close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
1
Сергей Филиппов
ВОЛОДИН ШКАФ
зомби-скетч
Поздний вечер. В офисе уже никого нет, все разошлись. ВОЛОДЯ и ОЛЬГА только что
закончили заниматься сексом.
ОЛЬГА: О чём ты думаешь?
ВОЛОДЯ: О приставках.
ОЛЬГА: Игровых?
ВОЛОДЯ: Глагольных.
ОЛЬГА: А обо мне?
ВОЛОДЯ: В русском языке 15 глагольных приставок. Каждая из них радикально может
изменить смысл корня. К примеру, слова «отбизонить» и «забизонить» имеют абсолютно
разные…
ОЛЬГА (перебивает): Володя, нам надо поговорить.
ВОЛОДЯ: Оля, не сегодня. Я устал.
ОЛЬГА: Это важный разговор.
ВОЛОДЯ (одевается): Важный, писчебумажный, многоэтажный, вальяжный,
трикотажный, полнометражный, такелажный, абордажный, портняжный, бандажный,
марьяжный, саквояжный, обшлажный, гаражный, продажный, грильяжный,
электромонтажный, фуражный, сермяжный, пейзажный, пассажный, протяжный,
пляжный, скорняжный, картонажный, капотажный, сутяжный, муляжный, массажный,
протяжный, экипажный, эпатажный, пилотажный…
ОЛЬГА: (перебивает): Почему у тебя нет детей?
ВОЛОДЯ: Причём здесь недоразвитые человеческие личинки?
ОЛЬГА: Просто интересуюсь - почему у тебя с твоей богатой телевизионной женой нет
детей?
ВОЛОДЯ: Дети – это зло мира, погрязшее в собственных испражнениях и эгоизме.
ОЛЬГА: И что мне теперь?
ВОЛОДЯ: Теперь?
ОЛЬГА: Да, теперь.
ВОЛОДЯ: Когда теперь?
2
ОЛЬГА: Сейчас теперь.
ВОЛОДЯ: Откуда я знаю, что тебе сейчас теперь?
ОЛЬГА: То мне сейчас теперь, что всё теперь прямо сейчас. Понял?
ВОЛОДЯ: Ты что,… фаршированная?
ОЛЬГА: Беременная.
ВОЛОДЯ: От меня?
ОЛЬГА: От коня.
пауза
ВОЛОДЯ: Понимаешь,…. я – поэт. Это не просто строка в контракте. Это моё ощущение
себя в этом ни на что не похожем пространстве хаоса человеческих взаимоотношений.
Поэзия протуберанцем сердца рвёт мне изнутри кожу под левым соском и вонзается в
сегодняшний день, как игла в воспалённую вену наркомана, как изголодавшийся фаллос в
едва распустившийся девственный георгин створа райских врат. Я могу показать тебе
одно из поместий своей души, но не претендуй на бескрайние просторы степей и на
уединённые кельи монастырей моего духа…. Надо делать аборт.
ОЛЬГА: Какая же я дура! Мне весь офис в уши дул, что ты бизонишь меня, чтобы я
торговала твоей шелухой. Нашёптывали, что ты ещё и Юльку-малолетку бизонишь, а я,
дура, не верила.
ВОЛОДЯ: Юля тут совершенно не причём.
ОЛЬГА: Развратный лощённый самодовольный жеребец. Скажи, твоя старуха знает, что
такое «в хвост и в гриву»? А что такое «бегемот кусает дыню» знает? Я всё ей расскажу.
Пусть она кастрирует тебя, бездарный второсортный низкопробный графоман.
ВОЛОДЯ: Заткнись, дорогая, как можно скорее, а то придушу, моргнуть не успеешь.
звонит телефон ВОЛОДИ
ОЛЬГА: Я не буду делать аборт. Я рожу и всем расскажу, кто отец ребёнка. Ты будешь
платить алименты, непонятно только – из каких гонораров. Если бы я не была твоим
менеджером, пачкун, у тебя не купили бы ни одной галимой строки. (Телефон не
умолкает) Дай телефон. Я скажу ей всё прямо сейчас.
ОЛЬГА пытается отнять телефон у ВОЛОДИ. Разгорается потасовка, во время
которой ВОЛОДЯ хватает ОЛЬГУ за горло. Тело ОЛЬГИ обмякает. Телефон умолкает.
Раздаются приближающиеся шаги.
ВОЛОДЯ: Не дури. Не строй из себя Дездемону. Сюда идут. Ты, что, не дышишь?
(слушает дыхание, сердце, щупает пульс) Ничего не понимаю. Я что, тебя задушил?
3
Шаги приближаются. ВОЛОДЯ прячет тело ОЛЬГИ в шкаф. Открывается дверь.
Входит БОРИС.
БОРИС: Рад, что ты на рабочем месте. Мне твоя жена только что звонила, она тебя
потеряла. Ты почему не берёшь трубку?
ВОЛОДЯ: Да так… задумался.
БОРИС: Задумался?
ВОЛОДЯ: Хотел побыть один.
БОРИС: Странный ты какой-то… Ты как себя чувствуешь?
ВОЛОДЯ: Нормально. Я нормальный. Всё в норме.
БОРИС: Это хорошо, что в норме. Есть срочное дело.
ВОЛОДЯ: Рабочий день уже закончился.
БОРИС: Не беспокойся, я заплачу тебе сверхурочные.
ВОЛОДЯ: Я не беспокоюсь. Просто, я хотел побыть один.
БОРИС: Ты точно хорошо себя чувствуешь? Может, у тебя голова болит, или ещё что?
ВОЛОДЯ: Разве не может меня посетить желание побыть одному?
БОРИС: Только не сегодня. Объявлен тендер. Надо прямо сейчас написать
поздравительную оду очень серьёзному мужчине. Тема – рождение внуков. Кроме нас, в
гонке ещё три агентства. Кто первый оду пришлёт – тому заказ на пожизненное
поэтическое обеспечение его семьи. Все юбилеи, свадьбы, похороны – всё! Бюджет такой,
что мама sos!
ВОЛОДЯ: Боря, давай завтра.
БОРИС: Нельзя. Внуки уже родились. Двойня. Мне подмазанный акушер из роддома
первому сообщил. У тебя фора минут в двадцать. Потом конкуренты тоже писать начнут.
ВОЛОДЯ: Не могу.
БОРИСЛ: Почему?
ВОЛОДЯ: Я хочу побыть один.
БОРИС: Пиши оду, и я тебе оставлю одного.
ВОЛОДЯ: Давай ты сейчас уйдёшь, а через полчаса вернёшься.
БОРИС: Володя, ты уже очень давно работаешь под моим началом. Я знаю тебя, как
облупленного. Мы дружим семьями и вместе ездим на пикники. Если я сейчас уйду, а
через полчаса вернусь, ты предъявишь мне какую-нибудь высокохудожественную
4
ахинею, вроде той, что ты написал в прошлый раз. Как там было? «Эта река течёт от нуля
к нулю. Это стрела отравлена солнцем и ядом. Что из того, что я никого не люблю? Что из
того, что ты оказалась рядом»? Это ты написал на серебряную свадьбу известного
уважаемого человека. Нет уж, дорогой. Садись и пиши при мне.
ВОЛОДЯ: То есть, ты не оставишь меня одного?
БОРИС: Ни за что! Даже если ты станешь меня убивать.
ВОЛОДЯ: Почему сразу убивать?!
БОРИС: Что ты так разволновался? Я имею в виду, что не уйду ни при каких
обстоятельствах, пока не получу нужного текста. Пиши.
пауза
ВОЛОДЯ: У меня есть условие.
БОРИС: ?
ВОЛОДЯ: Соси.
БОРИС: Что?
ВОЛОДЯ: Член.
БОРИС: Что член?
ВОЛОДЯ: Мой член.
БОРИС: Не понимаю.
ВОЛОДЯ: Что тут понимать? Хочешь оду – соси член поэта.
БОРИС: Это плохая шутка.
ВОЛОДЯ достаёт из сейфа и протягивает БОРИСУ фаллоимитатор. Пауза.
БОРИС: Ты охренел?
ВОЛОДЯ: Не болтай понапрасну! У тебя фора минут в двадцать.
БОРИС: Я тебе сейчас морду набью.
ВОЛОДЯ: А я уволюсь.
БОРИС: Володя, что с тобой сегодня? Тебя, как будто, подменили.
ВОЛОДЯ: Ещё одно слово и ты сам будешь писать свою оду.
БОРИС: Володя, так нельзя. Мы же друзья.
5
ВОЛОДЯ: Я всё сказал.
БОРИС: Ты ведь знаешь моё положение. У меня жена беременная, кредиты, долги…
ВОЛОДЯ: Уходи на полчаса или соси. Иначе – никакой оды! Это моё условие. Как
говориться, - Ой, ты гой еси, ну-ка, фаллос соси. Ой, ты гой еси, босс Борисушко.
Пауза. Борис берёт в рот фаллоимитатор.
ВОЛОДЯ (опешив): Не надо! Я пошутил. Я не думал, что для тебя настолько важны эти
грёбаные полчаса. Давай исходники: имена, фамилии, вероисповедание, родословную,
чем гордится семья, кто герой в роду, рост и вес внуков. Сейчас напишу тебе
поздравление.
Звонит телефон ВОЛОДИ
ВОЛОДЯ: (в трубку) Привет, дорогая! Не брал трубку, потому что звонка не слышал...
Выходил на секунду из офиса, а ты в это время как раз позвонила… Да, Борис нашёл
меня, и теперь я проторчу здесь ещё минимум час. Что-то важное сообщить хочешь? Ну,
подожди! Тем приятнее сюрприз. И я тебя (кладёт трубку).
БОРИС (он в шоковом состоянии): Исходники на этой флэшке.
БОРИС даёт ВОЛОДЕ принесённую с собой флэшку. ВОЛОДЯ убирает фаллоимитатор
в сейф, включает флэшку в компьютер и погружается в изучение материала. Входит
пьяная УБОРЩИЦА.
УБОРЩИЦА: Мне велели в девять приборку делать.
ВОЛОДЯ: Только не трогайте шкаф.
УБОРЩИЦА: Мне велели в шкафах пыль протирать.
ВОЛОДЯ: Сегодня не надо!
УБОРЩИЦА: Как хотите (делает уборку). Как хотите, только я дело своё люблю и делаю
честно. Пойдёт комендант ночью работу проверять, заглянёт в шкаф, найдёт пыль! И
поминай, как звали Фатиму Ахмедову. Уволят. А мне работу никак нельзя терять. Вы
поэзией разной торгуете тут и прочее. Допоздна засиживаетесь. К делу своему относитесь
с уважением. Что же вы другим такого права не выделяете? А у меня, если хотите знать,
сердце больное. Мне вообще волноваться нельзя. Тем более, на работе. Уборщица – это,
между прочим, тоже призвание! Если дело любишь своё, халтуры не допустишь. Я ведь
для чего пью? Я, когда пьяная, лучше приборку делаю. Чище получается. Красиво
получается. Ни одной пылинки нигде пропустить не могу. И в шкафу у вас я тоже протру.
ВОЛОДЯ: Не протрёте. У меня там важные бумаги. Я сам всё там протру. И не отрывайте
меня от работы.
УБОРЩИЦА: Я никого от работы не отрываю. Но и меня от работы отрывать не надо.
Если я должна в шкафу пыль протереть, я протру пыль в шкафу.
6
ВОЛОДЯ: Шкаф – это моя территория. Только моя. Я никому не позволю вторгаться на
неё.
УБОРЩИЦА Я никуда не вторгаюсь. Я работу свою делаю. Пустите, я пыль в шкафу
протру.
ВОЛОДЯ: Пошла вон! Убирайся или я убью тебя!!
УБОРЩИЦА уходит. Звонит телефон ВОЛОДИ.
ВОЛОДЯ (в трубку): Привет, дорогая! Я тоже соскучился. Конечно. Я очень хочу
услышать то, что ты мне так хочешь сказать. Нет. Тебе не надо приезжать, я тут скоро всё
закончу. Уже подъезжаешь? Подъехала? Выходишь из машины? Ну, хорошо. Поднимайся
(кладёт трубку). (Борису). Она сейчас придёт, и я никогда не закончу это чёртово
поздравление. Иди, перехвати её внизу, объясни, что я весь в работе, и займи её, чтобы не
скучала. Сходите в бар, выпейте вина, а через полчаса приходите, я как раз допишу. Ок?
БОРИС: Ок.
БОРИС уходит. ВОЛОДЯ остаётся один. Собравшись с духом, заглядывает в шкаф.
Раздаются приближающиеся шаги. ВОЛОДЯ поспешно закрывает шкаф. Входит ЖЕНА
ВОЛОДИ, она намного старше его.
ЖЕНА: Я не пошла в бар с Борисом. Мне надо сказать тебе что-то очень важное. Я не
могу больше ждать. Борис погуляет, и придёт через полчаса.
ВОЛОДЯ: Милая, почему ты не дождалась меня дома?
ЖЕНА: Не могу ждать, Вольдемар. Слушай!
ВОЛОДЯ: Любимая, у меня срочный заказ. Давай, ты поедешь домой, а я через полчаса
вернусь, и ты всё мне расскажешь.
ЖЕНА: Я не проживу эти полчаса. Разве ты не видишь, что меня всю трясёт?
ВОЛОДЯ: Хорошо. Если ты настаиваешь, я слушаю.
ЖЕНА: Я беременна.
пауза
ВОЛОДЯ: Беременна – это значит, что ты ждёшь ребёнка?
ЖЕНА: У меня никогда не было детей. В молодости я не хотела их, слишком была занята
своей работой, а теперь…
ВОЛОДЯ: Это же прекрасно! В твоём-то возрасте. Какая редкая удача. Господи! Я не
могу поверить собственному счастью! Теперь езжай домой и жди меня.
ЖЕНА: Я ещё не всё тебе сказала.
ВОЛОДЯ: Ничего страшного. Остальное скажешь дома.
7
ЖЕНА: Нет, сейчас. Я не могу носить это в себе.
ВОЛОДЯ: Но у меня, правда, срочный заказ.
ЖЕНА: Это крайне важно!
пауза
ЖЕНА: Прости меня, Вольдемар.
ВОЛОДЯ: В этом не меньше пятидесяти процентов моей вины, то есть, я хотел сказать –
ответственности. Я так рад! Езжай домой и будь спокойна.
ЖЕНА: Дело в том, что это не твой ребёнок…. Это ребёнок Бориса…. На том пикнике, где
мы с тобой поссорились.… Ты ушёл купаться в озере с женой Бориса, а мы с ним остались
вдвоём.… Я не знаю, как это случилось.… Я была зла на тебя.… Он поманил меня, и чтото вспыхнуло внутри.… Я не удержалась…. Я бросилась в этот омут.… Он обжёг меня и
растерзал на лоскутья…. Ты должен понять меня, ты же поэт…. Потом я опомнилась,
наваждение спало, и я ужаснулась – что я наделала? Зачем мне всё это? Зачем мне
размениваться по пустякам, когда я владею подлинным богатством и настоящим
талантом! Ты – моя последняя, самая сильная страсть! Ты – мой поэт! Ты – лучший поэт!
Ты – Бог поэзии, снизошедший в мир! Ты – квинтэссенция чувств поколения! Твоя поэзия
– ключ к тайнам мироздания! Я всегда хочу быть рядом с тобой. Я приехала в Москву из
провинции совсем девчонкой. Я стала много работать и многого добилась! Я – известная
телеведущая, у меня в подчинении люди и деньги, а я целиком завишу от тебя! Ты стал
смыслом моей жизни!
Раздаётся голос ОЛЬГИ из шкафа: «Я была уверенна, что твоя жена – шлюха!» ОЛЬГА
выходит из шкафа.
ЖЕНА: Вольдемар, кто это?
ОЛЬГА: Это, милая моя, любовница твоего мужа, которую он придушил слегка, да не
додушил до конца, мерзавец! А я в шкафу пришла в себя и слышала ваш разговор.
ВОЛОДЯ (радостно): Ты жива.
ЖЕНА: Вольдемар, почему эта женщина вышла у тебя из шкафа?
ОЛЬГА: Потому что, он засунул меня туда.
ЖЕНА: Не смей так говорить о моём муже!
ОЛЬГА: Он мой не меньше, чем твой. Я тоже беременна. Но, в отличие от тебя, я ношу
его ребёнка!
ЖЕНА: Ха-ха! Мой муж душит беременных женщин и складывает их в шкафы? Может
быть, ты скажешь, что в сейфе у него хранятся замученные новорождённые младенцы?
ОЛЬГА: А ты открой и посмотри!
8
ВОЛОДЯ: Не надо.
ЖЕНА: Нет, уж теперь я открою!
ЖЕНА открывает сейф. Обнаруживает фаллоимитатор.
ЖЕНА: Вольдемар, что это?
ОЛЬГА: Ты, что не знала? Это для контакта с вдохновением.
ЖЕНА: Помолчи, когда я разговариваю со своим мужем!
ОЛЬГА: Ты, лучше со мной поговори. Я много интересного могу рассказать.
ЖЕНА: Закрой рот, профурсетка!
ОЛЬГА: Знаешь, что такое «в хвост и в гриву»? Это когда…
ЖЕНА: Дрянь!
ОЛЬГА: А что такое «бегемот кусает дыню», ты знаешь?
ЖЕНА ВОЛОДИ бьёт ОЛЬГУ кулаком. Разгорается жестокая женская драка, в ходе
которой ЖЕНА ВОЛОДИ сбивает ОЛЬГУ с ног, та падает виском на угол сейфа.
Лежит на полу без движения.
ЖЕНА: Вольдемар, посмотри – что с ней.
ВОЛОДЯ подходит, слушает дыхание, пробует пульс, смотрит зрачки.
ВОЛОДЯ: Ты убила её.
ЖЕНА: По-настоящему? Навсегда?
ВОЛОДЯ: Возьми себя в руки. Мы сейчас спрячем труп в шкаф, а когда все уйдут,
тихонько вывезем за город и сожжём, а пепел развеем по ветру.
ЖЕНА: Ты уверен, что надо поступить именно так?
ВОЛОДЯ: Можно заявить в полицию. Тогда тебя посадят тюрьму.
ЖЕНА: Я не хочу рожать в тюрьме.
ВОЛОДЯ: Тогда помоги мне спрятать труп.
Прячут труп в шкаф.
ЖЕНА: Скажи, а что такое «бегемот кусает дыню»?
ВОЛОДЯ: Не начинай, пожалуйста, сейчас этот бессмысленный разговор.
ЖЕНА: Нет, ну «в хвост и в гриву» я ещё понимаю, но «бегемот…
9
ВОЛОДЯ (перебивает): Я умоляю, дай мне минуту покоя. Мне надо сосредоточиться и
закончить поздравительный текст до прихода Бориса.
ВОЛОДЯ садится за компьютер. Входит УБОРЩИЦА. Она ещё пьянее, чем была.
УБОРЩИЦА: У меня сердце больное, а вы не даёте мне пыль в шкафу протереть!
ВОЛОДЯ и ЖЕНА: Нет!!!
УБОРЩИЦА уходит.
ЖЕНА: Я, пожалуй, пойду, прогуляюсь. А то меня подташнивает. Токсикоз, наверное. Да
и встречаться сейчас с Борисом выше моих сил. Вы тут делайте с ним свои дела, а, когда
он уйдёт, позвони мне… (идёт к двери). Надо же… «бегемот кусает дыню»…
ЖЕНА уходит. ВОЛОДЯ остаётся один. Работает на компьютере и бормочет: «внуки,
внуки родились, то-то будет зае… чёрт! Вот родились двое внуков, ах, какая же ты су…
чёрт, чёрт! »
Врывается УБОРЩИЦА.
УБОРЩИЦА: Ни с места!
ВОЛОДЯ: Что вы себе позволяете?!
УБОРЩИЦА Мне плевать! Я, по-любому, пыль в шкафу протру! (Бросается к шкафу).
ВОЛОДЯ: Не смей!
ВОЛОДЯ пытается помешать УБОРЩИЦЕ, но она отталкивает его, и открывает
шкаф. Из шкафа выпадает труп ОЛЬГИ. УБОРЩИЦА хватается за сердце.
УБОРЩИЦА Ой, как же это… что же… мне же нельзя волноваться…. у меня же сердце
больное… я же как лучше хотела… чтобы пыли не было… ой, больно-то как .…ты, мил
человек, помоги мне прилечь… вот так… я полежу тут маленько и пойду… мне ещё коегде пыль протереть надо… нет у меня никого… только работа моя и есть… а я работу
свою люблю и честно… ой, как больно… налил бы выпить, мил человек… ой, как
больно…
УБОРЩИЦА умирает на руках у ВОЛОДИ. Раздаются приближающиеся шаги. ВОЛОДЯ
прячет трупы шкаф. Входит БОРИС. Он пьян.
ВОЛОДЯ: Я вынужден тебя расстроить, ты рано пришёл, я не успел закончить.
БОРИС: Теперь это неважно.
ВОЛОДЯ: Что случилось? (с надеждой) Конкуренты опередили?
БОРИС: Нет. Просто я стал другим.
10
ВОЛОДЯ: Тогда может быть, ты пойдёшь домой, а я наконец-то хоть немного побуду
один?
БОРИС: Я пришёл получить сатисфакцию за нанесённое мне оскорбление. После того,
что ты со мной сегодня сделал, я возненавидел тебя. Я съездил домой и взял там свой
пистолет. (достаёт пистолет). И я не задумываясь убью тебя, если ты не вытащишь из
сейфа свой грёбаный член и не сделаешь сам с собой тоже самое, что ты сделал со мной,
подонок! (приставляет пистолет к голове ВОЛОДИ).
ВОЛОДЯ: Боря, ты знаешь, что моя жена беременна от тебя?
БОРИС: Не заговаривай мне зубы. Открывай сейф! (взводит боёк)
ВОЛОДЯ: Борис, никаких проблем! Конечно! Я даже не думал, что ты мою дружескую
шутку воспримешь так близко к сердцу. Вот смотри (достаёт из сейфа фаллоимитатор).
Это же просто кусок пластика. Смешно, правда! Ха-ха! (кривляется) Да, да, дорогой, дас
ист фантасниш! Это же просто шутка, Борис.
БОРИС: Ты будешь делать это, пока я не перестану хотеть размозжить тебе голову
свинцовой пилюлей, а это произойдёт не скоро! Соси!
ВОЛОДЯ сосёт фаллоимитатор.
БОРИС: Твоя жена беременна от меня? Вот, оказывается, как за один вечер разрушаются
бизнес, дружба, семья, жизнь.
БОРИС убирает пистолет от головы ВОЛОДИ, приставляет к своему виску, спускает
курок. Раздаётся выстрел и БОРИС падает замертво.
Раздаются приближающиеся шаги. ВОЛОДЯ
прячет труп БОРИСА в шкаф,
прикрывает кровь на полу бумагами. Прячет в сейф фаллоимитатор. Входит
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Вы Владимир Поэтов?
ВОЛОДЯ: Это мой псевдоним.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Я пришла поговорить с вами о Юлии Школьниковой.
ВОЛОДЯ: Я всегда рад поговорить о Юлии Школьниковой, но сейчас я очень занят. Мне
надо домой. Давайте поговорим завтра.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Завтра нельзя! Юлия лежит в морге. Её вынули из петли.
Вот её предсмертная записка: «В моей смерти виноват известный стихотворец Владимир
Поэтов. Он совратил меня, а после этого сказал, что не женится. Зачем жить в мире, где
поэты оказываются такими бессердечными тварями, а женская честь ценится так низко?».
Ей было семнадцать. Только после школы.
ВОЛОДЯ: Я вас слушаю.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Вы были близки с покойной?
11
ВОЛОДЯ: Да. Один раз. Но она сказала, что ей восемнадцать.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Кем она работала?
ВОЛОДЯ: Менеджером по продаже поэзии.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Она продавала ваши стихи?
ВОЛОДЯ: Мы обсуждали такую возможность.… Я не могу поверить. Всё это безумно
нелепо…
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Вы нервничаете?
ВОЛОДЯ: Конечно. Не каждый день, знаете ли…
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Почему в офисе такой беспорядок?
ВОЛОДЯ: Конец рабочего дня. Так всегда. Потом придёт уборщица и всё уберёт.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Когда я поднималась, я не видела никакой уборщицы.
ВОЛОДЯ: Она приходит позже.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Позже? Рабочий день давно закончился.
ВОЛОДЯ: У неё есть и другие объекты. К нам приходит в последнюю очередь. Мы часто
задерживаемся на работе.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Почему задержались сегодня?
ВОЛОДЯ: Срочный заказ. Пишу поздравительный текст. Надо опередить конкурентов.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Все ушли, а вы остались писать текст?
ВОЛОДЯ: Да. Такова моя планида.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ прохаживается по офису и внимательно осматривает
всё. Подходит к шкафу.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Что в шкафу?
ВОЛОДЯ: Грязные вещи с помойки. Я приносил для создания атмосферы. Была работа
для социальных служб, надо было поэтизировать жизнь бездомных, вот я и притащил этот
хлам… Ничего интересного и очень плохо пахнет... Словом, моя территория.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: А в сейфе?
ВОЛОДЯ: Тоже всякая ерунда.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Я могу посмотреть?
12
ВОЛОДЯ: Лучше не надо. Там хранится наш офисный талисман и всё такое.… Не надо
смотреть.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Вы ведёте себя так, словно хотите что-то утаить. Это
настораживает.
ВОЛОДЯ: Ничего я не хочу утаить!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ
фаллоимитатор.
открывает
сейф.
Смотрит.
Берёт
в
руки
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: (тихо, себе) Бедная Юля. (Володе) Ты – чудовище!
ВОЛОДЯ: Это наш офисный талисман. К делу это не имеет никакого отношения.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Что имеет отношение к делу, а что нет, решаю здесь я!
ВОЛОДЯ: Я ни в чём не виноват!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Слушай меня внимательно! Я разыскиваю таких
мерзавцев, как ты, и отдаю их под суд! Будь моя воля, собрала бы вас всех в мешок и
лупила бейсбольной битой, пока кости не превратились бы в кисель, пока не захлюпало
бы. И я расшибусь в лепёшку, но ты потянешь по полной. А чтобы ты понял серьёзность
моих намерений, снимай штаны!
ВОЛОДЯ: Что?
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: (достаёт пистолет): Снимай штаны, скотина! Я сделаю
с тобой то, что ты сделал с невинной Юлей! Снимай!
ВОЛОДЯ: Вы ошибаетесь! Это просто талисман!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ (Взводит боёк): Снимай, а то убью.
Пауза. ВОЛОДЯ снимает штаны. ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ перегибает его через
стол и пристёгивает наручниками к батарее. Слышны быстрые приближающиеся шаги.
Вбегает ЖЕНА ВОЛОДИ.
ЖЕНА: О, боже! Так вот что значит «бегемот кусает дыню»!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Что вы здесь делаете?
ВОЛОДЯ: Это моя жена.
ЖЕНА: Или это называется «в хвост и в гриву»?
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Вы – Аделаида Трубецкая?
ЖЕНА: Ты перешёл все границы, похотливый сладострастник. Я требую развода!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: То, что вы видите, это совсем не то, что вы подумали. Я
из полиции.
13
ЖЕНА: Вот истинное лицо нашей полиции! Мне кажется, я где-то вас уже видела.
Наверное, в передаче про оборотней в погонах. (Володе) Мерзавец! Не успел остыть труп
одной любовницы, а ты уже развлекаешься с другой!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Откуда вы знаете про смерть Юлии Школьниковой?
ЖЕНА: Я не знаю, как звали ту тупоголовую тварь, которую он на моих глазах убил и
спрятал в этом шкафу!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Кто убил? Кого убил?
ЖЕНА: Он убил свою любовницу, которая хвасталась тем, что знает, как бегемот кусает
дыню.
ВОЛОДЯ: Это неправда! Она сама убила её!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Это случилось на ваших глазах?
ЖЕНА и ВОЛОДЯ (вместе): Да! На моих глазах!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Вы сможете подтвердить это под присягой?
ЖЕНА и ВОЛОДЯ (вместе): Да! Я могу подтвердить это под присягой!
ВОЛОДЯ (Жене) и ЖЕНА (Володе): Не смей лгать!
ЖЕНА: Тысячу раз подтвержу, что этот мужчина, который, к сожалению, является моим
мужем, на моих глазах убил свою любовницу и спрятал её тело в этот шкаф.
ВОЛОДЯ: Это ложь!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ (Жене): Откройте шкаф!
ВОЛОДЯ: Не надо!
ЖЕНА ВОЛОДИ открывает шкаф. Оттуда выпадают трупы ОЛЬГИ, УБОРЩИЦЫ,
БОРИСА.
ЖЕНА: Вольдемар, что это?
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Вы оба арестованы! Я вызываю патрульную машину!
(Тихо, про себя) Подумать только, я арестовываю саму Аделаиду Трубецкую!
ВОЛОДЯ: Подождите! Нельзя вызывать машину! Иначе не избежать новых смертей! Я
сейчас всё объясню. Только, пожалуйста, наденьте мне штаны, если нельзя снять
наручники.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ (Жене): Наденьте ему штаны.
ЖЕНА: Я не притронусь к его штанам.
14
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ (Жене): Я не заставляю вас, потому что на вашем месте, я
поступила бы так же! Я давно хотела сказать вам, что мне очень нравятся ваши передачи.
Вы – мой кумир с детства. Вы так хорошо выглядите, несмотря на возраст. В своих
передачах вы даёте возможность обычным людям, таким, как я, раскрыть свои таланты.
Мне, правда, не повезло, но, всё равно - спасибо вам. (Володе) Говори без штанов, и если
ты врёшь – берегись!
ВОЛОДЯ: Я не знаю, как это произошло. Я сам сначала не поверил, но все события
сегодняшнего дня указывают именно на это. Дело в том, что у меня открылся особый
сверхъестественный дар. Не перебивайте…. Дело в том, что я могу… Я могу исполнять
желания. Реально. Я могу превращать желаемое в действительное. Для этого мне надо
сформулировать желание и воплотить его в стихотворном монолите. И всё! Готово!
Желание исполнено! Когда моя жена подралась с Ольгой…
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Ольга, это которая?
ВОЛОДЯ: Вот эта (показывает на труп).
Когда они подрались, я восхитился
самоотверженностью жены и пожелал Ольге смерти. Я подумал: «Ты не способна
понимать души и трепета поэта. Настало время покидать тебе зелёную планету». И сразу о
жене: «Вулканом - сердце, лавой – кровь, глаза пылают, как зарницы. За мужа, за свою
любовь ты можешь, даже, стать убийцей». Конечно, рифма «кровь-любовь» не нова, но
всё сработало! Моя жена убила Ольгу!
ЖЕНА: Это ложь!
ВОЛОДЯ: Потом ворвалась эта пьяная уборщица и набросилась на меня! У меня в
сознании промелькнуло: «Не вздумай в этот шкаф залезть, иначе сдохнешь прямо здесь»!
И у неё отказало сердце.
ЖЕНА: Кто поверит в эту чушь?
ВОЛОДЯ: Потом пришёл Борис и устроил скандал, наговорил обидных вещей, угрожал,
пренеприятно себя вёл. Я подумал: «Ты подл и глуп! Будь труп!». Он достал пистолет и
застрелился!
ЖЕНА: Борис любил жизнь! Он никогда не сделал бы такой глупости!
ВОЛОДЯ: Когда я узнал про Юлю Школьникову, я вспомнил, что после нашей близости,
я подарил ей двустишие: «Ты как Солнце горяча, обжигаешься. На верёвочке луча ты
качаешься». Я имел в виду, что она катается на солнечном лучике, как на детских
качелях… она всё неправильно поняла…
ЖЕНА: Извращенец!
ВОЛОДЯ: Поэтому, если сейчас вы не снимите с меня наручники, или, хотя бы, не
наденете штаны, я могу пожелать чего-нибудь такого, что небесам станет страшно.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Всё. Хватит. Вы оба арестованы. Я вызываю машину.
ЖЕНА: Я вспомнила! Я вспомнила, где я видела ваше лицо. Вы приходили на кастинг в
мою передачу.
15
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Да, полгода назад… я приготовила номер и рискнула, но
срезалась на втором туре.
ЖЕНА: С ума сойти! Перед моими глазами проходят тысячи лиц, все они слились в
единый хоровод, но ваше лицо я запомнила. У вас очень необычное лицо!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Спасибо.
ЖЕНА: Как жаль, что вы не прошли кастинг,… а что не получилось?
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Это теперь не важно.
ЖЕНА: Это очень важно! Скажите мне.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Ну, я делала номер с обезьянкой… Вы сказали, что всё
хорошо, но нам с обезьянкой надо поменяться местами, как будто она – хозяйка, а я обезьянка… Я понимаю, вы проверяли мою способность к импровизации, но обезьянка
растерялась, убежала… напала на вас…
ЖЕНА: Ах, да, конечно. Она оцарапала мне веко. Ха-ха! Я вела программу в тёмных
очках. Мне потом сказали, что это очень интересный имидж. Получается, что я должна, в
некотором роде, поблагодарить вас за вашу обезьянку!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Спасибо. Но меня не взяли.
ЖЕНА: Какая нелепость. Я тогда была чрезвычайно расстроена. Болело веко. Сейчас бы я
непременно взяла вас в программу. С вашим лицом! С вашей пластикой! С вашим
голосом!
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Спасибо. Это так неожиданно.
ЖЕНА: Ваше место на сцене. На подиуме. В телевизионном эфире. В кинокадрах. На
рекламных плакатах. В модных журналах. На первой полосе светской хроники. Вы –
прирождённая звезда! Хотите, я устрою вас работать на телевидении?
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Простите меня,… к сожалению, я должна арестовать
вас…
ЖЕНА: Арестуйте его! Это он – убийца. Я видела, как эта полоумная выдра выскочила из
шкафа (показывает на труп Ольги), но я не убивала её. Это он! Он убил её, а потом ещё
этих двоих, только я не знаю, каким способом. Меня в это время здесь не было.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Это правда?
ЖЕНА: Это правда!
ВОЛОДЯ: Это ложь!
ЖЕНА: Верьте мне. Я никогда не лгу.
Пауза
16
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ (Жене): Я верю вам. (Володе): Ты арестован, животное.
ВОЛОДЯ: Если я, чёрт побери, арестован, то наденьте на меня, наконец, штаны! Я не
могу сделать это в наручниках.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ (Володе): Даже твоя жена не хочет прикасаться к твоим
штанам. Надевай сам. (Снимает с него наручники) (Жене) Ваше предложение
чрезвычайно лестно. Я должна признаться, что работа на телевидении – это мечта всей
моей жизни.
ВОЛОДЯ нападает на ЖЕНЩИНУ-ПОЛИЦЕЙСКОГО, заламывает руки назад,
надевает наручники, завладевает пистолетом.
ВОЛОДЯ: Всем ни с места!
ЖЕНА: Помогите!
ВОЛОДЯ: Не кричи. В здании никого кроме нас нет.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Брось оружие! Тебе добавят срок за нападение на
полицейского. (Жене): Не перечьте ему. (Она достала из рукава булавку и незаметно
пытается расстегнуть наручники)
ВОЛОДЯ: (Жене) Прости меня. Я страшно запутался и наделал глупостей. У меня
остаётся один выход – побег. Я сделаю пластическую операцию, сменю документы и
исчезну. Ты никогда больше меня не увидишь. Вы замнёте эту ситуацию, и всё будет
хорошо. Ты родишь ребёнка и будешь счастлива. Ты сделаешь свои лучшие передачи и
полюбишь другого человека, который не будет целиком погружён в свою глупую поэзию,
а будет занят тобой и только тобой. Ты забудешь глупые бессонные ночи над эскизами
стихов, которые мы так любили обсуждать и смеяться над забавными рифмами. Ты
забудешь нашу яблочную аллею в Коломенском. А когда ты будешь прогуливаться по
Чистым прудам, твоё сердце не ёкнет при виде лебедей, которым мы бросали ломти
тёплого ароматного французского хлеба. Ты забудешь поэта, который любил тебя так, как
умел. Как велело ему его непростое сердце. Ты будешь счастлива и свободна. После
рождения ребёнка ты помолодеешь и расцветёшь. Ты станешь матерью многих
счастливых детей, а потом, когда захочешь покоя, у тебя родятся внуки. И ты никому не
расскажешь о том, что когда-то, давно-давно, тебя любил поэт. Я уйду навсегда. Но знай жгучую часть своего существа,
свинец поэтического естества,
я оставляю в твоей груди,
он будет вечно тебе светить,
пока есть силы,
до самой могилы!
Во имя всего, что было между нами, помоги мне последний раз на прощание. Мне нужны
деньги…
ЖЕНЩИНЕ-ПОЛИЦЕЙСКОМУ тем временем удалось открыть булавкой наручники.
Она выхватывает из потайного кармана запасной пистолет и перебивает ВОЛОДЮ:
«Ни с места! Одно движение, и я стреляю»! ВОЛОДЯ бежит к двери. ЖЕНЩИНАПОЛИЦЕЙСКИ кричит: «Стой! Стреляю!» и делает предупредительный выстрел в
17
воздух. ВОЛОДЯ продолжает бежать к двери, ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ стреляет
в него. С криком «Нет»! ЖЕНА ВОЛОДИ бросается наперерез пуле и закрывает
ВОЛОДЮ грудью.
ЖЕНА: Жгучую часть своего существа, свинец поэтического естества… в груди… пока
есть силы, до самой могилы…. Я любила тебя… Ты можешь выполнить мою последнюю
просьбу?
ВОЛОДЯ: Конечно, любимая.
ЖЕНА: Скажи мне, что такое «бегемот кусает дыню»?
ЖЕНА ВОЛОДИ умирает.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Что я наделала? (У неё из рук выпадает пистолет,
ВОЛОДЯ завладевает им).
ВОЛОДЯ: Ты сделала меня богатым человеком. Теперь я унаследую её состояние.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Из-за тебя погибла великая женщина.
ВОЛОДЯ: Я не причём. Ты убила её.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Это случилось из-за тебя. Ты произнёс поэтическое
заклинание, и пуля из моего пистолета попала в неё! Ты сказал, что оставляешь у неё в
груди что-то жгучее и свинцовое до самой могилы.
ВОЛОДЯ: Минуту назад ты собиралась арестовать меня, а теперь говоришь, что я
управлял пулей из твоего пистолета.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Я погибла.
ВОЛОДЯ: Успокойся. Надо всё выставить так, будто они сами поубивали друг друга.
Вложим в руки пистолеты, поставим отпечатки пальцев куда надо. Не мне учить
полицейского, как подделывать улики.
Раздаются приближающиеся шаги.
ВОЛОДЯ: Я думал, в здании никого нет! Прикрой кровь на полу бумагами.
ВОЛОДЯ прячет трупы в шкаф. ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ
полу бумагами.
накрывает кровь на
Спрятан последний труп. Входит КОМЕНДАНТ.
КОМЕНДАНТ: Здравствуйте. Я – комендант здания. У меня уборщица пропала. Вы не
знаете где она?
ВОЛОДЯ: Нет.
КОМЕНДАНТ: А то я слышал тут крики какие-то, вроде, даже, выстрел. Думал, может,
случилось что.
18
ВОЛОДЯ: Всё в порядке. Крики у нас частенько бывают, сами понимаете, поэзия – дело
эмоциональное, а выстрел… это вам показалось…. Уборщица у нас была, убрала всё,
пыль везде протёрла, и ушла. Больше мы её не видели.
КОМЕНДАНТ: Что-то не похоже, чтобы у вас тут кто-нибудь убирал.
ВОЛОДЯ: Это мы уже после её ухода намусорили. Производственная необходимость. Мы
потом всё уберём. Видите, я настолько заработался, что даже говорить стал в рифму
«потом – уберём»…Ха-ха.
КОМЕНДАНТ: Хорошо. А с вашей дамой всё в порядке? Какая-то она бледная.
ВОЛОДЯ: Всё хорошо. Она, как весь порядок мировой, зависла между небом и землёй…
эта такая поэтическая метафора… простите нас, мы очень заняты.
КОМЕНДАНТ: Извините, что потревожил. Странно всё как-то у вас, поэтов.
КОМЕНДАНТ уходит.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Я не смогу жить с таким грузом вины. Будь ты проклят!
ЖЕНЩИНА: выпрыгивает из окна. Слышен сдавленный крик и звук упавшего тела.
ВОЛОДЯ подбегает к окну, выглядывает наружу. Потом смотрит на шкаф.
ВОЛОДЯ: «Заткнись, дорогая, как можно скорее, а то придушу, моргнуть не успеешь»,
(смотрит на фаллоимитатор) «Ой ты, гой еси, ну-ка фаллос соси», (опять на шкаф)
«Пока есть силы, до самой могилы», (опять наружу за окно) «Как весь порядок мировой,
зависла между небом и землёй»…. Чушь какая-то! Этого не может быть! Это просто
совпадения! Просто совпадения!!!!
Раздаются приближающиеся шаги. ВОЛОДЯ отходит от окна. Убирает в сейф
фаллоимитатор, прячет наручники. Входит КОМЕНДАНТ.
КОМЕНДАНТ: Что-то я нигде уборщицы не нахожу.
ВОЛОДЯ: Ничем не могу помочь…
КОМЕНДАНТ: А дама ваша где?
ВОЛОДЯ: Она ушла. Вы её не видели в коридоре? Наверное, ушла через чёрный ход.
КОМЕНДАНТ: В здании нет чёрного хода.
ВОЛОДЯ: Да? Как странно! Она, наверное, как-то незаметно проскользнула! Она так
умеет!
КОМЕНДАНТ: Странно всё у вас, поэтов.
ВОЛОДЯ: Издержки профессии. А вы почему домой не идёте? Поздно уже.
19
КОМЕНДАНТ: Я сегодня первый день на этой работе, вот и решил остаться, что
называется до последнего человека. Чтобы свет потом везде выключить, прибрать, где
замусорено, проверить всё.
ВОЛОДЯ: Вы не волнуйтесь. Если что надо – скажите мне. Я всё сделаю. Я часто на
работе допоздна засиживаюсь. Идите домой и не волнуйтесь.
Пауза. Комендант не уходит.
КОМЕНДАНТ: Я если честно, по другому поводу зашёл… Дело в том, что мне очень
понравился ваш шкаф. Можно, я его изнутри осмотрю?
ВОЛОДЯ: Нет! Не надо ничего осматривать. Там всё в порядке. Там моя территория.
Идите домой и не волнуйтесь.
КОМЕНДАНТ: Да вы не пугайтесь. Я свой. Я тоже немножко поэт. Я всё понимаю. У
меня дома такой же шкаф. Я сразу всё понял.
ВОЛОДЯ (холодея): Что Вы поняли?
КОМЕНДАНТ: Понял, что у вас там внутри! У меня – то же самое!
ВОЛОДЯ (холодея всё больше): Ничего там «того же самого» нет, уверяю вас, хоть и не
понимаю о чём вы говорите. Вы бы шли домой.
КОМЕНДАНТ: Да бросьте вы. Я не стукач. Я в полицию не побегу.
ВОЛОДЯ (окончательно похолодев): Причём тут полиция?
КОМЕНДАНТ: Чудак человек. Да не бойтесь вы. У меня дома в шкафу… вот таком
примерно шкафу, как у вас… растёт очень хорошая конопля. В нужном световом и
температурном режиме. Я когда шкаф ваш увидел, сразу понял, что у вас там такое.
Может, угостите?
ВОЛОДЯ: Ничего такого у меня там нет!
КОМЕНДАНТ: Понимаю. Незнакомому человеку трудно так сразу поверить. Но вы не
сомневайтесь. Я свой. У меня при себе замечательный косячок имеется. (достаёт
папиросу с марихуаной) Вот она. Сортовая. В нужном световом и температурном режиме
выращенная. Я, руку на сердце положа, оттого и домой не иду, что раскуриться охота, а в
одного не люблю. Составите компанию? Я же всё понимаю. Если поэт, значит, наш
человек.
ВОЛОДЯ: А вы пойдёте после этого домой?
КОМЕНДАНТ: Конечно. Покурим и пойду.
ВОЛОДЯ: Если так, то давайте.
КОМЕНДАНТ: Вот это по-нашему.
Курят марихуану.
20
КОМЕНДАНТ: А хотите, пока мы курим, я вам какое-нибудь желание исполню?
ВОЛОДЯ: Какое желание?
КОМЕНДАНТ: Любое. Я умею. Если будете такую траву курить, то и вы научитесь.
ВОЛОДЯ (смеётся): Сделайте так, чтобы этот шкаф исчез сейчас из этой комнаты вместе
со всем содержимым.
КОМЕНДАНТ: Такое желание я исполнить не могу! Да и не надо. Это очень хороший
шкаф. Давайте, я вам расскажу, где какие датчики ставить и как свет подводить, чтобы
такую траву выращивать. Для этого ваш шкаф надо изнутри осмотреть.
ВОЛОДЯ: Мне очень нравится ваша трава, но я не стану выращивать её у себя в шкафу
на работе. Я не чувствую в себе сил для такого подвига.
КОМЕНДАНТ: Напрасно вы в свои возможности не верите. Вы же поэт. Вы должны
всегда, вопреки всему, верить в свои силы. Я помогу вам. Давайте осмотрим шкаф
изнутри.
Пауза
ВОЛОДЯ: Вы чертовски правы! Поэт всегда должен верить в свои силы!
КОМЕНДАНТ: Конечно всегда. Иначе – смерть.
ВОЛОДЯ: Смерть?
КОМЕНДАНТ: Смерть!
Пауза
ВОЛОДЯ:
Смерть измеряю следами,
Маятникообразно.
Исчезните, цифры тлена,
С чистого циферблата.
Если я обладаю
Даром простым и ясным,
Пусть из сердечного плена
Вырвется крик крылатый:
«Рассыпьтесь на микрочастицы
И в бездне небес развейтесь
Тела, оказавшихся вместе
Двуногих, что поумерали.
Пусть ваши души, как птицы,
Взмоют совместным рейсом.
Пусть будет пусто в том месте,
Откуда вы стартовали»!
21
КОМЕНДАНТ: Это ваши стихи?
ВОЛОДЯ: Да. Это импровизация.
КОМЕНДАНТ: О чём она?
ВОЛОДЯ: О том, что поэту надо верить в себя, а иначе – смерть. Пойдёмте осматривать
шкаф изнутри.
КОМЕНДАНТ: Вы решились? Это очень хорошо. С такой травой вы никогда не
пропадёте.
ВОЛОДЯ: Да. Я решился!
КОМЕНДАНТ: Я очень рад.
Открывают шкаф. Оттуда выпадают четыре трупа. Пауза.
ВОЛОДЯ: Не сработало. Нет у меня никакого грёбаного сверхъестественного дара.
(смеётся нездоровым наркотическим смехом) Вот идиот.
КОМЕНДАНТ (смотрит на трупы): Вы что, их всех убили?
ВОЛОДЯ: Я никого не убивал (показывает на трупы). Эта убила эту в драке, а потом
подставилась под пулю, этот застрелился, эта умерла от сердечного приступа, а ещё одна,
та, что стреляла в меня, а попала в эту, (идёт к окну, показывает на труп во дворе)
выбросилась из окна. Есть ещё малолетка, которая повесилась, но она к счастью не здесь,
она в морге.
КОМЕНДАНТ: А про какой сверхъестественный дар вы сейчас говорили?
ВОЛОДЯ: Это теперь не имеет никакого значения.
КОМЕНДАНТ: Ещё как имеет. Вы случайно не имели в виду дар исполнения желаний,
посредством обличения оных в стихотворный монолит?
ВОЛОДЯ (ошарашено): Откуда вы знаете?
КОМЕНДАНТ: Я, мил человек, всё знаю. Будешь курить столько, сколько я, и не такое
знать будешь. Хочешь, я сейчас все эти трупы оживлю?
ВАЛЬДЕМАР Что?
КОМЕНДАНТ: Смотри! (говорит громовым голосом)
Шесть холодных на борту
тара-тара-ту-ту-ту
Лучше б вы не умирали
тили-тили, трали-вали
Комендант разражается потусторонним смехом. Трупы ОЛЬГИ, УБОРЩИЦЫ,
БОРИСА и ВОЛОДИНОЙ ЖЕНЫ восстают из мёртвых, ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ
22
забирается в окно.
ШКОЛЬНИКОВОЙ.
Откуда
ни
возьмись,
появляется
оживший
труп
ЮЛИ
ЖЕНА: Не знаю, как для вас, но для меня это очень сильное переживание.
ОЛЬГА: Мне не понравилось умирать.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Падать на асфальт – отвратительно.
УБОРЩИЦА: Хуже всего, когда выпить нечего.
БОРИС: Противнее всего, когда ветер в голове свистит.
ЮЛЯ ШКОЛЬНИКОВА: Странгуляционную борозду невозможно загримировать.
ЖЕНЩИНА-ПОЛИЦЕЙСКИЙ:
должны покарать виновного!
Мы не имеем права оставить это безнаказанным. Мы
ВСЕ ТРУПЫ: Убить! Убить его! Давайте убьём его! Смерть подлому провокатору! Пусть
почувствует то, что чувствовали мы, когда умирали! Смерть ему! Смерть!
Все набрасываются на ВОЛОДЮ.
ВОЛОДЯ: Остановитесь. Я ни в чём не виноват. Я никому не желал зла. За что? Я –
обычный человек. Таких, как я, миллионы!
Ожившие трупы убивают и съедают ВОЛОДЮ, затем скрываются в шкаф. Последним,
улыбнувшись на прощание инфернальной улыбкой, в шкаф уходит КОМЕНДАНТ.
2015 год
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа