыс. уголовных дел.
Ущерб от преступлений (по оконченным и приостановленным уголовным делам) составил 386 млрд
руб., что на 44,2% больше аналогичного показателя
прошлого года. Почти половину всех зарегистрированных преступлений (46,7%) составляют хищения
чужого имущества, совершенные путем: кражи 922,6 тыс. (-7,0%), грабежа - 92,1 тыс. (-16,3%), разбоя - 16,4 тыс. (-11,8%). За 10 месяцев 2014 года
зарегистрировано 1835,4 тыс. преступлений. В результате преступных посягательств погибло 29,3
тыс. человек (-3,1%), здоровью 43,7 тыс. человек
причинен тяжкий вред (+1,4%). Ущерб от преступлений (по оконченным и приостановленным уголовным делам) составил 294,81 млрд руб. [1].
О недостоверности воспроизведенных сведений свидетельствует тот факт, что в 2013 г. только
в органы МВД России поступило 28,35 млн (!) заявлений и сообщений, что на 7,5% больше, чем в
предыдущем году, за 6 мес. 2014 г. - уже 14,2 млн
заявлений, что на 5% больше. При этом уголовных
дел было возбуждено меньше в 2013 г. на 5,4%, за
6 мес. 2014 г. - на 3,1%. Удручающая пассивность
государства ярко проявляется в сфере выявления
экономических преступлений - их число сократилось сразу на 18,4% (!), за 6 мес. 2014 г. - сразу на
29,9% (!). Таким образом, следует констатировать,
что вопросы безопасности общества не перестают
быть актуальными и значимыми в современной
России.
Основным направлением деятельности Правительства РФ в сфере обеспечения безопасности
граждан является предупреждение и профилактика преступлений против личности, в том числе и
преступлений, посягающих на экономические интересы граждан.
В то же время, должна завершиться работа по
совершенствованию законодательства, направленная на предотвращение случаев необоснованного возбуждения уголовных дел в отношении лиц, ведущих хозяйственную деятельность. В
правоохранительной и судебной практике должна
быть исключена односторонняя оценка признаков преступлений экономической направленности,
должен быть осуществлен отказ от игнорирования
сведений, указывающих на невиновность либо
меньшую степень ответственности привлекаемого лица [15].
Однако, как мы полагаем, многим преступникам удается уйти от ответственности и избежать
заслуженного наказания. Причинами этого являются как низкая квалификация сотрудников правоохранительных органов, не дающая им возможностей раскрывать сложные экономические (так
называемые беловоротничковые) преступления,
которые совершаются в том числе,с использованием современных компьютерных технологий, позволяющих снимать денежные средства со счетов
граждан в различных банках, нанося колоссальный ущерб банковской сфере и подрывая доверие
к ней, так и несовершенство законодательства, в
частности, уголовного.
В условиях глубокого кризиса современного общества и государства, охватившиего в том числе
и уголовную политику [2; 4; 5; 7] практически все
сферы жизни общества поразила так называемая
«матрица преступности»: «Матрица сегодня представляется уже как система защиты и обеспечения
криминальных интересов. Эта система включает
организацию компаний по борьбе с преступностью
с последовательным отводом острия атак от ее
жизненно важных центров и перенацеливание их
на правоохранительные органы в поисках «оборотней в погонах» или «коллег», нарушающих правила дорожного движения» [13, с. 22; 14].
23
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Тенденции сегодняшнего дня говорят об отсутствии системности при внесении тех или иных поправок в законодательство, в том числе уголовное.
Так, за последние 11 лет в УК было внесено более
700 поправок.
Российское уголовное законодательство состоит не из разрозненных законов - оно является кодифицированным, то есть еще более систематизированным (по сравнению с некодифицированными
правовыми актами). Как раз в этом и заключается
его преимущество - в системности и обоснованной
взаимосвязи статей.
Внесение поправок в уголовное законодательство России необходимо, жизнь на месте не стоит. Однако именно поэтому поправки не должны
вноситься точечно, иначе кодекс начинает походить на лоскутное одеяло и перестает служить
поставленным перед ним целям. Так, недавно в
Уголовный кодекс Российской Федерации включены новые экономические статьи. Прежде всего, мы имеем в виду ст.ст. 1591-1596 УК РФ (однако в этой связи нельзя не упомянуть о ст. 761 УК,
введенной благодаря очередной политической
кампании и носящей явно популистский характер, так как воспользоваться ее «поощрительными» (кавычки наши - А.Н.) нормами может только
человек, не умеющий считать) [19; 20; 21 и другие законы], что вызвало широкое обсуждение в
научном сообществе [18; 6; 2].
Продолжают корректироваться нормы о половых преступлениях, преступлениях, причиняющих
вред здоровью личности, и многие другие (см.: Федеральные законы от 28.12.2013 г. № 380-ФЗ; от
21.07.2014 г. № 227-ФЗ; от 24.11.14 г. № 370-ФЗ и
371-ФЗ; принято новое Постановление Пленума
Верховного Суда РФ от 4.12.2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против
половой неприкосновенности и половой свободы
личности»).
На слушаниях в Совете Федерации даже прозвучала идея ввести мораторий на поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы [16].
По замыслу, поправки могут накапливаться и
вноситься, скажем, один раз в год. Такая мера может позволить уберечь УК от противоречивых и
бессистемных поправок.
По мнению профессора Ю. Тихомирова (Институт
законодательства и сравнительного правоведения
при правительстве РФ), «принятие законов в нашей
стране стало носить характер снежной лавины. Только в весеннюю сессию Госдума приняла 259 законов.
Однако беда в том, что значительная часть новых
актов - это поправки в действующие законы. Особенно грешат этим кодексы. Уголовный кодекс оказался «в лохмотьях», а Кодекс об административных правонарушениях вырос более чем втрое. Наше
законодательство начинает напоминать лоскутное
одеяло, где поправки ложатся на поправки» [17].
Законодательная власть планирует в скором
времени начать работу над новым Уголовным кодексом, хотя об этом говориться уже последние
пять (!) лет [2; 8; 9; 10; 11; 12;].
Предполагается, что поможет преодолеть существующую «законодательную гонку» недавно принятый Федеральный закон Российской Федерации
от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом
планировании в Российской Федерации», который
предполагает тщательное прогнозирование предполагаемых действий государства, в том числе и в
области законотворчества.
Очевидно, что законодатель должен, наконец,
услышать призывы научного сообщества (или четко выполнять положения вышеуказанного закона)
коренным образом изменить государственную политику в области уголовно-правового регулирования общественных отношений.
Ведь качество работы законодателя оценивается не продолжительностью времени, прошедшего
с момента обнаружения недочета в законодательстве до момента его исправления, а тем, насколько
вновь принятый (измененный) закон лучше старого
регулирует уголовно-правовые отношения, содействует усилению охраны общества, насколько новая (измененная) норма органично вписывается в
существующую систему законодательства.
Таким образом, уголовное право реализует уголовную политику государства, в законах отражается эта политика. Меняется политика, и меняются
законы. Наиболее резко меняется законодательство, когда в обществе, в государстве происходят
не эволюционные, а революционные изменения,
преобразования.
Библиографический список:
1. URL: http://mvd.ru.
2. Корецкий Д., Милюков С. Экономические преступники - друзья или враги народа? // Уголовное право. 2013. № 3. С. 86-90.
3. Кузнецова Н.Ф. О совершенствовании уголовного закона // Российская юстиция. 2009. № 5. С. 12-16.
4. Лопашенко Н.А., Лесников Г.Ю. Уголовная политика // Энциклопедия уголовного права. Т. 1. Понятие
уголовного права. СПб, 2005. С. 4-142.
5. Милюков С.Ф. Крутые виражи отечественной уголовно-правовой политики. В чем их цель? // Категория «цель» в уголовном, уголовно-исполнительном праве и криминологии. М., 2009. С. 71-76.
6. Милюков С.Ф. Надвигающаяся финансово-экономическая катастрофа в ракурсе уголовно-правовой
политики // Уголовное право в эпоху финансово-экономических перемен. Материалы IX Российского Конгресса уголовного права, состоявшегося 29-30 мая 2014 г. / Отв. ред. В.С. Комиссаров. М.: Юлитинформ,
2014. С. 293-297.
7. Милюков С., Никуленко А. Силовое противодействие преступному поведению: модернизация нормативной базы // Уголовное право. 2012. № 6. С. 41-47.
8. Милюков С.Ф., Никуленко А.В. Некоторые направления уголовно-правовой политики в сфере
силового противодействия преступности // Библиотека уголовного права и криминологии. 2014. №2 (6).
С. 86-99.
9. Милюков С.Ф. О лжедемократизме российской уголовно-правовой политики // Демократизация правотворчества: доктрина, практика, техника / Юридическая техника. №8. Н. Новгород, 2014. С. 274-282.
10. Наумов А.В. Проблемы кодификации российского уголовного законодательства: новый Уголовный
кодекс или новая редакция кодекса? // Уголовное право. 2009. № 4. С. 44-48.
11. Никуленко А.В. Перспективы уголовной политики в сфере законодательного закрепления новых
обстоятельств, регламентирующих правомерное причинение вреда // Современная уголовная политика:
24
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
поиск оптимальной модели // Материалы VII Российского Конгресса уголовного права 31 мая-1 июня 2012 г.
М., 2012. С. 186-191.
12. Никуленко А.В. Соотношение отдельных положений Федерального закона «О полиции» и норм
главы VIII Уголовного кодекса РФ // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2013. № 3.
С. 56-60.
13. Овчинский А.С., Чеботарева С.О. Матрица преступности / Под науч. ред. В.С. Овчинского. М., 2006.
С. 22.
14. Овчинский В.С. Криминология кризиса. М., 2009. 240 с.
15. Основные направления деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2018
года (утв. Председателем Правительства РФ 31 января 2013 г.). Текст официально опубликован не был.
16. Российская газета. 2013. 20 ноября.
17. Российская газета. 2014. 28 октября.
18. Тюнин В. «Реструктуризация» уголовного законодательства об ответственности за мошенничества
// Уголовное право. 2013. № 2.
19. Федеральный закон от 29.11.2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законода-тельные акты Российской Федерации» // Росс. газета. 2012. 3 дек.
20. Федеральный закон от 7.12.2011 г. № 420-ФЗ // Росс. газета. 2011. 9 дек.
21. Федеральный закон от 21.12.2013 г. № 365-ФЗ // Росс. газета. 2013. 25 дек.
NIKULENKO A.
PROSPECTS FOR REFORM OF THE CRIMINAL LEGISLATION OF RUSSIA
Criminal law, criminal policy, fighting crime.
The article outlines the trends in the development of criminal law at the present stage. Focus on the obvious
shortcomings of the legislation. Disclosed potential criminal policy of Russia in the near future.
Рецензенты:
Милюков С.Ф., доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права СанктПетербургского университета МВД России;
Дрыженко Д.Б., кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного права, криминологии
и уголовно-исполнительного права Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД
России.
25
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
СВЕТОЧЕВ В.А.,
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры криминалистики
Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 343
ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ПРОЦЕССУАЛЬНО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ
Криминалистика, процессуально-криминалистическая алгоритмизация и программирование
уголовного судопроизводства, алгоритм, программа, актуальные проблемы науки и практики.
В статье рассматриваются и обосновываются понятие и сущность процессуально-криминалистической
программы как научной категории современной криминалистики. Основываясь на проведенных
исследованиях в области специфики деятельности человека по раскрытию и расследованию
преступлений, государственному обвинению и его поддержанию в суде, а также рассмотрению
уголовного дела в суде в различных инстанциях, автор указывает на необходимость рассмотрения
категорий «программа» и «алгоритм» в аспекте процессуально-криминалистической деятельности
субъектов уголовного судопроизводства. Это позволит правильно определить сущность и содержание
названных понятий для их интеграции в нематематическую сферу человеческой деятельности.
Теория о процессуально-криминалистической
алгоритмизации и программировании уголовного
судопроизводства как новая научная концепция
требует и своего собственного научного языка, который должен стать частью общей системы криминалистических понятий.
Разработка понятийного аппарата должна соответствовать и основным тенденциям развития
языка криминалистики в целом, а именно таким
тенденциям, как расширение круга употребляемых
определений, их изменения и дифференциация,
унификация терминологии и разработка знаковых
систем криминалистики [1, с. 98-102].
Одним из спорных и теоретически важных
вопросов в исследуемой сфере остается вопрос
терминологического, сущностного понимания содержания и значения таких понятий, как «алгоритм», «программа», «программирование» и «алгоритмизация». Названные термины, являющиеся
основополагающими для рассматриваемого теоретического направления, в своем большинстве
были заимствованы из других научных дисциплин, в частности, из математики и кибернетики.
Несмотря на то, что они ранее уже рассматривались в ряде криминалистических исследований,
их трактовка продолжает вызывать споры среди
ученых.
В одной из наших работ мы раскрыли сущность
и содержание понятия «процессуально-криминалистический алгоритм» [2, с. 20-22], поэтому целесообразно рассмотреть и понятие «процессуальнокриминалистическая программа».
Сам термин «программа» происходит от греческого слова «programma», означающего распоряжение, объявление. В русском языке этот термин
имеет множество значений, в том числе - содержание, подробный план предстоящей деятельности,
работы [3, с. 556] и т.п.; изложение содержания и
цели деятельности партии, организации или общественного деятеля [4, с. 914]; план, порядок проведения чего-либо; план действий, задание для ЭВМ
и т.д. [5, с. 1003-1004].
Программа в экономике трактуется как совокупность взаимоувязанных мер, план действий,
направленных на достижение определенной цели,
решение проблемы [6, с. 564].
В информатике программа - это упорядоченная последовательность действий для ЭВМ, реализующая алгоритм решения какой-либо задачи
[7, с. 344].
26
В научных исследованиях можно найти отождествление терминов «программа» и «алгоритм».
Однако при более пристальном их рассмотрении,
исходя из этимологии, мы ясно видим их явное
сущностное различие. Поэтому стоит согласиться
с мнением тех авторов, которые полагают правильным разграничивать названные термины, которые
хотя и соприкасаются между собой, однако имеют
разное значение.
Так, Е.П. Ищенко и Н.Б. Водянова определяют
программу расследования как совокупность всех
алгоритмов, которые предполагается выполнить
для достижения целей расследования, заключающихся в установлении и изобличении виновного, а
также выяснении всех обстоятельств совершенного преступления [8, с. 69].
Е.П. Ищенко, высказавший мнение о том, что
следует рассматривать программирование как один
из ведущих методов планирования, а программу как предварительный план следственной деятельности, подвергся критики со стороны А.С. Шаталова и А.В. Шмонина, которые указали, что в таком
случае термины «план» и «программа» должны
отождествляется между собой, что повлечет явную
логическую ошибку [9, с. 123; 10, с. 303-304].
Д.Н. Лозовский также указал, что план расследования не может отождествляться с программой,
а является целью ее применения. В этой связи типовая программа является инструментом, который
используется при составлении плана расследования. Программа расследования не соответствует
основным принципам планирования, поэтому не
может с ним отождествляться, но является средством достижения цели - составления плана расследования. По его мнению, криминалистическая
программа - это система рекомендаций по упорядочиванию деятельности по расследованию
преступления, содержащая сведения о последовательности действий (операций, комбинаций),
направленных на достижение единого результата.
Алгоритмы при этом рассматриваются не в качестве элемента программы, а как самостоятельный
вид программы, содержащий как разновидность,
так и последовательность конкретных действий,
выполняемых в зависимости от тех или иных обстоятельств [11, с. 103-104].
Однако такое понимание программирования
расследования и его составных элементов представляется нам ошибочным, не отвечающим понятийной сущности, в том числе этимологической.
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
звать правилом, четкой инструкцией или другими
Так как целью алгоритма является не составление
синонимами термина «алгоритм», а тем более ускакого-либо плана, а решение поставленной замотреть в этом совокупность криминалистических
дачи или комплекса задач, то алгоритм не может
алгоритмов.
быть видом программы.
Программа в рассматриваемом ракурсе - это
А.С. Шаталов указал, что программа расслеименно определенные криминалистические рекодования представляет собой совокупность кримендации, сущность которых заключается в упоряминалистических алгоритмов, предназначенных к
дочивании действий конкретного лица, ведущего
реализации в деятельности по раскрытию и расрасследование, оказании помощи в установлении
следованию преступлений, в программе, помимо
всех имеющих значение обстоятельств, всей накриминалистических алгоритмов, могут содерличной информации по делу, обработке такой
жаться отдельные типовые научные рекомендаинформации, установлении возможных ее источции, имеющие криминалистически значимую инников и т.д. Все эти действия для целенаправленформацию [9, с. 124].
ного сбора требуемой информации размещены в
Е.П. Ищенко определяет типовую криминаопределенной последовательности, выстроены в
листическую программу как «оптимизированную
предлагаемый криминалистикой порядок ее поиссистему средств решения типовой системы следка и обработки, в основном путем субъективного
ственных задач (либо одной сложной задачи), имеответа на поставленные вопросы. Таким образом,
ющей целью обеспечение эффективности связанпрограмма расследования представляет собой
ной с этим следственной деятельности и получения
банк вопросов, ориентированный на обстоятельновой криминалистически значимой информации»
ства, подлежащие установлению и
[8, с. 94].
доказыванию, при ответе на которые
Г.А. Густов считает, что методолоПроцессуальноследователь определяет, что необхогическую базу криминалистических
криминалистическая
димо выяснить в ходе расследования
программ составляют закономерности
программа - это
определенного вида преступлений, о
события преступления и предварисовокупность
тельного следствия. Основное назна- систематизированных, чем составляет план расследования,
представляющий собой, по опредечение типовых криминалистических
научно обоснованных
лению Л.Я. Драпкина и В.Н. Карагопрограмм заключается в обеспечении
и апробированных
надлежащей работы с имеющейся ин- практикой рекоменда- дина, «комплекс информационных и
тактических, организационных и проформацией и целенаправленном поций, позволяющих
цессуальных решений, итог (внешнее
иске недостающих данных. Такие проустановить, оценить и
выражение) процесса планирования,
граммы содержат лишь общие задачи
рационально испольпредусматривающий
оптимальный
расследования и не отражают индивизовать имеющуюся
порядок,
сроки,
способы,
средства и
дуальные [12, с. 7, 8, 10].
и получить новую
Анализ происхождения и смыс- значимую информацию, конкретных исполнителей, следственных, оперативно-разыскных и тактила понятий «алгоритм» и «програмнаправленную на
ма» позволяет заключить, что это не распознание наличной ческих приемов» [14, с. 185]. А сам
тождественные друг другу понятия. следственно-судебной процесс планирования - не что иное,
как основной организационный метод
Фактически они призваны к обознаситуации, а также
чению хотя и «родственных явлений определить связанные расследования, который посредством
и процессов», но в своем содержа- с ней задачи и необхо- выполнения своих функций формирунии обособленных. Для лаконичной димые силы и средства ет оптимальные способы достижения
намеченных целей [14, с. 184].
характеристики алгоритма следует
их решения в целях
Распределение таких вопросов
использовать слова «правило», «си- осуществления планиосуществляется по принципу логичестема правил», «порядок действий»,
рования уголовного
ской последовательности ответа на
«четкая и последовательная инструксудопроизводства.
них. Эта последовательность, хотя и
ция» и т.д. А для программ характеримеет некий вид алгоритмичности,
ны термины «план», «содержание».
не является конечным набором правил или предТаким образом, даже по этому основанию алгоритм
писаний о выполнении в определенном порядке
не может являться каким-либо видом программы.
действий или операций, позволяющим чисто мехаВ то же время допустимо составление плана
нически решать любую конкретную задачу, то есть
предстоящей реализации конкретного порядка
не может быть алгоритмом и/или совокупностью
действий, то есть можно составить план осущесттаких алгоритмов.
вления алгоритма действий, а следовательно, соВопросы, которые предлагаются авторами в
ставить конкретную программу, целью которой
качестве так называемых программ расследобудет являться создание плана реализации кримивания, составляются и распределяются в опреналистического алгоритма.
деленной системе, представляют собой так наВ этом смысле наше предположение не протизываемые «банки вопросов», которые, в свою
воречит сущности планирования как мыслительочередь, систематизируются. В таких системах
ного процесса, состоящего в определении содернедопустимо смешивать стоящие перед следжания и порядка работы по установлению всех
ствием задачи и средства их решения, как прафактических данных о совершенном преступлении
вильно указал Д.Н. Лозовский [11, с. 112], что, скои изобличении причастных к его совершению лиц
рее всего, и приводит к их восприятию в том числе
в соответствии с законом и с наименьшей затратой
как некой совокупности криминалистических алговремени, сил и средств [13, с. 289-290].
ритмов, как указывает А.С. Шаталов, или системы
Хотя программа расследования содержит нетиповых средств решения следственных задач, как
кую последовательность действий субъекта для
это видит Е.П. Ищенко.
установления требуемых обстоятельств соверЦелесообразно рассмотреть и другое спорное
шенного деяния, как, например, в программах,
мнение. Так, А.С. Шаталов считает отличительной
предложенных Г.А. Густовым [12], такую последохарактеристикой программы расследования - мновательность вряд ли можно безапелляционно на-
27
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
говариантность и изменчивость, а криминалистического алгоритма - правило. И если обозначенные
качества программой теряются, она становится
криминалистическим алгоритмом [9, с. 119]. Вместе с тем очевидно, что эти же характеристики
показывают непоследовательность и противоречивость сформулированных А.С. Шаталовым определений рассматриваемых категорий. Так, анализ
содержания понятия «программа расследования»
показал, что ключевым моментом в нем является
«определенная совокупность криминалистических алгоритмов», а в понятии «криминалистический алгоритм» - «научно обоснованное правило».
Синтезируя эти утверждения, мы получим вывод,
что программа расследования будет представлена определенной совокупностью обоснованных
правил. Но такой вывод заведомо ошибочен. Вопервых, он не позволяет применить к криминалистической программе названные характеристики,
а во-вторых, не отвечает ее рекомендательной
сущности, ибо правило - это не рекомендация, а
для рассматриваемого контекста - установленный
порядок и конкретное предписание к действию.
Поэтому правильней говорить, что криминалистическая программа - это не совокупность
криминалистических алгоритмов, а совокупность
рекомендуемых к разрешению вопросов, расположенных в логической последовательности получения ответов на них с целью получения требуемой
криминалистически значимой информации по уголовному делу.
Справедливо и суждение Л.А. Соя-Серко, который полагает, что программы представляют собой
криминалистические предписания, организованные особым образом в систему. Эти криминалистические предписания направлены на распознание
наличной ситуации, определение задач расследования и выбор средств для их решения. Автор указал, что планирование - это метод расследования,
а программирование представляет собой метод
планирования [15, с. 32, 35].
Нам импонирует мнение А.В. Шмонина, который
делает вывод о том, что в современном понимании
частных криминалистических методик алгоритмизация, планирование и программирование может
рассматриваться как единый организационный
элемент этих методик. При этом автор полагает,
что программа расследования - это «данные, предназначенные для управления конкретными компонентами системы - процессом расследования
преступлений, обработки информации в целях реализации алгоритма расследования». А алгоритм
расследования представляет «точное предписание
органу расследования (членам СОГ), определенную последовательность процессуальных и иных
действий (мероприятий) или их комплексов для
достижения поставленной цели за конечное число
шагов» [10, с. 305-306].
Формирование программ расследования должно проходить с таким расчетом, чтобы, например,
следователь, опираясь на эти программы, мог сам
выдвигать версии по делу и планировать производство конкретных следственных действий, используя при этом собственный профессиональный
опыт и интеллектуальные возможности [16, с. 49].
Изложенное позволяет сделать вывод, что целью применения программы расследования является осуществление планирования и, как результат,
составление плана расследования, упорядочивающего проведение конкретных процессуальных и
иных действий или всего процесса расследования.
В этой связи криминалистическая программа не
может быть простым структурированием криминалистических алгоритмов или их совокупностью, а
тем более содержанием, как это понимают некоторые авторы, а является самостоятельным элементом в процессе программирования расследования.
Основываясь на проведенных нами исследованиях [17] в области специфики деятельности человека по раскрытию и расследованию преступлений,
государственному обвинению и его поддержанию
в суде, а также рассмотрению уголовного дела в
суде в различных инстанциях, мы настаиваем на
необходимости рассмотрения категорий «программа» и «алгоритм» в аспекте процессуально-криминалистической деятельности субъектов уголовного
судопроизводства. Это позволяет правильно определить сущность и содержание названных понятий для их интеграции в нематематическую сферу
человеческой деятельности. В противном случае
любая их трактовка будет односторонней, ужатой,
возможно, нелогичной и противоречивой. Содержание научной категории должно быть однозначно
трактуемо, независимо от ее использования в рамках отдельных теорий одной науки. Ее содержание
должно отвечать требованию каждой частной теории, в рамках которой она используется. В таком
случае двойственность понимания сама собой
ликвидируется и, например, говоря «программа
расследования», мы будем понимать именно «программу расследования».
Полагаем правильным считать, что процессуально-криминалистическая программа - это совокупность систематизированных, научно обоснованных и апробированных практикой рекомендаций,
позволяющих установить, оценить и рационально
использовать имеющуюся и получить новую значимую информацию, направленную на распознание
наличной следственно-судебной ситуации, а также
определить связанные с ней задачи и необходимые
силы и средства их решения в целях осуществления планирования уголовного судопроизводства.
Библиографический список:
1. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общие и частные теории. М.:
Юрид. лит., 1987.
2. Светочев В.А. Понятие и сущность процессуально- криминалистического алгоритма // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. № 2 (36). 2014 г. С. 20-22.
3. Словарь русского языка / Сост. Ожегов С.И., 2-е изд., испр. и дополн., под общ. ред. академика Обнорского С.П. М., 1952.
4. Толковый словарь русского языка / Под ред. профессора Ушакова Д.И. Т.1. М.: ОГИЗ, 1935.
5. Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С.А. Кузнецов. СПб: «Норинт», 2000.
6. Борисов А.Б. Большой экономический словарь / Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Книжный мир, 2007.
7. Згадзай О.Э., Казанцев С.Я., Филиппов А.В. Информатика и математика: Учебник. М.: ИМЦ ГУК
МВД России, 2002.
8. Ищенко Е.П., Водянова Н.Б. Алгоритмизация следственной деятельности: Монография / Под ред.
Е.П. Ищенко. М.: Юрлитинформ, 2010.
28
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
9. Шаталов А.С. Проблемы алгоритмизации расследования преступлений: Дис… док. юрид. наук. М., 2000.
10. Шмонин А.В. Методика расследования преступлений. М.: Издательство «Юстицинформ», 2006.
11. Лозовский Д.Н. Методы расследования преступлений: Монография / Под науч. ред. О.В. Челышевой. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2010.
12. Густов Г.А. Программно-целевой метод организации раскрытия убийств: Учебное пособие. СПб:
Институт повышения квалификации прокурорско-следственных работников Прокуратуры Российской Федерации, 1993.
13. Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова. М.: Издательство Юрайт, 2011.
14. Криминалистика: Учебник / Л.Я. Драпкин, В.Н. Карагодин, Я.М. Злоченко, А.Е. Шуклин / 2-е изд.,
перераб. и доп. М.: Проспект, 2011.
15. Соя-Серко Л.А. Программирование как метод рационализации расследования // Теоретические и
практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Межвуз. сб. науч. трудов. Свердловск, 1989. С. 32-36.
16. Гуняев В., Кузьмин С. В защиту криминалистических программ // Социалистическая законность.
1990. № 3. С. 47-49.
17. Светочев В.А. Теоретические основы процессуально-криминалистической алгоритмизации и программирования уголовного судопроизводства: Монография. Калининград: Калининградский филиал
СПбУ МВД России, 2014. 240 с.
SVETOCHEV V.
THE CONCEPT AND ESSENCE OF THE PROCEDURAL-CRIMINALISTIC PROGRAM
Criminalistics, procedural-criminalistic algorithmization and programming,
algorithm, program, actual problems of science and practice.
This article discusses and justifies the concept and essence of procedural-criminalistics program as scientific
categories of modern criminalistics. Based on research in the area of the specifics of human activity on the
disclosure and investigation of crimes, public prosecution and maintenance of the court, and the criminal case in
court in various instances, the author points to the need to review the categories of «program» and «algorithm»
in the aspect of procedural -kriminalisticheskoy activity of subjects of criminal proceedings. This will allow to
correctly determine the nature and content of these concepts for their integration into non-mathematical sphere of
human activity.
Рецензенты:
Пилявец В.В., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры криминалистики Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России;
Воскобойник И.О., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
29
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ХОЛМАНСКИЙ В.И.,
кандидат юридических наук, доцент кафедры административной деятельности
органов внутренних дел Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
СТУЛЬНОВА Т.В.,
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры административной
деятельности органов внутренних дел Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 342.9(075.8)
К ВОПРОСУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ КОНТРОЛЬНОЙ И ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ
РАБОТЫ С ЛИЦАМИ, ПОДПАДАЮЩИМИ ПОД УСТАНОВЛЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОГО НАДЗОРА
Преступление, уголовное наказание, административный надзор,
лицо, освобожденное из мест лишения свободы.
Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами,
освобожденными из мест лишения свободы» устанавливает обязанность полиции осуществлять
контрольную, надзорную и индивидуальную профилактическую работу в отношении лиц,
подпадающих под установление административного надзора. При этом законом не определены
формы и методы ее осуществления. Авторы предлагают механизм ее реализации.
Согласно действующему законодательству лицами, подпадающими под установление административного надзора, могут быть лица, достигшие
18-летнего возраста, освобождаемые или освобожденные из мест лишения свободы и имеющие
непогашенную либо неснятую судимость за совершение следующих видов преступлений:
1) тяжкого или особо тяжкого преступления;
2) преступления при рецидиве преступлений;
3) умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего [1, ч. 1 ст. 3].
Отсюда следует, что в качестве формального
основания для установления административного надзора закон определил сам факт осуждения
лица к уголовному наказанию в виде лишения свободы за совершение вышеперечисленных преступлений. Административный надзор в отношении
этих категорий лиц может быть установлен судом
по заявлению администрации исправительного
учреждения при признании их злостными нарушителями условий отбывания уголовного наказания
в местах лишения свободы либо по заявлению
органа внутренних дел в случае совершения ими
в течение года двух и более предусмотренных законом административных правонарушений после
освобождения из мест лишения свободы.
Нормативными правовыми актами, регламентирующими контрольно-надзорную деятельность
сотрудников полиции с поднадзорными лицами, не
определены формы, методы, сроки осуществления
индивидуальной профилактической работы в отношении лиц, формально подпадающих под установление административного надзора. Более того,
ни в законодательном порядке, ни ведомственным
нормативным правовым актом, изданным во исполнение закона, данная категория лиц не выделена из общей массы лиц, освобожденных из мест
лишения свободы [2]. Данное обстоятельство свидетельствует о наличии существенного пробела в
нормативном правовом обеспечении деятельности
сотрудников полиции. Как показало исследование
правоприменительной деятельности сотрудников
полиции ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и
Ленинградской области, проведенное авторами, в
силу указанных выше причин в организации их работы по применению закона об административном
надзоре отсутствует соответствующая контроль-
30
ная и профилактическая работа с этой категорией
лиц. Существенной особенностью лиц, формально
подпадающих под установление административного надзора, отличающей их от других лиц, освобожденных из мест лишения свободы, является
их повышенная общественная опасность, обусловленная имеющимися судимостями за совершенные преступления. Это обстоятельство объясняет
необходимость осуществления повышенного контроля со стороны правоохранительных органов за
данной категорией лиц. Формулируя рекомендации по осуществлению индивидуальной профилактической и контрольной деятельности в отношении
данной категории лиц, авторы основываются на
результатах изучения опыта практической работы
с лицами, состоящими на профилактических учетах в органах внутренних дел, в период действия
союзного законодательства об административном
надзоре, судебной практике, анализе содержания
действующих нормативных правовых актов, регламентирующих деятельность сотрудников полиции,
а также на результатах многолетних научных исследований в данной области регулирования общественных отношений.
Для использования в практической деятельности сотрудниками полиции предлагаем следующий
алгоритм действий при осуществлении контрольно-надзорных и индивидуально-профилактических
функций в отношении лиц, формально подпадающих под установление административного надзора. Выполнение контрольных функций должно
начаться задолго до освобождения лица из мест
лишения свободы. Сотрудники подразделений по
надзору и участковые уполномоченные полиции
должны незамедлительно и с полной ответственностью реагировать на все сообщения, запросы,
поступающие из исправительных учреждений. До
освобождения лица из мест лишения свободы в
территориальные органы внутренних дел из исправительных учреждений могут поступать запросы по установлению возможности его проживания
по указанному им адресу. Получив такой запрос,
участковый уполномоченный полиции обязан незамедлительно выйти по указанному в нем адресу,
лично побеседовать с жильцами и установить, насколько реальны регистрация и проживание лица
по данному адресу. Вся полученная информация
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
в день прибытия, как это было в период действия
должна быть оформлена справкой с приложением
союзного законодательства об административном
необходимых подтверждающих ее документов. К
надзоре, а в течение первых трех рабочих дней
таким документам могут быть отнесены: заявлесо дня прибытия к избранному месту жительства
ния родственников осужденного о предоставлении
или пребывания. В то же время подобная обязанили отказе в предоставлении ему права проживать
ность не касается лиц, формально подпадающих
на занимаемой жилплощади; объяснения жильцов
под установление административного надзора.
квартиры об отсутствии среди проживающих гражПоэтому вся ответственность за отсутствие недан, являющихся родственниками осужденного;
обходимого контроля за прибытием лица из мест
справки из жилищных органов; справки из ведомлишения свободы в случае совершения им престуственных предприятий, организаций, на балансе
пления в течение этих трех дней будет возложена
которых находится жилая площадь; справки из
на указанных сотрудников полиции. Рекомендация
территориальных органов ФМС России и т.д. Откасается в первую очередь участковых уполномовет, направленный по запросу администрации исченных полиции. Именно они обязаны обеспечить
правительного учреждения, должен быть незамедконтроль за прибытием каждого лица,
лительным, обоснованным, четким
освобожденного из мест лишения
и однозначным для понимания. Все
Совершение лицом
собранные документы или их ксеро- преступления частного свободы, независимо от того, устакопии могут быть приложены к ответу обвинения, направлен- новлен над ним административный
и направлены инициатору запроса с ного против здоровья, надзор или нет. В этом заключается
залог обеспечения положительной
указанием в ответе перечня прилагавполне обоснованно
емых документов. В зависимости от может быть рассмотре- оперативной обстановки на обслуживаемом административном участке.
значимости собранных документов
но в качестве основаДля обеспечения качества оргаисполнителю запроса рекомендуется
ния для установления
определиться, необходимо ли направ- или продления админи- низации и учета контрольной деятельности рекомендуем сотрудникам
лять инициатору запроса оригиналы
стративного надзора.
подразделений по надзору при постулибо их ксерокопии. При любом реПоэтому при наличии
шении рекомендуется сохранить ори- одного административ- плении запроса из исправительного
гиналы либо ксерокопии всех прило- ного правонарушения и учреждения об установлении возможженных к ответу документов.
совершенного престу- ности проживания осужденного в укаНезависимо от содержания от- пления поднадзорным занном им адресе заводить на этот
контрольно-наблюдательное
вета, направленного в исправитель- лицом или лицом, фор- адрес
ное учреждение, адрес возможного мально подпадающим дело. В контрольно-наблюдательном
появления лица, освобождающего- под административный деле следует концентрировать копии
поступившего запроса, ответа на него,
ся из мест лишения свободы, и дата
надзор, сведения о
всех документов (или их оригиналы),
возможного прибытия в указанный
них следует изложить
полученных в ходе проверки запроса.
им адрес должны находиться на пов заявлении органа
стоянном контроле участкового упол- внутренних дел в суд по В последующем в контрольно-наблюномоченного полиции и инспектора вопросу установления дательном деле следует концентриподразделения по надзору. С целью или продления админи- ровать информацию, полученную от
участкового уполномоченного полидальнейшего обеспечения качественстративного надзора.
ции в связи с исполнением заданий
ного контроля участковому уполноЕсли суд с участием
сотрудника подразделения по надмоченному полиции рекомендовано
прокурора откажет в
изначально переговорить с прожива- удовлетворении заявле- зору, о проверке адреса на предмет
ющими в адресе жильцами о необхо- ния, у сотрудника под- прибытия лица, освобожденного из
димости незамедлительного сообще- разделения по надзору мест лишения свободы. Предлагаемая
ния ему о появлении в адресе лица, и участкового уполно- рекомендация не предусмотрена дейосвободившегося из мест лишения моченного полиции бу- ствующими нормативными правовысвободы. Сотруднику подразделения дут весомые аргументы ми актами, однако необходимость ее
по надзору при наступлении даты отсутствия своей вины, реализации обусловлена следующими обстоятельствами. Во-первых, это
возможного прибытия лица рекоменв случае совершения
позволит держать адрес возможного
довано регулярно с периодичностью в
поднадзорным лицом
два-три дня направлять участковому тяжкого или особо тяж- появления лица, освободившегося из
мест лишения свободы, на постоянном
уполномоченному полиции письменкого преступления.
контроле и вовремя отреагировать на
ные задания о необходимости проего прибытие. Во-вторых, ведение конверки указанного адреса на предмет
трольно-наблюдательного дела дисциплинирует как
появления в нем лица. Эта рекомендация хотя и
сотрудников подразделений по надзору, так и участвнешне выглядит как излишняя процедура, но в
ковых уполномоченных полиции в последовательпрактической деятельности сотрудников полиции
ном и плановом выполнении своих функциональимеет достаточно существенное значение. Воных обязанностей. В-третьих, в случае появления
первых, она дисциплинирует сотрудников полиции
лица в указанном адресе вопреки существующим
в их работе. Во-вторых, она в дальнейшем позвообстоятельствам, исключающим его проживание на
лит определить степень ответственности каждого
данной жилплощади, документы, содержащиеся в
сотрудника в случае, если лицо, освобожденное
контрольно-наблюдательном деле, обеспечат дальиз мест лишения свободы, прибыло в указанный
нейшее своевременное решение вопроса о возможим адрес и, оставаясь какое-то время вне контроности или невозможности его бытового устройства.
ля со стороны полиции, совершило тяжкое, особо
В-четвертых, если проживание лица после освотяжкое или иное преступление. Закон обязывает
бождения из мест лишения свободы в указанном им
только лицо, в отношении которого установлен
адресе станет возможным, то содержание контрольадминистративный надзор по инициативе админо-наблюдательного дела будет перенесено в дело
нистрации исправительного учреждения, явиться
учета профилактической работы в отношении лица,
для постановки на учет в орган внутренних дел не
31
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
формально попадающего под административный
надзор, либо в дело административного надзора. В
любом случае ведение контрольно-наблюдательного дела будет свидетельствовать о качестве выполнения сотрудниками полиции своих служебных обязанностей. Как было отмечено выше, предлагаемая
рекомендация не регламентирована ведомственными нормативными правовыми актами. Однако это
обстоятельство не препятствует проявлению инициативы, например, руководством ГУ МВД России по
г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области или
территориальных органов внутренних дел других
субъектов в издании собственных приказов, регламентирующих данный вид деятельности по контролю за возможным или своевременным прибытием
лица, освобожденного из мест лишения свободы,
на обслуживаемую территорию. По прибытии лица,
освобожденного из мест лишения свободы, на обслуживаемую территорию сотрудники полиции
обязаны взять под контроль его регистрацию по избранному им месту жительства или пребывания.
Местом жительства гражданина является жилое помещение, где он постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по
договору найма (поднайма), договору аренды либо
по иным основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации. Это может быть
жилой дом, квартира, служебное или ведомственное жилое помещение, специализированные дома
в виде общежитий, гостиниц-приютов, интернатов
для инвалидов, ветеранов и т.д.
Местом пребывания гражданина является жилое помещение, где гражданин временно проживает: гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат,
кемпинг, туристическая база или иное жилое помещение, не являющееся местом жительства данного гражданина [3, п. 3].
Задачей сотрудников полиции по прибытии
лица после освобождения из мест лишения свободы является не только контроль за его своевременной регистрацией по месту жительства или
пребывания, но и в пределах своей компетенции
оказание ему содействия в решении этого вопроса. Заинтересованность в этом сотрудников полиции должна быть обоснована тем, что помощь полиции будет способствовать процессу социальной
адаптации лица.
В случае неприбытия лица, подпадающего
под установление административного надзора,
к избранному им месту жительства по истечении
десяти дней от даты предполагаемого прибытия
сотрудникам полиции рекомендуется выставлять
сторожевую карточку на данное лицо [4]. Изложенная рекомендация обусловлена наличием высокой общественной опасности лиц, формально
подпадающих под установление административного надзора. Отсутствие постоянного контроля
со стороны полиции за их поведением и образом
жизни является одним из основных условий совершения этими лицами тяжких и особо тяжких преступлений против жизни, здоровья, собственности
граждан. Исследование показало, что значительное количество лиц, формально подпадающих под
установление административного надзора, освободившись из мест лишения свободы, не прибывает к указанному ими месту жительства или пребывания. Отсутствие урегулирования существующей
проблемы нормативными правовыми актами федерального уровня является одной из основных
причин высокого уровня рецидивной преступности
лиц, освобожденных из мест лишения свободы.
32
Полагаем, что в условиях существующего несовершенства нормативного правового обеспечения
деятельности сотрудников полиции эту проблему
следует решать на региональном уровне. В частности, руководство ГУ МВД России по г. СанктПетербургу и Ленинградской области или территориального органа внутренних дел иного субъекта
может издать приказ, регламентирующий порядок
выставления сторожевых карточек в отношении
лиц, формально подпадающих под установление
административного надзора, не прибывших к избранному месту жительства или пребывания после
освобождения из мест лишения свободы. Рекомендованный десятидневный срок, по истечении которого следует выставлять сторожевые карточки,
по нашему мнению, является оптимальным и поглощающим возможные задержки лица в своевременном прибытии к избранному месту жительства
или пребывания.
После регистрации лица, подпадающего под
установление административного надзора, рекомендуется, завести в отношении его учетно-профилактическое дело. По нашему мнению, не следует ограничиваться только внесением сведений
о поднадзорном в паспорт административного
участка. Паспорт административного участка после ликвидации нормативной правовой основы
проведения индивидуальной профилактической
работы с различными категориями лиц оказался
единственной и основной оставшейся формой
учета у участкового уполномоченного полиции.
Однако его содержание не предусматривает полного отражения индивидуальной профилактической работы, проводимой в отношении лица,
а только констатирует факты его осуждения и
освобождения из мест лишения свободы. Действующими нормативными правовыми актами не
предусмотрено ведение иной формы учета индивидуальной профилактической работы с отдельными категориями лиц, освобожденных из мест
лишения свободы. Считаем, что на региональном
уровне необходимо издать соответствующий приказ с целью упорядочения организации осуществления и учета контрольной и индивидуальной
профилактической работы в отношении лиц, подпадающих под установление административного
надзора. Предлагаемую форму учета можно обозначить, например, как «Дело учета индивидуальной профилактической работы в отношении лица,
формально подпадающего под установление
административного надзора». Рекомендуемое
название в полной мере будет соответствовать
закону об административном надзоре и содержанию проводимой работы. Ведение данной формы
учета в последующем будет способствовать формированию дела административного надзора, а
его содержание - объективной оценке поведения
и образа жизни поднадзорного, а также его реагирования на осуществляемые профилактические
мероприятия со дня постановки на профилактический учет в органе внутренних дел. Содержание
учетно-профилактического дела позволит в любой момент объективно оценить объем и качество профилактической и контрольной работы,
осуществляемой сотрудником подразделения по
надзору и участковым уполномоченным полиции
в отношении данного лица. В учетно-профилактическом деле рекомендуется концентрировать следующие документы (или их копии):
- запросы, поступившие из исправительного учреждения, в котором лицо отбывало уголовное на-
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
казание в виде лишения свободы, и копии ответов
на них;
- информация из подразделения ФМС России о
регистрации лица по месту жительства или месту
пребывания;
- копия справки об освобождении из мест лишения свободы;
- копия приговора суда;
- дактилоскопическая карта;
- описание внешних примет (рост, телосложение, цвет и длина волос, сезонная верхняя одежда,
наличие особых и броских примет и т.п.).
Перечисленные выше документы следует поместить в дело на этапе его заведения. При поступлении из подразделения ФМС России информации
о регистрации лица по месту жительства или пребывания участковому уполномоченному полиции
рекомендуется вызвать это лицо в служебное помещение для проведения первоначальной профилактической беседы.
Участковому уполномоченному полиции рекомендуется снять ксерокопии со справки об освобождении из мест лишения свободы и приговора
суда. Беседуя с лицом, необходимо установить
обстоятельства, способ, характер ранее совершённых им преступлений, за которые он был осужден.
Например, если он был осужден за кражу, то необходимо выяснить, что она из себя представляла: карманная кража, кража чемодана на вокзале,
кража из автомобиля, квартирная кража и т.д. Если
выяснится, что он судим за квартирую кражу, то необходимо выяснить способ её совершения: проникновение в квартиру путём отжима или выбивания
дверей, через балконную дверь, через форточку,
путём подбора ключей, по «тихому» в ночное время и т.п. Установление обстоятельств совершения
всех преступлений, за которые лицо было осуждено в разное время, позволит участковому уполномоченному полиции иметь относительно полное
представление о нём, о его склонности к совершению конкретных преступлений, что позволит в
последующем правильно строить индивидуальную
профилактическую работу с ним и выбирать более
обоснованные формы и методы её проведения. В
ходе беседы необходимо выяснить имеющуюся
у лица жаргонную кличку. Из приговора суда, по
которому лицо было осуждено в последний раз,
следует установить не только характер и способ
совершенного преступления, но и сведения о лицах, с которыми было совершено преступление.
Практика показывает достаточно устойчивый характер последующих преступных связей лиц, проходивших по одному уголовному делу. Полученные
сведения в дальнейшем будут помогать участковому уполномоченному полиции определять круг лиц,
которых необходимо проверять на причастность к
преступлению, в совершении которого подозревается лицо, состоящее на профилактическом
учете. Во время беседы следует более подробно
описать внешние данные лица, приметы его верхней сезонной одежды, уточнить особые приметы
(татуировки, шрамы, физические повреждения и
т.д.) и броские приметы (невнятность речи, прихрамывание при движении и т.д.). У лица следует
запросить фотографию размером 10x15 см или,
если есть возможность, провести его фотографирование в служебном помещении. Лицу следует
объяснить его статус, возможность установления
над ним административного надзора, основания
и последствия установления административного
надзора, а также правовые последствия нарушений
установленных административных ограничений.
Первоначально проводимая профилактическая беседа должна быть построена таким образом, чтобы
у лица не возникали мысли о том, что его поведение
и образ жизни будут оставаться бесконтрольными
со стороны полиции. Это особенно важно после отбытия поднадзорным дополнительного уголовного
наказания в виде ограничения свободы под контролем уголовно-исполнительной инспекции [5]. Участковый уполномоченный полиции обязан предупредить лицо о том, что будет держать под контролем
его поведение и образ жизни и с этой целью будет
регулярно посещать его по месту жительства, беседовать с соседями, родственниками, с руководителями организации, куда он устроится на работу.
В содержание индивидуальной профилактической
работы с лицом, подпадающим под установление
административного надзора, рекомендуется включить следующие мероприятия:
- ежемесячные проверки лица по месту жительства с проведением бесед с жильцами, родственниками, соседями на предмет его поведения, употребления алкоголя или наркотических средств,
трудоустройства, работы, учинения скандалов по
месту жительства, наличия отрицательных или положительных связей;
- ежемесячные проверки по месту работы,
включая беседы с руководителями предприятия,
организации, где работает лицо. Беседы необходимо вести таким образом, чтобы они в последующем не послужили поводом для увольнения лица с
данного предприятия или из организации;
- оказание в пределах своей компетенции помощи в трудоустройстве, если лицо самостоятельно не может трудоустроиться. С этой целью
необходимо использовать свой авторитет у руководителей предприятий или организаций либо
направить лицо в повсеместно создаваемые в настоящее время службы социальной занятости населения, в том числе для граждан, освобождённых
из мест лишения свободы (например, в г. СанктПетербурге действует программа «Комплексные
меры по профилактике правонарушений в СанктПетербурге»);
- при регистрации лица в информационный
центр необходимо направить сведения о нем с
просьбой поставить на контроль все поступающие
в отношении его сообщения о привлечении к административной или уголовной ответственности,
в каком бы районе это не произошло. Независимо
от этого, необходимо ежемесячно связываться по
телефону с информационным центром и выяснять,
имеется ли в отношении данного лица интересующая информация;
- устанавливать связи лица, которые положительно или отрицательно влияют на его поведение
и образ жизни;
- устанавливать доверительные отношения с
гражданами, которые могут способствовать оперативному освещению поведения и образа жизни
лица или оказанию на лицо положительного профилактического воздействия;
- реагировать на каждое сообщение о совершённом лицом административном правонарушении. С этой целью запрашивать копии дел
о совершённых лицом административных правонарушениях, незамедлительно вызывать лицо на
беседу в служебное помещение органа внутренних
дел, брать от него письменное объяснение;
- незамедлительно реагировать на обращения
граждан по фактам антиобщественного поведения
33
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
При поступлении заявления или сообщения в
лица, связанного с употреблением алкоголя, нарорган внутренних дел по месту учета лица о сокотических средств, учинением скандалов в сфере
вершении лицом, подпадающим под установление
семейно-бытовых отношений, нарушениями общеадминистративного надзора, административного
ственного порядка. Принимать по обращениям
правонарушения сотрудники полиции должны немеры в соответствии с законом. По каждому факзамедлительно провести по нему проверку, вклюту его антиобщественного поведения необходимо
чающую опрос очевидцев правонарушения, опрос
брать письменное объяснение, помещая их в учетлица, совершившего правонарушение. Результаты
но-профилактическое дело.
проверки должны быть положены в основу возбужРезультаты проводимой с лицом индивидуальной
дения дела об административном правонарушении
профилактической работы и контроля за его поведеи привлечения лица к административной ответнием и образом жизни должны отражаться в ежемественности. С учётом того, что заявление или сосячных письменных справках, помещаемых в учетнообщение о совершении административного правопрофилактическое дело. В конце каждого квартала
нарушения поступит в орган внутренних дел, где
необходимо составлять обзорную справку, отражалицо состоит на учёте, это облегчает документироющую весь комплекс контрольных и индивидуальнование факта совершения правонарушения и припрофилактических мероприятий, осуществлённых в
влечения лица к административной
отношении лица за три месяца.
ответственности, а также получения
Обращаем
особое
внимание
Для обеспечения
копии всего материала проверки.
участковых уполномоченных полиции
качества организации
Особое внимание следует обраи сотрудников подразделений по нади учета контрольной
зору на необходимость их незамедли- деятельности рекомен- щать на сообщения о совершении лительного реагирования на все факты дуем сотрудникам под- цом, подпадающим под установление
антиобщественного поведения лица, разделений по надзору административного надзора, или липодпадающего под установление ад- при поступлении запро- цом, состоящим под административным надзором, противоправных деминистративного надзора. Информаса из исправительного
яний, предусмотренных статьей 115
ция о данных фактах может состоять
учреждения об устаиз следующих видов сообщений или новлении возможности УК РФ «Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью» и статьей 116
заявлений граждан:
проживания осужденУК РФ «Побои». Как правило, данные
- сообщение о привлечении лица к
ного в указанном им
административной ответственности;
адресе заводить на этот деяния совершаются в сфере семейно-бытовых отношений. Как показа- заявление о совершении им ададрес контрольно-нала практика, совершение лицом этих
министративного правонарушения;
блюдательное дело. В
преступлений, относящихся к катего- сообщение о совершении лицом
контрольно-наблюдарии преступлений частного обвинепреступления частного обвинения.
тельном деле следует
Считаем необходимым дать со- концентрировать копии ния, и несвоевременное реагирование
участковых уполномоченных полиции
трудникам подразделений по надзору
поступившего запрои участковым уполномоченным поли- са, ответа на него, всех на сообщения об этих преступлениях,
некачественное проведение проверок
ции следующие методические рекодокументов (или их
мендации.
оригиналы), полученных по ним в дальнейшем являются одним
При поступлении сообщения о в ходе проверки запро- из основных условий совершения лицом более тяжкого преступления протом, что лицо было привлечено к адса. В последующем в
тив жизни или здоровья. В случаях,
министративной ответственности за
контрольно-наблюдаесли виновным в совершении таких
совершение административного прательном деле следует
преступлений является лицо, ранее
вонарушения, необходимо незамедконцентрировать инлительно связаться с территориаль- формацию, полученную судимое, а тем более подпадающее
под установление административного
ным органом внутренних дел, на терот участкового уполнадзора либо состоящее под админиритории которого было совершено
номоченного полиции
стративным надзором, вероятность
административное правонарушение.
в связи с исполнением
Полученные ксерокопии материалов заданий сотрудника под- совершения им более тяжкого престудела об административном право- разделения по надзору, пления значительно возрастает. Это
объясняется повышенной степенью
нарушении должны быть заверены
о проверке адреса на
сотрудниками подразделений по ис- предмет прибытия лица, криминогенной и рецидивной опасполнению административного зако- освобожденного из мест ности лица, длительное время находившегося в местах лишения свобонодательства этого территориального
лишения свободы.
ды, и по этой же причине зачастую
органа и скреплены печатью. Следуюимеющего возможные отклонения в
щим действием сотрудников полиции
психике. Проверка по сообщениям о преступленидолжен быть письменный опрос лица по факту соях частного обвинения и принятие по ним решения
вершенного им административного правонарушео возбуждении уголовного дела имеют особый пония. Проведение опроса необходимо осуществить
рядок, который необходимо знать каждому участдля подтверждения того, что именно это лицо соковому уполномоченному полиции [6, ч. 6 ст. 144,
вершило административное правонарушение. Это
ч. 1 ст. 145].
в последующем исключит возможность подачи
Согласно действующему законодательству соподнадзорным лицом заявления в суд о том, что
трудники полиции в ходе проверки сообщения о
административный надзор в отношении него устапроисшествии, усмотрев в действиях лица признановлен безосновательно, так как он не совершал
ки преступления, предусмотренного частью 1 стаадминистративных правонарушений, изложенных
тьи 115 УК РФ или частью 1 статьи 116 УК РФ, в сов заявлении органа внутренних дел, а их мог соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 145 УПК РФ
вершить кто-либо другой, используя установочные
и частью 2 статьи 20 УПК РФ обязаны сообщение
данные поднадзорного лица. Копии материалов
о преступлении направить в суд. На практике это
проверки каждого выявленного факта должны совыражается в том, что сотрудники полиции в ходе
держаться в учетно-профилактическом деле.
34
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
участковым уполномоченным полиции следующий
проверки такого сообщения (заявления граждан,
алгоритм действий.
телефонограммы из медицинского учреждения и
В соответствии с частью 4 статьи 20 УПК РФ
т.п.) принимают от потерпевшего лица заявление
и частью 4 статьи 147 УПК РФ уголовные дела по
на имя мирового судьи о привлечении к уголовчасти 1 статьи 115 УК РФ и части 1 статьи 116 УК
ной ответственности лица, нанёсшего побои или
РФ могут быть возбуждены и при отсутствии заявумышленно причинившего лёгкий вред здоровью,
ления потерпевшего или его законного представии весь материал проверки направляют в суд. Такое
теля, если потерпевший в силу своего зависимого
решение, по нашему мнению, является результаот виновника положения или своего беспомощного
том существующего пробела в законодательстве.
состояния либо по иным причинам не может заВ большинстве случаев мировыми судьями угощищать свои права и законные интересы. В таких
ловные дела частного обвинения не возбуждаютслучаях право на возбуждение уголовного дела
ся, так как, во-первых, заявления поступили в суд
предоставлено руководителю следственного орв неустановленном законом порядке, а во-вторых,
гана, следователю, а также, с согласия прокурора,
сами потерпевшие со временем отказываются
дознавателю. Следовательно, участковый уполявляться в суд. Причин такого поведения потерномоченный полиции, проводивший проверку по
певших достаточно много. Это и прощение виносообщению об умышленном причинении лёгкого
вного; нежелание привлекать к ответственности
вреда здоровью или о побоях, где вилицо, если обоюдная драка возникла
новником выступает лицо, формальв результате совместного распития
В качестве формально подпадающее под установление
спиртных напитков; боязнь того, что
ного основания для
административного надзора либо
виновный нанесёт ещё большие увеустановления админисостоящее под надзором, зная вычья, если потерпевший обратится в
стративного надзора
сокую криминогенную и рецидивную
суд и т.д. Со всеми этими фактами
закон определил сам
опасность этого лица, должен особенучастковым уполномоченным полифакт осуждения лица к
но выделять в материале проверки
ции приходится сталкиваться повсеуголовному наказанию
имеющиеся обстоятельства, являюместно в ходе проверок сообщений
в виде лишения свощиеся основанием для возбуждения
и заявлений. Ситуация осложняется
боды за совершение
уголовного дела по части 1 статьи 115
тем, что в конечном итоге виновный
вышеперечисленных
УК РФ и части 1 статьи 116 УК РФ не
в нанесении побоев или умышленном
преступлений. Адмиправами мирового судьи, а правами
причинении лёгкого вреда здоровью
нистративный надзор в
вышеуказанных должностных лиц.
остаётся безнаказанным. В его дейотношении этих катеДля этого в материале проверки нествиях не усматривается состава адгорий лиц может быть
обходимо отражать все возможные
министративного
правонарушения.
установлен судом по
свидетельства зависимого или бесЗначит, он не может быть привлечен
заявлению администрапомощного положения потерпевшего
к административной ответственности.
ции исправительного
или иные обстоятельства. К ним можЗа совершенное им преступление,
учреждения при прино отнести зависимое финансовое
состав которого усматривается по
знании их злостными
положение жены от мужа; её психорезультатам проведённой проверки,
нарушителями условий
логическую зависимость, выражаюуголовное дело в отношении него не
отбывания уголовного
щуюся в боязни за детей, пожилых
возбуждается, так как потерпевший
наказания в местах лиродителей или быть покалеченной
отказался подавать в суд заявление
шения свободы либо по
или убитой в случае, если она напив установленном законом порядке.
заявлению органа внушет заявление о привлечении виноКак уже было отмечено выше, дантренних дел в случае
вника к уголовной ответственности;
ное обстоятельство с большой долей
совершения ими в течепожилой возраст родителей избивероятности может явиться условием
ние года двух и более
ваемых сыном и т.д. [7, с. 65-66]. По
для последующего совершения липредусмотренных закоокончании проверки в рапорте на имя
цом более тяжкого преступления. В
ном административных
начальника органа внутренних дел
соответствии с действующими норправонарушений после
или в сопроводительной записке на
мативными правовыми актами, если
освобождения из мест
имя прокурора района (в случае несовиновным в совершении тяжкого или
лишения свободы.
гласия начальника органа внутренних
особо тяжкого преступления окажетдел дать указание дознавателю для
ся лицо, формально подпадающее
возбуждения уголовного дела) участковому уполпод установление административного надзора или
номоченному полиции необходимо отразить все
состоящее под надзором, незамедлительно назнаустановленные обстоятельства и предложить возчается служебная и прокурорская проверка. В ходе
будить уголовное дело при отсутствии заявления
проверки проверяются все поступившие по месту
потерпевшего с целью предупреждения совершепроживания виновного или месту происшествия
ния лицом более тяжкого преступления. Следовасообщения, их регистрация и проводимая по ним
ние участковым уполномоченным полиции указанпроверка. Проверяется обоснованность решений,
ной рекомендации в случае отказа в возбуждении
принятых по результатам проверки, а также меры,
уголовного дела вышеуказанными должностными
принятые участковым уполномоченным полиции по
лицами в последующем позволит доказать, что им
предупреждению совершенного преступления. Как
был использован весь перечень мер по предупрежправило, проверки, проводимые надзирающими
дению совершения поднадзорным лицом тяжкого
или вышестоящими контролирующими органами,
или особо тяжкого преступления и избежать назаканчиваются выводами не в пользу участковых
ступления в отношении себя негативных правовых
уполномоченных полиции. Чтобы избежать наступоследствий, если такое преступление все-таки бупления негативных правовых последствий и преддет совершено.
упредить возможность возникновения описанных
По нашему мнению, постановление о возвыше ситуаций, связанных с совершением поднадбуждении уголовного дела в отношении лица,
зорными лицами тяжких и особо тяжких престуформально подпадающего под установление адплений против жизни или здоровья, рекомендуем
35
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
сотрудников полиции и ошибки при составлении
министративного надзора или состоящего под
заявления в суд. Как показала практика, не каждое
ним, вполне может быть рассмотрено в качестве
лицо, совершившее административное правонаруодного из оснований для установления или продшение, привлекается к административной ответления административного надзора. В законе об
ственности. Поэтому рекомендуем в заявлении орадминистративном надзоре (в соответствии с пунгана внутренних дел в суд об установлении адмиктом 2 части 3) основанием для установления аднистративного надзора указывать не только даты
министративного надзора и основанием для его
совершения лицом административных правонапродления (в соответствии со статьёй 7) является
рушений, но и сведения о привлечении лица к адсовершение лицом в течение одного года двух и
министративной ответственности за
более административных правонаих совершение. В заявлении должны
рушений, в том числе посягающих
Нормативными правобыть указаны факты совершения двух
на здоровье населения. При этом не
выми актами, реглаили более административных правоучтены ситуации, при которых эти
ментирующими коннарушений при условии разрыва по
лица могут совершить рассмотрентрольно-надзорную
времени каждого административного
ные выше преступления частного обдеятельность сотрудниправонарушения. Практика показывинения, которые также направлены
ков полиции с поднадвает, что одновременно лицо может
против здоровья граждан. Это, несозорными лицами, не
совершить два состава администрамненно, является существенным проопределены формы,
тивных правонарушений, например,
белом закона об административном
методы, сроки осущестпоявление в общественном месте в
надзоре. Рассмотренные преступлевления индивидуальной
состоянии алкогольного опьянения,
ния обладают повышенной степенью
профилактической
оскорбляющем человеческое достообщественной опасности по сравнеработы в отношении
инство и общественную нравственнию с административными правоналиц, формально подпаность, и оказание неповиновения сорушениями. Именно поэтому следует
дающих под установлетрудниками полиции при задержании.
предположить, что совершение линие административного
В таких случаях рекомендуем отразцом преступления частного обвиненадзора. Более того,
ить оба факта совершения админиния, направленного против здоровья,
ни в законодательном
стративных правонарушений. Помивполне обоснованно может быть распорядке, ни ведоммо этого, следует указать факт соверсмотрено в качестве основания для
ственным нормативным
шения лицом ещё одного администраустановления или продления адмиправовым актом, изтивного правонарушения. Иначе при
нистративного надзора. Поэтому при
данным во исполнение
судебном рассмотрении заявления
наличии одного административного
закона, данная категомогут возникнуть проблемы с приняправонарушения и совершенного прерия лиц не выделена
тием решения об его удовлетворении
ступления поднадзорным лицом или
из общей массы лиц,
[8, с. 72].
лицом, формально подпадающим под
освобожденных из
К заявлению, подаваемому в суд
административный надзор, сведения
мест лишения свободы.
по вопросу установления админио них следует изложить в заявлении
Данное обстоятельство
стративного надзора, в соответствии
органа внутренних дел в суд по восвидетельствует о насо статьёй 261.6 ГПК РФ должны
просу установления или продления
личии существенного
быть приложены документы и матеадминистративного надзора. Если суд
пробела в нормативном
риалы, свидетельствующие о ведес участием прокурора откажет в удовправовом обеспечении
нии лицом отрицательного образа
летворении заявления, у сотрудника
деятельности сотруднижизни, о его поведении на работе и
подразделения по надзору и участкоков полиции.
в быту, о совершенных им админивого уполномоченного полиции будут
стративных правонарушениях. Это
весомые аргументы отсутствия своей
могут быть характеристики лица с места работы и
вины, в случае совершения поднадзорным лицом
жительства, копии материалов проверки заявлетяжкого или особо тяжкого преступления.
ний и других сообщений, копии материалов дел об
При совершении лицом, формально подпадаадминистративных правонарушениях, копия приющим под установление административного надговора и справки об освобождении, копии справок
зора, в течение года двух и более администраиз информационного банка данных. Учитывая тот
тивных правонарушений, указанных в законе об
факт, что все приложенные к заявлению докуменадминистративном надзоре, сотрудники подразты и материалы могут быть приобщены к вынеделений по надзору обязаны подготовить на имя
сенному судебному решению и остаться в архивах
начальника территориального органа внутренних
суда в деле судебного рассмотрения, предлагаетдел рапорт о необходимости установления за ним
ся снять с них ксерокопии и оставить их в учетном
административного надзора. Обращаем внимание
деле в органе внутренних дел. Таким образом, они
на следующие юридически значимые обстоятельдополнят дело административного надзора. При
ства. В законе об административном надзоре и
положительном решении суда об установлении
приказе по его исполнению соответствующие поадминистративного надзора их содержание будет
ложения сформулированы как совершение лицом
отражать весь комплекс мероприятий контрольнодвух и более административных правонарушений,
надзорного и индивидуально-профилактического
а не как привлечение его два и более раза к адхарактера, осуществленных сотрудниками полиминистративной ответственности за совершенные
ции в отношении лица со дня его постановки на
административные правонарушения. Содержание
учёт в органе внутренних дел.
положения может вызвать двойное толкование у
Библиографический список:
1. Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 15. Ст. 2037.
2. Приказ МВД России от 8 июля 2011 года № 818 «О Порядке осуществления административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы».
36
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
3. Постановление Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. № 713 «Об утверждении
Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных
за регистрацию» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 30. Ст. 2939.
4. Приказ МВД России и ФМС России от 4 июля 2013 года № 505 дсп / 1 дсп «О порядке формирования, хранения и использования адресно-справочных учетов для выявления лиц, объявленных в розыск в
случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также обмена информацией о
местонахождении поднадзорных лиц либо лиц, подлежащих учету при осуществлении административного
надзора».
5. Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса
Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде
ограничения свободы».
6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.
7. Холманский В.И., Стульнова Т.В. и др. Правовые основы организации работы органов внутренних
дел с обращениями граждан: Учебно-методическое пособие. СПб: Санкт-Петербургский университет МВД
России, 2010. 182 с.
8. Холманский В.И., Стульнова Т.В., Петрова О.В. Правовые основы, основания, порядок установления
и осуществления административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы:
Учебное пособие. М.: ФЛИНТА, Наука, 2013. 182 с.
HOLMANSKIY V., STULINOVA T.
TO THE QUESTION ABOUT THE ORGANIZATION OF CONTROL AND INDIVIDUAL PREVENTIVE
WORK WITH PERSONS UNDER THE ESTABLISHMENT OF ADMINISTRATIVE SUPERVISION
Crime, criminal penalties, administrative supervision, the person released from prison.
Federal Law «On administrative supervision over persons released from prison», dated April 6, 2011 № 64-FZ
establishes the duty of the police to exercise control, oversight and individual preventive work in relation
to persons subject to the establishment of administrative supervision. In this case, the law does not define
the forms and methods of its implementation. The authors propose a mechanism for its implementation.
Рецензенты:
Гуменюк Г.Х., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры административного права СанктПетербургского университета МВД России;
Смирнов П.А., начальник полиции УМВД России по Фрунзенскому району г. Санкт-Петербурга.
37
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ДРЫЖЕНКО Д.Б.,
кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовного права, криминологии и уголовноисполнительного права Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
СЕМЧЕНКОВ И.П.,
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права, криминологии и уголовноисполнительного права Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 343.01
ПОДСТРЕКАТЕЛЬ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ СОУЧАСТНИКОМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ
Преступление, наказание, ответственность, соучастие, соучастник,
исполнитель, подстрекатель, акцессорность, причастность, стадия.
В статье обосновывается тезис о том, что подстрекатель к преступлению соучастником преступления
не является, и предлагаются новые подходы к решению вопроса об ответственности подстрекателя.
Подстрекателем к преступлению признается
лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления. В действующем уголовном законодательстве и в теории уголовного права подстрекателя традиционно принято рассматривать в качестве
соучастника того преступления, к совершению которого он склонил исполнителя. Данная трактовка
деяния подстрекателя как соучастия в преступлении до настоящего времени считается общепризнанной и никаких возражений не вызывает.
Вместе с тем определенная работа, проделанная в части проверки обоснованности этого, казалось бы, очевидного и несомненного тезиса, показывает, что в действительности подстрекатель
к преступлению соучастником преступления не
является.
Для того чтобы убедиться в правильности такого, на первый взгляд, неожиданного вывода,
достаточно принять во внимание тот факт, что
деяния подстрекателя и исполнителя во времени
между собой не пересекаются. Деяние подстрекателя всегда предшествует во времени деянию исполнителя и всегда с временным интервалом (разрывом).
Более подробно это можно представить следующим образом. Действия подстрекателя по склонению другого лица к совершению преступления имеют своим результатом принятие склоняемым лицом
решения о совершении преступления. В некоторых
случаях принятие такого решения исполнителем
имеет место до формирования у него конкретного
умысла на совершение преступления. В подобной
ситуации деяние подстрекателя по склонению к
преступлению оканчивается еще до начала формирования умысла у потенциального исполнителя.
В других случаях принятие решения о совершении
преступления неразрывно связано с формированием умысла по его совершению, и такое решение
принимается одновременно с проработкой преступного умысла. В этой ситуации деяние подстрекателя по склонению к преступлению оканчивается чуть
позже, т.е. не до начала, а уже в ходе формирования умысла потенциального исполнителя. Однако
формирование умысла у потенциального исполнителя стадией преступления не является. Из этого
следует, что деяние подстрекателя в любом случае
всегда оканчивается ещё до начала исполнителем
уголовно наказуемого деяния, и между ними всегда
имеется определённый временной интервал.
1
С этой точки зрения деяние подстрекателя соучастием в преступлении исполнителя являться не
может, так как участие в преступлении возможно
только после его начала, а до этого момента участвовать в преступлении попросту невозможно.
Об этом же свидетельствуют и обстоятельства
действительности, которые неумолимо демонстрируют тот факт, что подстрекатель во время совершения исполнителем, например, убийства для совершения данного преступления, так же как и для
совершения любого иного преступления исполнителя, вообще ничего не делает, и исполнитель совершает свое преступление без его участия.
Между тем в данной связи не может не возникнуть закономерный вопрос о том, чем же в таком
случае, если не соучастием, является подстрекательство.
Отвечая на этот вопрос и принимая во внимание приведенные выше суждения, необходимо констатировать, что подстрекательство являет собой
особую самостоятельную существенную в своей
безнравственности разновидность причастности
к истокам преступления исполнителя. Или, иными
словами, подстрекательство есть форма причастности к генезису1 преступления исполнителя.
Самостоятельный характер носит и обусловленное самой жизнью основание уголовной ответственности за подстрекательство. Для уяснения этого важного момента необходимо принять
во внимание следующее. Подстрекательство есть
склонение другого лица к совершению преступления. Склонять людей к преступлению плохо, безнравственно, так как это, хотя никому вреда непосредственно и не причиняет, тем не менее приводит
к тому, что вред причиняется другими. С этой точки
зрения сам факт существования лиц, способных
сподвигать и сподвигающих к преступлению других, необходимо рассматривать как весьма существенную детерминанту преступности. В данной
связи достаточно вспомнить хотя бы о большом
количестве заказных убийств, поджогов и т.д.
Террористические акты, за редким исключением
их совершения одиночками, также имеют место
преимущественно благодаря подстрекателям. Вот
к чему может привести, и в подавляющем большинстве случаев приводит, существование среди
нас тех, кто способен подстрекать и подстрекает
других людей к преступлению. Проигнорировать
такую детерминанту преступности, не обращать
Генезис (греч īȑȞİıȚȢīȑȞİıȘ) - происхождение, возникновение, рождение, зарождение [1].
38
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
на нее внимания невозможно. И самым эффективным способом устранения, ослабления или нейтрализации этой детерминанты, конечно, является
привлечение к уголовной ответственности тех, кто
при совершении подстрекательства проявил свою
существенную безнравственность в виде способности склонять других лиц к преступлению.
При этом представляется очень важным подчеркнуть тот факт, что выявленное самостоятельное основание уголовной ответственности подстрекателя не случайно названо самостоятельным.
Объясняется это тем, что дальнейший ход развития событий на наличие этого основания и его
характеристику никак не влияет. Лицо, совершившее подстрекательство, проявляет в этом деянии
способность склонять других к преступлению, и
никакие дальнейшие действия исполнителя этого
обстоятельства изменить не могут. Лицо, склоненное к преступлению, может вообще передумать и
не приступить даже к приготовительным действиям, - факт подстрекательства и, соответственно,
основание уголовной ответственности за подстрекательство от этого существовать не перестанут.
Принимая во внимание вышеизложенное, в
решении вопросов об уголовной ответственности
за деяние подстрекателя теперь необходимо исходить из того, что подстрекательство соучастием не
является и образует собой самостоятельную разновидность преступного деяния со своими особыми составом преступления и основанием уголовной ответственности.
Данное обстоятельство позволяет не принимать во внимание некоторые стереотипы, сформированные применительно к подстрекательству
в рамках института соучастия по действующему
уголовному законодательству.
Одним из подобного рода стереотипов учения
о соучастии, де-факто закрепленным в уголовном
законе, является такое решение вопроса об ответственности подстрекателя, в соответствии с которым стадии преступления в подстрекательстве
не выделяются. Вывод о том, что подстрекатель
к числу соучастников не относится, освобождает
от обязанности следовать данному стереотипу и
позволяет рассмотреть данный вопрос, что называется, «с чистого листа». Проведенное в этом направлении исследование показывает, что никаких
препятствий для выделения в подстрекательстве
его стадий и положительного решения вопроса о
возможности приготовления1 к подстрекательству,
не существует.
Подстрекательство должно быть квалифицировано как оконченное преступление в момент, когда произойдёт склонение подстрекаемого лица к
совершению преступления. Или, иными словами,
подстрекательство должно признаваться оконченным в момент принятия потенциальным исполнителем решения о совершении того преступления, к
которому его склонил подстрекатель.
Последующие события на решение вопроса
о моменте квалификации подстрекательства как
оконченного преступления влиять не должны. Основание уголовной ответственности подстрекателя
они не устраняют, от подстрекателя никак не зависят, находятся за рамками деяния подстрекателя
как самостоятельного преступления, ввиду чего в
решении вопроса о моменте окончания подстрека-
тельства учитываться не должны ни по существу,
ни по формально-юридическим основаниям.
Покушением на подстрекательство следует
признавать действия, непосредственно направленные на склонение другого лица к совершению преступления. Вопрос об уголовной ответственности
за покушение необходимо ставить в тех случаях,
когда склонение к преступлению будет прервано
по независящим от подстрекающего лица обстоятельствам до принятия исполнителем решения о
совершении преступления, либо в том случае, когда виновному не удастся склонить другое лицо к
преступлению по причине нежелания склоняемого
лица совершать преступное деяния.
В соответствии с традиционным пониманием
сущности приготовительных действий под приготовлением к подстрекательству следует понимать
совершение любых действий по созданию условий
для последующего подстрекательства, например,
изучение личности потенциального исполнителя,
собирание сведений для его шантажа и т.д. Вопрос об уголовной ответственности за приготовление к подстрекательству необходимо ставить в тех
случаях, когда подстрекательство было прервано
(пресечено) по независящим от лица обстоятельствам до начала стадии покушения на его совершение.
Помимо того, что в уголовном законе стадии в
преступлении подстрекателя не выделяются, серьезные возражения вызывают и другие законодательно закрепленные аспекты учения о соучастии,
касающиеся вопроса об ответственности подстрекателя.
Так, например, в ч. 5 ст. 34 УК РФ отмечается,
что лицо, которому по независящим от него обстоятельствам не удалось склонить другое лицо к совершению преступления, несет ответственность
за приготовление к преступлению (ч. 5 ст. 34 УК
РФ). На деле такая позиция законодателя означает, что если заказчику не удалось склонить другое
лицо к совершению, например, убийства, то такой
заказчик должен нести ответственность за приготовление к убийству. Здесь буква закона превращает лицо, покушающееся на подстрекательство
к убийству, в исполнителя, совершающего приготовление к убийству. Иначе как нонсенс данное
законодательное положение охарактеризовать
невозможно, хотя бы уже потому, что приготовление к убийству в деяние подстрекателя не входит
и совершено приготовление к данному преступлению может быть только исполнителем. К тому
же о каком приготовлении к преступлению здесь
вообще может идти речь, если исполнитель, отказав заказчику, так и не начал совершать те действия, которые образуют приготовление к преступлению? Неудивительно, что требуемая законом
квалификация неудавшегося подстрекательства
ни одного положительного отзыва в юридической
литературе, насколько нам известно, не имеет. Что
же касается подхода предлагаемого в настоящей
статье, то он, напротив, представляется вполне
логичным и полностью соответствующим действительности. Так, если лицу по независящим от него
обстоятельствам не удалось склонить другое лицо
к преступлению, то что, как не покушение на подстрекательство, оно совершило? Данный вопрос,
разумеется, является риторическим.
1
Из данного контекста следует, что приготовительные действия в качестве стадии преступления не
рассматриваются. Это не стилистическая неточность, а следствие приверженности ранее избранной
научно обоснованной позиции [2, с. 14-16].
39
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В такой же мере непонятным представляется и
еще одно правило квалификации, закрепленное в
ч. 5 ст. 34 УК РФ, согласно которому при совершении исполнителем приготовления или покушения
подстрекатель должен нести ответственность также за приготовление к преступлению или покушение на его совершение. Фактически здесь имеется
в виду ситуация, в которой подстрекатель склонил
исполнителя к преступлению, т.е. совершил оконченное подстрекательство, а исполнитель начал
совершать свои действия, но был остановлен в
процессе приготовления или покушения. Применительно к данному случаю законодатель силой
закона требует квалифицировать оконченное подстрекательство как приготовление или покушение
исполнителя, т.е., как и в предыдущем примере,
превращает подстрекателя в исполнителя. В силу
очевидной несостоятельности такого подхода
дальнейшие его комментарии, надо полагать, являются излишними.
Вместе с тем весьма интересным представляется рассмотрение причин такого неудачного решения вопроса об ответственности подстрекателя
по действующему уголовному законодательству.
Проведенный в данном направлении анализ показывает, что последний из рассмотренных фрагментов ч. 5 ст. 34 УК РФ являет собой попытку
закрепления в уголовном законе положений акцессорной теории соучастия, столпом которой, как известно, является тезис о том, что ответственность
и наказание соучастников должны зависеть от ответственности и наказания исполнителя [3, с. 28].
Для случаев совершения исполнителем приготовления или покушения данное требование акцессорности было реализовано абсолютно буквально - подстрекателя даже назвали исполнителем
приготовления или покушения, в результате чего
пределы наказуемости исполнителя и подстрекателя оказались совершенно одинаковыми, как это
и предполагается в акцессорной теории соучастия.
Брать на вооружение данное решение вопроса
об ответственности подстрекателя, приводящее к
неверному описанию действительности, представляется нецелесообразным.
Вместе с тем это не единственная и не основная причина несогласия с существующими законодательными положениями об ответственности
подстрекателя как соучастника. Более глубокая
причина их неприятия кроется в несостоятельности
самой акцессорной теории соучастия, в принципиальной неприменимости положений данной теории
к вопросу об ответственности подстрекателя, причем независимо от того, в качестве кого фигурирует подстрекатель: в качестве лица, причастного
к преступлению, либо в качестве соучастника преступного деяния.
В целях более детального рассмотрения данной
теории необходимо обратиться к анализу следующих трех ее ключевых тезисов, описанных в современной юридической литературе: 1) основанием
уголовной ответственности соучастников является
совершение общественно опасного деяния исполнителем; 2) уголовная ответственность соучастника допускается только в случае привлечения к
ответственности исполнителя; 3) в качестве вида
и меры наказания соучастникам предусматривается наказание, назначенное исполнителю преступления [3, с. 28]. Формулируя основополагающие
аспекты данной теории, ее апологеты исходили из
того, что каждый соучастник преступления является вкладчиком в единую общую для всех соучаст-
40
ников вину. «На этой общности вины, - указывал в
данной связи Н.С. Таганцев, - покоится солидарная
ответственность каждого за всех и всех за каждого» [4, с. 13].
Первый тезис акцессорной теории соучастия «основанием уголовной ответственности соучастников является совершение общественно опасного
деяния исполнителем», - прежде всего, вызывает
несогласие ввиду того, что, как это было показано
выше, у подстрекателя имеется свое особое самостоятельное основание уголовной ответственности, которое от степени реализации преступного
умысла исполнителя и вообще от дальнейшего
хода развития событий никак не зависит.
Помимо этого, данный тезис вызывает нарекания потому, что исключает возможность привлечения подстрекателя к ответственности в ситуации,
когда подстрекатель склонил потенциального исполнителя к преступлению, но тот впоследствии
передумал и вообще не стал совершать никаких
уголовно наказуемых действий. В данном случае
потенциальный исполнитель никакого деяния не
совершил, и оснований привлекать его к ответственности нет. Следовательно, с точки зрения
рассматриваемого положения акцессорной теории
соучастия, отсутствие основания ответственности
исполнителя влечет за собой и отсутствие основания ответственности подстрекателя. А это уже
очень существенный недостаток, и выражается
он в том, что рассматриваемый тезис акцессорной теории соучастия требует оставить подстрекателя безнаказанным, т.е. требует оставить без
воздействия довольно мощную детерминанту преступности в виде существования лиц, способных к
склонению и склоняющих других людей к преступлениям. По нашему же мнению, подстрекатель
в обязательном порядке должен быть привлечен
к ответственности и в этом случае, ибо события,
следующие за подстрекательством, не устраняют
ни факта подстрекательства, ни основания уголовной ответственности за него.
Второй тезис акцессорной теории соучастия
- «уголовная ответственность соучастника допускается только в случае привлечения к ответственности исполнителя» - означает, что если не
привлекается к ответственности склоненное к преступлению лицо, то и подстрекателя привлекать к
ответственности не следует.
Непривлечение к ответственности склоненного
к преступлению лица может иметь место: 1) в случае, когда склоненное к преступлению лицо впоследствии меняет свое решение и к совершению
преступления не приступает; 2) при добровольном
отказе исполнителя от доведения преступления до
конца; 3) в ситуации, когда исполнитель скрывается от суда и следствия.
Если исходить из истинности тезиса о том, что
«уголовная ответственность соучастника допускается только в случае привлечения к ответственности исполнителя», то во всех указанных случаях
непривлечения исполнителя к ответственности не
может быть привлечен к ответственности и подстрекатель.
По нашему мнению, это неверно уже по причине хотя бы того, что ни один из указанных случаев
не отменяет факт совершения подстрекательства
и не устраняет основания уголовной ответственности за него. Из этого, соответственно, следует,
что лицо, виновное в подстрекательстве, вне всяких сомнений должно подлежать ответственности и при данных обстоятельствах. Относительно
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
приведенной ситуации с добровольным отказом
исполнителя дополнительно можно отметить тот
факт, что данное позитивное поведение исполнителя является его личным, т.е. исполнителя, а не
подстрекателя, позитивным поведением, поощряемым непривлечением к уголовной ответственности. Подстрекатель при добровольном отказе исполнителя ничего позитивного, что могло бы быть
поощрено, не делает, ввиду чего не только непривлечения к ответственности, но вообще никакого
поощрения он не заслуживает и никакого морального права на это не имеет.
Третий тезис акцессорной теории соучастия «в качестве вида и меры наказания соучастникам
предусматривается наказание, назначенное исполнителю преступления», - при его реализации приводит к незаслуженным усилению или смягчению
наказания подстрекателя.
Если руководствоваться данным тезисом, то
незаслуженное усиление наказания подстрекателя
должно иметь место в тех случаях, когда у исполнителя наличествуют отягчающие наказание обстоятельства, относящиеся только к нему (к исполнителю), а незаслуженное смягчение наказания - при
наличии относящихся к исполнителю смягчающих
наказание обстоятельств. Данный момент «незаслуженности» является настолько очевидным, что
в дополнительных комментариях не нуждается. Согласен с этой оценкой и законодатель, который, в
целом придерживаясь акцессорной теории соучастия, в данной связи не только посчитал этот тезис
неверным, но даже закрепил в ч. 2 ст. 67 УК РФ положение, имеющее совершенно противоположный
смысл: «Смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику».
Также никаких прав не имеет подстрекатель
и при иных обстоятельствах, которые предусмотрены уголовным законом в качестве основания
для смягчения наказания исполнителю. Здесь, в
частности, имеются в виду случаи смягчения наказания при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (ст. 62 УК РФ), при наличии исключительных смягчающих обстоятельств
(ст. 64 УК РФ), при совершении исполнителем
приготовления к преступлению или покушения
на преступление (ст. 66 УК РФ) и др. Указанные
обстоятельства есть следствие доброй воли исполнителя или же дело случая. Подстрекатель к
ним никакого отношения не имеет, они от него никак не зависят, поэтому и прав на преференции в
наказуемости он в этих случаях иметь не должен.
С точки же зрения рассматриваемого положения
акцессорной теории соучастия, все эти обстоятельства должны смягчать наказание не только
исполнителю, но и подстрекателю.
Таким образом, рассмотренные выше положения акцессорной теории соучастия признать приемлемыми для решения вопроса об ответственности подстрекателя возможным не представляется
по трем причинам: они либо приводят к неверному описанию действительности, либо, оставляя в
определенных случаях подстрекателя без наказания, тем самым вредят делу борьбы с преступностью, либо влекут для подстрекателя незаслуженные усиление или смягчение наказания. И это при
том, что никакими более или менее вескими аргументами своей истинности, которые, по нашему
мнению, заслуживали бы внимания, акцессорная
теория соучастия не располагает.
Не спасает данную теорию от негативной оценки и приведенное выше высказывание Н.С. Таганцева о том, что соучастники преступления несут
солидарную ответственность на основании их общей вины, где каждый отвечает за всех, а все за
каждого [4, с. 13].
Данное высказывание само по себе является
далеко небесспорным. Так, если руководствоваться этой точкой зрения, то подстрекателю необходимо вменять в вину не только его деяние, но и деяние исполнителя. Но что означает «вменить в вину,
обвинить»? «Вменить в вину, обвинить» по смыслу означает «признать виновным в совершении».
Следовательно, обвинить подстрекателя в деянии
исполнителя, с этой точки зрения, есть то же самое, что признать, будто подстрекатель совершил
преступление исполнителя. Однако это невозможно, поскольку исполнитель сам совершает свое деяние, а подстрекатель в совершении этого деяния
вообще не участвует. Подстрекатель виновен только в том, что склонил к преступлению другое лицо.
Не выдерживает критики высказывание Н.С. Таганцева и с точки зрения учения о составе преступления. Вина является обязательным признаком
субъективной стороны преступления. И это всегда
есть внутреннее содержание совершаемого лично,
а не чужого деяния. Субъективная сторона чужого деяния выражается психической деятельностью
другого человека. Вне рамок совершаемого лицом
преступления говорить о субъективной стороне
преступления не имеет никакого смысла. Соответственно этому не имеет смысла и постановка вопроса о вине без деяния или за чужое деяние. У
чужого деяния есть свой субъект, сознание и воля
которого образуют свою субъективную сторону
преступления и свою вину. Поэтому у подстрекателя вины в деянии исполнителя быть не может.
Да, подстрекатель желает, чтобы исполнитель
совершил преступление. Однако желание успеха
исполнителю и вина за преступление исполнителя
есть разные вещи. Желание без деяния виной являться не может. Для того, чтобы желание стало
частью вины, необходимо соответствующее деяние, в котором оно найдет свое объективное выражение. У подстрекателя желание, чтобы исполнитель совершил преступление, выражается в таком
деянии, как склонение к преступлению. Именно это
деяние в виде склонения к преступлению позволяет признать желание частью вины подстрекателя.
Одновременно с этим данное деяние устанавливает и пределы вины. И выражаются эти пределы в
том, что желание за рамками совершенного подстрекательства перестает быть частью вины и становится ненаказуемым желанием подстрекателя.
Проведенный выше анализ акцессорной теории
соучастия со всей очевидностью демонстрирует
ее неприемлемость для решения вопроса об ответственности подстрекателя. К ответственности
подстрекателя необходимо применять теорию самостоятельной ответственности, в соответствии с
которой каждый соучастник несет ответственность
не за чужое преступное деяние, а свое собственное. «Не может быть и речи об уголовно-ответственном участии в чужой вине, - писал в данной
связи И.Я. Фойницкий, - вина каждого самостоятельна и отдельна как при единичной, так и при
совместной деятельности» [4, с. 16]. Единственное
положение теории самостоятельной ответственности, с которым мы не согласны, заключается в том,
что она относит подстрекателя к соучастникам, а
мы утверждаем, что подстрекатель соучастником
41
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
не является. В остальном же точка зрения представителей теории самостоятельной ответственности
заслуживает поддержки и одобрения.
В завершение представляется целесообразным
обозначить пределы ответственности за оконченное подстрекательство, покушение на подстрекательство и приготовление к этому преступлению.
В решении вопроса о пределах ответственности за оконченное подстрекательство следует
исходить из того, что глубина нравственного падения подстрекателя и исполнителя практически одинакова. Так, например, и подстрекатель к
убийству, и убийца полагают возможным причинение смерти другому человеку для решения своих
или чужих проблем. Следовательно, для исправления подстрекателя могут потребоваться такие
же пределы наказания, что и для исполнителя. С
этой точки зрения, оконченное подстрекательство
должно иметь пределы санкции, предусмотренной
за то преступление, к совершению которого было
склонено другое лицо. Причем, и это обязательно
необходимо подчеркнуть отдельно, никакой акцессорности в таком решении нет, а суть вопроса
здесь заключается именно в аналогичном уровне
безнравственности подстрекателя и исполнителя.
В подтверждение того, что акцессорность в таком
решении отсутствует, напомним о том, что подстрекатель должен быть наказуем за оконченное
подстрекательство вне зависимости от того, как
будет и будет ли вообще наказан исполнитель.
Однако теперь этот тезис требует расширения и
может быть представлен в следующем виде: оконченное подстрекательство должно быть наказуемо
независимо от ответственности исполнителя, но в
пределах санкции, предусмотренной за деяние исполнителя.
Уголовная ответственность за покушение на
подстрекательство и приготовление к нему должна
наступать по общим правилам, предусмотренным
в уголовном законе для ответственности за покушение на преступление и приготовление к его совершению.
Библиографический список:
1. Генезис // URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D1
%81 (дата обращения: 8.02.2015 г.).
2. Дрыженко Д.Б., Семченков И.П. Приготовление к преступлению стадией преступления не является
// Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. №4(38). 2014.
С. 14-16.
3. Пушкин А.А. Принципы акцессорной и самостоятельной ответственности соучастников преступления // Законность. № 3. 2001. С. 27-31.
4. Малинин В.Б. Энциклопедия уголовного права. Т. 6. Соучастие в преступлении. СПб: СПб ГКА, 2007.
564 с.
DRYZHENKO D., SEMCHENKOV I.
INSTIGATOR OF THE CRIME IS NOT AN ACCOMPLICE IN THE CRIME
Crime, punishment, responsibility, partnership, partner,
artist, abettor, accessory, involvement, stage a crime.
The article proves the thesis that the instigator of the crime is not an accomplice
in the crime, and suggests new approaches to solving the issue of liability instigator.
Рецензенты:
Сучков Ю.И., доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета
МВД России;
Пилявец В.В., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры криминалистики Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
42
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ПОПОВ А.П.,
доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и процесса
юридического института Пятигорского государственного лингвистического университета
[email protected]
ПОПОВ А.А.,
аспирант Института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова
[email protected]
УДК 343.13
ПРОЦЕССУАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПОКАЗАНИЙ
В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: КОМПАРАТИВИСТСКИЙ ВЗГЛЯД
Сравнительное правоведение, доказательственное право, показания.
В компаративистских исследованиях, осуществляемых в теории уголовного процесса, первостепенное
для РФ значение имеет опыт реального законотворчества в государствах ближнего зарубежья1.
Законодательство о судоустройстве и судопроизводстве этих стран в еще недалеком прошлом имело
единую научную и правовую основу с российским законодательством. Оно сопоставимо с ним по
модели и поэтому такое сравнение может быть плодотворным. С этих позиций в статье анализируются
показания, являющиеся наиболее распространенным видом источников доказательств.
Ипостась показаний, независимо от отрасли
процессуального права (конституционного, арбитражного, гражданского, административного), в
которой они используются, всегда одна и та же.
Показания представляют собой устные сообщения
лиц об обстоятельствах, имеющих значение для
того или иного производства, полученные в установленной законом форме.
До принятия УПК РФ в отечественной процессуальной доктрине показания как источники доказательственной информации также рассматривались
преимущественно в качестве устных сообщений
допрашиваемых лиц.
Ситуация изменилась с принятием УПК РФ и новых УПК государств, являвшихся ранее союзными
республиками бывшего Союза ССР. В ст.ст. 76-80
УПК РФ были включены легальные дефиниции, в
которых показания определяются как сведения, сообщенные на допросе подозреваемым, обвиняемым,
потерпевшим, свидетелем, экспертом (а затем также и специалистом), проведенном в соответствии с
требованиями Кодекса. Такая редакция допускает
существование показаний в любой форме, как в
устной, так и в письменной. Законодатели соседних
государств шагнули дальше. Затрагивающие статус
показаний изменения и дополнения в УПК этих стран
могут быть объединены в следующие группы:
1. Изменения и дополнения, относящиеся к
форме показаний. Согласно ч. 1 ст. 115 УПК Казахстана «показания подозреваемого, потерпевшего, свидетеля это сведения, сообщенные ими
в письменной или устной форме на допросе, проведенном в ходе досудебного расследования». О
допустимости не только устной, но и письменной
формы получения показаний говорится в ст. 126.1
УПК Азербайджана, частях 1 ст.ст. 91-94 УПК Беларуси, ч. 1 с. 128 УПК Туркменистана, ч. 1 ст. 98
УПК Украины, частях 1 ст.ст. 102, 103, 105, 111, 112
УПК Молдовы. (Из УПК Литвы, Таджикистана, Узбекистана и Эстонии исключена часть дефиниций
доказательственного права, включая и определение понятия «показания»).
Здесь можно задаться вопросом: какой смысл
вкладывается законодателем в понимание письменной (а, возможно, также иной знаковой, например, представляемой в виде рисунков или с
помощью жестикуляции, мимики) формы сообщения лица об обстоятельствах уголовного дела
как источника доказательственной информации?
Думается, что значение «письменных показаний» может быть прослежено в следующих двух
направлениях: во-первых, в ситуациях, когда допрашиваемое лицо способно и желает дать показания, но в силу болезненного состояния лишено
речевой функции; во-вторых, при собственноручной записи показаний допрашиваемым лицом [5].
На основании изложенного можно сделать вывод о том, что показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста в УПК РФ целесообразно определить как
сведения, сообщенные этими участниками уголовного процесса в устной, письменной или иной
знаковой форме на допросе, проведённом в порядке, установленном Кодексом;
2. Изменения и разночтения, проявляющиеся в концептуальной характеристике показаний
как вида источников доказательственной информации. В УПК Азербайджана (ст. 124), Армении
(ст. 104), Таджикистана (ст. 72), Эстонии (ст. 63)
они, так же как и в УПК РФ, именуются доказательствами. В УПК Беларуси (ст. 88), Казахстана (ст.
111), Киргизии (ст. 81), Туркменистана (ст. 124),
Узбекистана (ст. 81) - источниками доказательств.
Нам представляется, что наиболее верная терминология использована в УПК Украины, где в ч. 2 ст.
84 показания названы процессуальными источниками доказательств;
3. Изменения и дополнения, относящиеся к
предмету показаний. По этому признаку УПК соседних государств могут быть разделены на следующие две группы. Одну составляют кодексы, в
которых нормы о показаниях различных категорий допрашиваемых лиц объединены в одну статью, помещенную в гл. «Доказательства», а пред-
1
В официальных названиях УПК этих государств (за исключением Грузии, Туркменистана и Украины)
наличествует термин, указывающий на форму правления, - «Республика». Однако в юридической
литературе широко применяются два способа сокращения их названия - с применением аббревиатуры
или без слова «Республика». В настоящей статье использован второй вариант сокращения.
(УПК Латвии официально именуется Уголовно-процессуальным законом).
43
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
мет показаний в них обозначен общей формулой
- «имеющие значения для дела обстоятельства».
В эту группу могут быть включены УПК Азербайджана (ст. 126), Латвии (ст. 131), Туркменистана
(ст. 128) и Украины (ст. 95). Конечно, нормы УПК
данных государств далеко не аутентичны по объему и содержанию. Объединяет же перечисленные
кодексы то, что предмет показаний того или иного участника уголовного процесса в них не детализируется.
Другую группу составляют кодексы, в которых
законодателями, так же как и в УПК РФ (ст.ст. 7680), предпринята попытка заранее в нормах права
максимально, хотя и с различной степенью детализации, обозначить для правоприменителей круг
обстоятельств, выяснение которых необходимо
применительно к показаниям конкретного допрашиваемого лица. К этой группе относятся УПК Армении (ст.ст. 109-113), Беларуси (ст.ст. 91-94), Грузии (ст.ст. 74-76), Казахстана (ст. 115), Киргизии
(ст. 83), Молдовы (ст.ст. 102-112), Таджикистана
(ст.ст. 73-77). Структура и содержание норм в этих
кодексах, конечно, также неоднородны. Общий же
признак УПК второй группы - ярко выраженная
конкретизация и дифференциация предмета
показаний.
Резонно возникает вопрос - обогащает ли такой
подход анализируемые нормы доказательственного права принципиально новым содержанием? Пополняют ли они арсенал знаний дознавателя, следователя, прокурора, судьи? У нас на эти вопросы
складываются отрицательные ответы. Во-первых,
эти нормы в том или ином объеме неминуемо повторяют общие положения ст. 73 УПК РФ об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по каждому
уголовному делу. Во-вторых, они лишний раз подтверждают требование ч. 1 ст. 74 УПК РФ об относимости доказательств. В-третьих, в ряде статей
Кодекса (ч. 2 ст. 173, ч. 2 ст. 192, ч. 2 ст. 205 и др.),
в других федеральных законах содержатся нормы,
учитывающие особенности предмета показаний
применительно к отдельным категориям допрашиваемых лиц.
В силу изложенного первый вариант нормативного определения предмета показаний нам
представляется предпочтительным. Уточнять же
предмет показаний имеет смысл лишь в исключительных ситуациях, когда в законе необходимо
установить какие-либо правоограничения либо,
напротив, предоставить субъектам доказывания
специальные полномочия. Причем такого рода
уточнения целесообразно включать в статьи УПК,
регламентирующие не статус показаний, а статус
участников уголовного процесса и порядок производства допроса. Пример такого подхода можно
найти в ч. 8 ст. 115 УПК Казахстана. В нее включены
нормы об особенностях предмета доказывания при
допросе лица, внедренного в преступную группу.
Заметим также: при производстве любых следственных и иных процессуальных действий неминуемо происходит интенсивное вербальное общение между их участниками. Так, в ходе допроса
обвиняемый может сообщить следователю о неудовлетворительном самочувствии, об условиях
содержания в следственном изоляторе, подозреваемый - пояснить мотивы своего поведения при
задержании, свидетель - причину забывчивости и
т.д. При проведении обыска хозяин обыскиваемого
помещения может дать разъяснения следователю
относительно строения своего жилища, причины
создания в нем тайников. Подобного рода сведе-
44
ния не являются показаниями, поскольку они не составляют их предмет, однако часть из них (например, заявление обвиняемого, о причинах отказа от
дачи показаний) подлежит фиксации в протоколах.
На наш взгляд, подобного рода сведениям следует
придать статус объяснений, отразив это обстоятельство в нормах УПК РФ;
4. Изменения и дополнения, относящиеся к
кругу лиц как источнику сведений. Законодатели ряда государств идут по пути расширения круга
участников уголовного процесса, чьи показания
образуют самостоятельный источник (вид) доказательств. Например, в УПК Молдовы к числу таких
участников отнесены гражданский истец, гражданский ответчик и пострадавший. (Правовое положение пострадавшего, в отличие от потерпевшего,
специфично, что отражено в ст. 58 УПК Молдовы,
включающей свыше двадцати норм, характеризующих его статус).
Предложения о придании в УПК РФ специального статуса показаниям гражданского истца,
гражданского ответчика, их представителей и понятых неоднократно высказывались и в отечественной литературе [1, с. 242-245].
В связи с этими предложениями возникает вопрос: есть ли необходимость в УПК РФ создавать
дополнительные правила для допроса перечисленных и других участников уголовного процесса,
если понятно, что допрашиваться они должны по
правилам допроса свидетеля? Думается, что нет,
не надо;
5. Изменения, касающиеся этапов уголовного судопроизводства, на которых исходящие
от участников уголовного процесса сообщения
обретают статус показаний. В анализируемых
кодексах такое изменение представлено в УПК
Грузии. В его п. 24 ст. 3 «Разъяснение основных
терминов для целей настоящего Кодекса» закреплено: «Показания свидетеля - предоставленная
свидетелем в суде информация об обстоятельствах уголовного дела». Перманентные предложения о разграничении процессуально-правовой
природы сведений на предварительные (досудебные) и судебные как полноценные доказательства
постоянно высказываются и в отечественных литературных источниках [4, с. 35-37].
Мы не можем себе позволить критические высказывания относительно нормы, закрепленной в
п. 24 ст. 3 УПК Грузии. Во-первых, она встроена в
модель уголовного судопроизводства этого государства, отличающуюся от российской. Во-вторых,
она полностью соответствует определению понятия
доказательств, содержащемуся в УПК Грузии. Но
для уголовного процесса РФ такой подход неприемлем. Доказательства, доказывание в ст.ст. 74, 86,
87, 144 и др. УПК РФ рассматриваются применительно как к судебному, так и к досудебному производству.
Идея деформализации досудебного производства [2, с. 12-16] нам представляется чрезвычайно
привлекательной. В полной мере она реализуема
лишь при условии принципиального изменения
формы (модели) российского уголовного процесса,
хотя часть проблем может быть решена в рамках
действующего УПК РФ;
6. Изменения, состоящие в изменении процессуальных средств получения (формирования) показаний. По своему содержанию эта группа изменений наиболее радикальна.
В ст.ст. 76-80 УПК РФ показания определяются
как сведения, сообщенные на допросе. Такой по-
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
дений) лица, обладающего указанным в законе
ход небезупречен. У нас нет сомнений, что показапроцессуальным статусом, в ходе допроса, очной
ния могут быть получены в ходе не только допроса,
ставки, предъявления для опознания …» [3, с. 8].
но и очной ставки, являющейся по сути одновре(Определением понятия «процессуальная форма»
менным допросом двух ранее допрошенных лиц.
автором предлагается также дополнить ст. 5 УПК
Поэтому предпочтительными нам представляются
РФ, и еще - использовать этот термин в ч. 2 ст. 74,
формулировки норм, содержащиеся в ряде косодержащей перечень источников/видов доказадексов соседних государств. Так, в ст. 126.1 УПК
тельств).
Азербайджана говорится о получении показаний
Наши претензии заключаются в следующем:
не при производстве допроса, а «в порядке, устав исследовании, содержащем не общие пожелановленном Кодексом». В ст. 115 УПК Казахстана и
ния законодателю, а конкретные формулировки,
Туркменистана закреплены еще более конкретные
которые предлагается учесть в нормотворческой
правила: показания в них определяются как сведедеятельности, должны скрупулезно соблюдатьния, сообщенные в порядке, установленном главася определенные правила. Предлагаемые нормы
ми (гл. 26 и гл. 27, соответственно), именуемыми
должны быть: а) научно обоснованными; б) прак«Допрос» и «Очная ставка». В определение понятически значимыми; в) соответствующими юридития показаний, содержащееся в ст.ст. 91-94 УПК
ческой технике и языку закона [6, с. 171-190; 7,
Беларуси, включено правило, согласно которому
с. 440-449].
показаниями участников процесса являются свеЛегальную дефиницию показаний,
дения, сообщенные при производстве
предложенную
Е.Б. Гришиной, вряд
не только допроса, но и «иных следПри производстве
ственных действий с их участием».
любых следственных и ли можно считать научно состоятельной. Уголовно-процессуальное заУстные сведения сообщаются ли- иных процессуальных
конодательство (как и уголовно-процом и при производстве проверки
действий неминуемо
цессуальная деятельность в целом)
его показаний на месте. Не случайпроисходит интенсивно законодатель, руководствуясь ло- ное вербальное обще- в значительной степени формализогико-структурной и познавательной ние между их участни- вано. Но в этой связи подавляющая
характеристикой следственных дей- ками... Подобного рода часть понятий доказательственного
права (и не только они) может быть
ствий, поместил допрос, очную ставсведения не являются
ку, предъявление для опознания и показаниями, посколь- определена с помощью категории
уголовно-процессуальной формы. Напроверку показаний на месте в один
ку они не составляют
пример, заключение эксперта есть
раздел Кодекса - гл. 26 УПК РФ.
их предмет, однако
В контексте рассматриваемой на- часть из них (например, процессуальная форма выводов свеми проблемы наиболее принципиаль- заявление обвиняемо- дущего лица; протоколирование - процессуальная форма фиксации хода и
ные изменения произошли в закого, о причинах отказа
результатов следственных и судебных
нодательстве Латвии. В ст. 131 УПК
от дачи показаний)
действий; осмотр - процессуальная
этого государства, во-первых, закреподлежит фиксации
форма непосредственного изучения
плено, что «доказательствами в угов протоколах. На наш
ловном процессе являются сведения взгляд, подобного рода следователем материальных объеко фактах, которые в своих показаниях сведениям следует при- тов. И многое другое. Подобного рода
во время допроса или опроса сообща- дать статус объяснений, формулировки наверняка представет лицо, вызванное в установленном отразив это обстоятель- ляют интерес в дидактическом плане,
законом порядке для предоставле- ство в нормах УПК РФ например, при изучении студентами
юридических вузов самого понятия
ния сведений». Во-вторых, установуголовно-процессуальной
формы.
лено: «Показанием является также
Однако в УПК они не привнесут ничего нового, не
собственноручно написанное и подписанное
понесут никакой позитивной нагрузки. Нужны ли
лицом адресованное досудебному следствензаконодательству подобные дефиниции? Думаетному учреждению или суду объяснение о конся, не нужны.
кретных фактах и обстоятельствах». Близкое
Не приходится говорить и о практической знапо сути правило содержится в ч. 3 ст. 121 УПК
чимости предлагаемой нормы, поскольку она предАрмении, предоставляющей возможность испольставляет собой лишь норму-определение, не созовать «в качестве доказательств протоколы, содержащую никакой диспозиции - т.е. конкретного
ставленные по поводу принятия устных заявлений
правила.
о совершенных или готовящихся преступлениях,
Уязвимо критикуемое предложение и с точки
явке с повинной, задержании, разъяснении лицам
зрения юридической техники: перечень допрашиих прав и обязанностей». Положительной чертой
ваемых лиц в нем заменен выражением «лицо,
формулировки, содержащейся в ч. 2 ст. 131 УПК
обладающее процессуальным статусом». Однако
Латвии является ее абсолютная определенность.
процессуальным статусом по УПК РФ обладает
Собственноручные записи в ней не приравнены
свыше двадцати категорий лиц, и ясно, что не все
к показаниям, а однозначно названы таковыми.
они имеются в виду.
Здесь есть, над чем подумать.
Вывод таков: легальные дефиниции показаКомпаративистский характер исследования не
ний, содержащиеся в ст.ст. 76-80 УПК РФ, имеет
освобождает нас от необходимости анализа точек
смыл сосредоточить в одной статье Кодекса, излозрения, представленных в российской науке угожив ее в следующей редакции:
ловного процесса относительно легальной дефи«Статья 76. Показания.
ниции показаний. Литература по этой проблема1. Показания подозреваемого, обвиняемого,
тике чрезвычайно обширна. Однако в заключение
потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста
мы в критическом плане рассмотрим лишь одну из
- это имеющие значение для уголовного дела свеформулировок, и только потому, что она позволяет
дения, сообщенные перечисленными участниками
нам высказать ряд принципиальных соображений.
в устной, письменной или иной знаковой форме на
Е.Б. Гришина предложила определить показадопросе, очной ставке, предъявлении для опознания как «процессуальную форму сообщения (све-
45
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ния, проверке показаний на месте, проведённых в
порядке, установленном настоящим Кодексом.
2. Показаниями являются сведения об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного
дела, сообщенные перечисленными участниками
при производстве других следственных и иных процессуальных действий, зафиксированные в протоколах этих действий.
3. Исходящие от лиц сведения об иных обстоятельствах именуются объяснениями».
Библиографический список:
1. Белкин А.Р. УПК РФ: нужны ли перемены? Монография. М.: Норма: ИНФРА-М, 2014.
2. Гмырко В.П., Зинченко И.А. Парадоксы доказательственного права // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 2 (13). С. 9-17.
3. Гришина Е.Б. Показания в системе видов доказательств в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.
4. Демидов И.Ф. Реконструкция уголовного судопроизводства (концепция как гипотеза) // Государство
и право. 2012. № 1. С. 33-44.
5. Зинченко И.А., Попов А.А. Письменные доказательства как источники доказательств в досудебном
производстве (компаративистский взгляд) // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2014. № 6. С.
313-322.
6. Победкин А.В. Уголовный процесс: состояние вне права: монография. М.: Юрлитинформ, 2013.
7. Попов А.П. Современный отечественный уголовный процесс: целеполагание, система целей, задач
и функций, средства: Монография. Пятигорск, 2006.
POPOV A., POPOV A.
PROSEDURAL LAW NATURE OF INDICATIONS IN THE CRIMINAL TRIAL: COMPARATIVE APPROACH
Comparative law, law of evidence, indications.
In comparative studies, carried out in the theory of criminal procedure, the main thing for Russia value has the
real experience of lawmaking in the states of the CIS. Legislation on the judicial system and legal proceedings
in these countries in the recent past has had a single scientific and legal basis of the Russian legislation. It is
comparable to him on the model. Therefore, such a comparison can be meaningful. From this standpoint the
article analyzes the indications is the most common sources of evidence.
Рецензенты:
Томин В.Т., доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор кафедры уголовного процесса Нижегородской академии МВД России;
Светочев В.А., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры криминалистики Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
46
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ВЛАСОВА С.В.,
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса
Нижегородской академии МВД России
[email protected]
УДК 343.132
ПРОБЛЕМЫ РАСКРЫТИЯ И РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,
СВЯЗАННЫХ С СОВЕРШЕНИЕМ НЕПРАВОМЕРНЫХ ДЕЙСТВИЙ ПРИ БАНКРОТСТВЕ
Уголовное дело, совершение неправомерных действий
при банкротстве, основания для возбуждения уголовного дела.
Важнейшим моментом при расследовании уголовных дел о преступлениях, связанных с совершением
неправомерных действий при банкротстве является сбор первоначального материала и тщательная
его проверка и анализ, в противном случае отпадают основания для возбуждения уголовного дела.
Одной из причин частого прекращения уголовных дел является крайне низкое качество
первоначального материала.
Преступления, связанные с «криминальными банкротствами», представляют значительную
сложность для расследования. До настоящего
времени судебная практика рассмотрения таких
категорий дел по стране невелика. Обвинительные приговоры по делам о данных преступлениях, как правило, выносятся при полном признании
своей вины обвиняемыми и применении особого
порядка судопроизводства. Это косвенно свидетельствует об осторожном отношении обвинительной и судебной властей к иным обвинительным доказательствам по делам данной категории.
И прокуроры и судьи предпочитают не рисковать.
Тем более что и сами лица, привлекаемые к уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, способны постоять за
себя.
Так, за период с 2012 года по март 2014 года
в Нижегородской области всего возбуждено уголовных дел: по ст. 195 УК РФ «Неправомерные
действия при банкротстве» - 2, по ст. 196 УК РФ
«Преднамеренное банкротство» - 7. В суд же с обвинительным заключением направлено 2 уголовных дела, а 4 уголовных дела прекращено, в том
числе 1 прекращено за истечением срока давности1.
Помимо субъективных факторов, существуют и
объективные обстоятельства, существенно усложняющие расследование дел данной категории. Для
методики расследования преступлений в области
банкротства важным является правильное определение предмета преступного посягательства, обстановки совершения противоправных действий,
способа совершения и сокрытия преступления, а
также направленности преступного умысла.
Перечислить все способы совершения криминальных банкротств невозможно. При относительной стабильности и повторяемости они могут
меняться в связи с изменением вида предпринимательской деятельности, систем учета и отчетности,
финансово-кредитной и налоговой систем и др.
Наиболее распространенными являются:
1. Банкротство как способ уклонения от уплаты долгов. Виновное лицо умышленно создает
ситуацию полной неспособности хозяйствующего
субъекта погашать кредиторскую и иную задолженность, тем самым пытаясь освободить себя от
выплат платежей кредиторам или обязательных
платежей в бюджет, ссылаясь на недостаточность
средств предприятия;
1
2. Банкротство как способ «захвата предприятия». Добившись возбуждения судом дела о банкротстве, кредиторы скупают контрольный пакет
акций крупных организаций, после чего отказываются от своих требований;
3. Банкротство как средство обогащения арбитражных управляющих, руководителей предприятия и иных лиц. Это может быть искусственное
(умышленное) занижение стоимости конкурсной
массы, вывод конкурсной массы в свои подконтрольные организации и т.д., в результате чего наносится ущерб кредиторам.
Одним из основных документов, имеющих существенное значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, является заключение
эксперта о наличии признаков фиктивного или
преднамеренного банкротства, которое направляется в орган предварительного следствия при
установлении факта причинения крупного ущерба.
Для определения наличия состава преступления,
предусмотренного ст. 196 УК РФ, необходимо, чтобы в актах проверок, проводимых сотрудниками
подразделений ЭБиПК по выявлению признаков
преднамеренного банкротства, нашли отражение
следующие обстоятельства:
- момент начала неплатежеспособности предприятия;
- финансовое положение предприятия и его
платежеспособность на момент осуществления
каждой из «банкротных сделок», финансовое состояние предприятия после каждой из сделок (реальный ущерб предприятию от сделки);
- сведения о должностных лицах предприятия и
их полномочиях на момент каждой из «банкротных
сделок»;
- общая сумма кредиторской задолженности,
когда и каким образом она сформировалась;
- общий размер конкурсной массы и анализ
возможности удовлетворить требования всех кредиторов.
Понятие «преднамеренность банкротства» со
стороны руководителя предприятия подразумевает наличие умысла в его действиях, направленных
на заведомое и желаемое доведение предприятия
до состояния банкротства. При анализе ухудшения
финансового состояния предприятия необходимо
учитывать возможные объективные, не зависящие
от руководителя обстоятельства. Целесообразно
при проведении проверки получать объяснения от
указанных лиц.
Сведения ИЦ ГУ МВД РФ по Нижегородской области.
47
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
При решении вопроса о наличии признаков
преступлений, предусмотренных статьями 195,
196 УК РФ, учитываются также следующие обстоятельства:
1. Руководитель предприятия должен осознавать, что проведенная им сделка заведомо
ухудшит финансовое состояние предприятия, и
желать наступления негативных для предприятия
последствий. Кроме того, важно, чтобы на момент
проведения сделки руководителю было заведомо
известно о претензиях кредиторов и их стремлении заявить эти претензии официально (иски в
суд и т.д.);
2. Ввиду того, что состав преступления (ст. 196
УК РФ) требует наступления последствий в виде
окончательного банкротства предприятия и причинения ущерба конкурсным кредиторам в виде
неудовлетворения их кредитных претензий, необходимо учитывать возможное оздоровление предприятия после введения процедуры банкротства
или полное удовлетворение требований кредиторов за счет конкурсной массы в процессе конкурсного производства. В последних случаях состава
преступления не будет;
3. Диспозиция статьи содержит обязательный
признак - наличие крупного ущерба (то есть ущерба, превышающего 1500000 рублей). Судебная
практика подразумевает наличие ущерба не менее
указанной суммы у каждого из конкурсных кредиторов или хотя бы у одного. Без этого условия состава преступления не будет, даже если в совокупности сумма ущерба всем кредиторам превышает
1500000 рублей;
4. Если причиной умышленного банкротства послужил ряд «банкротных сделок», а каждая из них
в отдельности была осуществлена в разное время
разными руководителями предприятия, то состав
преступления может быть усмотрен лишь при подтверждении сговора указанных руководителей на
преднамеренное банкротство.
Невыяснение указанных обстоятельств в ходе
доследственной проверки приводит к незаконному
возбуждению уголовного дела. Примером может
быть ситуация с возбуждением уголовного дела
следователем Следственной части ГСУ ГУ МВД
России по Нижегородской области в отношении
руководителя ООО «Фирма «Стромсоюз»1.
Материал изучался КМУ ГСУ ГУ МВД по Нижегородской области и отправлялся для доработки
СО по расследованию преступлений на территории Приокского района СУ УМВД по г. Н. Новгороду с конкретными указаниями. Однако, несмотря
на все проведенные мероприятия, противоречия,
влияющие на вывод о наличии состава преступления, не были устранены. Однако, несмотря на это,
было возбуждено уголовное дело по признакам
состава преступления, предусмотренного ст. 196
УК РФ, в отношении руководства ООО «Фирма
«Стромсоюз».
Согласно постановлению о возбуждении уголовного дела, 24.02.2009 г. ООО «Фирма «Стромсоюз» по договору купли-продажи были приобретены доли в уставном капитале ООО «Сигма».
Решением единственного учредителя ООО «Сигма» от 25.02.2009 г. был изменен состав участников и размер долей в уставном капитале. При
этом установлено, что 99,998% уставного капитала ООО «Сигма» номинальной стоимостью 9999
рублей 80 копеек принадлежит ООО «Фирма
1
Материал проверки КУСП № 819 от 17.01.13 года.
48
«Стромсоюз», которое в дальнейшем увеличило
номинальную стоимость данных долей за счет
своего имущества. 6.05.2009 г. директором ООО
«Фирма «Стромсоюз» Ш. были заключены договоры дарения, по которым З. переданы доли в
размере 30% в уставном капитале ООО «Сигма»
номинальной стоимостью 84505110 рублей, а также сыну Ш. - доли в размере 69,9% в уставном
капитале ООО «Сигма» номинальной стоимостью
197172956 рублей, что привело к выводу основных
средств ООО «Фирма «Стромсоюз» и банкротству
данного предприятия. В связи с этим определением Арбитражного суда Нижегородской области от
4.07.2011 г. в отношении ООО «Фирма «Стромсоюз» введена процедура наблюдения. Решением
Арбитражного суда Нижегородской области от
3.11.2011 г. ООО «Фирма «Стромсоюз» было признано банкротом. Таким образом, руководством
ООО «Фирма «Стромсоюз» в отношении указанного юридического лица совершены действия,
заведомо влекущие неспособность ООО «Фирма
«Стромсоюз» в полном объеме удовлетворить
требования кредиторов и исполнить обязанности
по уплате обязательных платежей и причинившие
ООО «Фирма «Стромсоюз» крупный материальный ущерб в размере 291674000 рублей.
Изучение материалов дела показало, что решение о возбуждении уголовного дела принято преждевременно. В материалах доследственной проверки недостаточно оснований, подтверждающих
наличие в действиях руководства ООО «Фирма
«Стромсоюз» состава преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ.
Так, на момент возбуждения уголовного дела
не установлена и не проверена причинно-следственная связь между совершенной руководством
ООО «Фирма «Стромсоюз» 6.05.09 г. сделкой дарения и наступившими 2 года спустя последствиями в виде банкротства предприятия. Проведенным
анализом финансово-хозяйственной деятельности
не выяснено финансовое состояние ООО «Фирма
«Стромсоюз» на момент дарения долей, не исследован период деятельности предприятия с момента совершения указанной сделки до введения процедуры банкротства.
Имеющийся в материалах акт исследования
документов ООО «Фирма «Стромсоюз» № 188
от 2.08.2012 г. не содержит прямых выводов о
том, что сделка по дарению Ш. долей в уставном
капитале ООО «Сигма» З. и своему сыну свидетельствует о наличии признаков преднамеренного
банкротства. При этом выводы об ухудшении финансового состояния предприятия сделаны специалистом на основании только одной сделки, иные
финансово-хозяйственные взаимоотношения ООО
«Фирма «Стромсоюз» в это период времени не исследовались, что противоречит методике проведения исследований по выявлению признаков преднамеренности банкротства.
Проведенный в рамках имеющихся в материалах исследований анализ хозяйственной деятельности предприятия говорит о том, что ООО «Фирма
«Стромсоюз» было неплатежеспособным, то есть
находилось в предвидении банкротства, с начала
2008 года. Видимость улучшения состояния предприятия перед сделкой дарения явилось следствием искажения сведений, внесенных в бухгалтерский баланс. После совершения указанной сделки
финансовое состояние предприятия вернулось к
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
прежним (предбанкротным) показателям, которые
до июля 2011 года оставались таковыми.
Кроме того, в ходе доследственной проверки
установлено, что переход доли в уставном капитале ООО «Сигма»от Ш. к З. значительно растянут
во времени, т.к. договор дарения составлен 6.05.09
года, а был зарегистрирован в ИФНС России только 28.10.2011 г., когда уже была введена процедура наблюдения ООО «Фирма «Стромсоюз», что
исключает наличие в действиях руководства ООО
«Фирма «Стромсоюз» признаков преднамеренного
банкротства.
При решении вопроса о возбуждении уголовного дела не была также принята во внимание и проверена позиция руководства ООО «Фирма «Стромсоюз» относительно объективных обстоятельств,
приведших предприятие к неплатежеспособности,
что влияет на субъективную сторону состава преступления в действиях руководства.
Таким образом, считаем, что на момент возбуждения уголовного дела в материалах доследственной проверки КУСП 819 от 17.01.13 года,
послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, не содержится достаточно данных,
указывающих на признаки преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ. В результате уголовное
преследование Ш. по ст. 196 УК РФ было прекращено1.
В процессе доказывания по делам рассматриваемой категории у следователей возникает немало
проблем, требующих осмысления и учета в практике деятельности следственных подразделений.
VLASOVA S.
THE PROBLEMS OF DISCLOSURE AND INVESTIGATION OF CRIMES RELATED
TO THE COMMISSION OF ILLEGAL ACTIONS IN BANKRUPTCY
Сriminal cases, crimes related to wrongdoing in bankruptcy, the basis for criminal prosecution.
A crucial point in the investigation of criminal cases on crimes related to wrongdoing in bankruptcy is a collection
of original material and its careful examination and analysis, otherwise negate the basis for criminal prosecution.
One of the reasons for frequent prekraschaemosti criminal cases is extremely poor quality of the original material.
Рецензенты:
Александров А.С., доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного процесса
Нижегородской академии МВД России;
Лелетова М.В., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры предварительного расследования Нижегородской академии МВД России.
1
Материалы уголовного дела №430045, архив ОП № 6 г. Н.Новгорода.
49
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
КОСТЕНКО Н.С.,
кандидат юридических наук, заместитель начальника
научно-исследовательского отдела Волгоградской академии МВД России
[email protected]
УДК 343.13
ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ДОПРОСА ПОДОЗРЕВАЕМОГО ИЛИ ОБВИНЯЕМОГО
ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ГЛАВОЙ 40.1 УПК РФ
Допрос, досудебное соглашение о сотрудничестве, предварительное следствие.
В статье рассматриваются вопросы производства допроса подозреваемого или обвиняемого
при заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве. Приводится анализ точек зрения
ученых по данному вопросу. Предлагаются решения по соблюдению прав и законных интересов
при производстве допроса лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.
Наиболее распространенным и, несомненно,
значимым следственным действием в уголовном
судопроизводстве является допрос, в частности,
допрос подозреваемого или обвиняемого, «сущность которого заключается в получении от допрашиваемого лица показаний, содержащих сведения,
которые могут быть использованы для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по
уголовным делам» [1, с. 129]. Уголовно-процессуальное законодательство России, устанавливая
общие правила проведения данного следственного действия, подробно не регулирует его порядок,
оставляя за следователем или дознавателем право выбирать его по своему усмотрению в каждом
конкретном случае.
Безусловно, порядок допроса лица, совершившего преступление, определяется его процессуальным положением, наличием доказательств по
уголовному делу, в том числе доказывающими его
вину. Но существуют и другие условия, которые
сказываются на порядке производства допроса.
Так, особенности допроса подозреваемого или
обвиняемого могут быть обусловлены применением норм, предусмотренных главой 40.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее УПК РФ),
которые определяются обстоятельствами, зависящими от того, в какой момент подозреваемый или
обвиняемый заявляет ходатайство о заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве, и от решения компетентных органов, наделенных УПК РФ
правом разрешать такое ходатайство.
В любом случае допрос должен производиться с соблюдением прав и законных интересов допрашиваемого лица. Здесь стоит обратить внимание на то, что Федеральным законом № 141 от
29.06.2009 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации»
подозреваемому или обвиняемому было предоставлено право заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
с момента начала уголовного преследования до
объявления об окончании предварительного следствия. В ходатайстве он указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия
следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании
других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления (ч. 2
ст. 317.1 УПК РФ).
Учитывая юридическую новизну предоставленного права, органы предварительного расследования, защитники сталкиваются с определенными
трудностями при его разъяснении. Несомненно,
50
подозреваемому и обвиняемому просто необходимо получить четкое и ясное представление о своих
правах и обязанностях по заключаемому с прокурором досудебному соглашению о сотрудничестве
еще до того, как они его подпишут [2, с. 86].
Надлежит обозначить, что глава 40.1 УПК РФ
не содержит четких норм о порядке, форме и о том,
когда или в какой момент у следователя возникает обязанность по разъяснению подозреваемому
(обвиняемому) рассматриваемого права, а также
не содержит определенной процедуры заявления
и рассмотрения одноименного ходатайства и последствий заключения досудебного соглашения о
сотрудничестве.
При этом стоит учитывать, что данное обстоятельство может коренным образом отразиться на
содержании допроса лица, желающего воспользоваться таким правом.
В связи с этим еще при производстве первоначального допроса подозреваемого или обвиняемого в протоколе необходимо отразить не только
факт разъяснения данного права, но и порядок и
условия заявления и рассмотрения ходатайства
о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, а также основания применения особого
порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу
в отношении обвиняемого, с которым заключено
досудебное соглашение о сотрудничестве. Кроме
того, следователь должен подробно рассказать о
возможности применения мер безопасности для
защиты лица, заключившего соглашение с прокурором, и членов его семьи как во время предварительного следствия, так и после вынесения приговора по уголовному делу [2, с. 87].
Так, к примеру, в целях повышения эффективности применения норм гл. 40.1 УПК РФ в Оренбургской области перечень прав, разъясняемых в
бланках протокола допроса в качестве подозреваемого и обвиняемого, дополнен основными положениями о заключении досудебного соглашения
о сотрудничестве следующего содержания: «Мне
разъяснено, что в соответствии с гл. 40.1 УПК РФ
я вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента
начала уголовного преследования до объявления
об окончании предварительного следствия. В ходатайстве о заключении досудебного соглашения о
сотрудничестве я должен указать, какие действия
я обязуюсь совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступлений,
изобличения и уголовного преследования других
соучастников преступления, розыске имущества,
добытого в результате преступления.
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Мне разъяснено, что в соответствии с ч. 2 ст. 62
УК РФ срок или размер наказания лицу, заключившему досудебное соглашение о сотрудничестве, не
могут превышать половины максимального срока
или размера наиболее строгого вида и размера
наказания, предусмотренного соответствующей
статьей Особенной части УК РФ. Кроме того, по
усмотрению суда, лицу, заключившему досудебное
соглашение о сотрудничестве, с учетом положений
ст.ст. 64, 73 и 80.1 УК РФ могут быть назначены более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное
преступление, условное осуждение, или это лицо может быть освобождено от отбывания наказания. На
лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве, распространяются все меры государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных
участников уголовного судопроизводства, предусмотренные федеральным законом» [3, с. 13-14].
Определенно ясно, что в том случае, когда подозреваемый или обвиняемый не желает воспользоваться указанным правом, допрос производится
по общим правилам и по усмотрению лица его производящего.
В случае, когда подозреваемый желает воспользоваться данным правом, и порядок и тактика
допроса существенно трансформируется, ситуация может принять разнообразное развитие.
Во-первых, если подозреваемый или обвиняемый заявил ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве перед проведением или непосредственно во время допроса, то
следователь или дознаватель вправе его не производить либо прекратить производство допроса до
принятия решения по результатам рассмотрения
данного ходатайства.
Однако стоит согласиться с тем, что отсутствие
показаний подозреваемого или обвиняемого может повлиять на решение следователя, а тем более
прокурора, при недостаточности иных сведений
для составления подробного соглашения, условиям которого стороны должны придерживаться до
момента принятия судебного решения.
Во-вторых, если подозреваемый или обвиняемый заявил такое ходатайство после произведенного с ним ранее допроса, то целесообразно произвести дополнительный допрос с учетом данных,
полученных в ходе первоначального допроса, а
также данных, изложенных в ходатайстве подозреваемого или обвиняемого о заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве.
Кроме того, составляя ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве,
подозреваемый или обвиняемый может ограничиться только изложением своих намерений содействовать следствию, при этом не сообщая
сведений, которыми он располагает, не указывая
определенные действия, которые он обязуется реализовать, и данные конкретных лиц, на которых
он обязуется указать в рамках предполагаемого
сотрудничества. У следователя в таком случае
появляется необходимость проверки обоснованности полученного ходатайства. Для этого следователь как минимум должен задать подозреваемому или обвиняемому ряд уточняющих и (или)
конкретизирующих вопросов, которые должны
быть сформулированы таким образом, чтобы для
ответа на них подозреваемому или обвиняемому
не пришлось сообщать весь объем информации,
которой он обладает и, которую намерен сообщить лишь в случае заключения с ним досудебного соглашения о сотрудничестве.
Так, например, следователь не вправе задавать
подозреваемому или обвиняемому прямой вопрос
о том, где находится добытое в результате преступления имущество, либо по поводу сведений о соучастниках преступления. Если подозреваемый или
обвиняемый ответит на эти вопросы, то смысл заключения досудебного соглашения о сотрудничестве в определенной степени пропадает. Поэтому
следователь в данном случае должен ограничиться
постановкой такого вопроса, ответ на который дает
основания полагать, что подозреваемый или обвиняемый знает, о каком похищенном имуществе
либо о каких лицах идет речь, а значит, в случае
заключения досудебного соглашения о сотрудничестве может указать место нахождения такого
имущества или конкретные данные соучастников.
Вопросы следователя такому подозреваемому
или обвиняемому и ответы, полученные на них,
целесообразно закрепить в протоколе уточнения
обязательств подозреваемого или обвиняемого
по оказанию содействия следователю либо в протоколе дополнительного допроса. Так, например,
по уголовному делу № 20102260385, возбужденному 3 марта 2011 г. СЧ СУ при УВД по Белгородской области по признакам состава преступления,
предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, дополнительный допрос был произведен сразу же после
получения ходатайства.
Предлагаемая форма процессуального закрепления хода и результатов проверки обоснованности ходатайства о заключении досудебного
соглашения о сотрудничестве, поданного подозреваемым или обвиняемым, в свою очередь, позволит проверить обоснованность решений следователя, принятых по результатам проведенной
проверки, как прокурором при принятии решения
о заключении соглашения или об отказе в этом,
так и руководителем следственного органа, в том
числе и при разрешении жалобы подозреваемого
или обвиняемого на решение следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении
досудебного соглашения о сотрудничестве.
После того, как компетентными органами, наделенными УПК РФ правом разрешать ходатайство о
заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, будет принято решение об удовлетворении
ходатайства, показания лица, с которым заключается соглашение, получают огромное значение для
полного и всестороннего раскрытия, расследования преступления и, возможно, выявления новых
преступлений. В ходе такого допроса необходимо
подробно отражать детали, мотивы и обстоятельства совершенного преступления, известные подозреваемому или обвиняемому, с которым заключено досудебное соглашение.
При этом следует отметить, что полученные в
ходе допроса показания такого подозреваемого или
обвиняемого не могут являться причиной для прекращения расследования, а его допрос - основным
доказательством по уголовному делу. Все показания должны быть тщательно проверены и оценены,
поскольку такое лицо с целью минимизации наказания может оговорить не только себя, но и другого.
Лишь оценка доказательств в совокупности будет
служить необходимым условием принятия законных
и обоснованных процессуальных решений и правильного применения уголовного закона.
Анализ изученных материалов следственной
практики Следственной части Следственного
управления Управления МВД России по городу
Волгограду по уголовным делам с заключенным
51
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
досудебным соглашением о сотрудничестве показал, что подробный и качественный допрос подозреваемых или обвиняемых, с которыми заключено такое соглашение, с четким соблюдением их
прав и законных интересов, позволят не только качественно расследовать такие уголовные дела, но
и выявлять новые преступления и устанавливать
всех лиц, их совершивших.
Подводя итог, хотелось бы отметить, что применение норм, предусмотренных главой 40.1 УПК
РФ, вызывает определенные сложности у практических сотрудников, в том числе при производстве допроса подозреваемого или обвиняемого. В
каждом конкретном случае необходим индивидуальный, творческий подход к производству допроса лица, желающего сотрудничать со следствием,
грамотное планирование допроса и его фиксация
в строгом соответствии со всеми требованиями,
установленными уголовно-процессуальным законодательством.
Библиографический список:
1. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. Глебова В.Г. и Зайцевой Е.А. Волгоград: ВА МВД России,
2013.
2. Костенко Н.С., Трифонова К.А. Неразъяснение подозреваемому (обвиняемому) в ходе предварительного расследования права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве как основание
возвращения уголовного дела прокурором на дополнительное расследование // Вестник Волгоградской
академии МВД России. 2010. № 4 (15).
3. Ткачев И., Тиссен О. Применение института досудебного соглашения о сотрудничестве // Законность. 2011. № 2.
KOSTENKO N.
THE PECULIARITIES OF THE PROCESS OF INTERROGATING THE SUSPECT ON THE APPLICATION
OF THE RULES PROVIDED BY CHAPTER 40.1 OF THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION
An interrogation, a pre-trial (plea) agreement, a preliminary investigation.
The article focuses on the questions of interrogation of the suspect or the accused when making a pre-trial
agreement. The views of different scientists on these problems are being analyzed. The author comes up with
the solution of the problems of observing the rights and legal interests while interrogating the individual with
whom a plea agreement has been signed.
Рецензенты:
Синкевич В.В., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса
Волгоградской академии МВД России;
Трифонова К.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Волгоградского института бизнеса.
52
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
РУДОВ Д.Н.,
кандидат юридических наук, заместитель начальника кафедры
уголовного процесса Белгородского юридического института МВД России
[email protected]
УДК 343.12
ПРИВЛЕЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ О ЗАВЕДОМОМ
ПОСТАВЛЕНИИ ДРУГОГО ЛИЦА В ОПАСНОСТЬ ЗАРАЖЕНИЯ ВИЧ-ИНФЕКЦИЕЙ
Специалист, дознаватель, расследование, заражение ВИЧ-инфекцией,
врач, преступление, свидетель, показания специалиста, доказательства.
В статье рассматриваются особенности участия специалиста при расследовании преступлений
о заведомом поставлении другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Приводится
порядок производства допроса специалиста при расследовании уголовных дел указанной категории.
Дается ряд рекомендаций по постановке вопросов при производстве допроса специалиста.
Приводится перечень специальной медицинской терминологии, которую необходимо
закреплять в протоколе допроса специалиста.
Чрезвычайная опасность вируса иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции) состоит в том, что
он вызывает заболевание СПИДом. Болезнь эта в
настоящее время неизлечима, при этом заразившийся, как правило, уходит из жизни в короткий
срок. Коварство этого заболевания проявляется в
том, что заразившийся в течение длительного времени может не знать об этом и представлять при
несоблюдении правил предосторожности грозную
опасность для окружающих.
На начало мая в Российской Федерации зарегистрировано 830 тысяч ВИЧ-инфицированных.
Ежедневно регистрируется 200 новых случаев заражения, так что к концу 2015 года число инфицированных достигнет миллиона [1]. При этом средний
возраст больных СПИДом не превышает 35 лет, что
будет отрицательно сказываться на бюджете страны в целом, так как данная часть населения наиболее трудоспособна и должна в будущем обеспечить
экономический рост, а в место этого гигантские
средств будут затрачены на лечение указанных лиц.
Противодействие распространению ВИЧ/СПИДа
в Российской Федерации в настоящее время приобретает всеобщий характер и заключается не
только в медицинских, административных и социальных позициях, но и уголовно-правовых аспектах. Особо в данном направлении стоит вопрос
о противодействии умышленному заражению
СПИДом и поставлению другого лица в опасность
заражения ВИЧ-инфекцией.
Действующая конструкция Уголовного кодекса
Российской Федерации предусматривает уголовною ответственность за действия, связанные с заведомым поставлением другого лица в опасность
заражением ВИЧ-инфекцией (ч. 1 ст. 122 УК РФ).
При этом ч. 1 ст. 122 УК РФ относится к подследственности дознавателей ОВД.
Из собственного практического опыта работы в подразделениях, осуществляющих производство дознания по уголовным делам, автору
статьи известно, что при расследовании любого
«нестандартного» состава преступления сотрудники указанных подразделений сталкиваются с
некоторыми сложностями при организации и производстве следственных и иных процессуальных
действий. При этом сложности возникают и с некоторыми особенностями дознания, как формы предварительного расследования (в частности, небольшой срок расследования) [2].
При расследовании преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 122 УК РФ, необходимо привлекать
специалистов в области медицины, которые смогут дать необходимые данные для правильной квалификации действий виновных лиц.
Так, в рамках расследования уловных дел по ч. 1
ст. 122 УК РФ в качестве специалистов необходимо допрашивать сотрудников (медицинских
работников) региональных центров по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями (такие центры есть в каждом регионе
Российской Федерации). В обязанности сотрудников данных центров входит обеспечение приема
пациентов врачами различных специальностей,
руководство клинико-диагностическим отделением, диспансерное наблюдение за выявленными и
состоящими на учете больными, своевременное
обследование, назначение терапии, анализ проводимой терапии и другие действия, направленные на профилактику и лечение инфекционных
заболеваний.
При допросе специалиста (свидетеля) необходимо установить стадии развития ВИЧ. В Российской Федерации с 2002 года официально принята и
широко используется классификация В.И. Покровского. Она утверждена Министерством здравоохранения Российской Федерации и Правительством
Российской Федерации. Преимущество данной
классификации состоит в том, что она содержит
все необходимые и наиболее точные данные, конкретно отражающие стадии по клиническим проявлениям. Согласно данной классификации ВИЧинфекция проходит в организме 5 стадий:
1 стадия (инкубационная). Время с момента
заражения до появления первичных клинических
проявлений антител к ВИЧ-инфекции составляет
от 3 недель до 3 месяцев, иногда - в зависимости
от иммунитета человека;
2 стадия. Стадия первичных проявлений, подразделяется на три группы:
- группа «А». Для данной стадии характерна выработка антител,в ответ на внедрение в организм
ВИЧ-инфекции. Какие-либо симптомы заражения
ВИЧ-инфекцией отсутствуют;
- группа «Б». Для данной стадии характерно
проявление ВИЧ-инфекции, которая в начале своего развития больше похожа на другие инфекционные заболевания. При этом преобладают симптомы, схожие по своему проявлению с симптомами
гриппа;
- группа «В». Для данной стадии характерно
проявление других инфекционных заболеваний
(ангина, бактериальная пневмония, герпес). Как
53
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
правило, данные болезни быстро и легко лечатся.
Однако при этом наблюдается снижение лимфоцитов в крови человека. Продолжительность клинических проявлений составляет в среднем 2-3 недели;
3 стадия (латентная). Продолжается медленное прогрессирование иммунодефицита. Единственным клиническим проявлением является
увеличение лимфатических узлов, которое может
и отсутствовать. Длительность латентной части составляет от 2-3 до 20 лет. В среднем - 6-7 лет. Отмечается постепенное снижение уровня лимфоцитов;
4 стадия (вторичных заболеваний). Продолжается развитие ВИЧ-инфекции, приводящее к
гибели лимфоцитов и развитию на фоне иммунодефицита вторичных заболеваний, инфекционных
или онкологических. Симптомы на этой стадии
имеют обратимый характер, т.е. могут проходить
сами по себе либо в результате лечения. Также
подразделяется на 3 группы:
- группа «А». Для нее характерны бактериальные, грибковые и вирусные инфекции, воспалительные заболевания верхних дыхательных путей;
- группа «Б». Для нее характерны более чувствительные, тяжелые и длительные поражения,
резкая потеря в весе. Поражение периферической
нервной системы, внутренних органов;
- группа «В». Для данной группы характерны тяжелые, угрожающие жизни вторичные инфекции.
5 стадия (терминальная). На данной стадии
ВИЧ-инфекция перерастает в СПИД. Характеризуется тяжелыми, необратимыми поражениями
органов и тканей человека. В этой стадии противовирусная терапия не дает нужного результата. Как
правило, на данной стадии человек погибает.
ВИЧ-инфекция выявляется в промежутке от 1
года до 8 лет. В среднем - 6 лет. ВИЧ-инфекция
на данной стадии выявляется чаще всего в силу
других различных факторов, не связанных с данным заболеванием. Особенностью данной стадии является персистирующая генерализованная
лимфаденопатия (увеличение лимфоузлов), которая, однако, может и не проявляться подобным
образом. Так как 1 и 2 стадии в совокупности
длятся до 1 года, а затем 2 стадия перерастает
в 3 стадию, на которой и происходит выявление
ВИЧ-инфекции, то антиретровирусная терапия
может назначаться на любой стадии заболевания ВИЧ-инфекцией. Антиретровирусная терапия
способствует тому, что болезнь не развивается,
а остается в той стадии, с которой начат прием
антиретровирусных препаратов. При приеме антиретровирусных препаратов вероятность заражения ВИЧ-инфекцией, даже при незащищенном
половом контакте, сводится до минимума (до 1%).
Инкубационный период развития ВИЧ-инфекции
в организме человека длится по времени от 2 до 3
месяцев. После чего, по истечении, как правило, 3
месяцев делается повторный анализ.
Кроме того, необходимо установить и обстоятельства постановки на учет ВИЧ-инфицированного, поставившего в опасность заражения данной
инфекцией другое лицо.
Так, в рамках расследования уголовного дела
№ 20132910602, возбужденного отделением № 1
ОД УМВД России по г. Белгороду, была допрошена заведующая отделения эпидемиологии центра
по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями С., у которой были выяснены
следующие обстоятельства в отношении подозреваемого М.:
54
- откуда поступили сведения о наличии у гр. М.
заболевания ВИЧ;
- с какого момента на гр. М. была заведена медицинская карточка;
- когда гр. М. впервые обратился в центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными
заболеваниями как лицо, являющееся носителем
ВИЧ;
- какой диагноз был поставлен гр. М. (ВИЧинфекция IV А стадия, фаза прогрессирования без
АРТ, кандиозный гласит, себорейный дерматит);
- когда примерно произошло заражение гр. М.
ВИЧ;
- в результате чего произошло заражение гр. М.
ВИЧ (по предварительным данным, в результате
употребления наркотических средств внутривенно);
- какое лечение было рекомендовано М., с
указанием конкретных препаратов и форм их применения (в случае с гр. М. таких препаратов было
три);
- какой график приема препаратов установлен
гр. М.;
- когда, где и при каких обстоятельствах у гр.
М. была отобрана расписка, в которой ему разъяснялись меры безопасности, а также М. предупреждался об уголовной ответственности за поставление другого лица в опасность заражения
ВИЧ-инфекцией, а также за заражение другого
человека ВИЧ-инфекцией;
- расписывался ли М. собственноручно в указанной расписке (в данном случае расписывался
собственноручно с указанием даты и расшифровки подписи);
- разъяснялось ли гр. М., что после постановки
на учет он обязан не реже одного раза в год проходить обследование в центре (в данном случае М.
собственноручно указывал на разъяснение);
- когда гр. М. последний раз обращался в центр,
с указанием точной даты и диагноза, поставленного ему [3].
Кроме того, необходимо опросить специалиста
и об обстоятельствах поступления на диспансерный учет лица, в отношении которого было совершено преступление.
При этом необходимо выяснить следующие вопросы:
- когда обратилось в центр лицо, поставленное
в опасность заражения ВИЧ-инфекцией;
- что пояснило лицо при поступлении в центр (к
примеру, что лицо имело незащищенный половой
контакт с лицом, больным ВИЧ-инфекцией);
- какой диагноз был поставлен обратившемуся
в центр лицу (Как правило, в случае прохождения
непродолжительного времени от полового контакта до обращения в центр нельзя определить
наличие заболевания, при этом назначается профилактический курс лечения продолжительностью 1 месяц. По истечении 1 месяца лицо будет
находиться на профилактическом учете и под наблюдением. При прекращении контактов с ВИЧинфицированным и регулярном приеме препаратов вероятность развития вируса в организме
будет сведена к нулю);
- когда назначено повторное обследование
лица, поставленного в опасность заражения ВИЧинфекцией.
При этом повторное обследование на наличие
в организме ВИЧ-инфекции будет возможно не ранее, чем через 3 месяца.
Кроме производства допроса специалиста, необходимо истребовать у специалиста следую-
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
щие документы, подтверждающие виновность
лица, поставившего в опасность заражения ВИЧинфекцией:
1) копия карты эпидемиологического расследования случая ВИЧ-инфекции;
2) копия предупреждения лица, инфицированного вирусом иммунодефицита человека (СПИД),
заполненная им собственноручно, с указанием точной даты, согласно которой лицо ставится в известность о том, что оно заражено вирусом иммунодефицита человека и предупреждается об уголовной
ответственности за заведомое поставление лица в
опасность заражения СПИДом.
Данные, указанные специалистом в ходе допроса, будут иметь доказательственное значение,
при этом на их основе можно довольно удачно
формулировать вопросы, которые необходимо
ставить при производстве следственных действий
(в частности, допросов, очных ставок, проверок
показаний на месте и т.д.), проводимых с участием подозреваемых (обвиняемых), потерпевших,
свидетелей. При этом документы, предоставленные специалистом, будут также иметь доказательственное значение и способствовать расследованию уголовного дела.
В завершении хотелось бы отметить, что правоприменительная практика свидетельствует о
том, что грамотное использование дознавателями процессуальных и криминалистических аспектов методики привлечения специалиста при расследовании преступлений, предусмотренных ч. 1
ст. 122, безусловно, будет способствовать полному
и всестороннему расследованию уголовного дела
и рассмотрению его в суде.
Библиографический список:
1. URL: http://www.kp.ru/online/news/1703552/ (дата обращения 4.01.2015 года).
2. Алексеев И.М. К вопросу о понятии уголовно-процессуальной формы // Вестник Калининградского
филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2014. № 1 (35). С. 67-70.
3. Аналитический обзор практики расследования состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 122
УК РФ / ООД УМВД России по Белгородской области.
RUDOV D.
THE RECRUITMENT OF A SPECIALIST IN THE INVESTIGATION OF THE CRIMES
OF THE NOTORIOUS PLACING ANOTHER PERSON IN DANGER OF HIV-INFECTION
Specialist, investigator, investigation, HIV-infection, the doctor,
the crime, the witness, the testimony of expert evidence.
In article features the participation of a specialist in the investigation of crimes of knowingly the placing another
person in danger of HIV infection. Is the order of interrogation specialist in the investigation of criminal cases of
this category. Given the number of recommendations by asking questions in the manufacture of interrogation
specialist. Lists specific medical terminology which should be fixed Protocol of interrogation specialist.
Рецензенты:
Диденко В.И., кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовного процесса Белгородского юридического института МВД России;
Скоморохов О.Н., кандидат юридических наук, преподаватель кафедры криминалистики Белгородского юридического института МВД России.
55
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
РОЗОВСКИЙ Б.Г.,
доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры правоведения
Института юриспруденции и международного права
[email protected]
УДК 343.13
НЕСТАНДАРТНЫЕ ЗАДАЧИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА (БЫЛОЕ И НОВЫЕ ДУМЫ)
Уголовный процесс, досудебное производство, доказывание.
Сегодня в уголовном процессе происходит нивелирование стадии досудебного расследования.
За эйфорией новых тенденций (у американцев есть поговорка: тенденция сильнее фактов)
теоретики уголовного процесса почему-то не видят очевидную ущербность попыток «списания
в утиль» досудебного расследования. В работе подчеркивается потенциал повышения
эффективности судебной стадии уголовного процесса при условии существенной
реорганизации процедур досудебного производства.
Преступность во всех её проявлениях была и
остаётся извечной проблемой общества. Актуальность борьбы с ней нарастает с каждым поколением. Рост преступности в большинстве стран
мира опережает рост численности населения.
Раскрываемость преступлений остается стабильно низкой. Эффективность наказания далека от
желаемой. По мере гуманизации правосудия растут и без того высокие затраты на его осуществление, которые весомым бременем ложатся на
правопослушную часть населения. На Западе
сформировалась целая отрасль знания - экономика правопорядка, однако в РФ она не получает
полноценного развития. В.О. Ключевский предупреждал: «Чужой западноевропейский ум призван был нами, чтобы научить нас жить своим
умом, но мы попытались заменить им свой ум».
В экономике мы вынуждены идти по пути догоняющего развития, это реальность. Но по какой
причине плетёмся в хвосте событий в праве, почему не можем отважиться на опережение того,
что разработано на Западе? В настоящей работе
предпринята попытка наметить пути сокращения
расходов на этапе досудебного производства, что
позитивно отразится и на последующих стадиях
уголовного процесса.
Два суда в одном процессе. Избыточная экономическая затратность правосудия означает недопустимую в цивилизованном обществе дополнительную социально-психологическую нагрузку на
потерпевшего, подозреваемого, свидетелей, других участников процесса. Однако попытки исследовать цели правосудия в комплексе со средствами их достижения, определить, насколько велик
перечень сопутствующих социальных издержек,
взвесить, сколько здоровых «клеток» общества несут неоправданную нагрузку при применении мер
правового «лечения», какой социальной ценой достигаются запланированные результаты, не предпринимаются.
Я давно задумался над возможностью упростить некоторые составляющие уголовного процесса в целях повышения его эффективности. Некоторые предложения изложил в статьях, однако
опрометчиво адресовал их будущему [1, 2]. На деле
уподобился, по Мейерхольду, «вулкану, извергающему вату»: речь шла всего лишь об элементарном реформировании существующего уголовного
56
процесса. Чтобы не утруждать читателя поиском
публикаций, коротко изложу их суть вместе со сделанными затем изменениями и дополнениями. При
трезвой оценке якобы спрогнозированное в этих
статьях будущее уже давно на пороге научно-практического уголовно-процессуального здания. Требуется лишь широко открыть двери. Понимаю, мне
одному, с учётом немногих оставшихся лет жизни,
решить её трудно. Делаю пока частные наброски.
Исхожу из того, что, пока будущая магистральная
трасса уголовного процесса даже не в проекте, не
грех заняться повышением благосостояния существующих дорог. И не только путем реконструкции
или капитального ремонта - это требует коллективных усилий. Полезно также где-то подсыпать
песочка, чтобы машины не буксовали, засыпать
ямку или прокопать канавку для стока воды. Этим
и займусь. (Из-за ограниченного размера статьи не
буду вступать в дискуссию, исключу - пусть простят
меня авторы - цитирование).
Сегодня преступник, при всей специфике, подвергается двум полнокровным судам: первый
«приговор», именуемый обвинительным заключением, ему выносят следователь и прокурор, второй
- суд. Различие лишь в том, что в первом варианте
мера наказания логикой изложения фабулы предопределяется, а во втором она назначается. В подавляющем большинстве случаев в содержании
обвинительного заключения и приговора принципиальных отличий не наблюдается.
Парадокс достигает апогея, например, в новом
украинском законодательстве, привлекшем повышенное внимание и российских специалистов.
По заверше-нию досудебного расследования его
материалы автоматически превращаются в спам,
макулатуру: в суд они не направляются, остаются
лежать на столе у прокурора, утвердившего обвинительный акт. Более того, в соответствии с ч. 4
ст. 95 УПК Украины суд не вправе обосновывать
судебные решения показаниями, предоставленными следователю, прокурору, или ссылаться на них.
Идея понятна: ничтоже сумняшеся ретранслировали западные образцы. Однако законодатель,
вопреки логике и здравому смыслу, счел необходимым сохранить на досудебной стадии дотошно регламентированный старый порядок сбора
и фиксации этого будущего спама, не попытался
реформировать с учетом новых реалий требования
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
к сбору и оценке доказательств. А оснований и возможностей к этому более чем достаточно.
У меня наивный вопрос: если материалы предварительного расследования не направляются в
суд, зачем сохранили и даже ужесточили существовавшую процедуру их оформления? Подчеркиваю, именно оформления, не всегда влияющего на достоверность и объективность результатов
расследования.
Начну с простейшего. В абсолютном большинстве результаты досудебного расследования
фиксировались на бумажных носителях и в таком
виде направлялись в суд. Если теперь они в суд
не направляются, нужна ли традиционная форма
их фиксации? Допустимы два варианта. Первый
- вместо бумажного носителя вводится (где возможно) компьютерный вариант документирования.
В целях упрощения и сокращения сроков ознакомления подозреваемого, его защитника, потерпевшего, других лиц с материалами завершенного
расследования он им передается в постоянное
пользование. Компьютерный вариант всех имеющихся процессуальных документов они могут изучать в любое из отведенного для этого время, в
любом удобном для них месте. Позитивная сторона
такого решения - возможность беспрепятственно
прибегать к консультационной помощи специалистов; через интернет, прессу, другим путём обращаться к общественности. («Жюри присяжных
- весь народ». А.В. Смирнов). Следователь освобождается от необходимости непроизводительно
тратить время, выполняя роль смотрителя за сохранностью материалов производства при ознакомлении с ними сторон. Тенденция в обществе
уже сформировалась: на электронные документы
переходят хозяйственные суды; равнозначность
документа на бумажных и электронных носителях
признают нотариусы. От «цифры», судя по всему,
уже никуда не деться.
Второй вариант. На ознакомление с протоколами по окончании расследования уходит уйма
времени, но несравнимо больше - на само их составление. Давайте дополним УПК регламентацией использования сертифицированных аудиозаписывающих устройств и будем с их помощью
фиксировать показания допрашиваемых. Для
дальнейшей ориентации (когда, где, что записано) по каждой аудиозаписи следователь составляет справку с кратким изложением содержимого
и приобщает её к производству. Подписывать её
кем-либо из других участников процесса представляется излишним - процессуальным документом остается аудиозапись. В целях предупреждения её фальсификации потребуется создать
технические средства защиты, вплоть до специального депонирования. Это дело техники. Нет
проблем и с прослушиванием записи в суде, если
таковое потребуется. По сообщению Председателя Верховного суда РФ, вносится законопроект о
переходе к протоколам судебных заседаний, составленным на основе аудиозаписи. Суды к этому
готовы. Рационально, экономически (весьма существенно) эффективно. Что может препятствовать этому?
С принятием предлагаемого подхода появляется возможность распространить сложившуюся в
судах практику допроса с применением видеоконференцсвязи на стадию досудебного расследования. Проведение, в случае необходимости, таким
способом допросов потерпевших и свидетелей, не
требующих применения особых тактических при-
ёмов, позволит существенно сократить затраты
времени и финансовых ресурсов.
Уроки одного дела. Нетрадиционный вопрос:
все ли поступающие следователю материалы подлежат приобщению в дело? Воспользуюсь показательным примером. Утром 17 августа 2009 года на
Саяно-Шушенской ГЭС поток воды сорвал крышку гидроагрегата № 2 и хлынул в машинный зал.
Крупнейшая на постсоветском пространстве гидроэнергетическая техногенная катастрофа унесла 75
жизней. Енисею нанесен экологический ущерб, в
деньги не конвертируемый. Причиной катастрофы
признано разрушение шпилек крепления крышки
турбины к её статору. Это, в свою очередь, явилось
следствием повышенной вибрации гидроагрегата.
Обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 143 УК РФ (нарушение правил
безопасности при ведении работ, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц и причинение крупного ущерба), предъявлено семи должностным лицам. Расследование длилось 5 лет. До
окончания расследования истёк срок привлечения
к ответственности, предусмотренный данной статьёй. Уголовное дело прекратили, но возмущенные
потерпевшие, поддержанные жителями посёлка
Черёмушки, перекрыли дорогу на станцию. Постановление о прекращении дела отменили, действия
виновных переквалифицировали на ч. 3 ст. 216 УК
РФ «Нарушение правил охраны труда», где санкция выше (показательный пример неопределенности норм уголовного законодательства, вольного
их толкования) и продолжили расследование.
Обвиняемые и защитники намерено затягивают ознакомление с материалами дела, которое
длится уже более года. Их ограничивали в сроках,
но дело состоит из 1213 томов (!) - по масштабу это
поселковая, а то и районная библиотека. Научно
обоснованные сроки определить трудно [3, с. 16].
Ситуация типична для многих дел. Её решение
видится не столько в научном обосновании сроков ознакомления с материалами дела (попытке
сделать из флегматичного мерина рысака), хотя
и это актуально, сколько в процессуальной регламентации порядка формирования самого дела.
Сегодня следователь - это кладовщик, архивариус
абсолютного большинства всего того, что к нему
поступает. Анализ и оценка необходимости приобщения каждого документа, какой бы относимый
и допустимый он ни был, по общему правилу не делается. Отсюда и формируются уголовные дела с
десятками и сотнями томов.
Давайте не заангажированно, профессионально оценим информацию. Начну с простейшего.
В приведенном примере судебно-медицинскому
исследованию подверглись 75 трупов погибших
при аварии. Причина смерти одна, она никем не
оспаривается. Но в деле 75 объёмных актов экспертизы с описанием вскрытия каждого трупа и
одинаковым заключением. Что мешало следователю предложить составить один акт экспертизы со
сводным заключением (без материалов вскрытия
каждого трупа) о причинах смерти пострадавших?
На доказывании вины обвиняемых это не отразится, но ограничить злоупотребление обвиняемыми
и защитниками временем ознакомления с материалами дела позволит существенно. Такая практика
будет эффективной по другим делам о железнодорожных, авиа- и автокатастрофах.
Пойдем дальше. Причина аварии определена.
Обвиняемые её не оспаривают. Есть соответствующее заключение экспертов. Оно сопровожда-
57
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
ется многостраничным описанием исследований
шпилек крепления крышки турбины, причин повышенной вибрации гидроагрегата и ряда других.
Некоторые из них даже не были использованы экспертами при формировании заключения, но все в
дело подшиты. Зачем?
У меня на памяти уголовное дело из собственной следственной практики. Ревизия выявила
недостачу товаров на крупной базе материально-технического снабжения. На десятке складов
произвели снятие остатков тысяч наименований
товаров. Все они описаны и приложены к акту ревизии. Там же материалы произведенных встречных проверок с поставщиками и потребителями.
Заключение ревизоров занимало десяток страниц,
а приложения - два тома. Признаюсь, я тогда был
молодой, «зелёный» и всё это приобщил к делу. Но
сегодня понимаю - следователь не робот, он в состоянии определить, наличие каких документов достаточно для предъявления обвинения виновным,
и не приобщать к делу излишние, оставляя в «наблюдательном» производстве. Здесь не требуется вносить какие-либо изменения в УПК, никакие
ограничения в этой части не предусмотрены. Надо
лишь преодолеть привычку. Эффект предсказуем.
Пойдем ещё дальше. По общему правилу, в
материалах ведомственного расследования содержатся письменные объяснения тех или иных лиц.
Ныне объяснения приравнены к доказательствам.
Но следователь, приняв дело к производству, непременно этих лиц допрашивает, даже если обвиняемые содержащуюся в объяснениях информацию не оспаривают, без оговорок подписали акт
ведомственного расследования со всеми приложениями. Зачем нужно заниматься дублированием?
Не правильнее ли лиц, чьи объяснения есть, без
последующего допроса прямо включить в список
свидетелей, подлежащих вызову? Что мешает регламентации такой процедуры?
Свидетель при допросе предупреждается об
ответственности за дачу ложных показаний, и эта
мера как бы служит гарантией получения от него
объективной информации. Но вдумайтесь: проводится ведомственное расследование авторитетной государственной организацией, именно её
выводы определяют дальнейшее движение дела,
судьбу виновных и удовлетворение ожиданий
потерпевших. Но там объективность показаний
свидетелей процессуально не гарантируется. А
любой следователь знает, как трудно потом получить правдивые показания свидетеля, который в
объяснении по какой-то причине сказал неправду. Не рационально ли специально оговорить в
законе единый процессуальный порядок сбора и
фиксации информации об обстоятельствах совершения преступления всеми уполномоченными на
то органами?
К примеру, на Украине регламентировано право сбора доказательств подозреваемым, его защитником и потерпевшим. Полагаю, это право необходимо распространить на гражданского истца и
ответчика.
При всей парадоксальности, не вижу какихлибо препятствий к тому, чтобы все эти субъекты
были наделены полномочием разъяснять должностным лицам и гражданам, что являясь стороной
уголовного процесса, в соответствии законом они
вправе участвовать в собирании доказательств,
что собранные ими доказательства могут быть
приняты и использованы следователем, прокурором и судом в доказывании и что, соответственно,
58
предполагается существование ответственности
за предоставление неправдивой информации при
выявлении этого факта органами расследования
или судом.
Следователь и только следователь. Проблема в определенной части имеет и другое решение.
Как свидетельствует практика, ведомственное
расследование проводится в значительной мере
автономно от аналогичной деятельности правоохранительных органов. Следователи ожидают
заключения ведомственных специалистов и лишь
затем приступают к проверке и процессуализации
собранных доказательств. Но почему вообще допускается самостоятельное ведомственное, правительственное и еще какое-то расследование
совершенного преступления? Где, в каких нормах
УПК такого рода расследование регламентируется? За объективность и качество расследования в
конечном итоге отвечает следователь, и он обязан
с первой минуты его возглавлять, определять (согласовывая со специалистами), кто и по каким вопросам должен быть допрошен, какие экспертизы
проведены, какие доказательства приобщены к
делу.
Однако возможности следователя не ограничиваются снижением нагрузки на потерпевшего,
подозреваемого, его защитника, свидетелей на
досудебной стадии уголовного производства. Так,
по новому УПК Украины, суды первой инстанции
- районные, городские, районные в городах, межрайонные - некоторые категории производств рассматривают коллегиально. (На эту особенность
мое внимание в личной переписке обратил внимание российский процессуалист И.А. Зинченко). Но
и до этой новации системно нарушались установленные законом сроки из-за запредельных нагрузок судей. А что будет сейчас? - Станут раздувать
штаты и всё равно плодить волокиту. Однако в
руках следователя есть действенные рычаги снижения нагрузки путём оптимизации исследования
доказательств в судебном заседании.
В основу может быть положен механизм разрешения производства при заключении соглашения
о примирении сторон. Законодательством регламентируется данный порядок при полном признании подозреваемым, обвиняемым своей вины. Но
на практике отнюдь не редки случаи, когда он признает себя виновным в совершении преступления
частично, соглашается с одними эпизодами и имеющимися по ним доказательствами и оспаривает
другие. Тем не мене в обвинительном акте следователь обязан воспроизвести и представить суду
все без исключения собранные доказательства. А
зачем? Почему нельзя отсеять то, что не оспаривается на стадии предварительного расследования?
(В этой части я рассчитываю на понимание того,
что речь идет об уголовных делах, перегруженных
избыточной информацией).
Несмотря на кажущуюся простоту постановки
вопроса, в нём есть под-водные камни. В обвинительном заключении (на Украине - обвинительном
акте) содержится не просто перечень собранных
доказательств, но и их трактовка, анализ, на основании которого делается вывод о виновности
обвиняемого (на Украине - подозреваемого). Как
известно, у каждого автора может быть своя, порой противоположная, интерпретация одних и тех
же событий и фактов. Наглядным примером может
служить дискуссируемое до наших дней определение победителя в Бородинском сражении. То же
допустимо и в позициях следователя/прокурора и
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
подозреваемого/защитника. Чтобы исключить возможные ошибки, обвинительное заключение/акт
мною рекомендовалось составлять и выносить на
обсуждение не после, а до ознакомления обвиняемого и защитника с материалами дела.
Предлагается по завершении расследования,
наряду с обвинительным заключением, составлять
заключение/акт защиты и добиваться максимального согласования позиций сторон с тем, чтобы в
суде подлежали рассмотрению только те вопросы,
где единство оценок не было достигнуто. Соответственно сокращается перечень лиц, подлежащих
вызову в суд, и сроки рассмотрения дела. Допустимо оба заключения размещать на одном, разделенном на две части листе, где каждому дока-
зательству обвинения будут противопоставляться
доводы защиты. Там, где возражений нет, ставится
прочерк. Такие факты по согласованию сторон на
рассмотрение суда не выносятся. Возражения защиты анализируются, при необходимости возобновляется расследование и повторяется процедура составления сводного заключения - обвинения
и защиты.
Резервы для совершенствования организации
правосудия, снижения физической и психической
нагрузки на его участников есть. Они будут увеличиваться по мере нарастания и совершенствования информационных технологий, повышения
уровня научной подготовки работников правоохранительных и судебных органов.
Библиографический список:
1. Розовский Б.Г. Уголовный процесс: попытка подсмотреть будущее // Библиотека криминалиста. Научный журнал. М., 2014. № 4 (15). С. 104-131.
2. Розовский Б.Г. Народный суд и народный следователь: из прошлого в будущее // Юридичний вiсник
України. Київ. 2014. № 27. С. 18-19.; № 28. С. 15-17.
3. Тарасов А. Монетизация смерти // Новая газета. 2014. № 103.
ROZOVSKY B.
THE NON-STANDRD TASKS OF PERFECTION OF CRIMINAL PROCEEDINGS
(THE PAST AND NEW THOUGHTS)
Criminal proceedings, pre-trial proceedings, proving.
Today in criminal proceedings the leveling of occurs during pre-trial investigation. For euphoria of new trends
(the Americans have in Proverb: more strongly tendency then facts) theorists of criminal proceedings for some
reason do not see an obvious handicap attempts to «write off the scrap» pre-trial investigation. The paper
highlights the potential for improving the efficiency of the judicial phase of the criminal process, provided a
substantial reorganization of the pre-trial procedures.
Рецензенты:
Авдеев В.Н., кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры уголовного процесса Калининградского филиала СанктПетербургского университета МВД России;
Зинченко И.А., кандидат юридических наук, доцент, доцент Калининградского филиала Международного университета в Москве.
59
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
УХАНКИН В.В.,
кандидат юридических наук, начальник НИиРИО
Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 342.24, 321.01
ФОРМИРОВАНИЕ ФЕДЕРАТИВНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ РОССИИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД
Государственность, государственная целостность, договор, территория, федерализм.
Статья посвящена исследованию федерализма в государственно-правовой
истории России. Автором рассматриваются процессы становления и развития
российской федеративной государственности в советский период.
В 1917-1918 гг., когда Российская империя перестала существовать как целостное государство,
в качестве одного из средств обеспечения государственной целостности, которые в какой-то мере
предотвратили бы дальнейший распад России,
могла стать федерализация.
После революции российская государственность претерпела ряд существенных изменений.
На III Всероссийском съезде Советов 25 января
1918 года «Декларацией прав трудящегося и эксплуатируемого народа» [1] было установлено, что
Российская Республика «учреждается на основе
свободного союза свободных наций как федерация советских национальных республик».
Позднее указанная Декларация была имплементирована в Конституцию Российской Социалистической Федеративной Советской Республики,
принятую 10 июля 1918 года. В то время РСФСР
понималась как федерация, охватывающая территорию всей бывшей Российской Империи [2, с. 29].
Таким образом, Российская Советская Республика, образовавшись как унитарное государство, унаследовав такую форму политико-территориального
устройства от Российской Империи, оставалась таковой непродолжительное время: «Ее социалистический унитаризм сменился социалистическим федерализмом» [3]. Причем Конституция РСФСР 1918 года
закрепила национально-территориальный принцип в
политико-территориальном устройстве государства.
После объединения земель бывшей Российской Империи в рамках Советской России наступил этап заключения двусторонних договоров
РСФСР с каждой из советских республик. На этом
этапе основной упор делался на пробольшевистские силы на национальных территориях [2, с. 32].
Наряду с тесным объединением независимых
республик в 1919 году начался второй процесс
формирования автономий внутри некоторых из
них. Так, в марте 1919 года была образована Башкирская Автономная Республика, в июне 1923 года
- Карельская Трудовая Коммуна (преобразованная
в июле 1923 года в Карельскую Автономную Республику) и Чувашская Автономная область (преобразованная в апреле 1925 года в автономную
республику) и т.д. К началу 1923 года в составе
РСФСР находилось 11 автономных республик и 14
автономных областей (а также 63 губернии и области на правах губерний) [4].
В связи с различными взглядами В.И. Ленина и
И.В. Сталина на принципы создания СССР ими предлагались различные варианты решения вопроса о
сецессии. Выбор ленинского подхода к созданию
СССР привел к тому, что сначала Договором об образовании СССР, а в итоге основным законом (Конституцией) СССР от 31 января 1924 г. за союзными
республиками было закреплено право свободного
60
выхода из Союза (ст. 4). Как представляется, это стало одной из причин и одним из правовых оснований
для ухода СССР с международной арены.
Таким образом, очевидно, что процесс образования на территории России автономий по национальному или территориальному признаку активизировался с принятием 10 июля 1918 г. первой
Конституции РСФСР, закрепившей федеративный
принцип организации целостной российской государственности.
Одновременно шел процесс становления Союза ССР. Особенно актуальным был вопрос о форме государственного объединения национальных
республик. Осенью 1922 года в Политбюро ЦК
РКП (б) по этому поводу развернулась дискуссия, в
результате которой выявились различные позиции.
Проект объединения, разработанный на основе
предложений В.И. Ленина, в октябре 1922 г. получил одобрение Пленума ЦК РКП (б). 30 декабря
1922 г. I Съезд Советов Союза ССР принял решение о создании Союза Советских Социалистических Республик. Съезд единогласно одобрил Декларацию и Договор об образовании СССР.
К этому периоду государственное устройство
РСФСР в определенной степени устоялось. В рамках сложившегося курса государственного строительства шло образование национальных округов
(1925-1930 гг.), а многие народы перешли к более
высоким формам национальной государственности. Одновременно, в соответствии с Конституцией СССР, сужался круг полномочий самой РСФСР,
поскольку союзным органам были переданы оборона и внешние сношения, руководство транспортом и связью. При этом, однако, РСФСР, как и
другие союзные республики, оставалась формально суверенным государством и сохраняла право
свободного выхода из состава СССР. Здесь, как
представляется, обеспечение целостности федеративного государства «ложится на плечи» Союза.
Руководители СССР, подчеркивая равенство
всех советских народов, в 1920-1930 гг. создали такое национально-федеративное устройство (союзные и автономные республики), которое могло существовать, как это подтвердилось впоследствии, лишь
при наличии правящей коммунистической партии.
На данном этапе развития федеративных отношений
государственная целостность обеспечивалась в основном при помощи политических регуляторов.
Союз Советских Социалистических Республик
был создан как федерация, в основу построения
которой был положен национально-государственный принцип, на который, прежде всего, оказала
влияние сиюминутная политическая конъюнктура и
принцип целесообразности.
В самом начале советского периода государство формировалось на действительно федера-
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
тивных принципах, но затем, начиная с 1922 г., ленинские принципы федеративного строительства
были сменены сталинскими.
В докладе на X съезде партии у И.В. Сталина
прозвучала мысль, что федерация советских республик, «живым воплощением которой является
РСФСР» (то есть федерация республик, вошедших
в состав РСФР на правах автономий), является
«искомой формой государственного союза» [5].
Следует отметить, что Съезд осторожно отнесся к выбору форм федерации.
Позднее события были связаны с тем, что сложная международная обстановка, последствия гражданской войны, а также сама идеология построения
социалистического общества, предполагающая
большую интеграцию и создание единого хозяйства, объективно способствовали тому, что правящей элитой был избран вариант мобилизационного управления экономикой страны, что послужило
причиной сосредоточения политической власти
в союзном центре [2, с. 50]. В ходе последующего
исторического развития страны в ней ввиду ряда
объективных и субъективных причин ко времени
начала НЭПа (1921-1929 гг.) сложилась жестко централизованная административно-командная система, опирающаяся на репрессивный аппарат [6].
Развитие федеративной государственности пошло по пути усиления унитаристских начал.
Как уже отмечалось, до создания СССР РСФСР
заключила ряд союзных договоров с другими союзными республиками. На первом Всесоюзном Съезде
советов 30 декабря 1922 г. был принят Договор и Декларация об образовании СССР в составе РСФСР,
УССР, БССР, ЗСФСР. Союзный договор определял
предметы ведения Союза Советских Социалистических Республик, его верховные органы власти, утверждал обязательность декретов и постановлений
Совнаркома СССР для всех союзных республик.
Статья 26 закрепляла за каждой из союзных
республик «право свободного выхода из Союза».
Новое союзное государство формально было федерацией, которую образовали четыре равные республики, две из которых, в свою очередь, считались
федерациями. Сложная структура СССР, закрепленная Конституцией 1924 г., вела к ущемлению
политического суверенитета входивших в ее состав
национальных республик, ибо их декларированные
права на практике входили в противоречие с принципами социалистического унитаризма. Союз был
создан формально на основах договорной федерации, но на практике не предоставлял субъектам
федерации реального самоуправления. Как представляется, все субъекты советской федерации получали фиктивную государственность при условии,
что их учреждения будут находиться под полным
контролем РКП(б). Как видно, здесь был нормативно заложен дезинтеграционный фактор, объективно
усложняющий процедуры обеспечения целостности
федеративного государства.
Большое значение для развития советского
типа организации государственной власти, управления и обеспечения целостности государства
имела Конституция СССР 1924 г. В обращении
Президиума ВЦИК «Ко всем народам и правительствам мира» в связи с образованием Союза ССР
подчеркивалось: «На громадном пространстве от
Балтийского, Черного и Белого морей до Тихого
океана он осуществляет братство между народами
и царство труда, стремясь в то же время к тому,
чтобы содействовать дружественному сотрудничеству народов всего мира» [7].
Принятие Конституции СССР 1936 года и Конституции РСФСР 1937 года явилось важным этапом в развитии советского федерализма. «Союзная и российская государственность стали по
существу унитарными с характерным для них политическим моноцентризмом» [8]. По существу,
строго централизованное государство достаточно
эффективно обеспечивало свою целостность.
В 1950-х годах, с приходом к власти Н.С. Хрущева, сложившаяся на тот момент степень централизации была признана чрезмерной и в 19541955 гг. был осуществлен ряд мер по расширению
прав союзных республик. Так, в указанные годы
Советам министров союзных республик было
предоставлено право самостоятельно утверждать
планы производства и распределения всех видов промышленной продукции, вырабатываемой
предприятиями республиканских министерств
и ведомств, и т.д. Это, в свою очередь, говорит
об усилении позиции «субъектов» федерации и
переносе центра тяжести в сфере обеспечения
целостности государства уже на республики.
В рассматриваемый период, а именно с 1962
по 1964 год, когда активно готовился проект новой
Конституции СССР, в Конституционную комиссию
поступали предложения об упразднении республик
на основе национального принципа, как указывали авторы обращений, «изжившего себя». Взамен
предлагалось сформировать республики по экономическим районам, разделив Советский Союз на
9-10 таких районов: Дальневосточный, ЗападноСибирский, Уральский, Среднеазиатский, Закавказский, Приволжский, Прибалтийский, Центральный, Северный [9]. Однако в тот период данная
идея не получила продолжения, но эти наработки
получили свое воплощение позднее, в том числе и
при создании федеральных округов.
Вскоре после освобождения Н.С. Хрущева от
партийных и государственных должностей начинается возврат к централизации советского государства. В частности 2 октября 1965 года Верховный
Совет СССР принял Закон «Об изменении системы
органов управления промышленностью и преобразовании некоторых других органов управления». В
соответствии с ним управление было сосредоточено в общесоюзных и союзно-республиканских
министерствах, которые стали основной формой
отраслевого управления.
По сути, власть в это время также балансировала между централизацией и децентрализацией,
пытаясь создавать наиболее эффективные условия
для обеспечения государственной целостности.
Конституция СССР 1977 года и Конституция
РСФСР 1978 года также не привнесли заметных изменений в правовой статус союзных и автономных
республик, автономных областей и национальных
округов, названных теперь автономными округами.
Образовавшиеся формы государственного устройства, сверхцентрализация в политической, экономической и иных сферах жизни общества и государства
повлияли на снижение темпов развития и параллельно вызревавшие в обществе социально-политические процессы. Национальный принцип, положенный
в основу государственного строительства СССР и
РСФСР, в условиях снижения (падения) роли КПСС,
выступавшей несущей конструкцией Советского государства и влиявшей на все процессы государственного строительства, явился одним из факторов разрушения СССР и целостности союзного государства.
Стоит также сказать, что результатом достаточно успешного классово-интернационального
61
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
воздействия на народонаселение стало формирование новой исторической общности - советского
народа. Ведь «в СССР, как известно, сложилась
новая историческая общность людей - советский
народ», - так заявил Л.И. Брежнев, представляя на
Пленуме ЦК КПСС в 1977 году новую Конституцию
СССР [10]. В этой фразе, как представляется, был
заложен принцип целостности страны - Союза Советских Социалистических Республик.
В разделе Конституции 1977 года о национально-государственном устройстве СССР (ст. 70) было
заявлено, что «Союз Советских Социалистических
Республик - единое союзное многонациональное
государство, образованное на основе принципа социалистического федерализма, в результате свободного самоопределения наций и добровольного
объединения равноправных советских социалистических республик».
В принципе, в этом положении просматривается классическая формула федерализма. Но тем не
менее, согласно статье 72 рассматриваемой Конституции, «за каждой республикой сохраняется
право свободного выхода из СССР». Такое право
не предусмотрено ни в одной федерации мира, ибо
государственной целостностью «жертвовать» никто и никогда не собирается.
Новые веяния в развитии российского федерализма и обеспечении государственной целостности внесли реформы «эпохи перестройки» (1985
-1990 гг.), проводимые по инициативе М.С. Горбачева. 1990 год ознаменовался также решениями
некоторых союзных республик (в первую очередь
прибалтийских) о самоопределении и создании
независимых национальных государств.
Процесс перестройки 1980-х годов мог завершиться новым союзным договором, предложенным
М.С. Горбачевым. Проект договора давал общее
представление о том, каким должно было быть обновленное советское государство. Концепция нового
Союза предполагала суверенитет союзных республик
- субъектов федерации, обеспечивавший право каждого народа на самоопределение и самоуправление.
В проекте закреплялось совместное участие республик в реализации союзных полномочий, т.е. всего
того, что они поручали органам центральной власти
и управления. Проект договора отражал стремление
части общества сохранить целостность сформировавшегося государства с самой большой в мире территорией и многочисленным разноязычным населением.
М.С. Горбачев заявлял в те дни, что «обновленное союзное государство, федерация суверенных республик
- это гарантированная безопасность, огромный рынок,
мощная наука и культура» [11]. В связи с попыткой
путча, предпринятой в августе 1991 года группой руководителей СССР, подписание договора не состоялось. Этот договор известен миру по предполагавшемуся месту его подписания - Ново-Огарево.
Следует отметить, с этим наследием Россия в
1990 году вошла в эпоху коренных политических и
экономических трансформаций.
Рассматривая дезинтеграционные тенденции,
влияющие на обеспечение целостности РСФСР
как союзного государства, нужно обратиться к
началу 1990-х гг., когда ее субъекты, игнорируя
общие интересы, заявили о своем суверенитете.
Всего в РСФСР из 31 автономной единицы решения о преобразовании своего статуса приняли 25
автономий. Так идея суверенитета автономий распространялась по всей территории.
Заметным событием явилось принятие 12 июня
1990 г. первым Съездом народных депутатов
62
РСФСР Декларации «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». Она провозгласила
государственный суверенитет РСФСР на всей ее
территории и заявила о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза ССР.
Объявив о приоритете российских законов над союзными Декларация о государственном суверенитете
в какой-то мере создала условия для возникновения
угроз правовой и государственной целостности [12].
Подавление августовского путча 1991 г. и распад Союза ССР также наложили свой отпечаток
на дальнейшее развитие общей ситуации в стране
и на ее историю. Падение коммунистического режима привело к тому, что Российская Федерация
стала независимым государством после распада
СССР, в 1991 г. Россия признана правопреемницей Советского Союза.
Последующие события на внеочередном V
съезде народных депутатов и роспуск КПСС 24
августа 1991 года приводят к фактической смене
общественно-политического устройства в стране. Выступая на Всероссийском съезде судей 18
октября 1991 года, Б.Н. Ельцин утверждает: «Задача в том, чтобы в скорейшее время демонтировать остатки унитарных имперских структур и создать мобильные и дешевые межреспубликанские
структуры». Возобновляется работа по подписанию Союзного договора. Но Украина и Белоруссия отказываются его подписывать, объявляют о
независимости. 8 декабря 1991 года под Минском
президентами Украины, Белоруссии и России подписывается Беловежское соглашение об образовании СНГ. Позднее к ним присоединятся и другие
республики, кроме Прибалтики и Грузии. Этим закончилось существование СССР как единого государства [13], и было положено начало нового этапа
развития российского федерализма, связанного с
поисками новых оптимальных механизмов обеспечения государственной целостности.
После распада СССР на территории России
продолжала действовать Конституция РСФСР
1978 года (до октября 1993 года, когда ее действие было приостановлено указом Президента
РСФСР Б.Н. Ельцина). Развивались «центробежные тенденции», одна за другой прежние автономные республики, имевшие национальные названия (Татарская, Башкирская и т.д.), объявляли
себя суверенными государствами.
Именно тогда Россия стояла на грани прекращения своей федеративной государственности, и понадобились огромные усилия, чтобы не допустить
подмены Конституции противоречивым подобием
«Союзного Договора». В ноябре 1991 года, опережая сторонников «договорной федерации», Конституционная комиссия одобрила проект «Согласованных предложений о разграничении полномочий
и предметов ведения между федеральной властью
и субъектами РФ». В пояснительной записке к проекту распоряжения Президента РФ и Председателя
Верховного Совета РФ «О подготовке к подписанию
Соглашения о разграничении полномочий и предметов ведения между федеральной властью и субъектами РФ» отмечалось: «Мы придаем чрезвычайно
важное значение скорейшему решению вопросов
о принципах федеративного устройства РФ. Сердцевиной проблемы является разграничение полномочий (предметов ведения) между органами всей
РСФСР и субъектов Федерации. Действующая Конституция РСФСР, к сожалению, не дает ответов на
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
возникающие вопросы. Ст. 72 (предметы ведения
РСФСР) и ст. 79 (предметы ведения республик в составе РСФСР) сплошь и рядом нарушаются. Жизнь
обогнала эти конституционные нормы, к тому же нечетко прописанные» [14].
Можно констатировать, что «только возврат к
федерализму позволил удержать ряд регионов в
составе Российского государства после развала
Советского Союза. Путем согласования и подписания Федеративного договора и принятия новой
Конституции удалось решить вопрос правового
обеспечения единства народов и территорий, на
основе которого выстраивались конституционные
основы федеративного устройства России» [15].
Федеративный договор от 31 марта 1992 года,
подписанный в условиях, когда распался Союз
ССР и центробежные тенденции грозили перекинуться на Россию, сыграл поистине историческую
роль, найдя форму сохранения государственной
целостности России. Он подписывался в условиях
реальной угрозы разрушения целостности российского государства. Однако процесс распада СССР
не оставил руководству России времени для подготовки глубоко продуманных планов дальнейшего
самостоятельного государственного строительства
суверенной республики. За основу был взят готовый - советский - вариант государственного устройства, адаптированный к сложившемуся за многие
десятилетия национально-государственному и ад-
министративно-территориальному делению России.
Повысив статус бывших национальных автономий
до уровня национальных республик, удалось остановить процесс разрушения федерации, во многом,
как и в СССР, инициируемый растущим национальным самосознанием этнических меньшинств.
Инкорпорация Федеративного договора в Конституцию РСФСР 1978 года явилась одним из политических средств выхода из кризиса российской
государственности.
В результате подписания Федеративного договора в Российской Федерации появились совершенно новые виды субъектов - субъекты, образованные по территориальному принципу. Тем
самым был совершен отказ от чисто национального принципа образования федерации в России,
целостность Российской Федерации стала базироваться на национально-территориальной основе.
В целом следует позитивно оценивать советский федерализм ввиду того, что им были обозначены основы федеративного устройства государства, на которых, по сути, начинала строиться
современная Российская Федерация [16]. Поэтому
мы сейчас можем говорить о российском федерализме, воплощать его со всеми его особенностями,
в противном же случае мы могли не иметь никакого. Федерализм, особенно в перестроечное, переходное время истории России сыграл роль механизма обеспечения целостности страны.
Библиографический список:
1. Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа от 25 января 1918 года // Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства РСФСР. 1918. № 15. Ст. 215.
2. Лазарев Б.М. Можно ли было сохранить СССР. Правовое исследование. М., 2002. 352 с.
3. История отечественного государства и права: Учебник. Ч. II / Под ред. О.И. Чистякова. М., 1997. С. 47.
4. Замышляев Д.В. «Унитарная Федерация» Советского периода развития Российского государства //
Государственная власть и местное самоуправление. № 3. 2004. С. 33-37.
5. Сталин И.В. Соч. Т. 5. М., 1947. С. 39.
6. Коржихина Т.П. Основные черты административно-командной системы управления // Формирование
административно-командной системы (20-30-е годы). М., 1992. С. 146-164.
7. Вестник ЦИК, СНК И СТО Союза ССР. 1923. № 1. Ст. 10.
8. Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. М., 2001. С. 9.
9. Данилов А.А., Пыжиков А.В. Неизвестный конституционный проект. (О разработке основного закона
страны в 1962-1964 гг.) // Государство и право. 2002. № 1. С. 88.
10. Брежнев Л.И. Доклад на Пленуме Центрального Комитета КПСС 24 мая 1977 г. // Брежнев Л.И.
Ленинским курсом. Речи и статьи. Том 6. М.: Политиздат, 1978. С. 375.
11. Советская Россия. 1991. 7 фев.
12. Уханкин В.В. Роль Конституции Российской Федерации в укреплении российской государственности //
Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. № 4 (34). 2013. С. 39.
13. Россия на рубеже веков: укрепление государственности / Под ред. А.Н. Соколова. Калининград,
2001. С. 90-94.
14. Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России. М., 1994. С. 181, 182.
15. Абдулатипов Р.Г., Михайлов В.А. Судьбы народов России в XXI веке: Стратегия государственной
национальной политики: Научно-методические основания разработки и реализации Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации. Махачкала, 2013. С. 52-53.
16. Уханкин В.В. Конституционно-правовой механизм обеспечения государственной целостности Российской Федерации: Монография. Калининград, 2010. 156 с.
UHANKIN V.
FORMATION OF RUSSIA FEDERAL STATEHOOD IN THE SOVIET PERIOD
Statehood, state integrity, agreement, territory, federalism.
The article investigates the federalism in the state and legal history of Russia. The author considers
the processes of formation and development of Russian federal statehood in the Soviet period.
Рецензенты:
Барыкин Д.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры общеправовых дисциплин Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России;
Малышев Е.А., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры АПДиИО ОВД Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
63
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
ЗВЕРЕВ П.Г.,
кандидат юридических наук, преподаватель кафедры общеправовых дисциплин
Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 341.11
ГДЕ ПРОХОДИТ ГРАНИЦА МЕЖДУ ПРАВОМ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И МЕЖДУНАРОДНЫМ
ГУМАНИТАРНЫМ ПРАВОМ В УСЛОВИЯХ МИРОТВОРЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ?
Международное гуманитарное право, международное право прав человека, миротворчество ООН,
Международный комитет Красного Креста, вооруженный конфликт, вооруженный инцидент.
В статье исследуются точки соприкосновения международного права прав человека и международного
гуманитарного права в период миротворческих операций. Анализируются нормативные положения,
мнения ученых-международников, позиции международных судебных органов. Делается вывод о
комплементарности указанных отраслей международного права в условиях миротворческих операций
и необходимости четкого различения вооруженных инцидентов и вооруженных конфликтов.
«Хотя права человека обладают
приоритетом перед правами государств,
они не имеют такого же юридического
качества, поскольку международное право
имплицитно рассматривает всякое
государство как гарант прав
человека внутри самого себя»
[27, с. 128]
Назначение и применение международного гуманитарного права (МГП) весьма специфичным
образом связано с регулированием вооруженных
конфликтов. Для сторон, участвующих в конфликтах, МГП играет роль lex specialis, регулирующего
их деятельность и возлагающего на них обязательство по защите определенных лиц, мест и вещей.
Если миротворческие силы ООН вовлечены в вооруженный конфликт, что представляется делом
довольно необычным, возникает вопрос, а будут ли
они в состоянии использовать нормы МГП в качестве правовой основы для своих операций?
Среди тех, кто занимается вопросами действия МГП в условиях миротворческих операций,
есть как влиятельные сторонники его применимости для широкого спектра таких операций, так и
не менее серьезные противники такого рода применимости [7, с. 18]. Для миротворцев и планировщиков операций крайне важно уметь определять
правовой характер среды, в которой эти операции
проводятся, и прогнозировать те последствия,
которые неизбежно возникнут в ней в ходе решения таких вопросов, как правила применения
силы (правила ведения боя) [5, с. 8], обращение
с лицами, находящимися в зоне проведения операций [2], и политика задержания и содержания
под стражей [9]. Разница между правами человека в рамках МГП и международного права прав
человека очевидна. И эта разница отражается
на тех правах, которые должны защищать миротворцы, в зависимости от применимых правовых
основ, поэтому определение верных правовых основ является не просто упражнением в эзотерике,
но делом важным и практически доказанным. Так
возникает потребность в демонстрации местному
гражданскому населению важности правильного
определения правовых основ той или иной миротворческой операции.
Грамотно отыскав применимые правовые основы, имеющие в рамках конкретной операции существенное практическое значение для местного
гражданского населения, необходимо установить,
в какой момент времени операция пересекает по-
64
рог применимости МГП и, как следствие, запускает
его нормы в действие. Для более четкого определения этого порога следует обратиться к существующим дефинициям вооруженного конфликта,
анализ которых поможет установить подлежащие
применению правовые основы.
Центральным вопросом по-прежнему остается
следующий: могут ли с юридической точки зрения
миротворцы ООН стать законными участниками
вооруженного конфликта? Если нет, тогда МГП не
может применяться даже в том случае, когда миротворцы de facto вступают в вооруженный конфликт.
Существенной особенностью, характеризующей различия между международным правом
прав человека и МГП, остаются качественно разные подходы к одним и тем же правам человека.
Нет никаких сомнений в том, что МГП стремится
защитить определенные человеческие интересы.
Однако способ, которым оно это делает, отличается от способа, используемого правом прав человека: МГП создает обязательства и предусматривает
ответственность за их нарушение, но оно все же не
затрагивает отдельных прав индивида в той степени, в какой это делает международное право прав
человека.
Хотя в Женевских конвенциях 1949 г. и идет
речь о «правах охраняемых лиц», Р. Провост утверждает, что конвенции не наделяют правами индивидов, определяя лишь минимальные стандарты обращения с ними, от которых государства не
могут отступать [24, с. 28]. В подтверждение своих
слов он указывает на ситуацию, сложившуюся во
время Второй мировой войны, когда французское
правительство Виши согласилось «перевести»
ряд удерживаемых немцами военнопленных в категорию гражданского населения, лишив их тем
самым защиты, предоставляемой им в качестве
военнопленных [24, с. 28-29]. Для предотвращения
таких злоупотреблений положения действующих
конвенций 1949 г. сформулированы как абсолютно не допускающие отступлений от общепринятого
термина [субъективное] «право». Мнение Р. Провоста относительно предоставления МГП субъективных прав индивидам поддерживается не всеми
исследователями. Так, Т. Мерон, ссылаясь на те
же самые положения Женевских конвенций, обосновывает позицию о том, что индивиды обладают
правами по МГП и что в плане признания индивидуальных прав между МГП и правом прав человека нет какой-либо значительной разницы [20; 21,
с. 268]. В свою очередь, Р. Провост объясняет собственную точку зрения жесткостью международ-
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ных стандартов обращения с индивидами: международный стандарт не является индивидуальным
правом, поэтому индивид не вправе от него отказаться. Иллюстрацией данной точки зрения служит ситуация, при которой человека принуждают
сражаться за какую-либо сторону конфликта. Если
такой человек попадает в плен, он не пользуется
свободой выбора вступления в борьбу на другой
стороне, но остается военнопленным. «Право» это не то, что принадлежит индивиду, как в случае
с международным правом прав человека, но то,
что являет собой минимальный стандарт обращения, который должен применяться ко всем, независимо от их желания [24, с. 30].
Международный комитет Красного Креста
(МККК) в даваемых им определениях поддерживает точку зрения о различном статусе индивида в
рамках МГП и права прав человека. Международное гуманитарное право описывается им как «свод
международных правил, установленных договором
или обычаем, которые имеют своей целью решение
гуманитарных проблем, непосредственно вытекающих из международных или немеждународных
вооруженных конфликтов. Оно защищает людей и
имущество, которые пострадали или могли пострадать в результате вооруженного конфликта, и ограничивает права сторон конфликта в использовании
методов и средств ведения войны по их выбору».
Напротив, международное право прав человека определяется МККК как «совокупность международных норм, установленных договором или
обычаем, на основании которых индивиды или
их группы могут ожидать и/или требовать определенного поведения или преимуществ от правительства. Права человека - это неотъемлемые
правомочия, принадлежащие каждому лицу в силу
человеческого бытия» [16].
Позиция МККК согласуется с утверждением о
том, что одним из основных различий между МГП и
правом прав человека является именно положение
индивида. Согласно международному праву прав
человека субъективные права присущи природе
индивида, в то время как МГП, очевидно, не закрепляет за правами индивида неотъемлемого характера, но налагает обязательства на государства
и отдельных лиц по соблюдению его положений и
сильнее, чем международное право прав человека, опирается на принцип взаимности. Вероятно,
наибольшее различие между МГП и правом прав
человека кроется в вопросе об убийстве.
В частности, международное право прав человека категорически запрещает лишение человека
жизни за исключением случаев, когда это происходит по приговору суда по уголовному делу в
соответствии с законом, в то время как МГП сознательно допускает лишение человека жизни,
причем речь идет не только о законных участниках
вооруженных конфликтов, но и о гражданском населении в рамках неизбежного сопутствующего
ущерба, связанного с пропорциональностью и военной необходимостью [4; 21, с. 310]. Д. Ходжсон
также сравнивает ответственность, возлагаемую
на индивидов по МГП и праву прав человека, демонстрируя более широкий спектр прав и обязанностей именно в рамках последнего [14, с. 61-137].
Обязательства, налагаемые на миротворцев
в отношении обращения с лицами во время операции, регулируемой нормами МГП, будут существенно отличаться от обязательств, налагаемых
на них в ситуации применения международного
права прав человека.
Таким образом, вопрос о том, какая из рассматриваемых отраслей международного права
обеспечивает правовую основу миротворчества
в разрушенном войной государстве, имеет значительные последствия в контексте обращения с
местным гражданским населением. Если применяется международное право прав человека, индивиды наделяются не допускающими каких-либо
отступлений правами. Если же применению подлежит МГП, обязательства в отношении индивида
зависят от конкретной ситуации, когда, например,
имеются основания для применения принципа военной необходимости для достижения цели миротворческой операции.
В 1987 г. Т. Мерон писал о пересечении областей МГП и права прав человека [20]. При этом он
задавался вопросом, есть ли лакуна в зоне соприкосновения этих двух отраслей международного
права, которая, по его мнению, и может являться
областью внутренних конфликтов. Такого рода области привели к увеличению количества вновь учрежденных миротворческих операций, в частности
операций с «активными» мандатами, выдаваемыми на основе главы VII Устава ООН. Однако, если
лакуна действительно существовала в 1987 г., она,
очевидно, имела закрытый отраслевой характер, и
именно международное право прав человека восполнило своими нормами существовавший между
этими отраслями разрыв. Главенствует мнение о
том, что международное право прав человека применяется всегда, в том числе во время вооруженных
конфликтов, и что в ходе вооруженного конфликта
МГП и право прав человека являются взаимодополняющими, а не взаимоисключающими нормативными системами [3, с. 11, para. 158; 15].
Впервые вопрос о правах человека во время
вооруженного конфликта рассматривался ООН на
Международной конференции по правам человека
в Тегеране в 1968 г. Тогда была принята резолюция
XXIII «Права человека во время вооруженных конфликтов». Венская конференция по правам человека 1993 г. подтвердила связь между правом прав
человека и МГП в период вооруженных конфликтов [1, ч. II, E, п. 96]. О действии международного
права прав человека во время вооруженного конфликта говорится и в консультативном заключении
Международного суда ООН по делу о ядерном оружии [13, с. 299-300; 19, с. 25]. Также эта позиция
была поддержана Межамериканской комиссией по
правам человека, вынесшей решение в марте 2002
г. о статусе задержанных в американской тюрьме
в Гуантанамо [23]. Комиссия признала, что право
прав человека применяется всегда, в то время как
МГП не подлежит применению в условиях отсутствия вооруженного конфликта. Иными словами,
для начала действия МГП должно быть преодолено
пороговое значение вооруженного конфликта. И
хотя во время вооруженного конфликта могут применяться нормы обеих отраслей международного
права, Комиссия установила, что характером lex
specialis в условиях конфликта обладают как раз
нормы МГП, которые и получают приоритет [22, с.
730].
Практика государств подкрепляет положение
о том, что международное право прав человека
продолжает действовать во время вооруженного
конфликта. В ходе второй войны в Персидском
заливе Великобритания придерживалась положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., одновременно
признавая действие законов оккупации как части
65
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
(института) международного гуманитарного права [17, с. 166].
В свое время Генеральный секретарь ООН У
Тан категорически выступил за признание того,
что во время вооруженного конфликта МГП заменяет собой международное право прав человека.
В отношении ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. он отметил
следующее: «До той степени, до которой в современном международном праве военные действия
признаются законными, такие законные действия
не считаются запрещенными статьей 6» [25, с. 104].
Поскольку, в отличие от международного права прав человека, МГП не действует постоянно
(то есть за пределами вооруженного конфликта),
необходимо установить, где же проходит граница
между ними. И одними определениями, дающими
только общие рекомендации, обойтись нельзя.
Еще одна сложность для миротворческих операций состоит в том, что правовые рамки, в которых действуют миротворцы, могут значительно отличаться от применимых к иным субъектам
юридических норм, действующим в той же зоне
конфликта (например, представителям специализированных учреждений ООН или членам неправительственных организаций). Оказавшись в
вооруженном конфликте в качестве сил по разъединению, миротворческие силы не становятся
стороной конфликта. Если же они подвергаются
обстрелу, на них распространяются правила применения силы (правила ведения боя), которые дозволяют им открывать ответный огонь в порядке
самообороны [6]. При этом они не имеют права, к
примеру, устраивать засады с намерением уничтожить комбатантов, поскольку сами комбатантами
не являются. В то же время миротворцы должны
быть в состоянии установить, когда выполняемое
ими задание вынуждает их стать стороной конфликта и, следовательно, влечет за собой применение норм обычного международного гуманитарного права.
Поскольку ООН не является государством или
стороной конфликта, о которой говорится в Дополнительном протоколе II 1977 г., она не может быть
и участником Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительных протоколов к ним 1977 г.
Руководство Сан-Ремо по международному
праву, применимому к вооруженным конфликтам на море, предлагает в таких ситуациях руководствоваться оговоркой Мартенса: «В случаях,
не предусмотренных настоящим документом или
международными соглашениями, гражданские
лица и комбатанты остаются под защитой и дей-
ствием принципов международного права, проистекающих из установившихся обычаев, принципов
гуманности и требований общественного сознания» [10].
В принудительных операциях, наподобие Корейской войны 1950 г. или первой войны в Персидском заливе 1991 г., установление применимого
права не окажется трудным. В ситуации же, подобной той, в которой американские войска оказались в Могадишо (Сомали) при попытке ареста
генерала Айдида, дело обстоит уже не так просто.
Тогда бой не был затяжным, но имел крайне напряженный характер. Внешне он напоминал, скорее, вооруженный инцидент, который продлился
несколько часов. Вовлеченные в инцидент сомалийцы беспорядочно обстреливали американские
силы, используя реактивные гранаты и тяжелое
оружие. Хорошо подготовленные американские
солдаты открыли ответный огонь [12]. Проблема, с
которой столкнулись американские силы, заключалась в том, что перед ними не было определенного
противника и, по сути, не было вообще никакого
противника, потому что они сами не являлись стороной вооруженного конфликта, а пытались доставить гуманитарную помощь и создать безопасную
обстановку для миростроительства. Однако солдатам, оказавшимся в эпицентре боевых действий,
конечно, трудно согласиться с тем, что они не были
вовлечены в вооруженный конфликт.
Трагический опыт международного миротворчества в Сомали, получивший всемирную известность, имеет столь же значимые с точки зрения
анализа ошибок и планирования аналоги из области национальной юрисдикции. Сопоставимыми
по последствиям можно считать «Трагедию в Уйэко» («Waco Massacre»), произошедшую в начале
1993 г. в Техасе (США) [26], или террористический
акт в Беслане (Россия), совершенный 1-3 сентября
2004 г. и унесший жизни 334 человек, в том числе
186 детей. В частности, вооруженное противостояние членов секты «Ветви Давидовой» правительственным силам США, продолжавшееся почти два
месяца, конечно, не является вооруженным конфликтом, но понимание того, почему именно этот
инцидент нельзя считать вооруженным конфликтом, может стать ключом к отысканию границы
между вооруженным инцидентом и вооруженным
конфликтом, на которую следует ориентироваться
миротворцам. И когда эта граница будет явно различимой, тогда и можно будет провести четкую линию между приматом международного права прав
человека и требованием по применению международного гуманитарного права.
Библиографический список:
1. Венская декларация и Программа действий (Принята на Всемирной конференции по правам человека, Вена, 25 июня 1993 г.) // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 1. М.: БЕК, 1996.
С. 521-540.
2. Зверев П.Г. Защита гражданских лиц в операциях ООН в пользу мира // Молодой ученый. 2014.
№ 11 (70). С. 259-261.
3. Зверев П.Г. Комплементарность права прав человека и международного гуманитарного права в условиях миротворческих операций ООН // ЭНЖ «Обязательственное право». 2013. № 2 (3), июль-декабрь.
С. 3-8.
4. Зверев П.Г. Международное гуманитарное право и три его основных принципа // Сборник статей
Международной научно-практической конференции «Современное состояние и перспективы развития
правовой науки», 20 октября 2014 г. Уфа: Аэтерна, 2014. С. 8-10.
5. Зверев П.Г. Применение силы в миротворческих операциях ООН: мифы, загадки и парадоксы //
Материалы Всероссийской конференции «Актуальные проблемы современного российского государства
и права», 19 мая 2014. Калининград: Калининградский филиал СПбУ МВД России, 2014.
6. Зверев П.Г. Применение силы и правила ведения боя в миротворческих операциях ООН // Молодой
ученый. 2014. № 6 (65). С. 551-553.
66
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
7. Зверев П.Г. Применимость международного гуманитарного права к миротворческим операциям
ООН: от отрицания до признания // Молодой ученый. 2013. № 12 (59). С. 638-641.
8. Зверев П.Г. Проблемы применения правил ведения боя в условиях миротворческих операций ООН //
Материалы Международной научно-практической конференции «III Балтийский юридический форум «Закон и правопорядок в третьем тысячелетии», 19 декабря 2014 г. Калининград: Калининградский филиал
СПбУ МВД России, 2015.
9. Зверев П.Г. Реализация права на задержание во время миротворческих операций: организационноправовые аспекты // Молодой ученый. 2014. № 2 (61). С. 581-584.
10. Руководство Сан-Ремо по международному праву, применимому к вооруженным конфликтам на
море (Принято в г. Сан-Ремо 12.06.1994 г.) (Не опубликован).
11. Abella vs. Argentina, Case № 11.137, Report № 5/97, Annual Report of the IACHR 1997.
12. Bowden M. Black Hawk Down. Atlantic Monthly Press, 1999.
13. Henckaerts J.-M., Doswald-Beck L. Customary International Humanitarian Law. Vol. 1: Rules. Cambridge
University Press, 2005.
14. Hodgson D. Individual Duty within a Human Rights Discourse. Ashgate Publishing Limited, 2003.
15. Human Rights Committee General Comment № 31 // CCPR/C/21/Rev.1/Add.13, 26 May 2004.
16. ICRC «International Humanitarian Law and International Human Rights Law: Similarities and Differences»
// Advisory Service on International Humanitarian Law. 2013 (01).
17. Kelly M. Legal Factors in Military Planning for Coalition Warfare and Military Interoperability // Australian
Army Journal. 2005 (Autumn). № 2, Vol. 11. P. 161-172.
18. Kelly M. Restoring and Maintaining Order in Complex Peace Operations: The Search for Legal Certainty.
Kluwer Law International, 1999.
19. Legality of the Threat or Use of Nuclear Weapons, Advisory Opinion, I.C.J. Reports 1996.
20. Meron T. Human Rights in International Strife: Their International Protection. - Grotius Publications
Limited, 1987.
21. Meron T. The Humanization of Humanitarian Law // American Journal of International Law. 2000. № 94
(July). P. 239-340.
22. Murphy S.D. Inter-American Human Rights Commission Decision on Cuba Detainees // American Journal
of International Law. 2002 (July). P. 721-740.
23. Organization of American States. Detainees in Guantanamo Bay, Cuba. (12 March 2002). Decision on
Request for Pecuniary Measures.
24. Provost R. International Human Rights and Humanitarian Law. Cambridge University Press, 2002.
25. Respect for Human Rights in Armed Conflicts, Report of the Secretary-General, UN Doc. A/8052 (1970).
26. Serendipity. The Waco Massacre // URL: http://www.serendipity.li/waco.html.
27. Zwanenburg M. The Secretary-General’s Bulletin on Observance by United Nations Forces of International
Humanitarian Law: Some Preliminary Observations // International Peacekeeping. 1999 (July-October).
ZVEREV P.
WHERE IS THE LINE BETWEEN HUMAN RIGHTS LAW AND INTERNATIONAL
HUMANITARIAN LAW IN TERMS OF PEACEKEEPING OPERATIONS?
International humanitarian law, international human rights law, UN peacekeeping,
International Committee of Red Cross, armed conflict, armed incident.
This article examines the common grounds of international human rights law and international humanitarian
law during peace operations. Regulatory provisions, doctrinal opinions of international lawyers and positions
of international judicial bodies are analyzed. The conclusion on the complementarity of these branches of
international law in terms of peacekeeping operations and the need to clearly distinguish between armed
incidents and armed conflicts is made.
Рецензенты:
Войтенко О.Н., кандидат юридических наук, доцент кафедры общеправовых дисциплин Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России;
Пилявец С.В., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры АПД и ИО ОВД Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
67
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
ПРОХОРОВА Е.Н.,
кандидат юридических наук, преподаватель кафедры общеправовых дисциплин
Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 34
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ СЛУЖБЫ В СВЕТЕ ГОСУДАРСТВЕННОПРАВОВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ
Государственное строительство, правоохранительная система,
правоохранительные органы, критерии правоохранительной системы.
В статье рассматривается правоохранительная система Российской Федерации в рамках
государственного строительства в России. Определяются критерии правоохранительной системы.
Масштабы происходящих в мире перемен, напрямую затрагивающие Россию, заставляют искать новые подходы для решения стоящих перед
страной проблем и задач. Реализация стратегии
государственного строительства как системы
стратегических приоритетов, целей и мер в области внутренней и внешней политики, определяющих уровень устойчивого развития государства
на долгосрочную перспективу, обеспечивается в
значительной мере за счет консолидации усилий
и ресурсов органов государственной власти путем
комплексного использования политических, организационных, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер.
В рамках осуществления таких мер в современных условиях нельзя не учитывать соответствующие угрозы и вызовы, связанные с функционированием правоохранительной системы России,
которая призвана все в большей степени приобретать «полицейско-защитный» характер.
Как с теоретической, так и с практической точки зрения важно определиться с «силовой» компонентой российской правоохранительной системы,
задача которой сводится к обеспечению и поддержанию внутренних и внешних условий, благоприятных для реализации стратегии государственного
строительства.
Различными авторами структура правоохранительной системы в целом рассматривалась в
функциональном, статическом, динамическом,
концептуальном, нормативном, организационном,
а также других аспектах [6, с. 78].
В функциональном плане правоохранительная система отличает от других систем по набору
функций и способам их осуществления, в качестве
которых допустимо рассмотреть следующие: функция регулирования, функция нормирования, функция принуждения (в широком смысле, как разрешение споров, конфликтов) [11, с. 115].
В динамическом плане можно говорить о степени эффективности или неэффективности и даже
дисфункциональности правоохранительной системы (функциональной деятельности отдельных
элементов правовой системы и взаимодействия
между ними).
Статическая составляющая правоохранительной системы включает в себя существующие в
обществе идеи и представления о правоохране
(концептуальная составляющая).
Актами действующего законодательства определяется нормативная и организационная составляющие правоохранительной системы.
Наряду с этим в рамках стратегии государственного строительства важно уяснить значение
термина «правоохранительные органы».
68
С одной стороны, правоохранительные органы отделяются от иных органов. К примеру, пункт
«л» части 1 статьи 72 Конституции Российской
Федерации указывает: «В совместном ведении
Российской Федерации и субъектов Российской
Федерации находятся кадры судебных и правоохранительных органов, адвокатура, нотариат»
[1]. Пункт 2 статьи 33 Федерального закона «О
содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» также
отделяет от правоохранительных органов адвокатуру, суды, таможенные органы, службу судебных приставов [2].
С другой стороны, в отдельных нормативных
актах указываются те органы, которые следует
относить к правоохранительным. Так, в пункте
1 статьи 8 Федерального закона «О прокуратуре
Российской Федерации» говорится, что «Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют деятельность
по борьбе с преступностью органов внутренних
дел, органов федеральной службы безопасности,
органов по контролю за оборотом наркотических
средств и психотропных веществ, органов таможенной службы и других правоохранительных органов» [3].
Наряду с этим высказывается точка зрения,
согласно которой попытки формирования исчерпывающего перечня органов, относимых к правоохранительным, «малопродуктивны с научной
точки зрения» в связи с тем, что круг правоохранительных органов реформируется и изменяется
[8, с. 42]. К тому же современное законодательство противоречиво в отнесении тех или иных
органов к правоохранительным. Как уже отмечалось выше пункт 1 статьи 8 Федерального закона
«О прокуратуре Российской Федерации» относит
таможенные органы к правоохранительным, а согласно пункту 2 статьи 33 Федерального закона
«О содержании под стражей подозреваемых и
обвиняемых в совершении преступлений» они к
таковым не относятся.
С.В. Болотин и Н.В. Сидорова отмечают, что
еще более сложная ситуация сложилась вокруг
термина «правоохранительные органы» в подзаконных нормативных правовых актах [7, с. 128].
Так, Указ Президента РФ «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по вопросам кадровой политики в правоохранительных органах»
отражает современную позицию Президента РФ
относительно того, какие органы следует относить
к правоохранительным. Вместе с тем Федеральный закон «О прокуратуре» частично ему противоречит, относя к правоохранительным органам
РФ органы Федеральной службы безопасности.
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
На наш взгляд, позиция, в соответствии с которой
ФСБ следует относить к правоохранительным органам, является правильной. Аналогичной точки
зрения придерживаются другие исследователи
[13, с. 91].
С учетом этого сложно согласиться с некоторыми авторами, которые считают, что в данном
случае важную роль может сыграть принятие проекта Федерального закона «О правоохранительной службе в Российской Федерации». По мнению
В. Щукина: «Это позволит, закрепить понимание
правоохранительных органов через понятие правоохранительной службы» [15, с. 57-58]. Такая точка
зрения находит поддержку у С.В. Бабаченко [5,
с. 168] и А.Ф. Ноздрачева [12 с. 24].
Если соглашаться с такой позицией, то органы
ФСБ, несмотря на те функции, которые они выполняют в обществе, не могут быть отнесены к правоохранительным органам, поскольку их сотрудники
являются военнослужащими, т.е. представителями
военной, а не правоохранительной службы в системе государственной службы [4].
Различные исследователи, в частности, Ф. Глазырин и В. Клейн [9, c. 2, 3], не считают необходимым отнесение органов судебной системы к правоохранительным органам. Вместе с тем некоторые из
ученых наделяют суды особой ролью в деятельности государства. Например, Л. Патрашко, Н.М. Рудяков, А.Н. Харитонов, А.М. Тарасов и другие отмечают, что «практике правового государства в
корне противоречит агрегирование суда с иными
государственными институтами» [13, c. 91].
Д.С. Канищев, соглашаясь с этим, отмечает,
что «судебная власть составляет самостоятельную
ветвь власти, и ставить суд в один ряд с МВД или
другими органами исполнительной власти вряд ли
следует» [9, c. 140].
При этом С.В. Бабаченко отмечает, что роль
суда в обществе и государстве значительно изменилась по сравнению с советским периодом
российской истории. В СССР «…суд достигал поставленных перед ним задач путем выполнения им
правоохранительной функции наряду с прокуратурой, МВД, КГБ, а также некоторыми общественными организациями…», тогда как «…в правовом
государстве такой подход невозможен как в силу
независимости суда, так и в силу правоприменительного, а не правоохранительного характера его
деятельности…» [5, c. 95].
Таким образом, основными причинами, не позволяющими включить суд в систему правоохранительных органов, являются: значительное обособление судебной системы от иных государственных
органов (в том числе исходя из принципа разделения властей и независимости судебной власти (см.
ст. 72 Конституции РФ)); характер правозащитной
деятельности судов, который отличается от методов, способов и средств, применяемых правоохранительными органами.
Определенный интерес вызывает позиция
О.М. Ланцовой [10, с. 8], в соответствии с которой
в число правоохранительных органов включаются различные негосударственные организации и
учреждения, а также такие органы, как адвокатура, нотариат, частные детективные и охранные
агентства, деятельность которых фактически является правообеспечительной, а не правоохранительной.
Если рассматривать силовую составляющую
правоохранительной системы России, то органы
Федеральной миграционной службы Российской
Федерации, осуществляющие правоприменительные функции, функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в сфере миграции,
по нашему мнению, также должны входить в такую
составляющую.
Анализ правовой основы их деятельности показывает, что должностные лица этих органов
наделены законом полицейскими полномочиями,
состоящими в возложении на них обязанностей
пресекать правонарушения, связанные с нарушением паспортного режима, в предоставлении им
прав по задержанию и доставлению граждан, применению силы при депортации.
Исходя из этого, важно выделить два базовых
критерия отнесения государственных органов к
«силовой» составляющей правоохранительной
системы. В качестве таковых могут быть названы:
доминирующий правоохранительный характер отношений, в которые вступают органы государства;
связь деятельности органов государства с расследованием правонарушений, с обеспечением
законности, с восстановлением нарушенных прав
и законных интересов граждан, с охраной общественного порядка, с обеспечением безопасности
личности, общества и государства.
Итак, «силовая» составляющая правоохранительной системы, призванная обеспечивать стратегию государственного строительства, может
быть представлена: органами Прокуратуры Российской Федерации; органами Министерства внутренних дел Российской Федерации; органами
Федеральной службы безопасности Российской
Федерации; органами Федеральной миграционной
службы; органами Федеральной таможенной службы; органами Федеральной службы Российской
Федерации по контролю за оборотом наркотиков;
органами Следственного комитета Российской Федерации [14].
Таким образом, целый ряд проблем, связанных с правоохранительной системой, предполагает переосмысление ряда правовых позиций в
современных условиях, что будет способствовать
приданию очередного импульса развитию данной
системы, защите интересов общества и государства. Указанное вызывает необходимость дальнейшего анализа проблем государственно-правового строительства в Российской Федерации.
Библиографический список:
1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года), с
поправками от 31 декабря 2008 г. // Российская газета. 25 декабря 1993 г. № 237.
2. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: Федеральный закон от 15.07.1995 г. № 103-ФЗ (ред. от 03.12.2011 г.) // СЗРФ. 1995. № 29. Ст. 2759.
3. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17.01.1992 г. № 2202-1-ФЗ (ред. от
21.11.2011) // СЗРФ. 1995. № 47. Ст. 4472.
4. Федеральный закон от 27.03.2003 г. №58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
5. Бабаченко С.В. Конституционно-правовой статус правоохранительных органов Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2009. 183 с.
69
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
6. Баранов В.Л. Правовое регулирование социальной защиты сотрудников правоохранительных органов // Журнал российского права. 2012. № 1. С. 78-88.
7. Болотин С.В., Сидорова Н.В. К вопросу о нормативном закреплении понятия и перечня правоохранительных органов // Современные проблемы уголовного права и уголовного процесса. Т. 2. Красноярск:
ИЦ КрасГУ, 2003. С. 125-131.
8. Демин И.В. Правоохранительные органы в механизме обеспечения общественной безопасности //
Закон и право. 2008. № 8. С. 42.
9. Канищев Д.С. Административно-правовые вопросы формирования правоохранительной службы как
вида государственной службы Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2004. 165 с.
10. Ланцова О.М. Органы внутренних дел как структурный элемент правоохранительной системы современной России: Теоретико-правовой аспект: Автореф. … канд. юрид. наук. СПб, 2003. 26 с.
11. Малахов В.П. Философия права: формы теоретического мышления о праве. М., 2009. 645 с.
12. Ноздрачев А.Ф. Преобразования в системе государственной службы в контексте административной реформы // Законодательство и экономика. 2006. № 2. С. 24-36.
13. Патрашко Е.Л. Государственная правоохранительная служба Российской Федерации: Дисс. …
канд. юрид. наук. М., 2005. 248 с.
14. Прохорова Е.Н. Объекты правоотношений, возникающих в деятельности правоохранительных органов Российской Федерации: Монография. Калининград, 2014. 165 с.
15. Щукин В. Правоохранительная служба в системе государственной службы РФ // Российский следователь. 2005. № 6. С. 56-59.
PROKHOROVA E.
TOPICAL ISSUES OF LAW ENFORCEMENT OFFICERS IN THE LIGHT
OF STATE AND LEGAL CONSTRUCTION IN CONTEMPORARY RUSSIAN SOCIETY
State-building, the law enforcement system, law enforcement, law enforcement criteria.
The article deals with the law enforcement system of the Russian Federation within the framework
of nation-building in Russia. Defined criteria for the law enforcement system.
Рецензенты:
Фадеева В.В., доктор педагогических наук, профессор, профессор кафедры АПДиИО ОВД Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России;
Старостина С.А., кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры общеправовых дисциплин
Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
70
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ЗИБОРОВ О.В.,
кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры административной
деятельности и организации деятельности ГИБДД Краснодарского университета МВД России
[email protected]
УДК 342.95
ВОЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАК ЭЛЕМЕНТ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Режим, административно-правовой режим, право, военное время,
военное положение, особые условия, агрессия, административно-правовой анализ.
В статье автор анализирует понятие «военное положение», формулирует собственную позицию
относительно места и роли данного административно-правового режима в системе чрезвычайного
законодательства. В статье приводятся имеющиеся в законодательстве и научных работах варианты
использования понятия военного положения. В завершении статьи, подводя итог рассматриваемой теме,
автор дает обобщенную характеристику содержания характерных черт военного положения.
Институт чрезвычайного законодательства является необходимым элементом правовых систем
большинства стран мира с любой формой правления. Однако в зависимости от государственноправового режима чрезвычайные нормативно-правовые акты занимают различное место в системе
национального законодательства.
Необходимым условием эффективного действия чрезвычайного законодательства является
его заблаговременная разработка государством в
условиях мирного времени. Только в этом случае
административно-правовой режим будет применен
максимально эффективно, с доработкой лишь конкретных мероприятий применительно к той чрезвычайной ситуации, которая стала причиной для
его введения. Если заранее не разработать правовые механизмы управления кризисными ситуациями (в том числе и военного характера), то трудно
ожидать четкости действий в условиях реального
кризиса.
На основе изучения исторического опыта различных государств по использованию чрезвычайного законодательства, можно выделить ряд его
специфических признаков, которые характеризуют
его как юридический инструмент, призванный служить интересам личности, общества и государства
и не угрожать духовным ценностям:
1. Чрезвычайное законодательство основывается на Конституции и общепризнанных принципах
и нормах международного права, гарантирующих
обоснованность и правомерность применения
чрезвычайных мер;
2. Само существование чрезвычайного законодательства предопределено возможностью возникновения в процессе жизнедеятельности общества и
государства крупномасштабных экстремальных ситуаций военного, социально-экономического, природно-техногенного характера, создающих реальную и неизбежную угрозу безопасности личности,
общества и государства;
3. Цели и задачи чрезвычайного законодательства состоят в предупреждении и устранении указанных выше социальных и природных катаклизмов, обеспечении безопасности граждан, защите
их прав и свобод, основ конституционного строя,
интересов общества и государства, в восстановлении законности и правопорядка;
4. Применение норм чрезвычайного законодательства приводит к перераспределению взаимных
прав и обязанностей гражданина и государства:
расширению полномочий органов государственной
власти за счет некоторого ограничения прав и свобод граждан;
5. Чрезвычайная обстановка, которая служит
основаниям для применения чрезвычайного законодательства, предполагает создание специальных органов власти и управления с особыми задачами и функциями, сосредотачивающими в своих
руках значительные полномочия по преодолению
возникшей чрезвычайной ситуации. Исторический
опыт показывает, что обычные органы власти и
управления, которые осуществляют свои функции
в условиях мирного времени, в условиях возникновения чрезвычайных обстоятельств утрачивают
свою компетентность и, как правило, оказываются
неспособными противостоять возникшим чрезвычайным обстоятельствам;
6. Чрезвычайное законодательство призвано
юридически закреплять применение «чрезвычайных мер» в рамках вводимого административноправового режима осуществления государственной
власти (например, комендантский час, запрещение
собраний, митингов и др.);
7. В чрезвычайном законодательстве содержатся только императивные нормы, не допускающие никаких отступлений от своего содержания,
так как малейшее отступление от смысла чрезвычайных законов может привести к грубейшему нарушению законности, а как следствие - к ущемлению прав и интересов граждан, которые в условиях
действия чрезвычайного законодательства становятся наиболее уязвимыми.
Действующее законодательство Российской
Федерации упоминает три чрезвычайных административно-правовых института: чрезвычайное
положение (ст. 56 Конституции РФ, Федеральный
конституционный закон «О чрезвычайном положении» [1]), военное положение (ст. 87 Конституции
РФ, Федеральный конституционный закон «О военном положении» [2], Федеральный закон «Об
обороне» [3]) и состояние войны (Федеральный
закон «Об обороне»). Отдельные положения чрезвычайного законодательства представлены в той
или иной степени также в законах «О внутренних
войсках Министерства внутренних дел Российской
Федерации» [4], «О мобилизационной подготовке
и мобилизации» [5], «О государственной границе»
[6] и других.
Остановимся подробнее на рассмотрении экстраординарных административно-правовых режимов, предусмотренных современным отечественным законодательством.
Под чрезвычайным положением понимается
вводимый в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом «О чрезвычайном положении» на
71
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
всей территории Российской Федерации или в ее
отдельных местностях особый правовой режим
деятельности органов государственной власти,
органов местного самоуправления, организаций
независимо от организационно-правовых форм и
форм собственности, их должностных лиц, общественных объединений, допускающий установленные Федеральным конституционным законом
отдельные ограничения прав и свобод граждан
Российской Федерации, иностранных граждан, лиц
без гражданства, прав организаций и общественных объединений, а также возложение на них дополнительных обязанностей.
В ФКЗ «О чрезвычайном положении» указываются следующие обстоятельства, могущие
служить основаниями для введения чрезвычайного положения: а) попытки насильственного
изменения конституционного строя Российской
Федерации, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, блокирование или захват особо важных объектов или отдельных местностей,
подготовка и деятельность незаконных вооруженных формирований, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями,
создающие непосредственную угрозу жизни и
безопасности граждан, нормальной деятельности
органов государственной власти и органов местного самоуправления; б) чрезвычайные ситуации
природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий,
опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба
здоровью людей и окружающей природной среде,
значительные материальные потери и нарушение
условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ.
Таким образом, основаниями для введения
правового режима чрезвычайного положения могут служить чрезвычайные обстоятельства так
называемого внутригосударственного характера.
Это и отличает чрезвычайное положение от другого административно-правового режима, предусмотренного Конституцией Российской Федерации,
- военного положения. В статье 87 Конституции
Российской Федерации детально регламентируются лишь основания для введения данного института. Задачу же детальной регламентации всех
мероприятий, которые влечет за собой введение
военного положения, Конституция возлагает на
федеральный конституционный закон. Согласно
части 3 статьи 87 Конституции Российской Федерации: «...В случае агрессии против Российской
Федерации или непосредственной угрозы агрессии Президент Российской Федерации вводит на
территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях военное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе» [7].
Исходя из смысла данной статьи иных оснований для введения на территории России военного
положения, кроме самой агрессии против Российской Федерации либо непосредственной угрозы
агрессии против Российской Федерации, федеральным законодательством предусмотрено быть
не может. Изложенные основания имеют исчерпывающий характер и расширительному толкованию
72
не подлежат. В научной литературе встречается
мнение о том, что внутреннему вооруженному
конфликту высокой интенсивности соответствует
режим военного положения [8, с. 70]. По этому поводу показательно заявление полномочного представителя Президента России в Государственной
Думе, сделанное при обсуждении законопроекта
«О военном положении», о том, что «...никаких
внутренних оснований для введения военного положения закон не содержит» [9, с. 26]. Такого же
мнения придерживается и С.В. Пчелинцев, отстаивающий тезис о том, что необходима детальная
разработка порядка осуществления военного положения, а основания для его введения нуждаются
лишь в конкретизации, так как они предусмотрены в Конституции Российской Федерации, а следовательно, носят исчерпывающий характер [10,
с. 86]. Подобная позиция представляется весьма
спорной. Ретроспективный анализ правоприменительной практики военного положения (например,
в годы гражданской войны и иностранной военной
интервенции) наглядно показал, что применение
особого административно-правового режима военного положения по причине внутригосударственного характера позволило государству победоносно отразить иностранную военную интервенцию и
в то же время мобилизовать все силы и средства
государства на борьбу с внутренней контрреволюцией. Поэтому положения Конституции Российской
Федерации об основаниях объявления военного
положения нуждаются, возможно, не только в конкретизации, но и в уточнении.
Термин «военное положение» в законодательстве современной России встречается также в
Федеральном законе «Об обороне» [3]. Однако,
по сути, весь пятый раздел указанного закона, посвященный, исходя из названия состоянию войны,
военному положению, мобилизации и т.д., состоит
из отсылочных норм. Поэтому он не раскрывает
данные административно-правовые институты, а
указывает на то, что должны быть приняты соответствующие федеральные конституционные законы, регламентирующие те или иные административные процедуры.
На сегодняшний день термин «военное положение» является законодательно определенным,
вместе с тем для понимания многоаспектности
данного административно-правового института необходимо обратиться и к мнению известных специалистов в данной области. В отечественной юридической литературе единого подхода к определению
данного термина нет. Более того, в ранних трудах
по административному и военному праву содержание данного правового режима раскрывается без
определения [11, с. 250-255; 12, с. 204-205]. Обойден этот вопрос и С.М. Берцинским, автором одной
из первых работ в советской юридической литературе, специально посвященной военному положению [13].
В современной юридической литературе можно встретить следующее определение военного
положения - под ним понимается установление на
основании законов военного времени повышенной
ответственности за неподчинение приказам и распоряжениям военных властей, а также введение
комплекса мер, связанных с ограничением прав
граждан и установлением дополнительных обязанностей различного характера [14, с. 43]. Полагаем,
что данное определение военного положения не в
полной мере раскрывает данный административно-правовой институт.
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ходимость систематизации научных знаний о поняВ этой связи следует отметить, что институт вотии и признаках военного положения. Действующее
енного положения давно привлекает внимание учезаконодательство, регламентирующее режим воных-юристов. Так, видный русский юрист, професенного положения, а также правоприменительная
сор Петербургского университета Н.М. Коркунов
практика его использования позволяют выделить
считал, что военное положение - это совокупность
следующие его основные, характерные черты: госуисключительных мер, применяемых в какой-либо
дарственные полномочия по организации обороны,
части государства при чрезвычайных условиях
обеспечению безопасности и общественного порядвнешней или внутренней опасности, как то: нашека могут быть переданы в руки военных властей;
ствие неприятеля или народные волнения, когда
органы военного управления наделяются полномообычные полномочия органов управления оказычиями чрезвычайного характера, а также правом
ваются недостаточными для обеспечения государиздания общеобязательных нормативно-правовых
ственного порядка и общественного спокойствия
актов; расширяется компетенция орга[15, с. 431-450].
нов военной юстиции; ограничиваются
А известный специалист в облаИных оснований
права и свободы граждан; на государсти военно-административного прадля введения на
ственные органы, организации (незава Д.Н. Артамонов под военным потерритории России
висимо от формы собственности) и
ложением понимал особый правовой
военного положения,
граждан возлагаются дополнительные
режим, устанавливаемый при чрезвычайной обстановке и характеризу- кроме самой агрессии обязанности; усиливается юридичепротив Российской
ская ответственность за определенющийся введением в действие чрезФедерации либо
ные правонарушения.
вычайных мер в интересах обороны
непосредственной
Таким образом, административно
государства или обеспечения общеугрозы агрессии
-правовой институт военного положественного порядка и государственной
против Российской
ния включает в себя ряд тесно свябезопасности [16, с. 53].
Федерации,
занных между собой элементов. ВоНекоторые исследователи привофедеральным
первых, введение военного положения
дят определения правового режима
законодательством
возможно лишь при наличии особых
военного положения на основе конпредусмотрено
условий, под которыми понимается
кретных примеров введения данного
быть не может.
повышенная степень опасности для
административно-правового режима.
Изложенные
жизни и здоровья граждан, безопасноТак, профессор А.Е. Лунев определяоснования имеют
сти общества и государства и которая
ет понятие «военное положение» как
исчерпывающий
требует от органов власти и управлеособый правовой режим, вводимый в
характер и
ния для ее нормализации правовых,
связи с началом войны, породившей
расширительному
организационных, тактических и иных
чрезвычайную обстановку в отдельтолкованию
мер, а также их ресурсного обеспеченых республиках и областях страны
не подлежат.
ния. Во-вторых, введение института
[17, с. 16]. В энциклопедической литевоенного положения всегда сопроворатуре под военным положением пождается введением в действие определенных чрезнимается особый государственно-правовой режим,
вычайных мер. Анализ истории рассматриваемого
устанавливаемый в интересах обороны, обеспеинститута позволяет выделить те или иные особенчения общественного порядка и государственной
ности чрезвычайных мер, вводимых в тот или иной
безопасности [18, с. 236; 19, с. 51; 20, с. 83].
исторический период. Однако анализ этих мер поПриведенные выше примеры определения воказывает, что существуют несколько общих особененного положения показывают различные подходы
ностей, характерных для введения института военк определению данного административно-правовоного положения:
го режима в разные периоды развития нашего го1. Создание специальных органов управления;
сударства. Однако рассмотрение данного вопроса
2. Издание специальных нормативно-правовых
будет неполным, если не привести несколько точек
актов (в подавляющем большинстве подзаконных);
зрения современных российских ученых-юристов в
3. Применение «усиленных мер» охраны общеотношении понятия военного положения. Интересно
ственного порядка и обеспечения общественной
мнение Е.К. Глушко, которая понимает под военбезопасности;
ным положением особый правовой режим, харак4. В случае необходимости - ограничение прав
теризующийся следующими основными признакаи свобод граждан, а также расширение их обязанми: централизованным руководством; упрощенной
ностей.
процедурой принятия решений и применения мер
И, в-третьих, введение данного администраюридической ответственности; ограничением прав
тивно-правового режима возможно лишь в случае
и свобод граждан.
агрессии против Российской Федерации или непоФормирование административно-правовой консредственной угрозы агрессии.
цепции военного положения предопределяет необБиблиографический список:
1. Федеральный конституционный закон от 30.05.2001 г. № 3-ФКЗ (ред. от 7.03.2005 г.) «О чрезвычайном положении» // Российская газета. № 105. 2.06.2001 г.
2. Федеральный конституционный закон от 30.01.2002 г. № 1-ФКЗ (ред. от 28.12.2010 г.) «О военном
положении» // Российская газета. № 21. 2.02.2002 г.
3. Федеральный закон от 31.05.1996 г. № 61-ФЗ (ред. от 3.02.2014 г., с изм. от 4.06.2014 г.) «Об обороне» // Российская газета. № 106. 6.06.1996 г.
4. Федеральный закон от 6.02.1997 г. № 27-ФЗ (ред. от 2.07.2013 г.) «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997.
№ 6. Ст. 711.
5. Федеральный закон от 26.02.1997 г. № 31-ФЗ (ред. от 5.04.2013 г.) «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 9. Ст. 1014.
73
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
6. Закон РФ от 1.04.1993 г. № 4730-1 (ред. от 7.06.2013 г.) «О Государственной границе Российской
Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 17. Ст. 594.
7. Конституция Российской Федерации. М., Юрист, 1993.
8. Коротков А.П., Соковых Ю.Ю. Правовые средства управления кризисными ситуациями: сравнительный анализ международно-правового и внутригосударственного регулирования // Государство и право.
1997. № 10.
9. Стенограмма заседания Государственной Думы. Бюллетень № 125 (267) от 17 октября 1997 года /
Издание Государственной Думы. 1997.
10. Пчелинцев С.В. Проблемы правового регулирования военного положения // Экстремальные ситуации, конфликты, согласие. М., 1998.
11. Административное право. М., 1946.
12. Студеникин С.С. Советское административное право. М., 1949.
13. Берцинский С.М. Военное положение по советскому праву // Труды Военно-юридической академии.
Вып. 7. 1947. С. 65-80.
14. Додонов В.Н., Румянцев О.Г. Энциклопедический юридический словарь. М., 1996.
15. Коркунов Н.М. Русское государственное право. Сибирск, 1892. Т. 1.
16. Артамонов Д.Н. Институт военного положения по советскому праву. М., 1953.
17. Лунев А.Е. Организаторская деятельность органов государственного управления в 1941-1945 гг. //
Советское государство и право. 1975. № 5.
18. Советский энциклопедический словарь. М., 1989.
19. Юридический энциклопедический словарь. М.: Инфра-М, 1997.
20. Большой юридический энциклопедический словарь. М.: Книжный мир, 2000.
ZIBOROV O.
MARTIAL LAW AS AN ELEMENT OF EMERGENCY LEGISLATION
Mode of administrative-legal regime, law, war, martial law,
special conditions, aggression, administrative-legal analysis.
In the article the author analyzes the concept of «martial law», formulates its own position regarding the place
and role of this administrative-legal regime in the system of emergency legislation. The article is available in law
and scientific work uses concepts of martial law. At the end of the article, summarizing the topic, the author gives
a generalized description of the content characteristic of martial law.
Рецензенты:
Труфанов М.Е., доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры административной деятельности и организации деятельности ГИБДД Краснодарского университета МВД России;
Шиенкова А.С., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры административной деятельности и организации деятельности ГИБДД Краснодарского университета МВД России.
74
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ВОЙТЕНКО О.Н.,
кандидат юридических наук, доцент кафедры общеправовых дисциплин
Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 351
МОТИВАЦИЯ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
РЕФОРМИРОВАНИЯ ПОЛИЦИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
Полицейская реформа, «Временные правила», полицейская система, уездное полицейское
управление, жандарм, департамент полиции, Министерство внутренних дел.
В статье рассмотрены исторические события, связанные с проведением полицейской реформы во
второй половине XIX века. Отражены причины и предпосылки проведения реформы, ее результаты
и последствия. Раскрываются основные этапы реформирования и их правовая основа. Подробно
изложены принципы и основные преобразования в системе полиции.
Развитие государственной правоохранительной
системы неразрывно связано с происходящими
социально-экономическими и политическими процессами в стране на соответствующем этапе общественного развития. Вторая половина XIX века
отмечена в истории как эпоха великих реформ, серьезным стимулом которых стала отмена крепостного права. Основным вектором преобразований
стал переход к новым буржуазным общественным
отношениям, что позволяло достичь значительных
успехов в развитии капитализма в России.
Вследствие крепостного права, длившегося в
России более 300 лет, сложилась соответствующая
система государственного управления, основанная
на безграничной власти помещиков и землевладельцев на территориях своих вотчин. В этой связи
их роль в регулировании экономической и социальной жизни была определяющей, что, собственно,
и сформировало задачи и функции аппарата полиции в уездах. Содержать большой полицейский
аппарат не было необходимости, поэтому его штат
был ограничен. В результате отмены крепостного
права ситуация кардинально изменилась. 19 февраля 1861 г. Александром II было подписано «Положение о крестьянстве» и Манифест, возвещавший
об освобождении крестьянства [3, с. 283-285], что
изменило статус 22 млн крепостных, 19 млн государственных и 2 млн удельных крестьян [6, с. 221].
Крестьяне получили землю, свободу от вотчинной
власти помещиков и стали юридически свободными людьми. Разрушение сложившихся за много
лет крепостнических отношений сказалось на увеличении миграции сельского населения в города,
обеспечившем приток дешевой рабочей силы. С
одной стороны, это стимулировало экономическое
развитие, с другой, - усиление социального расслоения и увеличение уровня преступности.
Вслед за отменой крепостного права последовал ряд других преобразований, в корне изменивших общественную систему страны. Реформирование затронуло судебную, военную, финансовую,
полицейскую и другие жизненно важные сферы
государственного устройства. Главной целью реформирования системы полицейской власти была
адаптация ее к принципиально новым общественно-политическим условиям, в которых полиция
должна была выполнять задачи защиты политического строя и обеспечения правопорядка. Проведение ключевых реформ полиции во второй половине XIX века было направлено на централизацию и
установление единоначалия полицейской системы,
что способствовало усилению ее влияния на общественно-политические процессы в стране.
Юридической основой начала преобразований
стали «Временные правила об устройстве полиции в городе и уездах губерний, по общему учреждению управляемых», принятые 25 декабря 1862 г.
[4, с. 42-50]. Данные правила положили начало
формированию единой системы полицейской власти, построенной в иерархическом порядке. Во
главе системы стоял Министр внутренних дел. В
результате объединения уездной и городской полиции были созданы уездные полицейские управления во главе с уездными исправниками, которые назначались губернаторами и утверждались
Министерством внутренних дел. Их классный
чин соответствовал чину надворного советника.
В полномочия исправника входила организация
общественной безопасности и контроля делопроизводства, а также инспектирование становых
приставов. Уездные полицейские управления являлись органами административной и полицейской власти в уездах и подчинялись губернатору.
В них входил градоначальник со своей канцелярией, где создавались сыскные и охранные отделения, и земский исправник с земским судом. В перечень функций органов полиции было включено
дознание. После проведения дознания материалы
передавались судебным следователям, а и затем
прокурору, что устанавливалось документами Судебной реформы 1864 года.
В уездах сохранились станы, как полицейская
территориальная единица, главами которых были
становые приставы. Они выполняли полицейские
функции и после реформирования стали подчиняться уездному полицейскому управлению. В качестве нижних чинов полиции выступали сотские и
десятские, которых избирали из крестьян.
В городах, подведомственных уездному управлению, обеспечивали полицейскую службу городские и участковые приставы, а также полицейские
надзиратели. В столицах, губернских и крупных
уездных городах создавались городские полицейские управления. Руководство полицией осуществлял полицмейстер, а в ее штат входили помощник
полицмейстера и общее присутствие городского
управления. В подведомственном подчинении городского управления находились городские приставы, выполняющие функции исполнительных
чиновников, их помощники и полицейские надзиратели. Им подчинялись нижние чины полиции, в
состав которых входили полицейские служители
городских полицейских команд.
Губернская полиция подчинялась губернатору,
который, являясь представителем высшей власти,
фактически был официальным представителем Ми-
75
ГОСУДАРСТВО. ОБЩЕСТВО. ПРАВО
нистерства внутренних дел. В то же время жандармское управление, контрольные палаты и суд находились вне его контроля.
Следует отметить, что послереформенная организация полиции в Санкт-Петербурге имела
определенные особенности, что было обусловлено сложной оперативной обстановкой. Возглавлял
городскую полицию обер-полицмейстер, при котором для исполнения инспекторских функций были
назначены три полицмейстера и два чиновника по
особым поручениям. Основным исполнительным
звеном столичной полицейской структуры был участок во главе с приставом. В его подчинении находился офицер и письмоводитель. Участок был
разделен на околотки во главе с околоточными
надзирателями, городовыми постовой службы и
дворниками.
Стремительное развитие капитализма, рост численности городского населения, обеднение значительной части населения способствовали росту
уголовной преступности. В целях решения данной
проблемы в 1866 г. при петербургском градоначальстве было создано сыскное отделение как специализированный орган уголовного розыска.
Важные преобразования были проведены в полицейской системе в 1867 году. В большей части
эта реформа касалась жандармского аппарата, ее
мотивация связана в большей степени с покушением на императора Александра II в апреле 1866 года.
Немаловажной причиной ее проведения являлся
интенсивный рост революционного движения в России, в которое все больше вовлекалась либеральная интеллигенция, студенчество и другие слои населения, недовольные существующей властью.
Фактически это был этап становления политической полиции. Новое Положение об отдельном
корпусе жандармов, вступившее в силу 9 сентября
1867 года, устанавливало губернские управления центральным звеном структуры Корпуса. Они
входили в систему Министерства внутренних дел
как часть государственной полиции. Начальник губернского жандармского управления имел звание
инспектора губернской полиции. Данные подразделения сохраняли полную независимость от губернатора и подчинялись исключительно штабу и
командиру жандармского корпуса.
В последующем компетенция и полномочия
жандармов выросли. Принятые 19 мая 1871 года
«Правила о порядке действий чинов Корпуса жандармов по исследованию преступлений» устанавливали нормы, согласно которым жандармы
становились субъектами уголовного процесса.
Специальный раздел Правил устанавливал порядок производства дознаний по государственным
преступлениям. Жандармам предоставлялись полномочия проведения следственных действий, а
также по поручению прокурора - производства дознаний по государственным и уголовным преступлениям. В то же время им вменялась обязанность
содействия прокуратуре и полиции в обнаружении
уголовных преступлений, обеспечении сохранности следов на месте преступления и задержании
подозреваемого [5, с. 41-48].
В соответствии с § 46 Положения Отдельный
корпус жандармов комплектовался исключительно
из числа офицеров, окончивших средние и высшие
учебные заведения и прослуживших в войсках на
фронте не менее пяти лет [1, с. 45-54]. В состав
нижних чинов дополнительного штата губернских
и уездных жандармских управлений, а также крепостных жандармских команд принимались унтер-
76
офицеры всех родов войск на сверхурочную службу из запаса армии или отставники. В отношении
кандидатов на службу проводилась серьезная
проверка, в ходе которой собирались подробные
сведения о благонадежности, личных и профессиональных качествах. На условия комплектования
рядового состава оказала влияния военная реформа 1874 г. После отмены рекрутского набора был
введен контрактный принцип формирования рядового состава полиции.
Однако, несмотря на реформы, жандармы недостаточно были приспособлены к ведению политического сыска в среде разночинной интеллигенции.
В этой связи в целях борьбы с революционными
подпольными организациями в Петербурге при градоначальнике и в Москве при обер-полицмейстере
были учреждены специализированные органы политического сыска - отделения по охране государственного порядка и общественной безопасности,
где использовалась секретная агентура.
Необходимо отметить, что формирование штата полиции в уездах в ходе реформ значительно
изменилось. Указом от 9 июня 1878 года в уездных
станах вводилась должность помощника станового пристава - полицейского урядника. В перечень
его функций включались профилактика правонарушений, производство дознаний по уголовным
делам, а также административно-хозяйственные
дела. Каждый уезд обслуживали до 40 урядников.
В 1878 г. были учреждены должности участковых
урядников и полицейский резерв в уездах (отряды
сельской стражи). К тому же волостным старшинам, сельским старостам, десятским, дворникам
вменялось в обязанность оказание помощи полиции в поисках и поимке преступников.
Усиление революционного движения в стране,
взрыв в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г., другие
события, связанные с проблемой правопорядка
в стране, указывали на необходимость проведения дальнейших преобразований, направленных
на усиление полицейской системы. В этой связи 9 февраля 1880 г. был издан указ о создании
«Верховной распорядительной комиссии по охране
государственного порядка и общественного спокойствия», в которую вошли 9 членов. Возглавил
Комиссию генерал М.Т. Лорис-Меликов. Верховной комиссии были «временно» подчинены III отделения Собственной его императорского величества канцелярии - орган политического сыска и
следствия и Отдельный корпус жандармов. В ведение комиссии поступало производство всех политических следствий в столице и Петербургском военном округе и верховный надзор за политическим
следствием во всей стране [2].
Стремление к централизации и повышению эффективности аппарата полиции в борьбе, прежде
всего, с политическими негативными явлениями
стало причиной дальнейших перемен. В августе
1880 г. Верховная распорядительная комиссия
была закрыта, III отделение Собственной его императорского величества канцелярии ликвидировано, дела объединены с делами бывшего в аппарате
Министерства внутренних дел департамента полиции исполнительной [2]. Указом Императора от 15
ноября 1880 г. «О соединении Департаментов государственной полиции и полиции исполнительной в
одно учреждение - Департамент государственной
полиции» вносились изменения в структурную организацию Министерства внутренних дел, что явилось одним из самых значимых преобразований в
свете совершенствования системы полиции.
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Создание департамента означало образование
высшего органа политической полиции в Российской империи. На Министра внутренних дел, получившего одновременно звание шефа жандармов, возлагалось общее руководство, должность
командира корпуса исполнял заместитель главы
МВД, который одновременно руководил государственной полицией и курировал департамент полиции. В компетенцию Департамента входило руководство деятельностью общей и политической
полиции. Центральным звеном аппарата Департамента являлся Особый отдел, создание которого
было мотивировано накалявшейся в данный период социальной обстановкой. Позднее, в 1883 г., он
был присоединен к Департаменту государственной
полиции судебного отдела МВД, ведавшего надзором за политическими дознаниями [7, с. 14-75].
Преобразования полицейской системы во второй половине XIX века завершились созданием единой системы полицейских органов в России. Министерство внутренних дел получило первостепенную
роль в системе государственного управления. Причем его влияние росло наряду с подъемом революционного движения. Главным результатом реформирования стало укрепление полицейской власти,
основные силы которой были направлены на борьбу с противниками царского самодержавия. В то же
время следует отметить, что усиленное стремление
к созданию мощного аппарата политической полиции оставляло на заднем плане совершенствование
общей полиции. Это создавало серьезные проблемы в борьбе с преступностью и обеспечении безопасности граждан, что в свою очередь поднимало
волну недоверия и недовольства властью.
Библиографический список:
1. Беда А.М., Борисов А.В., Детков М.Г. и др. Полиция и милиция России: страницы истории. М., 1995.
2. Ерошкин Н.П. Очерки истории государственных учреждений дореволюционной России. М.: Государственное учебно-педагогическое издательство министерства Просвещения РСФСР, 1960. С. 275-291.
3. История России IX-XX вв.: Учебник / Под ред. Г.А. Аммона, Н.П. Ионичева. М.: ИНФРА, 2006.
4. История полиции дореволюционной России (сборник документов и материалов по истории государства и права): Учебное пособие / Отв. ред. Курицин В.М. М.: МВШМ МВД СССР, 1981.
5. Органы и войска МВД России: Краткий исторический очерк / Под ред. Горлова А.Г. М., 1996.
6. Отечественная история для технических вузов: Учебное пособие / Под ред. В.В. Фортунатова. СПб:
Питер, 2005.
7. Перегудова З.И. Политический сыск в России (1880-1917 гг.). М.: РОССПЭН, 2000.
VOITENKO O.
MOTIVATION AND THE PRINCIPAL REFORM
OF THE POLICE IN THE SECOND HALF OF THE XIX CENTURY
Police reform, «Provisional Regulations», police system,
district police department, gendarme, Department polities, Ministry of Internal Affairs
The article dealt with the historical events related to the police reform in the second half of the XIX century.
The causes and background of the reform are reflected, its results and consequences. The main stages
of reforming and their legal framework are inflated. The principles and the basic transformations
in the police system are set out in details.
Рецензенты:
Пилявец С.В., кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры АПДиИО ОВД Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России;
Зверев П.Г., кандидат юридических наук, преподаватель кафедры общеправовых дисциплин Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
77
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС
И УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ МАСТЕРСТВО
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС
И УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ МАСТЕРСТВО
ХАДЖАЕВ Р.Ш.,
доктор экономических наук, профессор Института экономики и менеджмента БФУ им. И. Канта
[email protected]
ЗАВРАЖНАЯ Е.С.,
кандидат исторических наук, доцент, директор Калининградского филиала
Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права
[email protected]
ВЕЖАН Д.В.,
аспирант Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота
[email protected]
УДК 378.1
СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ
ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
Образование, студент, высшее учебное заведение, форма обучения.
В статье рассмотрены особенности современного этапа развития высшего образования
в России и за рубежом. Проведённый анализ состояния высшего образования
в Калининградской области позволяет сформулировать ряд выводов и предложений.
Современный период развития высшего образования в России характеризуется масштабной
реструктуризацией сети образовательных учреждений: развиваются государственные, частные,
неправительственные и общественные проекты
нового электронного уклада системы образования; закрываются вузы и филиалы, не отвечающие
сегодняшним требованиям. Ведутся структурные
изменения по формам обучения (очная, очно-заочная, заочная), готовятся к вводу новые специальности, востребованные развитием рынка, бизнесом.
В таблице 1 приведены изменения в структуре
высшей школы России за период 1970-2010 гг. В
2010 году в России функционировало 1115 высших учебных заведений (без филиалов). В том
числе 653 государственных и 462 частных вуза.
По приведенным данным видно, что увеличение
количества вузов в основном произошло за счёт
частных вузов, доля которых за 15 лет возросла
до 41,4%. В России только за 4 года с 1991 по
1995 год доля частных вузов увеличилась на 25%,
т.е. каждый 4-й вуз стал негосударственным. Такое необоснованное увеличение числа негосударственных вузов говорит о том, что процесс открытия таких вузов в России в указанный период был
не управляемым.
Разумеется, это не приращивало знаний у обучающихся студентов и не повышало авторитета
российской высшей школы, до недавнего времени
считавшейся одной из лучших в мире. Особенно высокий уровень обучения был при подготовке специалистов для разработки программного обеспечения
персональных компьютеров. Наши программисты
были нарасхват, особенно за рубежом. Там их обеспечивали всем: высокая заработная плата, элитное
жильё, туризм и другие формы работы и отдыха.
Стивен Р. Кови в своей книге «Восьмой навык»:
От эффективности к величию» приводит высказывание Н. Мирволда, бывшего директора по технологиям компании Microsoft: «Производительность
ведущих разработчиков программного обеспечения превышает производительность разработчи-
78
ков среднего уровня не в 10 и не в 100, и не в 1000
раз, а в 10000 раз».
В 2000-2010 гг. произошло «торможение» открытия негосударственных вузов. С 2012 года численность вузов в РФ стала снижаться, началась
глобальная реструктуризация российской вузовской системы (см. таблицу 1).
Одной из основных причин снижения качества
подготовки специалистов явились стремительные
темпы роста числа вузов (увеличение на 46,3%
всего за 15 лет, с 1995 по 2010 год), которые не
были обеспечены такими же темпами роста в сфере подготовки качественного, с высоким уровнем
остепенённости профессорского-преподавательского состава. Поэтому появился «вакуум» в штатных расписаниях вузов со всеми вытекающими последствиям.
Потребность в получении высшего образования
возрастала с развалом Советского Союза и подъёмом экономики. Началась «золотая лихорадка» по
открытию новых вузов. Здесь также получился перекос, пошли по линии «минимальных затрат» на
подготовку специалистов. Наименее затратными в
создании материальной базы обучения и учебных
площадей оказались экономические и юридические специальности.
Аналогичная ситуация создалась в Польше.
Только за 8 лет (1992-2000 гг.) доля частных вузов
здесь увеличилась почти на 50%, в 2010 году составив 72% (см. таблицу 2).
Бурное открытие новых вузов в России значительно увеличило численность студентов в стране
(см. рис. 1).
По показателю «количество студентов на 10 тысяч населения» Россия занимает второе место среди ведущих стран мира. Первое место занимают
США, где численность студентов на 10 тысяч населения составляет 612 человек, в России - 493 студента, в Польше - 482 студента, в Великобритании
- 385, во Франции - 321, в Японии - 306, в Германии
- 293 студента. По утверждению многих специалистов, это привело к снижению качества образова-
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Ƚɨɞ
ȼɫɟɝɨ
ɜɭɡɨɜ
Ƚɨɞ
ȼɫɟɝɨ
ɜɭɡɨɜ
Ƚɨɫɭɞɚɪɫɬɜɟɧɧɵɟ ɑɚɫɬɧɵɟ
Ⱦɨɥɹɱɚɫɬɧɵɯ
ɜɭɡɨɜ
Ƚɨɫɭɞɚɪɫɬɜɟɧɧɵɟ ɑɚɫɬɧɵɟ
ния, так как 40% вузов России (568) имеют численность студентов менее одной тысячи человек.
Как известно, государственные вузы имеют ряд
существенных преимуществ перед частными вузами, а именно: задействована большая учебная
площадь; имеется широкий выбор учебных дисциплин; хорошая материальная и спортивная база;
современный библиотечный фонд и ряд других
преимуществ. Все эти условия обучения студентов
позитивно влияют на качество образования.
В табл. 3 приведена структура обучающихся
студентов в вузах Калининградской области (КО)
по отделениям за период 2008-2013 гг., а на рис. 2
- ее графическая интерпретация. Число образовательных учреждений в Калининградской области
за этот период уменьшилось с 30 до 26, численность студентов соответственно снизилось на 3700
человек (на 8,9%).
В структуре обучения студентов в отделениях
произошли существенные изменения. В 2009 году
на очном отделении обучалось 43,4% всех студентов области, в 2013 году доля студентов-очников
снизилось до 39%, т.е. на 4,4%. Тенденция раз-
Ⱦɨɥɹɱɚɫɬɧɵɯ
ɜɭɡɨɜ
Таблица 1.
Количество вузов
в РСФСР и РФ
за период 1970-2010 гг.
Таблица 2.
Количество вузов
в Польше за период
1992-2010 гг. [3]
Рисунок 1.
Количество студентов
на 10 тыс. человек
населения в странах
мира [2, 4].
вития очного обучения указывает на дальнейшее
снижение численности студентов-очников. Желание и необходимость получить хорошую работу и
уже в вузе приобрести определённые навыки возникает у значительной части обучающихся студентов. Постепенно работа в фирмах захватывает всё
свободное время. И они не официально, но фактически переходят на занятия по режиму два плюс
два. В 2009 году на очно-заочном (вечернем) отделении обучалось 8,9% всех студентов, в 2013 году 8,2%. В 2009 году на заочном отделении обучалось
47,7% всех студентов, к 2013 году численность заочников увеличилась до 52,8%, т.е. на 5,1%.
В табл. 4 приведены данные по численности
студентов, окончивших государственные и негосударственные вузы Калининградской области за
2008-2012 гг., на рис. 3 - их интерпретация. Численность специалистов, окончивших вузы Калининградской области в 2012 году, по сравнению с
2008 годом увеличилась на 8,9%, в том числе по
государственным вузам - на 0,6%, негосударственным - на 35%. Удельный вес выпуска специалистов
в 2008 году государственными вузами области со-
79
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС
И УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ МАСТЕРСТВО
Таблица 3.
Численность студентов, обучающихся на разных отделениях
в вузах Калининградской области (на начало учебного года) [1].
ɉɨɤɚɡɚɬɟɥɢ
ɑɢɫɥɨ
ɨɛɪɚɡɨɜɚɬɟɥɶɧɵɯ
ɭɱɪɟɠɞɟɧɢɣɜɫɟɝɨ
ɜɧɢɯɫɬɭɞɟɧɬɨɜ
ɜɤɥɸɱɚɹɮɢɥɢɚɥɵ
ɜɫɟɝɨɬɵɫɱɟɥ
ɂɡɨɛɳɟɝɨɱɢɫɥɚɫɬɭɞɟɧɬɨɜɨɛɭɱɚɜɲɢɯɫɹɧɚɨɬɞɟɥɟɧɢɹɯ
,
ɨɱɧɵɯ
ɨɱɧɨɡɚɨɱɧɵɯ
ɜɟɱɟɪɧɢɯ
ɡɚɨɱɧɵɯ
ɇɚɱɟɥɨɜɟɤ
ɧɚɫɟɥɟɧɢɹ
ɩɪɢɯɨɞɢɥɨɫɶ
ɫɬɭɞɟɧɬɨɜɜɄɈ
Рисунок 2.
Численность студентов,
обучающихся на разных отделениях
в вузах Калининградской области
(на начало учебного года) [1].
Таблица 4.
Выпуск специалистов образовательными учреждениями высшего
профессионального образования Калининградской области за 2008-2012 гг. [1]
ɉɨɤɚɡɚɬɟɥɢ
ȼɵɩɭɳɟɧɨ
ɫɩɟɰɢɚɥɢɫɬɨɜ
ɜɵɫɲɢɦɢɭɱɟɛɧɵɦɢ
ɡɚɜɟɞɟɧɢɹɦɢɱɟɥ
ɝɨɫɭɞɚɪɫɬɜɟɧɧɵɟ
ɧɟɝɨɫɭɞɚɪɫɬɜɟɧɧɵɟ
ставлял 75,9% от общего числа выпущенных в Калининградской области специалистов, негосударственными вузами - 24,1%.
За рассматриваемый период (2008-2012 гг.) в
государственных вузах выпуск специалистов снизился до 70,1%, в негосударственных - увеличился
до 29,9%.
В табл. 5 приведена динамика повышения уровня образования населения Калининградской области с 1970 года по 2010 год, на рис. 4 - ее интерпре-
80
тация. Рассмотрим следующие уровни образования:
высшее; неполное высшее; среднее специальное и
среднее (полное). По данным переписи населения
Калининградской области, «образованность» росла высокими темпами. Так, численность населения,
имеющего высшее образование, возросла за рассматриваемый период в 4,4 раза, с 55 до 240 человек на 1000 человек населения данного возраста.
Удельный вес численности населения с высшим
образованием к общей численности населения рас-
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Рисунок 3.
Выпуск специалистов
образовательными учреждениями
высшего профессионального
образования Калининградской
области за 2008-2012 гг. [1].
Таблица 5.
Рост уровня образования населения с 1970 по 2010 гг. на 1000 человек населения
данного возраста (по данным переписи населения Калининградской области) [3].
ɉɨɤɚɡɚɬɟɥɢ
ɜɪɚɡɵ
Н
е
ȼɫɟɧɚɫɟɥɟɧɢɟɜɜɨɡɪɚɫɬɟɥɟɬɢɫɬɚɪɲɟɢɦɟɸɬɨɛɪɚɡɨɜɚɧɢɟ
ȼɵɫɲɟɟ
ɇɟɩɨɥɧɨɟɜɵɫɲɟɟ
ɋɪɟɞɧɟɟɫɩɟɰɢɚɥɶɧɨɟ
ɋɪɟɞɧɟɟɩɨɥɧɨɟ
ɂɬɨɝɨɱɟɥ
Рисунок 4.
Рост уровня образования населения с 1970
по 2010 год на 1000 человек населения данного
возраста (согласно переписи населения
Калининградской области) [3].
сматриваемой группы в 1970 году составил 16%. К
2010 году численность населения, имеющего высшее образование, составила уже 29,1%. Это говорит о многом:
- изменился менталитет общества (молодёжи).
Не иметь высшего образования стало явным недостатком мировосприятия личности в обществе и
социальной группе;
- получение высшего образования стало доступным по оплате за обучение большей части населения;
- для «мужской половины» студентов вузов, обучающихся на очном отделении, учеба стала своего рода отсрочка от призыва в армию.
Проведённый анализ состояния высшего образования в Калининградской области позволяет
сформулировать ряд выводов и предложений:
1. В Калининградской области имеется достаточно широкая сеть образовательных учреждений,
в 2013 году на территории области действовало 26
таких учреждений. В 2012 году на 10000 человек
населения области приходилось 398 студентов, в
то время как в среднем по РФ - 493 студента, т.е.
меньше на 19,3%;
2. Анализ численности выпускаемых специалистов по государственным и негосударственным вузам области за 2008-2012 гг. показал, что негосударственные вузы более активно набирают студентов и выпускают специалистов по заочной форме
обучения. Так, рост численности выпуска специалистов за 2008-2012 гг. государственными вузами
составил всего 0,6%. В то же время по негосударственным вузам рост численности выпуска составил 35%;
3. По очной форме обучения прирост численности студентов будет незначительным: вопервых, цена обучения значительно выше, чем по
другим формам; во-вторых, молодёжь хочет служить в армии. Поэтому, предполагается, что чис-
81
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС
И УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ МАСТЕРСТВО
ленность «женской половины» в общей численности студентов очной формы обучения станет ещё
больше;
4. На очно-заочной (вечерней форме обучения)
в 2008 году обучалось 3,7 тыс. студентов с тенденцией снижения в среднем 150 чел. в год;
5. Предполагается, что по заочной форме обучения прирост численности студентов будет продолжаться. В последние годы в вузах на заочных
факультетах успешно развивается дистанционное
обучение студентов. Накоплен успешный опыт
такой работы в вузах Калининградской области.
Например, в КГТУ в 2004 году был создан Центр
дистанционного образования по экономическим
специальностям. Предварительно была проведена
большая работа: разработаны и утверждены необходимые учебные планы и программы, выполнены
маркетинговые исследования и приобретены электронные учебно-методические пособия, проведено
обучение персонала и другие организационные
работы. Опыт проведения занятий по повышению
квалификации и профессиональной подготовке
указали на преимущества дистанционной формы
обучения, такие как: обучение без отрыва от производства; экономия денежных средств на транспорт; экономия по оплате за обучение и, главное,
возможность эффективного управления своим
временем как наиболее ограниченным ресурсом
человека;
6. Заочная форма также привлекательна для
специалистов, имеющих высшее образование и
желающих получить второе высшее образование
по другой специальности, в основном по юридическим и экономическим специальностям. Учитывая
кругозор и менталитет таких студентов, а также
необходимость знаний иностранных языков, считаем целесообразным ввести для таких студентов
дополнительное обучение на английском языке:
первые 2 года - обычный курс, на 3-м и 4-м - изучение терминологии специальности. Также для
таких «студентов» тематику дипломных проектов
ориентировать на решение актуальных региональных проблем. Эти студенты - резерв для поступления в магистратуру и аспирантуру, они могут параллельно обучаться в аспирантуре;
7. Предлагаем ввести скидку в размере 10% от
стоимости обучения преподавателям и работникам, которые учатся в своём вузе по очно-заочной
или заочной форме обучения. При поступлении на
учёбу в свой вуз они должны уже иметь 5 лет стажа работы в этом вузе. Это повысит мотивацию сотрудников и доверие к руководству вуза.
Библиографический список:
1. Высшее образование Калининградской области / Калининградстат. Калининград, 2010, 2013.
2. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) [Электронный ресурс] // URL: http://
stats.oecd.org/index.aspx?queryid=32480.
3. Российский совет по международным делам [Электронный ресурс] // URL: http://russiancouncil.ru/
inner/?id_4=137.
4. Центральное статистическое управление Польши [Электронный ресурс] // URL: http://www.stat.gov.pl/
cps/rde/xbcr/gus/PUBL_ e_higher_education_institutions_2010.pdf.
HODGHAEV R., ZAVRAZHNAYA E., VEZHAN D.
MODERN TRENDS OF HIGHER EDUCATION DEVELOPMENT IN THE KALININGRAD REGION
Education, student, high school, form of training.
The article describes the features of the current stage of development of higher education
in Russia and abroad. The analysis state of higher education in the Kaliningrad region
allows us to formulate a number of conclusions and suggestions.
Рецензенты:
Чаплыгин В.Г., доктор экономических наук, профессор, профессор кафедры экономики и финансов
Балтийского федерального университета им. И. Канта;
Иванов А.А., кандидат экономических наук, доцент.
82
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ПРЯХИН А.С.,
старший преподаватель кафедры физической подготовки Волгоградской академии МВД России
[email protected]
УДК 355.233.22
СПЕЦИФИКА ОБУЧЕНИЯ БОЕВЫМ ПРИЕМАМ БОРЬБЫ
СОТРУДНИКОВ ОВД, ПРОХОДЯЩИХ ПЕРВОНАЧАЛЬНУЮ ПОДГОТОВКУ
Методика обучения, боевые приемы борьбы,
профессиональная подготовка, техника и тактика применения приема.
В статье рассматривается методика обучения боевым приемам борьбы, способствующая
более качественному освоению техники приемов и приобретению устойчивых навыков
владения боевыми приемами борьбы, в рамках краткого срока прохождения программы
обучения профессиональной подготовки лицами различных должностных категорий,
впервые поступающих на службу в органы внутренних дел.
В целях реализации положений Федерального
закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», а также во
исполнение решения коллегии МВД России от
8 февраля 2013 г. № 1км на основании приказа
МВД России от 30 мая 2013 г. № 318 «О некоторых вопросах организации подготовки кадров для
органов внутренних дел Российской Федерации»
и приказа МВД России от 25 июля 2013 г. № 562
в 2013 г. осуществлена передача функций отдельных центров профессиональной подготовки территориальных органов МВД России по организации
профессионального обучения сотрудников органов
внутренних дел Российской Федерации образовательным организациям МВД России.
Перед руководством образовательных организаций МВД России были поставлены следующие
задачи:
- организация профессиональной подготовки
лиц различных должностных категорий, впервые
поступающих на службу в органы внутренних дел,
сочетающей получение профессиональных знаний
и выработку необходимых нравственных и моральных качеств посредством реализации обучающих
программ;
- обеспечение условий для интеллектуального,
культурного и нравственного развития личности;
- приобретение слушателями теоретических
знаний, практических умений, навыков и формирование компетенций, необходимых для осуществления профессиональной деятельности;
- приобретение опыта применения полученных
знаний, навыков и умений по несению службы в
типовых ситуациях правоохранительной деятельности [1].
Для решения данных задач Департаментом
государственной службы и кадров МВД России
разработаны примерные программы, представляющие собой совокупность обязательных требований, и сроки реализации профессионального обучения (профессиональной подготовки) в
образовательных организациях МВД России. В
отличие от программ подготовки специалистов
системы МВД России программы профессионального обучения характеризуются краткосрочностью обучения (5-6 месяцев). Увеличение объема
учебного материала снижает, по нашему мнению,
качество приобретаемых знаний, умений и навыков, необходимых слушателю в его профессиональной деятельности. В связи с этим остро встает вопрос оптимизации и поиска новых методик
обучения различным дисциплинам, в том числе
обучения боевым приемам борьбы, которое вхо-
дит в основной раздел дисциплины «Физическая
подготовка».
Все граждане Российской Федерации, принятые на службу в полицию, проходят первоначальную подготовку в порядке, определенном федеральным органом исполнительной власти в сфере
внутренних дел (глава 7 Федерального закона от 7
февраля 2011 г. № 3 «О полиции»). За время обучения они должны приобрести основные профессиональные знания, умения и, самое главное, навыки применения физической силы, специальных
средств и огнестрельного оружия в экстремальных
условиях противоборства с преступником.
Проведенное нами анкетирование сотрудников,
проходящих первоначальную подготовку, показало, что 85% из них не имеют даже теоретических
знаний о боевых приемах борьбы, 36% до поступления на службу занимались контактными видами единоборств в секциях по видам спорта, еще
13% респондентов ответили, что имеют двигательный опыт, приобретенный в ходе посещения занятий, направленных на развитие общефизических
качеств. Всего лишь 15% сотрудников имеют двигательный опыт проведения задержания.
Специалисты в области физической подготовки (В.А. Овчинников, В.Н. Лавров, Н.Н. Устюжанин,
А.А. Лукутин) считают, что набор боевых приемов
борьбы, тактика их применения позволяют сотрудникам полиции контролировать или добиваться
подчинения от лиц, которые нападают или оказывают сопротивление. Тактика применения боевых
приемов борьбы является важным профессионально-служебным навыком. Несмотря на это, количество учебного времени, которое отводится на
занятия по совершенствованию навыка, с учетом
большого числа технических действий, которыми,
как ожидается, должны владеть сотрудники полиции, является недостаточным. Проблему усугубляет и то, что многие двигательные действия
слишком сложны и не применяются в условиях реального контакта. Дальнейшее снижение качества
техники выполнения происходит из-за отсутствия
прогрессивного, реалистичного и последующего
обучения. Эти факторы приводят к тому, что сотрудники полиции применяют те боевые приемы
борьбы, которые им лучше знакомы, или те, которые, по их мнению, позволят обеспечить личную
безопасность. Следовательно, необходимо пересмотреть методики преподавания тактики применения боевых приемов борьбы, чтобы сформировать навык применения сотрудниками полиции
полученных двигательных навыков в условиях профессиональной деятельности.
83
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС
И УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ МАСТЕРСТВО
Рис. 1. Принципиальная
последовательность освоения
боевых приемов борьбы.
А.В. Глазистов в своей работе утверждает, что
готовность сотрудника полиции к профессионально-служебной деятельности в экстремальных условиях формируется на практических занятиях по
физической подготовке, основными целями которых являются:
1) формирование функциональной готовности
сотрудников полиции к выполнению оперативнослужебных задач, применению физической силы и
непосредственно боевых приемов борьбы;
2) обеспечение высокого уровня профессиональной работоспособности и способности восстанавливать ее в незначительный промежуток
времени.
Средствами физической подготовки сотрудников полиции являются общефизические и служебно-прикладные упражнения. Однако существующая методика обучения боевым приемам борьбы
в образовательных организациях МВД России может быть охарактеризована как способствующая
лишь формированию знаний и умений выполнения
того или иного двигательного действия, тогда как в
качестве основного результата профессионального обучения выступает способность практического
применения боевых приемов борьбы в экстремальных условиях профессиональной деятельности. На
основании вышеизложенного можем заключить,
что задачи формирования техники и навыков применения боевых приемов борьбы сотрудниками
полиции на занятиях по физической подготовке
приобретают сегодня особую актуальность (А.А.
Лукутин, 2007).
Обучение боевым приемам борьбы, на наш
взгляд, необходимо начинать с разучивания техники. После этого изучаются и совершенствуются
- другими словами, тренируются - способы ее применения в условиях и обстоятельствах служебной
деятельности сотрудников полиции. Главными
факторами этих обстоятельств выступают, вопервых, факторы и условия правомерного применения сотрудниками полиции силы, а во-вторых,
фактор физического (силового) противодействия
со стороны правонарушителей (рис. 1) [2, с. 84].
Специфика обучения боевым приемам борьбы
сотрудников, проходящих первоначальное обучение (первоначальную подготовку), такова, что приемы сначала изучаются в условиях отсутствия всякого противодействия со стороны другой стороны
(ассистента, противника). Как правило, овладение
необходимыми подготовительными действиями в
процессе обучения приемам объективно запаздывает. Все они зависят от весьма разнообразных
реакций противника. Проведенный нами эксперимент, в котором приняли участие 60 слушателей
факультета профессионального обучения Волгоградской академии МВД России, показал, что
сотрудники на первых этапах обучения не умеют
разнообразно и эффективно осуществлять приемы задержания. Суть эксперимента заключалась
в том, что после отведенного учебной программой
времени на обучение приему задержания испытуемым предлагалось выполнить прием задержания
в условиях, когда партнер оказывает минимальное сопротивление (напрягает руку, пытается выдернуть ее из захвата). При этом в их действиях
проявляется ряд ошибок, а именно: попытка пре-
Рис. 2. Сущность
противоборства.
Защититься
84
Защититься
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
одолеть сопротивление излишним приложением
силы, несогласованность действий в реализации
технической основы, сосредоточение внимания на
своих действиях и потеря контроля над действиями противника. При этом на первом этапе перечисленные недостатки, связанные с освоением
приемов, оказываются незамеченными. Поэтому
в реальных случаях применения боевых приемов
борьбы возможность результативного проведения
приемов и действий будет возникать исключительно вследствие слабого, неэффективного сопротивления. Когда происходит активное сопротивление,
оказывается, что сотрудник умеет только демонстрировать приемы. Следовательно, в учебные
программы по физической подготовки для слушателей факультетов профессионального обучения
необходимо внести разделы, касающиеся выполнения боевых приемов борьбы в условиях оказания сопротивления со стороны партнера, а также
сдачу выпускного контроля в подобных условиях.
Практическое же применение приемов само по
себе подразумевает способность их осуществления в условиях противодействия друг другу (рис. 2).
На своих занятиях мы рекомендуем, прежде всего,
провести отвлекающие действия, тем самым снижая уровень прилагаемых нападающим усилий,
т.е. защититься от атакующих или контратакующих
действий противника. И только после решения этих
задач провести прием задержания.
Главным условием технического умения применять боевые приемы борьбы выступает способность упреждать, подавлять и преодолевать противодействие противника (правонарушителя) [2].
Поэтому мы предлагаем производить овладение
этим умением в условиях постепенного повышения степени сопротивления и характера ответных
действий противника. Нарастание степени сопротивления проходит ряд этапов (рис. 3).
С одной стороны, это повышение выражается
в росте оказываемого сопротивления ассистента
атакующим действиям, а с другой, - переходом от
сопротивления только за счет собственной силы
к противодействию приемами защиты, а затем и
атакующими приемами.
Наша методика была проверена в процессе
профессионального обучения сотрудников полиции. Для этого были определены две группы по 20
слушателей из числа сотрудников патрульно-по-
стовой службы. Для первой, контрольной группы,
проводились типовые практические занятия, включающие выполнение приемов задержания на партнере, оказывающем пассивное сопротивление.
Вторая, экспериментальная группа, занималась по
разработанной нами методике, включающей три
этапа.
На первом этапе слушатели оказывают сопротивление, применяя способы преимущественно за
счет использования собственного силового компонента. Отличительные методические приемы организации учебных заданий выражаются в следующем. На этом этапе ассистент перед проведением
приема имеет возможность сразу «взять удобный
хват» или занять относительно партнера удобное
положение. Как правило, в самых простых случаях
атакуемый не осуществляет ответных хватов, а в
последующем не навязывает ответных хватов с целью как-то сковать действия атакующего.
На втором этапе характер противодействия заключается в оказании активного сопротивления
атакующему или уходе из опасных положений за
счет использования перемещений. Степень силового противодействия должна быть такой, чтобы
атакующий мог провести прием без существенных
изменений тактики и техники применения боевых
приемов борьбы. Как только в действиях обучаемого появляются характерные ошибки, обусловленные непосильностью сопротивления, степень
последнего нужно уменьшить.
На третьем этапе учебные задачи постепенно
усложняются. Содержание самых простых заданий заключается в проведении конкретных приемов и действий борьбы [3]. Более сложные задания заключаются в возможности проведения
двух или более известных заранее обеим сторонам комбинаций. Содержание самых сложных на
этом этапе обучения заданий заключается в произвольном выборе самим атакующим плана ведения схватки [4].
Учебная схватка при условиях незначительного сопротивления приучает нападающего видеть
у обороняющегося открытые места и ошибки обороны, которые дают возможность ему применить
боевые приемы борьбы [5].
Главные учебные задачи, которые решаются в
процессе обучения боевым приемам борьбы, заключаются:
Рис. 3. Этапы повышения противодействия
при освоении боевых приемов борьбы.
85
ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС
И УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ МАСТЕРСТВО
- в формировании у обучаемого осознанного
представления о тактике ведения борьбы и умений
ее реализовывать в условиях реального сопротивления;
- в совершенствовании физических качеств силы, быстроты, ловкости, специальной выносливости, - обусловливающих реализацию технической
основы приемов в условиях сопротивления;
- в формировании начальных представлений о
плане схватки, комбинационном мышлении.
Таким образом, слушателям необходимо усвоить, что применению приема должна предшествовать подготовка к нему. Задача подготовки
- поставить противника в такое положение, в котором он не сможет каким-либо образом препятствовать применению приема. В подавляющем
большинстве случаев противник окажется в таком
положении, если будет выведен из равновесия, а
атакующий останется на ногах. Владение приемами выведения противника из равновесия и умение
самому сохранять равновесие представляет собой
большую трудность и является базисным навыком
применения боевых приемов борьбы.
В конце экспериментальной части проводилось
повторное тестирование, на котором ассистент
оказывал минимальное сопротивление или уходил
из опасного для него положения. В целях повышения надежности эксперимента мы объединили две
группы - контрольную и экспериментальную - во
время сдачи нормативов. Слушатели экспериментальной группы выполняли задержания на представителях испытуемой и наоборот. Результаты
показали, что представители экспериментальной
группы провели задержание в 10 случаях из 15, а
контрольной - лишь в трех.
Уверенное владение боевыми приемами борьбы выступает главным условием правомерного их
применения, так как только в этом случае внимание сотрудника может быть перераспределено на
оценку всей совокупности обстоятельств создавшейся обстановки, характера и степени опасности
действий лиц, в отношении которых применяются
физическая сила, специальные средства или огнестрельное оружие, соблюдение порядка и пределов при их применении, характера и силы оказываемого сопротивления [6].
На основании вышеизложенного можем сделать вывод о том, что данная методика обучения
боевым приемам борьбы способствует более качественному освоению технических приемов и приобретению устойчивого навыка владения боевыми
приемами борьбы в рамках краткосрочного прохождения программы обучения профессиональной
подготовки лицами различных должностных категорий, впервые поступающими на службу в органы
внутренних дел.
Библиографический список:
1. Факультет профессионального обучения Краснодарского университета МВД России // URL: http://
www.krdu-mvd.ru/ (дата обращения: 18.09.2014 г.).
2. Кузнецов С.В., Пономарев Н.Л. Тактика действий сотрудников органов внутренних дел Российской
Федерации в типовых ситуациях несения службы: Учеб.-практ. пособие. Н.Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2013.
3. Фазисная тренировка // URL: http://fight-sambo.ru/chapter2_IV.html (дата обращения: 20.09.2014 г.).
4. Овчинников В.А., Исаев Р.А. Профессионально важные физические качества в служебной деятельности сотрудников ОВД // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2010. № 4. С. 138-142.
5. Овчинников В.А., Крючков В.В., Кормаков А.Э. Об объективизации педагогического контроля в вузах
МВД России // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2013. № 4. С. 152-155.
6. Камнев Р.В. , Плешивцев А.Ю. Инновационный подход в методике проведения учебных занятий по
физической подготовке курсантов и слушателей вузов МВД России // Вестник Волгоградской академии
МВД России. 2014. № 2. С. 127-132.
PRYAKHIN A.
SPECIFICITY OF TRAINING MARTIAL FIGHTING TECHNIQUES
OF POLICE OFFICERS PASSING THE INITIAL TRAINING
Methods of training, combat fighting techniques, training,
equipment and tactics of application of admission.
The article considers the methods of teaching combat fighting techniques that promote better development
techniques and the acquisition of sustainable skills of martial fighting techniques within a short period training
programme training individuals in various job categories, the first coming on service in bodies of internal affairs.
Рецензенты:
Овечкин Д.Г., кандидат педагогических наук, старший преподаватель кафедры физической подготовки Волгоградской академии МВД России;
Камнев Р.В., кандидат педагогических наук, старший преподаватель кафедры физической подготовки
Волгоградской академии МВД России.
86
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА
СИДОРОВ В.В.,
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного процесса
Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 343.13
УЧАСТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ:
НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ НЕДОПУСТИМОСТЬ?
Жалоба, обжалование, Интернет, сбор подписей, уголовный процесс.
Статья посвящена перспективным вопросам обжалования в уголовном процессе. В качестве одного из
таких направлений автор предлагает видеть наделение правом судебного обжалования по уголовным
делам публичного обвинения не только граждан, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства, но
и всех без исключения. Это обосновывается кругом затронутых интересов.
Построение в России демократического государства невозможно без наличия гражданского общества, которое является определенным условием
становления правового государства. В отсутствие
зрелого гражданского общества невозможно надлежащее существование и демократической политической системы. При этом государству ставится
в обязанность обеспечить условия для реализации прав и свобод граждан. Согласно одному из
определений гражданского общества, оно является сферой самопроявления свободных граждан и
добровольно сформировавшихся не коммерчески
направленных ассоциаций и организаций, независимой от прямого вмешательства и произвольной
регламентации со стороны государственной власти и бизнеса [7]. Дэвида Истон полагал, что гражданское общество является фильтром требований
общества к политической системе и поддержки им
этой системы [1]. Применительно к правовому государству зрелость гражданского общества будет
проявляться в способности отдельных граждан,
различных организаций граждан отстаивать свои
частные интересы, возможность их удовлетворения по собственному усмотрению, не нарушая при
этом чужих частных и общественных интересов [6].
Мы видим, что правовое государство и гражданское общество взаимосвязаны и взаимозависимы.
Развитие институтов одного из них напрямую зависит от развития институтов другого. Вместе с
тем только при активном участии граждан и надлежащем контроле с их стороны за правоприменительными органами возможно существование
развитого гражданского общества. Формой такого
контроля в уголовном судопроизводстве является
институт обжалования.
Данный институт в уголовном процессе в тех
или иных формах существовал в отечественном
уголовном судопроизводстве достаточно длительное время и был известен еще в дореволюционном
законодательстве [13].
Обжалование, согласно ст. 123 УПК РФ, позволяет участникам уголовного судопроизводства
и иным лицам, чьи права и интересы затронуты в
ходе производства по уголовному делу, реализовать в полной мере свои права, защитить свободы,
отстоять законные интересы. Сама жалоба в уголовном судопроизводстве служит сигналом прокурору, руководителю следственного органа или суду
о возможно имеющих место нарушениях прав заинтересованных лиц. Это требует, в результате под-
тверждения указанных в жалобе фактов, принятия
необходимых мер по восстановлению нарушенных
прав лица и ограждения его законных интересов от
незаконных и необоснованных решений и действий
государственных органов и должностных лиц.
При этом правильное рассмотрение и разрешение жалоб в определенной мере способствует повышению и качества расследования преступлений,
ведь обоснованные жалобы свидетельствуют о недостатках и упущениях в работе по раскрытию и
расследованию преступлений, помогают соответствующим органам своевременно реагировать на
указанные недостатки, быстро их устранять, проводить в дальнейшем профилактическую работу
по недопущению аналогичных ошибок.
Виднейший представитель науки отечественного уголовного процесса М.С. Строгович был
уверен, что расширение правовых гарантий в области уголовного процесса может и должно производиться с тем, чтобы лучше обеспечить права
и интересы потерпевшего от преступления лица
и в большей мере защитить привлекаемое к уголовной ответственности лицо от неосновательного
обвинения и осуждения [15]. На что в своей основе
и нацелено введение института судебного обжалования в рамках уголовно-процессуального права.
Безусловно, нормы УПК РФ, регламентирующие
порядок рассмотрения жалоб, являются прогрессивными по сравнению с нормами ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства. Однако и они, на наш взгляд, не лишены
серьезных недостатков. В этой связи теоретические
и практические аспекты обжалования действий
(бездействия) и решений органов и должностных
лиц, осуществляющих уголовное преследование,
подвергаются на страницах юридической печати довольно широкому обсуждению [2, 3, 9, 10, 11].
Хотелось бы обратить внимание на некоторые
ограничения, возникающие у граждан, гражданского общества при обжаловании, и предложить
пути их преодоления.
Так, по уголовным делам обжаловать решение
должностных лиц вправе только участники уголовного судопроизводства и иные лица, чьи интересы
затронуты принимаемым решением. С участниками уголовного судопроизводства все достаточно
ясно, так как их перечень определен нормами УПК
РФ. К ним следует отнести осужденного, защитника, законного представителя, гражданского ответчика - со стороны защиты; потерпевшего, част-
87
ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА
ного обвинителя, представителя потерпевшего,
государственного обвинителя, гражданского истца
- со стороны обвинения. Однако круг «иных лиц»
очерчен неопределенно. При этом, какие именно
интересы должны быть затронуты, в законе не прописано.
Возникает резонный вопрос, могу ли я или иной
член гражданского общества обжаловать, к примеру, незаконный и несправедливый приговор суда
по уголовному делу публичного обвинения, если
посчитаю, что данный приговор прямо противоречит принципам правового государства и является
несправедливым по отношению к гражданскому
обществу? Либо нарушение подозреваемым, обвиняемым меры пресечения, избранной в отношении
него судом, что показывает его пренебрежительное
отношение к законам общества, государства, к системе правосудия? Примером является несоблюдение меры пресечения со стороны такого известного
общественного деятеля, как Алексей Навальный.
Так, в декабре 2014 года сотрудники уголовно-исполнительной инспекции зафиксировали нарушение Навальным условий содержания под домашним
арестом. Этот факт отражен в соответствующих
документах, которые переданы в суд [4]. Однако
данный факт нисколько не повлиял на порядок содержания Навального под данной мерой пресечения. И это не первый раз, когда данный гражданин
нарушает избранную судом меру пресечения. 10
января 2014 года в ряде СМИ появились сообщения, что Навальный был замечен в подмосковном
городе Одинцово, то есть своим пребыванием там
он нарушил меру пресечения. «Следствием установлен факт выезда обвиняемого Навального без
соответствующего разрешения следователя. В этой
связи следователем вынесено предупреждение о
том, что в случае нарушения подписки о невыезде, следователь может ходатайствовать перед судом об избрании более строгой меры пресечения»,
- приводит РИА «Новости» слова представителя
пресс-службы СК РФ [5]. Определяющим фактором
здесь становится тот общественный резонанс, который вызывается пренебрежительными действиями
публичных людей по отношению к закону, по отношению к уголовному судопроизводству, вообще по
отношению ко всему гражданскому обществу.
При решении данной проблемы следует разобраться с понятием публичного обвинения. Так,
считается, что каждый гражданин как член общества несет на себе определенную ответственность.
В рамках уголовного судопроизводства она проявляется в виде морального обязательства преследовать любое преступление, влекущее ущемление интересов общества. В подтверждение этого
государство наделило любого и каждого не только
правом, но и обязанностью сообщать об известных
ему готовящихся, совершаемых или совершенных
преступлениях. Вместе с тем, вряд ли право граждан на защиту интересов общества, публичных
интересов должно воплощаться лишь в подаче заявления. На наш взгляд, это противоречит задачам
права в общем и назначению уголовного судопроизводства в частности.
В феврале 2012 года в своей статье «Демократия и качество государства» Владимир Путин
предлагал перенять опыт зарубежных стран, когда общественные инициативы, набравшие более
100 тысяч подписей, рассматриваются Парламентом. Последовательно реализуя шаги к открытому государственному управлению, в июне 2012
года на Петербургском международном эконо-
88
мическом форуме Президент дал поручение Правительству и Парламенту об обязательном рассмотрении любой законодательной инициативы,
которая наберет 100 тысяч подписей в Интернете. По поручению Председателя Правительства
Дмитрия Медведева в феврале 2012 года под руководством Министра Открытого правительства
Михаила Абызова начала свою работу рабочая
группа по определению подходов к реализации
«Российской общественной инициативы». 4 марта 2013 года был издан Указ Президента РФ
№ 183 «О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса «Российская общественная инициатива». Согласно
этому указу, через интернет-ресурс «Российская
общественная инициатива» граждане могут направить свои предложения по вопросам социально-экономического развития страны, совершенствования государственного и муниципального
управления. Для этого совершеннолетний россиянин должен зарегистрироваться в электронной
системе оказания госуслуг и заполнить специальную форму, размещенную на вышеуказанном
интернет-ресурсе. Текст общественной инициативы не должен содержать нецензурных либо
оскорбительных выражений, угроз жизни или
здоровью граждан, призывов к осуществлению
экстремистской деятельности. Гражданин указывает, на каком уровне (федеральном, региональном или муниципальном), по его мнению, должно
быть реализовано его предложение. Поступившая
общественная инициатива размещается на интернет-ресурсе после предварительной экспертизы.
Она необходима, чтобы установить, соответствует ли предложение гражданина Конституции РФ,
общепризнанным принципам и нормам международного права. Оценивается актуальность поставленной проблемы, обоснованность предлагаемых
вариантов ее решения. Работу ресурса обеспечивает Фонд развития информационной демократии
и гражданского общества «Фонд информационной
демократии». Он же проводит вышеназванную экспертизу. Она длится не более 2 месяцев.
В течение года с даты размещения общественной инициативы на интернет-ресурсе проводится
голосование. Если предложение не получило необходимой поддержки граждан, оно снимается с
рассмотрения. Так, федеральная общественная
инициатива должна набрать минимум 100 тысяч
голосов. В этом случае она направляется в специальную экспертную группу для разработки мер по
ее реализации. Общественные инициативы, реализуемые на федеральном уровне, рассматриваются с 15 апреля 2013 г., реализуемые на региональном и муниципальном уровнях - с 1 ноября
2013 г. [8].
В данном случае речь идет о возможности вовлечения граждан в управление государством путем предоставления им права не соглашаться с
имеющимися нормативными актами, а также путем внесения законодательных инициатив.
Подобную практику, на мой взгляд, следовало
бы распространить и на уголовное судопроизводство, наделив граждан правом не соглашаться с
решениями государственных органов, должностных лиц, судов по уголовным делам публичного обвинения в силу их тенденциозности либо заведомой несправедливости (мягкости или жесткости).
Для этого, на наш взгляд, следует дать возможность инициативной группе собрать определенное
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
количество подписей, что даст возможность обжаловать спорное решение.
Примеров резонансных уголовных дел, где вынесенное судом решение (приговор), по мнению
многих граждан, не соответствует тяжести совершенного деяния, можно привести достаточное количество. Это и «дело «Кировлеса», где за доказанные многомиллионные хищения лица получили
наказание в виде условного лишения свободы. Не
меньший общественный резонанс вызвало и «дело
«Оборонсервиса» и осуждение бывшего министра
обороны Сердюкова. Эти и ряд других уголовных
дел вызвали значительный общественный интерес
к судебной системе России. Поэтому в качестве
предложения нами и выдвигается описанная выше
инициатива.
Библиографический список:
1. Easton D. A. Framework for Political Analysis. London; Sydney; Toronto; New Delhi; Tokyo, 1965.
2. Антонович Е.К. Институт обжалования на досудебных стадиях уголовного процесса: Дисс. … канд.
юрид. наук. М., 2009.
3. Давыдова И.А., Ендольцева А.В., Ковтун Н.Н., Колоколов Н.А. и др. Судебный контроль в уголовном
процессе: Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под
ред. Н.А. Колоколова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и порядок, 2009.
4. URL: http://www.ntv.ru/novosti/1281328#ixzz3OJIjZWSF.
5. URL: http://www.aif.ru/society/law/1081597.
6. URL: http://www.grandars.ru/college/sociologiya/grazhdanskoe-obshchestvo.html.
7. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%C3%F0%E0%E6%E4%E0%ED%F1%EA%EE%E5_%EE%E1%F9%E5
%F1%F2%E2%EE.
8. URL: http://maxpark.com/community/5202/content/1856824.
9. Ковтун Н.Н., Ярцев Р.В. Практика судебного контроля за решениями и действиями (бездействием)
публичных процессуальных органов, ограничивающими права и законные интересы личности в уголовном
процессе: Учебно-практическое пособие. Н. Новгород, 2006.
10. Мядзелец О.А. Судебный контроль за прекращением уголовного дела и уголовного преследования.
Омск, 2000.
11. Петрухин И.Л. Судебная власть: контроль за расследованием преступлений. М., 2008.
12. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Практ. пособие /
Под ред. В.П. Верина. М.: ЮрайтИздат, 2007.
13. Сидоров В.В. Обжалование процессуальных действий и решений органов, осуществляющих уголовное преследование, как гарантия обеспечения прав участников уголовного судопроизводства: Автореф. дис. … канд. юр. наук. Калининград: Калининградский ЮИ МВД России, 2009.
14. Сидоров В.В. О некоторых проблемах реализации института обжалования в Европейском суде по
правам человека // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
№ 3 (29). 2012.
15. Сидоров В.В. Реализация принципа обжалования в уголовном судопроизводстве России в свете
изменений, вступивших в силу с 1 января 2013 г.: вопросы теории и практики // Вестник Калининградского
филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. № 2 (28). 2012.
16. Скворцов Д.Д. Сроки судебного обжалования в порядке статьи 125 УПК РФ // Уголовный процесс.
2006. № 4. С. 20-25.
17. Строгович М.С. Основные вопросы советской социалистической законности. М., 1966. С. 186.
SIDOROV V.
PARTICIPATION OF CIVIL SOCIETY IN CRIMINAL TRIAL: NEED OR INADMISSIBILITY?
Complaint, appeal, Internet, collection of signatures, the criminal process.
The article is devoted to the issues of the appeal in the criminal process. As one of such directions, the author
proposes to assign the right of appeal in criminal cases of public prosecution not only of individuals involved in
the criminal proceedings, but all without exception. This is substantiated by the range of affected interests.
Рецензенты:
Рытьков А.А., кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры криминалистики Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России;
Кузьмина О.Л., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Калининградского
филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
89
ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА
ПАВЛИК Е.М.,
адъюнкт кафедры криминологии Санкт-Петербургского университета МВД России
[email protected]
УДК 343.71
ВИКТИМОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ,
СПОСОБСТВУЮЩИЕ ХИЩЕНИЯМ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ
Виктимность, виктимологическая характеристика, латентная виктимность, жертва,
нейтральные потерпевшие, некритичные потерпевшие, поведенческие особенности,
нравственные особенности, хищение, транспортное средство.
В статье рассматриваются вопросы виктимности владельцев транспортных средств.
Исследуется виктимологическая характеристика потерпевших от преступного
посягательства на транспортные средства. Выявляются социально-демографические,
нравственно-психологические и поведенческие особенности жертвы данного вида преступности.
из нас объективно обладают повышенной уязвимоПредупреждение преступности было бы не
стью, которую нельзя устранить, но которую можно
полноценным и недостаточно действенным, если
учитывать в жизни в целях профилактики престубы в процессе рассмотрения криминологической
плений [8, с. 145].
характеристики ограничивались лишь изучением
Виктимность можно разделить на два типа:
преступности и лиц, совершивших преступления.
нравственная, под которой следует понимать
Личность жертвы занимает весьма важную роль в
жадность, наивность, излишнюю доверчивость,
механизме совершения преступления. Чтобы полегкомысленность, небрежность, и поведенчевысить качество предупреждения преступности в
ская, в которой проявляются определенные нравстране, следует уделить особое внимание виктиственные качества - распитие с незнакомым чемологической профилактике.
ловеком спиртных напитков, оставление личных
Виктимология - сравнительно новое научное
вещей без присмотра, вступление в сделку без
направление, означающее «учение о жертве» (от
ознакомления с условиями договора, поездка в
латинского «viktima»). В общем смысле жертва автомобиле с незнакомым водителем и т.д. По
нередкое последствие социальных, технических и
данным криминологических исслеприродных процессов. Однако виктидований, виктимное поведение отмология возникла и развивается как
Исследование
клоняющегося типа в большинстве
учение о жертве преступлений.
виктимологической
случаев приводит к совершению
У истоков возникновения и развихарактеристики
преступлений [5, с. 13-14].
тия науки виктимологии лежат труды
потерпевших от
Виктимность определяется не тольнемецких ученых Г. Гентига и Б. Менхищений транспортных
ко поведением человека с учетом
дельсона. Термин «виктимология» в
средств, а также
его нравственно-психологических какачестве нового научного направлевиктимности авточеств, она может быть взаимосвязана
ния ввел именно Б. Мендельсон. Чевладельцев позволило
с определенной социальной ролью.
рез некоторое время американский
выявить их социальноС каждым годом количество гражученый Ф. Верхам предложил создать
демографические,
дан, являющихся собственниками
науку виктимологию. Особый вклад
нравственно-психотранспортных средств растет, вместе
в становление и формирование отелогические и повес тем растет и число людей, потенцичественной науки виктимологии внесденческие особенноально способных стать жертвой хищели такие ученые, как Л.Ф. Франк,
сти, с учетом котония транспортного средства. Таким
Д.В. Ривман, П.С. Дагель, В.Я. Рырых следует примеобразом, помимо возможности стать
бальская и другие. Д.В. Ривман и
нять меры профилакжертвой преступных посягательств
Л.Ф. Франк заложили теоретические
тического характера
другого рода (мошенничества, кражи,
основы виктимологии, разрабатывая
к владельцам трансграбежа, вымогательства и т.п.), данвоппросы типологии личности попортных средств,
ная общность образует собой опретерпевших, виктимологической проглавным образом меры
деленную совокупность людей, облафилактики преступлений, использосоциальной защиты
дающих повышенной виктимностью
вания виктимологических знаний в
транспортных средств
благодаря приобретенному статусу
аналитической работе правоохраникак некритичных,
владельца транспортного средства.
тельных органов [6, c. 21].
так и нейтральных
Согласно статистическим данным
Одним из центральных понятий
потерпевших.
и расчетам, в 2004 году в России на
виктимологии, введенным Л.Ф. Франкаждую тысячу автовладельцев приком, является «виктимность». Под
ходилось 3,6 хищения транспортных средств, а
виктимностью он понимал потенциальную или рев 2014 году - 25,6, т.е. интенсивность хищений
ализованную повышенную субъективную способтранспортных средств возросла. Таким образом,
ность стать жертвой преступления при условии,
возможность стать жертвой хищения транспортчто объективно этого можно было избежать [4,
ного средства за последние десять лет увеличис. 32-33].
лась в семь раз [7]. Как упоминалось ранее, одной
B.C. Устинов в своих работах разграничивает
из причин такого резкого повышения числа хищевиктимность и уязвимость. Уязвимость, по его мнений транспортных является увеличение количению, это объективная возможность, способность
ства транспортных средств в стране.
любого лица, в том числе организации, стать жертДля изучения виктимности как определенного
вой преступления. Уровень уязвимости во многом
свойства лица или группы лиц стать потенциальзависит от состояния преступности. Однако многие
90
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
средства, а также путем увеличения осознаваемой
ной жертвой тех или иных преступлений необхопреступником угрозы разоблачения с помощью
димо исследовать характерологические особенрасширения различных форм наблюдения.
ности людей, контролирование которых может
Реализация этих мер потребует повышения
снизить вероятную виктимность. Учитывая осоуровня технической защищенности транспортнобенности рассматриваемого круга потерпевших,
го средства и совершенствования деятельности
а именно владельцев транспортных средств, для
субъектов такого предупреждения преступлений.
анализа были выделены социально-демографиЯвляется весьма актуальной задача обеспеческие, нравственно-психологические и поведенчения безопасности транспортного средства в
ческие признаки.
условиях временной парковки. Представляется,
Проведенный в ходе изучения следственно-сучто участие органов внутренних дел должно задебной практики анализ демографической харакключаться в выявлении очагов наибольшей виктеристики потерпевших от хищений транспортных
тимности автовладельцев и соответствующем
средств по половому признаку показал, что поинформировании об этом компетентных органов
давляющее их большинство составляют мужчис целью обустройства охраняемых стоянок для
ны (около 87%), только 13% приходится на долю
транспортных средств в местах их интенсивженщин.
ной временной концентрации (у промышленных
По возрастным категориям среди потерпевпредприятий, зрелищных организаций, в зонах
ших преобладают лица 30 лет и старше (62%),
отдыха и т.п.) [2, с. 101].
38% составляют лица от 18-30 лет.
На сегодняшний день по-прежнему часто поПо уровню образования потерпевшие распрехищаемыми автомобилями в России являются
деляются следующим образом: лица, имеющие
модели ВАЗ (09, 99, 010), а также автомобили
высшее образование составляют 59,5%, среднее
японского производства: «Мазда»,
специальное - 20,7%, среднее общее
«Инфинити», «Ниссан», «Тойота».
- 12,3%, неполное среднее и начальНравственноЯпонские автомобили у похитителей
ное образование - 7,5%.
психологические
вызывают повышенный спрос, так
По результатам рассмотрения
особенности жертвы
как они обычно являются автомосемейного положения пострадавших
свидетельствуют
билями средней ценовой категории,
от хищения транспортного средства
о целесообразности
поэтому распространены в нашей
можно сделать вывод, что большинорганизации
стране, к тому же заводские охранство жертв на момент совершения
правового воспитания
ные системы, например, немецких
преступления состояли в браке.
и поддержания
автомобилей более надежны, чем у
Таким образом, в социально-деправовой культуры
японских.
мографической структуре категории
автовладельцев, что
Рассматривая нравственно-псипотерпевших от посягательств на
поможет снизить
хологическую характеристику жерттранспортные средства преобладают люди зрелого возраста, мужско- латентную виктимность вы, следует учитывать, что личностисследуемых
ные особенности автолюбителя в
го пола, состоящие в браке, почти
посягательств,
определенных случаях могут полов каждом втором случае имеющие
усовершенствовать
жительным образом оказывать сдервысшее образование, более того,
меры по раскрытию
живающее, нейтрализующее воздейзначительная часть из них относится
и предупреждению
ствие на противоправное деяние, а в
к категории инженерно-технических
преступлений,
некоторых случаях могут негативно
работников или занята в сфере умсвязанных с хищениями влиять на реализацию возможности
ственного труда.
транспортных
преступления.
Для виктимологического исслесредств.
Потерпевшие, которые в силу сводования большое значение имеет
их возможностей противодействовали
вопрос о том, в силу каких кримипосягательствам, реально осмысливаногенных (виктимогенных) обстояли возможность наступления негативных для себя
тельств определенная часть владельцев транспоследствий, проявляли необходимую бдительность
портных средств ежегодно становится потерпеви предусмотрительность. Специалистами в области
шими от преступных посягательств данного вида.
виктимологии принято относить их к нейтральным
Ответить на него однозначно не представляется
потерпевшим.
возможным.
Лиц, демонстрирующих неосмотрительность,
Следует отметить, что в условиях крупного
неумение достаточно дальновидно оценить ситугорода (в частности, в Санкт-Петербурге) водиации, которые в конечном итоге привели к причители, пользуясь услугами охраняемых стоянок,
нению вреда, согласно предложенной в криминогаражей, паркингов, надежно защищают транслогической литературе классификации, относят к
портные средства от хищений. Хищения транснекритичным потерпевшим [2, с. 103].
портных средств с вышеперечисленных мест
Значительная часть владельцев транспортных
случаются значительно реже, чем с неохраняесредств (около 88-90%) заботится об установлемых территорий. В связи с этим следует принять
нии дополнительных противоугонных систем и в
такие профилактические меры технического хацелом принимает надлежащие профилактичерактера, как:
ские меры против хищения транспорта, однако
- меры безопасности, затрудняющие совершеэто не освобождает автолюбителя от необходиние преступлений (укрепление гаражей и других
мости повышения личной бдительности, поскольмест хранения транспорта вплоть до разработки
ку реализации каждого 10-12 посягательства на
специальных строительных стандартов безопасиндивидуальные транспортные средства споности);
собствует определенная беспечность потерпев- меры, способные снизить заинтересованность
ших, которая выражается в оставлении ключей
потенциальных преступников в совершении прев салоне автомобиля, оставлении его без приступлений данной категории путем совершенствосмотра на несколько минут, в передаче ключей
вания маркировки выпускаемого транспортного
91
ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА
все не обращались в правоохранительные оргамалознакомым лицам, оставлении открытыми
ны с заявлением о пропаже транспортного средбоковых стекол и т.п. Следует отметить, что при
ства. Исследование показывает, что на принятие
страховании автомобиля от хищения автолюбирешения о сообщении или отказе от сообщения
тели не считают необходимым устанавливать на
правоохранительным органам пострадавшим от
свое транспортное средство дополнительные проданного вида преступления оказывают влияет нетивоугонные устройства, что также провоцирует
сколько факторов:
похитителей на достаточно легкий способ завла- комплекс социальных психофизических осодения этим имуществом. Так, Красносельский
бенностей, к которым можно отнести правовую
районный суд города Санкт-Петербурга квалификультуру потерпевшего, его социальную активность,
цировал действия Б. по ст. 158 ч. 3 п. «в» УК РФ.
доверие к правоохранительным органам и т.п.;
Преступление было совершено при следующих
- характер нарушенных интересов, который
обстоятельствах: гр-н Б. в конце мая 2012 года в
выражается в стоимостных параметрах, качестпериод времени с 00 часов 00 минут до 3 часов 55
венных показателях и т.п.
минут, имея умысел на хищение чужого имущеВыявленные нравственно-психологические осоства из корыстных побуждений, подошел к автобенности жертвы свидетельствуют о целесоомобилю «ISUZU» 2007 года выпуска, стоимостью
бразности организации правового воспитания и
900 000 рублей, припаркованному во дворе жилого
поддержания правовой культуры авдома, принадлежащему гр-ну Р., путовладельцев, что поможет снизить
тем повреждения запорного устройС каждым годом
латентную виктимность исследуемых
ства водительской двери проник в
количество граждан,
посягательств, усовершенствовать месалон указанного автомобиля, где,
являющихся
ры по раскрытию и предупреждению
вскрыв рулевую колонку и соединив
собственниками
провода зажигания «напрямую», за- транспортных средств, преступлений, связанных с хищениями транспортных средств.
вел двигатель автомобиля «ISUZU»,
растет, вместе с
Рассматривая поведенческие осопосле чего с места преступления на
тем растет и число
бенности
жертвы, можно наблюдать
указанном автомобиле скрылся, талюдей, потенциально
следующее: как показывает анализ
ким образом, тайно похитил вышеуспособных стать
механизма совершения любого вида
казанный автомобиль, причинив г-ну
жертвой хищения
хищения транспортного средства, как
Р. материальный ущерб на сумму
транспортного
правило, в 96,8% случаев преступник
900 тысяч рублей [1]. Из материалов
средства. Таким
и потерпевший не были знакомы.
уголовного дела следует, что автообразом, данная
Однако в ряде случаев определенмобиль был застрахован от хищения,
общность образует
ные элементы связи потерпевшего с
собственник, несмотря на высокую
собой определенную
виновным, совершающим хищение
стоимость личного транспортного
совокупность
транспортного средства, имеют месредства, не установил дополнительлюдей, обладающих
сто. В ходе опроса автолюбителей выные противоугонные устройства на
повышенной
явлены следующие показатели: более
него, тем самым, «облегчил» превиктимностью
50% опрошенных в ходе технического
ступнику путь совершения преступблагодаря
обслуживания или ремонта личного
ного посягательства.
приобретенному
транспортного средства пользуютНельзя упускать из виду алгостатусу владельца
ся услугами частных лиц, около 30%
ритм действий автовладельцев потранспортного
автовладельцев обращаются к услусле обнаружения пропажи личного
средства.
гам частных лиц и к услугам официтранспортного средства. Этот момент
альных станций техобслуживания,
весьма важен для виктимологическотолько 20% автолюбителей предпочитают обслуго исследования. Анализ особенностей поведения
живать личный автотранспорт у официальных дипотерпевшего от таких преступных посягательств
леров. Также автолюбители косвенным образом
необходим для познания «латентной виктимноспособствуют развитию обширного рынка сбыта
сти», которая оказывает существенное влияние на
похищенных автомобильных деталей путем приобформирование латентной преступности и является
ретения недостающих запасных частей на транссоставной ее частью. Латентная виктимность предпортное средство у случайных лиц, около станций
ставляет собой определенную линию поведения
техобслуживания, через интернет и иным путем.
потерпевшего от совершенного преступления, выДоля таких автовладельцев составляет более 70%.
ражающую инертное, безразличное отношение к
Таким образом, исследование виктимологиосуществлению своих субъективных прав [3, с. 89].
ческой характеристики потерпевших от хищений
Имеются случаи, когда владельцы транспорттранспортных средств, а также виктимности авных средств, заметившие пропажу транспортного
товладельцев позволило выявить их социальносредства, незамедлительно обращались с заявледемографические, нравственно-психологические
нием в правоохранительные органы о случившеми поведенческие особенности, с учетом которых
ся, тем самым способствовали нахождению похиследует применять меры профилактического хащенного автомобиля по «горячим следам», но, к
рактера к владельцам транспортных средств, главсожалению, даже такое проявление гражданской
ным образом меры социальной защиты транспортактивности жертвы далеко не всегда способствуных средств как некритичных, так и нейтральных
ет поиску похищенного имущества, так как сущепотерпевших. Такие меры можно разделить на
ствует множество благоприятных условий и факвоспитательно-правовые (повышение уровня соторов, способствующих доведению преступником
циальной активности автолюбителей, правового
своего умысла до конца. Однако такие немедленвоспитания), организационные (усовершенствоные действия дают определенный шанс потерпеввание правоохранительными органами методов
шим. Существует и другая группа автовладельпрофилактики хищений транспортных средств и
цев, пострадавших от преступных посягательств
т.п.), технические (увеличение числа охраняемых
на личные транспортные средства, которые через
стоянок для транспортных средств, меры безопаснесколько часов или суток обращались, а то и во-
92
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ности, затрудняющие совершение преступлений
и снижающие заинтересованность и возможность
получения материальной выгоды от преступного
деяния).
Библиографический список:
1. Архив Красносельского районного суда города Санкт-Петербурга. Уголовное дело №1 - 531/2012.
2. Бахарев А.В. Криминологическая характеристика и предупреждение краж и угонов автотранспорта
органами внутренних дел: Дисс. ...канд. юрид. наук. М., 2008. 206 с.
3. Невский Н.Н. Виктимологические аспекты борьбы с преступными посягательствами на автотранспортные средства: Дисс. ...канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2003. 195 с.
4. Полубинский В.И. Правовые основы учения о жертве преступления. Горький, 1979. 83 с.
5. Ривман Д.В. Виктимологические факторы в профилактике преступлений. Л:. Изд-во Высшего политического училища МВД СССР, 1975. 153 с.
6. Ривман Д.В., Устинов В.С. Виктимология. СПб: Изд-во Юрид. центр Пресс, 2000. 332 c.
7. Статистическая информация ФКУ ГИАЦ МВД РФ, 2015.
8. Устинов В.С. Криминология. Общая часть: Учебное пособие. Н. Новгород, 2001. 400 с.
PAVLICK E.
VIKTIMOLOGICHESKY FEATURES THAT CONTRIBUTE TO THE THEFT OF VEHICLES
Victimization, victimological characteristic latent victimization, victim, victims neutral, non-critical
victims, behavioral traits and moral characteristics, theft of the vehicle.
The article examines the victimization of vehicle owners. Victimological investigated characteristics of victims
of criminal assault on vehicles. Identified socio-demographic, moral and psychological and behavioral
characteristics of the victims of this type of crime.
Рецензенты:
Павлов В.Г., доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации,
профессор кафедры уголовного права и процесса Ленинградского государственного университета им.
А.С. Пушкина;
Никуленко А.В., кандидат юридических наук, заместитель начальника кафедры уголовного права
Санкт-Петербургского университета МВД России.
93
ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА
МЕЩЕРЯКОВ И.Н.,
помощник прокурора Славского района Калининградской области
[email protected]
УДК 343
ФОРМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СЛЕДСТВЕННЫХ ОРГАНОВ И ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ (БАНКА РОССИИ) КАК ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОГО ФИНАНСОВОГО КОНТРОЛЯ
ПРИ ВЫЯВЛЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В КРЕДИТНО-БАНКОВСКОЙ СФЕРЕ
Взаимодействие, кредитная организация, предварительная проверка,
признаки преступления, банковская тайна.
Вследствие значительного изменения экономических отношений в обществе, потребовавших
пересмотра форм государственного контроля за субъектами хозяйственной деятельности, аспекты
межведомственного взаимодействия правоохранительных органов и органов финансового контроля
при выявлении преступлений в кредитно-банковской сфере требуют системного изучения. В статье
рассматриваются новые подходы к исследованию такого взаимодействия.
от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ «О Центральном
Деятельность лиц, уполномоченных на разребанке Российской Федерации (Банке России)», а
шение вопроса о возбуждении уголовного дела
также конкурсным управляющим (ликвидатором)
или на отказ в таковом, порождается специфичефинансовой организации для решения вопроса о
ским комплексом отношений между участниками
возбуждении уголовного дела».
стадии возбуждения уголовного дела и обусловФедеральный закон от 10 июля 2002 года
ливается своеобразной процессуальной формой,
№ 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Февыражением которой является предварительная
дерации (Банке России)» дополнен статьями 75.1
проверка.
и 76.8, согласно которым при неисполнении креПреступления в кредитно-банковской сфере в
дитной организацией (некредитной финансовой
рамках своей компетенции выявляют как правоорганизацией) в срок, установленный
охранительные органы, так и органы
требованием (предписанием) Банка
Федеральной службы финансовоВ криминалистической
России, обязывающим ее устранить
бюджетного надзора, налоговые орлитературе уже вынарушения, связанные с представлеганы, ревизионные подразделения
сказывалось мнение о
нием и (или) публикацией (раскрытиЦентрального банка Российской Фенеобходимости создаем) отчетности, и при обоснованных
дерации (далее - Банка России), осуния межведомственной
предположениях о наличии деяний,
ществляющие проверки деятельнобазы данных нарушитепредусмотренных статьей 172.1 Угости банков, внутренние ревизионные
лей в сфере финансоволовного кодекса Российской Федеподразделения кредитных организакредитных отношений.
рации, Банк России обязан в течение
ций. Можно сказать, что каждый из
Использование подобтрех рабочих дней со дня выявления
перечисленных органов осуществляет
ных информационных
указанных обстоятельств направить
действия по обнаружению признаков
систем также позволит
материалы в следственные органы,
преступлений. Различие же состоит в
повысить эффективуполномоченные производить предспособах и методах выявления наруность деятельности
варительное следствие по уголовным
шений, а также реагирования на них.
органов внутренних дел
делам о преступлениях, предусмоОрганы внутренних дел устанавпо выявлению хищений,
тренных статьей 172.1 Уголовного коливают признаки преступления в ресовершаемых работнидекса Российской Федерации, для результате проведения оперативно-раками банков с испольшения вопроса о возбуждении угозыскных и проверочных мероприятий.
зованием служебного
ловного дела.
При наличии поводов и основания по
положения. Анализируя
Данные изменения законодательвыявленным фактам возбуждается
имеющуюся информаства своевременны и актуальны в свяуголовное дело.
цию относительно нарузи с тем, что до сих пор не устранены
Федеральным законом от 21 июля
шений, имевших место
противоречия норм, рeгулирующих
2014 г. № 218-ФЗ «О внесении измев конкретном банке,
один и тот же правовой объект, но
нений в отдельные законодательные
оперативный работник
прeдуcмотренных различными закоакты Российской Федерации» внесеполучил бы комплекснодатeльными актами. В первую очены существенные изменения в угоную картину, характередь это касается правоотношений
ловное, уголовно-процессуальное и
ризующую состояние
между банками и правоохранительныбанковское законодательство.
банка, его финансовые
ми органами.
Так, Уголовный кодекс Российской
возможности, характер
Следует отметить, что особая
Федерации дополнен статьей 172.1
деятельности руководроль в осуществлении финансового
«Фальсификация финансовых докуства банка и т.д.
контроля принадлежит Банку Росментов учета и отчетности финансосии. Как орган государственного
вой организации».
управления, наделенный властными полномочиСтатья 140 Уголовно-процессуального кодекями, он организует и контролирует денежно-креса Российской Федерации дополнена частью 1.2,
дитные отношения в стране, осуществляет надсогласно которой «поводом для возбуждения угозор за деятельностью коммерческих банков [1].
ловного дела о преступлениях, предусмотренных
С этой целью создано специальное подразделестатьей 172.1 Уголовного кодекса Российской Фение - Департамент банковского надзора, который
дерации, служат только те материалы, которые
проверяет соблюдение коммерческими банками
направлены Центральным банком Российской Фебанковского законодательства и установленных
дерации в соответствии с Федеральным законом
94
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Банком России нормативов банковской деятельности.
Ревизионные отделы и управления Банка России в ходе плановых и внеплановых проверок оценивают достоверность представленных отчетов,
соответствие выполняемых операций банковскому законодательству и нормативным актам Банка
России, контролируют соблюдение кредитной организацией обязательных экономических нормативов. Результаты проверок оформляются актом
проверки, в котором отражаются все выявленные
нарушения и недостатки. Руководитель территориального подразделения Банка России, назначивший проверку, обязан в двухнедельный срок рассмотреть этот акт и принять по нему решение.
Однако в инструкциях, регламентирующих порядок проведения проверок, не говорится о необходимости передачи сведений о выявленных
нарушениях в правоохранительные органы, осуществляющие расследование преступлений в
кредитно-банковской сфере, вследствие чего взаимодействие правоохранительных органов с подразделениями Банка России чаще всего осуществляется на местном уровне, носит эпизодический
характер, заключается в основном в оказании
консультативной помощи, предоставлении информационных справок и регулируется актами ненормативного характера [2].
Взаимодействие следственных органов и Банка России может быть организовано только с учетом правовой основы надзора за деятельностью
кредитных организаций, осуществляемого подразделениями Банка России. Так, в соответствии
со ст. 73 Федерального закона «О Центральном
банке Российской Федерации (Банке России)» для
осуществления функций банковского регулирования и банковского надзора Банк России осуществляет проверки кредитных организаций (их филиалов), направляет им обязательные для исполнения
предписания об устранении выявленных в их деятельности нарушений федеральных законов, издаваемых в соответствии с ними нормативных актов
Банка России и применяет предусмотренные указанным Федеральным законом меры по отношению к нарушителям.
Инспекционная деятельность Банка России регулируется Инструкцией Банка России «Об организации инспекционной деятельности Центрального
банка Российской Федерации (Банка России)» [3].
Она регламентирует планирование проверок кредитных организаций (их филиалов); проведение
внеплановых проверок кредитных организаций
(их филиалов); проведение повторных проверок
кредитных организаций; привлечение работников
других инспекционных подразделений Банка России к участию в проверках кредитных организаций;
организацию и координацию проверок по отдельным направлениям деятельности кредитных организаций (их филиалов); оформление полномочий
на проведение проверок кредитных организаций
(их филиалов); порядок оформления результатов
проверки кредитной организации (ее филиала).
Особое внимание уделяется порядку проведения проверок соблюдения кредитными организациями Федерального закона «О противодействии
легализации (отмыванию) доходов, полученных
преступным путем, и финансированию терроризма», для чего разработаны специальные методические рекомендации Банка России [4]. Целью таких проверок является контроль за выполнением
кредитными организациями, расположенными на
территории Российской Федерации, требований
законодательства Российской Федерации, направленного на защиту прав и законных интересов
граждан, общества и государства путем создания
правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным
путем, и финансированию терроризма. Их задачами являются, во-первых, проверка организации
внутреннего контроля в кредитной организации по
соблюдению Федерального закона, нормативных и
иных актов в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным
путем, и финансированию терроризма, во-вторых,
проверка соответствия практической деятельности
кредитной организации положениям Федерального закона, нормативных и иных актов в области
противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.
В нормативных актах Банка России содержатся нормы, обеспечивающие ограниченный доступ
к материалам проверок. Инструкцией «Об организации инспекционной деятельности Центрального банка Российской Федерации (Банка России)»
устанавливается, что информация по вопросам
организации и проведения проверок кредитных организаций (их филиалов) относится к информации
ограниченного доступа и подлежит обработке, учету и хранению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и нормативными актами Банка России (п. 1.8).
Согласно п. 1.8.1. указанной инструкции уполномоченные представители Банка России обязаны
соблюдать требования, установленные законодательством Российской Федерации и нормативными
актами Банка России, в части обработки, учета и
хранения информации, отнесенной к информации
ограниченного доступа, при пользовании в ходе
проверки техническими средствами (включая компьютеры, телекоммуникационное оборудование,
электронные носители информации (в том числе
жесткие диски компьютеров (серверов и рабочих
станций), удаленные запоминающие устройства и
отчуждаемые (съемные) машинные носители информации), калькуляторы, копировальные аппараты, сканеры, телефоны (в том числе сотовой связи)
и иные технические средства) [3].
В названных выше нормативных актах Банка
России не содержатся правовые нормы, регулирующие порядок передачи материалов о выявленных
признаках преступления или административного
правонарушения в правоохранительные органы.
Согласно Письму Банка России (указания оперативного характера) от 29 мая 2003 г. № 83-Т «О
возможности предоставления актов инспекционных проверок кредитных организаций» Банк
России считает возможным предоставление кредитными организациями актов инспекционных
проверок Банка России учредителям (участникам),
совету директоров (наблюдательному совету) и аудиторским организациям, осуществляющим аудит
кредитной организации, по усмотрению кредитных
организаций с учетом законодательно установленных ограничений на предоставление сведений, составляющих банковскую тайну.
По нашему мнению, для повышения эффективности выявления признаков преступлений в
кредитно-банковской сфере следует нормативно
закрепить следующие формы взаимодействия
подразделений Банка России с органами предварительного следствия.
95
ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА
Первая - это информирование о признаках преступлений и административных правонарушений,
выявленных в ходе проверок. Полученные материалы следует использовать в качестве основания для проведения дополнительных проверок
деятельности банка, решения вопроса о возбуждении уголовного дела, а также для формирования информационно-справочных систем и межведомственных баз данных, содержащих сведения о
способах типичных нарушений правил проведения,
оформления и учета банковских операций, а также
о лицах, допустивших эти нарушения.
В криминалистической литературе уже высказывалось мнение о необходимости создания
межведомственной базы данных нарушителей
в сфере финансово-кредитных отношений. Использование подобных информационных систем
также позволит повысить эффективность деятельности органов внутренних дел по выявлению
хищений, совершаемых работниками банков с
использованием служебного положения. Анализируя имеющуюся информацию относительно
нарушений, имевших место в конкретном банке,
оперативный работник получил бы комплексную
картину, характеризующую состояние банка, его
финансовые возможности, характер деятельности руководства банка и т.д.
Можно выделить несколько групп субъектов,
являющихся источником информации о совершенном преступлении:
1. Клиенты финансово-кредитных организаций
(65% заявителей по изученным автором материалам). Как правило, они выявляют факт хищения
при сдаче или при получении наличных денег в кассе банка. Чаще всего клиенты сообщают о том, что
суммы предыдущего взноса или денежного остатка, указанные в лицевом счете, занижены по сравнению с фактическими;
2. Рядовые сотрудники финансово-кредитных
организаций (25%). В 90% случаев информация об
имевших место злоупотреблениях касалась других лиц, в 10% имела место явка с повинной. Как
правило, работники банка, располагающие сведениями о готовящемся или совершенном хищении,
опасаются сообщать о них в правоохранительные
органы из-за возможных неблагоприятных последствий со стороны руководства. Чтобы устранить
либо ослабить это противодействие со стороны
руководителей банка, необходимо, прежде всего, в
нормативном порядке обязать руководство и службы охраны банков сообщать в уполномоченные
подразделения органов внутренних дел обо всех
случаях выявления нарушений со стороны персонала, которые могут свидетельствовать о подготавливаемых, совершаемых либо уже совершенных преступлениях.
Опыт подобной работы уже имеется. Так, действует совместный Приказ МВД России № 102,
Банка России № ОД-113 от 5 февраля 2009 г. «Об
утверждении Порядка взаимодействия Министерства внутренних дел Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации в борьбе
с фальшивомонетничеством», содержащий требование обязательного извещения учреждениями
Банка России территориальных органов внутренних дел в случае обнаружения поддельных денежных знаков, форму, порядок и сроки предоставления необходимых документов.
Представляется целесообразным разработать
подобный нормативный акт и в отношении выявления хищений, совершаемых банковскими работни-
96
ками, предусматривающий порядок обязательного
информирования правоохранительных органов о
выявленных злоупотреблениях;
3. Руководящие сотрудники финансово-кредитных организаций (5%). Как правило, руководители
различного уровня предпочитают решать вопросы,
возникающие в случаях выявления злоупотреблений, допущенных подчиненными, своими силами
без привлечения правоохранительных органов.
Естественно, что в этих случаях очень низка вероятность получения сотрудниками правоохранительных органов полной и достоверной информации об имевших место хищениях;
4. Третьи лица (родственники, друзья, знакомые представителей вышеназванных групп, а также случайные свидетели) (5%).
Вторая форма взаимодействия - это возможность ознакомления органов предварительного
следствия с актами проверок. Необходимо отметить, что в случае возбуждения уголовного дела
закон позволяет получить доступ к материалам
проверок, но до его возбуждения такой доступ является затруднительным.
Федеральным законом от 2 декабря 1990 года
№ 395-1 «О банках и банковской деятельности»
установлен порядок предоставления кредитными
организациями сведений, составляющих банковскую тайну. В соответствии со статьей 26 справки
по операциям и счетам юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица,
по счетам и вкладам физических лиц выдаются
кредитной организацией органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве, при наличии согласия руководителя следственного органа.
Федеральным законом от 28 июня 2013 года
№ 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в
части противодействия незаконным финансовым
операциям» введена часть пятая статьи 26, регулирующая порядок выдачи кредитной организацией сведений об операциях, счетах и вкладах своих
клиентов должностным лицам органов, уполномоченных осуществлять оперативно-разыскную
деятельность. Круг таких лиц установлен приказом МВД России от 28 мая 2014 г. № 446 «Об утверждении Перечня должностных лиц органов внутренних дел Российской Федерации, правомочных
получать в кредитных организациях на основании
судебных решений справки по операциям и счетам
юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, по операциям, счетам и вкладам физических лиц».
Тем не менее нельзя признать, что все вопросы,
связанные с получением органами предварительного расследования и судом информации, составляющей банковскую тайну, при производстве по
уголовному делу, разрешены. Заметим также, что
далеко не вся информация, содержащаяся в актах
проверок, составляет банковскую тайну. Полагаем, что разработка целостного механизма взаимодействия органов предварительного следствия с
Банком России, позволяющего им получать доступ
к результатам проверок кредитных организаций,
не содержащим банковскую тайну, будет способствовать эффективности выявления преступлений
в кредитно-банковской сфере. Порядок такого ознакомления должен быть конкретизирован в нормативном акте Банка России либо в межведомственном нормативном акте.
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Библиографический список:
1. Федеральный закон от 10 июля 2002 года № 86-ФЗ (ред. от 21 июля 2014 г.) «О Центральном банке
Российской Федерации (Банке России)».
2. Письмо Банка России № 142-95 от 13 декабря 1995 года «Об опыте взаимодействия ГУ Банка России по Ростовской области с правоохранительными органами» // Банковский бюллетень. № 52. 1995.
3. Инструкция Банка России от 25 февраля 2014 г. № 149-И «Об организации инспекционной деятельности Центрального банка Российской Федерации (Банка России)» (вместе с «Порядком согласования
предложений о проведении межрегиональных проверок, проверок структурных подразделений кредитных
организаций и проверок Сбербанка России», «Порядком составления сводного годового плана проверок
кредитных организаций (их филиалов)», «Порядком внесения изменений в сводный план проверок кредитных организаций (их филиалов)», «Порядком организации внеплановых проверок кредитных организаций (их филиалов)») // Вестник Банка России. № 23-24. 13 марта 2014 г.
4. Письмо (указание оперативного характера) Банка России от 6 апреля 2005 г. № 56-Т «О методических рекомендациях по проведению проверок соблюдения кредитными организациями требований законодательства Российской Федерации и нормативных актов Банка России в области противодействия
легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (документ официально не опубликован).
5. Шапиро Л.Г. Использование специальных познаний при расследовании преступных уклонений от
уплаты налогов. Саратов, 1998. С. 36.
MESHCHERIAKOV I.
FORMS OF THE INTERACTION BETWTEEN THE INVESTIGATIVE AUTHORITIES AND THE CENTRAL
BANK OF THE RUSSIAN FEDERATION (BANK OF RUSSIA) AS THE BODY OF STATE FINANCIAL
CONTROL IN THE DETECTION OF CRIMES IN THE CREDIT AND BANKING SECTOR
Interaction, credit organization, advance check, signs of a crime, banking secrecy.
Significant changes in the economic relations in society require revision of the forms of state control over
business entities. Aspects of inter-Agency cooperation between law enforcement bodies and bodies of financial
control in the detection of crimes in the credit and banking require systematic study. The article discusses new
approaches to the study of such interaction.
Рецензенты:
Авдеев В.Н., кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры уголовного процесса Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России;
Шарун В.В., кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры оперативно-разыскной деятельности ОВД Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России.
97
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
ХАДЖАЕВ Р.Ш.,
доктор экономических наук, профессор института экономики и менеджмента БФУ им. И. Канта
[email protected]
ЗАВРАЖНАЯ Е.С.,
кандидат исторических наук, доцент, директор Калининградского филиала
Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права
[email protected]
УДК 338.984
РОССИЯ - ВЫСОКАЯ СКОРОСТЬ РАЗВИТИЯ:
АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ ВЕДУЩИХ ЭКОНОМИК
Валовой внутренний продукт, темпы инфляции,
уровень безработицы, макроанализ, недра, Мировой океан.
Проведён анализ по важнейшим показателям развития экономики. Россия является
одной из ведущих стран мира по темпам развития. Россия обладает огромными запасами
нефти и газа, что позволит ей в будущем развиваться высокими темпами.
достигнутому в 2000 году, показало, что Россия в
Одним из первых на исторические преимущето время находилась на 9 месте. За период исслества России, на её неисчерпаемые возможности
дования Россия по величине ВВП обошла такие
указал М.В. Ломоносов. «Где удобней совершиться
развитые страны, как Великобритания, Бразилия,
может звездочётная и землемерная наука, - писал
Франция.
он в 1749 году, - как в обширной державе, над коПодсчитано, во сколько раз повысилась веторую солнце целую половину своего течения соличина ВВП по исследуемым странам за 2000вершает и в которой каждое светило восходящее
2012 гг. Наибольшие темпы роста ВВП достигнуи заходящее воедино мгновение видеть можно» [1,
ты в Китае. Здесь величина ВВП за исследуемый
с. 14]. М.В. Ломоносов обратился ко всем русским
период увеличилась в 4 раза, в Индии - в 2,5 раза
патриотам, в особенности к молодёжи, с горячим
и России - в 2,2 раза. За этот период Россия с 9
призывом изучать наше отечество, говорит об увместа переместилась на 6 место по величине ВВП.
лекательном исследовании земных недр. Он также
По прогнозу специалистов Всемирного банка
предвидел, что богатство России будет приращатьКНР выйдет на первое место в мире по объёмам
ся освоением Сибири и Северного океана. «СеверВВП по результатам текущего 2015 года. Россия,
ный океан, - писал он, - есть пространное поле, где
ведущая страна в мире по запасам
усугубиться может российская слава,
нефти, газа, угля и других сырьевых
соединённая с беспримерною польАнализ
ресурсов, имеет мощные транспортзою» [1, с. 21]. Предвидение ученого
современного
полностью подтвердились. В Сибири состояния и динамики ные артерии, трубопроводы Северный
были найдены большие запасы ТЭР важнейших показателей нефтяной поток и Южный нефтяной
поток. Строительство моста через
(топливно-энергетических ресурсов)
по 12 странам мира
Керченский пролив, ввод только за
- нефти, газа, угля и других минеральпоказал, что Россия
2014 г. двух новых шахт, находящийся
ных ресурсов.
за прошедшие 12 лет
В Северном Ледовитом океане ге- достигла значительных на стадии строительства нефтепровод в КНР. РФ по сырьевым ресурсам
ографами определены, а геологами
успехов в развитии
может в 2016 году выйти на 4 место в
разведаны огромные запасы ТЭР в
своей экономики.
мире, обойдя такие развитые страны,
шельфе и глубине океана. Эти ресуркак Германия, Япония, Индия.
сы обеспечат высокую скорость разПо показателю «Темпы инфляции» Россия в
вития и конкурентоспособность промышленности
2000 году имела наихудшее значение, т.е. наибои населения нашей страны в условиях глобальной
лее высокий уровень инфляции среди рассматриполитической и экономической нестабильности в
ваемых стран - 20,8%. Однако за исследуемый
мире.
период Россия добилась резкого снижения темпов
В данной статье проанализировано современинфляции до уровня 6,6%, т.е. на 14,2 п.п.
ное состояние экономик 12 стран: США, КНР, ИнВысокие темпы инфляции наблюдались в Индии, Японии, Германии, России, Великобритании,
дии, Бразилии и Польше. Ряд стран за анализируБразилии, Франции, Республикаи Корея, Польши
емый период допустили значительное увеличение
и Норвегии. Период исследования равен 12 годам
темпов инфляции: КНР - с 0,4% до 2,6%, Велико(2000-2012 гг.) с разбивкой по следующим годам:
британия - с 0,9% до 2,8%. Однако величина рас2000, 2005, 2010, 2012 годы [3-7]. Далее распредесматриваемого показателя темпа инфляции в Росляем исследуемые страны по величине (объёму)
сии, равная 6,6% в 2012 году, оказалась высокой
достигнутого ВВП в 2012 году, (выполнено автодля 11 стран, и только в Индии темпы инфляции
рами статьи и приведено в табл. 1). Наибольшее
были выше.
значение ВВП достигнуто в США - 16048,2 млрд
Наибольший уровень безработицы приходится
долл., в Китае и Индии. Россия в этом списке занина Польшу - 16,1%, Бразилию - 12,3%, РФ - 10,6%.
мает шестое место. Ранжирование ВВП по данным
Из них только РФ и Бразилия, смогли снизить урона начало исследуемого периода, т.е. по уровню,
98
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Таблица 1.
Ƚɨɞ
Динамика макроэкономических показателей за период 2000-2012 гг.
(ранжирование стран по величине ВВП проведено авторами)
ɋɬɪɚɧɚ
ɋɒȺ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
ɄɇɊ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
ɂɧɞɢɹ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
əɩɨɧɢɹ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
Ƚɟɪɦɚɧɢɹ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
ɊɎ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
ȼɟɥɢɤɨɛɪɢɬɚɧɢɹ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
Ȼɪɚɡɢɥɢɹ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
Ɏɪɚɧɰɢɹ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
Ɋɟɫɩɭɛɥɢɤɚ
Ʉɨɪɟɹ
ɋɪɟɞɧɢɣɬɟɦɩɪɨɫɬɚ
ȼȼɉɉɉɋ
Ɍɟɦɩɵ
ɍɪɨɜɟɧɶ
ɦɥɪɞɞɨɥɥɋɒȺ ɢɧɮɥɹɰɢɢ ɛɟɡɪɚɛɨɬɢɰɵ
99
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Рисунок 1.
Изменение темпа инфляции/уровня безработицы в 2000-2012 гг.
дни американцы обычно начинают работать позже
вень безработицы в 2 раза. Многие страны за ана(после окончания колледжа или получения степени
лизируемый период допустили значительный рост
магистра). Увеличение доступного для отдыха вребезработицы: США, КНР и др. По уровню безрабомени позволяет уделить больше времени другой
тицы в 2000 году РФ находилась на 3 месте среди
деятельности, имеющей для них в настоящее время
стран, допустивших высокие уровни безработицы.
большую ценность. Увеличивается проведение вреВ 2012 году Россия вышла на 9 место среди стран
мени с семьёй и друзьями, время занятия спортом
с наименьшими значениями уровня безработицы.
и хобби, туризмом, повышением уровня культуры и
Произошёл переворот: в 2000 году у девяти из 12
образования - сейчас это главные выгоды жизни в
стран уровни безработицы были ниже, чем у РФ,
развитых странах с высоким уровнем ВВП.
а 2012 году у 9 стран уровень безработицы был
Эксперты считают, что экономическая мощь
выше, чем у РФ.
США не столь устойчива, потому что базой для созРанжирование стран по темпам роста ВВП за
дания ВВП являются материальные ресурсы, а они
исследуемый период показал, что наивысшие тем- в виде заводов, фабрик, современных технологий
пы роста были у Индии - 12,27%, России - 9,79% и
- давно переведены из США в Китай, Тайвань, ИнКитая - 9,68%. Ранжирование стран по численнодонезию. Учитывая вышеизложенное, отбрасывая
сти населения следующие: КНР - 1343,2 млн чел.;
перепродажу бумажного «воздуха», т.е. ценных
Индия - 1251,3 млн чел.; США - 313,8 млн человек.
бумаг (акций, облигаций), за частью которых уже
Анализ современного состояния и динамики
ничего не стоит, реальная стоимость ВВП США буважнейших показателей по 12 странам мира подет не столь впечатлительной.
казал, что Россия за прошедшие 12 лет достигла
Если в России сохранятся темпы
значительных успехов в развитии свороста ВВП, достигнутые за предыдуей экономики. Этому способствовало
«Северный
щие 12 лет, то в 2023 году ВВП России
наличие высокого потенциала энергеокеан, - писал
может достигнуть 5375,2 млрд долл.
тических и материальных ресурсов,
М.В. Ломоносов, И РФ может занять 3 или 4 место по
повышение интеллектуального уровесть пространное
величине ВВП в мире. Оснований для
ня человеческого капитала России, а
поле, где усугубиться
оптимизма много: в 2015 году должен
также высокий уровень менеджмента
может российская
быть сдан в эксплуатацию «Голубой
- в частности, управление страной в
слава, соединённая
поток», для обеспечения газом южкризисных ситуациях Президентом
с беспримерною
ной части Европы. От нефтегазовых
РФ В.В. Путиным.
пользою».
месторождений Сибири в 2014 году
Следует отметить, что экономиченачалось проведение нефтепровода в
ская мощь Америки в современный
КНР, планируется строительство моста через Керпериод велика. США создают 20% ВВП мира, имея
ченский пролив.
численность населения всего 4,5% от общей чисВ октябре 2014 года на Крайнем Севере нашей
ленности населения мира. И об этом американцы
страны сделаны поистине сенсационные открытия.
любят говорить. При этом они забывают сказать,
В Карском море найдено месторождение, рекордчто потребляют в 2 раза больше, чем создают.
ное по запасам лёгкой нефти. В море Лаптевых
Доля США в создании мирового ВВП имеет тендентакже в октябре 2014 года военные гидрографы отцию снижения. Причиной этому явилась высокая
крыли новый остров. Площадь острова составляет
скорость развития экономик ряда других ведущих
около 500 квадратных метров, высота над уровнем
стран - Китая, Индии, России. Эти страны за расморя - не более метра. По предварительным рассматриваемый период значительно увеличили темчётам, территориальные воды России увеличатся
пы роста ВВП, которые стали превышать в 2 раза
на 452 кв. мили. В 2014 удалось нанести на карту
темпы, достигнутые в США.
и другие новые объекты: острова в районе Новой
Также следует отметить, что в Америке ослабеЗемли, проливы и мысы. Теперь их официально завает дух соперничества, конкуренции. Если в накрепили за Россией [2].
чале XX века некоторые промышленные рабочие
Россия в результате этих позитивных изменеСША (например, в металлообработке) трудились по
ний переходит в первую тройку нефтевладельцев
12 часов в день и 7 дней в неделю. Сегодня типичмира (после Венесуэлы и Саудовской Аравия).
ной является 40-часовая рабочая неделя. В наши
100
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Считается, что Арктика скрывает в своих недрах более 20% общемировых запасов нефти и
газа. Страны, прилегающие к Арктике, должны
представить в ближайшее время в ООН свои доводы и доказательства права разведки прилегающей
к ним части подводного шельфа Северного Ледо-
витого океана. Рассмотрение этих данных позволит объединить усилия всех стран по рациональному использованию огромных запасов нефти и газа.
С позиций экономики: рационально увеличить улов
рыбы, значительно сократить время на перевозки
грузов морским путём.
Библиографический список:
1. Ломоносов М.В. Сочинения. М., Л.: Государственное издательство художественной литературы, 1961.
2. Кондрашов А. Битва за сокровища Арктики // Аргументы недели. 16 октября 2014 г.
3. Мэнкью Н., Тейлор М. Экономикс. СПб: Питер, 2013. 429 с.
4. Обзор Мировой Экономики [Электронный ресурс] // URL: http://www.ereport.ru/.
5. Российский совет по международным делам [Электронный ресурс] // URL: http://russiancouncil.ru/
inner/?id_4=137.
6. Статистика [Электронный ресурс] // URL: http://www.ruxpert.ru/.
7. Статистический сайт [Электронный ресурс] // URL: http://www.svspb.net/.
HODGHAEV R., ZAVRAZHNAYA E.
RUSSIA - HIGH SPEED OF DEVELOPMENT:
ANALYSIS OF THE CURRENT STATE OF THE LEADING ECONOMICS
Gross domestic product, inflation, unemployment, macro analysis, mineral resources, world ocean.
The analysis of the most important indicators of economic development had been conducted in the article.
Russia is one of the most leading countries in terms of development. Russia has huge oil and gas reserves that
will allow it to develop in the future high rates.
Рецензенты:
Козловский В.В., доктор экономических наук, профессор;
Пурыжова Л.В., кандидат экономических наук, доцент.
101
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
ИБРАГИМОВА А.Х.,
кандидат экономических наук, доцент кафедры «Бухгалтерский учет-1»
Дагестанского государственного института народного хозяйства
[email protected]
УДК 330
УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ БЮДЖЕТИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ НЕФТЕГАЗОДОБЫЧИ
Бюджетирование, бюджет, управленческий учет, счета управленческого учета,
учетная информация, затраты, отклонения по бюджетам, виды бюджетов.
В статье рассмотрена система бюджетирования на предприятиях нефтегазодобывающего
производства. Обосновывается, что при разработке бюджетов центров финансовой
ответственности необходимо руководствоваться принципом, в соответствии с которым
бюджет каждого из этапов является детализацией генерального бюджета.
Многие крупные компании, к которым можно
отнести и предприятия нефтегазодобычи, используют целый комплекс инструментов стратегического и оперативного управления, важнейшей составляющей которого является бюджетирование [1].
Бюджетирование является главным инструментом реализации стратегических целей предприятия. Повышение эффективности работы в
долгосрочной перспективе возможно на основе
создания конкурентных преимуществ с целевой
ориентацией на повышение стоимости. При этом
текущая деятельность предприятия планируется и
контролируется, исходя из стратегических целей
и тактических задач, которые воплощаются в конкретных показателях бюджетов.
Бюджет представляет собой целостную научно обоснованную систему сбора, обобщения и
интерпретации информации, получаемой из внутренней и внешней среды. Полученная информация используется для осуществления расчетов
основных и вспомогательных показателей экономического состояния предприятия. Рассчитанные
бюджетные показатели позволяют контролировать их выполнение на всех этапах процесса бюджетирования. Контролируют выполнение бюджетных показателей менеджеры различных центров
ответственности на всех этапах процессов снабжения, осуществления производственных работ
и других направлений деятельности нефтегазодобывающих предприятий. Составление и реализация бюджетных показателей в практической
деятельности предприятий являет собой систему
бюджетирования. Она всегда реализуется через
соответствующую организационную структуру и
систему управления предприятием [2]. Бюджеты
отражают цели и задачи каждого подразделения
и предприятия в целом. Существует большое разнообразие бюджетов, которые можно сгруппировать по классификационным признакам: степень
обобщения информации; периодичность предоставления; способ планирования; механизм использования.
На предприятиях нефтегазодобычи существует объективная необходимость составления генерального и частных бюджетов, сгруппированных
по признаку обобщения информации. Результатом составления генерального бюджета будет
составление прогноза прибылей и убытков, прогноза движения денежных средств и прогнозного
баланса. В свою очередь, генеральный бюджет
делится на операционный и финансовый.
Основная деятельность нефтегазодобывающих предприятий - проведение геологических
исследований и бурение различных скважин для
102
добычи углеводородов. Исходя из этого, операционный бюджет будет представлен бюджетами
закупки техники и оборудования, производства
буровых работ и сдачи работ заказчикам. Целью
составления операционного бюджета является
формирование отчета о прибылях и убытках. Для
этого необходимо определение бюджетного объема исследовательских, вышкомонтажных и буровых работ.
Методологической основой, без которой невозможно эффективное бюджетирование производимых работ, является взаимосвязь показателей затрат, уровня цен и объема производимых работ.
Обычно сначала составляется прогноз продаж, являющий собой отправную точку в системе
бюджетирования. Однако на данных предприятиях время осуществления работ и время получения доходов существенно растягивается и может занять от нескольких месяцев до нескольких
лет. Поэтому, исходя из специфики деятельности
нефтегазодобывающих предприятий, мы предлагаем разрабатывать бюджет производства как
отправную точку, влияющую практически на все
остальные бюджеты предприятия.
Успешное развитие предприятия во многом
зависит от исполнения инвестиционных проектов
в срок, а следовательно, скорости выполнения
стратегических планов. Если инвестиционный
бюджет не выполняется, то срок ввода в эксплуатацию и план-график реализации проекта будут
нарушены в сторону увеличения. По этой причине
появляются дополнительные затраты, срок окупаемости проекта увеличивается, а показатели
проекта ухудшаются. Факторы, влияющие на невыполнение бюджета инвестиций:
1. При формировании бюджета не были учтены дополнительные сроки для проведения тендерной процедуры;
2. Затянулся выбор поставщиков оборудования в связи с изменением проекта и др. Как следствие, из-за несвоевременного ввода в эксплуатацию скважины изменится план производства,
затраты, маржа, чистая прибыль. Чтобы исправить ситуацию потребуется пересмотр стратегии
в целом и других взаимоувязанных бюджетов. На
практике возможны большие расхождения между
фактическими и бюджетными данными, поэтому
рекомендуем иметь другой бюджет инвестиций
(резервный) и применять его при отклонениях от
бюджетных показателей свыше 15%.
Бюджет доходов и расходов предназначен для
планирования финансовых результатов работы
предприятий нефтегазодобычи. Обычно ему соответствует отчет о финансовых результатах. Это
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
управленческого учета материальных ресурсов;
результирующий плановый документ, поскольку
счета управленческого учета трудовых ресурсов;
при его составлении рассчитываются плановые
счета управленческого учета финансовых резначения прибыли и рентабельности. А получение
сурсов. Ведение на постоянной основе системы
прибыли является целью любого предприятия.
бюджетирования невозможно без наличия интеИменно поэтому важно знать размеры прибыгрированной организационной структуры предли заблаговременно, и только тогда можно разраприятия с выделением субъектов планирования
ботать планы использования прибыли для целей
(подразделения, участвующие в разработке сводинвестирования, погашения кредитов и займов,
ного бюджета) и объектов планирования (подразрешения других хозяйственных вопросов. При
деления, которыми составляется сводный бюджет
составлении бюджета доходов и расходов учии которые ответственны за выполнение сводного
тывается, что планирование выручки (доходов)
бюджета) [4].
и затрат (расходов) для нефтегазодобывающих
В практической деятельности есть некоторые
предприятий производится методом «по отгрузобстоятельства, которые отрицательно влияют на
ке». На практике выделяют несколько уровней
процесс бюджетирования. Среди них можно отприбыли и, соответственно, рентабельности. Это
метить постоянные изменения концепции, матеможет быть и валовая прибыль, и маржинальная
риалов, технологии производства работ. А ведь в
прибыль, и операционная прибыль, и прибыль
процессе строительства скважин так
до вычета налогов, и чистая прии происходит.
быль. Каждый из этих показателей
Многие крупные компаСледующим отрицательным оббюджета доходов и расходов служит
нии, к которым можно
стоятельством является долгий цикл
для определенных целей, которые
отнести и предприятия
бюджетирования. Это происходит изпонятны, исходя из формул расчета
нефтегазодобычи, исза необходимости мультиуровневого
этих видов прибылей.
пользуют целый комодобрения. Бюджет как инструмент
Ситуация, при которой разные
плекс инструментов
координации действий различных
затраты не попадают в бюджет и
стратегического и опеподразделений - удобная вещь. Одобычно проявляются в заключиративного управления,
нако руководителю предстоит контельной фазе буровых работ, может
важнейшей составляютролировать ситуацию, чтобы своевслужить основанием для разрывов
щей которого является
ременно собрать данные из разных
в финансировании работ. Для небюджетирование. Бюдисточников и подразделений. Расдопущения подобных ситуаций при
жетирование является
пространены ситуации, когда не сбастроительстве скважины важно выглавным инструментом
лансированы действия различных
полнение всех необходимых для этореализации стратеподразделений.
го видов работ последовательно. Погических целей предЗавышение плановых затрат таклезно рассматривать еще несколько
приятия. Повышение
же отрицательно влияет на бюджет.
аналитических форматов бюджета
эффективности работы
В бюджет могут быть включены от
доходов и расходов. Ведь, по сути
в долгосрочной пер2% до 10% предусмотренных резердела бюджет доходов и расходов
спективе возможно на
вов. Такие статьи позволяют маневопределяет доходную часть и струкоснове создания конкурировать при превышении бюджета.
туру расходов, которые должны оберентных преимуществ
Но они снижают точность прогноза и
спечить данный доход. Естественс целевой ориентацией
фактически легализуют право на изно, выполнение бюджета доходов и
на повышение стоимоменение статьи внутри периода бюдрасходов контролируется в разрезе
сти. При этом текущая
жетирования.
подразделений. Для каждого цендеятельность предИзучение мнений разных авторов
тра ответственности определяются
приятия планируется
по вопросу структуры бюджетов покабюджетные показатели по затратам,
и контролируется, исзало, что они предусматривают: бюдкак переменным, так и постоянным.
ходя из стратегических
жет продаж, бюджет закупок, произТакже рекомендуется анализировать
целей и тактических
водственный бюджет, бюджет прямых
бюджет доходов и расходов в разрезадач, которые вопломатериальных затрат, бюджет прязе клиентов и регионов. На основе
щаются в конкретных
мых затрат на оплату труда и бюджет
собранных фактических данных форпоказателях бюджетов.
общепроизводственных (операционмируется фактический бюджет дохоных) затрат, бюджет коммерческих и
дов и расходов. Наиболее сложной
управленческих расходов.
в процессе бюджетирования является процедура
Необходимо отметить, что в системе бюджеотражения фактических данных и отклонений от
тирования нефтегазодобывающих предприятий
планового бюджета в разрезе центров финансовсе ее компоненты тесно взаимосвязаны и взаивой ответственности на счетах бухгалтерского
мозависимы. Бюджет производственных затрат в
управленческого учета [3]. Детальный анализ иснефтегазодобыче, из-за отсутствия прямых матеполнения бюджета доходов и расходов нужно прориальных затрат, будет включать прямые затраты
водить только в том случае, если будут выявлены
труда и общепроизводственные расходы.
существенные отклонения показателей доходов,
Бюджет общепроизводственных расходов обычприбыли, рентабельности.
но не разукрупняется по составляющим, однако явОпыт западных стран подсказывает, что наиляется неоднородным по экономическому содержаболее рационально применение на предприятиях
нию включаемых в него затрат. А бюджет прямых
одновременно нескольких бюджетов, различаюзатрат труда является одноуровневым, то есть не
щихся по целям и срокам планирования.
подразделяется на подбюджеты.
Для предприятий нефтегазодобычи целесоДля целей оптимизации учетной работы в сиобразно использовать для отражения отклонений
стеме бюджетирования мы предлагаем объединить
от бюджетных затрат счета управленческого учеосновные виды бюджетов, применяемых в финанта, содержащие бюджетные и фактические покасовом планировании предприятий нефтегазодобызатели по видам ресурсов. Необходимо выделить
чи, в три группы: финансовые бюджеты (бюджет
следующие счета управленческого учета: счета
103
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
доходов и расходов, бюджет денежных средств,
прогнозный баланс); операционные бюджеты
(бюджет продаж, затрат, включая бюджет затрат
труда, бюджет накладных расходов); специальные
бюджеты (бюджет инвестиций, бюджет распределения прибыли, бюджеты отдельных месторождений и скважин, бюджет налоговых платежей и др.).
Данная система бюджетирования будет обеспечивать регулярное получение достоверной информации о результатах финансово-хозяйственной
деятельности, позволяя: эффективно управлять
затратами на производство геологоразведочных
работ, оборотными средствами, дебиторской и кредиторской задолженностью; выявлять и контролировать все финансовые потоки предприятий
нефтегазодобычи; оптимизировать налогообложение; осуществлять контроль работы центров
финансовой ответственности и их менеджеров
на всех стадиях реализации процесса бюджетирования.
Библиографический список:
1. Бертонеш М. Управление денежными потоками / Пер. с англ. / Бертонеш М., Найт Р. СПб: Питер,
2007. 238 с.
2. Вахрушина М.А., Сидорова М.И., Борисова Л.И. Стратегический управленческий учет. М.: Рид Групп,
2010. 192 с.
3. Друри К. Управленческий и производственный учет / Пер. с англ. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. 142 с.
4. Керимов В.Э. Учет затрат, калькулирование и бюджетирование в отдельных отраслях производственной сферы. М.: Дашков и К, 2005. 484 с.
IBRAGIMOBA A.
MANAGEMENT OF BUDGETING PROCESSES IN OIL AND GAS PRODUCTION
Budgeting, budget, management accounting, accounts of management accounting,
registration information, expenses, deviations from budgets, types of budgets.
The article deals with the budgeting system at the enterprises of oil and gas production.
When developing budgets of the centers of financial responsibility must be guided by
the principle, according to which the budget of each stage is a refinement of the General budget.
Рецензенты:
Козловский В.В., доктор экономических наук, профессор;
Рябцев С.В., кандидат экономических наук, доцент.
104
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
КУБИНА Н.Е.,
кандидат экономических наук, доцент, заместитель директора
института экономики и менеджмента БФУ им. И. Канта
[email protected]
УДК 339.138
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИНЦИПОВ И ЭЛЕМЕНТОВ ПРОЦЕССНОГО
УПРАВЛЕНИЯ В МАРКЕТИНГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОМПАНИИ
Принципы процессного управления, модели управления
маркетинговой деятельностью, маркетинговая стратегия,
функции службы маркетинга, этапы процесса управления маркетингом.
В статье проводится анализ содержания и характера маркетинговой деятельности
компаний в условиях изменившейся рыночной ситуации. Обосновывается
необходимость использования элементов процессного управления в организации
маркетинговой деятельности. Описываются основные этапы организации
маркетинговой деятельности в новых условиях хозяйствования.
фических рынков и изменению ценовой политиВ имеющейся литературе отмечаются серьезки; д) «информационный взрыв» и, как результат,
ные изменения, происходящие в системе управнесоответствие инерционных систем управления
ления предприятиями и организациями, непререзкому росту количества информации, обусловрывные кардинальные изменения в способах их
ленному распространением новых технологий;
взаимодействия с клиентами [2, 4, 5, 6]. Однако
е) изменение структуры потребностей потребитечасто авторами поднимается вопрос о том, готовы
лей: потребности, рождаемые деградацией («муж
ли маркетинговые службы управлять этими измена час»), потребности, импортируемые с образом
нениями. В кризисных условиях в целях экономии
жизни, техникой, сервисом (покупки через Интербюджетов в компаниях сокращается количество
нет, рынок питьевой воды, мобильный банкинг),
управленческих кадров, и необходимо, чтобы в
кризисные услуги на «формируемом доверии» (мемаркетинге разбиралось как можно большее колидицина, услуги по уходу, ЖКХ) формируют новые
чество менеджеров.
сегменты рынка, открывают новые возможности
Маркетинговая деятельность в компании людля потребителей и фирм.
бого профиля весьма многогранна
Таким образом, можно сделать оби предполагает выполнение целого
Исследователи
ряда функций: исследование отрас- и аналитики указывают щий вывод, что в последнее время существенно изменяются рынки, общелевых рынков, изучение вкусов и
на четыре ключевые
предпочтений покупателей, поста- проблемы, с которыми ство и потребитель. В этих условиях
традиционные модели организации и
новку работы с ключевыми клиенповсеместно сталкиуправления маркетинговой деятельтами, анализ конкурентного окружеваются и буду сталния, выявление основных трендов в киваться в ближайшее ностью оказываются часто весьма
инертными, не способными быстро и
поведении потребителей. Реальное
время сотрудники
изменение рыночной ситуации при- маркетинговых служб: своевременно реагировать на измеводит к тому, что формы и модели взрывной рост объемов нения рыночной среды, затратными
с точки зрения маркетинговых бюдорганизации маркетинговой деяданных, социальные
жетов и мало эффективными по ретельности должны быть гибкими и
платформы, выбор
зультатам, которые хотели бы видеть
могли бы легко адаптироваться под
каналов и устройств
собственники компании и инвесторы.
происходящие в рыночной среде изкоммуникации, меняГораздо больший эффект можно поменения. Только в этом случае весь
ющаяся демогралучить при организации маркетингопроцесс управления в компании буфическая картина.
вой деятельности на принципах продет ориентирован на достижение
цессного управления [2, 3, 5].
стратегических целей, поставленных
Это означает, что маркетинговую деятельность
перед руководством компании, а ее маркетингов компании следует рассматривать как непревая деятельность будет достаточно эффективной
рывный процесс, включающий ряд обязательных
и приносящей соответствующие результаты. В
основных этапов, последовательно и непосредпоследнее время в силу ряда обстоятельств, как
ственно связанных друг с другом. На наш взгляд,
политического, так и экономического характера, в
реализация принципов процессного подхода при
рыночной среде российского бизнеса произошли
постановке маркетинговой деятельности в компасерьезные изменения, которые не могли не окании означает выполнение следующих основных
зать влияния на организацию маркетинговой деяэтапов:
тельности на предприятиях и в организациях.
1. Исследование рынков фирмы. Построение
К основным факторам, оказывающим заметинформационной системы маркетинга в компании;
ное влияние на маркетинговую деятельность, сле2. Формирование ценностного предложения цедует отнести: а) замедление темпов роста рынка,
левым клиентам;
стагнация в некоторых сегментах рынка, усиление
3. Конкурентное позиционирование компании и
конкуренции; б) снижение покупательской споее продуктов на целевых рынках;
собности населения; в) нестабильность валютных
4. Организация обратной связи с клиентами,
курсов, влияющая на ценовую политику предприоценка уровня их удовлетворенности;
ятий; г) технологические революции (СПГ, слан5. Формирование лояльности клиентов к компацевый газ, нефть, 3D-принтеры), приводящие к
нии, развитие маркетинга партнерских отношений.
изменению сложившихся международных геогра-
105
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Опишем коротко сущность и основные элементы системы маркетинга на каждом из этапов.
Этап 1. Исследование рынков фирмы. Построение информационной системы маркетинга в
компании.
Данный этап связан с процессом получения и
анализа информации о ситуации на отраслевом
рынке. Этот процесс предполагает анализ рыночных потребностей, исследование основных
реальных и потенциальных игроков рынка, организацию мониторинга потребителей, конкурентов, поставщиков, формирование базы данных
и досье на клиентов и конкурентов, выявление
основных трендов в поведении покупателей, в
первую очередь, с точки зрения их ожиданий и
требований к продукту и системе обслуживания.
Результатом первого этапа должно стать четкое
понимание того, в каком направлении движется
потребительский спрос, каковы модели поведения покупателей и клиентов при выборе продуктов и услуг, какой продукт или услугу, с каким
функционалом, с какими характеристиками, на
каком уровне стандартов качества, с какими
дополнительными продуктами или услугами по
обслуживанию следует предложить целевому
сегменту рынка, будут ли они точно востребованы и готовы ли целевые клиенты за них платить
сейчас и в обозримой перспективе. Такой подход
будет обеспечивать компании более точной прогноз возможных объемов продаж и позволит избежать ненужных затрат на совершенствование
свойств и характеристик продуктов и услуг, которые не представляют значимой потребительской
ценности для клиентов и за которые они платить
не готовы. Таким образом, мы имеем возможность сформировать оптимальное ценностное
предложение своим целевым клиентам на интересующих нас сегментах отраслевого или регионального рынка.
Этап 2. Формирование ценностного предложения целевым клиентам.
На данном этапе основные процессы связаны
с разработкой и формированием товарного предложения реальным и потенциальным клиентам.
По выводам, сделанным на основании анализа информации по спросу и ценностям клиентов на первом этапе, компания разрабатывает свою товарную политику, определяется с выбором основных
товаров и услуг, широтой и глубиной ассортимента, необходимостью введения в ассортиментный
портфель дополнительных или вспомогательных
товаров и услуг, обязательностью сервисного сопровождения процесса продаж (допродажного и
послепродажного обслуживания), требуемыми дополнительными гарантиями для клиента, наличием
фирменного сервисного центра, брендовой и ценовой политикой.
Этап 3. Конкурентное позиционирование компании и ее продуктов на целевых рынках.
Сформировав свое товарное предложение в
соответствии с выявленными ценностями и уровнем требований целевых клиентов к качеству продуктов, необходимо выстроить процесс привлечения внимания достаточного количества клиентов,
чтобы иметь нужный объем продаж. На этом этапе главная деятельность направлена на процесс
выбора эффективных инструментов продвижения
и грамотное управление брендом компании и ее
продуктовыми брендами. Разработка стратегии
позиционирования является основным элементом
данного процесса, позиционирование должно быть
106
ясным, понятным для целевых клиентов и, главное,
принципиально отличающимся от предложений
конкурентов [1, 7].
Этап 4. Организация обратной связи с клиентами, оценка уровня их удовлетворенности.
Процессный подход к маркетинговой деятельности предполагает, что компания регулярно оценивает результаты своей деятельности на рынке,
путем организации обратной связи со своими целевыми клиентами. Для получения необходимой
информации такого рода компания организует
анкетирование целевых клиентов, анализирует
информацию, полученную от дилеров и других
посредников, изучает рекламации и жалобы клиентов, поступившие от своего отдела продаж и
службы сервиса, использует методику «тайного
покупателя» для оценки качества обслуживания
клиентов и соблюдения принятых стандартов работы с ними. Необходимо определить сроки и порядок проведения анкетирования клиентов. Главное - организовать систему контроля и устранения
выявленных в ходе обратной связи замечаний: что,
кем и когда конкретно было предпринято, как изменились оценки уровня удовлетворенности клиентов в результате принятых мер.
Этап 5. Формирование лояльности клиентов
к компании, развитие маркетинга партнерских
отношений.
Эффективный маркетинг - это процесс приобретения и удержания покупателя [4, 5]. Для этого
необходимо сформировать систему лояльности
клиентов к бренду компании и ее продуктам. На
этом этапе основные процессы в маркетинговой
деятельности компании связаны с разработкой
индивидуальных и коалиционных программ лояльности, выбором инструментов лояльности, построением партнерских отношений с клиентами,
включающих совместные программы долгосрочного развития, участием в общих инвестиционных
проектах и прочее. Основная цель - сделать клиента своим «адвокатом», что позволит существенно снизить затраты на дорогостоящие рекламные
кампании и оптимизировать бюджеты по продвижению компании и ее продукции на рынок.
Как видно из выше сказанного, процессный
подход к организации маркетинговой деятельности
позволяет получить целый ряд достаточно существенных преимуществ для компании. Но реализация процессного подхода в маркетинге выдвигает
новые требования к специалистам маркетинговых
служб и требует иного качества их работы. Анализ
показывает, что в настоящее время большая часть
из них не полностью готова к происходящим переменам и новым вызовам [4, 8].
Исследователи и аналитики указывают на четыре ключевые проблемы, с которыми повсеместно сталкиваются и буду сталкиваться в ближайшее
время сотрудники маркетинговых служб: взрывной
рост объемов данных, социальные платформы, выбор каналов и устройств коммуникации, меняющаяся демографическая картина [3, 6].
Сегодня маркетологам приходится сталкиваться с большим количеством неструктурированных
данных, полученных из разнородных источников,
понимать и взаимодействовать с более информированными и технически оснащенными потребителями, использовать более сложные технологии
и инструменты, и в то же время быть более вовлеченными в ведение финансовой отчетности своих
организаций. Учитывая текущую экономическую
нестабильность, компании не могут допустить
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
бесконтрольного финансирования своих маркетинговых инициатив, рентабельность инвестиций
в маркетинг в этих условиях является важным показателем деятельности маркетологов [2, 8]. В то
же время проводимые исследования показывают,
что сотрудники маркетинговых служб оказывают
достаточно сильное влияние на «продвижение»,
т.е. на деятельность по организации спроса и сбыта, включая рекламу, внешние связи и инициативы в области социальных медиа. Но играют менее
значимую роль в формировании стратегии ценообразования, вовлеченности в разработку новых
продуктов и выборе каналов сбыта [1, 5, 6]. Для
того чтобы успешно решать новые задачи, специалисты по маркетингу должны повышать свою
квалификацию, в первую очередь, в области технологий и финансов.
Маркетологи, которые успешно используют
новые источники знаний, смогут оказать значительное влияние на рост доходов, перестроить
взаимоотношения с клиентами и актуально позиционировать бренд. Предлагаемый процессный
подход к организации маркетинговой деятельности позволит уйти от сложившихся стереотипов и
подойти к понимаю вложений в маркетинг как выгодных для компании инвестиций.
Библиографический список:
1. Аакер Д. Стратегическое рыночное управление. СПб: Питер, 2011.
2. Данько Т.П. Управление маркетингом. М.: ИНФРА-М, 2011.
3. Кревенс Д. Стратегический маркетинг. М., СПб, Киев, 2009.
4. Котлер Ф., Вонг В., Сондерс Дж., Армстронг Г. Основы маркетинга. Изд-во Вильямс, 2010.
5. Ламбен Ж.Ж., Чумпитас Р., Шулинг И. Менеджмент, ориентированный на рынок. Стратегический и
операционный маркетинг. СПб: Питер, 2010.
6. Маркетинг / И.В. Липсиц, Е.Б. Галицкий, Е.Г. Галицкая и др.; под ред. Липсица И.В. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2012.
7. Траут Дж. Новое позиционирование. СПб: Издательство «Питер», 2009.
8. URL: http://www.strategy-business.com/ (Журнал «Strategy&Business»).
KUBINA N.
APPLICATION OF PRINCIPLES AND ELEMENTS
OF MANAGEMENT OF PROCEDURES IN COMPANY MARKETING
Principles of management of procedures, management models of marketing, marketing strategy,
functions of marketing department, stages of management process of marketing.
The article carries out analysis of the content and format of the company marketing operating on the greatly
changed market. It is given the ground for the necessity of the application of management of procedures
elements in marketing establishment. Article contains description of the major stages of marketing establishment
under the conditions of new business environment.
Рецензенты:
Сухарев О.С., доктор экономических наук, профессор;
Курьянов А.М., кандидат экономических наук, доцент.
107
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
СТЕПАНЕНКО Д.М.,
кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики
Белорусско-Российского университета
[email protected]
УДК 330
ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИННОВАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ
В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
Инновация, инновационная деятельность, инновационное развитие,
государственная инновационная политика, принцип, формирование, реализация.
В статье исследуется инновационная политика государства как важный фактор
развития экономики и общества в современных условиях. Автором сформулированы
и обоснованы основополагающие принципы формирования и реализации
государственной инновационной политики в Республике Беларусь.
Как самостоятельное направление государственной политики целенаправленное стимулирование нововведений - «инновационная политика»
- сформировалось в конце 60-х - начале 70-х годов
прошлого века. Термин «инновационная политика» был впервые использован в известном «докладе Charpie» («Технологические нововведения:
управление и условия осуществления»), подготовленном Министерством торговли США в 1967
году [1].
По выражению В.Ж. Келле, инновационная
политика выполняет интегративную функцию, поскольку она направлена на объединение в единый
комплекс научно-технической и производственной
сфер в деле создания и применения в производстве новых технологий, а также самого инновационного продукта [2].
Принципы формирования и реализации государственной инновационной политики представляют собой базовые основания, начала, в соответствии с которыми формируется и осуществляется
указанная политика.
Закон Республики Беларусь «О государственной инновационной политике и инновационной
деятельности в Республике Беларусь» устанавливает, что инновационная политика Беларуси формируется и осуществляется, исходя из следующих
основных принципов [3]:
1) свободы научного и технического творчества;
2) защиты интеллектуальной собственности;
3) направленности инновационной деятельности на достижение приоритетов социально-экономического развития Республики Беларусь;
4) обеспечения эффективного взаимодействия
компонентов национальной инновационной системы;
5) оптимального сочетания форм и методов государственного регулирования с использованием
рыночных механизмов развития инновационной
деятельности;
6) стимулирования инновационной деятельности;
7) экономической эффективности и результативности государственной поддержки субъектов
инновационной деятельности, субъектов инновационной инфраструктуры;
8) выделения бюджетных средств на конкурсной основе для реализации инновационных проектов.
Вместе с тем представляется, что, помимо приведенных выше, к числу основных принципов формирования и реализации инновационной политики
108
белорусского государства могут быть также отнесены такие, как [4, 5]:
1) принцип признания многообразия проявлений инновационной деятельности;
2) принцип признания инновационной деятельности как общественной ценности;
3) принцип системности;
4) принцип целенаправленности;
5) принцип подчиненности праву;
6) принцип признания многообразия источников
финансирования инновационной деятельности;
7) принцип ведущей роли государства в финансировании фундаментальных исследований;
8) принцип стимулирования конкуренции в национальной экономике на инновационной основе;
9) принцип непрерывности;
10) принцип научности;
11) принцип гибкости;
12) принцип инновационной активности государственного аппарата;
13) принцип развития международного сотрудничества в инновационной сфере.
Принцип признания многообразия проявлений инновационной деятельности означает, что
каждый субъект, осуществляющий деятельность,
представляющую собой любое из конкретных проявлений инновационной деятельности, должен
квалифицироваться с точки зрения государства
в качестве осуществляющего инновационную деятельность в целом. Это должно касаться и субъектов, осуществляющих научные исследования,
и субъектов, внедряющих инновации в производство, и субъектов, осуществляющих продвижение
новых продуктов, технологий или услуг на внутренний или мировой рынок, и субъектов, пропагандирующих новые научные достижения, и любых других субъектов, осуществляющих инновационную
деятельность в иных ее проявлениях.
Принцип признания инновационной деятельности как общественной ценности предполагает
формирование соответствующих ориентаций и
установок у всех членов общества, что включает
в себя комплексную работу в данном направлении
учреждений национальной системы образования,
активную пропаганду значимости инновационной
деятельности и необходимости ее осуществления
в национальных средствах массовой информации.
Как проявления отмеченного принципа могут рассматриваться наполнение действующих в стране
нормативных правовых актов положениями, ориентированными на всяческую поддержку новаторской деятельности, установление для предприятий,
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Практическая реализация отмеченного принципа
осуществляющих инновационную деятельность,
предусматривает всяческое содействие со стороболее благоприятных условий функционирования
ны государства развитию на его территории иннопо сравнению с предприятиями, ее не осуществлявационной инфраструктуры, индустрии венчурного
ющими.
финансирования, привлечению в национальную
Принцип системности в реализации государэкономику страны инновационно ориентированственной инновационной политики обусловлен
ных иностранных инвестиций. Важным аспектом
системным характером указанной политики, котореализации данного принципа является развитие в
рая охватывает собой совокупность прямых, косстране фондового рынка, предоставляющего возвенных и специфических методов ее реализации.
можности для аккумуляции финансовых ресурсов
Взаимодействуя между собой, элементы инновакак субъектов хозяйствования, так и отдельных
ционной политики государства предстают в своей
физических лиц и последующего направления
совокупности как составляющие целостной систеобозначенных ресурсов на цели финансирования
мы, обладающей внутренним единством.
инновационной деятельности.
В процессе проведения исследования госуВместе с тем следует отметить, что и развитие
дарственной инновационной политики учитывать
в стране инновационной инфраструктуры, и припринцип системности в ее реализации необходимо
влечение инновационно ориентированных инопосредством установления того, к каким результастранных инвестиций в ее экономику, и функциотам в инновационной сфере страны привело однонирование на территории государства фондового
временное совместное осуществление различных
рынка невозможно без соответствующей правовой
мероприятий инновационной политики, какова
регламентации. Это обусловливает тесную взаироль каждого из таких мероприятий как слагаемомосвязь принципа признания многого совокупного результата и какова
образия источников финансирования
синергия совместного осуществления
По выражению
инновационной деятельности и принтаких мероприятий.
В.Ж. Келле, инновациципа подчиненности государственной
Принцип целенаправленности в
онная политика выинновационной политики действуюреализации инновационной политики
полняет интегративную
щему в стране праву.
государства органично взаимосвязан
функцию, поскольку
Принцип признания многообразия
с принципом системности, ибо все элеона направлена на
источников финансирования инноваменты государственной инновационобъединение в единый
ционной деятельности призван также
ной политики как системы ориентирокомплекс научно-техакцентировать внимание на проблеме
ваны на достижение единой целевой
нической и производучастия банков страны в финансовой
установки. Целевая установка инноваственной сфер в деле
поддержке инновационного развития
ционной политики государства хараксоздания и применения
национальной экономики, что обутеризуется определенной двойственв производстве новых
словливает необходимость закрепленостью и охватывает собой, с одной
технологий, а также
ния в национальном законодательстороны, обеспечение стимулировасамого инновационного
стве страны норм, ориентированных
ния новаторской деятельности в страпродукта. Принципы
на создание у банков заинтересованне во всех ее возможных проявлениях,
формирования и реалиности в финансировании новаторской
а с другой стороны, создание условий
зации государственной
деятельности. Речь в данном случае
для прогрессивного технологического
инновационной политиможет идти о льготном налогообложеразвития народного хозяйства страны.
ки представляют собой
нии прибыли банков, о допуске банПоследнее означает содействие со
базовые основания,
ков к предоставлению с их стороны
стороны государства приоритетному
начала, в соответствии
тех или иных лицензируемых финанразвитию тех отраслей и производств,
с которыми формирусовых услуг, о создании в стране спекоторые относятся к прогрессивным
ется и осуществляется
циализированных банков поддержки
на данный момент времени (в совреуказанная политика.
инновационного развития.
менных условиях - к пятому и шестоКроме того, если вести разговор о
му) технологическим укладам.
национальном рынке банковских услуг
Принцип подчиненности государв целом и о проблеме допуска на указанный рынок
ственной инновационной политики действующеиностранных банков, то посредством закрепления
му в стране праву задается нормативно-правосоответствующего формального правила на уроввой парадигмой указанной политики. Каждый
не нормы национального законодательства такого
системный элемент инновационной политики
рода допуск можно напрямую увязать с предоставгосударства, как и вся данная система в целом,
лением иностранными банками финансовых ресуробъективным образом опосредуется правом как
сов в определенном объеме на цели инновационнообщественным институтом.
го развития национальной экономики страны.
Таким образом, обозначенный принцип обуПринцип ведущей роли государства в финансловлен тем фактом, что государственная инновасировании фундаментальных исследований обционная политика является ничем иным, как споусловлен необходимостью нивелирования с его
собом выражения инновационной функции права,
стороны соответствующего провала рынка, вынаходящим свое проявление в конкретных дейражающегося в недостаточном финансировании
ствиях государственных органов, направленных на
обозначенных исследований со стороны рыночсодействие инновационному развитию национальных субъектов. Реализация отмеченного принципа
ной экономики и общества в целом посредством
должна обеспечиваться путем ежегодного закреиспользования правовых средств.
пления объема ассигнований на финансирование
Принцип признания многообразия источников
фундаментальных исследований в государственфинансирования инновационной деятельности
ном бюджете страны на очередной финансовый
предполагает обеспечение со стороны государства
год, финансирования государством национальных
возможностей для финансирования указанной депрограмм фундаментальных исследований в приятельности как за счет средств государства, так и
оритетных областях знаний.
за счет средств физических и юридических лиц.
109
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
ловий того или иного государства) и выявление
В то же время принцип ведущей роли госузакономерностей развития инновационной дедарства в финансировании фундаментальных исятельности, обусловленных соответствующим
следований не означает запрета с его стороны
воздействием со стороны государства. Знание
финансирования фундаментальных исследований
обозначенных закономерностей является, в свою
субъектами хозяйствования, работающими на
очередь, ключом к предвидению наиболее веего территории. Напротив, участие предприятий
роятных последствий тех или иных мер воздейстраны в финансировании исследований фундаствия на экономику страны, предпринимаемых
ментального характера следует всячески приветгосударством в рамках реализации национальствовать и поощрять, в том числе посредством
ной инновационной политики.
закрепления в национальном законодательстве соПринцип гибкости находит свое
ответствующих стимулирующих мер.
проявление
в том, что инновационТаким образом, можно говорить
Принцип признания
ная политика, осуществляемая госуо диалектическом единстве ведущей
многообразия проявдарством, должна обладать способроли государства в финансировании
лений инновационной
фундаментальных исследований, с деятельности означает, ностью быстро приспосабливаться к
изменениям во внешней и внутренней
одной стороны, и стимулирования
что каждый субъект,
среде, оперативно реагировать на тасубъектов хозяйствования осущестосуществляющий декие изменения. Быстрота реакции со
влять инвестиции в указанный тип исятельность, представстороны государственных органов на
следований, с другой стороны.
ляющую собой любое
изменения во внешней и внутренней
Принцип стимулирования конкуиз конкретных проявсреде способна быть как фактором
ренции в национальной экономике на
лений инновационной
инновационной основе означает не- деятельности, должен наиболее полной реализации возможностей для инновационного развития
обходимость установления государквалифицироваться с
ством мер специальной поддержки в точки зрения государ- национальной экономики, возникших
под влиянием воздействия отмеченотношении производителей, выходяства в качестве осущих на рынок с инновационной про- ществляющего иннова- ных изменений, так и фактором сведукцией.
ционную деятельность дения к минимуму соответствующих
опасностей и угроз.
Осуществляя инновационную пов целом. Это должно
Суть принципа инновационной
литику в соответствии с указанным
касаться и субъектов,
активности
государственного аппапринципом, государство тем самым
осуществляющих наспособствует как реализации интере- учные исследования, и рата заключается в том, что органы
сов потребителей на соответствующем субъектов, внедряющих государства, принимающие участие
в осуществлении инновационной порынке, препятствуя возникновению
инновации в произлитики, стимулируя новаторскую акмонополизма, так и осуществлению
водство, и субъектов,
инновационной деятельности со сто- осуществляющих про- тивность субъектов хозяйствования,
должны вместе с тем сами постоянно
роны тех субъектов хозяйствования,
движение новых прокоторые занимают ведущие позиции дуктов, технологий или внедрять в процессе своей деятельности инновации в сфере государственна нем.
услуг на внутренний
ного управления. Другими словами,
Принцип непрерывности в реалиили мировой рынок, и
зации государственной инновацион- субъектов, пропаганди- государство, реализующее иннованой политики означает постоянство, рующих новые научные ционную политику и представленное
на практике совокупностью органов
недискретность воздействия со стодостижения, и любых
роны государства на национальную других субъектов, осу- государственной власти и управлеэкономику и общество в целом с це- ществляющих иннова- ния, само должно быть инновацилью стимулирования создания и вне- ционную деятельность онно активным. Своей собственной
дрения в жизнь прогрессивных ново- в иных ее проявлениях. инновационной активностью государственные органы способны вносить
введений на территории страны. В
значительный вклад в создание в
определенные периоды времени инобществе духовной атмосферы, в наибольшей стеновационная политика государства может иметь
пени благоприятствующей новациям и внедрению
свои особенности (например, в случае участия
прогрессивных нововведений.
страны в крупномасштабном военном конфликте
Принцип развития международного сотруднигосударство будет уделять первоочередное вничества в инновационной сфере предполагает как
мание инновациям в оборонно-промышленном
участие самого государства в лице его различных
комплексе, в стратегии, тактике и средствах веорганов в сотрудничестве в отмеченной сфере
дения боевых действий), однако общая целевая
с другими государствами, так и обеспечение со
установка, присущая государственной инновастороны государства возможностей для сотрудниционной политике, всегда остается неизменной.
чества отечественных предприятий, осуществляюЭто позволяет вести речь о тесной взаимосвязи
щих инновационную деятельность, с инновационно
принципов непрерывности и целенаправленности
активными зарубежными субъектами хозяйствов процессе реализации инновационной политики
вания. Международное сотрудничество в инновагосударства.
ционной сфере охватывает собой совместную с
Принцип научности исходит из необходимодругими государствами реализацию инновационсти научного обоснования как в целом иннованых проектов, налаживание совместного выпуска
ционной политики, реализуемой в стране, так и
инновационной продукции, совместное участие в
каждого из отдельных мероприятий, проводимых
проведении тех или иных научных исследований.
государством в процессе осуществления указанВсе принципы реализации государственной инной политики. Такое обоснование предполагает
новационной политики взаимосвязаны между сонепрерывное, всестороннее и детальное изучебой. Так же, как и сама инновационная политика
ние прошлого опыта реализации отечественной
государства, они образуют систему, будучи элеинновационной политики, аналогичного опыта
ментами которой, задают общее направление и
иных государств мира (с учетом специфики ус-
110
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
особенности характера воздействия государства
на состояние и масштабы проявления новаторской
активности в национальной экономике и в обществе в целом.
Библиографический список:
1. Белов В.Н. К вопросу о российской инновационной политике. Зарубежный опыт // Инновационная
политика и инновационный бизнес в России. Аналитический вестник. 2001. № 5 (146). С. 16-27.
2. Келле В.Ж. Инновационная система России: формирование и функционирование. М.: Едиториал
УРСС, 2003. 148 с.
3. Закон Республики Беларусь от 10.07.2012 г. № 425-З «О государственной инновационной политике
и инновационной деятельности в Республике Беларусь» // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000
[Электронный ресурс].
4. Степаненко Д.М. Инновационное развитие Республики Беларусь: законодательное регулирование и
направления активизации. Могилев: Белорусско-Российский университет, 2013. 230 с.
5. Степаненко Д.М. Государственная инновационная политика: нормативно-правовая парадигма //
Вестник экономической интеграции. 2013. № 10. С. 91-104.
STEPANENKO D.
THE PRINCIPLES OF FORMATION AND REALIZATION
OF THE STATE INNOVATION POLICY IN REPUBLIC OF BELARUS
Innovation, innovation activity, innovation development,
state innovation policy, principle, formation, realization.
In article the innovation policy of the state as an important factor of development
of economy and society in modern conditions is investigated. The author formulated
and proved the fundamental principles of formation and realization
of the state innovation policy in Republic of Belarus.
Рецензенты:
Чаплыгин В.Г., доктор экономических наук, профессор, профессор кафедры экономики и финансов
Балтийского федерального университета им. И. Канта;
Крамаренко И.А., кандидат экономических наук, доцент.
111
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
УЛЬЯНКИН П.Н.,
кандидат экономических наук, профессор, доцент кафедры экономики и предпринимательства КГТУ
[email protected]
ГОЛОВАНОВ А.А.,
аспирант кафедры экономики и предпринимательства КГТУ
УДК 336
СИСТЕМА СБАЛАНСИРОВАННЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ И ЕЁ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ КАК ИНСТРУМЕНТА
ОЦЕНКИ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ КОММЕРЧЕСКОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЯ
Система сбалансированных показателей, конкурентоспособность, Интернет,
коммерческое предложение, коммуникация, клиентская база, поисковая система,
контекстная реклама, сайт, оптимизация сайта в поисковых системах.
В статье рассматривается подход к оценке конкурентоспособности коммерческого предложения
предприятия с применением системы сбалансированных показателей. Основное внимание в этой
системе уделяется показателям, изучение которых стало возможным, благодаря использованию
современных технологий коммуникации с клиентской базой, через Интернет. Аналитические
инструменты Интернета позволяют максимально быстро и при малых затратах оценивать
эффективность коммерческого предложения предприятия, изучать особенности спроса и заниматься
продвижением товаров и услуг. Методика использования этих инструментов описана в данной статье.
Предпосылкой к созданию системы сбалансированных показателей стал тот факт, что в современных условиях, когда постоянно меняется ситуация на рынке, предлагается широкий ассортимент
товаров, ориентированных на предпочтения отдельных групп клиентов. «Срок жизни» продуктов и технологий стал коротким, успех или провал
предприятия определяются нематериальными и
нефинансовыми факторами эффективности. Ключевыми из таких факторов являются отношения с
клиентами и поставщиками, скорость внедрения
новых продуктов и технологий, качество продуктов
и процессов, квалификация персонала и т.д. Сегодняшние условия ведения бизнеса требуют иной
системы измерения и оценки эффективности деятельности предприятия.
В 1992 г. профессоры Гарвардской школы бизнеса Дэвид Нортон и Роберт Каплан ввели термин «система сбалансированных показателей».
По результатам проведенного ими исследования
широкого круга компаний они смогли предложить
новую методику оценки компаний. Её новаторство заключалось в отходе от оперирования только финансовыми показателями, которые свидетельствовали об итоговом результате в текущем
моменте времени, не давая информации об эффективности создания добавленной стоимости по
всей цепочке бизнес-процессов, технологических
изменений и инноваций, предпочтений потребителей, активности конкурентов и т.д. Было убедительно показано, что финансовые показатели
свидетельствуют о свершившихся событиях и не
могут более служить базой для осуществления
долгосрочных решений [1, c. 10].
Сегодня, как и всегда, одним из ключевых элементов успеха любого бизнеса является умение
наладить качественную коммуникацию с клиентом,
найти к нему подход, определить его потребности,
явные и скрытые. Компании, которым это удается,
всегда будут конкурентоспособны.
Качество коммуникации с клиентом можно определить, используя ряд показателей: лидогенерация,
конверсия, средний чек, количество повторных обращений (далее «конверсионные показатели»).
Данные показатели в основном используются
для оценки качества коммерческого предложения
компании в том или ином виде. Целесообразно ве-
112
сти их постоянный мониторинг, и, разумеется, они
должны быть включены в общую систему сбалансированных показателей. Далее раскроем коротко
содержание каждого из показателей.
Лидогенерация (от англ. lead - попытка) - целенаправленная деятельность компании по формированию постоянного активного потока обращений потенциальных клиентов (лидов) с целью приобрести
товар или воспользоваться услугой. Соответственно, показатель измеряется количеством лидов.
Конверсия - процент фактически совершенных
заказов (покупок) от общего числа обращений.
Средний чек - средняя стоимость сделки, а
именно сумма в рублях, которую клиент платит за
товар или оказанную услугу в рамках одного единовременного заказа.
Количество повторных обращений является показателем лояльности клиента к компании,
его приверженности к бренду, качеству товаров и
уровню обслуживания.
Конверсионные показатели являются ключевыми показателями результативности (КПР) коммуникации с клиентом. В рамках предлагаемой
автором статьи методики оценки конкурентоспособности коммерческого предложения предприятия в качестве сотрудника, отвечающего за эти
показатели, будет рассматриваться интернет-сайт
компании. Причины рассмотрим далее.
За последние десять лет аудитория Интернета в
России и в мире выросла в разы. Все больше пользователей отказываются от телевидения, прессы и
радио в пользу альтернативных средств массовой
информации. Основная причина заключается в изменении темпа жизни, а также в потребности оперативно получать необходимую информацию.
Сегодня самым быстрым каналом получения
информации является Интернет. Предпринимательство как институт не может проигнорировать
эту тенденцию, и поэтому активно использует Интернет как инструмент развития бизнеса. В свою
очередь, интернет-индустрия дает бизнесу все
больше аналитических возможностей, например,
для оценки спроса и выяснения потребительских
предпочтений.
Возвращаясь к системе сбалансированных показателей, следует сказать, что одно из основных
ее назначений заключается в обеспечении возмож-
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ности мониторинга и получения обратной связи,
которые необходимы для генерации организационных инициатив внутри структурных подразделений через так называемые ключевые показатели
результативности. По сути, КПР - это измерители
достижимости целей, а также характеристики эффективности бизнес-процессов и работы каждого
отдельного сотрудника. Именно поэтому ССП - инструмент не только стратегического и оперативного управления, но и оценки конкурентоспособности
[2, c. 47].
Д. Нортон и Р. Каплан предложили рассматривать компанию в новой системе координат, состоящей из 4 основных направлений, именуемых
перспективами: финансы, клиенты, внутренние
бизнес-процессы, а также обучение и рост.
Порядок перечисления здесь не случаен и обусловлен рядом факторов. В первую очередь, - это
значимость. Финансовые результаты остаются мерилом эффективности бизнеса и показывают экономические последствия решений и предпринятых
действий.
Клиентская составляющая описывает место и
роль компании на рынке относительно конкурентов, отношения с покупателями, потребительские
ценности реализуемых товаров или услуг на рынке.
Перспектива внутренних бизнес-процессов часто подразумевает создание новых процессов и/
или новых продуктов.
Перспектива обучения и развития описывает
внутреннюю инфраструктуру - нематериальные
активы, которые являются или будут являться базой для долгосрочного развития компании. Это человеческий капитал, который представляет собой
совокупность знаний, умений и ноу-хау; информационный капитал, отождествляющий информационную систему компании; организационный
капитал, который определяется через гибкость организационной структуры и способность компании
к изменениям [3, c. 114].
На базе изложенного ранее материала о применении современных интернет-технологий при
анализе поведения клиентов и оценке конкурентоспособности коммерческого предложения компании, автор статьи предлагает внедрить в рамках
системы сбалансированных показателей еще одну
перспективу, а именно - информационное продвижение товаров и услуг.
Для каждой из перечисленных перспектив
определяется группа показателей, характеризующих степень реализации целей. Показатели имеют количественное измерение. Информационное
продвижение товаров и услуг в данном контексте
будет соотноситься с конверсионными показателями.
В условиях постоянно развивающихся интернет-технологий у современных предприятий малого бизнеса, особенно тех, которые только начинают
свою деятельность, есть возможность производить
непрерывный мониторинг конверсионных показателей, и этот процесс должен стать неотъемлемым
этапом формирования системы сбалансированных
показателей и составлять основу методики оценки конкурентоспособности предприятия на основе
данной системы.
Как уже упоминалось ранее, за конверсионные
показатели компании отвечает сайт. При этом следует сказать, что сайт сам по себе не является рекламным объявлением, а лишь информационной
страницей, на которую клиент попадает, увидев
или услышав где-либо объявление. Самым распро-
страненным на сегодняшний день способом, позволяющим направить клиента на сайт компании,
где он сможет ознакомиться с продуктом, является
размещение объявлений в двух крупнейших поисковых системах Интернета России и всего мира:
Google и Yandex.
Google (рус. «Гугл») - крупнейшая сеть поисковых систем, принадлежащая американской транснациональной публичной корпорации Google Inc.
Первая по популярности (79,65%), обрабатывает
41 млрд 345 млн запросов в месяц (доля рынка 62,4%), индексирует более 25 млрд веб-страниц,
может находить информацию на 195 языках [4].
Поисковая система «Yandex» («Яндекс») в настоящее время занимает лидирующее положение
в поисковом трафике Рунета, являясь фаворитом
почти всех пользователей, нуждающихся в поиске
информации в странах СНГ. Ежедневная посещаемость этой поисковой системы - более 9 миллионов человек. В поисковой системе представлено
более 5,4 миллиона сайтов с количеством страниц
более 2,5 миллиарда, что составляет более 62 терабайтов информации [5].
Для того чтобы описать сайт как инструмент
оценки конкурентоспособности компании, необходимо начать с оптимизации размещения сайта в
поисковых системах.
Итак, размещение сайта в поисковых системах
осуществляется через организацию рекламных
компаний в виде коротких объявлений с использованием интернет-сервисов «Yandex-Директ» и
«Google Adwords».
Для того чтобы сформировать рекламное объявление грамотно, необходимо подобрать ключевые слова, используя которые, по мнению компании, потенциальные клиенты будут искать их
продукт в Интернете. Это один из самых ответственных этапов установления коммуникации с
клиентами в рамках использования современных
технологий контекстной рекламы.
Контекстная реклама - размещение интернетрекламы, основанное на соответствии содержания
рекламного материала контексту (содержанию) интернет-страницы, на которой размещается рекламный блок. Носителем рекламы может быть текстографическое объявление, рекламный баннер либо
видеоролик.
Контекстная реклама действует более избирательно и отображается посетителям поисковой
системы, сфера интересов которых потенциально
совпадает/пересекается с тематикой рекламируемого товара либо услуги, целевой аудитории, что
повышает вероятность их отклика на рекламу.
Затем, по мере показов объявлений в поисковой системе, сайт компании начинает аккумулировать статистику, используя интернет-сервис под
названием «Yandex-Метрика». Это аналитический
инструментарий оценки эффективности рекламных объявлений и содержания сайта.
Просмотр собранной «Метрикой» статистики
можно осуществить с помощью шести видов отчетов, доступных на сервисе (определив при этом
отчетный период в календаре):
1. Трафик. В этом отчете можно анализировать
посещаемость сайта, в частности, можно посмотреть долю новых пользователей и долю отказов
(ухода с сайта). Показатель «Вовлечение» дает
представление о том, насколько аудитория заинтересована содержанием сайта - подсчитывается
количество просмотренных страниц и проведенное
на сайте время.
113
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
2. Источники. В этот отчет входят данные о
количестве визитов на сайт из разных источников
(это могут быть переходы из поисковых систем, по
ссылкам с других сайтов, по рекламным объявлениям и др.). Здесь же можно узнать, с каких конкретно сайтов, страниц и поисковых систем приходят пользователи, а также посмотреть, по каким
именно поисковым фразам чаще всего бывают
переходы с поисковых систем.
3. Возвраты. Этот отчет считает периодичность
возвращения пользователей и время, прошедшее
с его первого визита (т.е. фактически «возраст»
посетителя на сайте).
4. Содержание. Здесь вы сможете узнать, какие материалы на сайте наиболее посещаемы
пользователями. Удобно, что отчет расставляет
страницы в виде дерева (т.е. сначала вы увидите
наиболее популярные разделы, раскрыв каждый
из которых сможете ознакомиться с конкретными
страницами, которые пользуются популярностью).
В этом же отчете можно просмотреть основные
страницы входа на сайт и точки выхода (последние
страницы визита посетителя). Далеко не всегда это
бывает главная страница.
5. География. «Метрика» позволяет посмотреть,
из каких стран мира приходят пользователи или, с
помощью отчета по России, просмотреть, из каких
они регионов страны.
6. Демография. Отчет характеризует аудиторию сайта по полу и возрасту.
Статистическая информация, отображающаяся
в этих шести отчетах, позволяет увидеть слабые
места в коммерческом предложении компании, а
также выявить успешные решения, которые принесли наибольший финансовый результат, и скопировать их модель на другие аспекты деятельности
компании.
Следует принять во внимание, что, прежде чем
оценивать эффективность работы сайта и рекламных объявлений, которые приводят на сайт, необходимо определить задачи, которые должен решать
сайт. Чаще всего это конкретное целевое действие
пользователя после перехода на сайт. Это может
быть звонок в компанию, размещение заявки прямо
на сайте в специально разработанной форме или
просто переход на определенную страницу сайта.
Библиографический список:
1. Внедрение системы сбалансированных показателей / Horvath & Partners; пер. с нем. М.: Альпина
Бизнес Букс, 2005. 478 с. (Серия «Модели менеджмента ведущих корпораций»).
2. Естехина И.В. Инструментарий оценки эффективности сбалансированной компании на основе сбалансированной системы показателей // Экономика, предпринимательство и право. 2012. № 3.
3. Каплан Р.С. Стратегические карты. Трансформация нематериальных активов в материальные результаты / Р.С. Каплан, Д.П. Нортон; пер. с англ. М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2005. 512 с.
4. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Google (дата обращения 11.10.2012 г.).
5. URL: http://dataword.info/poiskovaya-sistema-yandeks.php (дата обращения 11.10.2012 г.).
ULYANKIN P., GOLOVANOV A.
THE INTERPRETATION OF BALANCED SCORECARD AS A TOOL TO ASSESS
THE COMPETITIVENESS OF COMMERCIAL OFFER OF THE ENTERPRISE
Balanced scorecard, competitiveness, Internet, commercial offer, communication, clients base,
search engine, contextual advertising, website, SEO (search engine optimization).
This article is about the modern approach to the assessment of the commercial offer competitiveness of the
companies using the balanced scorecard system . The focus of this system is given to indicators, the study of
which became possible through the use of modern communication technologies with a customer base via the
Internet. Today analytical tools of the Internet allow to evaluate the effectiveness of the companies’ offer quickly
and at low cost, to study the characteristics of demand and promote goods and services. Methods of using these
tools are described in this article.
Рецензенты:
Хаджаев Р.Ш., доктор экономических наук, профессор Института экономики и менеджмента БФУ
им. И. Канта;
Тихонов А.Ю., кандидат экономических наук, доцент.
114
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ГОЛУБЕВ А.В.,
кандидат экономических наук, ведущий менеджер образовательных программ
Института экономики и менеджмента БФУ им. И. Канта
[email protected]
УДК 338
ВЫБОР МЕЖДУ ДОЛГОСРОЧНЫМ И КРАТКОСРОЧНЫМ
ОБОРУДОВАНИЕМ С УЧЕТОМ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ПРИБЫЛИ
Долгосрочное оборудование, краткосрочное оборудование, ставка дисконтирования,
приведенные затраты, эквивалентный аннуитет, налогообложение прибыли.
В статье проведен анализ условий, влияющих на выбор между долгосрочным
и краткосрочным оборудованием. Учет налогообложения прибыли приводит
к выводу о его негативном влиянии на предпочтение долгосрочного оборудования.
Задача о выборе между долгосрочным и краткосрочным оборудованием известна достаточно
давно [1, с. 124]. Ее актуальность в последние годы
растет, что находит свое отражение в научной периодике [2, с. 25]. Рекомендуемый подход состоит
в том, чтобы рассчитать стоимость эквивалентного
аннуитета всех приведенных затрат (PVE).
Однако в некоторых случаях выбор может быть
некорректным, если учесть влияние налогообложения.
Для того чтобы прояснить влияние, оказываемое налогообложением на решение данной задачи, для начала следует ограничить число рассматриваемых параметров. Предположим, что
релевантными являются только данные о стоимости оборудования, сроке его службы, текущие эксплуатационные затраты и налог на прибыль. Для
сравнения будем рассматривать два вида оборудования, одно из которых будет служить недолго,
в эксплуатации обходиться недешево, но при этом
имеет низкую цену (дешевое оборудование). Другое оборудование будет служить долго, давать
экономию на текущем эксплуатационном обслуживании, но будет дорогим (дорогое оборудование).
Применяемая ставка налога на прибыль будет одинакова и для одного, и для другого оборудования.
Очевидно, что приобретение дорогого оборудования должно оправдываться более длительным
сроком службы и экономией на текущих затратах.
Для облегчения рассмотрения примем текущие
эксплуатационные затраты равными нулю. Это позволит в дальнейшем увидеть их влияние более
ярко.
При любой ставке дисконтирования дорогое
и долгосрочное оборудование будет хуже дешевого и краткосрочного в случае, если стоимость
дорогого выше стоимости дешевого в большее
или равное количество раз тому, в которое срок
службы дорогого оборудования превышает срок
службы дешевого. То есть, если дорогое оборудование стоит, например, в два раза больше, чем
дешевое, срок его службы должен быть дольше
срока службы дешевого более чем в два раза.
Если это не кажется очевидным, можно составить
уравнение.
Предположим, что стоимость дешевого оборудования равна I руб., а срок его службы равен n
лет. Пусть стоимость дорогого оборудования выше
стоимости дешевого в К1 раз. Тогда стоимость дорогого оборудования будет равна I*К1. При этом
пусть срок службы дорогого оборудования выше
срока службы дешевого оборудования в К2 раз.
Тогда срок службы дорогого оборудования будет
равен n*К2. Можно убедиться, что, если К1 равен
К2 (обозначим эти два коэффициента как К), ставка дисконтирования (r), при которой оба оборудования будут одинаково привлекательны, должна
стремиться к нулю.
Одинаковая привлекательность этих двух видов оборудования означает, что их эквивалентные
приведенным затратам аннуитеты должны быть
равны. То есть:
I/{(1/r)-[1/((1+r)n)]}=I*K/{(1/r)-[1/((1+r)n*K)]}
(1)
Из уравнения видно, что при любом положительном значении r (ставка дисконтирования не
должна быть отрицательной) и любом положительном значении К (это часть исходных условий задачи) правая часть уравнения будет больше левой.
Следовательно, для их равенства ставка дисконтирования (r) должна стремиться к нулю.
Для упрощения формулы (1) обозначим факторы аннуитета для дешевого и дорогого оборудования через AF. То есть:
AFдеш = 1/r-1/((1+r)n)
AFдор = 1/r-1/((1+r)n*K)
(2)
(3)
В этом случае формула (1) примет вид:
I/AFдеш=I*K/AFдор
(4)
Если I принять за 100 руб., n принять за один
год, а К сделать равными двум, можно построить
график, демонстрирующий данную ситуацию.
300
ˑ̡̏.̛̦̦̱̯̖̯̌
250
200
150
100
50
0
r
1%
11%
21%
31%
41%
51%
61%
71%
81%
91%
График 1.
ʪ̨̖̹̖̖̏
Зависимость эквивалентных
ʪ̨̨̨̬̖̐
аннуитетов дешевого и дорогого
оборудования при разных ставках
дисконтирования, если К1=К2.
Поскольку при любых значениях r эквивалентный аннуитет дорогого оборудования не меньше
эквивалентного аннуитета дешевого оборудования, можно утверждать, что при равенстве К1 и
К2 дешевое и краткосрочное оборудование всег-
115
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
да выгоднее дорогого и долгосрочного оборудования.
Для того, чтобы продемонстрировать обратную ситуацию, можно задать более длительный
срок службы дорогого оборудования. В этом случае коэффициент К2 будет выше коэффициента
К1. То есть превышение срока службы дорогого
оборудования по сравнению с дешевым будет
больше, чем превышение цены дорогого оборудования по сравнению с дешевым. Если стоимость
дешевого оборудования (I) будет равна 100 руб., а
коэффициент К1 будет равен 2, то стоимость дорогого оборудования будет равна (I*К1) 200 руб.
Если при этом срок службы дешевого оборудования (n) будет равен 1 году, а коэффициент К2
будет равен 3, срок службы дорогого оборудования будет равен 3 годам. В этих условиях дорогое
оборудование будет выгоднее дешевого до тех
пор, пока ставка дисконтирования (r) не достигнет примерно 62%. Это значение можно назвать
равновесной ставкой дисконтирования. График 2
наглядно демонстрирует это.
250
ˑ̡̏.̛̦̦̱̯̖̯̌
200
150
100
50
r
0
1%
11%
21%
31%
41%
51%
61%
График 2.
Зависимость эквивалентных
аннуитетов дешевого и дорогого
оборудования при разных
ставках дисконтирования
и при неравенстве К1 и К2.
71%
81%
91%
ʪ̨̖̹̖̖̏
ʪ̨̨̨̬̖̐
Рассмотрим влияние текущих эксплуатационных затрат. Предположим, что эти затраты отличаются друг от друга. У дорогого оборудования
они будут в К3 раз меньше, чем у дешевого. В том
случае, если текущие эксплуатационные затраты и
у дорогого, и у дешевого оборудования одинаковы
(К3 = 1), они не оказывают влияния на предпочтения, так как равновесная ставка дисконтирования
при этом не изменится. Это можно продемонстрировать на графиках в условиях предыдущего примера (I=100, К1=2, К2=2). Пусть при этом текущие
затраты дешевого оборудования равны 50 руб., а
К3 будет равен 1, то есть текущие затраты дорогого оборудования также равны 50 руб.
Как можно заметить, картина практически идентична Графику 1. Единственное отличие - линии графика стартуют со значения 150 руб., а не 100 руб.,
как на Графике 1. Это означает простое прибавление годовой суммы текущих затрат к стоимости инвестиций на приобретение оборудования.
В этом случае дешевое оборудование вновь будет выгоднее дорогого при любой ставке дисконтирования. Это можно продемонстрировать, изменив
формулу (4), введя в нее приведенные текущие
эксплуатационные затраты. Если эти затраты обозначить как С, то Сдор=Сдеш/К3. Одинаковая привлекательность обоих видов оборудования означает равенство их эквивалентных аннуитетов.
116
350
ˑ̡̏.̛̦̦̱̯̖̯̌
300
250
200
150
100
50
r
0
1%
11%
21%
31%
41%
51%
61%
71%
81%
График 3.
Зависимость эквивалентных
аннуитетов дешевого и дорогого
оборудования при разных
ставках дисконтирования
и при значении К3 = 1.
(I+Сдеш*AFдеш)/AFдеш=
=(I*K1+(Сдеш/К3)*AFдор)/AFдор
91%
ʪ̨̖̹̖̖̏
ʪ̨̨̨̬̖̐
(5).
Из формулы видно, что равенство соблюдается
лишь при стремлении ставки дисконтирования (r)
к нулю, поскольку при некотором преобразовании
мы вновь получаем формулу (4).
При этом само значение величины текущих затрат не влияет на ситуацию. Их уменьшение или
увеличение не изменяет факта того, что дешевое
оборудование все равно будет более привлекательным, если Сдеш=Сдор.
В рамках приведенного примера бессмысленно
рассматривать вариант, в котором К3<1, то есть
текущие эксплуатационные затраты дорогого оборудования будут выше, чем аналогичные у дешевого оборудования, так как это явно невыгодно.
Более интересной будет ситуация, в которой текущие эксплуатационные затраты дорогого оборудования буду ниже, чем у дешевого, то есть К3>1.
Пусть К3 равен 2, в этом случае текущие затраты
дорогого оборудования станут равны 25 руб. в год.
Тогда дорогое оборудование становится выгодным
при ставке дисконтирования ниже равновесной,
равной примерно 43%. Это хорошо видно на Графике 4.
График 4.
Зависимость эквивалентных аннуитетов
дешевого и дорогого оборудования при разных
ставках дисконтирования и при значении К3=2.
Данный график подтверждает известную истину, что при высоких рисках, характеризуемых высокими ставками дисконтирования, выгоднее не
«замораживать» денежные средства в долгосрочных инвестициях, а стараться добиться их более
высокой оборачиваемости. Справедливо также и
обратное - в условиях стабильной экономики вложение в долгосрочные активы становится более
обоснованным.
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
Это станет еще более наглядным, если дорогое
оборудование не только будет более экономичным,
но и прослужит дольше, чем в предыдущем примере. Предположим, что К2 (коэффициент, отражающий превышение срока службы дорогого оборудования над дешевым) будет не 2, а 3. В этом случае
равновесная ставка дисконтирования вырастет
примерно до 95%. Это видно на Графике 5.
Интересно, что налогообложение не оказывает
влияния на выбор оборудования в ситуации, которая была рассмотрена на графиках 1 и 3. Если К1
и К2 равны друг другу, то есть стоимость дорогого
оборудования превышает стоимость дешевого во
столько же раз, во сколько срок службы дорогого
выше срока службы дешевого, дешевое оборудование будет выгоднее дорогого при любой ставке
дисконтирования. Текущие эксплуатационные расходы полагались одинаковыми для дорогого и дешевого оборудования (К3=1), налог на прибыль (Т)
равен 20%. Стремление равновесной ставки дисконтирования к нулю видно на Графике 6.
300
ˑ̡̏.̛̦̦̱̯̖̯̌
250
200
150
График 5.
Зависимость эквивалентных аннуитетов
дешевого и дорогого оборудования
при разных ставках дисконтирования
при значении К2=3, К3=2.
100
50
График 5 наглядно демонстрирует рост привлекательности дорогого оборудования при увеличении срока его службы.
Влияние налогообложения прибыли на вышеприведенные расчеты происходит через налоговую
экономию из-за наличия амортизации и налоговую
экономию по текущим эксплуатационным затратам. Для простоты предположим, что амортизационный срок равен сроку службы оборудования (n),
а ликвидационная стоимость оборудования равна
нулю. В этом случае ежегодная амортизация, рассчитанная линейно, будет равна:
Адеш=I/n
Адор=(I*К1)/(n*К2)
(6)
(7).
Налоговая экономия от амортизации может
быть рассчитана путем умножения годовой амортизации на ставку налогообложения прибыли (Т),
а приведенная стоимость налоговой экономии от
каждого вида оборудования получится в результате умножения годовой налоговой экономии на соответствующий фактор аннуитета:
PVEам деш = (I/n)*Т*AFдеш
PVEам дор = ((I*К1)/(n*К2)) *Т*AFдор
(8)
(9).
Налоговая экономия от наличия текущих эксплуатационных затрат может быть определена как
произведение затрат на ставку налогообложения
прибыли. В этом случае сами затраты с учетом налоговой экономии могут быть рассчитаны путем их
умножения на налоговый корректор, а приведенная стоимость этих затрат с учетом налоговой экономии примет вид:
PVEрасх деш = Сдеш*(1-Т)*AFдеш
PVEрасх дор = (Сдеш/К3)*(1-Т)*AFдор
(10)
(11).
Исходя из этого, можно преобразовать формулу
(5). Формула равенства эквивалентных аннуитетов с
учетом налоговых экономий примет следующий вид:
(I+Сдеш*(1-Т)*AFдеш)/AFдеш-(I/n)*Т*AFдеш=
=(I*K1+((Сдеш*(1-Т))/К3)*AFдор)/AFдор-((I*К1)/
/(n*К2))*Т*AFдор
(12).
0
30%
40%
50%
60%
70%
80%
90%
График 6.
Зависимость эквивалентных
аннуитетов дешевого и дорогого
оборудования с учетом
налогообложения при разных
ставках дисконтирования и при
равенстве значений К1 и К2.
100%
110%
r
120%
ʪ̨̖̹̖̖̏
ʪ̨̨̨̬̖̐
Использование в расчетах разных коэффициентов К1, К2 и К3 сделает картину более информативной. Пусть стоимость дешевого оборудования равна по-прежнему 100 руб., К1 равен 2. Это
значит, что стоимость дорогого оборудования
равна 200 руб. Пусть срок службы дешевого оборудования (n) равен 1 году, а К2 равен 3. То есть
срок службы дорогого оборудования равен 3 годам. Пусть ежегодные текущие эксплуатационные
затраты дешевого оборудования равны 50 руб., а
К3 равен 2. Тогда текущие затраты дорогого оборудования равны 25 руб. в год. Налог на прибыль (Т)
равен 20%, амортизационные сроки равны срокам
службы оборудования (n). В такой ситуации представляется интересным увидеть на одном графике
величины эквивалентных аннуитетов как с учетом,
так и без учета налогообложения. Обозначим эквивалентные аннуитеты, рассчитанные с учетом
налогообложения, буквой Т, а эквивалентные аннуитеты без учета налога буквами TF. График 7
показывает результаты, исходя из приведенных
выше условий.
График показывает, что равновесные ставки дисконтирования с учетом налогообложения и без его
учета отличаются. Величины эквивалентных аннуитетов с учетом налоговой экономии несколько ниже,
чем без учета налогов. Также можно заметить, что
равновесная ставка дисконтирования с учетом налогообложения смещена влево. То есть повышение
ставки дисконтирования с учетом налогов делает дешевое оборудование более выгодным раньше, чем в
случае, когда налоги не учитываются (примерно 80%
с налогами и примерно 95% без налогов). Следовательно, в определенной ситуации выбор ставки дисконтирования может привести к тому, что с учетом
налогов более выгодным будет дешевое оборудование, а без учета налогов - дорогое.
117
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
График 7.
Зависимость эквивалентных аннуитетов
дешевого и дорогого оборудования с учетом
и без учета налогообложения при разных
ставках дисконтирования и при разных
значениях К1, К2 и К3.
Интересно также то, что с увеличением ставки
налога на прибыль равновесная ставка дисконтирования смещается еще левее (при Т=40% равновесная ставка составляет примерно 64%).
Из вышесказанного можно сделать следующие
выводы:
- дорогое оборудование оправдано только в
случае, когда срок его службы выше альтернативного варианта в большее количество раз, чем превышение стоимости по сравнению с альтернативным вариантом;
- расчет для выбора оборудования должен вестись с учетом влияния налогообложения, в противном случае возможны неверные решения;
- повышение налогообложения отрицательно
влияет на выбор долгосрочного и экономичного
оборудования.
Библиографический список:
1. Брейли Р., Майерс С. Принципы корпоративных финансов / Пер. с англ. М.: ЗАО «Олимп-Бизнес»,
2004. 1008 с.
2. Зиборов В.А., Белякова В.А. Инвестиционная оценка привлекательности предприятия в постиндустриальной экономике // Менеджмент в России и за рубежом. № 1. 2014. С. 24-27.
GOLUBEV A.
CHOICE BETWEEN LONG-TERM AND SHORT-TERM
EQUIPMENT UNDER THE PROFIT TAX CONSIDERATION
Long-term equipment, short-term equipment, discount rate,
present value of expenses, equivalent annuity, profit tax.
The analysis of the conditions influencing the choice between long-term
and short-term equipment had been conducted in the article. Taxation consideration leads
to the conclusion of negative profit tax impact on preferences regarding long-term equipment.
Рецензенты:
Закревская Г.С., доктор экономических наук, доцент, профессор кафедры финансов и кредита Калининградского государственного технического университета;
Марков В.Н., кандидат экономических наук, профессор.
118
ВЕСТНИК КАЛИНИНГРАДСКОГО ФИЛИАЛА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ
ПРОХОРОВА О.В.,
кандидат экономических наук, старший преподаватель
кафедры менеджмента и маркетинга БФУ им. И. Канта
[email protected]
УДК 330.322
СОЦИАЛЬНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА КАЧЕСТВО ЖИЗНИ
Социальные инвестиции, качество жизни, социальная политика.
В статье рассматриваются различные подходы к понятию социальных инвестиций, их влияние на
уровень и качество жизни населения. Приводятся примеры социальных инвестиционных проектов.
Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание
условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер
оплаты труда, обеспечивается государственная
поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается
система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии
социальной защиты. Все это закреплено в Конституции РФ [2, ст. 7].
В связи с выполнением социальных функций со
стороны государства необходимы многочисленные
капиталовложения, прежде всего, в социальную
сферу, отрасли которой не всегда рентабельны с
точки зрения максимизации прибыли. Социальные
инвестиции направлены на усиление социальной
ориентации экономической системы: достижение
экологической безопасности, стимулирование экономического роста, целесообразное распределение благ, обеспечение гарантированного уровня
образования и медицинской помощи, питания, выдача трансфертов нуждающимся в получении минимального гарантированного дохода [6]. Социальные инвестиции рассматриваются как вложения в
объекты социальной сферы с целью получения дохода и повышения уровня и качества жизни людей
посредством удовлетворения их материальных,
духовных или социальных потребностей.
Деятельность объектов социальной сферы,
основная часть которых относится к непроизводственной сфере, направлена на поддержание и
повышение социально приемлемого уровня и качества жизни людей.
Качество жизни определяется рядом объективных и субъективных показателей. Среди объективных - состояние здоровья, система питания,
занятость и качество трудовой жизни, уровень
образования, доступ к культурному наследию, система организации досуга, состояние окружающей
среды, жилищно-бытовых условий, правовая и
личная защищенность, социальные возможности и
социальная активность, нравственная обстановка
в обществе, возможность проявления личности.
Среди субъективных - ощущения покоя, стабильности и уверенности, удовлетворенность культурных и духовных потребностей, психологический
комфорт.
Качество жизни является одним из важнейших
признанных ООН показателей, характеризующих
уровень развития страны, благоприятности, комфортности проживания и работы в ней, показателем социальной направленности государственной
политики, возможности реализации человеческого
потенциала и гармоничного развития личности [5].
В связи с этим социальные инвестиции приобретают особое значение и в экономическом развитии и росте страны, поскольку они непосредственно влияют на трудовой, производственный,
потребительские и инновационный потенциал в
стране и в регионе.
Главным субъектом социальных капиталовложений и социальным инвестором является государство в виде различных органов государственной
власти всех уровней, осуществляющих активное
вмешательство в создание равных стартовых возможностей для всех граждан страны, регулирование отношений между различными социальными
слоями общества, необходимость в чем вызвана,
усилением неравенства и бедностью населения в
связи с дифференциацией доходов. Социальные
инвестиции неразрывно связаны с социальной
политикой, они имеют схожие глобальные цели обеспечение общественного благосостояния. В
качестве прямого объекта влияния социальной политики рассматривают жизненные условия всех
демографических и социальных категорий населения. Социальная политика ориентирована на такие
отрасли, как здравоохранение, образование, социальная защита отдельных слоев населения (многодетные или неполные семьи, инвалиды, ветераны,
пострадавшие от чрезвычайных ситуаций), политика тарифов и доходов, жилищная политика, культура и искусство, наука. Однако в настоящий момент
социальная политика вышла за пределы корректировки негативных последствий экономического
развития в рамках рыночной экономики, она сосредоточивается на профилактике и совершенствовании экономической системы. Значительное
место в ней занимает не только перераспределение доходов, но и реализация новых направлений
обеспечения населения социальными услугами,
регулирования занятости, заработной платы, предоставление прямой материальной помощи наиболее нуждающимся, обеспечение всем гражданам
равных и комфортных условий для жизни и гармоничного развития личности и развития человеческого потенциала.
Например, среди приоритетов социальной политики на 2015 г. в РФ выделены такие направления и программы: привлечение негосударственных
организаций к оказанию услуг социального обслуживания, внедрение социального контракта, продление программы государственного софинансирования пенсий, обеспечение доступности услуг
для лиц с ограниченными возможностями, продление программы «Содействие занятости населения», развитие рынка труда [2].
Часть объектов социальной сферы находится
в состоянии постоянного недофинансирования, а
сами отрасли являются нерентабельными, в связи
с этим во многих развитых странах, например, в
119
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
США и странах Европы, государственная политика основана на разделении социальной нагрузки
и эффективном государственно-частном партнерстве, в рамках которого бизнесу экономически выгодно вкладывать деньги в общественную сферу,
где социальные инвестиции являются необходимым инструментом решения части социальных
проблем. Задача бизнеса - не только повышать
доходность предприятий, но и участвовать в формировании общественных и социальных стандартов. В связи с этим другой трактовкой социальных
инвестиций является их рассмотрение в качестве
формы реализации корпоративной социальной
ответственности. Важно отметить роль бизнеса в
обществен