close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Тексты для обучающихся
«Древнейшие покорители Арктики»
http://www.sevprostor.ru/poleznoe-interesnoe/sever/753-drevnejshie-pokoriteliarktiki.html
ПУТЕШЕСТВИЕ ПИФЕЯ
Александр Лактионов
Когда люди появились в Арктике? Археологи и геологи отвечают на это – несколько
десятков тысяч лет назад! Когда равнины Евразии и Северной Америки еще покрывал
обжигающе
холодный
панцирь
четвертичного
ледника,
первобытные
люди
послеледниковой эпохи, древние охотники и рыболовы, по мере постепенного отступания
льдов на север, уже становились аборигенами высоких широт. Результаты раскопок
убедительно показывают, что еще десять тысяч лет назад на дальневосточном Севере
существовала так называемая протоэскимосская культура.
Три с лишним тысячи лет назад предки нынешних чукчей и юкагиров уже интенсивно
обживали Чукотку. А на острове Врангеля обитали искусные морские охотники, которые
поддерживали, как сказали бы мы сегодня, "дружеские экономические связи" с самыми
отдаленными и труднодоступными территориями, включая чуть ли не Гренландию, и
происходило всё это в эпоху, когда в мире не было ни Древних Афин, ни Древнего Рима!
Незаходящее полуночное солнце и долгая ночь, наблюдающиеся в северном полушарии
только за полярным кругом, были уже тысячи лет назад известны индусам. В их древних
священных книгах, представляющих собой собрания гимнов и мифов, – "Ведах" – уже
встречаются
указания
на
существование
полярной
ночи
и
полярного
дня.
Так, в книге Тайттирийя Брахмана говорится: "...то, что есть год, – это один только день и
одна ночь..." и "в Меру боги видят солнце восходящим только один раз в году"; в книге
законов "Ману" указывается, что в "Меру год человеческий – это один день и одна ночь
богов". В одном из самых древних гимнов мы находим первое упоминание о том
впечатлении,
которое
производит
долгая
полярная
ночь
на
человека:
Все, что живет,
покоя ищет в ней,
Конца которой нам не видно.
О дай нам, длинная
темная ночь,
Конец твой увидеть,
конец твой увидеть,
о ночь!"
Не такие ли слова призыва срывались с уст тех полярных исследователей прошлого,
которых в дни долгой, холодной и голодной полярной ночи настигала "белая смерть"?
Слово "Меру" индусские астрологи употребляли для обозначения Северного полюса.
Среди многих полярников до последних дней сохранился обычай торжественно встречать
солнце после полярной ночи. В тех же древних индусских книгах мы находим подробное
описание обряда жертвоприношения заре, победившей мрак долгой ночи, зло и тьму.
В священной книге персов "Авеста" описывается страна, на которую разгневанный бог зла
послал лютый холод и снег, "отчего в этой райской стране Айриаино-Ваейо зима стала
длиннее и продолжалась десять месяцев, лето – короче, продолжительностью всего лишь
два месяца... Там солнце, луна и звезды восходят только один раз в году и только один раз
заходят. И там год представляется как один день и одна ночь". Все это доказывает, что
человек действительно был знаком с Крайним Севером в весьма отдаленные времена.
Однако представления о Крайнем Севере, в особенности, о центральной части Северного
Ледовитого океана, даже в более близкое к нам время были чрезвычайно сбивчивы,
разноречивы, туманны, нередко мифичны и фантастичны. Одни помещали там царство
мертвых, другие предполагали существование у Северного полюса бездонной пропасти,
третьи считали, что там находится замерзшее море, окутанное непроницаемым туманом и
вечной темной ночью. Иные предполагали у полюса открытую воду, а некоторые –
огромные пространства суши. Попытки проникнуть в центральную часть Северного
Ледовитого океана и приподнять завесу, скрывающую от нас тайны Северного полюса,
потребовали
много
настойчивости,
упорного,
тяжелого
самоотверженности
труда,
и
невероятных
многих
усилий,
мужества,
человеческих
жертв.
Первым из известных нам путешественников, пытавшихся проникнуть как можно дальше
на север, был грек Пифей из Массалии (нынешнего Марселя, на юге Франции). От
собственноручных
записей,
которые
вел
мореплаватель,
сохранились
только
разрозненные фрагменты по несколько строк в каждом. Они уцелели случайно, и за это
надо благодарить другого знаменитого грека, крупнейшего античного географа и
историка Страбона, жившего на рубеже старой и новой эры. Это был автор объемного
труда "География", состоящего из семнадцати книг.
Изучая записи Пифея, Страбон пришел к выводу о том, что они – сплошная выдумка. Ему
казалось невероятным, что "человек честный, и притом бедняк, мог проплыть и пройти
столь большие расстояния, дойти до пределов моря и исследовать всю часть Европы,
лежащую на севере". Но, будучи настоящим историком, Страбон не позволяет себе
уклониться от цитирования первоисточника, т. е. дневников Пифея, и эти-то цитаты как
раз лучше всего свидетельствуют в пользу "показаний" первого полярного мореплавателя.
Пифей был не только выдающимся для своего времени путешественником, но и крупным
ученым – географом и астрономом. Он впервые применил астрономические наблюдения в
географической науке, доказал влияние Луны на приливоотливные явления, определил,
что Полярная звезда не вполне точно соответствует точке, через которую в северном
полушарии проходит земная ось. Пифей хорошо знал, что "высота" полюса над
горизонтом и географическая широта – понятия тождественные, и он с высокой для своего
времени
точностью,
при
помощи
гномона
(вертикально
поставленного
шеста,
отбрасывающего тень), определил положение Массалии на земном шаре. Пифей
предпринял свое полярное путешествие около 325 года до нашей эры.
Историки свидетельствуют, что Пифей отправился в свое плавание для научных
исследований и открытий. Он хотел проследить "чудно-великое явление поднятия полюса
и наклон земли к северу соответственно изменению горизонта, а вместе с этим
исследовать протяжение нашей части земли и доступность ее для людей". Это было в те
далекие времена, когда только что возникшее предположение о шарообразности Земли
было
впервые
убедительно
доказано
основателем
истинного
естествознания
–
Аристотелем (384–322 годы до нашей эры). Называют и практическую цель путешествия
Пифея к северу Европы. Она состояла, по-видимому, в определении тех мест, где
карфагеняне (по морю) и кельтские торговцы (по суше) доставляли грекам олово и янтарь.
Пифей прошел через Геркулесовы столбы (так называли тогда Гибралтарский пролив) и
вышел в Атлантический океан. Затем он направился вдоль западных берегов Европы на
север и вскоре достиг западной оконечности Бретани, откуда поплыл к Британским
островам. Пройдя Британские, а затем Оркнейские острова, Пифей устремился дальше на
север и через шесть дней плавания достиг "страны полуночного солнца" – острова Фуле,
где "ночь была совсем короткая, местами продолжалась два часа, местами – три". Море
показалось
ему
"сгущенным",
вода
–
"густой",
т.е.
замерзшей.
Встретившиеся с Пифеем бретонские кельты уверяли, что на расстоянии однодневного
перехода по ту сторону от Фуле (Туле) лежит "мертвое море". Из бесед с ними Пифей
узнал, что еще дальше "нет ни моря, ни земли, ни воздуха и висит там в пространстве
какая-то
смесь
из
всего
этого,
ни
для
кого
не
проходимая".
До сих пор не установлено точно, до каких широт проник Пифей, и что нужно принимать
за открытый им остров Фуле. Некоторые полагают, что Фуле – это современная Исландия;
другие считают, что Пифею не удалось проникнуть далее Шетландских островов.
Существует также мнение, что Пифей достиг западных берегов Норвегии примерно на
64°30'– 65° сев. шир. Пифей, полагая, что проник "на север до конца света", решил, что
немыслимо плыть дальше, и повернул обратно. Пифей оказался первым посланцем
цивилизованного мира, не преследовавшим при этом никаких захватнических целей. Но
тогда
зачем
же
он
отправился
в
свое
путешествие?
Разумеется, не снега и не льды звали Пифея, а затем и древних скандинавов в страну
незаходящего солнца и многомесячного зимнего мрака. В норвежском литературном
памятнике первой половины XIII столетия "Королевское зерцало" есть такие слова:
"Хочешь ты знать, что ищут люди в той стране и почему они туда отправляются, несмотря
на большую опасность для жизни, знай же, что три свойства человеческой натуры
побуждают их к тому: во-первых, соревнование и склонность к известности, ибо человеку
свойственно устремляться туда, где грозит большая опасность, благодаря чему можно
приобрести
известность;
во-вторых,
любознательность,
ибо
также
свойством
человеческой натуры является стремление видеть и знать те местности, о которых ему
рассказывали; в-третьих, человеку свойственно любостяжание, ибо люди постоянно
жаждут денег и добра и идут туда, где, по слухам, можно иметь прибыли, несмотря на
грозящую большую опасность".
В стародавней хронике уже были сформулированы те основные законы, по которым
человек и сегодня (как сто, тысячу, десять тысяч лет назад) уходит в Загадочное и
Неведомое.
Прошло много времени от первого путешествия Пифея в страну "полуночного солнца".
Суеверные представления о природе полярных морей отпугивали путешественников и
надолго задержали развитие знаний о полярных странах. В XI веке каноник Адам
Бременский писал, что за Гренландией "лежит царство льдов и мрака, и находится вязкое,
наполненное чудовищами море", что там конец мира, "где в зияющую пропасть
низвергается вода". Многие моряки тогдашнего времени, даже самые образованные из
германцев, прилив и отлив моря объясняли действием громадного водоворота в полярном
море, поглощающего и извергающего воды, как будто забыв, что и финикияне, а со
временем Пифея и греки считали Луну причиною этого удивительного явления. Для
выяснения причин этого явления в 1040 году было предпринято плавание фризов
(германская народность, населявшая в средние века побережье Северного моря от залива
Зюдерзее до реки Эмс).
Многие исследователи-географы склонны называть плавание фризов "первой экспедицией
к Северному полюсу". Адам Бременский, которому мы обязаны описанием первых
экспедиций к полярным странам, сообщал: "Также рассказывал мне блаженной памяти
архиепископ Адальберт, что в управление его предшественника несколько почетных
людей из Фрисланда поплыли к северу, чтобы исследовать море, так как, по понятиям
этих людей, от устья Везера по прямой линии к северу более нет земли, а только море,
называемое "Leber See" (свернувшееся море).
Чтобы проверить эту истину, собравшиеся товарищи отвалили от Фризского берега.
Оставив за собой Данию, Британию, они добрались до ледяной Исландии. Отсюда они
проплыли морями еще дальше к Крайнему Северу. Но при этом они внезапно попали в
густой, непроницаемый для глаз туман застывшего океана. И вот непостоянное и
безотчетное течение моря, возвращающееся к таинственным своим источникам, увлекло с
необычайной силой в бездонную пучину несчастных и отчаявшихся в спасении. Это была,
как передают, раскрытая пасть бездны, куда, по сказанию, вливаются все моря и где
возникают приливы и отливы. Некоторые товарищи были со своими судами совсем
увлечены течением, другие же, после долгой борьбы с круговоротом, были выброшены
обратно. Усиленно работая веслами, они избежали угрожавшей им опасности и были
спасены.
Неожиданно они увидели остров, окруженный высокими утесами, как город стенами.
Чтобы исследовать местоположение, они вышли на берег и увидали людей, которые в
полдень скрываются в подземные пещеры. У входа и эти пещеры лежали бесчисленные
сосуды из золота и других металлов, которые считаются редкими и драгоценными. Взяв с
собою из этих сокровищ сколько могли поднять, гребцы весело возвращались к своим
судам. Но обратив взоры назад, они вдруг увидели за собою людей необычайного роста,
которые называются у нас "циклопами". Впереди них бежали громадные собаки. Один из
их товарищей был тут же схвачен и на их глазах растерзан. Остальные успели добраться
до своих кораблей, преследуемые криками гигантов, когда они уже были в открытом
море. После всех этих приключении фризы, наконец, вернулись в Бремен. Здесь они все
последовательно рассказали архиепископу Алебранду и вознесли Спасителю и его
угоднику Вилльебаду благодарственное молебствие за свое спасение и возвращение,
принесли также благ дарственную и примирительную жертву (hostia)". В этом описании
мистика переплетается с действительными фактами.
Как далеко на север удалось проникнуть фризам, установить по описанию Адама
Бременского невозможно. Оставив в стороне фантастический и религиозный элементы
этого описания, мы можем предположить, что фризы попали прежде всего в Исландию, а
затем пытались выяснить, как далеко на север простираются пределы океана. Но попытка
их не увенчалась успехом – суда застряли во льдах, покрывавших море, затем попали в
сильное встречное течение. Потеряв несколько кораблей, фризы вынуждены были
повернуть обратно. В том же XI веке (около 1060 года), как описывает Адам Бременский,
король норманнов Харальд Хардраде снарядил экспедицию к Северному полюсу с целью
установить пределы моря по ту сторону Туле (Исландия?). Описание этой экспедиции
также приукрашено фантастическими сведениями.
Адам Бременский рассказывает, что Харальд дошел "до покрытой темным туманом части
света и едва спасся от угрожающей ему погибели в бездонных пропастях". Саксон
Грамматик, который приблизительно через сто лет после Адама Бременского писал свою
историю Дании, рассказывает об удивительном плавании короля Гормса, что в то время
полагали, будто на Крайнем Севере находится царство мертвых. Мифы и сказания
передают, что скандинавы укладывали своих покойников в лодки или суда и
предоставляли их произволу волн и ветра, чтобы доставить их в неведомую страну. В
Германии еще в XIII столетии Британия считалась "островом мертвых". Неразрывно с
древним поверьем галлов связано и ныне еще существующее в Бретани убеждение, что у
северных берегов Франции собираются все души умерших, а оттуда их перевозят в
Британию или на один из островов Бритии.
Из всего этого видно, что ясные, здравые понятая и познания Отара о скандинавских и
финских полярных странах в последующих веках совершенно исчезли. Вместо познаний
об этих странах разыгрывается фантазия: гиганты и стихийные духи, даже души мертвых,
там водворяются и царствуют. Например, в Исландии существовало предание, что
эльфские подкороли Исландии должны были ежегодно являться к своему главному
королю Норвегии, чтобы отдать отчет о своем управлении и представлять оправдание
против принесенных на них жалоб.
Впрочем, и теперь нет недостатка в некоторых отдельных данных, которые охраняли бы
право здравого суждения перед произвольным поэтическим вымыслом.
Исландо-
норвежская география XIII или XIV столетия, отрывки которой встречаются в различных
рукописях, описывает, что на севере Норвегии лежит Финнмарк, а к востоку прилегает
Биармия. Необитаемые страны связывают Биармию с Гренландией. Составленное еще в
начале XIII столетия в Норвегии сочинение, так называемое "Konigsspiegel", указывает на
эту связь и на континентальность Гренландии по множеству зверей, которые едва ли
могут водиться на острове. По сведениям этой географии, южнее Гренландии лежат земли
Галлу и Марк, под которыми, по всей вероятности, следует понимать Лабрадор и
Ньюфаундленд. Оттуда недалеко до Винланд, простирающегося, по мнению многих
авторов того времени, до Африки. Самое замечательное во всех этих сведениях
следующее: они тогда полагали, что северный полюс окружен сплошною массою
обитаемой земли, что, прочем, теми же словами мы находим отмеченным в записях
монаха Николая Тингейрарскаго, умершего в 1158 году.
В сообщении под названием "Breve Chronicon Norvegiae", говорится, что к северо-востоку
от Норвегии живут карелы (кирьялы), квены, скридфинны (cornuti Finni) и биармейцы, а
также гиганты и амазонки. Различные чудовища населяют полярное море: киты,
разбивающие самые большие суда, одноглазые моржи, сирены, безголовые и бесхвостые
гаффстрамбы, кракены (морские змеи), страшные гаскиты и пр. Таким образом, понятно,
почему Белое море было названо заколдованным заливом (Gandvic). С половины XIII века
прекратились плавания норвежцев в Биармию. Небезосновательны сведения метеорологов
о возможном значительном похолодании в арктическом регионе, после чего северовосточное прибрежье сделалось из-за непроходимых льдов практически недоступным и
еще более неизвестным. Разумеется, что в рассказах того времени – большой разгул
колдовства и чародейства.
Еще около ста лет спустя, в конце XIV столетия, мы встречаем знаменитое путешествие
венецианских братьев Николо и Антонио Зено. Подобно фризским именитым людям, они
поплыли наверх к Ферерским островам, к Исландии и Гренландии. Подобно им, они шли
по следам норманнов. В 1390 году очень известный и всеми почитаемый морской офицер
Николо возымел мысль предпринять плавание для новых открытий к северу.
Собственными средствами он снарядил судно и поплыл через Гибралтарский пролив,
благополучно дошел до берегов Фландрии и Англии. Но потом корабль его, выдержав
сильный шторм, потерял курс и был нанесен на мель у неизвестного ему берега. Судно
погибло, весь экипаж достиг берега. Здесь путешественники узнали, что они находятся на
острове Фризланд, недалеко от Шотландии, состоящем под главенством норвежского
короля и управляемом вице-королем Зихмни. Зено был приветливо принят этим князем,
говорившим свободно по латыни. Поступив к нему на службу, он сделался начальником
фризландскаго флота.
Во время пребывания братьев Зено на этом острове они вместе с фризландцами
предприняли несколько больших экспедиций. Неоднократно побывали они в Исландии и
Гренландии. Ближе познакомившись со всеми этими северными странами, Николо Зено
составил карту, которую Антонио со всеми остальными рукописями покойного брата
отправил в 1405 году в Венецию, где она и была спустя много лет опубликована. Названия
исландских местностей, несмотря на то, что они значительно искажены невеждами
издателями, все более или менее тождественны. Карта братьев Зено первоначально была
без
проекции,
и
только
впоследствии
покрыта
градусною
сетью.
Из остальных средневековых морских экспедиций можно бы еще назвать плавание
польского штурмана Иоанна Школьного, снаряженное в 1476 году датским королем
Хрисианом II. Он был, будто бы, на островах Исландии и Гренландии и делал различные
открытия на Севере. В конце шестнадцатого века знания об Арктике несколько
расширяются, постепенно рассеивается окружающая ее таинственность. Появляются
первые основанные на исследованиях, хотя и со значительной частью домысла, карты
Арктики с изображением ее центральной части. Так, Мартин Бехайм на впервые им
созданном в 1492 году глобусе показал Северный полюс, окруженный большим морем; на
карте Виллема Баренца 1598 года в район Северного полюса также показано море, в то
время как на карте Герхарда Меркатора, изданной в 1569 году, там находится большой
арктический континент, разделенный на части значительными реками. Каждый по-своему
был
прав,
так
как
никаких
данных,
подтверждающих
или
отрицающих
эти
предположения, еще не было.
«История освоения Арктики»
http://ria.ru/arctic_spravka/20100415/220156203.html
Арктика занимает примерно шестую часть поверхности Земли. Две трети арктической
территории приходится на Северный Ледовитый океан, самый маленький по размерам
океан мира.
Арктика – северная полярная область Земли, включающая Севеpный Ледовитый океан и
его моpя: Гpенландское, Баpенцево, Каpское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское
и Бофоpта, а также море Баффина, залив Фокс-Бейсин, многочисленные пpоливы и заливы
Канадского Аpктического архипелага, северные части Тихого и Атлантического океанов;
Канадский Аpктический аpхипелаг, Гpенландию, Шпицбеpген, Землю Фpанца-Иосифа,
Hовую Землю, Севеpную Землю, Hовосибиpские острова и о. Вpангеля, а также северные
побережья материков Евразия и Северная Америка.
Слово "Арктика" имеет греческое происхождение и означает "страна большого медведя" –
по созвездию Большой Медведицы.
Арктика занимает примерно шестую часть поверхности Земли. Две трети арктической
территории приходится на Северный Ледовитый океан, самый маленький по размерам
океан мира. Большая часть поверхности океана на протяжении всего года покрыта льдом
(средней толщиной 3 м) и несудоходна. На этой гигантской территории проживают около
4 млн человек.
История
Северный полюс издавна привлекал внимание путешественников и исследователей,
которые, преодолевая неимоверные трудности, проникали все дальше и дальше на север,
открывали холодные арктические острова и архипелаги и наносили их на карту.
Это были представители разных народов мира: американцы Джон Франклин и Роберт
Пири, голландец Вильям Баренц, норвежцы Фритьоф Нансен и Руаль Амундсен,
итальянец Умберто Нобиле и многие другие, чьи имена навечно остались в названиях
островов, гор, ледников, морей. Среди них и наши соотечественники: Федор Литке, Семен
Челюскин, братья Лаптевы, Георгий Седов, Владимир Русанов.
Русские поморы и землепроходцы уже в середине XVI века, используя притоки
сибирских рек, совершали плавания в Северный Ледовитый океан и вдоль его берегов. В
1648 г. группа мореходов во главе с "торговым человеком" Федотом Поповым и казачьим
атаманом Семеном Дежневым обошла на кочах (старинное поморское палубное
одномачтовое парусно-гребное судно) Чукотский полуостров и вышла в Тихий океан.
В 1686-1688 гг. торговая экспедиция Ивана Толстоухова на трех кочах обошла морем с
запада на восток Таймырский полуостров. В 1712 г. землепроходцы Меркурий Вагин и
Яков Пермяков впервые посетили Большой Ляховский остров, положив начало открытию
и исследованию всей группы Новосибирских островов.
В 1733-1742 гг. в водах Северного Ледовитого океана и на его побережье работала
Великая Северная экспедиция. По существу, она объединила несколько экспедиций, в том
числе вторую Камчатскую экспедицию под руководством Витуса Беринга, выполнивших
огромный комплекс исследований северной территории Сибири – от устья Печоры и
острова Вайгач до Чукотки, Командорских островов и Камчатки. Впервые были нанесены
на карту берега Северного Ледовитого океана от Архангельска до устья Колымы,
побережье острова Хонсю, Курильские острова. Более грандиозного географического
предприятия до этой экспедиции не было.
Исследованию северо-восточных окраин Российской земли посвятил всю свою жизнь
Семен Челюскин. 10 лет (1733-1743 гг.) служил он во второй Камчатской экспедиции, в
отрядах
известных
исследователей
Василия
Прончищева,
Харитона
Лаптева.
Весной 1741 г. Челюскин прошел пешком по суше западного побережья Таймыра,
произвел его описание. Зимой 1741-1742 гг. проехал и описал северное побережье
Таймыра, где выявил северную оконечность Азии. Это открытие было увековечено через
100 лет, в 1843 г. северная оконечность Азии была названа мысом Челюскина.
Значительный вклад в изучение восточного участка Северного морского пути внесли
русские мореплаватели Фердинанд Врангель и Федор Матюшкин (лицейский друг
Александра Пушкина). В 1820-1824 гг. они обследовали и нанесли на карту материковый
берег от устья Колымы до Колючинской губы и совершили в этом районе четыре
беспримерных похода по дрейфующим льдам.
Вошел в историю как крупный исследователь Арктики Федор Литке. В 1821-1824 гг.
Литке описал берега Новой Земли, сделал много географических определений мест по
берегу Белого моря, исследовал глубины фарватера и опасных отмелей этого моря.
Описал эту экспедицию в книге "Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый
океан в 1821-1824 гг.".
В 1826 г. Литке на шлюпе "Сенявин" отправился в кругосветное плавание,
продолжавшееся три года. По результатам это одна из наиболее успешных экспедиций
первой половины XIX столетия: в Беринговом море определены важнейшие пункты
берега Камчатки от Авачинской губы к северу; описаны до того неизвестные острова
Карагинские, остров Матвея и берег Чукотской Земли; определены острова Прибылова;
исследованы и описаны архипелаг Каролинский, острова Бонин-Сима и многие другие.
Совершенно новый этап в исследовании и транспортном освоении Северного Ледовитого
океана связан с именем знаменитого русского мореплавателя адмирала Степана Макарова.
По его идее в 1899 г. в Англии был построен первый в мире мощный ледокол "Ермак",
который предполагалось использовать для регулярного сообщения с Обью и Енисеем
через Карское море и для научных исследований океана до самых высоких широт.
Плодотворной по результатам была русская "Гидрографическая экспедиция Северного
Ледовитого океана" 1910-1915 гг. на ледокольных пароходах "Таймыр" и "Вайгач".
Базируясь во Владивостоке, она за три года выполнила детальную гидрографическую
опись от мыса Дежнева до устья Лены и соорудила на побережье навигационные знаки.
В 1913 г. перед экспедицией была поставлена задача – продолжить гидрографическую
опись до Таймырского полуострова и при благоприятных условиях совершить сквозное
плавание по Северному морскому пути до нынешнего Мурманска. Но мыс Челюскина
оказался блокированным тяжелыми неизломанными льдами.
В 1912 г. с проектом санной экспедиции к Северному полюсу выступил гидрограф и
полярный исследователь Георгий Седов. 14 (27) августа 1912 г. судно "Святой Фока"
вышло из Архангельска и у Новой Земли из-за непроходимых льдов стало на зимовку. К
Земле Франца-Иосифа экспедиция подошла только в августе 1913 г., но из-за отсутствия
угля стала в бухте Тихой на вторую зимовку. 2 (15) февраля 1914 г. Седов и
сопровождавшие его матросы Григорий Линник и Александр Пустошный на трех
собачьих упряжках вышли к Северному полюсу. Не дойдя до о. Рудольфа, Седов умер и
был похоронен на мысе Аук этого острова. Именем Седова названы два залива и пик на
Новой Земле, ледник и мыс на Земле Франца-Иосифа, остров в Баренцевом море, мыс в
Антарктиде.
Исследователь Арктики, океанолог Николай Зубов (1885–1960) в 1912 г. произвел
гидрографическую съемку губы Митюшихи на западном побережье Новой Земли.
В 1932 г. он руководил экспедицией на судне "Н. Книпович", впервые в истории
обогнувшей с севера Землю Франца-Иосифа. Позже Николай Зубов выдвинул и
разработал проблему ледовых прогнозов в арктических морях, заложил основы учения о
вертикальной циркуляции вод и о происхождении холодного промежуточного слоя в
море, разработал
способ
вычисления
уплотнения вод при их
смешивании и
сформулировал закон дрейфа льдов по изобарам.
Несмотря на целый ряд экспедиций в начале ХХ века, многие из которых сделали
крупные
географические
открытия,
Северный
Ледовитый
океан
оставался
малоизученным.
В советское время исследованию и практическому освоению Северного морского пути
было придано значение государственной важности. 10 марта 1921 г. Ленин подписал
декрет о создании Плавучего морского научно исследовательского института. Районом
деятельности этого института стал Северный Ледовитый океан с его морями и устьями
рек,
островами
и
прилегающими
к
нему
побережьями
РСФСР.
Начиная с 1923 г. в течение всего лишь десяти лет на побережье и островах Северного
Ледовитого океана было построено 19 полярных радиометеорологических станций.
Вскоре Россия стала лидером в освоении и исследовании Северного полюса.
В 1929 г. известный полярный исследователь Владимир Визе выдвинул идею создания
первой полярной научной дрейфующей станции. В те годы Арктический бассейн
площадью 5-6 млн кв. км еще оставался неисследованным "белым пятном". И только в
1937 г. идея изучения Ледовитого океана с дрейфующих льдов стала реальностью.
Особое место в истории занимает период советских исследований Арктики в 1930-1940-х
гг. Тогда были проведены героические экспедиции на ледокольных судах "Г. Седов",
"Красин", "Сибиряков", "Литке". Их возглавляли известные полярники Отто Шмидт,
Рудольф Самойлович, Владимир Визе, капитан Владимир Воронин. В эти годы впервые в
одну навигацию была пройдена трасса Северного морского пути, совершены героические
перелеты через Северный полюс, которые создали принципиально новые возможности
для достижения и изучения Северного полюса.
С 1991 по 2001 год в Арктике не было ни одной российской дрейфующей станции
(советскую станцию "Северный полюс 31" закрыли в июле 1991 г.), ни одного ученого,
который бы занимался на месте сбором необходимых научных данных. Экономическое
положение России заставило прервать более чем полувековой цикл наблюдений с
дрейфующих льдов Арктики. Только в 2001 г. была временно открыта экспериментальная
новая дрейфующая станция "Северный полюс".
Сейчас в Арктике с участием России работают больше десятка международных
экспедиций.
7 сентября 2009 г. начала работу российская дрейфующая станция "Северный полюс - 37".
На СП-37 работают 16 человек – специалистов Арктического и Антарктического научноисследовательского Института (ААНИИ), начальником станции назначен Сергей
Лесенков.
Научные программы российских исследований разрабатываются ведущими научными
организациями и ведомствами, к которым относятся Гидрометеорологический научноисследовательский
России),
Центр
Российской
Федерации
(Гидрометцентр
Государственный Океанографический Институт (ГОИН),
Всероссийский
научно-исследовательский Институт Гидрометеорологической Информации – Мировой
Центр
Данных
(ВНИИГМИ
МЦД),
Арктический
и
Антарктический
научно-
исследовательский Институт (ААНИИ) – старейшее и наиболее крупное научноисследовательское учреждение России, проводящий комплексное изучение Полярных
регионов Земли, и др.
Сегодня ведущие мировые державы приготовились к переделу арктических пространств.
Россия стала первым арктическим государством, подавшим в 2001 г. заявку в ООН на
установление внешней границы континентального шельфа в Северном Ледовитом океане.
Заявка России предполагает уточнение территории арктического шельфа площадью более
миллиона квадратных километров.
Летом 2007 г. стартовала российская полярная экспедиция "Арктика-2007", целью
которой было изучение шельфа Северного Ледовитого океана.
Исследователи поставили целью доказать, что подводные хребты Ломоносова и
Менделеева, которые тянутся к Гренландии, геологически могут являться продолжением
Сибирской континентальной платформы, это позволит России претендовать на огромную
территорию Северного Ледовитого океана в 1,2 млн кв. километров.
Экспедиция 1 августа достигла Северного полюса. 2 августа глубоководные обитаемые
аппараты "Мир-1" и "Мир-2" спустились на дно океана в районе Северного полюса и
выполнили
комплекс
океанографических,
гидрометеорологических
и
ледовых
исследований. Впервые в истории был осуществлен уникальный эксперимент по взятию
образцов грунта и флоры с глубины 4 261 метр. Кроме того, на Северном полюсе, на дне
Северного Ледовитого океана был водружен флаг РФ.
Как заявил тогда президент России Владимир Путин, результаты экспедиции в Арктику
должны лечь в основу позиции России при решении вопроса принадлежности этой части
арктического шельфа.
Уточненная заявка России на арктический шельф будет готова к 2013 г.
После российской экспедиции тема принадлежности континентального шельфа начала
активно обсуждаться ведущими арктическими державами.
13 сентября 2008 г. стартовала канадско-американская экспедиция, в которой приняли
участие арктический ледокол службы береговой охраны США Healy и самый тяжелый
ледокол службы береговой охраны Канады Louis S. St. Laurent.
Целью миссии стал сбор сведений, которые помогут определить протяженность
континентального шельфа США в Северном Ледовитом океане.
7 августа 2009 г. стартовала вторая американо-канадская арктическая экспедиция. На
ледоколе береговой охраны США Healy и корабле береговой охраны Канады Louis S. StLaurent ученые двух стран собирали данные о морском дне и континентальном шельфе,
где, как предполагается, находятся богатейшие месторождения нефти и газа. Экспедиция
работала в районах от севера Аляски до хребта Менделеева, а также к востоку от
Канадского архипелага. Ученые провели фото- и видеосъемку, а также собрали материалы
о состоянии моря и шельфа.
Интерес к участию в активном освоении арктической зоны проявляют все больше
государств. Это связано с изменением глобального климата, открывающим новые
возможности для налаживания регулярного судоходства в Северном Ледовитом океане, а
также больший доступ к полезным ископаемым этого обширного региона.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа