close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Тексты для учителя
«Севморпуть – дороги во льдах»
http://old.rgo.ru/2011/01/sevmorput-%E2%80%93-dorogi-vo-ldax/
(текст и фото: Ярослав Никитин)
Маршрут: Дудинка–Мурманск
Полярная ночь уже закончилась, и совсем скоро солнце до самого августа не будет
заходить за горизонт. На правом берегу великой сибирской реки Енисей, далеко за
полярным кругом, расположился город Дудинка. Дудинка – самый северный город в
мире, именно город, а не посёлок городского типа. На календарях 16 мая, и ледокол
«Таймыр» ожидает своей последней проводки в сезоне. Два транспортных судналихтеровоза, «Капитан Ман» и «Юрий Аршеневский», нагружаются контейнерами с
готовой продукцией и рудой из Норильского горнодобывающего района, доставленной по
самой северной железной дороге из Норильска в Дудинку. Ценный для человечества
ресурс – цветные металлы и полиметаллические руды, добытые в неимоверно тяжёлых
условиях сибирского севера, готовы отправиться на мировые рынки и металлургические
комбинаты, а в конечном итоге – к порогу наших домов, преодолев льды Высокой
Арктики, через Северный морской путь.
Медный завод в Норильске
Мониторинг уровня воды в реке ведётся круглые сутки, и Енисей вот-вот должен
вскрыться ото льда. Дудинка является единственным
портом в мире, ежегодно
затопляемым в период весеннего ледохода, и портовые службы торопятся – каждый час
дорог. В это время экипаж атомохода «Таймыр» наслаждается всеми благами
цивилизации, доступными в городе. Для многих общаться с родными и близкими по
сотовой связи, стоять на твёрдой земле и ловить рыбу в Енисее – уже счастье, небольшой
перерыв после долгих недель, проведённых в море и белом безмолвии льдов. Но сейчас
все с нетерпением ждут выхода в море, так как это последняя ледокольная проводка в
сезоне и все находятся в предвкушении возвращения в родной Мурманск. Впереди –
особенно долгожданный летний отпуск, ведь он выпадает раз в два года. Экипаж ледокола
формируется почти по принципу «раз и навсегда»: из года в год на ледоколе работают
одни и те же люди. Многие работают по 15-19 лет. Стандартный контракт – это четыре
плюс один месяц в море и четыре месяца оплачиваемого отпуска. В порту гуляют песцы,
или, как их тут называют, «енисейские собаки»; вдоль ледокольного канала сидят
полярные совы, оглядывая окрестности своими жёлтыми глазами. Всё готово, и весь
экипаж готов вновь приступить к исполнению своих обязанностей. Так 16 мая начиналась
последняя проводка в зимнем навигационном сезоне двух транспортных судов,
лихтеровозов, гружённых продукцией «Норникеля». Спустя 20 часов после выхода
каравана причалы Дудинского порта были затоплены большой водой.
Ледокол «Таймыр» проводит лихтеровоз «Юрий Аршеневский» на Енисее
У всех, как и на любой другой работе, 8-часовой рабочий день, но есть и своя специфика:
три вахты за сутки по четыре часа каждая и четыре часа отдыха между работой.
Офицерский состав на мостике, инженеры в ЦПУ, механики в машинном отделении,
матросы, пассажирская служба и многие другие обеспечивают работу 24 часа в сутки
одного из величайших изобретений человечества – атомного ледокола. Имея выход к
северным морям, Россия обладает флотом как дизельных, так и атомных ледоколов. Ряд
стран в мире обладают ледокольными судами: США, Канада, Китай, но ни одна другая
страна мира, кроме России, не применила энергию атома для работы в условиях Арктики.
Эти мощнейшие суда не только обеспечивают российское стратегическое и логистическое
первенство в Северном Ледовитом океане над другими странами, но и являются острой
необходимостью для нашей страны. Ледоколы были построены специально для
обеспечения круглогодичной навигации в акваториях, покрытых льдом. Принцип работы
ледоколов был придуман русским адмиралом Макаровым. Особенностью судов является,
в первую очередь, особая конструкция корпуса и носа. Корпус обычно бочкообразный, со
специальным ледовым усилением в том месте, где проходит ватерлиния, или «ледяной
пояс», что препятствует истиранию корпуса о льды и потенциально возможному сжатию.
Нос у ледокола имеет так называемую ледокольную форму, слегка «вздёрнут», что
позволяет судну сходу выползать на кромку льда, и, конечно же, важнейшей
особенностью такого судна является вес, так как именно весом ледокол проламывает лёд
под собой. Помимо этого ледоколы имеют М-образную корму, что позволяет
осуществлять буксировку судов, а в ряде случаев и стыковку с другими ледоколами. В
настоящее время в составе гражданского атомного флота РФ находятся два действующих
ледокола класса «Таймыр» – «Таймыр» и «Вайгач» и четыре ледокола класса «Арктика» –
«Россия», «Советский Союз», «Ямал» и самый мощный и современный ледокол – «50 лет
Победы». Легендарная «Арктика» в 2009 году уже не эксплуатировалась, окончательно
выработав свой ресурс.
Ледокол «Таймыр» – это первый атомный ледокол с малой осадкой, построенный
специально для работы в устьях сибирских рек на финской судовой верфи «Вяртсияля
Морская Техника» по заказу СССР в 1988 году. В отличие от ледоколов класса
«Арктика», осадка которых 11 метров, средняя осадка «Таймыра» составляет 8,1 метра.
Ледоколу это дает возможность работать на небольших глубинах сибирских рек, а людям
– сходить в порту Дудинки, где ледокол обычно ожидает погрузки лихтеровозов. Для
ледоколов класса «Арктика» это невозможно. Осадка у «Арктики» 11 метров, и для
людей это означает никаких сходов в порту, а беспрерывный, четырёх- или пятимесячный
рейс в море. Финляндия никогда не строила атомоходов, и силовая атомная
турбоэлектрическая установка была установлена в 1989 году на Балтийском заводе в
Ленинграде, куда корпус был отбуксирован. Максимальная мощность ледокола при
длительной эксплуатации составляет 50 000 лошадиных сил.
Контейнеры с файнштейном (безжелезистым сульфидом) – полупродуктом
металлургического производства
В Енисее сделали небольшую остановку, сбросив на лёд стройматериалы для населения
посёлка Воронцово. Проконтролировать процесс приехали местные жители на снегоходе.
Малые народы Севера живут в значительном удалении от основных транспортных
магистралей, отчего транспортные суда и ледоколы оказывают значительную поддержку в
доставке провизии и стройматериалов. Ледокольные проводки продолжают оказывать
влияние на жизнь этих людей. Раньше каналы прокладывали параллельно с запада на
восток, что сильно мешало местному населению, которое проживало в основном на левом
берегу Енисея. Каналы постоянно разрушали зимники и мешали передвижению, и было
достигнуто соглашение о том, чтобы прокладывать ледокольные каналы с востока на
запад. Более 70 портов и посёлков в Русской Арктике, среди которых Тикси, Певек,
Диксон, населённые пункты Чукотки, получают всё необходимое для жизни именно
благодаря круглогодичной навигации на Севморпути. Северный морской путь, или, как
его называли до ХХ века, «Северо-восточного проход» – это скорее площадь, где
находится комплекс судоходных трасс. Сам принцип организации этих трасс строится на
основах международного морского права. Стране предоставляется 12-мильная зона
территориальных вод и 200-мильная экономическая зона, в которой свободно
осуществляется судоходство. Северный морской путь берёт свое начало от пролива
Карские Ворота, между Южным островом Новой Земли и островом Вайгач, и
заканчивается в Беринговом проливе. Протяжённость трасс – величина постоянно
изменяющаяся и зависит от многих факторов, в первую очередь от ледового режима
арктических морей.
Карское море
Условия жизни на ледоколе «Таймыр» максимально комфортные. Многие матросы
называют свой ледокол «тюрьмой европейского типа», но это скорее связано с замкнутым
пространством, в котором приходится проводить большую часть времени. Тем не менее,
здесь многое создано для того, чтобы компенсировать жёсткие условия, которыё царят за
бортом. Фритьоф Нансен называл Арктику «страной ледяного ужаса», и в этом есть доля
правды. Особенно если говорить о зиме, времени года, когда в Арктике господствует
метелевая погода, а температура может падать до -50 градусов по Цельсию, и всё это в
условиях постоянной кромешной тьмы полярной ночи. Довольно трудно себе
представить, что видно в таких условиях с капитанского мостика во время проводки
лихтеровозов. Жизнь тут идёт своим чередом: здесь есть кинозал, сауна, солярий, бассейн,
комната психологической разрядки, тренажёрный зал, спортивный зал, где устраиваются
чемпионаты по футболу, баскетболу и волейболу. Локальная компьютерная сеть
проложена по всему ледоколу – в ней можно найти музыку на свой вкус, полторы тысячи
фильмов, а также есть возможность играть в компьютерные игры. Телевидение работает
только при условии сохранения одного курса, и, «по договорённости» с мостиком и
капитаном, можно посмотреть футбольный матч. Для многих ледокол уже давно стал
вторым домом, и отношение к нему часто трогательное, сентиментальное. Чистота и
порядок на ледоколе – это, прежде всего, заслуга самого экипажа, и многое сделано
своими собственными руками – именно экипаж проложил локальные сети, экипаж чистит,
красит ледокол, следит за порядком, относясь к грохочущей громаде как к родному
ребёнку. А рабочих рук тут предостаточно – в команде ледокола «Таймыр» 85 человек. И
всё же на ледоколе в Высокой Арктике, в условиях полярной ночи, развлечений не так
много. «Многие научились себя развлекать», – рассказывает бортпроводница, – кто-то
вышивает крестиком, кто-то вяжет, кто-то астрономией увлекается – у многих тут есть
хобби. Это очень помогает, чтобы не свихнуться». Что такое суровые трудовые будни для
члена экипажа ледокола «Таймыр»? У каждого свои задачи, и все они, так или иначе,
направлены на одно – на поддержание навигации в условиях арктических морей –
прокладку каналов, буксировку судов, околку судов, иногда выполнение спасательных
работ.
Моряки играют в футбол
Основная задача – это проводка судов во льдах. В период зимней навигации на участке
Карские Ворота – порт Дудинка два ледокола, «Таймыр» и «Вайгач», работают с
середины октября по конец мая. В этот раз один «Таймыр» должен вывести из устья реки
Енисей два транспортных судна: «Капитана Мана» Дальневосточного морского
пароходства и
«Юрия Аршеневскго» Мурманского морского пароходства. Оба
пароходства имеют лихтеровозы – транспортные суда, специализирующиеся на
перевозках контейнеров. Суда довольно похожи, но есть яркая отличительная черта –
характерная окраска. Корпус транспортных судов Мурманска – ярко-оранжевый,
дальневосточные пароходы – фиолетового цвета, за что моряки и называют их
«морковками» и «баклажанами» соответственно. Суда не в состоянии двигаться
самостоятельно в таких ледовых условиях. Толщина льда в Енисее достигает 1-1,4 м.
Старший помощник рассказывал: «Каналы прокладываются параллельно. Ледоколы весь
сезон не ходят по одной и той же дороге, и канал можно освежать лишь несколько раз, но
не до бесконечности. Каша ледяная постоянно смерзается, и наступает момент, когда
смёрзшийся, мелкобитый лёд становится гораздо более серьёзным препятствием».
Ледяная каша превращается в ледяной цемент! Канал замерзает настолько быстро, что
через 10 минут после прохода ледокола жители Дудинки могут смело выходить на лёд
ловить рыбу; через четыре часа по этому льду может проехать грузовой автомобиль.
Начало операции «взятия на усы»
Операция по выводу лихтеровозов из Енисея в Карское море – монотонное и трудоёмкое
занятие для членов экипажей всех участников каравана. Но чтобы выстроиться в караван в
Карском море, нужно пройти Енисей. И так по очереди: ледокол «Таймыр» тянет на
буксире сначала первый лихтеровоз, в то время как второй терпеливо вмерзает в
метровый лёд Енисея. Пройдя несколько морских миль, «Таймыр» снимает с буксирного
троса «Капитана Мана», окалывает его и возвращается ко второму транспортному судну,
«Юрию Аршеневскому», оставшемуся далеко позади. Снова окалывет лёд вокруг корпуса
контейнеровоза; берёт его на буксир; доводит его до места, где пришлось бросить
«Капитана Мана», или дальше. Снова снятие с буксира, снова возвращение за брошенным
пароходом. И так курсирует вверх-вниз в устье реки Енисей атомный ледокол «Таймыр».
Работа не прекращается ни на час. Меняются вахты: матросы, офицеры, пассажирская
служба. Главное – вывести суда из Енисея. Только на выходе из Енисейского залива
караван судов ожидает один из ледоколов класса «Арктика» – «Ямал», «50 лет Победы»,
«Россия» или легендарная «Арктика» собственной персоной. Взятие на буксир – не
автоматизированный процесс, всё происходит вручную, подчас в экстремальных условиях
полярной ночи. Координация этой операции производится с капитанского мостика
ледокола. Две камеры на корме непрерывно следят за состоянием троса. Матросы и один
из помощников капитана работают на корме вместе с командой лихтеровоза. Лебёдка
подтягивает
трос,
и
экипаж
транспортного
судна
принимает
трос
вручную.
Буксировочный трос поднимается на борт лихтеровоза. Всё это происходит на свежем
воздухе, температура которого может быть -50 в зимний период. Два судна сцепляются и
становятся одним целым. Происходит натяжение троса, во время которого на корме
недопустимо присутствие экипажа. В случае разрыва трос разлетается на тысячи
тончайших металлических нитей. Нетрудно представить, во что может превратиться тело
человека, находящегося в опасной зоне. Ответ прост – в ничто. Тросы перетираются, и это
естественный процесс. Так, за зимний сезон рвётся 3-4 троса. Потерпевших нет, так как
техника взятия на буксир отлажена и безопасность превыше всего. При выходе из Енисея
в Карском море нас ждал второй ледокол – легендарная «Арктика». На строительство
этого ледокола были брошены все силы и самые передовые технологии того времени.
Именно «Арктика» была первым надводным судном, дошедшим до Северного полюса
ещё в совсем недавнем прошлом – 17 августа 1977 года. А теперь это был один из
последних рейсов легендарного атомохода. После встречи с «Арктикой» в заливе караван
продолжил своё движение. Специально для членов экипажа «Арктики» караван сделал
небольшой крюк, пройдя невдалеке от посёлка Диксон, чтобы люди смогли реализовать
единственную возможность воспользоваться сотовой связью и пообщаться с родными и
близкими.
Атомный ледокол «Арктика» в своём последнем рабочем рейсе
После выхода из Енисейского залива арктические пейзажи минималистичны: бескрайние
ледяные просторы одновременно завораживают и пугают своей дикостью, ледяным
холодом и пустотой. В них есть своя тонкая красота, мистика, своя магия, которая не
отпускает и завораживает. Вдруг на фоне белого безмолвия появляются редкие гости, уже
привыкшие к грохочущим громадам судов: песцы-попрошайки и властелины полярных
просторов – белые медведи. Многие члены экипажа уже 15-17 лет работают в Арктике и
подчас знают о повадках животных больше, чем любой университетский преподаватель.
Белые медведи, привлечённые странными запахами, подходят к самому борту, изредка
проходя мимо; встречаются моржи и нерпа, вольготно чувствующие себя на свободно
плавающих льдинах. После выхода в Карское море в мае ледовая обстановка позволяет
судам двигаться самостоятельно. Несмотря на тот факт, что ледоколы класса «Таймыр»
свободно могут ломать лёд толщиной до двух метров, любимая фраза на мостике: «Самый
лёгкий и быстрый путь во льдах – путь по воде». Ледокол старается обходить ледяные
поля. Это возможно до западной части Карского моря. Войдя в паковые льды, ледоколы
«Арктика» и «Таймыр» снова берут на буксир контейнеровозы. В мае толщина льда
составляет всего лишь 80 см. Но это без учёта торосов – нагромождений обломков льда,
образовавшихся в результате сжатия ледяного покрова. В среднем высота их достигает 2-5
метров на поверхности, максимум – до 10-20 метров, но есть ещё и подводная часть,
которая может быть в 2-3 раза больше надводной. Несложно подсчитать мощность даже
самого примитивного тороса, возвышающегося над ледяной поверхностью на один метр.
Торосы
Настало время работы «Арктики». Попробовав пройти в сцеплении с «Юрием
Аршеневским», атомоход застрял в торосистом льду. Разойдясь с лихтеровозом, ледокол
начал пробивать путь к Карским Воротам – стратегически важному проливу между Новой
Землёй и островом Вайгач – началу Северного морского пути, после чего караван из 4
судов продолжил путь уже по проторённой дороге во льдах.
Ледокол «Таймыр» проводит лихтеровоз «Капитан Ман»
В Карском море произошло то, что не является большой бедой на «материке», но в
далёких от цивилизации условиях стало проблемой, по крайней мере, для одного из
членов команды атомохода «Арктика». Разболелся зуб, но на «Арктике» нет ни дантиста,
ни стоматологического кабинета. Зато всё это есть на «Таймыре». Атомоходы начали
движение навстречу друг другу. «Таймыр» носом вплотную подошёл к корме «Арктики»;
переброшен трап, и в сопровождении медсестры и врача пациент перешёл на борт
«Таймыра». Они были единственные, кто перешёл с одного борта на другой, так как
членам экипажа категорически запрещено покидать судно, к которому они приписаны, без
разрешения капитана во время стыковки. Моряки рассказывают, что бывали разные
случаи: людей забывали на других ледоколах, а атомоходы могут месяцами не
встречаться в море, работая на разных участках. Операция по вырыванию зуба заняла не
более получаса. Тем не менее, нетрудно представить, в какую копеечку вылетел этот зуб
судовладельцам. Четыре судна, два из которых атомные ледоколы, стояли в бездействии.
Вероятно, это был один из самых дорогих зубов в истории стоматологии. По завершении
лечения ледоколы снова взяли курс на Мурманск.
Медсёстры с ледокола «Арктика» переходят на борт ледокола «Таймыр»
Стыковка двух атомных ледоколов в Карском море
Помимо стоматологического кабинета на «Таймыре» есть всё для обеспечения жизни на
борту: клетка для водолазов, чёрный ящик, спасательное оборудование на случай любых
внештатных операций. Запасные лопасти для винтов могут своими силами заменить
водолазы. Это случается нечасто, но в случае таких поломок в Арктике экипаж должен
рассчитывать в первую очередь на себя. На мостике работа идёт своим чередом. Рулевой
матрос и офицерский состав в количестве двух человек стоят вахту, отвечая за
безопасность движения во льдах и прокладку дальнейшего маршрута. Капитан на мостике
не может присутствовать постоянно, но с ним всегда осуществляется связь. Как говорят:
«Чтобы стать капитаном, нужен, в первую очередь, огромный опыт, который не заменит
никакая теория». Капитан, как водитель автомобиля, всегда должен контролировать
движение, только тут масштабы больше. Капитан должен присутствовать на мостике при
совершении всех сложных операций.
Работа на мостике
Лихтеровозы безоговорочно подчиняются ледоколам, которые всегда главные в ледяном
конвое. Иногда бывают протесты: «Куда вы нас ведёте?» – но вариантов всё равно
никаких, и такие споры с дискуссиями обычно ни к чему не приводят. После выхода из
Карских Ворот в Баренцево море транспортные суда получили рекомендации по курсу и
самостоятельно проследовали в порт Мурманска, где их ожидала разгрузка.
Выход в Баренцево море
Ледоколы «Таймыр» и «Арктика» также возвращались в родной порт приписки на базу,
где их ожидал новый экипаж, ремонтные работы, покраска, а раз в четыре года –
перезагрузка топлива. После прохождения Карских Ворот основная работа ледоколов
выполнена, и перед Кольским заливом нужно привести судно в порядок. Моются палубы
из бранцбойта.
Ледокол приводят в порядок перед заходом в порт
Внутренние помещения приводятся в порядок. Вывешиваются флаги, и весь офицерский
состав во главе с капитаном – при полном параде. Баренцево море, известное своим
крутым нравом, в этот раз порадовало штилем и ясным небом, наполненным лучами
весеннего солнца. Ледокол «Таймыр» возвращался в родной порт. Контейнеры с
файнштейном и готовой продукцией уже разгружались в Мурманском грузовом порте,
когда «Таймыр» вставал на причал базы Атомфлота.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа