close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
Малоархангельского района
«Ивановская средняя общеобразовательная школа»
Районная акция «Поклонимся великим тем годам»
Исследовательская работа
«Великая Отечественная война в судьбе моего рода:
поиски прадеда»
Выполнил:
Терехов Вадим,
ученик 10 класса
МБОУ «Ивановская СОШ»
Руководитель:
Зайцев А.С.,
учитель истории
Ивань, 2012 г.
1.Терехов Вадим
2. 10 класс
3.
Муниципальное
бюджетное
общеобразовательное
учреждение
Малоархангельского района «Ивановская средняя общеобразовательная
школа»
303367 д. Вторая Ивань Малоархангельского района Орловской области
4. Зайцев Александр Сергеевич, учитель истории МБОУ «Ивановская СОШ»,
директор, телефон: 89538106053
План работы:
1. Введение.
Обоснование актуальности выбранной темы.
Определение цели исследования.
Постановка задач.
2. Основная часть.
2.1.Судьба русского солдата Терехова И. Н.
2.2. История концентрационных лагерей шталаг XI-C (311) в БергенБельзене и шталаг XIII-С в Хаммельбурге.
2.3. Воспоминания очевидцев.
3. Заключение.
4. Список литературы и источников.
5. Приложение.
1. Введение.
Мое обращение к данной теме было вызвано тем, что мой прадед во время
Великой
Отечественной
войны
пропал
без
вести.
Моя семья не знала, где покоится его прах. Я решил во что бы то ни стало
узнать о судьбе прадеда. Я по крупицам собирал информацию о том
трагическом времени, в частности, о зверствах гитлеровских концлагерей. Об
этой страшной войне должны знать и помнить и я, и моя семья, и каждый
человек.
Так появилась моя работа «Великая Отечественная война в судьбе моего
рода: поиски прадеда».
Цель исследования:
- познакомиться с одной из самых трагических страниц Великой
Отечественной войны, связанной с судьбой моего прадеда Терехова И. Н,
военнопленного концентрационных фашистских лагерей.
Задачи:
- изучить биографию прадеда;
- попытаться выяснить судьбу пропавшего без вести Терехова И. Н.;
- найти место захоронения прадеда.
Методы исследования:
- беседа с родственниками;
- изучение первоисточников (материалы семейного архива, центрального
архива Министерства Обороны, мемориала ОБД, Книги памяти);
- работа с Интернет – ресурсами;
- знакомство с литературой по проблеме.
2. Основная часть.
Письмо к отцу в 1942-й
Отец мой, без вести пропавший,
почти что не знакомый мне,
уже Тебя я вдвое старше,
и оттого болит вдвойне.
Стольких отцов мы потеряли
и на фронтах, и в лагерях,
что все Отечественной звали
Великую войну не зря.
Мы с мамой слушали все сводки.
Победный отгремел салют...
И вот хожу Твоей походкой
и в зеркале Твой взгляд ловлю.
Ты вечно молодым остался
на редких снимках тех времён.
Твой внук нередко ошибался,
где Ты, где я изображён.
О, если б прозвучало слово
с такою силой волшебства,
чтобы в полях сорок второго
Тебя, такого молодого,
в далёком прошлом отыскать...
Что значит "без вести пропавший"?
Не может человек пропасть!
И мне представить даже страшно
Тебя в последний, смертный час.
Бессчётно без вести пропало
людей в огне тех грозных лет.
Как часто мне не доставало
Тебя, – Твоей вины в том нет.
Как это – "без вести пропавший"?
Как о Тебе пропала весть
и всех, на поле боя павших
и брошенных то там, то здесь?
Спешили без вести пропавших
под подозрением держать:
на мёртвых или в плен попавших
поставлена одна печать.
А кто считал и кто считался
когда-то с жертвами у нас?
Швыряли пушечное мясо
в сраженья пушечною массой,
не оставляя про запас.
Ужасно то, что, как поленья,
сгорали люди без вины,
что пропадали поколенья
без вести и без сожаленья
и на войне, и без войны.
Летят года, десятилетья,
другое время за окном.
Давно не жду вестей в конверте, –
Ты там, в своём сорок втором.
Не знаю, где Твоя могила,
куда печаль свою нести.
Прости, к Тебе не приходил я.
Пожалуйста, за всё прости...
Адольф Берлин
Великая Отечественная война стала не просто суровым испытанием для
всего советского народа, она оставила нам на века страшные страницы
небывалой в истории человечества трагедии. Трагедия эта началась 22 июня
1941 года с катастрофы, невероятной по своему масштабу. Внезапное,
вероломное нападение Германии в нарушение пакта о ненападении 1939
года свалилось тогда на СССР как абсолютно новое явление в военном
искусстве после захвата Европы. Вступление в войну Германии приобрело
характер оглушительного подавляющего удара.
Полное господство
германской авиации, а также атаки со всех направлений не просто
ошеломили бойцов и командиров Красной армии, а повергли буквально в
шоковое состояние. Советский фронт был разорван, расстроен. Благодаря
«котлам» 41-го и 42-го годов немецкой армии удалось захватить в плен
огромное количество советских бойцов и командиров. Несколько миллионов
их стали в те годы одними из самых страшных жертв той войны.
Среди огромной информации о тех трагических и героических событиях
еще остаются «белые пятна». Одной из таких мало изученных страниц
Великой Отечественной войны является вопрос о советских военнопленных в
гитлеровских концлагерях. Эта тема практически не освещается в
художественной литературе, в кино, ее обходят стороной военные историки.
А ведь через ад фашистских лагерей прошли миллионы советских людей.
Война черным своим крылом коснулась и моей семьи. Не пришел с войны
мой прадед Терехов Иван Николаевич. Пропал без вести – эти три скупых
слова не давали покоя его сыну, внуку, а потом и мне, его правнуку.
Сельское кладбище в селе Хитрово. Здесь обрели свое последнее
пристанище мои земляки, среди которых знакомые и незнакомые лица,
молодые и старые. Здесь находится могила моей прабабушки Тереховой
Матрены Васильевны, матери моего деда. На памятнике фотография, где
прабабушка изображена вместе со своим мужем. Они сфотографировались на
память 26 июня 1941 года, в день отправки Терехова Ивана Николаевича на
фронт. Печальное, полное скорби лицо жены, на голове – белый платок,
серьезный, мужественный взгляд мужа. И даты… 1909 – 1943. Эта дата была
для меня загадкой. Значит, мой прадед покоится здесь, в земле родной. Тогда
почему в день Великой Победы о нем говорят , как о без вести пропавшем?
Мой дед Терехов Л. И. рассказал мне, что после войны ходили слухи о том,
что кто-то встречал в самом начале войны его отца на Смоленщине, что там
он получил ранение. Другие говорили, что он погиб, защищая Смоленщину.
Пробовали искать его после войны, но безрезультатно. В семье считали, что
погиб Терехов И. Н. на смоленской земле. Где покоится его прах, никто не
знал. И поэтому решено было на могиле прабабушки установить общий
памятник, чтобы мы, потомки, приходя на могилу прабабушки могли отдать
дань уважения к памяти погибшего героя.
В 1995 году вышла в свет Книга памяти Орловской области. В четвертый
том Книги вошли имена погибших и без вести пропавших жителей четырех
районов: Корсаковского, Краснозоренского, Кромского и
Малоархангельского районов. В ней я нашел данные моего прадеда:
Терехов Иван Николаевич,
русский, род.: в 1909 г.,
РСФСР,Орловская обл., Малоархангельский р-н, с. Хитрово,
призван: РСФСР, Орловская обл., Малоархангельский РВК,
красноармеец, пропал б/в в 06.43 г.,
родств.: жена – Терехова Матрена Васильевна,
прожив.: РСФСР, Орловская обл., Малоархангельский р-н, д. Хитрово
Но этого мне было мало. Ведь об этой информации знала вся наша семья.
А потом я зашел в Интернет на сайт ОБД – Мемориал и нашел ценные
для моей семьи документы ЦАМО (центральный архив Министерства
обороны), рассказывающие о судьбе моего прадеда,
военнопленного
фашистских лагерей шталаг XI-C (311) в Берген-Бельзене и шталаг XIII С в
Хаммельбурге, информацию о военнопленном и немецкую персональную
карту военнопленного Терехова Ивана Николаевича под номером №.12681.
Судьба моего прадеда потрясла меня.
Мой прадед Терехов Иван Николаевич родился 12 сентября 1909 года в
селе Хитрово Малоархангельского района Курской области в крестьянской
семье (с 1934 по 1944 год Малоархангельский район входил в Курскую
область). В 30-е годы 20 века никто не думал о страшной године испытаний.
На селе проводилась коллективизация сельского хозяйства. В 1935 году
уезжает из колхоза «Новая жизнь» первый председатель колхоза, рабочийбольшевик Ильин Н. Н., и колхозники выбирают своего председателя,
местного жителя Терехова Ивана Николаевича, еще молодого, но уважаемого
на селе человека. Он занимал эту должность до начала Великой
Отечественной войны. Коммунист Терехов И. Н., по воспоминаниям
жителей, был честным, строгим, справедливым руководителем. 26 июня 1941
года по устному заявлению прадед уходит на фронт вместе со своими
односельчанами. Проводы были весёлыми: никто не сомневался в быстрой
победе. Молодой председатель лихо отплясывал «барыню», держа на руках
шестимесячную дочь. А девятилетняя дочка и двухлетний сынишка с
любовью смотрели на своего отца. Тогда они ещё не знали, что видят его в
последний раз. Прабабушка проводила своего мужа до ст. Малоархангельск и
не знала, что навсегда. Не получила ни одного письма, хотя одно известие о
муже было. Во время войны вернулся домой в Луковец однополчанин
прадеда. Прабабушка ходила к нему. Он рассказывал, что они попали в
окружение. Началась суматоха. Он предлагал прадеду покинуть позиции,
отступить, уйти в тыл и, воспользовавшись паникой и неразберихой,
вернуться домой. Но прадед был непреклонен. «Я – коммунист, я не имею
права прятаться за спины товарищей, когда мою землю топчет враг!» - эти
слова, переданные его однополчанином, остались в памяти прабабушки на
всю жизнь.
Педантичные фашисты составляли подробные персональные карты
заключенных. Мирная профессия и военная. Отпечатки пальцев. Рост, цвет
волос и глаз. Данные о родственниках. Известна точная дата пленения
Терехова И. Н.. В немецкой персональной карте заключенного под лагерным
номером 12681 отмечено: 20 июля 1941 года, Белоруссия. Можно
предположить, что в шталаг XI-C Берген-Бельзен он попал в числе первых
военнопленных красноармейцев, взятых в плен в Прибалтике и Белоруссии
27 июля или 2, 5 августа 1941 года. Он утаил мирную профессию и выдал
себя за плотника, но утаить воинское звание по каким-то причинам не смог.
Прадед служил в 85 артиллерийском полку в звании младшего лейтенанта. В
шталаге XI-C Берген-Бельзен он, вероятно, пробыл до середины октября
1941 года.
В августе - ноябре 1941 года в шталаге Берген-Бельзен действует
айнзатцкоманда гестапо из Гамбурга, которая проводит проверку
военнопленных. В случае подозрений в личной карте военнопленного могла
появиться запись: "It. Schtiben der Abteilung Abwerh (Ic) vom 4. 9. 40 (G.
Schtiben) vermutlich als russischer Kommisar festgestellt ! " ["отделом абвера Ic
предположительно установлен как русский комиссар". А так как мой прадед
был коммунистом да еще в звании младшего лейтенанта, то он был
отправлен в лагерь для советских военнопленных офицеров.
24 октября 1941 года часть военнопленных, учтенных как офицеры, была
переведена в офлаг XIII D, Хаммельбург. Что касается моего прадеда, то он
до этого лагеря не дошел. А задержался в шталаге XIII С в Хаммельбурге ,
Вероятно, для айнзатцкоманды гестапо младший лейтенант никакого
интереса не представлял. Да и какие военные сведения мог знать мой прадед,
колхозный председатель?!. Он умер 25 января 1942 года в шталаге XIII С в
Хаммельбурге. Эта информация имеется в персональной карте заключенного
под лагерным номером 12681. О причинах его смерти и других русских
солдат можно узнать, если познакомиться с историей концентрационных
лагерей.
Символично, что через 39 лет после смерти в семье его сына 25 января
родится внук, которого назовут в честь пропавшего без вести деда. И еще
одно обстоятельство: в августе 1958 года призывается на военную службу
сын моего прадеда, мой дед, который по октябрь 1962 года будет служить в
Германии, недалеко от Постдама. А в декабре 1989 года отправится в
Германию внук моего прадеда, то есть мой отец, который будет проходить
срочную службу тоже в Германии, недалеко от Лейпцига. Может быть, это
просто совпадение. Но я считаю это судьбой. И мой дед, и мой отец, сами
того не зная, были рядом со своим отцом, дедом. Только не могли они
прийти на его могилу, потому что об этом не знали…
Мой прадед Терехов И. Н. захоронен на германской земле вместе с
другими советскими военнопленными Stalagа XIII C Хаммельбурга.
Название: "Am Felschen"
Адрес: Bonnländer Str., 97762 Hammelburg
Описание: здесь находились Oflag XIII B и Stalag XIII C. Захоронены всего
2987 советских военнослужащих.
Так, проанализировав архивные документы ЦАМО, познакомившись с
историей концентрационных лагерей Stalag XI-C в Берген-Бельзене и Шталаг
XIII-С
в Хаммельбурге, я нашел своего прадеда, нашел место его
захоронения. Теперь у меня есть возможность отвезти горсть родной земли
на могилу прадеда,
который
навсегда остался в чужой земле.
Преклониться перед светлой памятью русских солдат и возложить венок на
братскую могилу.
Что испытали мой прадед и тысячи русских солдат, находясь в лагерях,
говорить трудно и представить себе это невозможно.
Об ужасах фашистского плена свидетельствуют архивные документы,
истории концентрационных фашистских лагерей, фотографии тех лет и
воспоминания военнопленных, оставшихся в живых.
История лагерей
Шталаг 311 (Stalag XI-C) Берген-Бельзен и Шталаг XIII-С
Хаммельбург
Берген-Бельзен (нем. Bergen-Belsen) — нацистский концентрационный
лагерь в земле Нижняя Саксония ФРГ.
Был расположен в миле от деревни Бельзен и в нескольких милях к югозападу от г. Берген. Географически места с названием Берген-Бельзен сейчас
не существует.
Лагерь был создан в мае 1940 как Шталаг 311 (нем. Stalag XI-C) для
военнопленных из Бельгии и Франции. Первоначальное число заключённых
— 600 человек.
В июле 1941 сюда поступили около 20 тысяч военнопленных из СССР, к
весне 1942 18 тысяч из них скончались от голода, холода и болезней (выжило
лишь 2097 человек).
Первые партии советских военнопленных прибыли 21 и 27 июля из
лагерей I военного округа в Восточной Пруссии: офлага 53, Погеген и офлага
52, Эбенроде. Их численность была около 5.000 человек. В течение трех дней
по прибытию они прошли регистрацию в шталаге и всем была сделана
прививка от тифа.
2 и 5 августа в шталаг прибыло около 3.000 человек из офлага 53,
Просткен. В большинстве своём это были красноармейцы, взятые в плен в
Прибалтике и Белоруссии. 8 августа всем прибывшим была сделана прививка
от тифа.
Пленные были размещены на огороженной колючей проволокой
территории под открытым небом. Питание осуществлялось из расчета 1
буханка хлеба на десятерых на сутки (и даже эта "норма" выдавалась не
каждый день). В считанные дни вся трава и кора немногих деревьев в
огороженной колючей проволокой зоне была съедена, а питье из луж
привело к эпидемии дизентерии. Страдания военнопленных усугублялись и
тем, что они находились под постоянным наблюдением сотен зевак из числа
окрестных жителей. На просьбу коменданта лагеря закрыть подъездные
дороги местный бургомистр ответил, что "зрелище не повредит, если
население воочию увидит этих зверей в человеческом облике, подумает и
придет к выводу, что могло случиться, если бы эти бестии напали на
Германию".
В августе - ноябре 1941 года в шталаге Берген-Бельзен действует
айнзатцкоманда гестапо из Гамбурга, которая проводит проверку
военнопленных. В случае подозрений в личной карте военнопленного могла
появиться запись: "It. Schtiben der Abteilung Abwerh (Ic) vom 4. 9. 40 (G.
Schtiben) vermutlich als russischer Kommisar festgestellt ! " ["отделом абвера Ic
предположительно установлен как русский комиссар". В 1941 году в РСХА в
рамках IV отдела (государственная тайная полиция) был создан специальный
сектор IVA Ic, который занимался делами военнопленных. В частности
именно в этот сектор поступали все донесения о казнях, присылаемые
оперативными отрядами СД ]
Все "нежелательные" отправлялись для уничтожения в концлагерь СС
Заксенсенхаузен. Первые сведения о таком переводе датируются 25 сентября.
1941 года.
С августа 1941 года при шталаге начал действовать лазарет для
военнопленных на 770 мест. Наиболее массовые диагнозы: дизентерия и
общий упадок сил (или истощение). Судя по порядковой нумерации
лазаретных карточек с осени 1941 через лазарет ежемесячно проходило не
менее полутора тысяч больных.
18 сентября 1941 года из шталага 321 (XI D), Эрбке прибывает группа
военнопленных в распоряжение комендатуры шталага 311 [Arb. Kdo.
Kommandantur, Bergen]
С 4 по 8 октября в Берген-Бельзен прибыло около 10.000 советских
военнопленных, в том числе и из шталага 333, Острув-Венгровски. Общая
численность шталага 311 (XI C), Берген-Бельзен достигает 18.000 человек.
11 октября часть военнопленных переводится в шталаг XI A,
Альтенграбов и в шталаг 321 (XI D), Эрбке.
С начала октября часть военнопленных направляется в рабочие команды
№№ 30, 59, 81, 87, 106, 144. [Их месторасположение невыяснено.]
23 октября 1941 года имеются сведения о переводе в 151 рабочестроительный батальон советских военнопленных [Sowjkgf. Bau u. Arb. Batl
151, Altengrabow].
24 октября часть военнопленных, учтенных как офицеры, была переведена
в офлаг XIII D, шталаг XIII С Хаммельбург.
24 октября часть военнопленных была передана в распоряжение полевой
почты 41321 [F. P. 41321]. [Месторасположение и характер объекта
неизвестны.]
9 и 30 октября 1941 года отобранные, как "нежелательные элементы",
военнопленные передаются в СД. По сведениям мемориала в БергенБельзене их точное количество неизвестно и может составлять от 300 до
более 500 человек. В личных документах военнопленных ставился штамп
"30. 10. 41 SD ьbergeben" без указания каких-либо причин.
30 октября в Берген-Бельзен прибывает около 1.000 военнопленных.
8 и 10 ноября в Берген-Бельзен прибывает последняя партия
военнопленных около 1.000 человек, взятых в плен под Вязьмой и Ельней.
(Последний известный зарегистрированный номер военнопленного: 311 - 21
109.)
25 ноября, судя по массовым отметкам в документах, администрация
лагеря проводит нечто похожее на попытку выявления и учета
военнопленных, реально находящихся в шталаге.
В начале декабря 1941 года из-за угрозы возникновения тифа часть
военнопленных [предположительно находящихся в рабочих командах за
пределами лагеря] переводится в шталаги XI A, Альтенграбов и XI B,
Фаллингбостель и другая группа из Фаллингбостеля прибывает в БергенБельзен. С началом эпидемии лагерь закрывается на карантин.
По свидетельству Давлетшина Тамурбека, бывшего писарем при лазарете,
люди умирали как мухи до 200 человек в день. Аналогичная обстановка была
в близлежащих шталагах 321 (XI D), Эрбке и XI B, Фаллингбостеле.
К весне 1942 года в Берген-Бельзене погибло около 13.500
военнопленных, их хоронили в километре от лагеря у Херстена в братских
могилах.
По
данным
Нижнесаксонского
национального
центра
политического образования (ФРГ) с ноября 1941 по февраль 1942 года от
голода, холода и эпидемии тифа в шталаге № 311 (XI C), Берген—Бельзен
умерло около 18.000 советских военнопленных.
15 апреля и 18 мая 1942 года часть военнопленных арестовывается
службой СД.
В мае 1942 года в лагере осталось в живых 2 069 военнопленных.
Лазарет в Берген-Бельзене был расширен до 1 200 мест и продолжал
существовать как центральный лазарет для советских военнопленных в XI
военном округе до января 1945 года. Отделения лазарета всегда были
переполнены. За это время в нём умерло более 6 000 человек.
В июле 1942 года шталаг в Берген-Бельзене был превращён в филиал
шталага XI B, Фаллингбостель.
В апреле 1943 лагерь для военнопленных был закрыт и преобразован в
концентрационный лагерь для временного содержания (Aufenthaltslager) тех
узников, которые владели иностранными паспортами и которых можно было
обменять на пленных германских поданных, содержащихся в лагерях
союзников. Статус концентрационного лагеря получил 2 декабря 1944 года.
Секция для больных заключённых, кто не мог уже больше работать в
трудовых лагерях, была создана в марте 1944 года. В 1945 году, когда уже
стал очевидным конец Второй мировой войны, в Берген-Бельзен были
переведены заключённые из других лагерей, хотя Берген-Бельзен не был
оборудован для приёма такого количества узников.
В лагере не было газовых камер. Но за 1943—1945 здесь умерли около 50
тысяч заключённых, свыше 35 тысяч из них — от тифа за несколько месяцев
до освобождения лагеря. Так, из-за начавшейся эпидемии тифа в декабре
1944 года умерло 350 человек. В январе количество умерших достигло 800—
1000 человек, в феврале — 6000-7000, в марте — 18168, в апреле — 18355.
Среди умерших был чешский художник и писатель Йозеф Чапек, Анна
Франк (Anne Frank) и её сестра Марго (Margot Frank).
В феврале 1945 ситуация в лагере стала катастрофической из-за
вспыхнувшей там эпидемии тифа. 1 марта комендант лагеря Йозеф Крамер
послал группенфюреру СС Рихарду Глюксу (Richard Glücks), главе
администрации концентрационных лагерей, письменную просьбу о помощи в
решении продовольственных и иных проблем. Лагерь был добровольно сдан
союзникам и оставшиеся в живых были освобождены 15 апреля 1945 11-й
дивизией Британских вооружённых сил. В течение двух недель после
освобождения умерло 9000 человек, а к концу мая — ещё 4000.
Лагерь Хаммельбург представлял для гестапо особый интерес. Именно в
это время формировался знаменитый лагерь ΧΙΙΙ –го округа – офлаг ΧΙΙΙ D.
Часто офицеры скрывали свое истинное звание и когда это открывалось, они
переводились из лагеря ΧΙΙΙ C в офлаг ΧΙΙΙ D, а затем - в Дахау. Уничтожение
же офицеров шло массовым порядком. До лета 1942 года в КЦ Дахау было
уничтожено 1110 офицеров, которые были присланы из Хаммельбурга.
Еще когда в 13-ом округе был размещен только офлаг XIII D, с августа
1941 года, тут уже работала особая группа (айнзацкоманда) нюрнбергского
гестапо. Ни на одной офицерской или рядовой карточке из XIIIC или XIIID
нет
надписи,
что
направили
в
гестапо
Веймар.
Гестапо Веймар своим любимым детищем имело КЦ Бухенвальд.
... отделениям в гестапо было предписано проводить проверку контингента
с целью выделения а) евреев, б) политруков и фанатичных коммунистов, в)
тех, кто оказывал сопротивление команде и вообще, представлял проблемы.
Как показывал в 1947 году Отто Олер (Οhler), криминалинспектор, было
отобрано от 100 до 160 человек, которые были отправлены в Дахау. Всего же
до 24 января 1942 года в XIII C было проверено 10 760 военнопленных, из
которых «отсортированы» 13%
Воспоминания очевидцев
Свидетельство очевидца: «На следующий день мы добрались до места
назначения и вышли из вагонов недалеко от Брауншвейга. Окруженные
конвоем, босые и раздетые, под дождем, шли мы по мокрому асфальту. По
обочинам дороги возвышались яблони. Слабовольные не выдерживали
соблазна, бросались к яблоням. Гремели выстрелы. Так не поступают даже с
бродячими собаками, атакующими помойки.
Вот и лагерь. Он называется Берген-Бельзен. Здесь было много бараков.
Мы надеялись, что мученье под открытым небом окончится. Напрасная
иллюзия! Нас загнали (вот именно загнали!) в специально отгороженный
колючей проволокой загон. Над проволокой караульные вышки. Их много.
Они стояли почти через каждые пятнадцать метров. Мысль о побеге
пришлось выбросить. Мы снова под открытым небом. Надо сказать, в
северной части Германии сентябрьские ночи не балуют теплом. Они
холодные и дождливые. Только лишь гораздо позже разрешили построить
шалаши из сосновых веток.
В лагерь часто заходил худощавый, с лисьими повадками немец. Его звали
господин Крамм. В прошлом учитель, теперь он возглавлял бергенбельзенское отделение разведки Абвер. Ровно через пятнадцать дней
появилось краммовское творение: новая зона, куда стали выдергивать евреев,
политруков и комиссаров. Она быстро начала заполняться.
А краммовское владение — «особая зона» — все пополнялось и
пополнялось новыми заключенными […] В это время в особой зоне
происходило нечто невообразимое. Заключенных построили в небольшие
колонны и опутали колючей проволокой, словно это были не люди, а
большие тюки. В одну из таких колонн попал наш комиссар.»
Михаил Иванович Чернышев
Свидетельство очевидца: «26 сентября 1941 года прибывает 654 русских
из нескольких шталагов. Одеты в гражданские обноски, их собственная
форма отобрана раньше.»
Эмиль Бюге, узник КЛ Заксенхаузена
Свидетельство очевидца: «Вот и ноябрь тысяча девятьсот сорок первого
года. Почти каждое утро я вижу до отказа набитый номерами фургон,
шествующий к большой вырытой яме — это берген-бельзенская могила
советских людей. Ее зароют только тогда, когда она наполнится до отказа.
Тогда номера [имеется ввиду личный номер военнопленного, который
использовался немцами вместо имени и фамилии пленных], охраняемые
конвоем, роют другую яму, и так без конца.
В берген-бельзенском лагере очень много пленных. У пленных в грязной
одежде развелось столько вшей, если снять одежду и положить в кучу, она
будет шевелиться. Солома, на которой мы спали, напоминала большое
муравьиное гнездо. […]
Начались холодные дни с осенними дождями. Каждый из нас чувствовал
приближение зимы, а вместе с нею приближение медленной смерти. Мы
помогали друг другу чем могли, и все-таки смерть косила и косила наших
товарищей. […]
Наконец нам выдали на пять человек по одному хлопчатобумажному
одеялу. Это в какой-то мере облегчало наше страдание от холода, но не
спасало от голодной смерти. Одна беда следовала за другой. Немцы
пристрастились почти каждую ночь при помощи овчарок выгонять нас из
шалашей под предлогом проверки.»
Михаил Иванович Чернышев
Свидетельство очевидца «Не смерть является самой тяжкой участью
людей на войне, а обесчеловечивание их, низведение их до состояния
животного, прежде чем они умрут. Я был свидетелем этого страшного
процесса - постепенного обесчеловечивания людей. Попав под Новгородом в
плен к немцам вместе с тысячами других, я перебрасывался из лагеря в
лагерь, был в Порхове, Риге, Тильзите, Фаллингбостеле, Берген-Бельзене и
видел, как люди по мере передвижения на запад, под влиянием тяжелых
условий жизни теряли человеческий облик. Люди, которые во время
многодневного этапа без пищи и воды под конвоем немецких солдат от
Новгорода до Порхова делили свою шинель ночью с теми, кто ее не имел,
плакали, как дети, при смерти товарищей, делили с другими по чайной ложке
имевшуюся у них воду и помогали друг другу всем, чем могли, эти самые
люди в Берген-Бельзене ели друг друга»
И. Иделов
Свидетельство очевидца «А утром в лагерь зашел фельдфебель. От него
пахло винным перегаром. Он построил жильцов нашего шалаша и выбрал из
них десять человек. В это число попали я, Алексей и Сашка. Подвел он нас к
кухне и приказал повару налить нам по большому французскому котелку
брюквенного супа. Я чувствовал, что за такую щедрость мы чем-то должны
заплатить фельдфебелю. Но чем? Вскоре все стало ясно. Фельдфебель подвел
нас к лагерному моргу, наспех сбитому из сырых сосновых досок, и завел
внутрь. Здесь навалом лежали раздетые донага трупы. Они посинели и скорее
напоминали безобразную свалку человеческих скелетов, обтянутых
оболочкой грязной, шершавой кожи. Фельдфебель приказал нам нагружать
трупы на фургон.
Страшная работа! Мы обращались с умершими, как с живыми. Старались,
чтобы они не ударились о железные соединения фургонов. Мой взгляд
остановился на крепко сжатом кулаке трупа. Я разжимаю окостеневшие
пальцы и вижу миниатюрную фотографию девушки. Она красивая, эта
девушка, и улыбается, а мне хочется плакать. На обратной стороне читаю:
“Имея копию, не забывай оригинал».
Михаил Иванович Чернышев
3. Заключение.
В одной из книг мне встретились слова: «Нет ничего страшнее того, что
люди делали с людьми». То, что я узнал об этой странице войны, не может
оставить равнодушным нормального человека. Это страшно. Это ад, который
сотворили люди, считающие себя цивилизованными. Мы должны помнить о
концлагерях, чтобы такое не повторилось. Мы должны помнить о тех, кто не
пришел с войны, кто навсегда остался в чужой земле.
По статистике, которая велась в нашей стране, в годы войны попали в
фашистский плен более 4,5 млн. граждан СССР (по статистическим данным
Германии - 5,7 млн. человек). Причины пленения были самыми различными.
По всей видимости, Германия включила в это число и так называемых
перемещённых лиц. Это было в основном гражданское население
оккупированной территории СССР.
Судьба этих людей была
трагичной. С подачи Сталина на них
закрепилось клеймо «предатели». Вырвавшись из фашистского плена, они
попадали в объятия ГУЛАГА. Репрессиям подвергались их родственники и
дети. Глубокий страх засел в душах этих людей. По возможности они меняли
фамилии и давали себе обет молчания на всю оставшуюся жизнь. Эта
страница истории наглухо была закрыта. Об этом не говорилось и не
писалось. Но это вовсе не значит, что мы не должны об этом знать.
Мой прадед Терехов Иван Николаевич прошёл через 2 фашистских
концлагеря. Шесть месяцев, проведенных в них, думается, были для него
адом. Он умер в плену, в котором оказался в силу сложившейся боевой
обстановки, но не утратил свою честь и достоинство, не изменил Родине.
Преклоняюсь перед его светлой памятью и буду вечно хранить эту память.
Теперь моя семья знает трагическую судьбу своего отца, деда. Прадеда
Терехова И. Н., знает место его захоронения.
4. Список литературы и источников.
1. Книга памяти, том 4, Орелиздат, 1995
2. Центральный архив Министерства обороны
2. Объединенная база данных «Мемориал» // http://www.obdmemorial.ru/Memorial/Memorial.html
4. Михаил Иванович Чернышев, Побег из Маутхаузена, «Урал» 2005, №5 //
http://magazines.russ.ru/ural/2005/5/che6-pr.html
5. http://www.bergen-belsen.de/en/
6. http://www.bergenbelsen.de/de/zurgeschichte.htm
7. Фотографии американского фотографа George Rodger
8. Фотография из семейного архива
9. Адольф Берлин, Письмо в 42-ой
5. Приложение.
Терехов Иван Николаевич (16.09.1909г. – 25.01.1942 г.)
Страница из Книги памяти
Информация о военнопленном из ЦАМО
Фамилия Терехов
Имя Иван
Отчество Николаевич
Дата рождения 12.09.1909
Место рождения Курская обл., Хитрово
Лагерный номер 12681
Последнее место службы
85 АП
Воинское звание мл. лейтенант
Дата пленения 20.07.1941
Место пленения Белоруссия
Лагерь
шталаг XI C (311)
Судьба
погиб в плену
Дата смерти
25.01.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации
Картотека военнопленных офицеров
Персональная карта военнопленного Терехова И. Н.
Шталаг 311 (Stalag XI-C)
Фотографии George Rodger. Шталаг 311 (Stalag XI-C)
Американский фотограф George Rodger, англичанин по происхождению, во
время войны работал в "Таймс", и прибыл в Берген-Бельзен после 5 дней его
освобождения, санитарная команда уже работала, но он потом заявил, что
этот концлагерь изменил его отношение к его фотографии, он понял, что
фотография может быть свидетелем против цензуры, хотя и может нести
само-цензуру автора.
Фотография George Rodger. Шталаг 311 (Stalag XI-C)
Фотография George Rodger. Шталаг 311 (Stalag XI-C)
Захоронение советских военнопленных в Stalagе XIII C
Hammelburg
Название: "Am Felschen"
Адрес: Bonnländer Str., 97762 Hammelburg
Описание: здесь находились Oflag XIII B и Stalag XIII C. Захоронены всего
2987 советских военнослужащих и 44 - военнопленных времен 1 мировой
войны.
Здесь покоится прах моего прадеда Терехова И. Н.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа