close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ЗАДАНИЯ ДЛЯ ВЫПОЛНЕНИЯ КОНТРОЛЬНЫХ РАБОТ
Студентами ЮЗИ заочной формы обучения 3 курса (6 семестр)
Вариант 1.
Для студентов, фамилии которых начинаются с букв от «А» до «Д» включительно.
Задача1.
Основной довод суда в пользу виновности Тарасова в пособничестве совершению
террористического акта состоял в том, что 25 октября 2007 г. с 6 ч 30 мин до 7 ч 00 мин
Тарасов разговаривал по телефону с террористом по имени Ахмед. Доказательством,
подтверждающим данный вывод, в приговоре названа аудиокассета с записью данного
телефонного разговора. Однако запись этого телефонного разговора была произведена без
получения какого бы то ни было решения суда. В справке Оперативно-розыскного
управления Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ
России указывалось, что решение прослушивать в таком режиме телефонные переговоры
неопределенного круга лиц вблизи захваченного здания было обусловлено чрезвычайной
ситуацией
в
связи
с
проведением
контртеррористической
операции.
Является ли допустимым доказательством указанная аудиокассета с записью разговора?
Задача 2.
В производстве областного следственного управления Следственного комитета РФ
находилось уголовное дело по обвинению членов организованной преступной группы в
совершении целой серии тяжких и особо тяжких корыстно-насильственных преступлений.
При этом один из обвиняемых — Колосов — скрылся и был объявлен в розыск.
Закончив производство следственных действий в отношении остальных обвиняемых,
следователь для завершения расследования выделил уголовное дело в отношении Колосова
в отдельное производство и приостановил его на основании п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.
Остальным обвиняемым следователь предъявил обвинение в окончательной редакции и
приступил к процедуре их ознакомления с материалами уголовного дела. В тот момент,
когда все обвиняемые уже ознакомились с уголовным делом, а следователь заканчивал
написание обвинительного заключения, ему позвонил начальник оперативно-розыскного
отдела областного УВД и сообщил, что только что получена информация о задержании
Колосова.
В ответ на это следователь сказал: «Считайте, что я этого не слышал. У меня рабочий день
закончен. Привозите его завтра, тогда и будем разбираться». На следующее утро он спешно
подписал
обвинительное
заключение
и
отвез
дело
прокурору.
Было ли правомерным решение следователя о выделении уголовного дела в отдельное
производство? Какие нарушения уголовно-процессуального закона допустил следователь
после сообщения начальника органа дознания о задержании обвиняемого? Как бы вы
поступили в подобной ситуации на месте следователя?
Задача 3.
На стадии предварительного расследования защитник заявил ходатайство о допросе
указанных им лиц в качестве свидетелей. Следователь отказал в удовлетворении
заявленного ходатайства в полном объеме. После окончания ознакомления с материалами
уголовного дела защитник предоставил следователю список свидетелей, которые, по его
мнению, подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции
стороны защиты. В представленном защитником списке значились свидетели, в допросе
которых следователь отказал ранее, а также другие лица, которые вообще не
допрашивались и в отношении которых не заявлялись какие-либо ходатайства об их
допросе.
Какое решение должен принять следователь? Имеет ли значение для принятия
следователем решения то обстоятельство, что лица ранее были допрошены? Вправе ли
следователь по своему внутреннему убеждению решать вопрос о том, какие свидетели
должны быть вызваны в суд для допроса в целях подтверждения позиции стороны защиты?
Может ли следователь отказать защитнику во внесении свидетелей, экспертов и
специалистов в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание для подтверждения
позиции стороны защиты? Если да, то по каким основаниям? Каковы последствия
включения или отказа во включении в список лиц, подлежащих вызову в судебное
заседание, свидетелей, специалистов и экспертов, представленных стороной защиты?
Вариант 2.
Для студентов, фамилии которых начинаются с букв от «Е» до «К» включительно.
Задача 1.
Поляков осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ за умышленное причинение смерти Мухину. В
судебном заседании Поляков не отрицал, что ранение Мухину причинил он, но заявил, что,
защищаясь от нападения потерпевшего, пытался выхватить нож из его рук, случайно нанеся
ножом удар потерпевшему в шею.
После допроса Полякова был допрошен эксперт Ильин, ответивший на вопросы, связанные
со своим заключением, данным на предварительном следствии. Затем в судебном заседании
был проведен следственный эксперимент. Во время проведения следственного
эксперимента Поляков показал, как был нанесен удар, а эксперт Ильин в своих показаниях
дал научное описание способа нанесения удара и подтвердил выводы, к которым он
пришёл, проводя судебно- медицинское исследование трупа потерпевшего Мухина, не
исключив при этом нанесения Поляковым ранения при описанных подсудимым
обстоятельствах.
При проведении данного следственного действия присутствовал и не проводивший
экспертного исследования на предварительном следствии эксперт Слепцов. По результатам
проведенного следственного эксперимента эксперт Слепцов дал показания, в которых
категорически отверг версию Полякова.
После допроса эксперта Слепцова суд завершил судебное следствие. Постановив
обвинительный приговор, суд положил в его основу показания эксперта Слепцова, указав,
что «при тех обстоятельствах, которые продемонстрировал Поляков, обнаруживается
полное несоответствие направления раневого канала, его глубина расположению обуха
лезвия ножа, которые были установлены заключением судебно-медицинской экспертизы
трупа Мухина».
Соблюдены ли судом правила оценки доказательств? Опишите правил оценки заключений
и показаний эксперта. Как должен поступить суд, если в отношении ключевого
доказательства по делу имеются два противоречивых заключения эксперта?
Задача 2.
Следователь Селиверстов вызвал на допрос к 15 ч свидетеля Новикова. Когда Новиков
явился и заглянул в кабинет к следователю, тот сказал: «Подождите немного, я сейчас Вас
приглашу». В это время ему на сотовый телефон позвонил сын и сказал, что у них дома
прорвало трубу и квартиру заливает водой. Услыхав это известие, Селиверстов схватил
пальто и поторопился домой. Свидетель Новиков, видя выбегающего из кабинета в верхней
одежде следователя, спросил: «А как же я?» На что тот ему ответил: «Подождите,
пожалуйста, еще немного». По дороге домой следователь позвонил по сотовому телефону
своему стажеру Кузьмину (студенту пятого курса юридического факультета) и сказал:
«Слушай, там возле моего кабинета сидит некто Новиков. Обстоятельства дела ты знаешь.
Вот возьми и допроси его. Заодно и покажешь, на что ты способен».
Впоследствии защитником было заявлено ходатайство об исключении из уголовного дела
показаний Новикова, как недопустимого доказательства. Защитник отмечал, что Кузьмин,
хотя по приказу и являлся стажером по должности следователя, тем не менее, не принимал
уголовного дела к своему производству; следственная группа по делу также не создавалась.
И таким образом, Новиков был допрошен ненадлежащим субъектом.
Оцените обоснованность доводов защитника.
Каковы процессуальные правила принятия уголовного дела следо-вателем к своему
производству? Как бы вы поступили в данном случае на месте следователя?
Задача 3.
Во исполнение требований ч. 1 ст. 215 УПК РФ следователь объявил обвиняемому и его
защитнику об окончании производства следственных действий. Обвиняемый и его
защитник заявили ходатайство об ознакомлении с 12 томами уголовного дела как
совместно, так и раздельно. Обвиняемый раздельно ознакомился с шестью томами
уголовного дела, а его защитник— с 11 томами. В связи с тем, что защитник заканчивал
ознакомление с материалами уголовного дела, он сообщил следователю, что намерен
продолжить выполнение требований ст. 217 УПК РФ совместно с обвиняемым. Однако
следователь не разрешил обвиняемому и его защитнику знакомиться с материалами
уголовного дела совместно, мотивируя это тем, что защитник практически закончил
ознакомление, а совместное ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами
уголовного дела лишь затянет сроки предварительного расследования. При этом
следователь заверил защитника, что он продолжит знакомить обвиняемого с материалами
уголовного
дела
и
не
допустит
нарушений
прав
обвиняемого.
Оцените законность действий следователя. Нарушено ли право обвиняемого на
ознакомление с материалами уголовного дела? Каковы последствия такого решения
следователя?
Вариант 3.
Для студентов, фамилии которых начинаются с букв от «Л» до «П» включительно.
Задача 1.
В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий сотрудники милиции задержали по
подозрению в сбыте наркотических веществ 20-летнюю Фасолеву. Доставленная к
следователю Фасолева рассказала, что является студенткой-вечерницей одного из
юридических вузов, а днем работает секретарем в адвокатском бюро «Мартынов и
партнеры». В связи с этим следователь, несмотря на позднее время (22 ч), принял решение
о безотлагательном производстве обыска в ее служебном кабинете. Сотрудники милиции
приехали в адвокатское бюро «Мартынов и партнеры», открыли его изъятыми у
задержанной Фасолевой ключами и провели там обыск. При этом ими была предпринята
попытка связаться с руководителем бюро адвокатом Мартыновым. Однако дозвониться ему
по сообщенным задержанной телефонам они не смогли, поэтому обыск был проведен в его
отсутствие.
В ходе обыска в служебном сейфе Фасолевой были обнаружены два пакетика с белым
порошком. Проведенной экспертизой было установлено, что обнаруженное вещество
является наркотическим средством.
Впоследствии защитник Фасолевой заявил следователю ходатайство о признании
результатов обыска и вытекающих из этого доказательств недопустимыми. Свои доводы он
мотивировал тем, что согласно позиции Конституционного Суда РФ, обыск в служебном
помещении адвокатского образования может быть проведен не иначе как на основании
судебного решения. Более того, согласно ч. 11 ст. 182 УПК РФ при обыске должно быть
обеспечено присутствие лица, в помещении которого проводится данное следственное
действие, однако оно проводилось без участия руководителя бюро или кого-либо другого
из ответственных лиц.
Следователь отказал в удовлетворении такого ходатайства, мотивировав свое решение
следующими аргументами. Так, по его мнению, судебное решение необходимо в том
случае, если изъятию подлежат объекты, составляющие адвокатскую тайну или, по крайней
мере, каким-то образом связанные с деятельностью бюро. В данном случае наркотическое
вещество не имеет к этому никакого отношения. К тому же ч. 11 ст. 182 УПК РФ по ее
смыслу распространяет свое действие лишь на жилые помещения, каковым адвокатское
бюро не является. Более того, сотрудники милиции пытались связаться с руководителем
бюро, но не смогли этого сделать.
Можно ли считать протокол обыска в этой ситуации и полученные таким образом
доказательства допустимыми? (В своих доводах опирайтесь на имеющуюся по этому
поводу позицию Конституционного Суда РФ). Состоятельны ли доводы защитника,
ходатайствующего о признании доказательств недопустимыми, и следователя, отказавшего
в удовлетворении этого ходатайства?
Задача 2.
Получив сообщение об обнаружении в лесу трупа лесника, участковый уполномоченный
Сидорчук сообщил о случившемся по телефону в районный ОВД. Начальник отдела сказал,
что в связи с весенней распутицей следственно-оперативная группа прибудет очень нескоро
и чтобы тот сам принимал решение о возбуждении уголовного дела и проводил по нему
неотложные следственные действия. Сидорчук самостоятельно с участием сельского врача
осмотрел место происшествия и труп лесника, установил и допросил в качестве свидетелей
очевидцев случившегося. На основании имеющейся информации задержал двух
подозреваемых и запер их в чулане собственного дома. Через пять дней на место
происшествия прибыл следователь. Участковый передал ему задержанных, а сам с
материалами уголовного дела направился в районный ОВД для доклада руководству. Когда
он вошел в кабинет к своему начальнику, то увидел там еще и районного прокурора.
Прокурор, посмотрев представленные Сидорчуком материалы, сказал: «Знаешь, как у нас в
районе сейчас не хватает следователей!? А ты в этом деле себя так хорошо проявил, просто
как настоящий профессионал! Поэтому давай доводи это дело до конца. Если что —
приходи, поможем». Присутствовавший при разговоре начальник районного ОВД все
время молчаливо кивал головой. Участковый выполнил указание прокурора, окончил
расследование, составил обвинительное заключение и направил уголовное дело в суд.
Имеются ли в данной ситуации какие-либо нарушения Уголовно-процессуального закона?
Какими полномочиями наделен орган дознания по уголовным делам, требующим
производства предварительного следствия? Как надлежало поступить в данной ситуации
начальнику районного ОВД?
Задача 3.
Суховеев обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ
(фальсификация доказательств). В отношении его избрана мера пресечения в виде подписки
о невыезде и надлежащем поведении. После выполнения всех необходимых
процессуальных действий следователь приступил к ознакомлению обвиняемого с
материалами уголовного дела. Однако обвиняемый Суховеев неоднократно не являлся к
следователю для ознакомления с материалами уголовного дела и не представил каких-либо
документов, подтверждающих уважительность причин неявки. Тогда же, когда
обвиняемый Суховеев являлся к следователю, он в течение двух часов знакомился с
несколькими листами уголовного дела, а затем покидал кабинет следователя, указывая, что
он не может продолжить ознакомление в связи с головными болями.
Является ли описанное поведение обвиняемого Суховеева «явным затягиванием времени
ознакомления с материалами уголовного дела»? Предусматривается ли в УПК РФ
процедура ограничения времени ознакомления обвиняемого, не содержащегося под
стражей, с материалами уголовного дела в случае явного затягивания? Как должен
поступить следователь в описанной ситуации?
Вариант 4.
Для студентов, фамилии которых начинаются с букв от «Р» до «Х» включительно.
Задача 1.
Органами предварительного следствия допрошен в качестве подозреваемого в совершении
убийства гражданин Шапошников, который был доставлен в ОВД сотрудниками полиции
с места происшествия. Уголовное дело было возбуждено по факту преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, а не в отношении какого-либо конкретного лица.
Мера пресечения в отношении Шапошникова на момент его допроса не избиралась.
Задержан был Шапошников в качестве подозреваемого в порядке ст. 91, 92 УПК РФ 23
апреля 2012 г. в 23 ч 15 мин (момент составления протокола задержания), а допрошен в
качестве подозреваемого — 23 апреля 2012 г. с 22 ч 30 мин до 23 ч 10 мин. Допрос
происходил с участием защитника. В обоснование вывода о виновности Шапошникова и
Ракоедова в умышленном убийстве суд многократно сослался в приговоре на показания
сотрудников полиции о содержании бесед с фактически задержанными Шапошниковым и
Ракоедовым.
Так, в приговоре отмечается, что выводы суда подтверждаются показаниями свидетеля
Середюка, сотрудника милиции, который, задержав Шапошникова и Ракоедова, «спросил
у Ракоедова, кто и зачем это сделал, после чего Ракоедов ответил, что они оба это сделали
из-за бутылки водки».
Аналогичные показания о беседе Середюка с задержанными дали сотрудники полиции
Чикчеев
и
Печников,
на
что
также
сослался
в
приговоре
суд.
После прибытия на место происшествия сотрудника ОВД Колесникова масштаб «бесед» с
задержанными существенно расширился... Колесников сразу же отвел Ракоедова в сторону
и «стал разговаривать», т. е. применять насилие. В приговоре суда содержится
обстоятельная ссылка на содержание этого «разговора» с задержанным, тем более что в
судебном заседании свидетель Колесников дополнительно допрашивался именно о
содержании этой беседы.
Являются ли допустимым доказательством показания подозреваемого? Являются ли
допустимым доказательством показания сотрудников полиции о содержании бесед с
задержанными?
Задача 2.
Одинцов обвинялся в том, что проник в помещение одного из московских вузов, поставил
в холле переносной столик и разложил на нем рекламные листы о возможности
приобретения студентами билетов в театр «Ленком» на дефицитные спектакли с большими
скидками. Обращающимся студентам он говорил, чтобы они сдавали деньги и приходили
за билетами на это же место через три дня. Собрав, таким образом, крупную сумму денег,
Одинцов скрылся.
В ходе расследования уголовного дела потерпевшие студенты жаловались следователю, что
у них в институте отсутствует охрана, что практически любой может пройти к ним на
территорию и совершить подобное деяние, что у них по институту постоянно ходит много
посторонних людей. Однако следователь каждый раз отвечал, что все это очень печально,
но к данному уголовному делу не имеет никакого отношения, поэтому он, следователь,
ничего сделать не может, разве что посоветовать каждому потерпевшему в следующий раз
быть повнимательнее.
Допустил ли следователь в данном случае какие-либо процессуальные ошибки? Должен ли
следователь осуществлять какую-либо профилактическую деятельность, в том числе
направленную на недопустимость совершения аналогичных преступлений? Как бы вы
поступили в данном случае на месте следователя?
Задача 3.
Обвиняемый Хитров отказался от получения из рук оперуполномоченного сотрудника
милиции
копии
обвинительного
заключения,
утвержденного
прокурором.
Оперуполномоченный сотрудник составил рапорт об этом и направил его прокурору.
Прокурор, не вручая копию обвинительного заключения обвиняемому, направил уголовное
дело в суд с указанием этой причины.
Оцените правильность действий прокурора.
На какое должностное лицо возложена обязанность по вручению копии обвинительного
заключения обвиняемому? Каковы последствия вручения копии обвинительного
заключения иным лицом, нежели тем, на кого возложена такая обязанность? Является ли
отказ от получения из рук оперуполномоченного сотрудника милиции копии
обвинительного заключения, утвержденного прокурором, «уклонением от получения
обвинительного заключения иным образом» (ч. 4 ст. 222 УПК РФ)? Какими документами
может подтверждаться факт отказа от получения копии обвинительного заключения,
неявки по вызову или иным образом уклонения от получения копии обвинительного
заключения?
Вариант 5.
Для студентов, фамилии которых начинаются с букв от «Ц» до «Я» включительно.
Задача 1.
В судебном заседании по делу Сысоева защита заявила ходатайство о признании
недопустимым доказательством протокола осмотра предметов (документов) — дискеты,
полученной в ОАО «МТС», от 11 февраля 2013 г. следующего содержания: «Во-первых,
получив решение суда о производстве контроля и записи переговоров, следователь
произвела совершенно другое следственное действие, так как никакой записи переговоров
никем не производилось. Такое следственное действие, как контроль и запись переговоров,
согласно ч. 6—8 ст. 186 УПК РФ предусматривает изъятие, осмотр и прослушивание только
фонограммы
переговоров,
а
не
детализации
телефонных
соединений.
Кроме того, согласно ч. 5 ст. 186 УПК РФ, производство контроля и записи переговоров
может быть установлено на срок до шести месяцев, т. е. решение суда позволяет
ограничивать право граждан на тайну телефонных переговоров на срок не более шести
месяцев. Для ограничения указанного права на более продолжительный срок требуются
новые решения суда.
Из указанного протокола осмотра следует, что следователь осмотрела детализацию
телефонных переговоров за период с 1 января 2012 г. по 11 февраля 2013 г., при этом на
основании единственного решения суда (в отношении каждого из двух абонентов). Таким
образом, действия следователя по изъятию и осмотру детализации телефонных переговоров
за рамками шестимесячного срока (т. е. с 1 января 2012 г. по 1 июля 2012 г.) нарушают
положение ч. 5 ст. 186 УПК РФ и являются незаконными».
Основаны ли доводы защиты на требованиях закона? Можно ли использовать в данном
случае для доказывания вины Сысоева протокол осмотра предметов (документов) —
дискеты, полученной в ОАО «МТС», от 11 февраля 2013, а также сами изъятые дискеты?
Задача 2.
Органами предварительного следствия Молодежев обвинялся в том, что совершил
умышленное убийство из хулиганских побуждений Поповой, а Иванова — что, достоверно
зная от Зайцевой, Семеновой, Шебаршиной и других свидетелей об убийстве, совершенном
Молодежевым, организовала дачу заведомо ложных показаний в целях сокрытия этого
преступления. Предупрежденная об уголовной ответственности по ч. 1 ст. 307 УК РФ, она
на предварительном следствии дала в качестве свидетеля заведомо ложные показания.
Судья возвратил данное уголовное дело прокурору, указав в постановлении, что
привлечение к уголовной ответственности ряда свидетелей по ч. 1 ст. 307 УК РФ исключает
возможность использования их показаний как источника доказательств по основному делу.
Сам факт привлечения к уголовной ответственности свидетелей по ч. 1 ст. 307 УК РФ и
преждевременная оценка следствием их показаний на предмет достоверности и
объективности влекут за собой нарушение права Молодежева на защиту, так как все
свидетели по его делу вынуждены как во время предварительного следствия, так и в суде
при настоящем их процессуальном положении защищаться от предъявленного им лично
обвинения в даче ложных показаний. Суд счёл невозможным рассмотрение в суде в одном
производстве уголовного дела в отношении Молодежева и Ивановой, указав что органы
предварительного расследования могут возбудить уголовное дело в отношении Ивановой
и других свидетелей по делу Молодежева по ст. 307 УК РФ только после постановления
приговора по его делу и установления в суде факта дачи свидетелями заведомо ложных
показаний. Суд предложил органам предварительного следствия в ходе дополнительного
расследования отменить имеющиеся в деле постановления о привлечении свидетелей к
уголовной ответственности за дачу ими заведомо ложных показаний, предупредить
каждого из свидетелей об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ и допросить их в
качестве
свидетелей
по
обстоятельствам,
инкриминируемым
Молодежеву.
Прокурор области поставил вопрос об отмене постановления суда, не согласившись с
выводом суда о том, что привлечение лица к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 307 УК
РФ исключает возможность использования его показаний в качестве доказательств по делу.
По мнению прокурора, суд в ходе судебного следствия вновь предупреждает такое лицо,
допрашиваемое в качестве свидетеля, об уголовной ответственности за дачу заведомо
ложных показаний, и в зависимости от полученных данных, которые оценивает в
совокупности с другими доказательствами, делает вывод об их ложности либо правдивости.
Утверждение в оспариваемом постановлении суда о том, что решение о возбуждении
уголовного дела по ст. 307 УК РФ может быть принято только после рассмотрения судом
дела, по которому свидетели дали показания, небесспорно, поскольку в законе нет прямого
запрета на привлечение в ходе следствия к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ
лица, давшего заведомо ложные показания.
Дайте оценку доводам судьи и прокурора.
В каких случаях могут быть объединены в одном производстве уголовные дела? Подлежат
ли рассмотрению в одном производстве дела в отношении Молодежева, обвиняемого в
умышленном убийстве, и Ивановой, давшей заведомо ложные показания по этому делу?
Задача 3.
В связи с наличием в материалах уголовного дела сведений, составляющих
государственную тайну, следователь признал его секретным и установил на них гриф
«секретно». Это обстоятельство послужило основанием для отказа прокурора вручить
копию обвинительного заключения обвиняемому и удовлетворить ходатайство защитника
о вручении ему копии обвинительного заключения.
Оцените законность решений прокурора.
Является ли установление грифа «секретно» на материалы уголовного дела основанием для
отказа прокурора вручить копию обвинительного заключения обвиняемому и его
защитнику? Могут ли сведения, составляющие государственную тайну, не включаться в
перечень доказательств и не приводиться в обвинительном заключении?
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа