close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Контрольный текст по объектам маршрута областного конкурса
экскурсоводов
в рамках областного фестиваля школьных музеев
Площадь Победы
В начале прошлого века, там, где сейчас пл. Победы, проходила городская черта
старого Кёнигсберга. Поэтому здесь размещались внутренние вальные укрепления,
которые со временем стали мешать движению трамвая. Желая произвести
перепланировку, городские власти выкупили эту территорию у военных и
распорядились сносить старые стратегические объекты. К сожалению, пока жители,
возмущенные варварским уничтожением памятников архитектуры, достучались до
городского руководства, красивейшие Штайндаммские ворота канули в лету. А
началось все с того, что кёнигсбергский магистрат затеял организацию большой
торговой международной ярмарки. Определили для нее место - парадный вход с
площади Ганзаплац, названной в честь средневекового торгового союза
прибалтийских городов, в который входил и Кенигсберг. В начале XX века
сооружения внутреннего кольца городских укреплений потеряли военное значение,
были выкуплены городом у военного ведомства и снесены. Трагхайимские ворота
были снесены в 1910 году, Штайндаммские — в 1912 году. Примерно на их месте
была устроена площадь Hanzaplatz в ознаменование того, что средневековый
Кенигсберг входил в Ганзейский союз. В 1920—1923 годах был построен комплекс
павильонов Восточной ярмарки, главные ворота располагались на северной
оконечности площади. На противоположной стороне площади было выстроено
здание торговых представительств, позднее оно стало использоваться
кёнигсбергским городским правлением. После прихода нацистов к власти площадь
была переименована в Адольф-Гитлер-Плац (площадь Адольфа Гитлера). После
войны площадь неофициально носила название Площадь трёх маршалов - за
висевшие на зданиях портреты Василевского,Жукова,Рокоссовского. В 1947 году
официально стала называться Площадью Победы. В 1958 году на площади был
установлен памятник Ленину работы скульптора Топуридзе. До этого здесь
возвышался памятник Сталину. В 1996 году рядом с площадью началось
строительство Храма Христа Спасителя. В преддверии 750-летнего юбилея
Калининграда площадь была капитальным образом реконструирована. С площади
бын убран памятник Ленину (после реставрации перенесён в сквер перед Домом
искусств, бывший кинотеатр «Октябрь»), также снесли трибуны. В ходе
реконструкции на площади устроили фонтаны и установили Триумфальную
колонну, напоминающую Александровскую колонну в Санкт-Петербурге.
Мэрия
До 1922 года на том месте, где сейчас стоит дом городских властей, ничего особо
примечательного не было. Напротив ярмарочного входа в 1923 году построили
большое здание для размещения офисов многочисленных фирм. Неплохой
получился дом, с рестораном "Штадткеллер", не зря он приглянулся чиновникам из
городского магистрата. В 1927 они справили в нем новоселье, выбравшись из
тесных кабинетов кнайпхофской ратуши.
Но торговля не держала обиды на городские власти; взамен она получила
огромный ярмарочный павильон "Дом техники", который и поныне стоит (без
крыши) рядом с Центральным продовольственным рынком. И тут самое время
поговорить о создателе этих зданий, об архитекторе Иоганне (Гансе) Хоппе. Родился
он в 1890 году в Любеке, после окончания учебы 23-летним юношей приехал в
Кенигсберг, избрав стезю вольного художника-архитектора, весьма увлекся модными
в те годы идеями французского зодчего Ле Корбюзье (1887-1965), зачинателя
серийного строительства, сторонника внешней простоты и внутреннего комфорта
зданий. В таком стиле и принялся проектировать Ганс Хопп. Достаточно сказать, что
кроме магистрата и Дома техники, по его эскизам в Кенигсберге построены: женская
ремесленная школа (1930) - гарнизонный Дом офицеров, Парк-отель (1930) административное здание на ул. Сергеева, дом "Кайма" - ул. Чапаева, 31 и некоторые
другие. Затем Ганс Хопп работал в Дрездене и в Лейпциге, скончался же в 1971 году
в Берлине. Остается лишь пожалеть, что его не пригласили в Калининград при
восстановлении здания магистрата из руин в 1960-х годах.
Действительно, во время военных действий здание сильно пострадало и выгорело.
Жестокие бои шли на самой площади. Мрачный остов здания стоял после войны
много лет. Лишь первые этажи развалки светились приветливыми огоньками: где-то
в 1950 году здесь разместился большой универмаг. Странное ощущение возникало у
покупателя, когда, входя в пугающую руину, он неожиданно попадал в блестящий
мир витрин, красивых товаров и яркой бижутерии. Это напоминало пещеру
Аладдина с той разницей, что здесь надо было за все платить.
Перенесемся на несколько лет вперед. Здание передали рыбакам и они
восстановили развалину, приспособив ее под общежитие. Несколько комнат заняли
кабинеты Базы экспедиционного флота и, на некоторое время, службы китобойного
и тунцеловного флотов. На первом этаже разместились столовая, ресторан "Чайка" и
Центральный гастроном 5. Рядом с домом, если кто помнит, на месте теперешнего
фонтана находилась главная городская автобусная станция...
В 1970 году здание поменяло хозяина: было передано на баланс городского ЖЭУ13 (в 1973 году здание перешло на баланс горисполкома, в документах тех лет оно
фигурировало как "Дом Советов"). Это знаменовало переезд на площадь Победы
аппарата горисполкома и горкома КПСС. Горисполком переехал в капитально
отремонтированное здание из старого дома да улице Коммунальной, 4-6. На крыше
установили большущее электронное табло для световой газеты. Ее плывущие буквы
были видны аж от эстакадного моста.
Нельзя сказать, что в облике здания ничего не менялось. Так, примерно около
1975 года, взмахнув крылом, тихо исчез ресторан "Чайка", и его помещения заняла
столовая 66. От "Чайки" остался лишь кондитерский цех, выпекающий в
полуподвале свою вкусную продукцию. Недавно покинули здание рыболовные
службы (последний арендатор - управление Тралового флота), ранее - контора
Стройбанка, занимавшая там апартаменты с 1970 года. Самоликвидировался в
начале девяностых городской комитет КПСС. Скромная столовая 66 уступила место
шикарному ресторану с манящим названием "Валенсия". Гастроном 5 получил
звучную приставку "Меркурий", а горисполком стал зваться по-современному заморским словом "мэрия", которое пошло гулять по свету из французского языка и
родственно латинскому "майор" - старший.
КГТУ
Освободившееся место отвели для земельного административного суда, его
проект заказали в Берлине, в министерстве общественных работ. Разработкой
руководили Верховный тайный советник по строительству Зааль и
правительственный советник в Пруссии Штиль.
Основой здания служил полый прямоугольник, разделенный крытыми
переходами,
которые
соединяли
противоположные
строения.
Внутри
прямоугольного пространства образовывались три двора. Позже должна была быть
пристроена еще восточная сторона, обращенная на Ганза-плац (сейчас центральный вход в КГТУ с пл. Победы).
Строительство началось в 1913 году под надзором правительственных
строительных мастеров Шмидта, Краатца и Хенриха. Из-за развязавшейся Первой
мировой войны оно затянулось, но уже через четыре года центр города украшало
большое серо-белое здание в стиле необарокко.
Оно имело все черты, характерные для этого направления: изысканность и обилие
декоративных элементов. По эскизам архитектора Германна Тиле были выполнены
многочисленные колонны, валюты (завитки), картуши (не развернутые до конца
свитки в окружении выпуклых украшений), пилястры.
Административный суд размещался на трех этажах, высота которых, как и высота
окон, уменьшалась от нижнего к верхнему. На фасадных поверхностях окна первого
и второго этажей были связаны общим обрамлением, а стена на цокольной высоте
декорировалась крупными рельефными камнями.
Над третьим этажом фасад заканчивался мощным карнизом. Далее шла
четырехскатная мансардная крыша, имевшая небольшие слуховые окна. Она была
ограждена парадной балюстрадой. Каждая пилястра на ней - как чуть ли не самый
значимый элемент необарокко - была увенчана вазой.
Пышный портал главного входа в административный суд находился в средней
части строения. Через орнаментированный вестибюль посетители выходили на
просторную лестничную клетку, откуда поднимались на этажи по двум
асимметричным лестницам.
Внутренняя схема здания довольно проста: длинный коридор, с одной стороны
которого находились помещения для судей, асессоров, писарей, а также комнаты
заседаний и залы ожидания. Несомненным достоинством проекта было то, что
практически все окна выходили на солнечную сторону.
В начале 30-х годов под руководством правительственного советника Лессера
была построена последняя, восточная сторона здания, с появлением которой
добавился еще один внутренний двор.
Пристройка очень отличалась: так как возведение началось позже, то ее лишили
многочисленных украшений необарокко. Все было сделано в соответствии с новым,
более прагматичным стилем.
Отсутствовали какие-либо фигуры. Зато бросались в глаза стройные ряды окон,
которые, как и у основного здания, уменьшались по направлению к крыше.
Единственной интересной чертой этого блока стал вход/выход на Ганза-плац (пл.
Победы). Большой темный проем поддерживался мощными колоннами. Сквозь него
истцы и ответчики попадали в просторный холл со стеклянной стеной, откуда
отрывался вид на площадь. Холл был оформлен колоннами со слегка намеченными
украшениями капителей. Экономно были декорированы и лестницы.
Северный Вокзал
Северный вокзал был построен в 1920-х годах в ходе широкомасштабной
реконструкции Кёнигсбергского железнодорожного узла. Он заменил старые
Кранцевский и Земландский вокзалы, которые располагались примерно на том же
месте. Как и новый Главный Южный вокзал (нынешний КалининградПассажирский), Северный вокзал был открыт в 1929 году. Тогда же перестали
использоваться для пассажирского движения старые вокзалы: Южный, Восточный,
Лицентский, Кранцевский и Земландский.
Во время войны станция пострадала, и долгое время не использовалась для
пассажирского движения. В мае 1964 года с вокзала стали отправляться поезда на
морское побережье (Зеленоградск, Пионерский и Светлогорск). При этом было
построено небольшое здание с кассами и залом ожидания, в то время как довоенное
здание использовалось как Межрейсовый дом моряков.
В 1976 году участок Калининград-Зелегорадск был электрифицирован, и
Северный вокзал стал обслуживаться электропоездами.
В 2010 году на территории станции был установлен паровоз - памятник ТЭ-858
1943 года постройки.
Кафедральный собор Христа Спасителя
Доминантой площади Победы является Кафедральный собор Христа Спасителя,
настоятеле которого является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.
История храма начинается 30 апреля 1995 года, в день празднования 10-летия
православия на Калининградской земле, когда был освящен закладной камень и
установлен семиметровый деревянный крест.
В 1996 году Президент России Борис Ельцин и митрополит Кирилл заложили в
основание постройки капсулу с землёй, взятой от воссозданного московского Храма
Христа Спасителя.
Верхний храм Рождества Христова освящён Святейшим Патриархом Алексием
II, 10 сентября 2006 году. Событие было приурочено к 20-летию открытия первого
православного храма в Калининграде.
Здание собора представляет собой восьмиугольник с выступающими арочными
порталами входов, восьмиугольник символизирует в православии Вифлеемскую
звезду и Церковь как путеводную звезду ко спасению. Размеры храма составляют
31x31 м., высота 73 м. Алтарная часть собора увенчана куполом и пристроена с
восточной стороны здания. Вся арочная композиция покоится на стилобате-подиуме,
диаметром 60 метров, к которому ведет большая трехмаршевая лестница шириной
20 м. Пятикупольный в своей основе Собор увенчан шестым куполом с восточной
стороны над алтарной апсидой в символ библейского шестоднева. Шлемовидные
купола созданы в древне-византийском храмовом стиле. Композиция собора строго
симметричная, что подчеркивает монументальность и значимость сооружения.
Внутренний интерьер имеет крестовый свод и четырехстолпную композицию
центрального купола. Особое внимание привлекает уникальный иконостас,
выполненный из мрамора в технике флорентийской мозаики. Для этих целей
привезены мраморные плиты из Италии, Испании, Франции, Македонии и даже
Индии. Сложность работ была такова, что из ста тонн мрамора в иконостасе
используется только 30-40 тонн. Из Москвы были привезены Царские врата,
диаконские врата, а также иконы для мраморного иконостаса собора. Размеры
Царских врат достигают пяти метров в высоту и три метра в ширину. Каждая
створка Царских врат весит около 400 кг.
Облик иконостаса был разработан специально для Калининградского храма.
Идейным вдохновителем, определившим специфику алтарной преграды, стал
настоятель собора – в то время митрополит, а ныне патриарх Кирилл.
Непосредственное руководство работой по формированию образа алтарной
преграды осуществлял первый ключарь собора – иерей Владимир Кузьмин.
Своеобразие иконостаса напрямую связано с особым значением Кафедрального
собора Христа Спасителя: с момента своей закладки он мыслился как «побратим»,
«младший брат» московского Храма Христа Спасителя. В архитектуре ориентация
на столичный храм проявилась в строгой симметрии, высоком стилобате и
пятиглавии. Во внутреннем убранстве таким аналоговым центром должен был стать,
прежде всего, алтарь, устройство которого в определённом смысле перекликается с
обликом алтаря-часовни Храма Христа Спасителя. Однако в Калининградском
соборе алтарь не является «зданием внутри здания», но размещается в очень низкой,
относительно основного объёма храма, абсиде, над которой установлен барабан,
увенчанный куполом и крестом. Изнутри храма через большое окно, расположенное
над конхой, купол хорошо просматривается, завершая образ алтаря как особого
пространства.
Спроектировали иконостас специалисты научно-проектного реставрационного
предприятия «Симаргл». Выбор этой творческой группы не был случаен – именно её
представители занимались воссозданием декоративного убранства Храма Христа
Спасителя в Москве, работая по оригинальным чертежам Константина Тона.
Работы по мрамору выполняла калининградская компания «Гран-мар». По
замыслу настоятеля, иконы должны были утверждать принадлежность
Калининградской области Российской Федерации, свидетельствовать о духовной
связи «островка русской земли» с Большой Россией. С этой целью у подножия
фигур Богородицы и Спасителя изображены узнаваемые здания Москвы и
Калининграда. В качестве архитектурных символов Москвы выбраны Кремль и
Храм Христа Спасителя. Они написаны у подножия Спасителя. Калининград в
иконе Богородицы представлен условными домиками красного кирпича с
черепичными крышами и Кафедральным собором Христа Спасителя.
Особое внимание привлекают мозаичные медальоны над боковыми входами в
собор, идеально гармонирующие с узорчатым мраморным полом собора. Интерьер
храма, показывая преемственность, перекликаться с убранством московского Храма
Христа Спасителя, но не теряет свою неповторимость.
По замыслу архитектора Олега Копылова образ собора должен воплощать в себе
современные достижения архитектуры и древнерусские истоки. Поэтому
построенный в стиле Владимиро-Суздальского храмового зодчества собор имеет
также ряд современных решений – так нигде прежде не применялось столь много
застекленных поверхностей. Это решение дает возможность создать удивительную
атмосферу: восходящее и заходящие солнце пронизывает лучами внутренние
пространство и одновременно зеркальные витражи, отображая окружающий мир,
вызывают удивительный световой эффект. Кажется, что купола с крестами, парят в
небе. Вечером же освещенный интерьер храма с его внутренним убранством и
красотой многократно отражается и преображается в оконных проемах.
На колокольне высотой 45 метров установлены 13 колоколов, самый маленький из
колоколов весит всего семь килограмм, самый большой двенадцать тонн.
Собор увенчан шестью златоглавыми куполами: центральным куполом, четырьмя
боковыми и шестым алтарным. Высота четырех крестов составляет 4 метра,
центрального 5,9 метра и алтарного 3,2 метра, они имеют нитрид-титановое
покрытие и яркими световыми маяками отражают солнечный свет над
Калининградом на высоте около шестидесяти метров. Со смотровой площадки
собора открывается прекрасный вид на город.
Нижний храм собора, освященный 27 сентября 2007 года митрополитом
Смоленским и Калининградским Кириллом во имя Нерукотворного Спаса, возможно
не столь эффектен, но в его истории уже случилось чудо.
Иконостасом храма стал уникальный кочующий Мемельский иконостас. Что бы
узнать его историю перенесемся в далекие времена Семилетней войны (1756-1763
гг.). Тогда русские войска, перейдя прусскую границу, нанесли серьезное поражение
армии Фридриха Великого, в январе 1758 года русские овладели Восточной
Пруссией и Кенигсбергом, а в сентябре 1760 года пал Берлин. Православному
воинству молиться в иноверных кирхах было нельзя, надо было возводить
православные храмы, выписывать из России церковную утварь, иконостасы. Все это
требовало личного патронажа самой государыни Елизаветы Петровны, и она
повелела изготовить иконостасы, местное население уже присягнуло на верность
русской Императрице, что практически означало присоединение завоеванных земель
к России. Так комендант В.И. Суворов стал именоваться «управляющим Прусским
королевством». Вскоре иконостасы были вырезаны, расписаны и отправлены – один
в Кенигсберг (ныне Калининград), другой в Мемель (ныне литовская Клайпеда),
третий в Пилау (ныне Балтийск). Жизнь в присоединенных к России прусских
городах постепенно налаживалась – в Мемеле даже успели освятить небольшую
церковь во имя Преображения Господня, куда и был помещен доставленный из
Петербурга иконостас. На одной из икон иконостаса выписанный лик св. Елизаветы,
небесной покровительницы императрицы. Написанный сочными красками, с
преобладанием темно-красного и синего тонов в окаймлении нежной голубизны и
золота, он прекрасно гармонирует с общей барочной стилистикой иконостаса.
Елизавета Петровна была первой русской императрицей, которая своим церковным
поведением возродила значение церкви в России. К тому же для иконостаса,
предназначенного для победоносной русской армии, напоминание об императрице,
во имя которой одерживались эти победы, было вполне естественным.
Возможно, именно поэтому автор иконостаса стремился придать святой
портретное сходство с Государыней. По крайней мере, сопоставление иконописного
изображения св. Елизаветы с портретами Елизаветы Петровны кисти И. Никитина
(1720-е гг.), А. Антропова (1750-е гг.), Луи Токке (1758 г.) наталкивает на такое
заключение.
Слева от клейма с образом св. Елизаветы – клеймо с образом св. праведного
Захария. Это соседство традиционно: как известно, Захарий и Елизавета — родители
св. Иоанна Предтечи, однако образ Захария приобретал здесь и другой смысл:
молящиеся перед иконой воины видели в нем прежде всего небесного покровителя –
героя Семилетней войны графа Захара Григорьевича Чернышева.
После решения Петра III о выводе войск из Прусии, Мемельский иконостас был
вывезен в Петропавловский собор Санкт-Петербурга. В 1767 году иконостаса
передали Коллегии иностранных дел для установления его в посольской церкви в
Стокгольме. В 1838 году Стокгольм посетил император Николай Павлович и
наследник цесаревич Александр Николаевич. 20 июня Николай I и будущий царьосвободитель Александр II молились в посольской церкви перед Мемельским
иконостасом. В 1890 году иконостас был доставлен в Гамбург и установлен в СвятоНиколаевском храме. Регулярные богослужения в храме шли с начала ХХ века до
середины 1960-х годов (не считая перерыва в период Первой мировой войны).
Однако в 1965 году ведомство по охране памятников культуры Гамбурга поставило
вопрос о передаче церкви и, главное, уникального иконостаса, в его ведение. Это
неизбежно кончилось бы тем, что Мемельский иконостас – памятник победоносной
войны с Пруссией оказался бы в одном из музеев в Германии.
Предупреждая подобный ход событий, Свято-Князь-Владимирское братство
вывезло иконостас из Гамбурга и передало на хранение в Российское посольство в
Бонне. 4 сентября 1996 года состоялась передача иконостаса в Россию. Принимая
первый отреставрированный фрагмент иконостаса, для нижнего храма
Кафедрального собора Христа Спасителя в Калининграде Святейший Патриарх
сердечно поблагодарил Свято-Князь-Владимирское братство за этот бесценный дар
– духовную реликвию, перед которой 250 лет назад молились русские воины. По
предложению председателя братства, Г. А. Рара, храм где установлен иконостас стал
храмом-памятником воинской славы, где чтится память о русских воинах, погибших
в Семилетнюю войну, Наполеоновские войны, Первую и Вторую мировую войну в
Восточной Пруссии.
Иконостас — редкий пример цельного живописно-декоративного ансамбля,
сохранившего чистоту стиля второй половины VIII века. Он написан в эпоху
императрицы Елизаветы Петровны, по ее прямому распоряжению, в стиле так
называемого елизаветинского рококо и содержит сюжеты, напоминающие о времени
её правления. Архитектурными проектами руководил Бартоломео Растрелли, а во
главе живописной команды стоял Иван Вишняков. Несмотря на то, что живописная
манера и декоративное оформление Преображенского иконостаса выдержаны в
стиле своего времени, общая иконографическая программа православного
иконостаса соблюдается, хотя она, конечно, сильно сокращена ввиду малого размера
иконостаса.
Особое значение в иконостасе имеют Царские врата, символизирующие вход в
Царство Божие. Обычно на них расположены шесть икон, раскрывающих тему
Благой Вести, ведь через нее людям открыто Царство Божие. Две верхних иконы
представляют сцену Благовещения с Пресвятой Девой Марией и Архангелом
Гавриилом, четыре нижних изображают евангелистов, благовествующих миру. Они
погружены в работу над созданием Евангелия и традиционно представлены в
сопровождении крылатых существ — тетраморфов, чьи крылья символизируют
божественную миссию.
Сразу над Царскими вратами помещен символ Святого Духа — белый голубь, еще
выше — обычная для этого места икона «Тайная вечеря». А в самом верху над
иконостасом — образ Бога-Отца. Все эти три иконы, расположенные
последовательно по центральной оси иконостаса, видимо, по замыслу создателей в
совокупности должны представлять Святую Троицу, в данном случае Новозаветную.
Известно, что икону Бога-Отца, так же, как и Новозаветную Троицу, в которую
включается этот образ, Большим Московским Собором 1666-1667 гг.
предписывалось не изображать. Однако с петровских времен на практике запрет
перестал соблюдаться. Поэтому данный сюжет нередко встречается в храмах
XVIII—XIX веков, в том числе в храме Христа Спасителя в Москве.
По бокам от Царских врат, как и полагается в православном иконостасе, справа —
образ Спасителя, слева — Богородицы с Младенцем Иисусом на руках. Фигуры
написаны в полный рост и снабжены дополнительными атрибутами. Христос
изображен с державой в левой руке, а Божия Матерь в правой руке держит белую
лилию — христианский символ чистоты и непорочности, чаще встречающийся в
западном искусстве. Одежды Спасителя традиционны: на красный хитон наброшен
развевающийся синий гиматий. Богородица изображена в ярко-розовой тунике,
овитой синей драпировкой, напоминающей мафорий. Голова Ее покрыта белым
платком, из-под которого выбиваются русые локоны, и увенчана маленькой короной.
Слева от образа Богородицы расположена северная дьяконская дверь, содержащая
икону первомученика архидиакона Стефана. На дьяконских вратах традиционно
изображаются архангелы в дьяконских облачениях или святые диаконы Стефан и
Лаврентий (изредка на северных дверях встречается образ благоразумного
разбойника, а на южных — икона «Поклонение кресту»). Однако образ святого
архидиакона Лаврентия не нашел места в иконостасе — южная дьяконская дверь,
видимо, изначально отсутствовала, что часто бывает в небольших иконостасах. Ее
место занимала храмовая (местная) икона, в данном случае «Преображение
Господне». Вряд ли можно считать, что иконостас дошел до нас с утратами
некоторых икон. Если судить по фотографии 1889 года, хранящейся в
Преображенском храме Стокгольма, все иконы сохранились.
Слева от образа Богоматери расположена икона «Рождество Богородицы», над
изображением Спасителя — «Рождество Христово». Крайняя левая икона содержит
образ святителя Николая, что закономерно в иконостасе, написанного для портового
города, ведь святой Николай почитается как покровитель мореплавателей. А вот все
остальные сюжеты икон второго яруса так или иначе связаны с личностью
императрицы Елизаветы Петровны. В двух наиболее крупных картушах,
акцентирующих центр правого и левого крыльев иконостаса, представлены два
парных образа: праведный Захария и праведная Елизавета — святая
покровительница императрицы Елизаветы Петровны.
Непосредственно под образом праведной Елизаветы, в той же раме, изображен
мученик Севастиан Медиоланский, память которого приходится на 18 декабря, что
совпадает с днем рождения Елизаветы Петровны. День восшествия ее на престол —
25 ноября, совпадает с памятью Святителей Климента Римского и Петра
Александрийского, изображенных в одной раме с образом святого Захарии. С краю
верхнего яруса иконостаса помещены иконы мучеников Харлампия и Евстафии. Дни
этих святых совпадают с датами рождения наследников императрицы. Поминовение
священномученика Харлампия Магнезийского приходится на 10 февраля— это день
рождения Петра III, а мученик Евстафий Плакида поминается 20 сентября— в этот
день в 1754 году родился внучатый племянник Елизаветы Павел I.
В иконостасе также интересен подход его декоративного решения. Поскольку
иконостасу надлежало быть выполненным в короткие сроки и для неопределенного
помещения, он, скорее всего, создавался как временный. Поэтому вся «резьба» по
дереву имитирована живописными средствами. «Голубой шелк», на котором якобы
написаны иконы (о чем упоминается в некоторых источниках), также живописная
имитация. Однако выполнено это настолько мастерски, что на фотографиях фон
выглядит фактурным, а «резьба» объемной. Преображенский иконостас дает
представление и о двух других иконостасах, которые находились в Кенигсберге и
Пиллау. Они были идентичны по конструкции и художественному решению,
разнились, скорее всего, только местной иконой. Технологическое исполнение всех
трех иконостасов, без сомнения, тоже было одинаковым.
Храм св. Петра и Февронии Муромских
Гармоничным дополнением к соборному комплексу стал храм св. Петра и
Февронии Муромских архитектора Олега Копылова. Торжественная закладка камня
в основание храма состоялась 08 июля 2009 года, в день памяти Муромских
чудотворцев. В закладной камень была вложена капсула с именами членов
Попечительского совета, созданного в целях финансирования строительства, которое
планировалось завершить ровно через год. 3 октября 2010 года, по завершении
Божественной литургии в кафедральном соборе Христа Спасителя в Калининграде,
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил крестный ход к
новопостроенному храму святых Петра и Февронии Муромских и совершил малый
чин освящения нового храма.
В июле 2010 года храм открыли, интересно, что первой парой, заключившей
церковный брак в храме в честь покровителей семьи, стали не молодожены, а семья
из поселка Прибрежное – Юрий и Инна Политовы, которые вот уже 23 года состоят
в законном браке и имеют трех дочерей.
Храм Петра и Февронии созданн в таком же Владимиро-Суздальском стиле, что и
собор, белоснежные своды, застекленные арки создают атмосферу чистоты,
праздника, легкости и целомудрия. Главная отличительная черта храма – сдвоенный
купол, изнутри он выглядит как соединенные кольца, символ вечности семейных уз.
Патриарх Кирилл так отметил эту особенность: "Пусть замечательный двуединый
храм со срощенными куполами, свидетельствует о том, что через христианский брак
два человека соединяются в плоть единую".
Триумфальная колонна
28-метровая колонна, облицованная итальянским мрамором, была установлена на
главной площади Калининграда еще в 2006 году. В первоначальном проекте была
предложена красивая идея: на четырех сторонах пьедестала отражены четыре
исторические даты. Ведь здесь проливалась русская кровь не только в Великую
Отечественную войну, но и в Семилетнюю, и в войне с Наполеоном, и в Первую
Мировую. Триумфальную колонну на площади Победы увенчал символический
знак – Орден Победы. Автором памятного знака стал белорусский скульптор Виктор
Ковач. Символический орден напоминает свой прототип – высшую военную награду
Советского Союза. Это памятный знак в виде пятиконечной звезды, в центре
которой изображена кремлёвская стена и Спасская башня и надписи «СССР» и
«Победа». Размеры ордена — в пределах 3,8х3,6 м, общий вес - 3,7 т.
Мемориальный памятник-часовня "Защитникам Отечества, павшим и
пропавшим без вести в годы Великой Отечественной войны в ходе ВосточноПрусской стратегической наступательной операции 1944-1945 годов"
В 2013 году на пересечении площади Победы и Гвардейского проспекта появился
Мемориальный памятник-часовня "Защитникам Отечества, павшим и пропавшим
без вести в годы Великой Отечественной войны в ходе Восточно-Прусской
стратегической наступательной операции 1944-1945 годов", освященный в честь
святого Георгия Победоносца. Строительство велось стремительно 25 мая в
основание торжественно заложили первый камень, а 22 июня сооружение было
торжественно открыто и освящено Епископом Балтийский Серафимом.
Внутри двухметровой беломраморной часовни, на стенах иконы с ликом Христа,
изображениями великих русских князей Александра Невского и Дмитрия Донского.
Здесь же – георгиевская лента и православный крест – символы воинской славы.
Часовня открыта в рамках проекта «Молчаливое эхо войны». Идея возведения
стилизованных часовен в городах, где шли самые ожесточенные бои, принадлежит
Всероссийской общественной организации «Ветераны военной контрразведки».
Калининград стал пятым городом в проекте, после Жидиловского Бора (Псковская
область), Ельни (Смоленская область), Невской Дубровки (Ленинградская область) и
Волгограда.
Здание финансового управления Восточной Пруссии
Здание финансового управления Восточной Пруссии построено в Кёнигсберге на
Альте Пиллауэр Ландштрассе в 1928 году по проекту архитектора Фридриха Ларса.
Здание имеет вогнутую линию фасада, большая входная двустворчатая дверь
выполнена из прессованной меди по эскизу Германа Брахерта, перед порталом
располагались два пилона с женскими фигурами работы Брахерта, ныне утраченные.
В годы Второй Мировой войны в здании размещался госпиталь, при
штурме Кёнигсберга оно не пострадало. В первые послевоенные годы здание
занимали военные структуры, с конца 1950-х годов в нем размещались Областной
комитет КПСС и Областной исполнительный комитет совета народых депутатов. В
настоящее время в здании бывшего финансового управления Восточной
Пруссии размещается
Правительство Калининградской
области.
Постановлением Правительства Калининградской области от 23 марта 2007 года №
132 здание финансового управления Восточной Пруссии получило статус объекта
культурного наследия регионального значения.
Памятный знак сотрудникам военной прокуратуры Балтийского флота,
погибшим
в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.
Памятник представляет собой металлические щит и меч, стоящие на невысоком
двухступенчатом постаменте из красного гранита, на котором укреплены четыре
мраморные мемориальные плиты с высеченными именами погибших сотрудников
прокуратуры Балтийского флота. По углам постамента установлены четыре морских
якоря. К памятнику ведет дорожка, вымощенная розовой тротуарной плиткой.
Основы органов военной прокуратуры были заложены в ходе формирования
регулярной российской армии. 19 января 1706 года по указу Петра I вступил в силу
разработанный при его личном участии Устав прежних лет, который в отличие от
ранее действовавших уложения и артикула, представлял собой обнародованный
главой государства общеармейский устав. В нем была предпринята попытка
систематизировать отечественный законодательный материал и придать ему
внутреннее единство. Согласно его второй части, названной «Воинский
наказ», в армии вводился новый постоянный институт, участвовавший в
отправлении правосудия — военный аудит, состоявший из генерал-аудиторов и
аудиторов. Основным предназначением военных аудиторов являлось обеспечение
полного и объективного исследования обстоятельств уголовного проступка,
вынесения по нему справедливого судебного решения, основанного на законе и
совести. Аудитор обязан был подписывать приговор суда до его оглашения. В 1805
году Генералаудитору была подчинена вся судная часть военно-морского ведомства.
27 января 1812 года Александр I утвердил новую организацию Военного
министерства. Вместо Генералаудиториата был создан Аудиторский департамент, а
Генерал-аудитор, как директор департамента, подчинен непосредственно Военному
министру. Начало становлению органов военной прокуратуры как системы
положила судебная реформа 1 864 года, одной из целей которой было
усовершенствование военно-юридического управления в войсках и на флоте.
Законодательной основой создания «вертикали» органов военной прокуратуры стали
утвержденные Императором Александром II 15 мая (по новому стилю — 28 мая) 1
867 года Военно-судебный и Военно-морской судебный уставы. В соответствии с
ними в Военном и Морском министерствах введены должности соответственно
Главного военного и Главного военноморского прокуроров.
Военная прокуратура Балтийского флота создана по приказу Реввоенсовета 30
декабря 1922 года. С первых дней Великой Отечественной войны система органов
военной прокуратуры приведена в соответствие со структурой войск. Созданы
военные прокуратуры фронтов, армий, корпусов и дивизий. Согласно Указа от 22
июня 1941 года о военном положении в местностях, объявленных на военном
положении, все функции государственной власти в области обороны, обеспечения
общественного порядка и государственной безопасности возлагались на военные
власти. В военное время надзор военных прокуроров за исполнением законов был
распространен не только на Вооруженные Силы, но и на военные объекты,
предприятия военной промышленности, железнодорожный, водный, воздушный
транспорт. Военная прокуратура следила за исполнение всеми должностными
лицами постановлений комитета обороны, приказов Верховного командования и т. д.
В поле зрения военной прокуратуры находились вопросы: бесперебойного
снабжения войск вооружением, боеприпасам, продовольствием и обмундированием,
эвакуации мирного населения из прифронтовой зоны, возведения оборонительных
инженерных сооружений, сбора и учета трофейного имущества, обеспечения
раненых медицинской помощью и многие другие. В период Великой Отечественной
войны более 1 800 военных прокуроров и следователей были награждены орденами
и медалями, на полях сражений погибли 236 работников военных прокуратур, 468
пропали без вести.
Памятный знак в честь 11-й гвардейской стрелковой дивизии 11-й
гвардейской армии.
Памятник представляет собой прямоугольный в плане бетонный обелиск высотой
3 м, на котором укреплена мемориальная доска из красного мрамора с высеченной
надписью: "9 апреля 1945 года соединения 11-й гвардейской армии под
командованием Героя Советского Союза гвардии генерал-полковника К.Н. Галицкого
вели бои в центральных кварталах Кёнигсберга. Здесь, в районе Гвардейского
проспекта, в ожесточенных кровопролитных боях с частями немецко-фашистского
гарнизона отличились воины 11-й гвардейской стрелковой дивизии под
командованием гвардии генерал-майора Н.Г. Цыганова". Памятный знак в честь 11-й
гвардейской стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии был установлен в 1975
году.
Мемориальный знак "Ликвидаторам последствий атомных катастроф"
Мемориальный знак "Ликвидаторам последствий атомных катастроф" работы
калининградских скульпторов Олега Сальникова и Людмилы Богатовой
торжественно открылся в 25-ю годовщину аварии на Чернобыльской АЭС. Он
объединяет «чернобыльцев» – пожарных, медиков, милиционеров, а также тех, кто
служил на ядерных полигонах на Новой Земле и в Семипалатинске. В ликвидации
аварии на ЧАЭС принимали участие почти 2600 калининградцев, они приехали на
место аварии одними из первых. На гранитной плите застыл четырехметровый
ангел, отправляющий в небо души героев. 6 миллионов рублей на его изготовление и
установку, а также на благоустройство прилегающей территории на Гвардейском
проспекте в Калининграде выделены из областного бюджета. В Калининградской
области проживают более полутора тысяч участников ликвидации последствий
ядерных аварий, из них более ста - инвалиды.
Памятный знак погибшим сотрудникам органов внутренних дел.
На вымощенной плиткой площадке установлен гранитный обелиск неправильной
формы. На обелиске укреплен стилизованный меч из меди, в нижней части слева мемориальная мраморная доска с надписью: "Погибшим сотрудникам органов
внутренних дел". В районе монумента сотрудники Управления внутренних дел по
Калининградской области принимают присягу. Датой образования органов
внутренних дел Калининградской области принято считать 17 июля 1946 года, т. е.
тот день, когда министр внутренних дел С. Н. Круглов подписал приказ № 00484,
которым утвердил штат УМВД по Кёнигсбергской области, образованной Указом
Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1946 года.
Однако история органов МВД в этом регионе начиналась не с упомянутых дат, а
значительно раньше, с конца 1944 года. В конце 1944 года, перед вступлением на
территорию Восточной Пруссии войск Советской Армии, при штабах армий 3-го
Белорусского фронта были созданы оперативные группы, состоявшие из
начальствующего состава госбезопасности, милиции, внутренних войск и других
служб, командированного управлениями НКВД Брянской, Воронежской,
Вологодской, Горьковской, Костромской, Ленинградской, Курской, Саратовской,
Смоленской и других областей Советского Союза в Восточную Пруссию для
выполнения специальных зада­ний Правительства. Эти группы работали, как
правило, под руководством заместителей начальников особых отделов
контрразведки «Смерш армий». 24 февраля 1945 года решением Главного
Командования на базе войск расформированного 1-го Прибалтийского фронта была
создана Земландская группировка войск во главе с генералом армии И. X.
Баграмяном. При штабе группировки учреждается аппарат Уполномоченного НКВД
СССР. С этого момента фактически началось формирование будущих управлений
МГБ и МВД Калининградской области. Штаб Уполномоченного НКВД
первоначально располагался в городе Гумбиннене (г. Гусев) и был незначительным
по количеству сотрудников. В нем насчитывалось всего около 40 человек. После
штурма города-крепости Кенигсберга и последовавшей за этим ликвидацией
Восточно-Прусской группировки немецких войск состоявший при штабе 3-го
Белорусского фронта аппарат Уполномоченного в начале июля 1945 года был
реорганизован, а вместо этой структуры на всей оккупированной территории были
созданы оперативные сектора, в том числе Кёнигсбергский, Земландский и другие.
После был создан Штаб Уполномоченного НКВД с разветвленной системой
оперативно-следственных и тыловых подразделений.
Вся перечисленная выше работа, выполненная на территории, отошедшей
Советскому Союзу, по организации Штаба и подчиненных ему оперативных
аппаратов, подбору и расстановке кадров, определению круга обязанностей,
определяемых специфической оперативной обстановкой, проводилась Наркоматом
внутренних дел через своих представителей. Первым таким представителем был
генерал-полковник Аркадий Николаевич Аполлонов
Штаты УМВД по состоянию на 10 октября 1946 года составляли 2445 человек
начсостава и служащих. Оперативная обстановка на территории Калининградской
области в те годы была сложной. Уголовный элемент, укрывавшийся в
трудно­доступных местах, значительное количество различных военных
преступников, совершивших многочисленные тяжкие преступления в период
оккупации и бежавших затем вместе с отступающей фашистской армией, — весь
этот криминогенный элемент представлял большую опасность для общественного
порядка. Нельзя было сбрасывать со счетов и наличие значительного числа
военнопленных — солдат и офицеров вермахта, содержавшихся в лагерях.
Не способствовало оздоровлению обстановки в регионе и присутствие коренного
населения. Прибывающие из других районов СССР переселенцы, наши
соотечественники, ни по национальному составу, ни по сложившимся устоям и
традициям, ни по своим представлениям о нравственности не были однородной
массой. Определенное влияние на обстановку оказывал расквартированный в
области многочисленный воинский контингент. Кроме того, на этой территории
действовали специальные диверсионные, террористические группы, фанатично
предан­ные идеям нацизма члены "Гитлер-Югенда", шпионские резидентуры,
оставленные для борьбы с новым народом, заселяющим область. Приведу некоторые
данные о состоянии преступности на 1 января 1947 года. В первом послевоенном
году следственными органами было возбуждено 1052 уголовных дела, по которым
привлечено 1414 человек, из них за убийство — 27 человек, за бандитизм — 84
человека, за нарушение государственной границы — 163 человек, за кражи — 438
че­ловек, за спекуляцию — 66 человек, за прочие преступления — 620 че­ловек, за
измену Родине — 26 человек. Думаю, согласитесь со мной: статистика
впечатляющая. Положение усугублялось тем, что сил и средств в распоряжении
органов внутренних дел было мало. Имевшиеся штаты не были укомплектованы, а
оперативно-начальствующий состав, за исключением прикомандированных
сотрудников, в подавляющем большинстве своем не обладал необходимым опытом
работы в специфических условиях области. Недостаточно было технических
средств. Может быть, кому-то покажется банальным мнение: "Сила милиции в связи
с народом". Но в принципе оно отражает действительное положение. Местным
органам эти связи с народом еще предстояло установить. Нужны были агентура,
бригадмил, лояльно настроенная к органам прослойка населения. Создание УВД
повлекло за собой формирование, организационное оформление и всех служб,
заложенных в штаты. К таким уже имевшимся службам Уполномоченного НКВД—
НКГБ, как отделы кадров, следственный, уголовного розыска, БХСС, финансовый,
хозяйственный, фельдсвязь и другие, добавились новые. В результате
реорганизации, проведенной в мае 1946 года, были: изданы службы ОББ (отдел
борьбы с бандитизмом), отделение по борьбе с детской беспризорностью и
безнадзорностью, отдел пожарной охраны, отдел исправительно-трудовых колоний.
В 2009 году в структуре УВД по Калининградской области появилось УВД по
городу Калининграду, которое координирует деятельность районных отделов
внутренних дел областного центра.
Сегодня Управление внутренних дел по Калининградской области является одним
из крупнейших подразделений МВД России. Здесь несут службу тысячи преданных
долгу и чести высокопрофессиональных сотрудников.
Астрономический бастион
Одно из фортификационных сооружений старинного Кёнигсберга, известное
больше в науке, чем в военных действиях, является бастион "Астрономический"
(бастион Штернварте – дословно "звездонаблюдательный") был построен в ходе
обустройства Второго вального кольца Кенигсберга в 1852-1862 годах на холме
Буттерберг военными инженерами. Название бастиона произошло от прилегающей к
нему ранее астрономической обсерватории Альбертины, основанной гениальным
немецким математиком и астрономом Фридрихом Бесселем в 1813 году.
Во время постройки железной дороги, в 1910 году бастион был снесён, остались
от фортификационного сооружения только редюит (внутренняя часть) полукруглой
формы в два этажа и редюит флангового обстрела рва. Во времена Второй мировой
войны в мощном кирпичном своде бастиона располагалось гестапо. В 1944 году в
ходе массированных бомбардировок военно-воздушных сил Великобритании была
уничтожена обсерватория, но бастион был не тронут. Во время боёв в апреле 1945 г.
был одной из последних оборонительных позиций немецких войск.
Типичная для бастиона заостряющаяся внешняя стена и части стены, выходящие
на восток нынче снесены; сохранилось полукруглое среднее сооружение,
возвышающееся над всем бастионом. Оно выполнено на двух этажах и имеет
мощный кирпичный свод. На нём по-прежнему земляное покрытие.
Присоединяющийся с востока редут (также покрытый землёй) изображён только
частично. Оконные проёмы у него теперь увеличены. Так же имеются подвальные
помещения. В послевоенные годы бастион использовался в качестве призывного
пункта, позже - базы ОМОНа, с 2006 года - частная собственность.
Сегодня Астрономический бастион представляет собой двухэтажное сооружение с
мощным кирпичным сводом и укреплёнными подвальными помещениями. С 2007
года исторический объект имеет статус культурного наследия (регионального
значения) и охраняется государством. На стене бастиона в декабре 1996 года была
прикреплена памятная доска в честь 70-летия формирования первой гвардейской
Московско-Минской дивизии.
Памятник российским героям и воинам, павшим в годы Первой мировой
войны.
30 мая состоялась торжественная церемония открытия величественного 11метрового памятника российским героям и воинам, павшим в годы Первой мировой
войны. Это первый в России такого рода монумент из серии памятников,
посвященных 100-летию начала Первой мировой. Так получилось, что празднование
трагической даты в истории нашей страны мы начинаем с самых западных ее
рубежей, где шли ожесточенные бои. Калининградская область (бывшая Восточная
Пруссия) - единственный в современной России регион, на территории которого
русская армия вела военные действия в начале Первой мировой. И глубоко
символично, что именно Калининград избран местом для установки композиции
знаменитого скульптора, народного художника России Салавата Щербакова,
победившей в конкурсе, проведенном Военно-историческим обществом (ВИО).
Монументы и памятные знаки появятся в десяти городах - там, где действовал штаб
русской армии, находился военный госпиталь, располагались военные училища,
были сборные пункты, откуда отправляли бойцов на фронт. Это Москва, Псков,
Тула, Смоленск, Ногинск, Липецк, Ставрополь, Саранск, Омск и Калининград,
который стал первым. Самый грандиозный памятник в августе открыт в Москве на
Поклонной горе.
Увековечивание памяти героев Первой мировой осуществляется полностью на
частные пожертвования. Если зайти на сайт ВИО - там можно увидеть сотни
фамилий жертвователей, люди посылают свои средства, кто сколько может, от 500
рублей до 5 миллионов. Власти же берут на себя благоустройство территорий.
Красивый сквер у Астрономического бастиона, безусловно, станет любимым для
калининградцев и местом паломничества туристов. Караул из высоких елей
окружает бронзовые фигуры на постаменте - офицера-дворянина, студентаразночинца, прапорщика и солдата-крестьянина с оружием в руках. Скульптурная
композиция олицетворяет единение всех сословий в войне, которая для всех
россиян была Отечественной, войной за результаты 300-летней российской истории.
"Я хотел отразить в памятнике нашу силу, доблесть, доброту и вековой ум", - сказал
Салават Щербаков.
В Калининградской области в рамках празднования 100-летия с начала Первой
мировой войны будут установлены три памятных знака в местах самых крупных
воинских захоронений в поселках Совхозное, Пушкино и Кубановка. На базе
фортификационного сооружения в регионе развернут интерактивный музей, а в
городе Гусеве (бывшем Гумбиннене) создадут военно-мемориальный комплекс
истории. В Гусеве также будет воздвигнут памятник "Штыковая атака" работы
заслуженного художника РФ Владимира Суровцева.
Православная часовня св. Георгия Победоносца.
Святой Георгий Победоносец является небесным покровителем воинов и не
удивительно, что в его честь в Калининградской области названо 9 объектов. В
1993 году была построена православная часовня в честь святого, на верхнем
покрытии Аусфальских ворот, расположенном на уровне проезжей части
Гвардейского проспекта. Часовня продолжает новгородскую тему, своей формой
напоминая церковь Спаса на Ильине 14 века, но при этом она очень гармонична
вписана в архитектуру старинных ворот, где сохранились казематы с амбразурами
фронтального и флангового огня, лучковая арка, украшенная наличником с зубцами,
а на боковых наружных стенах облицованных гранитом, рустика типа квадр. Ниже
часовни расположена боевая платформа с зубчатым парапетом, с нее открывается
чудесный вид на Парк Победы. Часовня построена по благословению митрополита
Смоленского и Калининградского Кирилла и освящена 09 мая 1995 года. Приписана
к Кафедральному Собору Христа Спасителя.
Аусфальские ворота
Аусфальские ворота (нем. Ausfalltor), в переводе означающие "Выездные ворота",
были спроектированы еще в XVII веке и являлись частью Первого вального
укрепления Кёнигсберга. А в середине XIX века (1853 г.) они были заново
перестроены по проекту военного инженера Людвига фон Астера.
Данные ворота были исключительно пешеходными и служили проходом через
земляной вал. С полевой стороны к воротам примыкал небольшой мост через
крепостной ров. Самого моста уже давно нет… лишь сохранившиеся береговые
опоры из кирпича и гранита, все еще напоминают нам о прошлом. А если хорошо
вглядеться в поросший деревьями склон, то все еще можно разглядеть (особенно в
зимнее время), еще не уничтоженную временем, дорогу, ведущую к мосту через ров.
Аусфальские ворота не отличаются яркой помпезной архитектурой и больше
напоминают мощную огневую точку, казематы которой ощетинились
многочисленными амбразурами для прямого и бокового огня по неприятелю.
Высокие стены казематов наполовину облицованы гранитными плитами,
защищающие кирпичную кладку от воды и снега. А единственным украшением
ворот служила лишь пятерка кирпичных зубцов над арочным проходом.
В начале XX века при модернизации вального укрепления Аусфальские ворота
оказались ниже уровня земли и были превращены в пешеходный туннель, а чуть
позже городская часть ворот и вовсе была засыпана землей. В 1910 году
Аусфальские ворота были проданы военным ведомством городу.
Во время Великой Отечественной войны ворота были переоборудованы в
командный пункт-блиндаж с гермозащищенными бетонированными помещениями.
При боевых действиях Аусфальские ворота практически не пострадали, а уже в
послевоенное время в них был устроен склад и бомбоубежище Калининградской
школы милиции (современный Калининградский Юридический Институт МВД РФ),
расположенной по соседству.
В настоящий момент попасть внутрь ворот не представляется возможным, однако
в 2007 году Аусфальские ворота были переданы Калининградскому историкохудожественному музею, что внушает определенную надежду, что данные ворота
все же будут отреставрированы и станут доступными для тщательного осмотра
туристами.
Железнодорожные ворота
Через эти ворота, также спроектированные во второй половине XIX века
Людвигом фон Астером, проходила старая железная дорога на Пиллау (Балтийск).
В архитектурном плане ворота имеют два раздельных арочных пролета с
бочарными сводами. И если с внешней стороны все было довольно скромно, то со
стороны города арки были выполнены в виде красивых стрельчатых порталов.
По бокам от ворот находятся классические казематы, а с полевой стороны ворота
оборудованы помещением для караула – кордегардией и двумя стробами, похожими
на клешни гигантского краба.
Когда-то на них были установлены воротные створки, закрыв которые можно
было превратить этот участок ворот в небольшой внутренний дворик. Стоит
отметить, что это единственные ворота с подобным архитектурным решением.
Кроме этого была в воротах еще одна интересная особенность… В стенах арок
(от пола до потолка) были сделаны прямоугольные выемки – штрабы. В них по типу
"жалюзи" горизонтально укладывались прямоугольные брусья или шпалы, благодаря
чему можно было полностью закрыть проход через ворота.
Причем со стороны неприятеля разобрать такое заграждение было невозможно,
если, конечно, не выстрелить в него из пушки прямой наводкой. Поэтому
эффективность данного фортификационного заграждения в XIX веке была весьма
сомнительной… Когда же ворота утратили свое оборонительное предназначение, по
верху была проложена автомобильная дорога, которая превратила ворота в самый
настоящий мост, через железнодорожные пути, разобранные лишь в начале 90х
годов XX века.
В настоящее время ворота частично выполняют свою функцию… через них иногда
проезжают автомобили, а в основном воротами пользуются жители близлежащих
домов, так как через них проходит пешеходная дорожка в парк Победы – отличное
место для культурного отдыха. Как и Аусфальские ворота, в 2007 году
Железнодорожные ворота были переданы Калининградскому историкохудожественному музею.
Парк Победы
1. История Народного сада, Обсерватории Бесселя и
Профессорского кладбища.
Раньше здесь был Народный сад, его создание датируется 1753 г. Эта
довольно большая территория в западной части города с растительностью
естественного происхождения оказалась заключённой в "город среди стен", т.е.
"Внутренний город", когда к середине XVII века был возведён Первый
оборонительный вал Кёнигсберга, охвативший не только уже имеющиеся городские
постройки, но и прилегающие земли. Народный сад в начале своей истории
располагался в двух городских районах – южная, более узкая часть захватывала Лаак
(Laak), северная находилась в Нойроссгартен (Neurossgarten), вблизи Выходных
ворот (Ausfalltor). До 1753 г. Народный сад, очевидно, представлял собой небольшой
лесной массив – некую резервную незастроенную городскую территорию, позже он
уже известен как городской сад (Stadtgarten), по сути своей оставаясь лесопарком с
минимумом садового благоустройства.
С 1780 г. в низине парка располагался ряд артезианских колодцев, с помощью
которых городские власти пытались решить проблему питьевой воды для одного из
районов Кёнигсберга – Лаака Laak. Стены колодцев были обложены брёвнами, а
сами артезианские колодцы прикрыты сверху специальными сооружениями,
напоминавшими домики. Строитель колодцев неизвестен.
Основанное в 1838 г. по инициативе доктора медицины Кесселя Общество по
украшению города (Gründung des Kesselschen Verschönerungsvereinst) занималось
благоустройством зелёных территорий города, в том числе и этого городского сада:
расчисткой, оборудованием мест отдыха, посадкой цветов. Насколько можно судить
по топографической карте Кёнигсберга (1890 г.), в этот период сад уже представлял
собой ухоженный зелёный массив с дорожками из твёрдого покрытия, цветочными
клумбами и местами отдыха, оборудованными скамьями. Сад пользовался
вниманием горожан, неизбалованных возможностями прогулок в плотно
застроенных городских кварталах, где сады находились в частной собственности.
Однако застройка кварталов внутри городских стен продолжалась, а в конце XIX
века особенно активно, и территория Народного сада сократилась: южной границей
теперь становится железная дорога, и её сооружения занимают бывшую южную
часть сада. В начале следующего века ещё кусочек южной территории отрезает
новая улица Friedrich-Ebert-Straβe (ныне ул. Горная), а земля, отчуждённая от сада,
постепенно распродаётся строительным фирмам, осуществлявшим плановую
городскую застройку.
Западная часть сада в этот период ограничена узкоколейкой, которая
начиналась своей первой станцией у Parkstraβe – Парковой улицы, узкой
подковообразной, глубоко врезавшейся в зелёную территорию Народного сада.
Впоследствии, в 30-е годы прошлого столетия, часть Parkstraβe занял большой
трёхэтажный дом, который в самом плачевном состоянии и сегодня стоит на ул. Ген.
Буткова. Немногим раньше южная и средняя часть оставшейся садовой территории
была застроена комплексом зданий, помещения которых сейчас занимает
Юридический институт (КЮИ МВД России). Этот комплекс зданий появился в
Кёнигсберге уже к 1931 г. и был предназначен для Земельной биржи и Биржи труда:
по Ф. Гаузе в Кенигсберге того периода было 33 тысячи безработных.
Таким образом, под застройку биржевыми зданиями и под улицу Friedrich-ЕbertStraβe ушла значительная часть Народного сада.
Узкоколейка, огибая сад с запада, шла пóнизу, ниже уровня сада и улицы
Deutschordenring (ныне Гвардейский проспект) – это низкое место называлось очень
поэтично – Liliental (долина лилий), и направлялась в сторону Litauer Wallstraβe
(Литовский вал) и дальше по Königstraβe (ныне ул. Фрунзе) в северо-восточные
районы города Kalthof и Devau (район ул. Гагарина).
Итак, в начале ХХ века Народный сад занимал уже чуть менее половины своей
исторической территории и располагался между Deutschordenring с одной стороны и
Ausfalltorstraβe (ныне ул. Ген. Буткова) и Steindammer Wall (ныне ул. Ген. Галицкого)
с другой. В XVIII веке и начале XIX века северная часть Народного сада переходила
в территории общинных кладбищ, но на плане Кёнигсберга 1928 г. кладбища уже
заняты постройками казарм и других зданий военного ведомства. В этот же период к
старой озеленённой каштанами Deutschordenstraβe примыкают озеленённые по
плану Э. Шнайдера территории лощины железнодорожной ветки, бастионов
"Краузенек", "Буттерберг", "Астрономического" и "Лаак", озеленённые берега пруда,
основой которого являлся обводненный ров бывших оборонительных сооружений.
Сохранившая свои функции северная часть Volksgarten, очевидно, была
неперспективна для застройки в связи со своим положением в рельефе и
проходившей рядом Kleinbahn - узкоколейкой. Кроме того, в сохранившейся части
сада находилось заложенное в 1873 г. и установленное в 1877 г. мемориальное
сооружение – памятник солдатам, погибшим в период франко-прусской войны 18701871 гг. Проект памятника принадлежит инженеру-строителю Крюгеру, памятник
выполнен из саксонского песчаника, имел восьмиугольную форму, его венчала
колонна, вздымающая вверх орла с распростёртыми крыльями. Окружность
памятника украшали восемь перемежающихся панелей – четыре бронзовых и
четыре из песчаника. На песчаниковых плитах были выбиты девизы, авторство
которых приписывается профессорам Кёнигсбергского университета: "Высшее
достояние воина – любовь к своему народу" (Felix Dahn); "Не ваша награда, но наша
благодарность" (Ernst Wichert). На южной стороне памятника на песчанике выбита
маска умирающего воина и изображение Железного креста, а также названия
местностей, где в боях принимали участие военные подразделения Первого
армейского корпуса.
В наши дни сохранились руины мемориала, в советские времена основание
памятника без памятных досок было использовано под устройство небольшой
детской карусели. Теперь недалеко от холма, где стояла обсерватория университета,
и рядом с Гвардейским проспектом, в нескольких десятках метров от мемориала
1200-м гвардейцам, на неприглядной, захламленной, заброшенной территории стоят
руины памятника с руинами карусельки.
В северной части сада находилось Ehren Friedhof – Почётное кладбище,
освящённое в 1817 г., на котором упокоились многие профессора Кёнигсбергского
университета. В народе его часто называли Профессорским, так как здесь
неподалёку находилась Нойроссгартенская кирха и ещё несколько кладбищ.
Возможно, поэтому ул. Вагнера (Wagnerstraβe) до 1889 г. называлась
Тотенштрассе – ул. Мёртвых, ведь именно по этой улице везли в последний путь на
кладбище Нойроссгартенской кирхи. Впоследствии улица была названа в честь
знаменитого хирурга Карла Эрнста Альбрехта Вагнера, возглавлявшего с 1858 по
1871 г. хирургическую клинику Кёнигсбергского университета (в здании бывшей
клиники теперь размещается Портовая больница). Во время франко-прусской войны
1870-1871 гг. Альбрехт Вагнер, главврач армейского корпуса, умер от тифа и был
погребён на "Профессорском" кладбище Кёнигсберга, однако все последующие годы
клинику по-прежнему называли "Вагнеровской".
Нойроссгартенская кирха была заложена в 1644 г., в 1737 г. в ней установлен
орган работы известного мастера Каспарини, высота её башни, сооружённой в 16851695 гг. – 90,7 м. Кроме башни Замка, это была самая высокая башня города, шпиль
которой был покрыт сияющей медью и увенчан крестом и короной, такими же, как
на гербе Альтштадта, которому эта кирха первоначально принадлежала. Стоимость
постройки кирхи была возмещена добровольными взносами жителей города.
После страшных боёв за Кёнигсберг в апреле 1945 г. многие памятники
Профессорского кладбища с выразительными скульптурами и старинными
кованными решётками уцелели, но в 60-е годы были планомерно уничтожены, а
кладбищенские земли отошли под гаражи и производственную базу завода
"Союзгазавтоматика". Сейчас эта территория заброшена и представляет собой
жалкий замусоренный пустырь: несколько старых, ещё кладбищенских деревьев
(каштанов), обломки кирпичной стены завода, лежки бомжей, пепелища костров…
Здесь были в числе других профессоров похоронены: Фридрих Вильгельм Бессель
(Friedrich Wilgelm Bessel), астроном, 1784-1846; Роберт Каспари (Robert Caspari),
ботаник, один из директоров Ботанического сада университета, 1818-1887; Теодор
Готтлиб Гиппель (Theodor Gottlib Hippel), президент города Кёнигсберга (такое
звание давалось только бургомистру Берлина и, в порядке исключения, одному из
бургомистров Кёнигсберга – Т.Г. Гиппелю) – 1741-1796 (по другим сведениям,
похоронен у кирхи); Карл Лерс (Karl Lehrs), филолог, 1802-1878; Франц Нойманн
(Franz Neumann), физик, 1798-1895; Карл Розенкранц (Karl Rosenkranz), философ
гегелевской школы, 1805-1871; Альбрехт Вагнер (Albrecht Vagner), хирург, 1871.
Среди ряда известных фамилий – немецкий математик и известный астроном
родом из Вестфалии (г. Минден), приглашённый в Кёнигсбергский университет на
пасху в 1810 г. из Кёльнского университета, Фридрих Вильгельм Бессель, который
прожил в Кёнигсберге 36 лет и здесь же умер и был похоронен как известный член
общества у Нойроссгартенской кирхи 17 марта 1846 г., но даже его могила, несмотря
на заслуги перед человечеством, не была сохранена. Будущий известный астроном
рано обнаружил свою одарённость, частным образом, будучи учеником торгового
дома в Бремене, с 15 лет занимался математикой и астрономией, с 1806 г. – ассистент
частной обсерватории близ Бремена. Научное наследие Бесселя составило около
пяти сотен работ с очень широким спектром тематики. Его имя осталось навечно не
только в истории, но и в современной астрономии, математике, геодезии. Начав
работать в Альбертине в 1810 г., Ф.В. Бессель в течение 1811-1813 гг. построил на
самой высокой точке старых валов Кёнигсберга университетскую обсерваторию,
которая, возвышаясь над территорией Народного сада на холме Буттерберг,
представляла собой не только научное достояние университета, но и яркую
достопримечательность города.
Здесь, на Буттерберг некогда, в орденские времена, стояла виселица. Эта
крутая возвышенность над глубоким оврагом, один из семи холмов Кёнигсберга, у
пруссов называлась Глаппенберг по имени вождя то и дело восстававших коренных
жителей, который после подавления рыцарями одного из восстаний периода 12691273 гг. был пойман и здесь, на этом холме казнён…
Впоследствии и вплоть до 1811 г. на этом холме на Виндмюлленплатц (пл.
Ветряной мельницы) возвышалась одна из многочисленных в Кёнигсберге того
времени ветряных мельниц, которая была разрушена в связи с постройкой
обсерваториии – весьма знаковое явление: в очень трудное для Пруссии время
старый город уступает место новому Кёнигсбергу XIX века – крупному научному и
торговому центру.
Наполеону, который, направляясь в 1812 г. на Россию через Кёнигсберг, увидел
строительство обсерватории, приписывают фразу: "Бог мой, король Пруссии после
неудачной для него войны (имеется в виду война 1806-1807 гг.) ещё находит время
думать о таких вещах…".
Народный сад окружал здание обсерватории, имевшей в плане форму креста, с
трёх сторон. Обсерватория была невелика по площади, но имела большую
известность… Изображения Бесселя впоследствии можно было видеть на фасаде
нового Кёнигсбергского университета и на памятнике Фридриху Вильгельму III.
Вторые вальные укрепления Кёнигсберга были возведены в середине XIX
века, когда на Буттерберг уже стояла обсерватория. Очевидно, поэтому один из
бастионов оборонительного вала (построен в 1831 г., архитектор Johann Valerian
Theodor Müller), находящийся неподалёку от Народного сада, через улицу
Deutschordenring, был назван Sternwarte – Обсерваторский (ныне Астрономический).
Обсерваторию Бесселя посещали и проводили здесь наблюдения знаменитые
астрономы того времени – немецкие, польские, русские и американские, а
Российская академия наук избрала знаменитого астронома почётным иностранным
членом.
В 1831 г. обсерватория была перестроена по проекту архитектора Иоганна
Мюллера (1771-1839), которому принадлежал и проект строительства Театра
оперетты на Парадной площади. Новая обсерватория была оборудована башней с
вращающимся куполом и самым современным для того периода телескопом.
В 1884 г. бронзовый бюст Ф.В. Бесселя работы скульптора Иоганна Фридриха
Ройша (Johann Friedrich Reusch – 1843-1906) был установлен в Народном саду,
окружавшем новое здание обсерватории (не сохранился). В честь известного
астронома назвали небольшую улицу, окружавшую с северной стороны
Ботанический сад, и адрес обсерватории стал Besselestraβe, 4 (это же название улицы
сохранилось и в наши дни). Скульптор Ройш, несмотря на то, что приехал в город в
1881 г., был хорошо известным в Кёнигсберге мастером, преподавателем
Кёнигсбергской академии художеств, автором ряда знаменитых памятников
Кёнигсберга, в том числе герцогу Альбрехту, кайзеру Вильгельму I, "железному
канцлеру" Отто Эдуарду Леопольду Шенхаузен фон Бисмарку (1815-1898),
фактически управлявшему государством во времена правления Вильгельма I, и
бронзовой скульптуры Deutsche Michel, установленной рядом с Wrangelsturm –
башней Врангеля. Башня стоит и теперь на ул. Баранова, так же как и невысокий
постамент без Михеля (скульптура утрачена в послевоенные годы, немецкий Михель
– народный герой, что-то вроде российского Иванушки, простой, неунывающий,
работящий крестьянин, очевидно, поэтому в руках увековеченного в бронзе Михеля
был цеп для молотьбы зерна).
Здание обсерватории и даже его башня уцелели после войны, но в конце 50-х годов
прошлого века были уничтожены без всяких видимых причин, так же как и
Профессорское кладбище, взятое государством под охрану как памятник истории, но
невзирая на это не пережившее 60-х годов. Теперь, с 90-х годов прошлого века,
место, где стояла обсерватория, отмечено надгробной плитой Ф.В. Бесселя
(найденной и реставрированной в 1989 г.). На вершине холма, густо заросшего
клёнами, среди которых сохранились и несколько старых деревьев с букетными
кронами, под сенью старых уцелевших дубов в сумерках неухоженного и ныне
безымянного зелёного массива, бывшего Народного сада, совсем рядом с
Ботаническим садом Кёнигсбергского университета, лежит эта плита, к которой
ведёт небольшая лестница, обрамлённая старыми липами, среди засохших молодых
елей и буйных одуванчиков, вместо обсерватории, вместо Народного сада, вместо
исторических могил Профессорского кладбища.
К западу от этого грустного и малопосещаемого места в бывшей Долине
лилий в настоящее время находится то, что в Кёнигсберге называлось Народным
садом, а теперь представляет собой пустырь возле ул. Ген. Галицкого, площадью 8,0
га, сырой, заброшенный, густо заросший самосевом деревьев. Что же удивляться,
ведь здесь в десятках метров от Мемориала гвардейцам, павшим в сражениях за
Кёнигсберг, находится приёмник ливневой и коммунальной канализации – бывшая
Долина лилий, залитая грязной водой. …Ясени с сухими сучьями, липы и
доживающие свой век каштаны в обхвате до 3-х метров напоминают о том, что здесь
был когда-то очень старый сад, один из трёх самых старых садов старого города, в
котором, впрочем, не были высажены экзотические, иноземные виды деревьев, ведь
это был не приватный, а Народный сад, но всё же он являлся безусловной частью
архитектурно-художественного образа Кёнигсберга. В путеводителе по городу 1910
года отмечается, что этот сад "уже 40 лет украшает Кёнигсберг, так же как и новые
озеленённые территории променада на Шлосстайхе и Мюнц-плац в южной части
Замкового пруда". Расхождение дат, от которых отсчитывается история Народного
сада – 1753 и 1870 гг. – объясняется, вероятно, существованием двух периодов этой
истории: в первый период, начиная с 1753 г. – почти естественный лесной массив; во
второй период, отсчёт которого следует отнести ко времени установления здесь
памятника павшим во франко-прусской войне солдатам, начавшийся с 1875 г. –
ухоженный городской сад с цветущими партерами, благоустроенный и
предназначенный для отдыха горожан. Впрочем, уже в тексте путеводителе за 1928 г.
можно обратить внимание на выражение "остатки Народного сада". И всё же,
находящиеся совсем рядом территории Ботанического сада, озеленённого
обсерваторского холма, остатки Народного сада с профессорским кладбищем и
Долиной лилий, озеленённые земляные валы – гласисы бастионов бывших
оборонительных сооружений формировали в городском ландшафте очаровательную,
с интересной планировкой, расположенную в сложном рельефе историческую
зелёную зону кварталов старого города.
Современная история парка Победы.
С конца 80-х годов прошлого столетия планировалось внизу за Мемориалом, на
берегу пруда, заложить парк Победы – вторую очередь Мемориального комплекса.
Памятный камень как знак намерений пролежал на берегу пруда до 2000 года, когда
по инициативе губернатора Калининградской области состоялась закладка парка
(ландшафтный архитектор Т. Г. Веденеева, архитектор-озеленитель Л.Н. Телышева).
Территория парка охватывает часть зелёной зоны, прилегающей к давно утратившим
функциональное значение крепостным рвам. Рвы в начале ХХ века почистили, вода
в них, по описанию очевидцев, и после войны была прозрачной. Эти пруды были
окружены пляжной зоной, обустроенной для отдыха горожан. К 2000 г. территория
заросла самосевом малоценных видов: боярышником, бузиной, тополями и пр. При
закладке парка большинство деревьев и кустарников убрали, оставив только в
центре парка огромный бук лесной бронзоволистный (Fagus silvatica) да клёны и
грабы на холме с захоронениями советских солдат недалеко от ул. Горной.
В новом парке хорошо просматривается планировка и приёмы посадок. С мостика
через пруд открывается вид на новый Мемориал в честь гвардейских дивизий,
частей и полководцев – красный мрамор влажнеет тяжёлым блеском, как пролитая
кровь. Несколько совсем молодых краснолистных плакучей формы клёнов и
боярышник кроваво-красный повторяют этот цвет, будто отдельные капли крови. За
Мемориалом расположены посадки туи обыкновенной – когда и если деревца
подрастут, это будет стриженная живая изгородь, закрывающая полотно железной
дороги и создающая подходящий фон для памятника. Пространство перед
мемориальным сооружением украшают посадки хвойных растений –
можжевельников (казацкий и колоновидный), их неяркая с сероватым оттенком хвоя
символизирует седину, пришедшую вместе с тяжёлой победой.
У юго-западной границы парк окаймляет аллея грабов, пока молодых и прозрачных,
позже они станут тёмно-зелёными с шелковисто-узорчатой корой, романтическигрустными деревьями с распростёртыми кронами.
Пространство парка пересекают под углом друг к другу две аллеи из клёнов
Друммана пёстролистной формы – яркие нарядные деревья, делящие парк на
несколько светлых полян.
Формирование парка в целом не закончено – третья очередь Мемориала 1200-м
гвардейцам будет заложена южнее (от теплотрассы и далее, на юг) и включит летний
театр, детскую площадку, кафе и пр. …Когда-нибудь тонкие деревца нового парка
Победы, первого российского парка, заложенного в Калининграде, станут около 3-х
метров в обхвате…
Парк Победы был открыт 8 мая 2000г. в честь 55-летия Победы. Мемориальная
зона открывается памятником «1200 гвардейцам» и через пешеходный мост выходит
на центральную площадку с расположенным на ней цветником в виде пятиконечной
звезды.
От площадки идёт «Аллея Героев», засаженная молодыми деревьями, туями и
казацким можжевельником, что подчёркивает торжественность этого места. Аллея
завершена «Стеной Славы» из монолитного железобетона, облицованной красным
гранитом. На стене увековечены армии и их командующие, принимавшие участие в
штурме Кёнигсберга. У подножия стены террасами расположены площадки,
облицованные гранитными плитами.
Братская могила советских воинов, погибших при штурме города-крепости
Кенигсберг в апреле 1945 года, образовалась в ходе боевых действий, позже в нее
захоранивались воины, умершие от ран, проводились перезахоронения из одиночных
могил. Захоронено 39 воинов (по другим данным от 31 до 41 воина). Памятник
установлен в 1948 году. По центральной оси площадки установлен обелиск из
черного гранита, к которому ведет бетонная дорожка. На обелиске высечена
эпитафия: "Вечная слава героям, павшим в боях за честь и независимость нашей
Советской Родины в Великой Отечественной войне 1941-1945". По обе стороны от
обелиска расположены два надгробия с мемориальными плитами. У входа на
воинское захоронение расположены две плиты с надписями: "Вечная память героям.
Слава Советской армии". В центре площадки обустроен цветник в виде
пятиконечной звезды. Ремонтно-реставрационные работы произведены в апреле
2012 года.
Памятник-мемориал "Воинам-разведчикам"
Памятник-мемориал "Воинам-разведчикам" в Калининграде в парке Победы
установлен 7 мая, торжественно открыт 13 июля 2013 года по инициативе Союза
ветеранов военной разведки и Ассоциации ветеранов СПЕЦНАЗа и
спецподразделений "Альфа-Вымпел-СБП".
Памятник-мемориал "Воинам-разведчикам" воздвигнут в честь героического
подвига советских разведчиков, совершенного в период подготовки и проведения
Восточно-Прусской наступательной операции 1944-1945 годов, а также во время
локальных войн и вооруженных конфликтов послевоенного периода.
Автор идеи создания мемориала и стихов: Грибанов А.Я., руководитель проекта и
строительства: Серёжкин С.В., скульптор: Линевич-Яворский И.Т., архитектор:
Ковшова Е.И. Скульптурный комплекс из бронзы — весом 2,6 т и высотой 3,7 м.
Церемония открытия прошла при большом стечении народа, в т.ч. прибывшего в
составе делегаций от Белоруссии, Украины, Москвы, Санкт-Петербурга и других
городов России, а также ветеранской организации Главного управления ГШ ВС РФ.
Среди собравшихся были и три оставшихся в живых разведчика участника Великой
Отечественной войны и Восточно-Прусской операции:
- Геннадий Владимирович Юшкевич – разведчик группы «Джек»
- Константин Иванович Панасенко – старший радист группы «Восход»
- Валентин Григорьевич Калинин – старший радист группы «Вол»
За время подготовки и проведения Восточно-Прусской операции потери советских
войск составили:
- 126 000 убитых и пропавших без вести (безвозвратные потери);
- 426 000 санитарные потери (это различные ранения от легких до тяжелых,
контузии и т.д.)
В числе безвозвратных потерь числятся и разведчики, выведенные в тыл
противника в составе 237 разведывательно-диверсионных подразделений, которым
была поставлена задача по вскрытию группировки противника. Их было более 2500
человек, 90 % из них погибло или пропало без вести. Ценою жизни этих «солдат
невидимого фронта» командование было обеспечено достоверными данными, что
предрешило в целом успех наших войск в операции. Без этих разведданных потери
Советских войск могли быть во много раз больше. Именно этим солдатам, не
имеющим могил был создан и посвящен этот мемориал, символическая братская
могила всем разведчикам, не вернувшимся с заданий.
Скульптурная композиция «Военные разведчики» представляет собой фигуру
разведчика, прикрывающего плащом разведчицу-радистку, проводящую сеанс связи
с Центром на агентурной радиостанции «Север». Прототипом разведчицы стала
Герой Советского Союза Анна Морозова (псевдоним Лебедь), а в разведчике
разглядели Павла Крылатых командира разведгруппы группы «Джек».
«В нашей разведгруппе под кодовым названием «Джек» было всего десять
десантников, — вспоминал Геннадий Владимирович. – Нам не повезло с самого
начала. Шесть парашютистов повисли на деревьях. Людей мы сняли, а парашюты
остались. Близился рассвет. Нам надо было быстро уходить от места высадки».
На войне бывали свои горькие шутки. Г.В. Юшкевич вспоминал, как они пошутили
над одним из десантников: «Ты чего такой грустный? Все равно домой не
вернемся…» Они осознавали, что были, по сути, смертниками. Ане Морозовой
выпала горькая участь – сообщать о гибели своих товарищей. Убит командир
разведгруппы Павел Крылатых. Во время облавы немцы поймали десантника
Иосифа Зворыку и повесили его вниз головой. Казалось, смерть перекрывала все
дороги. Но десантники продолжали упорно вести разведку.
«Мы действовали в лесу, который напоминал парк, — рассказывал Геннадий
Владимирович. – Ровные квадраты, широкие просеки, даже деревья пронумерованы.
Здесь трудно было укрыться. Как мы работали? Поздно вечером, обычно по двое,
расходились по «объектам». Одни к железнодорожному мосту, другие к шоссейным
дорогам. Уходили на сутки. Надо было выбрать ямку, замаскироваться сверху.
Дождь, слякоть. Мы наблюдаем за железнодорожной веткой Кенигсберг — Тильзит.
Считаем, сколько прошло к фронту эшелонов с танками, орудиями, солдатами. Под
дождем промокли до нитки. Но встать, разогнуться нельзя. Нас могут заметить. С
наступлением темноты идем по 10-12 километров, чтобы передать сведения
радисткам Зине Бардышевой или Ане Морозовой, которые с оружием наготове
сидели в таких же ямках. А как мы ходили? Так люди не ходят. Пробирались, как
зверьки. Ноги полусогнуты. Готовы упасть при каждом шорохе, затаиться. Получив
от нас новые сведения, Зина или Аня быстро настраивали рацию. Всего несколько
минут передачи в эфир. И мы спешно снимаемся с места. Немецкие радисты могли
запеленговать нашу рацию. И нам устроят облаву».
Случалось, Аня Морозова тоже ходила в разведку. Однажды один из десантников
подполз к аэродрому. Но не смог определить, какие самолеты приземлились на
летных полосах. Тогда к аэродрому пробралась она. И в Центр были отправлены
самые точные сведения.
Их десантировали в июле, а наступила зима. Они переплывали обжигающие
холодом реки, укрывались под деревьями, запорошенными снегом. В результате они
передали в штаб фронта около 70-ти важных сообщений. Эти радиограммы были
оплачены многими лишениями и кровью погибших десантников.
Командир разведгруппы Анатолий Моржин передал в штаб радиограмму: «Все
члены группы – это не люди, а тени. Все изголодались и устали. Сильно
простужены. Просим разрешить выход в Польшу».
В Калининграде я познакомилась с журналисткой Н.Д. Гуцал, руководителем
поисковиков, которая многие годы изучала историю группы «Джек», на одном
энтузиазме смогла поставить памятники на местах гибели десантников. Она
рассказывала мне:
«В середине декабря 1944 года в Мышинецкую пущу, на польской земле, вышли
всего четверо из разведгруппы «Джек». Среди них была и Аня Морозова. Они
укрылись в лесной землянке. Остальные десантники были убиты или рассеяны во
время облав. Трудно представить, до какой степени они были измотаны. Но
десантники не отсиживались в лесу, они вели разведку. Об этом свидетельствуют
радиограммы, полученные в штабе фронта».
Пять месяцев группа «Джек» действовала в тылу врага. 27 декабря землянку, где они
укрывались, окружили немцы. На глазах Ани погибла радистка Зина Бардышева.
Двое десантников Анатолий Моржин и Иван Мельников, раненые, пытались, открыв
огонь, вырваться из кольца. Их судьба осталась неизвестной. Только ей удается
невредимой проскользнуть между деревьями. Она вынесла рацию и оружие. А ведь
могла затеряться среди беженцев и уйти вместе с ними. Но не в ее это было
характере.
…Ане Морозовой оставалось жить всего четыре дня. За эти дни она успевает найти
группу капитана Черных и передать еще несколько радиограмм с важными
сведениями, с таким огромным трудом собранными разведчиками.
31 декабря 1944 года группа капитана Черных вместе с польскими партизанами
после тяжелого перехода остановилась на ночлег на хуторе Нова Весь. Утром
раздались выстрелы карателей. На бегу падали бойцы. Аня была тяжело ранена.
Я думаю, о том, какими страшными были последние минуты ее жизни. Истекая
кровью, она лежала под кустом можжевельника и видела приближающиеся к ней
цепи карателей. Она поднесла к зубам гранату и выдернула чеку…
Закатилась звезда по имени Лебедь.
Аня Морозова похоронена в польском селе Градзаново. Посмертно, после выхода
фильма «Вызываем огонь на себя», ей было присвоено звание Героя Советского
Союза.
Памятник 1200-м гвардейцам.
Восьмого мая 1945 г. генерал-полковник К.Н. Галицкий, командующий 11-й
Гвардейской армией, распорядился возвести над братской могилой советских солдат
мемориальное сооружение. Работы над памятником 1200-м гвардейцам, отдавшим
жизни в тяжёлых боях за город-крепость Кёнигсберг, длились четыре месяца, и 30
сентября 1945 г. на Гвардейском проспекте был открыт мемориал воинам 11-й
гвардейской армии. Создавали памятник московские архитекторы И.Д. Мельчаков и
С.С. Нанушьян, литовские скульпторы Б. Пундзюс, Р. Вайвада, К. Ярошунас и др.
под руководством заслуженного деятеля искусств Литовской ССР заслуженного
архитектора Ю.Н. Микенаса. Строительные работы выполнены силами воинов 11-й
гвардейской армии, начальник строительства гвардии подполковник М.В. Бевзо.
Общее количество захороненных воинов в братских могилах мемориала гораздо
больше 1200. В послевоенные годы на мемориале проводились перезахоронения
воинов из неучтенных захоронений и упраздняемых небольших братских могил.
Мемориал 1200 гвардейцам стал первым мемориалом в СССР, увековечившим
подвиг советских солдат, павших в Великой Отечественной войне. В 1946 году на
флангах мемориального комплекса были установлены скульптурные группы
"Штурм" и "Победа". 9 мая 1960 года перед стелой был зажжён Вечный огонь.
В 1961 году, после XX съезда КПСС, с обелиска стесали изображение И.В. Сталина,
заменив его изображением реверса медали "За победу над Германией", было убрана
фамилия Сталина под его цитатой "Наше дело правое, мы победили".
Мемориал 1200 гвардейцев представляет собой площадь овальной формы,
примыкающую к Гвардейскому проспекту. Ближе к центру площади установлен
пятигранный обелиск высотой 26 м с основанием в форме пятиконечной звезды. На
обелиске семь каменных поясов с эпитафиями. На гранях обелиска находятся
рельефы с изображением медалей, орденов, оружия и композиции боевых сцен.
Вдоль стен площади расположены четыре мраморных надгробия со списком имён
погибших солдат. Стену из рустованных гранитных блоков украшают шестнадцать
барельефов и мраморные плиты с именами павших, вдоль неё расположены четыре
мраморных надгробья с именами похороненных воинов. В одном ряду с
мраморными надгробьями у стены на постаментах находятся бронзовые бюсты
Героев Советского Союза С.С. Гурьева и С.И. Полецкого и два памятных обелиска: в
честь Героя Советского Союза А.А. Сергеева и медсестры Е.Б. Ковальчук. По краям
стены расположены постаменты, на которых установлены бронзовые скульптурные
композиции "Штурм" и "Победа".
В 1995 году в непосредственной близости от памятника была построена
православная часовня (Аусфальские ворота) в память о погибших при штурме
солдатах.
В соответствии с Постановлениями Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960
года № 1327 и от 4 декабря 1974 года № 624 мемориальный ансамбль на братской
могиле 1200 советских воинов 11-й гвардейской армии, павших при штурме города и
крепости Кенигсберг в апреле 1945 года, подлежит государственной охране, ныне
является объектом культурного наследия Калининградской области федерального
значения.
Здание школы милиции
Здание школы милиции было построено в период с 1928-1931 гг. специально для
Восточно-Прусского Земельного управления Имперского Министерства труда
Германии. Одновременно здесь функционировали Земельная и городская биржи
труда "Arbeitsam". В годы войны в нем находился концлагерь «Шихау». Весной 1945
года здание биржи труда было превращено гитлеровцами в один из опорных пунктов
обороны Кенигсберга. Здесь окопались подразделения 192-го гренадерского полка,
возглавляемого неким майором Левински. Тут же у внешней со двора стены под
открытым небом был оборудован арсенал. 8 апреля 1945 года здание штурмом взяли
бойцы 11-й гвардейской общевойсковой армии.
Подготовила Семенова Ю. В.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа