close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Васильев Игорь
Злато крылечко, лапти да печка
Продолжение русских народных сказок
«Сивка-Бурка», «По щучьему велению», «Иван-царевич и серый волк»
в двух действиях
2015
Действующие лица
ВАНЬКА – зять царский, крестьянский сын
ЦАРЕВНА – дочь царская, невеста Ваньки
СИВКА – конь Ваньки. Невысок. Окраска необычная. Уши красные. Морда серая.
ГЕНЕРАЛ – боевой генерал. Шрам на лице. Усы.
ОФИЦЕР – адъютант Генерала
ВОЛК – Сильный. Совестливый. Оборотень.
ЕМЕЛЯ – царь соседнего государства. Любит технику. Ленив.
ИВАН – царский сын. Воспитан.
2
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Конюшня. Сивка золотой цепью привязан к яслям.
Крадётся Ванька.
ВАНЬКА. Ох, моя Сивушка! Ты не представляешь, как мне энти сапожищи надоели.
СИВКА. Ффррр!
ВАНЬКА.Я ступать в них не могу. Всю ж свою жизнь в лапоточках хаживал.
СИВКА. Фр… фр…
ВАНЬКА. А по терему – нельзя, видите ли.
СИВКА. Жестоко…
ВАНЬКА. Не по чину это зятю царскому.
СИВКА. Почему?
ВАНЬКА. Народ уважать не будет. Опозорю я свою невесту ненаглядную, если разочек в
лапоточках пройдусь, да дам ноженькам своим отдохнуть… Эх, Сивка, ты Сивка моя.
СИВКА. Что?
ВАНЬКА. И что я такой несчастный?
Достаёт из- под яслей лапти. Чулки намотаны на ступни, как
портянки. Переобувается.
СИВКА. Ты, Ваняшка, плакаться ко мне пришёл, что ли?
ВАНЬКА. А кому ж мне ещё здесь поплакиться? Кто меня, горемыку, пожалеет – то? Ведь
страшно здесь во дворце, Сивушка, жутко, как и на кладбище не бывало.
СИВКА. И что тебя пугает?
ВАНЬКА. Бояре бородами трясут, енералы усатые ходют, саблями туда – сюда водют… Да
на меня – зятя царского из под густых бровей зыркают.
СИВКА. Жуткая картина.
ВАНЬКА. Вопросы задают странные, страны называют диковинные. Я про такие царства
и снов- то не видывал.
СИВКА. Мне что, жалеть теперь тебя?
ВАНЬКА. А моя ненаглядная невестушка просто извела совсем.
СИВКА. Что случилось опять?
3
ВАНЬКА. У неё требования невыносимые.
СИВКА. Какие?
ВАНЬКА. Такие! В рукав не сморкайся, крошки со стола не подбирай, с утра вставай
умывайся сразу. Бр-р!
СИВКА. И всё?!
ВАНЬКА. Что ты – «всё». Какое там. Токо начало. Зубы чисти. Кофей заморский пей –
горьковущий! - да ещё не причмокивай.
СИВКА. Ужас какой!
ВАНЬКА. Во-во. А потом обувай энти сапоги проклятущие и иди – бояр слушай да с
учителем по коридору вышагивай… Я, оказывается, и есть не умею, пить не умею и
ходить как надо не умею. И ни кому дела нет, что годков – то мне всего – четырнадцать! А
с невестушкой – то не поспоришь.
СИВКА. И почему это?
ВАНЬКА. А! Ей скоко годов?
СИВКА. «Скоко»?
ВАНЬКА. Шестнадцать уже. Она всё уже в жизни видела, всё знает…
СИВКА. Что ты плачешься? Разве я эти желания загадывал? Кто зятем царя захотел стать?
Даже личика своего не помыв…
ВАНЬКА. Эх, Бурушка… И на что мне это зятевьё-то царское? Жил бы у братиков на
печке, жевал кашку, да запивал квасом…
СИВКА. Кто ж тебе не давал?
ВАНЬКА. Но подпрыгнули мы с тобой выше всех, взяли платочек из рук принцессы и всё!
Пропала жизнь вольная, настали дни мрачные.
СИВКА. Я сейчас овсом подавлюсь от огорчения.
ВАНЬКА. Одна радость – к тебе сбежать, да лапоточки примерить… Эх!
Приплясывает и поёт
ВАНЬКА. В огороде огурцы,
На лугах цветочки!
Обувают молодцЫ
Утром лапоточки!
Вот спасибо лапоткам –
4
Понимающим.
Хорошо моим ногам,
Отдыхающим!
Ух, как я!!!
СИВКА. Ты что, смеёшься надо мной? Сними цепь немедленно! Ещё плясать тут
надумал!!!
ВАНЬКА. Что ты, Сивушка! Царь – батюшка строго – настрого приказал тебя не
отвязывать! Вот стану я сам царём – сразу с тобой на лужок убежим.
СИВКА. Не зли меня, Ваня.
ВАНЬКА. Потерпи чуток.
СИВКА. Кончается терпение моё.
ВАНЬКА. Не серчай.
СИВКА. Рассерчаю, мало никому не покажется.
ВАНЬКА. А поплясать мне нигде нельзя.
СИВКА. Ты меня слышишь?
ВАНЬКА. Ага. Токо в тереме где-нибудь спрячусь сапожки снять – сразу слышу: «Где ты,
Ванья?» Ужас просто!
ЦАРЕВНА. Ванья! Ты где?
ВАНЬКА. Это… это ведь не эхо?
СИВКА. Не эхо.
ВАНЬКА. И здесь нашла! Спрячь меня, Сивушка!
СИВКА. Зачем?
ВАНЬКА. Не могу я с энтими боярами кофею пить, да про политику говорить! Спрячь,
пожалуйста!!!
СИВКА. Иди сюда под ясли. Здесь не найдут.
Ванька прячется. Выходит Царевна с Генералом.
ЦАРЕВНА. Вот куда он вечно пропадает, когда нужен? Что за непутёвый у меня жених!
Скоро бояре соберутся, будем государственные вопросы решать, а он не умыт, не
причёсан. Вы не видели, Генерал?
ГЕНЕРАЛ. Никак нет, моя царевна! Не видел!
5
ЦАРЕВНА. Не кричите так. Вы не у себя в армии.
ГЕНЕРАЛ. Так точно, Царевна! Не у себя. К сожалению!
ЦАРЕВНА. Это ещё почему?
ГЕНЕРАЛ. Потому, что у меня беспорядка быть не может.
ЦАРЕВНА. Ух!
ГЕНЕРАЛ. Если царский зять должен быть на важном государственном совещание – ни о
чём ином он думать не может!
ЦАРЕВНА. Какой же вы молодец!
ГЕНЕРАЛ. Ваш приказ должен исполняться неукоснительно и без колебаний!!!
ЦАРЕВНА. Отчего же не вы допрыгнули до окна в башне, где я была заточена и так
страдала?
ГЕНЕРАЛ. Я был в числе первых добровольцев царица мыслей моих!
ЦАРЕВНА. Ах!
ГЕНЕРАЛ, Мой конь – лучший в армии, а значит во всём государстве!!! Он из настоящих
боевых жеребцов.
ЦАРЕВНА. Прекрасный конь. Вы так замечательно смотритесь вместе.
ГЕНЕРАЛ. Но здесь в ход соревнований вмешались силы не настоящие.
ЦАРЕВНА. Какие?
ГЕНЕРАЛ. Я бы сказал – потусторонние… что даёт нам право считать прыжок этого
крестьянского сына – не действительным. А поскольку я на своём боевом коне прыгнул
выше остальных, к потусторонним силам отношения не имеющим, то из этого следует…
ЦАРЕВНА. Нет, мой генерал! Ничего из этого не следует!
ГЕНЕРАЛ. Вы со мной не согласны?
ЦАРЕВНА. Я согласна с вами. Но царь – батюшка никогда от своего слова не откажется!!!
И кажется мне, что всё государь наш и мой родитель придумал, чтобы не позволить вам
просить руки моей!
ГЕНЕРАЛ. Я так же пришёл к этому выводу.
ЦАРЕВНА. Имеет он против вас предубеждения.
ГЕНЕРАЛ. Совершенно неоправданные. Тем более, что на коня моего пред
соревнованиями покушались с целью членовредительства.
ЦАРЕВНА. Не может быть!
6
ГЕНЕРАЛ. Лично моим адъютантом был изловлен злоумышленник.
ЦАРЕВНА. Это – не батюшка приказал. Это чьи-то интриги.
ГЕНЕРАЛ. Я бы не посмел думать на особ царствующих. Поэтому мы наказали негодяя и
отпустили. И я был уверен, что несмотря на козни завистников – именно я окажусь
избранником.
ЦАРЕВНА. Но теперь я отдана другому. Это воля царская.
ГЕНЕРАЛ. Но не моя!
ЦАРЕВНА. А я никогда не пойду против воли батюшки, мой воитель.
ГЕНЕРАЛ. Я пытался переубедить вашего батюшку, но у меня ничего не получилось.
ЦАРЕВНА. Упрям родитель.
ГЕНЕРАЛ. И остаётся нам с вами одно: заставить царя мнение своё изменить и меня на
вас женить!
ЦАРЕВНА. Что вы, что вы, Генерал! И думать не думайте, и мыслить не мыслите!
ГЕНЕРАЛ. Этот приказ невыполним. Не могу не думать. Не могу не мыслить!
ЦАРЕВНА. Я против папеньки не пойду! Это же бунт!
ГЕНЕРАЛ. Да хоть и бунт, царевна сердца моего!
ЦАРЕВНА. Что вы говорите такое непотребное!
ГЕНЕРАЛ. Ради вас я на всё пойду!
ЦАРЕВНА. Нет, нет, Генерал! Лучше помогите жениха моего найти. Ванья!!! Ванья!!!
Убегает. Появляется Офицер.
ГЕНЕРАЛ. Отечество в опасности…
ОФИЦЕР. Да, мой генерал!
ГЕНЕРАЛ. Старый царь уже не может управлять государством.
ОФИЦЕР. Так точно!
ГЕНЕРАЛ. Новый царский зять – сын крестьянский, сопливый мальчишка.
ОФИЦЕР. Точно так!
ГЕНЕРАЛ. Кто должен взвалить на себя тяжкий груз короны?
ОФИЦЕР. Вы, наш предводитель!
ГЕНЕРАЛ. Больше некому! Эта глупая девчонка думает, что меня интересует её красота.
7
ОФИЦЕР. Никак нет!
ГЕНЕРАЛ. Я о государстве забочусь. О своей армии! О народе!!! Поэтому слушай приказ!
Солдаты – в ружьё!
ОФИЦЕР. Солдаты! В ружьё!!!
Звон ружей.
ГЕНЕРАЛ. Царя – под замок. Приставить двух докторов в штатском!
ОФИЦЕР. Два доктора в штатском. Ать – два!
ГЕНЕРАЛ. Принцессу – в башню. Объявить траур по её жениху. И подготовить свадьбу со
мной!
ОФИЦЕР. Траур и свадьбу!!!
ГЕНЕРАЛ. Ах, да. Бывшего зятя царского изловить и голову отрубить. А этого огнеухого
коня – расстрелять.
ОФИЦЕР. Коню голову отрубить, сыну крестьянскому уши отстрелить!
ГЕНЕРАЛ. Разве я так сказал?
ОФИЦЕР. Точно так!
ГЕНЕРАЛ. Что ж. Тоже неплохо. Все готовы к новой жизни?
ОФИЦЕР. Народ построен. Дворец окружён. Солдаты в ружьях!
ГЕНЕРАЛ. А пушки?
ОФИЦЕР. Пушки в количестве трёх штук расчехлены и стоят на Дворцовой площади.
Ядра к пушкам везут из соседнего царства.
ГЕНЕРАЛ. Первое что мы сделаем, когда оденем корону- это вдарим ядрами соседнего
царства по соседнему царству. Завоюем его и пойдём побеждать следующее.
ОФИЦЕР. Простите, мой Главнокомандующий, но зачем нам это?
ГЕНЕРАЛ. Затем, что уже сто лет не было хорошей войны. Царей слишком много. Я же
хочу стать единоличным Императором! И своим верным соратникам дарить царства. Ты
против?
ОФИЦЕР. Никак нет, мой генералиссимус. Я своей маме княжество выделю. Она любит
тыквы выращивать.
ГЕНЕРАЛ. Молодец! А теперь пора брать царство в свои руки. Вперёд. Ать, два, три!
ОФИЦЕР. Я за вами, мой Фельдгенмаршадмиралус!!!
ГЕНЕРАЛ. Это что?
8
ОФИЦЕР. Не знаю. Высшее звание, которого ни у кого не было!
ГЕНЕРАЛ. А что? Мне нравится. Вперёд!
Уходят
ВАНЬКА. Ты слышал, Сивушка?
СИВКА. Слышал…
ВАНЬКА. Чё, делать-то теперь, а? Надо чё-то делать. Во дворец бежать. Всем
рассказать… нявесту спасать… сапоги обуть!
СИВКА. Цепь с меня сними, Ваня…
ВАНЬКА. Ах, да- да. Сейчас.
Снимает цепь
СИВКА. Так –то лучше.
ВАНЬКА. Конечно, Сивушка. Значит, так давай. Счас в терем – царя спасём. Потом в
башню – нявесту спасём, потом…
СИВКА. Остановись, Иван. Едва мы на площади перед дворцом окажемся, первый же
солдат тебя за шкирку схватит и на площадь поведёт – уши отстреливать.
ВАНЬКА. Дык, у меня ушки–то маленькие… а как промажут?
СИВКА. Из двадцати ружей – не промажут. Кто –нибудь попадёт.
ВАНЬКА. Как же быть, Бурушка?
СИВКА. Надо из конюшни выбираться, да из города бежать пока о нас не вспомнили.
ВАНЬКА. Как же так, бежать?
СИВКА. А вот так. Заговор это.
ВАНЬКА. Заговор?!
СИВКА. Не один день готовился. И против тебя – заговор.
ВАНЬКА. Против меня? Зачем?
СИВКА. Не подпрыгнули бы мы выше всех – генерал бы на дочке царской женился и все
тогда довольны были бы.
ВАНЬКА. Но ведь мы победили!
СИВКА. Вот генерал и решился на переворот. Сам посмотри – какой из тебя царь?
ВАНЬКА. Какой?
9
СИВКА. В лаптях пляшешь, в рукав сморкаешься, от кофею морщишься. Все бояре за
генерала будут. Заговор это.
ВАНЬКА. Заговор… Эх, Бурушка, выноси нас отсюда.
СИВКА. Садись, да держись крепче.
ВАНЬКА. Счас, токо лапоточки поправлю. Эх! Поскакали…
Картина вторая
Поле. Выходит Волк.
ВОЛК. Надо осторожным быть. Направо посмотреть. Никого. Налево. Никого. Можно и
посидеть на траве. Погреть косточки на солнышке. Хорошо здесь. И Совесть молчит.
Потягивается
ВОЛК. Я из леса теперь редко выхожу. Кто-то скажет - боюсь… Да, боюсь! Не охотников
каких-нибудь или собачек деревенских. Таких страхов я и волчонком не испытывал.
Царевича с конём встретить страшно. Съем коня, как в прошлый раз. Не удержусь ведь. И
пропала жизнь. Совесть загрызёт, замучает. Она ведь у меня какая? Волчья! Пока все
косточки не перехрумкает – не успокоится. Нет! Одного раза с лихвой хватит. Направо –
никого. Налево – никого. И, если с неба беда не свалится, отдохну здесь, погреюсь под
солнечными лучиками и обратно в лес.
Укладывается на травке. Слышится свист ветра.
ВОЛК. Это что такое? Ничего не понимаю.
Свист. Крик. Темнота.
Свет. На Волке лежит Ванька. На Ваньке Сивка.
ВАНЬКА. Сивка – раздавишь. Слезай с меня.
СИВКА. Ох. Счас, дай отдышаться.
ВАНЬКА. Слазь, говорю. Чаво энто ты меня сбросил, а?
СИВКА. «Чаво, чаво…». Ослаб я на цепи пока сидел. Силы убавились. Нам, сказочным
созданиям, бегать и прыгать каждый день надо. Нам свобода нужна.
ВАНЬКА. А чё не предупредил – то?
СИВКА. Откуда же я знал? Первый раз в жизни из плена бегу.
ВАНЬКА. Хорошо, что я на что-то мягкое упал. Так бы разбился.
ВОЛК. «Что-то мягкое» сейчас поднимется и съест что-то болтливое. Вместе с костями.
Брысь с меня!
10
СИВКА. Ой!
ВАНЬКА. Ай!
Отбегают. Волк поднимается.
ВАНЬКА. Волк! Здоровый какой.
СИВКА. Я ещё немного пролететь смогу. Наверное.
ВОЛК. А смысл? Всё равно догоню.
ВАНЬКА. Догонит ведь.
СИВКА. А может?..
ВОЛК. Не может. Хоть в лесу, хоть в море, хоть в небе. Мне без разницы. Откуда
свалились на мою шкуру?
ВАНЬКА. Сверху. С неба.
ВОЛК. Это я понял. Зачем?
СИВКА. Мы бежали из плена, многоуважаемый сказочный Волк.
ВОЛК. Стоп! Смени тон. «Многоуважаемый»… со мной так не надо. Ясно?
СИВКА. Ясно.
ВОЛК. Откуда знаешь, что я сказочный?
СИВКА. Все волшебные создания в этих царствах слышали друг о друге.
ВОЛК. А я о тебе не знаю… Ты кто? По шкуре не пойму. Разноцветный какой-то с ушами
красными и серой мордой… Слышал про зебр, видел верблюдов, но такой окраски не
припомню.
СИВКА. Конь я.
ВОЛК. Стоп! Слух у меня в последнее время не тот… Ты сказал, что…
СИВКА. Конь я! Сивка звать. Или Бурка. А можно Каурка. На выбор.
ВОЛК. С меня – Сивки хватит. То есть ты – конь…
СИВКА. Да. А что?!
ВОЛК. Не, ничего… То есть – есть чего! Этого мне только не доставало! Если ещё этот
ребёнок скажет, что он – царевич…
ВАНЬКА. Да не царевич я…
ВОЛК. Фу! Что-то я вспотел даже. И хорошо, что так.
11
ВАНЬКА. Я – Ванька. Не царевич. Зять царский.
ВОЛК. Нет, нет, нет. Приятно было познакомиться. Пошёл я в лес. Зря сегодня вышел.
СИВКА. И нам приятно. Извините нас, пожалуйста.
ВОЛК. Я уши заткнул. Ничего не слышал.
ВАНЬКА. Прости нас, добрый Волк. Виноваты мы перед тобой, что сверху свалились,
покой твой нарушили.
ВОЛК. Всё! Пропала жизнь. Новая страшная сказка. Этого я и боялся. Кто вас просил
извиняться?
ВАНЬКА. Извини за извинения.
ВОЛК. Я – Волк! Хищник!!! Меня обзывать надо, дразнить, бояться. Но не извиняться
передо мной.
ВАНЬКА. Почему, уважаемый?
ВОЛК. Потому, что совесть моя волчья теперь не успокоится. Не выношу, когда у меня
прощения просят.
СИВКА. Разве это плохо? Вежливость- это не самый худший недостаток.
ВОЛК. Только не со мной! В прошлый раз – ведь только разорвал коня царевича…
СИВКА. Ох!!
ВОЛК. Не бойся. Больше такой глупости не сделаю. Сразу виноватым себя почувствовал.
И пошло, помчалось по кочкам закуточкам. За жар-птицей побежали. «Не бери клетку» говорю. Он взял.
ВАНЬКА. И что?
ВОЛК. Попался, жадина этакая. Я его ругаю. А он извиняется.
ВАНЬКА. Культурный.
ВОЛК. Не терплю, когда извиняются.
СИВКА. А дальше что?
ВОЛК. За конём побежали, чтобы птицу получить. «Не бери уздечку»- говорю. Этому
крохобору и уздечка понадобилась
СИВКА. Красивая уздечка всем нужна. Что же ты сделал?
ВОЛК. Обругал жадину. Он снова извиняется. Побежали за царевной, чтобы коня взять,
чтобы птицу получить. Взяли Елену. Так её звали.
СИВКА. Много же тебе пришлось побегать.
12
ВОЛК. Ещё бы. Но бегать – это мелочи. Ему же, царевичу, всё сразу надо. И коня, и
невесту, и птицу. Он извиняется. Я конём становлюсь, а до этого… стыдно сказать…
ВАНЬКА. Скажи!
ВОЛК. Еленой оборачиваюсь. Девой в платье, то есть…
ВАНЬКА. Ух, ты! Вот это да!
ВОЛК. А, когда его братья на куски порубили, с вороной разговаривал, мёртвую и живую
воду её заставил принести. Вот такие приключения. За несколько «извини» да коня
порванного. Да и конь-то невкусный был. Эх!
СИВКА. Нельзя коней есть!
ВОЛК. Да знаю теперь. Совесть замучает.
ВАНЬКА. А почему так?
ВОЛК. Мама таким воспитала. Совестливым.
СИВКА. Маму слушать надо. Она плохому не научит.
ВОЛК. Поэтому с теми, кого ем – не разговариваю. Тех, с кем разговариваю – не ем. А тем,
кто прощения просит – помогаю. Воспитание такое, будь оно не ладно.
ВАНЬКА. Воспитание – это хорошо. Вот я прожил жизнь невоспитанным. Тяперь хлябаю
горе ложкой полною.
ВОЛК. Так я и знал! Рассказывайте, чем помочь могу. Надо совесть молчать заставить.
СИВКА. Чем тут поможешь? Спасибо тебе, волк благородный. Иди своей тропой.
ВОЛК. Рассказывайте. А то съем!
ВАНЬКА. Не оставляешь ты нам выбора. Жили мы, не тужили в тереме царском, горя не
знали…
СИВКА. За себя говори. Я в конюшне на цепи стоял. Овсом давился.
ВАНЬКА. Цепь золотая была.
СИВКА. Хоть изумрудная! Цепь она и есть – цепь!
ВАНЬКА. А овёс отборный!
СИВКА. Да не люблю я овёс.
ВАНЬКА. Что ж ты любишь?
СИВКА. Пшеницу я люблю! На чём твой батюшка меня и подловил. Ты бы хоть
поинтересовался у меня. Ещё другом назвался…
ВОЛК. Я спросил – в чём сейчас проблема!!!
13
ВАНЬКА. Жили мы, не тужили…
СИВКА. Я тужил!
ВАНЬКА. А овёс всё равно отборный у тебя был! Самый лучший!
СИВКА. Тебя бы на этот овёс. На недельку. И привязать за лапоть!
ВАНЬКА. Отборнейший. Сам проверял!
СИВКА. На вкус проверял, что ли?
ВОЛК. Счас я вас на вкус проверю! Съем кого-нибудь. Может быть двоих. И совесть меня
простит!
ВАНЬКА. А чего он?!
СИВКА. Я – «чего»??? Это я – «чего»!!!!
ВОЛК. У-уууу! Молчать! Ты (Ваньке). Нет, ты (Сивке). Говори. Кратко и точно. А ты
(Ваньке) молчи и не перебивай. Ясно?
Ванька кивает.
СИВКА. Мой друг должен был жениться на дочке царской. Но генерал совершил
переворот. Царя и невесту арестовали. Царя в темницу, невесту в башню. Мы еле сбежали.
Во время побега на тебя упали. Вот и всё.
ВОЛК (Ваньке): Всё?
ВАНЬКА. Да… то есть, нет!
ВОЛК. Что ещё?
ВАНЬКА. Помоги нам, Волк, Генерала победить, царевну с царём освободить, солдат и
бояр переубедить и… научи меня кофе пить… вот! Век будем тебя благодарить. Да.
Тяперича – всё!
ВОЛК. Сильно…
ВАНЬКА. Поможешь, Волкушка?
ВОЛК. Эй… только не подлизываться. Мне эти щенячьи нежности и в детстве не
нравились!
СИВКА. Почему?
ВОЛК. Я от них… внутри раскисаю.
СИВКА. Разве это плохо? Когда сильный хищник, ещё и чувственный, он такой…
ВОЛК. Какой?
СИВКА. Настоящий сказочный богатырь!
14
ВОЛК. Всё! Хватит!!! Значит так. Дело здесь – государственное.
ВАНЬКА. Что ни на есть!
ВОЛК. К тому же - человеческое.
ВАНЬКА. И здесь ты прав, мудрый Волк.
ВОЛК. Заткнись!
ВАНЬКА. Как ска…
ВОЛК. Говорю: нужен человеческий государь. Есть у меня такой. Иван царевич.
ВАНЬКА. Тёзка, значит.
ВОЛК. Он – Иван. Ты пока – Ванька. Понял?
ВАНЬКА. Я – понятливый. А он поможет?
ВОЛК. Поможет. Должок за ним. Ждите здесь, никуда не уходите.
ВАНЬКА. Никуда?
ВОЛК. Вон, можете по дороге прогуляться. Но недалеко. Я сбегаю в соседнее царство и
вернусь. Но от вас службу потребую.
ВАНЬКА. Какую, Волкушка?
ВОЛК. У-ууу!!! Вот какую. Если ты победишь и когда-нибудь царствовать станешь –
первым делом указ издашь!
ВАНЬКА. Я ещё плохо указы издаю… Я писать не умею.
ВОЛК. Да что за правители у людей? Откуда же вас таких набирают?
ВАНЬКА. Дак, с печки мы. Всю жизнь на ней лежали, а потом – в правители…
ВОЛК. Да… Значит, научишься!
СИВКА. А указ-то какой?
ВОЛК. Чтобы на этот луг сто лет ни один царевич ни на одном коне не ступал! Я здесь
отдыхать буду!
ВАНЬКА. Сложное это дело…
ВОЛК. Договорились?
ВАНЬКА. Договорились! Твой луг. Так и назовём его – Волчий. Только писать научусь…
ВОЛК. До весны не научишься – приду и съем.
15
ВАНЬКА. Умеешь же ты убеждать. Мастер. Ты только невестушку с царём освободи. Да
Енерала победи.
ВОЛК. Выручим. Победим. Гуляйте спокойно. Я скоро.
Волк уходит
ВАНЬКА. Ох, на душе неспокойно.
СИВКА. Что мучает?
ВАНЬКА. Как там моя невестушка? Плачет в темнице высокой. Говорит слова
иностранные. Как там мой тестюшка. Подаст ли кто ему булочку белую с кофеем горьким,
или жуёт корочку чёрствую, да водичкой сырой запивает? Эх! Есть хочу, Сивушка…
СИВКА. А ты делай как я. Сколько здесь травы сочной, вкусной. Просто праздник!
ВАНЬКА. Вот не ожидал от тебя издёвки такой!!! Есть я хочу, понял?!
СИВКА. Как не понять. Нет здесь слуг, что завтрак подадут, а ты будешь моську вертеть в
сторону…
ВАНЬКА. Лицо у меня!
СИВКА. Вот и пожуй лицом одуванчик.
ВАНЬКА. Не хочу! Жевал в детстве. Горький он. И губы потом не отмоешь.
СИВКА. Клеверку тогда. Он питательный, сытный. Кушай, сколько влезет. Я клевер
люблю.
ВАНЬКА. Некогда мне с тобой болтать попусту. У меня заботы о царстве. Пошли на
дорогу встанем.
СИВКА. Зачем? Мне и здесь хорошо. Лужок чудесный. Трава сочная. После твоих
казематов – просто рай.
ВАНЬКА. Сведения разведывательные добывать. Может, пройдёт кто из города
столичного. Расскажет, что там и как… булочкой угостит… с молочком…
СИВКА. Значит, не хочешь клеверу? Сочного, свежего…
ВАНЬКА. Не хочу.
СИВКА. Вот и я твоего овса – не хочу больше! Понял?
ВАНЬКА. Понял я, понял. Прости меня, Бурушка.
СИВКА. Я тебе не волк совестливый, чтобы от одного «прости» растаять… но, если
искренне… Прощаю. Пошли на твою дорогу.
ВАНЬКА. Ой, Сивушка. А я сапожки потерял. Забыл в конюшне.
16
СИВКА. Тебе же они надоели.
ВАНЬКА. Ой, не знаю… надоесть то надоели, а жилка крестьянская не позволяет добро
терять.
СИВКА. Вот и ходи в своих лаптях. Ты же этого и хотел.
ВАНЬКА. Да! В них удобнее. И ножкам легче. И… булочки хочется…, пошли на дорогу.
СИВКА. Пошли.
Идут
ВАНЬКА. Красивое у нас государство! Небо высокое, поля широкие, река глубокая…
СИВКА. А дорога – пыльная.
ВАНЬКА. Не всё сразу делается. И дорогу хорошую проведём.
СИВКА. Когда?
ВАНЬКА. Когда-нибудь. Потом. А на наш век и такая сойдёт. Можно же по ней ходить?
СИВКА. Нельзя.
ВАНЬКА. Можно. И в лапоточках можно.
СИВКА. А без подков – плохо. Камни острые, ямы глубокие, а после дождя…
ВАНЬКА. Вот сразу видно, что ты животное не государственное. Был бы на службе – не
ругал бы царство наше.
СИВКА. Да я после твоей темницы слышать про службу не хочу. Вот чего вы меня на цепи
держали?
ВАНЬКА. А как же, Сивушка? Знаешь что про тебя в народе говорят?
СИВКА. Что?
ВАНЬКА. Страшен ты, огромен. Когда бежишь – земля трясётся. А из ушей – пламя
вырывается. Из ноздрей – дым валит. Рядом с тобой постоянно должен кто-то быть с
ведром да багром – пожары тушить. Вот.
СИВКА. Придумают же. И откуда только фантазия в вашем народе берётся.
ВАНЬКА. Народ у нас – с выдумкой.
СИВКА. Что я – печка что ли?
ВАНЬКА. Печка!!!
СИВКА. А вот за то, что дразнишься, я тебя…
ВАНЬКА. Печечка…
17
КАРТИНА ТРЕТЬЯ
По дороге едет печка. Емеля спит. Печка останавливается.
ЕМЕЛЯ (с печи). Чё встала? Недавно топливо подбрасывал…(выглядывает.) А…
пешеходы опять трассу перегородили. Пульни по ним угольками.
Печка пускает слабый дымок.
ЕМЕЛЯ. Охо-хо… видно вздремнул малёхо. Счас, подброшу дровишек.
Спускается. Подбрасывает поленья в топку.
ВАНЬКА. Какая у тебя печь! Крутая…
ЕМЕЛЯ. А то! Разбираешься?
ВАНЬКА. Ещё бы. Всё детство о такой мечтал. У меня поуже была. И не ездила… Эх…
ЕМЕЛЯ. У всех не ездила. Это моё изобретение. Эксклюзив.
ВАНЬКА. Ты счас чё сказал?
ЕМЕЛЯ. Не ломай голову, деревня. Говорю – только у меня такая. Остальные – поуже, да
похуже. Даже если ездят.
ВАНЬКА. И краска свежая. Белая.
ЕМЕЛЯ. А то! Эй, руками не трогай. К чужой печке с уважением относиться надо.
ВАНЬКА. А дай покататься!
ЕМЕЛЯ. Ты что?!
ВАНЬКА. Что?
ЕМЕЛЯ. Это же механизм. Чтобы таким управлять – права нужны. У тебя права есть?
ВАНЬКА. В этом царстве у меня всё есть. И права и обязанности. То есть, были. Зять я
царский… правда счас – свергнутый.
ЕМЕЛЯ. Кто – свергнутый? В каком «Этом царстве»?!!!
ВАНЬКА. И я свергнут и царь и нявеста моя. А царство – это. То есть – не То.
ЕМЕЛЯ. Как так, – «не То»??? (Печке) Ты что, через границу меня перевезла? А
пограничники куда смотрели? Мои – понятно, приучены. Увидят печь царскую… ах, да. Я
– царь Емеля. Того царства. Слыхал?
ВАНЬКА. А ведь слыхал! Шептались во дворце про «механизмы». Но я думал – сказки
это.
Сивка фыркает.
18
ЕМЕЛЯ. А твои пограничники чего не предупредили?
ВАНЬКА. Я же и говорю. Переворот у нас. Енерал царя с нявестой в темницу заточил.
Меня с Сивкой… это Сивка… (Сивка склоняет голову). Ищет он нас. Жизни лишить хочет.
А потом соседские царства воевать пойдёт.
ЕМЕЛЯ. Зачем ему это?
ВАНЬКА. Ымператором зваться желает.
ЕМЕЛЯ. Бардак у тебя в царстве. И дороги плохие.
СИВКА. Фр-фр!!!
ЕМЕЛЯ. Я первое что сделал, когда царствовать сел – дороги уложил.
ВАНЬКА. Зачем?
ЕМЕЛЯ. Чтобы, когда царь, то есть я, еду, кочки и рытвины о царстве думать не мешали.
Там, где дороги хорошие, генералы в Императоры не лезут. Потому что видят – порядок в
стране.
ВАНЬКА. У нас механизмов нетути. Печи по домам стоят. Нам хорошие дороги – не само
главное.
СИВКА. А вот тут ты ошибаешься. Царь Емеля правильно, по- государственному, говорит.
Слушай и ума набирайся.
ЕМЕЛЯ. Фу ты… напугал. Я до этого только говорящую щуку видел. Да и то думал –
может, примерещилась. Правда, её заветы действуют. А с конём… никогда…
СИВКА. Чем это говорящая рыба лучше и привычнее говорящего благородного скакуна?
ЕМЕЛЯ. Так не пойдёт. Там, где кони разговаривают и умничают, хороших дорог не
положишь. Разбирайтесь тут сами. У меня печь застоялась. Надо в свой дворец ехать.
Жена ждёт.
ВАНЬКА. Постой, Емеля!
ЕМЕЛЯ. Вот ведь. Забыл совсем. Не ждёт она меня.
ВАНЬКА. Кто?
ЕМЕЛЯ. Да, жена.
ВАНЬКА. А чё?
ЕМЕЛЯ. Поругались мы.
ВАНЬКА. Вот как? Мы с моей тож ругались. Им не угодить. Твоя – то чем не довольна?
ЕМЕЛЯ. «Подруг у меня нет, - говорит. – Света белого не вижу. И ты вечно пропадаешь со
своей печью. Не любишь. Уходи прочь, с глаз моих».
19
ВАНЬКА. А ты?
ЕМЕЛЯ. Что я? Я же за дровами поехал.
ВАНЬКА. А зачем?
ЕМЕЛЯ. Горючее это! Сам задумался о делах государственных, вот печка и сбилась с
пути. В это царство заехала.
ВАНЬКА. И у нас в лесу хворосту полно.
ЕМЕЛЯ. Какого «хворосту»?! Не ровняй печь царскую механическую, со своей деревенской. Она у меня только на особом топливе ездит. Для избранных!
ВАНЬКА. Да ты что? А я видел, как ты простые берёзовые полешки закидывал.
ЕМЕЛЯ. Это… это в полевых условиях.
ВАНЬКА. А!
ЕМЕЛЯ. А так – специальные. В одном месте собираю. Особом. Царском.
ВАНЬКА. У тебя во дворце, наверно, запас есть.
ЕМЕЛЯ. Не хочу во дворец. Здесь спать буду.
ВАНЬКА. Как ты можешь спать в такой момент?!
ЕМЕЛЯ. Спокойно. Пусть она мучается.
ВАНЬКА. Не о том я. Енерал всем солдатам ружья раздал.
ЕМЕЛЯ. Да ну?
ВАНЬКА. Пушки к коням прицепил.
ЕМЕЛЯ. Ужас какой.
ВАНЬКА. Счас пойдёт твоё царство завоёвывать. А ты – спать.
ЕМЕЛЯ. Вот напугал! Да у меня в каждой деревне, во всякой избе самоходный
огнеметательный механизм. И что самое важное – подчиняется токо мне. Мы твово
генерала в один момент про походы на другие царства даже думать отучим.
ВАНЬКА. Да ты шо!
ЕМЕЛЯ. Как печки выкатятся, как поленьями горящими пулять примутся – ни одно войско
не устоит. Я уже показательные учения проводил. Зрелище, скажу тебе.
ВАНЬКА. Страх-то какой… А как они у тебя из избы выезжают?
ЕМЕЛЯ. Тут всё продумано. Раньше крыша подлетала, да по бревну изба разбиралась, а
потом собиралась. Но это неудобно. Мох надо по новой прокладывать, гвозди прямить.
20
ВАНЬКА. Скоко работы… трудно.
ЕМЕЛЯ. Были неприятности.
ВАНЬКА. А счас?
ЕМЕЛЯ. Я во все дома бригады плотников направил. Теперь одна стена сама поднимается
и опускается. И не при помощи волшебства, а механически. Во!
ВАНЬКА. И что, бабушки не ворчат?
ЕМЕЛЯ. Какое там – ворчат. Сами просят. Печь – это что?
ВАНЬКА. Чё?
ЕМЕЛЯ. Техника! Если за ней правильно ухаживать – она и сани за собой потащит, и по
воду можно съездить, и по дрова. Да и поле вспахать.
ВАНЬКА. Не может быть!
ЕМЕЛЯ. Печь – это не только тепло в доме.
ВАНЬКА. А что ещё?
ЕМЕЛЯ. Это ещё и двигатель внутреннего сгорания. Во!
ВАНЬКА. А я и не знал.
ЕМЕЛЯ. Я как пару раз по деревням проехался, бабули сами ко мне на поклон пришли. «И
мы такие хотим».
ВАНЬКА. А ты что?
ЕМЕЛЯ. Я что? Я добрый. Только сказал: по первому моему зову, чтоб все печи были при
мне.
ВАНЬКА. Аж – по первому?
ЕМЕЛЯ. Когда захочу!
ВАНЬКА. Согласились?
ЕМЕЛЯ. Куда денутся? Кое-что исправить пришлось. Плотники избы переделали. Теперь
у меня старушки на печку усядутся и в соседнюю деревню – к подружкам.
ВАНЬКА. И я бы так хотел.
ЕМЕЛЯ. Все хотят, да только в моём царстве делается. Им хорошо и мне неплохо. Я же не
ленивый! Я – за техническое развитие.
ВАНЬКА. Молодец ты, Емеля!
ЕМЕЛЯ. Знаю.
21
ВАНЬКА. Как до такого додумался?
ЕМЕЛЯ. Как, как… да так. Надоело самому вёдра с реки таскать, да за дровами в лес
ходить, вот и додумался. Уверен, что в будущем люди много хитрых вещей придумают.
Чтобы там посуда сама мылась или мусор из избы выметался.
ВАНЬКА. Это ты загнул.
ЕМЕЛЯ. А что? Десятка два таких Емель, как я – и создадим царство, где будем только в
носу ковырять. Да и то, если не лень.
ВАНЬКА. Ох, хорошее царство будет!
ЕМЕЛЯ. Хорошее.
ВАНЬКА. Емель…
ЕМЕЛЯ. Покататься – не дам!
ВАНЬКА. Я не о том.
ЕМЕЛЯ. А о чём?
ВАНЬКА. Помоги мне, Емеля.
ЕМЕЛЯ. Что?
ВАНЬКА. Прогони Енерала. Освободи батюшку царя и нявесту мою.
ЕМЕЛЯ. А зачем мне это?
ВАНЬКА. А мы с тобой дружить будем.
ЕМЕЛЯ. Дружить?
ВАНЬКА. Да! А моя нявеста с твоей женой подругами станут. Будем хороводы вместе
водить. И ты скажешь, не просто так уехал. Подругу жене нашёл.
ЕМЕЛЯ. А чё? Правильная идея. Мне нравится.
ВАНЬКА. Прогонишь?
ЕМЕЛЯ. Прогоню. Только завтра.
ВАНЬКА. А сегодня?
ЕМЕЛЯ. Война – это не просто так. Тут думы подумать надо.
ВАНЬКА. Как это?
ЕМЕЛЯ. Так. Счас на печку пойду. Буду до утра думать, как стратегию и тактику
измыслить.
ВАНЬКА. А можно я с тобой?
22
ЕМЕЛЯ. Что - «с тобой»?
ВАНЬКА. Думы думать. На печке.
ЕМЕЛЯ. До утра?
ВАНЬКА. Ага.
ЕМЕЛЯ. Тогда, значит, так! Через час слезешь, топливо подбросишь.
ВАНЬКА. Мы ж никуда не поедем.
ЕМЕЛЯ. Механизм у печки сложный. Для движения должна тепло накопить.
ВАНЬКА. А я бы не додумался.
ЕМЕЛЯ. И на тёпленькой думается лучше.
ВАНЬКА. Это да. Это я понимаю. На тёплой лучше…
ЕМЕЛЯ. Что?
ВАНЬКА. Думается!
ЕМЕЛЯ. Вот! Подкопим тепло и пойдём твово Енерала побеждать. Я самолично ему
угольков за шиворот накидаю. Вот попрыгает.
ВАНЬКА. Ага!
ЕМЕЛЯ. Чё – «ага»? Давай лезь, дерёвня царская. Да аккуратней! Не к себе в погреб
забираешься!
ВАНЬКА. Нет у меня погреба. Тюрьма есть, хоромы есть. Погреба – нет.
ЕМЕЛЯ. Врёшь поди. В любом тереме погреб есть. Просто не каждого туда пускают.
ВАНЬКА. Да и надо не больно. Мне на печи более нравится. А хороша у тебя печь.
Широкая.
ЕМЕЛЯ. Царская.
ВАНЬКА. Одному много.
ЕМЕЛЯ. Цари по одному не ездят. Это я сегодня без стражников. Обычно – двое спереди,
на печурках поменьше. Двое сзади сидят, собак да мальчишек отгоняют. Ну и для топлива
местечко надобно. А то свою жёнушку посажу рядышком, да как помчимся с ветерком, да
дымком… Эх! Всё. Думы думать.
ВАНЬКА. Ага.
ЕМЕЛЯ. Топливо подбросить не забудь.
ВАНЬКА. Ага… А ты не толкайся.
23
ЕМЕЛЯ. Чёй это?
ВАНЬКА. Упасть боюсь.
ЕМЕЛЯ. Это да… бывает… я падал…
Храп. Посвист. Из-за печки выходит Сивка
СИВКА. Царь в темнице. Царевна в башне. А два государственных деятеля спят без
задних ног на печке посереди пыльной дороги, храпом облака разгоняют. И только
говорящему коню кажется, что здесь что-то неправильно. Разве можно так?
Пауза. Пристраивается у печки
СИВКА. Мне-то что делать? Посторожить что ли… А то подкрадутся вояки генеральские,
да украдут Ваньку. А я ему служить должен, как отцу его. Договор нарушать нельзя.
Неправильно. Не по – сказочному.
Склоняет голову. Задрёмывает. Подходит Волк и Иван – царевич.
ВОЛК. Вот не был бы я таким совестливым, порвал бы коня сторожащего, а потом царями
бы закусил. Но ведь жить потом спокойно не смогу. Воспитание.
ИВАН. Что ты – есть сразу. Когда я собирался, ты же на кухню бегал. А оттуда ты
голодным не выходишь. Ни разу такого не было.
ВОЛК. Это я так, мечтаю. Мы переживаем, а они – дрыхнут.
СИВКА. Я не сплю. Всё слышу. Я – сторожу.
ИВАН. Сторожи, конь благородный. А мы рядышком посидим.
СИВКА. Волка я знаю. А ты кто будешь. По повадкам видно – не простой человек.
ИВАН. Проще некуда, Сивка – конь. Царевич я Соседнего царства. Не Того, не Этого, а
Соседнего. Мы ядра пушечные вашему Генералу поставляем.
СИВКА. Слышал я, что хочет Генерал вашими ядрами по вам и вдарить.
ИВАН. Это я уже понял. Волк рассказал. Поэтому ядра мы подменили и плохие генералу
отправили. Утром к нему подводы подойдут, он соберётся на войну, а ядра в пушках и
застрянут.
СИВКА. Хитёр ты, Иван- царевич.
ИВАН. Я во дворце родился, там учился, на принцессе женился. Мне по- другому нельзя,
конь волшебный. Это хорошо, что твой Ванька с царём Емелей познакомился. Да судя по
тому, как они мирно похрапывают – подружился.
СИВКА. Подружились. Как братья сейчас. Их любовь к печке сроднила.
ИВАН. У Емели печная армия – сильнейшая в мире. Против неё никакая другая не устоит.
Если пушек нет.
24
СИВКА. Или ядер в пушках.
ИВАН. Или ядер. Что, существа сказочные, пока цари спят вам отдохнуть не придётся. С
Волком мы уже договорились.
ВОЛК. Вот поставишь же ты задачу, что прямо выть хочется.
ИВАН. Это твоя сказка, Серый. Ты меня в неё втянул. Так что хоть вой, хоть танцуй, а
принцессу из башни вытаскивать надо.
ВОЛК. Пусть бы там посидела. Никому не мешает, кормят её хорошо, поят.
ИВАН. Вот ты за неё и посидишь.
ВОЛК. Опять платье одевать. Ох, стыдоба.
ИВАН. Не по- настоящему же. Как из башни принцессу вытащишь, сразу оборачивайся ей
и пусть генерал тебе предложение делает.
ВОЛК. Перебор, Ваня. Я ему сразу язык откушу. Вместе с головой.
ИВАН. Потерпишь. Потому, что если он на самом деле на принцессе женится, всё сложней
будет. Ваньке, по крайней мере, точно не жить.
ВОЛК. Вот почему у вас всё сложно так? У нас проще. Съел Генерала и никаких проблем.
ИВАН. Захочешь - потом съешь. А сейчас принцессой побудь. До полудня. Пока мы
войско против Генерала не выставим.
СИВКА. А мне что делать?
ИВАН. А ты, когда Волк принцессу из башни выведет, мчись в чисто поле. Найди копну
потеплее, да переночуй там с принцессой. А утречком сюда привези.
ВОЛК. Может лучше, пусть она в башне и посидит? Хлопот меньше.
ИВАН. Когда ЦАРЕВНА на нашей стороне будет да всем расскажет, что царь жив, а её
Генерал силой в плену держит, у него половины воинства не станет.
ВОЛК. Царедворца сразу видно. Всё схитрить что-то пытается.
ИВАН. По- другому не поцарствуешь. Давно у нас бунтов не было. Люди простые.
Несправедливость не любят.
СИВКА. А что сразу сюда не доставить?
ИВАН. Пусть цари подремлют. Да и я посмотрю, подумаю. Зачем нам такую чудную ночь,
когда из дворца по великим делам выбрались, криками портить. Тихо, хорошо.
СИВКА. А если привезу?
ИВАН. То будет не тихо и не хорошо!
25
ВОЛК. Это даже я понимаю.
ИВАН. Пусть поспит в сене душистом, первые пары сбросит, а там мы особу царскую и
встретим. Она же кузина мне. Я её «нежный» норов с детства знаю. Заболтает – ни звёзд
не увидишь, не тишины не услышишь.
СИВКА. Понял, сделаем.
ВОЛК. Тогда пошли мы.
ИВАН. Давайте.
СИВКА. А ты делать что будешь?
ИВАН (пристраивается около печки). А я тебя подменю. Поохраняю особ царствующих.
Думы подумаю.
СИВКА. Любите же вы думать о государстве.
ИВАН. Обязаны.
СИВКА. Лучше бы делали, а не думали.
ИВАН. А вот делать - не обязаны. Для этого сказочные помощники существуют. Давайте.
Идите. Мне как раз мысли пришли в голову… нужные.
СИВКА. Всё- таки царевичем лучше быть, чем конём.
ВОЛК. Это да. Пошли что ли, конь царский.
СИВКА. Пошли, Волк лесной. Не всем же думать. Кому-то и делать надо. А то сказка не
получится.
ВОЛК. Верно говоришь, конь. Когда же это кончится?!!
СИВКА. Что случилось?
ВОЛК. Вышел из леса отдохнуть на травке. Теперь иду непонятно куда, с конём ушастым
разговариваю. В каждой сказке должны быть пределы разумного.
СИВКА. Здесь я тебе не помощник. Это к сказочникам.
ВОЛК. Встречу хоть одного… без коня… без пера с бумагой… Воууууууу!
СИВКА. Пойдём лучше, друг серый. А то придумают ещё что-нибудь… Я тебе расскажу
сказку про Сивку-Бурку. Обалдеешь! Нормальный человек до такого не додумается.
ВОЛК. Ну-ка, ну-ка…
Уходят. Слышится потрескивание огня в печке и лёгкое посапывание.
26
Конец первого действия
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ
Башня. Волк, обернувшись Принцессой, ходит по комнате. Появляется
Генерал.
ГЕНЕРАЛ. Мне доложили, что вы шумели, королева моего сердца.
ВОЛК. Я?! Ни в жизнь. Даже не представляю как это делается.
ГЕНЕРАЛ. Меня не обманывают.
ВОЛК. Да выкинула два стульчика из окошечка, немножко посуды побила. А так тишина.
Даже на ухи давит.
ГЕНЕРАЛ. Что же так огорчило мою красавицу?
ВОЛК. Скажешь тоже. Симпатичная, конечно, здесь спорить не буду. Но до настоящей
красавицы далеко.
ГЕНЕРАЛ. И всё же?
ВОЛК. Он ещё спрашивает! Заточил невинное создание в сырой темнице, посадил на хлеб
чёрствый да водицу болотную, смерти моей желаючи. Ох, помру я здесь от голода и будет
смерть моя на твоей усатой совести.
ГЕНЕРАЛ. Как же вы несправедливы ко мне, царевна.
ВОЛК. С чего это?
ГЕНЕРАЛ. Вы же пирожки свежевыпеченные отвергли.
ВОЛК. Отвергла.
ГЕНЕРАЛ. Кофе заморское прямо на головы стражников вылили.
27
ВОЛК. Фу, гадость тёплая. А с чем пирожки были?
ГЕНЕРАЛ. Офицер!
Входит Офицер
ГЕНЕРАЛ. С чем были пирожки?
ОФИЦЕР. С яблоками, ваше Высокомаршалоадмиральское превосходительство!
ГЕНЕРАЛ. Здесь можно без титулов… пока. С яблоками, ЦАРЕВНА!
ВОЛК. С гнилыми! Даже свиньи от таких отказываются, а ты меня кормишь.
ГЕНЕРАЛ (Офицеру). Это правда?
ОФИЦЕР. Никак нет, мой главнокомандующий! Моя тётя лично с яблони собирала!
ВОЛК. Вот –вот! Мало того, что гнилые. Ещё и недозрелые. У меня от одного взгляда на
них живот заболел.
ОФИЦЕР. Никогда у нас гнилых яблок не было. В соседних огородах есть. У тетушки –
нет.
ВОЛК. Что это значит? Вы сомневаетесь в моих словах?! Вы мне не верите?
ГЕНЕРАЛ. Что вы, что вы. Верим, конечно!
ВОЛК. Я – существо нежное. Кто-то возражает?
ГЕНЕРАЛ. Я – нет!
ОФИЦЕР. Я – как мой предводитель.
ВОЛК. Организм у меня растущий.
ГЕНЕРАЛ. Это мы поняли. Что делать-то?
ВОЛК. А ты не понимаешь? Мясо давай!!!
ГЕНЕРАЛ. Мясо?
ОФИЦЕР. Мясо??
ВОЛК. Они ещё и глухие! Оба… Значит так. Ты (Офицеру) записывай! Принесёшь
барашка… жаренного. Поросёночка варёного. Гусей два…, нет, три. И рыбки пожирнее.
Записал?
ОФИЦЕР. Записал. Но это дневной рацион роты солдат!
ГЕНЕРАЛ. А вам плохо не станет?
ВОЛК. Вот как ты заговорил, узурпатор усатый!!!
28
ГЕНЕРАЛ. Я…
ВОЛК. Всё в любви клялся. Королевой называл, а как до малюсенького ужина, чтобы
просто лап… ноги не протянуть – сразу на попятную свернул с дорожки своей кривой.
ГЕНЕРАЛ. Да я!
ВОЛК. Вот как ты! Всё! Ни слова, ни просьбы больше от меня не услышишь. Умру здесь
молча, страдая невыносимо. И пусть смерть моя будет на твоей совести!
ГЕНЕРАЛ. Нет, ну…
ВОЛК. И пусть все знают, что заморил ты невинную девушку в сырой темнице лютым
голодом!!! Вот.
ГЕНЕРАЛ. Тише, тише, Царица сердца моего. Королева желудка! Бомба мозга… У меня
сейчас голова взорвётся! Будет вам «маленький завтрак». (Офицеру.) Будет?
ОФИЦЕР. Так точно, будет! У роты сегодня как раз постный день!
ВОЛК. То-то же! А солдатам пирожки пошли. И новых напеки.
ОФИЦЕР. Сделаем.
ВОЛК. Не понял…а… А почему вы ещё здесь? Я долго ждать не могу. Я кричать буду!!!
ГЕНЕРАЛ. Выполнять!
ОФИЦЕР. Есть!
ВОЛК. Не есть, а готовить! Есть я сам…а буду!
ГЕНЕРАЛ. Выполнять!
ОФИЦЕР. Так точно!
Уходит
ГЕНЕРАЛ. Мечта жизни моей. Всё, что я делаю – это только для вас.
ВОЛК. Зачем?
ГЕНЕРАЛ. Согласитесь, корона императрицы на вашей прекрасной головке будет
смотреться гораздо лучше, чем простая, царская.
ВОЛК. А чем они отличаются?
ГЕНЕРАЛ. Ну… это… императорская – больше.
ВОЛК. Тяжелее?
ГЕНЕРАЛ. Конечно. Это как орден перед медалькой.
ВОЛК. Ты это… мне твои короны ни к чему. Ты жрать неси.
29
ГЕНЕРАЛ. А…
ВОЛК. А там и об остальном поговорим.
ГЕНЕРАЛ. Обещаете?
ВОЛК. Неси. Неси. Я после обеда добрею…, если посплю. Конечно.
ГЕНЕРАЛ. Всё будет в лучшем виде. А как отдохнёте, солдатам из окошка платочком
помашете? Мы из соседнего царства ядра пушечные получили. Пойдём его завоёвывать.
ВОЛК. От барашка зависеть будет. Если сытая буду – помашу платочком солдатикам.
ГЕНЕРАЛ. Ловлю на слове.
ВОЛК. Лови, не лови, а поваров поторопи. Что-то я не в духе сегодня.
ГЕНЕРАЛ. Как же трудно с юными ЦАРЕВНАми общаться. Даже вспотел. Пойду, ротой
солдат покомандую. Приятней, легче и привычнее. Отдохну немного.
Уходит
ВОЛК. Не понимаю этих генералов. Не накормил, не напоил, спинку не почесал – а
платочком ему маши. Что-то я сильно проголодался. И то – сколько бегал. И к Ивануцаревичу, потом к Емеле, оттуда сюда в башню. Принцессу вниз спустил, опять запрыгнул.
А когда оборачиваюсь, вооще голодный становлюсь. Тело другое, а аппетит тот же.
Волчий. Надо их поторопить. Пока не поем, после этого не посплю – никуда не сдвинусь.
Во, солдатики забегали. Утром в бой пойдут. А мне – платочком махать. Опять трудиться.
Никакого покоя. Эй! Где мой барашек!
Уходит
КАРТИНА ПЯТАЯ
Утро. Дорога. Печь Емели. Сивка стоит около печи. На его морде –
блики пламени.
Ванька просыпается. Толкает Емелю.
ВАНЬКА. Ух, ты!
ЕМЕЛЯ. Ну чё?
ВАНЬКА. Смотри, смотри. У Сивки и правда из ушей пламя пышет!
ЕМЕЛЯ. Где?
ВАНЬКА. Во!
Сивка отходит в сторону. Пламя исчезает.
ЕМЕЛЯ. И стоило меня из-за этого будить?
30
ВАНЬКА. Да. Показалось спросонья.
Из- за печки выходит ЦАРЕВНА с Иваном.
ЦАРЕВНА. И тут в створе окна появляется страшная оскаленная пасть ужасного лесного
хищника! Такого громадного, что я застыла в предсмертном ужасе!
ИВАН. Я вас понимаю, моя очаровательная родственница. Когда мы впервые
повстречались с Серым Другом, я испытал подобные чувства. И только потом узнал, что
существа добрее и чувствительнее чем благородный Волк, ещё не рождалось в наших
царствах.
ЦАРЕВНА: Как же вы прекрасно изъясняетесь, мой дорогой кузен. Если бы и жених мой
мог так же говорить, я была бы счастлива.
ИВАН. Моя милая кузина. Мы с вами воспитывались у лучших учителей наших царств. А
крестьянские дети растили хлеб. Им некогда было учиться изысканности.
ЦАРЕВНА. Что вы Иван, какой «изысканности»?! Но не сморкаться при боярах можно
научиться?!!
ИВАН. Я уверен, что под вашим чутким руководством…
уходят
ВАНЬКА (на печи шёпотом). Э! Как же так? Откуда?
ЕМЕЛЯ. Что ещё?
ВАНЬКА. Здесь она!
ЕМЕЛЯ (испуганно). Как?! Где? Кто?
ВАНЬКА. Нявеста…
ЕМЕЛЯ. Нет у меня «нявесты». Жена есть.
ВАНЬКА. Моя нявеста.
ЕМЕЛЯ. Это хорошо.
ВАНЬКА. Что – хорошо?
ЕМЕЛЯ. Что твоя. Я спать буду.
ВАНЬКА. А мне что делать?
ЕМЕЛЯ. Что, что? Слезай с печи, иди целуй ненаглядную.
ВАНЬКА. А может ты…
ЕМЕЛЯ. Нет, нет. И не проси.
ВАНЬКА. Что?
31
ЕМЕЛЯ. Я твою невесту целовать не буду.
ВАНЬКА. Да я…
ЕМЕЛЯ. Что хочешь предлагай. Не пойду.
ВАНЬКА. Да ты…
ЕМЕЛЯ. Итак из дому убёг. Моя узнает, что соседских принцесс целовал – со свету
сживёт. Придётся всю жизнь на печке спать.
ВАНЬКА. Не о том я…
ЕМЕЛЯ. А я о том. Вон Ивана, тёзку свово проси. Вишь, как он своей родственнице зубы
заговаривает.
ИВАН. А кто он?
ЕМЕЛЯ. Брат её троюродный. Царевич Соседнего царства.
ИВАН. Откуда взялся-то?
ЕМЕЛЯ. Волк привёл видно. Они друзья неразлучные.
ИВАН. Вот за кем Серый бегал. Тогда понятно. Тихо!
ЦАРЕВНА и Иван возвращаются.
ЦАРЕВНА. Нет, дорогой кузен. Я так старалась, я истратила много нервных сил, а мой
жених никак не прилагает усилий для совершенствования.
ИВАН. В чём же его основные провинности, моя милая кузина?
ЦАРЕВНА. Их тысячи. Тысячи! Все назвать невозможно. Да он и цифры такой не знает. И
бесполезно!
ИВАН. Почему?
ЦАРЕВНА. На второй минуте беседы он начинает в носу ковырять и в небо глядит – ворон
ищет.
ИВАН. Вороны то здесь при чём?
ЦАРЕВНА. Считает он их. В буквальном смысле. Вслух. (передразнивает). «Одна
полетела… две… ещё две на дереве…». Это выводит из себя.
ИВАН. Но мне – то вы можете назвать основные недостатки?
ЦАРЕВНА. Пожалуйста. Не умеет говорить и не желает учиться.
ИВАН. Раз.
ЦАРЕВНА. Пьёт какой-то квас вместо кофе.
32
ИВАН. Два.
ЦАРЕВНА. И главное, постоянно обувает эти неблагородные лапти.
ИВАН. Лапти?
ЦАРЕВНА. Вот именно. Это просто невыносимо. Вы меня понимаете?
ИВАН. Не совсем, милая ЦАРЕВНА. Уверен, у вашего жениха много достоинств.
ЦАРЕВНА. Только он о них не говорит. Потому что не умеет связать двух слов.
ВАНЬКА. Умею я говорить. А квас вкуснее твово кофе. В тыщу раз. Знаю таку цифру!
Слезает с печи. Емеля выглядывает.
ЦАРЕВНА. Вот. Вот видите, мой любезный кузен. Вместо того, чтобы поприветствовать
нас, он сразу начинает оправдываться. И… опять лапти?
ВАНЬКА. И шо?
ЦАРЕВНА. Вот видите! «Шо»!!! Ужас.
ИВАН. Ну что вы право, милая кузина. Я тоже люблю квас.
ЕМЕЛЯ. И я!
ЦАРЕВНА. А вы, простите, кто?
ЕМЕЛЯ. Царь я. Того царства.
ЦАРЕВНА. Емельян… Простите, Ваше Величество. Не признала. Я вас только в мантии
видела, когда приглашена была на коронацию.
ЕМЕЛЯ. А я вас, ЦАРЕВНА, сразу узнал. И в полевых условиях можно без соблюдения
этикета.
Выходит Волк.
ВОЛК. Я там стратегические действия произвожу, живота своего не жалея, а они тут около
печки греются и этикетом меряются. Вам что, делать больше нечего?
ИВАН. Доброе утро. Что, вышел генерал в поход?
ВОЛК. Вышел. Пушки с собой везёт. Я им даже платочком помахать не успел. К вам
поспешил.
ЕМЕЛЯ. Пора печную дивизию им навстречу выпускать.
ИВАН. А мы с волком в лес сбегаем. Медведей да волков с другой стороны направим. Да,
Волк?
ВОЛК. Отдохну только чуток. Я же у них дневной рацион роты съел. Солдатам на пустой
желудок идти хорошо, а мне – тяжко.
33
Ванька сморкается.
ЦАРЕВНА. Ты… ты… это нарочно?!
ВАНЬКА. Чё?
ЦАРЕВНА. Ты специально заставляешь меня краснеть…
ВАНЬКА. С чего это?
ЦАРЕВНА. Постоянно. Перед боярами краснею. Перед батюшкой.
ВАНЬКА. А ты свеколкой щёки намажь. Девки в деревне все так делают. И незаметно
будет.
ЦАРЕВНА. Что ты сказал?! Девки?!!
ИВАН. Тёзка, это было…
ВАНЬКА. Отстань!
ЦАРЕВНА. Я? Свеклой!!! Девки!!! Ты меня за кого принимаешь?
ВАНЬКА. А ты меня за кого? Что всё время орёшь. Как порося…
ИВАН. Вааааня…
ЦАРЕВНА. Отстань!
ЕМЕЛЯ. Оооооооо. Мне это знакомо. Похоже, надо искать место поспокойнее.
ИВАН. Я такое знаю. У нас война, вроде бы. Уходим?
ВОЛК. Не посидишь. Не отдохнёшь.
ЕМЕЛЯ. Токо тихо…
ЦАРЕВНА. Ты меня сравнил…
ВАНЬКА. Да!
ЦАРЕВНА. Бездельник. Неумеха! Меня – с поросёнком…
ВАНЬКА. А что ты визжишь…
ЦАРЕВНА. Глаза выцарапаю!!!
ИВАН. Мы, пожалуй, пойдём… у нас тут…
ЦАРЕВНА и ВАНЬКА. Шо?!
ИВАН. Вынуждены вас покинуть. У нас тут дела небольшие.
ЕМЕЛЯ. Надо технику подготовить. В деревню пойдём
34
ЦАРЕВНА. И шо?
ИВАН. Не. Ни шо. Вы не отвлекайтесь. Мы на войну сбегаем быстренько…
ЦАРЕВНА и ВАНЬКА. Отстань!!!
ЕМЕЛЯ. Любовь… Эх.
ИВАН. Уходим. Тихонечко…
Садятся на печку. Печь уезжает.
ПРИНЦЕСА. Ты… ты… ты!
ВАНЬКА. А ты?!! Сама такая!!!
ЦАРЕВНА. Какая?
ВАНЬКА. Кто с Генералом своим нежности говорил? Я всё слышал!
ЦАРЕВНА. Мы культурно разговаривали!
ВАНЬКА. Да? Правильно он тебя потом дурой назвал.
ЦАРЕВНА. Что?! Меня?
ВАНЬКА. Тебя. Дурой малолетней. Вот.
ЦАРЕВНА. Не может быть.
ВАНЬКА. Может. И Сивка слышал.
ЦАРЕВНА. Как вы смеете…
ВАНЬКА. Смеем. Красивые девки все – дуры. А ты – самая красивая. Значит…
ЦАРЕВНА берёт скамью.
ЦАРЕВНА. Что – значит?
ВАНЬКА. Значит – самая…
ЦАРЕВНА. ААААААА!!!
Со скамьёй бежит за Ванькой. Тот убегает. Слышен крик. Грохот.
35
Картина шестая
Грохот. Дым. Летят искры. На пригорке стоят Генерал и Офицер.
Мундиры обуглены. На лицах сажа.
ГЕНЕРАЛ. Не могу разобрать. Что за секретные орудия нас обстреляли?
ОФИЦЕР. Это…
ГЕНЕРАЛ. Молчать! Это несуразность какая-то.
ОФИЦЕР. Никак нет!
ГЕНЕРАЛ. Ведь мы должны напасть на соседнее государство!
ОФИЦЕР. Так точно!
ГЕНЕРАЛ. Почему же нас атакуют вражеские механизмы?
ОФИЦЕР. Это…
ГЕНЕРАЛ. Меня конь сбросил. Снаряд в грудь попал. Что происходит?!
ОФИЦЕР. Это не снаряд.
Летят искры. Генерал и Офицер пригибаются.
ГЕНЕРАЛ. Что же это тогда?!
ОФИЦЕР. Дрова…
ГЕНЕРАЛ. Что???
ОФИЦЕР. Дрова. Нас атаковали…печки.
ГЕНЕРАЛ. Откуда?
ОФИЦЕР. Из деревни. Из моей деревни.
ГЕНЕРАЛ. А почему мои солдаты не атакуют?
ОФИЦЕР. Как же атаковать? Это же наши печки. Родные.
ГЕНЕРАЛ. И кто это бежит за печками, размахивая невиданным орудием?
ОФИЦЕР. Матушки… с ухватами.
ГЕНЕРАЛ. Кто?!!
ОФИЦЕР. Вон и моя матушка. И печка… печечка родная. Я на ней всё детство провёл. Не
изменилась совсем…
ГЕНЕРАЛ. Значит так! Сопли отставить! Приказываю. У женщин ухваты отобрать. Печки
развернуть и поломать!
36
ОФИЦЕР. Печки… поломать?
ГЕНЕРАЛ. Да!
ОФИЦЕР. Ухваты у матушек отобрать?
ГЕНЕРАЛ. Я дал ясный приказ. Выполнять!
ОФИЦЕР. Это… кто же матушек остановит? Да печечку родную поломает… Ты, генерал,
совсем разум потерял.
ГЕНЕРАЛ. Что??? Я приказываю!!!
ОФИЦЕР. А не заткнулся бы ты, генерал?
ГЕНЕРАЛ. Что? Бунт! Да я сейчас прикажу…
ОФИЦЕР. Матушки сейчас приказывают. А ты беги отсюда, пока хозяюшки совсем не
осерчали. Ухват в их руках – оружие страшное. По себе знаю. С детства помню.
ГЕНЕРАЛ. Солдаты!!!
ОФИЦЕР. Солдаты не защитят. Они все – сыновья.
ГЕНЕРАЛ. Да как ты смеешь!
ОФИЦЕР. Смею, генерал. Да какой ты генерал?. Так, генералишко… Надоел ты мне со
своими приказами. (Кричит.) Матушка, я иду!
ГЕНЕРАЛ. Да я вас… я вам… А делать-то что? Воевать нельзя. Во дворец нельзя. Это что
получается? Я императором не стану, что ли?..
Летят искры.
ГЕНЕРАЛ. Каким там императором… Живым бы остаться. Ай…ай…ай…
Убегает.
КАРТИНА СЕДЬМАЯ
ЦАРЕВНА. Двести сорок восьмое правило. Чулки надевать на ноги, а не обматывать ими
ступни.
ВАНЬКА. Да ты чё?
ЦАРЕВНА. Что.
ВАНЬКА. Чё – что?
ЦАРЕВНА. Надо говорить – «что?». Семнадцатое правило.
37
ВАНЬКА. Во… Вот как. А я думаю, чё… что сапоги всегда тесные. Ходить ведь
невозможно.
ЦАРЕВНА. Я правда красивая?
ВАНЬКА. Ещё как. Когда тебя увидел – чуть с Сивки не грохнулся. Шапку потерял. Я
таких красивых никогда не видел. Даж во сне.
ЦАРЕВНА. «Даже». Так правильно. «Даже во сне»… всё, не отвлекайся! Ты же ничего не
запомнил.
ВАНЬКА. Всё запомнил.
ЦАРЕВНА. Повтори.
ВАНЬКА. Чё…то? Что!
ЦАРЕВНА. Основное.
ВАНЬКА. Ты – самая красивая!
ЦАРЕВНА. Теоретически…, в общем…, правильно.
ВАНЬКА. Ни. Не теорически. Взаправду.
ЦАРЕВНА. Но это не значит, что…
Тихо вкатывается печка с Емелей. На цыпочках подходят Иван, Волк и Сивка. Печка робко
пыхтит.
ИВАН, ВОЛК, СИВКА. Тсссссссс! Тихо…
ВАНЬКА. Во… Вот! К нам гости пожаловали. Надо встретить.
Ванька и ЦАРЕВНА встают. Кланяются в пояс.
ЦАРЕВНА. Здравствуйте, друзья дорогие. Наш дом – ваш дом.
ВАНЬКА (подбоченясь). Я научил!
ИВАН. Вы будьте здравы. И любимы друг другом.
СИВКА. Видим все живы, здоровы.
ВОЛК. Даже покусаны не очень.
ВАНЬКА. Вы - вовремя. Ещё немного и у меня бы голова взорвалась. Так тяжко.
ЦАРЕВНА. Тяжело.
ВАНЬКА. Да, тяжело от правил. Так тяжело, что тяжко.
ВОЛК. Перерыв сделайте. Походите рядышком. Побегайте.
38
СИВКА. Только скамейку не трогайте. На ней сидеть надо, а не по спине друг друга бить.
ВАНЬКА. Как же ты прав, друг мой. Скамейкой по спине- это не по правилам. И больно.
ЦАРЕВНА. Никто никаких скамеек не трогает и не трогал. Я сказала! А уважаемый Волк
как всегда прав. Он из вас – наиболее мудрый.
ИВАН. Я с вами, сестра, совершенно согласен.
ВОЛК. Не начинайте! Хватит с меня приключений. В лес хочу.
ВАНЬКА. В какой лес? Нам ещё Енерала надо разбить.
ИВАН. Разбили уже. Пока вы тут…кхм…
ЦАРЕВНА. У вас горло болит, милый кузен?
ИВАН. Да запершило что-то.
ВАНЬКА. Как разбили?
ЕМЕЛЯ. Супротив печной армии в этих государствах никто не устоит. Да в соседних тож.
ВАНЬКА. А Енерал – где?
ЕМЕЛЯ. Бежал твой «енерал». Даже дров подбрасывать не пришлось.
ЦАРЕВНА. А солдаты?
ИВАН. Вашим указом мы солдатам отпуск дали. Надо матушкам помочь. Печки
сопроводить. Заборы поправить. Щей домашних похлебать.
ЕМЕЛЯ. У вас же ещё технологий нет, пришлось избы по брёвнам раскатывать. Чтобы
печки выехали.
ВАНЬКА. Дык, чё… то есть… в данном случае – мы победили?
ИВАН. И в данном и в последующем. Победа. Можете к батюшке возвращаться, да к
свадьбе готовиться. Как победители!
ВОЛК. Но если кто-то к весне писать не научится… и печки не помогут!
ВАНЬКА. Как в терем придём – сразу за уроки возьмёмся. С невестой моей грамотной.
ЦАРЕВНА. Откуда такое желание? Ты ж говорил, голова болит.
ВАНЬКА. Пока пройдёмся – излечится. Предчувствую. В общем спасибо тебе, Волк
благородный…
ВОЛК. Уууу! Началось…
ВАНЬКА. И тебе спасибо, Иван – царевич – сосед добрый и муж государственный.
ИВАН. Красиво изъясняешься, тёзка. Видна школа кузины.
39
ЦАРЕВНА. Что вы, братец. Вот через годик приезжайте, тогда поговорим. Как
государственным людям и положено.
ВАНЬКА. И тебе спасибо, Друг наш Емеля, царь механизмов. И печке твоей – поклон
низкий.
ЦАРЕВНА. Непременно ждём в гости с супругой вашей.
ЕМЕЛЯ. А что? Счас сгоняю. Порядок посмотрю, печь подремонтирую и приедем. Она
рада будет.
ВАНЬКА. И тебе спасибо друг мой верный, Сивка – конь.
СИВКА. И никаких цепей?
ЦАРЕВНА. Что ты, что ты. Можете жить где вам угодно. Конюшня в полном вашем
распоряжение.
СИВКА. Я лучше на лужку попасусь. Соскучился я по воле.
ВОЛК. Только не на моём… хотя… ты оставайся. Будет поговорить с кем.
ИВАН. Что ж. Расходиться пора. Нам по своим делам. Вам к батюшке царю с победой
возвращаться.
ЕМЕЛЯ. Да, дел много.
ИВАН. Делать не переделать…
ЕМЕЛЯ. Да…
ИВАН. Но есть одно, милый мой Волк…
ВОЛК. Не начинай, Ваня…
ИВАН. Да не сложное
ВОЛК. Я оглох…
ИВАН. Всего через семь царств отсюда…
ВОЛК. Ослеп…
ИВАН. Мы быстро. Туда и обратно.
ВОЛК. В лесу я потерялся…
Убегает. Иван за ним
ЕМЕЛЯ. И мне пора.
ВАНЬКА. Куда ты торопишься?
ЕМЕЛЯ. Заждалась меня супруга верная. Все глазоньки, небось, проплакала.
40
ВАНЬКА. Молодец ты, Емеля.
ЕМЕЛЯ. Покататься – не дам!
ВАНЬКА. А потом?
ЕМЕЛЯ. Потом – посмотрим.
ЦАРЕВНА. И нам пора. Кончился перерыв.
ВАНЬКА Дел много. Волк не всё время в лесу от Ивана прятаться будет.
ЦАРЕВНА. О чём это ты?
ВАНЬКА. Ни о чём…
ЦАРЕВНА. Я вопрос задала!
ВАНЬКА. Красивая ты у меня.
ЦАРЕВНА. Да, ладно…
ВАНЬКА. Красивая… как только что сплетённый лапоточек…
ЦАРЕВНА. Чё?!! Да я тебя счас! Где лавка?!
ВАНЬКА. Да пошутил я, пошутил.
ЦАРЕВНА. Точно?
ВАНЬКА. Точно! Хотя…
Финальная песня
ВАНЬКА. Не ругайте лапотки,
Лапы- лапушки!
В них мой дедушка шагал
К моей бабушке!
ЦАРЕВНА Я по терему пройдусь
В сарафане.
В нём я точно приглянусь
Другу Ване!
41
ЕМЕЛЯ. Лапоточков мне одних
Что-то мало.
Мне бы печечку сложить
Чтоб летала.
ВОЛК и СИВКА. Мы на луг теперь пойдём
Без опаски,
Потому что все живём
В доброй сказке.
ИВАН. И пускай сбежал ты в лес –
Помнить нужно.
Что чудесней всех чудес
Наша дружба!
ВОЛК. Да понял я Ваня, понял…
ИВАН. Семь царств всего…
ВОЛК. Уууууууу!
ВСЕ. Ведь чудесней всех чудес
Наша дружба!!!
Занавес
42
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа