close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ТОМСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ
ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
«СЕВЕРСКИЙ ОХОТНИК»
ИНН
7017093398/702401001
636071 Томская обл. г. Северск
Ул. Горького -35
Тел. 8(3823) 545657
Факс. 8(3823) 548425
e-mail: [email protected]
______________№_____________
ЗМУ в 2015 году – новые проблемы
В очередной раз Минприроды в лице ФГБУ «Центрохотконтроль» преподнесло сюрприз
как для охотпользователей, так и для государственных структур в области охотпользования. В
очередной раз и в очередной раз прямо перед началом проведения учетов.
Кто мешал разработать, апробировать, собрать отзывы и предложения еще летом. Это
позволило бы не прибегать к срочным «пожарным» методам для всех вовлеченных в данный
процесс лиц и организаций. К сожалению это видимо становится нормой.
В своих письмах, посвященных методикам ЗМУ, Минпророды продолжает лукавить,
постоянно проводится тезис о правомерности применения именно и только Методики №1. Хотя в
очередной раз говорится «… о возможности не ограничиваться при проведении учета численности
охотничьих ресурсов применением Приказа №1, а использовать и иные имеющиеся принятые
методики и научные подходы...». Существуют на сегодня и как ранее действовавшие методики,
так и разработанные в последнее время. Правда последние разработаны не сотрудниками ФГБУ
«Центрохотконтроль», очевидно поэтому они не являются научным подходом.
В письме Минприроды № 04-15-45/27781 от 03.12.2014г. говорится о положительной
оценке вновь разработанных методических рекомендаций среди широкого круга специалистов в
области охотничьего хозяйства. Хотелось бы знать этих специалистов и их достижения в этой
области. Анализ сообщений и статей в охотничьей литературе на тему как предыдущей методики,
так и новых методических рекомендациях говорит как раз об обратном. В это же самое время
отсутствует как информация, так и сами публикации сотрудников Центрохотконтроля по
применению и эффективности разработанных ими методик.
Про преемственность методики в течении нескольких десятилетий вообще говорит нельзя.
Если меняются методики и алгоритмы расчетов, то сравнивать результаты, полученные новыми
алгоритмами с предыдущими нельзя. С введением новых алгоритмов начинается новый период, и
только по набору достаточного количества наблюдений можно говорить о совпадении или
расхождении предыдущих исследований и настоящих, а также только тогда можно говорить о
преимуществах или недостатках новых алгоритмов.
Основным рефреном как в письмах Минприроды, так и в самих методических
рекомендациях идет упор на введение инструментального контроля за выполнением
исполнителями учетных работ. Причем основной упор делается именно на возможность контроля
определенных параметров треков прохождения маршрута. Но сделать это, даже с использованием
упоминаемой в письме программы, без наличия строгих требований к содержанию информации в
записи трека и собственно алгоритма проверки невозможно.
Обратимся непосредственно к новым Методическим рекомендациям ФГБУ
«Центрохотконтроль», утвержденных приказом №58 от 13.11.2014 г. Неизвестно почему, но из
перечня исчез северный олень, вроде его не внесли в Красную Книгу, а раз не будет учета то на
этот вид не будет квот и добывать северного оленя будет нельзя.
Дале в п.3. говорится что учет «… проводится на заранее определенных маршрутах …».
Такое требование в настоящий момент практически невыполнимо, или потребует больших затрат.
1
Это следует из того, что исходя из новых требований, меняется количество маршрутов, их
конфигурация и расположение на местности. Понятно, что в европейской части, где имеется
развитая транспортная сеть это осуществить намного легче, чем в сибирской тайге. Очевидно
разработчики документа плохо представляют себе что такое настоящая тайга. Заранее определить
маршруты – это не только нанести их на карту, но и осуществить практическое размещение на
местности, а это требует как времени так и немалых финансовых затрат.
Еще до выхода Методики №1 у нас были заложены постоянные маршруты, которые
регулярно расчищались, маркировались. Эти маршруты хорошо знали не только исполнители
учетных работ, но и контролирующие охотоведы. Новые маршруты нам придется буквально
рубить и проламывать заново. Причем это относится не только к общественным
охоторганизациям, но и к общедоступному фонду.
Далее идет раздел 2 – подготовка к проведению учета. Судя по логике документа все
маршруты могут быть подготовлены в тиши кабинета без выхода на местность. Правда для этого
потребуется применение специальных программ для ЭВМ, позволяющих работать с
пространственными данными. Возникает законный вопрос – какие именно программы? Не будем
брать во внимание пиратские версии таких программ как ArcGis, MapInfo, OziExplorer. Во что
обойдется лицензия на такого рода программу для охотпользователя? По данным с официальных
сайтов стоимость лицензии такой программы как MapInfo начинается от 80000 руб. К этому надо
добавить, что или придется обучать работе с этими программами свой персонал, или нанимать
специалиста, все это тоже стоит немалых денег.
Далее в п.4.1 идет требование определить площадь каждой группы категорий среды
обитания. Для определения площадей групп категорий потребуются лесоустроительные карты,
точных карт в широком доступе нет, если их заказывать в специализированной организации, то
это опять потребует очередной суммы денег. Можно конечно получить такие карты из
общедоступных и бесплатных серверов, но точность отображения информации на них низкая и не
отображает реального, на сегодняшний день положения. Как правило, информация на них отстает
на год-два и там, где были леса, сейчас вполне могут быть сплошные непроходимые завалы от
брошенных остатков и развороченная техникой почва, а на месте болот и полей расти лес.
При прокладке маршрутов по прошлой методике (Приказ №1) выявлено, что планируемые
по картам соотношения категорий на маршруте отличается от реального и привязка к какой либо
категории часто зависит от субъективного мнения исполнителя учетных работ.
В п.4.3 приводятся требования к расположению маршрутов. Остановимся на некоторых из
них. Требование, что маршруты должны располагаться равномерно и равноудалено друг от друга
по всем группам категорий практически неосуществимо. Нет в тайге прямых дорожек и тропинок,
существуют такие места, которые просто непроходимы ни ногами, ни на технике. Есть
непромерзающие окна в болотах, незамерзающие ручьи, завалы, лесорубные участки (после них у
нас пройти невозможно), лесовозные дороги. Все это приводит к тому, что маршруты, намеченные
на карте «по прямой», в реальности, по треку навигатора, больше похожи на лабиринт. На
территории охотхозяйства разные категории располагаются неравномерно и проложить маршруты
«на бумаге» и потом точно позиционировать их по категориям – явно непосильный труд.
Далее в этом пункте допускается, что маршруты могут быть как однонаправленными, не
однонаправленными и замкнутыми. Если с первым все понятно, то по двум другим видам
маршрутов имеются вопросы. К не однонаправленным маршрутам налагается требование, чтобы
изменение направления было под углом не более 90 градусов. В предыдущих методиках было, что
не более 90 градусов. Но это требование сразу выбивает из разрешенных овальные маршруты и
маршруты, имеющие такие повороты. Думаю пояснять не надо почему.
Теперь один из главных моментов. В новой методике не предусмотрено проведение
учетных работ после пороши, только с затиркой. Кроме того, что это как минимум удваивает
затраты, но и вполне может привести к недоучету зверя – лишний шум в лесу пугает зверя и он
2
может несколько дней не передвигаться в этом направлении. И представьте, сколько шума будет,
когда несколько бригад выйдут одновременно затирать маршруты или проводить учетные работы.
Степень воздействия человеческого присутствия и техники на зверя в условиях Сибири и
европейской части страны разная. Ну и необходимо учитывать воздействие погодных условий, в
метель, снегопад надо прекращать работу и после установления погоды начинать все заново –
затирка, учеты, а это опять дополнительные расходы, которые невозможно предвидеть и
запланировать.
Для чего введен п.6.2 абсолютно непонятно. Отмечать границы групп категорий будет
исполнитель, в общественных организациях для выполнения новых завышенных объемов работ
придется привлекать дополнительных людей, которые раньше не участвовали в подобных работах
и у каждого свое субъективное мнение по поводу как определить ту или иную категорию.
Контролировать данные прохождения маршрута тоже будет человек, причем пользоваться он
будет своим представлением о категориях и их размещением на территории того или иного
хозяйства, и пользоваться он может совсем не тем программным обеспечением, на котором
планировались и обрабатывались маршруты у охотпользователя.
Лишние загромождение трека путевыми точками при его распечатке может привести к
невозможности различить точки и их маркировку – на бумаге невозможно увеличить масштаб, как
на экране компьютера.
Перейдем к навигаторам. В п.16.1.1 требуется вносить информацию по прибору в
ведомость ЗМУ, непонятно зачем нужна эта информация, для контроля прохождения маршрута
она ничего не дает. Если модель навигатора узнать просто, хотя бы по надписи на лицевой панели,
то серийный номер на многих наносится на бумажную этикетку и со временем просто
утрачивается. Кроме того, затирка и учет может проводится разными людьми с использованием
разных приборов – это не запрещено методикой. Есть и еще один момент, практически все
навигаторы, по крайней мере фирмы Garmin, имеют внутренний идентификационный номер, и
этот номер не совпадает с серийным номером на этикетке. Некоторые навигационные программы
определяют именно этот номер прибора.
П 16.2 в ведомость ЗМУ необходимо внести изображение схемы пройденного учетного
маршрута в масштабе 1:50000, но не сказано, как это должно быть выполнено – вручную, или в
виде распечатки трека, тем более, что п.16.4 требует обязательной распечатки электронного трека
на отдельном листе. Зачем нужно дублирование информации? На схему требуется наносить
границы групп категорий среды обитания – по какой информации это делать? Из путевых точек,
извлеченных из навигатора или с помощью программного обеспечения, применяемого для
подготовки маршрутов (см. п. 2)? И какой алгоритм проверки соответствия будет у проверяющего
– очень спорный момент.
П 16.3 требует сохранять файлы треков только в форматах GPX или KML/KMZ, почему не
разрешен распространенный формат PLT? И самое главное, что ничего не сказано про формат
сохраняемых треков, точнее про ту информацию, которую они обязательно должны содержать.
Многие навигаторы сохраняют подробную информацию трека только в активном файле, при
записи его во внутреннюю память большая часть информации не сохраняется и такой трек
становится бесполезным для контроля. Некоторые навигаторы последних поколений сохраняют
информацию по трекам в полном объеме, но у большинства охотпользователей, да и у
государственных сотрудников, таких приборов нет. Приобрести за короткий срок достаточное
количество современных аппаратов, а их стоимость на сегодня начинается от 15000 руб, просто
нереально.
Предвижу возражение – прошел маршрут и сразу сбросил на компьютер. Еще раз хочу
сказать, что Сибирь, это не европейская часть России. У многих охотпользователей нет на
территории хозяйства электричества, сотовая связь тоже бывает непостоянная и не везде. Возить с
3
собой еще и ноутбук? Сколько их понадобится для обеспечения всех бригад и сколько это будет
стоить? Да и сохранность подобной техники в наши морозы стоит под вопросом.
П.16.4 как уже говорилось требует распечатку трека, но в нем ничего не говорится о том, с
помощью какого программного обеспечения это необходимо делать и надо ли впечатывать
маршрут затирки.
Обобщая положения по навигационным приборам, их применению, методам контроля,
сохранения информации можно сказать, что в данной методике абсолютно ничего не сказано об
особенностях применения навигаторов и обработки информации. Нет перечня программного
обеспечения, инструкций по работе, сохранению и первичной обработке данных навигаторов. Нет
перечня допустимых к применению навигационных приборов и систем навигации. Сегодня на
рынке представлено достаточно много приборов, такие как Garmin и им подобные, приборы
работающие в системе Navitel, Navteq, Sunavi, у многих имеются приборы Magellan. Все эти
приборы имеют как сходные функции, так и отличия, иногда значимые. Ничего не сказано о
необходимости передавать куда-либо записи треков и в каком виде – первоначальном, или после
первичной обработки. Нет определения как определять время начала и окончания маршрута – по
маршрутным точкам, или по точкам трека. Эти параметры отличаются, что вполне может
привести к забраковке проделанной работы по этому факту.
Невнятные положения по применению навигаторов и программного обеспечения для
обработки данных могут привести к забраковке результатов учетных работ. В принципе,
возможность произвольной трактовки результатов учетных работ это есть коррупционная
составляющая.
Перейдем к формулам расчета численности зверей и птиц. Сравнение новой методики с
предыдущей редакцией показывает практически полное совпадение формул, за исключением
расчета численности косули и лося. Практически – это означает, что в некоторых формулах были
заменены написания переменных, так в формуле расчета показателя учета (п.27) буква) S была
заменена на букву L. Аналогичная замена произведена в п.29 – D на P, в п.30 – A на F. В
некоторых пунктах изменены формулировки обозначений переменных, но с сохранением смысла.
Зачем это было делать и сколько времени понадобилось на такое «новшество»? В расчете
численности птиц сразу заложено удвоение длины маршрута, это и так было понятно, раз введена
обязательная затирка и птицы учитываются в течении двух дней.
И еще одно новшество – в новой методике не рассчитываются статистические ошибки
показателей учета как по группам категорий среды обитания, так и по всей территории.
Единственное, где применена статистическая ошибка, это при определении численности косули и
лося. И также как и в предыдущей методике не определяются доверительные границы
определения численности.
Так с какой же точностью проведены определения численности зверей и птиц, или этот
вопрос больше никого не интересует? Точно так же наверное не интересен тренд численности
охотничьих ресурсов за некоторый промежуток времени, не интересны проблемы оптимизации
учетных работ.
И если никого не интересуют погрешности определения численности по отдельным
категориям среды обитания, нет оценки распределения зверей и птиц по эти категориям, а квоты
определяются исходя из общей численности по всему хозяйству, то тогда какой смысл в
равномерном распределении маршрутов по категориям среды обитания, строгому соответствию
расположения маршрутов по этим категориям и их пропорциональности площадям категорий
обитания.
Вернемся к п.4.1. Везде прописано – «площадь среды обитания», но площадь территории
охотхозяйства и площадь среды обитания, это разные вещи. К примеру, согласно экоэкспертизе по
нашем хозяйству, площадь свойственная для обитания лося составляет 40,2 тыс. га, а вся площадь
– 70,3 тыс.га. Может правильней будет вести расчет численности именно по площади
4
свойственной обитанию вида, а не всей площади охотхозяйства. Впрочем это не новшество, так
было в «Методическом руководстве по учету численности охотничьих животных в лесном фонде
Российской федерации», утвержденной Федеральной службой лесного хозяйства России приказом
№ 111 от 19.05.1999 г.. Обратите внимание на месяц выхода приказа.
По заполнению Ведомости учета. Если нельзя проводить учет после пороши, то какая
необходимость наличия данного пункта в Ведомости. И как уже говорилось вдруг пропал
северный олень, но он то фактически есть, и охота на него ведется во многих регионах. По
формату самой Ведомости, если ранее было требование использовать обе стороны листа (схема
рисовалась на обороте), то теперь это можно делать на разных листах. Более удобным для работы
и восприятия было бы формировать, к примеру, Таблицы 1 и 2 на одном листе, параметры
Ведомости с памяткой на другом, и развернуть в «книжный» формат. Шрифт будет крупнее, и это
косвенно может привести к меньшим ошибкам при заполнении.
По информации из интернета для сопровождения работы по проведению ЗМУ разработана
специальная программа. Судя по документации программа очень хорошая. Только есть несколько
моментов,
- Эта программа не заложена в методику.
- Программа не прошла апробирование в различных регионах.
- Невозможность автономной работы без выхода в интернет. Не во всех местах нашей страны есть
интернет, не все регионы покрыты картографией с типологией категорий среды обитания.
- Планирование по карте и реальное расположение маршрутов на местности может не совпадать, и
значительно.
Ну и еще один момент, наверное один из главных, предназначение у ней четко определено
- для гос.структур. Возникает вопрос о возможности доступа в это программное обеспечение
общественных организаций и частных лиц, получивших охотугодья.
На сегодняшний день по России распространены в основном самостоятельно
разработанные программы для обработки данных ЗМУ. Некоторая часть охотпользователей, да и
гос.структур пользуется в том числе и разработанной мной программой. Последняя версия
применительно к последней методике опубликована на сайте http://ihunter.pro/posts/uchetjivotnyih/225. Часть пользуются самостоятельно написанными программами, по крайней мере
имеется информация по г.г. Киров, Свердловск, Красноярск, Алтайский край. Хотя начиная с
методики 2009 года программное обеспечение должно было быть разработано и приложено к
методике именно разработчиками.
Делая вывод из анализа новой методики, можно заключить, что невзирая на
многочисленные письма Минприроды, в которых говорится о новшествах новой методики,
позволяющей значительно снизить затраты на проведение маршрутных учетов, внедрение не
принесет ничего, кроме дополнительных затрат, и вдобавок сохраняет все основные недостатки
предыдущей методики, включая грубую ошибку в формуле расчета численности.
Не определено кто проводит подготовку схемы маршрутов, не определен механизм
осуществления проверки. Не определен порядок оповещения надзорного органа о завершении
учетных работ. Не определены критерии отбраковки учетных маршрутов по равномерности,
равноудаленности, пропорциональности. Про навигаторы и программное обеспечение уже было
сказано ранее.
Не определен формат представления данных в файле трека маршрута. Не определены
обязательные параметры и возможно допустимые.
Не определена необходимость сдачи в контролирующие органы файлов трека маршрута и
тип носителя. Явного указания на это нет в последней методике, домысливать за разработчиком
как-то не принято, а неоднозначное толкование – это уже коррупционная составляющая.
Для исключения двоякого толкования отнесения той или иной площади к определенной
категории необходимо создать единую карту охотугодий по регионам.
5
В описании алгоритмов расчетов ничего не сказано о точности проводимых вычислений,
что также может привести к различию результатов расчетов одних и тех же данных, проведенных
разными способами или программами.
Исходя из письма Минприроды № 590 от 09.12.2014 г. прямо указано, что действие
Методики № 1 распространяется исключительно на уполномоченные органы государственной
власти субъектов Российской Федерации. Очень хотелось бы получить не расплывчатые
пояснения по поводу правомочности возложения на общественные и иные организации
требований по выполнению учетных работ именно по приказам и методикам ФГБУ
«Центрохотконтроль», а желательно именно постановления правительства на эту тему. Если на
общественные организации возлагаются государственные функции, то это должно
сопровождаться и соответствующим финансированием
Неизвестно, проводилось ли сравнение предлагаемых методик, как последней, так и по
Приказу №1, с ранее применявшимися. Если данные сопоставимы, а расходы на применение
увеличены, да и имеются многочисленные спорные моменты, то зачем расходовать как
государственные средства, так и средства общественных организаций.
Любые новшества должны отвечать в том числе и таким критериям как новизна и
удешевление. К сожалению, как и Методика №1, новые методические рекомендации этим
критериям не отвечают.
6
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа